Уничтожение Европы

Габор Вона - лидер партии "За лучшую Венгрию" и депутат Европарламента Бела Ковач об уничтожении национальных государств в Евросоюзе.
США управляет Евросоюзом, навязывает европейским странам свою культуру и экономические отношения, что ведёт к уничтожению исторических государств и народов.

Контейнер

Смотреть
Читать

Габор Вона

Как живёт Венгрия 1

Видео: http://poznavatelnoe.tv/unichtozenie_europa

 

Собеседники:

Габор Вона - лидер партии "Йоббик - За лучшую Венгрию"

Бела Ковач - депутат Европарламента от партии "Йоббик"

Александр Дугин - философ, социолог, политолог, http://dugin.ru

 

Александр Дугин: Уважаемые коллеги! Мы начинаем нашу встречу  на социологическом факультете Московского государственного университета, которая посвящена взаимоотношениям России и Восточной Европы, судьбам Европы. Сегодня гостями нашего факультета, Центра консервативных исследований и кафедры социологии международных отношений, являются очень видные и уважаемые гости. Это руководитель одной из очень крупных парламентских фракций Венгрии Габор Вона и депутат Европарламента Венгрии Бела Ковач. Они представляют официальную делегацию в Москве для развития российско-венгерских отношений и разработки совместных проектов.

 

Во-первых, о Венгрии. Сейчас существует такое явление, как кризис  евроинтеграции, все мы знаем. Венгерское правительство и венгерский парламент являются сегодня одними из пионеров многовекторности внутри Европы.

 

Мы обычно слышим о многовекторности на постсоветском пространстве (например, на Украине, которая за Россию и за Европу), но мы совсем ничего не знаем о многовекторности в Восточной Европе. И вот руководитель Венгрии Орбан, в частности, когда он вступил в свою должность, первый визит совершил в Казахстан, сказав, что восточное направление для Венгрии, для Восточной Европы является приоритетным в политике. Да, эта страна – член Евросоюза, но одновременно ориентация на Восток, возврат к корням. Венгры вышли из наших евразийских степей, потомки Атиллы, гуннов, финно-угров, тюрок, древних скифов, сарматов, тех же евразийских племен. Это очень важный тренд.

 

Обычно мы ждем поворота от славян в панславянизм, но вот наши братья – и словаки, и болгары – они тоже присматриваются к этой восточной ориентации, а венгры, от которых мы этого меньше всего ожидали, сделали такой резкий шаг. И теперь два слова. Поэтому представитель венгерского парламента, Европарламента в России – это не такой уж редкий случай. И это прекрасно.

 

И второй момент. Какова партия, которую возглавляет Габор Вона? Партия называется "Йоббик". Это партия консервативная, что тоже очень интересно, потому что нам Европа представляется как такой парадиз либеральных ценностей. Но есть и другая Европа, и она представлена в Европарламенте на уровне миллионов европейских тенденций, обществ, политических, социальных, общественных организаций. Эта альтернативная Европа не имеет вообще ничего  общего с основной европейской повесткой дня. Это Европа ценностей, это Европа традиций, это Европа здорового христианского, католического отношения для католических стран. Это Европа семьи, это Европа традиций, это Европа корней. Эта Европа – на самом деле европейская Европа, которую вообще от нас прячут. Нам дают какую-то американизированную Европу, это квази-Европа, и говорят, что другой нет.

 

Вот, пожалуйста. Это представители реальной партии, реальный, не выдуманный Европарламент, венгерский парламент, партия уважаемая. Конечно, европейские представители гиперлибералов пытаются показать такие консервативные движения в карикатурном свете, но на самом деле это обычная идеологическая борьба. Это та Европа, с которой России, конечно же, надо иметь дело, у которой можно многому поучиться, много полезного в диалоге выяснить. И я с удовольствием предоставляю  слово, право голоса нашему уважаемому гостю Габору Вона, руководителю венгерской фракции такой другой консервативной, по-настоящему европейской, дружественной нам и очень интересной для нас Европы.

 

Габор Вона: Сердечно приветствую всех присутствующих. Разрешите мне на своем языке обратиться к вам. С переводчиком, разумеется. Я благодарен господину Дугину за возможность этой встречи. Это очень важный момент в моей жизни, без преувеличения.

 

В 2010 году наша партия в первый раз участвовала в парламентских выборах Венгрии. Тут возникла проблема: по предварительным подсчетам при парламентских выборах мы ожидали добиться всего лишь 1%, но на практике получилось 17%. Сейчас мы являемся второй-третьей крупнейшей силой, а с учетом возраста избирателей до 35 лет – мы занимаем первое место. Не субкультура, а среди молодых – это самое распространенное направление. Для большинства венгров это вопрос не идеологический. Это из-за социальных проблем, из-за отрешения от прошлого.

 

Всё большая часть венгерского общества возвращается к альтернативному европейскому мышлению. Когда я получил эту возможность выступления, мы договорились, что я буду вести дискуссию про русско-европейские, русско-венгерские отношения. В этот процесс обсуждения русско-европейских взаимоотношений необходимо включить роль США. Всё это нужно понимать в этом треугольнике.

 

Упрощенно, но чётко можно сказать, что пока на сегодняшний день США являются дефективным ребёнком Европы. В то же время Евросоюз – не что иное, как придаток Европы. А вот Россия в настоящее время как раз есть хранительница европейских ценностей. Как бы это ни было странно, Евросоюз нельзя было назвать европейским. Гораздо больший европейский смысл сохраняется и сохранен в России и благодаря России. К сожалению, американизм распространился во всем мире. Можно сказать, что это царство количества вместо царства качества и господство денег над всем. В то время как раньше – в Средние века – Европа имела какие-то ценности, то сейчас всё сводится только к деньгам.

 

Как Европа оказалась в таком положении? С окончанием Средневековья Европа потеряла свои прежние ценности. Казалось, что за несколько десятилетий вся Европа рухнет, но вместо этого она начала колонизацию. Первым направлением колонизации была как раз Америка, в которой было уничтожено коренное население. Как нам известно, туда были перевезены рабы из Африки. Если раньше Америка была добычей Европы, то вдруг неожиданно она самостоятельно встала на ноги, и более того – взяла на себя руководящую роль над миром. Теперь американцы колонизируют весь мир.

 

Получилось то же самое, что и раньше. Европейская модель капитализма была неработоспособна, также и теперь американская модель оказалась неработоспособной. Эти страны могут выживать только лишь за счёт колонизации. Как рак уничтожает человеческий организм, так и эти общества уничтожают весь мир.

 

Почему США превратилось в такое государство? Всё это происходило в одно время с образованием колониальной системы Европы. Европе требовалась добыча. Коренными американцами стали самые низшие слои, которые отправились из Европы в США: репрессированные слои населения, религиозные фанатики и прочие низшие слои. Этот некачественный общественный коктейль создал американское государство.

 

По сей день это отражается на текстуре американского общества, на культурном уровне, на политическом стиле, на экономическом образе, на превосходстве денег над всеми ценностями. Это мировая держава, которая не имеет прошлого и не может показать здоровый быт для мира. Теперь, как будто мировая держава – душевный инвалид, мстит своей матери – Европе – за плохое воспитание.

 

Возможно, многие в России считают, что Европа является союзником США. На самом деле Европа лишь играет роль слуги – поступает согласно приказам США. Идёт какая-то секретная война, в которой Европа находится в проигрыше. Евросоюз полностью подчиняется США, как будто является их очередным штатом.

Не случайно всё чаще поднимается вопрос о Соглашении о свободной торговле. Нужно быть слепым, чтобы не заметить, что все проблемы Европы экономического характера, которые сейчас наблюдаются, вытекают из американских поступков. Не в интересах Америки, чтобы Европа была сильной страной, а евро – сильной валютой.

 

Сегодня Европа находится в такой путанице, когда она не может сражаться ни с США, ни с азиатскими странами. Она не может быть конкурентоспособной не только с внешней стороны, но также не может решить и свои внутренние проблемы: падение численности населения, потеря ценностей, безработица (особенно среди молодых), противостояние разных национальных интересов внутри Европы.

 

Куда движется Европа? Каково её будущее? Для всех должно быть очевидно, что Евросоюз – это неработоспособная модель. Многие считают, что в таком положении нужно увеличивать интеграцию и создать Европейские Соединённые Штаты, где страны-члены фактически теряют все свои свободы. Однако считается, что это создаваемое новое общество будет управляемо.

На мой взгляд, это большая ошибка – хотят усовершенствовать то, что является основной проблемой. Это не может привести ни к чему хорошему. Скорее всего, все эти проблемы вытекают из действий США, цель которых и дальше ослаблять Европу, полностью удерживая власть и экономическое превосходство.

История повторяется, только в обратном направлении. В прошлом Европа захватила Америку для того, чтобы решить свои проблемы таким путём, а сегодня происходит обратное: Америка пытается захватить Европу, чтобы решить этим путём собственные проблемы. Для этой цели и реализуется Соглашение о свободной торговле.

 

На мой взгляд, будущее Евросоюза ни в коем случае не должно быть копией американской системы. Нельзя, чтобы национальные традиции были полностью разрушены. Общество, которое теряет свои традиции, неизбежно разрушается. Будущее должно быть основано на признании ценностей и прошлого. Его можно строить не только на традициях, но и на прошлом, как на основании.

 

Древние европейские корни – это римское право, христианские ценности, греческая философия и наши общие ценности, которые были взяты, согласно национальному характеру. Итальянцы прибавили свою жизнерадостность, французы – эстетику, англичане – пуританизм и простоту, немцы – прилежность, а русские – глубину осознания существования. Средневековые народы Европы были едиными, но в то же время сохранили свои различия и ценности. Надо понимать, что эту разницу не отнимают от Европы, это прибавляют Европе.

Тот, кто хочет создать новую Европу должен строить её на этих старых корнях римского права, греческой философии. В то же время нужно сохранить и национальный характер. Не нужно всё это просто приспосабливать к современности. Нужно строить такую общую Европу, в которой каждый сможет прибавить своё и этим исцелить Европу.

 

Теперь Запад съедает Восток. Какова в этом роль Российской Федерации? Для меня, для моей партии, для нас Россия – это не противник Европы, как многие считают на Западе. Россия является последним шансом Европы. Ни в коем случае не нужно нацеливаться на вступление в Евросоюз – не стоит садиться на тонущий корабль. Это никому не принесло бы пользу.

 

Необходимо, чтобы Россия за счёт своих традиций смогла быть противовесом американизации Европы. Чтобы увеличить у вас понятие ответственности – вы должны спасти Европу. Вы способны на это как на духовном и культурном уровнях, так и на экономическом и политическом уровнях. Получается, что Россия должна поступать с Европой не так, как сейчас с ней поступают США, то есть не колонизировать Европу, а найти в ней своих союзников, которые против глобального господства США. Со всеми этими союзниками Россия может построить новую Европу, в состав которой будет сама же и входить. Для Средней и Восточной Европы, в которой находится и моя страна Венгрия, это вопрос жизни и смерти.

 

Для нас Евросоюз – это не просто тупик. В рамках этого общества у нас самое плохое положение – нас просто колонизировали. США обманывали всё венгерское общество и остальные средние и восточноевропейские страны в том, что Брюссель приносит свободу и великолепную жизнь. Свобода означает, что можно "свободно" делать то, что разрешают США. Безработица Венгрии уступает только безработице Греции – это не очень хороший результат.

 

Скоро будет 10 лет с момента нашего вступления в Евросоюз и можно смело сказать, что нас просто обманули. Не мы нуждались в присоединении к Евросоюзу, а Евросоюз нуждался в том, чтобы Венгрия присоединилась к нему. Наши рынки отняли. Разрушили, снесли наши заводы. На прилавках наших магазинов разместили свои товары. Венгрия, которая имела прекрасные возможности и в сельском хозяйстве, и в обработке пищевых продуктов, теперь ест голландский сыр, датскую свинину, испанские овощи и немецкие салями.

 

В то время как цены выросли до западноевропейских (тут мы догнали Запад), зарплата венгерского работника в фирме, которая принадлежит западной корпорации, составляет 20%, а иногда и 10% от зарплаты западного рабочего. Корабль тонет, а мы работаем как бурлаки на Волге. Так что Венгрии совсем не всё равно во что превращается Европа. Для нас это вопрос жизни или смерти.

 

Очень важны взаимоотношения России и Европы. Я вижу, что в Европе ведущую экономическую роль играет Германия. Экономически поднимаются две евразийские державы. В первую очередь Россия и во вторую – возможно, Турция. Поэтому я думаю, что будущее Европы и будущее Венгрии, будут определять эти три державы: Германия, Россия, Турция. Именно поэтому для нас очень важно создать хорошие взаимоотношения между этими четырьмя странами. Получается, что союз евразийства может превосходить и иметь очень хорошие преимущества перед атлантизмом.

 

Возможно, что скоро Венгрия встанет перед выбором: стать ли ей евроатлантической страной и присоединиться к Евразийскому союзу или попробовать сохранить какое-то промежуточное независимое положение. Конечно, следует взвесить все "за" и "против" и принять решение.

 

Я уже уверен, что первый путь – путь евроатлантизма – можно исключить, потому что это приведёт к гибели. Эта дорога никуда не ведёт, это тупик. Об этом же говорит увеличение роли партии "Йоббик" и поддержание её идей среди молодёжи. Это только вопрос времени, чтобы "Йоббик" получила какую-то правительственную роль.

 

Какой бы путь не выбрала Венгрия, ей точно следует обновить отношения с Россией, как экономические, так и культурные, и  энергетические. Ей нужно усилить связь с Россией. Самыми первыми эту идею в Венгрии выдвинула партия "Йоббик", и большинство голосует за эту идею.

 

Однозначно, я верю в евразийское сотрудничество. Верю в то, что основные ценности соединяют Европу и Азию. Верю в то, что необходимо найти самые подходящие формы для этого сотрудничества. Это должно быть в рамках какого-то общественно-политического и теоретического сотрудничества. Во всё это я верю. Также я думаю, что недостаточно находить только форму сотрудничества, так как не системы создают культуры, а именно культуры создают собственные системы. Не форма создаёт содержание, а содержание подыскивает подходящую форму.

 

Для нас это означает, что если мы хотим создать более гармоничную, более человеческую Европу, то мы должны работать над созданием основы для этого в наших обществах, в наших кругах. Нужно поднять общество. Мы находимся как будто в "матрице" и мы должны освободить наших людей из глобального гипноза, из глобальной "матрицы" капитализма.

 

Наша жизнь на Земле должна развернуться в сторону трансцендентности. Может быть, это кажется старыми, несовременными задумками, но наш успех показывается, что у общества есть определённые потребности и оно нуждается в этих смыслах. Это есть самая слабая точка сегодняшнего мирового порядка.

 

Если мы направимся по этому пути и найдём содержание, то форма образуется сама собой. Если общество живёт в своих традициях, в своих ценностях, то это может даже самые плохие системы превратить в человеческие. Также как современное общество может погубить даже самые хорошие системы. Поэтому я желаю и вам, и нам увидеть свет в конце тупика и вместо тьмы евроатлантизма привнести свет евразийского смысла.

Спасибо за внимание!

 

Александр Дугин: Уважаемые коллеги, прежде чем предоставить слово Бела Ковачу, депутату Европарламента от партии "Йоббик - За лучшую Венгрию", я хотел бы сказать несколько слов от лица нашего факультета. У меня сложилось впечатление, что я слушаю какую-то потрясающую, удивительную музыку. Очень не хотелось, чтобы господин Габор Вона прекращал говорить, потому что такие речи можно слушать вечно. Это первое ощущение.

 

Во-первых, искренне, я первый раз встречаюсь с политиком такого уровня, который цитируете Рене Генона и начинает свою речь с аллюзии на "Царство Количества и знамения времени". Во-вторых, я первый раз встречаю политика, который осознаёт, что только трансцендентное измерение является основанием для построения полноценной философской политической модели. Я подписался бы здесь под каждым словом и с геополитической точки зрения, и с философской, и с исторической. Поэтому – просто шок.

 

До этого мой друг Клаудио Мутти, итальянский традиционалист, написал мне о встрече с господином Габором Вона в Будапеште такие слова: "То, что говорит Габор Вон настолько хорошо, что даже не может быть правдой", - написал Мутти. Сейчас я убедился, что это может быть правдой.

 

Последнее замечание. Недавно опубликовали очень интересное исследование, которое сейчас  будет уместно. Это исследование Русского генофонда относительно того, какое количество хромосом в русском этносе максимально. Выяснилось, что в значительной степени русские и финно-угорские народы по сути дела являются одним этническим субстратом.

 

Мы говорим на другом языке, у нас другая культура, мы славяне по идентичности. Но евразийские финно-угорские корни очень глубоки. Складывается впечатление, что слушая финно-угорскую речь, перед нами вырастает дополнительный материнский язык – древнейший язык наших предков, который создаёт свою собственную картину. Удивительное чувство.

 

Когда я смотрю венгерские фильмы – я смотрю их без перевода. Я не знаю ни слова по-венгерски, но я погружаюсь в магию этого удивительного, очень понятного языка. Понятно, при полном отсутствии каких бы то ни было греческих, латинских и славянских корней. Это тоже удивительный опыт.Я думаю, что те слова, которые господин Вона говорил о русском мессианстве, о роли России – это то, что мы все втайне в себе носим, это то, что мы все очень хотим. Но ни в Европе, ни в России так по-настоящему должного внимания нам, русским, никто не оказывает. Мы стали смотреть на себя глазами продавцов дешёвых, несъедобных гамбургеров.

 

Мы просто видим себя, как колонизированную территорию. Мы осознаём себя оккупированными непонятно кем, просто рабами. Приезжают люди из Европы и говорят, посмотрите на ваши богатства, посмотрите на вашу культуру, посмотрите на вашу историю. Посмотрите на ваши возможности. В конце концов, посмотрите на ваше материальное положение. Это люди из Европы, члены Евросоюза. Это не Украина, стоящая вслед за Турцией. Как на Украине шутят: "Когда Украину примут в Евросоюз? Вслед за Турцией. А когда Турцию? Никогда".

 

Поэтому на самом деле эти европейские ценности, стоящие в этот мусор, о котором говорил господин Вона, а они ещё учат нас демократии. Вот люди из демократии, они рассказывают, как она действует. Это поразительно. Я думаю, что это начало очень важной тенденции в Европе.

 

Всё больше и больше людей говорят, что думают так, как господин Вона. Он становится не только спикером – выразителем венгерского молодёжного движения. Обратите внимание – молодёжного! Люди не какие-то бывшие коммунисты, которые просто проживают ностальгию. Люди – молодые, первая партия – меньше 35-ти лет. Это будущее Венгрии. Новая Венгрия. Это будущее Европы – сначала Восточной, а потом и всей Европы. Будущее, а не прошлое. Не какие-то ностальгические грёзы, которых уже скоро не останется. Евразийство и в России представлено в первую очередь молодёжью. Это молодёжное движение, это будущее.

 

Поэтому я в восторге от этой речи. Я думаю, что мы с нашей стороны сделаем всё возможное для того чтобы налаживать активное взаимодействие с партией "Йоббик - За лучшую Венгрию". У нас есть свои определённые ресурсы, интеллектуальные и политические, которые мы приложим, чтобы поддерживать таких людей в Европе. На самом деле это очень важно. Они есть в каждой восточно-европейской стране, в каждой европейской стране. Это не один, и не два человека. Это силы на уровне политических инстанций и это внушает колоссальный оптимизм. Я очень рад и очень благодарен господину Габору Воне.

 

У меня есть вопрос, с которого я начну, а потом предлагаю всем включаться. Мой вопрос заключается в следующем. Рассматривали ли вы возможность создания европейской структуры, которая бы объединила представителей разных стран – Восточной Европы и не  только – стоящих за такую континентальную Европу и отвергают евроатлантическую Европу?

 

Габор Вона: Конечно, мы хотели бы создать такую организацию, но с точки зрения Венгрии это немножко затруднено, потому что у нас в связи с Трианонским договором с окружающими странами имеются определённые проблемы. Многие просто враждуют. Всё, что исходит от венгров, – дай бог, спасёт от этого. Поэтому наша роль может быть очень важной, но первый шаг мы вряд ли сможем сделать. Наверное, поэтому я и нахожусь здесь, чтобы попросить вас сделать этот первый шаг.

 

Александр Дугин: Благодарю. Пожалуйста, коллеги. Представляйтесь и задавайте вопросы.

 

Вопрос: Господин Вона говорил про тонущий корабль, про то, что Россия на сегодняшний день представляется единственным выходом и про то, что содержание определяет формы сотрудничества. Я хотел бы уточнить, если мы имеем содержание, то какие формы сотрудничества в среднесрочной перспективе вы можете назвать?

 

Габор Вона: Я действительно думаю, что Евросоюз – это тонущий корабль. Очень важно сделать акцент, что я – скептик в отношении Евросоюза, но не скептик в отношении будущего Европы.

 

Россия – это как минимум спасательная лодка. Россия – это ключевой вопрос евразийского сотрудничества. В первую очередь всё зависит от России, насколько она всерьёз думает создать Евразийский союз. В России имеется достаточный культурный и экономический запас для того, чтобы объединить тонущие европейские страны в идее расширения евразийского смысла Евразийского союза.

 

Если бы это зависело от меня, то я бы завтра вместе с Венгрией вступил в Евразийский союз. Но нужно как-то убедить остальную часть венгерского общества. Для этого нужны какие-то положительные результаты, которые можно показать. Я реалист, для меня достаточен сам смысл. Но большинство людей – материалисты, для них самый важный вопрос – прожиточные возможности. Не надо на них сердиться, такова жизнь. Этот факт просто следует учитывать. Теперь, ключевой вопрос в нахождении формы какого-то экономического сотрудничества, содействия. Евразийский союз означает для Венгрии и экономические возможности. Тогда люди с радостью будут менять "старую обувь" на новую. 

 

Вопрос Валерия Коровина (директор Центра геополитических экспертиз): Насколько, по-вашему, венгерское общество осведомлено о том, что такое Евразийский союз? Насколько оно имеет представление об этом явлении? Как это представление отличается от представлений венгерской политической элиты?

 

Габор Вона: Могу ли я задать ещё вопрос? Знает ли министр иностранных дел России, что такое Евразийский союз двадцать лет спустя? Новое поколение уже имеет представление об этой возможности – о Евразийском союзе, потому что вы этот вопрос уже подняли. Появился интерес среди молодёжи, многие уже составили первое впечатление. Разумеется, более старшие слои населения противостоят этому. Тем не менее, среди них есть некоторая часть населения, которая вспоминает советские времена, некоторая часть просто боится, что если Венгрия выйдет из Евросоюза, то за этим последуют какие-то наказания.

 

Факт в том, что "Йоббик" была первой партией, которая подняла этот вопрос с евразийским смыслом. Насколько сейчас это распространяется в обществе? Об этом говорит то, что нынешнее правительство, которое имеет 2/3 голосов в парламенте, после нас, "Йоббика", тоже пошло по пути восточного партнёрства. Только у них не создано для этой цели никакой структуры. У них нет нужных административных сил, дипломатов. У них работают люди, которые за последние двадцать лет получили образование либо в Европе, либо в Западной Америке. Они просто не приспособлены к тому, чтобы думать в этом направлении, либо просто не хотят этого делать.

 

Поэтому я считаю, что в интересах Венгрии необходимо усиливать связь между нашими странами именно через молодёжь. Пусть венгерская молодёжь приезжает хотя бы учиться в Россию, также как и молодёжь из России приезжает учиться к нам. Давайте на почве дружбы или любви построим общее будущее!

 

Вопрос: Большое спасибо господину Габору Воне за выступление. Я бы хотел в своём вопросе коснуться того момента, который он обозначил, говоря про роль Трианонского договора, про противоречия, которые существуют между Венгрией, национально-ориентированными силами и соседними странами.

 

Мне кажется, что здесь проблема не только в Трианоне. Это общая проблема для всех восточно-европейских национально-ориентированных сил. Она связана и с геополитикой Восточной Европы, и с существующей геополитикой, и с существующими границами, принципами, по которым они создавались. Огромная проблема существует между всеми национально-ориентированными силами, особенно примерно в тех же Балканах: сербские, болгарские национально-ориентированные силы, если не ненавидят друг друга, то недолюбливают. Ненавидят друг друга болгарские и сербские национально-ориентированные силы. Огромные проблемы у венгерских суверенитистов, национал-патриотов, консерваторов. В принципе, у политических сил, придерживающихся с идеологической точки зрения исходных позиций в Румынии, Словакии, например, или в той же Сербии.

 

При этом существует общее идеологическое сходство, существует понимание проблем, стоящих перед Европой в целом, проблем сохранения суверенитета, проблем национальных традиций. В то же время огромная энергия тратится на эти противоречия между национально-ориентированными силами. Как вы думаете, возможно ли преодоление этих противоречий, на какой идеологической и политической платформе?

 

Габор Вона: Спасибо за вопрос. Если поднимается вопрос Трианона, то возникает риск, что мы будем несколько часов разговаривать на эту тему, потому что для венгров это очень большие потери. Не забывайте, что в Трианоне мы потеряли 2/3 страны и 2/3 населения. Поэтому даже просто разговаривать с окружающими странами – трудно. Ведь они грабители нашей территории и нашего населения. Такую ситуацию создали в интересах западноевропейских держав. Как будто бросили камень в воду. К сожалению, старый принцип – разделяй и властвуй – до сих пор работает.

 

Могу сказать, что одновременно в советской системе венгры, живущие в Трансильвании, имели собственную автономию в рамках Румынии. Московская власть заставила румынскую власть дать автономию всем венграм, проживающим на территории Трансильвании. Теперь и Румыния, и Венгрия являются членами, так называемой, демократической Европы. Не то, чтобы у венгров нет автономии в Румынии, а даже вопроса нельзя поднять в рамках Евросоюза о том, чтобы дать автономию венграм в рамках Румынии.

 

Хотя, даже если рассматривать на уровне Евросоюза, то самые крупные меньшинства какого-то населения на территории какой-то страны – это именно венгры, проживающие в сегодняшней Румынии. Как же мы должны отказать в помощи этим людям? Ведь они же наши братья. Очень хорошо эту проблему создала Западная Европа. Насколько затронуты наши национальные чувства, настолько же, если бы на моём месте сидел словак, или румын, он мог бы тоже привести аргументы в защиту своих национальных чувств.

 

Если бы мы могли решить этнические проблемы Средней и Восточной Европы, то сразу было бы ясно, что мы имеем общие проблемы во внешней политике, а также в экономике, общественности и во всех остальных областях. Два года назад, когда у нас был Конгресс... Я поэтому и поднял вопрос, что требуется какое-то применение среднеевропейских стран для того чтобы иметь какое-то будущее.

 

Поскольку в Европе меня считают крайне радикальным политиком, то постоянно получается в ответ ложь, которую несут про меня, потому что я говорю правду. Это никого не интересует и в прессе нигде не появилось, что руководитель крайне правой партии предложил мир остальным народам Восточной и Средней Европы. Конечно, очень тяжело будет решить этот вопрос, но либо мы все вместе погибаем, либо двигаемся вперёд.

 

Если венгры, проживающие в Трансильвании, получают свои права, тогда я буду сторонником того, чтобы все остальные народы получили свои права. Я полностью открыт для сотрудничества с любыми радикальными партиями и организациями окружающих стран. Я думаю, что если бы удалось усилить сотрудничество со Средней Европой, то одновременно было очень важно, чтобы среднеевропейские страны согласовали свои отношения и совместно создали бы хорошие взаимоотношения с Россией.

 

Я боюсь, что если Россия будет поддерживать какую-либо одну из этих стран, то остальные будут считать, что Россия поддерживает именно ту страну, которая против них. Это усугубит проблему, ухудшит отношения, и решение принимать будет тяжелее. Это очень важно, потому что для средне-восточного европейца, как и для словака, венгра и для кого угодно, русский человек и европейское общество намного ближе, чем другое европейское общество. Если я открою любую книгу Достоевского или Толстого, то я не смогу эту книгу просто положить, я буду читать её до конца. Если я начну читать книгу Руссо или Локка, то после прочтения двух страниц я начну засыпать.

 

Александр Дугин: Благодарю вас. Вы знаете, у меня есть тоже один вопрос, может быть, практический. Дело в том, что мы развиваем евразийское движение в Европе. Я только что вернулся из Греции и был очень удивлён, что там на самом высоком политическом уровне есть силы в руководстве, которые один в один повторяют ту основную платформу, которую вы сейчас изложили. Правда, это левые силы. Они ориентированы на интеграцию, на Евразийский союз, на сближение с Россией, на возможный выход из той Европы, которая есть. Такие же серьёзные силы есть в современной Румынии, в Болгарии.

 

Когда Россия выступает с этой инициативой, которую предлагаете вы – интеграция евразийских сил, это вызывает сильную отрицательную реакцию у европейцев. На мой взгляд, потому что наши противники, атлантисты, играют на исторических клише: уход Запада из Европы означает приход туда русских. Это абсолютно неверное, и самая главная причина этому – мы не можем этого сделать.

 

Есть очень важное понятие reality check (сверка с реальностью). Как только мы поймём, что Россия при всём желании в современном состоянии не сможет установить никакого контроля над Восточной Европой ни по одному из направлений, тогда у нас будет совершенно другое понимание происходящих процессов.

 

Россия может помочь. Россия может противодействовать атлантизму. Но она не сможет при всём желании этого сделать. Это настолько нереалистично, что ни один вменяемый политик, включая самых крайних об этом никогда не скажет, не подумает и даже не напишет у себя. Это важно.

 

Когда я был в Японии, то этот же вопрос вставал в японском МИДе, мне сказали: "Вы хотите, чтобы американцы ушли с нашей территории, и пришли вы?" Я говорю: "Вы совсем не понимаете, у нас нет сил, нам нечего у вас разместить. Мы просто хотим, чтобы американцы ушли, а появились японские военные базы. Поэтому Россия сейчас в том положении (может быть, наша слабость – это плюс), что мы не можем сейчас разместить в Восточной Европе наши базы. Мы просто очень хотим, чтобы оттуда ушли американские и больше ничего". Это шанс для стран Восточной Европы отстоять свою собственную национальную идентичность с точки зрения технической реалистской логики и анализа.

 

Тем не менее, образ (имидж) такой есть. Поэтому я бы хотел спросить. Практически реально назревает тема новых проектов в Восточной Европе. Из какой бы страны, как вы думаете, лучше всего эта инициатива исходила? Вы говорите, что Венгрии препятствует Трианонское соглашение. Явно, что Польша не созрела, например. Сербы занимают слишком острую пророссийскую позицию с одной стороны, и слишком проевропейскую с другой. А какая восточноевропейская страна (пусть нейтральная, на подобии Швейцарии) могла бы стать платформой, инициатором, чтобы вызвать доверие других восточноевропейских сил, ориентированных в том ключе, который вы, господин Вона, описали?

Благодарю вас. Это очень практический и очень важный для нас вопрос.

 

Габор Вона: Я тоже считаю, что было бы неправильно, если бы начала Сербия. Хорватия сразу же не присоединилась бы к этому. Венгрия не может начать распространять этот Евразийский союз в Европе. Однако Венгрия смогла бы непосредственно присоединиться к Европейскому союзу, если он уже существует. Может быть таким путём пойти и присоединиться по одному к Евразийскому союзу?

 

Как только "Йоббик" появится в правительстве и будет иметь правительственную силу, то просто присоединит Венгрию к Евразийскому союзу. После этого вопрос будет не в том, насколько восстанет Восточная Европа и какие страны присоединятся, вопрос будет в том, насколько этому будет сопротивляться Западная Европа и к каким последствиям это может привести.

 

Если, например, Венгрия выйдет из Евросоюза, то она начнёт развиваться. Это будет очень опасно, потому что это покажет Брюсселю, что вдруг страна, которая выходит из Евросоюза, поднимается. Так что они будут принимать все меры и использовать все возможности для того, чтобы не допустить выхода Венгрии из Евросоюза.

 

Мы конечно не просим Россию содействовать нашему выходу из Евросоюза. Мы сами оттуда выйдем, если наша партия окажется в правительстве. Но нам требуется, чтобы мы могли показать будущее для венгерского общества с помощью России. Если на митингах в обществе  мы поднимали вопрос: "Хорошо ли нам в Евросоюзе? Не пора ли из него выходить? Прошу всех поднять руки, кому нравится Евросоюз" и на этих митингах никто никогда руку не поднимал.

 

В то же время люди боятся. "Нам сейчас плохо, но если мы выйдем из Евросоюза мы вообще умрём с голода".Поэтому мы должны показать им какую-то альтернативу, какую-то возможность, какую-то перспективу, какое-то будущее. Только так мы сможем вывести людей из Евросоюза и сдвинуть их в сторону Евразии в массовом порядке.

 

Историческая роль России состоит в том, чтобы показать – не надо бояться, работающая модель есть.Эта альтернатива лучше, чем то, что есть сейчас: больше свободы, более сильная экономика, больше рабочих мест. Если венгерское общество получит такой импульс, то за 5-10 лет можно реализовать присоединение Венгрии к Евразийскому союзу.

 

Когда Венгрия присоединилась к Евросоюзу, то многие поддерживали эту идею, потому что была очень большая реклама. Сейчас получается наоборот: среди венгров большинство отвергает Евросоюз, чем поддерживает его. Если напрямую задать венграм вопрос: "Голосуй: нужен тебе Евросоюз или нет?", то 2/3 уже говорит: "Нет, не нужен". Если задать вопрос: "Хочешь ли ты выйти из Евросоюза?", то уже мало тех, кто кивнёт и скажет: "Да, я хочу выйти". Потому что люди боятся неопределённости, они боятся будущего. Они думаю, что если мы выйдем из Евросоюза, то попадём в пустоту.

 

Это моя самая большая политическая задача – во всех разговорах с  населением, с обществом объяснить им это. Сделать это очень тяжело, потому что нет положительного примера, нет будущего.

 

Вопрос: ЕС представляет собой мягкую силу, если говорить политическим языком. Есть ещё Североатлантический альянс – это инструмент жёсткой силы, и прямой агрессии. Венгрия тоже является членом НАТО. Как вы рассматриваете возможность выхода из Североатлантического альянса? Сможет ли в этом сыграть какую-то роль Вышеградская группа, в частности вооружённые силы Вышеградская группы, и привести к созданию восточноевропейских сил?

 

Габор Вона: "Йоббик" не поддерживала вступление в НАТО, но тогда мы были ещё не партией, а только объединялись, будучи студентами вуза. Вышеградские страны – это четыре страны: Словакия, Польша, Чехия, Венгрия. Эта четвёрка фактически не работоспособна, она не работает как раз в большей части в связи с Трианонскими проблемами. Представители стран собираются раз в квартал, немного выпивают и расходятся по домам. Ничего не делают, но дома всем рассказывают: насколько мы любим друг друга. На следующий день они отправляются в Брюссель и вонзают нож друг другу в спину. Так что эта группа навряд ли будет работать.

 

На первом этапе я не поднимал бы вопрос выхода из НАТО. Поскольку если люди услышат новости про оружие, войска, то они начнут бояться. Поэтому следует сначала создать экономическую основу, а уже потом действовать шаг за шагом. Если экономическая основа поднимется на должный уровень, то после этого сразу возникнет вопрос, что мы делам в НАТО, если нам это не нужно? Но сейчас политически мы вряд ли сможем это реализовать. Сейчас это затруднено. Если бы это услышали наши политические противники, то посчитали бы, что мы готовимся к какой-то войне. Так что нужно этот вопрос обсуждать очень осторожно. Однако в перспективе мы однозначно должны выйти из НАТО, я полностью поддерживаю эту идею.

 

За то время, которое прошло после присоединения к НАТО, была полностью разрушена венгерская армия. Та, которая служит где-то в Афганистане – насчитывает всего несколько десятков. Венгерская армия разделена на три части: первая часть принимает участие в так называемых международных миссиях; вторая часть готовится к принятию участия в этих миссиях; а третья часть отдыхает после возвращения из этих миссий. В самой Венгрии нет армии, как таковой.

 

Вопрос: В чём я вижу вину России? Российский интернет-портал "Russia Today" иногда, но очень мало и сдержанно говорит о своих успехах. У наших венгерских друзей (простите, меня немного распирает от гордости, потому что я тоже венгерского происхождения) есть великолепный интернет-портал, который фактически тоже использует только официальные комментарии, но своё мнение они редко добавляют к ним. Что мешало бы вам открыть совместный интернет-портал на словацком, венгерском, сербском, на каком угодно языке и просто комментировать успехи и события России, как нашего будущего союзника, нашего будущего опекуна – я не побоюсь сказать этого слова. Сейчас у России великолепно получается бизнес с китайцами – Европа не обязательна. А что нам мешает?

 

Второй вопрос к господину Вона. Спасибо, что вы приехали сюда. Я очень хотел услышать вас на сегодняшней конференции. Вы, в общем и в целом, представляете венгерскую молодёжь. Половина населения страны – женщины. Что есть в вашей партийной программе против тех явлений, которые происходят в Венгрии последние 10-20 лет (мне кажется, не больше)? Я 20 лет назад приехал в Россию. Тогда женщины в основном жили в семьях. Сегодня детская коляска – это не самый популярный товар в магазинах. Что нужно сделать, чтобы детская коляска стала самым популярным товаров в магазинах?

 

Спасибо! Единственное, я хотел бы добавить в силу того, что мы незнакомы: понравиться друг другу, будучи уже знакомыми – это очень легко.

 

Габор Вона: Большое спасибо за вопрос от моего соотечественника. Очень важный вопрос об Интернете. Многие спрашивают, как может быть, что "Йоббик" участвует в выборах и вдруг получает 17%? Очень многие партии с большим трудом перешагивали пятипроцентный порог, некоторым так и не удалось достигнуть этого значения, а мы получили сразу 17%. В чём причина? Причина как раз в Интернете и в том, что очень много молодёжи имело доступ к Интернету в 2010 году. Если бы в Венгрии не было Интернета, то я сейчас не сидел бы здесь и не сидел бы в венгерском парламенте. Всё это получилось благодаря Интернету. Все наши идеи распространяются только по Интернету. Все наши подразделения, связи и общение строится также с помощью Интернета.

 

Как раз поэтому и получилось, что мы стали популярны среди молодёжи в возрасте до 35-ти лет. Все спрашивают: "Почему? Может быть, более старшее поколение недостаточно умно?" Нет. Просто до них эта информация не доходит – они ежедневно не пользуются Интернетом. Они не посещают сайты, на которых все партии стараются рассказать о своих программах. Тогда как молодёжь всё это читает и выбирает, что им больше всего подходит партия "Йоббик".

 

Я уже говорил в 2010 году, что 2/3 венгерского общества – это сторонники "Йоббика", просто они сами ещё не в курсе этого. Многие посмеялись над этим, но когда они увидели результат в 17%, то улыбки застыли на их лицах. Я могу выступать на телевидении, только если у меня будет трое оппонентов. Поэтому для нас единственно удобный путь – это распространение наших идей по Интернету. Однако проблема в том, что молодое поколение Венгрии имеет мало доступа к Интернету. Даже если и имеет, то наши сайты не посещает в принципе.

 

Если мы достигли таких хороших результатов внутри страны, я считаю, что это очень хороший показатель к тому, чтобы и на международном уровне воспользоваться возможностями Интернета. Было бы очень хорошо создать такой международный интернациональный портал, на котором мы сможем разговаривать друг с другом и рассуждать. Если кто-то поможет претворить это в жизнь, то я "за" и буду помогать всем, чем смогу.

 

Второй вопрос очень сложный для Венгрии. Поскольку с одной стороны в Венгрии ежегодно уменьшается численность населения, начиная с 80-х годов – с того момента, как Венгрия вступила в МВФ. Это символично, но так оно и есть, и это не случайно. Как в Европе, во всём мире, так и в Венгрии во всём господствует финансовый подход, потребительство. Я понимаю, что это было целью либерализма с XVIII-XIX вв. Однако теперь эти цели уже фактически достигнуты. Теперь только поддерживается всё, что разрушает традиционное общество.

 

Если даже в Венгрии поддерживать рождаемость (наше правительство это в какой-то мере и делает), то необязательно, что молодёжь сразу начнёт рожать детей. Потому что проблемы существуют не только экономические, но и культурные. Мне 34 года и у меня до сих пор только один сын.

 

Из этого следует ещё одна проблема: из 10 миллионов жителей Венгрии, примерно 1 миллион – это цыгане. Если мужчине-цыгану 34 года, то он имеет не одного ребёнка, а уже, наверное, десять внуков. Теперь этот процесс кажется необратимым. Предыдущее правительство поддерживало увеличение численности цыган. Поэтому перед нами стоит большая задача: увеличение численности коренного населения и контроль безответственного размножения какой-то другой нации. Это нужно разделить, и поддерживать или не поддерживать.

 

Здесь проблема не в том, что они цыгане. Пусть у них более смуглая кожа, другая одежда и своя музыка, отличающаяся от венгерской. Проблема в том, что они разрушают текстуру венгерского общества и насильственно аннулируют традиции. Так что, как в начале и было сказано, наши внешнеполитические проблемы ничуть не меньше внутриполитических, которые мы должны решить.

Я озвучиваю эти факты. Вы можете найти в Интернете много подтверждений тому, что меня называют "противником цыган" и "расистом" только потому, что я говорю правду. Хотя я поддерживаю всех тех цыган, которые сделали что-то для пользы моей страны, и считаю их своими соотечественниками. Если "Йоббик" будет в правительстве, то честным цыганам будет также хорошо, как и честным венграм.

 

Однако либеральные силы специально используют цыган, увеличивая их численность, чтобы разрушить структуру венгерского общества. Они используют их как оружие против нас. Однако если же озвучивать правду, то на тебя навешивают ярлык расиста. Так что в Брюсселе я считаюсь расистом и почти чёртом. С другой стороны для большинства венгерского общества "Йоббик" является последним шансом для решения их проблем. Я очень надеюсь на то, что в ближайшее будущее детская коляска станет самым популярным товаром только потому, что жизнь – это святое дело, а не потому, что за это получают пособия, как цыгане.

 

Александр Дугин: Давайте предоставим слово господину Бела Ковачу, депутату Европарламента от партии, с лидером которой мы сегодня познакомились.

 

Бела Ковач: Благодарю вас, господин Дугин, и МГУ, который я закончил в 1986-м году. Уважаемые коллеги, я всегда испытываю особую радость, находясь в вашем прекрасном университете, а также имея возможность сказать пару слов. Да, я – депутат Европарламента. Сегодня мы говорили о многих проблемах, которые существуют в Евросоюзе. Честно скажу, что я не хотел бы их повторять, потому что они всем ясны. Тем более, я не хотел бы рекламировать здесь Европарламент и Еврокомиссию. Ваши политики (не только в МИДе, но и коллеги из Госдумы), с которыми я работаю, прекрасно о них знают.

 

Намного интереснее та тема, о которой я хочу вас проинформировать. По инициативе депутатов Европарламента и Госдумы РФ в начале этого года была создана особая рабочая группа - межпарламентская рабочая группа по энергетике между Евросоюзом и Россией. С вашей стороны – известный председатель Комитета по энергетике Иван Грачёв, сопредседатель этой группы, а с европейской стороны – скромный я.

 

Вы слышали, что Габор Вона говорил о том, что про него пишут всё, что угодно, только не хорошее. Начиная с чёрта, дьявола и так далее. Как быть депутатом Европарламента от такой партии, как "Йоббик"? Меня не зовут в какую-либо фракцию, но я очень люблю свободу. Я не отношусь ни к какой фракции, я на самом деле независимый депутат – это именно то, чего я хочу. Также это является причиной, почему я смог стать сопредседателем такого комитета или рабочей группы по энергетике.

Не буду загружать вас. Давайте лучше перейдём к вопросам.

 

Вопрос: Каков, по-вашему, процент депутатов Европарламента, которые либо на данный момент, либо потенциально могли бы разделять евразийский вектор устремления Европы? Возможно было бы в потенциале говорить о создании проевразийски ориентированной фракции в Европарламенте? Может быть не определённой именно как евразийская, но тем не менее из депутатов, обладающих минимальной симпатией в отношении России и стран бывшего социалистического лагеря.

 

Бела Ковач: С резкой критикой буду говорить об этом по отношению к депутатам Европарламента. В Европарламенте 756 депутатов. Большинство из них, примерно 740 (ответ уже практически дан), голосуют как машина, в которой не надо думать. Я вам честно скажу, что критериями отбора евродепутатов не является умение думать, обладание знаниями и представление определённых интересов (здесь я имею в виду своих избирателей). Быть евродепутатом, в первую очередь очень выгодно – это очень лёгкая работа. Что требуется от евродепутатов, особенно от тех, которые находятся во фракциях? А их 726 человек. От них требуется только одно – на пленарном заседании в Страсбурге голосовать согласно так называемому списку голосования: следить за этим списком и нажимать кнопки. Видите как легко – думать не надо.

 

Александр Дугин: Очень напоминает что-то.

 

Бела Ковач: Да, единственное отличие: тут нет секретариата, у которого очень много рук и который очень быстро перемещается между рядами. Здесь это проблематично, потому что заметят. Во-первых, администрация или сотрудники администрации не имеют права входить в зал заседания, где проводится голосование. Во-вторых, там столько камер, что виден каждый квадратный сантиметр.

 

Комментарий: Значит у нас больше демократии в парламенте?

 

Бела Ковач: Я не знаю. Но это всего ничего по сравнению с Верховной радой Украины. Меня не удивило, когда я увидел, что они голосуют в двух зданиях. Украинская специфика, скажем так.

 

Если уж мы заговорили об Украине, то мне очень понравился господин Кожара, который неоднократно был у меня в Брюсселе. Когда он ещё не был министром иностранных дел, мы организовывали для них различные круглые столы. Особенно на тему того, чтобы не отпускать Юлию Тимошенко на свободу.

 

Две недели тому назад он сказал господину Лаврову, что даже его смог удивить: "Вы знаете, Украина будет первой страной, одновременно находящейся и в Евросоюзе и Евразийском союзе". Я думаю, что Лавров глубоко задумается перед тем, как решить куда-нибудь его послать. Думаю, что он правильно решил никуда его не посылать, потому что Лавров знает, что господин Кожара рано или поздно вернётся в Киев. Его просто предупредили, что на двух стульях не усидеть. Может получиться, но результат будет печальным: ты упадёшь.

 

Возвращаясь к вопросу. В принципе это просто: ум не нужен, надо голосовать так, как прикажут, а если голосуешь не так – слушайте внимательно! – после того, как проходит голосование, секретариат проверят всех депутатов, как они голосовали: по списку или не по списку. Не по списку – штраф, а евродепутаты любят деньги.

Другая часть вопроса. Сколько депутатов поддержали бы идею вступления в Евразийский союз? Они вообще не знают об этом ничего. У них даже понятия об этом нет.

 

Вопрос: А восточный вектор?

 

Бела Ковач: Не зря я начал с того, как действует евродепутат. Если президиум фракции не обсуждает какого-то вопроса, и он не доходит до депутата: слушай, есть идея, она вот такая, не такая, позитивная, негативная, как мы к этому относимся? До этого момента он не будет самостоятельно на эту тему думать. Я нахожусь там уже четвёртый год и моё мнение однозначное.

 

Ненависть к России вне зависимости от фракции – это тоже главный указ, который доносится по всем фракциям до каждого депутата. Регулярно приезжают такие как Немцов, а Немцов с дружками приезжает регулярно. Такими как Касьянов и Каспаров. Они всегда появляются неожиданно, а при их появлении останавливается заседание. "Ой, давайте похлопаем! На балконе появился господин Немцов. Ура!" Это хороший пример для понимания того, что там происходит. Немцову наполняют аудиторию на 150 человек так, что свободных мест нет, такими людьми, которые совсем ничего не понимают, но им сказали, что надо сидеть.

 

Знаете, только некоторые люди, и я в том числе, имеем смелость задавать этим личностям вопросы. "Слушайте, давайте не будем. Ваше каждое второе слово: “Путин плохой”. Это уже всем ясно, даже если вы это всего два раза скажете, даже тому, кто совсем ничего не понимает в том, что вы хотите сказать". Тем не менее, они продолжают говорить об этом, потому что это приказ и им за это платят. То, что им платят – это мы прекрасно знаем, тем более, кто платит. Кстати, позавчера была передача по этому поводу. Железняк там был. Но мы имеем право задать ему вопрос: "Давай начнём с того, что ты вернёшь деньги банку в Нью-Йорк, а ведь это же ваш банк, не российский".

 

Также я прекрасно помню, как Владимир Вольфович немного освежил его стаканом с водой. В этих случаях Немцов даже шокирован, что в Европарламенте сидят такие депутаты. А какие? Он же не говорит, но мы прекрасно понимаем, что он думает о том, какие мы. Мы всё равно там. Тем более, когда он в микрофон говорит при всех: "Слушай, ты так хорошо разбираешься в экономике России. Я прекрасно понимаю, что ты – сторонник Путина. Давай я тебе памятник поставлю в Нижнем Новгороде". – "За что?" - "Ты мне поможешь Путина зарегистрировать в нашу партию, а ему показать, в чём я буду тебе помогать". Спасибо, но мне памятник не нужен, тем более при моей жизни и тем более от Немцова. Спасибо за вопрос.

 

Александр Дугин: Коллеги, я думаю, мы работаем уже два часа очень содержательно. Это одна из самых интересных встреч за последнее время, живая. Я хотел бы просто от лица всех нас – от лица нашего факультета, нашей кафедры, Евразийского движения, Центра консервативных исследований, молодёжных евразийских клубов, представители которых здесь были, всех, кому не безразлично – поблагодарить Габора Вона, за то, что он нашёл время в своём официальном визите в Россию к российскому руководству посетить наш университет, наш факультет; Господина Бела Ковача, депутата Европарламента. Мы сразу поняли, что имеем дело с главным лоббистом Евразийского союза в Европарламенте.

 

На самом деле, конечно, такая ложь, которая царит сегодня на Западе, долго не продержится. Либо Запад рухнет (и скорее он рухнет), либо человечество исчезнет, потому что ситуация крайне напряжённая. Мне представляется такая степень лжи и манипуляция сознанием, с которой мы имеем дело, на самом деле перешла за определённые границы. Та степень материализма, о котором говорил господин Вона, частично допустима, но она тоже перешла свои границы.

 

У нас есть такой прекрасный русский социолог Питирим Сорокин. Он развил теорию трёх типов цивилизации: цивилизация жёстко идеалистическая, средняя и материалистическая. Он считал, что мы находимся в конце материалистической цивилизации, которая необходимо сменится идеалистической. Не промежуточно, только он говорил. Коллеги, за ваш гиперматериализм вы получите сверхидеализм таких людей, которые отстаивают только ценности, только идеи, только культуру, только дух, только благородство, только качество против царства количества.

 

Я думаю, самое главное не в том, что мы сегодня встретились с большими друзьями нашей страны, искренними, близкими нам людьми, которые в Восточной Европе думают и мыслят так, как мы. Но мы ещё встретились и имеем честь общаться с людьми, которые по нашу сторону баррикад – на стороне духа против царства материи. На стороне истины против этой глобальной лжи, которая хочет окутать человечество, высосать из него все силы. Против той сети глобальной мировой олигархии, которая по сути дела блокирует развитие народов, культур, цивилизаций, обществ, и навязывает нам свою абсолютно омерзительную и человеконенавистническую повестку дня. Поэтому это духовное единство.

 

За это мы благодарим от имени всех господина Вону, господина Ковача. Надеемся, что сотрудничество с вашей прекрасной партией и вашей прекрасной страной Венгрией будет развиваться и процветать.

Благодарим вас!

 

Набор, редакция: компания "Орфографика" ( http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (986 мб)
Видео MP4 640x360 (402 мб)
Видео MP4 320х180 (224 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (47 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (29.08 КБ)
FB2 (98.36 КБ)
RTF (254.26 КБ)