Подписка на RSS - Общество

Общество

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 14 ноября 2015.
Разговор о военной террористической операции в Париже, почему США нужна война Европы с Россией, зачем отделяют Каталонию, почему Ярош ушёл из “Правого сектора”, геополитике присоединения Крыма, победе и поражении “Дня народного единства”, почему растут цены и налоги, как не выполняются указы Путина, почему Россия требует долг с Украины, кому принадлежит российская собственность, почему рухнет рубль, кто распределяет бюджет РФ, как уничтожают экономику, как Путин проиграл пятой колонне и как готовят государственный переворот в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-11-14

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вчера произошла серия терактов во Франции, то есть, какой-то совершенно неслыханный, до этого раньше не было. Там погибло более сотни человек. Вот это с чем связано? Кто это устроил? Действительно ли это боевики ИГИЛ? Или на них просто это списывают?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, хотелось бы высказать сочувствие людям, потому что, в любом случае, это трагедия для большого количества людей. А теперь, давайте проведём анализ.

 

Во-первых, уже официальные французские власти заявили, что это ИГИЛ, то есть, уже известно кто. Поэтому, давайте вообще поймём: а почему ИГИЛ, и в чём эта логика? Вот я смотрю комментарии. Максимально который комментарий приближается к правде, я специально посмотрел, из политиков высокого уровня - это о странной позиции США в связи с ИГИЛ.

 

Давайте за дипломатическими формулировками говорить о правде: ИГИЛ был изначально создан Соединёнными Штатами Америки. Создан приблизительно три года назад совершенно официально, никто этого не скрывал, это всё создавалось под предлогом борьбы с Асадом. Но предлог не важен. Это создавалась террористическая армия США.

 

Для чего она создавалась?

Для того, чтобы держать в страхе, в дисциплине своих союзников, вассалов, своих врагов, и весь мир, включая Россию и Китай. То есть, это есть судьи, если хотите опричнина однополярного мира, вот, что такое ИГИЛ, полностью подчинённый американскому государю. Дальнейшие действия - вот это странное, вдруг появившееся массовое количество организованных, большое количество их всегда было в Европу. А организованных в чёткие такие колонны, в чёткую систему, беженцев, которых там вдруг под миллион. И в которых все знали, внутри заложены были террористы. Что, это кто-то не знал? Об этом как раз говорили многие, потому что это было достаточно очевидно. Понятно, что этот миллион пришёл, и дальше он перешёл к своей собственно функции, на которую он был и подготовлен ещё три года назад Соединёнными Штатами. Он начал вести террористическую карательную операцию против европейских вассалов Соединённых Штатов Америки для того, чтобы те не выпендривались. Почему Франция? Потому что, Франция самая выпендрёжная страна из Европы.

 

Артём Войтенков: А не Германия?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Обратите внимание - Франция. Потому что Германия - страна, которую блокируют американские оккупационные войска. Там несколько сотен американских баз и воинских подразделений. Поэтому Германия, если что, никуда не дёрнется. В Германии был Шрёдер, были какие-то попытки, но учитывая, что там мощнейшая военная инфраструктура Соединённых Штатов Америки, они в принципе за Германию уверены.

 

А вот Франция, которая после де Голля американские войска вывела со своей территории (они же там тоже были), вот там могут быть какие-то шатания. Поэтому, если выбирать для американцев, по кому надо ударить, прежде всего, конечно, по Франции. И больше всего внимания надо уделять Франции. Там всё-таки и имперский дух не подавленный - они же формальные победители Второй мировой войны. Поэтому у них неподавленный имперский дух, и поэтому Францию надо добить. Что мы сейчас собственно и наблюдаем, причём не только через конструкцию терроризма, но и через конструкцию культурного уничтожения - это вот эта история папа-папа, или мама-мама родители, а не мужчина-женщина, это ювеналка, и всё остальное. Кто был во Франции, те знают, что там очень сильно вот это вот давление извне, уничтожающее французские корни, убирающее возможность сопротивляться нации против уничтожения себя самой, и своих культурных кодов. Все, кто был во Франции, все это подчёркивают. В этом плане Франция самая несчастная страна в плане воздействия США - там самый высокий уровень всегда был давления.

 

То есть, мы прямо говорим, что за этим терактом стоят Соединённые Штаты Америки через ИГИЛ, совершенно решая свои конкретные интересы. Это не значит, что они планировали. Так же, как не они планировали непосредственно теракты, допустим, которые были в Москве, или в Беслане. Но они создали армию, которая была насыщена их управляющей агентурой, которые запланировали эти теракты. Поэтому, это напрямую действие Соединённых Штатов Америки в своих интересах.

 

Просто как-то, может быть, кто-то забывает. Что такое ИГИЛ, который это организовал? ИГИЛ - изначально созданная американцами воинская система, обеспеченная оружием исключительно из рук Соединённых Штатов Америки и их союзников. Что, ИГИЛ производит танки, которые у него есть, кстати? Или, может быть, он производит артиллерию? Или, может быть, он производит взрывчатку, или стрелковое оружие? Нет, это всё им привезли Соединённые Штаты Америки и их союзники. Привезли приблизительно за пять лет. И вот эти арсеналы, которые были сформированы американцами в Ираке, и которые были переданы ИГИЛ, и которые являются собственно его базой военного характера. Представьте себе, пуская даже у ИГИЛа несколько десятков бойцов, но они с палками. Что они сделают против Асада и его сотни танков? Ничего. Хоть сколько у них не было бы бойцов. Но когда им американцы предоставили оружие, естественно, они стали силой, стали армией.

 

Второй момент. Всего лишь пару недель назад американцы дополнительно им предоставили пятьдесят тонн оружия и боеприпасов, включая взрывчатку.

У меня вопрос: какая взрывчатка взорвалась в Париже?

Ответ: с очень большой долей вероятности, переданная Соединёнными Штатами Америки ИГИЛу для диверсионных действий, публично и официально сброшенная с самолётов. Это же факт? Факт. То есть, не только передача оружия системе, но и передача непосредственного вооружения для проведения террористической деятельности.

 

Третий момент. Союзники Соединённых Штатов Америки, Саудовская Аравия, Катар, которые открыто заявляют о том, что они поддерживают ИГИЛ. Катар вообще сказал, что он готов ввести войска, для того, чтобы воевать с Асадом в состав ИГИЛ, то есть, легализовать свои воинские части. Раз об этом говорит государство, значит, там уже есть его подразделения, просто они нуждаются в легализации.

 

Тогда что нужно? Вот если бы мы жили в нормальном, не перевёрнутом мире пропаганды, то Франция должна была бы объявить немедленно войну Саудовской Аравии, Катару, и минимум, объявить дипломатический демарш в отношении Соединённых Штатов Америки. Как минимум. То есть, это так устроена система. После чего мировое сообщество должно было отбомбиться, как минимум, на Катаре, который официально заявлял о поддержке ИГИЛ. Понимаете? Но этого не происходит. Это как раз показывает, что мы живём в мире пропаганды, основанной на вранье.

 

И, к сожалению, прогноз такой: Американцы будут добивать Европу, потому что им европейцы нужны в качестве ударной силы против России. До тех пор, пока европейцы не примут решение участвовать в военных действиях против России на территории Украины, количество терактов на территории Европы будет постоянно расти.

 

Не для того они запустили миллион якобы беженцев, в которых десять процентов где-то террористов, или связанных с ними боевиков, чтобы просто закончить на одном теракте в Париже, не для того. Кстати, особенность этого теракта, если вы заметили, это - военное планирование, это чистый классический диверсионный акт. Это не теракт, это диверсионный акт, организованный воинским подразделением. Потому что это шесть точек, это большая численность.

- Это скоординированная система работы.

- Скоординированная поставка оружия, раз так много.

- Скоординированная подготовка.

- Скоординированная организация – это воинское подразделение.

 

То есть, на территории Парижа террористический акт совершила диверсионная, как военный штаб, диверсионная разведывательная группа ИГИЛа под руководством Соединённых Штатов Америки. Вот формат этого действия. И понятно, что таких диверсионно-разведывательных отрядов, мы можем даже подсчитать приблизительно. На миллион беженцев где-то около ста тысяч боевиков, или связанных с ними людей. Это означает порядка десяти тысяч террористов-боевиков, непосредственно владеющих оружием, находится на территории Европы для целей диверсионной работы. Вот в этом было задействовано около ста человек, судя по масштабу явления. И причём, это было первое, то есть, проба, если хотите, для новичков. Это означает, что потенциал диверсионной работы приблизительно около ста, двухсот, на сегодняшний день в Европе такого рода террористических актов. Вот будем их ждать, где они будут выскакивать.

 

Понятно, что и Россия тут не может как бы оказаться в стороне. Тут же очень просто. Почему не складывается международная коалиция? Да потому что, это войска США. Как они будут организовывать международную коалицию против террора, как бы против себя самих? Это было бы глупо абсолютно. Это всё равно, что Российская Федерация предложила организовать международную коалицию для борьбы, например, с четвёртой дивизией, размещённой в городе Тольятти. Это было бы смешно. Вот именно это сейчас и происходит, и все это знают.

 

Поэтому, формально надо объявлять войну Саудовской Аравии и Катару, прямым организаторам и прямой поддержке, и дипломатическими демаршами изолировать Соединённые Штаты Америки - тогда это будет ответ по международному праву на этот теракт. А вот это занудство, и ничегонеделание, которое сейчас будет, понятно, что оно просто умножит количество терактов и в Европе, и в том числе и во Франции.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что американцы будут делать вот эти взрывы, и убийства до тех пор, пока европейцы не втянутся в войну с Россией на территории Украины. Поясните, пожалуйста, как это понимать?

 

Евгений Фёдоров: Связь? Очень просто. Террористическая деятельность давит на власти. Вы понимаете, что такое терроризм? Терроризм - это повод для информационной войны. То есть, повод для того, чтобы информационное сообщество представило этот повод, как побуждение к тому, или иному действию. То есть, тот, кто владеет информационным сообществом, и владеет ответом на цель теракта. Что такое теракт? Теракт может и сплотить людей. Вот фашистская Германия, обстреливая Ленинград в блокаду, она сплачивала людей. Это же тоже теракт. Но, если вы представите это в другом ключе, средства массовой информации представят, то это может разобщить, и создать условия для того, чтобы, допустим, сменялись правительства, чтобы формировались определённые курсы.

 

Если грубо сказать, сейчас к Олланду придут, и скажут: "Подводи политику по войне с Российской Федерацией. Не будешь её подводить, значит, следующий теракт будет направлен таким образом, чтобы ты не прошёл на следующих выборах. Потому что, будет интерпретировано, как твоя абсолютная слабость. Твоя группа, команда, партия на этой базе будет полностью сметена возмущённым французским народом, мы это организуем, мы контролируем у тебя информационное пространство, и через этот механизм ты будешь убран. Если ты будешь подводить дело к войне с Россией, в этом случае мы не будем эту террористическую деятельность направлять на твоё личное благополучие, и твой личный статус. То есть, тем самым ты будешь наш союзник, и мы вместе с тобой будем организовывать вторжение в Российскую Федерацию. Но при этом тебе придётся подвести к этому французское общество, и французские вооружённые силы".

Это обычная конкуренция наций.

 

Как только вы в логику своих рассуждений поставите "конкуренция наций – суть мировой политики всегда", после этого вы небольшой логической цепочкой получите ответы на все дальнейшие события, которые происходят в мире в межгосударственных отношениях. А это конечно, элемент межгосударственных отношений - это внешний терроризм.

 

Артём Войтенков: То есть, американцам нужна война России с Европой, или война России с Украиной. Тут как?

 

Евгений Фёдоров: Американцам нужно уничтожить Россию. Поскольку, сходу это не получилось после сентябрьских событий прошлого года. То есть, какой у них был план?

- Госпереворот в Киеве.

- В России подготовлена Болотная, майдан. Она же была готова на сентябрь месяц, мы же это знаем. То есть, она прошла проверку, на Болотную вышло около ста тысяч человек.

- Инфраструктура была готова.

- Пятая колонна во власти была готова. То есть, всё было подготовлено, они так считали, американцы.

- Дальше сентябрьские события, Киев. Двигается вот этот майдан на Москву.

Тогда же не было ещё ни Крыма, не было Донецка, Луганска. Двигается на Москву.

- Москва падает. На месте руководства в Москве появляется Ходорковский, или Касьянов.

- И дальше - ликвидация Российской Федерации.

Вот какой был план.

 

Когда прошли события в Киеве, то, как вот гладко было на бумаге, но забыли про овраги американские планировщики. События в Киеве, Донецке и Луганске - этот план был остановлен. То есть, благодаря героизму русских солдат, жителей Донецка, Луганска, добровольцев, этот план был остановлен, то есть, фашистское наступление захлебнулось, оно остановилось.

 

Дальше возникло вот это тяжёлое противостояние, в котором Россия предприняла сирийский рейд, который снизил, снял давление, и внёс разброд и шатание в ряды союзников США. То есть, союзники США, в том числе Франция та же, Германия, они в результате вот этого сирийского рейда, они как бы зашатались. Я бы сказал, это был контр рейд, потому что это был рейд в ответ на американские шаги по массовой эмиграции террористов в Европу.

 

Смотрите, как события развивались.

- То есть, американцы решили усилить давление на Москву - запустили миграцию в Европу, причём, готовили её давно уже.

- В ответ Россия - рейд в Сирию.

- Европейское руководство опять заколебалось.

 

И вместо того, чтобы участвовать в американской программе ликвидации Российской Федерации, в том числе, безоговорочно стоять на стороне фашистов в Киеве, а это элемент этой войны. Вот если бы они не выпендривались, не подписывали всякие бумаги, как американцы считали. То, по мнению американцев, они должны были просто сказать: "Киев абсолютно прав, Москва абсолютно не права. Никаких соглашений о прекращении огня. Уничтожить полностью Донецк, Луганск, и дальше уничтожить плохой режим в Москве". Вот какая их логика. На это их союзники не пошли. Сами американцы с этим не справляются, то есть, с войной с Москвой они не справляются. Соответственно, им надо выстроить новую архитектуру работы со своими вассалами, чтобы они не выпендривались, а строго выполняли команды из Вашингтона. Вот сейчас этот процесс выстраивания и происходит. Но я упомянул Сирию, потому что всё это как бы в одном замесе. Потому что, мы же тоже не молчим, Путин же контратакует. Сирия - это контратака, которая удалась. То есть, это рейд по тылам, который дезорганизовал будущее возможное наступление на Российскую Федерацию, как это военным языком получилось.

 

Артём Войтенков: Военно-политическим тогда.

 

Евгений Фёдоров: Да. При этом, само по себе, он всего лишь послал туда один полк авиационный. И ни с каким ИГИЛом один полк не справится просто технически, это Генеральный штаб скажет. Нужно минимум тысячу самолётов, а не пятьдесят летательных аппаратов, понимаете? Поэтому, вот этим демаршем, по сути своей, который не решал проблему кардинально, но он политически расстроил антироссийскую коалицию, которую американцы долго собирали. А теперь им надо следующий шаг. Какой следующий шаг? Обратно привести в чувство своих союзников, вассалов.

 

Артём Войтенков: Взрыв в Париже.

 

Евгений Фёдоров: А что приводит в чувство? Наказание. То есть, если вас ребёнок не слушается, вы его кладёте на лавку, и дубиной бьёте по попе. Правильно? Вот это - дубиной по попе.

 

Артём Войтенков: Так, а почему же тогда именно европейцев? То есть европейцев гонят на войну. Европейцы сами там погибнут. То есть американцам европейцы не нужны.

 

Евгений Фёдоров: Так им и свои не нужны. Они всегда организовывали войны. Вы думаете, что они своих жалели? Это же государство колониального типа, то есть разбойничьего типа. Любой разбойничий рейд - это потеря своих, любой. Даже против беззащитных всё равно могут быть риски. Вот вы представьте, банда решила взять, разбойничий рейд, какой-то завод захватить. А там охрана. Может её в сто раз меньше этой охраны, но кто-то пульнёт, значит, у банды будут потери. Это специфика разбойничьего поведения, разбойничьей методики – своих не жалко. Вон они на две мировые войны. Это же не мы, не Россия две мировые войны сделали, и не Китай, не Индия. Все мировые войны зачинали колониальные державы, либо державы в средние века, которые действовали по принципу колониальному, по типу Тимура и так далее.

 

Артём Войтенков: Но эти-то были далеко в истории. Но две мировые войны чётко развязали американцы, просто они получили максимальную выгоду с этого.

 

Евгений Фёдоров: Выгоду и им не жалко никого было. То есть, что им жалко было сто миллионов людей, которые, например, погибли во Вторую мировую войну? Конечно, нет. И когда ни развязывали, они нисколько с этим не считались. Это разбойники по своему менталитету, люди-разбойники. Что они там жили? Где индейцы? Десять миллионов индейцев уничтожили за двести лет. Это как вообще? Под корень, осталось двести тысяч. То есть там ничего с гуманизмом в головах даже не бродит, и не бродило. Это другой тип цивилизации. Это цивилизация-хищник. Цивилизация-хищник изначально. Как волк не будет жалеть свою жертву никогда, ему в голову не придет её жалеть. Так и здесь.

 

Поэтому всё, что им нужно от европейцев - это строгая вертикаль власти. И если они сказали уничтожить Российскую федерацию, значит, вы должны это делать, а не выпендриваться, не скакать, не вести дурацкие переговоры и всё остальное. Вот, какой сигнал они подали этим терактом. И это будет только продолжаться.

 

Европейские же лидеры знают про эти сто тысяч боевиков, о которых я сейчас сказал. Отлично знают. Они прекрасно понимают, что эти сто тысяч боевиков держат их за горло. Что если ты неправильно будешь вести, то таких терактов будет сотня. И эта сотня сметёт не то, что тебя и твою партию, а вообще поменяет весь политический расклад в твоей стране. Тем более американцы много от них не требуют. Они же не требуют, чтоб прямо сейчас французские войска вошли? Для начала иностранный легион. Там есть методы, которые не публичного характера. А самое главное - чётко займите позицию. Что это вы вдруг начали расследовать и давить по расследованию сожжённому дому в Одессе? С чего вы это делать начали? Это американцы так говорят. Кто вам это разрешал? Вот год вы этого не делали, а тут вдруг заметили, что в Одессе фашисты сожгли людей. А кто вам разрешал это замечать? Чего это у вас за год в мозгах поменялось? Это из-за Сирии, в которой появился русский полк авиационный?

 

Артём Войтенков: Слушайте, как любопытно всё. Да, получается после бомбёжек в Сирии международное сообщество, я не помню из Франции, да?

 

Евгений Фёдоров: Да. Начало требовать расследования.

 

Артём Войтенков: Да, кто-то начал говорить, что давайте проведём это всё более подробно. Мы не верим в то, что они сами себя подожгли.

 

Евгений Фёдоров: Вдруг вскрыли этих стрелков на Майдане, которых до этого вообще: "Какие стрелки? Это могут быть только люди Януковича". Сейчас вдруг вскрыли, что это Парубий организовал и всё остальное. Вскрыли это ведь де-факто. И ясно - американцам это не нравится. То есть они почувствовали, что они не вытаскивают стратегию. Раз не вытаскивают стратегию, что надо сделать? Издать приказ - "Ни шагу назад. Расстреливать заградотряды". Я военным языком говорю. Заградотряды же в Германии появились ещё до того, как они появились в Советском Союзе. Это то же самое. Это форма заградотрядов, но геополитического характера.

 

Самое важное, Артём не в том, что этот теракт произошёл, а в том, что это первый теракт. И все знают, что это первый теракт накануне террористической войны в Европе. Вот, что важно. То есть здесь полная безнадёга.

 

Сейчас представьте, что вы сидите где-то во Франции или в Германии и анализируете, планируете ситуацию. То, что называется, элита страны. Они, конечно, боятся американцев, но у них есть и свой какой-то интерес всегда. Всегда есть национально-освободительное движение, хотя бы внутри. И вот что им сейчас делать? Они прекрасно понимают, что если что, в Берлине десять терактов - не проблема вообще. Потому что из этих десяти тысяч минимум тысячи три смертников, которые подготовлены, как смертники с промытыми мозгами. Вот, что им делать? Тем же немцам или французам, которые там всё это планируют, австрийцам? То есть они понимают, что они накануне процесса. С войной же тоже можно, они же воевали тоже. Для этого им надо сформулировать перед народом, что идёт война, тогда народ поймёт. Раз идёт война, значит, идут боевые действия. Идут боевые действия - надо вступать в армию и защищать своё немецкое или французское отечество. А с кем война?

 

Артём Войтенков: Да, забавно. Война с этими приезжими, которые едут в Европу уже шестьдесят лет, начиная с 1960-х годов.

 

Евгений Фёдоров: Это чушь.Кто их организовал? Кто их вооружил? Значит, война с Соединёнными Штатами Америки? Смогут сейчас европейские лидеры это сказать, с языка снять? Не могут. Мало того, он явно не те лидеры, которые готовы быть лидерами в войне, другой тип людей, это болтуны и демагоги.

 

Артём Войтенков: Которых подбирали Соединённые Штаты.

 

Евгений Фёдоров: Да, театральные демагоги. Ну не может артист, играющий Жукова в театре с мощным голосом, в генеральском мундире, он не может быть Жуковым, понимаете? Не может. Вы не можете его взять из театра: "О! Ты хорошо играешь. Всё, командующий фронтом". Так не бывает. Войну ведут другие люди, другого характера. И эти другие люди, они не у власти ни во Франции, ни в Германии, нигде. Они могут прийти исторически, могут, но для этого должны произойти определённые процессы. Европа к этим процессам пока не готова, но в принципе это путь. Почему мы и говорим - сегодняшнее национально-освободительное движение, оно есть и во Франции, и в Германии, необходимо поднимать восстание против американского владычества. Тогда не будет терроризма. Тогда вы победите, восстановите свою идентичность, и сможете дальше жить, как великий немецкий, французский, итальянский, греческий и все остальные народы. Это единственный путь, который прошли до вас ваши деды, прадеды и прапрадеды.

 

В отношении Греции четыре тысячи лет был этот путь. Это же сколько поколений? Двести поколений! Но они вам всё разжевали. Вот, что надо делать, освобождаться от внешнего управления, и тогда вы будете сами планировать свою судьбу, и тогда вас никто не будет уничтожать, а вы сумеете защититься, как защищались до этого.

 

Артём Войтенков: Но тогда эти, так скажем, повстанцы, которые будут подниматься в Европе, их будут давить, во-первых американцы.

 

Евгений Фёдоров: Карательные подразделения ИГИЛа США.

 

Артём Войтенков: Да и их будут давить сами же государственные власти.

 

Евгений Фёдоров: Формулы, мы любим формулы - карательные подразделения ИГИЛа США. Их будут давить. Тогда называйте вещи своими именами - оккупационные власти Европы. Правильно, будут давить, ну и что? Будет борьба. В этой борьбе национально-освободительное движение победят, как до этого побеждали. Скинут американцев, кстати, с помощью Российской Федерации, если там будут даже просто держать удар. То есть не надо туда появляться. Это же геополитика, то есть баланс. То есть фактически у нас появляется система союзников в Европе, которая борется за свою свободу против американцев, но помогает нам здесь, в тылу их как бы, остаться в живых. Конечно. Вот вокруг этого и будет главная борьба.

 

Я вам скажу, сейчас возникнет очень интересный эффект - эффект обострения террористической активности хунты на Украине, скорее всего.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что после этого теракта часть политиков во Франции, в Германии, в Европе примут решение о том, что надо идти американским путём и не выпендриваться. Что означает, что они снимут то давление, которое они как бы осуществляли на Порошенко для умиротворения ситуации. Что автоматически добавит американцам возможности, развяжет руки для того, чтобы там активизировалась террористическая деятельность режима, против, в том числе Донецка и Луганска. Так устроена геополитика, её формат.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть война в Европе неизбежна. В какой-то форме, но она там будет обязательно?

 

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, что вчера в Париже произошёл акт войны в виде диверсионной операции американского ИГИЛа на территории европейского континента. Акт войны. То есть, если мы говорим о полномасштабной войне с миллионными потерями, может быть до этого дело и не дойдёт, если, скажем так, национально-освободительное движение в Европе поднимут голову. Они, кстати, очень сильные, особенно в Германии, очень сильные. В Германии сторонников НОДа аналитически мы рассчитывали - очень много. Боюсь называть цифры, но на конечной стадии это будет девяносто процентов, потому что немцы генетически очень не любят американцев, но при этом они их воспринимают, как победителей, которых надо слушаться. У них борется чувство законопослушности, в том числе, перед оккупантом, и в то же время генетическая память, которая требует свободы от интервента. И между этими двумя процессами в головах у немцев и происходит такая определённая борьба. Но заметьте, на стороне американцев там нет ни одного искреннего сторонника. То есть, нет таких, которые бы говорили: "Нами американцы правят и это хорошо". Таких там нет. Если есть, может один, два.

 

Артём Войтенков: Они просто этого не признают и всё. Говорят, что такого факта нет.

 

Евгений Фёдоров: Все это признают. Понимаете, то, что пропаганда об этом не говорит, это не значит, что люди этого не понимают. Я встречался с немецким руфером, который помните, ездил на машине и орал, ругался на американцев? Я думаю, что он отражал общее настроение немецкого сообщества, которое как бы бытовое, которое не выплёскивается на телевизор, но которое реально. Иначе у него не было бы такой популярности. Иначе просто какой-то ненормальный, сказали бы. А так он реально говорил то, что все знают и все думают.

 

Артём Войтенков: Но бояться сказать. А он просто не боялся.

 

Евгений Фёдоров: Да, он не боялся. Боятся сказать в том плане, что считают, что раз нас захватили, то это начальник. То есть, это немецкая черта – следовать закону и вертикали власти. То есть, они понимают, что это начальник-оккупант, они видят его базы оккупанта. Но они считают, что раз так сложилось, раз мы не выдержали военные действия и проиграли в 1945 году, то у начальника есть законное право нами командовать. Это немного другая вещь. В плане продвинутости общественного мнения в Германии, оно на порядок выше, чем в России. В России многие считают, что мы не в оккупации. Многие считают, что мы не внешне управляемая страна. Это же правда. А в Германии как раз все знают, что это внешнее управление, просто они это воспринимают, как факт поражения в войне, как и положено, вот так сложилось, мы не выдержали этот бой. Не выдержали бой, всё, мы не олимпийские чемпионы, мы теперь подчинённые.

 

Артём Войтенков: Правильно, надо было не с нами драться. А так мутузили друг друга, поубивали сколько народу, а в итоге обе страны в проигрыше оказались. А вот то, что Ярош ушёл с поста главы Правого сектора, это следствие вот этих политических игр или что это? Или это такая малозаметная вещь.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Насколько я понимаю, что у Яроша возник очень простой конфликт, о котором достаточно подробно было видно. У него в системе в движении, это же движение, созданное Соединёнными Штатами Америки, естественно они распределяли там деньги.

 

Артём Войтенков: Правый сектор вы имеете в виду на Украине.

 

Евгений Фёдоров: Да, Правый сектор и вся система организации. Им занимаются лет пятнадцать-двадцать, и финансированием. Мы об этом раньше говорили, ещё до Майдана. И поэтому, это американское движение, американская система. Дальше, на Украине, если вы заметили, в том числе в силу компромисса с европейцами (из-за чего в Европе и теракт в том числе, о чём мы сейчас говорили), началась другая тенденция - успокоение. То есть некоего подавления такого, по крайней мере, вершины фашизма, то есть публичной части фашизма.

 

И в этом случае сам Ярош, у него возник диссонанс. Он либо должен был, что называется, уходить в леса и заниматься партизанской борьбой и с фашистским режимом в Киеве частично, и с Донецком, Луганском и с Россией, либо отойти в сторону. Он решает отойти в сторону. Судя по всему, Правый сектор сейчас американцы будут использовать, как те самые диверсионные отряды. И не случайно, если вы обратите внимание, опять возникли какие-то обстрелы в Донецке, Луганске. Вчера Донецк обстреляли опять, аэропорт опять обстреляли. Это делают же не вооружённые силы Украины, это делают как раз подразделения, которые контролируются США, в том числе по линии Правого сектора, батальоны.

 

Артём Войтенков: Как-то странно. Он ушёл, а они продолжают стрелять. Или он тут уже не важен?

 

Евгений Фёдоров: Так это игра. У них начальство в США. Он просто сам лично, как бы отошёл в сторонку. Вот сейчас у них нет лидеров, и не будет. Потому что, когда вы террористы, вы лидеров засвечиваете, если это не полные дураки, до такой степени, что их потом сажают, уничтожают и так далее. Поэтому, как правило, в терроризме лидеров нет. Это означает, что просто принято решение в США, что Правый сектор переходит в разряд подпольно-террористической организации чистого вида. Вот и всё. Как такая железная рука американцев, которая должна уравновесить давление как бы миротворческое наполовину Европы (оно хитрое миротворческое, но тем не менее), и сложившихся обстоятельств. То есть фактически, это такая мощная подпорка для американских сил на Украине незаконного характера. То есть, если что они потом сделают ещё один госпереворот, если, допустим, Порошенко и олигархи они задрейфят идти на массовую кровь опять.

 

Артём Войтенков: А я вот читал такое мнение, что американцы на Украине, в общем-то, проиграли. Вы сами говорили, что они завязли. То есть они хотели быстро, а быстро не получилось.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И теперь они как бы отступают и Украину сдают.

 

Евгений Фёдоров: Они не могут сдать её. Потому что, если они сдают Украину, они вынуждены будут отступать до Парижа, до Лондона. В войне невозможно прекратить войну, просто уйдя: "Что-то тут у нас не получилось, мы вас тут побомбили, и ладно". В системе войн так не бывает. Потому что если они отступают, здесь Путин – победитель, здесь НОД – победитель в России, здесь реформа Конституции, здесь замена элит, и следующий удар - это уничтожение собственно США. И самое главное здесь - восстановление единого государства. То есть, если слетает фашистский режим Порошенко, открывается прямая дорога к восстановлению единой государственности.

 

Артём Войтенков: России и Украины.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А восстановление единой государственности - это крах стратегического характера США, то есть крах 1991 года. Не тактический, как бы текущий, а стратегический. То есть идёт полный пересмотр мира. На какие позиции? На позиции 1991 года? То есть не только в масштабах России, но и в масштабах влияния России. То есть опять формируется двухполярный мир для начала, а потом, может, многополярный. Или сразу многополярный с мощным российским лидерским поясом. То есть на самом деле восстановление единого государства России и Украины это полная победа в геополитическом понимании этого слова. И это автоматически произойдёт. Понимаете в чём дело? Именно потому, что уже пошла война и пошли жертвы.

 

Артём Войтенков: То есть, если мы объединяемся с Украиной, туда автоматически подтягиваются другие страны поменьше, типа Армении и даже той же Белоруссии.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что вообще никаких вопросов не будет с Арменией или с Белоруссией. И с Грузией не будет. Если американцы уйдут с Украины, они уйдут и с Грузии. Если вы сливаете воду из ванны, она сливается из всех ваших кусочков ванны, а не только из одного места.

 

Они же не просто уйдут. Вы как бы абстрагируйтесь от текущей жизни. Они уйдут с позиций 1991 года. То есть они уйдут геополитически. Это значит, что они не могут держать удар в Грузии, уйдя из Украины. Потому что у них сил не хватило на главное направление фронта. Значит, точно в той же Грузии приедет просто матрос какой-нибудь из Москвы и скажет: "Ребята, что у вас тут за двадцать пять лет было? Что-то вы тут наворотили. Давайте-ка обратно дружить". И всё. И грузины скажут: "Оh, yes! Классно! Теперь мы будем вместе с нашей Абхазией и Осетией. Отлично. В едином государстве Россия. Прекрасно. Все проблемы решены. И мы опять пошли в рост, и вы опять нас защитили. У нас перестала быть миграция. У нас перестали турки жить в Батуми, где они там уже живут больше половины населения и всё остальное".

 

То есть это как принцип домино: в одном месте, в главное фронте вы проиграли - меняется всё пространство. Вот как Германия проиграв на Советском фронте, она проиграла по всему миру, где она вела и в Африке войну, и в Европе, везде. Вот если бы они не проиграли на Советском фронте, они бы там ещё победили. Они же планировали до Америки через Латинскую Америку идти. Помните, у них же были такие планы?

 

Артём Войтенков: Планы-то планами.

 

Евгений Фёдоров: Просто эти планы не были выполнены, потому что они проиграли в главном месте. А на Советском фронте у них было где-то, напоминаю, порядка семидесяти-восьмидесяти процентов сил, то есть, не все силы. Но проиграв в главном месте, они проиграли во всех остальных автоматически. Это сообщающиеся сосуды.

 

Я не побоюсь этого слова, в этом гений Путина. Что, решив вопрос с Крымом, он запустил неизбежную логику событий геополитического значения. В этой логике можно проиграть? Можно. Мы об этом всё время говорим. Но, если ты в этой логике выигрываешь, ты выигрываешь не Крым, ты выигрываешь 1991 год. И то, что сейчас об этом не говорят, это просто об этом не говорят, потому что к этому не пришло время говорить (я говорю на официальном уровне). Но мы людей к этому готовим. И мы как раз хотим, мы знаем, что это получится. Но мы хотим (НОД), чтобы это получилось быстрее и бескровно, то есть с минимальными потерями, поэтому мы людей к этому и подготавливаем.

 

Артём Войтенков: То есть присоединение Крыма - это частичное восстановление СССР.

 

Евгений Фёдоров: Никакого другого смысла в этом нет.

 

Артём Войтенков: А как говорят: "У нас там военная база". Ещё много чего.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, у нас в Батуми неплохая военная база, и что это значит? Босфор и Дарданеллы - там ещё лучше военная база. При чём здесь вообще это? Плохие места в Прибалтике? Там вообще-то была база в Прибалтике ещё больше. Понимаете в чём дело? Баз-то много везде хороших и вообще хороших мест много. А какие прекрасные поля в Африке есть великолепные, где алмазы просто в земле растут, и что? То есть само по себе объяснение, что мы это взяли, потому что там красиво и хорошо, оно не катит в мировом конкурентном сообществе. То есть, взяв Крым, мы автоматически пошли по пути восстановления незаконно разрушенного (ключевое слово "незаконное"), разрушенного Советского Союза. Потому что мы – нация справедливости. Мы – нация правды. Наше госстроительство такое. Я не про людей, я про принципы госстроительства. И с точки зрения нации и правды, аргумент, что нам понравилась база в Крыму, поэтому мы его взяли, нам не катит.

 

Нам катит аргумент, что мы взяли Крым для того, чтобы восстановить справедливость. Но если вы восстанавливаете справедливость, тогда вы её восстанавливаете до конца. То есть вы можете об этом не говорить. То есть Крым для нас - первый шаг по восстановлению справедливости. А справедливость - это границы, незаконно разрушенные вопреки международному праву в 1991 году. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Это вы говорите, объяснение не катит, а причины могут быть всякие разные. Да, но, тем не менее, понятно, что Путин взял этот Крым и теперь, если его отдавать, это всё, отступление полное.

 

Евгений Фёдоров: А вы помните, поднимите наши первые ролики?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Взятие Крыма означает автоматически взятие Киева. Но через период геополитической войны, в котором эта победа должна сформироваться. Нет, можно и проиграть, всегда добавляю - пятьдесят, на пятьдесят, можно проиграть. Но, если победа, то это победа не в Крыму, это победа на всей границе бывшего Советского Союза. Потому что именно эта граница, которая на сегодняшний день у огромного количества граждан России не является святой границей, что уже означает, что поработала двадцать пять лет пропаганда дебилизации. Восстановление - это и есть те границы, за которые наши деды, прадеды клали свои кости, и нам придётся выходить на эти границы, потому что, отдав чуть-чуть, ты отдаёшь всю страну, может, не сразу. Вот отдав Киев в 1991 году незаконно, ты автоматически отдаёшь Москву и Питер с промежутком тридцать лет. Если ты разрешаешь кому-то скушать твою руку, то ты этому разрешаешь скушать весь твой организм. Ты будешь за руку сражаться? Так то же самое.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а что касаемо предков. Как раз 10 дней назад был праздник – День народного единства. Я нарочно к вам пришёл попозже, через какой-то промежуток. Вы говорите, что уличные выступления людей они меняют какой-то политический расклад внутри и даже снаружи государства. За этот срок, 10 дней, какие-то изменения произошли?

 

Евгений Фёдоров: Произошло обострение геополитической борьбы в России. А вы не чувствуете? Впервые подписан закон, который мы ещё вносили года два назад о том, что можно конфисковать имущество иностранных государств на территории России. Его ещё тогда называли всякими совами, "закон российских олигархов". Но суть закона: если иностранное государство-агрессор у тебя конфискует имущество твоё, либо твоей экономики, то ты имеешь право конфисковать его имущество на территории России. Этот закон я лично подписывал, вносили года два назад, полтора после того, как начались санкции, и он тогда был отвергнут. Сейчас он был принят уже в редакции, и Владимир Владимирович подписал его не случайно 4 ноября.

 

Артём Войтенков: А, даже так.

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день и подписал. Это очень значимый закон, то есть это закон о том, что мы публично сообщили миру: "Мы не будем коровой, к которой можно подходить и отрезать у неё мясо, где понравится и кушать, а мы будем сопротивляться". Это победа и это прямая победа 4 числа, сейчас мы немножко раскроем этот момент.

 

Но есть и поражения, то есть, естественно, интервенты-американцы пошли в атаку: история с дальнобойщиками, история с повышением налогов для бизнеса. Это же сразу пошло – 5-го числа было объявлено, что налоги для бизнеса будут повышаться. 5-го, то есть это сразу пошёл контрудар. Почему так произошло?

 

Что такое 4 ноября? Это победа национально-освободительного движения Российской Федерации в 1612-ом году. Это праздник специально, единственный кстати, созданный Владимиром Путиным в российской системе красных дат календаря, выходных дней, единственный, других праздников он не создал, только этот. То есть он создал праздник победы национально-освободительного движения. Что такое праздники? Праздники - это сигнал в общество, то есть Путин дал всего один сигнал на уровне праздничных сигналов о том, что для него вопрос победы НОДа есть главный вопрос его жизни и его судьбы. Иначе бы он устроил праздник урожая, как красный день календаря, ещё много можно было праздников найти. Он всего дал один сигнал. То есть когда человек принимает такого рода решение, он как бы говорит о том, что для него лично, что является главным приоритетом в его политической жизни, в его работе, поэтому это однозначный посыл. То есть это - праздник национально-освободительного движения.

 

Дальше возникли компромиссы, откуда возник День народного единства? День народного единства – это метод победы НОДа, все объединились и победили. Но назвать "днём народного единства" это всё равно, что назвать День победы днём объединения всех вооружённых сил Советского Союза. Они же все объединились и победили, взяли Берлин, формально так тоже правда. Но чувствуете сразу, какая подмена идёт, не подмена, а отвод от сути, но отвод от сути не имеет суть. То есть для тех, кто пытается не слушать лапшу из телевизора с тупым лицом, а пытается - "Что за праздник? А в чём его суть?" Всё, сразу ответы встают на свои места, потому что НОД – это люди, которые немножко дружат с головой, а не просто хавают то, что им даст телевизор.

 

Это означает, что все, кто вышел 4-го числа, 4-го ноября на Тверскую, которая, напоминаю вам, когда 3 года назад мы штабы НОДа организовывали, мы их организовали, первая наша была акция это мы вышли на Красную площадь в День народного единства, три года назад. Нас было 70 человек, никакой Тверской не было, никаких массовых шествий не было, не было ничего. Вышло 70 человек, есть ролик, мы прошлись по Красной площади, нас тогда пустили, как, например, на Красную площадь не пускают, нас пустили, мы прошли с нашими знамёнами НОДа. С этого момента пошло, это было подхвачено административным ресурсом, потому что понятно, что Тверская – это административный ресурс. Мы, как НОД (он всегда так делает), разведали, за нами пошли главные силы.

 

Так и здесь - пошёл праздник. Следующий год - на следующий год уже Тверская, но там было где-то около 50 тысяч, и там была КПРФ, очень важный момент, который тоже надо отразить. День народного единства, прошлись по Тверской, НОД, естественно, был главный, потому что это праздник НОДа, то есть мы как бы были табличка праздника. То есть табличка всегда занимает меньше места, чем само сооружение. Вот мы были как бы табличка праздника, хотя и тогда НОДа было около 5 тысячи человек, это было год назад.

 

И следующий праздник сейчас.

Очень интересная была организация. Я просто специально прошёлся вдоль всей колоны, очень интересно. За Маяковкой водовозками, большими КАМАЗами тяжёлыми была перекрыта дорога, то есть колона праздничная была сформирована от Маяковки до Охотного ряда. Но за этой колоны было перекрыто движение до Третьего кольца. То четь что это означает? Это означает, что если бы люди пошли на этот праздник, то водовозки бы убрали и сделали то, что сделали во время шествия "Бессмертного полка", когда всю Тверскую предоставили движению. В принципе праздник был рассчитан, я так понимаю, организаторы планировали, что придёт всё-таки народу побольше. Пришло 85 тысяч – это маловато.

 

Я насколько понимаю логика очень простая, мы её прослеживаем.

Если бы пришло больше 100 тысяч, вышел бы Путин. То есть если было бы больше 100 тысяч, то тогда не только был бы подписан тот закон, но и пошли бы другие заложенные им параметры действий:

- снижение процентной ставки,

- запуск российских рублей в экономику,

- прекращение всех разговоров о повышении пенсионного возраста,

- прекращение всех попыток пятой колоны поднять налоги и всё остальное.

Этого не получилось.

 

То есть как всегда, поскольку победа была не убедительна, то есть это была победа – 85, но не убедительная, то, соответственно, она не дошла до конца. То есть не вышел Путин, не подал народу, как он, допустим, на Васильевском спуске выходил, поблагодарил, возглавил то, что процесс освободительный, то есть начал быстрые действия. Он только подписал этот закон и сделал пару решений, направленных на укрепление восстановления суверенитета. Сколько людей вышло – таков и результат. Вышло бы несколько сотен тысяч - был бы очень мощный, быстрый результат. Вышел бы миллион – а митинг был приспособлен взять миллион, потому что так было запланировано. Планировали же это за месяц где-то приблизительно. Так было запланировано, что убрали бы эти водовозки, и люди бы выстроились до Третьего кольца – это больше миллиона человек туда влезает. До Третьего кольца всё было перекрыто вплоть туда по Ленинградке.

 

Это было бы, конечно, масштабное шествие, которое бы автоматически вынесло и Центральный Банк, и чиновников американских в правительстве, и перестроило бы всю страну на победу суверенитета за один день. То есть то, что люди не пошли это они, конечно… Можно сказать, что они не поняли сигнала, которым их вытаскивал Путин в свою поддержку, но это их выбор, и это выбор не в пользу страны. Не буду уж говорить, как раньше говорил, жёстких слов, типа "предательство", но это выбор не в пользу страны. Они дали какую-то силу Путину, но не дали её достаточно, в результате пошли эти процессы. И сейчас мы сразу наблюдаем. Я же не случайно говорю. Наверняка вы будете спрашивать про дальнобойщиков.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это прямая связь. Смотрите, декабрь месяц 2014-го года, то есть года не прошло, слова Владимира Владимировича Путина. Цитирую, в послании Федеральному собранию. Напоминаю для наших слушателей, что посланий всего 12 было за всё время, и это конституционный статус речи. То есть то, что он говорит на послании, это он не говорит на кухне, это он даёт главную постановку задачи, предусмотренную Конституцией. То есть выше, чем послание, он сказать не может, вот о чём, придав своей речи максимальное значение. И по посланию всегда всё это оформляется указами и распоряжениями. То есть всё это оформлено распоряжениями, а не просто так, с подписью и печатью.

 

14 декабря 2012-ый год. "Предлагаю на ближайшие 4 года зафиксировать действующие налоговые условия. К этому вопросу больше не возвращаться. Не менять их". Ну как это ещё можно иначе понять? Нельзя повышать налоги на малый бизнес, на дальнобойщиков и на всё остальное. Правильно? Потом дальше он говорит, что наоборот надо принять решение по облегчению бремени для бизнеса и так далее, то есть на этом его речь не заканчивается, но это абсолютно категорические фразы.

 

Дальше что происходит? Где 4 года? Четыре года не прошло, 4 года же сказал. Выходят правительственные чиновники и говорят: "Давайте повышать на 16% налоги на малый бизнес". Выходят другие правительственные чиновники, с телевизора я просто смотрю и балдею, официальные чиновники высокого уровня министры, замы выходят и говорят: "Дальнобойщикам надо ввести платёж". Понятно, что может быть и надо, но почему сейчас? Почему не пять лет назад, не 10, не через год? Путин вам сказал: "Хотите? Нужно?" Он же не говорит, что вообще нельзя налоги повышать. Только сейчас нельзя, когда санкции нельзя. Нельзя 4 года повышать. Они выходят и говорят: "Надо повышать" - что-то объясняют.

 

С точки зрения, если бы у нас было президентское государство, то есть президент был бы властью, их бы просто взяли и посадили сразу в тюрьму, потому что это называется саботаж. Мы сейчас выйдем из Думы, участковый скажет: "Зачем вы бросили мусор, поднимите". Я не подниму. Он скажет: "Вы не выполнили моё законное требование, я вас сажаю в тюрьму". Это закон, он имеет право. А у президента такого права нет. Но это к вопросу о конституционной реформе, видите, как тут сразу мы выходим. То есть ему надо дать эти полномочия (так за скобками нашего разговора), но с точки зрения, то, что называется уважение к власти и как говорят, у Путина царская власть и так далее. Ребята, это саботаж тогда. Если вы считаете, что у него есть власть, тогда вы саботажники, к вам надо посылать сразу ОМОН. Прямо с телевизора вышел этот какой-то, Старовойтов, тут же ему руки за спину, и в каталажку. Ну, или как минимум уволили с работы. Понимаете в чём дело?

 

То есть мы видим, что это вперёд пошла пятая колона, вперёд пошли американские агенты, вперёд пошли социальные бомбардировки. И это прямая связь с тем, что недостаточно людей четвёртого числа дали сигнал, что они готовы вместе с Путиным поднимать национально-освободительное движение, потому что праздник НОДа. Прямая связь. Это как на войне, у вас только два фронта: вы либо на одном фронте на Красной армии, либо на фронте фашистской Германии. Если вы третья сила, сидите дома, будучи призывного возраста, прячетесь в лесах, то вы либо дезертир, а дезертир есть форма борьбы со своим государством, то есть вы на стороне фашистской Германии. Осознано, не осознано - это ваши проблемы, третьего нет.

 

Нет третьей силы на войне: вы либо с одной стороны, либо с другой стороны. И люди, которые не поддержали Путина 4 ноября, в национально-освободительном движении не поддержали, а не просто так вышли шарики помахать, эти люди объективно сработали на врага. И тут же получили ответную плюху:

- повышение налогов,

- повышение пенсионного возраста,

- повышение тарифов для дальнобойщиков,

- повышение платежей дорог для всех,

- сокращение зарплат здравоохранения, образования,

- секвестр бюджета.

Как из рога изобилия полилось, обратили внимание? Просто как из рога изобилия.

 

Это выбор людей. Где были эти дальнобойщики четвёртого числа? У них была форма подачи метода решения своих проблем. Их не было. Всё, получи гранату.

 

Артём Войтенков: Да, как любопытно всё связано. Вы про народ говорите, а я замечаю то, что народ, он как пирамида. Те, кто больше понимает, но их меньше и тех, кто дальше смотрит, они приходят, они что-то делают. А основная масса - до неё, если с верхушки пирамиды идёт, идёт, расширяется, но медленно. Количество людей, которое приходит, оно же увеличивается ежегодно.

 

Евгений Фёдоров: Усилилось. Мало того, сформировалась НОДовская повестка дня. То есть мы сегодня живём в системе национально-освободительной борьбы даже, если люди этого не понимают и не хотят. Это их проблема то, что они не понимают. Ещё раз говорю. Да, они не вышли четвёртого, но на любой войне у вас не один бой, у них будет возможность выйти весной. Я уверен, что Владимир Владимирович будет организовывать весной.

 

Артём Войтенков: Весной, вы имеете в виду на 9 мая?

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Там либо крымские события. Вы знаете, это же поводы. Вся история – это история поводов. А суть – это расстановка сил. Как в спорте: вы красиво ходите на открытие Олимпиады, у вас красивый костюм, флаг, вы прошли по кругу, все вами любуются. Но это всего лишь антураж главного события из-за чего вы туда приехали - битвы, в которой вы либо проиграли, либо победили. Это всё поводы вокруг главного события. Главное событие – это и битва между национально-освободительным движением России и оккупантами за освобождение нашего Отечества. И вокруг этой битвы раскладываются все остальные антуражи, примочки, флаги, шарики, праздники и всё остальное.

 

Смотрите. Вы не захотели выйти 4 ноября. И 4 ноября дать опору Путину для решения проблемы суверенитета. Хорошо. А бомбёжки-то американские продолжаются, снижение жизненного уровня продолжается. Пятая колона, которую он заранее предупредил, что она будет снижать жизненный уровень, в послании тоже - пошла вперёд. Значит за это время до следующего шанса, который будет месяца через три-четыре ваш жизненный уровень упадёт раза в два. За это время вам расскажут лапшу, что мы 20 раз уже дошли до дна и пошли вверх, вам расскажут лапшу, что у нас уже рост экономики через 15 минут начнётся как ракета, то есть откровенную ахинею несут с утра до вечера. Но вы же понимаете, что это никак на вашем холодильнике и зарплате не скажется, кроме как в отрицательную сторону.

 

Артём Войтенков: Люди надеются.

 

Евгений Фёдоров: Они могут надеяться. Но через три месяца, я вам сразу официально говорю: через три месяца вы будете жить на треть хуже, чем сейчас. Просто потому, что вы дураки, и не вышли 4-го числа в защиту своего Отечества и в поддержку Путина. Давайте вернёмся к нашему разговору через 3-4 месяца. Если вас устроит это падение вашего жизненного уровня, значит через три месяца мы ещё поговорим, и пойдём ещё отложим на три месяца. Мы-то будем бороться.

 

Американцы будут повышать температуру котла российского социального до тех пор, пока вы не догадаетесь, что

- вам надо либо вступить в армию гестапо и уничтожить вашу страну, чего они и хотят этими бомбардировками;

- либо в амию освобождения, в Красную армию, и помочь России освободиться.

Вот два варианта. А дальше всё это - антураж и форма. Например, на будущее, я так понимаю, если вся эта тягомотина дотянется до будущих выборов, до сентября-месяца.

 

Артём Войтенков: Какого года?

 

Евгений Фёдоров: Следующего года. То эта американская борьба будет в форме протестного голосования. То есть их задача будет создать условия, при которых путинская команда (прямая или косвенная) потерпела сокрушительное поражение, и они перехватили бы парламентские органы через своих людей или антипутинских людей, и на этой базе дальше уже начали свержение российского государства. Это план на сентябрь их. Но я думаю, что они пораньше постараются сделать госпереворот, до сентября они ждать не будут.

 

Артём Войтенков: То есть весной.

 

Евгений Фёдоров: Начало, я думаю, попытаются весной. Тут, видите, у них не получается. Я сейчас смотрю сводки социальных опросов, очень интересно. За год число понимающих, что надо участвовать в уличных мероприятиях, возросло вдвое, по опросам. А тех, кто считает, что надо участвовать в мероприятиях в поддержку пятой колоны и интервентов, Навального и так далее, - наоборот упало, буквально раз в 10. То есть люди начинают соображать, что ты не просто должен жить на этой земле, а ты на этой земле должен сражаться за своё Отечество, вот это очень хорошо. То есть вот это подогревание социальное, когда человека увольняют с работы, он начинает как-то немножко думать.

 

Сейчас запретили летать в Египет. В Египет у нас летало официально шесть миллионов человек в год. Эти шесть миллионов человек, у них появилась возможность подумать - почему возрос терроризм. Есть возможность у шести миллионов сделать выбор.

- Пойти в сторону Навального и борьбы с Россией, которую американцы уже готовы, ждут, подготовили всё. Как говорится, английский пароход уже оружие привёз, в 1905-ом году было в первую революцию, Галифакс уже привёз оружие.

- Либо в сторону национально-освободительных сил, Владимира Владимировича Путина, и решить проблему суверенитета. Решив проблему суверенитета, вы решите проблему постоянно подогреваемого социального котла методом социальных бомбардировок.

 

Очень интересно. Вчера мы в Думе обсуждали вопрос бюджета. Просто анекдот.

 

Артём Войтенков: Но его приняли, да?

 

Евгений Фёдоров: И правильно приняли, потому что бюджет это распорядительный документ. Главный распорядительный документ вчерашнего дня это не бюджет, чтоб вы понимали логику. Вот что такое бюджет? Бюджет – это вы у себя дома в семье распределили полученный доход. То есть я понимаю, что у вас сын хотел, чтобы вы ему купили новый портфель, а у вас не хватило денег, вы ему новый портфель не купили и он не доволен. Но вы так решили внутри своей семьи, что нет денег на новый портфель для сына, но зато есть на новый диван, например. То есть весь бюджет это просто сыну купить портфель или новый диван, в этом разница. И на самом деле бюджет, как он написан, он написан в целом достаточно технически. То есть, деньги пришли, их надо распределить. Их распределили правильно. Может там можно критиковать. Условно говоря, на здравоохранение дали на пять процентов меньше, а на образование на три процента меньше. А надо бы на здравоохранение дать на три процента меньше, а на образование на пять. То есть между плохими вещами можно было поиграть.

 

Главный документ другой. Называется формально, если мы говорим о документе, "Направление единой государственной денежно-кредитной политики". Вот это был главный вопрос, он был до бюджета. Так вот по этому вопросу Дума тоже приняла решение. Хотите посмотреть, какое это решение?

 

Артём Войтенков: А что этот документ оглашает?

 

Евгений Фёдоров: Этот документ оглашает, что в Думу внесли на основные направления единой денежно-кредитной политики на 2016 год. И Дума приняла к сведению этот документ. Это значит, что письмо принесла почта, и вы расписались за полученную телеграмму. Дума сработала, как фельдъегерская служба - приняла внесённый документ в Думу, в виде устного доклада с трибуны в том числе. Он и письменный есть большой, и устный. То есть за нас всё это решили в Вашингтоне Соединённые Штаты Америки. А Думу просто проинформировали о своём решении. После чего Дума приняла бюджет на базе этого решения. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А здесь написано, от кого он внесён?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Естественно он вносится от Центрального Банка по технологии определённой. То есть он принимается по указанию Соединённых Штатов Америки через специализированные международные учреждения. Через советников Центрального Банка он пишется.

- В этом документе и прописаны высокие процентные ставки, чтобы было понятно.

- В этом документе и прописано падение курса рубля, все эти свободные курсы и всё остальное.

 

Но Государственная Дума никакого отношения к нему не имеет. И вообще никто в России, никакая власть не имеет. То есть просто срабатывает вертикаль власти, в которой так и быть, туземцев проинформировали о принятом решении, и они расписались - "Приняли к сведению". Мне понравилось, как какая-то фракция, правороссы, решили не принимать к сведению. То есть вышел от них представитель на трибуны и сказал: "А мы не будем принимать к сведению этот документ". И ушли. Это анекдот. То есть к вам почтальон стучит: "Возьмёте конверт?" А вы говорите: "Не буду принимать ваш конверт! Уходите!"

 

Артём Войтенков: То есть это как раз основополагающая штука, которая как раз и определяет распределение бюджета.

 

Евгений Фёдоров: Раньше этого даже не было. Раньше это всё решалось без нас. А сейчас нас проинформировали о принятом в Вашингтоне решении, о том, как мы будем жить.

 

Артём Войтенков: Так хоть проинформировали, уже неплохо. Какие-то подвижки происходят.

 

Евгений Фёдоров: Да, как-то уже сообщили. Если с этих позиций, то вы оптимист.

 

Артём Войтенков: Нет, я просто вижу какие-то изменения. Другое дело, что эти изменения могут не привести к хорошему. То есть страна рухнет раньше, чем они приведут к какому-то положительному…

 

Евгений Фёдоров: Да какие это изменения? Это просто нас проинформировали о том, что вы туземцы сиволапые, и вы будет жить так, как мы прикажем в Вашингтоне. Вот и всё. Это наоборот нам ещё сказали, подчеркнули нашу роль сателлитов и исполнителей американской воли. Вот и всё. И публично это сделали с трибуны Государственной Думы.

 

Артём Войтенков: По поводу вот этого закона, который разрешает отнимать зарубежное имущество страны-агрессора, который подписал Путин в День народного единства, это он вышел…

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день.

 

Артём Войтенков: Он, по-моему, работает круглосуточно.

 

Евгений Фёдоров: Возложил цветы к Минину, Пожарскому. И в выходной день подписал закон. Нет, он-то может и работает, а там же чиновники должны были выйти на работу, канцелярия и всё прочее. Это же всё-таки такое дело. То есть специально организовал рабочий день, чтобы подписать этот документ. Это сигнал.

 

Артём Войтенков: Тогда он что позволяет делать? Надо признать, что какая-то страна на нас напала, и тогда мы можем отобрать, принадлежащие её гражданам фабрики, заводы, какие-то торговые сети?

 

Евгений Фёдоров: Её гражданам принадлежит всё. Артём, вы когда-нибудь задумывались, что такое семьсот пятьдесят миллиардов долларов иностранных заимствований?

 

Артём Войтенков: Да как-то это очень много.

 

Евгений Фёдоров: Это официальная цифра. Она на сайте Центрального Банка год назад, сейчас чуть-чуть поменьше. Это означает, что на эту сумму взяты кредиты иностранные, а любой кредит берётся под залоги. Залог раза в два-три больше чем кредит, это общая практика. Это означает, что где-то на полтора-два триллиона долларов мы заложили своё имущество, расположенное на территории России. Это означает, если вы посчитаете всю Россию, что у нас всё абсолютно, что частное, и что чуть больше мелочи, не квартиры, а побольше - заводы, объекты, предприятия, офисы, недвижимости в Москве, - всё является собственностью Соединённых Штатов Америки и их союзников.

 

Артём Войтенков: Это частный долг. Долг частных лиц как бы, не государственный.

 

Евгений Фёдоров: У государства то же самое. Только государство даёт, госкомпания, например. Они не сами идут в залог, их самих в залог нельзя отдать, они дают в залог своё имущество, которое у них. Допустим, у вас госкомпания, у вас сто заводов, предприятий. Вы, когда берёте кредит для своей деятельности, а они берут кредит на двести миллиардов долларов их этих семисот пятидесяти, вы заложили то, что у вас под вами - формально даже это государственное имущество. То есть всё заложено в России. Всё, что есть в России более-менее серьёзного дорогого - всё является собственностью американских кредиторов и их союзников. У нас нет страны.

 

Мало того, по Конституции Россия – единственная страна, у которой недра могут быть в частной собственности (единственная страна в мире!), и эти недра, будучи в частной собственности, естественно, тоже заложены в американских банках, и в английских, и европейских. То есть всё, что мы смогли описать для целей залога, то есть туда пришёл оценщик, американский, не наш. Американцы же дают кредит, соответственно они своих оценщиков присылают или по их поручению. Описал оценщик, всё обвешано, земля, кадастры проведены, зарегистрирована собственность и так далее. Всё, что оценено, всё, что зарегистрировано - всё находится в иностранной собственности.

 

То есть, о чём принял закон Путин? О том, что мы можем это ваше конфисковать, ребята. То есть он принял закон о том, что мы можем конфисковать у стран-агрессоров их сибирские заводы, сибирские и дальневосточные природные ресурсы, офисы, недвижимости в Москве, и всё, всё остальное, что находится у них в залогах.

 

Артём Войтенков: Правильно, вон гостиница Москва тоже, по-моему.

 

Евгений Фёдоров: И гостиница "Москва" включительно, конечно.

 

Артём Войтенков: Которая рядом с Кремлём. Между Кремлём и Думой.

 

Евгений Фёдоров: Да. Гостиница "Москва", конечно. Вот об этом Путин и подписал закон. То есть он подписал закон о возможной национализации, чисто НОДовский закон, как вы понимаете. Потому что мы-то на всё смотрим через призму суверенитета. То есть, конфискация российского имущества, принадлежащего иностранным интервентам, есть благо. И он закон о благе принял. Очень хорошо. Но мы-то закон вносили раньше, просто раньше не получалось. Хотя это один из тех законов, которые НОД продавливал, и в результате борьбы, где-то двухлетней, нам НОДу в широком смысле, во главе с Путиным, удалось его продавить. Я помню, как на меня орали все, когда мы это внесли. Не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Истерика была такая: "Федоров хочет! Страны-агрессоры! Всё конфисковать, всё отнять". Всё. Сейчас всё приняли и тишина. Всё нормально. Видите, какая роль НОДа? Подготовили - получилось. Подготовили площадку, промяли, пришли основные силы во главе с Путиным, решили проблему. Вот так и будет восстановлен суверенитет.

 

Поэтому я обращаюсь к НОДовцам. У нас двести тысяч актив. Огромная благодарность за ту гигантскую работу и борьбу, которую вы проделали, фактически поменяли страну. Она вышла на логику победы НОДа, уже на завершающую прямую.

 

Артём Войтенков: Да, но я всё-таки вернусь к этому закону. Чтобы он сработал, нужно признать США страной-агрессором. Правильно? А это возможно только при войне.

 

Евгений Фёдоров: Это мы, мы же ребята простые, говорим по-честному. Мы сказали: "Объявить страну-агрессора". А в законе слов "страна-агрессор" нет, который Путин подписал. Всё, то же самое описывается, то есть страны, которые… Там очень сложный язык юридический, писали. Страны, которые принимают решение о том, что право собственности в отношении российских активов на их территории не являются как бы абсолютным.

 

Артём Войтенков: То есть здесь войны не надо. Если они у нас будут отбирать. Они уже начинают это делать потихоньку.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно, санкциями. Причём речь идёт не о том, что они отобрали, допустим, миллион, и мы миллион должны отобрать. О том, что если они отобрали у нас миллион, в Вашингтоне, то мы имеем право отобрать у них вообще всё имущество в России. Более жёсткий написан закон. Потому что они тем самым нарушили право защиты собственности, сняли мораторий по собственности, защищённой собственности.

 

Артём Войтенков: Они давно ввели список Магнитского, и прочие всякие дела?

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да.

 

Артём Войтенков: Уже три года назад было.

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да. Конечно.

 

Артём Войтенков: А мы только сейчас очухались.

 

Евгений Фёдоров: Не очухались, а это борьба была. Вышло восемьдесят пять тысяч человек - и закон подписали. Не вышло бы… Представьте, не вышло бы даже восьмидесяти пяти тысяч. Это мало, конечно, но всё-таки что-то. А не вышло бы и восьмидесяти пяти тысяч, вообще закон бы никто не подписал. Опять бы начали бегать, маневрировать и прятаться. Как три года это и делали. Что, три года назад были менее умные, чем сейчас? Просто тогда сил не было.

 

Артём Войтенков: Так и в Сирию мы вошли сейчас, а можно было и тогда.

 

Евгений Фёдоров: Тогда мы боялись. Нам же сказали, что Сирия это плохо. Видите, в Сирии американцы дошли до ИГИЛа. То есть они формализовали свои войска до античеловеческой армии. Ещё три года назад это были святые борцы за свободу и правду, по официальной терминологии, помните? И как мы со святыми борцами бы дрались? Как можно бомбить святых людей с бородами и взрывчаткой? Как? То есть они дошли. За два года они трансформировались в общественном мнении, после того, как начали взрывать памятники, публично резать людей под камеры. Вот эти голливудские постановки в том числе, когда они организовали.

 

Артём Войтенков: Так это же сами американцы делали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Но они это делали для того, чтобы дать им силы, понимаете? В чём сила ИГИЛ? Не в оружии. Сила ИГИЛ в устрашении. Вот нет у ИГИЛа миллионной армии, чтобы побеждать. Нормальная война – это миллионная армия. Следовательно, вот эти десять, двадцать, тридцать тысяч, которые у них есть, они должны выглядеть, как миллионная устрашающая армия. А чтобы они так выглядели, то есть решали проблемы, поставленные перед ними американцами. То есть американцы не сумели создать их них миллионную группировку просто, хотели, но не смогли. То для этого их надо как бы увеличить. Как, знаете, у вас десять танков, а вы ещё двадцать танков надутых. Надули, поставили и вражеские планировщики понимают: "Так, тут у них тридцать танков, сюда мы наступать не будем". Военная стратегия так устроена.

 

Вообще вся военная стратегия это сплошной обман, потому что там, где ты сильный, ты должен обмануть, что ты слабый, а где ты слабый, ты должен обмануть, что ты сильный. Вот американцы слабые, они должны обмануть. Чтобы обмануть, им надо преувеличить роль. Преувеличить роль – они дали команду, началась резня памятников и людей. Роль они преувеличили, но при этом они поймали себя в ловушку общественного мнения. То есть, да ИГИЛ стали бояться по-настоящему, но при этом им пришлось от него как бы дистанцироваться. То есть они по-прежнему снабжают оружием. Две недели назад – пятьдесят тонн бросили оружия и взрывчатки, официально предоставили ИГИЛу. Но при этом, они как бы говорят: "Это враг, и мы якобы его бомбим".

 

Артём Войтенков: Боеприпасами.

 

Евгений Фёдоров: Да. И мы в эту дырочку влезли. В этот как бы раскол.

 

Артём Войтенков: Хорошо. А другой раскол в Испании. Там Каталония опять бурчит о своём отделении. То есть у них такой процесс брожения происходит несколько лет. В прошлом году у них было решение о референдуме, у Каталонии, который власть Испания, общей федеральной, признали незаконным. Сейчас у них уже следующий шаг - у них Парламент Каталонии уже проголосовал об отделении. Верховные власти это всё заблокировали.

 

Евгений Фёдоров: Давайте опять посмотрим логику. Просто непредвзятую логику. Вот если бы Испания была, как она до этого была, суверенным государством, что бы Испания сделала?

 

Артём Войтенков: В отношении Каталонии что ли?

 

Евгений Фёдоров: Да. Как только там возникли идеи даже об этом, они об этом говорят уже лет сто, даже двести, туда бы пришли полицейские, всех арестовали, посадили в тюрьму, и на этом все идеи закончились о всех отделениях и разделениях. Потому что испанское государство есть государство, то есть аппарат насилия. Собственно государство это и есть только аппарат насилия. Ничего в государстве нет на самом деле. Всё остальное есть приводные ремни этого насилия. И всё, не было б проблем с этой Каталонией, как её до этого не было двести лет. Она же давно уже бузит там, с первого дня своего появления в составе Испанского Королевства ещё. Теперь почему эти процессы бурлят, и у них появляется какой-то шанс на отделение? По одной простой причине. Опять давайте вернёмся к геополитике.

 

Первое. Есть ли у Испании суверенитет? У Испании суверенитета нет. Что нужно американцам от Испании раз у них нет суверенитета по отношению к США? От Испании американцам надо послушность и участие в операциях. Вот как испанская "Голубая дивизия" участвовала в боях под Сталинградом в Великую отечественную войну, грубо говоря, вот то же самое сейчас нужно от Испании американцам. Что им нужно сделать для того, чтобы Испания их слушалась? Надо, чтобы в Испании жёстко работала карательная вертикаль американской власти в разных формах.

 

На кого в этом случае им надо опираться?

- На терроризм, мы это видим по Парижу.

- И на других врагов Испанского государства.

Принцип "разделяй и властвуй". То есть это означает, что с точки зрения госдепартамента США надо тупо в Испании поддерживать всех, кто пытается давить на испанское государство, то есть ослаблять его. Вот они это тупо и делают. И в чём заключается тупое? Они не позволяют Испании использовать свой аппарат насилия для того, чтоб подавить сепаратизм. Всё просто. То есть они давят на испанские власти – нельзя использовать аппарат насилия, и одновременно как бы поддерживают каталонцев на бунт против испанского государства. И это совершенно логично. Как бы абсолютно логичная позиция американцев по принципу "разделяй и властвуй". То же самое англичане занимались в колониях и у вассалов всегда.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что во Франции там ничего особо не отделяется от Франции, там нужно повзрывать, а в Испании уже есть готовый котёл.

 

Евгений Фёдоров: Да, принцип очень простой. В Испании тоже до этого взрывали, если помните, железную дорогу. Принцип очень простой: вот сидит специалист-планировщик в американском посольстве, и ему надо создать инструменты давления для того, чтобы, когда он, американский посол, пошёл, вызвал к себе французских чиновников, ему было чем с ними оперировать в давлении. То есть, когда ты ведёшь переговоры, и твой партнёр по переговорам сидит на электрическом стуле, а у тебя перед руками кнопка перед ним стоит, и ты так, ведя с ним переговоры, приближаешь палец к кнопке и удаляешь, иногда и поднажмёшь немного, чтоб его так дёрнуло - переговоры идут успешнее. То есть помните - добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем просто добрым словом. Вот это вот конкретный механизм манипулирования ситуации в давлении, в данном случае на официальную государственную власть.

 

И дальше этот аналитик в американском посольстве, он просто смотрит карту, допустим, Испании - где точки уязвимости?

- Есть сепаратизмы – отлично, точка уязвимости.

- Что там ещё? Голубые - точка уязвимости, они могут бузить.

- Какие-то процессы, связанные с семьями - точка уязвимости.

- Процессы, связанные с терроризмом – точка уязвимости. В бандсреду. Обязательно в американском посольстве специалист, который всё время контактирует с бандитским подпольем, бандитской средой. В любом государстве.

 

То есть это всё элементы, которые можно использовать для манипулирования вот этой шахматной доской в конкретном государстве Испания. То же самое во Франции. Если во Франции с сепаратизмом, там тоже они ищут сепаратизм, но там сепаратизма меньше, тогда больше внимания уделяется терроризму. Не хватает своего терроризма? Мы привезём. Взяли и сейчас привезли. Всё просто.

 

Артём Войтенков: Вот ещё. Обсуждение долгов Украины. То есть Россия давала ещё, будучи Януковичу, когда его пытались склонить к нашей точке зрения, так скажем, долг в размере трёх миллиардов. Теперь подходит я, так понимаю, конец финансового года, и часть долгов Украины списана кредиторами. А вот этот долг Россия упёрлась и не хочет его как-то отложить, отсрочить.

 

Евгений Фёдоров: С какой стати она должна его откладывать? Вы давали кому-нибудь в долг?

 

Артём Войтенков: Конечно, приходилось.

 

Евгений Фёдоров: Было такое, что к вам пришёл тот, кто взял у вас деньги в долг, и потом говорит: "Отложи срок денег, когда я тебе должен отдать, иначе я тебе сделаю плохо". Это вообще не кредитор, это рэкетир. Так вот именно так Соединённые Штаты от нас и требуют, причём многократно в официальных заявлениях, что мы должны пойти навстречу Украине, и отложить им выплату долга.

 

Артём Войтенков: А почему? Какая в этом подноготная-то?

 

Евгений Фёдоров: Просто денег жалко, да и всё, американцам.

 

Артём Войтенков: То есть тогда им придётся давать?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Все деньги, которые Киев сегодня может дать России, это все деньги будут реально не поставлены Киевом в качестве репараций и контрибуций Соединённым Штатам Америки и их союзникам по соглашению о евроинтеграции, которая сразу предусматривает мощные выплаты контрибуций Киевом.

 

Вы вообще читали это соглашение? Семьсот листов, в которых сразу, два года назад было записано. Мне даже понравилось, я тут участвовал в передаче, и был прямой мост с Кличко, который тогда ещё не был мэром Киева, а был депутатом, до госпереворота в Киеве, два года назад.

И вот его спрашивает ведущий на НТВ или какой-то передаче при мне: "Вот вы соглашение подписали, а в соглашении записано, что будет падать жизненный уровень на территории Украины".

Кличко говорит: "Да, это действительно. Но это наш выбор".

То есть сразу все знали, что в соглашении. Вы же понимаете, что если где-то падает, то где-то растёт. То есть, если у вас организовано, что у вас начинает снижаться жизненный уровень в одном месте, значит, где-то кто-то на этом получит дивиденды, где-то он поднимется. Соглашение так составлено, что поднимется у американских союзников и Соединённых Штатов Америки. Поэтому это сразу заложено.

 

Теперь, из этих денег, которые американцы заработали на Украине, европейцы заработали на Украине, надо часть возвращать через Киев Москве. С какой стати? Им это не нравится. Они-то рассматривают Москву как своего вассала. Чтобы московский вассал не выпендривался, и быстро отказался от требований по этим деньгам. Кстати по их требованиям мы списали около пятидесяти, по-моему, или даже ста миллиардов долларов вообще-то говоря.

 

Артём Войтенков: Украинского долга.

 

Евгений Фёдоров: Не украинского, а разных долгов через Парижский клуб и через другие инстанции.

 

Артём Войтенков: Там Африке что-то списывали.

 

Евгений Фёдоров: Африке. Это всё по команде США делалось. Мы списали до ста миллиардов долгов, так что в принципе американцы требовали от нас то, что мы делали. То есть они не требовали от нас нового что-то. Они просто нам сказали в очередной раз: "Ещё раз подарите. Вот вы сто миллиардов по нашей команде подарили, кому мы сказали. Вот ещё подарите три". Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А мы тогда почему упёрлись?

 

Евгений Фёдоров: Сейчас?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что НОД пошёл. То есть Россия взбрыкнула после Крыма, и пошли определённые процессы, в которых Министерство финансов предлагает пойти навстречу американцам, а Путин от них вручную требует, чтоб этого не было. Идёт борьба. И очень интересная, обратите внимание. Как только американцы потребовали нам вернуть долг и Путин сказал: "Не вернём". А там где-то проходила от него позиция на этот счёт, указания или что-то проходило. Тут же Министерство финансов сказало: "Тогда мы два миллиарда переведём Киеву на поддержку наших банков". Помните? Где-то месяц назад. Так что с точки российской исполнительной власти, они как раз американские команды готовы выполнить. Просто им Путин вручную не даёт некоторые команды выполнять. Некоторые. В частности вот эту, потому что она уже набрала большой вес, как бы известность. А так мы уже Киеву компенсировали эти три миллиарда давным-давно.

 

Артём Войтенков: А если мы всё-таки будет настаивать на том, что Украина заплати долг. А Украина, Яценюк там заявляет, что это приведёт к дефолту страны. Дефолт это что? Это когда в стране денег нет, да?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Дефолт это отказ платить по долгам.

 

Артём Войтенков: Происходит потому, что денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Вы можете взять в долг и сказать: "Не хочу отдавать, потому что мне жалко".

 

Артём Войтенков: А что такого страшного будет для Украины?

 

Евгений Фёдоров: Значит, потом не дадут опять.

 

Артём Войтенков: А, по правилам разных фондов международных.

 

Евгений Фёдоров: Вы бы дали человеку, раз деньги берёт в долг и не отдаёт, значит, такому лучше не давать. Это естественная реакция. Поэтому понятно, что объявление Украины, что она кому-то не отдала деньги, это для других кредиторов сигнал, что лучше им не давать, могут не отдать.

 

Артём Войтенков: По-моему, для всех кредиторов сигнал - военный переворот и война на Украине, что туда вообще ничего не надо класть.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Тут ещё формальная сторона вопроса. Есть американские деньги, есть деньги МВФ - это те же, как бы европейско-американские. И МВФ по команде американцев, Лагард и так далее, пытаются выкрутиться, чтоб всё-таки Украине деньги дать. То есть этот дефолт, он же прописан в официальных бумажках. То есть в регламентах международных организаций записано, если страна (то, о чём вы говорите) не отдаёт долги, то ей давать нельзя. Поэтому там надо ещё и бумажки обойти. То есть они-то служат американцам, но при этом надо как бы бумажки так обойти, чтобы соблюсти лицо.

 

Артём Войтенков: Сложно у них. Тем более с учётом того, что на Украине, там, по-моему, вообще денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не стало. Потому что Украина богатая страна, раздета иностранными интервентами. До этого всегда так и было. Посмотрите 1942-1944 год. Вам поднять материалы, сколько с территории Украины немцы вывезли имущества? Там просто тысячи тонн того, миллиарды яиц - есть эти цифры. Просто куриных даже. Чернозём вывозили! Естественно, если ты захватил страну. Вон Советский Союз вспомните. Сколько из Советского Союза повывозили всего после 1991-го года? А на Украине сейчас второй этап грабежа.

 

Артём Войтенков: Почему второй?

 

Евгений Фёдоров: Первый был 1991-ый, в начале 90-х годов.

 

Артём Войтенков: А Европа уже отказалась от идеи взять Украину к себе младшим братом или нет?

 

Евгений Фёдоров: Такого предложения никогда не было.

 

Артём Войтенков: Нет, там же был не равноправный, а какой-то там.

 

Евгений Фёдоров: Планировали брать колонией. Уже взяли. Соглашение о евроинтеграции говорит о колониальном статусе Украины. Де-юре уже взяли и де-факто.

 

Артём Войтенков: Но он же не подписан до конца.

 

Евгений Фёдоров: Всё там подписано. Некоторые статьи отложены, некоторые, там, единый рынок, некоторые отложены, но сама формула уже взята. То есть Украина является колонией Европы. О чём мы говорим? Когда мы восстановим единое государство с Украиной, мы вытащим Украину из колониального рабства. Но для этого Украина ещё должна потерпеть немножко, чтоб сообразить, что они находятся в состоянии оккупации, должны потерять где-то треть населения (по нашим расчётам), и они уже близко к этой цифре потеряли. То есть не только убитыми, но и преступность, беженцы, переселенцы и всё остальное. Мне понравилось по телевизору буквально дня три назад показали интерактивную карту, которую составили шведы "Движение беженцев по миру", не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Такая красивая карта интерактивная, и там было сказано, что каждая точка это автобус. И там прямо видно эти потоки беженцев, как они двигаются. И там огромная волна этих потоков с арабских стран в Европу идёт, и такая же огромная волна идёт с Украины. Об этом не принято говорить, но в этой карте это было зафиксировано. Простые аналитики посчитали по автобусам, показали на карте, что с Украины идёт просто отток миллионов людей. Об этом же нам не говорят, пропаганда.

 

Артём Войтенков: То есть, когда Украина потеряет треть: уедут, убьют, умрут с голоду.

 

Евгений Фёдоров: Да, резко упадёт жизненный уровень.

 

Артём Войтенков: Он уже упал, как вы и говорили.

 

Евгений Фёдоров: Недостаточно. Надо так упал, чтобы проняло до печёнок.

 

Артём Войтенков: Чтоб есть было нечего, тогда включается голова.

 

Евгений Фёдоров: Да, включается голова. Упадёт жизненный уровень. Дальше нам со своей стороны надо дать ответ на их проблемы. В юридическо-международном плане ответ. То есть мы же ответ им ещё не дали. Сидит человек на Украине, он голодает, у него падает жизненный уровень, он понимает, что кирдык. Ему надо ответ - а как выжить? Ему надо этот ответ разжевать. У него есть метод выживания, который ему сказал его дед, бабушка и он это понимает. Он же сам человек-то русский, какой он ещё? У него есть ответ, но этот ответ, он один недостаточен. То есть ему надо, чтобы мы согласились с этим ответом. Потому что это ответ – восстановление единого государства оборонительного взаимной поддержки, взаимной защиты, которое мы всегда и давали. Вот, как Крым вошёл в состав, вернулся в Россию для цели защиты от уничтожения перед лицом госпереворота. Мы же понимаем, как эта технология. Вот это был идеологический ответ на ситуацию.

 

То есть сидит вот этот человек в Киеве, у него хуже с каждым днём. Ему надо ответить на вопрос. Половину ответов он знает по своим дедам и прадедам. То есть восстановление единого государства оборонительного против интервентов означает восстановление моего уровня жизни, прекращение Бабьих Яров, расстрелов, голодовок, грабежей и так далее на оккупированной территории.

 

Но второй ответ. Потому что в 1941-1944 у него была Красная армия, которая к нему стремилась, он её ждал и помогал ей в партизанском отряде. А здесь что? Красной армии-то нет формально. Почему мы и говорим, что эта Красная армия и план заключается в том, что мы здесь, на своей территории должны принять решение о том, что необходимо восстановить международную законность. А международная законность это - 1991 год, госпереворот в Советском Союзе.

 

О чём говорит НОД? Проведите расследование 1991-го года, как вы провели расследование 1953-го года - изменение статуса Крыма. В 1953-ий год залезли.

 

Артём Войтенков: Через год после присоединения.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для того, чтобы объяснить чем. Это же очень важно, объяснить. Это же не работает, если ты не живёшь в правовом поле. То есть расследование 1991-го года - это возврат в правовое поле, из которого мы выскочили в 1991-ом году. Условно говоря, у вас бандиты отняли квартиру, перепродали её двадцать раз, и она ушла куда-то. Но для того, чтоб вы её вернули, вы проводите уголовное расследование. По результатам уголовного расследования вы восстанавливаете права на квартиру. Потом вы начинаете её искать, её владельцев, её восстанавливать. Понимаете, как это устроено. Здесь то же самое.

 

1991 год - мы должны провести у себя решение, как мы провели по Крыму. Лучше их поднять до уровня судебных. Почему? Потому что есть потерпевшие. И Путин об этом в Сочи (вот мы этот вопрос не затрагивали), сказал. Впервые! Вот он поехал в Сочи и сказал: "В 1991 году было двадцать пять миллионов потерпевших по таким-то, таким-то обстоятельствам". И упомянул, что за этим стояли Соединённые Штаты Америки. Это он сказал в Сочи на дискуссии в Валдайском клубе в диалоге, в том числе с американским послом бывшим. То есть он обозначил круг потерпевших. То есть, есть потерпевшие.

 

У потерпевших по международному праву и по национальному праву есть права. Если вы потерпевший, у вас есть права - это главный статус потерпевшего. В чём эти права? Право на правосудие. То есть у вас есть право на правосудие. И по результату правосудия получение каких-то компенсаций, хотя бы моральных. Но раз Путин обозначил "есть двадцать пять миллионов потерпевших", значит, у них он обозначил, что есть двадцать пять миллионов людей, у которых есть право на правосудие. Я логику излагаю его.

 

Следовательно, необходимо, чтобы правоохранительная система расследовала события, в результате которых у них появился статус потерпевшего. Это - событие 1991-го года. Как только будут расследования событий 1991-го года, а они очевидны, госпереворот, появляется международно-правовая основа для восстановления границ 1991-го года.

 

После этого вы можете идти к голодающему киевлянину и объяснять ему: "Ты прав был, когда послушал своего деда, прадеда, прапрадеда, что надо восстанавливать единое защитное государство с Россией, но ты теперь оказывается дважды прав, потому что Россия признала факт незаконных решений 1991-го года, а значит, она в силу юридического статуса согласна на единое государство. И, следовательно, если ты теперь поднимаешь свой голос, правовой голос, пойдёшь в судах, это же решение нашего суда и для киевлянина тоже ответ. Право. Правовое решение. Военное решение – пошёл в Донецкую, Луганскую армию. Пошёл в подполье, в сопротивление, партизанский отряд под Киевом. То ты прав в международном плане. Ты – объект международного права. На твоей стороне международный закон".

 

После чего идёт процесс восстановления без всяких войск, без всяких военных усилий. Просто на одной дипломатической линии. То есть решение Тверского суда в Москве, в центре, потому что тут произошло преступление - субъект преступления Горбачёв совершил преступление на территории подконтрольным центральным округам Москвы. Это не нужно ехать куда-то. Он тут подписывал незаконные указы о ликвидации Советского Союза, советской Конституции, советского правительства и так далее. То есть, как только вы это расследовали, вы автоматически предоставляете правовые аргументы для киевских жителей, восстанавливаете единое государство с Российской Федерацией.

 

Дальше просто.

- Тут же, как только это решение состоялось, Порошенко становится сепаратистом по международному праву.

- И у народа Украины появляется право на борьбу с интервентами и оккупантами.

Всё просто. А сейчас такого права нет из-за нашего Тверского суда и прокуратуры, обращаю внимание. Не просто так нет. И в нарушение команды Путина. Будем называть вещи своими именами. Когда он говорил о двадцати пяти миллионах, это была скрытая команда правоохранительной системе. Это в его стиле. В лоб он не лезет, а всё время даёт советы.

 

Артём Войтенков: Тогда тех, кто советы не понимает, их будут потихоньку отстранять?

 

Евгений Фёдоров: Чистки будут, конечно. Так же, как будут чистки. Я уверен. Мы сейчас даже у себя в НОДе решили сделать табличку – Табличку саботажников. То есть команда Путина, как здесь - "Не менять их". Путин команду дал: "Не менять".

- Дальше - чиновник такой-то принял решение поднять налоговые ставки малому бизнесу. Фамилия чиновника такая-то, подпись такая-то.

- Чиновник такой-то принял решение ввести дополнительные платежи по ЖКХ, тариф на капиталку.

Кстати, тариф на капиталку тоже ввели после команды Путина "Не менять". И самое главное, жили двадцать пять лет без этого тарифа, пожили бы ещё пару лет раз такая напряжённая ситуация. Зачем нарушать приказ Путина-то? Любой ценой, что называется. Записали. Тем более не случайно, единственное, где аж четыре американские консалтинговые компании это в Министерстве по строительству и ЖКХ. То есть это не просто так тарифы выскочили, а это прямая агрессия пятой колонны через органы управления. Запишем.

- Для дальнобойщиков - саботажники. Запишем.

Вот такая логика.

 

Артём Войтенков: Где-то, неделю назад, или две, писали в новостях, что Минфин предупреждает о падении курса рубля к концу года. И говорили, что там ничего такого страшного. Потом стали писать, что Центробанк напечатает триллион рублей к концу года. Это как-то так разнесено немножко по времени. Это вот что значит?

 

Евгений Фёдоров: Падение курса рубля - об этом и мы говорили, всё очень просто. Нам до конца года надо дополнительно отдать пятьдесят миллиардов долларов. Вообще, если мы посмотрим, как НОДовцы работают на высшем уровне, очень интересно. Вчера было обсуждение бюджета, и вчера был доклад главы Центрального Банка Набиуллиной Эльвиры Сахипзадовны по валютному курсу и по курсу, то, что мы обсуждали – основные направления единой государственной денежно-кредитной политики. Вчера мы обсуждали. И я впервые видел, чтобы председатель Госдумы Нарышкин задал вопрос. Обычно никогда не задаёт, задают из зала фракции, депутаты.

 

Артём Войтенков: Но его дело, в общем-то, вести заседание, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Да, впервые он задал вопрос, на моей памяти. Очень интересно, и вопрос в точку. Он спросил: "В том экспорте капитала, который сегодня есть (а она говорила цифры), сколько занимает возврат долгов, полученных из-за границы российскими компаниями?"

 

Артём Войтенков: То есть, российская компания берёт в долг, да?

 

Евгений Фёдоров: Таких долгов на семьсот пятьдесят миллиардов, мы уже об этом говорили, под залоги и возвращает. Поскольку санкции… Смотрите как. У нас же сейчас не принято говорить о санкциях.

 

Артём Войтенков: Да, заглохла тема.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но что такое, возвращать долги? Это означает, что я бы, если бы не было санкций, перекредитовался, то есть, продлил долг, или переложил его. А поскольку санкции, деньги в Россию давать запрещается, то я просто отдаю, и всё. Понимаете, да? Вот я компания, построился на американские деньги, потому что, российские рубли, мне запрещали на них строиться все двадцать пять лет, завод, какое-то предприятие, я сейчас этот долг отдаю. Так бы я его переложил, и на полученные деньги продолжил бизнес, либо построил ещё один завод, а тут отдал, и всё.

 

И вот этот вопрос Нарышкин и задал. То есть, смотрите. Он одним вопросом поднял вопрос санкций, потому что, они обратно деньги не отдают из-за санкций. И самое главное, Набиуллина ответила правильно, она сказала: "Большая часть, или почти все". То есть, вся проблема, которая есть в экономике, она создана санкциями. Для тех, кто понимает, так всё и поняли. Нарышкин понятно, задавал вопрос не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы дать сигнал. И суть этого сигнала фактически - в укоре Центральному Банку, который проводит политику безвозвратной отдачи денег. То есть, деньги отдаются, обратно не получаются в силу отсутствия суверенитета. То есть, фактически он своим вопросом поставил задачу: переложить отдаваемые средства в рубли. А это - позиция НОДа по нулевым процентным ставкам. Потому что, переложить на тех условиях, на которых взяли за рубежом доллары, это значит, дать рублю право, как и доллару, вкладываться в экономику на тех же условиях, а это - нулевые ставки.

 

Артём Войтенков: Как в Америке - ноль, ноль, двадцать пять сотых.

 

Евгений Фёдоров: Круг замкнулся. То есть, очень правильный вопрос, чисто НОДовский вопрос был, и самое главное, редкий. То есть, я впервые такое видел. И в этом плане, конечно, Нарышкин молодец - сразу вскрыл всю подноготную одним вопросом. Тем более, от него так не отмахнёшься, как от рядового депутата, поэтому, Набиуллиной пришлось сказать правду про то, что да, все основные наши проблемы, как она по сути ответила, из-за санкций. Всё, вопрос закрылся. Понимаете, как хитро?

 

Артём Войтенков: Только никто этого не видел.

 

Евгений Фёдоров: Все же отлично понимают, что Нарышкин просто так не будет задавать эти вещи. Это позиция Путина, по сути. Вот как вся система вскрылась. Поэтому, в этом плане блестяще, просто молодец. Это к вашему вопросу. До конца года нам надо отдать пятьдесят миллиардов долларов.

 

Артём Войтенков: Долгов.

 

Евгений Фёдоров: Да, из тех семьсот пятидесяти. Безвозвратно, то есть, без перекредитования из-за санкций. Умножьте - пятьдесят, какой у нас курс?

 

Артём Войтенков: Шестьдесят пять, наверное. Я даже не слежу.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, шестьдесят пять. Три триллиона, двадцать пять миллиардов.

 

Артём Войтенков: Рублей.

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот на такую сумму мы получим до конца года ущерб российской экономике. Вот как вы думаете? Это значит, на эту сумму компании пойдут на биржу, и поменяют рубли на доллары, чтобы отдать их американцам, правильно? Как вы думаете, будет падение курса рубля?

 

Артём Войтенков: Ещё какое.

 

Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ.

 

Артём Войтенков: Центробанк и напечатает их, чтобы он падал.

 

Евгений Фёдоров: Не имеет права.

 

Артём Войтенков: А почему не имеет права?

 

Евгений Фёдоров: Вот это вот главный вопрос. Как напечатать? То есть, напечатать через систему перекредитования? Или напечатать через систему раздачи?

 

Артём Войтенков: А какая разница? Возьмёт и напечатает.

 

Евгений Фёдоров: Принципиальная. Потому что, если перекредитование, вы отдаёте на год, два, потом возвращаете. Вы контролируете пространство. Если вы для бюджета, вы просто раскачиваете инфляцию. Но, потом, правда, Эльвира Сахипзадовна сказала публично, что нет, такого нет, чтобы Центральный Банк что-то там напечатал. Но мы все понимаем, что рубль упадёт. Я вам на цифрах показал - такое давление, конечно, рубль не выдержит. И мы об этом заранее предупреждали. Хотя у Центрального Банка эти пятьдесят миллиардов вообще-то есть, даже до сих пор. У него в резервах где-то сто семьдесят миллиардов формально, поэтому, он легко мог бы. Раз он ранее не захотел поддерживать рубль, с какой стати он будет сейчас его поддерживать?

 

Вообще, вся история с рублём, это изначально история с нарушением закона Центрального Банка. Потому что ещё два года назад у нас инфляция была шесть процентов. Дальше Центральный Банк нарушил конституцию о поддержке рубля, отпустил его в свободный курс (с какой-то стати, тоже непонятно, с какой), результатом чего было появление инфляции, формально шестнадцать процентов, на самом деле гораздо больше. И одновременно подняли процентные ставки, вопреки команде Путина, когда Путин дал команду процентную ставку опустить, а Центральный Банк процентную ставку поднял.

 

Но знал ли Путин заранее о том, что такого рода заговор против него будет? У меня к вам вопрос, Артём.

 

Артём Войтенков: Да наверняка.

 

Евгений Фёдоров: Да, есть документальное свидетельство. Читаю. Бумага двухлетней давности. Путин поручил создать Росфинагентство. Два года назад.

 

Артём Войтенков: Что-то такое было, да. И где это Финагентство?

 

Евгений Фёдоров: Дальше читаем. Не просто создать, а Путин внёс закон о Росфинагентстве. Почему мы говорим, что Оксана Дмитриева пятая колонна? Не потому, что она либерал по взглядам, это не имеет значения. Потому что, она чётко работает в американском плане. Я просто взял её статью, чтобы было понятно. То есть, Путин два года назад ("всемогущий" Путин, "царь") вносит закон, который даже принимается в первом чтении "О создании Росфинагентства". В чём суть закона? Валютные резервы Российской Федерации управляются не Центральным Банком, а специальным агентством, Росфинагентством, подчинённым российской власти, в отличие от Центрального Банка.

 

Артём Войтенков: То есть, он хотел убрать управление валютными резервами из полномочий Центробанка, и передать его государству.

 

Евгений Фёдоров: Передать эти полномочия государству, чтобы государство контролировало размещение валютных резервов. Объёмы резервов два года назад - пятьсот пятьдесят миллиардов. Следите за руками. Которые были на момент, когда он принимал решение. Закон был внесён, и даже был принят в Государственной Думе в первом чтении.

 

Дальше вся королевская американская оккупационная рать заорала в один голос. Просто, чтобы не быть голословным, вот статья Оксаны Дмитриевой, первый зампред Комитета по бюджету на тот период, потом её только удалось Путину снять с этой должности. Вот, процитирую: "Передача средств Росфинагентству является большим злом". 25 января Госдума в первом чтении приняла закон о внесении изменений в Бюджетный кодекс о создании этого Росфинагентства. И вот она орёт: "Сбор подписей. Фракции "Справедливая Россия", ЛДПР, КПРФ проголосовали против данного проекта в первом чтении. В интернете был инициирован сбор (Навальным в том числе) подписей против расхищения средств Стабилизационного фонда". То есть, против валютных резервов. Они заявили (у них же фишка такая "коррупция"): "Росфинагентству ни в коем случае нельзя им давать деньги, потому что, сегодняшний контроль Центрального Банка, это и есть контроль за сохранностью средств". И она орёт, как ненормальная, что ни в коем случае вот эту идею Путина о Росфинагентстве реализовывать не надо. И действительно закон был остановлен.

 

Впервые закон был остановлен, и не прошёл в Государственной Думе второе чтение. И мало того, был снят комитетом, где она была первым зампредом, с рассмотрения. То есть, комитет вынес на пленарку, и пленарка отменила закон, принятый уже в первом чтении. Теперь реакция Путина на неё и на действия пятой колонны: "Российское финансовое агентство, попытка реализации этой идеи, моей (Путинской, это я цитирую уже самого Путина) выявило наличие многих нерешённых проблем. Необходимо рассмотреть альтернативный механизм повышения эффективности управления средствами указанных фондов". Сказал Путин. Перевожу на русский язык - я попытался, я не смог пробить пятую колонну, в том числе, в Государственной Думе, и не смог продавить решение о Росфинагентстве.

 

Теперь смотрим цену вопроса. Итак, два года назад на момент, когда Путин принял решение, чтобы валютные резервы контролировались Росфинагентством, эти резервы были пятьсот пятьдесят миллиардов только по линии ЦБ. Дальше, в соответствии с конституцией, Центральный Банк часть этих денег потратил на поддержку курса рубля. В конституции сказано: "Поддержка рубля – основная задача Центрального Банка", цитирую.

 

Цена, сколько он потратил, любой наш зритель может посмотреть на сайте Центрального Банка - двадцать восемь миллиардов долларов. Из пятисот пятидесяти, следите за руками. То есть, было пятьсот пятьдесят, на функцию, которая единственная конституционная функция ЦБ, потрачено на её реализацию двадцать восемь миллиардов из этих пятисот пятидесяти.

 

Дальше следующая цифра. В результате странных манипуляций, непредусмотренных конституцией - валютные РЕПО, всякие придумки, может, они хорошие, но они не должны отменять главную суть работы Центрального Банка. Потрачено ещё валютных резервов на общую сумму четыреста миллиардов долларов. И под контролем ЦБ осталось где-то сто пятьдесят, плюс потом добавилось двадцать пять - сто семьдесят пять миллиардов долларов. Должно остаться было триста семьдесят два, а осталось сто пятьдесят. То есть, потрачено из валютных резервов четыреста миллиардов, из них по делу - двадцать восемь. Следовательно, триста семьдесят два потрачено неконституционным образом. То есть, ЦБ написал красивые сказки, куда он их потратил, но это значения не имеет. Тебе дали эти деньги для курса рубля, а не для чего-то, не для РЕПО. РЕПО - это косвенная поддержка, как они говорят. А зачем тебе косвенная поддержка? Просто трать, да и всё на валютном рынке. Потому что курс рубля к доллару, это просто предложение и покупка на рынке. У тебя рублей всего в стране шестнадцать триллионов, значит, больше, чем шестнадцать триллионов тебе на рынок предъявить не смогут никогда. Ты же их напечатал только шестнадцать триллионов.

 

Артём Войтенков: А РЕПО это что такое?

 

Евгений Фёдоров: Это методы косвенного финансирования банков.

 

Артём Войтенков: То есть, деньги банкам. Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Да. Зачем-то. Но это как бы твои проблемы с банками. По закону о Центральном Банке и конституции, ты просто тупо должен был потратить на бирже для поддержания курса рубля деньги из этих пятисот пятидесяти миллиардов.

 

Артём Войтенков: Понятно. А он слил всё в банки.

 

Евгений Фёдоров: А он триста семьдесят два слил. То есть, он слил двадцать восемь правильно, и триста семьдесят два нецелевым образом, не так, как это прописано в конституции. Мог ли, допустим, Центральный Банк удержать курс рубля за счёт чисто биржи? Сто процентов мог. Может быть, не двадцать восемь бы потратил. Эти же тоже немножко повлияли на курс, РЕПО и прочие. Ну не двадцать восемь, а потратил он, допустим, пятьдесят. Пятьдесят, это вообще много. Это где-то порядка двадцати процентов всей рублёвой денежной массы страны. Естественно, столько бы на биржу просто не принесли физически. Поэтому, двадцать восемь, это всё, что потрачено целевым образом.

 

А теперь представьте, что если бы Путину удалось создать Росфинагентство, и контролировать эти валютные резервы. Смог бы Центральный Банк так легко спустить четыреста миллиардов?

 

Артём Войтенков: Ему бы тогда не дали бы просто.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Появился бы чиновник, подчинённый Российскому государству, который, ему бы, ЦБ сказал: "Мне нужно срочно столько-то денег". Он бы сказал: "Нет, извините. В конституции написано, что вы можете на биржу. А вы куда хотите? Банкам дать. Извините. Меняйте закон и конституцию, тогда будете давать банкам. Мне команда чтобы поступила по закону". Понимаете, да? То есть, появился бы контролёр расходования средств. Теперь вы понимаете, почему Оксана Дмитриева заранее, за два года готовя, когда американцы готовили против России эти санкции, это всё было заранее подготовлено, так яростно орала против решения Путина о контроле за валютными резервами? Понимаете? Всё просто. Это заранее подготовлена система пятой колонны, которая загодя…

 

Это история, как вот с картами кредитными Visa и MasterCard. Когда Путин внёс закон пять лет назад, американский посол сказал, что нам этот закон не нужен, и Государственная Дума проголосовала против закона Путина. За подписью Путина закон был, то есть, он внёс сам. Изъяв из него положение о кредитных картах национальных. И первое, что сделали американцы во время санкций - ввели санкции против держателей кредитных карт. Помните? То есть, заранее Государственная Дума работала против Российского государства и против Путина, пять лет назад.

 

Сейчас, то же самое она сделала два года назад. Это понятно, что Путин держит дипломатическое лицо при этой всей истории, деликатно это всё называя: "Что выявило наличие многих нерешённых проблем". Главная проблема - пятая колонна. Попытка моя сохранить четыреста миллиардов долларов под контролем России выявила наличие многих нерешённых проблем (я уже добавляю) в лице пятой колонны, контролирующей Государственную Думу в том числе. В том числе, говорящих голов пятой колонны в лице Оксаны Дмитриевой. Вот и всё.

 

И где теперь наши избиратели, наши граждане четвёртого ноября, которые могли бы поддержать Путина и в этой борьбе, его не поддержали. И что результат? Четыреста миллиардов потеряли валютных резервов. Давайте мы опять посчитаем, сколько потерял каждый гражданин России. Я полностью согласен с Оксаной Дмитриевой, со словами "афера тысячелетия". Полностью. Только она в этой афере на стороне аферистов. То есть, она осуществляла заранее подготовку изъятия из российской собственности четырёхсот миллиардов долларов. То есть, она входит в банду Соединённых Штатов Америки по грабежу России. Просто лично входит она. Давайте посчитаем, насколько Оксана Дмитриева с сотоварищами из американского посольства ограбили каждого гражданина России. Итак. Четыреста миллиардов долларов делим… У нас сознательных граждан в России сколько? Сто пятьдесят количество граждан, включая младенцев, работающих, где-то около пятидесяти, сознательных около ста, да?

 

Артём Войтенков: Давайте сто посчитаем.

 

Евгений Фёдоров: Давайте сто. Приблизительно каждого грохнула на четыре тысячи долларов. Умножаем четыре тысячи долларов на рубли - получаем двести шестьдесят тысяч рублей. Так что, уважаемые наши зрители, увидите Оксану Дмитриеву, передайте ей привет, она вас лично грохнула на двести шестьдесят тысяч рублей - афера тысячелетия. Ну, правда, афера тысячелетия - каждого гражданина России грохнуть на двести шестьдесят тысяч рублей. Каждого! Вопреки позиции Путина, подчёркиваю. То есть борьба Путина с Дмитриевой - победила Дмитриева. То есть, грабитель Дмитриева, поддерживающая иностранный грабёж России, сумела победить в активной борьбе Владимира Владимировича Путина, "царя", как некоторые говорят.

 

Артём Войтенков: Ну да, что у него полнота власти, он всё может. А вот очень любопытно, где-то я прочитал на каком-то новостном сайте. Есть, оказывается, у нас в России такой фонд, как "Комитет гражданских инициатив".

 

Евгений Фёдоров: Кудрин – выступающий за досрочные выборы президента.

 

Артём Войтенков: Ну и в том числе.

 

Евгений Фёдоров: И в том, чтобы в этих выборах не участвовал Путин.

 

Артём Войтенков: Он, оказывается, проводит исследование. И этот фонд сказал, что наиболее взрывоопасными являются Московская область, она просто лидер по взрывоопасности не чего-то горючего, а именно людей социального какого-то протеста, Ингушетия, Курганская, Псковская области, где политическое управление, как и в столице, лишено гибкости – это прямо их статья. Кстати, что очень любопытно, я залез на сайт этого фонда у них там русский язык и английский язык, и почти всё переведено на английский язык, все статьи, всё, что они выводят. Я так удивился, думаю, если ты русский фонд, зачем тебе полностью всё переводить на английский, ты же здесь занимаешься гражданскими инициативами.

 

Евгений Фёдоров: Насколько я понимаю это фонд переходного периода. Его задача - организовать переходный период перед приходом к власти Ходорковского, Касьянова или может Саакашвили, потому что, насколько понимаю, американцы рассматривают такой вариант в Россию.

 

Артём Войтенков: Саакашвили в Россию?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А вы что не заметили, как его раскручивали наши СМИ? Вы думаете, что его будет кто-то выбирать? Назначат и всё, а Государственная Дума проголосует, как она проголосовала за Турчинова в Киеве. Верховная рада проголосовала за Турчинова во время госпереворота. И, судя по всему, для этого его здесь американцы и раскручивают. Они же идиоты, им вообще по барабану, что вы тут думаете в России. Они верят Саакашвили - всё. Решили – все идите, все работайте. Задача посла его провести. Вот и всё. А дальше - все остальные фонды. Их задача - создать ситуацию переходного периода для передачи власти. А уже перед Саакашвили поставят задачу ликвидации Российской Федерации, например, или перед Ходорковским или перед Касьяновым. Но с Саакашвили тут надёжнее, он просто чётко настроен, он враг, тут понятно всё. Поэтому я думаю, что они ему, американцы, больше доверяют, чем Касьянову или Ходорковскому в этом плане. Потому что Ходорковский бизнесмен, он может захотеть грабануть всё.

 

Артём Войтенков: Себе.

 

Евгений Фёдоров: Себе, да. Саакашвили, он точно будет землю есть, но ликвидирует врага под названием "русский народ" и "русское государство". Поэтому это как бы всё - переходное положение. Мы немножко с другим, обращаем внимание, столкнулись. И здесь, мне понравилось даже, если вы видели последний фильм Мамонтова про заговор в Иркутске, он впервые назвал. Помните, я в беседе с вами сказал, что в Иркутске был заговор?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Был фильм Мамонтова на "Россия 24", где он подтвердил, что да, в Иркутске был заговор. И фильм был, его показывали, даже в Думе его показывала. То есть действительно в Иркутске был заговор, мы это показали на цифрах. Это не был заговор нового губернатора. Это был заговор против Путина и против российского государства с розыгрышем как бы альтернативного губернатора. То есть та самая история - Каталония и Испания. То есть американцы не любят каталонцев, они просто не любят Испанию. А каталонцы им нужны, как инструмент давления и ликвидации испанского государства в рамках его вертикали власти.

 

Так и здесь. Важно то, что расследование Мамонтова оно подтвердило то, что мы говорили. Появилась очень интересная прослойка. Кто заговорщики? Раз заговор, значит заговорщики. И у Мамонтова в фильме хорошо показаны заговорщики. Это продолжение нашей темы, которую мы раннее обсуждали. И эти заговорщики… Очень интересно. Он вскрыл, что эти заговорщики не только в Иркутске, в Новосибирске и в ряде других городов.

 

Помните, мы всегда говорили, что американцы в своём заговоре будут опираться в России на бизнес? Потому что это люди, у которых деньги, у которых влияние, у которых чиновники на откупе, то есть они могут быть заговорщиками по своему статусу. В России есть бизнес, соответственно, основной - это американский, ну они все американский бизнес. Но есть, скажем так, олигархический, который владеет заводами, производствами, и который, в принципе Путин многому научил, когда посадил Ходорковского, и есть подросший бизнес.

 

Подросший бизнес это, конечно, строительный бизнес. И мы видим, что американский посол разыгрывает строительный бизнес (для этого он летает по всей стране), как основную опору для заговорщиков. А уже потом к нему подтянется олигархический бизнес, когда строительный бизнес пробьёт тему основной системы заговора. И мы видели, что именно эти заговорщики работали по Иркутску, даже по фильму это, Мамонтов даже на это вышел, по Иркутску, по Новосибирску, по Московской области они же будут, по Москве. То есть это основной субъект работы американцев с целью заговора по свержению Путина на первом этапе - строительный бизнес. Это очень интересное наблюдение Мамонтова, я получил его от Мамонтова, как и вы все. Но наш анализ показал детали, что, да, это так, то есть ставка сделана на этот бизнес.

 

Причём Мамонтов сказал только о части. Я потом начал исследовать вопрос. Например, почему в Красноярске прошло руководство, которое не соответствует большинству, которое было избрано, там была избрана "Единая Россия". Выяснилось, что заговорщики из числа строительного бизнеса Красноярска, например. Эта система, она вездесуща. Похоже американцы нащупали слабое место для подготовки заговора – это строительный бизнес Российской Федерации. Это бизнес, связанный с властью. Понятно, что участки не получишь без коммуникаций с властью, без коррупционных коммуникаций. Имеющие мощную систему, соответственно, чиновничество представительства, чтобы работать, имеющие большие деньги.

 

Не случайно, мне понравился недавний доклад, когда Путину докладывали вчера, по-моему, или позавчера, выяснилось, что это единственный вид бизнеса, который в России в условиях санкций наращивает объёмы работы, это очень интересно.

 

Артём Войтенков: По Москве это очень видно, строят просто сумасшедше.

 

Евгений Фёдоров: Американцы закрыли производственный бизнес, и как бы дали команду пятой колоне в правительстве перенаправить деньги туда для своих. Потому что эти деньги транзитом идут на антипутинскую борьбу значит. То есть мы это понимаем. Готовятся протестные голосования и основные заговорщики, которые будут выставлять кандидатуры и фамилии – это строительный бизнес. Если бы мы жили в российском государстве 500 лет назад, царь Иван Грозный давно бы его такого рода бояр, не все же бояре были заговорщиками, вычленил и уже бы в отношении них было применено лобное место на Красной площади, если мы говорим историческим языком.

 

Сегодня мы видим, что внутри заговора это является ядро заговорщиков. Есть факты, что именно эти люди не считают нужным считаться с российским государством. Потому что, допустим, бизнес производственный, он уже как бы научен после путинских действий по Ходорковскому и так далее, в политику не лезем, помните, об этом говорили часто. А это чуть он меньше по объёму, чем олигархический, это же не Дерипаска или Абрамович, но он похоже является опорой для Соединённых Штатов Америки с точки зрения заговора против российского государства. Это просто надо понимать для аналитики, и в дальнейшие действия надо учитывать этот фактор.

 

Артём Войтенков: Как валили Советский Союз? Создали недовольства, ещё по СМИ очень сильно накрутили, что всё плохо, и люди сами пошли, и сами развалили Советский Союз.

 

Евгений Фёдоров: Они не сами пошли, они были организованы системно.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Организаторы – это и есть заговорщик, то есть человек, у которого есть минимальные организационные возможности.

 

Артём Войтенков: Так у нас полно таких заговорщиков.

 

Евгений Фёдоров: Но не все будут участвовать. Некоторые боятся Путина и не будут участвовать в заговоре, просто боятся. Вы же понимаете. Вот в Иркутске они протащили не кандидата, которого назначил, подписал Владимир Владимирович. Это впервые, кстати, то есть впервые. Это выпад не против Путина, это выпад против Российской Федерации, Федерального центра, как бы разрушается вертикаль власти общенациональная. Они же понимают, что они засветятся.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Понимают. То есть они пошли на это зная, что они засветятся и, следовательно, имея риски в связи с этим, с засветкой, какие-то. То есть, будет ли на них воздействие государства российского за заговор или не будет – не известно. Но какие-то риски есть, что будет. Правильно? И они пошли на этот заговор. То есть, это значит, что они перешагнули определённую черту, они морально подготовились к борьбе с российской государственностью в будущем. И уже сейчас в мелочах, это мелочь на самом деле она, как говорится, может и рассосаться, но в принципе это такой сигнал, что есть группа, на которую Соединённые Штаты Америки могут опереться и особенно если они её укрепят. То есть дадут им убежище, укрепят их финансово, укрепят их организационно, вплоть до самолётов на запасных аэродромах. Это сигнал и этот сигнал прозвучал. Не просто в Иркутске 5 заговорщиков или 10, а уже система: Иркутск, Новосибирск, Красноярск и Москва, то есть мы видим элемент системы. И раз это элемент системы, значит, кто-то это создавал, кто-то это организовывал. А раз это кто-то организовывал коммуникации, поддержку, значит это уже заговор общероссийского масштаба.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что американцам надо скинуть Путина. Вот чем они и занимаются.

 

Евгений Фёдоров: Да, но речь идёт, они этим занимаются это их работа это понятно. Но где-то они на кого-то опираются в этой работе. И много в России разных элементов и бизнесов много. Мы просто сейчас увидели, наша аналитика показала, что на эту сферу они опираются в большей степени чем на другие. Это нужно для предотвращения госпереворота. Я сейчас вам говорю аналитику, которая понадобится государству. НОД – это же интеллектуальная организация в том числе. Я сейчас это говорю не только вам, я говорю тем НОДовцам, которые находятся во власти, чтобы они учли этот фактор. И я вас уверяю, что многие из них этот фактор учитывают. НОДовцев во власти много, я всегда говорил штабы – это часть НОДа. Значительная часть НОДа находится, главный НОДовец – это Путин, но значительная часть НОДа находится в разных органах власти. Просто они не везде верховодят и в большинстве. У силовиков побольше, в экономике значительно в меньшей степени, в Центральном Банке вообще в подполье, реально, но они есть. Жить-то хотят. Не только же рядовые граждане хотят жить, но и чиновники. Они же все понимают, что начнётся война, начнётся террор американский на территории России - зацепит всех.

 

И, кстати, очень интересный сигнал. По тому же, мы уже это упомянули, сожженному Дому профсоюзов. То есть этот американский агент главный полицейский Одесской области организовал, ну и другие, это сожжение. Он думал, что всё у него в шоколаде, получил свои 30 серебренников. А потом вдруг через год начинают его искать, называют преступником. Он вообще-то на это не рассчитывал.

 

Артём Войтенков: Совет безопасности Европы.

 

Евгений Фёдоров: Да, он на это не рассчитывал. Кстати, в этом и причина, одна из причин теракта, мы говорили, он на это не рассчитывал. То есть это такая история, это такой сигнал. Поэтому и чиновники в России, даже которых устраивает колониальный статус, не все хотят, чтобы Россия была ликвидирована, даже большинство всё-таки не хотят. Потому что понимают, что после ликвидации американцы пройдутся по своим агентам и солдатам, и зачистят их хотя бы как свидетелей.

 

Артём Войтенков: Правильно. А кому они тогда будут нужны? Никому.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поэтому это тоже такой фактор, благодаря которому мы имеем союзнические системы, в том числе и тех, кто работает на американцев в системе власти. И я сейчас говорю для них. Потому что надо всё-таки, война и национально-освободительное движение – это профессиональная борьба, то есть это интеллектуально, с серьёзной аналитикой, с серьёзной наукой. И я сейчас говорю эти факты, я же не только говорю для рядовых граждан, но говорю и для тех, у которых есть возможность повлиять на ситуацию на уровне власти. И они влияют на эту ситуация, я, кстати, им за это тоже благодарен.

 

Важный ещё момент, который мы получили по Иркутску. Это впервые Антон Романов, наш друг поднял этот вопрос, НОДовец, что в Иркутске была рассылка мощная по линии, скажем так, гражданской обороны по подготовке Майдана. Была мощная рассылка. Он написал даже на эту тему заявление в прокуратуру, в следственные органы. То есть несколько сотен тысяч человек получили СМСки. То есть Соединённые Штаты Америки проникли достаточно хорошо в систему информационную. Та же ситуация была в Москве - массовая система рассылки.

 

Артём Войтенков: Выходите на улицу?

 

Евгений Фёдоров: Да, выходите на улицу, Майдан. То есть это означает, что они могут написать всё, что угодно, в том числе враньё. Условно говоря, я сейчас утрирую, например: Владимир Владимирович полетит куда-то далеко на самолёте и не будет его на связи 5 часов. За это время нам вдруг по телевизору, по СМСкам скажут, что что-то произошло в Кремле, что у нас уже новый начальник.

 

Артём Войтенков: А было такое недавно.

 

Евгений Фёдоров: Да. И на этой базе организуют какие-то события. Он где-то приземлится, а тут уже другая реальность. Мы видели - в Иркутске опробовался не только заговор строителей, строительного бизнеса против российской государственности, в Иркутске опробовались и эти технологии современные. То есть, как работает пятая колона в информационном пространстве, в системе связи, каким образом организовать в случае дестабилизации ситуации быстрый сбор людей вокруг этих процессов. То есть это такой важный момент, который тоже надо учитывать для аналитики, в том числе для НОДовцев в органах власти.

 

По Москве. Эта рассылка в Москве о террористах. Не получали? Очень многие в Москве получили СМС рассылку о том, что в Россию проникли террористы, что в Москве террористы и так далее. То есть это была специальная рассылка по дестабилизации российского общества. Многие в Москве получили. То есть мы понимаем, что база данных для американцев это несколько миллионов человек, в том числе по линии интернета.

 

И вообще то, что такие вещи пошли в Иркутске, в Москве это означает, что приближается час Х по версии посла Соединённых Штатов Америки. Потому что он начинает засвечивать вещи, которые в принципе Twitter, который вдруг заблокировал нашего пророссийского блогера, который крупнейший блогер Twitterа, американцами был заблокирован. То есть это означает, что Twitter открыто работает против российского государства. Я сейчас приглашаю НОДовцев вести борьбу с этим. То есть нам надо отключать американский Twitter и формировать российское подразделение Twitterа по российским законам. Иначе в критической ситуации все пророссийские силы в Twitterе будут отключены, а включены только американский спам.

 

Артём Войтенков: Собственно говоря, как это и было, и в той же Ливии, и в странах, и в Египте.

 

Евгений Фёдоров: Это надо учитывать. И в целом под занавес нашего обсуждения я вам скажу. С чем сейчас выступает НОД с какими важными, актуальными вещами.

 

Первое. Мы всегда говорили о том, что нужна конституционная реформа, которая даст автоматически полномочия главе государства. Мне кажется, что ситуация настолько обостряется, особенно после теракта с самолётом возможным, и так далее, что надо переходить к чрезвычайным полномочиям главе государства по борьбе с саботажем. Вопрос о саботаже я уже об этом сказал. То есть я приглашаю тех людей, которые пострадали от этого саботажа – это малый бизнес.

 

Просто одна ремарка. Мы говорили, что пятая колона и саботажники вопреки команде Путина, который категорически запретил это, не менять их, ещё раз подчёркиваю сказал, не менять тарифы и не менять налоговые условия -ввела вот эти налоги дополнительно для малого бизнеса. Малый бизнес это два, они ввели налоги для двух миллионов предприятий с небольшим. Чтобы было понятно, объём этого налога в 6 раз меньше, чем налоги, которые платит один Газпром. Все 2 миллиона 300 которые они ввели, они ввели меньше налогов, чем Газпром в 6 раз. То есть просто увеличение налога Газпрома на 20% означает, что не надо злить 2 миллиона человек, у которых ещё и коллективы. То есть понимаете, что они делают? Они специально бьют в те точки, которые вызовут общественное возмущение. То есть они с этого налогов не получат. Мало того, налоги от этого повышение только уменьшат, потому что там мгновенно люди половина уйдёт в тень, мы же это понимаем.

 

То есть задача не собрать налоги, а задача разозлить два миллиона человек, и против Путина. Понимаете в чём задача? Это чисто работа пятой колоны. Поэтому я как раз приглашаю этих два миллиона предпринимателей влиться в НОД, поднять, хотя бы написать заявление, что мы хотим жить в свободной стране, чтобы в ней не командовали Соединённые Штаты Америки, и не уничтожали российский бизнес. И самое здесь главное – поднять в своей среде лозунг чрезвычайных полномочий главе государства по борьбе с саботажем. Мы говорим о том, что потерпевшие в условиях работы саботажников и пятой колоны должны чётко принять метод защиты своих интересов - это предоставление главе государства Путину чрезвычайных полномочий по борьбе с саботажем. Первое.

 

Второе. В экономике - деколонизация, мы об том говорили.

И третье. Надо выходить на отмену выборов губернаторов.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда пусть народ думает, пусть вступает, если он хочет, пусть пишет какие-то заявления вам или в прокуратуру. Что эти предприниматели мелкого бизнеса могут сделать?

 

Евгений Фёдоров: Они могут участвовать в поддержке Путина в национально-освободительной борьбе. Вообще-то это самая активная часть населения. Это люди, которые пользуются авторитетом у себя в селе, в маленьком районе. Это люди достаточно патриотические по своей основе, потому что они в американских банках деньги не держат, и от Лондона всё-таки не зависят, не тот калибр, как говорится, это не крупный бизнес. И они и есть те мелкие лавочники, говоря языком Германии, заинтересованные в суверенитете страны в первую очередь. И если нам удастся запустить политику низких процентных ставок, о которых постоянно говорит Путин, и количественном смещении, они будут первые, кто получат дивиденды от резкого экономического роста страны. То есть, просто говоря, эти два миллиона человек могут завтра же придти в любой банк, а низкие ставки для всех банков, и в этом любом банке взять кредит под 2% годовых на развитие бизнеса в связи с открывшимся спросом в российском рынке, вызванном, в том числе санкциями.

 

Условно говоря, он выпускал в сельскохозяйственном бизнесе, например, выпускал тонну мяса в год или две тонны мяса в год, а может выпускать 100 тонн или 200 тонн мяса в год, потому что у него всё налажено. Взял кредит, поставил новое увеличение производства. Рынок ты знаешь, спрос у тебя есть, ты знаешь кому продавать, у тебя система отношений есть. Ты просто по принципу бери больше – кидай дальше. То есть одним решением, снижением процентных ставок до нуля, мы автоматически из маленьких предпринимателей-бактерий делаем монстров экономической жизни - два миллиона монстров, которые и есть развитие страны, они главный выигрыш, заинтересанты. То есть на них, для них Путин и пытается пробить суверенитет в Российской Федерации, как потребителей этого суверенитета. А, естественно, они уже передадут этот экономический рост гражданам.

 

То есть они для того, чтобы увеличить в 100 раз производство не только кредит надо взять, надо же рабочих нанять, закупить оборудование, которое кто-то произведёт, то есть дать смежникам производство наладить, увеличить. И это означает общий рост доходов населения Российской Федерации. Запускается экономика спроса. Потому что рост доходов населения означает дополнительный спрос на рынке, то есть надо не 100 тонн мяса уже, а 200 тонн после этого. Это для предпринимателя второй шанс ещё удвоить своё производство уже в перспективе 5-6 лет.

 

И в результате он из маленького предпринимателя, который бегает, не знает как ему закрыть все свои прорехи, найти эти три рубля кому-то расплатиться с налогами, расплатиться с поставщиками, он становится основой российского бизнеса. Растёт с 15% ВВП до 50-70%, как в Европе, там малый бизнес именно эти занимает ниши, или в Китае, например, где его 55, и является основой дальнейшего политического строя Российской Федерации. Потому что он тогда, получив такие доходы, может заказать политический процесс. И тогда он будет действительно вкладываться в политический процесс не как коррупционер.

 

Сегодня, чтобы вас избрали на какую-то должность политическую депутатом или чиновником, реально вы договариваетесь с одним инвестором, это и есть коррупционная связь. То есть он вам дал деньги, вас избрали мэром, например, и вы ему потом всю жизнь отдаёте эти деньги, за счёт коррупции. Это же не подарок. А когда у вас сложился слой предпринимателей, которых сотни предпринимателей в вашем городе, они же все поднялись, то это уже заказ общества, то есть это другая форма уже построения. Хотя конечно надо вообще уходить от этой модели английских выборов коррупционных, и переходить к моделям российских, земских систем построения власти. Но это как бы второй этап.

 

- Мы решаем проблему коррупции в том числе.

- Мы решаем проблему суверенитета его базиса укрепления.

- Мы решаем проблему поддержку политических сил и партий движений и так далее национально-ориентированных.

Потому что сейчас, чтобы вы участвовали в крупных выборах, вам надо взять деньги у американцев, которые вам их подсунут. Потому что даже, если вы берёте от крупного бизнеса деньги, а мелкий вам не даст, они нищие, особенно после бомбардировок социальных, то этот крупный бизнес весь в Америке под контролем, в оффшорах. Поэтому фактически американцы говорят: "Им можно дать деньги, а им нельзя". Если вы перекладываете это на малый бизнес у вас резко растёт суверенитет в политической системе. И после этого выборы будут настоящие, не липа, как сейчас. Договорились с крупной корпорацией, она дала деньги, заказала средства массовой информации. Других туда не пустили, у них же нет денег, всё. Про них никто ничего не знает, какие бы они ни были хорошие. Избрали того, кого назначили в Соединённых Штатах Америки губернатором, например, и всё. Ну что это такое?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Вы описали красивую картинку только её же надо достигать. Люди должны что-то делать ради этого. В первую очередь включить голову, а во вторую…

 

Евгений Фёдоров: Включить голову, поддержать Путина, и влиться в национально-освободительную борьбу. Если кто-то думает, что сидя на диване, играя в танчики, и попивая пивко, или даже трудясь на своём производстве, и в своей семье, но не думая о стране, и не работая на неё чуть-чуть, хоть два часа в месяц, как на Тверской. Можно было найти два часа, и просто прийти на Тверскую, когда пригласил Владимир Владимирович Путин на государственный праздник. Не нашлось два часа. Всё, получи налоги. Всё просто. Так и дальше будет. Ещё хуже для вас будет жизнь. Вас выжгут просто, как калёным железом, как потенциал национально-освободительного движения. А всё-таки маленькие собственники – это потенциал всегда национально-освободительного движения в любой стране. Просто вас выжгут, как калёным железом.

 

Поэтому:

- либо вы победите вместе с Путиным и НОДом интервентов, и станете богатыми, счастливыми, и влиятельными в своём районе, городе, стране,

- либо вас просто уничтожат.

Вот ваш выбор. Выбирайте!

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1270 мб)
Видео MP4 640x360 (503 мб)
Видео MP4 320х180 (279 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (31 мб)
Звук 32kbps MP3 (31 мб)
Звук 64kbps MP3 (59 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (92 мб)

Текст:
EPUB (211.41 КБ)
FB2 (429.16 КБ)
RTF (731.43 КБ)

Ответы на вопросы 6

Валентин Катасонов: Ответы на вопросы по экономике, политике, истории.
Разговор о войне на Украине и в Сирии, как Центробанки не слушаются президентов, экономической стратегии Путина, банке БРИКС как противовесу МВФ, щедрости Сталина в немецких репарациях, оружии компенсаций, дефолте Украины и бизнесе на холокосте.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Ответы на вопросы 6

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_otvet_6

 

Валентин Катасонов- доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, сегодня в ленте информагентств появилась информация о том, что сирийское правительство обещает после прекращения гражданского конфликта работы по восстановлению страны отдавать только российским компаниям, то есть, подряд. Как вы прокомментируете, хорошая это новость для нашей экономики, или нет?

 

Валентин Катасонов: Новость-то хорошая, только я думаю, что эта новость практически может быть реализована уже не при нашей жизни. В данном случае, некоторые события на Ближнем и Среднем Востоке мне напоминают некоторые эсхатологические сценарии из Апокалипсиса. Это моё такое вот ощущение. То есть, это вот та самая Третья мировая война, которая просматривается, прочитывается в последней книге Священного Писания. Я подготовил сейчас одну статью, которая называется "Третья мировая. Ближний и Средний Восток – альфа и омега всемирной истории". Обычно все информационные ресурсы мои материалы всегда брали на ура, как правило, никаких вопросов не было. Тут я провёл тестирование. Я послал эту статью в четыре информационных ресурса. Все по телефону согласились, что это действительно очень похоже на правду, но публиковать они не могут. Почему? Потому что, слишком уж круто получается. Это тоже моё такое мнение. В данном случае, пожалуй, я из всех тех авторитетов, на которые ссылаюсь в этой статье, мог бы назвать Паисия Святогорца, который, кстати, канонизирован в этом году. Он тоже давал свои прогнозы, но это неправильно, наверное, говорить в отношении святого, он, когда провидел такие события на Ближнем и Среднем Востоке - Альфа и Омега.

 

Альфа - это первая книга Священного Писания, книга Бытие, где подробно как раз описываются события изгнания человека из Рая, как раз вот эти четыре реки, включая, Тигр и Евфрат. Великая река Евфрат - это Сирия, это Турция, это Ирак и Иран. Ну а пятая - она прочитывается в Апокалипсисе, это Израиль, где пишется про Армагеддон.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, по сути не обсуждается, говорится об этом, что в чём техническая послушность всех крупных банков российских. Говорят про ЦБ - центр управления их деятельности извне. В чём приём, чем они угрожают ВТБ, ЦБ? Реальная угроза? Очевидно и Греф, и Костин, вряд ли они, чисто как русские люди, не хотят вот так видиться в глазах общественности, как они видятся, просто неприемлемо никак.

 

Валентин Катасонов: Я очень просто могу объяснить. Дело в том, что чиновники такого уровня, которых вы назвали, это оффшорная аристократия. Где сокровища ваши, там и сердце ваше, как сказано в Евангелие. Так что, тут не технический вопрос, а духовный вопрос.

 

Я, кстати говоря, в книге про Украину достаточно подробно описал про зарубежные активы украинских олигархов. И я бы так сказал, что, конечно, те активы, которые остались внутри Украины, они меньше, чем те активы, которые за пределами. И ещё с апреля прошлого года в Киеве трудятся активно сотрудники ФБР, сотрудники других американских спецслужб, и они не скрывают, что они занимаются изучением такого вопроса, как выведение средств из Украины в оффшорные зоны, отмывание денег. Понятно, что люди меняются, но, чиновники высшего уровня, они, как правило, подбираются из тех людей, которые имеют определённые слабости. Так же, как дьявол искушает человека, изыскивая какие-то слабые места, точно так же и действует враг в отношении нас.

 

Вопрос: Скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что Крым присоединили, а Сбербанк не работает, и ВТБ не работает. Они кого-то боятся, или им кто-то запрещает там работать?

 

Валентин Катасонов: Естественно, я только что об этом и сказал, что Соединённые Штаты объявили односторонние санкции. И в рамках этих санкций они угрожают тем, кто будет заниматься какой-то хозяйственной и финансовой деятельностью на территории Крыма, или осуществлять какие-то сделки с Крымом. Так что, в этом смысле они понимают, что если они это будут делать, то немедленно они подпадут под санкции на внешних рынках. Все эти события на Украине лишний раз показывают порочность нашей банковской системы - она неправильно выстроена. Неправильная конструкция, которая не обеспечивает нашей безопасности. О том, какая должна быть конструкция - это тема особого разговора.

 

Вопрос: По поводу Украины вопрос. Ваши прогнозы на ноябрь-декабрь. Мы знаем, что опять ситуация продвигается к дефолту. Насколько это прогнозируемый дефолт на Украине сейчас?

 

Валентин Катасонов: Тут всё очень чётко, прямо по датам. Считается, что дефолт должен произойти двадцатого числа, двадцатого декабря, когда дата платежа по российскому займу на три миллиарда, когда, естественно, Киев не заплатит эти три миллиарда. Они это чётко заявили, что платить не будут.

 

Правда, Путин им подсказал в этом смысле, выход из положения. Они сказали: "А вы обратитесь в Международный валютный фонд, пусть они дадут вам эти три миллиарда, а вы нам передадите". Это не самый плохой ход. Я бы даже сказал, что это подсказка не Порошенко, а это подсказка Кристин Лагард. Потому что, если Кристин Лагард этого не сделает, то все остальные варианты для неё гораздо хуже. Вы представляете, если Международный валютный фонд говорит о том, что наш заём это неофициальный, то это прецедент за семьдесят лет. А таких держателей подобного рода долгов очень много. Я имею в виду не держателей, а должников. И они все потребуют тогда реструктуризации, и тогда, естественно Валютный фонд сразу станет банкротом. Она прекрасно понимает.

 

То есть, казнить нельзя миловать.

- Нельзя не признать частным, потому что, тут дядя Сэм рядом, удушит. Она же прекрасно помнит историю предыдущего исполнительного директора, который в полицейском обезьяннике оказался. Она же не хочет там оказаться.

- А с другой стороны, если она скажет, что это частный фонд, тогда всё - через некоторое время фонд надо закрывать, потому что, все бросятся требовать того же самого, чего и Киев потребовал. Понимаете? То есть, ситуация просто патовая.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, вопрос. Ваш коллега, Степан Демура считает, что США будет из Украины делать витрину.

 

Валентин Юрьевич: Какая витрина? Что вы? Скорее, там другой сценарий может быть.

- Тут споры идут вокруг того, что, либо это будет некая резервация для тех беженцев, которые сейчас хлынули в Европу. Европа уже шёпотом обсуждает этот вариант, и даже идут какие-то кулуарные переговоры, типа "мы поможем завершить этот Минский процесс, а вы нам помогите с этими беженцами, хотя бы как-то морально на нашей стороне". Так что, это один вариант.

- Другой вариант, гораздо более жёсткий: не витрина, а просто плацдарм НАТО.

- В принципе третий вариант - смешанный. Там и отстойник, там и ракеты, и передовые силы НАТО.

 

А насчёт витрины - нет, что вы, не те времена. Это всё равно, что сказать, сейчас примерно 15-ый год, это что-то, наподобие 33-го года. Какая там витрина? Нет, конечно, в 33-ем году была одна витрина, это Третий рейх. Но Украина не тянет на Четвёртый рейх по многим причинам. Я не буду сейчас говорить. Версия, что из Украины можно сделать Четвёртый рейх, нет, это версия совершенно утопичная.

 

Вопрос: А события на Украине и в Сирии - как вы видите взаимосвязь?

 

Валентин Катасонов: Моя такая реакция немножко дилетантская, потому что я всё-таки себя не считаю военным экспертом. Но, с моей точки зрения, Сирия, это надолго и всерьёз. Это даже серьёзней, чем Афганистан. Моё мнение личное. Я не буду сейчас систему доказательств своих выстраивать. В этом смысле, конечно, Новороссия, это тот вариант, где мы могли, и должны были ввести свои войска. А сейчас мы выбрали из двух вариантов более плохой вариант. Это моё личное мнение, я не хотел бы сейчас разворачивать систему доказательств.

 

Вопрос: Страны БРИКС, и банковская система. Каковы перспективы и целесообразность формирования там внутри банка, подобного МВФ?

 

Валентин Катасонов: Вы имеете в виду банк БРИКС? Я немножко слежу за этой темой. Должен сказать, что, конечно, декларации были ещё пять лет назад, относительно того, что нам нужен такой банк. Но я осторожно всегда говорил, что БРИКС достаточно странное образование. Всё-таки страны находятся на разных континентах, страны с разной традицией, с разной культурой, разные цивилизации просто. Тем более подозрительно, что сама аббревиатура и идея БРИКС, она родилась в недрах Голдман Сакс (Goldman Sachs Group). Вы знаете, там, как правило, всегда появляются какие-то дохлые кошки, которые подбрасываются, и мы начинаем очень активно этих кошек гонять. Да, это всё камуфлируется, но там на самом деле нет такой консолидации, которая нам кажется и мерещится. Да, там проводятся парады и мероприятия в Уфе, вот этот саммит БРИКС и ШОС.

 

Реплика: Заявление, что этот банк будет противостоять МВФ.

 

Валентин Катасонов: Ну, не будет он противостоять. Я вижу, как тяжело идёт процесс. Тяжело, мучительно идёт процесс. Причём противоречия возникают как между отдельными странами, так даже внутри стран. Вот один конкретный пример по Бразилии. Было принято решение о том, что Центральные Банки стран членов БРИКС осуществляют перечисление денег в уставник этого нового банка. Что произошло в Бразилии? Была дана президентом команда Центральному Банку Бразилии из своих валютных резервов перечислить эти деньги. Председатель Банка отказался. Я говорю, там, где Центральным Банкам что-то поручается, это значит, поручить пятой колонне - будет торпедирование. Чем закончилась история, не знаю, но вот это было в начале лета. И это показательно.

 

Я примеров могу приводить сколько угодно. Скажем, та же самая, аргентинский президент, Киршнер (Cristina de Kirchner), она в своё время дала команду председателю Центрального Банка перевести несколько миллиардов погашения долга, это ещё того, реструктурированного долга. А председатель банка сказал: "Я этого делать не буду". Причём, они в этот момент вспоминают о том, что валютные резервы Центрального Банка предназначаются для другого. Тут они сразу вспоминают, они же сообразительные ребята, у них аргументы на любой случай жизни – "не буду я этого делать". Кристина Кришнер три раза ему давала команду, три раза был отбой. В результате президент апеллировала к парламенту бразильскому, там, в конце концов, через парламент удалось отозвать председателя, поставить нового человека, который выполнил её команду, а тот отбивался, апеллируя к Соединённым Штатам. А Соединённые Штаты провели заморозку некоторых счетов. То есть, сразу эта картина высветила, кто свой, кто чужой.

 

Так что БРИКС, особенно валютный фонд БРИКС, вы же сами понимаете, поручение дано Центральным Банкам. Это никакой не фонд, это просто некое виртуальное соглашение о валютных свопах. И будут ли они ещё выполнять эти соглашения? Кстати, наши СМИ не особенно и афишируют этот фонд, потому что это виртуальная структура, или виртуальное образование. А банк БРИКС - там даже были споры относительно того, в какой стране. Правда, надо отдать должное, Россия не участвовала в этих спорах. Пожалуйста, если не хотите в Москве, мы не настаиваем. Но там они спорили.

 

А вот с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций - банк был создан за несколько месяцев. Но там был свой драйвер, Китай был. Плюс, безусловно, что там были помощники. Там были помощники в лице Ротшильдовских структур. Почему и Англия так быстро влетела туда, как соучредитель этого банка. Так что, надо там каждый раз разбираться.

 

Вопрос: Порошенко имеет в Липецке крупные предприятия, которые с каждым годом всё больше и больше дают ему дохода. Можем мы влиять на Порошенко?

 

Валентин Катасонов: Да, безусловно, можем и должны. Я, кстати, не очень отслеживаю этот вопрос. Но в этом году началась серьёзная работа по инвентаризации, я про Украину говорю - инвентаризация российских активов на Украине. Началась она по той простой причине, что, вы знаете, не так давно Яценюк озвучил претензию к России на один миллиард. Правда, наши средства массовой информации перепутали - один миллиард гривен, а не долларов, но всё равно, достаточно крупная сумма. И подал исковое заявление в Европейский суд по правам человека. Правда, на самом деле это не профиль ЕСПЧ, но не знаю, может быть, там если Вашингтон надавит, то ЕСПЧ и этот иск удовлетворит, я просто не знаю. Но, в порядке подготовки к исполнению решений ЕСПЧ, они в порядке встречного плана начали проводить такую инвентаризацию.

 

Я слышал, что некоторые депутаты тоже говорили, что такая инвентаризация нужна на случай возможных симметричных ответов, в случае, если Украина это сделает. Но пока, насколько я понимаю… Там по Коломойскому, да, были проведены определённые меры. Уже его ПриватБанка здесь нет, всё там поглощено. По "Рошену", по-моему, всё остаётся, как было. И, по-моему, даже и прибыль переводится без каких-либо ограничений.

 

Вопрос: Есть такая точка зрения, что все до единого банки России принадлежат одному хозяину. Так ли это?

 

Валентин Катасонов: Нет, конечно, одного хозяина нет. Управляющих много. Есть, конечно, номинальные хозяева. Действительно, половина банков имеют какого-то номинального хозяина. Это не народный капитализм, как там, в учебниках пишут, что там десятки, или сотни акционеров. Это неуправляемые структуры, как правило. Акционерные общества создаются, чтобы собирать деньги. А чтобы управлять и эффективно работать, нужна такая жёсткая вертикаль. В конечном счёте, есть несколько хозяев.

 

Я ведь постоянно, о чём бы ни говорил, использую термин "хозяева денег".

- Это некие хозяева высшей и последней инстанции.

- Это акционеры Федеральной резервной системы.

 

Естественно, Федеральная резервная система не публикует некие такие консолидированные сведения относительно этих акционеров, а просто там перечисляются банки, которые участвуют в капитале ФРС. Формально там несколько тысяч банков, поэтому, разобраться сложно. Это очень сложный метод, это можно сказать, компьютерный метод. Вот скажем, в Цюрихе институт технологический, он выявил, так называемую, головку мировой финансовой системы - сто сорок семь компаний и банков. Как я говорю, комитет ста сорока семи.

 

Но это сложные какие-то методы. Есть более простые. Вот был финансовый кризис. Во время финансового кризиса ФРС раздавало деньги себе любимым. Действительно, они не афишировали, но, дело в том, что Блумберг, опираясь на закон о свободе информации, захотел узнать, а кому же они деньги-то раздали, и сколько раздали? Но, в конце концов, удалось провести операцию под названием "Частичный аудит ФРС". Частичный, потому что, не все операции, и за период только 2007-2009-ый года. Выдали там шестнадцать триллионов долларов, и список основных получателей: Barclays, Сосьете Женераль, Deutsche Bank, естественно, все банки Уолл-стрит, это само собой. Там двадцать пять основных - я в некоторых своих публикациях привожу этот список, это и есть главные хозяева.

 

Понятно, что вы хотите знать про физических лиц, про отдельных особей, но тут трудно говорить. Я проделал ещё один шаг, пытался, опираясь на американскую статистику понять, а кто же является акционерами банков Уолл Стрит? Там большая шестёрка: J.P. Morgan, Goldman Sachs, Bank of America, и так далее. Там четырефинансовыххолдинга - этоFidelity, этоBlackRock , это Vanguard, и State Street. Вот, четыре финансовых холдинга - это крупнейшие в мире финансовые холдинги. Почитайте, у меня есть некоторые публикации на эту тему.

 

Но, почему-то даже люди, которые очень увлекаются конспирологией, у них как-то всё кончается на банках Уолл Стрит. А я ещё на один уровень поднялся. Но дальше мне уже сложно идти, потому что у каждого из этих финансовых холдингов своя особая форма организации. Там есть, конечно, интересные имена, понятно, что это не конечные бенефициары.

 

Но это и так видно, что фактически как бы есть две основные группы акционеров.

- Одна группа акционеров, которая делает ставку на чёрное золото, на военную силу. Понятно, чтобы использовать козырную карту "чёрное золото", всегда нужна военная сила.

- А другие делают ставку на жёлтое золото. Там, скорее нужна не грубая военная сила, там нужна хитрость и обман, то есть, там средства массовой информации.

Условно их называют группа Ротшильдов, и группа Рокфеллеров:

- Рокфеллеры – чёрное золото,

- Ротшильды – жёлтое золото.

 

И вот, хозяева денег - это две такие группировки. Поэтому, там нет единого хозяина. Если был бы единый хозяин… Ведь в Священном Писании много раз сказано, что "Велиар враждует сам с собой". Там не может быть никогда единства. И вот на этих противоречиях и держится Россия по большому счёту. Иначе, если мы будем понимать, что один хозяин, тогда у одного хозяина всё было бы по-другому. А когда мы изучаем конкретную политику Запада, мы видим, что она противоречива, иногда иррациональна. А этот иррационализм можно объяснить только тем, что там постоянно идёт грызня между разными кланами в рамках вот этих хозяев денег. Вот я бы так коротко ответил.

 

Вопрос: Была такая информация, что была какая-то у Николая II доля в ФРС. Вот это к репарациям далеко?

 

Валентин Катасонов: Вы знаете, я уже устал отвечать на этот вопрос. Меня, честно говоря, это просто удручает. Знаете, сейчас народ готов хавать всё, что угодно.

- Я уже слышал версию, что Николай II акционер Федеральной резервной системы.

- Я уже слышал, версию о том, что Международный валютный фонд был создан при Николае II, и что мы туда сделали взнос золотом.

- Есть какой-то историк, я его фамилию никак не запомню, который якобы там где-то работал в каких-то архивах, который написал две какие-то совершенно жуткие статьи на эту тему с ошибками, грубейшими ошибками. Если бы это у меня была студенческая работа, я бы двойку поставил. И эту статью, я фамилию не помню, тиражируют издания типа АиФа. Ошибка, например – "золото было перевезено в Форт-Нокс". Ну, извините, Форт-Нокс был построен, знаете, в каком году? В 1937-ом году закончилось сооружение Форт-Нокс. А началось оно после того, как, как Франклин Делано Рузвельт провёл экспроприацию золота в 33-ем, в 34-ом годах. А у этого автора, оказывается, в начале века уже существовал Форт-Нокс.

 

Меня это удручает, потому что, наше информационное пространство забито таким мусором токсичным. Поэтому, это скорее уже вопрос не ко мне, это к людям, которые занимаются информационной войной, я не знаю, перезагрузкой сознания общественного. Это не экономический вопрос.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, скажите, пожалуйста, особенно по Прибалтике интересует вопрос. Существуют ли механизмы оценки того, сколько было вложено в экономику Прибалтики? Там строились заводы на протяжении всего существования Советского Союза, там выстраивалась экономика, которую сейчас они потеряли. Но ведь тогда вкладывались определённые средства. Можно ли, в пику им, которые сейчас выставляет претензии, выставить счёт за построение экономики на территории этих трёх прибалтийских стран?

 

Валентин Катасонов: Я с вами согласен. Я хотел сказать, что сейчас они немножко поубавили свою прыть, потому что, они поняли, что это им бумерангом может вернуться. В принципе, все эти расчёты есть, я помню эту истерику, которая началась ещё где-то в 90-ом, 91-ом году, когда они говорили, что якобы Россия занимается эксплуатацией Прибалтики, приводились какие-то цифры. Меня, честно говоря, поражало. Ведь вся документация есть в Госплане, есть и в других ведомствам, значит, где-то лежит в архивах. Но в 90-ом, 91-ом году никакая серьёзная информация в средствах массовой информации не использовалась.

Я тогда одному госплановцу задал вопрос: "Почему?"

Он говорит: "Это с грифом для служебного пользования, или секретным.

Я говорю: "Вы поймите, идёт война, идёт развал страны, а вы молчите".

Вот они домолчались. Всё это есть в архивах.

 

Вопрос: У меня два вопроса. Первый по ЮКОСу - ваш прогноз по поводу их пятидесяти миллиардов. Может вы уже говорили, и либо мне источник скажите, либо сейчас дайте ответ. И второй - вы сказали о том, что Германия выплатила совсем немного, а там два или четыре процента по репарациям по Второй мировой войне. Это вот подарок Сталина. А почему такая щедрость Иосифа Виссарионовича?

 

Валентин Катасонов: Я не могу даже сам сказать, почему такая щедрость. Но если бы сказал, хотя бы десять процентов от ущерба. В книге Вознесенского, тогдашнего председателя Госплана, он сказал, что наши репарационные требования Германии покрывают только четыре процента ущерба. Это оценка председателя Госплана СССР Вознесенского, который был позднее репрессирован. Я, честно говоря, не могу это объяснить. То есть, это был действительно, очень широкий жест. Понятно, что мы не могли, может быть, всю сумму сразу, это бы тоже, Германия бы не встала на ноги.

 

А по ЮКОСу ситуация такая, что используется просто, как некий Дамоклов меч, хотя, счётчик включён, как вы понимаете. И сейчас акционеры инвесторы ЮКОСа, нерезиденты, а также некоторые резиденты, которые стали нерезидентами, типа Невзлина (я только крупных называю), они, конечно, ищут за рубежом активы российского происхождения, и соответственно, они уже как-то составляют свою опись на тот случай, если будет согласовано с Вашингтонским обкомом партии. То есть, там всё согласовывается, там жёсткая дисциплина.

 

Но сейчас как-то вот таких резких действий нет. Там есть определённые некие временные лаги, которые позволяют нам ещё какие-то встречные иски выдвигать, какие-то там дополнительные бумаги представлять для уточнения. То есть, вот сейчас мы находимся в той фазе, когда, грубо говоря, мы пользуемся теми бюрократическими привилегиями, которые даются ответчику. Но сколько это по времени, я сейчас навскидку не могу сказать. Есть ещё некий резерв времени, но я не уверен, что кто-то в России в таком форсированном режиме готовит какие-то свои решения на случай, если будет всё-таки произведён арест зарубежных активов. Наверное, больше всего голова на этот счёт болит у Сечина, потому что, конечно, в первую очередь на аресты, конфискации и заморозки претендуют активы Роснефти за рубежом. Тут как бы сразу все критерии совпадают:

- то, что это государственное имущество,

- и то, что Роснефть, это правопреемник ЮКОСа.

 

Естественно есть разные градации, есть разные степени иммунитета имущества. Наиболее высоким иммунитетом обладает имущество посольского хозяйства. Я не большой специалист в этих иммунитетах, но думаю, что если начнётся драчка большая, там никто про иммунитет вспоминать не будет. Рассчитывать на то, что мы сумеем что-то вернуть, или что-то сохранить, - невелика вероятность этого. Это надо было делать раньше, и очень аккуратно, без каких-то надежд на стопроцентный успех.

 

Особенно я имею в виду валютные резервы. Это особая большая тема. Вернуть резервы крайне сложно. И вообще резервы - это некое обеспечение западных кредиторов по их требованиям к России. Вы посмотрите динамику: величина золотовалютных резервов - величина внешнего долга. То есть, наш внешний долг очень хорошо корреспондирует, коррелирует с показателем золотовалютных резервов. Вот у него такая функция. А некоторые думают, что чуть ли не главный макроэкономический показатель, наши успехи в народном хозяйстве.

 

Вопрос: Вы когда выступали, вспомнилось, что наши противники на фоне ревизии итогов Второй мировой войны создают нам проблемы. Это и территориальные претензии, и напряжённость в тех странах, которые раньше были в нашем Восточном блоке, это и ситуация с Украиной, и так далее, список можно продолжать. К этому недовольству, а именно ревизии итогов Второй мировой войны присоединяется и Китай. Таким образом, мы нашли своего ситуационного союзника. А вопрос в следующем: поднимая тему репараций в сторону Запада, или в сторону тех стран, которые теперь выступают в фарватере западной политики, не будем ли мы лить воду на мельницу наших врагов, тем самым тоже подогревая ревизию итогов Второй мировой?

 

Валентин Катасонов: Знаете, оружие надо держать в ножнах. Но что-то в ножнах должно быть. Я не говорю, что мы обязательно должны доводить это до каких-то инстанций, скажем, Гаагский суд, ЕСПЧ, и так далее, но мы должны быть к этому готовы. Предположим, Запад организует Геную 2. И будет готовить нам требования. Мы поедем туда подготовленные, с оружием. Как бы этот процесс, он включает в себя несколько стадий.

- Сначала это выявление требований.

- Затем это оценка.

- А третья стадия - это юридическое оформление.

- А четвёртая стадия - это уже реализация этого юридического требования где-то в инстанции.

 

Кстати, не очень много инстанций, которые принимают подобного рода требования. Даже ЕСПЧ он не приспособлен для того, чтобы рассматривать подобного рода репарационные требования. Поэтому, вот сейчас, вы знаете, Яценюк отправил туда требования к России, в Европейский суд по правам человека. Но, строго говоря, это не профиль ЕСПЧ. Будет ли он рассматривать? Это как Вашингтонский обком партии скажет. Скажет - будут рассматривать. Но вообще, это не их профиль. Там именно права человека, там на уровне удовлетворения каких-то требований компенсаций по конкретным людям.

 

Вопрос: Вы про репарации говорили, теоретически обосновывали, что это межгосударственные компенсации. И так хорошо сказали, что наши оппоненты, партнёры, так сказать, они всегда бухгалтерски подходят. Даже триста лет назад была расписочка, они приходят. И на уровне физических лиц тоже. Реституция в Латвии: там очень чётко люди приходили - выселяли, расселяли дома.

 

Валентин Катасонов: Реституция тоже сейчас, кстати, становится модной в Европе.

 

Вопрос: А такой момент. Как вы прокомментируете, что совсем недавно закончились выплаты Германии жертвам Холокоста? Никаких ведь расписочек не было. И холокост слово греческое. И там миллиарды были выплачены.

 

Валентин Катасонов: Это интереснейшая тема. У меня кое-что есть на эту тему в книжке. Причём, это не стандартные репарации, потому что, вы правильно сказали, что это межгосударственный уровень, сфера публичного права. Там с одной стороны была Германия, а с другой стороны были фонды. Там энное количество фондов было. Не напрямую Израиль получал, а через фонды. То есть, это такая странная форма репараций. Она ещё странная почему? Потому что, как бы, конечным бенефициаром всё равно является государство Израиль. Но такого государства не было во время войны. Поэтому и конструкция такая хитрая, лукавая. Напрямую Израилю нельзя, потому что, не было такого государства, поэтому подставили фонды. Ну а фонды, они создавались под крышей Израиля прежде всего, хотя там есть и американские еврейские фонды. Это так называемое Люксембургское соглашение 53-го года. Оно действительно недавно вроде было как выполнено, но это Германия так думает. Некоторые еврейские фонды, они считают, что они ещё не всё получили, и что на самом деле их требования касаются не только тех лиц, которые были в концлагерях, или которые были перемещены из Европы куда-то. А это распространяется и на их детей, и на их внуков. Там очень такая интересная логика, которая нам с трудом понятна, но такая логика есть. Кто-то сказал, что, пожалуй, они успокоятся где-то к 2040-ому году, не раньше.

 

Хотя, конечно, основной финансовый поток прошёл, я согласен. И я даже подсчитывал, сколько же они получили по совокупности. Они получили по совокупности примерно половину того, что просил Сталин в Ялте. То есть, это очень серьёзные деньги. В отдельные годы объём этих финансовых ресурсов превышал объём официальной американской помощи государству Израиль. То есть, некоторые говорят, что Израиль был взращён на американские деньги. Нет, на германские в неменьшей степени. Сейчас это не так заметно, а в пятидесятые, шестидесятые годы германские деньги там играли очень серьёзную роль. Да, я ещё хотел сказать, что была книжка Филькенштейна, переведена на русский язык, "Бизнес на Холокосте". То есть, там, конечно, распилы были, откаты были, это целая индустрия "Холокост".

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, со стратегией Порошенко понятно, спасибо. Со стратегией нашего правительства тоже понятно. А вот видите ли вы стратегию, с точки зрения экономики, нашего президента?

 

Валентин Катасонов: Нет, пока у президента я не вижу никакой стратегии. Тем более, что на форуме "Вперёд Россия" он как-то произнёс эту либеральную мантру экономическую, чем, конечно, меня ввёл в очень такое пессимистическое состояние духа. Но, я думаю, ещё не вечер, потому что ситуация у него не завидная. Я думаю, что придётся перестраиваться. Но на данный момент, на сегодняшний день… У либерала ведь нет никакой стратегии. А в экономике Путин рафинированный экономический либерал.

 

Вопрос: Вы сказали о том, что В.В. Путин является либералом в экономике. Вот у меня вопрос: на сто процентов, или всё-таки там не на сто процентов? Поскольку те государственные инициативы, которые были проявлены, например, в Сирии, они показали о том, что воюет не старая техника, а новая. Всё-таки перевооружение в оборонке произошло. То есть, если в финансовом секторе можно понять, что он на сто, на девяносто девять, а вот в других отраслях нашей, российской экономики, он либерал, или всё-таки у него другие позиции?

 

Валентин Катасонов: Я понял ваш вопрос, и отвечаю, но очень коротко. Дело в том, что крепкий оборонно-промышленный комплекс в условиях рыночной либеральной экономики создать невозможно. Мой короткий ответ.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (385 мб)
Видео MP4 640x360 (150 мб)
Видео MP4 320х180 (84 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (9 мб)
Звук 32kbps MP3 (9 мб)
Звук 64kbps MP3 (16 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (27 мб)

Текст:
EPUB (165.41 КБ)
FB2 (249.75 КБ)
RTF (207.88 КБ)

Как живёт Швейцария

Подробности о жизни в Швейцарии.
Разговор о переселении в Швейцарию и Германию, дутом нейтралитете Швейцарии, производстве и доходах Швейцарии, коммунизме швейцарских банков, жизни в кредит, разноязыкой Швейцарии, школьном обучении, медицине, качестве продуктов, свободе слова, пропаганде против России, европейских партизанах, политической войне на эстраде и объединении русских за границей.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (906 мб)
Видео MP4 640x360 (346 мб)
Видео MP4 320х180 (194 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (41 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (63 мб)

Текст:
EPUB (181.2 КБ)
FB2 (327.01 КБ)
RTF (456.07 КБ)

Иркутская революция 2015

Почему в Иркутске в 2015 году произошло восстание против действующего губернатора?
Государственная власть в областях держится на губернаторах. Когда губернатор работает не для населения, а на собственный карман - это приносит вред стране и людям. “Кто не работает, тот ест больше всех” - правило мафиозного государства.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Антон Романов

Иркутская революция 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/romanov_irkutsk_revolution_2015

 

Собеседники:

Антон Романов - депутат Государственной думы, партия "Единая Россия"

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Добрый день, Антон Васильевич. Мы с вами давно не встречались, и было бы любопытно услышать ваше продолжение и объяснение рассказов о том, что у нас в стране происходит.

 

Антон Романов: Мы действительно давно не встречались, поскольку я был занят в Иркутской области и участвовал в выборах губернатора Иркутской области, которые наделали много шуму, как в стране, так в политическом сообществе и среди экспертов. Мы получили много комментариев и экспертных оценок происходящих событий в Иркутске. Такой, например, что это заговор против президента, что это некие как бы действия враждебных сил, вторжение американцев, и прочее, прочее. Вплоть до противоположной точки зрения, что это сентябрьская революция, некая отдельная взятая в области.

 

Артём Войтенков: А почему этим выборам придаётся такое значение? Казалось бы выборы, выборы. Люди пришли, выбрали. В других областях то же самое выбирали. Однако на Иркутске просто, как называется, сошёлся свет клином. В чём дело?

 

Антон Романов: Обычно комментируют всё это дело люди, которые там никогда не бывали, и обстановки не знают, и не знают деталей того, что происходило. А реакция на эти выборы потому, что всё пошло не так, как в других областях, в других территориях. Впервые за пятнадцать лет второй тур и во втором туре побеждает не тот человек, которого предложил Владимир Владимирович или рекомендовал на выборы, а победил оппонент. Причём ещё и депутат Государственной Думы от КПРФ, и секретарь обкома, и член руководящих органов КПРФ. Вот вроде как бы вдруг Иркутская область покраснела. Это, конечно вызвало соответствующий ажиотаж. Одни говорят, что это начало, так сказать, конца. То есть это вызовет соответствующую реакцию в других регионах, и повлияет на результаты выборов и в 2016 году, и в 2018 году. И вот не покраснеют ли вообще регионы. То есть видят за этим некую тенденцию или происки враждебных сил, или нечто другое, чего не могут понять. Именно поэтому такое внимание.

 

Но постольку, поскольку я там сам непосредственно был и участвовал во всех этих процессах, то, конечно, в первую очередь хотелось бы прокомментировать и разъяснить ситуацию, которая была в области. Неверная оценка этой ситуации, она приведёт к неверным политическим выводам и последствиям, то есть действиям, в том числе и органов власти, и руководства политических партий. Главное граждане нашей страны могут извлечь из этого или сделать неверные выводы.

 

Итак, что же там произошло? Прежде всего, мне бы хотелось прокомментировать или дать оценку тем суждениям или высказать противоположное суждение того, что высказал Евгений Алексеевич Фёдоров на эти события. То есть по его тезисам там всё достаточно просто - произошёл заговор против Президента местной элиты и Московской элиты. И американцы там во главе с послом США Теффтом высадили некий десант, который успешно прорвал оборону национально-освободительного движения, и привёл к тому результату, который дестабилизирует власть в Российской Федерации. То есть ни много ни мало.

 

На самом деле, на мой взгляд, эта оценка абсолютно не имеет под собой никаких оснований. Евгений Алексеевич просто не знает сути дела и деталей того, что происходило. То есть он стал жертвой некой такой информационной блокады с одной стороны или вернее недостатка информации о том, что там происходит, и жертвой своей собственной теории. На самом деле там действительно был заговор, но заговор состоял не в том, чтобы свергнуть действующего губернатора, а в том, чтобы его двинуть на второй срок, и удержать на этом месте. И действительно в этом заговоре участвовали органы власти в том числе, и федерального уровня, и руководство политических партий, и многие, многие другие. И национально-освободительное движение так же, как и все сознательные граждане России, проживающие в Иркутской области, этому заговору помешали и избрали другого человека. То есть остановили сползание страны к своей национальной катастрофе. Во всяком случае, в Иркутской области это сползание остановлено. И вообще заговоры осуществляются узкой группой лиц обычно. И обычно эти заговоры и предательство осуществляет ближний круг, а не дальний.

То есть в противном случае, если там участвовали десятки и сотни тысяч человек, то это уже не заговор, а революция. Это совершенно другой процесс. Это первое.

 

Второе. В чём мы видим осуществление этого заговора? Как раз нити, которого, безусловно, тянутся и в Москву, и в котором участвовали высшие органы государственной власти. Состоит в том, что, в общем-то, несостоятельного губернатора, который действовал вопреки интересам населения Иркутской области, вопреки интересам населения России, вопреки государственным интересам Российской Федерации, пытались оставить на своём месте, используя соответствующие технологии и манипуляции.

 

Начну с того, что губернатор, Сергей Владимирович Ерещенко был назначен исполняющим обязанности губернатора в 2012 году. Законодательное собрание его единодушно поддержало, но конечно, как человек очень энергичный и предприимчивый, он начал устанавливать связи и с олигархатом, и с органами государственной власти, и с правительством. Это вполне нормально и вполне естественно, но, к сожалению, действовать он начал исключительно в интересах собственного кармана и неких олигархических групп влияния. Это было замечено, и в Иркутской области появились тревожные сигналы о том, что что-то здесь не так. Эти сигналы появились в том, например, что у нас в Иркутской области против администрации губернатора, то есть сотрудников администрации губернатора по факту возбуждено шесть уголовных дел за этот период. Причём самое интересное, что никогда не было. Я двадцать с лишним лет депутатом законодательного собрания Иркутской области, и никогда такого обилия дел против сотрудников администрации не было в Иркутской области. Но эти дела почему-то так закрывались, как-то замалчивались, отодвигались на второй план и не расследовались. Таких сигналов было очень много.

 

Например, у нас прошли массовые забастовки и акции протеста строителей. У нас строителей в Иркутской области сорок шесть тысяч. Вот резолюции с митингов протеста, обращения соответствующие я лично привозил в тот же самый Общероссийский народный фронт, передавал Бречалову на рассмотрение. Результат очень простой: следственный комитет по Иркутской области начал вызывать представителей этих строительных организаций и требовать от них на допросах под протокол признания, что на самом деле никаких претензий они к губернатору не имеют, они наоборот его очень любят. Но их руководители заставили подписать некие такие петиции с целью дестабилизировать ситуацию и преследуют свои корыстные интересы. То есть вместо того, чтобы этот сигнал как-то разобрать, вместо того, чтобы принять его к сведению и начать разбираться по фактам, которые изложены в письме, начали прессовать тех, кто его написал. Больше того, сам Бречалов, он приезжал к нам в Иркутскую область. Это всё было накануне выборов, то есть это до выборов было ещё. Приезжал к нам, проводил отчётную конференцию Общероссийского народного фронта. Она прошла очень быстро. Выбрали все органы за полчаса. В основном это зависимые от губернатора лица, или второй эшелон нашей "Единой России". И когда это благостное собрание уже собралось расходиться, я задал вопрос Бречалову. А он призывал к сотрудничеству, то есть, к работе по контролю за деятельностью органов государственной власти.

Я сказал: "Вот как с вами можно сотрудничать, если к вам обратились строители и вместо того, чтобы принять меры по их жалобе, следственный комитет начал преследовать самих строителей".

На что был ответ: "У вас это предвыборная риторика и пиар соответствующий".

То есть никаких мер не было принято.

 

Больше того с документами, чтобы было понятно, губернатор как раз и был ставленником той Пятой колонны, о которой говорит Евгений Алексеевич постоянно. Например, у нас в Иркутской области есть некий объект, который называется запасным пунктом управления, на случай особого периода. Так вот, он умудрился совместно с этим объектом сделать государственный оздоровительный комплекс, то есть для отдыха и развлечений.

 

Артём Войтенков: В смысле рядом?

 

Антон Романов: Не рядом, а на месте. Совместил этот объект, чтобы было.

 

Артём Войтенков: А как военные ему позволили? Это же объект Министерства обороны, тем более стратегического назначения. Туда так просто не пускают.

 

Антон Романов: Это очень интересная тема. Сейчас возбуждено по этому поводу уголовное дело по моему депутатскому запросу. Значит, суть дела такова: по указу Президента такие объекты относятся к секретным и охраняются законом о государственной тайне. То есть сведения о расположении, финансировании, ремонте, состоянии и прочих вещах, перепланировке – они относятся к государственной тайне и не могут разглашаться. Так вот в 2013 году у нас было принято решение о том, чтобы финансировать реконструкцию этого объекта, создание там государственного оздоровительного комплекса. На это были выделены деньги на открытых слушаниях в законодательном собрании. Торги по производству этих ремонтных работ и закупке оборудования были в открытом доступе. Выиграла их некая фирма, которая не имеет разрешения соответствующего Федеральной службы охраны. То есть не имеет лицензию на проведение работ на секретном объекте. Оборудование закупалось в Корее, тоже без всяких фильтров соответствующих. Охрану там несла частная охранная фирма.

 

Больше того, там на этом объекте, поскольку он сделан шикарно совершенно, там коврик один в ванной девяносто две тысячи рублей, прикроватная тумбочка четыреста девяносто тысяч рублей, простынь девяносто тысяч рублей и прочее. Беговая дорожка за миллион рублей, велосипед за четыреста тысяч рублей и прочие дела. Там закуплено, так всё нормально упаковано на сто два миллиона рублей оборудование. Так вот, там как раз начали праздновать наши высокопоставленные лица области вечеринки. То есть понятно, проводить приёмы, дни рождения отмечать и прочие, прочие дела. Вопрос: что там эти люди, которые это всё делали, они со всех подписку брали о неразглашении? Или они имеют допуск на то, чтобы побывать на таком объекте, допуск к этому самому объекту?

 

Правильно вы говорите, что туда обычно никого не пускают, то есть секретный объект. Значит, у нас это было всё вот так. Это первое. Ну конечно, наверное, каждому хотелось бы отметить свой день рождения, предположим, на какой-нибудь атомной подводной лодке или на авианесущем крейсере "Пётр Великий". Побывать там, посидеть в рубке за пультом ракет баллистических, поупражняться. Но это как бы из области фантастики. Но у нас это так. Это всё делалось по поручению с ведома губернатора. Сейчас возбуждено уголовное дело по моему депутатскому запросу по статье "Халатность". На самом деле там надо возбуждать уголовное дело по статье "Измена родине".

 

Артём Войтенков: По сути да. Причём высших лиц Министерства обороны.

 

Антон Романов: В том числе, конечно. А деньги как раз выделялись на национальную оборону. То есть это действительно подставляет под удар интересы национальной государственной безопасности, национальной обороны. Ну, хорошо, ладно, там эта фирма "Самсунг" или какая-то другая корейская фирма, которая туда поставляла оборудование, она же могла поставить туда и секретные какие-то прослушки, предположим. То есть вмонтировать, так сказать, в режиме сбора информации. Потом какой-нибудь работник обслуги выдернул флешку, поставил другую, она продолжает сбор. А в случае этого особого периода, что-то срабатывает, чтобы вывести этот объект управления из строя. Вот такие чудеса у нас были. И таких шесть уголовных дел.

 

Почему я говорю о пятой колонне, потому что сам по себе тезис Фёдорова о том, что в стране действует пятая колонна, которая мешает Президенту и стране выбраться из состояния кризиса и мешает стране развиваться, препятствует, противодействует её восстановлению экономического потенциала и государственного, то есть восстановлению её суверенитета, - этот тезис правильный. Но если эта пятая колонна действует, то, как минимум, губернаторы являются одним из авангардов этой пятой колонны. Потому что кто производит эти самые социальные бомбардировки в территориях? Например, говорили о социальных бомбардировках, то есть он говорил о социальных бомбардировках в Забайкалье, которые проводит губернатор Забайкалья. Действительно он хотел сто пятьдесят тысяч километров квадратных в аренду на сорок девять лет сдать Китаю. То есть, мы же понимаем, что назад мы эти земли не получили бы, сто пятьдесят тысяч квадратных километров. И вместо того, чтобы развивать производство, вместо того, чтобы развивать производительные силы, создавать рабочие места, он пытается, как рантье, сдать территорию кому-то и жить хорошо.

 

Так вот, у нас в Иркутской области тоже был на грани реализации такой проект. Тоже как бы губернатор его озвучил накануне выборов. Это создание особой эконмической зоны портового типа в аэропорту города Иркутска. То есть перерезать к этому аэропорту. То есть предполагалось, перерезать. То есть участок должен был Ростех корпорация и китайская компания "Алибаба" финансирует этот проект - прирезать тысячу гектар. Как раз сначала было двести тридцать гектар, потом, тысячу гектар между двумя трактам: Голоустненский и Байкальский тракт. Разместить там одиннадцать отелей для того, чтобы создать игровую площадку и игровую зону. То есть, чтобы там открыть казино. Причём предполагалось, что эти казино будут открыты для китайцев, это за таможенной границей России в зоне дьюти-фри, там, где налоги не платятся.

 

Предполагалось, что китайские товарищи прилетают туда, играют в этих казино, не заходя в город. После этого собираются и улетают туда в Китай. Они летали из Китая в Монако, там, где эти игровые зоны существуют, летают примерно в год тридцать миллионов китайцев. Предполагалось, что наша игровая зона оттянет примерно половину этого потока - пятнадцать миллионов китайцев в год.

 

Артём Войтенков: Ближе потому что, да?

 

Антон Романов: Да. Потому что ближе, и потому что тут Байкал, потому что тут вообще интересно. Вообще наш город – это шестьсот тысяч человек. Представьте себе, если туда пятнадцать миллионов китайцев прилетит?

 

Артём Войтенков: Но они же не единовременно прилетят.

 

Антон Романов: Но даже, если они будут в месяц по миллиону прилетать, то, что будет с нашим городом и что будет со страной? Но самое пикантное из всего, что в этом плане предполагалось, я не шучу, это официальные данные. Вы можете посмотреть в сообщении ТАСС соответствующее, что там предполагалось вырыть подземный бункер для хранения денег. Деньги же будут. Вот как бы подземный бункер для хранения денег. Я думаю, что там должны быть в эту особую зону специальные калитки для проституток, для выноса наркотиков, для рейдов, так сказать, китайской мафии, для различных и прочее, прочее. То есть фактически речь шла о продаже куска территории Российской Федерации вместе с Байкалом нашим китайским товарищам.

 

Артём Войтенков: Это даже не китайским товарищам, а какой-то мафии, которая будет контролировать игорную зону.

 

Антон Романов: Я думаю, что она будет контролировать весь субъект Федерации с такими деньгами, с такими ресурсами, и с такими возможностями, как у "Алибабы". Конечно, она бы контролировала не только Иркутскую область, но и прилегающие территории: Бурятию, и Читу, и всё остальное. То есть это, безусловно, кроме как плана пятой колонны назвать нельзя ничем. Это шло через губернатора. И таких проектов было очень много.

 

Но почему я говорю, что губернаторы сегодня являются ключевыми фигурами реализации вот этих планов пятой колонны? Потому что только через них. То есть, что такое пятая колонна? Это те, кто ворует наши деньги, и выводят за границу. То есть самый простой и верный способ определить, кто принадлежит к пятой колонне. Так вот, без губернаторов воровать бюджетные деньги просто нельзя.

 

Как это делается? Это озвучил господин Хинштейн Александр Евсеевич, который заместитель председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции. Он приезжал в Иркутскую область и несколько раз выступил у нас по радио, по телевидению в ходе выборов. И сказал примерно следующее (он, конечно, пугал иркутян), что вот если вы не выберите губернатора прежнего, то есть Ерещенко, а смените его на нового, то Иркутская область не получит деньги по федеральным целевым программам.

 

Артём Войтенков: Типа на губернатора это всё завязано, да?

 

Антон Романов: Он не просто говорил, что это завязано на губернатора, а конкретно это завязано на губернатора Ерощенко. Он чётко, совершенно ясно говорит, что у губернатора хорошее отношение с руководителем Ростеха Сергеем Чемезовым. Они из одного города родом, из Черемхова. И поэтому Сергей Чемезов, в общем-то, способствует получению денег Иркутской области по федеральным целевым программам. И поэтому Иркутская область как бы является лидером освоения этих программ.

 

Артём Войтенков: Подождите, это какой-то просто от официального лица мы слышим, что официальные средства делятся потому, что кто-то кому-то кум, сват, брат, земляк или ещё что-то.

 

Антон Романов: Конечно, от официального лица мы слышим технологию устройства мафиозного государства. То есть, причём официальное лицо, которое должно бороться с этим кумовством, с этими откатами, и со всеми вот этими мафиозными схемами. Причём самое смешное, видимо Александр Евсеевич просто тут оговаривается по Фрейду. То есть он искренне считает, что это нормальная схема. Он говорит, что у нового губернатора не будет ни людей, ни связей, ни компетенции для того, чтобы получить деньги по этим федеральным целевым программам. Они уйдут в какие-то другие регионы.

 

Артём Войтенков: То есть он честно признался, что иначе деньги никто не получит.

 

Антон Романов: Да, иначе деньги... Он не просто, он несколько раз об этом сказал, несколько раз пугал иркутян. После этого я выступил, прокомментировал его речи.

Я сказал: "Ребята, мы знаем, как это делается".

Действительно приходят деньги по федеральным целевым программам в Иркутскую область. С того же Ростеха приходят люди в администрацию губернатора: один Литвин стал заместителем губернатора, другой Торопов стал Министром строительства, дорожного строительства и прочего строительства. В результате начались откаты по этим схемам. Потому что деньги приходят, они через свои фирмы по соответствующим технологиям эти деньги осваивают. Выбирают наличку, или отбирают часть этих средств и откатывают в Москву.

 

Результат.

- Первое: министр Торопов арестован. То есть заведено уголовное дело, он арестован.

- Зам губернатора Литвин проходит по делу, возбуждено уголовное дело. Он сбежал под покровительством правоохранительных органов фактически, которые не приняли мер к его задержанию. Убежал в Израиль и живёт там сейчас спокойно.

 

Вот эти схемы мафиозные, так они и работали в Иркутской области. Или, например, такая схема, мы вот вчера проводили слушание. Был правительственный час, где правительство отчитывалось по антикризисным мерам. Вот, интересная тема. Как вы помните, в прошлом году было выделено сто пятьдесят девять миллиардов рублей на реконструкцию БАМа. Сто пятьдесят девять миллиардов рублей - приличная сумма, это было выделено. Из тех средств скудных, ну не скудных, во всяком случае, всегда их недостаточно, которые имелись в бюджете, Федеральном фонде национального благосостояния. Из этих денег, из ста пятидесяти девяти миллиардов перечислили пятьдесят миллиардов на реконструкцию БАМа. Использовано, истрачено - один миллиард. Один миллиард, по-моему, четыреста миллионов. Вопрос: где остальные деньги? Вот где остальные деньги? Сегодня этого никто не знает. Это задавал вопрос Макаров, представитель комитета. Это говорил руководитель Счётной палаты Российской Федерации Татьяна Голикова. Значит, вопрос: где деньги? Куда делись?

 

Вот губернаторы в этой схеме отмывания денег являются ключевыми фигурами. Значит, именно через них действует пятая колонна. Поэтому тезис о том, что нужно всегда на выборах поддерживать губернатора, даже тех, которые назначены Кремлём или благословлены президентом, это ложный тезис. По одной простой причине, что до президента далеко не всегда доходит информация о тех махинациях, которые совершаются на территориях. Она фильтруется здесь в Москве и подносится искажённая информация. И глава государства принимает ложное решение. Значит, у него просто нет возможности эту информацию проверить или перепроверить, если там и правоохранительные органы на местах и здесь в центре, как бы завязаны на эти преступные коррупционные схемы.

 

Артём Войтенков: Но если глава Комитета по борьбе с коррупцией сам лично говорит, что деньги распределяются так, да? Тогда, что он доложит наверх?

 

Антон Романов: Конечно. Он доложит, что всё нормально. Значит, деньги распределяются по необходимой схеме, по правильной схеме.

 

Артём Войтенков: По нашей.

 

Антон Романов: Да, конечно. И естественно, постольку, поскольку у президента нет информации, он вынужден её каким-то образом проверять или принимать решения, исходя из этой недостоверной информации.

 

Значит, я говорю, что губернатор это не только опора государства, но и подрывной элемент государства, если он действует вопреки интересам государства. Это опорная как бы фигура, безусловно. Потому что, если она начинает шататься, если они зашатаются, то уже власть ничего не спасёт. И естественно, что если пятая колона пытается дестабилизировать обстановку, она первое, что пытается вовлечь в мафиозные, преступные и прочие коррупционные схемы губернаторов. Поэтому, если принимается решение о том, что губернатором должен быть этот, за кем должно быть последнее слово? За населением, которое должно того или иного губернатора поддержать на выборах или не поддержать на выборах.

 

Тут мы переходим к очень интересному вопросу, к ложному тезису в теории. Он заключается в следующем: кто является носителем, мы хотим восстановить суверенитет России - кто является носителем суверенитета?

 

Артём Войтенков: Так вроде народ.

 

Антон Романов: Народ источник власти и носитель суверенитета - по конституции. А вообще в теории государства и права названы три носителя суверенитета, возможных.

- Первое - это царь, если он помазанник божий. У нас такого нет.

- Второе - это олигархат. То есть, это либо аристократия финансовая, либо это родовая аристократия. У нас родовой аристократии нет, слава Богу.

 

Артём Войтенков: Уже складывается.

 

Антон Романов: Да, уже складывается, понятно, но пока у них нет ещё имений. То есть, у них нет земли, нет имущества, нет имений, нет крепостных, нет батраков, пока ещё. Родовая аристократия, она существовала на наследственном владении землёй, и на закреплении крепостных людей. То есть, крепостные были у них там, которые на них работали. Конечно, сейчас пытаются это восстановить, усиленная работа идёт над этим делом, чтобы крепостное право восстановить. Но у нас сегодня это финансовый олигархат, который получил свои финансовые ресурсы, имущество, деньги и власть в результате приватизации, то есть, разграбления общенародного достояния.

 

- И третьим носителем суверенитета может быть народ. У нас по конституции провозглашено, что народ является носителем суверенитета. Фёдоров постоянно утверждает в своих выступлениях, он исходит из того, что носителем суверенитета у нас может быть только олигархат. То есть, он говорит, первое, что выборы, это вообще ничто. Будем так говорить, это не просто ничто, а это спектакль, потому что, известен результат заранее. Если там результат непредсказуем, то это заговор, обязательно. То есть, он роль народа вот в этом завоевании суверенитета, просто не видит.

 

Артём Войтенков: Я частично соглашусь с Евгением Алексеевичем, потому что, выборы, это обычно спектакль.

 

Антон Романов: Мы попытались, и доказали в Иркутске, что это не так. Что всё-таки, активный и главный субъект истории это народ. Когда это проявляется? Чтобы было понятно, что никаким носителем суверенитета никакая олигархия ни финансовая, ни аристократия родовая не может быть, по определению. Потому что, все её интересы всей этой финансовой олигархии, они находятся на Западе. Там, где их деньги, там их и интересы. И они вовлечены тысячами нитей в западную модель, и они единственное, что могут делать, это как раз и есть та самая пятая колонна, которая осуществляет колонизацию России. Поэтому, все попытки опереться на этот класс олигархов, причём олигархов приватизационных, они обречены на провал. Это просто напросто дуть на мельницу пятой колонны. Поэтому, этот тезис, он не просто ошибочен, он антинароден, то есть, он как бы контрпродуктивен.

 

Поэтому, единственный способ восстановить суверенитет, это восстановить народовластие. Когда это возможно? Чтобы было понятно, давайте разберёмся. Вот особый период. На кого в этот особый период может опереться президент?

 

Первое. Конечно, он должен опираться на правительство и на политические партии в Государственной Думе. Может он на них опереться в особый период?

 

Артём Войтенков: Чуть-чуть.

 

Антон Романов: Я думаю, что вообще не может.

 

Артём Войтенков: А, даже так.

 

Антон Романов: Первое. Вы посмотрите антикризисный план. То есть, кризис у нас сегодня, санкции, то есть, агрессия, какой антикризисный план принимает правительство? Оно умоляет, заставляет, агитирует, и просит Государственную Думу принять решение о дофинансировании, докапитализации банков. Значит, мы выделяем туда деньги большие, триллионы рублей.

 

Артём Войтенков: Зачем?

 

Антон Романов: Как зачем? Чтобы банки могли финансировать реальный сектор. Результат: деньги выделяются, банки их тащат на Московскую межбанковскую валютную биржу, и другим способом конвертируют в доллары, в результате курс доллара подскакивает вдвое, а промышленное производство и количество рабочих мест падает. Президент говорит в своём послании – "двадцать пять миллионов рабочих мест надо создать в России". Ни одного места не создано. Фактически количество рабочих мест сокращается сегодня. Антикризисная программа не принимается, деньги разворовываются. На БАМ деньги выделили, это важнейший стратегический объект, надо его расширить, этот БАМ. У нас что, много этих денег, что мы сто пятьдесят девять миллиардов выделили? На самом деле туда пришло один миллиард. То есть, вы представляете? Один миллиард, то есть, девяносто девять процентов украли. И все молчат, говорят, что, да, это нормально. То есть, на какое правительство он может опереться? На какие силы в Государственной Думе он может опереться? Практика ещё Советского Союза показывает, что вот этот правящий класс, как только начинается особый период, он сразу же переходит на сторону геополитического врага. Потому что все его интересы там. Он как бы всей пуповиной связан с этим геополитическим врагом.

 

Вторая сила, это, конечно, губернаторы. Постольку поскольку именно они являются опорными структурами регионов, то есть, через них проводится государственная политика и так далее. Так вот, с введением института выборов губернаторов, конечно, они будут ориентироваться, прежде всего, на тех, кто финансирует эти выборы.

 

Артём Войтенков: Я же и говорю - спектакль выборов.

 

Антон Романов: Нет, это не спектакль выборов, это технология манипуляции общественным сознанием, когда людям говорят о том, что интересы олигархов совпадают с интересами населения. То есть, им внушают, что вы будете жить, как, например, в Америке, или как в Европе.

 

Артём Войтенков: Ой, мы это уже слышали. Это мы проехали.

 

Антон Романов: Да, это мы слышали постоянно, и в этом и состоит соблазн, в этом и состоит манипуляция, что вот, нам дадут деньги сразу же, миллиарды. То есть, придут…

 

Артём Войтенков: Кто-то придёт, и даст нам денег.

 

Антон Романов: Да. То есть, фактически речь идёт о чём? Что говорят при этом? Говорят следующее: что вас будут бесплатно поить и кормить, содержать, вам стоит только продаться. То есть, вы продались, и вас за это будут поить, кормить и содержать.

 

Артём Войтенков: Слушайте, это же вторая или третья серия. Первая была в девяностых годах. Мы продались - никто нас не поил, не кормил и не содержал.

 

Антон Романов: Понятно, но, тем не менее, на эти серии мы покупаемся и продаёмся много раз. И фактически в этом и состоит спектакль выборов, что народ обычно опять манипулируют, обманывают и заставляют его продаваться ещё и ещё раз. Вот в Иркутске народ не продался. Народ выдержал эту атаку и сказал: "Нет, мы не будем продаваться, нам не нужны ваши деньги. Больше того, вы у нас наши деньги не забирайте. То есть, мы не нищие, мы не попрошайки, мы готовы работать для того, чтобы самим себя кормить. То есть, просто-напросто вы нас не грабьте, и дайте нам возможность реализовать свой потенциал".

 

Так вот, поэтому губернаторы, это не опора президента. То есть, они будут отрабатывать как раз свои долги перед олигархами. Например, выборы в Иркутске - это десять миллионов долларов, минимум. Это же надо где-то взять, эти десять миллионов долларов. Из зарплаты их точно не накопишь. Надо эти деньги отрабатывать.

 

Третье. Силовики. Силовики, как правило, на местах они начинают зависеть от губернаторов. То есть, они зависят не от министерства, а от губернаторов, постольку, поскольку вступают с ними в деловые, коммерческие, коррупционные, личные связи. Например, у нас два силовика, руководители двух силовых ведомств живут в коттеджном посёлке, который построил губернатор, то есть, его соседи. Они говорят: "Мы же платим деньги". Уж не знаю, какие они там деньги платят, наверное, платят, потому что, без этого не может быть. Во всяком случае, такая тесная связь, потому что никакие уголовные дела против губернатора по тем самым фактам, до тех пор, пока мы лично не обратились к Бастрыкину, не возбуждались. То есть, всё были отказы одни сплошные. Поэтому, губернаторы, это никакая ни надежда и не опора. Что, например, тому же самому Хорошавину, или Гайзеру нужен президент, что ли? Он, конечно, за суверенитет, но в пределах Сахалина. Если у него под подушкой один миллиард рублей лежит, да сколько миллиардов долларов у него лежит на счетах где-то там. Он, конечно, был бы готов объявить, и счастлив был бы объявить себя верховным правителем Сахалинской области, или Дальнего Востока.

 

Четвёртая группа. Это финансово-промышленные группы в стране. Финансово-промышленные группы в стране, безусловно, сегодня никакого суверенитета не желают, и не хотят. То есть, их задача вывозить сырьё, вывозить капитал материальный, интеллектуальный, денежный, финансовый на Запад. Что, собственно говоря, они и делают.

 

Артём Войтенков: Не все же такие. Какое-то производство у нас всё-таки есть.

 

Антон Романов: Алё, где другие, покажите?

 

Артём Войтенков: Та же оборонка. Правда, она тоже… Ну что вы так смеётесь?

 

Антон Романов: Космодром Восточный, вы же помните, да? Где деньги, Зин? Куда дели? И лично президент говорил: "Будем садить". И вице-премьер, который курирует оборонку: "Будем садить". И что в результате? И в результате, как воровали, так и воруют, а Васька слушает, да ест. Или та же самая оборонка по нашему запасному пункту управления. Ухнули деньги, создали бардельеро небольшой, в масштабах Иркутской области, и нормально.

 

Так вот, тема, она очень проста. Можно частично рассчитывать на оборонный комплекс, но этот оборонный комплекс, который у нас, он загнан в угол, он лишён полномочий соответствующих, децентрализован, и отдан на разграбление неким силам. Например, мы гордимся Суперджетом Сухим. Первый самолёт, который в цифре спроектирован. Восемьдесят процентов комплектующих - иностранные. Завтра они наложат санкции и ничего этого не будет: никакого самолёта не будет, никакой оборонки не будет, вообще ничего не будет.

 

Следующая сила, на которую можно было бы рассчитывать, это пресса. Но пресса, как вы сами понимаете, она полностью, или практически полностью антигосударственная. Она проповедует, и пропагандирует такие вещи, которые развращают народ. То есть, она как раз, именно пресса говорит: "Можно не работать и хорошо жить".

 

Артём Войтенков: И постоянно приводит примеры этого.

 

Антон Романов: Да. Зачем работать, когда можно отдыхать? Не дай себе засохнуть, оттянись. Такие ключевые ведомства, как министерство здравоохранения, министерство образования и науки, чем они занимаются?

 

- Например, министерство образования, оно говорит, что советская школа она учила созидателя и творца, то есть, человека, который мог бы заниматься творческим созидательным трудом на благо Родины.

- Нынешняя задача нынешней школы - вырастить обывателя, который является квалифицированным потребителем. То есть, он должен потреблять. То есть, его все должны кормить, за то, что он продаётся. Вести жизнь такую рантье: продавать Родину, продавать секреты, продавать имущество, продавать голоса, продавать лояльность, а его за это будут кормить. А он должен квалифицированно продаваться, квалифицированно потреблять.

 

А про здравоохранение я и говорить не хочу, постольку, поскольку там идут очень много различных схем, начиная от лекарственной зависимости, технологической зависимости, создания центров платной медицины. И создание медицины двух коридоров: для богатых, это медицина на Западе, в Германии, поезжайте туда, и лечитесь. Для бедных, это как бы вот, наша медицина страховая, которая от сих до сих, от валидола до йода. Даже валидола сейчас нет.

 

Вопрос следующий: на кого вообще президент может опереться? Реальная сила, которая существует сегодня в стране, на которую можно опереться. Я вижу единственную силу, которая сегодня есть, организована - это органы местного самоуправления, муниципалитеты первого и второго уровня. Там, где люди непосредственно живут, непосредственно работают и хотят, то есть, все же не уедут на Запад, эти-то точно останутся здесь, и которые хотят, чтобы наша страна была процветающей, благополучной, культурно и экономически сильной, и здоровой. Но именно эти органы сегодня забиты, ограблены, лишены полномочий, и лишены финансово-экономической базы. А сегодня их хотят, эти органы, лишить и конституционно-правовой базы. То есть, им не дают возможности выбирать своих мэров. Фактически по действующему законодательству, они должны назначаться губернаторами, или органами субъектов Федерации. Потому что так изменён 131-ый закон, в соответствии со 136-ым законом, о том, что мэры территорий могут избираться по конкурсу даже не из числа людей, которые избраны, то есть, не прошли через выборы. То есть, даже человек, которого никто никогда не избирал, может стать главой муниципального образования, потому что, его назначит конкурсная комиссия, созданная из депутатов и тех, кого назначил губернатор.

 

Вот мы, я лично, и девяносто депутатов Государственной Думы, которые подписали моё обращение, они оспорили этот закон в Конституционном Суде. Я выступал в Конституционном Суде, излагал свою точку зрения, и в ноябре месяце будет решение Конституционного Суда. Если это решение Конституционного Суда будет не в пользу органов местного самоуправления, тот президент лишится полностью опоры в стране, то есть, организованной какой-то политической силы. А население, оно будет дезорганизовано.

 

Так вот, почему в Иркутске произошла вот эта, непредвиденная никем ситуация, когда действующий губернатор с треском проиграл? Дело в том, что в Иркутске, конечно, назрела в этом отношении революционная ситуация по смене губернатора.

 

А революционная ситуация, как говорят классики, она назревает в следующих случаях.

 

Первое. Это обострение выше обычного нужды и бедствия простого народа. У нас это налицо. Идут, как выражается Фёдоров, социальные бомбардировки, идёт закрытие малых предприятий, малого бизнеса, увеличение налоговой нагрузки, начиная от платы за капремонт, и кончая стоимостью услуг естественных монополий.

 

Второе условие, это когда верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому. Что это значит? Это значит, продолжать потребление в том объёме, в котором они когда-то этим занимались, то есть, ездить за рубеж, ничего не делать, и выкачивать миллионы, тратить их непонятно куда, на какие цели. Верхи не могут, а низы не хотят этого делать. То есть, не хотят давать верхам возможность их грабить, потому что, у самих мало, ничего не осталось.

 

И третье. Это два объективных фактора, а третий, субъективный - наличие политической силы, которая пользуется доверием населения. Вот у нас такая политическая сила появилась. Но не в лице партий каких-то, потому что, там победила не КПРФ. Там победило сообщество людей, которое пользуется уважением, и доверием населения. То есть, кому люди верят. И эти люди сказали: "Губернаторская власть, это воровская власть, ничего хорошего с этого не будет, голосуйте против действующего губернатора". А постольку единственный кандидат был реальный, это Сергей Георгиевич Левченко, население проголосовало за него.

 

Артём Войтенков: То есть, получилось, что от противного. Выборы от противного.

 

Антон Романов: Конечно, если бы там были какие-то другие кандидаты, то был бы выбор. У нас там просто выбора не осталось. Причём, губернатор, очень забавно, в ходе выборов, уже перед вторым туром, заявляет о том, что вот, какие нехорошие эти кандидаты. Они бы могли не пройти этот самый фильтр муниципальный, но это же я дал им возможность пройти этот фильтр. Это я сказал муниципальным депутатам проголосовать за них, пропустить их через фильтр.

 

Артём Войтенков: Что, он прямо так признался?

 

Антон Романов: Конечно. "А они неблагодарные, не оценили моих действий, и предприняли попытку меня свергнуть. То есть, что за наглость? Они дерзают восстать против меня, хотя на самом деле это я им дал такую возможность. Я им дал возможность, как бы устроить комедию, театр, а они это восприняли, как мандат, или путёвку на реальную битву, на реальный выбор".

 

Артём Войтенков: Ну, так - спектакль выборов.

 

Антон Романов: Что на самом деле произошло? Где был заговор, и как происходили события? А события происходили следующим образом. Вот те сигналы, о которых я говорил, о том, что всё неблагополучно у нас в Иркутской области, что отчёты о положении дел искажаются, что информация о уголовно-наказуемых деяниях не доходят, и не реализуются правоохранительными органами в соответствии с действующим законодательством - конечно, они, скорее всего, до президента дошли. Дошли, но поскольку сигналы были противоречивы, то есть, одни говорили, что всё хорошо, другие говорили, что очень плохо, - президент принял очень интересное решение о том, чтобы дать возможность Ерощенко избираться, то есть, действующему губернатору.

 

Вы можете посмотреть, в интернете есть материал о встрече Путина и губернатора, когда Ерощенко попросил его: "Хочу идти на досрочные выборы, прошу дать возможность такую, мне избираться". Президент улыбнулся, откинулся в кресле, и спросил: "Зачем вам это надо?". Первый вопрос, который он задал – "зачем вам это надо". Если бы губернатор, конечно, был не в эйфории, то он, конечно бы тут подумав на месте, должен был сказать: "Вы знаете, я подумал, Владимир Владимирович, и считаю, что мне это не надо, буду отрабатывать срок". Но он сказал, что "я хочу вообще докончить начатое, и заручиться поддержкой населения". То есть, на самом деле, это в переводе, так сказать, с фрейдовского языка на общепонятный человеческий, означает следующее, что "мне ваша поддержка тесновата, поддержка главы государства, поэтому, я хочу заручиться поддержкой населения". То есть, он захотел обрести собственную легитимность. Это предательство вообще, интересов президента.

 

Как должен был действовать нормальный губернатор, который назначен президентом? Кто ему мешал вообще реализовывать эти полномочия? Он бы сказал Путину – "так и так, Владимир Владимирович, мне вот эти ребята мешают делать то-то, то-то и то-то, вы как-то на них повлияйте, потому что они меня не слушаются". И кто бы ему мешал? Ему никто не мешал реализовывать тот потенциал, который они там задумал, и который он обещал президенту, тем более, президентские программы, то есть, которые изложены в президентских указах?

 

Он захотел получить собственную легитимность. Как должен был действовать нормальный губернатор, назначенный? Он должен был прийти к президенту, то есть, отработать полный срок, пять лет, во-первых. Во-вторых, после этого прийти к президенту, положить на стол отчёт о проделанной работе: "Владимир Владимирович, изучите, пожалуйста, то, что я сделал, в этом отчёте. И я полагаюсь на ваше решение: либо уйти в отставку, либо переизбираться на новый срок, либо перейти на другую работу. Как вы решите, так я и сделаю". Вместо этого он не отчитываясь перед президентом и перед населением, не оглашая того, что он сделал, он решил, как бы блицкригом продолжить эту легитимность, перепрыгнуть через эти отчёты и выборы на новый срок. Потому всё это дело было сделано вот в таком спешном порядке, как готовятся заговоры, в виде блицкрига. Поэтому президент и сказал: "Зачем вам это надо?" Значит, что вам мешает работать? Вопрос первый.

 

Второе. После этого последовало изучение ситуации в Иркутской области. Поскольку она была противоречивой, в момент выборов, в первом туре там было следующее:

- Территории проголосовали.

- Иркутск проголосовал.

- С большим отрывом победил оппонент действующего губернатора.

- И потом, в ходе всей ночи, начали натягиваться проценты губернатору. Как это обычно бывает, через ГАС "Выборы", потихоньку, полегоньку шло, шло, шло, и дошло до сорока девяти и шести десятых процента. И вот тут видимо последовал сигнал из Москвы, что хватит натягивать, остановитесь, братцы. То есть, где-то там, в Амурской, или в Марий Эл, такого сигнала не последовало, а у нас последовал такой сигнал, что хватит натягивать голоса, потому что, там видимо уже чрезмерно было всё. И они остановились на сорока девяти и шести десятых процента. То есть, я не сомневаюсь, что будь воля губернатора, конечно, эти четыре десятых процента они бы перешагнули.

 

Артём Войтенков: То есть, результат был бы другим?

 

Антон Романов: Конечно. И на этом бы всё закончилось. Поэтому там было бы пятьдесят и один голос, и на этом комиссия вынесла бы решение, что победил действующий губернатор, эйфория и прочее. Но почему на это не пошли? Я думаю, что это как раз был сигнал из Кремля, безусловно, потому что у нас ожидался именно такой вариант. И мы все в штабе Левченко ожидали именно такого исхода, что будет принято решение пятьдесят плюс один голос. Но этого решения не последовало. Почему? А потому, что я думаю, что наверху, в том числе и в Кремле, поняли, что этот губернатор не обеспечит легитимных выборов в шестнадцатом году в Государственную Думу. Не обеспечит легитимных и качественных выборов в восемнадцатом году. Он просто провалит эти выборы, потому что, он не пользуется поддержкой населения, потому что, он как раз действует, с точки зрения населения он действует против интересов населения, и против интересов государства.

 

И поэтому сказали: "Давайте подтвердим, давайте всё по-честному проведём". И вот после этого все мэры, в том числе избирательные комиссии на местах и в территориях, и всё население поняло, что выборы будут по-честному, что можно проявлять свою гражданскую активность, и голосовать не так, как их там понуждает кто-то. То есть, не машинка, заряженная на выборы, на привод избирателей, а действительно, прямое и честное, объективное волеизъявление.

 

Во-первых - выросла явка.

Во-вторых - упали голоса. То есть, количество голосов, поданных за губернатора с сорока девяти и шести десятых, до тридцати процентов. И поднялись проценты голосов за претендента, за избранного губернатора Сергея Георгиевича Левченко У него было тридцать шесть процентов, стало семьдесят процентов, то есть, вдвое. Это было в течение двух недель, то есть, между первым туром, и вторым туром.

 

- Первый тур закончился: тридцать шесть на сорок девять и шесть десятых.

- А второй тур: семьдесят на тридцать.

То есть, это и есть реальное соотношение сил, которое сложилось в области. Реальное соотношение сил. А первый тур, это как раз и есть результат заговора, который осуществляли как федеральные структуры, так и местные структуры во главе с губернатором. То есть, по манипуляциям общественным сознанием, и по искажению результатов волеизъявления. То есть, первый тур они давили на избирателя соответствующим образом, заставляли их высказываться противно своей воле, и явка была ниже. То есть, людей заставляли поверить, что вообще никто ни на что не влияет, что выборы спектакль, что от вас ничего не зависит, всё уже решено.

 

Артём Войтенков: Так и было.

 

Антон Романов: Ничего подобного. Как только люди поняли, что ничего не решено, что на самом деле можно результатами голосования повлиять на свою жизнь, её улучшить, изменить её к лучшему, они пришли и проголосовали.

 

Артём Войтенков: Подождите, в результате чего они это поняли?

 

Антон Романов: Как в результате чего? В результате того, что первый тур не состоялся. То есть, выборы губернатора в первом туре не состоялись. Да, конечно. Значит, можно повлиять. Они думали, что будет вброс, будет манипуляция, будут какие-то искажения результатов. А на самом деле этого не произошло.

 

Артём Войтенков: То есть, большинство людей, люди же между собой общаются, все голосовали против действующего губернатора. И когда после первого результата выборов он бы победоносно победил с большим отрывом, все сразу понимают, что это всё спектакль, обман.

 

Антон Романов: Нет, это понимают, что их опять кинули и обманули. Значит, тогда бы, в таком случае ещё более протестное голосование было бы на выборах в шестнадцатом году, на выборах в Государственную Думу. Тогда, так же, как например, у нас в Иркутской области в 10-ом году, когда я шёл на выборы мэра, то есть, меня при помощи манипуляций, различных технологий отстранили от выборов, победил всё равно оппозиционный кандидат. Но на выборах в 11-ом году в Государственную Думу, Единая Россия потерпела сокрушительное поражение, то есть, провал был по результатам голосования. Вот, если бы такое же произошло на выборах губернатора в этом 15-ом году, то в 16-ом году там партии власти точно бы не поздоровилось. Точно было бы протестное голосование, и результаты эти просто завалили бы. А могла бы быть и цепная реакции по другим регионам. В этом состоит смысл того, что произошло.

 

Артём Войтенков: То есть, решили пожертвовать губернатором, чтобы обеспечить себе…

 

Антон Романов: Чтобы обеспечит управляемость и объективный потенциал, то есть, результаты голосования населения.

 

Артём Войтенков: Замечательно. Население, это просто толпа, которую можно гнать туда-сюда в этом случае.

 

Антон Романов: Нет, население можно прессовать до определённого предела. Можно её игнорировать интересы, можно заставлять думать на картофель, например, что это груша. Можно заставлять их есть эту грушу так же, как, например, загипнотизированных людей, то есть, ему внушают, что картофель, это груша, он начинает кушать. Но через определённое время, если он одну картофелину съел сырую, вторую вместо груши, у него начинается несварение желудка. И в результате он всё равно выйдет из-под этого гипнотического состояния и скажет: "Ребята, вы чем меня кормите? Это не груша, это картофель. Вы что нам объясняете, что какие-то деньги пойдут, какие-то будут всходы, какие-то мы построим зоны?"

 

Вы представьте себе, губернатор начал бы строить вот эту самую игровую зону портового типа, и запустил бы туда Китай.

 

Артём Войтенков: Международный бордель.

 

Антон Романов: Конечно. Это значит, что Иркутской области бы не было, и Байкал был бы утерян для России навсегда. То есть, через очень короткое время. Потому что, если бы они туда зашли, вряд ли бы они оттуда вышли.

 

Артём Войтенков: Понятное дело.

 

Антон Романов: Да, то есть, не для того заходили. Так же, как, например, сегодня многие губернаторы мечтают продать свою территорию за хорошие деньги. Почему бы, например, не продать Калининград? Почему бы не продать Сахалин, или Чукотку? Почему бы не продать какие-то другие территории, которые прилегают? На самом деле, это государственная измена. Но кто боится сегодня этой государственной измены? Против кого возбуждали уголовное дело по государственной измене? Хотя, на самом деле, запускаются в самое сердце страны капиталы чужих стран. Мы же говорим о чём? Мы же говорим сегодня о создании благоприятного инвестиционного климата, чтобы пришёл какой-то иностранный капитал, и начал нас кормить.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Антон Романов: То есть, логика такая: благоприятный инвестиционный климат - придут и вас накормят.

 

Артём Войтенков: Да, а вы будете лежать, и ничего не делать.

 

Антон Романов: Да, больше того, Евгений Алексеевич это утверждает в своих выступлениях. Я, честно говоря, очень поразился. Вот он говорит, например, о том, что давайте, как бы запустим спецназ в Центробанк (это последнее выступление), Центробанк отвяжется от доллара соответствующим образом, и напечатает несколько триллионов рублей. Вопрос: что делать с этими триллионами рублей? Купить на них опять долларов, на доллары купить шмотья, купить продуктов, раздать населению, которое будет лежать на боку?

 

Артём Войтенков: Нет, Евгений Алексеевич предполагает, что эти деньги пойдут в экономику, то есть, на развитие предприятий, производства.

 

Антон Романов: Что значит, в экономику? Так он спросил у народа-то, он хочет идти на предприятия работать, этот народ?

 

Артём Войтенков: Народ никогда не хочет работать.

 

Антон Романов: Конечно, так если мы ему ещё дадим денег сорок три миллиона, то и остатки этого народа, который сегодня ещё работает, они работать не будут.

 

Артём Войтенков: Нет, разговор-то не про то, что "на тебе пачку денег, и делай с ними, что хочешь".

 

Антон Романов: А как по-другому? Так вот, он и не говорит. Не говорит главного - что мы должны делать? Что должен делать народ? Народ должен просто выйти на улицу, и поддержать президента. И что? В результате его опять будут кормить. Уже президент будет кормить, и ещё какие-то силы будут кормить? Народ должен работать, и зарабатывать свой хлеб в поте лица своего - так это предписано. Потому что, кто не работает... То есть, надо внедрить принцип в стране - кто не работает, тот не ест.

Артём Войтенков: Так у нас же другой принцип. Кто не работает, тот как раз больше всех и ест.

 

Антон Романов: Конечно. До тех пор, пока этот принцип не будет упразднён, ничего хорошего в стране не будет. До тех пор, пока население не поймёт, что никто его кормить не будет никогда, если оно само не будет работать, и зарабатывать себе на хлеб, никаких сдвигов не будет. Вот в Иркутской области сложилась как раз уникальная ситуация, что у нас против губернатора выступили те люди, которые как раз работают. Против него выступили строительные организации области. Я уже сказал, их сорок шесть тысяч человек, вместе с семьями сто пятьдесят тысяч человек.

 

Строительная отрасль - одна из немногих отраслей в стране, которая создаёт материальные ценности, создаёт добавленную стоимость внутри страны. Здания и сооружения, которые они построили, их нельзя вывести отсюда. Вот они строят жильё, они строят дома, они строят объекты соцкультбыта, дороги строят, но они строят здесь. И вот губернатор решил их-то и прикончить, потому что, сказал, что у меня есть другие компании, мы будем запускать сюда московских подрядчиков, или каких-то других. Московские подрядчики придут, получат подряд на работу, сами они работать не будут, естественно. Они скажут: "Вот, пожалуйста, ребята, за половину стоимости этого подряда будут работать местные, а половину мы откатим". Вот так это происходит сегодня, и такие как бы нравы сегодня царят.

 

А строители возмутились, сказали, что нет, мы не будем этого делать. Мы требуем смены губернатора, смены этого курса. Дайте нам возможность честно работать, и мы снизим стоимость жилья, стоимость услуг соответствующих, потому что, мы не будем эти деньги тратить на откаты, то есть, не будем кормить паразитов. И вот этот трудовой народ как раз и сказал своё слово.

 

Вот если у нас такой трудовой народ будет образован в сфере промышленности, сельского хозяйства, производства, в лесной отрасли, где сегодня творится беспредел совершенный, значит, у нас страна встанет на ноги. Но для этого надо восстанавливать позиции, полномочия органов местного самоуправления. Надо создавать трудовой народ. То есть, то, что и было сказано в программе президента о создании двадцати пяти миллионов рабочих мест, который игнорируют сегодня и политические партии, и Государственная Дума, и правительство, и средства массовой информации, и главное – предприниматели, и владельцы, и собственники, вернее, управляющие естественных государственных монополий. Потому что, сегодняшняя инфляция, она носит не монетаристский характер.

Эту инфляцию разгоняют:

- а) ставки Центробанка,

- и б) цены на услуги естественных монополий.

Вот две вещи. Ну, там, тарифы, предположим, на железнодорожное обслуживание, на перевозки грузовые и железнодорожные, и прочее.

 

Артём Войтенков: Цены на бензин.

 

Антон Романов: Конечно, это и есть услуги естественных монополий. Именно это надо менять сегодня. Дать возможность людям работать на своих рабочих местах, то есть, внизу, на земле, и своим трудом кормить свою семью. Вот это и будет опора государства. А весь этот олигархат надо по возможности от власти не просто отдалить, а лишить его полномочий по управлению страной. То есть, надо отобрать у них средства массовой информации, надо национализировать сегодня торговые сети, которые запускают сюда иностранные товары. Никогда наш производитель не поднимется, если ему не будет рынков сбыта. А рынки сбыта парализованы, как раз вот этими сетями торговыми

 

Артём Войтенков: Они не наши.

 

Антон Романов: Да, конечно. Которые, во-первых, принадлежат соответствующим компаниям зарубежным, а во-вторых, они действуют в их интересах. Конечно, надо, безусловно, ограничить проникновение иностранного капитала в средства массовой информации. То есть, нельзя давать иностранному капиталу контроль над телевидением, контроль над прессой, контроль над рынком рекламы. То есть, это надо сделать сегодня.

 

И, в конце концов, надо дать ясное, чёткое определение пятой колоне, потому что нельзя просто так пользоваться термином "пятая колона", "пятая колона" - непонятно кто. Если это будет непонятно кто, то выходит единственный вывод из этого, что есть единственный толкователь понятия "пятая колона". То есть если хотите узнать, кто такие "пятая колона" обращайтесь к Евгению Алексеевичу Фёдорову, он расскажет кто такая пятая колона. А у вас нет ни метра, ни линейки, ни параметров, ни признаков.

 

Артём Войтенков: Нет, он дал определение.

 

Антон Романов: Какое?

 

Артём Войтенков: Он сказал, что пятая колона в отличие от оппозиции это те, которые опираются на зарубежные связи, зарубежные деньги, зарубежное финансирование.

 

Антон Романов: Это мало. Зарубежные связи, зарубежные деньги, зарубежное финансирование, у них капитал здесь, главное, что у них интересы там.

 

Артём Войтенков: Ну и связи, интересы.

 

Антон Романов: Пятая колона это не просто те, которые там болтают. Пятая колона это те, кто действует не в интересах России, а действуют в интересах её геополитических противников. То есть они владеют здесь. Например, кто такой Исмаилов, владелец Черкизона? Он кто, пятая колона или не пятая колона? У него капитал здесь, тут этот Черкизон был, он на кого работал? Если он деньги вывозил самолётами отсюда в Турцию и туда свалил.

 

Артём Войтенков: Если вывозил, значит на них.

 

Антон Романов: Так я же говорю, он действовал не на их деньги, он действовал на свои деньги, которые здесь заработал.

 

Артём Войтенков: Но деньги уже там, значит всё.

 

Антон Романов: Понятно. Должна быть более чёткая. Я как раз и хочу, чтобы это определение было более последовательное и более чёткое. Те, кто сегодня разоряет страну - это пятая колона. Это могут быть и чиновники, которые действуют в интересах зарубежных наших геополитических противников.

 

Артём Войтенков: Не осознавая даже этого.

 

Антон Романов: Конечно. Например, те, кто спаивает население, кто занимается наркотизацией этого населения – это пятая колона на сегодня. Коррумпированные правоохранительные органы - это пятая колона. Это те люди, которые сегодня коверкают нашу систему образования и науки - это пятая колона, вот они кто. Это не те, которые просто белоленточники выходят на площадку.

 

Нам нужно понять, кто работает - а) на увеличение экономической мощи и суверенитета и независимости государства, и кто его подрывает. Для этого, по-хорошему, что нужно сделать? Сегодня нужно сделать анализ всего действующего законодательства, как мы это делаем в отношении Конституции, других нормативно-правовых законов. По единственному критерию: либо они ослабляют Россию, либо они её укрепляют.

- Всё, что ослабляет Россию должно быть изменено, отменено и упразднено.

- Всё, что укрепляет Россию должно быть расширено, развито и добавлено.

Вот критерий простой достаточно.

 

Причём тогда будет понятно, что делать людям не только здесь в Государственной Думе не в столице, а на местах. То есть они должны оценить любого губернатора, любого мэра, любого чиновника – пятая он колона или не пятая, то есть в чьих интересах он действует. Если он действует в интересах собственного кошелька, это уже пятая колона, потому что деньги он будет хранить в банках, которые будут вывозить их за рубеж. Если он действует в интересах населения, в интересах развития собственного села, собственного района, кем бы он ни был: выбранное должностное лицо, не выбранное должностное лицо, значит это не пятая колона, это наш союзник, товарищ, друг и брат.

 

Артём Войтенков: Тогда нам нужна какая-то другая система управления, которая будет миновать олигархат, вот эти все структуры клановые во всех министерствах и даже в министерстве обороны в том числе.

 

Антон Романов: Да, надо убрать консалтинговые агентства. То есть сегодня когда мы обсуждали в Ленинграде, кстати, два дня был, такой семинар или форум стратегов. Он проходит каждый год, я там первый раз был, посмотрел и у меня волосы дыбом встали.

 

Артём Войтенков: Это как называется?

 

Антон Романов: Форум по стратегическому планированию.

 

Артём Войтенков: Я вам даже из названия скажу, что там всё будет болтовня, не применимая к жизни.

 

Антон Романов: Да. Но на самом деле эта болтовня, это всё было под патронатом Кудрина.

 

Артём Войтенков: А, так тем более будет болтовня. Причём болтовня даже, направленная в другую сторону.

 

Антон Романов: На самом деле, конечно, на них можно было смотреть и думать где я нахожусь вообще, что это за паноптикум, что это за люди, которые там выступают и говорят о планировании на 15 лет вперёд, как бы горизонт планирования до 15 лет. Хотя на самом деле они не обладают инструментарием для этого планирования.

 

Артём Войтенков: Вот именно.

 

Антон Романов: Например, сегодня мы сужаем этот горизонт - с трёхлетнего бюджета перешли на однолетний бюджет. Больше того, мы можем запланировать всё, что угодно, такие фантазии были. Но мы же не планируем, как поведёт себя Федеральная резервная система, которая устанавливает ставки рефинансирования. Они взяли там курс доллара опустили и подняли - и весь наш план пошёл псу под хвост. Или мы, например, планируем "турецкий поток", какие-то другие, а американцы затевают там войну в Сирии. В результате Турция ввязывается в эту войну, предупреждает нас о том, что мы там будем бомбить Асада и правительственные войска. В результате возникает опасность вооружённого конфликта, и весь "турецкий поток" вместе со всеми расходами псу под хвост.

 

Дальше поехали. Мы же не можем руководить или обозначать, у нас нет инструментов, для того, чтобы приведение в соответствие действий частных инвесторов зарубежных, которые закупили все наши предприятия и прочие активы. А они действуют в соответствии со своими планами, планами своего правительства, и действуют по отношению к законодательству США, они вводят санкции. То есть мы говорим: "Будет развиваться". У нас же были планы: 10% рост, 6% рост, потом скатилось к 1% роста, завтра говорят будет спад. Кто-то фантазирует о том, что будет, будем так говорить, мы достигли дна и сейчас оттолкнёмся от этого дна, и будет рост. На самом деле где, какие основания, вы чем там руководствуетесь, парни?

 

На самом деле, что должен был сделать этот стратегический форум? Что нужно сейчас сделать в стране? Нужно проводить альтернативный форум стратегического планирования, на котором разработать план освобождения от иностранной зависимости. То есть, какие пункты у нас сегодня наиболее уязвимы в части внешнего управления страной, и что нужно сделать для того, чтобы эти уязвимые места перевести под контроль национального правительства и национального государства.

 

Артём Войтенков: А инструменты у нас к этому есть какие-то?

 

Антон Романов: Конечно, есть. Для этого пока ещё есть государственная власть, этот инструмент надо использовать в полном объёме. Если Дума не пойдёт на это, надо Думу переизбрать, если, предположим, правительство не пойдёт на это, значит, правительство надо переизбирать.

 

Артём Войтенков: Антон Васильевич, вы сейчас говорите в общем, нас сейчас слушает человек, который где-нибудь живёт в Читинской области, в Калининградской, в любой - он не может Думу переизбрать один.

 

Антон Романов: Нет, не может. Но он может вернуть в чувство своего мэра или своего главу поселения. Он должен понять, что ему нужно для этого. То есть надо сделать очень просто: надо спросить каждого мэра и каждого главу поселковой администрации: "Что тебе нужно, друг мой, для того, чтобы, первое – создать рабочие места, второе – наполнить бюджет, и третье – накормить людей".

 

Артём Войтенков: А он скажет: "Зарубежные инвестиции".

 

Антон Романов: Он скажет: "Дайте денег".

 

Артём Войтенков: Да.

 

Антон Романов: Но денег не получится дать. Что тебе нужно для того, чтобы ты сам? То есть, конечно, это вопрос. Но это тогда не он будет делать, это будут делать кто-то, какой-то дядя зарубежный, который будет предлагать ему сыр в мышеловке. Он скажет: "Вот тебе денег, но я заберу у тебя лес, я у тебя заберу землю, я у тебя заберу природные ресурсы, нефть, предположим, минеральную воду и всё остальное. Ты там будешь, мы тебя посадим в клетку, и будем тебе давать миску супа и чашку каши. Иногда, если ты будешь хорошо себя вести, мы дадим тебе банку пива. То есть ты будешь жить, как обезьяна в зоопарке. На тебя будут ходить, и показывать пальцем: "Смотрите, вот человек, который имел всё, имел Родину, вторую сверхдержаву, а сейчас стал просто обезьяной, которая содержится за чечевичную похлёбку".

Вот, что будет.

 

Надо-то нам не это, нам от таких людей, которые скажут "дайте денег" надо избавляться. Это и есть пятая колона, вернее это не пятая колона, это продукт деятельности пятой колоны, продукт воспитания, который навязала сегодня пятая колона, то есть пропаганда, которую осуществляет пятая колона. Нам нужны такие мэры, такие люди, которые готовы своим трудом за счёт собственных ресурсов восстановить страну, потому что другого пути у нас нет. Но для этого те ресурсы, которые сегодня есть у олигархов, их надо отобрать. Надо провести, в конце концов, в стране такую программу по анализу результатов приватизации.

 

Артём Войтенков: Очень хорошо. Я двумя руками "за", только другой вопрос, что инструментов отбирания у нас опять нет.

 

Антон Романов: Ну, здравствуйте. Значит инструменты отбирания – это законодательство. Например, сегодня нужно вернуть землю в государственную муниципальную собственность, которая не используется эффективно, то есть это либо реприватизация, либо выкуп, либо национализация. Если земля, которую раздали для того, чтобы она была использована в сельхозобороте, сегодня она не используется в сельхозобороте, а на ней строится жильё и продаётся, то есть она используется в качестве совершенно другого инструмента. Потому что за сельхозземлю платят один налог, за землю поселения совершенно другой налог, совершенно другие отношения там вступают, её надо вернуть в собственность муниципалитета, в собственность государства. Развить там, на этой земле, выстроить коллективное хозяйство, пускай это будут колхозы или муниципальные хозяйства, в лизинг дать им технику, в лизинг дать кредиты в натуральной форме в виде зерна, вернее семян зерна или молодняка и горючего, и выкупить продукцию – результат этой деятельности под госзаказ по твёрдым ценам. Если, условно говоря, образуется такое хозяйство, государство должно сказать: "Мы у тебя покупаем твою продукцию по таким ценам, когда ты её вырастишь в сентябре месяце". В таком случае всё это заработает.

 

В конце концов, нужно изменить полномочия органов местного самоуправления, дать им право контролировать то же самое лесное хозяйство, леса, федеральные леса на своей территории, контролировать арендаторов или чёрных лесорубов, которые сегодня вырубают эти леса безнаказанно и бесконтрольно, и вывозят их безнаказанно и бесконтрольно. Надо дать возможность народу контролировать свои собственные ресурсы, быть хозяином в собственной стране.

 

Артём Войтенков: То есть нам нужно усиление местной власти, больше полномочий именно самому низовому уровню власти.

 

Антон Романов: Конечно. Надо дать право органам местного самоуправления заниматься хозяйственной деятельностью в неконкурентных сферах.

 

Артём Войтенков: А сейчас у них есть такое право?

 

Антон Романов: Конечно, нет. Считается, что деревня находится в 200 километров от города Иркутска. Считается, что в этой деревне первое, что там нужно делать колодцы, или скважины бурить надо? Надо. Огороды пахать надо? Надо. Дрова возить, рубить и снабжать население дровами надо? Надо. Транспортные услуги оказывать надо? Надо, то есть кто-то должен возить людей туда-сюда. Дальше поехали. Улицы ровнять надо? Надо. Дороги прокладывать надо? Надо. Считается, что это должен сделать некий предприниматель из города Иркутска, который приедет туда, и на свои деньги всё это дело будет делать, оказывать услуги населению.

 

Артём Войтенков: Подождите, кем считается?

 

Антон Романов: Ну кем считается? Законодателем нашим считается, Государственной Думой это считается, правительством нашим это считается. В законодательстве в действующем органам местного самоуправления запрещено, прямо запрещено это делать. Должен приехать предприниматель, который там всё это делает. То есть, естественно, никакой предприниматель туда не приедет ни при каких обстоятельствах, потому что там нет денег, и норма прибыли минимальная. Он может приехать туда только с водкой, и напоить население палёной водкой и выкачать у них последние деньги. Потому там население не держится.

 

Если местное самоуправление, глава администрации этого поседения будет чем-то подобным заниматься, к нему придёт прокурор и посадит в тюрьму, потому что это нецелевое использование средств, у него нет таких полномочий.

 

Артём Войтенков: Подождите, а на что тогда у него полномочия есть средства расходовать?

 

Антон Романов: А полномочия у него есть на то, чтобы содержать клуб, сельский клуб. Поэтому наиболее предприимчивые главы, они покупают в этот сельский клуб самосвал, бульдозер, автобус, буровую установку.

 

Артём Войтенков: Понятно. Так мы развлекаемся, культурный досуг.

 

Антон Романов: Да. И начинают всё это делать в деревне. Но и ждёт, когда к нему придёт прокурор, и не возьмёт его за тёплое место и не потащит к ответственности. Вот так, а потому что жить-то надо всё равно, и все на это закрывают глаза.

 

Что нужно сделать? Нужно дать право местному самоуправлению а) создавать муниципальное районно-поселковое предприятие, сельскохозяйственное предприятие, торговое предприятие, снабженческие предприятия, которые могли бы скупать этот товар у них, и вывозить на рынок в городе, на колхозный рынок.

 

Сегодня крестьянин, который работает на селе и выращивает хлеб, зерно, он получает с конечной булки хлеба, которая продаётся в магазине 10%. 90% покупает либо посредник, либо торговля, то есть либо переработка, либо торговля – 90%. Он как может развиваться? Да никак. То же самое молоко, он производит молоко. Литр молока, который продаётся, ему идёт 20% с этого молока, всё остальное забирает переработка и торговля, посредники. Как он может развиваться?

- Единственное, что он может сделать, это он должен создать что-то наподобие сельской потребительской кооперации, которая бы закупала излишки этого товара, вывозила на рынок и продавала в соответствующих магазинах или на рынках.

- Второе, что он должен сделать, он должен иметь товарный кредит. Потому что получается так, например, крестьянин для того, чтобы заниматься товарным хозяйством нужно: первое – весной взять кредит, на этот кредит закупить зерно, закупить горючее, закупить технику, нанять рабочих, всё посадить, собрать урожай, продать его и рассчитаться с кредитами.

 

Но когда он берёт кредит и покупает всё это дело - цены вверх.

Когда он продаёт всё это, когда он вырастил, поскольку все пришли продавать, - цены вниз.

И при всём желании, когда бы он ни работал, у него никогда не будет денег, он никогда из нужды не выберется.

 

- Поэтому кредит должен быть товарным, а не денежным.

- Второе – цены должны быть закупочные твёрдые, гарантированные государством под госзаказ.

- И третье – техника должна выдаваться в лизинг, то есть в аренду, лучше с трактористом, предположим.

Ну, зачем крестьянину комбайн, когда он работает 10 дней в году? То есть просто он его не сможет содержать, обновлять технику, амортизацию от него отбивать, просто не реально всё это делать.

 

Артём Войтенков: Давайте восстановим МТС Иосифа Виссарионовича.

 

Антон Романов: Да. Колхозы и МТС это как раз тот самый путь, который накормил страну и вывел её из кризиса.

Второе – лес. Сегодня мэр района… У нас были лесные пожары, это, кстати, тоже поставили в вину нашему губернатору. Оказалось, что он просто не способен управлять областью и бороться со стихийным бедствием. Я поэтому и говорю, что это элемент заговора. Потому что на самом деле ситуация в лесу, о лесных пожарах, она просто скрывалась от населения. То есть пожары там загорелись в июне, а информация о них просочилась, о реальном положении дел, когда Медведев на заседании правительства Пучкова отправил в Иркутскую область, чтобы он там тушил пожары. Через 20 дней, когда уже скрывать нельзя было, когда спутниковые снимки показали, что у нас горит не 100-150 тысяч квадратов, а 4 миллиона квадратов. 4 миллиона квадратов сгорело вообще в целом от Иркутска, Бурятия и Забайкальский край, и Приморье. Остановились эти пожары только на границе с Китаем, всё выгорело. Органы власти, то есть и муниципальные и областные, они просто скрывали ситуацию о пожарах.

 

Почему это произошло? Только по одной простой причине, что в Иркутской области так же как и на любой другой территории в лесу орудуют кроме арендаторов и чёрные лесорубы. Которые, так же как и арендаторы, вырубают только деловой лес. Вершинник, сучья, ветки, корни - всё оставляется в лесу, и вокруг любой деревни такая страшная картина сегодня наблюдается. Деньги на лесовосстановление есть, но никто этим лесовосстановлением не занимается. Лесоочисткой, лесосводкой всеми этими процессами никто не занимается.

 

Больше того, в Иркутской области у нас придумали очень интересную схему. Был приглашён начальник агентства лесного хозяйства, губернатором, из Красноярска некто Безматерных – это фамилия. И они умудрились заключить договор на охрану леса с казачьим обществом. Причём выделили деньги, по моим данным, если я не ошибаюсь, один выход в один день казака на охрану леса стоил 2 тысячи рублей. То есть эти деньги взяты из агентств лесного хозяйства территориальных.

 

Что это значит? К чему это привело? А это привело к следующему. Если, предположим, чёрный лесоруб даёт взятку леснику или милиционеру, то это должностное преступление, за которое следует уголовное наказание - взятка должностному лицу при исполнении обязанностей. А если деньги дают казаку, то это благотворительность, потому что…

 

Артём Войтенков: Общественная деятельность.

 

Антон Романов: Конечно, общественная организация. Какие проблемы? И крыша, под покровом этих общественных организаций воровство начало процветать семимильными шагами, и ситуацию в лесу никто не контролирует. Больше того, если мэр района, например, какой-нибудь Балаганский, Иркутский, Шелеховский или какой-то другой район приезжает в лес и смотрит, что там идёт вырубка леса, то его, мэра, привлекут к ответственности за нецелевое использование бюджетных средств. Потому что он истратил бензин государственный для того, чтобы заехать в лес, а ему там делать нечего. У него нет полномочий совершенно, он не распоряжается на своей земле этим лесом, то есть на территории района, потому что это всё отдано арендаторам. И арендаторы по идее должны заботиться, причём, и о лесоохране. Естественно, они этого не делают, они вырубают, уходят - всем до свидания.

 

И фактически такая ситуация, она происходит везде, во всём народном хозяйстве, не только Иркутской области, страны. Получается, что эти частные предприниматели, в том числе с иностранным участием, они извлекают прибыль из неких государственных вложений, но отдачи от этой прибыли не дают в бюджет. В результате говорят: "Давайте нам ещё денег для того, чтобы мы могли продолжать заниматься освоением природных ресурсов".

 

Как, например, у нас не так давно в Иркутской области проходило совещание по развитию производительных сил, и наши золотодобытчики, они требовали чего? Они требовали построить Талаканскую ГЭС для того, чтобы осваивать месторождения там в Иркутской области и Восточной Сибири, потому что у них не хватает электроэнергии. Я спрашиваю у них: "Ребята, сегодня электроэнергетика чья? Частная или государственная?" Конечно, она не государственная, а частная. Если это частная электроэнергетика, значит, у них должны быть прибыли. Так вы эти прибыли инвестируйте в создание расширенного воспроизводства, стройте новые ГЭС на свои деньги. Они говорят: "Как же так, а на что мы жить-то будем? Это же неправильно".

 

Они чего хотят? Они хотят, чтобы государство построило новую ГЭС с дешёвой электроэнергией, потому что государственные средства были вложены. Они при помощи этой дешёвой электроэнергии извлекли наши, так сказать, богатства природные, золото, нефть и всё остальное, вывезли, продали и получили прибыль в карман. Потом сказали как бы - государство должно по новой делать инфраструктуру, вкладываются новые деньги в какие-то отрасли народного хозяйства для того, чтобы мы жили хорошо.

 

То есть фактически это и означает та схема, о которой мы говорили, что я продамся, а всё равно меня кормите, причём кормите хорошо, если будете плохо кормить, то я буду ещё и с вас брать моржу, пени, бастовать, короче говоря, чуть чего, то я проявлю свой нрав крутой: выйду на улицу и буду свергать правительство. Вот о чём идёт речь.

 

Именно этой схеме, именно этому порядку Иркутская область противопоставила волеизъявление населения. 400 тысяч человек сказали губернатору: "Хватит, иди отдыхай, пока тобой не занялись правоохранительные органы, мы будем строить жизнь по-новому. А именно - своим трудом зарабатывать средства к существованию, кормить свои семьи, да и развивать Иркутскую область".

То же самое должно произойти во всей стране.

 

Артём Войтенков: Что же Антон Васильевич, спасибо, вам, большое за такой рассказ. Я даже не подозревал, что это настолько так любопытно завязано. Тогда мы с вами, как это всё делать, обсудим в следующий раз.

 

Антон Романов: Конечно. Это должно быть, такой тематический сериал, если хотите, поскольку это в высшей степени важно. Потому что каждая деталь и каждый элемент этой мозаики, он компонуется в общую картину. То есть мы начинаем от общего к частному, потом от частного к общему пройдём, посмотрим, как это на местах делается, посмотрим, как реализуется соответствующее законодательство, что в нём нужно изменить.

 

Но главное, я призываю наших телезрителей, радиослушателей, всех кому не равнодушна ситуация в стране, включиться в обмен и в обсуждение ситуации с целью вывить наиболее уязвимые болевые точки в государственном управлении и в экономике России, которые сегодня нужно вывести из-под внешнего управления. То есть о Цетробанке мы говорили, о кредитно-финансовой системе мы говорили, о законодательстве мы говорили, но надо понять каждому человеку. То есть что такое национально-освободительное движение? Это когда каждый человек на своём месте будет чётко знать, что ему делать для того, чтобы добиться суверенитета России, восстановить суверенитет России. Каждый человек на своём месте каждый день, не отдельно выход на площадь куда-то с флагами, а потом нас кормите, а каждый день на своём рабочем месте. Он же каждый день принимает решения о том, как ему нужно действовать, вот он должен каждый день принимать решения в пользу восстановления суверенитета Родины, именно тогда мы добьёмся успеха.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1150 мб)
Видео MP4 640x360 (435 мб)
Видео MP4 320х180 (236 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (19 мб)
Звук 32kbps MP3 (19 мб)
Звук 64kbps MP3 (37 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (57 мб)

Текст:
EPUB (137.67 КБ)
FB2 (276.47 КБ)
RTF (425.66 КБ)

Почему США убивают Сирию 6

Простых американцев мало волнует, какие войны и с кем ведёт их государство.
В США усиливается контроль за гражданами и падает уровень жизни. Однако уровень комфорта остаётся ещё слишком высоким, что бы рядовой гражданин задумался о правильности действий правительства.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Тим Керби

Почему США убивают Сирию 6

Видео: http://poznavatelnoe.tv/kirby_usa_sirya_6

 

Собеседники:

Тим Керби (Tim Kirby) - ведущий программы "Чужой", телеканала "Russia Today", http://www.timkirbyrussia.rpod.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Очень интересное положение вокруг в Сирии, где уже два года идёт гражданская война. Причём Барак Обама заявляет, что сейчас надо нанести удар по Сирии, потому что местное правительство использует химическое оружие. Хотя Россия заявляет, что это провокация, и что на самом деле Башару Асаду нет смысла бомбить своих же людей их химическим оружием. Твоё мнение, твои мысли обо всём этом, как американца.

 

Тим Керби: Давайте сначала о мнении обычных американцев. Сейчас мы можем больше гордиться американским народом, потому что намного меньше стало лохов, несмотря на то, что сейчас почти везде висят какие-то политические картинки "Нам надо бомбить сирийцев, чтобы спасти сирийцев от сирийцев". Теперь в своём сознании американцы в основном знают, что это бред, что есть какие-то уличные репортажи: какой-то журналист идёт по улице, делает ролик на YouTube. Конечно, есть какие-то зомби, которые думают, что надо бомбить всех. Но также есть немало людей, которые понимают, что это глупо, это бессмысленно, зачем этим заниматься. Поэтому этот раз уже отличается от нападения на Ирак, или от нападения на Афганистан и так далее.

 

Артём Войтенков: США бомбили Югославию, была военная операция в Ираке, США вошли в Афганистан, США принимали участие в ударе по Ливии в комплексе НАТО. Теперь они заявляют, что надо бомбить Сирию. Зачем это всё?

 

Тим Керби: Я стараюсь быть честным человеком, поэтому отвечу, что я не знаю. Но я могу рассказать разные причины. Одна теория, чтобы доллар не обесценивался, потому что у Америки очень большой долг – больше, чем богатств в мире. Говорят всего о 50-60 триллионах, если мы рассматриваем его полностью, если официальный – 16 триллионов, что тоже немало. Поэтому, чтобы поддерживать статус-кво Америки, чтобы у неё был доллар и поэтому контроль над нефтью, чтобы всё это продолжалось – нужна война. Как будто у нас детская площадка. Ведь все говорят, что геополитика – это как детская площадка, где хулиган должен быть жёстким, бить самого робкого, самого слабого ребёнка, чтобы всем остальным было страшно. Вот такая теория существует.

Также люди говорят, что если бы там мог быть какой-то путь через Сирию, то они могли бы сделать трубы, чтобы совсем обойти Россию, чтобы русская нефть не была такой необходимой. Если посмотреть на карту, то мы увидим, что США окружают Иран, Россия и Китай. Вы можете посмотреть в Интернете на Google.Maps, где находятся базы и объекты американской армии. Теперь они хотят системы ПРО в Польше. Они ввели каких-то людей на запад Австралии даже, есть Южная Корея, есть очень много теперь военных баз вокруг Ирана. Поэтому это делает огромное-огромное окружение. Может быть, это будет ещё один гвоздь в этой системе окружения.

 

Артём Войтенков: Что лично ты думаешь по этому поводу?

 

Тим Керби: У меня нет необходимых доказательств, чтобы окончательно решить, что я думаю по этому поводу. Когда у меня нет доказательств, то я предпочитаю не быть наивным и отвечать, что не знаю ничего конкретного.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда вернёмся к войне в Ираке, в Афганистане. Какие настроения были у американцев тогда? Как им объясняли, почему США бомбит Югославию?

 

Тим Керби: Есть ещё одна причина – апатия. Попробую ответить просто.Если бы в Америке сейчас по поводу качества жизни, товаров для дома, стоимости на бензин, продуктов питания, если всё это было в Америке, например, как в 80-х, то всем было бы всё равно. Самая главная причина того, почему люди начинают осознавать происходящее в мире, это потому, что там становится плохо жить.

 

Артём Войтенков: В Америке сейчас становится хуже жить?

 

Тим Керби: Намного хуже, чем раньше.

 

Артём Войтенков: Чем 30 лет назад?

 

Тим Керби: Да. В Америке каждому поколению обещают, что вы будете жить лучше, чем ваши родители. Я точно не живу лучше, чем мои родители. Даже мои родители не живут лучше, чем их родители – поколение Второй мировой войны. Но в целом есть страна индивидуалистов, которые думают только о себе. Да, мы убиваем там, убиваем там, но если мне это выгодно... Также надо понимать, что обычным людям важнее выпуск новой компьютерной игры, чем какие-то войны, потому что у них настрой на развлечения, на себя. Но теперь, всё стало плохо. Многие спрашивают: "Почему мы бедные?", потому что война там и война там, и эти войны не бесплатные.

Момент честности в американских СМИ, когда там была, по-моему, Вторая иракская война, все сказали: ребята, во Второй мировой войне надо было бы увеличить налоги. Даже обычным американцам надо было бы собирать какие-то вещи для войны, а от женщин были нужны почему-то колготки. Я не знаю почему, но был нужен нейлон. Поэтому надо было это собирать. Народ должен был платить за это, отдавать вещи. А люди при Второй иракской войне сказали: мы ничего не делаем для войны, как это может, что у нас огромная война, огромные затраты, а мы живём в Америке как будто их нет. Это может быть тоже огромный фактор.

Также в стране индивидуалистов, когда человек сам подписывает контракт служить в армии – это совсем другое, чем во Вьетнаме, когда они хотели посылать всех. Это совсем другое. Такой фактор, что они хотят в армию, это тоже очень спасает процесс.

О Югославской войне было очень мало новостей. Я это помню, потому что я тогда жил в Америке. Она мало обсуждалась, также как Гаити. Люди уже об этом забыли. Об Ираке и об Афганистане не забывают. Может быть, в русской истории есть события, которые важно, но люди их забыли. Например, Крымская война, о ней мало думают, но это был очень важный момент в российской истории. Однако это не обсуждают.

 

Артём Войтенков: Не очень приглядный для России, поэтому о нём умалчивают.

 

Тим Керби: Может быть. Но в Балканах, Гаити, Сомали. Хотя даже есть фильм о событиях в Сомали. Но в целом это уже вышло из сознания американцев, но Ирак и Афганистан остаются. Есть ещё такая теория: многие знают, что мы убиваем их за нефть, а почему тогда нефть такая дорогая?

 

Артём Войтенков: То есть то, что мы их убиваем – это нормально, но почему нефть при этом не дешевеет...

 

Тим Керби: Нужно понимать, что культура – это практически как человек, жизненный опыт у всех разный, люди по-разному относятся ко всему. Например, когда я был в школе, то у меня было мало друзей. Все "друзья" были предателями. Поэтому каждый раз если возникала драка, то я оказывался один против шестерых. Поэтому я отношусь к нападению очень плохо, потому что я знаю, что такое быть проигравшим.

Когда белокожие нежные дети учатся в элитной школе, играют в компьютерные игры, они не понимаю жестокости. Они не понимают, что такое война, убийства. Например, вчера, я, родитель, увидел фотографию сирийской девочки с отрезанной головой. Всё, мне это всегда вспоминается, когда возникает какой-то фактор, надо успокоиться и не начинать войны, а другие люди этого не понимают.

Поэтому если вы живёте слишком хорошо, вам будет плохо. Я обещаю. В Америке слишком долго было так и люди не понимают, что значит убийства. Для них это только статистика, как когда мы играем в компьютерные игры. Я тоже люблю играть в "Наполеоновские войны", в которой иногда надо посылать 120 русских на смерть. Что делать, если нужно побеждать в битве. Обычный американец смотрит на ситуацию не как один из тех 120-ти русских, которые несут потери и проливают свою кровь.

 

Артём Войтенков: В США прошли какие-то демонстрации у Белого дома с требованием прекратить войну в Сирии.

 

Тим Керби: Да, демонстрации есть, но я хочу развеять миф российских СМИ о том, что это масштабные акции. На самом деле, они не масштабные по количеству людей. Может быть, они масштабные по количеству задействованных городов, но по сравнению с акцией "Occupy Wall Street" ("Захвати Уолл-Стрит") – это вообще ничто, но что-то есть. Поэтому тоже надо намекать, что протестное движение в США есть, просто оно пока небольшое. Но больше всего в Америке люди недовольны своим правительством, и "Occupy Wall Street" тому пример, как большое движение, а не сирийский протест.

 

Артём Войтенков: В Америке положение ухудшается. Почему ты говоришь, что жизнь стала хуже, цены растут или в чём это выражается?

 

Тим Керби: Моя двоюродная сестра двоюродных сестёр рассказывала мне, что наша общая тётя покупает продукты без ГМО в магазине, где всё из огорода, без консервантов, и всё в 4-5 раз дороже. Она спрашивает сестру: "Почему ты тоже там не покупаешь?". – "Мама, у меня 10 долларов в день на то, чтобы прокормить всю семью!". Поэтому она рассказывала, что её жизнь – это сэндвичи с сыром из непонятного американского хлеба и непонятного химического сыра, и суп в банке. Это их ужин почти каждый день.

 

Артём Войтенков: 10 долларов в день – это по-нашему 300 рублей на семью?

 

Тим Керби: Да, по-моему, у них двое или трое детей – я забыл, надо чаще общаться. Опять же, например, белокожим работающим людям поколения моих родителей это было бы тяжело представить. Хотя в нашей семье тоже были проблемы, у нашего поколения, но просто тогда человек мог делать больше. Еда для бедных людей тогда была лучше. Когда я был маленький, мой отец и его друзья не были толстыми – стереотип об американцах. Они были здоровые с рабочими руками, а теперь нет. Поэтому мы видим, что теперь существуют слои, сообщества не только по деньгам, но и по здоровью, потому что теперь надо принадлежать среднему классу или выше, чтобы быть здоровым. Я полуздоровый, потому что я могу покупать вырезку на рынке, но я не могу кушать так, чтобы в еде не было никакого ГМО, никакого кетчупа. Это очень напоминает книгу "Brave New World", я забыл её название по-русски.

 

Артём Войтенков: "О дивный новый мир" Олдос Хаксли.

 

Тим Керби: Да, очень напоминает, что будут слои людей по химическим причинам. Он предсказал то, как мы живём сейчас.

 

Артём Войтенков: Возвращаясь к разговору о Сирии. Почему, по твоему мнению, Барак Обама настаивает на ударе по Сирии? Лично Бараку Обаме это зачем?

 

Тим Керби: Барак Обама – это представитель лоббистов военно-промышленного комплекса и так далее. Обама – лицо, он больше как исполнительный директор, например, трубозавода. Он не может сам сказать: "Вы знаете, у нас столько стали, давайте делать винтовки, мечи, вилки". Он не может, он исполняет какие-то задачи, представляет компанию. Он не может решать. Поэтому всем тем, кто хочет быть менеджером – пожалуйста, не становитесь менеджером, надо быть вождём, потому что вождь решает, а менеджер просто выполняет. Поэтому он менеджер и только лишь представляет чьи-то интересы. К сожалению, не интересы народа, потому что если бы правительство Америки представляло бы интересы американского народа, то всё было бы по-другому, по-моему. Какие могут быть причины удара по Сирии? Военно-промышленный комплекс – многие его обвиняют, нефтяные компании, банки получают от войны много и так далее.

 

Артём Войтенков: Подожди, если мы начнём разбираться, то доллар выпускается ФРС, а она уж его может напечатать, сколько ей заблагорассудится. Получается, дело не в доходе, денег они себе напечатают сколько угодно.

 

Тим Керби: Всегда будет какой-то край, когда-нибудь будет крах. Любая пирамида заканчивается крахом. Пирамида не может долго существовать, это не в их природе. Также как мы, люди, не будем жить вечно, в нашей природе умирать. Пирамиды тоже вымирают. Поэтому когда-нибудь будет гиперинфляция. Поэтому они могут печатать, но инфляция растёт. Вопрос только когда?

 

Артём Войтенков: В Америке тоже есть инфляция доллара?

 

Тим Керби: Да, есть схемы, которые это всё показывают. Также обычные американские журналисты пишут, что цель американского правительства – это делать бред сейчас и откладывать все проблемы  на будущее. "Следующее поколение платит за это". Они отдают обязательства в будущее.

 

Артём Войтенков: Подожди, это журналисты считают или это считают американцы?

 

Тим Керби: Те, кто обращают внимание на это.Потому что есть высказывания: "Почему мы тратим будущее нашего потомства?", потому что знают, что если есть долг – нужно платить. С другой стороны, комфорта меньше. Главная проблема в Америке – это то, что остаётся комфорт. Всё равно всё плохо, но есть комфорт. Нет ничего, что объединяет людей, какое-то движение, потому что американцы настолько разные. Например, как объединить мексиканских эмигрантов, американцев из деревни, городских либералов, таких как я – городских из рабочих семей? Там все слишком разные и их совсем ничего не объединяет. Поэтому пока есть комфорт. Я думаю, что американцы начнут объединяться тогда, когда закончится комфорт. Тогда все будут объединяться, но это будет очень жёстко и дико. Вы помните, когда в Нью-Йорке был ураган – я забыл, как называется. Может быть, это был Сэнди.  Это была полная дикость на несколько недель.

 

Артём Войтенков: А дикость в чём выражалась?

 

Тим Керби: Воровали. Было видео, по-моему, телекомпании NBC, о том, как американцы в мусорных баках на улицах искали еду. Это тоже была полная анархия, как и при урагане Катрин. Просто это было в одном месте, две недели, потом всё наладилось. Когда удобства заканчиваются? Когда в американском "Ашане" не станет дешёвых товаров, то уже всё, что-то будет.

 

Артём Войтенков: Обама, как ты говоришь, менеджер, исполнительный директор, выразил чьё-то желание бомбить Сирию, но почему-то сказал, что это будет решать конгресс, а не я.

 

Тим Керби: По-моему, это как: он старался это сделать, но у него это не получается, поэтому надо обвинять других. В принципе, как всё работает в Америке? Глава армии и всех войск – это президент, но он не может их вести на войну, потому что надо разделить власть. Это теория американской Конституции, что власть должна быть разделена. Поэтому только конгресс может говорить, что мы идём на войну, а исполняющая ветка американского правительства потом выполняет эту задачу конгресса. Поэтому, чтобы всё было легально, конгресс должен вот это. Но в Ливии не было разрешения конгресса, и всё равно была война. Я забыл, по-моему, корейский конфликт тоже не был войной – это было просто какое-то полицейской движение. Поэтому всё не так. Может быть, он просто прячется за бюрократией, чтобы сказать: я как всегда был прав, но конгресс не разрешил.

 

Артём Войтенков: Понятно, личная ответственность – дело тяжёлое.

 

Тим Керби: Опять же, если бы Обама не был таким исполнительным директором, то какие у Обамы есть идеи? Обама, когда он пришёл в офис, был очень известным, у него было какое-то движение. Простите, но много придурков верило в эту очевидную чушь. Но если бы он был настоящим, то он мог бы вести народ за собой. Как все говорят, что в России элита ненавидит Путина, а народ любит.

У Обамы была бы другая ситуация, что половина элиты или может быть нет, но народ как-то любил его. Он мог бы брать народ, делать что-нибудь очень великолепно. Он тоже мог выступать по телевизору, когда он хотел изменить медицинскую систему и говорить: вот видите, это – сволочи, я хочу делать это и это. Потому что он знает, как говорить, но нет. Может быть, русские не знают, но Обама читает все свои речи. Если вы видите, что есть какие-то стеклянные штучки вокруг него, то там просто всё написано. Он будет читать всё, как написано. Даже было несколько моментов, когда он читал странные вещи, потому что они были написаны. Он ничего сам не думает.

Может быть, будет конспирология в том, что я хвалю Путина, но когда Путин читает речь – это видно, это на бумаге, мы видим, что он читает. А когда там нет бумаги, нет таких стеклянных штучек, может быть у него гиперзрение и это стекло где-то далеко, но я очень в этом сомневаюсь. Мне не нравится, что Обаму все хвалят за то, что он может так хорошо говорить, выражать "свои" мысли, которые написаны перед ним.

 

Артём Войтенков: При вторжении США в Ирак Колен Пауэлл тряс пробиркой, что мы нашли в Ираке химическое оружие, поэтому мы идём сносить этот режим. Химического оружия не нашли.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: Что в Америке было после этого?

 

Тим Керби: Все об этом знают, не забыли.

 

Артём Войтенков: Как они к этому относятся, что их просто обдурили?

 

Тим Керби: Давайте так. Какая вещь очень русская, часть русской души? Это армия. Сердюков обокрал армию. Все, кто это видел, не будет приставлять к его горлу нож и резать его как свинью. Хотя, если он виноват в воровстве из армии, то он заслужил это. Но мы ничего не будем делать, и в Америке тоже.

Я не знаю, почему это именно так, но есть выражение "Разделяй и властвуй" и в России, и в Америке, и в Евросоюзе. В Евросоюзе видят, что правительство Америки уничтожает европейскую культуру быстрее, чем это могли бы делать фашисты своими концлагерями. Всё равно ничего не делается.

Я обычный человек и это причина, по которой я никогда не говорю, что я смелый. Я трус, как и все вы. Поэтому это причина, по которой нужен вождь. Надо понимать человеческий менталитет. Если бы в какой-то группе людей лидер сказал: "Ты – первый", то да, я пошёл бы первым, но потом-то все будут за мной. Это причина того, что в мире есть ситуация: ожидание, ожидание, ожидание, взрыв действий. Это не так, что мы живём и народ потихоньку делает какое-то злое дело. Нет, надо ждать, ждать, потом взрыв. Поэтому это причина, по которой в Америке можно делать всё, что угодно.

Теперь я увидел видео, что полицейские берут кровь людей для проверки на алкоголь и наркотики без их желания. Всё это происходит, но никто ничего не делает. Какие-то мелкие люди, которые страдают, какие-то журналисты, но масштаба нет. Потому что надо организовать людей. Это поддерживает теорию заговора, что всегда есть чужие силы в любом движении.

Например, есть парк в Москве, в котором много мусора. 10 тысяч москвичей неожиданно собираются и чистят парк. Например, Михаил Задорнов иногда организует молодёжь на уборку парков, они всё убирают, всё делают вместе. Нужны организаторы, силы и, конечно, иногда деньги. Задорнов – человек, которого я уважаю, он очень смешной, у него есть известность. Его сила в известности. Он может организовать ребят, которые сами никогда не будут этого делать, поэтому и нужны организаторы, деньги.

 

Артём Войтенков: Ты говоришь то, что нужно делать для того, чтобы это преодолеть. Один раз американцам наврали, что там химическое оружие, и все поняли, что им наврали.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: И никто даже не возмущался.

 

Тим Керби: Опять потому, что нет каких-то организаторов, и люди были не готовы. Что они будут делать? Они делали "Occupy Wall Street", полиция их била, стреляла резиновыми пулями, разрушила их городки, которые они везде построили. А теперь что?

 

Артём Войтенков: Ты говоришь про "Occupy Wall Street"?

 

Тим Керби: Да, но здесь то же самое. "Occupy Wall Street" – это просто общее американское недовольство правительством. Это не сработало. Я не предлагаю это, я просто говорю, что будет следующим шагом, после того, как это не сработало. Следующий шаг – это убивать. Кто готов быть первым, чтобы пойти к полицейским и быть застреленным?

 

Артём Войтенков: Смелых нет.

 

Тим Керби: Да. Это идиоты на подобии Брейвика, которые ожидают, что если они сделают это преступление, то будет какая-то волна реакции и народ выйдет на улицы. Нет, никогда не будет, потому что это не работает. Чтобы народ что-то сделал, нужна верхушка, которая смогла бы их организовать, мотивировать и обеспечивать.

 

Артём Войтенков: С Россией понятно. Советский Союз проиграл холодную войну, и теперь мы – колония и правительство у нас соответствующее. Кому мы проиграли? Америке, а оказывается США...

 

Тим Керби: Вы можете сказать, что проиграли, но это тоже фактор. Когда человек думает: "Я самый лучший"? Когда уже лень начинается. Раньше американцы были самыми здоровыми, самыми умными, а теперь уже этого нет. У нас был большой пирог и потихоньку мы раздали его по кусочкам, и ничего не осталось – ни начинки, ничего, чуть-чуть хлеба осталось с пирога и всё.

 

Артём Войтенков: 10 долларов в день.

 

Тим Керби: Да. Тоже дикий индивидуализм, что теперь мы идём к глобализации. Есть теория заговора, что на самом деле глобализаторы, очень много таких людей в правительстве, они не смотрят на Америку, они смотрят на мир. Они смотрят на задачи для мира, что если бы мир был одной страной, то у нас были бы азиатские заводы, русские ресурсы, офисы в Евросоюзе, в Америке, рабы для добывания алмазов в Африке. Если человек глобализатор, то всё идёт прекрасно. Везде английский язык, везде уничтожение разных культур. Поэтому если это правда, я не глобализатор, то всё прекрасно. Есть какое-то выражение Троцкого о том, что надо насиловать Россию, всё украсть из России, и использовать это для мировой революции.

 

Артём Войтенков: "Россия станет дровами для мирового пожара".

 

Тим Керби: Вот! Поэтому теория заговора, на самом деле там много глобалистов, что Америка теперь – это троцкистская Америка, которую мы построили, чтобы использовать, сжечь, как на улице, когда гастарбайтеры строят деревянные леса вокруг здания, а после выбросывают их. Вот это Америка такая, если эта теория заговора – правда.

 

Артём Войтенков: Обама в своей какой-то речи сказал, что сейчас будущее не за национальными государствами, а за группировками. Это не подразумевает государства, это промышленные группировки какие-то.

 

Тим Керби: Группировки есть разные. В России это концепция многополярного мира. Интеграция для нас – это свобода. Может быть ещё китайцам, но я не знаю китайцев. Это свобода, мы объединяемся по цивилизациям. Поэтому в русской концепции эта интеграция на самом деле будет укреплять культуру, укреплять различия, может быть, позволяет таким как Китай, чёрная Африка, Южная Америка иметь больше голоса во всём. Но на Западе эта теория в том, что нам надо делать не многополярный мир, а делать интеграцию, чтобы было меньше стран, меньше культур, чтобы потом объединяться в одну большую культуру. Я очень хочу многополярность. Поэтому я поддерживаю интеграцию, но американские ведущие радио, осматривая это сказали бы, что нет, мы не можем, вы уничтожаете всё, вы идёте по пути глобализации, вы русские придурки, сказали бы они.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а американский народ как считает?

 

Тим Керби: Они не думают об этих процессах. Даже как я сказал, американцы не знают, что английский язык везде преподаётся. Как мы видим, везде есть культурный террор. Везде есть какие-то эмигранты, везде культура большинства под угрозой, а в Америке многие боятся, что будет доминация испанского языка. Эта паранойя есть везде.

 

Артём Войтенков: Так значит. Мы тут боимся, что у нас будет... Кстати, у нас уже надписи на казахском, киргизском появляются, я лично видел.

 

Тим Керби: Я верю в евразийство, что русский язык должен быть везде. Пусть, я не за отчуждение других языков, пусть будут какие-то киргизские надписи, но русский язык главный. Всё, конец разговора. Есть хорошее английское слово, называется compartment (перевод - отделение, разделение) – это когда мы делаем ячейки, у каждого своя ячейка, и мы не знаем, что происходит. Зачем? Чтобы контролировать всех в своих ячейках. Это очень часто бывает в Америке, люди не понимают, что происходит в мире. Особенно в моей жизни, я был в своей ячейке. Теперь я вижу больше ячеек, но не все, конечно. По-моему, у китайцев свои ячейки, может быть несколько, я их не могу видеть.  

 

Артём Войтенков: Тогда подытожу разговор. С одной стороны США, действительно, хотят как-то забомбить Сирию, сравнять её с землёй, убрать Башара Асада, но с другой стороны получается, что это не Америка, как страна, а это какая-то часть элиты.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: Причём действующая не в интересах американского народа, а действующая в своих глобальных интересах.

 

Тим Керби: Может быть, но проблема в том, что ты спросил моё мнение. Когда у меня нет доказательств, я не говорю что у меня есть мнение.

Также по поводу этой глобализации. Факторы глобализации невозможно доказать, как будто мы в суде, что всё так. Что глобализация могла идти через естественные процессы, что теперь у нас такая технология, где мы можем общаться. США победили в холодную войну. Поэтому это естественно, что какой-то язык как-то становится общим языком. Как в Римской империи, в российской империи. Даже у китайцев, когда китайцы объединились под коммунизмом, надо было выбрать один диалект китайского для всех и можно казать, что это был просто естественный процесс.

То же после Второй мировой войны. У Америки было очень много денег, солнечная Калифорния делала хорошие фильмы, чем привлекала всех. Поэтому это естественный процесс, что люди хотят быть как американцы, потому что американцы вовремя заняли первое место в мире, когда мировые СМИ только начались и заняли эту первую позицию.

Поэтому, когда есть любая теория заговора, я могу в своей голове тоже придумывать причины, как это может существовать естественными процессами. И это причины, по которым я не люблю говорить, что я знаю, что всё так, я знаю, что есть конспирология, теория заговора.

 

Артём Войтенков: Нет, мы не обсуждаем теорию заговора, просто из того, что ты рассказал, получается, что так.

 

Тим Керби: Да, может быть, но я не могу этого доказать в суде.  Как в Америке надо доказать до отсутствия сомнения – это наше выражение. Если человек не может этого сделать, то нельзя верить в эту теорию. Надо просто говорить, что может быть это, наверное, возможно.

 

Артём Войтенков: Тогда возвращаясь к иракской войне. У них химоружие – нападаем. Химоружия не нашли. Всё, доказательств нет.

 

Тим Керби: Я могу точно сказать, что есть очень сомнительные моменты, почему Америка вошла в гражданскую войну, американо-испанскую войну, Первую мировую войну, во Вторую мировую войну (это меньше, но тоже есть теория заговора). Вьетнамскую, Иракскую и так далее. Я считаю, что есть достаточно доказательств, что что-то не так. Может быть это потому, что просто как-то надо продолжать империю. Многие думают, что английская империя рухнула, а я думаю, что она просто изменилась и как-то отступила, но не рухнула. О конце империи даже есть хороший фильм "Зулу" с Майклом Кейном, просто мой любимый фильм. Очень хороший фильм 60-х. Там была война 1860-х годов в Африке против нидерландцев, против африканцев. Дикая война. Везде ведут войны.

 

Артём Войтенков: Ты имеешь в виду Англо-бурскую войну?

 

Тим Керби: Да, англо-бурская, а потом против зулу. Всё это вместе просто анархия. Редко бывают трёхсторонние войны, но там практически было, поэтому это тоже интересная история. Но солдаты, не зная, что там алмазы, думали: "Что мы здесь делаем? Зачем мы здесь? У нас такая огромная империя, а мы отправляем ирландцев туда, чтобы с местными неграми повоевать против других негров, каких-то нидерландцев. Зачем?". Люди говорят, что когда империя заканчивается, возникает какая-то паника, колонии получают какую-то свободу и начинают давить. Может быть сейчас это тоже фактор. К сожалению, я не такой хороший историк. В 50-60-х странах было движение в мусульманских странах "Вaath", это был как бы полусоциализм. Это был Саддам Хусейн.

 

Артём Войтенков: Партия арабского социалистического возрождения (БААС).

 

Тим Керби: Да, по-английски это "Вaath", наш любимый звук [θ]. Все эти режимы тоже рухнули с Америкой, но остаётся только, по-моему, Асад, как один из них. Есть теория, что США хочет хаос, что движение "Вaath" - это плохо, потому что там какой-то порядок. Может быть, плохой порядок, но какой-то порядок, какое-то понимание, что у нас тоже религия, но у нас какой-то социализм, но мы мусульмане. Может быть, они не живут хорошо, но живут как-то стабильно. Если же нужен хаос, то такое движение и такая философия совсем не нужны. Нужны дикие религиозные придурки, которых можно через десять лет обвинить в насилии местного народа.

 

Артём Войтенков: Понятно. И вводить туда войска.

 

Тим Керби: Да.

 

Артём Войтенков: Спасибо, Тим, за разговор. По крайней мере, за такой взгляд изнутри на американцев.

 

Тим Керби: Да, я старался. Просто я хотел сказать, что в конце концов люди везде одинаковые, как я и рассказывал. Не надо обвинять американцев, надо обвинять тех, кто решает делать такие вещи.

 

Текст подготовлен компанией "Орфографика" http://услуги.орфографика.рф

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (603 мб)
Видео MP4 640x360 (228 мб)
Видео MP4 320х180 (120 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (11 мб)
Звук 32kbps MP3 (11 мб)
Звук 64kbps MP3 (20 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (30 мб)

Текст:
EPUB (165.74 КБ)
FB2 (250.64 КБ)
RTF (275.32 КБ)

Кто управлял древней Русью?

Утверждение, что до крещения Русь была дикая, противоречит историческим фактам. На Руси имелась своя система управления. При однородной нравственности общества отпадает необходимость в законах.
Жрец - человек, решающий общественные задачи. Князь - управленец, ответственный за воплощение этих решений.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Кто управлял древней Русью?

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_upravlenie_rus

 

Часть из "Разговоры о жизни 10"

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_10

 

Михаил Величко - кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Развитие цивилизации - это развитие специализации профессионализма. Соответственно вопрос о специфических специализированных видах власти, которые несут эту самую полную функцию управления.

 

Давайте посмотрим наши учебники социологии и политологии: что и как они нам предлагают. Последние лет тридцать все записные политологи талдычат нам, что система разделения властей, существующая на Западе и восходящая к традициям Древнего Рима, это идеалы наиболее совершенной системы организации общественного самоуправления. В этой системе разделения властей функции такие.

- Законодательная власть пишет законы

- Судебная власть бдит за исполнением законов, наказывает за их несоблюдение.

- Исполнительная власть осуществляет управление обществом в соответствии с законами.

 

Возникает вопрос: а подо что и как пишутся законы? Самый примитивный ответ на него состоит в следующем, что все мы люди, у всех у нас одинаковые потребности. Гармоничные взаимоотношения в обществе приводят к тому что, дескать, и социальные, а не физиологические потребности у нас у всех примерно одинаковые, и поэтому нет вопроса о том, откуда берутся законы. Дескать, всякий более-менее здравомыслящий человек, тем более получивший образование в области истории, юриспруденции, экономики и всего прочего, он может сформировать закон под решение тех или иных социальных задач.

 

Если это действительно совершенная система управления, то все, кто думает так, ответьте на вопрос, откуда взялся глобальный биосферный экологический кризис, если законодательство совершенно, и может быт написано любым человеком, и так далее. И тогда как относиться к таким явлениям, которые имели место в истории русской цивилизации. Потому что когда Ленин характеризовал советскую власть, как власть отличную от буржуазной демократии, и отличную тем, что она не должна быть бюрократической, что советская власть сама пишет законы и сама их исполняет - то есть это было отрицание европейской системы разделения властей. А откуда это всё взялось? Если проследить всё это дело в нашей истории, то это уходит ещё в докрещенские времена. Потому что та версия истории, согласно которой Владимир крестил Русь, появилась церковь, мы после этого приобщились к европейским ценностям и цивилизации. А до этого были дикие-дикие, и никак не могли понять смысла жизни - эта версия не подтверждается историческими фактами.

 

Во-первых, есть то, что получило в истории название "змиевы валы". Это система фортификационных сооружений с глубиной эшелонированной обороны на некоторых участках до двухсот километров, протяжённостью более тысячи километров вся совокупность валов, которая тянется по югу Украины. И в общем-то некогда отделяла лесную зону от степной. В традиционной хронологии это датируется временами одиннадцатого, десятого века. Но в это время на Руси полыхали княжеские усобицы. Ни одно удельное княжество было не в состоянии построить такую систему. И совокупность удельных княжеств, ведя постоянные усобицы, вряд ли могла договориться друг с другом о том, чтобы на протяжении десятилетий вкладывать очень большие ресурсы в строительство этой фортификационной системы и последующей её эксплуатации.

 

Тем не менее, змиевы валы существуют. И одно объяснение, что наши предки построили их во времена докрещенские, и что в тот период Русь некоторым образом была едина. Но управлялась она без того, что в современном представлении является государством. Если посмотреть даже на факты, которые известны по истории, то Новгород на протяжении длительного времени уже посткрещенской эпохи приглашал князей, а когда князья не нравились ему, изгонял. Но это было нормой некогда и в остальных местах на Руси. Потом в "Слове о полку Игореве" есть такие слова: "И сказал брат брату: это моё, это моё. И стали князья на малое всевеликое говорить". В этой фразе главное слово "стали князья". То есть автору "Слова о полку Игореве" либо памятны те времена, когда князья вели себя иначе, либо он обладал достоверным знанием о том, что некогда не было так. Причём если обратиться к былинам, то в них не последнюю роль играют такие персонажи, как калики перехожие. Ну а что такое, если соотноситься с полной функцией управления, какие функции калик перехожих?

 

Артём Войтенков: То же самое, что СМИ у нас.

 

Михаил Величко: Не совсем то же самое, что СМИ у нас, хотя отчасти. СМИ выполняют ту же функцию. В общем, реальность такова, что их функции и сбор достоверной информации о том, что происходит на месте, и постановка задач перед местным населением в интересах общецивилизационного развития. Если говорить о том, что здесь было в докрещенские времена, пока цивилизация не впала в кризис развития, то представляется так, что полная функция управления здесь реализовывались следующим образом – жречество. В русском языке слово "жречество" - название социальной группы, социальные функции которой жизнеречения, то есть объяснения проблем и изложение путей и способов их решения. То есть решаются задачи первого этапа полной функции управления.

 

Жречество – это открытая для вступления в нее профессиональная управленческая корпорация, к которой может приобщиться каждый, кто обладает знаниями и практическими навыками, позволяющими выполнять жреческие функции. То есть осуществлять всё то, что относится к первым этапам функции управления: выявление проблем, целеполагание в отношении них, формирование концепции разрешения проблем и внедрение концепции в жизнь. А дальше, как уже говорилось, управленческое решение может вырабатываться либо единолично, либо коллегиально. Но когда дело доходит до его проведения в жизнь, ответственность за него может быть только единоличной и персональной.

 

И тогда получается так, что жречество формирует единую концепцию развития цивилизации. А князья и бояре, ответственные перед жречеством, и каждый из них в соответствующем регионе является единоличным персональным ответственным координатором общественной в целом деятельности.

 

Дальше выясняется еще интересная вещь. Лев Дьякон, повествуя о переговорах Святослава с Иоанном Цимисхием, императором Византийской империи в 971 году рассказывает, что император подъехал к берегу Дуная со свитой, весь расфуфыренный, как это было положено для обозначения социального статуса. К берегу Дуная подошла ладья, и Святослав сидел на веслах, как простой гребец, отличаясь от остальных только тем, что у него была более новая одежда. Но, в принципе, такая же одежда, как и у остальных.

 

Для византийцев такая ситуация была непонятна. Для большинства наших современников она тоже непонятна, потому что вопрос о статусных вещах, которые обозначают статус во внутри социальной иерархии, это для многих первейший вопрос. Но вряд ли Святослав был каким-то исключением. Просто свидетельство о встрече с ним Иоанна Цимисхия, это свидетельство довольно позднее о том, что было на Руси повседневной нормой в те времена, и в более ранние времена. Когда общество в нравственно-этическом отношении было однородным. И выполнение различных общественно-необходимых функций в общественном объединении труда не было связано с тем, что носители каких-то функций выполнялись, как иерархически более высшие люди в социальной иерархии. То есть вне выполнения какой-то общественно необходимой деятельности, то есть в быту и на развлечениях, то не было границы между жрецом, князем и простолюдином. В нравственно-этическом отношении это было единое общество. И нравственность жреца не отличалась от нравственности князя и боярина, и нравственности так называемого простолюдина. Хотя в общественном объединении труда они выполняли разные функции.

 

Давайте посмотрим на то, что возможно в таких условиях. С точки зрения любого человека в таких обстоятельствах: интересно, по закону ли князь организовал решение какой-то проблемы? Или просто проявил свой творческий потенциал, реализовал его, благодаря чему задача была успешно решена. Ведь это абсолютно все равно. Произошло это в соответствии с действующим законодательством либо вопреки действующему законодательству решение получено быстро, и это решение качественно.

 

А если общество этически и нравственно разнородно, разобщено, тогда как? Тогда возникает потребность в законодательстве, которое должно определять права и чётко поддерживать внутрисоциальные, сословные и прочие границы. Ежели это есть, то тогда в нарушении закона выражается, прежде всего, нарушение каких-то сословных, кастовых норм этики, прописанные в законе. И поскольку поддержание норм социальной стратификации более значимо, чем решение проблем, то начинается эпоха первенства закона над целесообразностью. И как следствие, общество начинает плодить законы, и впадает в юридический маразм. Потому что согласитесь, что обсуждение обнажённого или полуобнажённого Аполлона на 100-рублёвой купюре, при том, что каждый депутат потребляет только на личное своё содержание по двести пятьдесят тысяч рублей в месяц, с точки зрения налогоплательщика это - проедание его денег задарма. То есть явное несоответствие. Но это возможно только в тех случаях, когда депутаты бесконтрольны полностью по отношению к обществу. Будь это нормой этики Древней Руси, то возведение в ранг общенациональной проблемы обнажённого Аполлона на купюре, вызвало бы то, что товарищ был бы трудоустроен где-то в более полезном месте, и в среде управленцев мы бы его больше не видели.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (186 мб)
Видео MP4 640x360 (72 мб)
Видео MP4 320х180 (40 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (12 мб)

Текст:
EPUB (442.39 КБ)
FB2 (598.77 КБ)
RTF (90.42 КБ)

Айфон для попрошайки

Приезжие, малоимущие, многодетные и безработные, получают социальные пособия и бесплатное жильё от государства. Чем больше детей - тем больше доход. Для работающих людей наоборот - чем больше детей, тем больше расходов.
Цветному приезжему в Англии проще получить бесплатное жильё и денежное пособие, чем коренному англичанину.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Александр Румянцев

Айфон для попрошайки

Видео http://poznavatelnoe.tv/rumyantzev_iphone_for_beggar

 

Часть из "Как живёт Англия 4"

Видео http://poznavatelnoe.tv/rumyantzev_england_4

 

Собеседники:

Александр Румянцев

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Александр Румянцев: Кто умудряется, живёт на пособии. И кстати, те, которые живут на пособии, большинство приезжие, у них много детей. Потому что, за каждого последующего им платят. Как-то они умудряются жить нормально. И был случай, когда женщина с Сомали, по-моему, у неё было десять детей, или что-то такое, нереальное количество, им дали дом в центре, раньше там жил премьер-министр Кэмерон. То есть, ей дали дом в центре. Естественно, она ни за что не платит, ей ещё платят пособие. Самое смешное, она ещё по-английски даже не говорила. Люди, которые ходят на работу, зарабатывают деньги, иметь ребёнка - это очень сложно. Нужно нанимать няню. Один человек, если работает, он скорее всего не прокормит всю семью.

 

Артём Войтенков: Вся семья это сколько? Три или четыре человека?

 

Александр Румянцев: Я, к примеру, говорю: три человека, то есть, мама, папа и ребёнок. В основном все работают, нанимают няню.

 

Артём Войтенков: А детский сад?

 

Александр Румянцев: Детский сад есть, но он, по-моему, с трёх до пяти, что-то такое. То есть, до этого нужно по родственникам, или ещё как-то. То есть, это очень так накладно как-то получается.

 

Артём Войтенков: Как же так? Работающие англичане - им тяжело заводить детей, а неработающие приезжие живут на пособии, и заводят детей кучами?

 

Александр Румянцев: Вот, глупая ситуация, но так вот и выходит.

 

Артём Войтенков: А англичанин может не работать? И ему будут платить же пособие?

 

Александр Румянцев: Ну да, англичане тоже бывает не работают. Кстати, когда попрошайничают на улицах, половина из них это чисто англичане.

 

Артём Войтенков: Коренные.

 

Александр Румянцев: Коренные, да. То есть, он не бедный, он живёт на пособие, у него в принципе есть деньги, и, однако, он идёт и просит деньги. Я, допустим, выхожу в обычных ботинках из метро, которые дёшево стоят, он подходит ко мне в найках Эрмо, которые девяносто пять фунтов, и просит у меня мелочь. То есть, какое-то лицемерие. Я недавно проходил, шёл с друзьями встречаться, сидит бездомный (а-ля бездомный), просит денег. Когда я прохожу, он смотрит. Я думаю, что он смотрит? Смотрю - у него айфон там. То есть, бездомный там, это не то, что бездомный тут. Там тоже хватает людей, которые спят на улице. Но не все те, кто попрошайничают, они бездомные. У моей девушки знакомый, и он купил квартиру в новом отстроенном доме. Он работает учителем, выплачивает с подругой кредит. Идёт каждый день на работу, и видит своего соседа, который живёт в этом же доме, которое ему дало правительство, государство по пособию, и он клянчит мелочь. И это его так злит. Он говорит: "Я иду, работаю, а ему платят, он живёт там же, где и я". Неприятно, согласитесь, когда вы подписали свою жизнь на следующие тридцать-сорок лет работать, чтобы выплачивать, а кто-то живёт там бесплатно практически.

 

Артём Войтенков: Он тоже коренной англичанин?

 

Александр Румянцев: Я не знаю, коренной или нет, но вот как-то так. Они сейчас хотят, уже который год, по-моему, закрутить им гайки, но, однако, поскольку они были очень либеральные, и в этот аппарат пустили очень много приезжих с разных стран…

 

Артём Войтенков: То есть, в государственном управлении Великобритании очень много вот этих приезжих ребят, да?

 

Александр Румянцев: Это социальная программа какая-то. Выходит так, что мы с тобой с одной страны, я прихожу, и ты мне там по-братски что-нибудь сделаешь. У нас был у знакомых случай, может быть, это один на миллион, не знаю, но мужчина как раз был англичанин, которому уже много лет, и у него была жена филиппинка. Он пошёл в этот сервис попросить квартиру, чтобы им дали халявную. Ему не дали - он англичанин. Она пошла, филиппинка - и ей дали. Он говорит: "Как так?"

- "Я - филиппинка, она – филиппинка. Она мне, как своей, как бы дала".

 

Или вот ещё случай. Когда нас в аэропорт везли, нам рассказывали, что хорошо иметь кого-нибудь в этом районе . То есть, они разбиты по районам, в каждом своя социальная система. Он познакомился с какой-то девушкой, которая там работает.

Он говорит: "Слушай, а не сделаешь, у меня сестра, или кузина приезжает, ей шестнадцать, или семнадцать"

А ту услугу, которую он хотел, она только с восемнадцати.

Она такая: "Ну, давай, попробуем. Если не заметят, то сделаю. Скорее всего, не заметят".

Прокатило, то ли с неё налогов не снимали, то есть, как-то так. Система, наверное, не отрегулирована, и бывает так, что кто-то ждёт, допустим, годами какие-то выплаты, или жильё, а кому-то просто приходят и говорят: "О, сегодня появилась свободная, хочешь, въезжай". Хаотичная какая-то такая система. И допустим, многие снимают квартиры, комнаты, большинство людей снимают в Лондоне.

 

У меня есть знакомая, они тоже жили на пособии, у них большая семья, все попросили, всем пораздавали в отдельных районах. Они думают, ну что мы будем одни жить, и съехались в несколько квартир. А у них одна или две квартиры просто пустые стояли. Неприятно, что ты работаешь, надо зарабатывать деньги, платить кому-то, чтобы жить, а жильё в Лондоне не из дешёвых. А у кого-то просто эта квартира стоит, у них трёхкомнатная была, и им она просто не нужна.

 

Артём Войтенков: А им на каких основаниях дали?

 

Александр Румянцев: Я не знаю, но легко дают матерям-одиночкам, но я это понимаю. Проблема в том, что многие злоупотребляют. Была история про мужчину, у которого видно какие-то знакомые тоже работали, и он, скажем так, обокрал государство на четыреста двадцать тысяч фунтов. Он якобы должен был быть прикованным к кушетке. А кто-то его опознал на одном видео со свадьбы, где он там выплясывал. То есть, началось разбирательство, и, по-моему, в итоге посадили. Естественно, людям неприятно. Помню статья была в газете, когда женщина жаловалась, что, по-моему, шесть, или семь было детей, естественно, за неё платили всё.

 

Артём Войтенков: Как бы англичанка, или тоже?

 

Александр Румянцев: Нет, приезжая, по-моему, с Карибов была, в общем, чёрная. Она говорит: "Вот, от меня первый муж ушёл, потом второй ушёл, потом третий". Она всё жалуется, говорит, что "вот, я живу, у меня всего десять…" Какое-то число сказала, многие столько не зарабатывают. И вот она жалуется, что ей выплачивают так мало. Люди читают, и просто в шоке, как так? То есть, ты попробуй, когда получаешь зарплату, заплатить за это, за это, за то, и у тебя ничего не остаётся. А тут ренту за неё платят, во всём имеются скидки и люди ещё при этом недовольны. То есть, обычный рабочий класс, когда они читают, их просто бесит.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (91 мб)
Видео MP4 640x360 (35 мб)
Видео MP4 320х180 (20 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (6 мб)

Текст:
EPUB (342.28 КБ)
FB2 (464.42 КБ)
RTF (89.18 КБ)

Работа на миллион

Как найти подходящую работу и получать много денег.
В современном перевёрнутом обществе деньги - высшая ценность. Человек в такой системе - раб. Неважно, какую должность он занимает и какую зарплату получает.

Контейнер

Смотреть
Слушать
The SoundCloud content at https://soundcloud.com/poznavatelnoetv/manezheva_rabota_million is not available, or it is set to private.
Читать

Наталья Манежева

Работа на миллион

Видео http://poznavatelnoe.tv/manezheva_rabota_million

 

Наталья Манежева – специалист по карьере http://www.irida-consult.com/

 

Наталья Манежева: Добрый день, меня зовут Наталья Манежева. Для представления себя я скажу такую шутку, наверное, я в этой жизни не столько консультант по профориентации, по поиску работы, по карьере, по решению проблем различных. Наверное, я человек, который помогает другим стать счастливыми. Вот это самое главное. Во-первых, это то, что мотивирует меня жить на этом белом свете. Я больше всего люблю, когда люди счастливы. И всё, что нужно для этого сделать, наверное, я делаю всякое разное на белом свете, но глобально это всё для того, чтобы люди были счастливы.

Я консультант по карьере. Я работала последние, где-то больше 10 лет, около 12 лет в Executive Search. Это подбор топ-менеджмента, даже не просто топ-менеджмента, а подбор людей самых ярких, так называемых звёзд, у нас это называется в Executive Search, что мы ищем звёзд. Это состоявшиеся ярчайшие личности, даже не личности, индивидуальности, очень сильные волевые люди. У них колоссальная воля, у них воля к жизни, воля к познанию, к познанию себя, к познанию мира, воля к тому, чтобы работали законы, к тому, чтобы всё было правильно. Это люди с огромной интуицией, люди, провидящие, что дальше будет через много-много лет. Это люди мудрые, опытные, естественно, мудрые, люди очень разумные, взвешивающие то, что происходит. Люди мыслящие парадоксально, не логически, что существует белое и чёрное, плохо и хорошо и так далее и так далее, а люди работающие, как правило, на уровне парадокса, на уровне, где всё это склеивается уже и белое и чёрное, и сытно и голодно, и устал, не устал. Люди, которые мыслят совершенно по-другому. Там, на уровне разума, уже нет банальных логических клише. То есть это люди с таким просветлённым разумом, так скажем.

Мы закрываем заказы в Executive Search. Если мы ищем какого-то топ-менеджера, по каждому заказу мы обходим большое количество генеральных директоров или финансовых, то есть мы подбираем советы директоров. Я говорю всего лишь о десятке компаний мирового уровня, среди них Amrop, Heidrick & Struggles , среди них наш российский RosExpert, Korn Ferry, Egon Zander и так далее, не буду перечислять, это всё можно посмотреть и почитать. То есть это именно компании, изначально ориентированные на подбор ярких-ярких людей, ярких индивидуальностей, состоявшихся людей. Не просто состоявшихся в своей профессии, а состоявшихся в смысле цельных, горящих, ярких, горящих изнутри, натуральных, естественных, вот то, что у нас входит в понятие звёздных.

И, вы знаете, я убедилась в своей жизни, сколько я работала, в школе Heidrick & Struggles, будем так говорить, не в самом Heidrick. Я работала у человека 10 лет, это бывший партнёр Heidrick. Я очень благодарна её школе, и я увидела в этих компаниях этих самых звёздных людей, я увидела, что чем выше человек и чем более он звёздный, тем самая потрясающая вещь, тем более он скромный. Вот это, конечно, удивительная штука. То есть он не напыщенный, он не приходит не расхваливает нам свои погоны, регалии, не рассказывает о том, как он много чего достиг в жизни и так далее. Это очень скромные люди. Это люди, натурально живущие, практически всё живущие, проживающие каждый момент и всё то, что с ними происходит. Очень интересные и безумно интересные люди, счастливые люди.

Но по каждому заказу, к примеру, я общаюсь с 150-200 генеральных директоров, и из них может быть 10-15, не знаю, 1/10 из всех генеральных, они похожи на этот типаж, и из них один становится финалистом. Тот вывод, который я сделала: из всех топ-менеджеров, из всех тех, кто достигает вершин по карьерной лестнице, очень мало тех, кто не просто достигает званий, должностей, Mercedes или BMW, не знаю, Maserati, Maybach, достигает квартир, вилл и всяких благ земных, а те кто достигает такого состояния, состояния мастерства в своей профессии. Те, кто не ходит на работу, а те, кто живёт на работе, то есть проживает реальную жизнь, - и вот их мало. И они счастливы.

Артём Войтенков: Секунду, вопрос. То есть компаниям нужны такие люди, которые работают не за зарплату, а за идею.

Наталья Манежева: Нужны такие люди. Да, абсолютно.

Артём Войтенков: И без этих людей компании просто не могут.

Наталья Манежева: Да, не могут по разным причинам. Кстати, вот этой модели тоже никто не понимает. Топ-менеджеры очень часто ко мне приходят с проблемами. Я консультант ко карьере. Когда приходят ко мне, как соискатели, рассказывают свой карьерный путь, и говорят, что вот, я проработал в таком-то бизнесе, и мой собственник, он в какой-то момент что-то начал закрывать, всё стало плохо, и он такой, сякой этот самый собственник мой, вот он такой, сякой. Это я слышу просто поголовно со всего рынка, что мой собственник такой, сякой.

Так вот, чтобы топ-менеджеры понимали, кто такой собственник бизнеса? Это человек, который имеет абсолютно полное право загораться тем, что он делает и гаснуть когда-то, и переключать свой огонь своей души на что-то другое, он абсолютно живой человек. И он элементарно может сделать какую-то компанию, абсолютно любую компанию. Этот закон, он действует для всех собственников. Когда он её делает, когда он её создаёт, компания растёт, когда он в неё вкладывает свою идею, когда он сам идёт за этой идеей, эта компания, она живая. Он как вдохновитель, он как самая главная движущая сила в ней. Но в какой-то момент он начинает просто перегорать, он, образно говоря, вырастает из этих штанов. Ему уже это скучно, ему, может быть, это мало и ему нужны какие-то другие пласты и ниши, куда ему нужно выходить.

Нужно понимать, что, как правило, все собственники – это люди с колоссальной самоподъёмной силой, то есть это люди бесконечно в эволюции, поднимающие себя, они постоянно развиваются. Они не могут остановиться и это не потому, что они идут и нахапывают деньги быстрее и быстрее. Те, кто нахапывают, я сейчас про них не буду говорить, у них этот пузырь рано или поздно лопает, они оказываются без счетов в банках, без квартир, машин и без того, что они своим, может быть, не честным подходом заработали, не отдающим, про них я сейчас не буду говорить.

Я говорю про тех собственников многих, из которых я знаю. И это люди постоянно развиваются, они постоянно в развитии - имеют способность переключаться на что-то ещё. В этот момент, когда они переключаются, их создание уходит, им что-то другое стало интересно, другой какой-то бизнес, другая какая-то ниша, другая какая-то деятельность, то в этот момент ему нужны люди, кто этот огонь за него будет продолжать там дальше в этой компании. То есть, ему не нужен просто вышколенный топ-менеджер, исполнитель, который весь там - "Я процессы, строю, всё". Но если ты не горишь, если ты не можешь быть носителем этого огня, ты не нужен этому собственнику, вообще не нужен. Потому что, если такого взять, всё - моментально это дело, оно обречено на провал.

Каждый бизнес определяется тремя вещами. Вообще не бизнес, как прибыльная организация любая, если в переводе с английского слово "бизнес" - любое дело. Прежде, чем создать любое дело, будь оно для прибыли, будь оно не для прибыли, благотворительное, какое хочешь – изначально любое дело создаётся из некой идеи. И должен быть кто-то, кто будет носитель этой идеи. Если носителя нет - бизнес разваливается, дело любое разваливается, всё. Армия Александра Македонского после его смерти, понятно, что с ней было, всё – ничего с ней не было, все расползлись по домам.

Образно говоря, все собственники, они такие, маленькие или большие, они все Александры Македонские, и они все горящие вот этим. Когда человеку нужен кто-то из топов, из генеральных директоров, с СИО, советы директоров, которые смогут его огонь перенять, на кого он может спокойно эту идею оставить, то они нанимают Executive Search. Не для поиска тех, которые просто придут выполнять функции и как они говорят очень часто: "Я могу поддерживать бизнес на плаву".

А когда спрашиваешь: "Какая идея собственника бизнеса?"

- "Какая идея? Деньги зарабатывать".

Всё сразу, тема закрыта, значит это не тот человек.

Потому что если человек, точно так же он генеральный и он не носитель идеи, то он не вписывается в эту категорию держателей бизнеса, держателей не как собственника уже, пусть у него не будет акций, пусть у него чего-то, не будет он шеллхолдер, но он держатель идеи бизнеса. Вот таких людей, как правило, заказывают в Executive Search мирового уровня, в эти компании.

Артём Войтенков: А Executive Search, если на русский перевести, как?

Наталья Манежева: Это подбор топ-менеджеров, руководителей высшего звена. И поэтому бессмысленно ругаться на собственников, например, бессмысленно говорить, что вот он в какой-то момент отошёл от бизнеса или что-то он стал дробить, делить или продал компанию. Я сама один раз в жизни была тоже в ситуации рейдерского захвата, когда работала в Телекоме, и я прожила эту ситуацию изнутри. Страшно стрессовая ситуация, когда кажется, что ты винишь всех: "Ой как всё плохо, ах, они собственники, ах, такие, сякие". А потом, когда выходишь и это всё понимаешь с другой стороны, то понимаешь, что собственники тоже имеют право перегорать. Они имеют такое право - перегорать здесь для того, чтобы загораться где-то ещё. Они, как правило, на пенсию не уходят, им всё время надо что-то делать, им всё время надо в чём-то быть. Это сущности такие, которым надо быть. И они ищут похожих себе для замещения как бы, носителей этого.

Артём Войтенков: Сейчас тогда получается так, что основной вообще двигатель людей предпринимателей это не заработок денег, а организация людей в какие-то производственные, либо научные, образовательные, ещё какие-то объединения.

Наталья Манежева: Частично да. То есть мы сейчас с вами сразу определимся про кого мы говорим. Мы сейчас не говорим про ту категорию людей, организаторов бизнеса так называемых, которые просто, как я называю, в своё время оказались у раздачи, у тазика с кормушкой.

Илья Михнюк ( http://pedpoema21.ru ): Те, которые просто нахапали.

Наталья Манежева: Которые просто нахапали, и они просто сидят у этой самой раздачи, ничего не создавая, но просто какие-то потоки через них идут и всё. Мы сейчас не об этих бизнесах, не об этих собственниках. Кстати, по поводу прохождения интервью в разных компаниях это тоже интересная тема, как люди вляпываются в те истории, которые налево, с этими тазиками и с кормушками. Если говорить про тех собственников, которые горящие, я думаю, что они создают эти все свои дела, эти бизнесы не потому, что так уж им прям и нужны эти деньги, прям они не могут жить без них. Наверное, потому что они не могут ничего не делать. И для них делание чего-то – это способ бытия, как бы если изнутри посмотреть. Можно быть и ничего не делать - йоги на всяких ритритах. Хотя это относительно, что они ничего не делают, делают - ещё как, но не все могут быть йогами. А для них такой путь более медленный, но через движение, через деятельность к самопознанию, к познанию мира и так далее и так далее, вот это бытиё в этом процессе.

Это просто люди, заряженные, они не могут не создавать. И каждый выбирает какую-то свою нишу: я создаю здесь, я какие-то новые технологии, я инновации, я горю сельским хозяйством, я ушёл из Microsoft и построил рыбную ферму, потому что тесны уже штаны наймита, и я иду дальше и так далее. Когда они не могут не создавать. Я думаю, что они так устроены изнутри просто. Но это моё мнение, в данном случае может быть кто-то меня послушает, скажет, что нет, на самом деле всё по-другому.

То есть я считаю, каждый человек имеет право на своё мнение, это моё мнение, это то, как я вижу процесс, потому что мне рассказывали о своих жизнях очень разные люди - владельцы нефтяных компаний, как они из создавали. Потому что бизнес Executive Search он работает по рекомендациям, иногда для того, чтобы закрыть какой-то заказ, я должна позвонить собственникам очень-очень больших бизнесов. Прорваться к ним и поговорить, например, с Магомедовым или с кем-то ещё, или с владельцем какой-то нефтянки. И мне просто списком дают всех тех людей, которых хотели бы все привлечь, которые самые яркие, самые сильные в этой индустрии, и заказ закрывается за два дня, очень быстро не за месяц-полтора, а за два дня. Такие опыты у меня были.

И очень интересно, когда сидит владелец УГМК и час рассказывает тебе о своей жизни, и как он что создавал, как у него это всё изнутри. Это потрясающая вещь. Есть люди из миллиардеров. У меня видение с другой стороны, всё-таки я много очень знаю собственников бизнеса, и их очень часто хают и говорят: "Вот, они такие, сякие, нахапали миллионы, миллиарды". Для них всё это, мне кажется, для настоящих горящих собственников в этом процессе, для них это просто создание формы, максимальная отдача для того, чтобы много-много людей через это делание могло тоже вырасти. Не создать какой-то продукт, его съесть, не заработать какой-то длинный рубль и положить в карман, не ещё какие-то потребительские из области звеньев пищевой цепочки вещи, а именно для того, чтобы они смогли в этом вырасти внутренне. И с моей точки зрения, бизнес и то, как я его вижу, вообще любое дело, любое дело на планете для меня, как я вижу, оно существует для того, чтобы в этом вырасти, и для того, чтобы через это стать счастливым.

Но у нас работает такой закон: у нас за чем идёшь, то и получаешь. То есть, если ты пошёл в бизнес за деньгами, значит, ровно деньги там и получил. Если ты пошёл в бизнес за счастьем или за реализацией, за тем, чтобы быть максимально полезным, то ты там стал максимально полезным, и ты там получил счастье. То есть всё работает примерно так: кто за чем идёт, тот то и получает. Поэтому, да, можно в бизнес идти за деньгами, пожалуйста. До определённого уровня это работает, а дальше потолок. Уже дальше потолок в чём? Хочешь стать руководителем, не поднимешься выше, даже если ты захочешь перейти на уровень мидл-менеджмента – стопор, тебе судьба этого не даст. Потому что люди, которые идут с целью только, как говорят украинцы "до сэбэ, до сэбэ, усё до сэбэ" (всё для себя), они доходят до какого-то руководительского уровня и всё, они дальше не могут двигаться – потолок.

Когда ты попадаешь уже на руководительский уровень, это подразумевает некую систему обмена, что ты получаешь и ты даёшь, и не многие готовы отдавать. А дальше очень интересно, чем дальше, тем больше: чем выше ты идёшь по этой руководительской стезе своей, тем больше ты должен давать, а иначе тебе не будет даваться ничего из природы - ни должностей, ни денег больше, ничего, каких-то благ, ни машин company car, ни каких-то бонусов, ничего ты не получишь. То есть, как только больше ты начинаешь отдавать, люли начинают заниматься активно благотворительностью, строить храмы, кто церкви, кто строит приюты, кто для животных, кто в природу, кто куда начинает вкладываться, люди ищут. Потому что все деньги, которые они заработали...

Например, Артём, мы с вами заработали 200 тысяч. Можно съесть 200 тысяч? Вот миллион я заработаю - я могу съесть миллион? Нет, как бы он мне не нужен. Съесть на миллион, потребить внутрь, ну не нужно.

Артём Войтенков: Нет, прогулять-то можно всё, рестораны…

Наталья Манежева: Прогулять, пропьянствовать, конечно можно всё. Но мы сейчас не говорим про эти случаи, потому что это случаи вот туда это чётко. И потом, когда он до дна дойдёт, этот человек, он приходит ко мне или к кому-то ещё и говорит: "Помогите мне, я что-то тут утонул и почти захлебнулся. И как мне из этой всей истории выползти?" Через пьянство ли он сюда попал, через что угодно, через постоянное наступание на горло собственной песни, задавливание себя, через что угодно. Но он уже туда попал, и потом оттуда надо выползать - это тоже закон. Всё равно ты там навсегда не останешься, или уже путь на тот свет. Чем выше ты поднимаешься по руководительской лестнице, тем подразумевается, что ты больше должен отдавать. И тогда, эта вся цепочка, она работает правильно, нормально работает, скажем так.

Я возвращаюсь всё-таки к первой мысли по поводу собственников. Не нужно их ругать, что когда-то в какой-то момент времени они решают продать компанию, или они решают с кем-то слиться, или что-то ещё, или вместо себя посадить туда какого-то управляющего. Я всегда на встречах со своими соискателями, которые в основном топ-менеджеры, которые рассказывают эти истории: "Здесь случилось то-то, поэтому я потерял работу или что-то ещё, вот он такой, сякой этот собственник".

Я всегда говорю: "Собственник перегорел. Ага, случилось слияние, поглощение, что-то ещё. Собственник перегорел бизнесом?"

- "Слушайте, а вы знаете, наверное, да, он перегорел".

Я говорю: "Поймите его просто, как человека, он имеет право перегореть бизнесом".

Вот имеет право, он уже пошёл дальше, всё, ему это всё уже не интересно. Построил пароходы, потом пошёл строить самолёты, образно говоря. А пароходы кто-то должен быть приемник или кто-то делать. Если своих детей нет или кого-то толкового, кто это держать сможет, значит, он должен нанять такого человека, носителя. Понятна идея - как это всё растёт, как это всё меняется.

Артём Войтенков: Вывод-то тогда такой, что если ты хочешь стать высоким, так сказать, управленцем высокого уровня, вот эти все книжки "Как работает экономика", "Как управлять коллективами" - это всё чушь, мусорка и читать это не надо.

Наталья Манежева: Всё забыть. Абсолютно.

Артём Войтенков: Это всё, что преподаётся в высших школах экономики, экономических институтах и прочих организациях, это на самом деле ненужные, мусорные вещи.

Наталья Манежева: Мусорные вещи. Я могу сказать, меня постоянно спрашивают: "Как вы делаете профориентацию?" Сейчас я вроде как уведу на другую тему и потом приду в эту точку, просто, чтобы вы понимали, что ответ, он один.

Есть одна единственная вещь, которая работает с точки зрения профориентации. Вообще я считаю, что профориентаторы, да, они сейчас нужны какое-то время ещё будут, и пока не изменится система образования наша. Когда людям горбы, наставленные образованием, системой стереотипов, мифов и всего прочего, когда у них уже горбов этих не будет, они уже с детства будут профоринтированные. Профориентировать надо крошек, как они говорить начали, уже должно быть родителям понятно, что этот петь, этот танцевать, этот то-то и родители должны наблюдать за всем этим и смотреть, как человечек реализуется и через что он отдаёт.

Есть ключевой момент – это отдача, через что человек отдаёт. И я когда делаю профориентацию, у меня есть такой образ. Много всяких техник и прочее – это не важно. Я человека представляю, как некое цельное пространство, куда свет может входить, и свет может выходить. Так вот с точки зрения профориентации для меня, например, не важно, какой свет в него вошёл внутрь, мне важно какой свет из него вышел. То есть что он отдавал и как он отдавал - вот это профориентация, это основа для профориентации моей, которую я делаю. И я как бы ищу этот свет в человеке и смотрю через что он выходил всю его жизнь, отдача через что шла. Вот это для меня важно. И вот эта же самая вещь, именно отдача. Если ты всю жизнь жил, и тебя родители приучили не потреблять, есть и себе в себя, в себя это всё.

А если тебя учили помогать, отдавать, не жалеть ничего для других, быть щедрым, там где-то спеть песню, если просят, здесь станцевать если нужно для праздника, для настроения, там ещё что-то - с маленьких детей учили всё это реализовывать, отдавать, то к моменту, когда человек придёт, закончит школу, институты ему уже не надо будет его профориентировать никуда. И папа с мамой ему не будут навязывать и говорить: "Ты должен только в юридический институт или ты должен только на экономику или куда-то ещё". Он уже состоявшийся человек, он уже раскрытый, он вот такой раскрытый миру, из него уже столько солнца, света вышло. И он уже себя знает, он уже в процессе познания, у него куча возможностей, через которые он уже реализовался. Поэтому бесполезно, я считаю, конечно, это нужно делать, это можно делать, когда нереализованные люди с горбами, все перекошенные приходят к сорока годам и говорят: "Наталья, помогите, денег куча, а счастья нет. Зарплата миллион, но это не моё, а счастья нет, я в чёрной какой-то дыре, в чёрной комнате, я в чёрном пространстве нахожусь, какая-то мгла беспробудная у меня, мне надо как-то вырвать, мне что-то надо поменять, вырваться из этой ситуации".

Я думаю, что не поздно никогда, хоть 80 лет, хоть во сколько угодно не поздно, если человек пришёл с этим вопросом. Но лучше вместо того, чтобы эти горбы нам чинить потом в сорока и более летнем возрасте, и заниматься с ними в 40 лет профориентацией, лучше в самого детства давать раскрываться, чтобы человек был, как цветок – раскрытый цветок, листики свои раскрывал, раскрывал и раскрывал и жадно пил это солнце для того, чтобы всю красоту самого себя и природу, естество самого себя отдавать в этот мир. Потому что мы познаём себя именно через отдачу, мы не познаём себя через загрузку внутрь вот этого всего. Я пришла к такому выводу, у меня своя была школа профориентации когда-то, своя ту школу, которую я прошла, и меня так научили, и я увидела в жизни, что это правильно.

Специалист московской областной биржи труда, где была шикарная школа по профориентации в своё время, и вот она меня научила, как профориентировать людей. Я потом очень много смотрела эти все истории, как они развиваются, я со многими дружу, кого я двадцать с чем-то лет назад консультировала с 91-го года. Я смотрю, что в жизни этих людей происходит, мне очень интересно это всё на большом куске отследить, очень интересно. Проанализировать, как законы эти работают, как вообще жизнь работает. И я действительно сделала вывод, что правильным, с точки зрения профориентации, является посмотреть через что человек отдаёт в этот мир. Для руководителей это тоже, по-моему, принцип номер 1 - стать таким каналом, проводником.

- В тебя вкладывают те, кто идёт выше - они вкладывают в тебя.

- Ты осознал - вкладываешь в других.

- Те вкладывают в следующих.

- И так далее, это всё работает по цепочке.

Передача не только опыта, передача этого света, наверное, этого счастья в первую очередь.

Недавно придумали такую вещь сделать, год назад с одним из моих соискателей. Вы сказали про экономику, что там все учебники можно выкинуть, забыть. А есть ичар- департаменты, то есть, департаменты кадров, или департаменты по персоналу в компаниях. В принципе, всё то, что там в них есть с точки зрения ассессментов, чего-то ещё, очень многие вещи такие забавные, такие куцые, можно было бы от всего этого избавиться, и просто сделать спокойно департаменты человеческого счастья.

Артём Войтенков: Это как-то по уорелловски.

Наталья Манежева: Может быть. Но, вы знаете, когда мы эту идею придумали, у меня человек сидел в таком шоке, ичар-директор, как громом поражённый, две минуты. И потом он говорит: "Слушайте, а вы, наверное, правы". Компания Enter, покупки всякие там через терминалы. Компания Enter уже сделала департамент клиентского счастья.

Я говорю: "Ну да, они сделали вторичную вещь, а надо делать первичную".

- "Как это так?"

Они делают счастье для клиентов. А как можно счастливыми сделать клиентов, если сами сотрудники несчастны? Это бред, нонсенс. Как ты можешь передать свет тому, если ты сам в чёрной какой-то мгле находишься?

Артём Войтенков: С точки зрения зарабатывания денег, нет. Рабы трудятся на плантациях под кнутами хозяев. А кто получает прибыль с рабов, тому хорошо.

Наталья Манежева: Получается так. Но, наверное, знаете, можно по-разному смотреть на всю эту историю. Я понимаю весь негатив людей, людей маленьких, которые обливают грязью всю вот эту систему - вот, рабы трудятся, вот, они нас эксплуатируют, и так далее. А я пытаюсь найти какие-то более глубокие вещи - а зачем это так. Понимаете, мне надо вот это понять. И я пришла к такому выводу, что это всё существует для того, чтобы когда-то раб перестал себя чувствовать рабом. И когда-то он сказал: "Слушайте, вообще, доколе можно терпеть-то всё это? Я не хочу быть таким. Я хочу мыслить, я хочу соображать, я хочу, чтобы с моим мнением считались. Я хочу, чтобы меня уважали. Да вообще, я хочу быть счастливым".

То есть, пока ты даёшь, чтобы тебя сгибали, чтобы тебя проглаживали утюгом, как на гладильной доске, пока ты даёшь, чтобы из тебя делали этого раба, - из тебя его будут делать.

Артём Войтенков: Так его делают с детства просто. Начиная с самого детства.

Наталья Манежева: Начинают с детства. И в какой-то момент человек должен возбухнуть, и сказать: "Слушайте, сколько можно?

Артём Войтенков: А большинство людей просто не способны.

Наталья Манежева: Проблема в том, что и даже из взрослых не способна. Это когда они уже до края доходят. Когда всё уже, тупик, всё - и деньги, и карьера, и всё есть, а счастья нет, тупик. Я вроде за этим шёл туда, вроде мне казалось, что если у меня будет всё, значит, у меня будет и счастье, а вот оно - приехали, тупик. И упёрся. Потому что, не за этим шёл ты туда.

Артём Войтенков: Это навязывают с детства. Это навязывается нынешней системой, что самое лучшее, самое ценное в мире, это деньги. Вот сейчас у нас в мире самая высшая ценность деньги. Если мы повернёмся к Советскому Союзу, в Советском Союзе было всё немножко не так. Там деньги тоже имели ценность, но ты обязан трудиться на пользу людей. И на доске почёта висели как доярки, шофёры, так и академики - в одном ряду, тот, кто трудился, а не зарабатывал больше.

Наталья Манежева: Да. А счастья массового тоже не было. Смотрите, есть три базовых вещи у нас, три такие очень интересные вещи.

- Первая вещь - это быть.

- Вторая вещь - это делать.

- И третья вещь - это иметь.

То есть, иметь, это - деньги, машины, квартиры, дачи и так далее.

Делать - работу любую, работу работать.

А быть - это быть вот этим самым естественным, счастливым, и независимым, и волевым, и мудрым, и так далее. Быть изнутри, с точки зрения качеств, качественно быть.

И вот у нас вот эта связка, если правильно, то есть, мы рождаемся для того, чтобы быть. То есть, мы родились, уже, хоп, бытиё появилось. Эта вещь первична – быть. Потом уже делать. То есть, ты в этом бытии уже есть. Потом ты что-то делаешь. И потом, как результат, ты получаешь что-то: деньги, квартиры свои, что тебе нужно, ты в итоге всё равно получишь, как закономерное какое-то развитие. Всё у тебя там будет, в конце, что тебе нужно. Насколько ты вложился как бы вот этим вот бытиём, то и имеешь.

А у нас эта цепочка, она перевёрнута просто. Она у нас сначала - иметь деньги. То есть, если я имею миллион, значит, я могу быть. Ничего подобного. То есть, если ты переворачиваешь эту цепочку в голове, у тебя сначала первое стоит иметь, а потом быть, а потом делать, к примеру. Или иметь, потом делать, потом быть.

Как в Советском Союзе было вот с этой историей про светлое будущее, что вот там когда-то будет коммунизм, и тогда ребята, мы все заживём с вами. А сейчас мы должны трудиться, трудиться, трудиться, чтобы там когда-нибудь был вот этот коммунизм. А он что-то так и не случился, коммунизм, и потом случилась наша эпоха. Опять как-то ценности - делать, иметь и быть. Быть всегда было последним, оно и сейчас последнее. Сейчас только не делать-иметь, как в Советском Союзе, а сейчас иметь-делать.

Артём Войтенков: А про быть уже разговор не идёт.

Наталья Манежева: А быть не идёт, оно там, потом, когда-нибудь. И все считают, что вот когда я стану там топ-менеджером, и вот когда я там, то есть, иллюзия такая существует, фантом. Вот когда я там стану высокооплачиваемым, и у меня будет стабильная работа, и там в перспективе у меня будет всё фантастически хорошо, и прямо рисует себе такие картины: офис, я такой там хожу, и та далее. Вот он я - царь горы, как в детстве, помните, в игру играли? И вот тогда у меня будет быть. Нет. И ты туда приехал, и ты там царь горы, а быть не наступило. Это засада. Как бы засада вот этой перевёрнутой цепочки. Засада всей системы воспитания, всей системы образования. Но для меня это просто такая, как я это вижу, система иллюзий. Или некая иллюзия, которая культивирует вот эти вот разные подходы, переворачивания истины наизнанку.

Так вот, для того, чтобы быть, не нужно ни делать, ни иметь, достаточно просто быть. И эта вещь первичная. И просто алгоритм в том, что вот я здесь сейчас: я студент, я ученик, я в школе, не в школе, я где-то, не важно, я в бизнесе. И каждый имеет право быть здесь и сейчас. И себя познавать, и быть таким, какой он есть, и уважать самого себя, и быть цельным, и быть вот этим ищущим, горящим, креативным, добрым быть, щедрым быть.

Илья Михнюк: Ленивым?

Наталья Манежева: Ленивым? Вопрос, что такое лень. Как воспринимать лень. Потому что, лень иногда тоже полезна. Лень, это может быть внешне восприниматься по человеку как лень, а внутри у него идут такие процессы, о которых мы даже не подозреваем. У меня первый муж был айтишник, и режиссёр, и я всё время на него ругалась, что он страшно ленив, безумно. И вот он сидит, ничего не делает, ленив. Вот ленив, вот ничего не хочу делать, вообще ничего. А он в этот момент думает над тем, как создать какую-то айтишную систему. Он сейчас руководит в ЛАНИТе всеми этими проектами Центробанка, по автоматизации и прочее. И вот он сидит, и придумывает вот это всё. А я же не знаю, чего там в голове-то: "Вот, ты ленивый, ты ленивый". Молодая ещё была, дурочка. И тоже лень, правильно? А в душе, что там происходит? И он придумывает в этот момент какую-то систему, и потом придёт, и за два-три дня проектирует вот это всё, и вот это внедряет. А внешне он ленивый. Поэтому, что такое ленивый, для меня немножко условная категория сейчас.

Можно быть инертным - вот это уже ближе, наверное, к тому, что вы имели в виду. Когда человек всё хочет делать по инерции. Вот так меня научили, я буду делать так, вот так мне сказали, что я так буду делать, я с этим вырос, мама-папа говорили вот так, я это не хочу поменять. Вот инертным, в смысле, не убирать эти свои клише. Нет, мне с этими клише удобно, я с ними дальше буду жить, и я не хочу вот это менять, это моя крепость. Инертный? Да. Пожалуйста, он имеет право быть инертным, это его способ быть, пожалуйста.

Артём Войтенков: Слушайте, но вот быть-то хочет кушать три раза в день. А что с этим делать?

Наталья Манежева: Когда вот это быть хочет кушать, оно пойдёт уже делать, для того, чтобы иметь эту самую еду. Поэтому, если идёшь в любую работу, идёшь работать работу, не важно там, на каком уровне ты находишься, ты уборщик, или ты собственник, или кто-то ещё. Если для тебя первично иметь работу, чтобы быть, счастья не будет. А если для тебя первично быть в работе, и потом уже иметь, как результат вот этой цепочки, то счастье будет абсолютно.

Знаете, мне всё время говорят, это применимо наверное только для топ-менеджеров. Чушь. Я вспоминаю, в Орехово ко мне как-то в квартиру пришёл водопроводчик. Знаете, я никогда таких водопроводчиков не видела. Он чинил сантехнику там, унитаз. И когда он со мной начал разговаривать, я была в шоке, что бывают такие водопроводчики. Понимаете, это чудо какое-то. Это настолько был человек горящий тем, что он делает. Для него было важно быть. И когда я стала ему платить деньги, он говорит: "Не, не надо, это слишком много. Не надо, мне столько не нужно". Я говорю: "А можно, я вас просто так позову ещё в какой-нибудь раз?" Потому что, вот это быть, вот с такими людьми хочется общаться, с такими людьми хочется быть рядом. Быть рядом с такими людьми, потому что, они про быть, и ты про быть, и тебе хочется быть. Это может быть в любой профессии, в любом деле: в маленьком, в большом.

Не важно, какими кубиками ты в этом мире двигаешь: очень маленькими зарплатами, и какими-то кусками хлеба без икры, или у тебя там уже всё давно с икрой, и жирно, и большие кубики, которыми ты миллиарды управляешь – не важно. Ты имеешь право быть здесь, и быть здесь. Вопрос не в уровнях, а вопрос в этой вот системе ценностей, вот здесь вот в голове, чтобы она правильная сюда приехала. Быть, делать, иметь - по очереди чтобы было.

Сначала как бы некая духовность в своей жизни. Я бы даже сначала сказала - осмысленность твоего присутствия здесь. Это присутствие в чём-то, в жизни вообще, это моё присутствие в жизни. Вот. Это любовь к жизни, это любовь к окружающим, ко всему миру. Вот это быть.

Если вот эту картину внутри перевернуть, которая у нас сейчас: иметь-делать-быть, и быть, всегда там, как я смеюсь, что она всё время оказывается там где-то, ниже плинтуса, это быть. И поэтому, про неё всё время забывают, и до неё никогда и не доходит, до этой быть. Пришёл, отработал, упал, как бревно, утром встал, пошёл, отработал, упал, как бревно вечером никакой. А быть некогда. Когда быть-то?

А у тебя быть - двадцать четыре часа.

- Ты можешь быть во сне, и видеть потрясающие сны, и там получать ответы на свои вопросы, если ты их туда задаёшь, в этот сон. Это пространство для получения ответов на вопросы. Прекрасно.

- Ты можешь быть в доме, где у тебя каждый миг с твоим ребёнком: ты можешь успеть сказать доброе слово, ты можешь погладить его по голове, ты можешь успеть какую-то вкусную еду приготовить, или что-то, ты можешь подарить всем какую-то радость. Успеть утренний час, до убегания на работу, ты можешь его пробыть, это час.

- Потом ты можешь пойти на работу, ты можешь там не работать, не делать, а ты там тоже будешь делать, но самое главное - быть в этом.

- И потом, когда проходит какое-то конечное число месяца, и тебе приезжают на счёт зарплаты - и вот оно иметь, но оно зависит от того, что у тебя первично.

Артём Войтенков: Получается, деньги - это уже приложение к твоей жизни, к твоей деятельности.

Наталья Манежева: Приложение. Да, бесплатное такое, не бесплатное, а как это сказать…

Артём Войтенков: Приятное.

Наталья Манежева: Приятное дополнение, да, ко всему вот к этому существующему бытию.

Артём Войтенков: То есть, ты получаешь как бы удовлетворение и радость от своей деятельности, уже, сразу. То есть, ты делаешь даже без денег, получается.

Наталья Манежева: Да, очень многие сейчас топ-менеджеры, очень многие владельцы пускаются в проекты, где они делают всё бесплатно. Это нормально.

Артём Войтенков: Они надеются получить с этого прибыль?

Наталья Манежева: Нет. Я имею в виду не как, где их работа, где они должны делать эту прибыль, что-то ещё. А вот они получают эту зарплату, и они несут её и там развивают какие-то дела, отдельно совершенно, на каких-то других площадках во что-то вкладываются не только с целью получить прибыль. Если вы вложились в приют детский, так какую прибыль там получите? Я там сделала Дом искусств построила для классической музыки, бардовской и фольклора.

И вот меня всё время ходят и спрашивают: "Наталья, а тебе вот с этого что нужно? Ты понимаешь, что ты здесь не получишь прибыли-то с этого?"

Я говорю: "А мне и не надо прибыли".

- "А зачем ты тогда это делаешь?"

Я говорю: "Затем. Я поющая. Чтобы петь. Потому что, петь для меня, это быть. Я создала пространство, чтобы быть".

Они не понимают. Как это? Что-то завернула непонятное девица. И мне ничего от этого не нужно. Для меня это с точки зрения денег - это моя лялька, которую я кормлю, в которую вгрохиваю свои деньги, и я понимаю, что она никогда ничего не даст. Школу если я свою сделаю - я понимаю, что она никогда ничего не даст. Какие там деньги?

Илья Михнюк: С точки зрения денег, не даст.

Наталья Манежева: С точки зрения денег не даст. А с точки зрения бытия, она даст, да. И поэтому, как можно, от точки начали, и если круг сделать, и всё это вернуть, к этой же точке - люди всё время гонятся за каким-то качеством жизни.

Вот я наблюдаю этот процесс бесконечный, на всех этих историях, на тысячах, тысячах историй как народ гонится за качеством жизни. И потрясающая вещь. Вот сколько бы не было там золотых унитазов, и мерседесов, и что-то ещё, а качества всё не хватает, и не хватает, мы всё гонимся и гонимся. А когда же оно будет, это качество? Когда будет так, чтобы нас тут всё устроило? И если тебя вежливо обслуживают, мы прям уже какие-то вещи начинаем ловить, что вот, нас начали вежливо обслуживать, ой, начали к нам уважительно относиться, и мы говорим: "О, это качество жизни". Мы начинаем улыбаться, потому что, те, кто тебя обслуживает, для них уже вот это быть вышло вперёд, и они уже про быть. И они поэтому там тебе улыбаются. Не потому, что им нужно, что ты принесёшь им кучу денег. Им приятно в этом быть. Им приятно быть вот этим водопроводчиком, который просто подарит радость от того, что у тебя не будет головной боли. И мы думаем: "О, как классно! Качество жизни выросло. Ура! Меня уважают, ко мне относятся с уважением". А почему? Потому что, те самые люди вокруг уже решили для себя вот эту проблему, он её перевернули, и у них быть вышло на первый план. И поэтому, когда ты хочешь увеличить качество жизни своей собственной, ты переверни у себя в голове, и сразу качество жизни, оно изменится. То есть, внутреннее отношение.

У меня есть такой способ, банальный, для улучшения качества жизни. Я останавливаю людей в метро, когда они безумно красиво одеты, И подхожу, и говорю: "Простите, пожалуйста, у вас потрясающее платье". Или: "Простите, пожалуйста, у вас очень красивая одежда на вас".

- "Правда?"

Понимаете, так у неё в это момент крылья выросли. Думаю, как классно. Всё, вот такие маленькие фишки делать, просто чтобы, я себя так заставляю, чтобы быть, быть сейчас, почувствовать себя королевой, почувствовать себя женщиной, почувствовать себя красавицей. Пусть, она этого заслуживает, она так красиво одета, потрясающе, и вот я ей обязательно должна сделать комплимент, обязательно её как-то поблагодарить за эту красоту, которую она несёт, это здорово.

Артём Войтенков: Достаточно любопытно. Но с другой стороны, если мы возвращаемся к теме работы, ведь работа, это источник жизни для человека. Ты не будешь работать, ты не получишь деньги, ты не купишь еду, не заплатишь за жильё. Получается тогда, что работа должна выполняться не ради денег, а совершенно с другой целью.

Наталья Манежева: Да. Чтобы быть.

Артём Войтенков: То есть, человек должен работать с прицелом не на получение зарплаты, а с прицелом, чего я могу сделать для людей хорошего, на что я способен. Я способен ямы копать хорошо, я пойду ямы копать. Я способен быть конструктором, тогда я туда пойду.

Наталья Манежева: Да, ближе, ближе, точно. Мне когда приходят, и говорят: "А вдруг мне денег не хватит?" Я говорю "Слушайте, что вы заморачиваетесь про эти деньги? У Вселенной такие колоссальные ресурсы, и она не найдёт вам как за это подать, как вас накормить за вашу отдачу?" Что вы в деньги упираетесь? Да вам придёт кто-то, придёт друг и скажет: "Слушай, ты голодаешь, у тебя нет денег, иди ко мне, я тебя накормлю, и всё. Или тебе срочно нужна машина, твоя сломалась, денег нет её починить, но ты так много отдавал, так много. И кто-то звонит, и говорит: "Слушай, я уезжаю на год куда-нибудь, в Канаду, или куда-то ещё, у меня тут машина будет стоять, не хочешь взять? Тебе надо, бери, бесплатно даю, просто следи за ней". Люди: "Вот это да".

И цепочка срабатывает, понимаете? Там всё в природе вот так организовалось. Тебе нужна машина, без неё ты не можешь делать вот эту пользу - и кто-то придёт, тебе вот это всё даст, оно как-то вернётся.

Артём Войтенков: Это всё очень здорово так, на словах. Но когда у тебя семья и дети, которые хотят есть, и в школу надо покупать учебники, покупать ботинки, кроссовки, потому что, дети растут.

Илья Михнюк: Наталья, я с вами. Он вас хочет переориентировать.

Наталья Манежева: Нет, он меня не переориентирует.

Илья Михнюк: Я нахожу подтверждение, это работает.

Артём Войтенков: Слушайте, "нахожу подтверждение, я с вами". Я этим Познавательным телевидением два года занимался вообще без копейки. Просто без копейки. Я всё это прошёл на собственной шкуре. Я знаю, что это такое, когда зарабатываешь деньги за какую-то съёмку, ты просто идёшь и отдаёшь, потому что, ты должен. Ты раздал, у тебя опять ни копейки, потому что ты все долги раздал. И что делать дальше?

Наталья Манежева: Вот я сейчас со своим Домом искусств точно таким же образом.

Артём Войтенков: А когда ты случайно находишь пятьдесят рублей, у себя в зимней куртке где-то там завалялось, думаешь, вот, сколько денег, я сейчас пойду куплю гречки пакет, в магазин. Вот так вот было. И знаете, это тоже не очень приятные ощущения. Хорошо, когда ты один, ты можешь перебиться где-то, но когда у тебя есть семья, это уже тяжело начинать быть для людей, и резко менять своё поведение в жизни.

Наталья Манежева: Понимаете, Артём, вот здесь вот важно нам не уйти в одну крайность. Быть – это подразумевает что-то нести. То есть, это подразумевает, когда через тебя что-то проходит, и ты это отдаёшь, быть. Можно быть поехать на ретриты йоговские куда-то, или стать йогом, или монахом буддистским, или ещё кем-то, сидеть двадцать лет в позе Лотоса, ничего не есть, есть шесть зёрнышек в неделю, чашку воды, и так далее, и внешне ничего как бы для других не создавать, семьи не иметь, и прочее. И вот, ни гречки, ни хлеба, ничего нет. И не надо, самое главное, не надо. Это один из способов, чтобы быть. Один.

Но когда ты выбираешь здесь быть, в этом социуме, у тебя не получится быть так, что ты сидишь, и всё твоё бытиё, оно только внутри. Вот я говорила про вот эту картину, когда всё в тебя входит, ты познаёшь свой мир, все глубины. Кто-то медитирует, кто-то ходит в храм, чем-то ещё другим занимается. Я занимаюсь тайзыцюань, к примеру, или когда я пою, у меня происходит всякое познание, много чего интересного происходит.

Когда ты в социуме, ты выбрал для себя этот путь, быть не отшельником, а быть в социуме, то из тебя что-то должно выйти. И вот это, чего из тебя выйдет, оно должно быть полезно как-то для людей. И если у тебя идеально получается строить, но ты айти-директор, и ты перегорел, и тебя уже это не греет, ты не видишь в этой форме возможности быть, то тебе надо менять, и плюнуть на этот айти, ты там уже всё сделал, ты там уже всё себе доказал. Тебе надо пойти, и строить, если это для тебя новая форма для того, чтобы быть. Вот я про что. То есть, в социуме не получится прямо совсем без реализации. Вот это вот и называется реализация - отдать, отдавать что-то кому-то.

И отдавать можно по-разному. Можно отдавать через вот такое узенькое горлышко, совсем чуть-чуть я все отдал, поделился капелькой, и всё, а остальное всё до сэбэ, ничего больше я вам не отдам. А можно отдавать вот так, на всю катушку. Вот как прозрачно, сколько сюда вошло, столько и вышло. Всё появится, и деньги появятся в кармане.

У меня, знаете, Артём, похожие вещи бывают. У меня, когда бывает кризис свой внутренний, и когда я понимаю, что у меня нет денег. Я не тот человек, который копит деньги. Я всё, что есть, я тут же отдаю как бы. Просто поток, такой же, как у вас. Там заработали съёмкой, тут же всё потратили, и вот это вот, реинвестирование идёт. У меня так же в свою какую-то деятельность. И когда у меня наступает вот этот вот клинч такой, я называю это клинч, я говорю, что всё, кошмар, у меня нет денег, и очень дальше просто. Я иду, делаю первую бесплатную консультацию, любую, с кем угодно. То есть, я знаю, что я должна делать в этом случае. Я должна продолжать быть – раз. И я должна сделать опять что-то большее, чтобы запустить процесс. У меня нечего кушать. Ну и что? Я должна отдать сейчас в этот момент, и потом мне нальётся, когда-то. Это то, что я для себя нашла, как бы такой способ. У меня работает в жизни. Не знаю, у вас, наверное, тоже сработало, раз у вас, всё-таки, Познавательное ТВ продолжает жить.

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны, я это к чему начал говорить, что гораздо проще определиться в юном возрасте с тем, что ты хочешь делать.

Наталья Манежева: Да, абсолютно.

Артём Войтенков: Чем потом, будучи обременённым семьёй, обязательствами какими-то. А у людей это происходит в сорок лет. Дети вроде как растут, а он думает, а что мне делать-то по жизни? И начинает людей кидать туда-сюда, колбасить по-всякому. А всё почему? А потому, что у нас перевёрнутая система ценностей совершенно, как вы сейчас описали. То есть, это надо задуматься уже.

Наталья Манежева: Не у всех.

Артём Войтенков: Не у всех, согласен.

Наталья Манежева: И сейчас очень много людей как раз, то, что я вижу, очень много людей переворачивают её обратно. Или, по крайней мере, знаете, она может быть у них была правильной изначально, они дают возможность как-то это открыть, они перестали стесняться об этом говорить. Они идут, и раскрывают это: "Слушайте, а я вот живу не так. Мне не надо иметь, для того, чтобы быть, а я вот, вот такой". То есть, сейчас время, когда можно это сказать. Классно. Правда, в советское время я тоже очень много была в общественной работе, и это тоже был способ быть для меня: всякую макулатуру собирать, трудовые субботники делать, и прочее. И сейчас, когда люди не понимают, и говорят: "Вы, барышня, чокнутая. Вы там куда-то вкладываете, в какую-то благотворительность".

Артём Войтенков: А не в акции.

Наталья Манежева: А не в акции, да. Деньги у вас там не крутятся в этих пузырях и фантомах. И я им всегда говорю: "Вы Советский Союз помните?"

- "Да, помним".

Я говорю: "Помните, была общественная работа?"

- "Да, помним".

Я говорю: "И это было хорошо?"

- "Очень хорошо".

Я говорю: "Вот! Вот я продолжаю".

Всё, и тема закрыта, и перестают люди меня ругать, и не понимать, что я чокнутая. Такое ощущение, что я просто продолжаю. То есть, у меня было это в детстве, в советское время, то есть, эта общественная работа, она и осталась. И она впереди паровоза, она самая главная как бы просто в жизни. Это моя первая работа - быть, и отдавать. Это первое. А уже второе - там, что придёт.

Спасибо, извините, что так долго.

Илья Михнюк: Мы-то получили, вы же отдали нам, мы получили. Это вам спасибо.

Артём Войтенков: Я думаю, что зрители посмотрят, и сделают соответствующие выводы. Может, кто-то это воспримет, может кто-то это вообще не воспримет, скажет, ерунда какая-то.

Наталья Манежева: Вообще не воспримет, запросто.

Артём Войтенков: А кому-то, наоборот, понравится, и кого-то ваш рассказ толкнёт именно сделать тот шаг, который и приведёт их к правильной жизни. Правильной, не по стандартам современного общества.

Наталья Манежева: К счастью.

Артём Войтенков: К счастью, я бы это слово не называл. Это такое сложное понятие. Счастье - каждый под этим подразумевает совершенно разные вещи. Но, тем не менее, к более полноценной, скажем так, жизни, а не просто к зарабатыванию денег, чтобы ты, как винтик в механизме: пришёл, заработал, потратил, пришёл, заработал, потратил, умер и всё.

Наталья Манежева: Я тогда напоследок скажу, что я вкладываю в понятие счастье. Я считаю, что счастливым никто не может быть… Вернее, счастливым ты становишься тогда, когда ты делаешь счастливее других. Вот только в этом случае. Если никому от тебя на белом свете теплее, душевнее, лучше, радостнее, и так далее, не стало, то это вакуум, там счастья не будет. Злато всех князей сложить - одному счастья не купить.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (844 мб)
Видео MP4 640x360 (310 мб)
Видео MP4 320х180 (169 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (13 мб)
Звук 32kbps MP3 (13 мб)
Звук 64kbps MP3 (26 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (39 мб)

Текст:
EPUB (235.99 КБ)
FB2 (369 КБ)
RTF (309.75 КБ)

Разговоры о жизни 14

Беседа о жизни с Михаилом Викторовичем Величко. Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Достаточно Общей Теории Управления (ДОТУ).
Разговор об экономической безопасности, производстве, товарообмене, инфляции, стоимостном балансе, экономической математике, удовлетворении потребностей населения, планировании, научно-техническом прогрессе и глобальном кризисе человечества.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Разговоры о жизни 14

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_14

 

Михаил Величко – кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Сегодня мы будем говорить об экономической безопасности. Реальность такова, что подавляющее большинство людей качество государственного управления оценивают по покупательной способности своей зарплаты, и тому, что есть в магазинах, и на неё можно купить. А всё, что касается идей социальной значимости, философии - это с их точки зрения не актуально. И поэтому из всего цикла для многих это - самая актуальная беседа, поскольку затрагивает вопросы экономики.

 

Начну с цитаты. Книга "Сорок лет в правительстве", автор Николай Константинович Байбаков, на протяжении двадцати с лишним лет занимал должность председателя Госплана СССР.

Страница 288: Если бы мне в бытность председателем Госплана сказали: "Товарищ Байбаков, ты закончил год с эмиссией в 20 миллиардов рублей, не обеспеченной товарным покрытием", я бы с ума сошел, наверное. А при Сталине меня обвинили бы во вредительстве, и если бы сразу не расстреляли, то в лагерь упекли бы наверняка. Теперь же это называется платой за переход к рынку.

 

Я далёк от того, чтобы идеализировать плановую экономику Советского Союза. Я далёк от мысли о том, что если бы Советский Союз сохранился, и Госплан продолжал бы работать на основе того же научно-методологического обеспечения, которое в нём было в те времена, то мы бы были процветающей державой. Не были бы, потому что, не всё было в порядке в аспекте научно-методологического обеспечения, планирования, и других этапов полной функции при управлении экономикой Советского Союза. Поэтому, действительно к началу перестройки всё, что массово производилось в СССР, начиная от трёхкопеечного скоросшивателя, и кончая образцами военной техники, в большинстве своем, так или иначе, уступало по тем или иным параметрам зарубежным аналогам. Другое дело, что за рубежом не всё было. Поэтому некоторые уникальные образцы, они ничему не уступали, поскольку аналогов за рубежом не было.

 

А теперь мы живём в другое время. И то, что сказал Байбаков, оно осталось в прошлом. Теперь нам представители Центробанка и Минэкономразвития рассказывают, что Центробанк сдерживает денежную массу, ограничивает её рост, потому что он опасается роста инфляции. Что кредиты высоки, потому что, велика инфляция.

 

А хотелось бы получить ответ на другой вопрос. А если вот Центробанк бы не сдерживал денежную массу, а осуществлял эмиссию, и инвестировал бы эмитированные деньги в развитие реального сектора, так, чтобы создавались новые производства, обновлялись существующие производства, а в итоге бы появилась какая-то новая продукция, которой сейчас нет. И предоставление этой продукции обществу позволило бы повысить качество жизни. Как, инфляция бы была, или нет? Но это только один вопрос, на который ни экономисты из РАН, ни представители правительства Центробанка ответить по существу не смогут. Поэтому, нам придётся заняться тем, чего в своё время не пожелал Лифшиц, а именно, постараться понять: что такое экономика, и как она функционирует.

 

Мы живём на основе коллективного труда, труда не просто, а труда профессионального, труда специализированного. И для того, чтобы всё было хорошо, этим общественным объединением труда надо как-то управлять. Потому что благосостояние всех и каждого, это не только производство. Это ещё и распределение произведенного, регулирование доступа к природным благам, как производителей продукции, так и потребителей конечной продукции, и много ещё чего другого. Поэтому, если экономическая безопасность семьи и человека где-то в Средневековье, когда крестьянское хозяйство было практически самодостаточной системой, в аспекте производства и потребления, и качество жизни было обусловлено личным трудом, без каких-либо оговорок о том, что государство функционирует так, или не так, то сейчас любой сколь угодно высокий профессионализм в любой сфере деятельности может быть обесценен тем, что придёт какой-нибудь очередной Гайдар, и начнёт какие-нибудь очередные реформы. И эти реформы будут столь же бестолковы и вредительски, как и реформы девяностых годов, которые выразились в конечном итоге в экономическом геноциде, за который пока никто не ответил, и, судя по всему, отвечать не собирается.

 

Когда говорят, что рухнули только неэффективные производства, это наглая ложь, потому что, советская авиационно-космическая промышленность, рыбопромысловый флот, морской торговый флот, - все в советское время были вполне на уровне мировом, в ряде случаев задавали этот мировой уровень. Например, вертолёты, спроектированные в Советском Союзе в шестидесятые годы, до сих пор это наилучшие вертолёты в мире, аналогов которым нет, и вся модернизация проходит только в направлении обновления приборной базы, и замены старых двигателей на более новые, совершенные. Тем не менее, фирму Миля в годы реформ поставили на грань банкротства. (ред: завод был создан генеральным конструктором Михаилом Милем в 1947 году) Поэтому, есть очень много вопросов.

 

Тем не менее, проблематика экономической безопасности, это одна из тем, на которую больше всего графоманства. Определений того, что такое экономическая безопасность, полным-полно, разные авторы выдают разные определения. А реальность такова, что ни одним из этих определений пользоваться в практической политике невозможно по той причине, что определения проистекают из управленчески и метрологически несостоятельных экономических теорий.

 

Если же понимать, что обеспечение экономической безопасности, это управленческая задача, то на основе Достаточно Общей Теории Управления можно определить понятие информационно-алгоритмической безопасности управления. Под этим понимается способность достигать намеченные цели управления с приемлемым уровнем качества управления в условиях воздействия на процесс управления целенаправленных помех извне, то есть:

- действий противников этой концепции управления, которые придерживаются иных концепций управления,

- в условиях действия собственных шумов системы управления, и управляемого объекта,

- а также разного рода стихийных факторов.

То есть, это управленческая задача.

 

При таком подходе обеспечение экономической безопасности общества и государства - это частный случай информационно-алгоритмической безопасности управления вообще. И если обеспеченная информационно-алгоритмическая безопасность государственного управления в аспекте экономики, то тогда при некоторых дополнительных условиях может быть обеспечена экономическая безопасность всех членов общества, которые нравственно, этически готовы честно участвовать в общественном объединении труда.

 

Если соотноситься с этим рисунком, где показана циклика решения частных задач, то экономическую безопасность общества и государства можно рассматривать в широком смысле и в узком смысле. Разница будет в том, что при рассмотрении экономической безопасности в широком смысле, нам потребуется набор критериев, включающий в себя три группы:

- Физико-географические, характеризующие устойчивость биоценозов.

- Демографические, характеризующие показатели медико-биологические населения, и показатели культурной состоятельности населения, то есть, их уровень образования, параметры этики. А также количество населения, и характеристики миграции его в пределах государства, которые могут быть обусловлены, как физико-географическими, так и экономическими причинами.

- А также, сугубо экономические показатели, которые характеризуют производственно-потребительскую систему общества, внешний торговый баланс и некоторые параметры финансовой системы.

 

Мы регулярно, каждый день практически слышим в сводках новостей какие-то рассказы о том, чего происходит на биржах. Спрашивается: а эти биржевые показатели имеют какое-либо отношение к тому, что в перспективе сельская учительница из той категории потребительских стандартов, которая сейчас характерна для неё, перейдёт в будущем в более высокую категорию потребительских стандартов?

 

Артём Войтенков: Маловероятно.

 

Михаил Величко: Реальность такова, что нам подсовывают какие-то цифры, которые не имеют никакого отношения к реальным параметрам, которыми характеризуется экономика. А если говорить о производстве, то в интересах общества какие параметры необходимы? Во-первых, это номенклатура той продукции, которая действительно необходима для того, чтобы общество жило и развивалось в преемственности поколений. А дальше по каждой позиции номенклатуры:

- сколько производится,

- сколько импортируется,

- и как это соотносится с потребностями общества, как такового.

 

Если говорить об эффективности экономической системы, то появляются ещё показатели, которые характеризуют производительность труда, то есть, сколько производится в расчёте на одного занятого, либо в обществе вообще, либо в конкретной отрасли производства. Если обратиться к советским временам, то в советские времена ЦСУ СССР (Главное статистическое управление) регулярно публиковало такого рода сведения. Сейчас такого рода сведения не публикуются, но интересно и то, что они не интересуют и депутатов Государственной Думы при ежегодных заслушиваниях отчётов правительства о достигнутых успехах.

 

Успехи же таковы, что под предлогом того, что страна не пережила ещё последствия кризиса 2008-го года, экономика у нас то ли медленно развивается, то ли пребывает в стагнации. А ответить на вопросы, чего в ней происходит - тема проблемная, поскольку те показатели роста, которые иногда называются, они в пределах ошибки при сборе экономической статистики. А всё-таки, хотелось бы, чтобы страна развивалась. И соответственно, термин "экономическая безопасность" государства в широком смысле предполагает обеспечение его экономической безопасности в узком смысле, при удовлетворении критериев физико-географической, и демографической групп. А экономическую безопасность государства в узком смысле можно определить, как способность хозяйственной системы государства обеспечить его политику, как внешнюю, так и внутреннюю, всеми видами природных благ и продукции с приемлемым уровнем достаточности потребления на основе собственного производственного потенциала во взаимодействии с внешними хозяйствующими субъектами, в условиях целенаправленного противодействия геополитических противников, геополитических конкурентов, и воздействия стихийных, то есть неуправляемых природных и внутрисоциальных факторов.

Вот, определение длинное, включает много чего, но всё-таки, это управленческая задача, которая может быть понята.

 

Однако экономическая безопасность государства и экономическая безопасность общества - это не одно и то же. Почему? Потому что государство может быть олигархическим по своему характеру, и тогда правящие олигархи приемлемы, если экономические потребности общества удовлетворяются по минимуму, по остаточному принципу, и это не гарантирует безопасности общества в перспективе, поскольку минимум не позволяет детям получать необходимое образование, родители не имеют времени на воспитание детей, поскольку вынуждены работать с утра до зари за гроши. Олигархическое государство может быть не суверенным, то есть, оно может работать на интересы зарубежных политических сил, по отношению к которым население данной страны, это просто экономический ресурс, а издержки на содержание ресурса так же должны быть минимальными. Но поскольку внешний эксплуататор заинтересован в устойчивости эксплуатации, то он должен обеспечить экономическую безопасность правящего государства, как инструмента эксплуатации территории, и населения в этом регионе.

 

Экономическая безопасность общества - она действительно основывается в современности на обеспечении экономической безопасности государства. Но при этом она предполагает искоренение такого явления, как эксплуатация человека человеком. И эта тема в постсоветские времена, и даже в после сталинские времена была вне обсуждения, потому что, считалось, что в СССР эксплуатации человека человеком нет, хотя правящая бюрократия стала реально эксплуататорским классом, который системно паразитировал на труде и жизни основного населения.

 

А с точки зрения либерального менталитета, эксплуатации человека человеком в обществе не существует, поскольку собственник предприятия, он работодатель. И как работодатель, он благодетель, он даёт рабочие места, он производит продукцию, благодаря которой сейчас самый бедный человек в странах Европы может жить качественно лучше, потреблять то, о чём не могли мечтать и цари, допустим, в раннем Средневековье. Какая тут эксплуатация человека человеком?

 

А эксплуатация человека человеком выражается в том, что люди не имеют должного сводного времени, чтобы воспитывать детей, общаться друг с другом, и для того, чтобы обеспечить потребительский минимум, вынуждены работать неограниченное количество времени, подчас без отпусков, на многих работах на износ, жить без семьи, где-то работая вахтовым методом, и так далее, и тому подобное. Но тема эксплуатации человека человеком, и характер эксплуатации человека человеком в постсоветском российском государстве - это тема, которую обсуждать не любят. И как сказал Дмитрий Анатольевич Медведев в одном из своих выступлений, что марксизм, это экстремистское учение, поскольку ставил этот самый вопрос.

 

Тем не менее, давайте всё-таки посмотрим на возможности реализации такого режима функционирования экономики, когда из поколения в поколение устойчиво гарантируется:

- что все сыты, обуты, одеты,

- имеют нормальное жильё,

- старики и утратившие трудоспособность, не бедствуют, защищены,

- дети получают правильное воспитание и образование,

- а взрослые не работают на износ, и у них есть время для того, чтобы реализовывать свой творческий потенциал.

 

Если мы живём в условиях коллективного труда, в условиях, когда ни одно предприятие не обладает признаком самодостаточности в аспекте производства и потребления производимой им продукции, и зависит от поставок и возможностей сбыта, то есть, является частью макроэкономической производственно-потребительской системы, то возникает вопрос: а как моделировать развитие системы этой, как его описать. Ответ на этот вопрос такой, что все в детстве, фактически в детстве, в старших классах знали, что такое система линейных уравнений с N неизвестными, и чего с нею делать.

 

Фактически система линейных уравнений, в которых неизвестные входят только в первой степени - это математическая модель, которая может описывать многоотраслевую производственно-потребительскую систему. Такого рода модели развиты и используются с двадцатых годов прошлого века. Хотя нас убеждали, что экономический гений и нобелевский лауреат 73-го года Василий Васильевич Леонтьев, автор балансовых моделей, получивших название "Метод затрат и выпуск". Но реальность такова, что, к тому моменту, когда Леонтьев эмигрировал из Советского Союза, Госплан СССР уже работал. А специфика тех задач, которые решает Госплан, она такова, что их решение невозможно, если балансовые модели в той или иной форме не используются. И реальность такова, что балансовые модели - это единственные математические модели, которые построены на основе первичных экономических данных. Все остальные модели, производственные функции, ещё чего-то там, они построены на основе переработки первичных данных в тех или иных алгоритмах переработки. А дальше уже строятся какие-то упрощённые модели, которые позволяют решать те или иные частные задачи. Но всё, что касается управления многоотраслевой потребительской производственной системы в государстве, реальность такова, что балансовые модели, они безальтернативны. И вопрос только в том, как обеспечить их метрологическую состоятельность, и обеспечить управленческую интерпретацию того, что получится.

 

Вот опять, если обратиться к любой из строчек этого уравнения. Предположим, что X с каким-то номером - это валовой выпуск продукции какой-то отраслью, в течении определённого времени, например, года. Если за год произведён объём продукции X. Допустим, это угольная промышленность. Куда пошёл уголь? Энергетики потребляют уголь? Потребляют - теплоэлектростанции работают многие на угле. Коксохимия и металлургия потребляют уголь? Потребляют, потому что, углерод - восстановитель во многих реакциях восстановления железа и производства стали. Химическая промышленность тоже в ряде случаев использует уголь, как сырьё для производства других видов продукции. И какое-то количество угля идёт на то, что в некоторых районах домашнее отопление, по крайней мере, в частном секторе, это тоже уголь. Соответственно, возникает вопрос о том, а сколько требуется угла металлургам? Ответ на этот вопрос простой. А металлургам угля требуется столько, сколько они намереваются производить чугуна и железа, и сколько по технологии требуется угля, для того, чтобы обеспечить такой выпуск. То есть, получается так, что доля потребления продукции других отраслей каждой отраслью пропорциональна её собственному выпуску. И это обстоятельство как раз и даёт возможность представить в каждой строке уравнения валовый выпуск отрасли, как сумму валовых выпусков всех других отраслей, и потребителей её продукции, с некоторыми коэффициентами, плюс f(от английского слова файнел) конечный продукт, то, что уходит на потребление домашних хозяйств, и государственного аппарата, и собственно это то, ради чего ведётся производство.

 

Вот такого рода модель, она строится на основе анализа учёта продукции в натуральной форме:

- то есть, уголь в тоннах,

- нефть в тоннах или баррелях,

- зерно в тоннах,

- и так далее, и тому подобное.

Но реальность такова, что есть рыночные механизмы, есть кредитно-финансовая система, и все продукты производятся, как товары в рыночной экономике.

 

Если говорить о советской плановой экономике. Кто-то дал такую характеристику, что Госплан СССР, это была самая большая в мире фьючерсная биржа, то есть, там определялись даты поставки и цены поставки. Всё равно, так или иначе стоимостная форма учёта продукции, она присутствовала и там. И если тонны помножить на цены, то мы получим те же самые уравнения, в той же самой структурной форме, только уже будет ценовой учёт продукции в стоимостной форме. Соответственно, если коэффициентики, которые были тут, они в любом варианте называются коэффициенты прямых затрат, и каждый из них равен количеству продукции, потребляемой отраслью, к которой относится уравнение, к другой отрасли в расчёте на единицу собственного выпуска. То есть, сколько требуется тонн угля для производства одной тонны стали. А при переходе в стоимостном учёте: сколько мы должны заплатить за уголь для того, чтобы получить одну тонну нашей стали по цене такой-то.

 

И если мы переходим к стоимостной форме учёта продукции, то этому сопутствуют некоторые обстоятельства. Во-первых, когда мы занимались построением балансовой модели при натуральном учёте продукции, у нас получалось так: одна технология и одна отрасль. Если один и тот же продукт мы производим на основе двух технологий, то при натуральном учёте продукции, это всё равно одна-две отрасли. При стоимостном учёте продукции мы можем существенно уменьшить размерность задачи, объединив несколько отраслей в одну. И для этого существуют специальные алгоритмы, так называемого агрегирования. Вопрос только в том, чтобы в процессе агрегирования, мы не потеряли причинно-следственные связи, которые внутренне обуславливают взаимодействие отраслей друг с другом. Но это уже задача, не имеющая отношения к самим балансовым методам. Это задача обеспечения управленческой метрологической состоятельности балансовых моделей.

 

А после того, как мы перешли к учёту продукции в стоимостной форме, балансовая модель предстаёт вот в таком виде. Что здесь что?

Блок "А" характеризует технологии. Это та же самая совокупность всех коэффициентов прямых затрат, которые были у нас в уравнении.

Столбец "f" - это тот конечный продукт, ради которого мы вели производство. Столбец "x" – это столбец совокупных валовых мощностей, отраслей тех, которых мы включили в балансовую модель.

 

Если Блок "А" характеризует у нас производство, то у нас есть ещё два блока:

- Блок "Б", который характеризует управление производством

- и Блок "В", который характеризует управление потребления.

 

А теперь, давайте пройдёмся вдоль строк и вдоль столбцов этой таблицы. Если таблица структурно подобна уравнениям, и мы идём вдоль строки, то строка изначально характеризует распределение продукции нашей отрасли между всеми другими отраслями, которым наша продукция нужна для нужд их собственного производства. В финансовом выражении это что? Это те доходы, которые отрасль получает от реализации своей продукции. А столбец характеризует потребление нашей отраслью продукции всех других отраслей. То есть, пока мы остаёмся в пределах блока "А", это мы оплачиваем поставки сырья, комплектующих, полуфабрикатов для нужд нашего собственного производства и всего прочего, что мы получаем от других отраслей. Но понятный вопрос, что это далеко не все наши расходы в процессе производства.

 

Что кроме этого мы должны оплачивать? Мы должны оплачивать работу труда персонала, оплачивать налоги, кредиты, какие-то страховые взносы, ещё чего-то. В результате у нас ниже блока "А" появляется ещё один блок. В этой таблице он представлен одной единственной строкой. В эту строку включены названные расходы всех отраслей, то есть, зарплата, налоги, оплата кредитов, страховые взносы, амортизационные отчисления и всё такое прочее. Всё это называется "добавленная стоимость", то есть НДС берётся отсюда вот. А иначе это называется "факторные издержки".

 

Почему модель называется "балансовая"? Потому что, если мы просуммируем все факторные издержки, то мы должны получить стоимость всего конечного продукта, выпускаемого всеми отраслями тютелька в тютельку. И вот когда Байбаков ужасался двадцати миллиардной эмиссией, не обеспеченной товарным покрытием, то речь шла о том, что в течение года, если расписывать балансовую модель в неизменных ценах, была выпущена некоторая стоимость конечной продукции. А за это время государство умудрилось выпустить двадцать миллиардов, которые некоторым образом попали сюда, которые не были обеспечены товарной массой. В результате чего и было нарушено это самое балансовое соотношение, что совокупная стоимость конечного продукта и совокупные факторные издержки всех отраслей должны тютелька в тютельку совпадать.

 

А дальше тогда возникает вопрос. Гайдар с Чубайсом и прочие были неправы, не смогли обуздать Геращенко, который напечатал много-много денег, и в результате чего возникла эмиссия, не обеспеченная товарным покрытием. А сейчас вот многие отрасли жалуются на то, что им не хватает оборотных средств для того, чтобы вести производство. А Центробанк говорит, что они боятся инфляции и сдерживают рост денежной массы. Возникает вопрос: а сколько денег нам в обороте надобно? Ответ на этот вопрос, он носит двухаспектный характер. Даже более того - трёхаспектный характер. Первый аспект связан с тем, что подавляющее большинство населения, делая повседневные покупки не должно испытывать психологического дискомфорта из-за того, что ему приходится много-много считать в магазине. Реальность такова, что среднестатистический человек нормально воспринимает в любом числе только первые три значащих цифры. Это соответствует такому масштабу цен, когда основная масса товаров имеет цены в диапазоне от копеек нескольких до рубля в пределах десятка. Когда дело заходит о дорогостоящих товарах, то там речь может идти о сотнях рублей, тысячах рублей, миллионах рублей. Но всё равно, что после третьего знака, оно чисто психологически большинством людей не воспринимается. И те, кто жил в 90-е годы может помнить, что все стали миллионерами, цены были в миллионах до копеек. А миллионы это что? Это десять в шестой степени. Но всё равно в практике мы ориентировались на первые три знака в числе цены. Это один вопрос.

 

Второй вопрос связан с тем, если экономика работает, есть технологии производства, есть технологии транспортировки, есть более-менее совершенная логистика, транспорт, то количество продукции, которая доходит до массы конечных потребителей, оно чем обусловлено?

 

Артём Войтенков: Спросом.

 

Михаил Величко: Нет. Количество продукции обусловлено тем количеством энергии, которую мы в состоянии загрузить в технологическую систему. То есть, все мы проходили в школе закон сохранения энергии. И этому закону соответствовала формула, что полезный эффект, который мы можем получить от системы, численно равен коэффициенту полезного действия этой системы, помноженному на количество энергии, которую мы вводим в эту систему. Ну и кто из учёных-экономистов в состоянии доказать, что в реальном секторе экономики закон сохранения энергии не работает. И что мы можем получить товарную массу в натуральном учёте большую, нежели закладываем энергии в систему производства и больше чем позволяют получить при этом количестве энергии коэффициента полезного действия соответствующих технологий.

 

Реальность такова, что вряд ли кто-то найдётся, кто сможет это доказать без того, чтобы прибегать к дьявольской логике. Наш реальный сектор подчинён закону сохранения энергии точно так же, как любой механизм, которым мы пользуемся. И, соответственно мы получаем такое равенство, что на одной чаше весов у нас товарная масса, а на другой чаше весов то количество энергии, которое было затрачено для производства этой товарной массы. А товарная масса имеет некоторую оценку в неизменных ценах. Причём, если говорить об оценке, то в цене каждой продукции можно выявить две составляющих: себестоимость её производства в конкретной многоотраслевой производственной потребительской системе, плюс заявка на прибыль, которую выдвигает собственник продукции и её производитель.

 

А поскольку вся эта товарная масса была произведена в течение года, то продуктообмен, то есть торговлю, обслуживала некоторая денежная масса. И, соответственно, если поанализировать, то можно получить соотношение:

- объём денежной массы, которая обслуживала товарообмен,

- объём энергии, который затрачен для производства этой денежной массы.

 

Какие последствия имеет такой подход? Это имеет следующие последствия, что если мы соотносим объём с денежной массой с объёмом энергии, то эти уравнения и таблицы это в некоторой форме представленный энергобаланс общества, то есть, объёмы производства и распределения энергии, как таковой. К чему это ведёт? Это ведёт к тому, что если мы будем анализировать структуру затрат отраслей и структуру расходов отраслей, то выясняется такое обстоятельство. Можно выявить взаимосвязь динамики изменения денежной массы, обслуживающей торговлю, как в направлении её роста, так и в направлении её поджатия, при которых начнётся распад хозяйственных связей во многоотраслевой производственной системе общества.

 

Почему? Потому что скорость прохождения финансового потока через отрасль, она связана с длительностью цикла: заказ продукции и поставка её потребителю. И давайте представим такую ситуацию, что строители чего-то хотят построить, чего-то могут построить. Длительность цикла строительства этого сооружения, допустим, пять лет. И вот они в нулевой год делают бизнес-план и говорят: "Мы будем строить это. При этом нам потребуется столько-то, столько-то, столько-то всякого сырья, комплектующих, столько-то уйдёт на оплату этого, плюс ещё фонд заработной платы такой-то, налоги и всё такое. И мы собираемся получить прибыль в объёме таком-то, и номинально это будет совокупная стоимость проекта такая-то". Заказчик говорит: "Да, я согласен". Подписали договор, начали строить. А Егор Тимурович или Виктор Геращенко говорит: "А мы сейчас денег напечатаем". И подбросили.

 

Реальность такова, что отрасли с длительным производственным циклом не в состоянии окупить строительство. Потому что, когда появляется дополнительная денежная масса, то она проходит через отрасль с короткими производственными циклами и это приводит к общему росту стоимости всего во всех отраслях. В том числе сырья и комплектующих, которые потребляет строительство. Если строительная отрасль обладала какими-то оборотными средствами, то после того, как появилась дополнительная денежная масса, покупательная способность этих оборотных средств сразу же упадёт, и проект станет неосуществим. Строительная отрасль рухнет. Соответственно заказчик строительства не получит то, чего он хотел. А поскольку он тоже этого хотел для реализации своих бизнес-планов, то и у него всё не будет в порядке. И в итоге мы будем иметь распад хозяйственных связей тот, который мы наблюдали в 90-е годы в России. Тогда говорят: "Ладно, давайте не будем печатать лишних денег. Экономика функционирует при том объёме денежной массы, которая есть, и никакого распада хозяйственных связей не будет". Ага, как же! Будет!

 

Ссудный процент вы куда дели? Ссудный процент ведёт к росту себестоимости продукции всех тех, кто прибегает к кредиту. Как следствие, опять происходит рост цен. А поскольку денежная масса поджата и идёт отток денежек в банковский сектор, то в реальном секторе происходит тот же самый распад хозяйственных связей по той же самой причине - покупательная способность оборотного капитала оказывается недостаточной для того, чтобы обеспечить устойчивость отрасли. То, что я сказал, это, в общем-то, понятно, это можно показать бухгалтерски строго, на основе примитивной системы уравнений. И опять возникает вопрос: а сколько денег тогда надо? Если печатать лишние нельзя, поджимать денежную массу тоже нельзя, что тогда делать?

 

Здесь возникает ещё одно курьёзное обстоятельство. Предположим, что школьник где-то в классе первом-втором решает контрольную работу по арифметике и ему надо заниматься сложением простых дробей. Но в целях упрощения вычислений, он игнорирует знаменатели и складывает и вычитает только числители. Что получит школьник, ясно.

 

А теперь, давайте снова обратимся к алгебре. Вот к этой формуле. Сигма Σ, то есть ΣПi. Пi– это та наличность, которая есть у каждого из нас в карманчиках или на текущих счетах. То это совокупная денежная масса, которая распределена по текущим счетам и кошелькам всех физических и юридических лиц. Чему она равна? Реально она равна тому, что эмитировал эмиссионный центр, плюс объём всех выданных кредитов без учёта процента. Почему? Потому что реальность такова, что каждый оценивает свою текущую покупательную способность по той наличности, которая ему доступна. Те, кто взяли кредиты, оценивают свою текущую покупательную способность с учётом того, что они взяли кредиты. А те, кто кредиты не брал и те, чьи денежки лежат в банках, они оценивают свою покупательную способность с учётом того, что они в любой момент могут изъять эти деньги из банка и потратить на что-то. Банк выдаёт кредиты, эксплуатируя статистическую закономерность того обстоятельства, что если нет биржевой банковской паники, то одновременность изъятия всех вкладов из банка исключена.

 

Мы берём и делим S на S. S – это денежки, которые эмитировал эмиссионный центр. И получаем тождественное равенство единице. Мы можем сделать и другое. Мы можем точно так же (S+K) поделить на (S+K) . И тоже получим тождественное равенство единице при любых S и при любых K. И тогда любая сумма, которой располагает любое физическое или юридическое лицо, предстаёт перед нами, как числитель дроби, в знаменателе которой (S+K). И эта дробь, она всегда меньше единицы

()

 

А теперь, представьте, что денежная масса за счёт активности банков или за счёт эмиссионного центра активности, она некоторым образом изменяется на том интервале времени, по отношению к которому мы ведём бухгалтерскую отчётность и занимаемся аналитическим учётом, хоть на микроуровне, хоть на макроуровне. И получается, что весь наш бухгалтерский учёт в условиях изменения (S+K), то есть объёма денежной массы, это бухгалтерский учёт школьника-двоечника, который пренебрегает знаменателями и ведёт операции сложения и вычитания только с числителями. А если учесть знаменатели, что получится? Может получиться такая ситуация, что номинально вы богатеете, но доля вашей "П" по отношению к (S+K) реально сокращается, и вы реально беднеете. Поскольку вам принадлежит меньшая доля совокупной покупательной способности общества, чем она была раньше.

 

То есть, реальность такова, что если вы обезразмерили кредитно-финансовую систему по (S+K), то вы имеете дело с единичной покупательной способностью общества, которая разными долями распределена по карманам и счетам физических и юридических лиц. И все инвестиции, все налоги, все объёмы вложений в ту или иную отрасль это какие-то доли от этой единицы. Но после того, как вы перешли в эту обезразмеренную по (S+K) кредитно-финансовую систему, весь блуд на темы того, что ставки по кредитам высоки потому что высока инфляция, он кончается. Потому что в этой кредитно-финансовой системе нет инфляции, как таковой, там эмиссия невозможна, совокупная покупательная способность всегда единична. И есть только вопрос: куда и как распределяются эти доли? И это очень интересный вопрос, куда и как распределяются доли. Потому что с той поры, как в обществе появляются деньги, перспективы этого общества определяются тем, что финансируется этими деньгами.

 

Если вы финансируете левшу, то вам гарантирован научно-технический прогресс. Если вы финансируете светских львиц, строительство дворцов и яхт олигархами, то перспективы будут очень убогие. Потому что в лучшем случае общество прореагирует на падение качества жизни и качество управления мягкой трансформации государства и перенастройкой его на другие цели и способы их реализации. А в худшем случае будет бунт с очень обстоятельной зачисткой всей предшествующей правящей элиты, когда не будут щадить ни взрослых, ни детей. И такое неоднократно уже бывало в истории. А причина одна – финансировалось не то, что должно.

 

А дальше, что есть? А дальше, можно посмотреть на эту картинку. Что на этой картинке? Здесь представлен блок "А", предшествующей таблицы. Это реальный сектор экономики. В нём, что есть? Есть сырьевики, и есть обработчики. И куда всё уходит? Уходит всё в потребление. А вот это вот что? А это "грыжа" экономики. Это то, что называется спекулятивный сектор экономики. Пока мы существуем в номинальной кредитной системе, где крутятся рубли, доллары, ещё какие-то денежные знаки, то есть статистика: реальный сектор экономики, товарооборот составил столько-то. А в спекулятивном секторе экономики товарооборот составил столько-то.

 

А какой товарооборот в спекулятивном секторе экономики? Там циркулируют фиктивные стоимости. Ничего реально полезного не производится, но происходит отсос денежной массы из реального сектора, и кто-то на колебаниях цен на товары фиктивной ценности извлекает прибыли, доходы. Доходы не малые, превосходящие доходы в реальном секторе, и прежде всего доходы наёмного персонала реального сектора. И считается, что эти люди, которые успешные финансисты, это соль земли. Хотя они реально ничего не создают и реально ничем в реальном секторе не управляют. Даже, когда говорят, что они инвесторы, это наглая ложь, потому что инвестиции кончаются на этапе первичной эмиссии и акциях. После того, как акции куплены первый раз, после этого идёт только спекуляция этими акциями. А владелец, эмитент этих акций, он единократно получил денежки и дальше никакой эмиссии в его производство, в его деятельность, связанную с этими акциями не происходит.

 

Другое дело, что в акциях выражаются кроме этого, ещё и доли стоимости на то предприятие, которое выпустило акции, и право на получение дивидендов, если эти дивиденды есть. Но в большинстве случаев спекуляция акциями приносит доходы большие, чем дивиденды по этим акциям. И акции интересуют большинство именно, как объект спекуляций, и как инструмент перераспределения прав собственности на реальные объекты.

 

А если мы из номинальной кредитно-финансовой системы опять перейдём в кредитно-финансовую систему, обезразмеренную (S+K), где единичная покупательная способность всегда. То, что получается? Получается, что некоторая доля этой единицы обслуживает реальный сектор, некоторая доля этой единицы обслуживает спекулятивный сектор. Причём реальность такова, что обороты спекулятивного сектора сейчас на порядки превосходят обороты реального сектора. То есть, фактически все деньги крутятся вне производства и работают на удовлетворение паразитических запросов тех, кто связан со спекулятивным сектором.

 

В медицине известны случаи, когда грыжа приводила людей к смерти. Поэтому медицина считает, что грыжу своевременно надо вырезать в плановом порядке, не дожидаясь тех ситуаций, когда произойдёт ущемление грыжи и в грыже начнётся невроз тканей. Экономисты считают, что "грыжа" экономики - это локомотив экономики. Что "грыжа" экономики спекулятивной, это инструмент управления этой экономикой.

 

А как "грыжа" связана с реальным сектором? Она связана опять же через эти самые уравнения межотраслевого баланса, через балансовые модели. Как связана? А точно так же, как неоправданная эмиссия либо поджатие денежной массы. Почему? Потому что между реальным сектором и "грыжей" всегда происходит какой-то переток денежной массы. И как только этот переток выходит за некоторые критические параметры, вне зависимости от направления этого перетока, в реальном секторе начинается утрата оборотным капиталом его покупательной способности. И за этим следует развал всех хозяйственных связей, если финансовый кризис продолжает разрастаться.

 

Причём я хочу обратить внимание, что крах реального сектора вследствие развала хозяйственных связей под воздействием разного рода финансовых неурядиц, он никоим образом не связан с реальными потребностями общества в той или иной продукции. И когда экономисты говорят, что вот наступил кризис перепроизводства, это опять же ложь. Потому что, если есть кризис перепроизводства, то в стране не может быть голодных, бездомных, ходящих в рванье, все дети должны получать гарантированно образование и так далее и тому подобное.

 

Поэтому, реальность такова, что все экономические расчёты, они обретают метрологическую состоятельность только в обезразмеренной по (S+К) кредитно-финансовой системе при соотнесении этой единичной совокупной покупательной способности общества с тем энергопотенциалом, который общество может заложить в свою систему производства. Если мы считаем в номинале, то мы гарантированно получаем несопоставимость экономических расчётов.

 

Есть такое историческое свидетельство. Якобы Петра Алексеевича Романова, то есть Петра Великого, один кузнец в Туле учил кузнечному делу. Поскольку Пётр был у него учеником, то, как ученик за время обучения Пётр честно заработал девятнадцать копеек. На эти девятнадцать копеек Пётр купил себе сапоги, и ещё они с кузнецом выпили и закусили, тем самым отметив завершение учебного процесса и получение некоего квалификационного уровня Петром. Давайте, сейчас за девятнадцать копеек в магазин, купите себе хорошие кожаные сапоги. Вряд ли Пётр купил какое-то дерьмо, и вряд ли кто-то бы посмел всучить ему дерьмо. Вот за девятнадцать копеек купите себе сапоги, а потом зайдите в кафе или ресторанчик и на оставшиеся деньги ещё и с друзьями отметьте покупку. Поэтому, когда говорят "вот рубли, вот копейки", а что за этим стоит? Реально за этим в каждую эпоху стоит своё.

 

А дальше возникает ещё один вопрос.

Был такой экономист-практик Людвиг Эрхард. Во времена канцлерства Аденауэра он достал Федеративную Республику Германию из той экономической разрухи, которая была после завершения Второй мировой войны. Людвиг Эрхард написал книгу "Благосостояние для всех", в которой он описал свою деятельность именно как экономиста. В этой книге, по крайней мере, в её русском переводе, нет той фразы, которую можно найти в интернете и которая приписывается Людвигу Эрхарду. Людвиг Эрхард якобы сказал: "Инфляция – это не закон развития, это дело рук дураков, которые управляют государством".

 

Хотелось бы услышать со стороны думцев и со стороны правительства возражения Людвигу Эрхарду. Причём, положение усложняется тем, что Людвиг Эрхард – экономист-практик, практик успешный в отличие от Гайдара и Чубайса, это один из творцов экономического чуда ФРГ в 50-ые годы.

 

Опять же либералы не любят Иосифа Виссарионовича. Дело в том, что Иосиф Виссарионович тоже был экономист-практик и тоже успешный, потому что, по словам британской энциклопедии - "принял Россию с сохой, а оставил с атомным реактором". Иосиф Виссарионович считал, что нормальный режим функционирования экономики – это систематическое снижение цен по мере того, как экономика удовлетворяет общественные потребности. И рост благосостояния народов СССР он видел не только в форме повышения доходов населения, он видел это дело ещё в форме систематического снижение цен на товары и услуги. И он ввёл экономику Советского Союза в этот режим, и экономика в этом режиме функционировала. И это ещё один из аспектов, который связан с вопросом о том, сколько денег нужно в обороте. Потому что вне зависимости от того находимся мы в номинальной кредитно-финансовой системе или не в номинальной учёт ведём, то эмиссия у нас всегда номинальная, и возникает вопрос об объёме эмиссии.

 

Эмиссия может быть такой, что она опережает энерговооружённость этой единичной совокупной покупательной способности. Если эмиссия опережает, то цены будут расти номинальные. А если эмиссия отстаёт от роста энерговооружённости производства, тогда что будет? А тогда у нас получится так, что если у нас нет в системе ссудного процента, как генератора роста цен, то цены будут снижаться.

 

Давайте посмотрим на каждый из этих вариантов с точки зрения Остапа Ибрагимовича или Павла Ивановича Чичикова. Если цены растут, есть не обеспеченная товарным покрытием денежная масса, Остап Ибрагимович, либо Павел Иванович не обязаны ходить на работу и производить какой-либо продукт. Но перед ними открыта возможность крутить бабло, извлекать прибыль и на этой основе быть в первых рядах потребителей. А если Остап Ибрагимович оказывается в кредитно-финансовой системе, где нет ссудного процента, где реальные секторы работают на действительные интересы населения, объёмы производства растут, потребности гарантированно удовлетворяются, цены снижаются. Чем Остапу Ибрагимовичу заняться? Рядом нечем заняться, ненакомбинируешь, надо идти в реальный сектор. Чтобы хорошо жить в этой системе, надо идти в реальный сектор, а для того, чтобы жить лучше, чем окружающие, надо наращивать свой профессионализм.

 

А теперь давайте посмотрим на то же самое с точки зрения не Остапа Ибрагимовича, а с точки зрения работника реального сектора, причём всё равно: стоит он у станка или двигает фундаментальную науку, либо учит детей в школе, лечит взрослых или детей - он ходит на работу и получает зарплату. Дальше вариантов два - это зарплата настолько мелкая, что не позволяет делать ему накопления. Цены растут, что будет? Честно, на зарплату жить год от года хуже. Какой смысл поддерживать систему? Стало быть, куда податься? Если мозги есть – в революционеры, если мозгов нет, то в коррупционеры, либо в криминалитет.

 

Ежели всё-таки в стартовый момент зарплата такая, что позволяет делать накопления, что происходит?

- Цены растут.

- Доля накоплений сокращается.

- Те накопления, какие были, обесцениваются, теряют покупательную способность.

- В конце концов наступает такой момент, что накопления делать уже невозможно, начинаются траты из прежних накоплений.

 

Что делать?

- Если мозги есть - в революционеры.

- Если мозгов нет - в коррупционеры или в криминалитет.

- Либо если уж совсем ничего нет, то тогда спиваться и так далее.

 

То есть реальность такова, что ежели экономика функционирует так, что ссудный процент по кредиту отсутствует, а эмиссия отстаёт от роста энерговооружённости и научно-технического прогресса, то объём предлагаемой к потреблению продукции растёт за счёт роста производства, цены снижаются, покупательная способность зарплаты растёт даже, если вы не делаете карьеру, а достигли своего потолка профессионального. И даже если этот потолок в силу разных причин оказался на самом низком уровне, то есть чернорабочего или уборщицы, всё равно год от года вы живёте лучше, потому что ваша зарплата обеспечивает дальше рост покупательной способности.

 

В общем, получается так, что действительно система, основанная на коллективном профессиональном труде, она может быть эффективной только в том случае, если в ней отсутствует ссудный процент и эмиссия отстаёт от научно-технического прогресса и роста производства, благодаря чему покупательная способность растёт. И соответственно, не формируется какая-либо финансовая олигархия за счёт разного рода спекуляций, которая паразитирует на чужом труде.

 

А если опять же вернуться к структуре этих уравнений. Эти уравнения позволяют ответить на вопрос: какие должны быть валовые мощности для того, чтобы получить вот такой конечный продукт? Здесь сразу возникает два вопроса:

- А каким должен быть конечный продукт для того, чтобы все жили хорошо?

- За счёт чего и как наращиваются производственные мощности?

 

Ответ на второй вопрос простой: в структуре конечного продукта можно выделить то, что называется инвестиционные продукты. Это то промышленное оборудование, капитальные сооружения, которые производятся на рассматриваемом цикле, который описывает балансовая модель, но отдача от которых будет получена на последующих производственных циклах. То есть в аспекте развития экономики эти инвестиционные продукты – это управляющее воздействие на макроэкономическую систему.

 

Есть статистика, которая позволяет ответить на вопрос, если мы столько вкладываем в производство инвестиционных продуктов, то какой прирост объёмов производства эти инвестиционные продукты дадут в соответствующих отраслях. То есть это напрямую относится к вопросу задачи об устойчивости и поведения объекта управления в смысле предсказуемости. То есть задача может быть решена, для этого всё есть, надо этим только пользоваться.

 

Интереснее другой вопрос: а как предсказать ту совокупность конечного продукта, которая идёт на удовлетворение общественных потребностей не производственного характера? Здесь тоже есть ответ на этот вопрос. Можно посмотреть на такую вот картинку - представлена некая алгоритмика. Если есть у нас некие потребности, потребности влекут за собой производство в обеспечение этих потребностей. А дальше мы можем анализировать последствия производства самого по себе и последствия удовлетворения потребностей. И соответственно, у нас появляется ещё три статистики, которые соотносятся с идентификаторами полезно-вредно: то есть, производство в удовлетворение потребностей может быть само по себе вредоносным. Например, всё, что связано с ядерной энергетикой, хотя и даёт энергию, но все сопутствующие эффекты, они вредоносны.

 

Артём Войтенков: Или фармакология.

 

Михаил Величко: Кто сомневается, пожалуйста, в интернет - работы Яблокова на тему: "Атомные мифы". Всё можно узнать и о последствиях малых доз, и больших доз, и о способах переработки радиоактивных отходов, и прочее. А может быть и удовлетворение последствий вредоносным, причём оно может быть двояко вредоносным. Если вы употребляете алкоголь – это вред в любых дозах для вас, это разрушение генетики, то есть угроза вашим детям. Если вы в пьяном безобразии начинаете работать или получать какое-то удовольствие, то есть варианты, что вы станете причиной какого-либо несчастного случая, в котором пострадаете вы, другие люди, какие-то объекты. И получалось так, что по статистике советских времён на один рубль дохода бюджета, который получал СССР от продажи алкоголя, приходилось по разным оценкам от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту. Смеха простая: бутылка водки – 4,12, выпил, сел за руль КАМАЗа, разбил КАМАЗ стоимостью 30 тысяч, плюс ещё чего-то. Размазать на всё общество - получается от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту. А ведь есть ещё ущерб, не поддающийся бухгалтерскому учёту. Например, в начале 60-ых годов на город с двухсоттысячным населением вполне хватало одной школы для умственно неполноценных детей. То есть тех, кого зачали с пьяным, либо кто получил родовые травмы или ещё какие-то причины были, в силу чего они не могли обучаться в общеобразовательной школе. Сейчас на город с двухсоттысячным населением одной школы для умственно неполноценных мало.

 

В конце 50-ых в начале 60-ых годов, если в детском саду кого-то из группы забирали среди дня для того, чтобы отвести в логопеду, то это было событие и человек рассматривался как уникальный. Сейчас штатное расписание многих детских садиков предусматривает должность логопеда. Разговоры о том, что не всё, что мы потребляем полезно вообще, либо полезно, когда мы потребляем слишком мало или, когда мы потребляем слишком много - это не пустые слова.

 

Если проанализировать статистику, то все потребности можно разделить на две большие категории.

- Демографически обусловленные потребности, удовлетворение которых действительно необходимо для жизни взрослых, для воспитания детей и для того, чтобы они получали образование. И всё это в совокупности необходимо для устойчивого развития общества в гармонии с природой.

- И те потребности, которые мы всё-таки удовлетворяем в силу того, что есть традиции культуры или креативный экстремизм зашкаливает, хочется попробовать чего-нибудь такого, чего раньше не пробовали. Но, тем не менее, это сопровождается вредом и для потребителей, и для производителей, и для окружающих, и для потомков. Эти потребности можем назвать деградационно-паразитические.

 

А дальше говорят, что есть наука экономическая кибернетика. Всё управление везде и всюду строится на том, что мы в состоянии разграничить вектор целей и собственные шумы и помехи извне, которые есть в процессе управления.

 

Вот граждане экономические кибернетики расскажите нам как в экономике разграничить вектор целей управления и собственные шумы и помехи извне. Это не что-то запредельное, не придирки к вам, это просто обычная управленческая грамотность, на основе которой строятся процессы управления в военном деле, в гражданском деле. А экономическая кибернетика существует десятилетия и ни в одном трактате по экономической кибернетики нет внятного ответа на этот вопрос. Вообще можно написать очень толстую книгу на тему "Управление в экономике" и ни разу там не затронуть вопрос о том:

- Как общество генерирует вектор целей в отношении управления макроэкономическими системами.

- Как разграничить вектор целей и собственные шумы и помехи извне в макроэкономических процессах.

То есть это запредельная управленческая безграмотность.

 

Ответ на этот вопрос простой. После того, как вы проанализировали все потребности, и они распределились по двум классам, то всё, что относится к демографически обусловленным потребностям – это вектор целей управления. И соответственно это полезная отдача макроэкономической системы, то есть одно из слагаемого внутри каждого fконечного продукта.

 

То есть конечный продукт структурно это:

- Производство удовлетворений демографически обусловленных потребностей,

- Деградационно-паразитические потребности производства в интересах их удовлетворения, это собственные шумы и помехи извне.

- И плюс инвестиционные продукты, которые являются управляющим воздействием по отношению r макроэкономической системе.

 

Получается так, что деградационно-паразитические потребности мы должны давить как экономически, так и иными социокультурными средствами всех шести приоритетов, обобщённых средств правления и оружия. А инвестирование в развитие реального сектора мы должны осуществлять таким образом, чтобы с течением времени производственно-потребительская система вышла на уровень гарантированного и полного удовлетворения демографически обусловленных потребностей.

 

Тут может начаться истерика на тему о том, что демографически обусловленные потребности непредсказуемы, что научно-технический прогресс непредсказуем, поэтому все балансовые модели управленчески никчёмны. Ладно, давайте разбираться с этим вопросом. Сколько требовалось пищи при здоровом питании одному человеку две тысячи лет тому назад? В расчёте на вес его организма примерно столько же, сколько и сегодня, физиология не изменилась. Следующий вопрос: сколько требовалось полезной энергии для того, чтобы выпечь тонну хлеба две тысячи лет тому назад? Ответ такой же, что, сколько требовалось сейчас, столько требовалось и тогда - разница только в источниках энергии и в КПД печки. Но полезной энергии, которая действительно утилизирована в хлебе, сколько тогда, столько и сейчас.

 

Если, допустим, в населённом пункте в этом году родилось тысяча детишек, сколько потребуется мест в яслях через два года? Скорее всего, где-то 990, потому что какое-то количество детишек умрёт, естественная смертность, она неизбежна, а кто-то будет жить дома и в ясли тоже не пойдёт. Получается так, что это всё, что я сказал в отношении демографически обусловленных потребностей, это только примеры, которые показывают, что демографически обусловленные потребности предсказуемы на столетие вперёд при условии, что вы обладаете внятной демографической политикой. То есть не экономикой диктуют демографию. Гайдар с Чубайсом и Геращенко поупражнялись в экономике в 90-ые годы, начался экономический геноцид и возникли демографические проблемы. А в интеллектуально здравом обществе экономика обслуживает демографическую политику, а демографическая политика такова, что все получают правильное воспитание, наиболее высокое образование из тех, что требует эпоха, всё происходит в пределах демографической ниши, экологической ниши, которую допускает биосфера, и общество живёт в гармонии с природой.

 

Если исходить из этого, то получается так, что мы обращаемся к этому рисуночку. Это идеальная демографическая пирамида: с одной стороны женщины, с другой стороны мужчины. Заштриховано - область трудовых ресурсов. Но реальная демографическая пирамида России, она кошмарная. Она вообще похожа на ёлку, из которой на ряде ярусов выдраны ветки кроны.

Причины:

- Последствия революции и гражданской войны - демографическая яма. Кто-то умер, умершие не родили в свой время тех, кто мог бы родиться.

- Великая отечественная война - опять демографическая яма за ней, и опять же не рождение теми, кто погиб, последующих поколений детей и внуков.

- 90-е годы - спасибо либералам за экономический геноцид, который привёл к очередной демографической катастрофе.

 

А что будет, если положить демографическую пирамиду на бок и совместить её ось с хронологической осью? Тогда мы можем иметь экстраполяцию рождаемости во всех возрастных группах и получить с некоторым приближением при определённости демографической политики форму демографической пирамиды на любой год в будущем.

 

Если соотноситься с демографически обусловленными потребностями, то они делятся на три категории.

- Личностные, объём производства их удовлетворения пропорционален численности населения в соответствующих возрастных группах с учётом признака пола.

- Следующая группа - семейные. Объём производства пропорционален количеству семей каждого типа, который можно выделить в социальной статистике.

- А поскольку жизнь общества в условиях технической цивилизации привязана к инфраструктурам, есть ещё инфраструктурные потребности. Но их тоже можно предсказать с учётом плотности населения, характера распределения населения по типам семьи, соответственно способу занятости населения и привязке к той же самой местности промышленных предприятий и сельскохозяйственного производства.

 

Реальность такова, что если мы имеем некоторые стандарты, а стандарты это не обязательно всех одеть в ватники. Потому что посмотрите сто четырнадцать элементов Периодической системы Менделеева, и какое разнообразие вокруг нас. То есть, стандарты – это основа массового производства для гарантированного удовлетворения потребностей всех. Другое дело, что спектр стандартов должен быть таким, чтобы в него вписывалась основная масса потребителей. А те, кто не вписываются, могли бы получать какой-то эксклюзив за разумные деньги. Но в общем, если для нас потребности предсказуемы на десятилетия вперёд, то уравнение межотраслевого баланса с учётом того, что вектор конечной продукции состоит из трёх компонентов, демографически обусловленная продукция, деградационно-паразитическая, инвестиционная - позволяет нам заранее подготовить производственную базу к полному и гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей на основе действующей или развитой системы стандартов.

 

Если говорить о структуре этой задачи приведения производственной системы к гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей общества с течением какого-то времени, то эта задача структурно математически аналогична задаче поражения медленно маневрирующей цели самонаводящимся снарядом. Эта задача в интересах ВПК решается. Но с начала 50-х годов в пространстве параметров три: трёхмерное пространство в задачах ПВО ПРО и трёхмерное пространство в задачах противолодочной обороны. Эта задача решается успешно в темпе реального времени. Единственная трудность - это увеличение размерности при переходе к экономическому аналогу этой задачи. Потому что пространство параметров это вся номенклатура продукции, которая учитывается в балансовой модели.

 

Но с другой стороны есть суперкомпьютеры и есть время, потому что план на следующую пятилетку не обязательно должен быть представлен завтра. Для того, чтобы его рассмотреть и скорректировать, достаточно, если он будет представлен через год или через два. И если заниматься развитием этой темы, то есть чем загрузить научно-исследовательские институты и факультеты прикладной математики и процессов управления. Потому что это уже дело не кого-то в одиночку, потому что на выходе должен быть государственный стандарт алгоритмов сбора и переработки экономической информации, ориентированный на решение задачи обеспечения экономической безопасности в широком смысле. То есть, с учётом аспектов биосферно-экологических, демографических, и собственно экономических.

 

При этом надо отметить такое обстоятельство, что балансовые модели, они всеядны. В каком смысле всеядны?

- Вы можете включить в них потребление и восстановление природных ресурсов.

- Вы можете рассматривать воспроизводство населения, как одну из отраслей.

 

И соответственно в зависимости от того чего вы хотите получить на выходе, вы получите работоспособную алгоритмику. От вас требуется одно, обеспечить её метрологическую состоятельность. Это достигается на основе соотнесения финансовой системы с энергопотенциалом, который закладывается в экономику, и представления межотраслевого и межрегионального продукта обмена в балансовых моделях, как процесса энергообмена.

 

Но, тем не менее, остался ещё один вопрос: предсказуемость научно-технического прогресса и его учёт в планировании. Давайте начнём сначала с общих вопросов. В чём выражается научно-технический прогресс по отношению к экономике?

- В росте энерговооружённости производства.

- В росте КПД.

- В появлении многих новых технологий.

- Производство тех или иных продуктов.

- Появлении новых продуктов.

 

И всякий новый продукт может возникнуть только тогда, когда он оказывается, экономически более выгоден, чем уже существующий. В каком смысле? Себестоимость его производства должна быть ниже, чем себестоимость производства аналогов. То есть, он должен выигрывать в конкурентной борьбе с аналогами по критерию стоимость/эффективность. Он должен удовлетворять каким-то потребностям людей не хуже, чем аналоги, но должен быть дешевле в производстве. Либо при той же себестоимости производства он должен превосходить по своим потребительским качествам. То есть, всё равно всё описывается в терминах энергопотребления.

 

Второй вопрос связан с тем: а чего вы хотите от плана? Вот порок советской системы планирования был в том, что план задавал точные значения того, что должно быть на выходе. А соревнование было ориентировано на то, чтобы превзойти план. А теперь, давайте опять обратимся к этим уравнениям, что значит, превзойти план в одной отрасли? Это значит, что эта отрасль должна потребить больше продукции, производимой другими отраслями. И соответственно, если она не поставщик конечной продукции, а поставщик продукции для других отраслей, то возникает вопрос: а отрасли и потребители её продукции в состоянии переработать то, что она будет им поставлять? То есть, опять возникает вопрос о распаде хозяйственных связей в силу возникновения разного рода диспропорций в народном хозяйстве. То есть советская система в этом аспекте, она была изначально порочна. Потому что дело доходило до того, что по отчётности завод построен, а по реальности - ещё нулевой цикл не завершён.

 

Второй вопрос связан с тем, что если мы панируем так, что план напряжёнен, то народное хозяйство может перепрыгнуть через него только как через рекордную планку. То есть, план напряжённый и тем более перенапряжённый, он не обладает запасом устойчивости на случай того, что если кто-то не сможет его выполнить. Опять начнётся распад хозяйственных связей и невыполнение плана в целом. То есть получается, так, что план изначально должен быть явно не напряжённым. То есть, он должен задавать минимумы того производства, ниже которого оно не должно опускаться ни в одной из отраслей, ни в одном из регионов соответственно тому, если это план на основе межотраслевых балансов или межрегиональных. То есть план должен задавать то, ниже чего не должно быть.

 

При долгосрочном планировании мы можем пренебречь при таком подходе научно-техническим прогрессом вообще. Почему? Потому что мы можем сказать, что нас не интересует конкретика технологии будущего. Нас интересует только то, что мы гарантированно выходим не позднее определённой даты на уровень производства при нынешних технологиях не ниже такого-то, и этот уровень производства, он позволяет удовлетворить общественные потребности. Ежели будет научно-технический прогресс, то мы удовлетворим эти потребности либо раньше, либо удовлетворим их на более высоком уровне качества в плановые сроки.

 

Но если есть научно-технический прогресс, то у нас меняется вся совокупность коэффициентов вот в этой самой матрице в уравнениях, либо в таблице, которая описывает производство. Это означает, что структура платежей функционально обусловленных расходов каждого из предприятий и каждая из отраслей должна тоже обладать неким запасом устойчивости по отношению к колебаниям цен и всему прочему. И это ставит вопрос о целенаправленном построении плана счетов бухгалтерского учёта, как инструмента макроэкономического управления. Но реальность такова, что этой темой никто не занимался, хотя планы счетов бухгалтерского учёта существуют на протяжении многих десятилетий.

 

Тем не менее, в зависимости от того какую структуру функционально обусловленных расходов предприятий задаёт план счетов бухгалтерского учёта и как законодательство о хозяйственной и финансовой деятельности регулирует перечисления в пределах этой структуры, общество может либо развиваться либо деградировать. Но если экономика обладает некоторым запасом устойчивости, то поддержание гарантированной финансовой устойчивости отраслей, позволяющей выпускать всё то, что нам необходимо, оно достигается средствами налогово-дотационного механизма. Плюс к тому фиксацией государством некоторого количества цен и тарифов на фиксированном уровне, поскольку они являются базовыми. И их изменения влечёт за собой изменение, причём значительное, всех остальных цен.

 

Что можно отнести к этим базовым? Стоимость энергопотребления и первичных энергоносителей, плюс к этому транспортные тарифы и ещё какое-то количество тарифов. Вот, если это нормируется государством, то всё остальное может регулироваться рыночным механизмом. Но при этом за государством должно оставаться право регулировать пороги рентабельности производства в отраслях и регионах, распределяя дотации, субсидии и варьируя ставки налогообложения. Почему? Потому что необходимые объёмы производства могут быть нереализуемые при стихийно складывающихся ценах на рынке, потому что, чем ближе общество к удовлетворению потребностей, тем ниже должна падать цена на соответствующий вид продукции. Потому что на уровне макроэкономики, цена – это показатель дефицита продукции по отношению к свободному потреблению.

 

Экономика развивается в этом направлении. Но говорить о том, о чём говорили марксисты, что деньги исчезнут, это было бы неправильно. По той простой причине, что кредитно-финансовая система - это инструмент бесструктурного макроэкономического управления и, кроме того, это инструмент статистического учёта и анализа того, что происходит в экономике на исторически продолжительных интервалах времени при условии, что финансы соотносятся с энергопотенциалом или с золотом, или ещё чем-нибудь. И тем более не как сейчас, когда доллар – это сама стоимость, а откуда он и как он берётся - это тема не для обсуждений. И о том, что экономика действительно развивается в этом направлении, говорит такой факт, что в Швейцарии обсуждался вопрос о безусловных доходах, то есть величине некой денежной суммы, которую каждый бы гражданин Швейцарии получал вне зависимости от того, трудится он или не трудится, здоровый он или инвалид. Но чтобы он получал эту сумму, и она могла быть использована им по его усмотрению. То есть, предполагается, что творческий потенциал и его реализация – это субъективная потребность людей и даже, если люди будут получать этот гарантированный безусловный доход, то они будут с интересом по-прежнему работать и реализовывать свой творческий потенциал, в том числе и в сфере экономической деятельности.

 

Всё это требует иных экономических теорий. То, что я рассказал, это даже не основы. Это только предпосылки и принципы, которые должны быть развиты в этих экономических теориях. Если говорить о том, когда они должны были быть развиты, то Иосиф Виссарионович Сталин в 1952 году в "Экономических проблемах социализма в СССР" прямо ставил задачу – построение новой экономической теории, которая бы адекватно отвечала потребностям социалистического строительства в нашей стране и перехода к коммунизму. То есть к полному и гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей в гармонии с природой. Но считали, что Сталин – деспот, тиран, недоучка семинарист. Но если подумать, последующая практика показывает, что это был один из умнейших, добрейших людей своей эпохи, чьё мировоззрение, миропонимание лет на сто, сто пятьдесят обогнало интеллектуальное развитие общества.

 

А коли не занялись этим делом тогда, то придётся заниматься этим делом теперь. Потому что, как сказал в своё время Христос: "Род сей лукав. Знамение ищет. Но не дастся ему знамения, кроме знамения Ионы пророка".

 

Знамение Ионы пророка. Пророк Иона решил, что он умнее Всевышнего и что обещанную им миссию проповеди в Ниневии, столице тогдашней Ассирии, он может не исполнять. После этого некое китообразное заглотило Иону, и он пробыл там некоторое время. Когда Иона одумался и взмолился, то китообразное получило указание - выплюнуть Иону на берег. Иона пришёл в себя, отправился в Ниневию. Жители Ниневии вняли проповеди, одумались, и Ассирия существовала ещё некоторое количество времени. Но если от личностного масштаба Ионы переходить к общечеловеческому масштабу, то человечество, подчинившись библейскому проекту порабощения его от имени Бога, вступило в конфликт со Всевышним. Следствием этого конфликта является глобальный биосферно-социальный и экологический кризис, развитие которого гарантированно уничтожит нынешнюю цивилизацию. Альтернатива этому самоубийству одна единственная – одуматься. Библейскому проекту глобализации противопоставить альтернативный проект глобализации, который бы протекал в русле божьего промысла и обеспечивал, как развитие человечества, так и устойчивость биосферы. В русле этого проекта хотите того или нет, но придётся создавать альтернативные социолого-экономические теории, которые должны опираться на шесть категорий объективных закономерностей, о которых я говорил в прошлый раз, которым подчинена жизнь человеческого общества, и должны быть управленчески состоятельны. И жить придётся в соответствии с ними.

 

Но если кто-то считает, что можно ничего не делать, всё утрясётся само собой, - это его право. Но потом не спрашивайте о причинах, почему в жизни что-то не складывается, чего-то не везёт, чего-то не так, или вообще возникли какие-то угрозы жизни. Человекообразные бандерлоги не имеют право на существование, поскольку паразитируют на планете. И земля должна стать планетой людей, перестав быть планетой обезьян.

Вот на этом, в общем-то, и всё.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1130 мб)
Видео MP4 640x360 (450 мб)
Видео MP4 320х180 (249 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (26 мб)
Звук 32kbps MP3 (26 мб)
Звук 64kbps MP3 (52 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (78 мб)

Текст:
EPUB (294.56 КБ)
FB2 (496.57 КБ)
RTF (371.77 КБ)

Понаехали!

Почему страны Европы завозят к себе разноцветных иностранцев, содержат их, и терпят погромы и беспорядки, которые эти приезжие устраивают?
Инакомыслящие приезжие другой расы, цвета кожи, религии, культуры, образа жизни - оружие воздействия на европейские государства, а так же инструмент уничтожения коренных европейцев.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Артём Войтенков

Скрытое оружие: Понаехали!

Видео http://poznavatelnoe.tv/voitenkov_ponaehali

 

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Мировые и российские СМИ постоянно морочат людям головы, обсасывая второстепенные, третьестепенные, и даже вообще никому ненужные события неделями и месяцами, но, упорно не обращая внимания на важные системные вещи, которые касаются жизни каждого человека.

 

Во второй половине XX-го века после окончания Второй мировой войны произошла огромная перемена в поведении стран Европы. И можно даже сказать, что это не просто перемена чего-то или какого-то поведения, это всё равно, что поезд ехал-ехал в одну сторону, потом взял и развернулся, поехал в другую сторону. А что же такое произошло? Если мы посмотрим в историю (не будем глубоко капать), посмотрим даже в недавнюю историю ХХ-го, ХIХ-го и ХVIII-го века, то государства всегда старались что-то себе отобрать у соседа. Даже не столько само государство, сколько управляющая верхушка и элита этих государств: короли, президенты, элита, бароны, дворяне, купеческие сословия - все старались что-то, где-то, у кого-то урвать. И обычно все эти кланы, банды, государства старались заграбастать себе что-то чужое, что принесёт им пользу или выгоду.

 

А захватывали что?

- Например, землю. Вот плодородная земля, на ней растёт пшеница, свёкла, морковка, какао бобы и ещё что-нибудь, пастбища для выпаса скота.

- Также захватывали источники различных полезных ископаемых: уголь, нефть, минералы, золото, драгоценные металлы.

- А также источники воды.

- Захватывали торговые пути, как сухопутные, так и морские, то есть захватывали порт. Морской порт вообще очень выгодное место.

- Захватывали людей, то есть уводили их в плен, делали их рабами или рабочими, заставляли работать на себя.

 

Да и чем больше земель ты захватил, тем больше народу на них живёт, тем больше ты с них можешь собрать податей и налогов, и тем больше ты сможешь набрать себе рекрутов в армию. Чем сильнее у тебя армия, тем соответственно больше ты ещё сможешь у кого-то что-то отобрать или не позволить, чтобы твоё награбленное честным трудом отобрал более сильный сосед.

 

Так было достаточно давно и долго, причём за примерами ходить в историю далеко не надо - возьмите Первую мировую войну, которая была 100 лет назад. Главная и основная причина Первой мировой войны – это вывод Соединённых Штатов Америки с их частным долларом, который выпускался Федеральной резервной системой, на мировой уровень. До Первой мировой войны Соединённые Штаты были, скажем так, государством не игроком на мировой арене. После Первой мировой войны и развала и ослабления европейских империй Соединённый Штаты поднялись на уровень мирового игрока. Но это основная причина развязывания Первой мировой войны – это интересы Соединённых Штатов и хозяев Федеральной резервной системы.

 

Но с другой стороны - в Европе она же тоже не могла начаться просто так. А дело в том, что Германия, точнее её кайзер Вильгельм II (немецкая верхушка) - захотела себе чужой кусочек. Франция тоже хотела себе чужой кусочек, Россия хотела Босфор и Дарданеллы, и все страны чего-то хотели. У каждой страны были свои интересы: что-то, где-то у соседа отобрать. И поэтому, умело всё это стравив, получилась драчка, в которой погибло от десяти до двадцати миллионов человек по разным оценкам.

 

Мало того, большинство стран Европы имели свои колонии и нещадно их грабили. Самая известная колониальная держава это, конечно же, Великобритания, то есть империя, над которой никогда не заходило солнце, потому что её владения были во всех частях света. Вот, например, карта владений Великобритании в 1919-ом году: Канада, Австралия, Новая Зеландия принадлежит Великобритании. Даже до сих пор самым главным человеком в этих странах является королева Великобритании. Также Великобритании принадлежит Индия – жемчужина британской империи, достаточно много островов в океане, треть Африки, какие-то места в Южной Америке.

 

Другим крупнейшим колониальным государством была Франция. Франции принадлежали обширные земли:

- в Северной Америке и в Африке,

- остров Мадагаскар,

- также в Индии она имела свои земли и свои интересы,

- в Азии,

- на Ближнем Востоке,

- в океане.

 

То есть французская колониальная империя была не меньше, чем английская. Карты колониальных империй разных стран показаны за разные года и кое-где эти земли и территории могут перекрываться, потому что они завоёвывались, покупались, переходили от одной империи к другой.

 

Ещё одной крупнейшей колониальной империей была Испания. Испании принадлежала огромная часть Южной и Центральной Америки. Поэтому в Мексике и в странах Южной Америки официальным языком является испанский.

 

Другая страна – Португалия. Тоже имела очень обширные колонии, как в обеих Америках, так и в Африке, так и в Индии, так и в океане.

 

Очень маленькая страна Нидерланды, которой на карте мира почти не видно, тоже имела большие колонии в Южной Африке, в Южной Америке, и очень много островов в океане. Собственно говоря, площади этих колоний во много-много раз превышают площадь самих Нидерландов.

 

Колонии, оказывается, имела даже Германия. Мало того, что Германия не существовала до 1871-го года, как страна, которую мы сейчас знаем. Это были так называемые немецкие княжества, немецкие земли. Так ещё каждое княжество могло иметь по несколько колоний где-то в других частях света.

 

Италия тоже имела колонии в Африке. Это современная Ливия и Эфиопия.

 

Если мы посмотрим на карту Африки в ней, можно сказать, не остаётся живого, независимого места. То есть почти вся Африка была когда-нибудь чьей-нибудь колонией. Но те, кто читал книжки или смотрел фильмы про жизнь в колониях, кажется, что это было так давно, такие злобные эксплуататоры, плантаторы с кнутами стегают чернокожих рабочих, но это где-то далеко-далеко в прошлом.

 

Однако европейские страны потеряли свои колонии совсем недавно. Например, Великобритания перестала быть империей только после Второй мировой войны. Причём самое забавное, что до сих пор Канада, Австралия, Новая Зеландия входят в так называемый,Блок Содружества. И до сих пор в Канаде, Австралии и Новой Зеландии самым главным человеком является британская королева, официально по законодательству.

 

Франция лилась своих колоний только после Второй мировой войны, да и то не всех. До сих пор Гвиана в Южной Америке это там где космодром и Полинезия в океане - они являются Заморскими регионами Франции, то есть просто поменяли слово вместо колоний на Заморский регион.

 

А вот Германии повезло поменьше. Она потеряла свои колонии после Первой мировой войны. Ну, понятно: проиграла войну - все колонии отобрали.

 

Италия. Мало того, что имела колонии, во время Второй мировой войны она их усиленно расширяла, то есть Муссолини вёл войны за расширение колоний. В 1935-ом году хорошо вооружённая Италия напала на Абиссинию (Африканское государство), военный уровень которого был во много-много раз ниже, чем Италии. То есть армия Абиссинии имела:

- во-первых, мало вооружения,

- во-вторых, оно было устаревшее и времён Первой мировой войны,

- в-третьих они не особо умели ими пользоваться

- и в-четвёртых достаточно большая часть абиссинской армии была вооружена луком, стрелами и копьями.

Но доблестные итальянца даже не стали с ними по честному воевать, они просто прицепили к своим самолётам баки с отравляющими веществами и полетали над Абиссинией. Несмотря на то, что Женевский протокол 1925-го года запрещал применение химического оружия, и ничего Италии за это не было. Понятное дело, после поражения во Второй мировой войне у Италии эти колонии отобрали.

 

Испания – мощнейшая империя, соперник Великобритании. Испания потеряла свою последнюю колонию в 1975-ом году.

 

Так что, как видите, колониальное прошлое европейских стран это никакая-то там глубокая затёртая история, это происходило совсем недавно. А что такое колония? Колония - это такая страна, которую метрополия нещадно грабят. То есть метрополия вывозит из колонии все полезные ископаемые, всё, что там растёт и производится, причём ей это стоит достаточно дёшево. Местному населению достаточно либо очень маленькой платы, либо вообще никакой платы - они готовы работать за еду. То есть колония для метрополии – это источник прибыли. То есть страны Европы получали огромнейшие доходы и прибыли от своих заморских владений.

 

И вдруг, с 1960-ых годов ХХ-го века происходит очень резкий поворот. Европа начинает завозить к себе цветное население из своих бывших колоний.

Например, возьмём Германию. Как нам пишут историки: "Большая иммиграция турецких рабочих с начала 1960-ых годов была вызвана, с одной стороны, высоким ростом населения и массовой безработицей в Турции, а с другой, потребностью в рабочих в северо-западной Европе". Мне только непонятно, почему это произошло именно в 60-ые годы, а не сразу после конца войны.

 

Западная Германия, как и остальные страны западной Европы, начала испытывать недостаток рабочей силы с начала 50-ых годов. Турецкое правительство предложило Германии нанимать турецких рабочих, министр труда Германии был против. Он считал, что культурный разрыв между Германией и Турцией слишком велик. Кроме того, Германия не нуждается в новых рабочих, потому что в бедных районах Германии достаточно безработных, которые могут занять эти места. Однако, кто спрашивал побеждённую Германию, которая, собственно говоря, до сих пор является колонией Соединённых Штатов Америки. На земле Германии размещено порядка трёхсот военных баз США. И в 61-ом году были подписаны договора и соглашения, и турецкие рабочие поехали в Германию. Но, как оказалось, это было только начало.

 

В 1974-ом году в Германии принимается закон "О воссоединении семей". То есть мужчина-рабочий, который из Турции уехал в Германию, проработал сколько-то там лет, уже получал право привезти в Германию свою семью. Это объяснялось тем, что "много турок, много мужчин, они все живут в общежитиях и это социальная напряжённость, давайте им лучше привезём семьи, они сразу эту социальную напряжённость снимут". Но и это ещё не всё. В Германии стали выходить газеты на турецком языке, появилось радио на турецком языке, появились даже сериалы на турецком языке. Мало того, приезжим начали давать немецкое гражданство. Причём сначала его давали тем, кто хотел, а потом уже его стали давать даже автоматически, то есть дети иностранцев, рождённые в Германии автоматически получают немецкое гражданство, если один из родителей законно проживал в Германии более 8 лет.

 

Причём завоз иностранной рабочей силы ещё можно как-то объяснить послевоенным развитием промышленности, нехваткой рабочих мест. Но почему-то Советский Союз тоже очень сильно разрушенный войной никаких иностранцев к себе не завозил и справился своими силами, своими людьми. А в Германию вдруг почему-то понадобилось привозить турок. Ладно, возможно это было как-то экономически оправданно, потому что капитализм – это совершенно зверская система, которой главное прибыль.

 

Но привоз семей в Германию, автоматическая выдача германского гражданства – это всё зачем? Если вам нужны только рабочие - привозите рабочих, пусть они работают и замечательно, что они не имеют никаких прав. Чем больше прав у рабочего, тем больше надо ему платить - это совершенно идёт вразрез с капитализмом.

 

Мало того, зачем устраивать газеты, телевидение, журналы на турецком языке? Наоборот пусть турки впитывают в себя великую немецкую культуру, а потом, отработав какой-то срок, несут её к себе на родину в Турцию - это культурное расширение, это культурный захват, все империи всегда этим занимались. Заложив в голову чужих людей семена своей культуры, своего образа жизни, своего мышления вы уже получаете своих сторонников в других странах. А тут наоборот - Германия ввозит в себя чужую культуру и чужих людей. Хотя ладно, чего мы к Германии прицепились? Германия побеждённая страна, она делает то, что ей приказывают.

 

А давайте посмотрим другие страны. Оказывается очень многие страны Европы после Второй мировой войны стали делать то же самое - завозить к себе цветное население из своих бывших колоний, объясняя это промышленным подъёмом. Даже Великобритания, не особо пострадавшая во время Второй мировой войны. А я напомню, что на её земле не было никаких боевых действий, там не ездили танки, там не ходила пехота. Да, Великобритания подвергалась бомбардировкам, но только её южное побережье. Это совершенно не сравнить с потерями и разрушениями тех стран, на землях которых происходили непосредственные боевые действия, то есть Советский Союз, например, Польша, Румыния, та же самая Германия и Франция.

 

Даже Великобритания почему-то решила завозить к себе бывших рабов из своих колоний. Причём это произошло не в 60-ые, как с Германией, это произошло в начале 50-ых годов. Таким образом, с 50-ых, 60-ых годов почти все страны западной, центральной, северной Европы начали завозить к себе разноцветное население из других частей света. Но самое забавное, что тогда это был ещё небольшой поток, а начиная с 90-ых годов ХХ-го века этот поток увеличился многократно.

 

Давайте с вами посмотрим статистику. Это данные Всемирного Банка и в них время разбито по пятилеткам, то есть сколько человек приехало в страну в определённые пять лет. Данные считаются с 1960-го года и это получилось не пятилетка, а трёхлетка, по 62-ой.

 

В Великобританию

- с 1960-го по 1962-ой год приехало где-то 140 тысяч человек.

- Потом в следующую пятилетку немножко уехало,

- потом в следующую пятилетку 100 тысяч приехало,

- потом ещё меньше приехало.

 

А потом уже, начиная где-то с 1988-го года пошёл очень устойчивый рост.

- То есть пятилетка 1988-ой- 1992-ой год - приехало 210 тысяч человек.

- Следующая пятилетка - приехало полмиллиона.

- С 1998-го года по 2002-ой - приехало уже 970 тысяч.

- Потом чуть поменьше – 840 тысяч (2003-2007).

- И с 2008-го по 2012-ый год - опять приехало 900 тысяч человек.

Я буду зачитывать некоторые цифры для тех, кто не смотрит, а слушает.

 

А с Францией уже немножко другая картина.

- Трёхлетку с 1960-го по 1962-ой год во Францию приехало один миллион 520 тысяч человек.

- Потом эта цифра упала (310 тысяч).

- А в пятилетку с 1968-го по 1972-ой год - приехало 690 тысяч человек.

- Потом это снизилось до 210 тысяч (1973-1977)

- 1978-1982 - 350 тысяч.

- С 1988-го по 1992-ой это было даже 140 тысяч человек.

- Но с 1998-го по 2002-ой год во Францию опять приехало больше миллиона человек – один миллион 80 тысяч.

- Следующая пятилетка – 520 тысяч человек.

- И следующая пятилетка - это где-то 650 тысяч.

 

А сколько едет в Германию.

- Начиная с 60-ых годов в Германию в каждую пятилетку закачивалось примерно по миллиону человек, где-то чуть больше, где-то чуть меньше.

- Потом в пятилетку с 1983-го по 1987-ой год это число увеличилось до 2 миллионов – один миллион 890 тысяч.

- В следующую пятилетку это число увеличилось: уже более 3 миллионов - 3 миллиона 230 тысяч.

- Потом с 1993-го по 1997-ой год число упало до 830 тысяч.

- Следующая: чуть побольше - 940 тысяч.

- По следующей пятилетки либо нет данных, либо туда мало ехало. Но я сомневаюсь, что это так, скорее всего данных просто нет.

- И последняя пятилетка 2008-2012 год - в Германию приехало 550 тысяч человек.

 

Сколько приезжает в Испанию.

- С начала 1960-ых годов из Испании был даже небольшой отток населения, а если и был приток, то очень небольшой.

- Но с 1988-го года в Испанию пошёл поток приезжих. Сначала это было 320 тысяч.

- Следующая пятилетка - это уже 800 тысяч.

- А пятилетка с 1998-го по 2002-ой год это почти 3 миллиона человек – два миллиона 830 тысяч.

- Следующая пятилетка – это 2 миллиона 250 тысяч человек.

- И уже последняя пятилетка - это спад: всего лишь 600 тысяч.

 

Сколько приезжает в Австрию.

Вроде небольшая европейская страна, но, тем не менее, в Австрию тоже едут. Например, в 1988-1992 году в Австрию приехало 280 тысяч человек.

 

Италия.

- В Италию, опять-таки, с 1960-ых годов был где-то отток, где-то небольшой приток.

- Но в пятилетку с 1998-го по 2002-ой год в Италию приехало 1 миллион 850 тысяч человек.

- Следующая пятилетка (2003-2007). В Италию приехало один миллион 910 тысяч человек.

- И последняя пятилетка 2008-2012 - это 900 тысяч, почти миллион.

 

Ещё для сравнения возьмём маленькую северную страну, как Финляндия.

- Сначала у неё вообще был отток, то есть оттуда больше ехали в 1960-ых годах.

- Потом ехали и приезжали.

- Но потом уже с 1988-го года начинается устойчивый приток, то есть сначала это 50 тысяч, потом 20 тысяч, потом 30 тысяч, потом 70.

Но я напомню, что Финляндия вообще-то маленькая страна, её население составляет примерно 5 миллионов человек официально, то есть это сравнимо с городом Санкт-Петербургом.

 

Соседка Финляндии – Норвегия.

- Поначалу туда ехало очень мало, но число постоянно увеличивалось. Сначала с 20 тысяч, 40 тысяч, 50 тысяч.

- И пятилетка 2003-2007 это 170 тысяч человек.

- Следующая пятилетка - 150 тысяч человек.

Норвегия, кстати, имеет почти такое же население как и Финляндия, то есть это город Санкт-Петербург по численности.

 

Если мы посмотрим на общую картину, сколько же приезжают в страны Евросоюза.

- Получается, что с 1960-го по 1962-ой (это трёхлетка), туда приехало один миллион 450 тысяч человек.

- Следующая пятилетка это меньше.

- Потом - два миллиона 230 тысяч человек.

- Потом меньше, меньше, меньше.

- И с 1988-го по 1992-ой туда в Европу приехало четыре миллиона 270 тысяч человек.

- Следующая пятилетка 1993-1997 - это 2 миллиона 640 тысяч.

- Пятилетка 1998-2002 - это восемь миллионов 580 тысяч человек.

- Следующая пятилетка 2003-2007 - это шесть миллионов 860 тысяч человек.

- И последняя пятилетка 2008-2012 - это четыре миллиона 660 тысяч человек.

 

И мы сейчас обсуждаем с вами только официальные цифры. Сколько там человек приплыло по Средиземному морю на баржах, лодках, плотах в Европу - это совершенно неизвестно. А к чему же хорошему приведёт то, что в вашу страну идёт поток людей другого цвета кожи, другого вероисповедания, другой культуры, другого образа мыслей и другого даже бытового уровня жизни, то есть вообще всё другое. Понятное дело, что это будет приводить к напряжениям, разногласиям и столкновениям.

 

Первые крупные неприятности произошли в Великобритании в 1981-ом году. Это получило название "Брикстонский мятеж". Большинство населения Брикстона составляли чернокожие выходцы с Ямайки и других бывших британских колоний в Карибском море, которые начали переселяться в Великобританию в конце 40-ых годов. Негры составляли до четверти населения этого района, здесь царили нищета, безработица и все связанные с ними пороки. Полиция относилась к чернокожим жителям враждебно (понятное дело), а те отвечали взаимностью.

 

Напряжение росло пока, наконец, арест одного местного юноши не вылился в столкновения, в ходе которых полицию вытеснили за пределы района. В течение трёх дней в Брикстоне жгли и грабили. В ходе восьмидневных столкновений местного населения с полицией было сожжено более семидесяти зданий, пострадало более 400 сотрудников службы безопасности, и более 500 человек были арестованы. Это произошло в 1981-ом году. Но как мы с вами уже видели из тех данных, представленных Всемирным Банком, в 1980-ые и 1990-ые годы поток переселенцев из стран Африки, Ближнего Востока, Южной Америки в Европу продолжает только нарастать.

 

И следующие крупные неприятности - это беспорядки в Париже в 2005-ом году. Они начались со смерти двух цветных подростков, которые залезли в трансформаторную будку, прячась от полиции. Во время этих беспорядков за ночь сгорало около тысячи автомобилей. Громили магазины, школы, общественные учреждения, полицейские участки. Эти беспорядки продолжались более двух недель в пятнадцати крупных городах Франции. Ущерб составил сотни миллионов евро, и пострадало большое количество людей. Причём, если читать новости, то во Франции беспорядки, правда, уже меньшего размера, которые устраивают цветные приезжие, проходят постоянно по несколько раз в год. Всё это сопровождается грабежами, поджогами автомобилей и прочими безобразиями.

 

Беспорядки в Лондоне 2011-го года так же начались со смерти одного из представителей цветного населения, который подозревался в торговле наркотиками, в ношении оружия и членстве в преступной банде. Просто сдаваться в полицию он не захотел, завязалась перестрелка и его просто застрелили. Соответственно, представители бедных цветных кварталов вышли на улицу. Сначала всё было мирно, но ближе к вечеру эти протестующие стали кидать бутылки с зажигательной смесью, поджигать полицейские машины, грабить магазины, и беспорядки распространились на Бирмингем, Ливерпуль, Манчестер и Бристоль. Порядка 30 тысяч человек принимали участие в этих беспорядках, они грабили магазины и людей, жгли автомобили, в том числе и полицейские. Причём это делали не только взрослые, но и дети уже в возрасте 10 лет, так сказать, помогали родителям и старшим братьям.

 

Крупные беспорядки в Швеции в 2013-ом году, которые начались, опять-таки, с убийства полицейскими при задержании одного из цветных переселенцев, который тоже не хотел добровольно идти в полицию. Беспорядки продолжались две недели в разных пригородах Стокгольма (столица Швеции), и в некоторых других городах. Здесь так же сгорало до сотни автомобилей за ночь, так же били витрины, грабили магазины, в общем, всё тот же самый набор.

 

А почему так происходит? Почему поднимаются такие волны беспорядков? А дело в том, что на сегодняшний день в странах Европы достаточно большую часть населения составляют пришлые люди. Причём если мы посмотрим статистику Евростата. Есть такое понятие, как родившиеся за границей, то есть это люди, которые родились за пределами государства, но потом приехавшие жить в эту страну.

 

По статистике Евростата за 2012-ый год:

- Родившихся за границей Великобритании насчитывается 11% от общего населения Великобритании.

- Родившиеся за границей Франции на 2012-ый год составляет 10% от общего населения Франции.

- 11% жителей Германии родились за границей.

- 14% жителей Австрии.

- 8% жителей Италии.

- 12% жителей Испании.

- 5% жителей Финляндии.

- 11% жителей Норвегии.

 

Причём эта статистика, она учитывает именно тех, кто родился за границей и переехал в страну. А если, например, турок в 80-ые годы приехал в Германию, привёз туда свою жену, у них родилось пятеро детей, то эти пятеро детей, они уже не входят в эти данные, то есть они уже родились в Германии, и они уже получили автоматически немецкое гражданство. То есть если прикинуть общее количество других людей другой расы, другого цвета кожи, другой культуры и другого вероисповедания и другого образа мысли, то это число (эти проценты) можно умножать на два, а то и на три, то есть не 11%, а 33%. А если ещё учесть, что коренные европейцы рожают мало, а приезжие с Африки, Ближнего Востока и других разных стран рожают много детей, то эту цифру можно умножать в четыре, а для некоторых стран и даже в пять раз.

 

Теперь большой вопрос: зачем в Европу везти цветное население из других стран? Почему страны Европы это делают? Должна же быть какая-то причина. Европейские политики просто ничего вразумительного, зачем они это делают, сказать не могут. Они придумывают какие-то объяснения про гуманизм, любовь к ближнему, мультикультурализм, ещё какую-то ерунду, в которую совершенно просто невозможно поверить. Потому что все страны делают это, во-первых, во вред себе, и во-вторых, как мы с вами уже посмотрели, всё это движение началось ещё в шестидесятые годы. Это ещё были живы люди, которые в колониях стегали этих рабов кнутами, и вывозили из этих колоний ценности. Мало того, что эти люди были ещё живы, они не были пенсионерами где-то на отдыхе. Они ещё участвовали в жизни общества: они были ещё военными, служащими, предпринимателями, государственными чиновниками. И тут вдруг в шестидесятые годы: любовь к ближнему, мультикультурализм. Вот у одного человека может так мозги заклинить, но чтобы такое произошло у всех политиков Европы в одночасье, это вызывает уже некоторые подозрения.

 

Давайте с вами продолжим наше исследование, и посмотрим список тех причин, которыми европейские политики объясняют ввоз большого количества людей из других стран.

 

Первая причина объясняется так, что Европе нужна дешёвая рабочая сила. Возможно, да. После Второй мировой войны кое-где так оно действительно и было. Но, как мы с вами уже обсуждали, почему-то СССР не приглашал к себе жить китайцев, негров, индусов, ещё кого-то, чтобы они поднимали промышленность Советского Союза. Нет, Советский Союз справился сам, своими людьми и своими силами.

 

Причём, самое забавное, что карточная система, по которой выдавались продукты населению, в СССР была отменена в 1947-ом году. А в Великобритании карточки на бензин были отменены в 1950-ом году. Карточки на сахар и сладости в 1953-ем году, а на мясо в 1954-ом. То есть, почти через десять лет после окончания Второй мировой войны. Причём Великобритания, как мы с вами уже обсуждали, это наименее пострадавшая страна из тех европейских государств, которые принимали участие в войне. И эта же самая Великобритания уже в конце сороковых годов завозит к себе цветное население из бывших колоний. То есть, у них ещё, говоря современным языком, нет продовольственной безопасности: им ещё не хватает продуктов на собственное население, а они зачем-то решили облагодетельствовать жителей своих бывших колоний. Причём, во что это вылилось, мы с вами уже почитали - Брикстонский мятеж 1981-го года. То есть, эти приезжие просто селились в кварталы, получились такие бедные, нищие гетто.

 

Но статистики по безработице в послевоенные годы в разных странах у нас нет. Зато у нас есть хорошая статистика по безработице в Европе с 1990-го года, выложенная на сайте Евростата. Так вот, в разные годы, начиная с 1990-го по 2013-ый, безработица в Великобритании составляла от 4,7% до 10,2% от трудоспособного населения. То есть, это считается не от всего населения, а отбрасываются дети, отбрасываются старики-пенсионеры, и отбрасываются люди, не способные работать.

 

Также есть такое понятие, как выплаты по безработице. То есть, это трудоспособные люди, которые не могут устроиться на работу, потому что, просто некуда. Но, так как им нужно деньги откуда-то брать, и чтобы они не пошли в бандиты и в криминал, государство начинает выплачивать им пособие по безработице.

Выплаты по безработице в Великобритании:

- В 2003-ем году составили 11453 миллиона евро.

- В 2005-ом - 12428 миллионов евро.

- В 2008-ом – 10611 миллионов евро.

- И в 2011-ом – 11965 миллионов евро.

 

Переходим к другой европейской стране Франции. Безработица во Франции была в 1990-ом году, например, 9,4%, в 1996-ом 12,4%, в 2008-ом 7,4%, и в 2013-ом 10,3% от трудоспособного населения.

Выплаты по безработице во Франции:

- С 2003-го по 2008-ой порядка 36-38 миллиардов евро в год.

- С 2009-го подросло - 40506 миллионов евро.

- 2010 – 42 550 миллионов евро.

- 2011 – 42 126 миллионов евро.

 

Германия. В Германии безработица в 91-ом году составляла 5,5%. Потом она выросла до 9,7%. Потом снова падала, в 2005-ом году опять выросла – 11,3%, и потом понизилась, 2013-ый год это 5,3%.

Выплаты по безработице в Германии:

- В 2003-ем году составили 50 037 миллионов евро.

- Они постепенно понижались до 35 683.

- В 2009-ом году опять подросли – 45 046 миллиона евро.

- И дальше потихонечку снижаются, в 2011-ый год 34 270 миллионов евро.

 

Безработица в Испании в 1990-ом году составляла 15,5%, в 1994-ом – 22%, потом она постепенно снизилась до 8%, но с 2008-го года опять взлетела, и в 2013-ом году составляла 26,1% от всего трудоспособного населения. То есть, это четверть трудоспособного населения без работы.

И соответственно, выплаты по безработице тоже возросли:

- В 2003-ем году это 17 121 миллион евро.

- В 2009-ом – 38 701.

- А 2011-ый год, это уже 39 163 миллиона евро.

 

Италия. Безработица в Италии 1990-ый год 8,9%, потом она выросла до 11,3%, потом она упала до 6,1% и в 2013-ый год она опять выросла до 12,2% от трудоспособного населения.

- Так же Италия в 2003-ем году выплатила 6 164 миллиона евро в пособиях по безработице.

- 2008-ой год почти 7 957 миллионов евро.

- А в 2009-ом году уже 12 047 миллионов евро.

- 2010-ый год – 13 055 миллионов.

- 2011-ый чуть поменьше – 12 830 миллионов.

 

Австрия. Безработица в Австрии 1994-ый год – 3,8%, 2005-ый год – 5,2%, 2013-ый год – 4,9%.

Выплаты по безработице:

- 2003-ый год это 3 826 миллионов евро.

- 2006-ой год уже больше - 4 143 миллионов евро в год.

- 2010-ый год этот уже 4 799 миллионов евро.

Вот столько Австрия вынуждена выплачивать своим безработным, чтобы они не бузили.

 

Северная страна Норвегия. 1990-ый год – 5,2% безработных. Далее число прыгает, снижается до трёх, повышается до четырёх с половиной, потом опять снижается, и 2013-ый год это 3,5% безработных.

Выплаты по безработице в Норвегии:

- В 2003-ем году составили 3 826 миллионов евро.

- 2006-ой год – 4 143 миллиона евро.

- 2009-ый год 4 751 миллион.

- 2010-ый год цифра ещё увеличивается, скоро 4 799 миллионов евро.

- 2011-ый год чуть поменьше 4 514 миллиона евро в год.

 

Итого, общая безработица в Евросоюзе в 2000-ом году составила 8,9% от трудоспособного населения. Дальше эта цифра немножко колебалась - в 2008-ом году это 7%. А потом она стала повышаться - в 2013-ом году это 10,8% от трудоспособного населения.

 

То есть, как мы с вами видим, во всех, так называемых, благополучных странах Европы, по крайней мере, начиная с 1990-го года никакого недостатка в рабочей силе нет. Мало того, есть безработица, причём достаточно большая. То есть, если у вас даже пять процентов безработных, ваших граждан, вы должны как-то устроить их на работу, а не привозить из-за границы других людей. Мало того, скажите пожалуйста, сколько шансов у жителя Африки, который не получал вообще никакого образования, который даже может быть читать и писать не умеет, который работал где-то на банановой плантации? Вот он приезжает на работу куда-то. Сколько у него шансов устроиться там на хорошую, приличную, хорошо оплачиваемую работу? Если даже зачастую вот эти приезжие, они даже не знают языка той страны, в которую они приезжают. Вот негр, или афганец, он что, сможет стать конструктором автомобилей на заводе Пежо, или конструктором самолётов на шведском заводе Сааб, или разработчиком систем безопасности для автомобилей БМВ? Понятное дело, что все эти приезжие, они будут выполнять только чёрную, грязную работу, для которой не нужно никакого образования.

 

Мало того, мы с вами все прекрасно видим, что производства из европейских стран, начиная с восьмидесятых годов, постепенно уезжают в Азию. Даже крупные европейские производители закрывают целые отделения и переводят производство в Китай, в Корею, и в другие страны. Даже своих, высококвалифицированных рабочих, инженеров, конструкторов, проектировщиков, ещё кого-то там уже некуда девать. И зачем же вам завозить тогда чёрную рабочую силу из других стран? Вы со своей безработицей сначала разберитесь, пожалуйста, а уже потом, если у вас будет нехватка рабочих мест, вы там может быть, кого-то привезёте.

 

А так у вас уже огромное количество собственных безработных. Вот давайте посмотрим на статистику Евросоюза.

- В 2003-ем году в общей сложности страны Евросоюза выплатили пособия по безработице 166 миллиардов 461 миллион евро.

- В 2005-ом – 171 миллиард 825 миллионов.

- В 2007-ом эта цифра немножко снизилась – 155 миллиардов 108 миллионов.

- Но в 2009-ом она скакнула – 203 миллиарда 803 миллиона евро.

- В 2010-ом – 206 миллиардов 609 миллионов.

 

Таким образом, в Евросоюзе уже с 1990-ых годов ходят миллионы безработных, которым страны вынуждены выплачивать большие деньги. И как мы с вами убедились, посмотрев вот эту статистику, которая совершенно в открытом доступе находится на сайте Евростата, завоз разноцветного населения со всех частей света в Европу никоим образом не объясняется недостатком в рабочей силе. Таким образом, если кто-то будет вам рассказывать сказки, что это их раньше привезли, в шестидесятые, семидесятые годы, а потом они размножились, просто покажите им вот этот график приезжих в страны Евросоюза, и спросите - а зачем тогда в девяностые годы и в двухтысячные везти просто миллионное население с других частей света, когда у вас, ребята, итак проблемы с безработицей? Причём, количество приезжих, начиная с девяностых годов, гораздо выше количества приезжих, которое было ещё в шестидесятых.

 

То есть, мы видим, что дело здесь вообще даже не в рабочей силе, и никоим образом не связано. Потому что в Европе уже существуют безработные в третьем поколении, которые не работают сами, и живут на социальное пособие, их родители не работали, и жили на социальное пособие, и их бабушки-дедушки тоже не работали, и жили на социальное пособие. Причём, в статистике Евросоюза даже есть такое понятие – пособие по выживанию. Это не пособие по безработице, это не пособие по инвалидности, это не пенсия, это именно пособие по выживанию. Причём, при проведении вот этих бухгалтерских учётных, статистических документов в разных странах к общей статистике Евросоюза это немножко отличается. То есть, в некоторых странах эти пособия по выживанию вообще как-то не учитываются, они видимо, включены в пенсии, пособия по безработице и прочие. То есть, в одних странах это пособие по выживанию падает, но в других оно устойчиво растёт. Например, в Испании в 2003-ем году это составляло 15 484 миллионов евро, а в 2011-ом году это составляло уже 23 981 миллионов евро, вот это пособие на выживание.

 

Во Франции выплаты на пособие по выживанию:

- В 2003-ем году составили 30 663 миллиона евро.

- В 2011-ом году – 38 062 миллиона евро.

 

В Италии пособие по выживанию:

- Общие выплаты государства составили в 2003-ем году 33 748 миллионов евро.

- В 2011-ом году 41 517 миллионов евро.

 

Общие цифры по Евросоюзу.

Выплаты на пособие по выживанию:

- В 2003-ем году составили 180 миллиардов 966 миллионов евро.

- В 2006-ом 198 миллиардов 907 миллионов евро.

- Потом немножко понизилось.

- Но в 2011-ом году выплаты составили 204 миллиарда 800 миллионов евро.

Таким образом, разговоры о том, что в Европу разноцветное население привозится, потому что, там не хватает рабочих рук, является просто ложью и обманом.

 

Далее, следующее объяснение, которому верят уже гораздо больше людей, это - увеличение тающего населения Европы. Объясняется это так, что мол, в европейских странах падает рождаемость и европейские политики решили повысить население собственных стран за счёт привоза иностранцев. Вообще-то говоря, это сказочка для самых недоразвитых детишек из детского сада для умственно отсталых.

 

Хорошо, в европейских странах уменьшается население. Они открывают ворота, как, скажем, впускают всех: "Приезжайте к нам! Рожайте больше детей". Вообще, почему итальянец поедет в Финляндию? Ему в родной Италии гораздо лучше. Там все говорят на итальянском языке, там погода гораздо лучше, там климат приятнее. Зачем ему ехать в Финляндию, Норвегию? Конечно, будут единицы, люди, которые переедут. Им там будет нравиться. Но системно это работать не будет. А будет ли, например, тот же самый швед рожать много детей, если он переедет в Испанию? Почему-то в Швеции у него один-два ребёнка, а если он вдруг переедет в Испанию или во Францию, в Германию у него вдруг почему-то должно родиться там пять детей. Почему?

 

То есть, просто перемещением жителей европейских стран из одной страны в другую вы население никак не увеличите. То есть они, как рожали у себя в стране один-два ребенка, так они приедут, и там будут рожать один-два ребёнка. На кого же тогда надежда? Отчасти, конечно, на нас, на русских – "русские, украинцы, белорусы, вот они приедут". Но надо сказать, что в современных русских, украинских, белорусских семьях там тоже детей не особо много, и семья из трёх детей считается уже многодетной. Если мы с вами посмотрим карту Всемирного Банка, которая отражает количество приезжающих и уезжающих людей из страны в пятилетку с 2009-го по 2013-ый год. На карте обозначены:

- зелёным цветом те страны, в которые много приезжают,

- бирюзовым те, в которые мало приезжают,

- серым, в которые без изменений,

- розовым, из которых мало уезжают,

- и красный, из которых уезжает много.

 

Таким образом, мы видим, что вся Европа и Россия в том числе, Австралия, Саудовская Аравия, США и Канада это те страны, куда много приезжают. А вот в Центральной Америке, в Южной Америке, в Африке, Азии, Океании, там находятся страны, из которых людей либо мало, либо много уезжают. То же самое - статистика с 2004-го по 2008-ой года. Картинка примерно одинаковая.

 

А куда же едут все эти люди из Африки, из Южной Америки, из Китая, Индии и прочих азиатских стран? А в какие страны Европы больше всего приезжают? Если мы посмотрим статистику Евросоюза по приезжающим с 1999-го по 2010-ый год, оказывается, что большинство едет в Германию - это более восьми миллионов человек, туда приехало.

- Следующая по количеству это Испания - порядка семи миллионов человек.

- Потом Великобритания - это где-то чуть больше пяти с половиной миллионов человек.

- Потом идёт Италия – четыре с лишним миллиона человек.

- И Франция - где-то два с половиной миллиона человек.

 

То есть, понятно, что едут не в Польшу, не в Румынию, а в основном в эти благополучные страны Европы. Вот вам для наглядности не графиком, а картой.

- Коричневатым цветом показаны страны, куда едет больше всего.

- Красным – куда поменьше, оранжевым ещё поменьше.

- Жёлтым ещё меньше.

- И серым, куда уже никто не хочет ехать.

Здесь хорошо видно, что Германия, Франция, Испания, Италия, Великобритания - туда едут больше всего. На втором месте это Нидерланды, Австрия и страны Скандинавии. А в Польшу, Румынию, Болгарию, Турцию вообще ехать никто не хочет.

 

И вот вопрос, неужели европейские политики всего этого не понимают? То есть, сидят люди, которые управляют государством, где-то там в Швеции, в Германии, в Испании говорят: "Давай-ка мы будем увеличивать своё население за счёт приезжих из других стран - за счёт китайцев, индусов, негров, латиносов, азиатов". Почему-то европейские политики, удивительное дело не понимают, что у китайцев будут рождаться желтокожие китайцы с другим разрезом глаз. Что у негров из Африки будут рождаться чёрные, курчавые негритята с большими губами. Что у индийцев будут рождаться индийцы, которые совершенно не похожи на голубоглазых, белокурых шведов или истинных германских арийцев. Неужели такая простая вещь непостижима для всех европейских политиков? Если бы такое умопомрачение было у какой-нибудь одной страны, ну да, это можно было списать на местный колорит, скажем так, какие-то заскоки. Но когда это происходит у всех поголовно, тогда возникает очень большой знак вопроса.

 

К тому же, давайте мы сейчас с вами подумаем. Если у вас в стране действительно падает рождаемость и вам надо её увеличивать, как вы будете поступать? Вы будете различными способами подталкивать граждан вашей страны к повышению рождаемости.

Например.

- Это снижение налогов для многодетных семей. То есть, каждый последующий ребёнок - это на сколько-то процентов ниже налог.

- Это выплата социальных пособий многодетным семьям, им какая-то помощь.

- Это различные льготы и привилегии. То есть, например, очередь на получение жилья. Вот многодетные семьи идут сразу вперёд. У кого больше детей, тот сразу впереди по очереди. У кого один ребёнок, тот сзади. У кого вообще нет детей, тот в самом хвосте.

- Это ограничения по занимаемым должностям. То есть, например, если у тебя нет детей, ты не имеешь права занимать никакой государственной должности управленческой. Если у тебя один ребёнок, ты можешь быть местечковым начальником района, райцентра, ещё где-то. Если у тебя два ребёнка, ты уже можешь стать начальником областного размера, какой-то области или, скажем, стать городским главой, но ты не можешь подняться выше на уровень страны. А вот, если у тебя три ребёнка, ты тогда можешь быть депутатом Государственной Думы или местного парламента и прочие вещи.

 

Потом людям надо рассказывать о том, что семья это хорошо, то есть должны висеть плакаты с многодетными счастливыми семьями, по телевизору должны выступать счастливые мамашки в окружении детей, рассказывать, как это здорово: "У меня один за другим смотрит. Всё замечательно". Должны продвигать вперёд артистов, у которых два, три, четыре ребёнка. Вот они на сцене поют со своими детьми - замечательно, отличная картинка. Люди, они же легко внушаемы. Они на всё это смотрят и говорят: "Давай заведём ещё одного ребёнка". Жена просто хочет ещё одного ребёнка, а мужу это подспорье - он сможет продвинуться по карьерной лестнице.

 

Вот это просто мы с вами подумали буквально две минуты, и сколько всего придумали. Причём в России это частично делается. Например, экономически - это материнский капитал, который даётся при рождении второго ребёнка, который можно использовать на улучшение жилищных условий или оплату обучения. Ну почему Владимир Путин это понимает, а все европейские политики до этого просто не догадываются? Мало того, если вы такие, так скажем, недогадливые (не будем употреблять более резких слов), и вы уже запускаете в свою страну разных иностранцев другого цвета кожи, расы, вероисповедания, культуры. То есть, вы придумайте какие-то правила, ограничения, чтобы было какое-то смешение. Чтобы были смешанные браки, папа, мама родитель белый, а другой родитель пусть уже цветной, но, тем не менее, чтобы размешивать вот этих иностранцев, делать из них европейцев.

 

Но происходит-то ровно наоборот. Приезжие приезжают целыми семьями, можно сказать таборами, и живут целыми кварталами. То есть, во всех европейских столицах существует большое количество пригородов, населённых просто цветными людьми, а не коренными европейцами. Где даже различные надписи не пишутся на европейском языке той страны. Они пишутся на турецком, на сомали, ещё каком-то, индийских наречиях. То есть никакого смешения по роду, крови, культуре не происходит. То есть, просто часть Африки, Азии, Китая переезжают в Европу.

 

Таким образом, когда вам будут вешать лапшу на уши о том, что европейские страны пускают в себя этих разноцветных приезжих для того, чтобы увеличить рождаемость, то такой человек, как говорил Иосиф Виссарионович - либо враг, либо дурак, не понимающий очень простых вещей.

 

Далее. Следующее объяснение, по которому Европа привозит к себе большое количество приезжих это то, что им стало стыдно. Мол, европейцы, у них были колонии, они эти колонии грабили, а потом уже почему-то после Второй мировой войны резко у всех в 60-е годы, у них вдруг совесть прорезалась. И они решили осчастливить население этих колоний, скажем так, извиниться за предков и сделать жизнь этих угнетаемых людей, точнее детей гораздо более счастливее. Я прекрасно понимаю, что вам уже смешно, но коли мы разбираем все причины, давайте и с этим разберёмся.

 

Так вот, почему-то Европе в течение двухсот или более лет стыдно не было. А вдруг, в двадцатом веке её так пробрало, причём резко и сразу все страны. Причём вы когда-нибудь слышали о демонстрациях в Лондоне? Уличное выступление народа, толпы на митингах: "Поможем нашим чернокожим братьям! Они бедные страдают. Наши отцы, деды и прадеды их угнетали, а мы сделаем их жизнь счастливой. Давайте привезём сюда негров". Вы знаете про такие выступления в Париже, в том же самом Стокгольме, в Лондоне было такое? Не было, потому что простому народу не стыдно. Вопрос, а кому тогда стыдно? Лордам, баронам, президентам, королям? Вот итальянцам в Абиссинии в 30-е годы было не стыдно применять против местных коренных жителей химическое оружие, запрещённое Женевской конвенцией. Просто было совершенно не стыдно, а тут вдруг потом стало.

 

А перед кем тогда стыдно Германии? Вот турок в Германии больше всего. Однако ни в Первую мировую войну, ни во Вторую мировую войну Турция с Германией не воевала. Не было германских колоний в Турции. Почему же тогда турки огромными потоками едут в Германию? А перед кем стыдно Финляндии и Норвегии? У них вообще колоний не было. Почему же туда едут африканцы и индийцы, и арабы, афганцы и вообще все, кто угодно. Почему? Или финнам и норвежца стыдно за компанию - вот англичанам стыдно, давайте, и мы будем стыдиться. У нас колоний не было, но всё равно мы тоже привезём к себе индийцев, индусов, негров, арабов, кого угодно. Для того, чтобы быть вместе со всем европейским домом и стыдиться, так сказать. Как котёнок Гав - одному скучно бояться, давайте все вместе бояться. В данном случае стыдиться.

 

Причём, представьте. Живёт просто англичанин. У него дед служил в колониальной Индии. Что он делал там с индусами, не известно. Может он их бил, может наоборот грамоте учил, не понятно. Но, тем не менее, вдруг этому англичанину становится стыдно за деда. Причём дедуля – полковник с наградами. У англичан же сильны традиции - у него там родовой дом, ещё что-то. И вдруг у его внука или правнука происходит щелчок в голове - ему вдруг становится стыдно, и он решает привезти в свою страну индийцев, которых якобы угнетал там его дед. А если индийцев, давайте уже и всех вместе: африканцев и кого угодно привезём со всех частей света. Хотя их его дед не угнетал, но, тем не менее, вот будем стыдиться. И привезём именно к себе в страну, оттуда привезём.

 

Задайте себе вопрос, вы когда-нибудь знали хоть одного благотворителя, который пускал бы бедных нищих жить к себе в дом? Все эти миллионеры, миллиардеры, они строили ночлежки, они строили дома престарелых, они строили общественные столовые. То есть, они делали это где-то там, но не пускали жить к себе. Приём все эти капиталисты, бароны, меценаты, они же жили где-то в хороших районах, в дорогих особняках. А ночлежки, приюты,