Разговоры о жизни 5

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко. Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор о психике человека, формировании мировоззрения и миропонимания, науках психологии и философии, подмене законов диалектики, соборном режиме познания и сотворчества, и многом другом.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Разговоры о жизни 5

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_05

 

Михаил Величко – кандидат экономических наук.

 

Михаил Величко: В прошлый раз мы говорили о типах строя психики. Что о них еще надо сказать? Тип строя психики, который порождён самими людьми, то есть в котором участвуют разного рода психотропные вещества, он такой, что выдёргивает человека из разного рода дел в течение… Какие интервалы времени, допустим, между двумя позывами покурить? У кого-то час, у кого-то два, а кто-то курит, от одной сигареты прикуривая другую.

 

Дальше – животный тип строя психики. В основе его обслуживание инстинктивных программ поведения, и они тоже довольно коротенькие по своей продолжительности.

 

Зомби. Культурно обусловленные поведенческие программы ориентированы в основном на решение бытовых задач, и продолжительность действия каждой из них тоже незначительная.

 

А если посмотреть на жизнь, то получается так, что все короткие процессы являются фрагментами более продолжительных или протекают на их фоне, либо в их русле. В общем, получается так, что тот, кто способен контролировать более продолжительные процессы, он оказывается властен над теми, кто не способен их контролировать. А поскольку всякое дело требует определённого настроения, то ежели позыв покурить выдёргивает человека из определённого настроения в течение двадцати-тридцати минут каждый раз, то процессы более высокой продолжительности они для него недоступны, либо качество управления в них низкое.

 

И так все типы строя психики выстраиваются друг за другом по продолжительности процессов, которые способен контролировать каждый из них. В общем, получается так, что культурно обусловленные поведенческие программы – они в пределах жизни человека. А демонический тип строя психики и человечный тип строя психики, реализуя свой творческий потенциал, могут порождать процессы, продолжительностью многократно превосходящие жизнь человека. Получается так, что демонический тип имеет ограничения, поскольку демон ориентируется на свои ресурсы, а они ограничены. А человечный тип строя психики, поскольку деятельность при нём ведётся во взаимодействии со Всевышним, оказывается сопричастен вечности.

 

Различие типов строя психики – это только различия информационно-алгоритмических структур психики. А что происходит в самой психике? А в самой психике мировоззрение и миропонимание. Они, как модели мира, должны обеспечить моделирование многовариантное в упреждающем течение событий темпе для того, чтобы мы могли выбрать один единственный вариант или совокупность вариантов, на которые мы будем ориентироваться в своей деятельности и которые мы будем реализовывать.

 

Поскольку многие люди хотят иметь совершенное мировоззрение и совершенное миропонимание, то возникает вопрос, как этого достичь. И здесь мы упираемся в такой вопрос, который можно назвать ключевым вопросом психологии как науки. Потому что человек приходит в мир, когда его мировоззрение и миропонимание отсутствуют, есть только предпосылки к их созданию. А потом, когда человек вырастает, то некоторые люди становятся психологами и начинают заниматься вопросами о том, как формируется мировоззрение, как формируется миропонимание. Особенности западной научной мысли таковы, что западная наука мыслит не процессами, а состояниями, в большинстве случаев – устойчивыми состояниями. А как объект оказался в таком устойчивом состоянии, в большинстве случаев эту науку не интересует.

 

С психологией дело обстоит таким образом, что если психика информационно пуста, то нет и личности - говорить ни о типах строя психики, ни о чём-либо другом просто не приходится. И это приводит к вопросу о том, как первичная информация попадает в психику человека. Или иначе: самодостаточен ли человек в том, чтобы отличать сигнал от фона. Сигнал несёт ему информацию, а фон – это просто фон, который сопутствует сигналу. В каких-то ситуациях фон может быть таким, что подавляет сигнал, и восприятие информации оказывается затруднённым или невозможным. Но вопрос в том, а самодостаточен ли человек в том, чтобы разделить сигнал, несущий информацию, и фон, который не несёт эту информацию.

 

В зависимости от того, как мы ответим на этот вопрос, мы получим то или иное множество теорий психологии, которые будут далеко не во всём совместимы друг с другом и будут в ряде случаев даже противоречить друг другу. Ну а мир-то, в котором мы живём, один и тот же. Поэтому вопрос этот действительно очень важный.

 

Поскольку всё, с чем мы сталкиваемся в жизни – это порождение психики людей ныне живущих и психики прошлых поколений, то психология для того, чтобы действительно быть ключевой наукой, должна внятно отвечать на такого рода вопросы. Но они в ней даже не ставятся, хотя психология, как наука, в западной культуре существует на протяжении по крайней мере двух столетий. По крайней мере, с начала девятнадцатого века некоторые люди уже начали заниматься вопросами психологии как таковой, как узкой дисциплины.

 

При этом ещё раз повторю, что психиатрия сложилась раньше как практика, а из той психологии, которую породила западная наука, нет выходов ни в психиатрию, ни в педагогику, никуда. Психология существует сама по себе как красивая интеллектуальная игрушка, с которой люди играются, и далеко не все могут решить те проблемы, с которыми сталкиваются. И одна из причин этого как раз в том, что психология не отвечает на этот вопрос: свободен ли человек, самодостаточен ли он в том, чтобы разграничивать сигнал и шумы, сигнал и фон.

 

Если мы предполагаем, что человек самодостаточен в этом, возникают вопросы, на которые нет ответов: почему одни люди стремятся к одним и тем же целям, но одни их успешно достигают, а другие не могут их достичь, потому что нет соответствующего информационно-алгоритмического обеспечения, и они не способны его выработать. Почему одни люди стремятся к одним целям, а другие люди этих целей не замечают, или им надо указывать на необходимость достижения этих целей.

 

Возникает иллюзия того, что человек самодостаточен. Почему? Потому, что в большинстве случае психика человека в процессе взаимодействия его с внешним миром работает в режиме сопоставления потока информации, который приносят чувства сейчас, с тем, что уже есть в психике человека, с той моделью мира, которая уже сформировалась когда-то в прошлом. На основе такого соотнесения вырабатывается линия поведения. Да, мировоззрение и миропонимание меняются, но они меняются очень медленно по отношению к большинству событий, которые имеют место в жизни. То есть динамика жизни быстрее, чем динамика модификации мировоззрения и миропонимания, на основе которых происходит моделирование течения событий в жизни.

 

А поскольку в этом режиме человек действительно самоуправляется, и внешние информационные воздействия либо отсутствуют полностью, либо крайне редки, то возникает иллюзия самодостаточности.

 

А если задаться вопросом, как формируется мировоззрение и миропонимание на протяжении периода взросления человека, то что будет? А будет то, что в этом периоде каждый день, особенно чем ближе к рождению, тем больше информации новой он приносит. Я подчёркиваю – новой информации, той, которой раньше никогда в психике не было. И есть оценки, согласно которым девяносто процентов жизненной информации дети получают в возрасте до пяти лет. По другим оценкам – где-то то же самое, но в возрасте до десяти лет. Это как считать. А всё остальное – это уже потом.

 

Если обратиться ко взрослости. Потому что раннее детство мы не очень хорошо вспоминаем. Не все могут вспомнить, что было с ними в возрасте до года, до двух лет. Может быть, у кого-то есть какие-то отдельные яркие эпизоды, но размотать всю киноленту жизни – это для большинства людей проблема. А что бывает во взрослости? Во взрослости, хотя не часто, но бывают такие ситуации, когда человек вроде видит, вроде чем-то обеспокоен, а не воспринимает из мира то, что есть в нём. А потом вдруг, внезапно, раз – озарение накатило, и в том, что ему известно давно, каждодневно с чем встречается, вдруг в этом в чём-то он увидел что-то новое для себя. И в таких ситуациях, если их вспоминать, то невозможно сказать, что это результат наших собственных каких-то усилий. Как археологи на раскопках сначала лопатой, потом кисточкой, потом нашли что-то, и вот оно - то, что надо. Оно происходит как-то само собой, спонтанно. А почему оно происходит спонтанно? А потому, что восприятие нами мира – это не только работа наших органов чувств. Это ещё работа нашего интеллекта, бессознательных уровней психики.

 

Есть исследования, которые показывают случаи, хотя редкие, но они очень показательны. Если человек в раннем детстве, в раннем возрасте теряет зрение, потом в подростковом возрасте или во взрослости уже медицина оказывается способна ему восстановить зрение, то в течение некоторого времени он учится пользоваться зрением. Потому что в его психике вырабатываются алгоритмы обработки тех импульсов, которые световой поток возбуждает в сетчатке и из сетчатки передаёт в нервную систему.

 

Вот некоторые примеры, которые показывают, что мы видим не только глазами. Вот репродукция открытки. Что на ней изображено?

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ): Цветок какой-то, листья.

 

Михаил Величко: Цветок, листья. Вот во времена Реставрации, то есть после того, как Наполеона отправили в ссылку на остров Святой Елены, во Франции вот за эту открыточку можно было присесть. Почему? Потому что на ней в изображении цветов зашифрованы профили Наполеона (вот этот вот листик – это треуголка, а вот нос и профиль), его супруги Евгении Богарне, вот дамская шляпка, ну а здесь внизу, если посмотреть – это профиль сына. То есть это образец коспирологии первой половины девятнадцатого века, и своего рода пароль, что ежели товарищ видит эту картинку и знает, что на ней не только цветы, то он оказался в доме приверженцев Наполеона. Но для того, чтобы увидеть это, надо что-то знать.

Вот ещё одна картинка. Кто чего здесь видит?

 

Артём Войтенков: Это известная картинка.

 

Михаил Величко: Это известная картинка, широко известна. Одни видят старуху, другие видят молодую девушку. Есть ещё картинки на тему "куда вращается балерина", есть многое другое. А вот картинка, которая показывает, что процесс обработки изображения обусловлен нравственно. Что здесь изображено?

 

Артём Войтенков: Это тоже известная картинка.

 

Михаил Величко: Картинка действительно известная, поскольку мы приводим её в основах социологии. В общем, взрослые видят мужчину и женщину в процессе взаимных ласк, а дети, которые не знают, что это такое, здесь видят девять дельфинчиков. Взрослые радуются, как дети, сразу, как только им удаётся найти первого дельфинчика. Это вот прямой показатель того, что результат интеллектуальной деятельности, в том числе и обработки изображения, которое само по себе, если не трогать вопросы обработки сигнала, представляет просто какую-то совокупность пятен. Но ведь точно так же дело обстоит и со звуками. Потому что, если арабы различают порядка четырёх-пяти звуков, которые для нас либо "г", либо "х", то это не потому, что наши уши не такие хорошие, как у арабов, а потому, что организация психики в аспекте обработки звукового сигнала у них такая, что обеспечивает это различение звуков. А для нас в силу особенностей нашего языка нет принципиальных различий: произносим мы "г" русское или "г" украинское. В русском языке эти звуковые различия не несут никакой информации, а в арабском языке это уже различия, которые несут разные смыслы. Примерно то же самое с японцами, которые не знают буквы "л", звука "л" и заменяют его на "р". При этом возникает вопрос, а как они картавят?

 

Тоже интересно на тему. Если в Интернете в поисковике задать, как в разных языках в лексике передаются мяуканье кошек и кукареканье попугаев. Тоже выясняется, что разные представители разных культур слышат это совершенно по-разному, и вряд ли, ознакомившись с тем, как с точки зрения француза кричит петух, вы согласитесь с тем, что это что-то близкое нашему русскому "кукареку".

 

Есть вопрос действительно такой, который требует ответа. Вот в Коране на этот вопрос ответ даётся прямой. Сура восемь, аят двадцать девять: "Если вы будете благоговеть перед Богом, то Бог даст вам различение". Термин "различение" в Коране встречается неоднократно. В ряде случаев арабское слово "фуркан" переводится на русский язык как "различение", а в других случаях, как "спасение". Но если смотреть на жизнь с позиции теории управления, то предоставление информации, пока мы рассматриваем процесс как чисто информационный, не соотнося его с жизнью, с результатами, – это действительно различение сигнала и фона. Но если мы соотносимся с реальной жизнью, то отсутствие необходимой информации чревато катастрофой.

 

Предоставление необходимой информации – это спасение. В морском праве если у вас встречный корабль запрашивает ваши координаты, то это приравнивается к тому, что вы проводите спасательную операцию. Предоставив истинные свои координаты другому кораблю, вы его спасаете, потому что если он потерял своё место в море, то это чревато катастрофой. Поэтому определение этого коранического слова как "спасение" и "различение" в обоих смыслах действительно жизненно состоятельно.

 

Но Коран этой фразой поясняет, что человек не самодостаточен в аспекте разграничения сигнала и фона. Реальность такова, что это разграничение сигнала и фона даётся человеку Богом непосредственно по нравственности этого человека соответственно тем воззрениям на человека и его будущее, которое имеет Бог в отношении него. Когда происходит озарение различением, то мир распадается на две составляющие:

- Это то, что подсвечено в различении.

- И не это - всё остальное.

То есть информация предоставляется в двоичном коде.

 

А что происходит дальше? А дальше получается так, что человек может быть невнимательным. И если он невнимателен, то эта вот вспышка озарения различением – она прошла. Как в ночи вспышка молнии осветила на какую-то секунду-две ландшафт - всё стало видно на многие километры вокруг. Потом молния погасла - опять темень. А дальше варианты такие, что человек либо запомнил, либо не запомнил, внимание обратил, не обратил. Если не обратил внимания, то то, что было явлено ему в различении, уходит куда-то в глубины памяти, но оно остаётся там по-прежнему изолированным от всего остального, что есть в психике. А если человек обратил внимание, то дальше идёт процесс интеллектуальной обработки явленного в различении, в результате чего оно занимает какое-то своё место в мозаичной картине мира.

 

И пока дети маленькие, эти озарения различением частые, потому что главная задача ребёнка это подготовиться ко взрослой жизни, и один из аспектов этой подготовки – это формирование мировоззрения и миропонимания. А здесь получается так, что поскольку мироздание безгранично, а психика человека как информационно-алгоритмическая система ограничена, то встаёт вопрос: а как неограниченность мироздания, жизни отобразить в эту ограниченную систему? И ответ такой, что это возможно только за счёт дискретизации. То есть там, где реально в мире какое-то множество, в психике этому множеству соответствует какой-то один объект, образ и система взаимосвязей этого объекта со всеми остальными объектами в психике, которая некоторым образом должна порождаться нашим интеллектом.

 

Артём Войтенков: А пример можете привести, чтоб понять, как это – бесконечность какого-то явления, а у нас это вот рамки.

 

Михаил Величко: Вот за окошком пейзаж. А на цифровой фотографии этот пейзаж отображается во что?

 

Артём Войтенков: Просто в квадратики.

 

Михаил Величко: В конечный набор пикселей. А за окном этот пейзаж чем представлен? Домами. Каждый домик состоит из чего? Из кирпичиков. Каждый кирпичик состоит из чего? Из молекул. И так далее и тому подобное.

 

Артём Войтенков: Да, но тем не менее мы же разбиваем это, что дома, кирпичи.

 

Михаил Величко: Да, но это наши условности, потому что если говорить о том, где проходит граница между двух атомов, то вспоминаем формулу Шрёдингера, что есть плотность вероятности распределения элементарной частицы в этом мире. И там, где мы считаем, что электрон – это точка на орбите, там просто плотность максимальная. Но тот же электрон с какой-то существенно меньшей вероятностью в то же самое время может находиться и за многие парсеки и десятки и сотни световых лет. А почему? Потому что если воспринимать электрон как волну в эфире, то где начало одной волны и где конец другой? То есть вопрос – он не самый простой.

 

Кроме того, если говорить об электроне, то есть ещё один анекдот. Анекдот якобы имел место реально в жизни. Был такой физик Дирак (Paul Adrien Maurice Dirac). Он позвонил кому-то из своих приятелей, пребывая в состоянии подпития, и задал вопрос: "А почему все электроны одинаковые?" Поскольку это было среди ночи, приятель опешил и не нашёлся, что ответить. А Дирак сказал: "Потому что это один и тот же электрон". Засмеялся и повесил трубку.

 

Комментарий: Дирак – один из основоположников квантовой механики?

 

Михаил Величко: Да. И здесь разница такая, что вопрос только в том, из скольких элементов собрана картина мира каждого из нас, и какие области проработаны более детально, а какие остались менее проработанными. И поскольку метафора "картина мира" действительно очень ёмкая и актуальная, то можно поговорить также и о различии европейской традиции живописи, японской традиции живописи и древнеегипетской.

 

Европейская традиция живописи преподносит нам любой объект (если не трогать абстракционистов, а вот классику) с одной точки зрения. И с появлением фотографии европейская традиция живописи стала переживать некоторый кризис, особенно с появлением цветной фотографии. Особенно когда появился фотошоп и тому подобные вещи, которые позволяют убрать ненужные объекты из фотографии.

 

Если ориентироваться на потребности людей, то вспоминается анекдот времён девяностых:

Художник стоит, рисует. Проходит новый русский с сыном. И новый русский сыну говорит: "Смотри, как человек без Полароида мучается".

 

Полароид – это уже вчерашний день, а это первая в мире система фотосъёмки, в которой изображение получалось буквально в течение нескольких минут после съёмки на бумагу.

 

Японская традиция живописи. Ясухиро Накасонэ как-то давал интервью российскому телевидению Урмасу Отту. Среди всего прочего там встал вопрос о том, как он проводит свободное время, и он сказал, что среди его хобби есть живопись. И вспомнил случай, что как-то он беседовал с Рейганом и объяснял ему, в чём отличие японской живописи от европейской. В европейской живописи весь кадр заполнен красками и какими-то изображениями. В японской живописи обязательно присутствуют белые места. И Накасонэ пояснил, что это не просто так, а это для того, чтобы зритель своим воображением мог дополнить то, что не нарисовал художник, и тем самым тоже поучаствовать в творчестве.

 

Если оставаться на позициях сугубо европейского взгляда на мир, то есть смотрим с одной точки и рисуем с этой точки, то египетская живопись предстаёт просто как неумение рисовать. Потому что человека рисуют в профиль, а глаз у него нарисован так, как он должен быть в анфас, ноги идут сбоку. Если это пейзаж, то там что-то смесь типа плана и еще чего-то. И многие просто полагают, что в силу того, что виденье мира, который они воспринимают через древнеегипетскую живопись, не такое, как они привыкли видеть в окошке или на тех же самых пейзажах Египта, то египтяне просто не умели рисовать.

 

Но если понимать, что восприятие картинки обусловлено психологически, то есть основание полагать, что и порождение картинки обусловлено психологически и культурой мировосприятия человека. И один из вариантов состояния, в котором человек способен воспринимать мир, оно характеризуется тем, что если человек смотрит на какой-то объект, то он видит этот объект одновременно с разных ракурсов, изнутри и снаружи, и, соответственно, если попытаться отобразить такое виденье объекта на плоскости, то мы получим что-то близкое к египетской живописи или что-то близкое к современному машиностроительному черчению, когда объект представлен в нескольких проекциях, могут присутствовать какие-то сечения по разным плоскостям или какие-то сечения по каким-то непрямым линиям, виды изнутри, виды снаружи и так далее и тому подобное.

 

Но это иной взгляд на мир, и он просто зафиксирован в живописи. Почему таким образом? Потому что если вы хотите иметь представление о глазе, то лучше смотреть на него в анфас, а если о характеристиках людей, то профиль более информативен, нежели анфас. Искусство вырезания профиля из чёрной бумаги в своё время тоже было популярно, хотя живопись существовала параллельно европейская, в том числе и портретная высоко развитая.

 

Что такое тогда развитие мировоззрения и миропонимания? Если мировоззрение и миропонимание - это какая-то система дискрет и взаимосвязей между ними, целостных неделимых элементов и взаимосвязей между ними.

 

Развитие миропонимания - это увеличение общего количества элементов, как за счёт расширения поля зрения этой картины мира, так и за счёт создания многослойности, были детальные проработки каких-то фрагментов, которые ранее не были проработаны детально. А если встаёт вопрос о добавлении каких-то целостных неделимых новых элементов, взамен ранее существующих или в дополнение к ним, то с точки зрения теории - это разрешение неопределённостей. Только ответы на определённые вопросы, определённые по смыслу ответы, они позволяют разрешать неопределённости.

 

Мы живём в такое время, что к философии, когда её предлагают изучать в вузах, в большинстве случаев отношение наплевательское. Особенно наплевательское отношение к изучению философских систем прошлого. Это характерно не только для нынешнего времени, это характерно и для советского времени, а в более ранние времена философами становились тоже люди с определённым складом ума. Это с одной стороны.

 

С другой стороны, если человек живёт и не является придатком к своему рабочему месту, если у него есть какие-то интересы помимо физиологических, то вопросы философии для него интересны. Интерес этот проистекает из того, что философия во всей системе наук современной цивилизации функционально аналогична камертону и во многом подобна ему.

 

Давайте смотреть. Философия - любая философия - сама по себе не может решить ни одной практической задачи. Все практически задачи решают те или иные прикладные дисциплины. Камертон не может быть инструментом для исполнения даже примитивной мелодии "Чижик-пыжик". Но если есть оркестр и абсолютного слуха у музыкантов нет, то без камертона оркестр не настроить.

 

Если философия, как камертон фальшивит, то вся совокупность частных научных дисциплин, оказывается внутри неконфликтной. В итоге получается так, что научная деятельность и практическая деятельность на основе рекомендаций науки сопровождается теми или иными негативными эффектами. Ежели в оркестре несколько камертонов и, допустим, духовые настраиваются по-одному, а струнные по-другому, а камертоны разные (один, допустим, нормальный "ля", а другой "до", а все думают, что он "ля"), то тоже будет безобразие.

 

У нас плюрализм философских систем. Оценка всем философским системам, которые сложились в середине IXX века, дана афоризмом Козьмы Пруткова: "Философ легко торжествуют над прошлыми и будущими скорбями, но легко побеждается настоящей".

 

Ключ к понимания афоризма в том, что слово "настоящий" имеет два значения: настоящее время и действительное. А вот прошлая и будущая скорби действительно существуют в настоящее время, но только в психике философа. Если эта психика неадекватна, то над прошлой и будущей скорбями, которые полностью в его власти, он легко торжествует, потому что они существуют только в его воображении, и он может с ними делать, что угодно. А вот если его мировоззрение неадекватно, то действительная скорбь отличается от его представления о ней, и она торжествует над ним.

 

Когда мы учились, господствующей философией в СССР был диалектический материализм, изучали законы диалектики. Законы диалектики Маркс взял у Гегеля, а оценку философии Гегеля дал Ханюков, что Гегель совершил интеллектуальный подвиг, создал философию, которой пользоваться невозможно, потому что наше внутреннее сознание гораздо мощнее нашего логического сознания, а мы в большинстве своём на уровне сознания мыслим всё-таки словами.

 

Причина в чём? Правое и левое полушария у нас по-разному развиты.

Есть мнение, что якобы человек превосходит всех остальных, потому что его левое полушарие более развито, чем правое. Но есть и другое мнение. Правое полушарие в период жизни прошлой глобальной цивилизации было угнетено и это угнетение генетически закрепилось для того, чтобы человеком можно было управлять посредством логики и лексики точно так же, как компьютером мы управляем на языке формально-логическом. Всё, что касается тех образов и явлений, которые стоят за идентификаторами программы, на которой мы строим некие вычислительные процессы, это все не компетенция компьютера. Это всё - компетенция программиста и заказчика программного обеспечения.

 

Есть мнение, что в прошлой глобальной цивилизации основная масса населения была расами рабов. Дабы не создавать себе проблем, раса господ позаботилась о том, чтобы подавить правое полушарие. Образность осознанного мышления не была свойственна большинству людей.

 

Мировоззрение - это совокупность каких-то неделимых элементов и взаимосвязей, и развивается оно только за счёт определённых по смыслу вопросов и получения определённых по смыслу ответов.

 

Если обратиться к энциклопедическому словарю и заглянуть в статью Сократа, то там можно прочитать, что Сократ - один из основоположников диалектики как метода постижения истины путём постановки наводящих вопросов. Если это так, то что тогда история развития философии в последующие времена после Сократа? Нам навязывают мнение, что диалектика получила наивысшее развитие в философии Гегеля в IXX веке. Дальше начинаются споры о том, правилен ли марксизм или неправилен и получила ли диалектика, её законы, развитие в учениях каких-либо других философов.

 

Реальность такова, что в последующие времена после Сократа история философии была не историей развития искусства диалектики как процесса в определённой личностной психической культуре. Это была история подмены диалектики как искусства некоей логикой. Потому что если мы обратимся к законам диалектики в их общепринятых формулировках в марксизме, то получатся парадоксальные выводы, если пытаться применять марксизм к объективной реальности как таковой.

 

Первый закон диалектики - закон единства и борьбы противоположностей. Он предполагает двоичность, парность. То есть одно, есть другое - они борются. Но если посмотреть реально, как протекали войны, которых было в истории человечества много, то выясняется, что многие войны были не борьбой двух противников, а за обоими противниками стояла одна и та же третья сторона, которая некоторым образом организовала их военное столкновение, а потом, может быть, приняла в нём участие, а, может быть, и не приняла участия, но продиктовала условия мира, когда обе стороны выдохлись.

 

Например, считается, что Первая мировая война XX века - это результат неумеренных германских амбиций на тему строительства железной дороги через Стамбул в Багдад. Если заглянуть в мемуары гросс-адмирала Тирпица, то там находится очень интересная деталь. Немцы совершенно правильно оценивали, что в военно-экономическом отношении после Русско-японской войны Россия ещё не готова воевать. Соответственно, перед кайзером Вильгельмом стояла одна очень простенькая задача: повоевать хочется, пока Россия слабая. А кайзер в своих дневниках вдобавок ко всему ещё писал, что он просто душой ненавидит славян, хотя и сознаёт, что перед Богом это грех - ненавидеть людей. Повоевать хочется. Россия слабая. Есть шансы на то, что война завершится в пользу Германии. Но у России есть договор с Францией. Опять же, есть и Англия. Как будет? Дабы прозондировать обстановку, принц Генрих Прусский отправился в Великобританию незадолго до войны.

 

Когда он вернулся, он папе доложил, что английский король в задушевной беседе сказал ему, что разборки на Балканах это такая мелочь, ради которой Англия в войну вмешиваться не будет. Единственный немец в руководстве Германии, который понимал, что это - блеф, был гросс-адмирал Тирпиц. Он пытался объяснить кайзеру, что это всё - обман, подстава. Но кайзер сказал: "Слово короля мне достаточно". И Германия вступила в войну. Через три дня Англия объявила о том, что она вступает в войну. Но назад-то дороги нет.

 

Когда произошла Февральская революция, в британском парламенте сказали, что одна из целей войны достигнута. Когда рухнула Германская империя, была достигнута вторая цель войны. В закон единства и борьбы противоположностей это не вписывается, потому что присутствовала управляющая третья, которая не является ни той, ни другой противоположностью, а преследует свои интересы.

 

То есть реальность такова, что в мировосприятии людей любой процесс это взаимодействие неких разнокачественностей. Если мы моделируем течение процесса с целью прогностики будущего, то вопрос в том, сколько разнокачественностей нам надо взять для того, чтобы прогноз был состоятелен.

 

Ответ на этот вопрос обусловлен задачей, потому что если у нас задача - донести мегатонный заряд до оппонента, то точность попадания (плюс, минус полкилометра) устраивает в принципе. Если же у нас задача - донести до оппонента 150 килограмм тротила, то для того, чтобы быть убедительным, мы должны попасть в форточку.

 

То есть с одной стороны требования к прогностике диктует сама задача, и если требования к точности прогностики выработаны, то тогда мы можем говорить о том, какие разнокачественности привлекать к рассмотрению, а какие считать незначительными. Но с учётом того, что наша психика двухуровневая - сознание 15 бит в секунду и 7-9 объектов одновременно, то наша задача: поставить правильно задачу перед нашими бессознательными уровнями психики, а они уж сами там определятся, с какими разнокачественностями и как работать.

 

Следующий закон диалектики, второй закон - перехода количественных изменений в качественные, и качественных в количественные. В химии есть такое явление - изомерия, когда разные химические вещества обладают одинаковым химическим составом, но в силу того, что они разные вещества, то и химические свойства их разные, а количество атомов в молекулах их разновидностей одинаковое.

 

Это явление изомерия не вписывается в закон перехода качественных изменений в количественные и обратно по той причине, что разные химические вещества возникают из-за того, что в их молекулах одни и те же атомы по-разному упорядочены.

 

Когда Гегель формировал этот закон, формулировал, а потом этот закон переняли Маркс, Ленин и прочие марксисты, то явление изомерии было известно. Во всех практически языках числительные делятся на количественные и порядковые, что тоже было известно. Если смешивать количественные и порядковые числительные в одном и том же процессе, не видя их границ, то можно построить вот такую шутку, которая вызывает интерес у детей.

 

Ребёнку можно предложить:

- "У человека 11 пальцев на руках".

Ребенок задаёт вопрос: "Как так? Не может такого быть. Десять".

- "Давай считать".

Положили: 10, 9, 8, 7, 6 да там пять - 11. В чём подвох? А подвох в том, что при обратном счёте числа 10, 9 и так далее выступают у нас в значении порядковых числительных, а 5 - это количество на другой руке. Сложение количественных и порядковых приводит не к тому результату, который реально есть. Поэтому закон диалектики о переходе количественных изменений в качественные тоже не очень-то соответствует реальности.

 

Дальше. Третий закон диалектики - закон отрицания отрицания. То есть на первом этапе мы что-то отрицаем, на втором акте мы отрицаем первое отрицание. К чему это ведёт? Поругались с женой: "Да пошла ты!" – пошла, проотрицали. Кажется, погорячился: "Вернись!"

- "Да пошёл ты!"

Если посмотреть, как воспринимается по жизни закон отрицания отрицания, то это - ориентация на разрушение и деградацию. Завершили строительство, дом под крышей. Сняли крышу, развалили стены, развалили фундамент - всё это акты отрицания предшествующих отрицаний.

 

А если всё-таки законы диалектики навязаны, психика их не отвергла, и они присутствуют в психике, то что будет? А будет то, что они будут подрезать с мировосприятия человека и будут подрезать с результатов решения им прогностических задач всё то, что не лезет в эти формулировки.

 

Мне приходилось видеть, когда человек вырабатывал мнение, адекватное жизни, но в силу того, что это мнение не вписывалось в формулировки законов диалектики и всесильное учение Маркса (а всесильное оно, как говорили, потому, что оно верно), он отказывался от заведомо адекватного правильного мнения, которое просто не влезало в догматы того учения, с которым он согласился.

 

Артём Войтенков: Да. Тут дополнение даже что не только диалектика и марксизм, а это к любому относится. Когда у человека есть система мировоззрения и вера во что-либо...

 

Михаил Величко: Да. Догмы, они ограничивают, закрепощают и всё такое прочее. Получается так, что вот та одна единственная фраза из энциклопедического словаря о том, что Сократ - один из основоположников диалектики как искусства постижения истины путём постановки вопросов, это единственное, что о диалектике следует говорить. Всё остальное, что история философии вам предлагает, это уже от лукавого. Но если это - искусство, то оно не формализуется, не алгоритмизуется по той простой причине, что всякий познавательный акт он уникален.

 

В силу уникальности не получается построить такую систему, с какой мы сталкиваемся при инсталляции программного комплекса, допустим, типа Corel Draw. Когда программа-инсталлятор задаёт целую кучу вопросов на тему: поставьте галочки - нужные вам эти самые акты или не нужны опции. Проставил опции - получил результат. С диалектикой такой вариант не проходит, нет общих формулировок, где можно проставить какие-то "галочки" и в итоге получить работоспособный алгоритм решения какой-то задачи. То есть диалектика это действительно искусство.

 

Хотя искусство не формализуется, но, тем не менее, всякое искусство, всякая художественная школа основывается на каких-то принципах, которые можно описать лексически. Если их невозможно описать лексически, то их возможно дать прочувствовать. Это обстоятельство приводит к вопросу о том, почему диалектика в психике одних людей позволяет решать задачи, формулируя вопросы явно, либо не формулируя вопросы, но, тем не менее, вопросы где-то в глубинах психики они формируются и на уровень сознания выходят внятные ответы на них. Ответ на этот вопрос связан и с мировоззренческими системами, и с особенностями психики каждого из людей.

 

Во-первых, всё, что касается мировоззренческих систем. Диалектика может быть ограниченно работоспособна в мировоззрении и миропонимании на основе четырёхкомпонентного набора: "вещество, дух, пространство, время" - по той простой причине, что в духе скрыты неопределённости в отношении информации и алгоритмики. Если бессознательные уровни психики эти неопределённости разрешают адекватно, то в этой системе предельных обобщений диалектика как метод познания путём постановки вопросов может быть работоспособна, но ограничена.

 

В системе миропонимания, в которой предельными обобщениями является триединство материи, информации и мира, диалектика более работоспособна. В этом ответ на вопрос: почему система "Я-центричная" четырёхкомпонентная предложена всем, и она культовая в науке и философии, а система триединства - удел весьма узкого круга эзотеристов. Именно потому, что она обеспечивает преимущество.

 

Второй вопрос связан с тем, что надо дать ответ на вопрос: "Откуда берутся вопросы в процессе познания?" Если вопросы возникают в пределах той системы элементов, на основе которых мировоззрение уже сложилось, то, в принципе, всё может работать на основе логики: "Что это тут такое, что концы с концами не сходятся?" А вот когда речь заходит действительно о познании нового чего-то, о творчестве нового, то предпосылкой к диалектическому познанию, то есть постановке вопросов, является озарение различением, которое в руках Всевышнего.

 

Ежели внимание поймало то, что было явлено в различении, осознанная воля дала команду бессознательным уровням психики ответить на вопрос, что это такое и как оно связано со всем остальным, то запускается то, что можно назвать "искусство диалектики". Если картина мира не дефективная, если организм человека не покалечен, если интеллект не расщеплён на несколько автономно работающих и конфликтующих модулей (это с точки зрения психиатрии - шизофрения), то тогда в силу того, что и человек - часть триединства материи, информации и меры, и мир, о котором задаётся вопрос, это тоже триединство материи и информации меры, то начинает работать принцип: "Каков вопрос - таков и ответ".

 

То есть ответ и вопрос - это два зеркальных явления. Правильно поставленный вопрос содержит в себе уже половину, а в ряде случае и более чем половину смысла ответа на него. Есть один из вариантов, мы иногда его практикуем: студенту предлагается не отвечать на вопросы по курсу, а задавать вопросы по курсу. В большинстве случаев это позволяет более ярко понять, увидеть, что студент недоучил и что он не понял. Обычная процедура. Приходит студент. "Тяни билет!". Берёт билет.

 

Из зала: Если задача - оценить полноту знаний, то обычно преподаватель тыкает "Угадайка" (попасть в то, что надо).

 

Михаил Величко: Здесь предлагается другой вариант.

- "Ты курс прослушал?"

- "Прослушал".

- "Учебник прочитал?"

- "Прочитал".

- "Какие у тебя есть вопросы?"

Если человек действительно прослушал курс, что-то в нём понял, прочитал учебник, то у него не может быть вопросов. Даже если вопросов у него не возникло тогда, когда он этим делом занимался, то эти вопросы должны возникнуть, когда его поставили перед необходимостью их сформулировать.

 

Это касается, чего угодно: хоть математики, хоть физики, биологии, хоть каких-либо технических дисциплин. Если человек понимает проблематику дисциплины, то у него всегда будут вопросы, выходящие за пределы учебника или углубляющие что-то, что есть в этом учебнике. Если он в состоянии их сформулировать и есть предмет поговорить по существу на эти вопросы, то тогда можно оценить его знания более адекватно, нежели в системе угадайки, как в ЕГЭ: "Который из четырёх вопросов правильный, а какой неправильный?" Либо в традиционной системе, когда "Тяни билет", а потом "Рассказывай, решай задачки" в соответствии с тем, что есть в билете.

 

Дальше возникает вопрос о работоспособности этой самой процедуры. И тут получается так, что если эмоционально-смысловой строй правильный, то вопрос будет сформулирован с уровня сознания тоже правильно. Потому что вопрос на уровне сознания, он тоже как-то выдаётся бессознательными уровнями психики. То есть имеет место такой вот диалог, в котором очень трудно поймать начало.

 

Но вопрос уходит в бессознательные уровни психики с сознательных уровней психики. Если эмоционально-смысловой строй правилен, то бессознательные уровни психики работают тоже правильно. Если эмоционально-смысловой строй неправильный, то бессознательные уровни психики работают неправильно. Они могут выдать тогда и неправильный ответ на тот вопрос, который правильно или неправильно сформулирован на уровне сознания.

 

Дальше возникает вопрос: если диалектика - искусство, то как её освоить так, чтобы собственная психика поддерживала это искусство и познавательно-творческие акты были успешны? Понятно, что если искусство не формализуемо, то читать какие-либо наставления бестолково. Остаётся что? Практическое собственное познание и чтение той или иной литературы, в которой запечатлено это искусство познания в отношении тех или иных проблем, потому что вся литература, все тексты делятся на две категории.

 

- Первая категория - это повествование о том, что автору известно. Я рассказываю вам то, что мне известно; в "Основах социологии" написано то, что было известно авторскому коллективу.

- Другая категория текстов, в принципе, аналогична распечатке процесса работы компьютера. То есть когда текст начинается, то те, кто его пишут, они не знают, чем он кончится. В тексте запечатлена процедура именно диалектического познания. Такие тексты тоже в материалах Концепции общественной безопасности есть. Они, в свою очередь, могут разделяться на две группы.

 

В одной группе вопросы ставятся явно. Потом, после постановки вопросов, выкладывается какая-то аргументация, на основе которой строятся ответы на эти вопросы. Другая категория текстов, где запечатлена диалектическая процедура, несколько посложнее - по той простой причине, что вопросы остаются в умолчаниях, а в процессе освещения проблематики выдаются какие-то фаты, на их основе строится какая-то аргументация и после этого имеется результат.

 

Такие тексты можно читать в двух вариантах.

- Вариант первый: мы хотим узнать что-то, понять те мнения, которые высказывают авторы как результат диалектического процесса. Это один вариант чтения.

- Второй вариант чтения таких текстов предполагает интерес к другому. Мы не интересуемся знанием как таковым, а мы интересуемся процедурой его получения в данном конкретном случае. И вот если мы интересуемся процедурой его получения в данном конкретном случае и читаем этот текст при правильном эмоционально-смысловом строе, то реально мы втягиваемся, вводим себя в процесс диалектического познания. Читая текст в таком режиме, мы обретаем навык диалектического познания, который может быть развит.

 

В таком режиме можно читать Сталина. Сталин владел диалектикой. Это владение диалектикой выразилось в том, что он смог поднять Советский Союз от сохи и всеобщей безграмотности к передовым технологиям своего времени и наиболее высокому уровню образования прежде всего молодёжи.

 

Читать Маркса без толку. Маркс - это калейдоскоп. Владимир Михайлович ездил в Китай на конференцию по марксизму и рассказывал, что там был один японец, который смог раскопать в библиотеках тексты, из которых Маркс компилировал "Капитал". Авторского текста Маркса в "Капитале" - это только связки между выдержками из газет, журналов того времени, которые в ряде случаев просто вставлены в текст без ссылок. Это компиляция.

 

Можно читать Энгельса ("Анти-Дюринг", "Диалектика природы"), но, читая Энгельса, надо помнить о том, что Энгельс мыслил в системе четырёхкомпонентного набора: вещество, физические поля дух (дух тогда считался несуществующим), пространство, время. В работе "Диалектика и атеизм: две сути несовместны" показано, как Энгельс блуждал в этих трёх соснах и не мог из них выйти.

 

У Ленина в некоторых ситуациях диалектика, в некоторых ситуациях дьявольская логика. В силу того, что диалектика не формализуется, она иногда оказывается очень похожей на дьявольскую логику. Но дьявольская логика всё-таки формализуется. Дьявольская логика от прочей логики отличается тем, что аксиомы и правила меняются в ходе самой логической процедуры по мере надобности или в тех пределах, в которых их не замечает оппонент, когда совершается передёргивание правил и аксиом. Поэтому с помощью дьявольской логики можно доказать всё, что угодно. Вот эта шутка на тему "У человека 11 пальцев на руках" - это образец дьявольской логики, в которой всё построено на отождествлении числительных порядковых и числительных количественных.

 

В условиях атеистического миропонимания диалектика склонна в ряде случае вырождаться в дьявольскую логику. Владимир Ильич Ленин в ряде случаев скатывался из диалектики в дьявольскую логику и был очень убедителен в отношении тех, кто не видел разницы между диалектикой и дьявольской логикой, не владел более изощрённой дьявольской логикой или не владел диалектикой на более высоком уровне, чем этим искусством владел Владимир Ильич.

 

Это работа с текстами. Есть ещё одна процедура, которая позволяет освоить диалектику как инструмент познания. Сейчас идёт чемпионат мира по футболу. В каждой игре участвует 11 команд, 11 человек с каждой стороны: капитан, вратарь и 10 игроков. Они гоняют мячик.

 

Герб Древнего Египта - шар, который несут два крыла. Если обратиться к анализу того, как управлялся Египет во времена фараонов на протяжении нескольких тысячелетий, то выясняется, что высшая власть в обществе это жреческая власть, а государственная власть (царская власть) всегда подчинена жреческой. Почему? Причина простая: любое управленческое решение может вырабатываться либо единолично, либо коллегиально, то есть каким-то интеллектуальным штабом, мозговым трестом - как хотите, это называйте. Но когда дело доходит до его практического исполнения, то ответственность за исполнение может быть только единоличной и персональной. Если этот принцип нарушается, то возникают такие пословицы, как: "У семи нянек дитя без глаза". Или турецкая пословица: "Два капитана судно утопят". Почему? Потому что если процессом управления руководит один, то так или иначе к нему стекается вся информация, которую он затребует о течении этого процесса с той или иной либо детальностью. Но всегда, если это квалифицированный управленец, эта информация будет стекаться к нему. Если во главе процесса исполнения управленческого решения стоят два и более, то всегда найдутся какие-то информационные потоки, которые не дойдут ни до кого из тех, кто якобы коллективно ответственен за решение.

 

Пример. За создание морской компоненты ядерных стратегических сил США на протяжении длительного времени отвечал Хайман Риковер (Hyman George Rickove) американский адмирал. Он отвечал один и за корабль, и за ракеты, которые будут на этом корабле, и за то, чтобы ракеты соответствовали кораблю.

 

У нас в то же время, в послесталинские времена, было коллективное руководство, поэтому за такие объекты, как система "лодка плюс стратегическая ракета" персонально единолично не отвечал никто. В итоге получилось то, что получилось. В послесталинские времена один из лозунгов борьбы с культом личности был лозунг осуществления коллективного руководства. Коллективное руководство в конечном итоге привело Советский Союз к краху, потому что за него не отвечал никто.

 

Если обратиться к Египту времён фараонов, то получалось так, что весь комплекс управленческих решений в отношении экономики, внутренней политики, внешней политики Египта вырабатывал не фараон и не администрация фараона. Весь комплекс управленческих решений вырабатывало высшее жречество Египта. Высшее жречество Египта было представлено двумя командами: команда Севера и команда Юга. Каждая включала в себя по 11 человек во главе с капитаном команды, или первоиерархом, как хотите.

 

Права высшего жречества в той и другой команде были одинаковые. Они, в общем-то, параллельно занимались проработкой одних и тех же вопросов, анализировали проблематику, думали как эти проблемы решать, какими путями, какими методами и вырабатывали какие-то решения. Эта система существовала на протяжении многих веков.

 

Обратите внимание: на системном уровне было запрограммировано, что неизбежны ситуации, когда равноправные люди по одному и тому же вопросу приходят к взаимоисключающим мнениям. Если они приходят к взаимоисключающим мнениям, то возникает вопрос: "Что делать?" В других культурах такого рода вопросы решаются просто голосованием, а количество участников голосования должно быть нечётным и право воздержаться блокируется. Голоса как-то распределяются - то или иное решение принято.

 

Но ведь большинство тоже в состоянии ошибаться. Допустим, общество сталкивается с какими-то проблемами. Если заняться социальными опросами на тему о том, в результате чего возникли эти проблемы, то если правильно поставить спектр ответов, то вы получите некое большинство и некое меньшинство. Выясняется, что в таких ситуациях мнение большинства гроша ломаного не стоит, потому что проблемы, если анализировать процесс их возникновения, именно и возникли как результат реализации менталитета большинства в той или иной практической деятельности. А вот мнения меньшинства нуждаются в анализе именно потому, что они не совпадают с мнением большинства и там могут быть здравые мнения об этих проблемах.

 

То есть то, что в системе была запрограммирована ситуация, когда вопрос в принципе нельзя решить методом голосования, говорит о том, что были какие-то иные процедуры преодоления разногласий. Какие могут быть ещё процедуры? Например, метание жребия. В Коране метание жребия характеризуется как деяние, принадлежащее уделу Сатаны. Почему? Потому что если бы, допустим, первоиерархи решили бы подбросить пятачок, то, с нашей точки зрения, они были магами. Поэтому в вопросе о том, как ляжет пятачок, выражается не некое что-то высшее по отношению к каждому из них, а может выражаться и результат того, что воля одного оказалась сильнее, чем воля другого, и хотя он не прав, то пятачок лёг так, что победило его решение.

 

В одном из фильмов был вообще замечательный сюжет: два товарища решают вопрос, кто будет нести тяжёлый вещмешок в тылу врага, подбрасывая пятачок. Инициатор этой идеи говорит: "Если орёл, то ты, а если решка, то не я". Второй говорит: "Ладно, согласен", бросает пятачок - и он вот так вот ребром входит в песочек. Инициатор этой идеи вынужден нести тяжёлый вещмешок. Это на тему о том, что в этом может выражаться магия.

 

Что тогда остаётся ещё? Остаётся ещё один вопрос: докопаться до тех причин, по которым компетентные и заинтересованные люди пришли к двум взаимно несовместимым мнениям. В чём могут причины? Разная информированность. То есть, проверяем ту базу данных, на основе которых выработано каждое из мнений. Одни знают одно, другие знают другое. Одни не знают этого, другие не знают того. Если объединить базы данных, то что получится, какое мнение? Если это не приводит к согласию, то возникает следующий вопрос: интеллект кого-то, обрабатывая достоверную информацию, глючит. Надо добраться до этих глюков.

 

Тут наступают нравственно-психологические аспекты. Если человек преисполнен амбиций и притязаний на персональные авторские права типа "Я гений. Вот какую задачу я решил, а никто другой не смог", то разборки на тему о том, как чья психика глючит, становятся невозможными, потому что для самолюбия это крайне неприятная процедура.

 

А вот если нет персональных притязаний на авторские права, а есть желание действительно решить проблему, то самолюбие остаётся где-то там за дверями и можно докопаться до субъективно-личностных причин, по которым на основе одной и той же информации люди приходят к взаимно несовместимым или взаимоисключающим мнениям. Тогда выявляются ошибки субъективизма и признаётся правота одной из сторон. Либо выявляются ошибки субъективизма обеих сторон, и в результате рождается, некое третье мнение, которое качественно превосходит первые два исходных.

 

Тандемный режим деятельности это тоже способ освоить искусство диалектики, потому что тандемный режим ориентирован именно на выявление тех глюков в работе интеллекта, которые не позволяют диалектической процедуре в психике человека выйти на понимание истины.

 

Как он работает? В принципе, это действительно может быть диалог. Жизнь устроена так, что тандемный режим деятельности запрограммирован для человека его двуполостью. Лучший тандем - это суженая, союз суженых друг другу. Там достигается в обоих случаях максимум освоения потенциала личностного развития.

 

Другой вариант - политандемный режим. Политандемный режим может протекать тоже в двух вариантах. Один вариант можно назвать ромашкой. То есть когда координатор проекта поочередно обсуждает одну и ту же проблематику с разными людьми в тандемном режиме и в результате возникает некое мнение по какому-то вопросу, которое так или иначе признаётся всеми участниками команды.

 

Другой вариант можно назвать синхрофазотроном, когда мнение бродит по кругу, по цепочке. Как правило, легче это делать, если мы имеем текст исходный и за всеми участниками процесса признаётся право с этим текстом делать всё, что угодно. То есть вписывать в него всё, что они считают нужным, вычёркивать из него всё, что они считают нужным, заниматься изменением стилистики, заниматься синонимическим преобразованием текста и уточнением.

 

Если есть базовый навык диалектики как искусства, нет личных амбиций и боязни, что кто-то там об меня вытрет ноги, и я буду выглядеть идиотом на фоне их, то процесс сходится к порождению текста, до понимания глубины которого участникам процесса в ряде случае надо личностно развиваться несколько лет. Потому что только спустя несколько лет после того, как итоговый текст, устраивающий их всех, появился, кто-то сможет сказать: "Да, тут мы не очень аккуратно написали, а тут надо было бы затронуть ещё какие-то вещи".

 

Почему итоговый текст, который устраивает всех, умнее, чем каждый из участников? Потому что в таком политандемном режиме формируется коллективный интеллект, мощь которого многократно превосходит мощь каждого из интеллектов, участвующих в процессе. И только когда проходит несколько лет и люди не бездельничали в интеллектуальном плане, а занимались познанием, занимались творчеством, занимались личностным развитием, индивидуальный интеллект выходит на тот уровень, который в прошлом был достижим для коллективного интеллекта.

 

Судя по всему, в Египте вот этот режим функционирования государственности, когда две жреческих команды осуществляли жреческую власть независимо друг от друга. А потом согласовывали общее решение и выдавали его фараону, который тоже был посвящённым достаточно высоко в жреческие тайны, для того, чтобы он координировал всю работу государственного аппарата по воплощению решения в жизнь. Это многое объясняет и в древней истории, и объясняет многое в последующей истории. Потому что в России, в Российской империи функции жреческой власти и власти государственной возлагались на государя-императора персонально. Поскольку вот эта процедура исключалась, то качество жреческой власти либо не достигалось, как во времена Александра Третьего, либо в принципе жреческая власть оказывалась невозможной, как во времена, допустим, Петра Третьего или Павла Первого.

 

Если говорить об эпохе Екатерины, то там скорее, мы обязаны успехами не интеллектуальной мощи Екатерины, а её интуиции и тому, что её система чувств позволяла вписываться в течение процессов и двигаться в этом потоке примерно так же, как парусник при правильно поставленных парусах движется под воздействием ветра, в том числе, и в лавировку против ветра. Это один из режимов работы психики, когда из чувств - напрямую в решение. Но, тем не менее, это было достаточно эффективно, поскольку интуиция и чувства у Екатерины в психику были интегрированы, а не лежали где-то в сторонке.

 

Если говорить о последующих временах, в сталинские времена стимулировалось то, чтобы товарищеские отношения между людьми, в том числе и в процессе осуществления творчества, открывали дорогу к тому, чтобы тандемный режим деятельности и политандемный режим реализовывался даже без осознания того, что это такое.

 

Известен один единственный случай, когда было прямое принуждение к тандемному режиму. В ходе осуществления атомного проекта кто-то двое не могли договориться о том, как и что надо делать. Дело происходило в кабинете у Берии. Берия сказал: "Вы коммунисты. Если вы настоящие коммунисты, то вы придёте к правильному мнению". Оставил их наедине на 20 минут. Спустя 20 минут они ему доказали, что они коммунисты и они пришли к взаимоприемлемому правильному мнению. Ну а потом, когда начался новый этап культа личностных амбиций, то качество управления упало.

 

Вопрос: Хотел спросить про Королёва. Он же генеральным конструктором был. Вы говорите, что при определённых условиях работающий коллектив, делающий один и тот же конечный продукт, может выйти на такой уровень, который мы знаем: жёсткая структурная субординация или доступ к информации. То есть мог ли кто-то ещё, кроме Королёва?

 

Михаил Величко: Я подозреваю, что у Королёва, судя по всему, политандемный режим был нормой. Почему? Как-то раз по каналу "Культура" показывали встречу с академиком Раушенбахом. Это один из сподвижников Королёва. Раушенбаха попросили охарактеризовать Королёва одним словом. Раушенбах чуточку задумался, а потом сказал, что если характеризовать Королёва одним словом, то это слово - полководец. Потому что с его точки зрения Королёв не был ни выдающимся учёным, ни выдающимся инженером. Но если соотноситься: в чём функция полководца?

 

Из зала: Руководить.

 

Михаил Величко: Координировать деятельность разных-разных специалистов в иерархически организованной системе, причём на продолжительных интервалах времени. Вот Королёв в этом смысле был очень хороший руководитель для своей эпохи, то есть для того коллектива и для того общества, в котором он жил.

 

Вопрос: Ещё вопрос. С историей нашей если дальше-дальше откатываться, то не на слуху какие-то примеры, которые - государственное управление на уровне Древний Египет, Древняя Русь. Была ли у нас в жречестве реализована каким-то образом эта функция или у нас всегда сводилось к индивидуализму, что был вот здесь какой-то старец, вот здесь какой-то.

 

Михаил Величко: Нет, у нас это не сводилось к индивидуализму, потому что то, что называется жречеством, это было общецивилизационной социальной группой точно так же, как и княжеско-боярское сословие было общецивилизационным профессиональным сообществом управленцев-исполнителей. В тех исторических документах, которые дошли до нас, засвидетельствовано о том, что Новгород сам призывал князей и что на протяжении удельно-княжеской эпохи князья не сидели подолгу в одном каком-то княжестве, а шла ротация кадров. Но это было по инерции от той эпохи, когда не князья сами решали вопросы ротации, а когда жречество решало: кому какую задачу доверять. Там была другая система. В нашем, современном понимании государственности на Руси не было, но система управления в некоторых аспектах была более эффективной, чем система государственного управления в других цивилизациях. Но это отдельная тема.

 

Из зала: Ближе к народовластию?

 

Михаил Величко: Это ближе к народовластию по той причине, что доступ к жреческой власти был открыт всем. Поскольку в нравственно-этическом отношении общество было едино, то есть одна и та же нравственность и одна и та же этика была свойственна жрецам, князьям, боярам и так называемым простолюдинам, то проблем не могло возникать, потому что система взаимоподчинения и взаимной ответственности была функциональна. То есть вне исполнения должностных обязанностей человек - это человек, вне зависимости о того, жрец, князь он или кто-то. Если дело доходит до исполнения должностных обязанностей, то ему подчиняются не как родовитому какому-то там, а именно как человеку, который руководит коллективной деятельностью и берёт на себя ответственность за эту деятельность.

 

Вопрос: Можно ли сказать, что то направление, которое выкладывает в умах людей, давая концепцию, Внутренний Предиктор, это какой-то такой пример, чтобы мы в этом направлении развивались?

 

Михаил Величко: Да. Потому что Концепция общественной безопасности предполагает нравственно-этическую однородность общества.

 

Набор текста: Надежда Алексеева, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1030 мб)
Видео MP4 640x360 (412 мб)
Видео MP4 320х180 (232 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (48 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (72 мб)

Текст:
EPUB (176.19 КБ)
FB2 (301.95 КБ)
RTF (296.89 КБ)