Разговоры о жизни 12

Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор о необходимости воспитания самостоятельно мыслящих управленцев, что невозможно в современной школе и системе образования, качестве управления, высоких зарплатах управленцев, вырождении человечества в техническом прогрессе, научной несостоятельности экономики, предательском либерализме, необходимости научных чисток и разных путях глобализации.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Разговоры о жизни 12

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_12

 

Михаил Величко - кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Во всех этих беседах я избегал того, чтобы в ряде случаев оглашать те или иные выводы из того, что я говорю. Просто останавливался на том рубеже, за которым надо сделать вывод и переходил к какому-то другому вопросу. Почему? Потому что нам не нравится, когда люди мыслят готовыми к употреблению чужими мнениями тех людей, кого они возвели в авторитеты. Нормальное человеческое общество – это общество людей, которые чувствуют жизнь, самостоятельно думают и приходят к тем или иным выводам о том, как жить дальше, как устранять проблемы, унаследованные от прошлого и в чём суть этих проблем.

 

Я ссылался на Библию, Коран, другие писания, не приводя точных цитат. Кого интересуют точные цитаты, то в материалах Концепции Общественной Безопасности есть все эти цитаты с точным указанием, откуда, что взялось. То же самое и касается того, что я ссылался на некоторые факты, не приводя тех источников, откуда стали доступны сведения об этих фактах. Тоже всё есть в материалах Концепции Общественной Безопасности, в книгах все факты упомянуты с указанием тех источников, откуда они взяты.

 

То есть, реальность такова, что мы живём в такое время, что личностная культура психической деятельности подавляющего большинства людей страдает таким пороком, как подмена памяти о реальных событиях играми воображения на тему прошлого. Поэтому никакие беседы и лекции не могут быть основанием для того, чтобы человек сказал, что теперь я знаю по этой проблеме либо всё, что мне надо, либо необходимый минимум, который позволяет работать с этой проблемой. В современных условиях любые лекции, беседы, проповеди, они могут только указать на реальный или мнимый факт существования каких-то проблем. Но для того, чтобы иметь адекватное представление об этих проблемах каждый человек должен прочувствовать жизнь, увидеть эти проблемы в жизни, если они реальны. Либо признать их иллюзорность, если кто-то пал жертвой собственной мнительности беспочвенных фантазий. Поэтому то обстоятельство, что этот цикл лекций и бесед записан, это только повод для того, чтобы некоторое количество людей, которые это посмотрят, обратились к жизни, как таковой и подумали над смыслом жизни человечества и своим собственным смыслом.

 

Прошлый раз я говорил о глобальном историческом процессе и излагал ту вещь, что концепция глобализации в этом глобальном историческом процессе есть. Эта концепция выражена в Библии, как доктрина скупки мира на основе монополии на ростовщичество. И что это не является результатом действия социальной стихии, а это продукт деятельности иерархии древнеегипетского жречества, которая в своё время скурвилась и захотела безраздельной власти над миром от имени Бога. И то, что всё это восходит к предыстории, а предысторией является устойчивый фашизм на расовой основе, который судя по древнегреческим и другим мифам, стал нормой жизни предшествующей глобальной цивилизации, которая погибла в геофизической катастрофе (тоже глобальной) где-то около тринадцати тысяч лет тому назад. Тем самым, освободив человечество от того фашизма, предоставив возможность построить цивилизацию глобальную на иных принципах.

 

Тем не менее, доминанта глобального исторического процесса это деятельность, направленная на возрождение, возобновление того, что было в прошлой глобальной цивилизации, и воспроизводство тех пороков, которые привели её к гибели. И соответственно встаёт об альтернативе: как жить дальше и как относиться к глобализации. В последние двадцать лет появилась такая субкультура, как анти глобалисты. Чем анти глобалисты недовольны? Анти глобалисты недовольны глобализацией вообще. То есть, сталкиваясь с негативными последствиями глобализации на основе Библейской доктрины, они думают, что это единственно возможный вариант глобализации, или вообще не думают и пытаются отсидеться в своих национальных культурах, превратив их в крепости, которые должны защищать каждую из них от проникновения иных национальных культур, конфессиональных культур.

 

Реальность такова, что глобализация это процесс объективный - он неизбежен в силу биологического единства человечества. И кроме того в глобализации далеко не последнюю роль играют процессы, которые подконтрольны людям, вообще не думавшим о глобализации. Давайте смотреть: все знают песню "Миллион алых роз". Если обратиться к тому, как она соотносится с глобализацией, то в основе - случай из жизни грузинского художника Пиросмани и некой французской актрисы. Далее появляется Раймонд Паулс, который обрабатывает мелодию национальной латышской песни. Поёт всё Алла Пугачёва на русском языке, на стихе русскоязычного поэта. Кто из них думал о глобализации? Никто. Но, тем не менее, вне процесса глобализации эта песня появиться не могла в принципе.

 

И таких событий в истории много, когда глобализация реально свершается теми людьми, которые о ней и не думают. А после того, как в двадцатом веке средства массовой информации и коммуникации стали доступны широким массам, туризм стал нормой жизни, миграция населения на постоянное место жительства в другие регионы планеты тоже обрела достаточно весомый в статистике характер, то глобализация просто обнажилась, как процесс. Хотя она суть истории на протяжении всей памятной истории человечества и предыстории человечества тоже. Предыстория – это то, что было, но то, чего мы не помним. Поэтому получается так, что коли глобализация объективна, неизбежна, а та конкретная глобализация, которая реализуется на основе Библейской доктрины скупки мира, не устраивает очень многих, то альтернативой этой глобализации может быть только глобализация на основе иной концепции.

 

Иной, в каком смысле?

- Иной по своим нравственным ориентирам, идеалам.

- Иной по принципам построения социальной организации.

- Иной по принципам построения экономики и взаимодействия цивилизации с природной средой.

 

Если смотреть на глобализацию с таких позиций, то развёртывание альтернативной концепции надо начинать с осознания не очень сложных для понимания идей.

Первое: человечество – часть биосферы. Это означает, что существуют объективные закономерности, которые регулируют взаимодействие всех видов в биосфере друг с другом, и взаимодействие биосферы с объемлющими её геологическими процессами планеты и процессами в космосе. Что мы знаем из учебников об этих закономерностях? Ничего. Как строится политика в соответствии с ними? Политика строится вопреки им. Простейший пример – перевод стрелок часов на два часа вперёд астрономического времени. Ритмика суточного вращения земли, ритмика годового вращения земли вокруг солнца, - она задаёт биоритмы всей атмосфере. Плюс к этому ещё луна крутится вокруг земли и своим гравитационным полем и прочими полями оказывает воздействие на то, что происходит на земле. И по логике вещей человечество должно жить в этой ритмике.

 

Но у некоторых деятелей не хватает ни чувствительности, ни ума для того, чтобы не переводить стрелки часов на два часа вперёд. А у других деятелей, не хватает ни чувствительности, ни ума для того, чтобы вернуть стрелки часов к астрономическому времени. И мы же будем жить всё равно на час вперёд астрономического времени. Это один из показателей.

 

Другой показатель - стягивание населения в города-миллионники, где мутагенные факторы настолько мощные, что воспроизводство биологически здорового населения в принципе невозможно. Кроме того, человечество – это специфический биологический вид, отличный от всех других биологических видов в биосфере. Это означает, что есть биологические закономерности, которые характеризуют именно человека, как биологический вид. И жизнь цивилизации тоже должна строиться в соответствии с этими закономерностями.

 

Что здесь наиболее значимо? Наиболее значима конкретика раскладки программ инстинктивного поведения и особенности психологии каждого из полов. Культура должны строиться в соответствии с ними, учитывать их, а не действовать вопреки. Что реально происходит? Реальность такова, что психология мальчиков и девочек разная. Способ понимания и восприятия информации в подростковом возрасте разный. И соответственно, если мы хотим, чтобы и мальчики и девочки получили хорошее образование, обучение, по большинству предметов должно быть раздельным. Просто в силу того, что способы мировосприятия разные и соответственно подача информации тоже должна быть разной.

 

Дальше. Гиподинамия убивает и калечит. Наша школа – это школа, которая калечит всех гиподинамией. Статистика показывает, что дети не растут в период учебного года. Почему? Потому что есть гиподинамия. Дети растут на каникулах. Но есть одно исключение. Владимир Филиппович Базарный создал педагогическую систему, которая исключает гиподинамию из учебного процесса и ориентирована на раздельное обучение мальчиков и девочек по большинству предметов. Есть исключение: гуманитарные предметы, которые надо знать для того, чтобы всё-таки человечество это двуполый вид, а не два вида, которые должны враждовать друг с другом. Поэтому что-то должно осваиваться в общении мальчиков и девочек в процессе учёбы.

 

Программа, система получила сертификацию. Это единственная в настоящее время система, которая имеет сертификат о том, что она безопасна и полезна для здоровья детей. Тем не менее она не стала нормой жизни, а Минобр науки по-прежнему продолжает убивать и калечить детей гиподинамией. Плюс к этому, по сути, идиотская система тестирования, которая ориентирована на построение учебного процесса таким образом, чтобы подавлять творческий потенциал и вырастить дебила, который единственное что может - кое-как выбрать меню в компьютерной программе.

 

Человечество – это один из биологических видов, который несёт культуру. Культура - это вся информация и алгоритмика, которая передаётся от поколения к поколению помимо генетического механизма биологического вида. Культура вариативна. Что это означает? Это означает, что общество в состоянии построить культуру, которая убьёт его в течение жизни двух-трёх поколений. И общество в состоянии построить культуру, опираясь на которую оно будет жить в гармонии с природой, практически в автоматическом режиме. И это высвободит творческий потенциал общества для решения каких-то других задач и создания некого нового качества жизни.

 

Соответственно существуют социокультурные закономерности, которые тоже надо знать для того, чтобы не убить общество методом культурного сотрудничества с кем-либо из его геополитических конкурентов. Что здесь? Здесь господство либерализма, когда норма – это беспредельное разнообразие. Эта неопределённость нормы не позволяет различить деградацию и развитие. В результате чего открываются широчайшие ворота для деградационных процессов, и в результате массовой деградации населения общество и государство испытывают уйму проблем.

 

Дальше. Реальность такова, что мы не можем жить в природной среде, не защищаясь от неё техносферой. По крайней мере, не можем жить при той культуре, которую мы создали и которая во многом блокирует наш генетически заложенный потенциал развития. Техносфера создаётся в ходе экономической деятельности, и соответственно существуют определённые закономерности, связанные с этой экономической деятельностью.

- Следование этим закономерностям в принципе позволяет обеспечить экономически жизнь каждого человека, каждой семьи, всех тех, кто готов честно, добросовестно участвовать в общественном объединении труда.

- А нарушение этих закономерностей ведёт к тому, что общество может просто вымереть от голода.

 

Что можно сказать о нашем образовании в области экономики и финансов?

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ): Ничего хорошего.

 

Михаил Величко: Будут цитаты. Цитаты самого высокого уровня. Лившиц Александр Яковлевич, ныне покойный. Помните, программу "Спросите у Лившица"? В прошлом - помощник Президента Ельцина по вопросам экономики. Далее - вице-премьер правительства России, министр финансов, потом член совета директоров ряда холдингов. В одном из интервью он выдал фразу: "Экономика однако, как женщина, разве её поймёшь?" Понимаете, если с единых позиций подходить к экономике, как науке и к сопромату, как к науке, то научная состоятельность сопротивления материалов выражается в том, что механизмы работают, дома, мосты стоят.

 

Если что-то сломалось, то виноват не закон Гука, на основе которого построен сопромат.

- А виноват какой-то олух, который не смог освоить сопромат в ВУЗе, и не смог правильно рассчитать некую конструкцию. Например, волгоградский мост, который под действием ветра начал плясать.

- Либо виноваты строители и эксплуатационники, которые нарушили технологию, в результате чего объект оказался менее прочным, чем должен был быть.

- Либо эксплуатационники виноваты, которые вогнали объект в нерасчётный режим функционирования, где он сломался.

 

То есть к сопромату, как к науке у нас не может быть никаких претензий, потому что его научная состоятельность подтверждается житейски повседневно. А если предположить такую ситуацию, что приходит студент сдавать экзамен по сопромату и начинает: "Профессор, механика сплошных сред, как женщина. Разве её поймёшь?" Профессор столбенеет и говорит: "Молодой человек, то, что вы сказали, это эпохально! Вы заслуживаете не только отличной оценки, но и учёной степени кандидата, нет, даже доктора наук". А ведь, афоризм, выданный Лившицем, он на уровне этого студента-двоечника, который пришёл сдавать экзамен и заявляет, что "профессор, механика сплошных сред, как женщина, разве её поймёшь". Разница только в том, что с Лившица некому было спросить за этот афоризм.

 

Потом появился Аркадий Владимирович Дворкович, носитель трёх экономических образований разных ВУЗов. Выступая в Академии народного хозяйства имени Плеханова перед студентами в 2009 году, он обронил такую фразу: "Экономистов придумали для того, чтоб на их фоне хорошо выглядели синоптики". Эта фраза такова, что с одной стороны она тоже говорит о развитости экономической науки и её состоятельности, как науки. А с другой стороны, она характеризует кругозор Аркадия Владимировича, который тоже в прошлом был советником президента по вопросам экономики, а ныне вице-премьер правительства России.

 

Дело в том, что в истории нашей страны было два очень умных и широко эрудированных человека, которые внесли свой вклад в развитие ряда научных дисциплин. Это адмирал Степан Осипович Макаров и генерал-лейтенант корпуса корабельных инженеров академик Алексей Николаевич Крылов. Вот к ним возводится такой афоризм, возможно, потому что они были друзьями, и была общность идей определённая. Афоризм звучит так: "К точным наукам я отношу математику, астрономию, навигацию. К неточным – астрологию, хиромантию, метеорологию".

 

Сам не зная того, Аркадий Владимирович стал жертвой этого афоризма потому, что экономика оказалась в списке после метеорологии, которой предшествует хиромантия. Но если говорить о научной состоятельности, то это показатель того, что, по крайней мере, с начала реформ 90-х годов внутренняя российская власть над нашей экономикой, над нашим народным хозяйством лежит в руках людей заведомо не компетентных. Потому что ежели бы, они были компетентны, то такого рода афоризмов мы бы не знали. А если бы экономическая наука была развита на уровне сопромата хотя бы (там тоже есть свои нерешённые проблемы), и политика действительно была бы направлена на благо населения, а не на благо олигархии, прежде всего транснациональной глобальной олигархии, то никаких экономических проблем в России быть бы не могло. Потому что практика - критерий истины. Если наука – это наука, то её результат должен выражаться в благих плодах, которые приносят в деятельность на основе её научных теорий и развитых на основе теорий моделей. Если деятельность вроде как научно обоснована, а результаты дрянь, то ревизию надо начинать не с того, сколько украла Васильева, мошенничала она или нет. Ревизию надо начинать с Академии наук, с отделений общественных наук, задаваясь вопросом: кто там пустобрёх и демагог, а кто действительно имеет за душой некие научные знания? И тогда возникает вопрос: почему эти знания не реализованы в образовательных стандартах. То есть ревизия переходит в Минобр науки, и в конечном итоге она приводит к вопросу: кто дурак, а кто враг народа?

 

А дальше, если смотреть на совокупность этих пяти закономерностей категорий, пяти категорий объективных закономерностей: общебиосферные, социокультурные, экономические, то что ещё остаётся? Ещё остаётся этика, которая выходит за пределы общества. И она выражается в ноосферно-религиозных закономерностях. Мы живём в обществе, где религия сама по себе, наука сама по себе, деятельность людей сама по себе, а этика якобы локализована только в пределах общества.

 

А реальность такова, что если посмотреть в историю, то получается так, что те политические силы, которые склонны к нарушению этических закономерностей или пытаются навязать людям глубоко порочные, нравственные стандарты и соответствующую этику, им в критических ситуациях по каким-то причинам систематически не везёт. То есть ноосфера и всевышний, они тоже оказывают реальность на жизнь общества. Один из последних примеров: гадюки покусали украинский спецназ – это ноосферное явление, гадюки тоже часть ноосферы. Украинский спецназ, работая на нацизм, вступил в конфликт с ноосферой, а не только с населением Донбасса и Луганщины, поэтому гадюки покусали.

 

Кто-то может считать, что всё сказанное – глупость, это так просто ребятам не повезло. Но оппонентам ведь повезло - их спецназ гадюки не покусали.

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны этот спецназ потом идёт и убивает какое-то количество людей, и за это он отделывается только некоторыми укусами. То есть в общем, если мы рассматриваем ситуацию, вреда он наносит больше, чем он получил возмездие.

 

Михаил Величко: В Коране есть такие слова: "Если бы бог взыскивал с людей за всё то, что они делают, на земле бы не осталось ни одного живого существа".

 

Артём Войтенков: Это как взыскивать.

 

Михаил Величко: Это одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса, если опять же говорить об Украине, то в советские времена они там за горилкой и салом с чесноком по тихому мечтали о том, чтобы выйти из-под власти политбюро, всего этого маразма старцев, и зажить самостийностью. Благо природные условия и экономика Украины позволяют жить лучше, чем жили в Советском Союзе, если бы было поднято качество управления.

 

Проголосовали за декларацию самостийности и начали строить самостийную государственность. Двадцать три года - это срок вполне достаточный для того, чтобы построить государственность, способную к решению проблем, и если не устойчивому воспроизводству себя в дальнейшем, то хотя бы к модификации в соответствии с новыми вызовами времени.

 

Давайте считать:

- 17-ый год – крах государственности российской империи.

- 40-ой год – советская власть вполне дееспособна для того, чтобы отразить гитлеровскую агрессию.

Сроки сопоставимы, а здесь что?

 

Мысль на тему о том, что "кто не скачет, тот москаль", она неконструктивна по отношению к строительству государственности. Но пока вся эта бандеровщина после 91-го года стремилась к власти, изрядная доля населения Украины считала, что их это не касается. Что есть бандеровцы, "свидомые", какие-то психи, которые придумывают собственную историю, ну и что на них обращать внимание, если они не составляют большинство общества и не весомы особо в политике. Были не весомы, теперь весомы.

 

Далее встаёт вопрос о "невинных детях". Понимаете, человечество едино в череде поколений и доброта и любовь, она проявляется не только по отношению к ныне живущим, она проявляется и в заботе о том, чтобы будущее наших детей и внуков было лучше, чем наше и наших предков. Поэтому отцы, матери, деды, бабки тех детей, которые страдают в этом украинском кошмаре, они несут прямую ответственность за то, что происходит сейчас на Украине. Потому что отговорки на тему о том, что "я человек маленький, от меня ничего не зависит", - они приходят к вопросу: "А что ты сделал лично для того, чтобы не быть человеком маленьким, и чтобы от тебя что-то зависело в том, чтобы сделать жизнь твоей страны и жизнь человечества лучше?"

 

Большинство считает, что постановка такого вопроса некорректна. Она корректна, потому что в способности ответить на этот вопрос каждого гражданина и выражается то, что либералы называют гражданским обществом. Хотя если граждане способны ответить на этот вопрос, это уже не либерализм, это совсем другое общество.

 

Получается, что пять категорий закономерностей: общебиосферные, специфически видовые человека, социокультурные, ноосферно-религиозные и экономические - они каждая охватывает свою сферу деятельности, но последствия того, что закономерности каждой из групп реализуются, они имеют последствия и в других сферах деятельности. И, соответственно, возможны конфликты между разными категориями закономерностей. Какие конфликты? Например, развитие медицины в том виде, в каком оно имеет место, подрывает генетическое здоровье биологического вида. Но, тем не менее, медицина работает на инстинкт самосохранения каждого, индивидуальный инстинкт, и тем самым возникает конфликт между специфически видовыми закономерностями и их культурными оболочками и обще-биосферными закономерностями. То есть в обществе должна быть некая грань, когда медицина говорит, что "нет, ребята, в эту проблематику мы не вмешиваемся, человек должен тихо, спокойно умереть, мы можем только облегчить его страдания". Либо же другой вариант: "этот человек не должен передавать дефективные гены своим потомкам и, соответственно, никакого искусственного оплодотворения и так далее и тому подобное, быть не должно". Но, тем не менее, общество считает так, "что хочу, то и ворочу", а если возникают какие-то проблемы, то потомки эти проблемы некоторым образом разгребут.

 

В общем, получается так, что всей совокупностью процессов связанных с каждой категорией закономерностей надо управлять. И это приводит к тому, что есть объективные закономерности управления вообще и они едины.

- Едет ли ребёнок на трёхколёсном велосипеде.

- Либо несколько государств организуют какие-то совместные действия для осуществления комплексного проекта, в результате которого они должны все получить тот или иной политический эффект.

 

Что для нас сейчас наиболее актуально? Для постсоветского пространства.

 

Артём Войтенков: Собирание вместе тех осколков.

 

Михаил Величко: Собирание вместе - это только часть. А реальность такова, что всё-таки неплохо оживить Аральское море. Но в условиях либерально-рыночной экономической модели, к которой привержены все эти государства, к нему примыкающие – это невозможно. Это означает, что катастрофа там будет только развиваться, нанося дальнейший социальный и экономический ущерб населению всех сопредельных государств, и, может быть, даже ставя некоторые из них на грань, если не существования в нынешних границах, то часть территорий просто будет пустыней непригодной для жизни. В лучшем случае там можно будет вести экономическую деятельность вахтовыми методами: приехали – поработали, уехали – следующая вахта.

 

Есть много чего, то, что должны знать. К сожалению, реальность такова, что если политикам в Думе, в правительстве, задать вопросы на темы этих шести категорий объективных закономерностей, на основе которых должна строиться политика государства ко благу всего населения, то большинство из них даже не поймёт о чём речь. То есть ситуация, она действительно близка и у нас к тому, что описал Проспер Мериме в новелле "Таманго": есть корабль, надо управлять, но нет знаний для того, чтобы управлять этим кораблём, и нет навыков. А порулить, то есть понажимать кнопки и подёргать рычаги на пульте управления и посмотреть, что будет, и управлять, то есть предвидеть, иметь определённые цели, и нажимать на том же пульте кнопки и дёргать рычаги, предвидя последствия, которые ведут к избранным целям - это разные вещи.

 

В общем-то, нам всем надо учиться управлять. Причём эта идея, она на протяжении последнего столетия целенаправленно дискредитируется. Как она дискредитируется? Всем известен афоризм в следующей редакции - "Каждая кухарка должна управлять государством". Начнём с того, что Ленин таких глупостей не говорил. В статье "Удержат ли большевики государственную власть?" он писал прямо противоположное: "Мы не утописты и мы понимаем, что каждый чернорабочий, кухарка не в состоянии сейчас управлять государством. Но мы против того предрассудка, что управлять государством могут только представители богатых сословий". И в первые десятилетия советской власти многие, ссылаясь на Ленина вспоминали, что он говорил другое: "Каждая кухарка должна учиться управлять государством". И если порыться в интернете, то можно найти плакаты той поры, которые несут на себе этот лозунг.

 

А теперь давайте посмотрим, что будет ежели всеобщая управленческая грамотность это такая же норма, как грамотность в смысле читать и писать. Если это всеобщая норма, то в каждой сфере профессиональной деятельности все управленчески грамотны, и, соответственно, если руководитель какого-то подразделения на любом уровне вертикали власти начинает злоупотреблять властью, либо просто совершает слишком много ошибок, то есть основания для того, чтобы ему сказать: "Дорогой, спасибо тебе за то, что ты сделал, пойди поработай простым подчинённым, соответственно твоим знаниям, а управлять будут другие люди".

 

Соотношение между профессиональными знаниями и управленческими - это соотношение такое, что теорию управления можно освоить примерно за полгода до такой степени, чтобы текущие процессы интерпретировать, как процессы управления или самоуправления, и на этой основе далее входить в управление ими и приводить их к желаемому для себя результату.

 

А освоение знаний, которые характеризуют ту или иную предметную область, - это не полгода. Базовый уровень профессионализма даёт ВУЗ – это пять лет, а выход на высший уровень профессионализма - это начало трудовой деятельности в соответствующей сфере на основе базового образования и непрерывное самообучение и изучение этой сферы деятельности, в результате чего профессионалом человек становится лет через 5-10. Но знаний чисто профессиональных, знаний предметной области, их всё-таки недостаточно для того, чтобы управлять.

 

Если общество управленчески безграмотно в своей массе, то оно испытывает дефицит управленческих кадров, профессионально состоятельных именно как управленцы. И этот дефицит выражается двояко.

 

- С одной стороны те управленцы, которые есть, имеют возможность грести монопольно высокие зарплаты за то, что они делают. И посмотрите, зарплаты топ-менеджеров, высоких политиков - они многократно превосходят зарплаты среднестатистические в большинстве отраслей деятельности. Оправдание начинается такое, что они несут особую ответственность, они очень много работают и за это надо платить. Но реальность такова, что в любой сфере деятельности работоспособность любого человека ограничена его естественной биоритмикой. Поэтому есть биоритмика и более восьми часов в сутки продуктивно человек в большинстве своём работать не способен. И, соответственно, если человек проводит на работе времени, больше чем восемь часов в сутки, занимаясь даже ответственными делами, то сверх этих восьми часов, он не может работать эффективно, и проводит время на работе постоянно занятым.

- Либо потому что он не смог организовать работу подчинённых так, чтобы управиться со всеми делами в течение восьми часов.

- Либо действительно в обществе есть настолько тяжёлый дефицит управленца, что его некому заменить.

 

Дальше возникает ещё интересное обстоятельство. Если посмотреть на разные государства в аспекте того качества жизни, качества техносферы, качества экономического развития и кратность отношения доходов топ-менеджеров к среднестатистическому, то получается так, что чем выше эта кратность, тем больше проблем в экономике и с качеством жизни в государстве, оёсобенно если рассматривать это на исторически продолжительных интервалах времени.

 

По данным конца 70-ых годов наинизшая кратность была в Японии, в ФРГ было чуть побольше, в США ещё побольше. А если оценивать кратность с учётом гособеспечения высших должностных лиц в СССР, то СССР по кратности был там, лидировал. А качество управления было наоборот: там где наиболее высокий разрыв, там качество управления было самым низким, а там где разрыв был наименьшим, в Японии, там качество управления было самым высоким. В частности это выражалось в том, что когда японцы начали поставлять автомобили на американский рынок, проскользнула публикация на тему о том, что американцы по одной и той же методике произвели дефектоскопию японского автомобиля и американского автомобиля новенького. И получилось:

- у американцев 17 дефектов на один автомобиль,

- у японцев один дефект на два автомобиля.

По одной и той же методике дефектоскопия велась.

 

А у нас, где кратность была наибольшей, всё завершилось катастрофой государственности и культуры в 91-ом году. Если заглянуть в книгу Обамы "Дерзость надежды и мысли о возрождении американской мечты", то судя по последующим событиям, книга умнее, чем Обама. Но, тем не менее, в книге отмечен факт, что наиболее тяжёлые ошибки в американской экономике и политике были совершены людьми, которые получали наиболее высокие зарплаты.

 

В чём проблема? А проблема в том, что когда зарплаты в сфере управления зашкаливают по отношению к среднестатистическим, то сфера управления становится притягательной для проходимцев и интриганов, для кого высокие зарплаты – это смысл и цель в жизни, а управлять они не способны. Но поскольку они превосходят других в интриганстве и проходимости, то они высокопрофессиональных управленцев не то, что вытесняют из сферы управления, они их туда просто не допускают. Поэтому если общество считает, что за высокие должности надо платить очень высокие зарплаты, то оно идёт к катастрофе. И для России этот разрыв – это одна из насущных внутриполитических проблем, которые сдерживают развитие страны.

 

А второй факт, связанный с управленческой безграмотностью большинства, он состоит в том, что этих нехороших управленцев, которые либо просто некомпетентны, либо нравственно порочны и злоупотребляют должностным статусом, просто неким заменить. В общем, получается так, что в условиях жизни общества, когда труд разделяется на труд профессионально управленческий и труд подчинённый, большей частью производительной, вариантов замыкания обратных связей на управленцев два.

- Либо политика постепенного сведения их зарплаты, прочих доходов до среднестатистического в других отраслях.

- Либо репрессии, то есть тяжёлая управленческая ошибка должна сопровождаться безжалостными и беспощадными репрессиями в отношении того, кто её совершил без каких-либо смягчающих вину обстоятельств.

 

Другой вопрос в том, как могут быть оформлены репрессии. В сталинские времена это был ГУЛАГ или расстрел вредителей. В более мягкие времена это может быть в форме трудоустройства в дорожном строительстве с ломом и лопатой лет на 10 без права дальнейшего занятия управленческой деятельностью. Я думаю, что многие из тех, кого упоминают в связи с разными коррупционными скандалами и прочими злоупотреблениями по должности, если бы они знали, что такая перспектива неизбежна, они бы вели себя иначе. А если бы продолжали вести себя так же, то у общества не было бы проблемы в том, чтобы заменить их другими людьми, которые более состоятельные как управленцы и могут работать на интересы общества не за плату высокую, а за идею, потому что идея – это действительно самый надёжный инструмент искоренения коррупции. Есть такой вопрос - "За какую идею можно отдать жизнь?" Ответ на него такой: "За ту идею, без реализации которой жизнь не имеет смысла".

 

И если общество несёт в себе идею глобальной значимости, без которой нет смысла жизни, то коррупция в этом обществе невозможна, ошибки возможны - коррупция, как всеобщая продажность, невозможна. И, соответственно, средства управления четвёртого приоритета, то есть принцип - где не пройдёт войско, там пройдёт осёл, навьюченный золотом, со стороны оппонентов они блокируются.

 

Ну и как один из анекдотов на тему о борьбе с коррупцией: присвоить двум эскадренным миноносцам российского флота имена?

- "Неподкупный" - в аспекте обороны,

- и "Подкупающий" - в аспекте воздействия на противника.

 

А дальше получается так, что современная цивилизация характеризуется тем, что есть государственность. Государственность можно определить, как субкультуру управления делами общественной в целом значимости на местах и в масштабах общества на профессиональной основе.

 

Авраам Линкольн в принципе говорил об этом: "Законная задача правительства делать для общества людей то, что каждый из них, выступая в своём индивидуальном качестве, не может сделать вообще, либо не может сделать хорошо". И это определение задач государственности он дополнял оговоркой: "Но мы не должны делать за людей то, что каждый из них вполне может сделать сам". То есть предполагается, что нормальное государство – это инициатива граждан и профессиональная деятельность управленцев в государственном аппарате, которые взаимно дополняют и поддерживают друг друга. При этом Авраам Линкольн дал определение демократии такое: "Я не хочу быть рабом, но я не хочу быть и рабовладельцем". В общем-то его за это и убили.

 

А мы живём в условиях, когда на протяжении длительного времени нас убеждают, что государство должно уйти из экономики и из многих других сфер, где всё должно якобы работать на принципах самоорганизации и так далее и тому подобное. Но если говорить о том, что необходимо для того, чтобы общество жило хорошо, то надо обратиться к схеме, показанной на этом рисунке. На рисунке представлена циклика решения частных управленческих задач. Эта циклика такова, что для того, чтобы общество жило хорошо, в этой циклике должны реализовываться объективные закономерности всех шести категорий, о которых я говорил.

 

Вторая особенность этой циклики состоит в том, что кроме государства, как наивысшего внутрисоциального постоянно действующего управленца, осуществлять координацию решений задач в этой циклике больше некому. И соответственно, государственный аппарат должен быть компетентен в каждой из частных задач, связанных с этой цикликой. Что здесь показано? В правом верхнем сегменте картинки показана структура землепользования. Структура землепользования в каждом регионе это не только табличка или столбиковая диаграмма использования земельного фонда для тех или иных задач. Структура землепользования – это конкретика ландшафтов разных типов конкретным образом распределённые на местности в каждом регионе.

 

На рисунке показана структура оптимального землепользования, выявленная греческим архитектором Доксиадисом ещё в 70-е годы. Сорок процентов – это заповедные земли, размер которых должен быть достаточным, чтобы там воспроизводились все биологические виды, которые характерны для соответствующей природно-климатической зоны. В силу того, что закономерность воспроизводства биологических видов таковы, что рождаемость избыточна по отношению к ёмкости экологической ниши, то из этих заповедных зон биологические виды будут мигрировать в другие зоны, где человек ведёт ту или иную хозяйственную деятельность либо которую может посещать для отдыха. И где деятельность человека любая, хоть хозяйственная, хоть отдых мешает воспроизводству этих биологических видов. Таким образом, получается, что по Доксиадису восемьдесят два процента территории – это должны быть природные ландшафты: либо полностью заповедные, либо рекреационные зоны, где человек может отдыхать, восстанавливать здоровье в общении с природой.

 

Дальше.

- Порядка десяти процентов – это сельскохозяйственные угодья.

- Порядка четырёх процентов – это территории населённых пунктов.

- И около 0,2% - это промышленные ландшафты и места переработки отходов цивилизации, на которых естественные биоценозы в принципе существовать не могут. По мнению Доксиадиса это то, что должно быть обеспечено в каждом регионе для того, чтобы природа была цела, и население могло жить в экологически-благоприятной обстановке. Соответственно, это предполагает разработку биосферной экологической политики государства. После того, как Сталин предпринял программу обводнения степей, развития лесополос, высадки лесных массивов, что получило название "Сталинская экологическая революция", у нас этим никто не занимался особенно после 1991 года. Мы только хищнически, паразитически разрушаем ландшафты, подрывая возможности благого существования будущих поколений. Но этим надо заниматься.

 

Дальше. Реальность такова, что техносфера и привязанный к техносфере быт, промышленность не могут существовать без инфраструктур. Соответственно, должна быть инфраструктурная политика, которая согласовывает прохождение инфраструктур с природными ландшафтами, исходя из требований, как обеспечения биосферной безопасности, так и исходя из требования обеспечения жизни общества и его хозяйственной деятельности. И соответственно, структура землепользования в каждом регионе, она определяет ёмкость экологической ниши, которую может занимать общество в этом регионе при сложившейся культуре и навыках ведения хозяйства. Что при этом получается? При этом получается неизбежен вывод, что все регионы не равнозначны в аспекте воспроизводства биологически здорового населения. Мегаполисы – неблагоприятная среда. На сотню километров вокруг мегаполисов ландшафты покалечены. Далее есть регионы, где мы занимаемся добычей полезных ископаемых и переработкой этих полезных ископаемых. Химическая промышленность, металлургия тоже таковы, что воспроизводство биологически здорового населения в этих регионах проблемно.

 

И соответственно, получается так, что государство обязано разработать демографическую политику, которая должна определять требования к медико-биологическим показателям здоровья новых поколений, и должна обеспечивать воспроизводство здоровья населения в регионах с неблагоприятной экологической обстановкой за счёт миграции в эти регионы избыточного населения из регионов с нормальной экологической обстановкой. А для того, чтобы такая миграция не вызывала внутрисоциальных конфликтов, надо заботиться о том, чтобы нравственно-этическое общество было однородно. И на мигранта не реагировали, как на врага, в том числе и потому, что поведение мигранта по отношению к коренному населению региона паразитически агрессивно, как это имеет место сейчас. Потому что большинство нашей трудовой миграции, так называемой – это люди, чья жизнь в тех регионах, где они родились, не сложилась, и они под воздействием либо экономических, либо политических неурядиц двинули в Россию на заработки.

 

Фактически, большинство мигрантов – это люмпен. Это люди, психологически, морально сломленные, которые на территории России либо за пределами регионов становления их национальных культур в России, просто выживают. А без демографической политики, в том числе и учитывающей этноконфессиональные особенности разных групп населения в разных регионах, Россия, как целостное государство существовать не может. А институт этнографии, к сожалению, не сильно компетентен в вопросах национальных и взаимно межконфессиональных отношений, потому что реально после того, как Сталин написал "Марксизм и национальный вопрос" этой проблематикой по существу серьёзно никто не занимался. Если кто-то этим и занимался, то занимался не для того, чтобы явить истину, а для того, чтобы онаучить ту политику, которую так или иначе уже проводило государство на том или ином этапе своего развития.

 

Дальше получается так, что если выработана биосферная и экологическая политика, выработана инфраструктурная политика, выработана демографическая политика, то всё это нуждается в экономическом обеспечении. А что означает экономическое обеспечение? Это означает, что вы должны иметь прогноз потребностей всех этих видов политики плюс ещё внешнеполитических потребностей государства и соответственно вы должны готовить производительные силы страны к полному и гарантированному экономическому удовлетворению всех этих потребностей. А что значит готовить производительные силы страны к тому, что будет в будущем? А это значит, что надо создавать новые производства, надо реконструировать существующие производства, надо готовить кадровую базу для этих производств.

 

И реальность такова, что либерально-рыночная экономическая модель не позволяет экономически обеспечить ни циклику в целом, ни какие-то её этапы. Почему?

- Потому что в обществе существуют виды деятельности, в принципе неосуществимые на коммерческой основе.

- Существуют виды деятельности, которые неосуществимы в необходимых объёмах на принципах самоокупаемости.

- И, кроме того, в силу нравственно-этической порочности общества существуют коммерчески эффективные виды деятельности, которые несут большой вред обществу и биосфере планеты.

И всё это куда-то надо девать, что-то подавлять, а что-то охранять. И кроме как государству этим заниматься некому. Но государство может заниматься этим, только имея систему долгосрочного стратегического прогнозирования многовариантного, и планирования биосферно-социально-экономического развития страны. Реальность такова, что научно-методологический аппарат под эти задачи политиками России, особенно либерального толка, не востребован. А наука в силу особенностей образования, когда готовятся узкие специалисты с крайне узким кругозором, хотя и знает кое-что, относящееся к этой проблематике, но в целом тоже не готово к тому, чтобы дать научное методологическое обеспечение решения этих задач.

 

Кроме того есть ещё одна особенность (об этом я буду говорить далее, когда мы будем беседовать об экономике), она состоит в том, что подавляющее большинство населения и политиков не понимает того, что такое кредитно-финансовая система и что такое цена. Кредитно-финансовая система – это инструмент бесструктурного управления макроэкономикой, один из многих инструментов бесструктурного управления. Это означает, что любая сумма денег сама по себе не играет никакой роли, если нет системы, в русле которой эта сумма денег может быть некоторым образом реализована.

 

Например, кому нужны залежи, допустим чемодана с рейхсмарками Третьего Рейха? Да, можно некоторое количество этой бумаги продать нумизматам, но в то же самое время бумажки с орлом со свастикой это не средство платежа, оно не позволяет решать экономические задачи. Но тот факт, что любой денежный знак имеет значимость только в пределах кредитно-финансовой системы, которая функционирует и функционирует устойчиво, он до многих не доходит пока не происходит финансовая катастрофа, когда все срочно начинают избавляться от своей валюты и покупать дензнаки других стран.

 

Но реальность такова, что действительно кредитно-финансовая система обладает стоимостью, как единое целое именно как элемент управления. И дальше возникает вопрос: кому она принадлежит? Реально она должна принадлежать государству, а юридически у нас она принадлежит Центробанку. А Центробанк является представительством Федрезерва на территории России, поскольку он никоим образом не подчинён нашему государству. И даже, если обратиться к Конституции, то у него нет никаких обязанностей, за которые с него можно спросить. Потому что термин "обеспечивать твёрдость рубля" - в чём измеряется твёрдость рубля? Вопрос открытый, дискуссионный, то есть конкретики никакой. Обязанности и ответственности Центробанка перед страной нет: ни перед государством, ни перед населением.

 

Артём Войтенков: Так он даже твёрдость эту не обеспечивает, иначе курс рубля бы не прыгал и не рос бы.

 

Михаил Величко: Вопрос о курсе, это вопрос другого рода. Потому что вопрос о курсе - это вопрос управления экспортно-импортным балансом. Поэтому курс в ряде случаев может быть пониже, чтобы упростить собственный экспорт, а в ряде случаев может быть повыше, чтобы обеспечить импорт. Поэтому вопрос не в твёрдости рубля. Вопрос в том, что у Центробанка нет конкретных обязанностей.

 

Представьте ситуацию, что на корабле рулевые не подчиняются капитану, а по мобильнику им руководит кто-то с другого корабля. Вот примерно такие же взаимоотношения между Минэконом развития, Минфином и Центробанком. В принципе, если управлять экономикой в русле этой циклики, то Центробанк, Минфин и Минэконом развития должны быть подразделениями одного и того же ведомства. И за их деятельность персонально должен отвечать один человек. Для того, чтобы он персонально отвечал за их деятельность, он должен знать биологию биоценозов, проблематику экологии, биологию человека, психологию человека в её различных вариациях, теорию управления, экономику, финансы. И кто у нас это знает? И даже появись такой, он всё равно единолично персонально не в состоянии подменить весь государственный аппарат, который на протяжении последних двадцати лет взращивали на бредятине либерализма, приверженцам которой место либо в психушке для тех, кто искренен, либо в тюрьме, поскольку приверженность буржуазному либерализму и экономической модели либеральной это показатели мошенничества или измены родине. Тут иначе никак. Но, тем не менее, есть эта сторона вопроса.

 

И если понимать роль кредитно-финансовой системы, то роль цены в жизни общества оказывается двоякой. На уровне предприятия, то есть на уровне микроэкономики цена – это себестоимость производства плюс заявка на прибыль. Если есть конкуренты, то чем выше вы в состоянии задрать цену на свою продукцию и обеспечить её сбыт, то это косвенный показатель того, что ваша продукция с точки зрения потенциального потребителя более качественная чем продукция конкурентов. Это если вынести за скобки рекламу, как систему промывания мозгов и формирования общественного мнения по потребительским вопросам, и деятельность маркетологов, которые в ряде случаев могут создать спрос на пустом месте, чтобы обеспечить коммерческую эффективность того или иного предприятия безотносительно к потребности общества.

 

А на уровне макроэкономики цена вовсе не является показателем качества продукции. Цена на уровне макроэкономики является показателем дефицита определённых видов продукции и природных благ. И она никоим образом не связана с себестоимостью производства, потому, что реальность такова, что если вы может добраться до пляжа где-то на природе, то ваши расходы это только стоимость поездки туда. А если, допустим, в Москве, в которой больше десяти миллионов жителей, десять или двадцать мест, пригодных для купания в природных водоёмах, то рано или поздно доступ на пляж становится платный. Хотя в создание этих природных благ никто никаких экономических ресурсов не вкладывал.

 

И уже было в Японии, что когда Токио задыхался от смога, в Токио были кабинки, куда можно было зайти, опустить денежку предварительно в монетоприёмник и некоторое время подышать чистым воздухом. Вспомните роман Беляева "Продавец воздуха". Цена возникает тогда, когда есть дефицит продукции. А что это означает с точки зрения теории управления? А это означает простую вещь, что если экономика успешно развивается, и она работает на удовлетворение реальных потребностей населения, то по мере того, как экономическая мощь становится достаточной для покрытия этих потребностей, цена должна падать, поскольку дефицит продукции исчезает и, нет надобности, сдерживать платёжеспособность употребления. Но тогда возникает вопрос о том, как преодолеть этот парадокс, что на уровне микро производство должно быть рентабельным, а на уровне макро, если производится продукции достаточно, то конечному потребителю она должна в конечном итоге доставаться бесплатно. Ответ на этот вопрос такой, что да, цена и рыночный механизм – это регулятор спроса и предложения, но цены на какие-то виды товаров должны быть государственно-фиксированы. О причинах я расскажу потом, и как это делать можно. Но налогово-дотационный механизм – это инструмент управления порогами рентабельности производства в отраслях и регионах, который позволяет поддерживать объёмы производства на уровне, необходимом для развития общества в условиях, когда цена падает ниже порога рентабельности.

 

Посмотрите отношения к дотациям и субсидиям у нас в большинстве какое? Нефиг кормить дармоедов. Но, если воспринимать налогово-дотационный механизм, как инструмент управления, то лозунг "Нефиг кормить дармоедов! Долой дотации! Долой субсидии!", - он управленчески аналогичен тому, что на паруснике вы обязываете закрепить все снасти так, как они есть, и не управлять парусами в процессе движения корабля. Чем это дело завершится? Это завершится тем, что вы вылетите либо на камни, либо сложите мачты под напором ветра, либо опрокинетесь. Фактически, запрет предубеждения в отношении дотаций и субсидий – это требование запретить управление экономикой в интересах общества. Если вы хотите жить в таком обществе и быть страной дураков, это ваше право, но не спрашивайте после этого, почему вы так плохо живёте. Поэтому план должен обеспечивать некоторую базовую плановую рентабельность, но корректировка правительством налогово-дотационной политики и политики распределения субсидий в процессе освещения плана тоже должна быть нормой. А без решения этой циклики задач, без поддержки её государством, цивилизация обречена.

 

А дальше, как дело обстоит с глобализацией? В принципе, все общества сталкиваются с одними и теми же проблемами. Если говорить об объемлющих проблемах - это воздействие на общество биосферного, социального и экологического кризиса. Это везде и всюду. Механизм генерации этого кризиса везде и всюду одинаков. Если говорить, о внутрисоциальных проблемах любого общества, то и в богатых странах, и в бедных странах это проблемы одни и те же - это культура, которая не позволяет каждому новорождённому состояться в качестве человека.

 

Поэтому получается так, что у всех народов одни и те же проблемы, один и тот же механизм их генерации, и одни и те же рецепты подавления механизма генерации проблемы и построение другого образа жизни, где этих проблем не будет. Поэтому к национальной специфике относятся:

- язык;

- одежда, адаптированная под природно-географические условия и регионы;

- жилища, адаптированные тоже под природно-географические условия региона;

- национальная кухня.

А дальше что? А дальше - общечеловечность, она едина для всех.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (857 мб)
Видео MP4 640x360 (330 мб)
Видео MP4 320х180 (183 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (19 мб)
Звук 32kbps MP3 (19 мб)
Звук 64kbps MP3 (38 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (57 мб)

Текст:
EPUB (170.85 КБ)
FB2 (284.44 КБ)
RTF (271 КБ)