Подписка на RSS - Общество

Общество

Разговоры о жизни 3

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко. Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор о модели поведения человека, источниках поведенческих программ, типах строя психики, инстинктивном поведении, культурных оболочках, силе воли, осознанности, особенностях воспитания детей, опасности техносферы, управлении людьми через психотропные вещества.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Разговор о жизни 3

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_03 

 

Михаил Величко – кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Прошлый раз мы говорили о двухуровневой модели психики, обосновали почему будем пользоваться именно ею при рассмотрении всех проблем личностного развития и выявления всяких глюков в психике. А потом уже в разговоре встал вопрос о типологии, которую предлагает классическая психология: холерики, сангвиники, флегматики и прочие - насколько это актуально, и главное, полезно? Реальность получается такой, что эта типология, да, она кое-что отражает, но вряд ли она абсолютна, хотя бы по той простой причине, что есть люди, которые в зависимости от обстоятельств могут вести себя и как холерики и как сангвиники и как флегматики. И для них это поведение естественно, потому что, ситуация сама диктует тот тип, в котором наиболее эффективно осуществляется деятельность. А есть люди, которые не могут перейти от одного типа к другому и дают основание для того, чтобы психологи построили эту типологию. Хотя реально речь идёт о том частотном диапазоне, о диапазоне быстродействия, в котором должна работать психика. По всей видимости, некоторым образом меняется её внутренняя организация при переходе от одного типа к другому.

 

Что интересно, что психологи на протяжении фактически уже нескольких столетий игнорируют другие вещи, которые казалось бы, очевидны и понимание взаимосвязей которых, вроде бы как не требуют колоссальной интеллектуальной мощи, но, тем не менее, классическая психология это игнорирует. 

 

О чём пойдёт речь? Вот давайте посмотрим в психику каждого из нас. Все мы принадлежим к биологическому виду Homo sapiens. Принадлежность к биологическому виду означает, что каждому из нас свойственны какие-то инстинктивные и, безусловно, рефлекторные поведенческие программы, как уровня организма, так и, скажем так, вложенных уровней, вплоть до клеточного уровня органелл в клетке. Потому что, всё это работает и требует информационно-алгоритмического обеспечения, и соответственно, есть какие-то программы, которые обеспечивают функционирование всего этого и по отдельности, и во взаимосвязях, которые нормальны для организма. 

 

Тут опять возникает вопрос: а что такое нормально? Кроме поведенческих программ, которые носят чисто врождённый характер, человек, как один из наиболее высокоразвитых биологических видов, имеет и не врождённую составляющую информационно-алгоритмического обеспечения своего поведения. Что она включает? Во-первых, мы приходим в мир, в котором некоторым образом сложилась исторически культура. Культура того, или иного народа, той или иной социальной группы обладает своеобразием, и когда мы растём, мы воспринимаем из этой культуры некие образцы поведения, причём, воспринимаем мы их в том возрасте, когда наша личность ещё не сформировалась, интеллектуальная мощь оставляет желать лучшего, осведомлённость о жизни тоже оставляет желать лучшего. Просто воспринимаем без переосмысления, и поэтому, можно сказать, что культура в той или иной степени в некоторой мере зомбирующий характер. И мы живём в жизни, отрабатывая те автоматизмы поведения в ситуациях, которые являются внешним фактором воздействия, которые организм некоторым образом распознаёт и запускает те, или иные поведенческие программы, которые есть в культуре.

 

Кроме того, человеку свойственен творческий потенциал. И в тех ситуациях, когда человек не знает рецептов решения проблем, которые могут быть, выработаны в культуре. Либо таких рецептов в культуре нет в силу каких-то причин, то он может реализовать свой творческий потенциал, в результате чего появится какое-то новое видение некой проблемы, и появится рецепт решения этой проблемы: либо новый, либо которая уже была, но рецепт какой-то другой.

 

Как реализуется творческий потенциал? В общем-то, получается так, что творческий потенциал может реализовываться по принципу - что хочу, то и ворочу, то есть, без каких-либо нравственно-этических ограничений. А может реализовываться в русле тех или иных нравственно-этических ограничений. 

И если он реализуется в русле тех, или иных нравственно-этических ограничений, то неизбежно встаёт вопрос:

- Об объективности добра и зла.

- Об объективности различия добра и зла. 

- Об источнике, из которого проистекает добро.

- Об источнике, из которого проистекает зло.

- И разграничения добра и зла в жизни. 

То есть, возникают вопросы, по сути, богословского характера, на которые человек, так или иначе, отвечает для себя сам.

 

Давайте предположим, что человек вырос. Он уже не ребёнок, а взрослый. И в той или иной степени все вот эти четыре компонента у него развиты. И тогда что бывает в жизни? В жизни неизбежны ситуации, когда нормы поведения, проистекающие из четырёх названных источников, в общем-то, взаимоисключающие. И если они взаимоисключающие, а реализовываться в жизни и в поведении может только какая-то одна поведенческая программа бесконфликтно, то возникает вопрос: а чему отдать предпочтение? 

 

Если предпочтение в какой-то ситуации отдаётся одному, в другой ситуации другому и так далее, то возникает статистика предпочтений. И можно говорить о доминанте, то есть, какой из источников доминирует на протяжении какого-то более-менее продолжительного времени. И тогда выясняется, что разграничение на холериков, сангвиников и прочих, оно не шибко интересно, потому что, если предпочтение в большинстве случаев отдаётся инстинктам, то тогда всё остальное - это какие-то надстройки, продолжение инстинктивных программ поведения, их культурные оболочки. И тогда возникает вопрос: а чем взрослый индивид отличается от говорящей обезьяны, если поведение обезьяны тоже подчинено инстинктам.

 

Дальше. Если предпочтение отдаётся нормам культуры в том виде, в каком она исторически сложилась, что будет? Это вроде как уже не обезьяна. Но возникает вопрос: поскольку культура, если её рассматривать, как информационно-алгоритмическую систему, ограничена, то, в жизни тоже возникают ситуации, в которых культура не работает. Требуется выработка каких-то новых поведенческих программ, новых рецептов взаимодействия с окружающей средой, решения проблем и всего прочего. 

 

Но, если творческий потенциал не востребован, или заблокирован по каким-то причинам, то, что будет? Пройдёт ещё лет десять, пятнадцать, двадцать, тридцать, и хай-тек выдаст нам человекообразного робота, запрограммированного культурой, которого в большинстве случаев, в поведении вы не сможете отличить от человека. Вот не так давно одна из компьютерных программ прошла тест Тьюринга. То есть, порядка одной трети экспертов, беседуя с этой программой на разные темы, признали в ней реального одесского подростка. Чего не хватает? Не хватает только образа и физического носителя, который бы обладал антропоморфными чертами. И всё. После этого такого робота вы можете отправить работать в магазин консультантом в зале, и в большинстве случаев он будет справляться с этими обязанностями. Получается так, что культурный, так называемый, человек, тоже вовсе не обязательно человек, поскольку от робота не отличим. 

 

А если творческий потенциал реализуется - человек, или не человек? Традиции разных народов они тоже говорят, что это не человек, потому что, есть поговорки: "Не называй человеком того, у кого нет ни стыда, ни совести". То есть, если творческий потенциал реализуется без каких-либо нравственно-этических ограничений, то получается психотип, который можно назвать демоническим. Он стоит на принципе: "Что хочу, то и ворочу. Если кто не согласен, то докажите мне, что вы круче".

 

А если, реализуя творческий потенциал, человек сталкивается с тем, что его знания, его возможности ограничены, соответственно, в каких-то ситуациях возникают непредсказуемые сопутствующие эффекты его действиям, которые он оценивает, как негативные, которые могут быть опасны, а могут быть и просто убийственными, то перед человеком встаёт вопрос о том, как свою ограниченность привести в бесконфликтную гармонию, а по-русски - в лад с неограниченностью жизни. Если человек задаётся этим вопросом, то, по сути, он приходит к вопросу о выработке своей личностной религии. Выработке своей системы личностного взаимоотношения с Богом, и о построении своего поведения так, чтобы оно лежало в русле промысла, и было безопасным по отношению к нему и по отношению к миру. 

 

Получается так, что есть четыре источника поведенческих программ. О том, что они есть, психологи должны были бы знать на протяжении, по крайней мере, последних двух столетий. Нетрудно догадаться, что если доминирует в поведении один источник, то поведение будет одним. Если другой какой-то, поведение будет другим. И соответственно, возникают не представления о видении того, что общество состоит из разных психотипов, которые характеризуются именно приоритетом каждого из этих источников. 

 

Западная философия и примыкающая к ней психология, как вот они стояли во времена Платона на том, что человек – это двуногое, без перьев и с широкими ногтями, так они на этом стоят до сих пор, и с этой позиции их никуда не свернуть. Но в других культурах вот это знание, хотя и не в терминологии научной, оно всё-таки было. Например, Идрис Шах в одной из книг приводит суфийский афоризм. Даже не афоризм, а такое указание, что смесь свиньи, собаки, дьявола и святого - это плохая основа для ума, который хочет познать жизнь. Это научное не строго, но о чём это? А это об этом же самом, что, если интересоваться поведением, то свинья – животное, которое живёт на основе инстинктов, поведение которого дрессировке и программированию, если говорить современным языком, поддаётся плохо, либо это не интересно. 

 

Собака - тоже животное, тоже есть инстинкты, но, тем не менее, поддаётся дрессировке, то есть, программированию, и выполняет те команды, которым её обучили, либо в автоматическом режиме выполняет те задачи, которым её тоже обучили: охрана территории.

 

Дьявол – первый иерарх в иерархии демонов.

 

Ну, а святой в понимании традиций той эпохи - индивид, который свободен от власти страстей, инстинктов и каких-то культурно обусловленных притязаний. Не демон. И тогда получается, что святость - это норма для человека.

 

А как обстояло дело в русской культуре? Всем известен сюжет картины Васнецова "Витязь на распутье". Если наших современников попросить рассказать, а что было потом, то, к сожалению, в студенческой аудитории такой вопрос вызывает ступор и в лучшем случае - воспоминания о том, что поедешь куда-то там убитому быть. А полный набор поездок состоит из четырёх направлений, и каждое из них является своего рода тестом на независимость поведения витязя от тех или иных источников.

 

Давайте посмотрим: "Поедешь туда-то - убитому быть". Тест на что? На неподвластность инстинкту самосохранения. Потому что, ежели даётся обещание убитому быть, то инстинкт самосохранения подсказывает: "А зачем туда ехать?" Ехать туда надо в целях зачистки территории от зла. Но для того, чтобы зачистить территорию от зла, надо обладать определёнными навыками, кроме того, быть неподвластным этому самому инстинкту самосохранения.

 

Следующая поездка: "Поедешь туда-то – женатому быть". Кто помнит, что было дальше?

 

Ответ: Коня потеряешь.

 

Михаил Величко: Нет. Коня потеряешь – это другая поездка. А женатому быть?

 

Ответ: Подвластность.

 

Михаил Величко: Вот. В общем, подвластность, конечно, половым инстинктам. Но сюжет разворачивается следующим образом. Едет в указанном направлении, обнаруживает терем. Из терема выходят барышни-красавицы, разоблачают от оружия, ведут в горницу, там пир горой. Дальше спаленка. Приходит в спаленку, ложится на постель. Постель проваливается, оказывается в подвале. А из подвала прямиком дорога на рынок рабов. Либо в покойники.

 

Вариант проходится тогда, когда витязь обладает развитой интуицией, подвох видит загодя, и поэтому, как только барышни появляются, то косы мотает на кулак, и барышень на ту же кроватку и они проваливаются в тот же подвальчик. Всё нормально. Актуально. Поскольку, в ряде армий мира, в частности, в израильской, в ливийской при Каддафи, был женский спецназ, а половые инстинкты учат чему? Что нельзя женщину бить, надо подчиняться, то действительно актуально и по наше время.

Следующая поездка какая?

 

Ответ: Лошадь потеряешь.

 

Михаил Величко: Нет. Лошадь, это последнее. А следующая поездка: "Поедешь туда-то - богатому быть". Едет. Приезжает в город, а там безвластие: предлагают княжение, предлагают богатство. Варианты, какие? Принять княжение. А что будет потом? Потом предстоит работа, которую Киплинг в одном из произведений охарактеризовал словами: "Нет хуже работы пасти дураков". Потому что, если в городе уже есть безвластие, то это значит, что это следствие его внутренних раздоров: они не в состоянии сформировать власть, которая бы отвечала общественным интересам. По той причине, что либо сами не понимают, как должно жить по-человечески, либо там демоны плетут интриги друг против друга. И соответственно, никакая власть не может устоять, пока не выкосит демонов. Соответственно, если он принимает княжение, он обречён погибнуть в интригах. Если он не принимает княжение, то ребята вынуждены решать свои проблемы сами. А поскольку проблемы решаемы, то никаких бед не происходит.

 

Четвёртая поездка: "Поедешь туда-то - коня потеряешь". Едет. Из леса выбегает волк, нападает. Дальше он говорит волку: "Цыть". Волк говорит: "Ага, согласен, понял". И всё. И начинает служить богатырю. С чем этот последний эпизод, вариант, соотносится, и какая из поездок самая значимая?

 

Ответ: На человеческий строй психики, может быть, с волком?

 

Михаил Величко: Вот, действительно. Хотя, кажется, ну ладно, задерёт волк коня. Какая разница? Ну, богатырский конь - штука дорогая, но, тем не менее, потеря всё-таки восполнимая. У Лермонтова есть стихотворение "Пророк" и там есть слова: "Завет предвечного храня, мне тварь покорна там земная". То есть, богатырь, это не профессиональный дрессировщик. Волк не из цирка. Но, согласно предопределению Всевышнего, миссия человека на Земле – быть наместником божьим, и, соответственно, всё, что есть на Земле, должно ему подчиняться. И, соответственно, если богатырь – носитель человечного типа строя психики, то волк безропотно согласен ему служить.

 

Возникает вопрос: сказка выдумка? Ладно - сказка, русская, народная. Идём в Европу, читаем житие святого Франциска. В житиях Святого Франциска есть такой эпизод. В окрестностях одного города буйствовал волк: резал скот, временами задирал людей, жители неоднократно собирались поймать, уничтожить, но как-то не удавалось. Франциск пришёл, ему пожаловались на проблему, он говорит: "Ладно". Пошёл в лес, нашёл волка, привёл его в город и заключили договор: волк никого не дерёт, живёт в городе, а горожане его кормят. Всё. Так оно и было, пока волк не умер. 

 

На эту же тему вспомните фильм "Укрощение строптивого" с Адриано Челентано. Эпизод один из первых, когда один из его соседей фермеров разбрасывает отраву по полю, а на дереве сидят вороны. 

Подход Челентано к вопросу: "Кто у вас главный?"

- Кто-то каркает.

- "Значит так: там в стольких-то милях брошенное поле, там полным-полно всего, летите туда. Понятно?" 

- Понятно. 

 

То есть тема о взаимоотношениях человека с биосферой, она именно в качестве наместника Всевышнего, которому всё должно тут подчиняться, она в разных культурах присутствует, и она не проходит мимо. Она неискоренима. 

 

А теперь давайте посмотрим на реальность. Вот "New York Times Magazine" в 2005 году в июне месяце опубликовал статейку об обезьяньем бизнесе, где описывался эксперимент, проведённый в Йельском университете с обезьянками капуцинами, когда их научили пользоваться деньгами и получили, в общем-то, всё, что есть в современном западном обществе. При изменении цен капуцины ведут статистически неотличимо от инвесторов на рынке: возникает рэкет, возникают попытки фальшивомонетничества, есть проституция, бандитизм, подкупы - всё, что угодно. 

 

Если соотноситься с историей нынешней глобальной цивилизации, которой примерно 13 000 лет, если считать от той глобальной катастрофы, в результате которой прошлая цивилизация рухнула, а нынешней цивилизации достались в наследство свежезамороженные мамонты в вечной мерзлоте Якутии - да, технический прогресс есть. А личностно-психологический? 

 

Реальность такова, что если мы понимаем различие типов строя психики, то прогресс цивилизаций должен выражаться в динамике, статистике. То есть вот горб статистического распределения. Если на оси абсцисс отложить вот эти четыре типа строя психики, он должен смещаться от животного типа строя психики в сторону человечного типа строя психики. 

 

Когда эта информация впервые была опубликована, то ряд товарищей не удосужились прочитать, а с чьих-то слов узнали, что не все Homo sapiens состоялись в качестве человеков, в результате чего возникли обвинения в расизме и в том, что приверженцы концепции делят людей на человеков и недочеловеков. Это из серии того, что "Нечего на зеркало пенять, коли рожа крива". Потому что возникает вопрос: действительно, если мы среди взрослого населения выявляем типы строя психики, видим, как они реализуются, вспоминая своё поведение в тех или иных ситуациях, можем охарактеризовать себя как скотину, демона, зомби и редко когда как человека, который явил полноту человеческого достоинства, то откуда берётся вся эта градация? А берётся она из нашего детства, потому что если говорить о том, как приходит человек в мир, то комарик вылупился из личинки, и с этого момента это полноценный представитель своего вида. 

 

Родился человек. Чем характеризуется биологический вид "человек разумный" именно морфологически, то есть структурно-анатомически? А тем, что кратность отношения массы головного мозга взрослой особи к массе головного мозга младенца новорождённого самая высокая в биосфере планеты. Если проводить параллели, то новорождённый младенец по уровню телесного развития соответствует примерно сроку 50-60% беременности у других обезьян. То есть с точки зрения обезьяны, человеческий детёныш – это очень, очень недоносок. 

 

Получается так, что если мы анализируем, что происходит в дальнейшем и как происходит развитие человека, индивида именно в аспекте формирования его психики, то на момент рождения что есть? Только инстинкты и врождённые рефлексы. Дальше что появляется? Дальше ребёнок развивается и начинает перенимать всё, что видит вокруг. Он не задумывается о том - хорошо это или плохо, он этого ещё просто не знает. А в силу того, что мозг ещё не сформировался полностью, то интеллект его тоже ограничен и многие вещи для него не могут быть поняты. Таковы особенности возрастной психологии, поскольку организм ещё развивается, и не все структуры, которые необходимы для поддержки полноценной интеллектуальной деятельности, уже развернулись в организме. А к чему это ведёт? Вот одно из определений алкоголизма (по-моему, если не ошибаюсь, дал его Шичко), что алкоголизм начинается не с первой выпитой рюмки, алкоголизм начинается с первой рюмки, которую ребёнок увидел, как пьют родители. 

 

Дальше. Ребёнок растёт. Вот он освоил какие-то поведенческие навыки, перенял образцы поведения из культуры, дальше начинаются поиски себя. И ребёнок испытывает на прочность: окружающий мир, психику родителей, дедушек, бабушек, других детей и взрослых. Внутренних тормозов на этом этапе развития нет. Но творческий потенциал реализуется и реализуется он именно в демоническом варианте, то есть без каких-либо ограничений нравственно-этического характера. Потом ребёнок вступает в подростковый возраст, и просыпаются половые инстинкты. Ну и тут начинается многое, от чего родители приходят в шок. Почему? Потому что раньше был паинька, а теперь не паинька. И чего с этой не паинькой делать - тоже не понятно. 

 

Ну и некоторое количество начинает задумываться о том, что возможности ограничены, потенциал творческий ограниченный, а вследствие неограниченности возникают конфликты и с природой, и с техникой, и с другими людьми. Конфликты несут какой-то ущерб, и хочется жить без того, чтобы сталкиваться постоянно с конфликтами и с ущербом, который они наносят. Встают вопросы религиозного характера. И вот мы живём в культуре, в которой проходим путь личностного становления от детства до взрослости: сначала в режиме воспитуемых и обучаемых, а потом некоторые переходят в режим самовоспитания и самообучения. 

 

Получается такой ответ, что градация взрослого населения по типам строя психики – это результат остановки в личностном развитии на каком-то из этапов. И, соответственно, если подавляющее большинство населения не достигает человечного типа строя психики, а по-прежнему остаётся подвластными инстинктам, что характерно для животного типа строя психики, зомбированы культурой либо демонят (по способности), то это результат того, что культуры, в которых живём мы, другие национальные, конфессиональные культуры, которые несут другие народы, другие региональные цивилизации - все они одинаково дефективны, потому что они не позволяют детям полностью пройти цикл личностного становления и выйти на тот уровень, когда строй психики становится человечным. 

 

Причём здесь необходимо ещё пояснить, что человеку свойственно такое явление как воля. Часто говорят: сила воли, свобода воли. Вот такими штампами бросаются, но редко когда вникают в содержание того явления, которое именуется словом "воля". Можно его определить так, что это - способность человека подчинять самого себя и течение событий вокруг осознаваемой им целесообразности. Как реализуется воля - это уже другой вопрос. Но вот такое определение воли, оно позволяет понять очень многое в психологии людей: как личностной психологии, так и коллективной психологии. 

 

Давайте вот так смотретьь: если человек что-то интенсивно делает, то очень часто считают, что - "О, воля какая у него. Делает, заставляет себя, делает". Давайте посмотрим: если индивид зазомбирован на осуществление каких-то определённых действий, он будет делать? Будет делать. И то, что это не воля, на это указывает поговорка, которая прямо говорит: "Работает, как одержимый". То есть, если одержимый, то своей воли нет: есть либо чужая воля, которой подчинён, либо есть автоматизмы, которые работают в автоматическом режиме, а воля из алгоритмики психики исключена. 

 

Второе обстоятельство связано с тем, что воля всегда действует с уровня сознания. И для того, чтобы она действовала, необходима осознанная осмысленность, осознанная целесообразность поведения. Если человек не в состоянии совершить выбор, то воля просто не знает целей, на которые она должна работать. И один из способов разрешения конфликтов - это вогнать оппонента в ступор, сделать так, чтобы перед ним оказались две взаимоисключающие цели, выбор между которыми он осуществить не может, либо цель одна, но два рецепта её решения (достижения). Пока не выработается определённая целесообразность, воля работать не может. И в языке есть поговорка, что "У животного побудка, у человека воля". То есть реальность такова, что если воли нет, то человека тоже нет. Есть индивид вида Homo sapiens, который пребывает либо при животном типе строя психики, либо запрограммирован, как автомат, и фактически является зомби. 

 

А теперь давайте посмотрим на то, что происходит в большинстве наших семей. Чего родители хотят добиться от ребенка прежде всего? 

 

Ответ: Послушания. 

 

Михаил Величко: А если добились послушания, то что? Воли нет. Потому что воля формируется тогда, когда ребёнок проявляет свою инициативу и хочет чего-то достичь. Да, его инициатива может быть направлена не на то, на что хотелось бы родителям. Но тут надо помогать ребёнку расти, и заботиться о том, чтобы его инициатива была благой. Тем более, что в раннем детстве вот совесть и стыд ещё не затюканы, не вытеснены и ребёнок эти вещи может различать. Он не может этого интеллектуально осмыслить, потому что интеллект ещё не развит в должной мере, но, тем не менее, что добро, что зло - интуитивно дети очень чётко определяют. Поэтому если ребёнок проявляет инициативу, то обязанность взрослых - соучаствовать в этой инициативе, придавая ей правильную направленность. А если ребёнок проявляет инициативу и сталкивается с затюкиванием, то будут проблемы. 

 

Например, ребёнок, девочка, в возрасте 3-х лет после того, как родители поклеили новые обои в гостиной, решила, что обои недостаточно красивые и их надо разукрасить. Берутся цветные карандаши – обои разукрашены. Приходят родители с работы – получает ребёнок фитиль. 16 лет девушка, воспоминание осталось, но помнится то, что её незаслуженно и несправедливо наказали, её обидели тогда, когда она хотела сделать как лучше. То есть, если вы сталкиваетесь с тем, что ребёнок считает, что обои некрасивые и их надо разукрасить, то надо взять краски и вместе с ребёнком разукрасить обои. Может быть, заранее для этого одну из стен следует поклеить белым ватманом для того, чтобы было, где расходиться и разгуляться фантазии. 

 

А если происходит то, что можно назвать успехом родителей в области достижения послушания - что происходит, когда ребёнок становится подростком? Пробуждаются половые инстинкты и наряду с этим пробуждаются инстинкты стадно-стайного поведения. Вот все обезьяны в биосфере делятся на две категории: одни стадно-стайные, а другие семейные. Вот гориллы – это семейные обезьяны, а всякие макаки – это стадно-стайные. Различия в чём? Те, которые живут семьёй, у них есть логово, и они никогда не гадят ни в логове, ни вокруг логова. У них есть некое отхожее место, может быть не одно, но, тем не менее, оно отхожее, подальше от логова. А вот стадно-стайные гадят там, где пробегают. 

 

В биосфере одна из функций помёта и прочих испражнений – это метить территорию. Ну, а когда есть культура, то инстинктивные программы имеют некие культурно-обусловленные оболочки и продолжение. То есть понятно, почему лифты расписаны, стены в подъездах, всё что ни попадя, парты в университетах и школах. Это - культурные оболочки инстинктивных программ "метить территорию" стадно-стайных обезьян. Если посмотреть, чего там нарисовано и чего написано - не от большого ума, скажем так. Основная масса того, что изображено на партах в университетах и школах, это не от большого ума, не от щедрот души, и не от реализации творческого потенциала. 

 

Другой вариант культурных оболочек. Вот смотрим западные фильмы, всяческие их сказки: сцены посвящения в рыцари. Персонаж становится на колено перед сюзереном или прекрасной дамой и та возлагает меч ему на плечо. В стаде павианов иерархия выстраивается в зависимости от того, кто кому безнаказанно показывает член. Но суть обоих процессов, ведь она одна и та же: "Я на вас возложил, и вы обязаны служить мне". То же самое - культурная оболочка инстинктивной программы, которая определяет иерархию. 

 

Цитаты из русских летописей. Два брата, князья, воюют, повоевали. "Болеслав, город взяшу, ятровь свою обнажил" и тем самым нанёс великое унижение своему другому брату. То есть взял город, обнажил супругу своего брата прилюдно и показал, что он - главный павиан на этой территории и сам решает, какая самка кому принадлежит. То есть, есть основания. 

 

Ну, дальше, статья в "Комсомольской правде". Речь идёт о том, что психологи поработали с рыбаками на Дальнем Востоке, в результате чего статистика разводов упала в семьях рыбаков. Выяснилось, что в мужском коллективе на борту траулера, дабы ситуация, обстановка была минимально конфликтной, люди избегают прямого взгляда в глаза друг друга, потому что на уровне инстинктивных программ поведения это - вызов на тему "Кто главный". Поплавали, вернулись с путины домой. Привычка, навык не смотреть в глаза друг другу людям, осталась. Приходит домой, дома любимая жена – в глаза не смотрит ей. А у той тоже инстинктивные программы: если не смотрит значит разлюбил. Пошёл семейный скандал. Рыбакам пришлось объяснять, что:

- "Значит так, на борту всё правильно, ситуация должна быть бесконфликтной. А для того, чтобы дома было всё хорошо – жене смотреть в глаза". 

Статистика разводов пошла вниз. То есть реальность такова, что, хотим мы того или нет, но это работает. 

 

Кроме того, язык жестов, манера поведения в животном мире это один из языков общения. На уровне сознания мы его перестали воспринимать, но на уровне бессознания, бессознательных он работает. Например, если за столом собралась большая команда народа, и вы хотите, чтобы эта команда народа пришла к тому мнению, которое вы поддерживаете, считаете правильным. Что надо сделать? То есть, если вы большой босс. Надо предложить какое-то питание и взять в руку поварёшку, потому что бессознательно инстинктивно тот, кто раздаёт пищу, тот главный. Если эту функцию выполняет официантка, то босс - никто. Решение не будет выработано, команда не придёт к тому мнению, которое нужно боссу. Но если босс взял поварёшку - за трапезой беседа будет течь в том направлении, в котором надо боссу. То есть это работает. 

 

А теперь давайте посмотрим, что получается, когда добились послушания от ребёнка. Ребёнок вырос, пошли половые инстинкты и инстинкты стадно-стайного поведения. Подростковая преступность в большинстве своём, как? Собрались детишки, сила есть – ума не надо. Энергии через край. Рядом барышни. Перед барышнями надо повыпендриваться. Барышни ещё подзуживают, поскольку, кто круче, тот и лучше. Инстинкты стадно-стайного поведения заработали, и на выходе преступление, тяжёлое, которого никто не хотел, но которое, тем не менее, совершилось. Почему? Потому что воли нет, инстинкты властвуют, сформировался коллективный эгрегор: в нём есть какая-то алгоритмика, есть какая-то целесообразность взаимодействия с окружающим миром этой стаи, или стада. И пошло-поехало в автоматическом режиме: никто ничего не хотел, тяжёлое преступление есть. Кто виноват? Родители всех их. Потому что они в раннем детстве добились послушания и у подростков нет воли. Потому что воля человеческая, она действительно проявляется (по крайней мере, в той культуре, в которой мы живём, в нашу историческую эпоху) вовсе не в том, что человек гонит себя в качалку и качает там мышцы, или зубрит три иностранных языка, не видя света белого. Воля проявляется в том, что когда инстинкты требуют чего-то неуместного, или нормы культуры требуют чего-то неуместного, то человек способен сказать себе "цыц", и выйти из той программы, в которой он оказался. 

 

А какие у нас есть неуместные нормы в культуре? Главным образом две: курево и выпивка. И пьют, как все, курят, как все, потому что, быть белой вороной в коллективе, где пьют и курят, как-то некомфортно. А поставить себя по отношению к этому коллективу так, что: 

- "Я не пью и не курю, и на это имею право. А вы не можете, потому что вы подражаете тем, кого считаете взрослыми и крутыми" - это оказывается слабо, потому что воли нет. 

 

Вот инстинктивные программы поведения. Мы двуполый биологический вид. Некоторые считают, что мы два биологических вида: мальчики и девочки. Но, тем не менее, мы двуполый биологический вид, в другом представлении тех же самых. Что это фактически означает? А это означает, что инстинктивные программы поведения у мальчиков и у девочек они разные. И процесс личностного становления мальчиков и девочек он тоже разный. 

 

Начнём сначала не с личностного становления, а со взрослости. Ребёнок рождается будучи неспособным к полноценной жизни самостоятельной. Примерно до трёх лет, до двух с половиной лет, пока он не вступает в тот период, когда начинает полноценно владеть членораздельной речью, если мамы нет рядом, то это большие проблемы. Давайте предположим, что культура на нулевом уровне развития, и если смотреть извне, должна решаться задача автоматического воспроизводства биологического вида в преемственности поколений. Как должны быть организованы инстинктивные программы поведения? В общем, логично, если бы вы были программистом, решали такую задачу, то мать должна быть инстинктивно привязана к ребёнку, по крайней мере, к младшему ребёнку. А поскольку она занята ребёнком, и на всё прочее у неё нет времени, мужчина должен быть инстинктивно привязан к женщине и подчинён ей. А теперь смотрим на то, что есть в культуре. Практически у каждого народа есть поговорка типа - "Никто не герой перед своей женой". И одно из наиболее ярких художественных выражений этого в фильме "Белое солнце пустыни": "Вот что ребята, пулемёта я вам не дам". Почему?

 

Ответ: Жена запретила.

 

Михаил Величко: Жена запретила. И если это дело понимать, то образ таможни сразу становится не таким привлекательным, каким он виделся первоначально.

 

Дальше. Детишки растут. Они живут в том же мире, что и мы, и тоже всё воспринимают: "Бабушка, скажи маме. Ты её мама, она должна тебя слушаться". Что? А игра на том же самом, отловил алгоритмику: мама должна слушаться бабушку.

 

Далее. Рос, рос мальчик, вырос, женился. Если он один единственный в семье, а мама по-прежнему подвластна инстинктам, то став мужем другой женщины, он по-прежнему остаётся её единственным любимым ребёнком. Может быть, даже не любимым, а её собственным ребёнком. С точки зрения молодой жены - это её собственный муж, который должен подчиняться ей и только ей, потому что, это норма инстинктивного поведения. Но это один объект собственности и два собственника. Поэтому, возникает конфликт: свекровь-невестка, и это настолько крутой конфликт, что о нём нет ни сказок, ни анекдотов. И если он протекает, то обе женщины поочерёдно ревут в жилетку одному и тому же мужчине на тему "чего она стерва от меня хочет? За что она меня так ненавидит?" А ни за что. Просто один объект собственности, и два собственника не могут быть равноправными. 

 

Чем этот конфликт может закончиться, пока инстинктивные программы действуют? Вариантов несколько. 

- Кто-то из женщин должен доказать, что она круче, и подчинить себе другую. 

- Либо кто-то из женщин должен изгнать другую из семьи. 

 

Какие варианты разрешения конфликта созидательным путём? Хотя бы одна из женщин должна обрести власть над инстинктами, и тогда всё становится на свои места. Но ряд культур, они ориентированы на то, чтобы запрограммировать разрешение этого конфликта в пользу свекрови. Такова японская культура, таковы же культуры многих народов Кавказа. Потому что реальность такова, что старшая в роду женщина, опираясь на весь этот комплекс инстинктов, она является и эгрегориальным лидером в родовом эгрегоре. Поэтому роль женщины в традиционных культурах Кавказа она специфически особая. Но эта роль основана на раскладке инстинктивных программ поведения по представителям обоих полов. Можно спорить о том, хорошо это, или плохо. В общем, хорошо то, что эта культура обеспечила воспроизводство населения этих народов в преемственности поколений на протяжении веков. Плохо другое - плохо то, что вопрос о сути человека в этих культурах не разрешается. Потому что, вопрос не в том, чтобы все подчинялись старшей в роду женщине. 

 

А вопрос в том, чтобы все были человеками. И если понимать, что такое воля и признавать совесть врождённым религиозным чувством, то состоявшийся человек кратко определяется одной фразой: это воля, подчинённая диктатуре совести. Если нет воли - человека нет. Если есть воля, но нет совести, это – демон, тоже человека нет, но несколько по-разному. 

 

А наши культуры, они все таковы, что человечного типа строя психики достигают единицы. И они становятся чуждыми обществу. Судьба Христа это показатель: он не нужен элите, поскольку он препятствует осуществлению режима подчинения. А толпе простонародья он нужен, как добрый вождь, которому они согласны подчиняться. Но он не нужен им как учитель, который бы вскрыл их проблемы, показал бы пути решения, помог бы в чём-то. И в этом отношении другие апостолы, они в некотором смысле хуже Иуды. Тот просто пошёл и предал, а эти признали, а потом то учение, которое принёс Христос, было подменено другим учением при попустительстве апостолов. 

 

Теперь опять вернёмся к вопросу личностного становления мальчиков и девочек. Будем исходить из того, что решается та же самая задача воспроизводства поколений биологического вида, и культура практически отсутствует. Если вы программист и программируете решение этой задачи. Есть некие опасности, есть мама, которая либо беременна, либо с ребёнком. В каком режиме мама должна взаимодействовать с опасностями?

 

Ответ: В предупреждающем.

 

Михаил Величко: В идеале, мама должна эту опасность чуять за неведомо сколько километров, и обходить её стороной. А теперь давайте посмотрим на то, как мы растём. То обстоятельство, что девочки телесно взрослеют раньше, оно по отношению к этой проблематике нас не интересует. Нас интересует другое, что в определённом возрасте девочки внезапно становятся умненькими благоразумненькими. Не в том смысле, что они могут всё объяснить, понять, ещё чего-то. А в том смысле, что они не лезут на рожон.

 

Реплика: Чуют опасность.

 

Михаил Величко: Чуют опасность, и не лезут на рожон. И примерно в том же возрасте мальчики начинают играть с опасностями. А что стоит за этими явлениями? А за этими явлениями стоит то, что девочка начинает осваивать интуицию, чуять опасность, и обходить, вырабатывает навык не связываться с ней. А теперь представьте, что личностное развитие мальчиков шло бы в том же самом алгоритме: мальчик учуял опасность, и окольными путями её обошёл. А от мальчика требуется какая задача?

 

Ответ: Добывать.

 

Михаил Величко: Добывать, это один момент. А то, чего он добывает, оно может и оказать сопротивление.

 

Ответ: Поиск неизвестного.

 

Михаил Величко: Поиск неизвестного - это уже культурологические аспекты. От мальчика требуется другое. Что если мама и ребёнок оказались всё-таки под воздействием опасности, он должен обеспечить их отход из зоны опасности в зону безопасности. А для этого он должен обладать навыками осмысленного произвольного действия в условиях опасности. Если бы личностное развитие мальчиков шло по принципу "осваиваем интуицию сначала", то реализация вот этих потребностей, она была бы невозможна. А так, мальчик, взаимодействуя с опасностью, учится думать, учится навыкам самообладания и оказывается в состоянии решить те задачи, которые требуются от него в объемлющей задаче обеспечения воспроизводства биологического видов в преемственности поколений в условиях опасной среды. 

 

Дальше в каждом языке практически, существуют поговорки, типа "Бабы дуры, а мужики козлы", или "Мужик задним умом крепок".

 

Ответ: Поэтому женщины плохо водят машину.

 

Михаил Величко: Женщины не плохо водят машину. Женщины водят машину иначе. Потому что, в статистике аварийности доля женщин, она не выше, чем доля мужчин. А в некоторых культурах она ниже, даже если соотноситься с долей водителей. Они водят машину просто иначе. Анекдоты про блондинок возникли тоже не на пустом месте. И это мнение о том, что "бабы дурры", оно тоже существует не на пустом месте. Потому что, мы живём в дефективной культуре, и, освоив навык уклонения от опасности, девочка останавливается в личностном развитии и не осваивает интеллект.

 

История из интернета. Девочка растёт в семье, родители умные-умные, девочка приносит из школы двойку. Мама в ужасе, но воспитывать должен папа. Папина реакция: "Ерунда, главное, чтобы фату задом наперёд не надела". Где-то, отчасти, папа прав. Но, в том, что папа прав, за этим идут большие последствия, о которых папа видимо и не догадывается. Почему папа об этом не догадывается? Потому что, в русских сказках, в отличие от Европы, идеал женщины не Елена Прекрасная, а Василиса Премудрая. То есть, девочка в личностном развитии не должна останавливаться на фазе освоения интуиции. Она должна проходить дальше, и осваивать интеллектуальную мощь. Дабы поговорка "бабы дуры" стала не актуальной. А пока, к сожалению, она достаточно часто актуальна именно в ситуациях неординарных, не повседневно бытовых.

 

56-й год. Северная Атлантика. Происходит столкновение итальянского лайнера "Андреа Дориа" и шведского лайнера "Стокгольм". Столкновение происходит ночью. На "Андреа Дориа" погибло несколько человек, чьи каюты пришлись на зону разрушения. На "Стокгольме" вроде вообще никто не погиб. Погода, в общем-то, хорошая, "Андреа Дория" тонет долго. Есть время заняться спасательной операцией. И когда практически все пассажиры эвакуированы, аварийная партия обходит тонущий корабль на тему, не забыли ли кого-нибудь, не потеряли ли кого-нибудь. Понятно, аварийные партии, это мужики. И вот, где-то на нижних палубах, которые заливает смесь океанской воды и корабельного мазута, они обнаруживают группу женщин в неглиже. Поскольку столкновение произошло ночью, то, как были в ночнушках, так и выбежали. Как вы думаете, что происходит?

 

Ответ: Женщины отказываются от спасения?

 

Михаил Величко: В общем, начинается бабья истерика на тему: "Уйди противный, я голая". Это вот показатель того, что женщины выросли в культуре, где остановились в личностном развитии и на стадии, предшествующей освоению интеллекта и навыков самообладания. Мужики навыки выработали, поэтому, похватав тёток в охапки, невзирая на укусы, царапанья и крики, выволокли всех на шлюпочную палубу, посадили в шлюпки и все спаслись.

 

А вторая сторона вопроса, это - "мужики козлы" и "мужик задним умом крепок". Козёл, метафора – упрямец. То есть, если что-то втемяшилось, то… А задним умом крепок, это о чём? Это о том, что интуиция не развита, но после того, как наломал дров, мужик в состоянии очень внятно объяснить, чего и как надо было делать для того, чтобы всё было хорошо. Это результат чего? А это результат вот того самого, что остановился в личностном развитии до того, как начал осваивать интуицию. 

 

А фактически, если культура нормальная, то человечный тип строя психики должен достигаться к началу юности, если началом юности считать момент пробуждения половых инстинктов. То есть, должна быть воля и воля должна быть подчинена диктатуре совести. И соответственно, мальчики к этому времени должны освоить интуицию, то есть, найти её где-то там, в глубинах психики, и интегрировать её в алгоритмику выработки поведенческих решений и поведения. Ну а девочки, соответственно, тоже должны достигать человечного типа строя психики, и должны осваивать интеллектуальную мощь, для того, чтобы не только обходить опасности, но и вести себя соответственно.

 

Дальше с инстинктами связано ещё одно обстоятельство, потому что фаунические законы и вообще законы биосферы, они таковы, что рождается всегда особей больше, чем это допускает ёмкость экологической ниши. Дальше начинается внутривидовая конкуренция: слабые особи погибают либо не дают потомство в силу разных причин, а наиболее сильные особи считаются биологически полноценными на том основании, что их родовые линии продолжаются. 

 

Теперь давайте посмотрим на историю цивилизации. Был такой социолог экономист Мальтус, который первым обратил внимание на то, что численность населения растёт быстрее, чем рост производства, прежде всего, продуктов питания. То есть человечество не состоялось в качестве человечества и размножается на основе общебиосферных закономерностей. Рождаемость избыточна по отношению к ёмкости экологической ниши. Как следствие - нагрузка на природную среду. Ответная реакция природной среды - как эпидемии и внутрисоциальная конфликтность в форме войн и преступности. Могут сказать: "Это не характерно для развитых стран, в которых, наоборот, демографический кризис, проблема рождаемости" - и так далее и тому подобное. 

 

А реальность такова, что то, как живут так называемые развитые страны, это другая сторона тех же самых фаунических законов. Почему? Потому что, если мы посмотрим на историю цивилизации, то история цивилизации была такой, что рождаемость в сельской местности всегда была выше, чем в городской. А если обратиться, допустим, к архивам европейских городов, средневековым архивам, то там можно проследить такую закономерность: вот появляется некая фамилия, она существует одно-два столетия, а потом прекращает своё существование. И воспроизводство городского населения в истории это не только рождаемость в городах, но это приток сельского населения, которое избыточно было для занятости в сельской местности. 

 

Уже в 20-ом веке с этой городской статистикой стало возможно соотнести данные биологии. Был в Советском Союзе такой генетик, академик Дубинин, личность не совсем однозначная, потому что есть фотография, на которой Ленин с беспризорниками. Вот Дубинин настаивал, что один из этих беспризорников он, а другие иронизировали в его адрес на тему о том, что он примазался, поскольку в условиях СССР быть рядом с Лениным - это обеспечивало решение ряда проблем. Так ли это или нет, не суть важно в данном случае. 

 

Важно другое, что в 44-ом году в Воронеже Дубинин проводил исследование популяций плодовой мушки дрозофилы. Воронеж только-только был освобождён от гитлеровской оккупации. В нём не было ничего, кроме разбитых домов и проезжей части улиц. Исследования показали, что мушка дрозофила по своей генетике идентична популяциям, живущим в сельской местности. 

 

Спустя два года исследования популяции дрозофилы были повторены. В Воронеже уже была, какая ни на есть техносфера, работал транспорт, промышленность и исследования показали, что, да, мушка - мушкой, но мушка генетически изменилась. То есть город – это мощнейшая мутагенная среда. Политики не соотносили исследования Дубинина с тем, как живёт цивилизация, потому что политики у нас вырастают из людей узкоспециализированных: кругозор узок, и если, допустим, юриспруденцию освоили, то биология - это не обязательно. Финансы освоили - биологию тоже не обязательно. Но реальность такова, что эффективность коммерческая многих видов деятельности в городе существенно выше, чем в не города. Почему? Экономия на транспортных издержках, концентрация потенциальных потребителей, и в силу этих обстоятельств город стягивает население в себя тем интенсивнее, чем более в обществе развито промышленное производство. 

 

В итоге, в так называемых развитых странах до 90 и более процентов населения это городские жители сейчас. То, что в городе они вырождаются, и это выражается в том, что развитые страны лидируют по статистике всяких психических и прочих заболеваний, но есть и те явления, в которых выражаются общие биосферные закономерности: регулирование численности видов в пределах экологической ниши. 

 

Если в городе мы живём и мы видим постоянно множество незнакомых лиц, то в видовой эгрегор это выдаётся сигнал о том, что экологическая ниша переполнена. Если слишком много незнакомых, то что-то много. Какая должна быть биосферная реакция на сигналы переполнения экологической ниши? 

 

Ответ: Уменьшение рождаемости. 

 

Михаил Величко: Да, уменьшение рождаемости, оно есть. Но кроме этого есть блокирование механизма воспроизводства биологического вида, отсюда - ЛГБТ сообщество, претендующее уже не на то, что оно меньшинство, а на то, что оно лучшие люди.

 

Вопрос: Может быть, это, скорее, культурно привнесенное?

 

Михаил Величко: Это не культурно привнесённое. Культурно привнесённое - это уже наслоение на биологическое. 

 

Дальше. Обостряется внутривидовая конкуренция. В городе преступность, жестокая уголовная преступность – это норма. Но если понимать, что основная масса населения - это носители нечеловечных типов строя психики, то преступность неискоренима в силу того, что это - внутривидовая конкуренция за место под солнцем, которая проистекает из общебиосферной алгоритмики регулирования численности биологических видов в пределах экологической ниши. А наши мудрые политики решили чего сделать? Стянуть всё население России в десять городских агломераций. Спрашивается: "Ребята, вы биологию в школе учили? Мозги у вас есть? Чем вы думаете и на кого работаете?" 

 

Получается так, что для носителей человечного типа строя психики в силу этих обстоятельств, плюс финансы, которые властвуют над обществом, - город не привлекателен как место жительства. В городе человек может жить, только выполняя какую-то миссию в русле промысла и, испытывая дискомфорт, который ему некоторым образом надо преодолевать и из которого надо выходить на природу. Поэтому, если посмотреть на эти факты, то в большинстве развитых стран, включая городское население и России, в последнее десятилетие возникает тенденция (и она набирает силу) на тему о том, что прекратить жить в городе и вернуться к жизни на природе, некоторым образом сохранив те наработки цивилизации, которые есть. 

 

В чём разница по сравнению со Средневековьем, когда не было техногенной энергии и, тем не менее, город всё-таки был мутагенным фактором, в котором население не могло воспроизводиться в преемственности поколений биологически здоровым, и современностью? Только в том, что мутагенное воздействие современного города на порядки возросло. 

 

Исследования итальянских генетиков, проведённые на людях, они показывают, что достаточно неделю проработать в литейном цеху для того, чтобы генетический механизм отреагировал на это мутацией. Исследования американцев и канадцев показывают, что городские дети отстают в IQ (коэффициенте интеллектуальности) от трёх до пяти пунктов в сопоставлении с их сверстниками в сельской местности. Плюс к этому исследования англичан, которые показали, что за последние сто лет среднестатистический европеец потерял IQ где-то тоже от трёх до восьми пунктов (в разных по-разному). 

 

То есть развитые страны тоже показывают, что общебиосферные закономерности никуда не делись, и они по-прежнему оказывают решающее влияние на жизнь современного общества, сколь бы ни было оно вооружено техносферой. 

 

Плюс к этому можно сделать ещё одну культурно обусловленную добавку. В природе есть растения, есть вещества, которые, попадая в организм человека, изменяют физиологию вообще и физиологию высшей нервной деятельности в частности. Под их воздействием изменяется и мировосприятие, и изменяется характер работы интеллекта. В общем случае такие вещества называются психотропами, и частный случай - это всякие наркотики. 

 

Вот в советских ГОСТах алкоголь характеризовался как наркотик. В современных российских стандартах алкоголь не характеризуется как наркотик, и вся борьба с наркотой идёт помимо борьбы с алкоголизмом и пьянством. Пьянство в норму - это культурное питие, это допустимо, это нормально, это даже апостол Павел велел пить вино и так далее и тому подобное. Но что остаётся сокрытым? Остаётся сокрытым то, что примерно треть населения несёт генетическую предопределённость к тому, что если алкоголь становится нормой в рационе питания, то возникает биохимическая зависимость и потребность в алкоголе: ненасытная зависимость - и они просто обречены стать алкоголиками. И далеко не все люди, в роду которых в прошлом были спившиеся, в состоянии сказать: "Нам пить нельзя вообще, потому что в роду у нас вот было и мы несём вот этот..." А культура направлена на то, что подзуживает. 

 

Дальше получается такая вещь, что есть генетически нормальная настройка биополей организма человека. Когда в организм попадают психотропы, эта генетически нормальная настройка биополей изменяется. Мы не видим ауры, но кошки и собаки видят, и на трезвых и пьяных они реагируют по-разному, в том числе и потому, что они видят ауру - аура разная. 

 

Ну, а когда меняется мировосприятие, то в психику попадает та информация, которой там быть не должно. Именно поэтому все алкоголики, напившись до чёртиков, описывают их примерно одинаково. То есть это тот слой реальности, который в обычном состоянии для человека закрыт. Он становится открытым для алкоголика в силу того, что он под воздействием психотропов. И кроме того, он становится открытым для тех, кого традиции характеризуют как святых, когда они видят гораздо больше, чем видит обычный человек, в том числе и скрытые аспекты реальности. 

 

И по-своему выдающимся политиком был тот шаман, который посадил индейцев на табак. Почему? Потому что когда под воздействием психотропов меняется восприятие мира и появляются иные каналы восприятия информации, то над этими каналами может быть установлен контроль. И в психику сидящих или регулярно употребляющих те или иные психотропы, при определённых навыках и знаниях, можно въехать, исключить волю, если она есть, из алгоритмики деятельности либо исказить волю. И можно все информационно-алгоритмические ресурсы, которые есть в психике другого человека, подчинить через эгрегор либо непосредственно тому, кто обладает знаниями и навыками, позволяющими через эти определённые каналы войти в психику других людей. 

 

Поэтому легализация марихуаны, пропаганда того, что "культурно пить это нормально" - на самом деле за этим стоят определённые политические силы, для которых наркотики, в том числе и культурное питие и прочее, это инструмент управления обществом в обход контроля сознания тех, кем манипулируют. 

 

Вопрос: Это поэтому англичане первым делом опиумные войны с Китаем начали, чтобы подконтрольными их сделать?

 

Михаил Величко: Да. Первым делом для этого.

 

Вопрос: Потому что там же и табак они начали завозить

 

Михаил Величко: Да, и табак начали завозить. Это действительно так. 

Если говорить о видах деятельности. Во времена Пирогова одним и тем же набором инструментов в военно-полевой хирургии резали всех подряд, без промежуточной стерилизации. Это было нормой. Выживало порядка трети хирургических больных. Сейчас, чтобы войти в операционную, процедура длительная, продолжительная на тему антисептики и всего прочего. Это к тому, что результат в определённых видах деятельности, он обусловлен состоянием того, кто этими видами деятельности занимается или собирается заниматься. 

 

Есть такие виды деятельности, для занятия которыми - строгий пост, то есть водичка и ничего в течение некоторого времени, либо водичка плюс растительная пища типа орехи, злаки. Причём вне иудейской культуры хихикают над мацой, поскольку маца - это не перебродившее тесто. Но по отношению к некоторым видам деятельности хихикать не надо, потому что физиология организма под воздействием продуктов брожения, она может измениться таким образом, что в эти виды деятельности, которые обычная культура относит к области мистики, можно просто и не войти. 

 

То есть вопрос о том, чем мы питаемся и как питаемся, это далеко не праздный вопрос, хотя в каждой культуре есть свои нормы, традиции: они сложились, они действуют, они считаются нормальными. Но нормальными они считаются не потому, что они позволяют максимально реализовать творческий потенциал человека, а потому что они сложились, и они нормальны в течение жизни многих поколений. Соответственно тому, что люди едят и какие различия в диетах национальных, медицина характеризует и различия в статистике заболеваний, которые характерны для тех или иных национальных культур.

 

Да, генетика человека подстраивается под рацион в преемственности поколений. И поэтому переход с рациона своей национальной культуры на рацион других национальных культур не всегда может быть осуществлен и не всегда безопасен. Тем не менее, кое-какие взаимосвязи между тем, что мы едим и как мы себя чувствуем, есть. Например, японская медицинская статистика отреагировала на появление бройлерных кур в рационе японцев ростом статистики сахарного диабета. Так что есть определённые проблемы, которые связывают и психологию, и физиологию организма. Но дальше, поговорив о том, как в современной цивилизации, при том, что господствуют нечеловечные типы строя психики и к чему это приводит, это более-менее ясно в основном. Ну, а возможна ли альтернатива этому и какой она должна быть - об этом поговорим другим разом. На этом сегодняшнее можно считать завершённым. Спасибо.

 

Вопрос: Вот, кстати, вы сказали, что когда курицы появились бройлерные у японцев... Я когда маленький был, в больнице лежал, я смотрю: на столы накрывают. Нам - кашу, а там стол, там большие такие куски мяса. Я говорю: "Я тоже хочу мясо". Мне говорят: "Нет, это придут диабетики будут есть". И у них чисто мясо и овощи. То есть вы сказали причину, а они так никогда и не вылечатся, получается? Это же продукт отправления.

 

Михаил Величко: Есть ещё такой факт: этнографы смотрели, как живут папуасы. С точки зрения их, у папуасов отрицательный белковый баланс. То есть из организма белков выводится больше, нежели поступает с пищей. Соответственно, папуасы как народ должны, с их точки зрения, исчезнуть. Привлекли к вопросу физиологов и микробиологов. Оказалось, папуасы едят какое-то тамошнее местное растение. Это растение является средой обитания для каких-то микробов. Эти микробы, попадая в желудочно-кишечный тракт человека, азот, который находится в воздухе, плюс содержимое желудочно-кишечного тракта перерабатывают в белки, которые и пополняют белковый баланс человека. 

 

Это вот мы забываем о том, что человек - это и среда обитания для микрофлоры и микрофауны. И процесс освоения пищи, он не сводится к тому, что слюна, желудочно-кишечные соки чего-то делают. В этом участвуют и микрофлора, и микрофауна. И кроме всего прочего в этом участвуют ещё и наши биополя. И биополя участвуют так, что... Известны случаи, когда люди погибали от дистиллированной воды, которая становилась ядом. 

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1015 мб)
Видео MP4 640x360 (349 мб)
Видео MP4 320х180 (219 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (23 мб)
Звук 32kbps MP3 (23 мб)
Звук 64kbps MP3 (45 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (69 мб)

Текст:
EPUB (31.85 КБ)
FB2 (105.24 КБ)
RTF (297.23 КБ)

Разговоры о жизни 2

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко. Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор о несостоятельности официальных гуманитарных наук, что такое сознание, что является носителем человеческой психики, границе сознания, двухуровневой модели психики, нравственности, стыде и совести, чести, коллективной психике, эгрегорах, истинных русских.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Разговоры о жизни 2

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_02

 

Михаил Величко – кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Социология – наука неоднозначная. Почему? Потому что, субъектом исследователем является человек и объектом исследования является общество. Поэтому, получается так, что каждый исследователь, это потенциальный источник знаний об этом  самом обществе. И в силу того, что субъективизм обладает определённым своеобразием, он же потенциальный источник всяческих ошибок в этой самой социологии. И когда встаёт вопрос о том, что одна школа научная имеет одно мнение по одному вопросу, а другая научная школа по тому же вопросу имеет другое мнение, и эти мнения не совместимы, то кто прав? 

 

А для того, чтобы ответить на вопрос, кто прав, в конечном итоге надо понять:

- Как работает психика человека?

- И почему психика человека, будучи потенциальным источником знаний, в то же самое время является и потенциальным источником ошибок?

- И как от этих ошибок можно было бы избавиться?

 

Получается так, что Диоген, задавшись вопросом: "Ищу человека" и, отрицая достаточность принадлежности к биологическому виду в качестве критерия состоявшегося человека, в общем-то, был прав. Но, проблема в том, что за две тысячи лет с чуточкой со времени его жизни, в общем-то, внятного ответа на этот вопрос ни наука, ни религия не дали. Не дали почему? Получается так, что если искать ответы на этот вопрос, рассматривая психику, как объект исследования, то непонятно сразу так - а что исследовать? 

 

Причины просты. Практически до второй половины двадцатого века такая категория, как информация, она не была базовой категорией науки. А поскольку её не было, то психику невозможно было рассматривать, как информационно-алгоритмическую систему. Так же, примерно до начала двадцатого века никаких работ на темы управления, в которых бы управление исследовалось и описывалось, как объективно существующий феномен, который проявляется в беспредельном разнообразии, на всех уровнях бытия природы: на микроуровне, на макроуровне, на мегауровне, и естественно, в человеческом обществе - то тоже общих теорий управления не было. А были некие руководства о том, как управлять в ходе решения тех или иных задач. 

 

Вопрос о личностной психике, вопрос о том, как люди во множестве порождают коллективную психику, либо, оказываются в ней по независящим от них обстоятельствам, он в литературе описан (в оккультной литературе главным образом). Но сказать, что он описан понятийно определённо - невозможно, не говоря  уже о том, что эта литература никогда не была достоянием широкого круга людей, потому что, представления о психологии личности широкого круга людей формировались на основе иных источников, главным образом, на основе писаний церковных мыслителей и светских философов. По крайней мере, так было в европейской культуре. 

 

Если говорить о культурах Востока, то там иное. Когда мы сейчас читаем их литературу о чакрах, и всём прочем, то для подавляющего большинства людей слова "чакры", "меридианы" - это пустые слова, потому что всё это находится за пределами их чувств. А человек не очень эффективен в работе с теми объектами, которые находятся за пределами восприятия его чувств, или за пределами восприятия приборной базы его науки. 

 

- Нельзя сказать, что западная психология позволяет внятно ответить на вопрос, поставленный Диогеном. 

- А восточная психология, она такова, что доступ к восприятию чакр и меридианов идёт через процесс личностной подготовки, который мало кто, за исключением, может быть, основоположников разных течений йог, мог пройти самостоятельно без того, чтобы его не вёл по этому пути гуру, который уже сам прошёл достаточно далеко по нему. А если обратиться к тому времени истории, когда в нашем обществе прорезался интерес к йоге, то, сами понимаете, гуру не было. И получалось так, что всякая,  уважающая себя психбольница держала палату для йогов-самоучек, которые смогли сделать со своей психикой что-то, с чем психиатры не всегда были в состоянии совладать, дабы вернуть всё к тому, что было принято в те времена называть социальной нормой. То есть, реальность такова, что лезть в собственную психику, и тем более, лезть в психику других людей, в ряде случаев бывает опасно и для себя и для окружающих. 

 

Возникает вопрос - а как устроена психика человека? 

И тут получается так, что общепринятая терминология типа "сознание", "подсознание", "чувства" - они в разных контекстах обретают разные смыслы, соответственно, не всегда возможно договориться и понять друг друга, употребляя эту терминологию. Более того, в религиозном и атеистическом миропонимании многие вопросы психологии выглядят совершенно по-разному, либо вообще никак не выглядят. 

 

Это обстоятельство приводит к вопросу о том, чем наука отличается от болтологии пусть даже на научные темы. Есть такой каламбур, что образование делится на две категории:

- естественно научное, техническое, 

- и противоестественное, так называемое гуманитарное. 

Что лежит в основе этого каламбура? А в основе лежит тот факт, что все естественно научные и физические теории: технические теории, технические модели - они обладают качествами метрологической состоятельности. То есть, если есть термин, если есть некий символ, который несёт некий смысл, то есть некое определённое правило, которое позволяет связать этот символ с каким-то явлением в природе.

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ): То есть, это можно посмотреть, пощупать, измерить, замерить, сложить?

 

Михаил Величко: Да. Это некоторым образом можно посмотреть, пощупать, замерить, и тогда это можно включить в модель, в теорию. И связь между явлением природы, которое можно замерить, увидеть, и терминология теорий она всегда однозначна. И это обстоятельство позволяет соотносить теории, построенные на их основе модели и символьный аппарат от субъективной реальности, общий для всех. 

 

А гуманитарные науки - на примере фразы о государстве "Государство – это концентрированное выражение идеи политического" - они далеко не всегда решают ту проблему, которая успешно решена в области естествознания и техники. Это проблема обеспечения метрологической состоятельности теории, или в более широком понимании деятельности. Причём, это следует понимать более широко, чем это признано в технике. Почему? Потому что, далеко не всё действительно можно измерить теми средствами, которые приняты в технике теми методами. Кроме того, человек ведь тоже имеет свою чувственную систему. И если говорить строго, то чувства приносят в психику личности информацию. А какие у нас есть чувства? Обычно: зрение, слух, осязание, обоняние, вкус, что ещё?

 

Комментарий: Есть чувства тела, которые мы получаем через какие-то физические ощущения тела, а есть чувства, которые связаны уже с психикой, с душой, можно сказать. То есть, это разное.

 

Михаил Величко: Да, вот так получается, что, разные школы не в состоянии даже договориться о числе чувств, которые есть у человека. И в ряде случаев под чувством понимают вовсе не те структуры организма, вернее результат их деятельности, в результате которого в психике оказывается информация. Есть что-то, существующее само по себе и есть чувство его. Вот фраза, оборот речи - чувство стыда. Чувство чего? Стыда. То есть, стыд существует как бы сам по себе помимо личности психики, но его психика каким-то чувством воспринимает. То есть, это структурный оборот, аналогичный тому, что, допустим, есть у человека чувство стенки. Стенка, да, действительно существует, но мы её как воспринимаем: либо зрительно, либо своим организмом, столкнувшись с ней в темноте.

 

Комментарий: Осязательно.

 

Михаил Величко: Осязательно, более мягко, пальчиками. Поэтому, здесь не всё так просто. Опять же, у Станислава Лема в "Звёздных дневниках" (ред.: Звёздные дневники Йона Тихого), или в сказках Кибериада (ред.: "Кибериа́да", польск. Cyberiada), есть такой эпизод, в котором говорится, что академия небытия вообще не занимается тем, что существует. Банальность бытия давно доказана и академию небытия интересует то, что не существует. Известно, драконов не существует, но если исследовать этот вопрос более тонко, то не существуют отрицательные, мнимые и ещё какие-то драконы. Вот отрицательные драконы не существуют гораздо более интересным способам, чем все прочие, поэтому, вот ими и займёмся. 

 

К сожалению, в гуманитарных науках довольно много такого, что характеризуется вот этой шуткой Лема - что, гуманитарные науки занимаются тем, что объективно не существует, но порождено воображением исследования. И после того, как оно порождено, оно начинает как бы существовать для приверженцев соответствующей научной школы, которые и занимаются обильным графоманством на темы того, что и как кому-то из основоположников школы привиделось, и на этом много чего делается. Но вот это обстоятельство нерешённости проблем метрологической обеспеченности деятельности, и метрологической состоятельности научных теорий, оно и приводит к тому, что появляется каламбур на тему образования, что образование бывает естественно научным и противоестественным, так называемым гуманитарным. 

 

Причём, если обратиться ко всему своду текстов, которые написали гуманитарии, то в этом своде текстов можно выделить некоторое количество, где их авторы в силу каких-то их, сугубо психологических личностных особенностей, смогли решить проблему обеспечения метрологической состоятельности в неявной форме. И всё, что они написали, может быть действительно соотнесено с реальностью, и соответственно понято. Обычно эти люди  попадают либо в категорию великих учёных, либо в категорию непризнанных. Потому что, общая тенденция метрологически несостоятельного графоманства, которое характерно для многих гуманитарных дисциплин, она не приемлет такого рода отступничества от общей традиции, и вызывает массу нареканий и возражений. Но, если мы всё-таки хотим получить социологию, которая бы не была противоестественной, то мы должны некоторым образом заботиться о том, чтобы были решены вопросы метрологической состоятельности. Прежде всего, вопросы метрологической состоятельности той терминологии, в которой мы собираемся описывать те, или иные вопросы, как личностные, так и социальные. 

 

Вот если посмотреть на себя, то, что есть прежде всего в аспекте психики? 

Есть сознание. Первый вопрос: а как определить сознание, что это такое? В атеистическом миропонимании особо определений нет и быть не может, потому что, сознание разных людей несколько отличается, и потом, всё-таки, возникает вопрос о его природе: то есть, о том, какими параметрами, какими характеристиками, каким их набором описывается это сознание. Потому что, всякие разговоры на тему о том, что материя первична, а сознание вторично, это всё равно не ответ на вопрос о том, что такое сознание.

 

В религиозном миропонимании этот вопрос допускает определённый ответ. 

Вот один из таких определённых ответов: что сознание - это область информационная алгоритмического отождествления вечной души человека, и той объективной реальности, с которой взаимодействует эта самая душа. Обратите внимание, что такое определение сознания, оно очень продуктивно, потому что, если мы бодрствуем, то для каждого из нас не вопрос, что каждый из нас в сознании, и некоторым образом осознанно воспринимает окружающий мир, и всех тех, кто тут находится в зоне общения.

 

А если человек спит? То, что происходит? С точки зрения окружающих он не бодрствует, то есть, говорить о его сознании не приходится. Но, если человеку снится сон, и этот сон не забывается, он в состоянии вспомнить его: его образы, действия, какие там проходили в сюжете сна, они предстанут перед его внутренним взором, когда он бодрствует. Он в состоянии рассказать содержание этого сна другим людям. То с точки зрения этого человека: он был в сознании в процессе сна?

 

Комментарий: Да.

 

Михаил Величко: Был. Он отождествлялся с некой реальностью. Другой вопрос: где и как локализована та реальность, с которой он отождествлялся? То же самое касается эпизодов, когда люди переносят клиническую смерть и потом рассказывают о том, что стало достоянием их психики, если они в состоянии вспомнить то, что было. А с точки зрения окружающих, они опять в это время были явно без сознания, а в ряде случаев даже и без признаков жизни, если смотреть с позиции обычного человека, а не профессионального медика реаниматолога, который доставал человека с того света. То есть, такое определение сознания, оно продуктивно, и оно, в общем-то, функционально по отношению к любым состояниям человека, по крайней мере, пока он жив.

 

А что есть ещё? А есть ещё что-то бессознательное. Термин "бессознательное"  или "подсознание"  он пришёл из западной психологии. Но поскольку круг явлений, который описывается этим термином, был, если полистать литературу, можно найти словосочетания, которыми характеризуется именно это явление. Хомяков характеризовал это словами "внутреннее сознание". Он подчёркивал, что это внутреннее сознание гораздо мощнее, нежели наше словесное сознание. Действительно, мы живём в такой культуре, когда на уровне сознания мы мыслим главным образом лексически. Редко у кого лексике сопутствует мультфильм, который рисует психика, и уж совсем редко у кого этот мультфильм сопровождается некой музыкой. А думаем мы в большинстве случаев в словесной форме. Поэтому такая вот оценка Хомяковым, она для большинства людей она состоятельна.

 

Комментарий: Вот насколько я понимаю - мы же думаем больше образами: сначала образ, а потом он переводится уже в слова. Потому что думать можно на разных языках, словесно, а образ-то сначала в человеке. Потому что, бывает такое, в каких-то быстрых ситуациях, когда что-то быстро происходит.

 

Михаил Величко: Бывает, да, когда слова не успевают родиться.

 

Комментарий: Ты действуешь сразу, секундами. То есть, это значит то, что слова…

 

Михаил Величко: Даже и образы не всегда успевают всплыть за это время. В общем-то, это к вопросу  о том, что наше поведение большей частью бессознательное. То есть, есть ещё некая бессознательная компонента нашей психики, которая именно как информационно алгоритмическая система гораздо мощнее, чем то, что может позволить наше сознание, в большинстве случаев от обыденности. А бессознательные уровни психики, они могут, действительно, делать гораздо больше, потому что, сознание большинства людей оно стандартно по параметрам обработки информации: пятнадцать бит в секунду, не более. Это проявляется в том, что киносъёмка со скоростью шестнадцать кадров в секунду и более воспринимается нами как непрерывное движение, а не как быстроменяющиеся статичные кадрики. А пятнадцать кадров в секунду и менее - мы воспринимаем, как последовательность быстро меняющихся кадров.

 

Комментарий: Да, но это можно связать не с сознанием, а с инерцией зрительной системы, то есть, сетчатки, нерва, передающие системы, а не с сознанием. Если оптическая система не распознаёт…

 

Михаил Величко: Если оптическая система не распознаёт, то, да, действительно будет так. Но, в тоже время известны случаи, когда сознание смещалось в иной диапазон восприятия. Есть в литературе, есть на Ютубе свидетельства того, что человек видел, как взрывается снаряд. И быстродействие зрительных рецепторов и всего прочего, оно не мешало ему воспринимать это. То есть, не всё так просто. Сознание может смещаться в иные частотные диапазоны восприятия некоторым образом. Но, в большинстве случаев, да, действительно, пятнадцать бит в секунду, не более. И дальше: семь, девять объектов одновременно. Редко, когда кто-то может двенадцать воспринимать. Отсюда, предельное количество учащихся в группе - двенадцать, как двенадцать апостолов, потому что, иначе, коллектив перестаёт восприниматься учителем, как собрание личностей, а начинает восприниматься, как некая безликая толпа. Тут может возникнуть вопрос, много это или мало? Реальность такова, что, судя по всему, этого достаточно для того, чтобы быть человеком. Потому что, например, домашний кот не в состоянии воспринимать более одного объекта одновременно. И если, допустим, вы с котёнком будете играть, используя две руки сразу, то он сразу же решит, что это нечестно, над ним глумятся, издеваются, обидится и уйдёт, или поцарапает вас. Почему? Потому что, за двумя руками он не может уследить сразу. А вот за одной, это да, это, пожалуйста, это доставляет ему удовольствие. 

 

То есть, возможности человеческого сознания они такие, каковы есть. И далее тогда встаёт вопрос: а как этим пользоваться? Потому что, если смотреть на жизнь, как мы живём: мы живём главным образом на основе бессознательных автоматизмов. Да, они каким-то образом сформированы в прошлом, навык выработан, и в какой-то ситуации он реализуется. А потом уже мы можем объяснить: как, почему и для чего были реализованы те, или иные действия. 

 

Это наводит на мысль, что взаимоотношения сознания человеческого и бессознательных уровней психики, они во многом похожи на взаимоотношения пилота и автопилота в самолёте. 

 

Современный самолёт в большинстве случаев ведёт автопилот. А функции пилота какие? Настроить автопилот на тот режим, который требуется: полёт прямым курсом, полёт из пункта А в пункт Б, либо автоматическая посадка на аэродроме, данные которого введены в бортовой компьютер. Что это даёт? 

- В ряде случаев, это просто обеспечивает сам факт возможности осуществления полёта, потому что, при тех скоростях, на которых летают современные самолёты, человек далеко не всегда с уровня сознания в состоянии оказывать адекватное управленческое воздействие. 

- А в других случаях, оно позволяет выявить психологические ресурсы пилота для решения каких-то задач. 

 

То есть, на пилоте лежит функция контроля работы автопилота и контролирование или программирование того, что автопилот будет делать. Если проводить эту аналогию, между психикой человека и авиацией, то всё будет примерно так же. Задача сознания не решать топорно какие-то задачи, со скоростью пятнадцать бит в секунду, и при одновременном восприятии семи-девяти объектов (редко двенадцати), а настроить бессознательные уровни психики на то, чтобы они были в состоянии решать те задачи, которые надо человеку. 

 

Но если психика, информационно-алгоритмическая система, то носителем её является что? Организм человека. 

А как мы понимаем, что такое организм? 

Европейская традиция воспринимает организм как мясо, кости и физиологические жидкости, которые есть в этом организме. 

А скорость течения химических процессов в организме, какая? Пока там железа выделит какой-то гормон секрет, пока он через кровеносную систему дотечёт, куда надо, пока вступит в химические реакции с чем-то - сколько времени пройдёт?

 

Комментарий: По-разному.

 

Михаил Величко: В жизни полным полно ситуаций, когда быстродействия вот этой системы будет явно недостаточно. Кроме того, попадались публикации, авторы которых настаивали на том, что каждая порция крови, которую выбрасывает в кровеносное русло сердце, она биохомически ориентирована на функции органа получателя. Причём, она биохомически ориентирована на функции органа получателя с некоторым упреждением. То есть, если адреналин потребуется органу через какое-то Дельта Т, то этот самый адреналин будет в этой порции крови за время Дельта Т до того, как он потребуется. 

 

Многие факты говорят о том, что сводить физиологию организма человека к биохимии и анатомии - было бы неправильно. И процессы биохимические не обладают такой информационной ёмкостью, и протекают не в тех частотных диапазонах, которые необходимы для того, чтобы человек мог функционировать так, как он функционирует в жизни.

 

Тогда возникает вопрос: а что игнорирует европейская  медицинская традиция?

Ответ на этот вопрос в том, что европейская медицинская традиция полностью игнорирует  то, что ныне называется биополя и то, что в прошлом называлось духом. 

Потому что, согласно представлениям религиозным и научным (но ранее девятнадцатого века) человек - это триединство души, духа и тела. 

- Душа вечная, она не от мира сего, она гостья в этом мире, решает какие-то определённые задачи. 

- А организм - это дух и тело, которые, собраны из материи этого мира. В ряде случаев философия делила материю на грубые формы - вещество, и тонкие формы - дух, который осязательно и зрительно не воспринимается. Но, тем не менее, они существуют и проявляются в жизни. 

 

Здесь интересно опять обратить внимание на структуру некоторых слов русского языка. 

Воз-дух - вполне допустимая аббревиатура: возле духа. Почему возле духа? Потому что, если вспоминать о всяких явлениях таких паранормальных, то полевые явления оказывают воздействие зримо и наиболее ярко ощутимое, прежде всего на воздух. Когда появляются привидения, становится зябко по свидетельству очевидцев, дует какой-то холодный ветерок и так далее. Почему? Потому что, чтобы сдвинуть кресло требуется большее количество энергии, а для того, чтобы началось какое-то движение в воздухе, требуется энергии (мощности) поменьше. И согласно воззрениям древних, вещество и дух, они всегда были в некотором взаимодействии.

 

Если говорить о функциях, то задача организма, вещественного тела - это перерабатывать биохимически некую материю, которую потребляет организм в виде пищи в энергию, тем самым подпитывать биополевую систему организма. Есть мнение, что многие вот эти энергетические циклы обратимы. Человек, воспринимая природные поля, в состоянии перерабатывать эти поля в материю, в вещество своего собственного тела, и таким образом быть свободным от необходимости принимать пищу. С точки зрения наших дней это для большинства выглядит, как глупость, но, тем не менее, в языке есть оборот речи: "питаться святым духом". И если исходить из того, что дух, это реальность, то пустые слова в языках народов не держатся. То есть, за этим словосочетанием стоит некое, вполне определённое явление, которое может быть доступным человеку. 

 

Тогда получается так, что носителем психики является биополевая система организма. И если говорить о полях, поля не механические, не виброакустические, а поля, которые свойственны молекулярному, атомному, внутриатомному уровню - они принадлежат к тому частотному диапазону, который в состоянии вместить колоссальные объёмы информации, и динамика изменения их такова, что позволяет обеспечить быстродействие, необходимое для того, чтобы человек мог функционировать в жизни. Поэтому в Концепции общественной безопасности, когда речь заходит о психике человека, принята двухуровневая модель психики: сознание и бессознательный уровень психики, которые находятся во взаимодействии друг с другом.

 

Дальше возникает такой вопрос. А хороша ли вот такая двухуровневая модель? Потому что, вот, восточная модель с обилием чакр, семь основных и ещё целая куча дополнительных чакр, - она вроде как позволяет описать процессы детальнее. Возможно, что кому-то она действительно это позволяет, но для подавляющего большинства людей она метрологически несостоятельна. Потому что, подавляющее большинство не в состоянии воспринимать своими чувствами на уровне сознания даже свои собственные чакры, не говоря о чакрах других людей. А у нас исходные требования – обеспечение метрологической состоятельности. 

 

Деятельность, в том числе и личностное развитие, как деятельность, - они должны быть понятны и метрологически состоятельны при любом уровне личностного развития. А двухуровневая модель психики, она этому требованию удовлетворяет. Потому что, вне зависимости от того, являетесь ли вы, так называемым нормальным человеком, который различает все цвета, всё слышит, осязание, вкус работают нормально, либо вы запредельно продвинутый йог, который много чего видит и воспринимает, что остаётся за пределами стандартного восприятия организма человека. Чувствительность ваша такая, что вы слышите, как осыпаются песчинки где-то на Марсе, либо вы не слышите того, что происходит даже в этой комнате, но в любом случае двухуровневая модель психики, она может быть связана вами с тем, что происходит с вами и вашим организмом. В неё вписываются и расширение сознания спонтанное, и смещение сознания в какие-то другие области реальности. Функционирование психики в бодрствовании, функционирование психики во сне, - и все ситуации, пока человек жив, они туда вписываются. 

 

Вопрос: Верно ли я понимаю, что вот эти, если мы берём восточную модель с её чакрами, как вы сказали, семи основными, вы просто эти семь чакр укладываете в один чемодан?

 

Михаил Величко: Да, мы всё, что мы не воспринимаем осознанно, мы укладываем в чемодан, на котором написано "Бессознательное". А дальше мы с этим чемоданом взаимодействуем. Это сродни задаче о чёрном ящике в кибернетике.

 

Комментарий: То есть, вы не противопоставляете свою модель.

 

Михаил Величко: Мы не противопоставляем эту модель и восточные модели. Мы просто указываем на то, что модель должна быть, для того, чтобы работать с ней, метрологически состоятельной. Если человек в ходе личностного развития начинает воспринимать что-то другое, что выходит за пределы стандартного восприятия большинства, модель по-прежнему остаётся работоспособной, но ему открываются те грани реальности, те аспекты реальности, которые в прошлом для него были закрыты. Но, здесь есть другая сторона вопроса. 

 

Понимаете, для того, чтобы у человека в жизни всё было хорошо, требуется такая вещь, что он не должен на уровне сознания воспринимать больше, чем он в состоянии осмыслить осознанно. 

При этом это только одна задача. 

 

Вторая задача: всё, что есть в автопилоте бессознательного, всё должно быть гармонично взаимоувязано друг с другом и должно быть функционально состоятельно по отношению к жизни в этой объективной реальности. 

 

Вопрос: С одной стороны, вы говорите: восточную модель невозможно померять метрологически, с чакрами. С другой стороны: вы свою модель не противопоставляете ей. А как вашу модель мерять? Без сознания.

 

Михаил Величко: Ну как? Ведь вопросы метрологии, они решаются не только приборной базой: в килограммах, литрах, сантиметрах, герцах или ещё в чём-то. Они решаются и органолептически. Вот вы в состоянии сказать, что вы сейчас осознаёте в любой момент. 

 

Если в результате личностного развития вы стали воспринимать больше, то всё равно - ведь суть дела не меняется: модель по-прежнему состоятельна. Если вы пошли к Гуру, и Гуру вас принял, в результате чего спустя какое время вы стали видеть сквозь стены и воспринимать визуально чакры других людей - по-прежнему ведь модель работоспособна. Что-то вы осознаёте, что-то остаётся за пределами осознанного восприятия, но, тем не менее, вы не можете это игнорировать, потому что оно некоторым образом проявляется в вашем поведении, в результатах этого поведения, в ответном воздействии мира на ваше поведение. То есть модель, она остаётся всё равно работоспособной, и в этом её достоинство. 

 

Дальше возникает вопрос: Чего и как должно быть осознано? Что и как может не осознаваться, но, тем не менее, чем с уровня сознания необходимо управлять, хотя оно пребывает на бессознательных уровнях психики, как контролировать результаты.

 

И дальше получается так, что поскольку своеобразие людей - это не столько своеобразие тел. Для нас больше значимо личностно-психологическое своеобразие, потому что именно психика всей совокупности живших людей, живущих людей порождает то качество жизни, в котором мы пребываем.  Психология является ключевой наукой по отношению ко всей проблематике, с которой сталкивается общество. Потому что дефективная психика порождает проблемы и для себя, и для окружающих, а адекватная психика - она способна решать проблемы при определённых сопутствующих условиях.

 

Дальше всё-таки возникает вопрос о том, что объединяет сознание и бессознательные уровни воедино в психике? Ответ на этот вопрос простой: нравственность. Но термин "нравственность", он тоже носит какой-то общий характер в современной культуре. Есть понятие "безнравственность", которое противопоставляется нравственности. Есть два ещё других понятия: "добронравие" и "злонравие". Что стоит за этими словами? 

 

Если мы воспринимаем информацию и алгоритмику как объективные категории бытия, а не как продукт нашего измышления, с помощью которого мы описываем объективную реальность, то нравственность - это совокупность нравственных стандартов. А всякий нравственный стандарт - это некая ситуация абстрактная с оценкой "хорошо", "плохо".

 

Вопрос: Почему абстрактная? Реальная, жизненная.

 

Михаил Величко: В нашей психике она абстрактная. А реальность она обретает, когда мы в эту абстракцию подставляем фактические какие-то ситуации. Но в основе этих абстракций действительно могут быть какие-то жизненные конкретные примеры, которые потом перестают быть конкретными и абстрагируются, обобщаются. 

 

И получается так, что в процессах обработки информации любой нравственный стандарт функционально аналогичен оператору условного перехода в алгоритмах. Что такое "оператор условного перехода"?

 

Комментарий: Нет, мы не знаем. Вот я не знаю.

 

Михаил Величко: Вот что такое оператор условного перехода? Кусочек какого-то алгоритма. Чего-то посчитали, получили какой-то результат - и попадает в оператор условного перехода. Там есть некий стандарт, с которым входной поток информации некоторым образом сопоставляется. В зависимости от результата сопоставления далее реализуется либо ветка "да", либо ветка "нет".

 

Комментарий: По-русски это просто развилка.

 

Михаил Величко: По-русски это развилка. Самый такой, внятный образ - это железнодорожная или трамвайная стрелка:

- Приехал трамвай № 3. Ему по маршруту надо идти прямо - он идёт прямо. 

- Приехал трамвай № 5. Ему надо по маршруту повернуть направо - он поворачивает направо. 

 

Чем эти вещи характерны? 

Давайте представим, что здесь у нас условие сравнения такое: если на входе некая переменная, а стандарт сравнения - "двойка". Возможны варианты: 

- Если "Х" больше двух, то идти по ветке "да".

- Если "Х" меньше или равен двум, идти по ветке "нет". 

 

А если мы в другом экземпляре того же алгоритма вместо "двоечки" стандарта, ставим "двадцаточку" - что будет? Эти экземпляры одного и того же алгоритма в каких-то ситуациях будут выдавать одинаковые результаты. При "Х" меньше двух, они будут выдавать одинаковые результаты. При "Х" больше двадцати, они тоже будут выдавать одинаковые результаты. А в диапазоне от двух до двадцати один будет выдавать одно, другой выдавать другое. 

 

Вот нравственность как совокупность нравственных стандартов психики человека, она функционально аналогична оператору условного перехода, всей совокупности операторов условного перехода в некоей алгоритмике. В чём это выражается? 

 

А это выражается, в том числе, и в том, что даже под гипнозом человека невозможно заставить делать то, что не соответствует его нравственным стандартам. Поэтому разговоры о 25-ом кадре, его каком-то особом магическом воздействии, они преувеличены, потому что для того, чтобы 25-ый кадр сработал, его содержимое должно соответствовать нравственности того, кто смотрит телевизор. Потому что в противном случае ничего, кроме раздражения непонятного, программа, в которую вмонтирован 25-ый кадр не будет вызывать, потому что это нравственно неприемлемо. Если 25-ый кадр выявить, то станет понятно - почему неприемлемо. 

 

И вот я опять вернусь к вопросу о шестнадцати битах в секунду и шестнадцати кадрах в секунду, с которого начинается кинематография. Исследования показали, что бессознательные уровни психики в состоянии прорисовать даже те фазы движения, которые попадают между кадрами (это к вопросу о том, насколько оно мощно). Точно так же оно в состоянии выделить 25-ый кадр, и выделить его несоответствие общему контексту видео, в которое этот 25-ый кадр вмонтирован.

 

Комментарий: Вы сказали, что даже под гипнозом, например, нельзя заставить человека совершить поступок, который противоречит его нравственности. Тем не менее, в жизни огромная куча примеров, когда у человека есть нравственные и моральные какие-то установки, но под влиянием общества, среды, какой-то ситуации, какого-то положения, какой-то неприятности он через них перешагивает, даже не под гипнозом.

 

Михаил Величко: Это показатель того, что его психика дефективна. А дефективность может выражаться в разных вещах: 

- внутренняя конфликтная нравственность, которая позволяет делать и так, и сяк в зависимости от обстоятельств 

- и другой вариант - отсутствие воли. Отсутствие воли делает человека игрушкой внешних обстоятельств либо других людей, которые манипулируют им. 

 

Если говорить о воздействии гипноза. Допустим, если человек твёрдо стоит на принципе "Не убий", то для того, чтобы он стрелял в другого человека под гипнозом, надо изменить цель. То есть в гипнозе он должен быть убеждён в том, что он стреляет не в живого человека, а в мишень в тире, тогда автоматизмы стрельбы могут быть активизированы и всё прочее. Но это, опять же - вопрос о психотехнике. 

 

А так, если говорить о нравственности как таковой, это действительно фактор, который объединяет всё, что происходит на уровне сознания психики и всё, что происходит на бессознательных уровнях психики. И вот нравственность как совокупность нравственных стандартов, она даёт возможность понять, что такое безнравственность. 

 

Безнравственность - это отсутствие нравственных стандартов у личности по каким-либо вопросам. Если такое происходит, то человек:

- либо не знает, как себя вести при условии, что голос совести для него ничто, 

- либо ведёт себя, как окружающие в соответствующих обстоятельствах, 

- либо мотивация поведения подчинена инстинктам или чему-нибудь. 

В общем, это не его поведение, а поведение по каким-то шаблонным образцам.

 

Вопрос: Тогда вопрос: откуда берётся нравственность, и кто её формирует? И что это такое вообще-то - нравственность? Как её померить? Где она лежит, где она находится?

 

Михаил Величко: К этому мы доберёмся обязательно, потому что всё, что пока сказано, не позволяет описать психику личности как таковую, а просто пока это надо принять к сведению на уровне интуитивного какого-то общего понимания, потому что далее мы к этому вопросу вернёмся и всё найдётся.

 

Дальше возникает вопрос о том, что такое добронравие и злонравие. 

Тоже - особенности нравственности, но особенности нравственности в данном случае понимаемые различно, потому что в религиозном миропонимании добро и зло - это объективные категории. В конкретике жизни одни и те же действия могут быть и добром и злом в зависимости от сопутствующих обстоятельств, поэтому и добро, и зло, оно не шаблонно. Хотя, да, жизненные обстоятельства, ситуации могут группироваться по каким-то множествам, и на основе этих множеств могут вырабатываться какие-то шаблонные представления о том, что такое добро, что зло. Впоследствии они находят своё выражение в традициях и в писаном законодательстве. 

 

В религиозном представлении добро и зло - они объективны и они всегда конкретны. И источником разграничения добра и зла является Бог. 

 

Вопрос: Мы так просто идём очень быстро и, получается, что "нравственность" – раз, вы вводите понятие. Раз - "Бог" вы вводите понятие. А как, чего описать, как оно влияет, откуда оно взялось и как оно взаимодействует - пока не описываете.

 

Михаил Величко: Да, пока не описываю.

 

Комментарий: То есть вы вводите кучу понятий и говорите: "Это так вот надо принять".

 

Михаил Величко: Пока всё-таки не куча. Пока, согласитесь, что не так много: 

- двухуровневая модель психики, сознание и бессознательные уровни, о структуре которых мы пока не говорим, 

- и нравственность как фактор, определяющий уровни сознания и бессознательные.

 

Комментарий: Теперь вот Бог.

 

Михаил Величко: Ну, теперь всего четыре.

 

Комментарий: Но Бог - это очень всеобъемлющее понятие. 

 

Михаил Величко: Да, это всеобъемлющее. Но для многих людей в условиях современности Бога нет. Вопрос: "Почему для них нет Бога?" Ответ простой: что их представление об объективной реальности сводится к тому, что они воспринимают через стандартный набор чувств. Если Бога они не воспринимают ни зрительно, никак, то, что находится за пределами восприятия, возводится в ранг несуществующего. 

 

Что этому ещё способствует? Этому способствуют ещё некоторые культурные факторы. Мы живём в культуре, где для большинства этика локализована пределами человеческого общества. Соответственно, говорить об этических вопросах по отношению к остальной живности в природе как-то не принято. Это находит наиболее яркое такое выражение во всевозможных экспериментах над лабораторными животными в целях медицины и всего прочего. 

 

Если исходить из того, что этика не локализована в пределах человеческого общества, а выходит за его пределы и регулирует взаимоотношения обладателей разума, то такой подход сразу же породит иную картину мира. И обратите внимание, что в языческой традиции это нормально, когда персонаж сказки или былины обращается к лесу, к речке, к солнышку и получает какие-то ответы. То есть для языческого миропонимания этика, она не локализована в пределах общества, она выходит за его пределы. 

 

В сюжете сказки "Аленький цветочек" изрядная доля происходит действий тогда, когда героиня не воспринимает хозяина этого острова никоим образом. Но в чём выражается его присутствие? В том, что у них строится некая система отношений. 

 

Вот когда заходит вопрос об обусловленности атеизма какими-то факторами, то для атеистов их убеждённость в том, что Бога нет, она строится на том, что они не могут ухватить его за бороду, образно говоря. Вот если бы он мог ухватить за бороду, описать, анатомировать, а потом скелет и чучело поместить в музей, то тогда да - можно говорить о том, что был такой. А теперь, поскольку чучело в музее и скелет в музее, то опять говорить не о чём. 

 

А если реализовывать подход, который строится на том, что этика выходит за пределы человеческого общества, то каждый человек может получить доказательства бытия Всевышнего, и они носят этический характер, и состоят они в том, что Всевышний отвечает на обращение к нему в соответствии со смыслом этого обращения. И это выражается в том, что жизнь так или иначе соотносится со смыслом молитв: 

- либо происходит то, о чём просили в молитве, 

- либо то, что просили, не происходит, но даётся понять, почему это неуместно. И это становится тем более ярким, чем более отзывчив сам человек, когда Бог обращается к нему через других людей, либо на языке жизненных обстоятельств, либо через его внутренний мир. 

 

В культуре может существовать вера в Бога - это альтернатива вере в то, что Бога нет. Для одних факт бытия Бога это предмет веры, а для других факт небытия Бога это тоже предмет веры. Каких-то либо внятных доказательств и тому и другому они не имеют. Но имеет место некая интерпретация событий настоящего или прошлого, которая позволяет аргументировать ту или иную точку зрения. 

- Для верующего в Бога это факт наличия традиций, Священного Писания.

- А для неверующих - определённая ограниченность мировосприятия верующих и факты, которые в Священном Писании описаны, но наукой воспринимаются как заведомые глупости.

Являются доказательством для одних, что Бог есть, для других, что Бога нет, отсутствует. 

 

Но если обратиться к такому жанру литературы как "Жития святых" вне зависимости от того, к какой конфессии эти святые принадлежали, то выясняется, что для них факт бытия Бога не был предметом веры. Для них это было достоверное знание, каждодневно подтверждаемое их молитвенной практикой, то есть общением с Богом, и это выражалось в том, что жизнь текла в соответствии со смыслом их молитв. Либо они получали какие-то разъяснения в той или иной форме - почему просьба не может быть удовлетворена, и при этом достаточно часто нарушались статические закономерности естественного течения событий. Потому что когда заведомо неизлечимые при том уровне развития медицины и болезней исчезают в течение если не нескольких секунд, то в течение нескольких суток, а этому предшествовала молитва об исцелении, то убеждать человека, который молился, что это просто случайное совпадение - бестолковое занятие. 

 

Но в этом же ответ на вопрос: "Почему религиозность неистребима из человеческой культуры?" Неистребима она из человеческой культуры потому, что совесть - это врождённое религиозное чувство, которое замкнуто на бессознательном уровне психики. В каком смысле замкнута? В том, что поток информации, который приходит через совесть, он попадает в бессознательные уровни психики. И только с бессознательных уровней психики потом выводится на уровень сознания в той или иной форме: на языке внутреннего диалога, на котором сознание ведёт общение со своими бессознательными уровнями психики, который может быть у каждого свой. 

 

Опять же, если вы обратитесь к литературе, то в литературе до 17-го года совесть трактуется как врождённое чувство, дающее человеку представление о том, что такое добро и что такое зло. В литературе, издаваемой после 17-го года, в русле марксисткой традиции, совесть трактуется как культурно обусловленный навык, формируемый воспитанием. Но реальность такова, что советь - это всё-таки врождённое чувство, потому что если воспитание ещё только в начальных стадиях, но внимательно следить за поведением ребёнка, то у него есть какие-то представления, проистекающие именно из совести. 

 

Функционально различие между стыдом и совестью в чём? Совесть, она упреждающе по отношению к ситуации обязывает нас что-то сделать в ней либо чего-то в ней не делать. Если мы игнорируем голос совести и делаем что-то, то потом нам становится стыдно. 

 

Комментарий: То есть вы считаете, что совесть - это врожденное качество.

 

Михаил Величко: Да, это врожденное религиозное чувство.

 

Вопрос:: Качество духа, да? Или души? 

 

Михаил Величко: Это средство, данное душе свыше, для того, чтобы она всегда могла определиться в вопросах: "Что такое добро, а что такое зло?" 

 

Комментарий: Она же всё равно воспитывается. Ведь есть очень много примеров, когда людей просто воспитывали...

 

Михаил Величко: Она в процессе воспитания... Вот культура такова, что она подавляет и совесть, и стыд. И большинство людей, ныне живущих, они исключили совесть и стыд из алгоритмики своей психики где-то уже к подростковому возрасту. 

 

Совесть от всех прочих внутренних голосов отличается одним единственным качеством: с ней невозможно сторговаться. Если речь идёт об одной и той же ситуации, то, как бы там интеллект не обыгрывал эту ситуацию и собственную роль в этой ситуации, совесть говорит одно и то же. И если поведение было неправильным, то всё равно совесть будет стоять на том, что оно было неправильным. И факты жизни будут подтверждать, давать информацию о том, что совесть в своих оценках права. 

 

Вопрос: Это поэтому люди, когда что-то совершают: совесть не позволяет, но ему хочется, он себе начинает теорию придумывать - "Я понимаю, это неправильно, но мне нужно вот это, вот это. Понимаешь?" И сам с собой договорился и сделал.

 

Михаил Величко: Да, сам с собой договорился и сделал.

 

Комментарий: А потом иногда - хоп! - проскочило: "А всё равно неправильно".

 

Михаил Величко: А потом всё равно стыд.

 

Комментарий: Да. Капает, капает...

 

Михаил Величко: Капает, капает, точит.

 

Комментарий: Либо пока не отключишь.

 

Михаил Величко: И так точит, что... Реальность такова, что в культурах, где самоубийство трактуется как смертный грех, за который посмертное воздаяние - вечный ад, люди под воздействием стыда кончают жизнь самоубийством. Потому что стыд оказывается настолько невыносимым, что даже угроза вечного ада перестаёт человека сдерживать, хотя человек должен жить по любви, а не из страха перед адом.

 

Комментарий: Да. Но здесь есть стыд, а есть совесть. По-моему, стыд - это уже общественное явление.

 

Михаил Величко: Нет. Стыд - это тоже не общественное явление. Стыд, он тоже... с ним невозможно столковаться. Но функционально различие такое, что, ежели совесть упреждающа, то стыд - опосля того, как мы проигнорировали голос совести. 

 

А дальше возникает другое понятие - "честь". Вот честь, она может расходиться с тем, что проистекает из совести и стыда. Понятие о чести действительно формируется обществом в процессе воспитания, в процессе формирования культуры, в процессе формирования личности культурой. Но честь и совесть - это разные вещи. 

 

В ряде случаев понятия о чести, сформированные культурой или субкультурой, они могут быть направлены против стыда и совести, потому что можно говорить о так называемом "Воровском законе". Там есть понятия о чести, но они далеко не всегда совпадают с тем, что диктует совесть. 

 

Те же понятия о сословной чести в сословно-кастовых обществах, они тоже далеко не всегда совпадают с тем, что диктует совесть, поскольку в противном случае сословно-кастовое общество не могло бы существовать. Но понятия о чести в сословно-кастовых обществах формируются так, чтобы в определённых ситуациях совесть и стыд исключались из алгоритмики психики, и деятельность индивида честного, в соответствии с понятиями о чести, поддерживало сословно-кастовое общество. Как это происходит - это конкретика истории того или иного сословно-кастового общества, но тем не менее это факт: это не одно и тоже. 

 

Можно быть честным перед самим собой, перед определёнными идеями, но если эти идеи неправедные, то честность будет противна совести и стыду, и будет требовать исключения стыда и совести из алгоритмики психики. 

 

Мы живём в обществе, в котором полным-полно проблем. Но для большинства стыд и совесть - это просто пустые слова, с которыми в их психике ничего не соотносится. Потому что естественная реакция на стыд – это человек краснеет. В общем, вопрос "Когда вы в последний раз краснели от стыда?" большинство заставляет задуматься. И в лучшем случае вспоминаются эпизоды из детства, примерно 3-5 лет. Редко, кто может вспомнить эпизоды из подросткового возраста и юности, а во взрослости - это настолько не типичное явление, что говорить не приходится. Отговорка в том смысле, что мы живем настолько праведно и хорошо, что нет причин краснеть от стыда, она как-то не подтверждается социальной практикой. Она скорее подтверждает поговорку "Врёт и не краснеет". 

 

Дальше возникает вопрос о коллективной психике. 

Реальность такова, что если мы читаем текст, написанный каким-то древним автором и, вырабатывая свое решение, учитываем его мнение, то это показатель того, что наша психика не индивидуальна. Тем более это касается тех ситуаций, когда на наше решение, так или иначе, оказывает воздействие мнение собеседников, авторов, современников, какие-то слова, произносимые персонажами спектаклей или фильмов, участниками ток-шоу телевизионных. Есть основания полагать, что человечество порождает коллективную психику. 

 

Если не ограничиваться восприятием других людей как воочию видимых вещественных тел, а понимать, что с каждым вещественным телом связана некая полевая структура. Под "биополем" понимать ту совокупность общеприродных полей, которые конкретный организм в данное время излучает или излучал в какое-то определённое время, то встает вопрос о биополевом взаимодействии. 

 

Современная техносфера, она даёт множество примеров, которые позволяют понять, как возможно биополевое взаимодействие людей. Первое условие - это совпадение по физическому полю. Если у нас есть радиоприёмник, то он способен принимать радиоизлучение. 

 

Способен принимать радиоизлучение - это одно, а способен воспринимать из них информацию – это несколько другое. Должно быть соответствие по системе кодирования информации. Естественно, должна быть активность приёмника в момент активности передатчика. 

 

Уровень излучения должен быть достаточным для того, чтобы приемник его воспринимал, и не должен быть избыточен для того, чтобы всё, что есть в приёмнике, просто спалило. Если эти условия выполняются, то, в принципе, возможна передача информации на биополевом уровне. 

 

Если говорить о системе кодирования информации, то с чем это связано? С теми языками, которыми владеет данный носитель. Причём с языками, как с культурно обусловленными: членораздельная речь, иные национальные языки помимо родного, какие-то символьные языки и специфические сленговые языки теорий и субкультур, ну и общеприродные языки, на которых осуществляется кодирование информации в биосфере, в том числе, и в биологическом виде "человек разумный". 

 

Как поле может быть структурировано? 

Ответ простой: поле может быть замкнуто само на себя, как магнит. А может быть вот такая система - два магнитика. Организм человека, он содержит в себе поля, как первого, так и второго типа. Кроме того, есть поля, которые либо произвольно, либо не произвольно могут переходить из состояния замкнутости "на себя" в состояние замкнутости на что-то во внешнем по отношению к организму человека в мире. 

 

Со всеми полями в природе так или иначе связаны некие вихревые процессы. Вихри устроены таким образом в аэродинамике, в гидродинамике, что вихрь может быть замкнут сам на себя, как вот колечки дыма (это кольцевой вихрь), либо, если вихрь разомкнут, то его конец и начало должны опираться на какие-то неоднородности или границы раздела двух сред, либо неоднородности в самой среде, как смерч. Начало на водной поверхности или на суше, а конец где смерча?

 

Комментарий: В атмосфере.

 

Михаил Величко: В атмосфере, но там где есть какие-то атмосферные неоднородности - прежде всего температурный скачок области, ну и плотности или область, где доминируют кольцевые вихри. В общем, вихрь устроен вот таким образом.

 

Да, вихрь – это энергетическая система, которая берёт энергию из окружающей среды. Более того, атмосфера, перенасыщенная энергией, она склонна порождать вихри. Торнадо не бывают там, где атмосфера холодная или крайне редко. А тропики - это зона смерчей и торнадо. Когда торнадо перерабатывает тепловую энергию в механическую, то температура атмосферы снижается. 

Поэтому когда вихри, вихревые системы полей замыкаются друг на друга или на некую общность, то оказывается, что всякая индивидуальная психика – это фрагмент некой коллективной психики. В этом нет ничего нового. Оккультные традиции издревле повествуют об эгрегорах, и в латиноязычной терминологии есть пара: "индивид" и "эгрегор". 

 

"Индивид" - дословно в переводе на русский это "неделимый". 

А "эгрегор" - это слово однокоренное со словом "агрегат", то есть сборка неких функционально специализированных элементов в некую целостность. То есть ничего нового нет. 

 

В русском языке есть особенность: в русском языке довольно мало обобщающих слов. То есть в русском языке то, что на Западе характеризуется одним словом "эгрегор", в русском языке характеризуется многими словами, которые могут быть соотнесены с определенной типологией эгрегоров. Соборность, стадность, стайность – всё это разновидности эгрегоров, которые порождают люди, но общего слова в русском языке нет, как-то вот оно не вспоминается. Но, тем не менее, эгрегоры существуют. 

 

Эгрегоры представляют из себя совокупность живых людей и биополевое тело эгрегора. То есть полевая структура, с которой на уровне биополя взаимодействует каждый живой человек. Как взаимодействует?

 

Комментарий: Намагничивает тело.

 

Михаил Величко: Взаимодействует по-разному, потому что нравственные стандарты, которые характерны для личности, они позволяют входить в одни эгрегоры и не позволяют входить в другие эгрегоры. 

 

Мы тут часто бьёмся на тему о том - кто русский. Если задаваться вопросом о том, что существует такой эгрегор как "русский дух", то практика показывает, что в большинстве житейских ситуаций большинство тех, кто убеждён в том, что он истинно русский, эгрегор под названием "русский дух" доступ в себя закрывает по той простой причине, что нравственность убеждённых в своей русскости не соответствует тому, что требует этот эгрегор, что в него заложено изначально. То есть биополевое тело этого эгрегора существует независимо от большинства тех, кто считает себя русскими. Но если нравственные стандарты ему соответствуют, то в нём оказываются те, кого русскими большинство не считает. К числу таких принадлежат Пушкин, Даль Владимир Иванович - составитель "Словаря живого и великорусского языка", Лазарь Моисеевич Каганович - нарком транспорта в сталинские времена.

 

Из зала: Жерар Депардье.

 

Михаил Величко: Ну, Жерар Депардье - это, скорее - карикатура на русскость. 

На территории Америки основное население, то есть биомасса вида "гомо сапиенс", это главным образом англосаксы и "латинос" с афроамериканцами. 

 

Коренное население истреблено, но биополевое тело эгрегора древних цивилизаций Америки и индейцев, которые считаются дикарями, то есть которые жили в гармонии с природой, особо не развивая техносферу, он существует и по-прежнему активен. Это выражается в том, что игры в индейцев популярны на протяжении длительного времени. А тут получается так, что если в игру вступил, то на эгрегор замкнулся. Если сувенирная атрибутика интересна, то – на эгрегор замкнулся.

 

Кроме того, "Рен ТВ" как-то раз показало такой сюжет на тему экстремальных ситуаций. В Штатах малая авиация довольно широко распространена, и легкомоторный самолетик в ангаре для представителей среднего класса - для многих это вполне реально и норма. И вот один американец делал чего-то в ангаре, мотор самолета был запущен и он подставил свой череп под пропеллер. Лопасти пропеллера (одна или несколько) прошли через череп на глубину порядка пяти сантиметров или около того и костный покров рассекли на протяжении более трети периметра. Товарищу повезло, поскольку он был не один, кто-то это дело увидел, позвонил по "911", приехала бригада. В общем, они живым его довезли до клиники. Там в дело вступили нейрохирурги, и спустя неделю товарищ пришёл в себя. Далее - процедура реабилитации. 

 

Мелкая моторика - это очень важный фактор стимулирования развития структур мозга и активизации высшей нервной деятельности. Когда дети пишут вручную, это гораздо полезнее для развития их интеллекта, ежели они сразу начинают печатать. Если из школ устранить уроки чистописания под тем предлогом, что это в жизни практически никому не нужно, то будет нанесен вред интеллектуальному развитию поколений. Когда школьник аккуратненько следит за тем, чтобы буковки были одинаковой высоты, выписывает хвостики всяких "ц" и "щ", то работает именно мелкая моторика. В процессе развития мелкой моторики развиваются и структура головного мозга в определённом возрасте, и совершенствуется алгоритмика психики, и, как следствие, развивается интеллектуальный потенциал, либо осваивается интеллектуальный потенциал. После всяких инсультов, черепно-мозговых травм, всего прочего мелкая моторика, упражнения на её развитие - это является косвенным стимулом для восполнения того ущерба, который был получен в травмах. 

 

Ну и товарищу сказали: "Вот тебе глина – лепи" 

- "А чего лепить?" 

- "Чего хочешь, то и лепи". 

Ну и начал он лепить сценки из жизни индейцев, о которых ничего не читал, а просто, что на ум приходило, то и лепил. Лепил хорошо. На каком-то этапе тем, что он лепит, заинтересовались этнографы. Но выяснилось то, что он оказался в состоянии объяснить этнографам то из индейской жизни, чего этнографы не знали. То есть это тоже показатель того, что есть эгрегор. В результате понесённой травмы человек оказался во взаимосвязи с этим эгрегором, и получил из него информацию. 

 

Такого рода и иного рода фактов - довольно много. Если на них не закрывать глаза, то неизбежно то, что произошло в первой половине двадцатого века, когда наука, обобщая факты, пришла к учению о ноосфере. В России это Вернадский, во Франции это Тейяр де Шарден (Teilhard de Chardin). 

 

Под давлением обстоятельств наука пришла к тому, что язычество знало во все времена: 

- этика не локализована в пределах общества, 

- разум не локализован в голове индивида, 

- человечество в целом порождает коллективный разум, 

- и космос в целом разумен. 

 

Занимаясь проблематикой искусственного интеллекта, академик Амосов (Украина) в советские атеистические времена писал о коллективном разуме общества и о том, что если мы строим искусственный интеллект, то в нём реализуются те общие закономерности, которым подчинены все интеллекты в природе, будь это разум животных (интеллект животных), коллективный разум человечества, и дальше просто осталось сделать обобщение о разумности космоса в целом, что в те времена вряд ли марксистская цензура могла бы пропустить. 

 

Я думаю, что на сегодня хватит. А дальше мы перейдём к более подробному анализу компонентов всего этого и вариативности того, как компоненты сами по себе могут быть организованы и как могут быть организованы взаимосвязи этих компонентов друг с другом. 

 

Вопрос: Можно только вопрос?

 

Михаил Величко: Можно.

 

Вопрос: Вы сейчас описали вашу модель построения системы подсознательного управления. Даже не управления.

 

Михаил Величко: До управления мы пока не добрались, мы пока говорим о том, из чего состоит, из каких функциональных модулей состоит психика личностная и как она порождает коллективное.

 

Комментарий: Скажем, конструкция психики человека и общества в какой-то степени, она очень сильно отличается от общепризнанной современной наукой. В чём-то совпадает, а в основном не совпадает.

 

Михаил Величко: Насчёт общепризнанности. У меня есть институтский приятель, а у него один из знакомых - профессиональный психолог. Обсуждая проблематику психологии с ним, из неё "вылезла" такая фраза: "Существует сорок шесть теорий личности". Если существует сорок шесть теорий личности люди, то это ставит вопрос: "Что бы было, если бы у нас существовало сорок шесть вариантов таблицы умножения и все разные?

 

Поэтому говорить о том, что общепринято в науке, это вопрос открытый. Кроме того (это тоже одна из тем последующих разговоров), это принцип "практика -  критерий истины". Если следовать этому принципу, то выяснится, что эдипов комплекс, может быть, и существовал в единичном варианте у кого-то из фрейдовских пациентов. Но после того, как Фрейд его описал и возвёл в ранг бессознательной нормы, эдипов комплекс стал эпидемией, которая поразила общество, верующее, в то, что Фрейд - великий психолог, психоаналитик и что там что-то есть. Кроме того Фрейд описал комплекс кастрации, согласно которому барышни испытывают психологическую неполноценность из-за того, что их промежность устроена несколько не так, как промежность мужчин. 

 

Комментарий: Да ерунда это.

 

Михаил Величко: Побеседуйте с барышнями на тему, испытывают ли они комплекс кастрации, и посмотрите на их реакции. Большинство из них будут убеждены в том, что вы сами испытываете какие-то психологические комплексы, и от вас надо держаться подальше. 

 

В прошлый раз я говорил, что многое, что существует в западной философии и в примыкающей к философии психологии, надо изучать, но относиться к этому надо, как к истории болезни. 

 

И ещё одно, что касается современной психологии. Если всё нормально, то должна существовать общая психология. Из неё должны быть выходы в возрастную психологию и психологию полов. То есть возрастная психология и психология полов должны как-то пересекаться. А кроме этого, из общей психологии должен быть выход в психиатрию, практическую психиатрию. Но реальность такова, что практическая психиатрия сложилась раньше, чем общая психология. Может быть, практическая психиатрия, она не столь эффективна, как нам хотелось бы, но она скептически смотрит на все психологические теории, поскольку многие психологи оказывались её "клиентами". И если посмотреть на состав тех, кто идёт учиться на психологию, то многие из тех, кто туда идёт, идут в надежде разрешить какие-то свои личностно-психологические проблемы. Но потом, получив диплом, выясняется, что все психологические теории - это одно (все модели личности - сорок шесть их или больше), а реальная психология людей и психология общества – это совсем другое. 

 

То есть принцип "практика - критерий истины" не позволяет современную психологию считать состоятельной наукой, и главная причина этого в том, что современная психология метрологически не состоятельна: её теории, их понятия не соотносимы с жизнью. И если читать, чго там написано, многое из того, чего они пишут, невозможно найти в собственной психике, либо та функциональность, которая этому приписывается, не подтверждается на практике и в собственной психике, и при опросах других людей на тему о том, а так ли это. 

 

 Вопрос: Тогда вытекающий отсюда вопрос. Почему такая наука до сих пор существует в течение достаточно длительного времени?

 

Михаил Величко: Потому что она является кормушкой для самих психологов и много чего других. Кроме того, есть ещё такие медицинские анекдоты. Приходит сын по получению медицинского диплома к папе-врачу и гордо заявляет: "Я вылечил твою пациентку, которую ты лечил двадцать пять лет" 

Папаша: "Ну, что ж она того заслужила. Ты жил и получил образование на её деньги". 

 

Одна из современных школ психологии, это саентологи. Если почитать Хаббарда самого - да, там есть здравое. Но к чему всё свелось - к деятельности саентологической церкви. "Несите ваши денежки и будьте нам послушны". 

 

Комментарий: Но это у многих так. 

 

Михаил Величко: Это везде практически так, где встаёт вопрос о том, что "Несите ваши денежки". Другое дело, что это предложение носит явный характер либо к этой мысли, которая не формулируется в прямых формах, подводит.

 

Комментарий: Прейскурант на двери.

 

Михаил Величко: Да, прейскурант либо на двери, либо сколько не жалко. Стимулирование на то, чтобы отдал всё клиент.

 

Артём Войтенков: Хорошо, благодарим вас за беседу. Всего доброго.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1030 мб)
Видео MP4 640x360 (410 мб)
Видео MP4 320х180 (228 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (48 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (72 мб)

Текст:
EPUB (32.88 КБ)
FB2 (114.63 КБ)
RTF (333.23 КБ)

Разговоры о жизни 1

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко.
Разговор об управлении государством, родоплеменном строе российской власти, увеличении количества чиновников, стаде российской элиты, либерально-обезьяньей цивилизации, власти болотного Майдана, партии "жуликов и воров", тупике технократического развития, философском камертоне, телевидении катастроф и гуманизме американских лётчиков.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Разговоры о жизни 1

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_01

 

Михаил Величко - кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Давайте для начала поздороваемся. Здравствуйте. Мы решили сделать некий видеоцикл лекций или семинаров на темы нашей жизни и смысла нашей жизни. Первоначально предполагалось, что это будут лекции по курсу "Основы социологии" (трёхтомник).

 

Практика показывает, что один и тот же порядок слов:

- Если он написан и читается, то психика человека работает в одном режиме, извлекая из него смысл.

- А если его просто зачитать вслух, то это будет далеко не лучшее выступление, если говорить об ораторском искусстве. Поскольку тоже из устной речи психика человека воспринимает смысл несколько не так, как из текста.

 

Первый том писался уже несколько лет тому назад. И он связан с тем историко-политическим контекстом, который был, а сейчас уже несколько другое время, и поэтому, те же вопросы лучше излагать несколько иначе. Разговор пойдёт о жизни, о смысле жизни, и о том, как и что надо делать, для того, чтобы все мы жили лучше.

 

Давайте начнём с простых вещей, которые не требуют каких-либо доказательств, в силу своей неоспоримой очевидности. И если кто-то не согласен, то только потому, что он закрывает на эти вещи глаза и не хочет этого видеть.

 

Мы живём в цивилизации, в которой мы зависимы от техносферы.

Если любого из нас выпустить в природную среду, без каких-либо атрибутов техносферного характера, а просто в натуральном виде, где бы это ни происходило: в тропиках, субтропиках, за полярным кругом, зимой или летом - вопрос будет закрыт в весьма короткие сроки. Если говорить о техносфере, то техносфера сейчас воспроизводится на основе коллективной трудовой деятельности, в которой доминирует то, что принято называть "профессионализм специалистов". И мы живём на основе коллективного труда. Что это практически значит?

 

Есть такая задачка. Она почему-то вызывает большие трудности, когда её ставишь студентам, которые даже вроде как получили зачёты, или сдали экзамены по курсу "Теория вероятности и математическая статистика". Приходит КамАЗ с кирпичом. Десять мужиков выстраиваются в цепочку и начинают перебрасывать кирпичики друг другу, и таким образом разгружают машину. Вероятность того, что каждый из них поймает кирпич, не уронит и не расколет - 0,9. Спрашивается, сколько кирпичей останется?

 

Ответ: Мы не математики.

 

Михаил Величко: Вот. 0,9 в десятой степени кирпича уцелеет. Это несколько более одной трети того, что пришло. Две трети груза примерно будут разбиты, и если в КамАЗе было кирпичика ровно столько, сколько надо для того, чтобы чего-то построить, а они всё это дело благополучно разбили, то проект будет сорван.

 

Следующая задачка. Десять тысяч мужиков собрались, и решили с нуля сделать аэробус. Отношение к работе такое же. Чего будет? Обычно студенты говорят, что они не хотят быть пассажирами этого аэробуса. Я их обычно успокаиваю, что не волнуйтесь, до этого дело не дойдёт. Первый экземпляр вряд ли удастся выкатить из сборочного цеха.

 

Если от этой задачки обратиться к жизни, то мы живём примерно при таком отношении к труду, что любой продукт коллективной деятельности содержит в себе где-то мины - некие закладки, которые конечный пользователь, так или иначе, должен принять, как данность, либо принять дополнительные усилия к тому, чтобы это устраивать. Причём, речь не идёт о прямых диверсиях со злым умыслом, или просто шутки ради. Речь идёт о том, что люди якобы профессионально выполняли свои должностные обязанности.

 

Если труд носит коллективный характер, то, по своему качеству он распадается на две принципиально различные разновидности:

- Есть труд управленческий, содержание которого: поставить задачи перед подчинёнными, организовать их на выполнение этих задач, и проконтролировать результаты.

- И есть труд, отчасти управленческий, поскольку, так или иначе, всё равно всем приходится управлять, но, по своему характеру он всё-таки производительный большей частью. Когда в рамках какого-то проекта, товарищ должен взять что-то у кого-то, произвести с этим некие технологические операции, и продукт своей деятельности передать кому-то ещё для того, чтобы он продолжил и интегрировал этот фрагмент коллективной работы в некий общий продукт.

 

Если говорить об управленческом труде, то в обществе всегда есть задачи, которые требуют профессионального управленческого труда. И вследствие того, что эти задачи есть, цивилизация на определённом этапе развития порождает государственность. Далее под государственностью понимается субкультура управления и делами общественной в целом значимости на местах и в масштабах всего общества на профессиональной основе. И реальность такова, что государственность занимается теми делами, которые люди, выступая в своём индивидуальном качестве, либо на основе эпизодической самоорганизации инициативников не могут решить эти задачи, либо вообще, либо с желательным уровнем качества.

 

Если смотреть на то, как живёт современная цивилизация, то получается так, что если государственность не справляется со своими обязанностями, о которых я сказал, то ошибки государственности и злоупотребление властью, которое она допускает, в одиночку и на основе самоорганизации, не может компенсировать никто.

Причины простые:

- Мы живём на основе коллективного труда, и качество управления этим коллективным трудом зависит от характера работы государственности и от качества работы государственности. Она создаёт некие условия, взаимодействуя с которыми, каждый из нас в пределах своего профессионализма может обеспечить качество своей жизни. Если же государственность не справляется со своими обязанностями, то какой бы ни был сколь угодно высокий профессионализм, он может обесцениться.

 

Познавательное ТВ, Артём Войтенков: Это даже не вопрос, насколько я вас верно понимаю. Если мы возьмём пример предыдущий с мужиками, которые строили самолёт, и переведём его на управление государственностью, если государственный чиновник делает свои дела с коэффициентом 0,9, то, когда много чиновников, то всё государство по сути, работает достаточно плохо, потому что эта ошибка, она накапливается в цепочках управления. Это так?

 

Михаил Величко: Это отчасти так. Потому что, работа государственного аппарата носит двухуровневый характер. Во-первых, государственность работает не просто так. Государственность работает на какую-то, вполне определённую концепцию организации жизни общества в преемственности поколений. И плохое качество жизни может быть запрограммировано уже самой концепцией. То есть, если концепция плохая, а государственность работает хорошо, то качество жизни будет оставлять желать лучшего. Но даже, если концепция хорошая, а государственность в силу разных причин работает плохо, то качество жизни тоже будет оставлять желать много лучшего. Поэтому, тут нельзя говорить, что всё сводится только вот к чиновникам, к их недобросовестности. Это не только к этому сводится.

 

Вот с 2013-го года мы наблюдаем события на Украине.

Суть событий:

- Президент не справляется со своими обязанностями - кому-то это невтерпёж,

- Кто-то начинает протестовать,

- Кто-то начинает финансировать протестные настроения,

- И те, кто протестует, они надеются на то, что, когда действующий президент будет сметён, отстранён от власти, то всё будет хорошо, потому что, придут новые люди. Либо вообще новые люди, которые не имели никакого отношения к прежней государственности, то есть, майдан выдвинет своих лидеров и они наведут порядок.

 

Есть такой рассказ Проспера Мериме, называется "Таманго".

Суть дела. В Африке жил один вождь, который занимался тем, что приторговывал соплеменниками. Как-то раз он недоглядел, в результате чего сам оказался в составе груза рабов, который транспортировался из Африки в Америку на корабле. В общем, перспективы его не устраивали, поэтому был организован бунт. Весь экипаж покидали за борт и остались наедине с морской стихией, кораблём. Тут выяснилось, что, для того, чтобы управлять кораблём, надо обладать кое-какими знаниями. Причём, не просто знаниями о том, что есть бом брам кливер, но и знаниями о том, в каком порядке надо тянуть разные верёвочки для того, чтобы кораблик шёл в хорошую погоду по соответствующему курсу, и что надо делать, когда погода меняется или надо изменить курс. То есть, нужны были знания. А кончилось всё дело тем, что все вымерли с голода. Когда их нашёл английский фрегат, Таманго был единственным живым. Ну и, в конце концов, он был доставлен в Америку, где благополучно спился.

 

Вопрос: Что такое бом брам кливер?

 

Михаил Величко: Это один из парусов на корабле. Но, толку от того, что мы, допустим, знаем, что это такое, если мы не умеем найти место, в реальности оказавшись на паруснике, что с ним делать.

 

Артём Войтенков: То есть, ты можешь уметь поворачивать паруса, но всё равно корабль неизвестно куда направить этим поворотом.

 

Михаил Величко: То есть, там тоже: в управлении кораблём - определённая слаженная работа. Если вспомнить времена парусного флота, то экипаж ста двадцати пушечного линейного корабля, это порядка семисот человек, каждый из которых должен вовремя делать своё дело. В противном случае, он может либо поломать мачты и порвать паруса, либо корабль погибнет.

 

Вот, государство часто уподобляют кораблю. Те, кто митинговал на майдане, они вовсе не задумывались о том, какие знания необходимы для того, чтобы майдан выдвинул дееспособных лидеров, и они обеспечили на Украине всеобщее процветание и благоденствие. И сейчас ситуация на Украине развивается в контексте из сюжета рассказа Проспера Мериме "Таманго".

Ну а как обстоит дело у нас?

 

Артём Войтенков: Примерно так же.

 

Михаил Величко: В общем, примерно так же, но несколько получше. Почему получше? Потому что, разница между Россией и Украиной в чём? Первая украинская государственность, это - Радяньска Украина, которую создал товарищ Сталин. Реально.

 

Артём Войтенков: А как же Киевская Русь?

 

Михаил Величко: Киевская Русь к украинской государственности не имеет никакого отношения, потому что, весь былинный цикл был записан на русском севере. Кобзари про Владимира Красно Солнышко не спивали (ред.: не пели). Причина простая. Когда были события в традиционной хронологии, относимые к 1238-му году, именуемые "Батыево нашествие", и после того, как Киев был взят, на территории современной Украины в течение примерно столетия, жить было невозможно. И все, кто уцелел, они оттуда двинули в те места, где злые татары не могли их достать. Их не могли достать к северу от Новгородско-Псковской земли. И там они сохранили в форме эпоса память об эпохе киевских князей. И все былины киевского цикла были записаны в девятнадцатом веке именно там.

 

Вопрос: Как раз вопрос о монголо-татарах. Многие полагают, что вообще не было этого. Это были междоусобные войны. Или просто нашествие кочевников имеется в виду?

 

Михаил Величко: Интерпретация того, что было - это отдельная тема. На сей счёт есть разные мнения. Но реальность такова, что могильники той эпохи говорят фактически о геноциде или о карательных операциях, переходивших в геноцид. Кто делал? Вопрос открытый. Потому что, в одной из версий, это борьба великой Тартарии с сепаратизмом, в другой версии - это нашествие чингизидов.

Вернёмся к нашей теме. Наша тема какая?

 

Артём Войтенков: Государственность. Вы говорили о ней.

 

Михаил Величко: Наша государственность. У нас государственность была, по крайней мере, со времён Рюрика. Вот эта вот традиция государственности, она некоторым образом в духе народном запечатлена, а Украина поставлена перед необходимостью создать государственность с нуля. И пока там нет идей, которые позволяют создать эту устойчиво функционирующую государственность, которую бы поддерживало всё население страны.

 

Если говорить о нашей государственности, давайте будем проводить параллели с Японией.

- У нас 1861-й год - отмена крепостного права.

- Япония. 1868-й год - ликвидация сёгуната, и восстановление того, что с точки зрения японцев называется правильным императорским правлением.

 

Согласитесь, стартовые условия примерно одинаковые.

В семидесятые годы прошлого века Япония фактически ликвидирует сословно-кастовый слой: объявляется, что все подданные равны перед царствующей династией. То есть, есть династия - она стоит особняком, она выполняет определённые функции, но все подданные равны. Соответственно, сын крестьянина может окончить военное училище и стать офицером.

 

Российская империя. До семнадцатого года, фактически несколько пораньше, до четырнадцатого года - сословно-кастовый строй поддерживается. В целый ряд высших учебных заведений может поступить только дворянский отпрыск. А в ряде случаев, не просто дворянский отпрыск, а определённых родов, потому что, бедное дворянство не в состоянии оплатить учёбу там.

 

Далее, к 904-му году Русско-Японская война - весь рядовой состав японского императорского флота умеет читать и писать. Причём, обращу внимание, что им для этого надо было выучить не тридцать три буквы алфавита, а несколько побольше символов. У нас к семнадцатому году восемьдесят пять процентов населения не умеет читать и писать.

 

Если говорить о причинах краха Российской империи, то причина простая: сословно-кастовый строй не смог выдвинуть из своей среды управленческий корпус необходимой численности, который бы обеспечил качество управления. Которое бы, дало России возможность реализовать тот сценарий, который успешно реализовала Япония.

 

91-й год. Опять катастрофа государственности. Сейчас многие ностальгируют по советским временам. Но, тем не менее, если вернуться к 91-му году, то выяснится, что практически всё, что массово производилось в Советском Союзе, начиная от трёхкопеечного канцелярского скоросшивателя, и кончая самой большой в мире подводной лодкой "Акула", о которой многие ностальгируют, было недопустимо плохо в сопоставлении с американскими аналогами. И тем, кто плачет на темы о том, что "Акулу" вот порезали и сдают в металлолом, надо знать, что в конце восьмидесятых годов в американской военно-морской печати дискутировался вопрос:

- "Что делать с советскими подводными лодками в угрожаемый период?"

И американские военные аналитики сводили всю эту дискуссию к мысли:

- "Как что делать? Топить"

 

Почему они могли позволить себе такой ответ? А потому что, они были убеждены в безнаказанности. Что при тридцати децибелах преимущества в шумности перед советскими подводными лодками они знают, где находится любая из них, и в состоянии гарантированно уничтожить все, исключив полностью возможность ответного удара.

 

Дальше возникает вопрос: когда это перестало быть тайной, то, как реагировало вышестоящее руководство?

Ответ простой: вышестоящее руководство постаралось замять скандал. А тех, кто инициировал вопрос о том, что советские лодки уступают в шумности американским, всех более менее быстро выперли из профессии, чтобы они не путались под ногами и не мешали замазывать прорехи.

 

Если говорить о причинах краха Советского Союза, то опять: управление было не адекватным обстоятельствам. Мы пережили свой майдан в 91-м году: "Партия дай порулить" - лозунг той эпохи. Партия дала порулить. Что получилось?

 

Артём Войтенков: Развал страны.

 

Михаил Величко: Получился развал страны. И только благодаря тому, что в народном духе была, какая ни на есть, культура государственного управления записана, развал РСФСР, или Российской Федерации так и остался в планах тех, кто этого хотел. А дальше с 2000-го года усилиями Владимира Владимировича была восстановлена функциональность тех государственных структур, которые возникли после 91-го года.

 

Дальше опять встаёт вопрос: качество управления, качество жизни общества, которое они обеспечивают, оно достаточно? Оно удовлетворяет нас или нет?

И в общем-то реальность такова, что всем довольны в лучшем случае пять процентов населения, которые живут в виллах и ездят в роллс-ройсах и прочих дорогущих иномарках, живут фактически за забором спецпоселений, и ничего общего не имеют с жизнью народа. Дальше возникает вопрос о перспективах, прежде всего их. Реальность такова, что в большинстве своём они не в состоянии дать правильное воспитание и образование своим отпрыскам, и их дети и внуки вступают на путь деградации.

 

А дальше есть одна особенность нашей истории. Со времён после Рюрика у нас фактически родоплеменной строй. Что это означает? Это означает, что если человек принадлежит по своему биологическому происхождению к определённому клану, либо он усыновлён определённым кланом, то он имеет право на занятие определённых должностей в государственном аппарате, вне зависимости от того, обладает он знаниями и навыками для того, чтобы исполнять должностные обязанности, связанные с тем постом, который он занимает. Против этого в разное время боролись: Иван Грозный, Пётр Первый, Иосиф Виссарионович Сталин. И все они имеют репутацию тиранов и деспотов.

 

Но если посмотреть на нашу историю, то мы воспроизводим родоплеменной строй вне зависимости от того, как у нас организована государственность:

- Будь это удельные княжества, когда князья бодаются за то, кто из них главный.

- Либо у нас уже царство Московское.

- Либо у нас Российская империя.

- Либо у нас великий и могучий Советский Союз.

- Либо у нас постсоветская демократия.

Но реально - у нас родоплеменной строй. А родоплеменной строй в силу той особенности, о которой я сказал, он не обеспечивает качество управления, которое позволяет обществу отвечать на вызовы времени и решать проблемы, унаследованные от прошлого, не создавая новых проблем.

 

Артём Войтенков: Но вот тот же самый родоплеменной строй существует в США. Например, тот же самый клан Бушей. Вот эти американские управленческие, клан Кеннеди, например, которому досталось, но, тем не менее, Байдены. Потом кланы, уже набившие оскомину, но, тем не менее, финансовые: Ротшильды, Рокфеллеры, Барухи и так далее. У них же тоже родоплеменной строй?

 

Михаил Величко: А Кондолиза Райс, это откуда?

 

Артём Войтенков: Нет, это уже другие.

 

Михаил Величко: Это не другие.

 

Артём Войтенков: Это уровнем ниже.

 

Михаил Величко: Это не уровнем ниже. Это те управленцы, которые реально управляют. Потому что, в Соединённых Штатах власть построена несколько по иному принципу: есть заказчики управления, а есть управленцы практики.

- Вот заказчики управления – это, действительно, клановая система. Они не делают погоды своими персонами в кадровом корпусе управленцев Соединённых Штатов.

- А управленцы практики, это совсем другие кланы. И только некоторые из них, пройдя через политическую сферу, приобщаются к кланам заказчиков управления, как, например, клан Кеннеди. Потому что, реальность такова: сначала деньги на чём?

 

Артём Войтенков: На нефти, например.

 

Михаил Величко: Сначала деньги на сухом законе. То есть, вполне криминальные деньги. Потом: легализация капитала, вход в политику, пребывание во власти в преемственности нескольких поколений. И только это даёт основание уже принадлежать к этой самой американской аристократии. Но если говорить о том, что там происходит, то Маккейн, сенатор всем известный - это тоже пример того, что родоплеменной строй, он опасен и для Соединённых Штатов. Потому что, с Маккейном связано две истории, о которых не говорят особо. Вернее, особо не вдаются в детали.

 

История первая. Пожар на авианосце Форрестол. В результате которого сгорело несколько десятков самолётов, погибло более сотни людей и авианосец из района Вьетнама пришёл в Штаты на ремонт, где был на ремонте более полугода. Вот ракета, которая стала источником пожара, стартовала с того истребителя, в кабине которого сидел Маккейн. И вопрос только в том, сам он нажал не ту кнопку, либо произошёл какой-то технический сбой, а он просто оказался при этом?

 

Артём Войтенков: Надо сказать, что системы огня, на самолётах, они дублируются, то есть, там несколько переключателей надо нажать, чтобы запустить.

 

Михаил Величко: Но тем не менее, ракета ушла с направляющих того истребителя, в котором сидел Маккейн.

 

А второй эпизод - это эпизод, связанный с тем, что он катапультировался и выпал в озеро посередь Ханоя, откуда его достали. Теперь у него уйма претензий на тему отсутствия гуманизма у вьетнамцев, что с ним в плену плохо обращались.

 

Но, понимаете, не у всех нервы крепкие, особенно после того, что делали американцы там. Потому что, когда начались ковровые бомбардировки Вьетнама с Б-52, никаких понятий о гуманизме у американских лётчиков не было. Они прорезались только тогда, когда там появились вполне нормальные ракеты ПВО, и потери Б-52 стали ощутимые. Вот когда это началось, американские лётчики массово стали писать рапорты на тему о том, что бомбить с Б-52 вьетнамские деревни, это не гуманно. И ещё мало кто знает, как отреагировала американская авиация на ввод советских войск в Афганистан.

 

Ввод советских войск в Афганистан состоялся под новый 1980-й год. Я не оправдываю этот ввод. Я говорю только о том, как отреагировала американская авиация. В январе 1980-го года в американской авиации был ничем не мотивированный двухнедельный всплеск аварийности. В течение этих двух недель они побили самолётов примерно столько же, сколько за весь остальной год. Человеческий фактор.

 

Но, опять вернёмся к нашей государственности. С нашей государственностью дело обстоит крайне плохо. Потому что, одна из причин краха Советского Союза это - пороки марксизма: то есть, марксистско-ленинская философия, марксистско-ленинская политэкономия, социология марксизма-ленинизма. И представление о течении глобального исторического процесса, и региональных исторических процессов, которые формирует марксизм, они не соответствуют действительности. Поэтому, если управление строилось на основе ложных, ограниченных и извращённых смыслов, то рано или поздно оно должно было прийти к краху.

 

Сейчас система образования в области социологии, истории, политологии, экономики и финансов не марксистская. Она во многом заимствована с Запада и ориентирована на обслуживание либерально-рыночной экономической модели. О либерально-рыночной экономической теории мы поговорим потом отдельно, а пока просто ограничимся этим фактом. Обыватель может надеяться, что ежели человек получил хорошее университетское образование в области социологии, политологии, истории, экономики и финансов, и пришёл работать в государственный аппарат, то его знания позволяют вести профессиональную деятельность и обеспечить то качество управления, какое желательно обществу.

 

Вроде как мы уже двадцать лет живём после того, как остатки советской власти ликвидированы даже юридически на уровне конституции, и у нас, вроде как полная свобода, демократия, разгул демократически ориентированных социологических и экономических теорий. И по логике вещей, если всё это соответствует действительности, мы должны жить хорошо все, а не только те пять процентов. По крайней мере, хорошо должны жить все те, кто готов честно работать в общественном объединении труда. Однако, реальность такова, что хорошо по-прежнему живут только вот эти самые пять процентов, а у остальных есть те или иные претензии.

 

А теперь давайте порассуждаем на тему, а что, ежели Лёша Навальный, или кто-то другой, организует толпу: Майдан с Болотной выплеснется и охватит, и в результате болотный майдан выдвинет своих государственных деятелей. Чего будет? А ничего хорошего не будет по той простой причине, что за нынешними управленцами, пусть даже и безграмотными в вопросах социологии, управления и экономики, есть кое-какие управленческие навыки, кое-какой управленческий опыт. Здесь придёт новое поколение безграмотных чиновников и депутатов, которые, вдобавок ко всему, не имеют никакого управленческого опыта. И, кроме того не надо забывать, что в революционных ситуациях, когда активизируется оппозиция, то обычно активизируется то слабоумие, которое не находило себе места в прежних органах власти. То есть, будет очень плохо.

 

Тогда возникает вопрос: "А чего делать?"

Реальность такова, что если, допустим, пойти в Дом книги, хоть в Москве, хоть в Ленинграде, понабрать всякой литературы на тему социологии, политологии, экономики, менеджмента. Прийти домой, честно всё это изучать не для зачёта и не для экзамена, а для того, чтобы по изучении всего этого войти в актив каких-то политических партий, или податься в чиновники и делать карьеру, не злоупотребляя властью, не будучи рвачом, для которого принцип "взяли власть гуляем всласть" – это основа жизни. А просто для того, чтобы служить народу. То выяснится, что на основе текстов, которые можно добыть в Доме книги, невозможно набраться необходимых для этого знаний. Чтобы не быть голословным, фраза, цитата из учебника политологии: "Государство – это концентрированное выражение идеи политического"

 

Артём Войтенков: Политического чего?

 

Михаил Величко: Политического. Всё. Точка. Вот, политическое, как феномен, и как явление в жизни, объективно существующее, - это что?

 

Артём Войтенков: Этот такая же муть, как учебники по экономике, которые ничего не объясняют, а только больше запутывают.

 

Михаил Величко: Вот. Давайте всё-таки разбирать эту фразу попунктно, пословно. Сразу же встаёт вопрос, как политическое как феномен преобразуется в политическое как идея? Государство – это концентрированное выражение идеи политического.

 

Артём Войтенков: Есть такое стихотворение про Бармаглота. Вот это из той же серии. (ред.: "Бармагло́т" - стихотворение Льюиса Кэрролла из сказки "Алиса в Зазеркалье")

 

Михаил Величко: Нет. Политическое, как явление, как феномен, в жизни существует. Как этот феномен преобразуется в наши идеи об этом самом политическом?

 

Артём Войтенков: Не понятно.

 

Михаил Величко: Вот. Дальше. Концентрированное выражение. Если есть уточнение концентрированное, то, стало быть, есть мера концентрации. В чём измеряется концентрация выражения идеи политического в государстве? В химии понятно: в молях на литр, в молях на килограмм, в процентах. А тут как?

 

Артём Войтенков: В дураках на квадратный метр- в качестве предложения.

 

Михаил Величко: Тут опять возникает вопрос: а дурость в чём мерять будем?

 

Артём Войтенков: Там можно развить.

 

Михаил Величко: Это тоже из серии той же самой демагогии, которая в учебнике политологии. Дальше встаёт вопрос: это одна фраза, так там же ещё много фраз, и не одна глава. Но если читать этот учебник, то там такая же демагогия, как и тут, в этой фразе.

 

А теперь давайте посмотрим - чего за рубежом. Вот, Обама написал книгу, вряд ли сам, скорее всего, подписал. И может быть, даже по отношению к нему справедлив вопрос, который задал некогда Сергей Юльевич Витте. Он был министром путей сообщения, и один из железнодорожных магнатов заказал группе специалистов книгу о развитии железных дорог в России, которую роскошно издал под своим именем. И он явился к Витте на приём вручить экземпляр, и получил ответ: "Сам-то читал?"

 

Обама, возможно, написал книгу в режиме "Сам-то читал?" Потому что книга содержательно умнее, чем Обама в политике. И те задачи, о необходимости решения которых он писал в книге, он, став президентом, не решает. Хотя он стал президентом во многом благодаря тому, что эта книга с 2006-го по 2008-й год лидировала в среде политических бестселлеров. Книга "Дерзость надежды" Или мысли о возрождении американской мечты.

 

В своей книге "Беседы у камина" президент США Франклин Рузвельт цитирует Линкольна: "Законная задача правительства делать для общества людей то, что каждый из них, выступая в своём индивидуальном качестве не может сделать вообще, либо не может сделать хорошо".

 

Теперь давайте сопоставим высказывание Линкольна и фразу из учебника политологии.

 

Артём Войтенков: Разница ощутимая.

 

Михаил Величко: Разница ощутимая. Почему? Если, допустим, в курсе лекций по американской политологии где-нибудь в Стенфорде, или Оксфорде, кто-то цитирует Линкольна на лекциях, то на семинаре можно поговорить о задачах, которые люди, выступая в своём индивидуальном качестве, не могут решать либо вообще, либо не могут решать хорошо.

Линкольн сказал и другое: "Государство не должно делать за людей то, что люди должны делать сами и могут сделать сами". То есть, появляется тема для ещё одной дискуссии.

 

А если на семинарах обсуждается государство, как концентрированное выражение идеи политического, то на выходе у нас чего получается? Демагог, который может пользоваться политологическим и социологическим лексиконом. И владение этим лексиконом для него - это своего рода пароль, ключ доступа в определённые круги.

 

Допустим, это вот наивный юноша, честный, благонамеренный, который тупо учился в университете и зубрил всё:

- О том, что государство – концентрированное выражение идеи политического.

- О том, что ставка финансирования должна быть выше инфляции для того, чтобы Центробанк не прогорел.

- И так далее и тому подобное.

 

Вот он приходит работать в государственный аппарат, либо становится депутатом Государственной Думы, и ему надо решать практические вопросы. И тут дальше мы сталкиваемся с таким обстоятельством: для того, чтобы решать проблемы, для того, чтобы выявлять проблемы, управленцы должны договориться между собой. Для этого они должны владеть метрологически состоятельными теориями, которые бы описывали:

- Как общество генерирует эти проблемы.

- Какие взаимосвязи между проблемами.

- Какие рецепты решения этих проблем.

- И кто в этих рецептах какую долю ответственности берёт на себя.

- И как координирует свою деятельность со всеми остальными.

 

Понимаете, если политическая культура строится исходя из афоризмов Линкольна, что правительство должно решать те задачи, которые люди не могут решить сами, и оно не должно делать за людей то, что люди могут сделать сами, то здесь есть конкретика. А если есть политическая культура на основе демагогии, то о решении проблем договориться невозможно. И это создаёт общее впечатление о работе государственного аппарата. А дальше это общее впечатление усугубляется тем обстоятельством, что, ежели мы проблемы решать не собираемся, но обладание властью открывает нам возможности паразитировать, то паразитизм не требует каких-либо знаний, каких-либо навыков осуществления коллективной деятельности.

Там требуется одно:

- Хапать то, что проплывает мимо.

- Знать, кого нельзя стричь.

- Знать, кого можно стричь.

- И нести состриженную долю тому, кому надо в высшей иерархии власти.

Это вот всё называется коррупцией.

 

Реальность такова, что коррупционеры не составляют большинства среди чиновничьего и депутатского корпуса. Но, в условиях управленческой безграмотности и деловой недееспособности большинства чиновничьего и депутатского корпуса, именно коррупционная составляющая на фоне недееспособности всех остальных, она создаёт лицо власти, как партия жуликов и воров. Для того, чтобы партия не была партией жуликов и воров, требуются адекватные знания, которых система образования не даёт. А поскольку знаний нет, а недовольство в обществе есть, то возникает вопрос, чего с недовольством делать? Самый простой ответ на этот вопрос, какой?

 

Ответ: Организовать досуг.

 

Михаил Величко: Нет, организовать досуг, это слишком сложне. Самый простой ответ на этот вопрос, это сказать, что всё недовольство, это отсутствие патриотизма, и всевозможный политический экстремизм. А самые надёжные средства борьбы с отсутствием патриотизма и политическим экстремизмом - это федеральный список экстремистских материалов. Значит, за десять лет существования этого списка в России он стал больше, чем инквизиция сделала за четыре столетия список. Но, понимаете, когда люди создают федеральный список экстремистских материалов, всё-таки они должны понимать, что в этом случае они сами являются самыми крутыми экстремистами. По какой причине?

 

Потому что, если вы воспитываете подрастающее поколение и даёте им такое образование, что прочитав "Майн кампф" они становятся гитлеровцами, то виноваты вы, потому что вы даёте им дефективное образование и дефективное воспитание. Если вам не нравится при этом "Майн кампф" и вы его вносите в список экстремистских материалов, и он действительно (материалы из списка) становится недоступным, то ждите: у кого-то хватит фантазии на то, что "Майн кампф" покажется вам после этого сборником невинных политических анекдотов. Фантазии хватит.

 

И что тогда делать, чтобы не было экстремизма? А ответ тут лежит в плоскости системы образования. Вы должны дать подрастающим поколениям такое воспитание и образование, что если человек читает "Майн кампф", то ему не надо объяснять, что это потенциально опасно для всего человечества, и опасно для тех, кто этому следует, что это большое зло. У него должно вызывать удивление то, как это вообще могло появиться в цивилизованном обществе. Но это совершенно иное воспитание и совершенно иное образование. Потому что, это образование должно отвечать на вопрос: что такое норма для того, чтобы человек именовался человеком? То есть, ответ, что такое человек нормальный должен быть определён, содержательно раскрыт. И он должен быть и общепонятен, и он должен быть подтверждаем жизнью. Ну а если задаться вопросом, что такое норма для западной цивилизации?

 

Артём Войтенков: В отношении чего?

 

Михаил Величко: В отношении личностного развития на Западе нет понятия нормы, потому что в либеральной культуре нормы – это беспредельное разнообразие, которое может быть ограничено только законом, защищающим это беспредельное разнообразие. Поэтому, любые извращения - это просто выражение беспредельного разнообразия.

 

Да, они живут не в религиозной культуре сейчас. Может быть, ритуальщина где-то есть, но ритуальщина и религии это разные вещи. Поэтому, понятие грех для них это что-то эфемерное, фиктивное, в общем, не существующее. Если что-то грех, то грех – это преступать закон. Для них нарушение действующего законодательства, это синоним того, что раньше называлось грехом.

 

Ну а теперь давайте посмотрим.

Общество. В нём протекают какие-то процессы. Эти процессы можно характеризовать двумя словами – развитие и деградация. А в чём разница между развитием и деградацией?

 

Артём Войтенков: Одно, это образование, а другое - распад.

 

Михаил Величко: Это не совсем так, потому что, и образование и распад, прогресс-регресс, это тоже общие слова, которые могут наполняться разным содержанием. Вот для них прогресс - это ЛГБТ-сообщества, это норма. Это в целях воспитания терпимости мальчики должны приходить в школу в юбках, посещать гей-клубы обязаны все школьники для того, чтобы вырабатывать терпимость, и так далее и тому подобное. Это прогресс, или не прогресс?

 

Артём Войтенков: Это сокращение населения.

 

Михаил Величко: Нет. Это не вопросы сокращения населения. Это прогресс или не прогресс?

 

Если нет понятия, что такое человек нормальный, то ответить на этот вопрос в принципе невозможно.

- Если мы определяем термин деградация, как прекращение объектом или субъектом своего существования, ранее завершения биологически предопределённого цикла, то это вот - деградация.

- Если объект проживает весь, предопределённый для него генетический цикл, то это - развитие. Или развитие, кроме того, - это выход на некое новое качество бытия до завершения жизненного цикла, либо по его завершению.

 

Различие деградации и развития - оно объективно, и оно связано с тем, что норма? Что такое человек нормальный? Как в западной философии решается этот вопрос? А он никак не решается на протяжении нескольких тысяч лет, потому что, редкий учебник философии не упоминает таких вещей, что Платон, или псевдо Платон дал определение человека – двуногое и без перьев.

Якобы, Диоген взял, ощипал петуха, представил его Платону, говорит: "Вот человек твой".

Платон внёс уточнение: "И с широкими ногтями".

Диоген на этом не остановился, потому что, о нём есть ещё предание, что он ходил по городу Синопу, и днём с фонарём и на недоумённые вопросы сограждан отвечал: "Ищу человека".

 

То есть, Диоген ощущал, что анатомических признаков для характеристики того, что человек состоялся в качестве человека явно недостаточно. А вся западная культура стоит на уровне платоновского определения, характеризуя, что достаточно принадлежать к виду Homo Sapiens, и жить в человеческом обществе. А к чему это ведёт?

 

Артём Войтенков: На самом деле отношение западной культуры, или цивилизации, скажем так, к народам другим, тем же африканцам, австралийским бушменам, оно совершенно другое. Они их даже за людей по большому счёту не считают.

 

Михаил Величко: Они и нас по большому счёту за людей не считают. Все, кто не живёт в русле либеральной идеологии, они, с их точки зрения - недочеловеки. Они должны быть либо принудительно цивилизованы на западный манер, либо истреблены. Причём, тут ещё интересно. В Штатах проводился опрос на тему "А что бы вы сделали, если бы вы узнали, что ваш друг Homo Sapiens?" Семьдесят процентов ответили: "Мы бы перестали с ним общаться".

 

Но и это ещё не всё. В Йельском университете один американец китайского происхождения и ещё одна американка провели очень занятный эксперимент. Там была группка обезьянок капуцинов, их характеризуют словами: ходячий желудок, обеспокоенный сексуально. Психология у капуцинов, дескать, сводится вот к этим двум пунктам. Но, я думаю, что это всё-таки преувеличение, потому что, капуцинов пытаются использовать в качестве помощников по дому для всяких парализованных и тяжело больных. То есть, определённые простенькие операции по дому, типа прими, подай, включи свет, выключи воду - они понимают и выполняют. То есть, это не самые глупые обезьяны, по всей видимости, если так. Кроме того они не агрессивны.

 

Эту группку обезьянок научили пользоваться деньгами. То есть, для того, чтобы получить денежку обезьянка должна была потянуть за рычаг, приложить усилия, получить некий жетончик специфический. А потом этот жетончик можно было реализовать, попросив у лаборанта банан в обмен на жетончик, виноградину, или ещё что-то. Стали менять цены и на труд, в смысле дёрнуть рычаг, и на предлагаемые услуги. Спустя какое-то время капуцинчики освоились с этими деньгами, и оказалось, что на динамику цен они реагируют так же, как инвесторы на бирже. Что если построить две азартные игры, одну на проигрыш, а другую на выигрыш, но построить так, чтобы статистический итог был и там и там одинаковый - они предпочитают играть на выигрыш. А поскольку жетончики кругленькие, то когда лаборант как-то раз, огурцы порезал не кубиками, а кружочками, то обезьяна смикитрила, что жетончик тоже кругленький, и огурчик тоже порезан кругленький и попыталась предъявить колясочку огуречика в виде жетончика для того, чтобы получить чего-то. Ну и дальше дело дошло до рэкета и проституции.

 

То есть, вот в этом самом обезьяньем обществе, после того, как туда были внедрены деньги, были выявлены все пороки, которые характерны в либерально-буржуазной цивилизации. Если соотноситься с тем, что это примерно опосля тринадцати тысяч лет после глобальной геофизической катастрофы, уничтожившей цивилизацию Атлантики, то да, цивилизационный прогресс налицо - он нулевой, хотя техносфера развита.

 

Давайте теперь посмотрим на то, что происходит у нас. Потому что, из числа недовольных тем, как живёт Россия, большинство как к этому относится? Перетерпеть и приспособиться.

 

Артём Войтенков: И поругать правительство.

 

Михаил Величко: И поругать, это да. Спустить эмоции. Выпустить эмоции, или уйти куда-нибудь, типа: футбол, пиво, наркотики, ещё чего-нибудь такое. Те, кто такой вариант не приемлет, чего делать? Для большинства тех, кто считает себя активным, это - покинуть страну и перебраться в более цивилизованные страны, где проблемы решены. И к числу таких цивилизованных стран относятся: Германия, Великобритания, Канада, США, Австралия. Те, кто считает, что Запад живёт неправильно, те чего хотят? Вариантов два: Сталин воскресни, или всемирный халифат.

 

Артём Войтенков: Не совсем так. Вернее, часть людей этого хочет.

 

Реплика: Социализм ещё, частично.

 

Михаил Величко: А социализм что? Отнять и поделить. Это и не социализм, потому что, социализм всё-таки предполагает производство. А олицетворением социализма является Сталин для большинства, для меньшинства - Троцкий. А тем, кому неприемлем атеизм, то халифат. Но реальность такова, что это всё неправильные ответы на вопросы чего делать. По какой причине?

 

О либеральной западной цивилизации мы потом поговорим особо, а пока скажем то, что по официальным данным их науки, за сто лет среднестатистический англичанин потерял где-то около пяти-восьми пунктов IQ, коэффициента интеллекта пресловутого. Что это значит? Это даёт ответ на вопрос - почему возник Болонский процесс и система тестирования? Они возникли потому, что новые поколения оказались не в состоянии освоить те учебные программы, которые были вполне подъёмны для их дедушек и бабушек. При этом, западное общество поляризуется: большинство в состоянии только нажимать кнопки в меню компьютерных программ, а очень ограниченное меньшинство в состоянии делать хай-тек, с которым в принципе могут управляться даже обезьяны, поскольку всё сводится к выбору пунктов меню, а дальше всё остальное делается в автоматическом режиме.

 

То есть, эта цивилизация явно деградирует, несмотря на научно-технический прогресс, потому что, это всё завершается неизбежно тем, что кто-то выбрал не тот пункт меню, в программе был какой-то глюк, или возник глюк, или какой-то гений создал компьютерный вирус, который проник в среду, и в результате автоматика сработала не так, как надо. То есть, перспективы этого общества даже в отсутствии техногенных катастроф, описанные Станиславом Лемом в Звёздных дневниках Ийона Тихого, на планету индиотов (ред.: Станислав Лем, "Звёздные Дневники Ийона Тихого", Путешествие 24). Которые отдали всю власть над собой компьютерной машине, которая решила, что наведению порядка на планете мешают именно индиоты, поэтому они подлежат полному и безоговорочному уничтожению. Это то, что в принципе должны понимать те, кто вожделеет на тему уехать на Запад и состояться там, в качестве полноценного человека.

 

И тем, кто грезит о халифате, тоже полезно знать, что действительно, в основе современной науки лежит арабо-язычная терминология: алхимия, алгебра, зенит, надир и много чего ещё в терминологии современной науки пришло из арабского языка. Пришло оно в ту эпоху, когда ислам был близок к кораническому завету. И в силу этого наука там развивалась, поскольку в коранической традиции всякое знание - благое от Бога. Конфликт между наукой и религией в истинном исламе невозможен. Но, после того, как ислам решил, что жить можно по шариату, а не по совести, и обратил ислам в пятикратное на день поклонение молитвенному коврику и ритуальщику, то развитие науки в исламском мире прекратилось. И современная наука и техносфера - это Запад. Поэтому, реальность такова, что даже если халифат, то всё равно, дорогие, вы заложники у тех, кто создают техносферу. И как они вами проманипулируют, так и будет. Идеология халифата, она не позволяет решить те проблемы, которые создал Запад, которые создал сам исламский мир, подменив ислам пятикратными на день поклонениями молитвенному коврику.

 

Что касается социалистов, то социалисты делятся на две категории: национал-социалисты, и интернационал-социалисты. Ни та, ни другая модификация, известные и в прошлом, не доказали способность отвечать на вызов времени, и решить те проблемы, которые во многом создавали они сами.

 

Если смотреть в жизнь любой из культурно своеобразных цивилизаций региональных: хоть либерально-буржуазной, хоть католической, хоть исламской, хоть ведической в Индии, хоть буддистской в Китае, или своеобразной китайской или японской, хоть нашей русской - везде есть проблемы, унаследованные от прошлого. Эти проблемы созданы тем традиционным менталитетом, который выразил себя в деятельности людей в политике, в экономике, в науке, в технике, в искусствах. И поэтому, эти проблемы не могут быть решены на основе всего того, что есть в этих цивилизациях. То есть, требуется альтернативное знание, которое должно быть реализовано в политической практике, в экономической деятельности, в простых бытовых отношениях, в семье. И реальность такова, что это знание в России выработано и выражено русским языком в материале Концепции Общественной Безопасности. В других культурах оно не выражено. И в ряде случаев, даже вопрос о том, чтобы это знание выразить, или хотя бы востребовать, не встаёт.

 

У нас же, оно с одной стороны выражено, а с другой стороны, круг тех, кому оно действительно надобно, кем оно востребовано - он довольно узок. Большинству оно либо не надо, либо вызывает скептицизм и нигилизм. А скептицизм и нигилизм, это очень опасные явления по той простой причине, что они знают, чего не хотят. Но, чего они хотят, и как это воплотить в жизнь, и от скептиков и от нигилистов невозможно добиться даже под пытками. И тем самым скептики и нигилисты охотно открывают дорогу ниспровержению существующего, а после того, как ниспровержение достигает успеха, то оказываются на развалинах, и перед необходимостью, если они конечно живы, воссоздавать чего-то, если не с нуля, то после большой разрухи.

 

Артём Войтенков: Я вам даже возражу. Обычно скептики и нигилисты ругают существующую власть и существующий строй после того, как она падает, и создаётся другая, как у нас было, развал СССР и создание новой России. Они начинают ругать новые порядки.

 

Михаил Величко: Не сразу, но начинают.

 

Артём Войтенков: Да. Поэтому, обычно они сами ничего не создают, они только треплют языком и всех ругают.

 

Михаил Величко: Это определённая категория скептиков и нигилистов. Есть такая. Но есть и те, кто начинают, как нигилисты, а потом оказываются перед необходимостью созидания чего-то. И тут выясняется, что культура психической деятельности личностной не позволяет чего-либо созидать. В лучшем случае она позволяет компилировать чего-то, заглядывая к соседям, и пытаясь перенять их опыт. Но это, в общем-то, обезьянничание.

 

Артём Войтенков: Но это тоже неплохо - учесть чужой опыт, чтобы не наступить на грабли.

 

Михаил Величко: При условии, что чужой опыт, он работоспособен. А реальность такова, что мы в 91-ом году решили перенять западный опыт. Японцы на это реагировали так, что вы совсем дурачьё - мы перенимаем ваш опыт сталинской эпохи. И единственная наша проблема, что у нас вот Мицубиси с Тошибой конкурируют, а у вас был единый государственный суперконцерн, где не было издержек на преодоление пороков конкуренции. Это мнение японцев. Но, это, понимаете, разный способ перенятия опыта. Потому что, опыт можно перенимать творчески, а можно перенимать шаблонно.

 

Опять же интересно - в девяностые годы прошёл сериал о том, как группа англичан попала в Японию, в Сёгун. Там где-то 1600-какой-то год, английский кораблик оказывается у берегов Японии, все оказываются в японском плену, и чего дальше. Один из персонажей Таранаго. В последствии он станет сёгуном. Одна из его характеристик: "Господин Таранаго очень умный человек, он редко ошибается". Вспомните перестройку. Михаил Сергеевич Горбачёв, Анатолий Александрович Собчак, и так далее, список можно продолжать, - "Очень умные люди. Они могут много говорить обо всём без бумажки".

 

Артём Войтенков: Да. К сожалению, это так.

 

Михаил Величко: Вот, критерии интеллектуальной состоятельности - они разные в разных культурах. Вот если господин Таранаго очень умный человек, он редко ошибается - будет одна политика. А если товарищ Собчак, очень умный человек, он очень много говорит без бумажки - будет другая политика с другими результатами.

 

Артём Войтенков: К сожалению, да.

 

Михаил Величко: Не, к сожалению, а реальность такова. А для того, чтобы не было "к сожалению", то надо вырабатывать определённую культуру личностной психической деятельности, вырабатывать адекватные знания, которые позволяют решать проблемы, унаследованные от прошлого, не создавая новых проблем, распространять эти знания в обществе, и строить новую культуру, а фактически, новую цивилизацию. Вот, и на этом, я думаю, вводную лекцию можно завершить.

 

Артём Войтенков: Да, спасибо.

 

Михаил Величко: А вопросы можно. Это дело полезное.

 

Вопрос: Вы сказали про тридцать три буквы алфавита, которые знали моряки, и чуть-чуть больше. Что имелось в виду "чуть-чуть больше"?

 

Михаил Величко: Речь шла о том, что японцам надо было выучить не тридцать три буквы алфавита, как нам. У них иероглифическая письменность. Плюс к этому, слоговое письмо, поэтому, в любом случае, им надо было выучить больше символов, чем знаем мы. Имелось в виду это.

 

Вопрос: Вопрос про американцев. Когда сказали, что лодки топить атомные. Имеется в виду, уничтожать?

 

Михаил Величко: Да. Уничтожать. То есть, если угрожаемый период, они знают, где находятся наши лодки. На хвосте у каждой сидит по их лодке-истребителю, то, ежели, президент решает, что пора, то всем лодкам даётся команда топить. Стратегические лодки.

 

Вопрос: У меня несколько вопросов. С одной стороны, вы под конец сказали, что наша культура отличается от японской культуры и социологии. У нас умным считается человек, который умеет много о чём-то разглагольствовать, много о чём-то говорить. Но, человек, который говорит, он не всегда может правильно управлять. Я вот просто снимаю Николая Викторовича Старикова, Евгения Фёдорова депутата, других людей, и очень часто вижу, что под роликами на Ютубе народ пишет сообщения: "Вот, Стариков молодец, он всё правильно сказал, его в президенты. Вот, Фёдоров молодец, он всё правильно сказал, его в президенты". То есть, это не один раз, это очень часто.

 

Михаил Величко: Этого много. Ответ на этот вопрос такой: если исходить из того, что такие люди, как Христос и Мухаммед не были рвачами, были праведные, имели прямой канал, по которому могли консультироваться с всевышним по любому вопросу, то представьте ситуацию, что приходит Христос, и становится главой российского государства. Он не в состоянии подменить весь, примерно восемнадцати, если не более, миллионный управленческий корпус от уровня муниципалитета до уровня премьер-министра своей персоной. Требуется восемнадцать миллионов квалифицированных управленцев, воспитанных на правильных знаниях, трансформированных в правильные управленческие навыки. И к тому же, они все, кроме того, что должны быть управленчески грамотны и компетентны, они ещё должны быть по-человечески порядочны.

 

Вопрос: Вот. Большой вопрос: откуда это всё взять?

 

Михаил Величко: Как в той песне поётся: "я его слепила из того, что было". То есть, придётся заниматься преобразованием того, что есть, в то, что хочется.

 

Вопрос: У нас существует система. В том числе система образования. Как пишутся учебники по социологии, политологии - вы приводили сейчас примерно. Как вот эту систему, а воспитание управленческого корпуса, это продукт воспитания этой системы, этой нравственности, этой культуры, этой социологии, этого отношения людей между собой. Вот как из этого слепить других людей?

 

Михаил Величко: Как из этого слепить других людей? Сейчас есть вдобавок к этой системе интернет. Практически нет ни одного студента, который бы не сидел в интернете. Это одна сторона вопроса. Значит, это не сейчас.

 

Ещё девяностые годы. То есть, интернет только появился. Беседа с девятиклассником одной из школ. Очень парня интересует, как оно на самом деле. Даю диск. А на диске, в маркировке его, среди всего прочего написан, один из интернет ресурсов, где существует материал Концепции. Девятиклассник смотрит, первое, что он видит, это интернет-адрес. Фраза: "Ой, это очень известный ресурс". Почему он востребован девятиклассником? Потому что, на этом ресурсе полным полно всякой информации, которая позволяет задавать преподавателям вопросы, на которые нет ответов в стандартных учебных курсах. И выставить преподавателя идиотом - любимое развлечение определённых хулиганов, которые есть в каждой школе, в каждом классе.

 

Комментарий: Понимаете, таких единицы, на самом деле.

 

Михаил Величко: Но, понимаете, дело в чём? Дело в том, что будущее создаётся не основной статистической массой. Будущее создаётся теми, кто оказывается в хвосте распределения, ориентированном на будущее. Те, кто под горбом, они описываются словами Ключевского: "Закономерность исторических явлений обратно пропорциональна их духовности". Если под закономерностью понимать общенаучное позитивистское - повторяемость результатов в одних и тех же условиях, а под духовностью понимать интеллектуальность и осведомлённость, то, если духовность развивается, то есть, появляются новые знания, совершенствуется культура интеллектуальной деятельности, то история перестаёт повторяться. Если духовность не меняется, культура это инерционно-алгоритмическая система, - культура не меняется.

 

Реплика: Меняется.

 

Михаил Величко: Что меняется? Меняется техносфера, это, в общем-то, декорации. А ядро культуры, это что? Это нравственность, это этика.

 

Реплика: Так она тоже меняется.

 

Михаил Величко: Но если под горбом распределения за тринадцать тысяч лет всё как у капуцинов…

 

Реплика: У мартышек.

 

Михаил Величко: Да. То, на вход подаём сигнал, на выходе получаем майдан. Причём, если говорить об Украине, это у них не первый майдан. И судя по всему, не последний майдан. И спрашивается, сколько можно наступать на одни и те же грабли? А для того, чтобы не наступать на одни и те же грабли, то надо забыть, что написано в учебниках, посмотреть на жизнь, как она есть и подумать.

 

"Подумать" - это тоже слова, в которые можно вкладывать разный смысл.

- Подумать, для одного - это привести мнение авторитета, которое он где-то как-то узнал, или познакомился с авторитетом и вот, ретранслирует его.

- А для другого "подумать" – это вникнуть в существо проблем, понять механизм их генерации, понять, как можно нейтрализовать этот механизм и как можно убрать последствия этих проблем. То есть, выработать некоторые рецепты. Да, в основе выработки этих рецептов может лежать информация, появившаяся в культуре, может быть даже тысячи лет тому назад. Но результат-рецепт, он ориентирован на конкретику современности и ближайшей перспективы.

 

Если говорить о таком вот, многотысячелетнем влиянии на современность. Вот в энциклопедических словарях Сократ характеризуется словами: "Один из основоположников диалектики, как метода постижения истины путём постановки наводящих вопросов". Но, реальность такова, что всё, что сказано о диалектике вот в этой фразе, это всё, что необходимо и достаточно для того, чтобы научиться ею пользоваться. А вот всё остальное, что написано в толстых книгах о том, что такое диалектика - это уже во многом от лукавого.

 

Вопрос: Давайте более подробно разберём, более предметно. Например: сейчас у нас в обществе перекочевала с Запада мысль, что основная ценность это деньги. Что если даже ты преступник, но у тебя много денег, ты даже их получил преступным путём, нечестным путём, но ты всё равно молодец. Деньги превыше всего. Даже если ты берёшь взятку, как бы ты берёшь деньги, но…

 

Михаил Величко: Я бы не сказал, что это перекочевало с Запада. Это обнажилось. Потому что, это было свойственно нашей культуре на протяжении всей обозримой истории. Потому что, за взяточничество ещё Пётр Первый головы рубил, да и он вряд ли был первым, кто рубил. И честность, она была, в общем-то, на вес золота.

Вот история. Времена Николая Первого. Эскадра возвращается в Кронштадт из Средиземного моря после многомесячного плавания. На рейде Кронштадта линейный корабль "Фершампенуаз" охватывает огонь и он сгорает. "Фершампенуаз" - казначейский корабль эскадры. Николай Первый назначает расследование. Расследование ведёт будущий адмирал Лазарев Михаил Петрович, соплаватель Беллинсгаузена к Антарктиде. Расследование Лазарева показывает, что "Фершампенуаз" сгорел по небрежности, умысла злого не было. Он докладывает результат царю непосредственно.

Царь задаёт один единственный вопрос: "Так, сгорел, или подожгли?"

- "Сгорел, ваше величество".

Всё. Вопрос закрыт. То есть, для Николая значимо было то - можно человеку верить, или нельзя. Лазарева он относил к числу тех людей, кому верить можно. Расследование Лазарева показало, что корабль сгорел. Всё. Вопрос закрыт.

 

С другой стороны, если обратиться к биографии самого Лазарева, то Николая Первого он характеризует единственным словом – благодетель. Причём, это человек, который не стяжал богатства себе на службе. Его интересовало действительно благополучие России, состоятельность военно-морского флота России. И в его понимании, Николай Первый - это благодетель. Одна из причин благодеяния - дело свелось к тому, что в 35-м году практически весь офицерский корпус Черноморского флота был в долгах у ростовщиков. Когда об этом стало известно Николаю Первому, то Николай совершил акт антисемитизма.

- "Всех евреев из Севастополя в течение суток выслать за пределы Крыма, буди кто впредь появится - на каторгу. Все долговые расписки уничтожить".

 

Комментарий: Да, поэтому его в истории называют жёстким, иногда самодуром.

 

Михаил Величко: Реально самодурства не было. Было недопонимание многих вопросов. Всё-таки дворцовое воспитание - оно не вполне полноценное. И, кроме того, была социальная инерция, которую он реально не мог преодолеть. Потому что, первые документы на тему о том, что дворяне могут освобождать своих крепостных, были подписаны чуть ли не Павлом Первым. При Александре они точно были. В 44-ом году в принципе был готов весь свод законов для отмены крепостного права. Николай, зная дворянское сословие, не решился во избежание дворянского бунта отменить крепостное право.

 

Вопрос: С этим понятно. А с тем, чтобы разобраться - откуда мы возьмём новых людей, если общество порождает?

 

Михаил Величко: Тут, понимаете, как бы вопрос и ответ - они тоже взаимно связаны.

- Если общество порождает, то, если вы хотите результат в течение пяти лет, или хотя бы срока своей жизни, то у вас будет одно отношение к политике и к тому, чего надо делать.

- Если вы исходите из того, что вас интересует результат, гарантированно достигаемый в течение жизни двух-трёх поколений, вы будете ориентироваться на другую стратегию получения, может, того же самого результата.

 

И реальность такова, что самое дорогое, что у нас есть в жизни - это простое человеческое общение.

И самое эффективное, что у нас есть в жизни, в аспекте воздействия на окружающий мир - это тоже простое человеческое общение, плюс к этому наша личностная культура психической деятельности.

 

Потому что, реальность такова, что мысль, это, с одной стороны, информация, а с другой стороны это некая энергия, которую мы излучаем в окружающий мир. А если мы излучаем, то есть приёмники. А дальше всё колебательные системы и вопрос только в том: есть ли каскад переизлучателей, которые реализуют мысль и какого его быстродействие. Если его нет, то можно ли его создать из ничего, или из того, что есть вокруг.

 

Вопрос: А можно ли в обществе это создать?

 

Михаил Величко: Понимаете, социальными процессами можно управлять, в том числе и мыслью.

 

Вопрос: "Феномен сотой обезьяны"?

 

Михаил Величко: Я не знаю, можно ли это охарактеризовать словами – "феномен сотой обезьяны", или нет, потому что, вопрос, он несколько пошире. Потому что, это связано с той этикой и нравственностью, которые реально свойственны тому или иному претенденту на управление таким способом. Потому что, если вы будете смотреть в историю, то вы обнаружите, что в ряде случаев злодеям как-то вот не везло по жизни.

 

Комментарий: Но в ряде других случаев злодеям очень везло.

 

Михаил Величко: Тут тогда вопрос к оппонентам. Кто были оппоненты? Вот если проанализировать этот вопрос, то выясняется, что если злодеям не везло, то оппонентами были те, кто стремился к праведной жизни. Отсюда проистекают слова Александра Невского: "Не в силе Бог, а в правде".

 

А вот когда оппонентами оказывалась трава на поле боя, то есть "ни Богу свечка, ни чёрту кочерга", то, тогда да, - с молчаливого одобрения равнодушных в мире совершаются самые жестокие злодеяния и преступления. Не дословно, но смысл такой.

 

Вопрос: На Украине аналогично.

 

Михаил Величко: На Украине аналогично. Когда на протяжении двадцати трёх лет этот нацизм целенаправленно взращивали все режимы, а остальные относились к этому индифферентно и патриотизм, и социальная ответственность, заканчивались на границе собственной дачи, или по стенам своей квартиры, то, рано или поздно это должно было свершиться. Потому что, афоризм о том, что "если ты не занимаешься политикой, политика займётся тобой" - он исторически подтверждается. Опять же, все читали Фауста, в школьной программе был: "Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идёт на бой".

 

Вопрос: На протяжении всего глобального исторического процесса выделяются три эпохи. То есть, философы, социологи, деятели культуры и деятели прикладных наук различных выделяют три эпохи: премодерна, модерна и постмодерна.

 

Михаил Величко: Я бы так сказал. Во-первых, эта периодизация, она порождена западной цивилизацией. И она характеризует её собственный исторический опыт. Это одна сторона вопроса. А вторая сторона вопроса состоит в том, что эта периодизация характеризует их исторический опыт ложно.

 

Примерно так, что если характеризовать мою жизнь. Вчера я ходил в свитере, сегодня я вот пришёл в рубашечке и в курточке, ну а завтра, если взбредёт в голову, я надену парадный пиджак и приду в парадном пиджаке. Вот эпоха "свитера", "курточки" и "пиджака".

 

Потому что, если говорить о сути западной цивилизации, то суть ей подвёл вот этот йельский эксперимент с капуцинами: как были обезьянами тринадцать тысяч лет тому назад, так обезьянами и остаются тринадцать тысяч лет спустя. Единственное, говорят, в отличие от обезьян, и меняются техносферные декорации, в которых происходят все эти действия. Вот и всё. А если говорить по сути, то суть-то не изменилась. Изменилось нечто в динамике. Потому что, если говорить об атрибутике чего было, примерно до середины девятнадцатого века развитие техносферы на основе биогенной энергии растений, мускульная силы животных и человека. Плюс к этому ещё энергия природных стихий, главным образом, ветер и вода мельницы крутит. В середине девятнадцатого века техносферная энергия, техногенная энергия, вытесняет из техносферы биогенную. Но это всё-таки не характеристика человека, а характеристика обстоятельств, которые он порождает, и с которыми он взаимодействует.

 

Реплика: Взаимосвязи…

 

Михаил Величко: Взаимосвязи есть, но вопрос в характере этих взаимосвязей. До того, как началось интенсивное внедрение техногенной энергии, эта цивилизация могла существовать неограниченно долго. Люди если слишком много размножились, то либо эпидемия, либо повоевали, либо голод и всё нормально. А вот, то, что мы имеем сейчас - это уже другое. Потому что, те факторы среды, которые породило развитие именно техногенной энергии и техносферы на её основе, они ставят человека перед выбором: либо самоубийство цивилизации, либо изменение качества цивилизации.

 

В концепции премодерна, модерна и постмодерна об этом речи не идёт. Там ни альтернатив не предполагается, ничего. Там вообще прогностики как таковой нет, потому что, по умолчанию предполагается, что вот это самое беспредельное разнообразие либерализма оно решит все проблемы, как оно решало в прошлом. Не решит. Потому что, устойчивость биосферы возможна только при ограниченной техногенной нагрузке на неё. Если цивилизация превышает этот порог, уходит за него, то биосфера может видоизмениться так, что в последующей биосфере Homo Sapiens не останется экологической ниши. И цивилизацией, в смысле носителем индивидуального разума могут стать какие-то другие биологические виды: киты, кальмары, тараканчики.

 

Комментарий: Крысы, говорят ещё очень умные.

 

Михаил Величко: Крысы тоже очень умные. В зависимости от того, до какого состояния обрушится биосфера в результате развития по технократическому западному пути. Если обратиться к тому, что думают философы других цивилизаций о периодичности, то там другая периодичность.

 

Комментарий: Вроде наши философы соглашаются.

 

Михаил Величко: Наши философы, как соглашаются? Понимаете, вот на Руси как таковой философии в древности не было. У нас была своя культура. И философия - зачем она нужна? Философия, если проводить аналогии, это сродни камертону.

 

Ответ: Это описательная наука.

 

Михаил Величко: Нет, не описательная, она функциональна. Но она функциональна, как камертон. Вот камертон. Если у вас абсолютный слух, на фига вам камертон? Если слух есть, но не абсолютный, тогда зачем камертон? А камертон, он тогда даёт это самое ля, с которым соотносятся все и тогда музыка правильная. Если музыка уползла даже вся на полтона выше или ниже, то в силу того, что у человека между ушами, слуховыми рецепторами укладывается аккурат четвертинка длины волны четыреста сорок герц, ля первой октавы, то музыка, ушедшая на полтона вверх или вниз, она будет оказывать иное воздействие. Весь оркестр уплыл куда-то вверх или вниз, то музыка будет оказывать другое воздействие. Вот с философией точно так же, как на камертоне. Даже чижик-пыжик сыграть невозможно. Философия сама по себе ни одной прикладной задачи решить не может.

 

Если философия правильная, то она в состоянии гармонизировать взаимодействие всех наук и прикладных видов деятельности друг с другом. Но если философия фальшивит, то это как фальшивый камертон. А если в одном оркестре несколько фальшивых камертонов, то будет всё совсем плохо - музыка просто развалится. Вот сейчас мы живём в условиях, когда у нас плюрализм философий. То есть, плюрализм камертонов и соответственно, весь оркестр наук, он ползёт кто в лес, кто по дрова, и не в состоянии решать те проблемы, какие есть, только создаёт новые.

 

Если говорить о философской культуре в России. После того, как философия пришла в готовом к употреблению виде вместе с христианством, у нас своей философии не было до, фактически, наверное, Пушкина и Хомякова. Мы перенимали всякую западную философию. Пушкин философской системы в строгих формулах не выразил, но, тем не менее, его художественное творчество, это философская система, явленная в художественных образах. Хомяков первый дал внятную оценку западной философии: что Гегель совершил подвиг интеллектуальный, создал философскую систему, главное достоинство этой системы, что ею невозможно пользоваться. Философию довёл до такого состояния, когда невозможность дальнейшего развития по прежнему пути стала очевидна. Но Гегель этого не понял. Вот Хомяков это понял. Но Хомяков не развернул альтернативной философии тоже.

 

То, что Запад не понял того, что сделал Гегель, это выразилось в конечном итоге в гитлеризме. Потому что, если бы не гегелианство, то гитлеризма бы не было. Сейчас на Западе плюрализм философий. Проходят в Петербурге регулярно дни философии в Петербурге, каждый год. Собираются философы со всей России. Москва, Ленинград, приезжают из СНГ, мало кто приезжает и из дальнего зарубежья. Вот такая философская тусовка. Одна из секций - "Будущее философии Ницше". Ребята, какое будущее? Он кончил жизнь в дурдоме.

 

Реплика: Вот и будущее такое.

 

Михаил Величко: Но что обсуждать-то? Опять же, из русской философии: Козьма Прутков, коллективный автор афоризмов: "Философ легко торжествует над прошлою и будущую скорбями, но легко побеждается настоящею".

 

Ключ понимания афоризма, что настоящее здесь, это не только время, но это действительное. Прошлое и будущее, они существуют только в воображении философа. И если модель мира в голове философа дефективная, то он с ней делает, что хочет и легко торжествует и над прошлыми бедами, и над будущими. Но как только появляется настоящее, объективная реальность, как таковая, то, если картина мира в психике философа дефективная, то она обламывается об эту объективную реальность.

Поэтому, западную философию да, можно изучать, но как историю болезни.

 

Вопрос: Нет, ну вот смотрите. Даже если убрать разрыв пятьдесят лет, если сравнить страну пятидесятилетней давности и настоящее общество, то есть, те моменты, которые мы имеем… Социальные процессы уже видоизменились, человек сам поменялся. То есть совсем новое поколение получается. К чему это будет дальше вести?

 

Михаил Величко: Вариантов два:

- Либо самоуничтожение придатков к телевизору и компьютеру по независящим от них причинам.

- Либо изменение характера цивилизации, уход с технократического пути развития, волевым порядком. Осмысленно-волевым порядком.

Запад пока не шевелится.

 

Реплика: И не будет.

 

Михаил Величко: Восток смотрит на Россию. Претензии со стороны китайских философов к России, они такие. Что, пока был Советский Союз, вы являли собой альтернативу Западу. После того, как Советского Союза не стало, Запад возомнил о безальтернативности своего пути, и что же вы, гады, сделали?

 

Вопрос: Очень справедливо. Но, тем не менее, а как мы можем отказаться волевым усилием от техносферы, если это сразу поставит нас в военном положении ниже тех стран, у которых она больше развита?

 

Михаил Величко: Нет речи о том, чтобы отказаться от техносферы. Речь идёт о том, чтобы поставить техносферу на место. Соблюсти меру. Потому что, вариантов два:

- Либо вы придаток к компьютеру и интернету, и тогда вас надо вести к психиатру, который бы чего-то сделал, дабы вы не были зависимы от интернета и всего прочего.

- Либо компьютер и интернет для вас источник той оперативной информации, которая вам действительно необходима для решения реальных проблем в жизни.

 

Вопрос: А телевизор?

 

Михаил Величко: Телевизор примерно, то же самое, потому что, вопрос о взаимоотношениях с телевизором, он сводится к тому, что. Вот есть статистика в жизни реальной - реальная жизнь описывается некими наборами статистик. А телевизор показывает чего-то. Вот статистика подачи информации в телевизоре такова, что она очень сильно отличается от того, что есть в жизни. Как высказался какой-то генерал, посмотрев военный сериал: "Столько трупов я на настоящей войне не видел".

 

То есть, телевидение лжёт реальными фактами, искажая статистики. Если это понимать, то телевизор безопасен для взрослого человека. Для ребёнка телевизор по-прежнему представляет опасность, потому что ребёнок в определённом возрасте воспринимает, как образцы поведения всё, что видит без переосмысления. И то телевидение, которое есть - это телевидение, программирующее катастрофу. И, в общем-то, если бы Лаврентий Павлович захотел поговорить с руководством телевидения на тему морали, смысла деятельности, общественной полезности и всего прочего, то процентов у девяносто восьми телевизионных работников не нашлось бы удовлетворительных ответов на те вопросы, которые мог бы задать Лаврентий Павлович.

 

Реплика: Это просто работа.

 

Михаил Величко: Дело не в том, что работа или не работа. А дело в том, что сейчас вот телевизионный журналист, ведущий ток-шоу, или ещё чего-то, он в принципе делает то, что в древности могло делать только высшее жречество: произносить всякие слова, обращённые ко всему народу. Вот когда этим занималось высшее жречество, то прежде, чем стать высшим жречеством, оно осваивало несколько профессий на уровне высокого профессионализма, знало много чего, имело определённые виды на будущее, и произносило всякие слова, опираясь на то, что знает и что умеет, и, ориентируясь на определённое будущее.

 

Сейчас школьник набрал по ЕГЭ сколько-то, поступил на журфак, кончил. Всё. Если его продвинули на любой федеральный канал, спустя несколько лет мы видим его светлый лик, и он болтает о чём угодно.

 

Реплика: Он болтает то, что нужно. Тому, кто …

 

Михаил Величко: Я и говорю, о чём угодно. Угодно тому, кто туда его продвинул. Причём, сам он об этом не задумывается. Ну, и интересно бывает посмотреть, с каким апломбом товарищи журналисты рассказывают о том, о чём они реально не имеют знаний и представлений.

 

А если посмотреть на вещи с другой стороны - всё, что касается репортажа, то любой интеллектуально нормальный человек должен уметь своими словами рассказать то, что он видел. Если говорить о принципах композиции кадров фото- и киносъёмки, всё можно рассказать примерно за час. Всё остальное, это искусство вовремя нажимать кнопочку. То есть, реальность такова, что на пять лет пребывания на журфаке, в реальной жизни не набирается материала. Да, есть и особенности организации редакции, подготовки, всего прочего, но это не университетское образование и не на пять лет. То есть, реальность такова, что если действительно говорить о подготовке корпуса высокопрофессиональных журналистов, которые бы приносили пользу людям, то журналистское образование может быть только вторым высшим, но никак не первым. И до того, как приступить к этому, человек должен где-то поработать, где-то состояться, где-то попробовать себя, как журналист-любитель, и только после этого…

 

Реплика: Ещё родителем стать желательно и двоих детей.

 

Михаил Величко: Да, желательно стать родителем. И только после этого встаёт вопрос о профессиональной журналистской деятельности. У нас же поставлено всё с ног на голову. Реальность такова, что из тех, кто получает журналистское образование, спустя десять-пятнадцать лет единицы становятся действительно журналистами, достойными общественного уважения и приносящими пользу обществу. Но всё равно, пробелы в образовании, они дают себя знать.

 

Вопрос: Про дробление власти в истории. Вот раньше были бояре во времена Ивана Грозного. Как бы управленческий корпус был маленький, а людей, которыми управляли, было много: на каждого чиновника очень много людей. Потом, во времена Петра Первого взять уже дворянство: то есть, чиновников уже больше, и у каждого из них народу во власти меньше. Потом, в Советском Союзе уже чиновников очень много, и получается там на десять человек граждан один чиновник. В будущем наверное получится, что каждый человек сам себе чиновник будет. Вот что в историческом процессе обуславливает вот этот процесс дробления?

 

Михаил Величко: Прежде всего, утрата профессионализма управленческого чиновниками. Это во всём мире произошло. И это именно утрата управленческого профессионализма. Потому что, если обратиться к истории Древней Руси, в дорюриковские времена (рубеж прошлой эры и нынешней), то управление строилось на иных принципах.

 

Была жреческая власть. Чем эти ребята занимались? Анализ проблематики, анализ перспектив, выработка рецептов решений.

Дальше. Княжеско-боярский мир. Чем занималось сословие? Они, в общем-то, брали на себя ответственность за то, чего им говорили жрецы, и реализовывали те проекты, которые вырабатывались жречеством.

 

Причём, если соотноситься с полной функцией управления, то жреческая власть, это высшая внутри социальная власть. И вот на Руси она была доступна всем. То есть, в какой бы семье ты ни родился, если ты в состоянии освоить знания и навыки, которые позволяют тебе войти в жреческую власть, то претензий к тебе никаких.

 

Да, была поговорка: "Из грязи в князи".

Чем она была вызвана? Была вызвана тем, что система образования была локализована в семье. И если один отец учил сына быть хлебопашцем, а другой учил быть администратором, военачальником, то взаимозаменяемости практически не было. Но и не было нравственно-этических различий между жречеством, князьями, боярами и простолюдинами. В таких условиях невозможно было злоупотребление властью. Потому что, если общество этически однородно, то всех интересует одно. Я доверяю тебе, как управленцу решать эту задачу? Да, доверяю. Если я доверяю, мне всё равно, какие ты решения примешь, кому и что ты поручишь. Задача должна быть решена, но в силу нравственно-этического единства общества, никто не останется обиженным, если задача решена успешно. Поэтому, всё ориентировано на то, чтобы задача была решена. Законов минимум, свобода творчества полная. Много управленцев в таких условиях не надо.

 

Дальше. Общество этически неоднородно. Мы рулим, мы имеем право. Вы не рулите, вы под нами, вы право не имеете. Один не может рулить всеми - начинается построение управленческой иерархии. Поскольку общество этически неоднородно, то встаёт вопрос об обмане. Чтобы обмана не было, надо чётко определить функции каждого. Появляется законодательство. Появляются должностные обязанности, чётко прописанные в должностных инструкциях. Выход за пределы должностных инструкций - это преступление. Но, всё расписать практически невозможно. Это одна из закономерностей кибернетики, что система не может вместить в себя всю информацию, которая необходима для её описания полного.

 

И дальше начинается размножение управленческих должностей при дроблении их обязанностей. Дальше это приводит к тому, что занятия начинают выдумывать и для себя и для подчинённых сами, отрываются от дела и всё пошло поехало. Вот по этому пути идёт западная цивилизация, унаследовав эту традицию от Древнего Рима.

 

У нас к законодательству отношение в большинстве своём наплевательское. Это проистекает из двух вещей.

- Глупость и неправедность большинства законов.

- А второе - ощущение того, что действительно, система неэффективная и беззаконное управление, оно более эффективно, поскольку вникает в конкретику. Но, беззаконное управление, оно может быть эффективно и работоспособно только в условиях нравственно-этического единства общества, чего сейчас нет. И в условиях родоплеменного строя быть не может.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1210 мб)
Видео MP4 640x360 (481 мб)
Видео MP4 320х180 (267 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (28 мб)
Звук 32kbps MP3 (28 мб)
Звук 64kbps MP3 (56 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (84 мб)

Текст:
EPUB (43.53 КБ)
FB2 (146.39 КБ)
RTF (479.82 КБ)

Клиент всегда не прав

Как работает сфера обслуживания в Канаде - отношение к покупателям и клиентам.
Покупатель не всегда прав. Главная задача покупателя - оплатить товар или услугу, добавив чаевые.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Дмитрий Адамков

Клиент всегда не прав

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canadian_service

 

Часть из "Как живёт Канада 1", "Как живёт Канада 2"

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_1

http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_2

 

Собеседники:

Дмитрий Адамков

Анастасия Адамкова

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Дмитрий Адамков: Очень хорошая там транспортная система удобная, TTC (The Toronto Transit Commission). Типа как метро, около семидесяти станций, очень удобно можно добраться до любой точки Торонто. Сейчас в Москве стало это использоваться: покупаешь единый билет, выехал из метро и можно сесть на автобус, и добраться ещё куда-то. Это очень удобно. В Торонто примерно такая же система: сел, на метро куда-то доехал.

 

Анастасия Адамкова: И там есть надземные автобусные станции сразу у выхода метро.

 

Дмитрий Адамков: Выход со станции метро, где автобусы стоят. Ты пересаживаешься сразу.

 

Анастасия Адамкова: Они по расписанию приходят.

 

Дмитрий Адамков: Автобусы хорошие, тёплые, они даже подсаживаются, приспускаются вниз для людей, которым неудобно шагать высоко. В этом плане, конечно, удобно - бытовые такие моменты. Когда холодно, автобус рядом.

 

Анастасия Адамкова: Помещение, где ожидают транспорт, тоже отапливают.

 

Дмитрий Адамков: На улице ты не стоишь по часу. Всё там по графику, по расписанию ходит.

 

Ветра очень сильные и влажность большая. Потому что там озёра (Великие Озёра) около Торонто, а на севере недалеко Гудзонов залив. Получается, Онтарио между крупными водоёмами. Но, опять же, TTC - это всё, конечно, хорошо. Но кто там работает? Работают обычные люди (иммигранты), которые совершенно не чувствуют ни автобусов, ни поездов, которые в метро. Меня раздражало жутко, когда они трогаются так, что люди могут упасть даже.

 

Анастасия Адамкова: Тормозят.

 

Дмитрий Адамков: И тормозят так же. Они не думают о том, что не дрова там вообще-то, там люди.

 

Анастасия Адамкова: И вообще водить транспорт надо уметь. Это же показатель.

 

Дмитрий Адамков: Как они рассуждают, я не знаю. Типа, "пусть там держатся, я тут сам по себе еду?"

 

Анастасия Адамкова: Нас один раз так укачало, что ....

 

Дмитрий Адамков: Я поражаюсь, как на некоторых автобусов (на суперубитых) но едут так плавно.

 

Анастасия Адамкова: Да, на механике, а у них-то всё автомат.

 

Дмитрий Адамков: В Канаде автобусы отличные (автомат). Мне кажется, кто угодно у нас мог на таких автобусах ездить.

 

Анастасия Адамкова: Дороги - тоже вроде бы не сравнишь с нашими.

 

Дмитрий Адамков: Они ещё зарплату там хорошую получают. На наши деньги в районе двухсот тысяч рублей. Но ездить они не умеют. Меня раза три в автобусе укачало (меня давно не укачивало).

 

Анастасия Адамкова: Хотя мы водим машину и нас никогда-никогда не укачивало, а тут....

 

Дмитрий Адамков: Как-то поворачивает и подгазовывает и тормозит одновременно.

 

Анастасия Адамкова: Разгоняется или перед поворотом, или перед светофором, резко тормозит тут же. Все, как "болтанки", то есть если ты не держишься, можешь голову расшибить о поручни или просто упасть.

 

Артём Войтенков: Интересно. Как же на работу таких берут-то?

 

Анастасия Адамкова: А что? Права есть, подтвердил, прошёл "змейку" или какой-то полигон там, видимо, всё: умеешь водить.

 

Дмитрий Адамков: В метро часто останавливается, например. Я не знаю, как его спроектировали. Может, там одна линия. Едешь ты, допустим, на поезде, он останавливается на пять-десять минут. Отчего, почему? То ли там кто-то проедет, то ли что? Потом едем. Как на таком метро ездить? Тяжело спрогнозировать.

 

Опять же, наше московское метро всё по часам. Приехал быстро, плавно тормозят, плавно разгоняются. Люди там в метро стоят часто около дверей и они не думают, что ты кому-то можешь мешать.

 

Анастасия Адамкова: Они все из одной школы вышли.

В салоне по уходу за красотой (девушки тоже меня поймут) надо же подстригаться, как-то поддерживать себя в нормальном виде. Я же не могу, как канадка пребывать в таком непонятном состоянии. Элементарно, маникюр, я это всё умею сама. Единственно я себя не подстригу ровненько, не покрашу, чистку кожи лица не сделаю. Хотя бы элементарные вещи, маникюр, педикюр, депиляция. Мастера, мягко говоря, безрукие там.

 

Дмитрий Адамков: И опять же я так понимаю, что они так же, как с TTC. Они знают, что вот надо делать, но что у человека особенности бывают, они не думают об этом.

 

Анастасия Адамкова: Ну, вот они получили сертификат, что они умеют педикюр делать. То есть, что я получила в результате? Я пожалела, что я обратилась к ним. Первый раз меня и подстригли и покрасили неудачно. Я потом ещё подбирала краску такую обычную, в магазине покупала.

 

Дмитрий Адамков: Это ещё и тяжело объяснить на английском языке, чего ты там хотел.

 

Анастасия Адамкова: Ну, вот вроде как объяснили, все друг друга поняли, но в итоге. Ей всё равно. Она сделала свою работу. Будь добр, заплати по прайсу, плюс ещё чаевые.

 

Вот про чаевые мы не сказали. Начиная с ресторана, вот эти все сферы услуг, десять пятнадцать процентов минимум, и не важно, понравилось или нет. Ты считаешь, что тебе даже и цента жалко оставить, а не пятнадцать процентов от стоимости. С чего я должна оставлять, если мастер криворук и вообще ему всё равно на результат, если он знает, что получит эти пятнадцать процентов. Если я их не оставлю, то как будто я их из кармана у неё забрала. Ну, у них видимо система оплаты труда такая, что какая-то ставка, а остальное всё формируется из чаевых. Ну, получается да, я его могу понять, что забрала, получается. Ну, и результат никакой, я вообще была в шоке, что такое можно вообще сделать. Если человек вот как-то профессионально или что, он пришёл с улицы и назвал себя мастером по маникюру, педикюру или как там и считает, что он правильно всё делает. И то, что результат не соответствует какому-то ожиданию. И, в общем, я разочаровалась. И потом это не было уже открытием, и в отзывах я посмотрела, почитала, и с людьми пообщалась, что да, там люди не умеют оказывать такие услуги. Многие женщины сталкиваются вот с такими вот трудностями и недовольны.

 

Артём Войтенков: Странно как-то, с одной стороны, клиент всегда прав, западное вот это вот.

 

Анастасия Адамкова: Вот: сфера услуг и цивилизация. Как вот это?

Были мы в ресторане, приличном ресторане в Торонто, азиатская кухня, Spring Rolls. Заказали роллы, обстановка, очень качественное обслуживание. Ну, приносят нам заказ. Роллы я специально выбирала, я всегда выбираю по составу роллы, суши и прочее. А в одних должно быть крабовое мясо. Я выбираю, смотрю, ну нет там крабового мяса. Я уже один развернула, в профиле его нет. Может оно там где-то спряталось с краешку? Я развернула - нет, второй разворачиваю - нет. Мы зовём официантку, в чём дело? Я говорю, ну вот открываю меню, читаю состав. Она: "Ой, секундочку, я сейчас к повару". Или там к администратору, - я не знаю.

 

Дмитрий Адамков: Мы говорим: "Ну, вы нам какую-то скидку сделайте, это же ваш недочёт получается, мы же вас поймали, вы нас обманули".

 

Анастасия Адамкова: Потому что роллы с крабовым мясом на порядок выше стоят, чем обычные роллы с огурцом или с крабовыми палочками, согласитесь. Потому что крабовое мясо, это приличный такой материал для изготовления роллов.

 

Ну и они нам говорят: "Мы вам сделаем скидку".

Приносят нам счёт, и что там? Два с половиной доллара они посчитали. Она сказала двадцать процентов вначале.

 

Дмитрий Адамков: В России я сталкивался с такой ситуацией. Извините, извините, и пятьдесят процентов стоимости, либо это блюдо, в котором вы обнаружили, его просто не считают, например. Ну, или разные варианты бывают.

 

Анастасия Адамкова: Либо заменяют на аналогичное, и делают всё правильно. То есть, масса вариантов, три как минимум.

 

Дмитрий Адамков: А там конкретный вариант, вот мы посчитали, раз оно не положено, вот мы высчитали минус два с половиной доллара. Ну, мы ему пытались объяснить: "А ничего, что вы нас обманули? Мы хотели вот такое, а принесли вот такое. Мы могли…" Бесполезно. Дошло до директора. Пришёл директор: "Ну, всё правильно, не положено, мы вам его и не посчитали". И опять же это проблема не в языке, а в мировосприятии получается.

 

Так же я ботинки себе купил, дорогой бутик, ботинки нормальные. Я их сначала нормально одел, буквально на час одел, походил и понял, что они меня не устраивают. Как у нас? Приходишь, объясняешь, и либо деньги вернут, либо на другие поменяешь. Нет там всё: "Вы ходили в них".

 

Я говорю: "Ну, подошву можно протереть и всё. Хотите я протру?" Нет и всё. То есть покупатель не прав. Я так и не смог объяснить, законов я не знаю. Здесь у нас можно на закон о защите прав потребителей сослаться. Как это проверить, стоит, или не стоит, заморачиваться я не стал. Просто в очередной раз, с рестораном, с ботинками, с салоном красоты, бытовые мелочи, с которыми сталкиваешься, и начинает складываться более реалистичная, более сложная картина. Не просто всё, как хотелось.

 

Анастасия Адамкова: А нам говорят, цивилизация, всё, клиент всегда прав, за клиента все борются, конкуренция честная, клиента готовы там целовать и на руках носить. Ничего подобного. Деньги заплатил, всё. До свиданья. Никому там ничего не докажешь, если тебя что-то не устраивает. Ну, это твои трудности. Сделай так, чтобы тебя это устраивало. Они деньги получили и всё. Чек пробили.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (113 мб)
Видео MP4 640x360 (45 мб)
Видео MP4 320х180 (24 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (410.02 КБ)
FB2 (557.02 КБ)
RTF (90 КБ)

Насколько они тупые 9

На западе инструкция главнее здравого смысла.
Это целенаправленно вдалбливается - и люди становятся похожи на роботов.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Дмитрий Адамков

Насколько они тупые 9

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_instruction

 

Часть из "Как живёт Канада 1", "Как живёт Канада 2"

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_2

http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_1

 

Собеседники:

Дмитрий Адамков

Анастасия Адамкова

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Дмитрий Адамков: Пожалуйста, вспомнил один момент про бюрократию. Если говорят, что вот всё в Канаде там всё рассчитано, всё отлично. Я покупал iPhone в Apple, через сайт заказал, и мне должен был прийти по тому адресу, где я находился в Канаде. Ну, пришёл он. Но только меня дома не было, я был в школе, в ILAC’е. И они оставили уведомление, что они приезжали, iPhone пришёл, заберите его. Мы с Мэри приезжаем в этот офис FedEx’а (Федекс).

Я говорю: "Вот я. Я всё заплатил. Вы приезжали, меня дома не было. Пожалуйста, можно мне iPhone получить? "

Они говорят: " Нет "

- "Почему нет? Вот паспорт, деньги, я всё заплатил. Вы приезжали ко мне туда, куда я вас просил"

Они мне: "Ну, вы же сейчас не дома?"

- "Ну, правильно, я же к вам приехал".

- "У нас по инструкции вы должны быть дома".

- "Ну, какая разница, я же здесь, паспорт, вот, я здесь сам"

Они: "Ну, у нас по инструкции".

Мэри там разозлилась, стала звонить в Apple, в главный офис FedEx’а. Ну, ей только сказали, что всё правильно они говорят, вас же дома нет.

Я говорю: "Ну, вы привезёте в понедельник, меня же дома опять не будет"

- "Ну, кто-то же будет дома, он получит"

- "Ну, послушайте, вы хотите сказать, что кот откроет дверь, и вы какому-то коту вручите мой iPhone? Я сам пришёл. Вот паспорт вам показываю"

- "Нет. У нас по инструкции вы должны быть дома"

Я не смог добиться, чтобы они мне отдали. Они показали, что вот он пришёл, всё с номерами совпало, но мы вам его не отдадим.

- "Вот кто-нибудь будет там в понедельник? Мы привезём. Вот нам нужно по адресу вручить"

- "Ну ладно. Хорошо"

 

В итоге я школу прогулял ради того дня. Они привезли, я получил его, расписался, проблема была решена.

 

Я как юрист разложил им по полочкам, но всё бесполезно. У нас инструкция и всё.

Это у нас вот может, есть инструкция, а есть и здравый смысл. Там нет. Если даже здравый смысл противоречит инструкции, инструкция превыше всего. Видимо поэтому, когда я учился, было гражданское право. Курьёзы рассказывали про инструкции, когда там: "Не сушите кошек в микроволновке".

Ну, это для таких, которые не думают, а что может быть с кошкой, если её засунуть, она же может там погибнуть. А это же не предусмотреть всё. Что можно, что нельзя. Ну, здравый смысл какой-то должен быть.

 

Анастасия Адамкова: Да. Не прислоняйтесь к горячим предметам, можете получить ожоги.

 

Дмитрий Адамков: И видимо это специально так сделали из людей – таких. И теперь их пытаются переучить. А почему сделали? Наверное, потому, чтобы они там не бунтовали. Они там спокойно каждый занимается своим делом. Все чего-то учатся, а чему учатся?

 

Анастасия Адамкова: Все чего-то работают. А чего работают, что они делают?

 

Дмитрий Адамков: Часто вспоминал тоже Михаила Николаевича Задорнова, все вот эти его рассказы, то, что он говорит - тупые. Ну, они не тупые, они просто примитивные, как дети, например. Для них создали условия, и они там живут и не знают проблем.

 

Потом, когда мы приехали, пошли на его концерт в первую неделю. Совсем по-другому воспринимается. Если я, например, не до конца верил в то, что он говорил, то потом, уже после Канады, намного больше замечаешь вот этих всех нюансов.

Дмитрий Адамков: Они так не думают, как мы. То ли их там со школы приучают мыслить, как в тестах, как в анкетах: или "да", или "нет". А почему? А зачем? Такие вопросы почему-то там не задают. Опять же, я в Советском Союзе родился и в школе учился.

 

Анастасия Адамкова: Сложилось впечатление, что мы мыслим вот так, а они мыслят вот так. Они, как зашоренные.

 

Дмитрий Адамков: Как-то нас учили по-другому тогда. Сейчас видно, как нас потихоньку пододвигают к тому устройству, как и в Канаде.

 

Артём Войтенков: Да не только в Канаде, кстати.

 

Дмитрий Адамков: Ну, да, как и в Европе. На вашем телевидении я видел, как Ирина Бергсет говорила про Норвегию. Если бы я сам в Канаде с какими-то такими моментами не сталкивался, я бы тоже не поверил, что вот такое... У нас же образы какие? Другие. Что Европа - это хорошо. Так же и Канада, и Америка. Всё не так.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (54 мб)
Видео MP4 640x360 (22 мб)
Видео MP4 320х180 (12 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (410.7 КБ)
FB2 (550.41 КБ)
RTF (97.56 КБ)

Насколько они тупые 8

Можно ли потолстеть от изучения английского языка?
Как люди Запада проводят “исследования” о влиянии языка на избыточный вес.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Дмитрий Адамков

Насколько они тупые 8

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_english_fat

 

Часть из "Как живёт Канада 1"

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_1

 

Собеседники:

Дмитрий Адамков

Анастасия Адамкова

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Дмитрий Адамков: Например, мы читали какую-то статью по поводу английского языка и по поводу полноты населения.

 

Анастасия Адамкова: Проблема такая в мире.

 

Дмитрий Адамков: Якобы учёные провели какие-то исследования. Население Австралии активными темпами тоже становятся полными.

 

Анастасия Адамкова: Ожирение населения.

 

Дмитрий Адамков: Так же, как и в Канаде, в Англии, в Америке. Исходя из этого текста, нужно ответить на вопросы по тесту. Один из вопросов: "Правда или нет, что английский язык способствует ожирению?". Это какой-то вообще странный для меня вопрос. Я думаю: "Как вообще язык может повлиять?" Это же, понятно: много ешь, калорийная еда, мало двигаешься, поэтому ты...

 

Анастасия Адамкова: Привычки человека, культура питания, еда.

 

Дмитрий Адамков: Ан, нет. Там ответ: "Да, правда". И все ответили: "Да". Я, по-моему, один, кто сказал: "Как же так?!"

 

Анастасия Адамкова: Потом бывает работа над ошибками и разбирают.

 

Дмитрий Адамков: "Я понимаю: у Вас там ответы. Но давайте логично подумаем. Вопрос о том, что английский язык способствует ожирению?"

"Ну, да. Учёные же провели исследования".

 

Я говорю: "Правильно. Учёные провели исследование, что в англоговорящих странах (у носителей языка) ожирение, или полнота. Но это же совершенно не значит, что английский язык... Вы хотите сказать, что если я учу английский язык, то буду толстым, а если учу китайским, то буду худым?" Она говорит: "Да" (человек, который с университетским образованием!)

 

Анастасия Адамкова: Да, Джульетта, которая кореянка, из Австралии. Университет Торонто закончила.

 

Дмитрий Адамков: Я не стал спорить. Для себя отметил: "Да, интересное умозаключение из этого текста".

 

Анастасия Адамкова: Так она же и пример привела своей семьи. Она говорит: "Да, у меня папа же не говорил на английском. Когда мы эмигрировали в Австралию, стал говорить на английском (мы вынуждены говорить на их языке) и всё - стал толстеть".

 

Артём Войтенков: Правильно, они в Корее ели рис, а здесь стали есть фаст-фуд.

 

Анастасия Адамкова: "Старбаксы" эти. Джульетта сама, извините, была такая кругленькая девушка.

 

Дмитрий Адамков: Но этого они не понимают. Совершенно логичная взаимосвязь: они стали говорить на английском, стали поправляться. Значит, всё логично.

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (24 мб)
Видео MP4 640x360 (10 мб)
Видео MP4 320х180 (5 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (146.33 КБ)
FB2 (198.15 КБ)
RTF (61.32 КБ)

Как живёт Канада 2

Отличия между пропагандой и реальностью о красивой жизни в Канаде.
Подробности о бытовой жизни в Канаде: как люди общаются между собой, насколько хороша сфера обслуживания, какое качество продуктов.

Контейнер

Смотреть
Читать

Дмитрий Адамков

Как живёт Канада 2

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_2

 

Собеседники:

Дмитрий Адамков

Анастасия Адамкова

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Дмитрий Адамков: И очень важно понимать ещё, для чего ехать в другую страну. Одно дело – это попутешествовать, отдохнуть, на две недели, на месяц, это одно дело. Другое дело, допустим, в качестве посла. Ты понимаешь, что у тебя дом в России, а ты туда едешь, как бы на работу. И совершенно третье – ехать туда начинать жизнь. Просто, даже хотя бы задуматься, а вот если не в России, если где-нибудь в другой стране? Это совершенно другое. И отношение другое у тебя будет к этому ко всему.

 

Анастасия Адамкова: И к тебе будут по-другому относиться. Нам сказали определённые люди, у которых мы жили, часть дома снимали. Они сами с Украины, они нам сказали, что русских здесь не любят и боятся. А почему? Потому что, русские мыслят не стандартно. Мы можем обмануть, в чём-то подвох с нашей стороны по отношению к ним. Ну, это на самом деле так и было.

 

Дмитрий Адамков: Ну, я тоже на самом деле это чувствовал. Может быть, не все это видят, но я уверен, что не предвзято относился. Я наоборот ехал с открытой душой, позитивно. Начитался тут всего. А там же в основном американское телевидение показывают. Там канадского практически нет, в Торонто. В Квебеке, наверное, по-другому, там франко говорящие. Там может быть как-то.

 

Анастасия Адамкова: Да, ну мы там жили в гостинице, гуляли, ходили, не сидели в номере, телевизор не смотрели.

 

Дмитрий Адамков: Да там и смотреть нечего. У нас, можно сказать, нечего смотреть, но у нас есть выбор. Хоть какие-то аналитические программы есть, новости политические. Там никто в политику не лезет, вне политики все. Я думаю, что Стивена Харпера, премьер министра, не все знают в Канаде. Вообще, наверное, не все. Ну, там как-то живут люди и не напрягаются. И это тоже видно. То есть, их там поместили туда, как вот, в санатории каком-то. И всё. Они живут, и нормально. Я бы очень хотел, чтобы у нас так люди жили. Хотя бы вот информационное поле вот это поменяли.

 

Там очень сильно видно, как в Канаде сравнивается с нашим информационным полем. Если у нас из десяти новостей, девять, восемь негативных, отрицательных, то там, наоборот. Там две могут быть, одна новость какая-нибудь отрицательная. И то какая-нибудь, такая, авария там случилась. Её показали и всё, и забыли про неё. У нас же наоборот. Если там что-то случилось, это будут показывать с утра до ночи постоянно, и это откладывается, конечно, психологически людям. Тяжело. Я первое время в Канаде, месяца два, у меня просто голова отдыхала от того, что там рекламы меньше, от информационного поля, которое там совершенно другое. Ну, там и программы такие, в основном мультики всякие, комедии, реалити-шоу.

 

Анастасия Адамкова: Вот первое место по занятию всего эфирного времени – это реалити-шоу. Начиная, как провести свадьбу, как сходить в больницу, ну вот эти, которые и у нас известны, ток-шоу Звезда и прочие, модели. Шоу татуировок, Повара, какие-то рабочие, какие-то моряки - и вот это из разных сфер. То там домохозяйки какие-то. Новости по полчаса с периодичностью в несколько часов. И вот начинается. Минут по пятнадцать из этого времени они говорят про погоду, то есть сводки. Снимают видеокамеры, вот в этом районе движение такое-то, влажность воздуха такая-то. Там очень климат изменчивый. То есть, ты утром можешь выйти, будет тепло, а к полудню там будет уже просто ледяной ветер и снег пойдёт или дождь или наоборот, ещё жарче станет. И вот эта погода там по пятнадцать минут обсуждается, прогноз на весь день. И он меняется естественно несколько раз.

 

Про политику вообще практически ничего. Единственное что там, как вот Euronews  (Евроньюс) у нас, там очень похожие были новости. Я помню, что какие-то волнения там чуть-чуть покажут, здесь беспорядки, типа мировые новости. Всё. И реалити-шоу, и реклама.

 

Дмитрий Адамков: Есть люди, которые не знают, где Россия, например, находится. Самая большая страна в мире. Не знают. Вот про Америку они знают. Про Канаду тоже, в общем-то, так, как-то чуть-чуть. Например, Джордж, он ни разу в Монреале, например, не был. Это парень, сын Мэри, где я жил два месяца. Я у него спрашиваю: "Джордж, ну вот ты был в Ванкувере? " Я как рассуждаю, Канада – его дом, я бы, например, съездил. Было бы интересно.

 

Анастасия Адамкова: Мы живём в России. Мы же где только не были: и Псков и Питер, и Суздаль, Владимирская область, Ярославская, Нижний Новгород, Абхазия. Ну, по возможности естественно. Ну, там сидеть, рядом, билеты не дорого.

 

Дмитрий Адамков: Там всё на Америку завязано. "Я был вот в Нью-Йорке. Нью-Йорк – клёво". Всё.

 

Анастасия Адамкова: Там два часа до Нью-Йорка, от Торонто.

 

Дмитрий Адамков: И общается он там: "Клёво " или "Вау ". Вот такой словарный запас. Небольшой, в основном мычание, какие-то звуки. Теряется. Мы сходили с ним в кино. Выходим Янг-Стрит, центральная площадь. Он говорит:

- " А где это Янг-Стрит? "

 - "Джордж, да вот "

 И он не парится. Не зазорно это. Центральную улицу он не знает.

 

Артём Войтенков: Живёшь там всё время.

 

Дмитрий Адамков: Янг-Стрит – это самая центральная улица, она делит просто город на две части. Четыре тысячи километров, но это как посчитать. Она с Торонто заканчивается и в Хай-Вей переходит, но её некоторые считают, что это Янг-стрит, и она до США по сути дела идёт. Как её не знать?

 

Анастасия Адамкова: В общем, местный житель, представитель юного поколения, он заставил нас задуматься.

 

Артём Войтенков: Может один такой? У нас тоже такие есть.

 

Дмитрий Адамков: Есть, есть сейчас. Но у нас пока меньше. Я не знаю как, если так же будут образовывать, как в Канаде.

 

Анастасия Адамкова: Там и среди взрослого населения совсем недалёкие люди. Вот ещё к вопросу из того, что не понравилось. Очень много там безумных людей, в смысле больных людей. То есть те, которые у нас изолированы от общества, мы не видим с вами в общественных местах нигде. Там критерий такой. Если он никого не убил, не причинил вреда здоровью, ущерб какой-то, он может находиться с нами в обществе, в общественных местах и прочее. Много раз мы видели: в библиотеке такие люди сидят, сами с собой разговаривают. Лохматые, какие-то полу заросшие. Одна женщина ходила просто по метро: "Понюхай, как пахнет ". Потом сядет: "Ты из Германии?"

И вот так к каждому подходит, ну с ней люди не жаждут общаться. Ну, она не нормальная.

 

Дмитрий Адамков: Ей никто не ничего не говорит. И она сама по себе как-то.

 

Анастасия Адамкова: Она поговорила сама с собой и пошла дальше. Встала, почитала чего-то, рассуждает, рассказывает, мычит, или просто что-то делает. Ну, это больные безумные люди. У меня однажды сложилось впечатление. Я просто посмотрела, что мы находимся, как будь-то вот в дурдоме реально, потому, что они повсеместно.

 

Дмитрий Адамков: И каждый сам по себе, хаотично как-то двигаются. Никто никому не мешает. Животные сами по себе, белки в парке сами по себе чего-то ковыряются, бомжи лежат, сумасшедшие сами по себе ходят.

 

Анастасия Адамкова: Один дядечка, лежал там вообще обмороженный.

 

Дмитрий Адамков: Холодно, температура минусовая. Ну, лежит вот попрошайничает так. То ли он не знает, то ли специально на жалость давит.

 

Анастасия Адамкова: Другие там про Бога что-то кричат. Как вот встал там на какой-то подиум, ящик, на центральной площади, около торгового центра, тоже проповедует что-то, орёт, рясу какую-то одел. Просто больные вот ходят, которые мечутся, они никого не трогают, но их очень много видно.

 

Дмитрий Адамков: Много толстых, которые ездят на электронных инвалидных креслах. Джойстик там и он едет.

 

Анастасия Адамкова: Да, на инвалидных креслах, каталки вот такие с моторчиком. Я так понимаю, что просто люди настолько деградировали, обленились. Они не похожи на инвалидов.

 

Дмитрий Адамков: То есть, вместо того, чтобы хоть чуть-чуть похудеть как-то, он купит себе кресло и будет ездить. И они ездят. Там удобно, съезды есть, пандусы. В этом плане конечно и для инвалидов там удобно. То есть опять же, бытовое – удобно, а вот суть, получается…

 

Анастасия Адамкова: Оболочка хорошая, но наполнение…

 

Дмитрий Адамков: На Новый Год мы пошли. Там вообще так не принято отмечать Новый Год, как у нас. Там основное это – Рождество католическое. Но, тем не менее, там всё равно, сказали - будет салют. Вот мы пошли на центральную площадь. Центральная площадь – там две Yonge-Dundas Square и Natan Phillips Square. Вот Natan Phillips Square, там фонтанчики, там ратуша центральная, администрация Торронто (старая новая). Вот пошли на эту площадь Natan Phillips Square. Народу было много. Я думаю, ну сейчас посмотрим салют какой-то, концерт. Пришли. У нас во дворе, по-моему, лучше стреляют, на день рождения там у кого-то. Ну, раз пять, может быть, там стрельнуло, закричали и все стали расходиться. Ни концерта, ничего.

 

Анастасия Адамкова: Пьяных было много.

 

Дмитрий Адамков: Да, молодёжь пьяная, все довольны. И всё. Вот такой вот Новый Год. Как-то не совсем это понятно. Ладно, Новый Год пришёл. Всё.

 

Анастасия Адамкова: В общем, больных людей много. Не изолированы они.

 

Дмитрий Адамков: Хорошо, они там не вооружены, как в Америке. Потому что, я не знаю как, вот стреляли бы.

 

Анастасия Адамкова: Один больной зашёл, пострелял. Недели через две, как мы уехали. Мы прилетели 21 мая 2012 года. И через неделю, две показывали по новостям, что в этом центре мужчина открыл беспорядочную стрельбу. Потом ещё в автобусе там парня застрелили. Он просто достал игрушечный пистолет. Ну, в общем, бывают случаи. Просто, наверное, не все освещаются они.

 

Дмитрий Адамков: Ну, а опять же ненормальных много, потому что они там все таблетки пьют

 

Анастасия Адамкова: Да, очень приняты антидепрессанты, марихуана. То есть, тоже как в Голландии, кофе-шопы такие, где можно покурить.

 

Дмитрий Адамков: Не кофе-шопы, а специально оборудованные места, где можно покурить. Если у тебя есть справка, что ты болеешь, рак у тебя, расстройство, то есть медицинские показания, можно туда зайти, отдохнуть.

 

Анастасия Адамкова: Они все там от депрессии мучаются.

 

Артём Войтенков: То есть можно курить наркотики что ли?

 

Анастасия Адамкова: Да.

 

Артём Войтенков: Официально разрешено?

 

Анастасия Адамкова: Нет. Но если ты будешь идти по улице, и у тебя будет заготовка в кармане, и ты можешь закурить, тебя полицейские не тронут. Школьники свободно покупают в школе, на территории школы наркотики.

 

Дмитрий Адамков: Это не считается там наркотиками.

 

Анастасия Адамкова: Как бы, не то, что официально, как в Голландии, да. Но есть вот эти магазины с этими листочками горящими. Можно все принадлежности, приспособления, аксессуары купить для этого для всего. Торгуют как полулегально. Я не знаю, не интересовалась. Но, по крайней мере запах этого дурмана, там на тротуарах есть.

 

Дмитрий Адамков: В пятницу это чувствуется. Здесь, например пиво пьют, а там так расслабляются. И это чувствуется.

 

Анастасия Адамкова: Да. На лавочках. Из паба вышел, стоит, курит. Мы много раз видели.

 

Дмитрий Адамков: В субботу. Я нашёл скверик. Там ребята, мужики, играли в шахматы. Я подошёл посмотреть, как они в шахматы играют. В общем-то, как и у нас дедульки, мужички играют. Но, только там с травой тоже. Один там достал, покурил, поделился. Вот так они отдыхают. И никто ничего не подошёл, нормально. То есть, это как бы запрещено, но, если чуть-чуть, то можно.

 

Артём Войтенков: Но не преследуется.

 

Анастасия Адамкова: Нет. Тебя шмонать никто не будет.

 

Дмитрий Адамков: Мэри, у которой я жил, она тоже частенько там покупала. И она мне сама говорила, вот пока я дома, ко мне домой никто не может зайти, чего хочу, то дома и делаю. Это частная собственность.

 

Анастасия Адамкова: И она допускает, что дети могут курить, а пить алкоголь нельзя.

 

Дмитрий Адамков: Да. Пить нельзя. Это вредно. А трава – ничего, нормально. Ну, это вот разное просто миропонимание.

 

Артём Войтенков: А антидепрессанты?

 

Анастасия Адамкова: Ну что, по рецепту выписывают.

 

Дмитрий Адамков: Ну, наверное, кто траву не хочет курить, думает, что это наркотик, ему антидепрессанты дают.

 

Анастасия Адамкова: Ну, там видимо на выбор. Мы не обращались, у нас статус был не такой, и, слава Богу, не пришлось. Ну, вот практикуется. И преподавательница Джульетта, у кого мы жили, рассказывала ещё всякие китайские практикуются БАДы. В аптеках в основном там у них БАДы продаются, в разных баночках, так это красиво всё выставлено, допинги там всякие, как у нас при спортзалах в фитнесс-центрах, как обычно, можно увидеть отдельные секции в аптеках. Но это не в таком количестве. Вот эти БАДы, все на них сидят, их выписывают врачи. То есть не какую-то там таблетку, а попробуй БАДами полечись. Ну, это мы знаем, что это БАДы, а для них они может, как-то ещё называются, витамины, может быть, полезные вещества.

 

Дмитрий Адамков: Ювенальная юстиция тоже там присутствует. Нельзя ни в коем случае детей бить или даже, не дай Бог, голос там сильно поднимешь, он может позвонить специально обученным людям, они придут и заберут его.

 

Анастасия Адамкова: Ну, может сначала предупреждение, может штраф какой-то. Потом…

 

Дмитрий Адамков: Как всё работает, не знаю. Но мнение такое: нельзя, с детьми нужно аккуратно, их могут забрать, и эти дети себя там очень отвязно ведут. Много там у них забавных каких-то, на мой взгляд – это мифы. Например, птиц нельзя кормить. Вот мы с Настей ходили по набережной. Птицы ручные, чайки, голуби, утки, лебеди, кто угодно. А у них такой миф есть, что если ты кормишь птиц, то они привыкнут и умрут с голоду, потому что тогда они не смогут есть в естественной среде. Их никто не кормит. Мы приходили. Они восхищаются, фотографируют нас, но никто не додумается зайти в магазин, купить хлеб и покормить.

 

Ещё один миф. Они думают, что простыть нельзя просто от переохлаждения. То есть, если ты заболел, значит, ты вирус какой-то подхватил. Всё. Поэтому для меня было не удивительно видеть там, когда снег или просто минусовая температура, близко к нулю - в шлёпках идут люди, или там, в шортах, например. Одеваться они не умеют вообще.

 

Анастасия Адамкова: Детей ведут. Папа, одетый в олимпийку, утеплённый вариант, джинсы, ботинки, зимний вариант и две девочки лет пять он ведёт в платьишках, курточках накинутых, на голые ноги резиновые сапоги. Без шапки, без шарфа. А у него ещё шарф такой. И вот идёт, он в метро их заводит. Я смотрю, и вообще дико. И как, ты думаешь, у человека с головой всё в порядке?

 

Дмитрий Адамков: Ну, по-нашему, да, ребёнка жалко. Но у них может какое-то другое отношение. Типа, умрёт – другого родим. Я не знаю, как они там рассуждают.

 

Анастасия Адамкова: Ну, или заболеет, вылечим таблетками. Бомжи есть, больные есть. В метро так же могут валяться, я несколько раз видела, бессознательные люди, то есть, непонятно, в каком состоянии, дурно пахнущие на весь вагон. Всё это присутствует. В Москве я даже такого не видела давно.

 

Артём Войтенков: В Москве, знаете, вот раньше было. В последнее время меньше.

 

Анастасия Адамкова: Раньше, когда я училась, в 2004м.

 

Артём Войтенков: Сейчас уже вот на порядок меньше такого.

 

Анастасия Адамкова: Мы приехали в Москву, с полгода нас не было здесь (Димы восемь, меня шесть месяцев). Мы ехали с аэропорта. Москва так расстроилась. Ещё более масштабная, ещё более продвинутая. Слава Богу, что мы здесь, что мы не там.

 

Дмитрий Адамков: Ну, лично я, например, вот, сколько я был в Канаде, пытался себя почувствовать, как дома. Ну, ведь какое-то же время, это был мой дом, восемь месяцев. Я учился, жил, у Мэри жил, в резиденции мы жили два месяца. Вот бесполезно, я ни на один день не смог себя почувствовать как дома. Ну, чужим я себя всё равно чувствовал.

 

Наших людей там много, разных людей, всё равно. Так как это страна эмигрантов, это же логично подумать, что, кто может быть эмигрантом? Тот, кому по той или иной причине не комфортно в своей стране. Или невозможно. То есть в девяностых годах действительно, многие уехали, потому что, ну кушать нечего было. Поэтому они уехали. Более комфортно себя чувствовали.

 

Анастасия Адамкова: Мы общались с украинцами. У них не было выбора. Сюда приезжают, десять долларов в кармане, живут в Basement (байсмент). Basement - это полуподвальное помещение, сдают кому попало, самое низшее звено из недвижимости, если снимать за плату. То есть жить в этом полуподвале, вообще, на еду, на аренду, и работать каким-нибудь уборщиком, заправщиком, то есть самый низший класс обслуги. Они и жили хоть как-то по пять лет, чтобы документы оформить, хоть как-то на ноги встать. Им деваться тоже некуда было.

 

Они рассказывают, что там, на Украине, так вот была семья интеллигентов, профессуры, в Киеве. Потом всё поменялось резко, они оказались на улице. А что? Кушать надо, то есть, людям элементарно, есть нечего. Всё. Маленький ребёнок. Взяли, уехали. Ну, тогда возможность была. Тоже, папа-профессор работал на заправке, машины мыл по двадцать четыре часа. Мама какой-то там нянькой, утки подносила больным. Это там тоже низшей работой считается, медсестрой какой-то или сиделкой. Ну, хоть как-то. Но там назад им дороги не было вернуться, и всё. То есть, вот такие истории бывали.

 

Дмитрий Адамков: Либо наоборот. Очень богатые русские. Уж не знаю, как они там денег заработали, кто как. Покупают там недвижимость, и – запасной аэродром. Ну, я не знаю, когда деньги есть, в любой стране можно хорошо жить.

 

Анастасия Адамкова: Или привозят, как нам сказали, семью на лето, или месяца на два. Какой-нибудь особняк покупают ближе к озеру, где лес, природа, заповедники. Дети просто дышат воздухом. Там же нет производства никакого. То есть они отдыхают и потом уезжают к себе на родину. То есть, они не бывают в TTC (The Toronto Transit Commission), не ходят по этим тротуарам с больными людьми, бомжами или геями, не общаются так вот в быту. Ну, в общем-то, у них жизнь и здесь не плохо, и там, на Украине, или в Польше, в Европе, и там, в общем-то, тоже не плохо. Поэтому, либо те, которым нечего терять было совсем, либо те, которые просто имеют возможность пожить временно. Либо бизнес.

 

Дмитрий Адамков: Ну, самое главное, что я, например, точно понял, что мы никому не нужны. Если мы сами у себя порядок не наведём, никто за нас это не сделает. И там, в Канаде с русскими просто не могут общаться. Мы другие, совершенно другие. Не знаю, у нас почему-то, наверное, думают, что Канада – это как Европа. А Европа близка к нам. Европа тоже разная бывает. Западная, восточная, южная. И вот для меня Канада – это, не знаю, почти как Китай. Что Китай – это совершенно другая страна, ни на что не похожая, что Индия другая, и Канада - то же самое. Это как другая планета. Там настолько всё намешано, настолько всё другое.

 

Европа, отдельные страны, может нам ближе: Франция, там, Италия. Тесное сотрудничество, общая история. А Канада, это даже не совсем страна, я бы так сказал, это как проект такой. Ну, как в своё время была Америка. Завезли людей, и они в общем котле варятся. Теперь, то же самое с Канадой делают. Но только туда не столько много народу пускают. Под тридцать пять миллионов, по-моему, население сейчас.

 

Анастасия Адамкова: Ну, когда там в шестидесятых строили железные дороги, линии электропередач и просто какие-то поселения, рук рабочих не хватало просто, чтобы заселить уже эту территорию. Вот у кого мы жили, у них волна эмиграции как раз послевоенная, после Великой Отечественной. Получается, она ему тётка, этому мужчине. Вот, её дети родились уже там. То есть они как канадолы по рождению. Она, говорит, мы приезжали и тут всё строили, а тут сейчас понаехали. Естественно, тогда был приток, и не важно, хоть кто ты: приезжай, живи, работай, строй, и всё. Сейчас уже закручивают эти рамки, винтики и всё. Только через большие деньги. Опять же, в бизнес ты вкладываешь деньги, в бизнес, в недвижимость, в какой-то капитал. С привлечением капитала. Сам ты там никому не нужен. Нужны твои деньги.

 

Дмитрий Адамков: Деньги есть, можно и гражданство купить за миллион долларов. Ну, ты, типа, вкладываешь в бизнес канадский, но по сути дела это покупка. Как ни назови, если есть деньги, то можно.

 

Анастасия Адамкова: Ну, ещё какие-то условия. Может полгода там ещё пожить, фактически и документы готовы.

 

Дмитрий Адамков: Много кто на самом деле, кто вот здесь жил в Канаде, и канадцы говорили, что хуже стало жить. С восемьдесят второго года, когда Канада стала независимой, и сразу стал приток населения больше. То есть раньше был как парк и города, люди потихоньку жили. Сейчас там уже много афроканадцев, чернокожего населения, азиатов много. Тот район, где чернокожее население живёт, он считается криминальным. Они там не работают. Они живут на пособие. Пособие в районе тысячи долларов. То есть, ничего не делаешь.

 

Артём Войтенков: Канадских долларов?

 

Дмитрий Адамков: Да, канадских. Он дешевле, но не сильно. Один к одному примерно.

 

Артём Войтенков: Тогда на это пособие спокойно можно жить, не работая.

 

Дмитрий Адамков: Ну, это же ничего не делаешь ты. То есть, если ты ещё чуть-чуть подработать неофициально. Но просто за ничего неделание тысячу долларов, ну можно, можно прожить. Не шиковать, конечно. Но у нас за тысячу долларов люди работают достаточно сильно.

 

Артём Войтенков: Не в столице, да.

 

Дмитрий Адамков: Не в столице, да. Но и в столице тоже бывает зарплата по тридцать, по тридцать пять тысяч.

 

Анастасия Адамкова: Ну, они и живут в соответствующих домах. И районы вот эти соответствующие дома эти многоэтажные трущобы, полу трущобы такие. Всё это захолустье такое. Серьёзно отличается от нормального района, заселённого, может быть тоже мигрантами, из Кореи, из Китая, не говоря уж про славянские там, то есть поляки и украинцы, или русские. То есть, там чувствуется разница.

 

Артём Войтенков: Ну, а те же русские, которые уезжают туда, специалисты. Я вот знаю, по нефтедобыче туда уезжали специалисты. Они вот как?

 

Дмитрий Адамков: Им переучиваться надо. Прежде всего.

 

Анастасия Адамкова: Это когда была трудовая миграция. Наверное, там предоставляли возможность выучить язык за счёт государства, естественно жильё давали. Она и сейчас существует трудовая миграция. У этих специалистов нормальные зарплаты и всё.

 

Дмитрий Адамков: Если заинтересованы в тебе, то навстречу идут. А если не заинтересованы, то там никакое наше образование не котируется. То есть, всё, надо переучиваться.

 

Артём Войтенков: То есть, если ты приезжаешь с нашим дипломом каким-то, то ты не идёшь и должен заново учиться. Ну, это, кстати, известная штука и в Европе, там тоже в некоторых странах такое есть.

 

Дмитрий Адамков: Говорят, что там высокооплачиваемые специалисты, это юристы, врачи, инженеры, программисты.

 

Артём Войтенков : Лесозаготовки ещё я читал. Лесодобыча и нефтедобыча.

 

Анастасия Адамкова: Ну, это уже не Торонто, это другая часть.

 

Дмитрий Адамков: Торонто – это в основном кафешки, торговые центры. С Московскими торговыми центрами даже совершенно не сравнить. Всё китайское, в основном американские бренды, ну и канадские какие-то там.

 

Анастасия Адамкова: Там выбора никакого. То есть, девушки меня поймут. Выбрать себе одежду какую-то, в нашем понимании, не следуя даже каким-то модным тенденциям, очень проблематично. В основном всё низкокачественное и не очень красивое. И если там есть торговые крупные центры, то в них один и тот же набор представителей этих торговых марок. То есть, ничего другого нет. Хоть ты приедь на север, на юг, на восток, на запад, везде всё, то же самое будет.

 

Дмитрий Адамков: Ну, единственное, что может отличаться, что в одном месте купили какую-то вещь, а в другом она ещё есть, ты её можешь найти.

 

Анастасия Адамкова: Да, они звонят, говорят: "Узнаем". Бутики есть, но они не находятся в таких торговых центрах, они отдельно. Там есть в центре магазин, если я не ошибаюсь, там да, представлены известные бренды дорогущие, европейские и американские в том числе. Ну, туда обычные люди не ходят, либо туристы из России, либо ещё откуда-то. Крупнейший город в Канаде, и вот так как-то. А что, тогда вопрос: как в других городах? Ещё хуже?

Вот с едой. По-моему, второй аспект, помимо языка, это еда. Вот русский супермаркет Yummy Market, он не то, что русский, но адаптированный для нас, русских, украинцев, поляков.

 

Дмитрий Адамков: Ну, видимо или украинцы, или русские когда-то туда переехали, и вот такой бизнес сделали.

 

Анастасия Адамкова: Там в основном вот, украинские, русские производители. То есть можно там селёдку купить маринованную, вот этот посол, сало.

 

Артём Войтенков: Подождите, то есть, в Канаде, в Торонто, которые стоят на озёрах, селёдки нет, что ли?

 

Анастасия Адамкова: Нет. Сельдь – она же атлантическая.

 

Артём Войтенков: Так там же Атлантика.

 

Дмитрий Адамков : Там вообще, магазины канадские, они больше как американские.

 

Анастасия Адамкова: Начнём с того, что приоритет-то в питании, культуры питания он совсем отличается с учётом населения, которое там преобладает. Заходишь в магазины, вот у нас METRO, а у них там не та сеть. Просто называется METRO (красными буковками записано). Один из универсамов крупных и супермаркетов. Вот.

 

Еда, вот где там продаётся, в основном это похоже на такой же, как если у нас зайти в отдел "Товары для животных", "Корм для животных". То есть, в этих баночках, запах специфический, то есть полуфабрикаты всё, всё вот это маркое такое, яркое такое. Ну и в итоге-то, всё, что считают съедобным там, съедобным не является. Поэтому, мы там не покупали еду, мы не могли это есть. И многие из нас не смогут это есть.

 

Дмитрий Адамков: Вот в Yummy Market с нашими людьми общались, они говорят: "Ужас, как они тут чего едят, собак даже нельзя этим кормить". В Yummy Market пирожки можно было купить, крупу, кашу сварить.

 

Артём Войтенков: Так. Подождите, то есть, в Канаде нет ни гречки, ни пшена. Так?

 

Анастасия Адамкова: В обычном магазине я не видела. А там, в этом магазине, где мы покупали продукты в основном, это были мало того, что нам привычные продукты, так они ещё и производители наши были.

 

Артём Войтенков: Ну, получается, что канадцы не едят гречки, пшена, сметаны, ничего этого нет.

 

Анастасия Адамкова: Нет. Молоко у них отсутствует живое в принципе. Как нам сказали, нет ни кефира, ни молока настоящего, только вот сухое разведённое. Которое я купила, мы хотели пюре сделать, ну просто молока, как обычно покупаем. Оно стояло три месяца и с ним ничего не произошло. То есть, оно стояло открытым пакетом в холодильнике, но обычный температурный режим. Но там не отчекрыжилась субстанция никакая, оно не покрылось плесенью, оно не свернулось, оно не закисло, то есть, как оно было куплено, так оно и стояло, в общем-то, я его выкинула. Мы его не пили, потому что я попробовала и поняла, что это что угодно, но это не молоко. И нам объяснили, что у них нет вообще молока в принципе, это растворённые сухие смеси.

 

Дмитрий Адамков: Ну, потому что оно может прокиснуть, и люди могут отравиться.

 

Анастасия Адамкова: Да бактерии же возникнут. И вот они считают, что это может быть опасно для жизни и здоровья человека.

 

Одно дело, когда ты слышишь, что говорят, вот фастфуд, вот ГМО, трансгены, трансфаты. Одно дело – это где-то там. Когда ты находишься вот в этом и ты пытаешься приготовить более-менее адаптированную к себе еду из того, что есть, это просто невозможно. То есть, я беру сливочное масло, а оно вот как ГСМ, оно прилипает к слизистым оболочкам, оно не растворяется, и у него такой привкус.

 

Китайский чеснок, который в принципе не даёт чесночного аромата, запаха и при нагревании вообще не похож ни на что. Хлеб какой-то вообще резиновый, для тостов, он хранится по полгода. Мне вот это на вкус даже не пришлось никак. Мы не могли питаться этим. Мы выживали тем, что в Yummy Market покупали и готовили, что могли.

 

Дмитрий Адамков: Получается, около Yummy Market не будешь жить всю жизнь. Что это такая за жизнь около магазина, в котором, хоть чего-то есть более-менее похожего на нашу еду.

 

Артём Войтенков: Ну, то есть, он единичный как бы.

 

Дмитрий Адамков: Там ещё есть магазины. Но это не сеть.

 

Анастасия Адамкова: По-моему он там один. Люди из другого конца города, русские, приезжали и затаривались.

 

Артём Войтенков: То есть, получается, там и кисломолочных продуктов нет, сыра.

 

Анастасия Адамкова: Сыры есть, но какие-то опять европейские, или местные. Но из чего они сделаны, если у них нет молока? Я не знаю, я не покупала.

 

Дмитрий Адамков: Но мы потом в Yummy Market только и ходили.

 

Анастасия Адамкова: Проблемы с пищеварением начались. Потому что там общепит каждый день – это тоже невозможно. Это глутамат натрия, он тоже сразу даёт о себе знать, определённые последствия, им всё это напичкано. И азиатскую кухню мы тоже каждый день не можем есть.

 

Дмитрий Адамков: Нас как-то там спасала в центре в основном, азиатская кухня и вот фаст-фуд, всякие там макдональдсы, пиццы. В азиатских хоть суп можно поесть с креветками, хоть что-нибудь там жидкое, суши там какие-то. Но и всё. То есть русские рестораны можно найти в районе, где русские живут, на севере Торонто, но это единично. Но в центре в основном азиатское, или канадское или американское фаст-фуд, или китайские какие-то кафешки. Всё. То ли наших не пускают туда, я не знаю.

 

Артём Войтенков: Понятно. В общем, с едой, как и в других странах, опять-таки сложности.

 

Анастасия Адамкова: И опять трансгены и трансфаты, но если ты хочешь эко или органик, то заплати побольше. Но что-то я разницы особой не почувствовала. Что эти помидоры водянистые и хранятся неизвестно сколько, чеснок тоже не понятно, но стоит дороже может на два доллара, на три. Ну, в общем, чувствуется, что обман.

 

Артём Войтенков: А вы говорите - не обманывают в Канаде.

 

Анастасия Адамкова: Не обманывают, может быть в плане каких-то махинаций, юридически значимых действий. А вот так вот, в торговле…

 

Питание отразилось на организме и у Димы, и у меня определёнными изменениями. Потом я приехала в Россию, меня мама родная не узнала, что вообще произошло. На коже, на весе отражается. Проблемы с кожей, с волосами, с циклом женским, желудочно-кишечный тракт.

 

Дмитрий Адамков: Потому что мы, может быть, в этом плане даже ближе к растениям. Вот мы как здесь родились, как привыкли к этому воздуху, к этой еде. И всё, организм уже ему не объяснишь, что вот тут уже, в Канаде по-другому.

 

Анастасия Адамкова: А ему другого и не надо. Это мы решили вот так жить. А ему другого и не надо.

 

Дмитрий Адамков: А люди, к сожалению, этого не понимают. Они вот каждый живёт своими иллюзиями, образами. И думают, что кто-то там возвращается, ну неудачник там может быть. Я считаю, что как раз наоборот. Каждый должен, если хочет пожить в Канаде и понять, надо-нет, то он сам должен лично съездить и узнать, лично для него как это там будет. Не кто-то там приедет и расскажет. Потому что кому-то там нравится английская культура во всех её проявлениях. Но мне, например, не нравится. Я ничего против не имею. Англичане, американцы сами по себе. У них своя культура, может быть хорошая, может быть плохая - кому что. Мне моё нравится. Мне очень жалко было просто понимать. Опять же, я всегда историю любил в школе. Я просто вспоминал разные этапы исторические нашей страны. Я пытался понять, почему у них так, у нас так, и почему мы никак не можем жить нормально. Хотя вот совершенно очевидно, что люди в Канаде, ну явно не умнее нас. Но живут почему-то лучше.

 

Анастасия Адамкова: Наверное, им дают жить лучше. Позволяют.

 

Дмитрий Адамков: Ими управляют так, как нужно. А у нас необычная страна, да.

 

Анастасия Адамкова: А может быть и они не задумываются, почему у них так сложилось, как складывается.

 

Здоровье. Как нам объяснили насчёт здоровья. Мы же узнавали информацию. Что нам сказали? Сначала ты идёшь к Family Doctor (семейный доктор), если что-то случается (ну это как у нас терапевт, всего по чуть-чуть). И там, может быть даёт какие-то направления на обследования, если всё серьёзно, элементарные анализы. И он выписывает первое что, как больничный типа, справку и рецепты. Потому что ни одни препараты такие более-менее, у нас-то они все в общем доступе продаются в аптеках, - там проблемно купить, только рецепт, а если антибиотик, то тем более. Ну и начинают, эти БАДы, таблеточки разные, разноцветные, разноразмерные, в одну кучу. Вот и лечат. Про такой аспект, как беременность, рассказали следующее, что там не кладут на сохранение. Если происходят какие-то непредвиденные ситуации, - значит, так и быть.

 

Дмитрий Адамков: Бог дал – Бог взял.

 

Анастасия Адамкова: Да. То есть никакого обследования, и меры никакие не предпринимаются. То есть всё идёт естественным образом.

 

Дмитрий Адамков: И там вообще можно остаться без медицинской помощи. То есть, опять же наша преподаватель (кореянка), она говорила, что её там какая-то знакомая приехала, какое-то время жила в Канаде, у неё рак обнаружили. Приходит, ей нужно операцию делать.

 

Ей говорят: "Ну, в очередь вставайте"

Три или четыре месяца в очереди.

Она говорит: "Так я же умру за это время"

Они говорят: " Ничего не можем сделать. В очередь". Она поехала в Корею, на родину, сделала операцию и приехала. Но это же не все так могут сделать: уехать за тридевять земель, сделать операцию и вернуться.

 

И вот ещё один такой случай я тоже вспомнил, который опять же характеризует нас, как русских, на мой взгляд, и их. И вот почему мы друг друга вряд ли сможем понять, пока либо мы на английском не заговорим, либо они на русском. Потому что это мировоззрение отличается. То есть мы в школе ILAC’е (International Language Academy of Canada) разговаривали про еду. Вот какая еда, в какой стране: суши, у бразильцев своё. Я естественно говорил как в России. Вообще сложно было объяснить, какая еда в России. Мы едим всё: овощи, фрукты, мясо. Но вот как это объяснить, что у нас вкусно, и с разных культур, там и шашлыки и чего только нет.

 

Я уже знал тогда про Yummy Market, говорил про квас, про морс, про пирожки. И спросил: "Вы не пробовали пирожки?" Пельмени там и борщ они знают, потому что напротив ILAC’а какие-то русскоговорящие сделали магазин-кафе и там есть борщ и пельмени. Про это они чуть-чуть знают.

 

Я говорю: "Я могу угостить вас пирожками. Я знаю магазин русский, там пирожки есть: с капустой, с мясом, на мой взгляд, лучше, чем пицца или гамбургер, они более полезны, они вкусные".

Они: "Ну да, да".

 

То ли они как-то несерьёзно восприняли, а я-то серьёзно воспринял. Сходил в Yummy Market, купил там квасу две бутылки (вкусный квас), пирожков там, долларов на тридцать я там набрал. Всем хватило, я всех угостил, пришли преподаватели.

 

Я говорю: "Вот, пожалуйста, угощайтесь". Они не могли понять, что всё это бесплатно, что вот я угощаю.

Они говорят: "Какой-то праздник, или что?"

Я говорю: "Нет, это бесплатно, без денег, я просто хочу частичку России вам показать. Вы же не пробовали?"

Они говорят: "Нет".

- "Вот, я принёс попробовать".

И мне-то казалось, что это просто нормальное поведение. А у них это в голове не укладывается. Ну, они это попробовали, все же вежливые, воспитанные, все сказали, что это хорошо. Но на самом деле я не знаю. Вроде бы понравилось.

 

Анастасия Адамкова: Большинству нравится. Я у себя в группе тоже угощала.

 

Дмитрий Адамков: Квас тоже, так интересно. Вот эта Джульетта говорила, что (я ей бутылку кваса подарил, она отнесла домой) они там все попробовали, и у каждого своё мнение сложилось о квасе. Её папе показалось, что это на соевый соус похоже, её маме, на кока-колу похоже, ей там показалось, что ещё на что-то.

 

А им как вот описать, что такое квас? Я говорил, что типа как пиво, только безалкогольное. Очень тяжело такие продукты описать, которые для нас кажутся очень простыми, очень обычными, что ли. И вообще всё, что нас окружает здесь, оно вроде как само собой разумеющееся, но когда ты этого лишаешься или ограничиваешься значительно, совсем по-другому оцениваешь.

 

Артём Войтенков: Конечно, чтобы понять цену, надо потерять.

 

Дмитрий Адамков: Поэтому, в общем-то, да, им всем понравилось: и квас и пирожки.

 

Анастасия Адамкова: Они были удивлены, что это вот просто так, от души.

 

Артём Войтенков: То есть, там такого как-то нет.

 

Анастасия Адамкова: Да. Каждый сам по себе. Достал ланч, открыл, съел, никто никому ничего не предлагает.

В салоне по уходу за красотой (девушки тоже меня поймут) надо же подстригаться, как-то поддерживать себя в нормальном виде. Я же не могу, как канадка пребывать в таком непонятном состоянии. Элементарно, маникюр, я это всё умею сама. Единственно я себя не подстригу ровненько, не покрашу, чистку кожи лица не сделаю. Хотя бы элементарные вещи, маникюр, педикюр, депиляция. Мастера, мягко говоря, безрукие там.

 

Дмитрий Адамков: И опять же я так понимаю, что они так же, как с TTC. Они знают, что вот надо делать, но что у человека особенности бывают, они не думают об этом.

 

Анастасия Адамкова: Ну, вот они получили сертификат, что они умеют педикюр делать. То есть, что я получила в результате? Я пожалела, что я обратилась к ним. Первый раз меня и подстригли и покрасили неудачно. Я потом ещё подбирала краску такую обычную, в магазине покупала.

 

Дмитрий Адамков: Это ещё и тяжело объяснить на английском языке, чего ты там хотел.

 

Анастасия Адамкова: Ну, вот вроде как объяснили, все друг друга поняли, но в итоге. Ей всё равно. Она сделала свою работу. Будь добр, заплати по прайсу, плюс ещё чаевые.

 

Вот про чаевые мы не сказали. Начиная с ресторана, вот эти все сферы услуг, десять пятнадцать процентов минимум, и не важно, понравилось или нет. Ты считаешь, что тебе даже и цента жалко оставить, а не пятнадцать процентов от стоимости. С чего я должна оставлять, если мастер криворук и вообще ему всё равно на результат, если он знает, что получит эти пятнадцать процентов. Если я их не оставлю, то как будто я их из кармана у неё забрала. Ну, у них видимо система оплаты труда такая, что какая-то ставка, а остальное всё формируется из чаевых. Ну, получается да, я его могу понять, что забрала, получается. Ну, и результат никакой, я вообще была в шоке, что такое можно вообще сделать. Если человек вот как-то профессионально или что, он пришёл с улицы и назвал себя мастером по маникюру, педикюру или как там и считает, что он правильно всё делает. И то, что результат не соответствует какому-то ожиданию. И, в общем, я разочаровалась. И потом это не было уже открытием, и в отзывах я посмотрела, почитала, и с людьми пообщалась, что да, там люди не умеют оказывать такие услуги. Многие женщины сталкиваются вот с такими вот трудностями и недовольны.

 

Артём Войтенков: Странно как-то, с одной стороны, клиент всегда прав, западное вот это вот.

 

Анастасия Адамкова: Вот: сфера услуг и цивилизация. Как вот это?

Были мы в ресторане, приличном ресторане в Торонто, азиатская кухня, Spring Rolls. Заказали роллы, обстановка, очень качественное обслуживание. Ну, приносят нам заказ. Роллы я специально выбирала, я всегда выбираю по составу роллы, суши и прочее. А в одних должно быть крабовое мясо. Я выбираю, смотрю, ну нет там крабового мяса. Я уже один развернула, в профиле его нет. Может оно там где-то спряталось с краешку? Я развернула - нет, второй разворачиваю - нет. Мы зовём официантку, в чём дело? Я говорю, ну вот открываю меню, читаю состав. Она: "Ой, секундочку, я сейчас к повару". Или там к администратору, - я не знаю.

 

Дмитрий Адамков: Мы говорим: "Ну, вы нам какую-то скидку сделайте, это же ваш недочёт получается, мы же вас поймали, вы нас обманули".

 

Анастасия Адамкова: Потому что роллы с крабовым мясом на порядок выше стоят, чем обычные роллы с огурцом или с крабовыми палочками, согласитесь. Потому что крабовое мясо, это приличный такой материал для изготовления роллов.

 

Ну и они нам говорят: "Мы вам сделаем скидку".

Приносят нам счёт, и что там? Два с половиной доллара они посчитали. Она сказала двадцать процентов вначале.

 

Дмитрий Адамков: В России я сталкивался с такой ситуацией. Извините, извините, и пятьдесят процентов стоимости, либо это блюдо, в котором вы обнаружили, его просто не считают, например. Ну, или разные варианты бывают.

 

Анастасия Адамкова: Либо заменяют на аналогичное, и делают всё правильно. То есть, масса вариантов, три как минимум.

 

Дмитрий Адамков: А там конкретный вариант, вот мы посчитали, раз оно не положено, вот мы высчитали минус два с половиной доллара. Ну, мы ему пытались объяснить: "А ничего, что вы нас обманули? Мы хотели вот такое, а принесли вот такое. Мы могли…" Бесполезно. Дошло до директора. Пришёл директор: "Ну, всё правильно, не положено, мы вам его и не посчитали". И опять же это проблема не в языке, а в мировосприятии получается.

 

Так же я ботинки себе купил, дорогой бутик, ботинки нормальные. Я их сначала нормально одел, буквально на час одел, походил и понял, что они меня не устраивают. Как у нас? Приходишь, объясняешь, и либо деньги вернут, либо на другие поменяешь. Нет там всё: "Вы ходили в них".

 

Я говорю: "Ну, подошву можно протереть и всё. Хотите я протру?" Нет и всё. То есть покупатель не прав. Я так и не смог объяснить, законов я не знаю. Здесь у нас можно на закон о защите прав потребителей сослаться. Как это проверить, стоит, или не стоит, заморачиваться я не стал. Просто в очередной раз, с рестораном, с ботинками, с салоном красоты, бытовые мелочи, с которыми сталкиваешься, и начинает складываться более реалистичная, более сложная картина. Не просто всё, как хотелось.

 

Анастасия Адамкова: А нам говорят, цивилизация, всё, клиент всегда прав, за клиента все борются, конкуренция честная, клиента готовы там целовать и на руках носить. Ничего подобного. Деньги заплатил, всё. До свиданья. Никому там ничего не докажешь, если тебя что-то не устраивает. Ну, это твои трудности. Сделай так, чтобы тебя это устраивало. Они деньги получили и всё. Чек пробили.

 

Дмитрий Адамков: Коррупция там тоже сеть. Там вроде как, то ли мэр Торонто, его жена владелица сети пиццерий, Пицца-Пицца называется, канадская. Ну и вот люди говорят, что не случайно мэр Торонто и его жена владелица. Это не так сильно обсуждается и уровень коррупции не такой гипертрофированный, как у нас, но, тем не менее, а куда эта коррупция денется? Она так же есть. Если есть деньги, если есть капитализм. С ребятами с нашими и не с нашими общался: это же, говорят логично. А как, кто будет читать резюме твои, если они будут знать кого-то, то они там десятерых, которых знают, посмотрят резюме, чтобы лишний раз не заморачиваться элементарно. Поэтому, конечно там своих советуют или лоббируют и всё.

 

Артём Войтенков: Ну, как и везде собственно.

 

Анастасия Адамкова: Америку мы там не открыли.

 

Дмитрий Адамков: Там русские с русскими в основном живут, индийцы с индийцами. Такси индийцы оккупировали там, водители такси. И там всё как-то поделено. Русские: торговые центры, рестораны, своих берут, устраивают. Потому что вот там как раз, мне кажется, русские объединены, потому что они в такой среде, в таких условиях. Не будешь объединён, ну будешь ты один жить. Потому что с канадцами там сильно не договоришься. Они наоборот очень сильно переживают, что у них рабочие места отнимают, приезжают неизвестно кто неизвестно откуда. Хотя у них конечно, на мой взгляд, преимуществ больше. Они язык знают. Пока там мы язык выучим. Люди, которые там долго живут, говорили, что лет пять нужно, чтобы язык более-менее нормально выучить. А так, чтобы хорошо, ну лет десять может быть.

 

То есть, должно быть как, на мой взгляд? Учишь язык. Опять же, как аристократы наши, учили язык, ездили за границу – его практиковали. Это другой подход совершенно. Таким людям конечно легче жить.

 

А если люди, которые английский язык или плохо знают, или как бы считается на среднем уровне. Я, например, в книжке читал, что уровень семи восьми летнего ребёнка язык, как у нас считается, он хороший. Поэтому уровень уровню рознь. Одни так считают, другие так считают, а на самом деле, просто в этой академии ILAC, там просто как с детьми с нами разговаривали. А как они могут ещё с нами по-другому, если у нас словарный запас такой и больше он не будет, благодаря их школе.

 

Артём Войтенков: Ну, та школа, я так понимаю, это просто делание денег и всё.

 

Дмитрий Адамков: Да. Это и делание денег, Это бизнес. Чётко видно. У нас таких школ тоже много. Там чего только ни придумывают. И книжки специальные и методики специальные. И всё по сути, ходи и учи, и как можно дольше. Опять же в советское время другая были система: главное знания и применение этих знаний. Ну, сейчас всё поменялось. Сейчас главное деньги.

 

Поэтому, я считаю, Канада не социальное государство, если там медицина платная и образование платное, уже автоматически не социальное государство. Если есть деньги при медицинских услугах, то те люди, которые лечат, заинтересованы, чтобы те люди, которые приходят лечиться, чтобы постоянно болели. Чтобы был бизнес. Так же и с образованием. Вот и всё. Поэтому Канада не исключение. Не отличается ничем ни от Западной Европы, ни от Америки, тем более. По крайней мере, Торонто, как дальняя провинция такая Америки.

 

Анастасия Адамкова: В самолёте мы летели, когда обратно, я уже узнала как раз, про аналоги наших детсадов. Женщина рассказывала, что очень проблемно с малолетним ребёнком, когда его пора оформлять в ясли, допустим, или вот в начальную группу в детский сад. Она сказала, что очень проблемно, в том, что тебе же надо работать, тебе же надо кредиты платить, страховки, платить по счетам. А девать его некуда, потому что тоже всё это платное. К вопросу о социальности государства. Всё это стоит приличных денег, такие же очереди присутствуют, и его до четырёх лет, до того, как он пойдёт в эту школу, как предшкольная подготовка, там всего идёт по три или четыре часа в сутки. Но остальное время, где должен быть ребёнок? Ты же не можешь, если говорить о полной трудовой занятости, пристроить ребёнка на три часа, если тебе надо дальше думать, кто с ним будет находиться рядом. Либо ты, и ты не работаешь. Поэтому надо тоже выбирать и всё это платно. То есть, няню нанимать, это приличных денег стоит, не каждый может себе это позволить, далеко не каждый. Какое-то заведение частное тоже денег стоит. Поэтому, вот, социальное государство, куда девать детей маленьких? И работать тебе надо.

 

Дмитрий Адамков: Часто вспоминал тоже Михаила Николаевича Задорнова, все вот эти его рассказы, то, что он говорит - тупые. Ну, они не тупые, они просто примитивные, как дети, например. Для них создали условия, и они там живут и не знают проблем.

 

Потом, когда мы приехали, пошли на его концерт в первую неделю. Совсем по-другому воспринимается. Если я, например, не до конца верил в то, что он говорил, то потом, уже после Канады, намного больше замечаешь вот этих всех нюансов.

 

Пожалуйста, вспомнил один момент про бюрократию. Если говорят, что вот всё в Канаде там всё рассчитано, всё отлично. Я покупал iPhone в Apple, через сайт заказал, и мне должен был прийти по тому адресу, где я находился в Канаде. Ну, пришёл он. Но только меня дома не было, я был в школе, в ILAC’е. И они оставили уведомление, что они приезжали, iPhone пришёл, заберите его. Мы с Мэри приезжаем в этот офис FedEx’а (Федекс).

Я говорю: "Вот я. Я всё заплатил. Вы приезжали, меня дома не было. Пожалуйста, можно мне iPhone получить? "

Они говорят: " Нет "

- "Почему нет? Вот паспорт, деньги, я всё заплатил. Вы приезжали ко мне туда, куда я вас просил"

Они мне: "Ну, вы же сейчас не дома?"

- "Ну, правильно, я же к вам приехал".

- "У нас по инструкции вы должны быть дома".

- "Ну, какая разница, я же здесь, паспорт, вот, я здесь сам"

Они: "Ну, у нас по инструкции".

Мэри там разозлилась, стала звонить в Apple, в главный офис FedEx’а. Ну, ей только сказали, что всё правильно они говорят, вас же дома нет.

Я говорю: "Ну, вы привезёте в понедельник, меня же дома опять не будет"

- "Ну, кто-то же будет дома, он получит"

- "Ну, послушайте, вы хотите сказать, что кот откроет дверь, и вы какому-то коту вручите мой iPhone? Я сам пришёл. Вот паспорт вам показываю"

- "Нет. У нас по инструкции вы должны быть дома"

Я не смог добиться, чтобы они мне отдали. Они показали, что вот он пришёл, всё с номерами совпало, но мы вам его не отдадим.

- "Вот кто-нибудь будет там в понедельник? Мы привезём. Вот нам нужно по адресу вручить"

- "Ну ладно. Хорошо"

 

В итоге я школу прогулял ради того дня. Они привезли, я получил его, расписался, проблема была решена.

 

Я как юрист разложил им по полочкам, но всё бесполезно. У нас инструкция и всё.

Это у нас вот может, есть инструкция, а есть и здравый смысл. Там нет. Если даже здравый смысл противоречит инструкции, инструкция превыше всего. Видимо поэтому, когда я учился, было гражданское право. Курьёзы рассказывали про инструкции, когда там: "Не сушите кошек в микроволновке".

Ну, это для таких, которые не думают, а что может быть с кошкой, если её засунуть, она же может там погибнуть. А это же не предусмотреть всё. Что можно, что нельзя. Ну, здравый смысл какой-то должен быть.

 

Анастасия Адамкова: Да. Не прислоняйтесь к горячим предметам, можете получить ожоги.

 

Дмитрий Адамков: И видимо это специально так сделали из людей – таких. И теперь их пытаются переучить. А почему сделали? Наверное, потому, чтобы они там не бунтовали. Они там спокойно каждый занимается своим делом. Все чего-то учатся, а чему учатся?

 

Анастасия Адамкова: Все чего-то работают. А чего работают, что они делают? Сфера какая? Ну, какая там сфера? Банковская, какие-то офисы, сфера обслуживания, водители, уборщики, менеджеры, бизнес.

 

Дмитрий Адамков: Кстати по автомобилям. Там автомобили, в основном, американские, и японские есть, есть немецкие, чуть-чуть британских, корейские ещё есть, китайских нет автомобилей, французских нет. Там считается, что немецкие машины дорогие. В основном машины подержанные. Новых машин мало. Это в Москве вот, как бы нормально, новенькую взять машинку. Там нет, там, в основном подержанные, и в основном американские. Много машин, как в Америке, этих пикапов больших, внедорожников.

 

А так вообще, ну что в Канаде такое, что знаменито на весь мир? Ну, BlackBerry телефоны делают, которые там, ну я не знаю сколько они занимают процентов рынка телефонов. В основном конечно iPhone у всех, ну есть BlackBerry . Нокия, Самсунг или что-то такое, практически нет. В основном у всех iPhone. Ну, так как-то принято, что iPhone лучше всего.

 

Анастасия Адамкова: Нет, iPhone не каждый может себе позволить. Это дорого. HTC у них канадские, BlackBerry , а в основном - обычные звонилки.

 

Дмитрий Адамков: Ну, в кредит, по крайней мере, может. HTC у них есть канадский, да.

 

Анастасия Адамкова: iPhone – это подростки там ходят, приезжие.

Опять же приезжие.

 

Дмитрий Адамков: Велосипеды канадские знаменитые, но это не в Торонто. То есть, Norco, Kona. Канадский сироп, Кленовый сироп. Ну, это в Квебеке в основном делают. Они лидеры чуть ли даже не в мире, по-моему. Ну, потому что клён растёт там в основном.

 

Анастасия Адамкова: Они, по-моему, для хоккея ещё что-то делают. Клюшки там.

 

Артём Войтенков: Страна на этом не проживёт, на клюшках.

 

Дмитрий Адамков: Я тоже считаю, что в Калгари есть тоже какие-то там заводы, может по переработке нефти. Но, я думаю, что там из Америки всё привозят. Там даже до такой степени, что даже около Нью-Йорка есть электростанция, и там года три или четыре назад была авария. Так и в Торонто света не было, потому что они очень сильно взаимосвязаны. Ну и всё. Там света не было, люди чуть с голоду не стали умирать. Там три дня, что ли света не было. Там ЧП, сразу воду стали привозить на вертолётах, еду. Ну, опять же наши бы люди, я не знаю, как-то разобрались бы чего делать, шашлыки бы может, начали жарить.

 

Анастасия Адамкова: Ну, украинцы нам так и рассказали, что они вышли на дворик свой и барбекю там устроили, пиво из холодильника, мясо разморозили. А те всё, Макдональдс закрытый, интернета нет, пиццы не поесть, этот фаст-фуд. Всё, стоп. Электричества нет.

 

Дмитрий Адамков: И нельзя огонь там разводить. Везде газовые стоят горелки и вот там на этих барбекюшницах газовых жарить. Всё. Огонь нельзя, может быть пожар. Но мне, например, не нравятся шашлыки на газовом вот этом, там и вкус другой, и всё по-другому. Нельзя. Тогда пожарники могут наказать.

 

Артём Войтенков: В смысле даже в своём доме.

 

Анастасия Адамкова: Да, барбекюшницы вот эти, они все на газу.

 

Дмитрий Адамков: Поэтому не знаю уж, где больше демократии и свободы: у нас или в Канаде? Там всё как бы прослеживается.

 

Анастасия Адамкова: Вот ещё про природу можно сказать. Мы не были в тех заповедниках, которые на весь мир знамениты. Вот эти пейзажи, огромные озёра вот эти, ели вот эти вековые, сосны и прочее и прочее, может и медведи гуляют. Но вот, по крайней мере, пригород, и парковая культура на территории города. Газончик, да, вот эта травка, она искусственная вся такая, идеальная.

 

Дмитрий Адамков: Там даже не пахнет как вот у нас после дождя, например.

 

Анастасия Адамкова: Да, там нам разница эта очень показалась. Трава не пахнет, земля не пахнет. Мы весну застали, когда листики начинают появляться, деревья оживают – запаха природы нет.

 

Дмитрий Адамков: Как у нас весной пахнет, цветочков даже когда не так много, весной пахнет у нас. Там такого нет. Не знаю, ранетки или какие-то яблони цветут, цветочки, красиво, но по ощущениям…

 

Анастасия Адамкова: В общем, там земля не пахнет. Не знаю почему, но когда мы сюда прилетели, очень была разница заметной. Вот в аэропорту мы вышли, этот воздух, он прямо насыщен, ну машины-то понятно, но даже пыль, она пахнет так вот особенно. Потом вот, уже ближе к лету, дожди шли, вот эта жара, и всё вот это на солнце, землёй, дождём, травой, - они такие яркие запахи. Там – как будто вакуум, как всё стерильно и всё искусственно. Почему? Мы не знаем. Для нас это до сих пор загадка.

 

Я приезжала вот в деревню, в область, я просто кайфовала, от того, что все запахи я вот эти чувствую настолько резко, у меня прям голова закружилась. Там такого вообще нет.

 

Дмитрий Адамков: Ну, на улицах чисто конечно. Но чисто как? Там производства если нет, оно и чисто. Ходишь в ботинках, можно и не мыть, они чистые. Но грязно в плане того, что бычки есть, бумажки есть, и люди-то никуда не делись, которые там живут. Вот приехали, например, эмигранты, у них другая культура, у чернокожих например. Может жвачку кинуть на асфальт, можно и бычок кинуть. Конечно, это ходят, убирают. Но чисто не там где убирают, а там, где не мусорят. А как вот людям объяснить? Они же там адаптироваться не могут.

 

Анастасия Адамкова: Да им всё равно по большому счёту. Они как живут, так и живут. День прошёл, и слава Богу.

 

Дмитрий Адамков: С Настей несколько раз мимо школы на велосипеде проезжали. Там велосипеды покупали, катались. На велосипеде удобно кататься, хорошо там, по обочине, в парке. В этом плане, конечно, всё отлично. И вот, мимо школы проезжаем, ну вот средняя школа, общеобразовательная, выходят и каждый на своём языке начинает разговаривать: китайцы на своём, индусы на своём. Ну, не знаю, как вот они там это всё изучают. На половину или не совсем полностью. Если там какая-то, мне кажется, критичная будет, они, кажется, не смогут даже договориться. Как там себя вести в той или иной ситуации. Потому что, слишком разные люди, разные понятия и разные языки.

 

Артём Войтенков: Штука-то в том, что в школе не слишком хотят чему-то научить.

 

Дмитрий Адамков: Вполне возможно – да. Книжки они там не читают. Все в основном играют во что-то на iPhone или на iPad’е.

 

Анастасия Адамкова: Да, создалось такое впечатление. Да они все подростки, они все какие-то потерянные, абстрагированные от всего.

 

Дмитрий Адамков: Они без цели. Я не знаю, какие там у них приоритеты, но точно не жениться там или детей воспитать, какую-то хорошую работу найти. Они как застыли в каком-то одном возрасте, от пятнадцати до тридцати лет и вот живут себе сами спокойно сами по себе.

 

Анастасия Адамкова: Кинотеатры тоже. Мы про музеи говорили, про выставки, архитектуру и культуру. Кинотеатры.

 

Я приезжала двадцать пятого декабря, как раз была премьера "Шерлок Холмс", вторая часть, как я помню. Западный фильм. Он там был в прокате. Мы улетали двадцать первого мая, он до сих пор там шёл. У нас фильмы показывают по полгода? Ну, премьера, недели три и всё. И потом в каких-то, набираешь поисковик, смотришь, ищешь, если уж там вдруг хочешь его посмотреть. Там шло максимум пять фильмов, даже в одном из самых крупнейших.

 

Дмитрий Адамков: Три или четыре кинотеатра.

 

Анастасия Адамкова: Даже не мировой прокат. Не знаю из чего эта программа. Я ещё по новостям слышала про сети кинотеатров, они вообще банкротятся. Они прогорели, обанкротились, у них даже нет денег, чтобы закупить в прокат вот эти плёнки по лицензии, и вот они показывают всякую лабуду, извините, дешёвую. Дешёвую, и никому не интересную. Дело даже не в том, что это массовый или не массовый фильм. Просто вот за полгода можно было посмотреть на выбор пять фильмов.

 

Дмитрий Адамков: Ну, немного, да. И там ассортимент другой, опять же. У нас больше фильмов, несмотря на то, что тоже американские, но более широкий спектр, можно из чего-то выбрать. Там более узко.

 

Анастасия Адамкова: Я не хочу сказать, что я киноман заядлый и мне он жизненно необходим, но просто сопоставляю. Приди там у нас, ну я не беру Москву, в обычный другой региональный центр, где есть хоть несколько кинотеатров. Там, в прокате как-то меняются программы, людям есть выбор. Там, я говорю - вот пять фильмов максимум. Ну, мы, сколько там пытались попасть на какой-то там другой интересный фильм, бесполезно. Показывают один отстой, и этот отстой повторяется из месяца в месяц, годами он там идёт и ничего не меняется. Вот так. Страна сказка.

 

Артём Войтенков: Сказка. Вот именно, что сказка. А как в жизни, так получается по-другому. А вы туда ехали с желанием поучиться и остаться там поработать? Когда наступил вот этот перелом, что вы решили, что нет, мы хотим обратно.

 

Анастасия Адамкова: Месяца три с половиной.

 

Дмитрий Адамков: Когда я понял, что в этом ILAC’е я не закончу до сентября. То есть я приехал в октябре, и я по всем моим подсчётам, раз они себя позиционируют так, что типа за год можно хорошо выучить язык. Я думал, что до сентября я должен выучить язык, и в сентябре поступить в колледж. Ну, сходить там в колледж, посмотреть, как они там учат, думал, может быть там в университет. Ну, в ILAC’е я сразу понял, что университетом тут и не пахнет, тут только колледж. А какой колледж? Стал смотреть один, другой, собирать информации. Сходил в колледж, посмотрел, как там образование идёт и всё. И я понял, что в ILAC’е, в апреле я понял, что я не успеваю заканчивать до сентября, а это значит, а это уже оставаться до Нового года. Там в некоторых колледжах в сентябре, а в некоторых к Новому году могут взять. Ну, там зависит от программы, от факультетов.

 

И я понял, что я не хочу оставаться тут ещё на полгода, учить неизвестно что, неизвестно зачем, и за какие деньги. Я просто решил, что мне просто хватит. Язык я повторил, сертификат есть. Я понял, что мне проще здесь учить, на второе высшее поступить и английский язык здесь где-то учить в дополнение ко второму высшему, чем учить в колледже то, что нас в шестом, седьмом классе учат, и это учить на английском языке и какие-то тесты там писать. Ну, просто я сопоставил и понял. Зачем мне там жить? Я посмотрел, понял, что это не то, что тут везде принято считать о Канаде. Просто вводят в заблуждение людей и всё.

 

Анастасия Адамкова: И получается сертификат, с которым ты будешь в кафе официантом работать, в банки тебя не возьмут. Вот и проучился как раз, три с половиной месяца и когда уже было понятно, к чему мы движемся, мы уже всё поняли, что мы ни к чему не движемся.

 

Дмитрий Адамков: Через четыре месяца, через полгода мне уже было понятно.

 

Анастасия Адамкова: С колледжем стало понятно месяца через три с половиной. Потом уже начались бытовые эти все открытия такие, по всем сферам жизни там пребывания. И одно к другому, у нас как пазл сложился, эта картиночка вышла, и мы сказали – нет, мы здесь не останемся.

 

Дмитрий Адамков: Пожили, посмотрели, всё конечно хорошо, пусть они там сами дальше живут. Но это не для меня. Я туда ехал просто посмотреть, понять вот что ж всё так рекламируют Европу и Канаду. Но на личном опыте просто вот посмотрел, послушал, пообщался и понял, что нет.

 

Анастасия Адамкова: Наши ожидания не оправдались. Зато теперь, вот кто-то, если мне рассказывает, что вот в Америке жили и живём, или вот знакомые там уехали, живут, все так счастливы. Мне не надо эти сказки рассказывать. Я могу многим сама рассказать, как там всё прекрасно.

 

Дмитрий Адамков: И люди могут говорить, что они счастливы, просто возвращаться некуда или ошибку тяжело признать. Поэтому они там делают вид, что они счастливы, а на самом деле ещё не известно.

 

Анастасия Адамкова: Мы таких счастливых не видели. Они душой отдыхают у себя на родине, на Украине или в Польше, в России. И сказали, если что случится, ну ничего не будет, они уедут, даже не задумываясь.

 

Дмитрий Адамков: На самом деле, мы, сколько с людьми общались, мы видели, тяжело, вот нашим людям тяжело там. Они все, всё равно говорят, что они ездят домой отдыхать. Там они учатся, работают, но чисто душевно, психологически им тяжело там.

 

Стала Канада жить хуже, мы стали жить лучше и всё: все вернутся сюда. По крайней мере, наши. Их там особо ничего не держит, ну закроют бизнес, какой есть, и всё. Все в основном всё равно сюда ездят, друзья здесь, родственники в основном здесь.

 

Анастасия Адамкова : Да и земля родная. Все говорят, что домой всегда тянет. Никто там особо так не считает Канаду своим домом и себя в своей тарелке. Всё равно все работают, у всех серые будни. Каждый день за днём, всё - то же самое, деньги, кредиты, проживают, на родину уезжают, у кого как получается, сколько отпуск и всё. Возвращаются, дальше работают. И все готовы уехать. Ну, мы с украинцами общались, поэтому я говорю вот, про украинцев.

 

Ну, мы не та эмиграция. Не в тот период мы приехали. Просто, нам получилось и здесь есть что терять. У нас был путь к отступлению.

 

Дмитрий Адамков: Там, конечно иллюзия, что ты можешь быть устроишься на работу, может быть, возьмёшь кредит, может быть, купишь. А здесь всё есть. Самое главное родной язык, образование, не надо переучиваться. Ну, дополнительно, да можно там как-то выучиться. Но здесь уже много чего есть, а там всё заново. Всё заново в другой стране и другой язык, а это очень существенно. Совершенно другая ситуация, как, допустим, переехать из Екатеринбурга в Москву или из Питера в Москву, или из Москвы в Тулу. Это две разные вещи. Из России в Канаду или из России в Западную Европу, в Америку - это две совершенно разные вещи. Потому что здесь даже логику людей можно понять, нас объединяет история, много что объединяет. А там – нет. Это каждый может понять, приехав в Москву или приехав в ту страну, куда хотел.

 

Анастасия Адамкова: И приспособиться уже автоматически можно. Если из провинции приезжаешь, можно к мегаполису привыкнуть, и то у нас не все привыкают, потому что ритм такой бешеный. А это абсолютно всё другое, дело даже не в густоте населённости города, вообще по всем показателям. Даже нельзя сравнивать.

 

Дмитрий Адамков: Я хотел бы дать совет тому, кто считает, что можно уехать в Америку или в Канаду, или в Европу, надо сначала съездить ненадолго, хотя бы пожить там три-шесть месяцев, тогда можно уже будет говорить с человеком, понравилось или не понравилось. А так, сидеть тут и рассуждать, как там хорошо и замечательно…

 

А с деньгами, в любой стране хорошо жить. А когда без денег и ещё людей не понимаешь ни язык, ни логику их, то, совершенно сложно становится.

 

Анастасия Адамкова: Короче ужас, сейчас вспоминать это. Мы так забывали это, как кошмарный сон. Первое время, от слова Канада меня просто встряхивало, на самом деле, как красная тряпка для быка. И это конечно огромный опыт. Спасибо родителям и такой возможности, что у нас появилась, судьба так распорядилась, жизнь пошла. Единственное, ужасно было жалко, когда мы поняли, что нас обманули, что мы сами себя обманули, так получилось. Жалко времени. Это невозможно объяснить. И вот та пропасть, которая возникла, когда забываешь язык. Вот я когда первое время устраивалась на работу, даже не могла писать. То есть, юридический язык, он специфический. Чтобы грамотно сформировать свои мысли, нужно…

 

Когда ты начинаешь читать книгу, ты понимаешь, что тебе трудно её читать, потому что речь, она настолько деградировала, что ещё чуть-чуть, и ты разучишься говорить на собственном языке. И ты превращаешься в собаку, которая всё слышит и понимает, но высказать ничего не может. Это на самом деле очень страшно, и ощущение языка, оно потом настолько… Вот когда мы вернулись, первое время, слышим русский, у нас буквы по словам раскладываются в голове и не можешь это объяснить.

 

Дмитрий Адамков: Как будто был вот в тумане, в тумане, и потом вот всё, туман исчез, и ты так ясно и чётко начинаешь видеть и понимать. Это такой кайф просто. Не надо думать, как поставить слова, чтобы тебя правильно поняли. Это уже просто автоматически же разговариваешь, ну за тридцать лет, понятно, отточен. А там, ну как ребёнок. Ну, там вообще как с детьми. А как они могут.

Многие ребята уезжают обратно, потому что ну не могут они там тоже так же жить, морально тяжело, и им скучно просто там. Вот из Питера ребята уезжали, из Москвы.

 

Анастасия Адамкова: Да, создаётся вакуум, это можно охарактеризовать, как вакуум какой-то, информационный, пространственный. Такое чувство, что ты изолирован. Мы съездили в Монреаль дважды. Всё, дальше то там особо и ехать некуда, там фермерские поселения какие-то.

 

Дмитрий Адамков: В Квебек мы съездили. На Ниагарские водопады - это красиво, это природа. То, что там было и до англичан, когда там индейцы жили. Природа - да, красивая, но я считаю, в России гораздо можно интереснее места найти.

 

Анастасия Адамкова: Да, до границы США, и всё, и потом вот как зона строгого режима. Я, слава Богу, не была там, но для меня это какое-то заточение. Вот тебя посадили на эту территорию, всё. Дальше никуда ни уехать, ни убежать, ни пойти, ничего другого.

 

Дмитрий Адамков: Ближайшая страна – это Америка. В Европу далеко ехать, это дорого. Ну, на Кубу там может быть летают. Ну, Куба, Доминикана и Америка, всё, из Канады больше никуда. Я сразу вспоминал мультик Пиноккио. И там вот такой момент был, мальчиков там плохих зазывали в страну в какую-то, и они потом в ослов превращались. Конфетки обещали или ещё чего-то, дурили. И они деградировали и в ослов превращались. И я этот момент как-то вспомнил, такой красноречивый. Думаю, надо же, как интересно получается.

 

Артём Войтенков: Правда жизни.

 

Анастасия Адамкова: Для меня это прямо чувство изолированности какой-то. А ещё это шоу Трумэна?

 

Дмитрий Адамков: Шоу Трумэна с Джимом Керри, как он там за стеклом жил.

 

Анастасия Адамкова: Вы это видели, как реалити-шоу по всему миру. А он-то думал, что вот это его семья, его работа и его город маленький. Он там живёт и работает. А как он попытался покинуть этот его городишко, который ему наскучил за тридцать лет своей жизни и нигде в общем-то за пределами его не был. Он был окружён водой, и ему просто организаторы шоу не давали эту попытку. И это было вот шоу Трумэна, только в нашем варианте. Мы себя почувствовали в западне в какой-то, из которой надо срочно выбираться. Иначе ничего хорошего не выйдет из этого.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (874 мб)
Видео MP4 640x360 (337 мб)
Видео MP4 320х180 (187 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (40 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (163.62 КБ)
FB2 (297.28 КБ)
RTF (372.11 КБ)

Как живёт Канада 1

Опыт настоящей канадской жизни.
Дмитрий и Анастасия поехали в Канаду для изучения английского языка - они были уверены, что погружение в английскую языковую среду помогает быстрому изучению иностранного языка. Однако канадская реальность оказалась совершенно иной, чем представлялось из России.

Контейнер

Смотреть
Читать

Дмитрий Адамков

Как живёт Канада 1

Видео http://poznavatelnoe.tv/adamkov_canada_1

 

Собеседники:

Дмитрий Адамков

Анастасия Адамкова

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Как вы вообще попали в Канаду изначально? В каком году это было, и как вы туда поехали?

 

Дмитрий Адамков: Я попал в Канаду первого октября 2011 года (я туда приехал), был до 21 мая 2012 года. Мне сестра говорила и знакомые говорили, что такая замечательная страна, можно там поучить английский язык, потом поступить в колледж или в институт, можно эмигрировать или устроиться там на работу - в общем, хороший вариант для того, чтобы рассмотреть.

 

Я решил начать просто с того, чтобы поучить английский язык, потому, что бытует у нас мнение, что английский язык очень хорошо учить (якобы чуть ли не лучше всего) в стране носителей языка. Я с этим частично согласен. Очень важно: какая страна - носитель языка. Потом, когда находился в Канаде, я понял разницу, что английский в Англии совсем не то, что английский язык в Америке и совсем не то, что английский язык в Канаде, и в Австралии. Это разные английские языки. У всех свои есть диалекты, говоры. Часто англичане не могут понять даже американцев и американцы, соответственно, англичан.

 

У Канады в этом плане что-то среднее между американским и английским. Так как это страна эмигрантов (Канада), то у них там английский язык - что-то среднее. Эмигранты - люди из разных стран, которые как-то умеют говорить на английском языке. Вот, они как-то и общаются: с диалектами, с акцентами, все с ошибками в основном разговаривают, если, конечно, не канадцы и не эмигрирующие британцы. Индейцы со своим акцентом разговаривают, китайцы вообще, по-моему, там особо на английском не разговаривают. Они живут там в своём районе и всё.

 

Анастасия Адамкова: Диаспора.

 

Дмитрий Адамков: Я решил посмотреть. Никогда за границей не жил, хотелось съездить, посмотреть, потому что по телевизору и везде у нас информационное такое направление людям дают, что якобы нужно ехать в Европу или куда-нибудь за границу.

 

Артём Войтенков: В ту же Америку.

 

Дмитрий Адамков: В ту же Америку, да, в Канаду - куда-нибудь, только из России. Я решил поучить язык съездить, приятное с полезным совместить. И посмотреть страну и на своём личном опыте убедиться: прав я или не прав в отношении Канады. Я, конечно, читал какие-то путеводители, рейтинги смотрел, смотрел телевизор - картинка, конечно, очень хорошая в отношении Канады. Но на самом деле, как выяснилось, не всё так гладко, как они бы хотели. Желаемое за действительное выдают.

 

Артём Войтенков: То есть, Дмитрий, Вы приехали в Канаду учиться? Основная цель была учиться?

 

Дмитрий Адамков: Да, учить сначала английский язык. Затем я думал, может быть, в институт поступлю. В Канаде я понял, что мне, чтобы в институт поступить - это лет пять точно надо там учить английский язык. Сразу я приземлился быстренько.

 

Анастасия Адамкова: И забыть про русский.

 

Дмитрий Адамков: Думал, может быть, в колледж, там проще. В колледж я мог бы поступить, если бы ещё полгодика поучил английский язык. Там гораздо проще программа. Я читал, знакомился, даже посещал: раз или два был в Seneca. Колледж такой есть - одним из лучших считается в Торонто. Я очень был впечатлен. Например, там программа такая: международный бизнес. У меня так знакомый учился, он договорился, мы с Настей пришли туда. Почти год отучились ребята. Первый курс этого колледжа из трех лет - два или три года там учатся. Два года, я не знаю, чему там учат. Но три, вроде, серьёзнее. Они год отучились. Мы были как раз в апреле 2012 года там, почти перед отъездом. После этого я ещё больше убедился, что делать там нечего: посмотрели, погуляли, язык поучили и всё.

 

Анастасия Адамкова: Образование соответствующее.

 

Дмитрий Адамков: В этом колледже урок: поделили группу на две части. Одна из них доклад делала про Англию, вторая - про Тайланд. Не знаю, как они выбирали эти темы, но выбрали. Азиатские с европейскими странами сравнивали. Полтора часа эта пара была. Выступала одна группа, про Англию говорила, другая - про Тайланд. Каждый какую-то свою часть доклада сказал, принесли какие-то продукты (тайские и британские), чаепитие сделали. Как внеклассное чтение, открытый урок, презентация. Я не понял вообще, при чём там международный бизнес?

 

Анастасия Адамкова: Слайды показывали, фотографии.

 

Дмитрий Адамков: О чём угодно говорили - про Британию, про Тайланд, но ни слова о бизнесе. О танцах каких-то, о чаепитии английском...

 

Анастасия Адамкова: Национальные валюта, ресурсы, территория. Такие географические данные уровня восьмого класса.

 

Дмитрий Адамков: Национальная валюта - да, может и имеет отношение к бизнесу.

 

Анастасия Адамкова: Такие географические данные уровня восьмого класса.

 

Дмитрий Адамков: Да. Я, например, помню, седьмой-восьмой у нас в школе. А там это учат в колледже. Потом встал преподаватель, итог подвёл, ахинею пронёс, что "управляйте информацией, тогда вы будете на высоте мира" (что-то в этом роде). Причём преподаватель, по-моему, индийского происхождения и с таким, хорошим акцентом. Вообще там много преподавателей (это страна эмигрантов), канадцы они или новые канадцы, но они не рождённые канадцы. Люди говорят, что там удобно жить тем людям, которые родились в Канаде. А те, которые приехали, они всё равно до конца не могут адаптироваться, потому что разные совершенно культуры, разный менталитет, разный язык. Когда язык учишь, ты должен как бы перецифровывать: ты здесь на русском мыслишь, думаешь, понимаешь, а там - на английском, потому что на русском никто не умеет думать. Они поэтому и учат думать на английском и рассуждать. Я, например, так и не смог. Потому что там многие такие, для меня не логичные моменты, вещи. Я в силу своего опыта, понимал, что они не правы. Но как я мог объяснить им? Я там не спорил, конечно, но для меня часто был такой конфликт понятий.

 

Например, в этом в ILAC’е (International Language Academy of Canada - Международная Лингвистическая Академия Канады, одна из лучших языковых школ...

 

Анастасия Адамкова: В мире.

 

Дмитрий Адамков: Ну, вроде как в мире. Но в Канаде - точно одна из лучших. Там есть Каплан школа ещё и ILAC (офис в Ванкувере и в Торонто). Я учился в Торонто. Могу сказать, что канадцев-учителей у нас вообще не было. Были эмигранты из Британии, был у меня учитель из Шотландии. У Насти, по-моему, тоже из Шотландии. Нил у тебя был, да?

 

Анастасия Адамкова: Из Шотландии. Но он не эмигрант. Он приезжает, на полгода контракт заключает, отработает, получит деньги и уезжает домой к жене, к родителям.

 

Дмитрий Адамков: Китаец у меня был учитель - английскому меня учил.

 

Артём Войтенков: Ничего себе. 


Дмитрий Адамков: Он, по-моему, из Гонконга (это же вроде провинция британская). Джульетта, она кореянка, жила в Австралии, потом они с семьёй эмигрировали в Канаду. Она про Австралию еще рассказала интересно, что это такая, по сути дела, деревня. В Сиднее, например, два "старбакса" (Starbucks) в центре и всё. И все около этих двух "старбаксов" тусуются. В Канаде, конечно, получше в этом плане. Там всё-таки Америка ближе. Как потом выяснилось (с людьми общались, что-то читаешь, смотришь), все жители Канадцы, они в основном живут в пределах линии сто пятьдесят-двести километров от США.

 

Анастасия Адамкова: Линия границы как раз проходит.

 

Дмитрий Адамков: Всё. Дальше там холодно, неудобно жить. Аборигены, местные чукчи, может быть, индейцы остались - туда просто, вполне возможно, не добрались просто французские, английские колонизаторы. Всё.

Пять крупнейших городов: Торонто первый, второй - Монреаль, третий - Ванкувер, Оттава и Калгари. Два - западное тихоокеанское побережье. Ванкувер - крупнейший город в провинции Британская Колумбии, Калгари находится в соседней провинции Альберте.

 

Анастасия Адамкова: Там нефть и газ. Там в основном работают русские эмигранты - специалисты в этой отрасли, которые и заселяют эту провинцию.

 

Дмитрий Адамков: И в Торонто тоже есть и русские, и украинцы, поляки, выходцы из Советского Союза разные, в том числе и евреи есть, которые в 90-х годах эмигрировали туда: кто-то в Израиль, кто в Канаду.

 

Анастасия Адамкова: Ванкувер, как нам сказали, полностью китайский.

 

Дмитрий Адамков: В Ванкувере мы не были, но ребята, с которыми мы общались: японцы, корейцы, с канадцами я общался даже. То ли они по телевизору слышали где-то, то ли бывали, но говорят, что Ванкувер - 75% азиатов.

 

Анастасия Адамкова: Которые когда-то приехали: бизнес и живут. Всё. Они уже получили документы, они - полноправные граждане, но живут диаспорой и разговаривают, естественно, на своих языках.

 

Артём Войтенков: Настя, а Вы как попали в Канаду: вместе поехали, или там познакомились?

 

Анастасия Адамкова: Дмитрий был первый (на три месяца раньше приехал, потому, что визу раньше оформлял. У меня была идея раньше (до знакомства с моим мужем) уехать в Италию, для начала учиться там. Мы встретились, так совпало, что Дмитрий уезжал, я уезжала. Мы решили вместе поехать. Поэтому Дмитрий первым уехал (визу получил), потому что он оформлял долго визу. Мне повезло. Мне за полтора месяца выдали визу (буквально в конце августа начала заниматься этим вопросом). Визу оформили, и я 25 декабря прилетела.

 

Дмитрий Адамков: А я месяцев шесть или семь получал.

 

Артём Войтенков: Это туристическая виза или учебная?

 

Анастасия Адамкова: Студенческая. Причём мне выдали сразу на год её.

 

Дмитрий Адамков: А мне на полгода.

 

Анастасия Адамкова: Потому что всё зависит от запланированного курса обучения. Если ты оформляешь курс, проплачиваешь школу допустим полгода, три месяца, то от этого зависит срок твоего пребывания. Миграционная служба или посольство даёт тебе визу побольше.

 

Артём Войтенков: Понятно, и побыстрее.

 

Анастасия Адамкова: Наверное, да: чем больше денег вкладываешь в их образование, видимо, так, работают.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Давайте с образованием мы договорим. Вы учились где? Вы вместе в одном в ILAC’е?

 

Анастасия Адамкова: Да. В одном заведении. Это Лингвистическая Академия (для меня это школа). Приехала 25 декабря, под Рождество католическое, под Новый год. С начала января у меня началось обучение.

 

Дмитрий Адамков: А я с октября там начал учиться и до мая доучился. Настя, по-моему, до апреля.

 

Анастасия Адамкова: До апреля, да.

 

Артём Войтенков: Там учат чисто языкам или ещё какие-то есть дополнительные предметы?

 

Анастасия Адамкова: Нет. Только язык.

 

Дмитрий Адамков: Не языкам, а языку английскому. Я думал, что Лингвистическая Академия, Канада. В Канаде же два языка: английский, французский - ничего подобного: там только английский язык.

 

Анастасия Адамкова: Например, мой преподаватель был из Шотландии. Он объяснял нам именно различие между американским английским American English и "English" English ("английским" английским). Там существенная разница, если углубляться, если поставить перед собой цель говорить на более идеальном языке и в совершенстве. Смотря где, ты собираешься находиться. Если это Америка, ты должен стремиться к американскому произношению: американский сленг, характерные фразы. Если это английский, то уже другой уровень языка, произношение и диалекты.

 

Артём Войтенков: Нет, ну, это слышно. Я, например, слышу, если говорит англичанин или американец. Я не очень хорошо знаю язык, но я всё равно слышу. Англичанин говорит более чётко, ясно и понятно (я же английский в школе изучал). А американец не чётко.

 

Дмитрий Адамков: Да. Так и есть. Английский, на мой взгляд, он более красивый язык...

 

Анастасия Адамкова: Более чистый, классический.

 

Дмитрий Адамков: Именно потому, что он звучит по-другому, более как-то проговаривают всё-таки хоть как-то буквы, слова.

 

Анастасия Адамкова: Так что, получается, мы были в разных группах. Я учила английский, а Дима... Вам Джульетта объясняла более "американский" английский, насколько я знаю? Я уже позабывала....

 

Дмитрий Адамков: Нет (она из Австралии). Она говорила, что в Австралии больше "английский" английский. Поэтому я учил английский язык.

 

Анастасия Адамкова: Все стремятся к английскому языку. Всё зависит от уровня преподавателя. Если он сочтёт нужным объяснить студенту такие тонкости.

 

Артём Войтенков: Всё равно получается, что вас учили не коренные носители языка.

 

Дмитрий Адамков: Да. В этом-то и проблема.

 

Анастасия Адамкова: Нилу, он из Шотландии, он шотландец, а не англичанин.

 

Дмитрий Адамков: И с артиклями проблема, когда в учебнике написано правило как применять. Начинаешь спрашивать, как практически применять: один говорит так, другой так. Тот, который "американский" английский, он по-другому как-то, наверное, видит применение этих правил. А английский - по-другому. У них хороший ответ всегда есть: "Вы больше разговаривайте, больше читайте и вы разберётесь". Я говорю: "Ладно. Это всё, конечно, хорошо, но какие-то правила должны быть? Русский, например, язык. Вы его не выучите, хоть сколько читайте, разговаривайте - грамотно не выучите, потому что у нас есть правила, есть какая-то система. Проще учить язык, когда есть система. Потом уже потихоньку каркас складывается, мясо нарастает на каркас. У них так не принято. Во-первых, эти преподаватели, они не филологи.

 

Анастасия Адамкова: Это всё выяснилось потом.

 

Дмитрий Адамков: Я думал, что, может быть, у них есть какое-то образование филологическое. Как они могут языку учить? А это просто обычные люди, владеющие языком, с каким-то высшим образованием (даже не педагогическое) или колледж закончили. И они, когда учат языку, я спрашивал (я-то думал, что они лингвисты): "Почему так или так?"

- "Потому что мы так в школе учим и всё".

 

Анастасия Адамкова: Да. "Нам сказали, что вы должны говорить и писать так, мы и пишем - мы запомнили".

 

Дмитрий Адамков: "Вы-то в школе учили, а мы-то как должны понять? Как понять, что здесь так применяется, а в этом случае вот так?"

"Ну, это только с опытом".

 

Анастасия Адамкова: Это где-то через два началось вот такие тонкости. Потому что первое время - это адаптация в любом случае. Во-первых, ты как турист прибываешь сначала, смотришь, радуешься. Потом начинается быт и сопоставление жизненных ситуаций.

 

Дмитрий Адамков: Почему у нас так, у них так. И многое, что становится понятным: и по языку, и по культуре, и по еде.

 

Анастасия Адамкова: Картинку, которую видел в книге или в Интернете, она не накладывается на то, когда ты видишь, пребывая в этой стране.

 

Дмитрий Адамков: В Интернете фотографии красивые, примерно, так и есть. Но всё равно на фотографиях, на мой взгляд, часто лучше выглядит, чем на самом деле.

 

Артём Войтенков: Конечно. Это же реклама. В рекламе должно быть лучше, чем на самом деле.

 

Дмитрий Адамков: Я думаю, что, если Москву так же пофотографировать грамотно, красиво, - не хуже будет, чем Канада.

 

Анастасия Адамкова: Да, не показывать житейские трудности, дворы, неухоженные территории, люди, которые валяются на улице иногда (хотя это в Москве редко (бомжи), смотря в каком районе). Там тоже это есть: и заплёванные тротуары, и бычки, и пакеты летают. Если район, где чернокожее население преимущественно проживает, там вообще - ужас.

 

Дмитрий Адамков: Азиатское население...

 

Анастасия Адамкова: Ты сразу выпадаешь из того представления этой Канады чудесной. Это совсем другое.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Мы к этому возвратимся. По обучению вы ещё что-то хотите сказать?

 

Анастасия Адамкова: С чего началось вот такое разочарование? Во-первых, система преподавания в корне нас не устраивала и результат тоже: сначала какой-то прогресс был, потому что там каждые две недели тестирование. Если у тебя есть прогресс, то, естественно, уровень повышается. Я уже забыла, как они там называются...

 

ДмитрийАдамков: Intermediate, Upper Intermediate, Pre-Advanced, Advanced.

 

Анастасия Адамкова: То есть это повышение уровня языка.

 

Дмитрий Адамков: Я начал с Intermediate, по-моему. Это, как бы, средний уровень. Я шесть лет не разговаривал на английском языке с института. Когда я в Екатеринбурге жил, я там поучил полгода, в языковую школу походил, чуть-чуть вспомнил. Последние пять лет до Канады я английский не учил и сразу на средний уровень попал.

 

Анастасия Адамкова: Там тоже такой вопрос. Как люди, которые не учили с носителями язык, и его не использовали? Наши заграничные поездки (отдых) - это обычный разговорный: "Привет, как дела? Можно воды?"

 

Дмитрий Адамков: И в Канаде то же самое. Там разговаривают простыми словами, обычным языком. Там никто, как Андрей Ильич Фурсов не разговаривает. Там большинство канадцев просто бы не поняли, если бы там с ними разговаривали. На обычные темы, очень примитивные. Не знаю, как в институтах.

 

Анастасия Адамкова: В колледже мы убедились, что тоже ничего такого сверхъестественного.

 

Дмитрий Адамков: Там учились люди, у них английский даже хуже, чем у тех, кто в ILAC’е учился на Pre-Advanced. Я как думал? Что сначала уровни повышаются и если у тебя уже уровень высокий, ты идёшь в колледж.

 

Артём Войтенков: Академия, а потом колледж что ли? То есть колледж выше академии?

 

Дмитрий Адамков: Мы думали, что в этом ILAC’е (языковая академия, но мы её школой называли) выдают какой-то сертификат международного образца.

 

Анастасия Адамкова: Который должен быть в любом заведении. Если ты хочешь подтвердить уровень владения языком, он является основным официальным документом, имеющим юридическую силу, который гарантирует, что ты, такой-то, такой-то, имеешь уровень языка такой-то.

 

Дмитрий Адамков: Что учился, прошёл тесты и какой-то уровень. Ничего подобного. Можно учиться хоть до посинения.

 

Анастасия Адамкова: Ты платишь деньги и учишься, учишься без конца. Хочешь - пять лет сиди там и совершенствуйся.

 

Дмитрий Адамков: Саудиты там сидит по два года.

 

Анастасия Адамкова: Государство им оплачивает эту всю программу.

 

Артём Войтенков: Сколько лет там всего учатся - два, три года?

 

Анастасия Адамкова: В языковой школе?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Анастасия Адамкова: Неограниченное количество. Оказалось, что это частная языковая академия, где просто бизнес на студентах делают таким образом. Системы никакой.

 

Дмитрий Адамков: Считается, что за год можно выучить язык так, чтобы пойти в колледж (но не факт, что за год получится).

 

Анастасия Адамкова: Да, но для того ты должен заниматься по четыре часа в сутки, можешь дополнительные какие-то ещё сорок минут взять. Всё остальное время ты должен сидеть в библиотеке, читать, совершенствоваться, практиковать свой язык - и жди результата.

 

Дмитрий Адамков: Как совершенствоваться? Пообщаться там мало с кем получается на английском языке. Они все сами по себе живут как-то (люди), индивидуально.

 

Анастасия Адамкова: Вот, мы приехали (студенты). Не будем же мы общаться с местной интеллигенцией - о чём? И вообще, как мы с незнакомыми людьми? Мы же не станем на улице поговорить. В библиотеке тоже: ты взял книгу, читаешь. Я могла уже на тот момент (месяца три проучилась) взять элементарную книжку или книжку для третьего класса их детей и прочитать. Я понимала смысл. Но для того, чтобы ты получал образование и дальше искал работу себе и общался на равных, этого недостаточно. И сколько можно лет потратить, чтобы достичь этого, при этом не разговаривая на родном языке и не думая уже на нём. Получилась такая пропасть: ты ещё не владеешь их языком, так и русский уже утрачиваешь.

 

Дмитрий Адамков: Да, русский стали забывать.

 

Анастасия Адамкова: Потому что это тоже элементарный русский (между собой) - бытовой. Письмо теряется. Это очень страшно.

 

Дмитрий Адамков: Практиковать его надо. Через три-четыре месяца начинаешь вместо русских слов английские какие-то вставлять. Их, может быть, и проще применять, но это же неправильно. Я-то хотел и русский не забыть, и английский ещё выучить. А здесь получается....

 

Анастасия Адамкова: Хотя бы английский более совершенно. А получается с того уровня, который мы получили здесь, в России (в школе, в институтах) мы продвинулись не существенно.

 

Дмитрий Адамков: На два уровня буквально продвинулись и всё.

 

Анастасия Адамкова: Это вообще очень странно. Тогда мы начали задумываться: почему так?

 

Артём Войтенков: То есть "погружения" не получилось?

 

Анастасия Адамкова: В бытовом уровне - может быть.

 

Дмитрий Адамков: Да. Причём такое стремительное. Я думал, что читать, разговаривать буду. А с кем разговаривать? Только с преподавателем, чуть-чуть на улице с кем-то. А так, чтобы с утра до вечера... Я первые два месяца жил в семье местной. Там заключают договор со школой.

 

Анастасия Адамкова: Да, со школой заключается контракт, что семья предоставляет место для студента.

 

Дмитрий Адамков: Можно было в резиденции, типа, в гостинице, которая принадлежит этому ILAC’у. Мы с Настей пожили потом два месяца в этой гостинице. А до того, как Настя приехала, я пожил в семье, и думаю: язык же надо учить, надо разговаривать. Там была Мэри.

 

Анастасия Адамкова: Британка.

 

Дмитрий Адамков: У неё Джордж - сын шестнадцатилетний, Кайли -четырнадцать лет, девочка. Разведена с мужем. Детей я почти не видел. Они, так, периодически приходили. Они вообще общаться, по-моему, не умеют. То ли там система образования такая. У них какое-то время препровождение: просто прийти, телевизор посмотреть, пиццу какую-то съесть и уйти.

 

Анастасия Адамкова: Да, Интернет, телевизор и ещё одна у них забава есть.

 

Дмитрий Адамков: Траву они курят. У нас тут люди пьют, а там так отрываются. Вроде, как запрещено, но разрешено по пятницам.

 

Артём Войтенков: Говорить-то на английском языке в семье получилось?

 

Дмитрий Адамков: Нет.

 

Анастасия Адамкова: Бытовой: про еду, про кино с Мэри периодически.

 

Дмитрий Адамков: Я думаю, она просто даже физически не смогла бы говорить на каком-то классическом английском языке о литературе или ещё о чём-то.

 

Анастасия Адамкова: О политике, может быть.

 

Дмитрий Адамков: У неё другие представления о мире, обо всём. Поэтому точек соприкосновения крайне мало.

 

Анастасия Адамкова: В общем, ограничились только тем, что мы получили, может быть, углубленные знания бытового языка и всё. Дальше надо было двигаться вперёд. Когда наступил этот момент, начали разбираться: почему с тестами застряли на одном уровне? Pre-Advanced, да?

 

Дмитрий Адамков: Я на Pre-Advanced застрял.

Анастасия Адамкова: Дальше мы не двигаемся. Недели идут. Деньги идут. Мы же тоже рассчитываем. Мы же не может бесконтрольно платить средства свои личные, а результата никого. Должен какой-то быть результат. Мы старались, в библиотеке сидели, пытались между собой - мы на русском переставали общаться. Но это очень тяжело психологически. Иногда кажется, что это на грани бреда.

 

Дмитрий Адамков: Это бред, на самом деле. Одно дело учить язык с самого детства, как у нас аристократы учили, практиковались за границей, а другое дело, когда ты двадцать пять лет говоришь на одном языке и тут вдруг неожиданно стал пытаться говорить на другом языке, тем более со своим же человеком. Меня не переставало покидать ощущение, что я какой-то ущербный, ограниченный. Как инвалид какой-то: вот, было у тебя две руки, вдруг неожиданно стала одна рука. Определённым образом это влияет на твою дальнейшую жизнь автоматически. С языком то же самое. И книжку не прочитать, какую ты хочешь.

 

Анастасия Адамкова: Да, по уровню, а не детскую.

 

Дмитрий Адамков: Потому что уровень такой, что если взять среднестатистическую здесь на русском языке прочитать. А на английском языке я бы её в три-пять раз дольше бы читал, потому что надо было бы в словари заглядывать, какие-то дополнительные слова учить. И во всём, даже бытовом уровне сложно...

 

Анастасия Адамкова: Начали разбираться - следующий этап был. Я даже не помню, с чего так получилось, то ли Джульетты (у своей преподавательницы) спросила по поводу этого тестирования, экзамена и сертификата, который там выдают: что это за сертификат.

 

Выяснилось случайно, что этот ILAC эта International Language Academy of Canada, академия, она даже не имеет права, у неё нет лицензии экзаменовать своих студентов. Не что там каких-то, а даже своих студентов на знания английского языка, то есть того языка, который они там преподают.

 

Дмитрий Адамков: То есть, грубо говоря, "филькина грамота", которая выдаётся ILAC’ом - автограф этого директора и всё.

 

Анастасия Адамкова: Да. Печатают на цветном принтере, с готовым клише подписью директора.

 

Дмитрий Адамков: Но выглядит красиво всё, и печать.

 

Анастасия Адамкова: А у тебя есть, кстати? Ты можешь показать?

 

Дмитрий Адамков: Да, есть. Сейчас принесу.

 

Анастасия Адамкова: Эта бумажка, она, получается, не имеет никакой силы. Она ничто не подтверждает. Я могу дома таких напечатать много, всяких. Мы были в шоке. Сам факт, что это учебное заведение не имеет права проводить аттестацию своих учащихся.

 

Дмитрий Адамков: Вот такая "филькина грамота" (показывает).

 

Анастасия Адамкова: То есть закончен курс (курс идёт две недели), ты продляешь его либо останавливаешься. Где ты остановился, дают тебе этот документ.

 

Дмитрий Адамков: Это всё при нас распечатывали. Автографы там или заранее ставят, не знаю.

 

Артём Войтенков: Двадцать девять недель обучения и Pre-Advanced II Level уровень так и остался?

 

Дмитрий Адамков: Я до него дошёл с Intermediate.

 

Анастасия Адамкова: Сколько ты проучился там недель и вот, твой текущий на тот момент, когда ты закончил учиться уровень.

 

Артём Войтенков: Так почему уровень-то не вырос?

 

Дмитрий Адамков: Нет, у меня вырос. Я-то с Intermediate начал. Там же не показано, с какого он вырос. Там показывают, как закончилось: Intermediate, High-Intermediate, Pre-Advanced I, Pre-Advanced II.

 

Анастасия Адамкова: Получается четыре уровня.

 

Дмитрий Адамков: Опять же, там уровни так разбиты специально.

 

Анастасия Адамкова: У них же своя оценка этих уровней: их правила, их критерии оценки, их эти документы. Если прийти в МГИМО - на сайте информация в открытом доступе, кто желает, может позвонить узнать. Мы интересовалось: сорок тысяч весь курс в МГИМО, три месяца. Так лучше туда пойти учиться. Плюс: они имеют право, и ты имеешь право сдать у них этот экзамен, тебе дают ILS, TOEFL - сертификат, который действителен по всему миру, а не эту бумажку, которую... Куда её? На стену?

 

Артём Войтенков: Бумажка, кстати, самая обыкновенная. Только печати красивые и всё.

 

Анастасия Адамкова: Я даже не помню, с чего это всё началось. Я просто помню, что начала в Интернете искать, с нашими учебными заведениями сопоставлять: какие вообще документы подтверждают, что ты владеешь тем или иным языком.

 

Дмитрий Адамков: Просто Настя - юрист, и как юрист стала рассуждать: должен быть какой-то документ.

 

Анастасия Адамкова: У нас есть институт итальянской культуры, если я не ошибаюсь (когда я интересовалась этим вопросом), ты можешь прийти к ним, обучиться, они экзаменуют и дают тебе действующий сертификат (документ), с которым ты приезжаешь и можешь в любом учебном заведении в Италии подтвердить знания своего итальянского языка. Ты можешь его выучить сам, прийти и сдать (подтвердить). Я начала опять это всё проверять. Что есть доказательство того, что ты знаешь? Где он ценится? Где он приветствуется и будет действителен?

 

Дмитрий Адамков: Чтобы как-то спланировать в дальнейшем.

 

Анастасия Адамкова: Выяснилось: ILAC не может выдавать таких документов.

 

Дмитрий Адамков: Поэтому они выдают свои документы. У них свои договоры со своими колледжами, например, Seneca, George Brown. У них там свои программы есть. После Pre-Advanced можно перейти на Advanced. Английский в ILAC`е разделяется на несколько направлений. Advanced - это последний уровень или там ещё High-Advanced есть (высший " Advanced"). Advanced в переводе с английского "продвинутый", Pre-Advanced - значит, "предпродвинутый".

 

Анастасия Адамкова: Да, читаю и могу изъясняться (со словарём, наверное).

 

Дмитрий Адамков: Те, кто хочет в колледж, они идут на Pre-degree. Pre-degree - это предподготовка к колледжу. Я переходил с общего английского на Pre-degree, разница в том, что там они сочинения пишут или какие-то тесты и устные консультации с преподавателем.

 

Артём Войтенков: Сколько часов вообще в день занятий?

 

Дмитрий Адамков: С девяти, по-моему. Четыре часа у меня было, по-моему, общего английского (в классе занятие). У всех так. Сначала начинается как? Тест пишешь, попал на Intermediate, например, или на какой-то уровень.

 

Анастасия Адамкова: Они отсеивают студентов таким образом. Кто-то остаётся, кто-то переходит на уровень выше в другую группу. Распределяют по группам и по преподавателям.

 

Дмитрий Адамков: Четыре часа у тебя твоего основного английского. Потом около часа предметы на выбор. Кто-то считает, что у него проблемы с произношением, выбирает себе предмет по произношению типа факультатива. Кто-то считает, что у него со словами проблема. Выбирает занятие, где его бы натаскали словами, фразеологическими оборотами, то есть словарный запас пополнили.

 

Анастасия Адамкова: То есть там какая-то небольшая специфика идёт.

 

Дмитрий Адамков: Кто-то считает, что пишет плохо, может выбрать письмо. Там якобы учат писать.

 

Анастасия Адамкова: Плюс дополнительные сорок минут

 

Дмитрий Адамков: У меня еще дополнительно (сверх этого) был Power English - это типа сверх нормы. Но там тоже системы нет. Иногда разговаривали там, иногда и писали, иногда просто сидели.

 

Анастасия Адамкова: Пока все перезнакомятся (собралась группа). Если учесть специфику отбора студентов по уровню, в группе хоть каждый день могут появляться новые студенты: одни ушли, другие пришли. И опять пришли новые:

 - "Давайте познакомимся".

- "Как тебя зовут? Откуда?"

- "Из Москвы, из Бразилии, из Саудовской Аравии, из Кореи".

- "Вот, давайте, расскажите".

 

Дмитрий Адамков: Вообще интересно было, конечно, пообщаться с ребятами и разных стран. Причём там европейцев нет. В основном - из Латинской Америки (бразильцы, венесуэльцы), Саудовская Аравия (арабы), из Чили, корейцы, японцы. Почему-то китайцев и индийцев не было в ILAC’е, не знаю почему.

 

Артём Войтенков: Ну, индийцы знают английский язык уже достаточно давно.

 

Дмитрий Адамков: Просто в Торонто их на самом деле много.

 

Артём Войтенков: Они там работают.

 

Анастасия Адамкова: Они же знают. Ты же говоришь: филиппинцы, они же знают, у них английский, как второй язык. Так и в Индии, если учесть статус колонии...

 

Дмитрий Адамков: В Индии тоже, по-моему, официальный язык английский.

 

Анастасия Адамкова: Всё. На этом наше представление о прекрасном окончательно развенчалось и всё. За что мы не маленькую сумму отдали за это обучение, так сказать? Сказать, что мы были в шоке - это ничего не сказать. Это было ужасно.

 

Дмитрий Адамков: С тестами тоже неожиданно, можно сказать, я для себя понял. Каждый уровень рассчитан на два месяца, то есть максимум два месяца. Раз в две недели тест проходит. Я на одном уровне долго (три месяца) просидел на Pre-Advanced. И я даже понял, что там рассчитано так, что эти тесты, они раз в две недели, они не повторяются два месяца, а на третий месяц начинают уже повторяться.

 

Анастасия Адамкова: Там же их есть определённый набор.

 

Дмитрий Адамков: Да, но проблема в чём. Там учебники раздают, по которым учат, одни, а тесты совершенно другие. Первый месяц, второй я не мог понять: то ли я мало учусь, то ли что? Уже слова эти все выучил в учебнике.

 

Анастасия Адамкова: Да, какой-то норматив по программе. Нельзя же без конца одно и то же повторять.

 

Дмитрий Адамков: Упражнения сделал. Они по одному учебнику учатся. Один месяц проходят половину учебника, второй месяц - ещё половину. Я уже за два месяца этот учебник выучил, можно сказать, я уже прошёл его. Я уже знал практически наизусть, какие задания. Но тест не могу написать. Я это не могу понять. Я пошёл с одним преподавателем поговорил, с другим, говорю: "Почему в тесте совершенно другие задания - не из учебника? Должно же быть как? Если мы говорим про Космос, про растения в учебнике, то и тесты должны быть по этой же теме. Откуда я могу знать, если мы говорим про растения, про фильмы какие-то, а тест про океан какой-нибудь. Вообще никак не соотносится с учебником!

"Дайте мне темы, по каким у вас тесты. Я буду и учебник учить, и тесты и тогда напишу тест. Цель ведь - выучить язык и тесты писать (для меня такая цель)".

 

Анастасия Адамкова: Продвинуться.

 

Дмитрий Адамков: А у них-то другая цель: как можно дольше, чтобы люди сидели и деньги платили. Поэтому они говорят: "Такая международная система". Я говорю: "Значит, плохая международная система. Это неправильно. Как я могу Вам написать тест, если я не знаю, какие будут вопросы, какие слова?"

 

Анастасия Адамкова: А другой стороны за два месяца пора бы уже и написать, если ты повторяешь всё по десятому кругу. Всё: мертвая точка. Никуда ничего не двигается. Знаний не приходит новых, потому что литература одна и та же. Цикл этот замыкается и всё. Ничего нового, никакой информации. В чём проблема?

 

Дмитрий Адамков: Я пошёл на дополнительный факультатив. Там готовят уже к этим тестам. Я думаю: "Ну, ладно. Раз я тесты не знаю, может быть, там методику скажут: правописание, суффиксы, префиксы".

 

Анастасия Адамкова: Плюс еще на слух там есть задания. Включают аудиоматериал. Ты должен на слух потом записать.

 

Дмитрий Адамков: Прихожу на этот факультатив. Там только одна преподавательница (по этому факультативу). Она как-то не особо объясняет, как эти тесты писать: какие-то шутки, прибаутки, игры. Я говорю: "Слушайте...", прямо, как...

 

Артём Войтенков: Как советский человек, который привык учиться, да?

 

Дмитрий Адамков: Да. Я просто сначала не понимал.

 

Анастасия Адамкова: Я почему-то тоже была уверена, что нас-то... Это потом мы уже понимаем, что у нас учат по определённой системе и есть результат.

 

Дмитрий Адамков: И у нас цель знания. А у них нет, не знания - деньги.

 

Анастасия Адамкова: Моя академия, юридический английский Legal English. Преподаватель настолько грамотно всё объяснял, и литература была, и система была. Мы действительно его учили. Я знала его на "отлично". У меня не было проблем с юридическим английским. Багаж знаний, он должен увеличиваться и он увеличивался. Там - абсолютная противоположность.

 

Дмитрий Адамков: Там замкнутость какая-то и всё. И багаж не увеличивается знаний.

 

Анастасия Адамкова: Я не рекомендую никому учить английский именно так, как мы его учили (думали, что учили).

 

Дмитрий Адамков: Это просто введение в заблуждение людей, я считаю.

 

Анастасия Адамкова: В школе нас же как-то научили наши преподаватели обычные, которые так же учили когда-то в своё время, может быть, в Советском Союзе. Как-то нас до Intermediate доучили. Сколько раз я была за границей, у меня нигде не возникало проблем с объяснением на английском языке то, что мне нужно. Наоборот, все говорили: "О, у Вас такой английский!"

 

Дмитрий Адамков: Все говорят: "У Вас такой английский, просто отличный". Все улыбаются, как обычно.

 

Анастасия Адамкова: Приятно же им слышать, когда на их языке (международном языке) общаешься.

 

Дмитрий Адамков: Я даже конкретно говорил преподавателю: "Скажите, что у меня плохо. Произношение? Буду с произношением тренироваться. Не хватает словарного запаса? Я пойду туда". Они говорят: "Всё нормально. У вас вообще практически Advanced."

 

Анастасия Адамкова: Да, три балла не хватает.

 

Дмитрий Адамков: "Просто тест не можете написать". Я говорю: "Я понимаю, почему я не могу его написать. Что мне сделать, чтобы его написать? Я уже туда ходил, туда ходил, я уже на Power English ходил, в библиотеке сижу каждый день - ну, что мне делать? Я понимаю, возраст (мне двадцать восемь мне было). Конечно, пятнадцатилетним проще выучить. Я готов. Я здесь не работаю. Я приехал сюда учить английский язык, поэтому я могу с утра до вечера сидеть в библиотеке, только им и заниматься. Вы скажите методику какую-то".

 

Анастасия Адамкова: У нас был английский повсюду: телевизор, радио, в плеере, в общении, мы между собой перестали на русском разговаривать. Казалось бы, результат должен быть.

 

Дмитрий Адамков: Мы шли по рекомендациям их. Они говорили: "Не общайтесь на родном языке. Больше на английском читайте, общайтесь и всё". Тогда будет всё отлично.

 

Анастасия Адамкова: Да пребудет вам.

 

Дмитрий Адамков: Но как-то не пришло.

 

Артём Войтенков: Не "прибыл" английский.

 

Дмитрий Адамков: Или "прибыл", но не в такой степени, в какой мы рассчитывали.

 

Анастасия Адамкова: Мы поняли, что нет нам смысла сидеть там. Да, может быть, в нас проблема какая-то. Мы, может, не справились в чём-то. Но эта овчинка выделки не стоит абсолютно, потому что это настолько всё бездарно, настолько это всё обман. Нет, так язык не учат никакой. Если они язык так учат, а что они вообще дальше? По каким направлениям они получают образование? По какой системе?

 

Дмитрий Адамков: Рассуждают они тоже смешно. Английский язык учишь и так, как они говорят только на английском языке, у них свои какие-то понятия о мире есть. Поэтому они (хотят они этого или нет) пытаются своё мироощущение (видение) передать тебе, потому что ты английский язык учишь.

 

Анастасия Адамкова: И будь добр видеть мир, как их глаза.

 

Дмитрий Адамков: И очень интересно они видят мир.

 

Артём Войтенков: А подробнее?

 

Дмитрий Адамков: Например, мы читали какую-то статью по поводу английского языка и по поводу полноты населения.

 

Анастасия Адамкова: Проблема такая в мире.

 

Дмитрий Адамков: Якобы учёные провели какие-то исследования. Население Австралии активными темпами тоже становятся полными.

 

Анастасия Адамкова: Ожирение населения.

 

Дмитрий Адамков: Так же, как и в Канаде, в Англии, в Америке. Исходя из этого текста, нужно ответить на вопросы по тесту. Один из вопросов: "Правда или нет, что английский язык способствует ожирению?". Это какой-то вообще странный для меня вопрос. Я думаю: "Как вообще язык может повлиять?" Это же, понятно: много ешь, калорийная еда, мало двигаешься, поэтому ты...

 

Анастасия Адамкова: Привычки человека, культура питания, еда.

 

Дмитрий Адамков: Ан, нет. Там ответ: "Да, правда". И все ответили: "Да". Я, по-моему, один, кто сказал: "Как же так?!"

 

Анастасия Адамкова: Потом бывает работа над ошибками и разбирают.

 

Дмитрий Адамков: "Я понимаю: у Вас там ответы. Но давайте логично подумаем. Вопрос о том, что английский язык способствует ожирению?"

"Ну, да. Учёные же провели исследования".

 

Я говорю: "Правильно. Учёные провели исследование, что в англоговорящих странах (у носителей языка) ожирение, или полнота. Но это же совершенно не значит, что английский язык... Вы хотите сказать, что если я учу английский язык, то буду толстым, а если учу китайским, то буду худым?" Она говорит: "Да" (человек, который с университетским образованием!)

 

Анастасия Адамкова: Да, Джульетта, которая кореянка, из Австралии. Университет Торонто закончила.

 

Дмитрий Адамков: Я не стал спорить. Для себя отметил: "Да, интересное умозаключение из этого текста".

 

Анастасия Адамкова: Так она же и пример привела своей семьи. Она говорит: "Да, у меня папа же не говорил на английском. Когда мы эмигрировали в Австралию, стал говорить на английском (мы вынуждены говорить на их языке) и всё - стал толстеть".

 

Артём Войтенков: Правильно, они в Корее ели рис, а здесь стали есть фаст-фуд.

 

Анастасия Адамкова: "Старбаксы" эти. Джульетта сама, извините, была такая кругленькая девушка.

 

Дмитрий Адамков: Но этого они не понимают. Совершенно логичная взаимосвязь: они стали говорить на английском, стали поправляться. Значит, всё логично.

 

Анастасия Адамкова: Расскажи про ещё какую-нибудь актуальную проблему. Мы же можем говорить?

 

Дмитрий Адамков: С геями тоже там актуальная проблема. Там все эту тему обсуждают. Я нормально к ним отношусь. Ко мне не лезут, я к ним не лезу, живут - и ради Бога.

 

Анастасия Адамкова: Мы к ним никак не относимся.

 

Дмитрий Адамков: Но там из-за того, что это обсуждают постоянно, это уже получается, как какая-то навязчивая идея.

 

Анастасия Адамкова: Идея фикс, всем надо об этом говорить, знать и принимать это, как есть.

 

Дмитрий Адамков: В Канаде говорят, что геи - это такие же люди, не надо их обижать. Да их там никто особо не обижают.

 

Анастасия Адамкова: Одно из оснований получения канадского гражданства - это, если человека преследуют по его сексуальному...

 

Артём Войтенков: И Канада охотно принимает?

 

Дмитрий Адамков: Да. Всех принимает.

 

Анастасия Адамкова: Ты в суде доказываешь, вот, мой однополый партнёр, мой муж или жена, нас преследуют. В общем, мы не можем ни в какой другой стране реализоваться как семья. Всё: штамп - гражданство.

 

Дмитрий Адамков: Канада же - страна эмигрантов, поэтому они всех туда принимают. Как они там жить только будут потом - не знаю. Там район есть (целый район), улица называется "curch street" ("церковная улица") - одна из древних улиц. На этой улице целый квартал, где живут как раз геи, лесбиянки.

 

Анастасия Адамкова: В основном мужчины. Женщин что-то я там не видела. Мы один раз там прогулялись.

 

Дмитрий Адамков: Пару раз мы туда прогулялись. Магазины у них там, музеи, бары, кафешки. То есть такое обособленное общество.

 

Анастасия Адамкова: И домики они там снимают или обладают этими домами. Там полно этих мужчин, внешне они такие, брутальные очень, и не скажешь. Я впервые вообще увидела геев, наверное, и в таком скоплении. Это было очень противно. Они стоят, целуются, общаются. Одеты обычно - по-мужски.

 

Дмитрий Адамков: Я не знаю, как они детям объясняют. На Хэллоуин там вообще целый парад этих, не знаю, как их..

 

Анастасия Адамкова: Большинства этих людей, они там в большинстве.

 

Дмитрий Адамков: Они переодеваются, красятся. Это, может быть, интересное представление, но мне, как русскому человеку... У меня с детства остались свои какие-то представления о мире, а тут буквально на глазах ты видишь, что оно меняется или тебя заставляют меняться.

 

Анастасия Адамкова: Это неприятно.

Кроме того, они идут по улицам (я много раз видела), выходят из магазина, из кафе, бара) и целуются, обнимаются, двое взрослых мужчин.

 

Дмитрий Адамков: Демонстрация этих чувств.

 

Анастасия Адамкова: Да. И у меняпервая мысль почему-то была: "Вот, мы здесь остаёмся, живём (семья, ребёнок). Мы идём с ребёнком. Ребёнок видит, как мужчина с мужчиной целуется.

 

Дмитрий Адамков: Пропаганда по сути дела.

 

Анастасия Адамкова: Естественно, будут вопросы. Какой должна быть моя реакция? Как я должна объяснить ребёнку, что это нормально? Для меня это не нормально. Я же не могу изолировать ребёнка, посадить в четырёх стенах, чтобы он этого всего не видел, а там это повсеместно. И мы тоже начали задумываться.

 

Дмитрий Адамков: Нельзя там говорить ребёнку: нормально или не нормально. Когда мы были, там обсуждался законопроект о том, чтобы детям с семи лет уже нельзя было запрещать определяться с полом. Как ребёнок в семь лет может определиться?

 

Анастасия Адамкова: Да. Сексуальная ориентация. Если бывает, что некоторые девочки больше как-то с мальчиками дружат, игры у них. Они с девчонками в куклы не играют. Например, я была такой в детском садике (насколько я помню). У меня в детском садике друзей среди мальчиков было больше, чем девочек, и даже в школе потом, как-то общие интересы. Но, естественно, меня мама не одевала в мальчишечью одежду. Как-то больше я была, как у нас говорят, "пацанка" (такое явление). Но это нормально у детей, наверное.

 

Артём Войтенков: Да, есть такое.

 

Анастасия Адамкова: Бывают и мальчики, которые больше с девочками. Это не значит, что он вырастает и становится геем или (противно) женщиной.

 

Дмитрий Адамков: Когда мы геев обсуждали в в ILAC’е, я, русский человек, чувствовал себя каким-то изгоем там, потому что я искренне говорил. Они, наверное, думали, что мы гомофобы.

 

Анастасия Адамкова: Они не думали, они так и сказали.

 

Дмитрий Адамков: Они ничего не говорят. Там толерантность, политкорректность, улыбаются. Но я когда говорил свое мнение: "Это, на мой взгляд, не нормально, потому что природа всё предусмотрела за нас. Зачем так менять?" Конечно, бывают люди, которые...

 

Анастасия Адамкова: Могут психические заболевания.

 

Дмитрий Адамков: Да, психологически (психически) тяжело как-то. Но им надо как-то помогать.

 

Артём Войтенков: Доли процента обычно.

 

Дмитрий Адамков: Да, но они-то как рассуждают? Опять же, эта Джульетта говорит: "Сейчас такое время, такие продукты, что и лягушки практически уже геи".

 

Анастасия Адамкова: Да, глобальное потепление. Она так сказала: "Окружающая среда испортилась, влияние природы на организм. Бактерии и даже лягушки, они - гомосексуальные пары".

 

Дмитрий Адамков: Я говорю: " Человек отличается от лягушки, хотя бы потому, что с человеком можно поговорить".

 

Анастасия Адамкова: У него есть голова с мозгами.

 

Дмитрий Адамков: Да. "Не надо сравнивать человека с лягушкой или птичкой, или еще с кем-то. Просто подумайте, о чём Вы говорите". Но, нет, её кто-то или научил, или ей вбили этот стереотип этот. Всё. Они то ли не могут думать...

 

Анастасия Адамкова: А она: "Дмитрий, нет, нет! Вы не должны не то, что говорить так, Вы даже думать так не должны! Потому что, если вы в этом обществе, Вы будете тогда гомофобы".

 

Артём Войтенков: Если они нас обижают, это, значит, нормально, а мы их не должны?

 

Анастасия Адамкова: А гетерофобов не бывает значит..

 

Дмитрий Адамков: И таких много моментов. Я просто сейчас, к сожалению, не помню, но эти два, таких ярких.

 

Анастасия Адамкова: Там всего по чуть-чуть. Эти - самые запоминающиеся.

 

Дмитрий Адамков: В основном, конечно, новые люди приходят и начинается: "Кто? Откуда?" О России, к сожалению, очень плохое представление. По американским фильмам складывается же представление, так и представляют: пьяный мужик какой-то, медведь, балалайка, водка. В Америке мастера делать легенды, образы.

 

Анастасия Адамкова: Ярлычки навешать.

 

Дмитрий Адамков: Как обычно, они покажут всё так хорошо. А плохие стороны - они не или не говорят о них, или специально прячут так, что и не скажешь. Они в принципе от нас отличаются, я считаю.

 

Анастасия Адамкова: Кардинально.

 

Дмитрий Адамков: Где-то я видел интервью Владимира Владимировича Путина. Он сказал очень принципиальный момент, чем западный мир от нас отличается. Тем, что мы по своей сути коллективно мыслим, а они индивидуально. От этого много что сразу исходит: и проблемы какие-то, и недопонимание.

 

Анастасия Адамкова: Подход к решению проблем, наверное.

 

Дмитрий Адамков: Они сами по себе как-то живут, индивидуально. Созданы комфортные условия (замечательные): парки есть, газончики. Каждый сам по себе гуляет и особо ни к кому не лезет. Правда, последние двадцать лет западные технологии тоже разделили нас. Но там, в принципе они не могут объединиться. Если война, например, начнётся какая-то, они не смогут даже поговорить.

 

Анастасия Адамкова: Собраться, договориться.

 

Дмитрий Адамков: Да. Потому что у них, мало того, разные акценты, диалекты и разные понятия о жизни, обо всём.

 

Анастасия Адамкова: Они живут диаспорами. Торонто поделен на несколько кварталов: корейский квартал, китайский, греческий, арабский, индийский - так они и живут.

 

Дмитрий Адамков: Итальянский квартал, на севере там русские и евреи живут - выходцы из бывшего Советского Союза. Как это делилось, я не знаю. Они живут, никому не мешают, им никто не мешает.

 

Анастасия Адамкова: И в то же время вместе они никак и вряд ли будут когда-либо вообще.

 

Дмитрий Адамков: И вместе им тяжело. Слава Богу, что у них нет там таких, как в Европе, "мероприятий": взрывают, сжигают. Это конфликт культур по сути дела.

 

Анастасия Адамкова: Религия. Что там у нас (с религией)?

 

Дмитрий Адамков: Религия? Там протестанты и католики. Церквушки очень странные.

 

Анастасия Адамкова: Церквушки, как молебные дома. Там и баптисты, и протестанты, и адвентисты, ещё кто-то. Это всё больше похоже на сектантство.

 

Дмитрий Адамков: Но это на наш (опять же) манер. А у них это нормально.

 

Анастасия Адамкова: Чем они друг от друга отличаются, нам никто внятно не объяснил. У людей, наверное, каша в голове, как-то они живут - муравейник такой.

 

Дмитрий Адамков: У протестантов всё на деньгах завязано, насколько я знаю: чем больше у тебя денег, тем больше тебя Бог любит. Всё, вкратце. У католиков там было по-другому, но сейчас тоже стираются ограничения какие-то. Конечно, там есть и синагоги, и буддийские храмы, но в основном католические, англиканские церкви. Какие-то непонятные дома.

 

Анастасия Адамкова: Крест на козырьке.

 

Дмитрий Адамков: Наверное, это баптисты. Торонто - это по сути дела Америка. Там очень сильно чувствуется американское давление: и культурное, и экономическое, всё. Очень заметно отличается, допустим, Квебек и Онтарио. Торонто в Онтарио находится, а город Квебек и город Монреаль, они в провинции Квебек находятся. Квебек - это франко-говорящая территория, это, как другая страна вообще. Я настолько был удивлен: там другие правила, другие люди, там всё по-другому.

 

Анастасия Адамкова: Архитектура в Монреале коренным образом отличается от Торонто. Часть Торонто (застройки) - небоскребы, бизнес-центры.

 

Дмитрий Адамков: Как в Москве Москва-сити, например.

 

Анастасия Адамкова: Там много-много их (в стекле, в бетоне). Дальше идет часть: двухэтажные домики такие.

 

Дмитрий Адамков: Домики - забавные. Они по телевизору выглядят, как кирпичные, но это всё облицовка.

 

Анастасия Адамкова: Да, а на самом деле гипсокартонные: трясутся от дождя, от ветра.

 

Дмитрий Адамков: Я видел сам, как эти дома строятся: то ли из досок, то ли из какого-то..

 

Анастасия Адамкова: Гипсокартон, какие-то фанерки и облицовочный кирпич. Всё.

 

Дмитрий Адамков: Да, поэтому, еслипоказывают по телевизору: ураган - город сдуло. Если такие дома – не удивительно. Разные, конечно, есть, но в основном вот такие дома.

 

Анастасия Адамкова: Частный сектор из двухэтажных домов и какие-то новостройки есть, может, многоквартирные. Монреаль больше на Европу похож, на Мюнхен, чуть-чуть на Париж, такой смесовый (тоже небоскрёбы есть).

 

Дмитрий Адамков: Монреаль - это второй по численности франко-говорящий город в мире после Парижа.

 

Анастасия Адамкова: Там более готичная, историческая архитектура, большая часть застройки.

 

Дмитрий Адамков: Там больше католиков, там больше церквей католических.

 

Анастасия Адамкова: Во-первых, питание отличается, даже если брать общепит (заведения).

 

Дмитрий Адамков: Салаты, супчики.

 

Анастасия Адамкова: Люди очень сильно отличаются. Нет полных людей.

 

Дмитрий Адамков: Гораздо меньше, скажем так.

 

Анастасия Адамкова: Нет людей безобразно одетых. Если, допустим, в Торонто женщины, скажем так, редко похожи на женщин. Они ходят в растянутых куртках каких-то, олимпийках, штанах, эти угги (типа валенки), какие-то тапки разорванные.

 

Дмитрий Адамков: Не причесываются.

 

Анастасия Адамкова: Да, это на самом деле так, я тоже была удивлена.

 

Дмитрий Адамков: Я очень был впечатлен.

 

Анастасия Адамкова: И они, как говорится, не парятся.

 

Дмитрий Адамков: А что? Свобода, демократия.

 

Анастасия Адамкова: Хочу - в пижаме выйду и в тапках.

 

Дмитрий Адамков: Я видел людей в пижаме несколько раз, правда, не в центре, конечно, а чуть-чуть на окраине (вечером). Пошли с собакой гулять, ну, в пижаме - какая разница? Сильно не заморачиваются.

 

Анастасия Адамкова: В метро среди бела дня, когда мы на обучение ездили и с обучения, там тоже такие личности ходят. Есть, конечно, видно, что человек одет, идёт на работу. А основная масса и молодёжь, они все какие-то безликие, они все, как на один манер: растянутые джинсы или портки какие-то непонятные, непромытые, куртки, спортивки - всё такого, непотребного вида.

 

Дмитрий Адамков: Кепки, бейсболки.

 

Анастасия Адамкова: Монреаль - это вообще... Население отличается в целом. Они действительно, как европейцы, только такие, ухоженные.

 

Дмитрий Адамков: Белых больше людей.

 

Анастасия Адамкова: Ты же мне говорил, что там французский национализм? Там чернокожих очень мало.

 

Дмитрий Адамков: Да.Квебек несколько раз пытался отделиться от Канады: в 80-ом году, по-моему, и в 95-ом. Их удерживают (это понятно). У нас, наоборот, говорят: "Отделим Кавказ" или ещё что-то. А там нет. Проводят референдум. Тенденция к тому, что всё-таки они хотели бы отделиться - по крайней мере, франкоговорящие точно.

 

Артём Войтенков: То есть референдум проводят. Население говорит: "Да, отделимся".

 

Дмитрий Адамков: Они же считают там как-то не понятно. Вроде, франкоговорящие согласны бы отделиться и понятно почему: их мало, что объединяет, они разные, это по всему видно, бросается в глаза. Помимо этого, там чуть-чуть живёт англоговорящих, которые не хотят отделяться. И, вот, как-то они там считают... Или они там, может, подтасовывают.

 

Анастасия Адамкова: Может, проблема ещё в чём-то, но факт налицо.

 

Дмитрий Адамков: Квебек всё ещё в Канаде, но практически обособленный.

 

Анастасия Адамкова: Да, они сами по себе, как другое государство. Это как мы приехали во Францию. Я была во Франции, мне было семнадцать лет, десять лет назад. Париж это был, потом мы ещё в пригород ездили. Там оставались вот эти бабушки, которые белокожие, светлоглазые, беловолосые такие. Париж - это полностью либо арабы, алжирцы (представители африканского континента).

То есть Монреаль... такое чувство, что все французы вот эти, европеоидного типа, туда приехали и живут. Культуру свою взращивают. И никого не пускают. Такое у меня впечатление.

 

Дмитрий Адамков: И язык их как раз обосабливает. Потому что англоговорящие не учат французский язык. Наверное, там установка такая: зачем учить какой-то язык, пусть все лучше учат английский.

 

Артём Войтенков: Я читал, что в школах канадских учат два языка.

 

Дмитрий Адамков: Может быть, но не говорят. У англоговорящих (в Торонто, например) я спрашивал (у Джошуа), они не особо как-то учат французский язык.

 

Анастасия Адамкова: Но это в Онтарио.

 

Дмитрий Адамков: В Онтарио, да, где Торонто. В Квебеке, конечно, да, французский учат. В Википедии или в книжках пишут, что единственная провинция Канады, где и английский, и французский, это Нью-Брансуик. Там, вполне возможно, и английский, и французский учат. Я думал, что во всей Канаде так, но нет. В Нью-Брансуике (пишут) - английский и французский, в Квебеке - приоритетный французский, а всё остальное - это английский. Ну, в Оттаве, наверное, как политической столице, там английский и французский применяется. Но больше английский.

 

Анастасия Адамкова: Можно уточнить этот вопрос. Но в общем кардинально отличается население, архитектура. Допустим (чтобы показать), в Торонто один музей.

 

Дмитрий Адамков: Да, Royal Ontario Museum (Королевский музей Онтарио).

 

Анастасия Адамкова: Как государственный центральный музей, такой большой. На самом деле для меня это был музей смерти. Там экспозиции представлены. Часть (этаж) - палеонтологическая коллекция, часть - виды животных, которые населяют территорию,

 

Дмитрий Адамков: Камушки, одежда индейцев - всё обо всём в общем.

 

Анастасия Адамкова: И отдельно есть экспозиция коренного населения (то, что было до завоевателей, колонистов). Это предметы обихода индейцев, их иглу, чем занимались, фотографии сохранившиеся людей, которые когда-то жили. Туда заходишь: реальный музей, для меня это был музей смерти людей.

 

Дмитрий Адамков: Мы-то просто знаем, как это делалось: просто истреблялись люди.

 

Анастасия Адамкова: Да. А они выставили всё за стекло. И фотография: один из последних представителей индейцев (дедушка такой сидит), женщина (они одни из последних, кто жил). Все эти предметы: во что они детей закутывали, их одёжка, их лодки, орудия труда, охоты. Всё это печально на самом деле.

 

Артём Войтенков: Сохранили память.

 

Анастасия Адамкова: Сохранили память, да, о коренном населении. Такая Канада была когда-то.

 

Дмитрий Адамков: Музеев там не много. Музей Бата (Музей Обуви)

 

Анастасия Адамкова: Ерунда. Два этажа или три (небольшие помещения).

 

Дмитрий Адамков: Три комнаты или четыре, там туфельки какие-то стоят, разные ботинки.

 

Анастасия Адамкова: Элтон Джон там что-то надевал, Мадонна одевала (на заказ делала).

 

Дмитрий Адамков: Я бы не назвал это музеем. Выставочный зал, может быть.

 

Анастасия Адамкова: Всё. На этом культурные всякие мероприятия могут закончиться.

 

Дмитрий Адамков: Нет. Casa Loma есть, Spadina Museum.

 

Анастасия Адамкова: Casa Loma - это дворец, замок какого-то....

 

Дмитрий Адамков: Богатый, да. Один из первых миллионеров Канады. Он, по-моему, энергетикой занимался на Ниагарским водопадах. Что-то там построил.

 

Анастасия Адамкова: Да, монополист, наверное.

 

Дмитрий Адамков: Решил замок себе сделать.

 

Анастасия Адамкова: Толком-то не пожил, потому что случилось что--то - отобрали.

 

Дмитрий Адамков: Красиво там. Там американцы кино снимают.

 

Анастасия Адамкова: А так, чтобы сходить куда-то (культурные мероприятия какие-то). Для нас это было очень сложно.

 

Артём Войтенков: В Торонто?

 

Дмитрий Адамков: Да. В основном кино, концерты.

 

Анастасия Адамкова: Ни театров, никак выставок. Всё настолько морально и культурно бедное.

 

Дмитрий Адамков: С Москвой вообще ни в какое сравнение не идёт.

 

Анастасия Адамкова: Да, даже с Екатеринбургом.

 

Дмитрий Адамков: С Москвой, с Питером, с Екатеринбургом.

 

Анастасия Адамкова: Да у нас даже в обычном городе и то есть, куда сходить.

 

Дмитрий Адамков: То есть в основном концерты. Там "Эйр Канада-Центр" (The Air Canada Centre) есть. Там проходят хоккейные матчи, баскетбол, наверное, проходит.

 

Анастасия Адамкова: Бейсбол.

 

Дмитрий Адамков: Да, бейсбол: команда "Raptors", которая, наверное, в NBA входит.

 

Анастасия Адамкова: На классическую музыку мы один раз сходили.

 

Дмитрий Адамков: "Toronto Maple Leafs" - хоккейная команда, тоже там все ходят, у многих бейсболки с этой командой. И "Blue Jays" - это бейсбольная команда. Рядом "CN Tower", там "Rogers Centre", центральный стадион бейсбольный, туда ходят. На бейсбол я не ходил, потому что...

 

Артём Войтенков: Не наша игра.

 

Дмитрий Адамков: Потому что мне это не совсем нравится. Она вроде как наша. Это же наша лапта, по сути дела, переделанная. Мне просто было не интересно. Мне рассказали, что там все едят, чавкают и смотрят на это зрелище. Я спокойно к этому отношусь к бейсболу.

 

Анастасия Адамкова: В общем, никаких музеев, выставок, концертных мероприятий более такого, интеллигентного уровня не то, что ширпотреб, попса или что-то такое общее, массовое.

 

Дмитрий Адамков: Концерты - в основном американские группы приезжают.

 

Анастасия Адамкова: Очень скудно в этом плане. Это потом в вакуум какой-то превратилось.

 

Дмитрий Адамков: Такое ощущение, что одно и то же.

 

Анастасия Адамкова: Адаптация прошла, с обучением разобрались, быт наступил.

 

Дмитрий Адамков: А что же дальше? А дальше - грустно.

 

Анастасия Адамкова: Куда поехать, куда пойти: в Монреаль дважды съездили. Там всего по сравнению с Торонто полно: и музеи, и выставки, и архитектура - есть, что посмотреть. Он намного интереснее. Если бы жить, то там на тот момент хотелось бы.

 

Дмитрий Адамков: Но там франкоговорящие. Получается, что нам тогда надо было бы французский язык учить.

 

Анастасия Адамкова: Потом, конечно, поняли, чтокроме России, однозначно, никакая другая страна.

 

Дмитрий Адамков: Чувствуется, что у нас искусственно делается хуже и потом это демонстрируют на весь мир или, по крайней мере, в России людям говорят, что всё плохо, а там хорошо. Езжайте туда. А там искусственно делается хорошо, несмотря на то, что неприятные моменты не освещаются, не показываются.

 

Артём Войтенков: Скорее не делается, а подаётся.

 

Дмитрий Адамков: Там и делается. У меня такое впечатление сложилось, что Торонто, как санаторий, что ли какой-то.

 

Анастасия Адамкова: Тепличные условия, да.

 

Дмитрий Адамков: Там люди сами по себе ходят, никто никому не мешает.

 

Анастасия Адамкова: Никакой угрозы, опасности нет.

 

Дмитрий Адамков: Металлоискателей нет, рамок, как у нас. Чисто психологически там, конечно, себе чувствуешь намного лучше, чем в России.

 

Анастасия Адамкова: Нет, первое время там комфортно. Потом это давит ужасно.

 

Дмитрий Адамков: Очень хорошая там транспортная система удобная, TTC (The Toronto Transit Commission). Типа как метро, около семидесяти станций, очень удобно можно добраться до любой точки Торонто. Сейчас в Москве стало это использоваться: покупаешь единый билет, выехал из метро и можно сесть на автобус, и добраться ещё куда-то. Это очень удобно. В Торонто примерно такая же система: сел, на метро куда-то доехал.

 

Анастасия Адамкова: И там есть надземные автобусные станции сразу у выхода метро.

 

Дмитрий Адамков: Выход со станции метро, где автобусы стоят. Ты пересаживаешься сразу.

 

Анастасия Адамкова: Они по расписанию приходят.

 

Дмитрий Адамков: Автобусы хорошие, тёплые, они даже подсаживаются, приспускаются вниз для людей, которым неудобно шагать высоко. В этом плане, конечно, удобно - бытовые такие моменты. Когда холодно, автобус рядом.

 

Анастасия Адамкова: Помещение, где ожидают транспорт, тоже отапливают.

 

Дмитрий Адамков: На улице ты не стоишь по часу. Всё там по графику, по расписанию ходит.

 

Ветра очень сильные и влажность большая. Потому что там озёра (Великие Озёра) около Торонто, а на севере недалеко Гудзонов залив. Получается, Онтарио между крупными водоёмами. Но, опять же, TTC - это всё, конечно, хорошо. Но кто там работает? Работают обычные люди (иммигранты), которые совершенно не чувствуют ни автобусов, ни поездов, которые в метро. Меня раздражало жутко, когда они трогаются так, что люди могут упасть даже.

 

Анастасия Адамкова: Тормозят.

 

Дмитрий Адамков: И тормозят так же. Они не думают о том, что не дрова там вообще-то, там люди.

 

Анастасия Адамкова: И вообще водить транспорт надо уметь. Это же показатель.

 

Дмитрий Адамков: Как они рассуждают, я не знаю. Типа, "пусть там держатся, я тут сам по себе еду?"

 

Анастасия Адамкова: Нас один раз так укачало, что ....

 

Дмитрий Адамков: Я поражаюсь, как на некоторых автобусов (на суперубитых) но едут так плавно.

 

Анастасия Адамкова: Да, на механике, а у них-то всё автомат.

 

Дмитрий Адамков: В Канаде автобусы отличные (автомат). Мне кажется, кто угодно у нас мог на таких автобусах ездить.

 

Анастасия Адамкова: Дороги - тоже вроде бы не сравнишь с нашими.

 

Дмитрий Адамков: Они ещё зарплату там хорошую получают. На наши деньги в районе двухсот тысяч рублей. Но ездить они не умеют. Меня раза три в автобусе укачало (меня давно не укачивало).

 

Анастасия Адамкова: Хотя мы водим машину и нас никогда-никогда не укачивало, а тут....

 

Дмитрий Адамков: Как-то поворачивает и подгазовывает и тормозит одновременно.

 

Анастасия Адамкова: Разгоняется или перед поворотом, или перед светофором, резко тормозит тут же. Все, как "болтанки", то есть если ты не держишься, можешь голову расшибить о поручни или просто упасть.

 

Артём Войтенков: Интересно. Как же на работу таких берут-то?

 

Анастасия Адамкова: А что? Права есть, подтвердил, прошёл "змейку" или какой-то полигон там, видимо, всё: умеешь водить.

 

Дмитрий Адамков: В метро часто останавливается, например. Я не знаю, как его спроектировали. Может, там одна линия. Едешь ты, допустим, на поезде, он останавливается на пять-десять минут. Отчего, почему? То ли там кто-то проедет, то ли что? Потом едем. Как на таком метро ездить? Тяжело спрогнозировать.

 

Опять же, наше московское метро всё по часам. Приехал быстро, плавно тормозят, плавно разгоняются. Люди там в метро стоят часто около дверей и они не думают, что ты кому-то можешь мешать.

 

Анастасия Адамкова: Они все из одной школы вышли.

 

Дмитрий Адамков: Это мышление, что я - самый главный. В английском языке "I"("я") пишется с заглавной буквы (то есть Я с большой буквы). Я думаю, и это тоже влияет на людей.

 

Анастасия Адамкова: Утром в общественном транспорте, в метро все такие же замученные, ничего сверхъестественного нет, все также к утру едут на работу, работают приличненько.

 

Дмитрий Адамков: Работают не долго.

 

Анастасия Адамкова: Замученные, уставшие люди - такие же, как и везде, во многих городах.

 

Дмитрий Адамков: Вечером делать особо нечего в Торонто. Там всё закрывается в семь-восемь часов.

 

Анастасия Адамкова: Сказать, что они особо счастливы? Там обычные люди, серая масса. Все едут на работу, с работы.

 

Дмитрий Адамков: Наших людей реально по глазам можно увидеть. Я сколько раз себя ловил на мысли. Идёт толпа людей (много), даже по глазам (я не беру одежду), у наших, несмотря на то, что жизнь бывает тяжёлая, но глаза... Во-первых, они более глубокие, более осмысленные, и несмотря ни на что, они всё равно блестят. У тех, как пелена, как маска.

 

Анастасия Адамкова: Они пустые.

 

Дмитрий Адамков: Они улыбаются: "I am sorry", "hello"

 

Анастасия Адамкова: Это надо жить, чтобы заметить. Не сразу замечаешь, только под конец, когда мы решили возвращаться.

 

Дмитрий Адамков: Через три-четыре месяца начинает это проявляться. Я бы вообще советовал людям, кто думает в Европу поехать, пожить и остаться, в Канаду или в Америку, пожелать им съездить туда хотя бы на разведку (три-четыре месяца). Тогда потихоньку начинает проявляться.

 

Анастасия Адамкова: Причём пожить так, как ты в быту живёшь.

 

Дмитрий Адамков: За две недели, за месяц сразу, конечно, это не увидишь.

 

Анастасия Адамкова: Постараться максимально вникнуть. Как кто-то из любой точки России приехал в Москву или в Питер, или в Екатеринбург (какой-то крупный город) и пожить там. Может, квартиру снять обычную - пожить по средствам. Завести карточки банковские, коммунальные платежи, телефонные платежи - всё, что в быту. Мы там с телефоном и банковскими карточками столкнулись.

 

Дмитрий Адамков: Открыть их легко. Закрыть - сложно. Не знаю, то ли это специально сделано. И мне и Насте карточку когда делали, сложно это понять. Там не принято обманывать людей - это приятно, конечно, хорошо. Мы ознакомились с договором и всё: карточку открыли за полчаса, за час - очень быстро. А вот чтобы закрыть (когда мы уезжали, я закрывал) - это бюрократия. Нужно позвонить по одному номеру. Я им объясняю, что мне тяжело на английском языке разговаривать, я не местный.

 

Анастасия Адамкова: Они не слушают это.

 

Дмитрий Адамков: Мне такой же с акцентом отвечает, с диалектом со своим, типа: "Я ничего не знаю. Вы всё равно звоните по тому номеру".

 

Анастасия Адамкова: Да, инструкция.

 

Дмитрий Адамков: И ядолжен позвонить по тому номеру, прийти туда. Какие-то, вроде, мелочи (искусственные трудности). Открыть проще.

Так же было и с телефонной карточкой. Пришли, контракт подписали, карточку дали - всё, без проблем. Закрыть: нужно месяц договорить, потому что там деньги, которые ты заплатил, они тебе не вернутся, надо позвонить, предупредить, известить, подождать.

 

Анастасия Адамкова: Аннулировать, потом ещё что-то. Масса заморочек каких-то из ничего.

 

Дмитрий Адамков: Я говорю: "Давайте, я Вам сейчас заплачу. Я не хочу просто должным быть. Я уезжаю через месяц".

Они: "Вы тогда оставьте контакты Вашей карточки и мы спишем".

"Я не хочу, чтобы вы что-то списывали".

 

Анастасия Адамкова: Хотя нам-то это не надо, мы можем её выкинуть и всё. Я уехать.

 

Дмитрий Адамков: Кстати, там принято карточками расплачиваться, наличными практически не расплачиваются. Это удобно, конечно, но там люди не понимают, что могут карточки заблокировать и они без денег останутся. У нас с разными ситуациями сталкивались. Там - нет.

 

Артём Войтенков: Карточку ещё можно отследить: что ты делаешь, где ты платишь.

 

Дмитрий Адамков: Это понятно. Об этом вообще там не принято говорить: страна-то хорошая, все такие замечательные.

 

Анастасия Адамкова: У них первое объяснение - это: "Для безопасности, чтобы всё под контролем".

 

Дмитрий Адамков: Все в кредитах тоже. Кто говорит, что и машины в кредит, и дома в кредит.

 

Анастасия Адамкова: Да все в кредитах!

 

Дмитрий Адамков: Бывает и дом один в кредит оформляет, и ещё один дом может купить. И ему дают кредиты. Кредиты, конечно, дешевле, чем у нас - понятно почему. Потому что там рядом Америка, не знаю, как они делятся или.... У нас Центральный банк наоборот экономику давит, а там, как в Европе, как в Америке - всё комфортно, для людей создано.

 

Анастасия Адамкова: Да. Но если человек, будучи весь в кредитных договорах (контрактах) вдруг заболевает или что-то случается (он нетрудоспособен хоть сколько-то дней) - это просто смерти подобно. Не дай Бог что-то случится и всё: у него начинаются просрочки.

 

Артём Войтенков: Если ты один раз не смог заплатить, да?

 

Анастасия Адамкова: По платежам, да. Тебе же надо налоги, страховку. Очень много берёт налоги и страховка.

 

Дмитрий Адамков: Налоги, да, большие.

 

Анастасия Адамкова: И сами кредиты, тебе же помимо этого надо же что-то кушать, заправлять машину, если она у тебя есть - рассчитывать тоже на какую-то сумму, ты же не можешь всё до копейки.

 

Если ты не можешь быть работоспособным по определенным причинам (больничный), я так понимаю, что это ужас для них. У тебя начинается долговая яма, ты туда скатываешься и оттуда себя вытянуть очень сложно. Поэтому с одной стороны, да, это плюс (видимо, они считают, жизнь проще), но если что-то случается с человеком, то, считай, что у тебя ничего нет, потому что тебе это и не принадлежит. И ты не расплатишься за это.

 

Дмитрий Адамков: И главное: им сравнить не с чем. Это мы можем сравнить: наш коммунистический строй (Советский Союз), царскую Россию, сейчас (нынешняя Россия). Вообще, Канада стала независимой в 1982 году, то есть тридцать лет Канаде (свободе). Но как она независима, если официальный представитель королевы (генерал-губернатор) - в Квебеке (и в Оттаве у него резиденция). То есть главная там королева. От кого тогда независима Канада?

 

Анастасия Адамкова: Они подданные, да.

 

Дмитрий Адамков: Такая же система и в Австралии, кстати. То есть разница между Австралией и Канадой та, что Австралия ещё больше деревня.

 

Анастасия Адамкова: А Новая Зеландия?

 

Дмитрий Адамков: Не, знаю, как там в Новой Зеландии, а в Австралии так и на юге. А Канада - это чуть меньшая деревня. Кстати, Канада вообще почему название, это - "kanata" (в переводе "деревня", "поселение"). По-моему, племя ирокезов так называло деревню. Так переводится деревня – поселение.

 

Анастасия Адамкова: Мы же поездили на экскурсии, ходили, слушали.

 

Дмитрий Адамков: В общем Канада, да, это деревня, такая хорошая.

 

Анастасия Адамкова: Backyard. Они называют “Backyard USA”, то есть "задний двор". Нам рассказывали, что многие специалисты, если ты врач, адвокат, юрист - специалист действительно, с документами соответствующими, они уезжают в Америку в поисках лучшей работы, зарплаты. То есть мы туда приехали за лучшей жизнью, а те (местные) бегут оттуда подальше.

 

Дмитрий Адамков: Да. Стремятся в Америку уехать: там лучше. Это и понятно. Дэвид Кэмерон канадец, Джим Керри канадец, Майк Майерс - все канадцы, они становятся знаменитыми только, когда в Америке раскрутятся.

 

Анастасия Адамкова: То есть люди, которые имеют образование и хотят зарабатывать... А почему они хотят? Знают, что они заработают там больше. Значит, не достаточно у них уровень жизни в Канаде.

 

Артём Войтенков: Не бежали бы иначе.

 

Анастасия Адамкова: Да. Жили бы у себя. Такая природа чудесная. Социальное государство такое заботящееся.

 

Дмитрий Адамков: Это они себя позиционируют, как социальное.

 

Анастасия Адамкова: А почему они тогда уезжают в Америку, где население более плотное, свои проблемы, безработица, как мы тоже слышали.

 

Дмитрий Адамков: Они так не думают, как мы. То ли их там со школы приучают мыслить, как в тестах, как в анкетах: или "да", или "нет". А почему? А зачем? Такие вопросы почему-то там не задают. Опять же, я в Советском Союзе родился и в школе учился.

 

Анастасия Адамкова: Сложилось впечатление, что мы мыслим вот так, а они мыслят вот так. Они, как зашоренные.

 

Дмитрий Адамков: Как-то нас учили по-другому тогда. Сейчас видно, как нас потихоньку пододвигают к тому устройству, как и в Канаде.

 

Артём Войтенков: Да не только в Канаде, кстати.

 

Дмитрий Адамков: Ну, да, как и в Европе. На вашем телевидение я видел, как Ирина Бергсет говорила про Норвегию. Если бы я сам в Канаде с какими-то такими моментами не сталкивался, я бы тоже не поверил, что вот такое... У нас же образы какие? Другие. Что Европа - это хорошо. Так же и Канада, и Америка. Всё не так.

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (811 мб)
Видео MP4 640x360 (313 мб)
Видео MP4 320х180 (173 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (36 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (151.73 КБ)
FB2 (292.63 КБ)
RTF (742.89 КБ)

Троцкистская Америка глобального мира

Соединённые Штаты Америки превратились из государства в глобальный таран для продвижения нового мирового порядка.
Некоторые действия США направлены даже во вред себе как государству.

Контейнер

Смотреть
Читать

Тим Керби

Троцкистская Америка глобального мира

Видео http://poznavatelnoe.tv/kirby_trotzkizm_usa

 

Часть из "Почему США убивают Сирию 6 "

Видео: http://poznavatelnoe.tv/kirby_usa_sirya_6

 

Собеседники:

Тим Керби (Tim Kirby) - ведущий программы "Чужой", телеканала "Russia Today", http://www.timkirbyrussia.rpod.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: С Россией понятно. Советский Союз проиграл холодную войну, и теперь мы – колония и правительство у нас соответствующее. Кому мы проиграли? Америке, а оказывается США...

 

Тим Керби: Вы можете сказать, что проиграли себе, но это тоже фактор. Когда человек думает: "Я самый лучший"? Когда уже лень начинается. Раньше американцы были самыми здоровыми, самыми умными, а теперь уже этого нет. У нас был большой пирог и потихоньку мы раздали его по кусочкам, и ничего не осталось – ни начинки, ничего, чуть-чуть хлеба осталось с пирога и всё.

 

Артём Войтенков: 10 долларов в день.

 

Тим Керби: Да. Тоже дикий индивидуализм, что теперь мы идём к глобализации. Есть теория заговора, что на самом деле глобализаторы, очень много таких людей в правительстве, они не смотрят на Америку, они смотрят на мир. Они смотрят на задачи для мира, что если бы мир был одной страной, то у нас были бы азиатские заводы, русские ресурсы, офисы в Евросоюзе, в Америке, рабы для добывания алмазов в Африке. Если человек глобализатор, то всё идёт прекрасно. Везде английский язык, везде уничтожение разных культур. Поэтому если это правда, я не глобализатор, что всё прекрасно. Есть какое-то выражение Троцкого о том, что надо насиловать Россию, всё украсть из России, и использовать это для мировой революции.

 

Артём Войтенков: "Россия станет дровами для мирового пожара".

 

Тим Керби: Вот! Поэтому теория заговора, на самом деле там много глобалистов, что Америка теперь – это троцкистская Америка, которую мы построили, чтобы использовать, сжечь, как на улице, когда гастарбайтеры строят деревянные леса вокруг здания, а после выбрасывают их. Вот это Америка такая.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а американский народ как считает?

 

Тим Керби: Они не думают об этих процессах. Даже как я сказал, американцы не знают, что английский язык везде преподаётся.

 

Есть хорошее английское слово, называется compartment (перевод - отделение, разделение) – это когда мы делаем ячейки, у каждого своя ячейка, и мы не знаем, что происходит. Зачем? Чтобы контролировать всех в своих ячейках. Это очень часто бывает в Америке, что люди не понимают, что происходит в мире. Особенно в моей жизни, я был в своей ячейке. Теперь я вижу больше ячеек, но не все, конечно.

 

Текст подготовлен компанией "Орфографика" http://услуги.орфографика.рф

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (46 мб)
Видео MP4 640x360 (16 мб)
Видео MP4 320х180 (9 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (452.95 КБ)
FB2 (606.03 КБ)
RTF (126.8 КБ)

Исполнительный директор США Барак Обама

Барак Обама лишь исполнительный менеджер.
Обама подчиняется чужой воле и действует не в интересах американского народа.

Контейнер

Смотреть
Читать

Тим Керби

Исполнительный директор США Барак Обама

Видео http://poznavatelnoe.tv/kirby_executine_obama

 

Часть из "Почему США убивают Сирию 6 "

Видео: http://poznavatelnoe.tv/kirby_usa_sirya_6

 

Собеседники:

Тим Керби (Tim Kirby) - ведущий программы "Чужой", телеканала "Russia Today", http://www.timkirbyrussia.rpod.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Тим Керби: Барак Обама – это представитель лоббистов военно-промышленного комплекса и так далее. Обама – лицо, он больше как исполнительный директор чего-то, например, трубозавода. Он не может сам сказать: "Вы знаете, у нас столько стали, давайте делать винтовки, мечи, вилки". Он не может, он исполняет какие-то задачи, представляет компанию. Он не может придумывать. Поэтому всем тем, кто хочет быть менеджером – пожалуйста, не становитесь менеджером, надо быть вождём, потому что вождь решает, а менеджер просто выполняет. Поэтому он менеджер и только лишь представляет чьи-то интересы. К сожалению, не интересы народа, потому что, если бы правительство Америки представляло бы интересы американского народа, то всё было бы по-другому, по-моему.

 

Какие у Обамы есть идеи? Обама, когда он пришёл в офис, был очень известным, у него было какое-то движение. Простите, но много придурков верило в эту очевидную чушь. Но если бы он был настоящим, то он мог бы вести народ за собой. Как все говорят, что в России элита ненавидит Путина, а народ любит.

У Обамы была бы другая ситуация, что половина элиты или может быть нет, но народ как-то любил его. Он мог бы брать народ, делать что-нибудь очень великолепно. Он тоже мог выступать по телевизору, когда он хотел изменить медицинскую систему и говорить: вот видите, это – сволочи, я хочу делать это и это. Потому что он знает, как говорить, но нет. Может быть, русские не знают, но Обама читает все свои речи. Если вы видите, что есть какие-то стеклянные штучки вокруг него, то там просто всё написано. Он будет читать всё, как написано. Даже было несколько моментов, когда он читал странные вещи, потому что они были написаны. Он ничего сам не думает.

 

Может быть, будет конспирология в том, что я хвалю Путина, но когда Путин читает речь – это видно, это на бумаге, мы видим, что он читает. А когда там нет бумаги, нет таких стеклянных штучек, может быть у него гиперзрение и это стекло где-то далеко, но я очень в этом сомневаюсь. Мне не нравится, что Обаму все хвалят за то, что он может так хорошо говорить, выражать "свои" мысли, которые написаны перед ним.

 

Текст подготовлен компанией "Орфографика" http://услуги.орфографика.рф

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (39 мб)
Видео MP4 640x360 (15 мб)
Видео MP4 320х180 (8 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (326.47 КБ)
FB2 (438.96 КБ)
RTF (123.18 КБ)

Страницы