Подписка на RSS - Наука

Наука

Сотрудничество Google, Facebook, Microsoft, IBM для создания искуственного интеллекта

Опубликовано 2 октября, 2016 - 09:02 пользователем Артём Войтенков

Соглашение техногигантов для разработки искуственных мозгов

Первый в мире ребёнок с генами трёх родителей

Опубликовано 1 октября, 2016 - 18:17 пользователем Артём Войтенков

Первенец нового человечества, где будут выращивать людей с заданными свойствами. 

Разговоры о жизни 15

Основы социологии, Концепции Общественной Безопасности, Общей Теории Управления.
Зависимость научно-технического прогресса от нравственности, образования, бюрократии, экономики. Почему российские учёные уезжают на Запад, как покупают мозги, кто пишет учебники экономики для российских ВУЗов, в чём причина падения Российской империи, почему невозможен вечный двигатель и когда обезьяна с атомным реактором уничтожит человечество.

Контейнер

Смотреть
Слушать
The SoundCloud content at https://soundcloud.com/poznavatelnoetv/velichko_razgovor_15 is not available, or it is set to private.
Читать

Михаил Величко

Разговоры о жизни 15

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_15

 

Михаил Величко – кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Здравствуйте. В прошлом цикле разговоров о жизни осталась не освещённой тема научно-технического прогресса, инновационного развития страны и сопутствующие этой проблематике некоторые вопросы. Когда в начале 2000-ых годов кто-то из первых лиц заговорил о необходимости модернизации, то была произнесена фраза, что "Локомотивом модернизации должен стать бухгалтер". Эта фраза запомнилась, хотя в интернете найти её не удалось. Тем не менее, если посмотреть, как проводится кадровая политика, то к руководству многими научно-исследовательскими институтами, проектно-конструкторскими учреждениями приходят люди, которые имеют экономическое или юридическое образование и не имеют реального представления о тех предметных областях, с которыми работают специалисты этих предприятий. 

 

Конечно, есть некоторое количество руководителей, которых можно назвать управленцами-психологами. Управленцы-психологи характеризуются тем, что он может не знать вообще ничего о предметной области, в которой собирается работать или в которой работает. Но он обладает неким неформализованным навыков отличать профессионалов-специалистов, на которых можно положиться, от профессионалов, на которых нельзя положиться, и от пустобрёхов, которые вообще не обладают никакими профессиональными знаниями и навыками. Благодаря этой особенности управленцы-психологи в состоянии управлять, в общем-то, чем угодно. Если такого человека назначить директором НИИ, в этом НИИ будет бурно цвести наука. Если его назначить главным врачом госпиталя, то с течением времени это будет лучшая клиника по какому-то направлению, и это при том, что сам он может практически не обладать знаниями в той области деятельности за которую берётся. 

 

Но, к сожалению, управленцы-психологи это очень редкая категория. Большинство мнит себя управленцами в наше время на том основании, что у них есть диплом менеджеров. Якобы они чего-то знают на тему управления, о том, о чём не подозревают профессионалы-специалисты. А в итоге получается то, что мы имеем, потому что модернизация, которая была провозглашена, и лидером которой должен был стать бухгалтер, - она не состоялась. А модернизация, лидером которой должен стать профессионал, глубоко понимающий проблематику, и знающий, умеющий производить рецепты разрешения проблем, - она не состоится в ближайшее время по той простой причине, что для этого в общем-то ничего не делается на уровне кадровой политики. 

 

Ну а тогда что делается? Вот книжка – Алексей Киреев "Экономика. Economics. 10-11 класс, базовый уровень образования". Книжка начинается с преамбулы на двух языках: на русском и английском: "Ничто включённое в эту книгу не должно идентифицироваться, как представляющее взгляды Международного валютного фонда, его совета директоров, правительств, членов или любого другого подразделения. Материалы, содержащие в книге, отражают только взгляды автора". Обратная сторона обложки - портрет автора и краткая биографическая справка. Товарищ работает в Международном валютном фонде, по всей видимости, получает там не самую маленькую зарплату, иначе какой смысл работать в Международном валютном фонде. 

 

Но спрашивается: как он может работать там, если его взгляды в чём-то не совпадают со взглядами руководства Международного валютного фонда, а в чём-то противоречат им. Если бы это действительно было так, то Международный валютный фонд счёл бы за благо его уволить за профнепригодность. Но, тем не менее, это базовый учебник, который даже победил в номинации: Книга года в номинации "Учебник ХХI-го века". 

 

В общем, учебник создаёт представление новых поколений о том, что такое экономика, как она управляется. Если туда заглянуть и почитать, то да, действительно, можно узнать много интересных фактов, но невозможно узнать, как управлять экономикой для того, чтобы в ней научно-технический прогресс был, и страна могла бы выйти (не сразу, а с течением времени) на уровень лидера научно-технического прогресса, и, соответственно, лидера цивилизационного развития человечества. 

 

Было записано несколько бесед на тему "управление экономикой". И отзывы, какие есть в интернете тех людей, которые заинтересовались темой, они о том: где формулы, что стоит за формулами и всем прочим. Вот в качестве альтернативы: "Экономика инновационного развития. Управленческие основы экономической теории". 640 страниц текста, некоторое количество картинок, и не очень много формул. Тематически в принципе не выходит за пределы краткого курса и некоторого набора аналитических записок на темы экономики и управления ею, но отличается от информационной базы концепции общественной безопасности тем, что всё собрано под одну обложку. 

 

Так получилось, что это издано в издательстве "Директ-Медиа" есть на сайте издательства, вариантов доступа два. 

- Доступ к файлу - 450 рублей с чуточкой.

- Доступ к книге, то есть получение бумажного экземпляра, - 970 рублей с чуточкой. 

 

Упрёки в том, что доступ платный, не принимаются, потому что всё, что тут написано в принципе есть в информационной базе, в кратком курсе, в "Мёртвой воде", и в некоторых аналитических записках, в которых затронуты вопросы управления экономикой и научно-технического прогресса. 

 

Есть упрёки в адрес Соединённых Штатов на тему о том, что своих мозгов нет, чужие мозги скупают. Дальше возникает вопрос: а какой смысл скупать мозги, которые уже отработали? Которые выдали некий результат, и возможно этот результат эпохальный. Этот результат, так или иначе, стал достоянием, по крайней мере, научной общественности, если не всего общества. Если нет смысла скупать такие мозги с остаточным потенциалом выдачи какой-то информации научно-технического характера или фундаментально-научного характера, то встаёт вопрос о том, что надо скупать мозги, обладающие потенциалом, которые ещё не выработали себя. 

 

Штаты, да, действительно скупают мозги на протяжении многих десятилетий, по крайней мере, с конца XIX-го века, и скупают успешно. Как проводит ту же политику Россия? На протяжении всего времени мозги борются с бюрократией. Бюрократия в ряде случаев налагает прямые запреты на научно-исследовательскую деятельность. Потому что, понимаете, ведь то, что называется дизель это вовсе не дизель. То двигло, которое Рудольф Дизель сделал первоначально, оно работало на угольной пыле, а не на нефти. И его термодинамический цикл был весьма далёк от того, что ныне стоит под капотами дизельных автомобилей. А то, что стоит под капотами дизельных автомобилей, это развитие двигателя, который сделал Густав Васильевич, по-моему, Тринклер, который одно время работал на Путиловском заводе и бюрократия наложила прямой запрет на его исследование для того, чтобы открыть дорогу двигателю Дизеля в России, поскольку брат Альфреда Нобеля владел тогда заводом, который сейчас называется "Русский дизель". Это было давно, это было до 17-го года. 

 

Что сейчас? Известно: Перельман доказал теорему, над которой бились математики на протяжении не одного десятка лет. Чем кончилось? Уехал работать в Швецию. Почему? Потому что после того, как он отказался от того миллиона долларов, в России не нашлось способов платить ему зарплату. Хотя в принципе можно было назначить просто стипендию - сиди дома, работай, имей гарантированный доход, тем более человек доказал своей жизнью, что он трудяга, а не барыга. 

 

Вопрос: Может специально сделали, чтобы он покинул? 

 

Михаил Величко: Может и специально сделали, а может и не специально. Потому что, если анализировать, как управляется всё, то обычно выясняется, что за спинами любой некомпетентности и любого слабоумия стоит грамотный манипулятор, который знает, как проманипулировать этими ребятами так, чтобы получился заказанный результат. А потом – "никто не хотел, мы были искренни в своих заблуждениях, но результат отрицательный". 

 

То есть проблема научно-технического прогресса, она в России есть и это проблема давняя. Причём, если смотреть в историю научно-технического прогресса, то получается так, что да, действительно, из России выходили эпохальные идеи, которые потом реализовывались на Западе, и возвращались в Россию в виде готовых к употреблению технологий и продукций. Пример тот же с телевидением: Заварыкин уехал – там. Сикорский уехал - школа вертолётостроения в Штатах существует благодаря ему. И много ещё кого можно посмотреть, кто не смог реализовать свой творческий потенциал именно в России. Не смог реализовать по той простой причине, что бюрократия работала против. Бюрократия в России, она считает, что если мы отказываемся от инвестиций в фундаментальную науку, в прикладную науку, то это - экономия государственного бюджета и это благо. Но это те, кто искренние, а те, кто не искренние, они просто считают, что инвестиции - это та часть госбюджета, которую они могли бы сами распились, а товарищи исследователи, которые тратят деньги не поймёшь на что, - это просто помеха их благополучному образу жизни. 

 

Поэтому вопрос о научно-техническом прогрессе в России - это вопрос системообразующий. И этот вопрос, он у нас очень далеко и давно запущенный, потому что всё началось с указа о кухаркиных детях, с которым связывается та самая кухарка, которая должна управлять государством или не должна. Этот указ был в 1887-ом году, он привёл к тому, что сословно кастовый строй Российской империи был не в состоянии дать сфере управления необходимое количество квалифицированных управленцев, видящих проблемы и умеющих их решать. В результате всё это дело привело к катастрофе 17-го года. То, что в эту катастрофу инвестировало международное банковское сообщество и Британия, это уже, скажем так, сопутствующее обстоятельство, потому что для того, чтобы катастрофа произошла, необходимо было, чтобы были внутренние причины и внутренние генераторы катастрофы. 

 

Если проводить параллели между историей Российской империи и историей Японской империи, то династия в Японии смогла реализовать тот сценарий, который российская династия Романовых просто обрушила. А стартовые условия для развития обеих империй на момент начала 60-ых годов XIX-го века были для России более благоприятны, чем для Японии. Потому что Япония к тому времени очень сильно отставала от европейских держав, а Российская империя во многих аспектах была на уровне, или отставание не носило критический характер в аспектах развитии науки и техники. 

 

Далее - история советского периода. Кто бы что ни говорил, но развитие системы образования в СССР вовсе не было подчинено задаче завоевания мирового господства и укрепления сталинской диктатуры. Если читать произведения самого Сталина, смотреть на политику в области развития, образования и науки в те годы, то эта политика была направлена на то, чтобы кадровой базой науки и сферы управления стало всё общество. Если ребёнок родился в любой семье, но ему дан талант, то он должен иметь возможность реализовать этот талант в любой сфере деятельности социально значимой: либо в сфере управления, либо в науке. И страна развивалась именно в этом направлении. 

 

Но система образования тоже обладала определённой дефективностью. Если говорить о том, чем она отличалась от имперской системы образования, то главным образом только тем, что она охватывала всё население, а не те социальные группы, которые были в состоянии заплатить за получение образования.

 

А в остальном: 

- Не было закона божьего, 

- Количество учебных дней было больше, чем в Российской империи, поскольку религиозные праздники (нерабочие дни) ушли в прошлое, 

- Курсы фундаментальных наук: математики, физики, химии были более обстоятельны.

Но тем не менее система работала в двойственном режиме, потому что её задача была - загрузить в психику учащихся определённые сведения из тех или иных учебных дисциплин, предусмотренных учебным планом. А всё, что касается развития творческого потенциала, его освоения и выработки навыков производства новых знаний - в этой системе образования достигалось не благодаря ей, а благодаря тому, что во всех практических школах были учителя подвижники. Которые видели свой долг в том, чтобы помочь ребятам, школьникам стать полноценными, культурно-состоятельными взрослыми людьми. 

 

И они понимали культурную состоятельность человека не как начитанность в стиле, допустим, Пьера Безухова. Пьер ведь был человек довольно начитанный, как его Толстой представляет. Но проблема Пьера была в том, что думать самостоятельно Пьер не умел. А они видели свой долг в том, чтобы развить творческий потенциал именно в аспекте чувствования жизни и выработке навыков производства новых знаний в процессе работы с теми проблемами, с которыми каждого человека сводит жизнь в реальности. Такие учителя не были основной статистической массой педагогического состава советских школ во всей эпохе, но они оказали решающее воздействие на то обстоятельство, что Советский Союз в аспекте развития науки и техники к середине 50-ых годов вышел фактически на второе место в мире, при том, что имел эпохальные достижения, которые делали его первым. 

 

Почему я говорю, что на второе место? Потому что в Советском Союзе тоже вследствие бюрократизации управления и опоры исключительно на структурный способ управления в послесталинские времена была проблема с развитием фундаментальной науки свободно и с внедрением её достижений в жизнь. Но те проблемы, которые понимались как значимые для развития общества правящими бюрократами, они находили поддержку. И мощная государственная поддержка обеспечивала развитие и космической отрасли, и атомной промышленности, и поддержание вооружённых сил на должном уровне, хотя там тоже были определённые системные проблемы. А в основном в массе советская экономика работала в режиме копирования и адаптации достижений зарубежных к советской действительности. Потому что пройти всю цепочку от достижений фундаментальной науки до массово используемой производимой продукции, на основе исключительно структурного способа управления в СССР было проблемно. 

 

СССР не стало. Появилась новая система образования, которая возникла в результате реформ. Чем она характеризуется? Бывший министр Фурсенко сказал, что беда советской школы в том, что готовили человека-творца, а нужно готовить квалифицированного потребителя, который бы грамотно пользовался достижениями других. То есть, задача производства массового человека-творца на уровне школы уже не ставится. То есть, научно-технический прогресс в такой ситуации в принципе невозможен, потому что его некому делать. 

 

Следующий момент связан с тем, что реформы системы образования, проводимые ныне, они ориентированы на то, чтобы уничтожить учителя и в школе, и в вузе, в том качестве, который в российской империи и в советские времена расценивался в обществе, как действительно состоявшийся учитель, человек, которого должно уважать. Почему? Потому что сейчас Минобрнауки и на преподавателей школ, и на преподавателей вузов возлагает обязанность заполнять уйму форм. Трудозатраты на заполнение всех этих ахинейных форм такие, что заниматься анализом того, что происходит в классе, и как студенты осваивают тематику соответствующего курса, в общем-то, преподавателю некогда. Некоторые формы, как жалуются преподаватели школ в интернете, в особо продвинутых школах, где компьютеризация дошла достаточно далеко, преподаватели обязаны заполнять в ходе урока. Если преподаватель в ходе урока должен работать с компьютером, то у него нет времени для того, чтобы работать с учениками. 

 

В итоге получается так, что ученик предоставлен сам себе, компьютеру, качество учебников упало. Это касается и средней школы, и тем более это касается вузов, после того, как высшая школа перешла на так называемую двухуровневую систему - бакалавриат. Бакалавриат разделился на две группы: прикладной бакалавриат, и бакалавриат простой, и ещё магистры. Если не вникать в процесс образования, то есть, освоение определённых, знаний, определённых навыков, то кажется - что такого? Ну, перешли к двухуровневой системе – ну, хорошо. 

 

А если вникать, что получится? А если вникать, то выяснится очень простая вещь. Если вы хотите получить инженера-исследователя, или хорошего инженера-технолога, или хорошего инженера-конструктора, проектанта, то вы должны предоставить ему некоторое количество учебных курсов, и каждый курс должен быть представлен с определённой детальностью, и с определённой тематикой охвата проблематики. А если там есть такие вещи, как упоминание нерешённых в отрасли проблем, решение которых актуальны, это вообще идеальный курс. Но идеальных курсов в России у нас нет.

 

Система двухуровневого высшего образования строится исходя из предположения, что квалифицированного инженера-исследователя, технолога, конструктора, квалифицированного профессионально состоятельного врача, или учителя, можно получить в два этапа. 

- Сначала он осваивает курс бакалавриата на основе каких-то примитивных учебников. 

- А дальше, на основе каких-то дополнительных учебников, он осваивает программу магистратуры. 

 

Лукавство состоит в том, что учебник для магистров по математике не может быть дополнением каких-то глав и абзацев, и комментариев к учебнику бакалавриата. Если вы хотите получить профессионала, который владеет математикой на уровне, позволяющем пользоваться математикой, как инструментом в решении далеко не математических задач, как в гуманитарных областях, так и в технике, то вы должны с первого курса очень обстоятельно буквально изнасиловать студента математикой, сколько влезет. Только после этого он сможет пользоваться математикой, как аппаратом. А если вы делаете так, что сначала на уровне ликбеза, а потом какие-то комментарии, то курс рассыпается, он не будет освоен. 

 

Поэтому, получается так, что если проводить параллели с советским прошлым, то прикладной бакалавриат - это уровень ПТУ, но под университетской вывеской. Потому что прикладной бакалавриат предполагает, что мы учим нажимать кнопки на каком-то устройстве, выполнять какие-то стандартные процедуры. Каких-либо теоретических сведений, которые позволяют понять, почему кнопки нажимать надо в этой последовательности, а не в другой, - этих сведений по минимуму. 

 

Бакалавриат в том виде, который не прикладной, - это примерно уровень советского техникума. То есть, наряду с практическими знаниями, которые и позволяют работать в цеху, руководить производственным процессом, некий минимум теорий, которые дают понять, почему вот эти процессы организованы именно таким образом, почему оборудование такое, а не какое-то другое. 

 

Уровень вуза, он позволял уже больше. На основе того изучения теории, которая была в вузе, можно было создать новое технологическое оборудование, новые технологии, новые организационные процедуры. А вот если говорить об университетском образовании, то вывески университетов были, но практически университетов не было. Потому что, само слово университет происходит от universe – всё вообще, и университетское образование предполагало, что даётся общее, предельно широкое, фундаментальное научное образование. А прикладное, узкоспециализированное образование является дополнением к этому. И в общем–то, такое университетское образование, оно должно позволять работать в своей узкой профессии не просто, а так, чтобы избегать побочных эффектов, и сопутствующего всякого негатива, которые ваша деятельность порождает в других сферах деятельности. Вот такого университетского образования практически не давал ни один университет: ни Советского Союза, ни, тем более ни один из современных университетов. И на Западе тоже ни один из университетов не даёт такого образования. 

 

Если опять возвращаться к советской эпохе, то те, кто окончил ПТУ и техникумы, и хотел получить высшее образование, они поступали в вузы. В ряде случаев они знали многие технологии и организацию соответствующих отраслей лучше, чем преподаватели вузов, и тем более, лучше, чем студенты, которые пришли в вузы со школьной скамьи. Всё, что касается вопросов теории, и научно-методологического обеспечения профессиональной деятельности - никаких перезачётов. Все учились по вузовским программам с первого курса до пятого, или шестого курса, в зависимости от того, какой это вуз, и какая подготовка, на что ориентирована. И именно это обстоятельство обеспечивало тот уровень советского образования, который позволял нашим эмигрантам, покинув Союз, или постсоветскую Россию, успешно входить в профессиональную деятельность там - подтвердить свои дипломы, или легко получить новые дипломы. А вот уровень бакалавриата и магистратуры - не позволяет. Если вернуться опять же, ко временам советской школы, то советская школа с чего начинала процесс обучения?

 

Артём Войтенков: Читать-писать.

 

Михаил Величко: Читать-писать. Чем писали? Сначала писали перьевой ручкой с открытым пером.

 

Реплика: Карандашом сначала писали.

 

Михаил Величко: Нет, карандашом писали по бедности в двадцатые-тридцатые годы. А когда бедность была преодолена, то писали сначала ручкой-вставочкой со специфическим пером, а потом, когда стали массово производить авторучки с чернильным резервуаром, стали писать ручками с открытым пером. Иные пишущие средства в первом классе были запрещены. Если вы пороетесь в интернете, вы найдёте стандарт почерка, который предлагался прописями в пятидесятые, начале шестидесятых годов. И найдёте стандарт почерка, который предполагался к освоению в семидесятые годы, и по настоящее время. 

 

Вот стандарт почерка пятидесятых, шестидесятых годов (а чистописание было до пятого класса) был согласован с биомеханикой человека. В каком аспекте? Нормальный режим работы мышц: напряжение-расслабление, напряжение-расслабление - циклика. И почерк был таким, что, если вы ведёте линию вниз, вы должны нажимать, если вы ведёте линию вверх, вы должны отпустить руку. То есть, шла вот эта естественная биоритмика. Микродвижения руки компенсировались тем, что перо было упругим, и оно воспринимало нагрузку от руки. Кроме того, чернила стекали сами на бумагу. И, в общем-то, вырабатывалась мелкая моторика письма. Мелкая моторика, когда развивается, она тянет за собой развитие структур головного мозга. Многие структуры коры головного мозга универсальны в аспекте обработки информации. То есть, им всё равно, какую информацию обрабатывать, связанную с кинематикой тела, или чего-то интеллектуально заумное. 

 

Что произошло потом? Почерк оптимизировали. Почерк стал ориентирован на безотрывность письма - исчезли всяческие завитушки и волнушки, которые были в почерке образца пятидесятых годов, так называемые, украшающие элементы. В принципе, этот почерк позволяет писать быстрее, нежели тот почерк, который сложился в эпоху девятнадцатого века, и перешёл в советскую эпоху, и был до середины шестидесятых годов. 

 

В чём коварство и лукавство? Коварство и лукавство состоит в том, что процесс обучения письму начинается шариковой ручкой сразу. Шариковая ручка не может писать, если вы на неё не давите. Если вы на неё давите, а предлагаемый вам почерк ориентирован на безотрывность, то мышцы находятся в статическом напряжении. Статическое напряжение для мышц, это противоестественно. Это что-то временное, но этого не должно быть на протяжении десятков минут и более. 

 

А дальше возникают такие вещи: как только возникли где-то статические напряжения мышц, сразу какие-то интеллектуальные мощности отключились. Если статические напряжения мышц имеют место на протяжении длительного времени, то автоматика, физиология организма начинает от этого защищаться, как судорожное дрожание. Если судорожное дрожание входит в почерк, то почерк становится неразборчивым, некрасивым, и если вы посмотрите конспекты студентов большинства вузов, то в одном слове буквы разных размеров, почерков красивых нет, и очень много почерков, которые в состоянии прочитать только сам автор текста.

 

Артём Войтенков: А иногда даже и он не в состоянии.

 

Михаил Величко: Бывает и такое, что и он не в состоянии. Дальше получается так, что когда мы учились, то по любому предмету был в порядке вещей конспект, близкий к стенограмме лекции. Сейчас студенты, входя в вуз с клиповым сознанием, через две-три минуты утрачивают нить повествования, и они просто физически не в состоянии реализовать запись лекции так, чтобы спустя неделю они могли распаковать свои тезисы, и изложить содержание лекции, если не с пониманием вопроса, то хотя бы близко к тексту, чтобы был предмет для разговора на практическом занятии. 

 

Вот таковы итоги реформы образования средней школы и высшей школы. И эти итоги не сулят никаких перспектив научно-технического прогресса стране. Не сулят перспектив решения проблем, потому что выпускники средней и высшей школы в большинстве своём не в состоянии чувствовать жизнь, и не в состоянии думать. Думать, в каком смысле? Выявлять проблемы и находить пути и способы их решения по своей инициативе. 

 

Если говорить о качестве государственного управления, то Государственная Дума, и Совет Федерации - это собрание людей, в большинстве своём некомпетентных, самодовольных, необучаемых, потому что прочитать вот такую вот по толщине книгу, на это у них нет времени в силу загруженности. А если предоставить такое время, то извлечь смысл из текста, если текст более четырёх страниц формата А4, это непосильный интеллектуальный труд. 

 

Чем занимается Центробанк? Центробанк на протяжении всего времени своего существования душит население, реальный сектор, науку, систему образования ростовщической удавкой. Как понимает Центробанк свою миссию? Судя по всему - никак. Последний раз, когда Владимир Владимирович читал Обращение к Федеральному Собранию, Набиуллина сидела в зале, на лице никакого раскаяния за содеянное, и никаких намерений на то, что работу Центробанка надо реорганизовать таким образом, чтобы он приносил пользу стране, - нет. 

 

Проблемы большие, потому что научно-технический прогресс в современных условиях - это явление двухуровневое. Потому что на первом уровне вы обязаны обеспечить устойчивое функционирование реального сектора экономики. То есть, основная масса предприятий во всех отраслях должна быть рентабельна, и должна быть способна поддерживать своё существование. В этом случае экономика может быть источником всего того, что нужно для обеспечения экспериментальной деятельности фундаментальной науки, и прикладных опытно-конструкторских разработок. Если этого нет, то научно-технический прогресс обламывается на том, что экономика не в состоянии материально-технически обеспечить работу научно-исследовательских и проектно-конструкторских организаций. 

 

Как это дело обстоит у нас? Кто-то из наших учёных вернулся после работы в Канаде сюда. Стал работать. Требуются какие-то реагенты для химии. В Канаде это делалось так: на столе оставил заявку, лаборант вечером забрал, на следующее утро реагенты на столе. У нас как? Заявку написать, куда-то отдать, два месяца она где-то ходит. И получается так, что проще купить эти реагенты из собственной зарплаты. Хорошо, если зарплата позволяет. А если зарплата не позволяет? То есть, проблемы уже на этом уровне есть. 

 

Следующий уровень научно-технического прогресса, его течение вообще не понять, если нет представления о том, что такое бесструктурное управление. Если есть представление о том, что такое бесструктурное управление, можно ввести понятие научно-внедренческий цикл. Вот научно-внедренческий цикл - это случайный процесс, начало которому даёт постановка задачи в области фундаментальной науки, и который завершается массовым производством продукции на основе достижений этой самой фундаментальной науки. 

 

Давайте посмотрим на некоторые научно-внедренческие циклы. Леонардо да Винчи выдвинул идеи летательного аппарата типа вертолёт, и плавсредства типа подводная лодка. Прошло четыреста лет после того, как он выдвинул эти идеи до того момента, как вертолёт стал оружием и транспортным средством, а подводная лодка стала оружием. Что за это время произошло? А за это время было совершено множество открытий в области фундаментальной науки, было сделано множество работ, направленных на внедрение достижений этой фундаментальной науки в технологии, в промышленности, в конструкции. И те, кто делал эти работы, они в большинстве своём не думали ни о вертолётах, ни о подводных лодках, а многие даже вряд ли подозревали о том, что был Леонардо да Винчи, и высказывал такие идеи. 

 

В общем, получается так, что научно-внедренческий цикл можно уподобить в выкладке домино на стол. Каждая костяшка - это фрагмент научно-внедренческого цикла. Каждый такой фрагмент должен стыковаться с предыдущими, и должен иметь какое-то продолжение. Вот любую костяшку вынь, всё - научно-внедренческий цикл разбивается на два фрагмента, и не может быть завершён, потому что вот этой костяшки нет. И если говорить об управлении в научно-внедренческом цикле, то вряд ли кто в состоянии представить всю совокупность этих научно-внедренческих циклов от начала до конца, в их взаимном переплетении, и тем более проуправлять их реализацией директивно-адресным способом в режиме "дай-ка мы создадим Сколково". И вот Сколково будет у нас держать всю номенклатуру научно-внедренческих циклов. Нетушки, ничего не получится. 

 

Сколково сможет держать какие-то фрагменты научно-внедренческих циклов, может быть, самые примитивные научно-внедренческие циклы в их полноте. Но Сколково, или Министерство науки и экономразвития, или как его назови, оно не в состоянии держать всю номенклатуру научно-внедренческих циклов. Поэтому, получается так, что если вы хотите обеспечить, чтобы научно-внедренческие циклы реализовывались в разумные сроки, то вы должны обеспокоиться организацией бесструктурного управления реализации этих научно-внедренческих циклов. И тут всё упирается в то, что это несовместимо с бюрократическим способом управления, когда документооборот важнее, чем дело. 

 

Научно-технический прогресс, он непредсказуем. И если кто-то, сидя на кухне, родил эпохальную идею, и он заходит с улицы в министерство, то бюрократ не в состоянии этого понять. И в истории такие вещи были. Если, допустим, Циолковский и Мичурин в условиях Российской империи - это городские сумасшедшие, которые одержимы какими-то идеями, и бюрократ к этому относится – "ну, мало ли дурней ходит". Но Менделеев и Степан Осипович Макаров - это не городские сумасшедшие, а это выдающиеся деятели своих сфер деятельности. Оба стояли за то, чтобы был осуществлён имперский инфраструктурный проект, который впоследствии получил название "Северный морской путь". Бюрократы Российской империи сочли, что ледокол в принципе не способен обеспечить навигацию вдоль северного побережья России, поэтому затраты на развитие ледокольного флота - это дурость, и пустые траты средств. Но проект-то был реализован в советские времена, и реализован успешно. 

 

Получается так, что система, в том числе и экономическая система, они должны быть построены таким образом, чтобы, если есть идея, то её носитель мог найти источник финансирования, а в реальном секторе экономики нашлось бы место для того, чтобы он мог заниматься этой идеей, и доводить её до практической реализации. Причём, в силу того, что научно-технический прогресс непредсказуем, могут быть идеи, которые невозможно реализовать на протяжении жизни одного поколения, но не исключено, что, спустя несколько десятилетий, или столетий, эти идеи будут определять лицо цивилизации. Потому что, в принципе мы сейчас живём на основе достижений фундаментальной науки конца XVIII, отчасти середины XIX века. 

 

- Вся энергетика - цикл Карно, конец восемнадцатого века. 

- Электротехника - главным образом, достижения науки фундаментальной XIX века, второй половины. 

Многое из того, что говорилось тогда, оно не востребовано до сих пор. Отчасти не позволяет развитие науки, а отчасти есть психологические барьеры. Если в каждом учебнике физики написано, "вечный двигатель второго рода невозможен", и ни в одном из них нет упоминания того, что Максвелл и Циолковский показали, что второе начало термодинамики не общевселенский принцип, а закон, обусловленный сопутствующими обстоятельствами, то альтернативной энергетики никогда не будет, пока есть этот психологический барьер. 

 

Несмотря на то, что научно-технический прогресс непредсказуем, и неизбежно, что какие-то исследования фундаментальной науки не будут давать практического результата, финансировать фундаментальную науку надо. И финансировать её можно только из госбюджета, потому что многие проблемы таковы, что даже корпорации, заинтересованные в их решении, имеющие большой капитал, высокую доходность, они не могут потянуть эти инвестиции в фундаментальную науку. Либо они не профильные, либо объём инвестиций превосходит их возможности, либо работа носит комплексный характер, и надо привлекать других специалистов. 

 

Хотите вы того, или нет, но фундаментальную науку должно финансировать государство. Как финансировать? А в двух аспектах. 

- Финансировать материально-техническое обеспечение научных исследований.

- И финансировать те мозги, которые будут заниматься научными исследованиями. 

 

Последние годы Советского Союза. ЦНИИ Крылова - ведущее предприятие отрасли. Чем заняты молодые специалисты? Молодые специалисты заняты тем, как организовать на выходные шабашку, для того, чтобы перевезти кому-то мебель с квартиры на квартиру, или построить дачный домик на шести сотках. Но если они в течение рабочего дня на протяжении недели заняты координацией проекта дополнительного заработка, то на развитие самой науки у них нет ни времени, ни сил, ни интереса. И отношение простое: "Если они думают, что они мне платят, пусть они думают, что я им работаю". Да, есть маньяки, подвижники, который может жить на рабочем месте, на хлебе и на воде, его даже приковывать не надо, дай только надувной матрас, и он будет работать. Да, они сделают много, маньяки- подвижники такие, но они не сделают всё за всех, потому что, кроме них должны быть люди, которые добротно делают то дело, которое получено, на протяжении всего научно-внедренческого цикла, или того этапа научно-внедренческого цикла, который приходится. Если они этого не делают, то научно-внедренческий цикл рассыпается на кусочки, и научно-технический прогресс невозможен.

 

Вторая сторона вопроса связана с тем, что научно-внедренческий цикл, в его реализации успешно протекает тогда, когда его участники считают, что социальная организация справедлива. Это не значит, что социальная организация действительно выражает праведность, и она безупречна в нравственно этическом отношении. Требуется просто убеждённость основной массы людей, причастных к научно-техническому прогрессу в том, что социальная организация справедлива. Вот в Штатах это есть. Примеры таких людей, как Кондолиза Райс, Колин Пауэлл, Билл Гейтс, показывают, что если много работать, и работать хорошо, то из самых низов американского общества можно подняться наверх, это справедливо. Поэтому Соединённые Штаты в состоянии вести селекцию мозгов, которые претендуют на то, чтобы быть купленными, и покупают те мозги, которые обладают творческим потенциалом, и этот творческий потенциал у них успешно реализуется.

 

Третий рейх. В сорок пятом году Третий рейх разгромили. Остались архивы научно-исследовательских и проектно-конструкторских организаций Третьего рейха. Архивы были вывезены в страны победителей - кто-то вывез одно, кто-то вывез другое. А в общем-то, эти архивы разбирали в течение десятилетия после окончания войны. Что-то смогли оприходовать, а что-то так и осталось невостребованным и выброшенным. И если посмотреть на то, что было в Третьем рейхе, да, у Третьего рейха была предыстория в виде развития Германской культуры, развития немецкой науки, потому что в XVIII-XIX веке изрядная доля мировой науки делалась в Германии. 

 

Предыстория была, но, тем не менее.

- Третий рейх был на грани создания ядерного оружия, если не создал уже экспериментальные образцы, и не успел взорвать микробомбы. 

- Третий рейх создал реактивную авиацию, которая не успела стать массовой. 

- Третий рейх занимался ракетно-космическими программами. 

 

Если бы Гитлера не вовлекли во Вторую мировую войну в 39-ом году, а он бы успел вывести Третий рейх на некое новое качество развития, то проблемы бы нейтрализации Третьего рейха были бы куда более тяжёлые, чем они были в реальной истории, начиная с 39-го по 45-ый год. Но это было возможно по той простой причине, что те, кто работал на научно-технический прогресс Третьего рейха, были убеждены в справедливости его организации. Я ещё раз подчёркиваю - то, что я сказал, не является оправданием гитлеризма. Это является указанием на то обстоятельство, что система промывания мозгов в Третьем рейхе была достаточно эффективна для того, чтобы вызвать вот этот энтузиазм, часть которого выразилась в научно-техническом прогрессе, наследие которого страны-победители вынуждены были разгребать ещё на протяжении одного десятилетия, и при этом не всё смогли освоить.

 

А как обстоит дело в России с перспективами научно-технического прогресса? Да, действительно, есть некоторое количество маньяков и в области фундаментальной науки, и в области прикладных аспектов фундаментальной науки есть. Но, требуется работа коллективов. А какие работы коллективов? Центробанк поддерживает инфляцию на уровне десять процентов, и выше. Причём, я не ляпнул так, с бухты-барахты это слово. Центробанк действительно поддерживает инфляцию, потому что, если бы он хотел ликвидировать инфляцию, то Центробанк был бы обеспокоен тем, как создать в стране систему беспроцентного кредитования, потому что первичным генератором инфляции является ссудный процент по кредиту. 

 

Но если вы ходите на работу, получаете зарплату из госбюджета, и эта зарплата на уровне ниже среднестатистических доходов, и десять процентов этой зарплаты ежегодно утекает, как инфляционная кража куда-то, индексирование зарплаты отстаёт от инфляции, то возникает вопрос, а какие экономические стимулы для того, чтобы работать на эту систему? А их нет, потому что, если профессионал, он профессионал, и дорожит своим профессионализмом, то освоить профессионализм в другой области, это минимум два-три года. 

 

А как обстоит дело в других отраслях? А там та же самая инфляция в десять процентов. Плюс потеря в зарплате при переходе из одной отрасли в другую, и навёрстывание темпов, не говоря о том, что у каждого человека есть некие ограничения профессионального и должностного роста, достигнув которых, он в силу разных причин не может продвигаться по служебной лестнице вверх. 

 

А как обстоит дело с депутатским корпусом и сферой управления? Среднестатистические доходы чиновников и депутатов на порядок выше, чем у простонародья - они живут другой жизнью, и у них другие проблемы, иной уровень социальной защищённости, в том числе и от инфляции. Сказать, что такая организация жизни в стране воспринимается основной массой населения, как справедливая, вряд ли это покажут опросы общественного мнения. Почему не происходит бунта? Потому что, не дожали до такой степени, чтобы произошёл, и не надо. Кроме того, изрядная доля населения страны и по собственному опыту, и на основе исторической памяти, и на основе того, что происходит на Украине, понимает, что какое ни на есть государственное управление лучше, чем крах государственности, война всех против всех и попытка становления новой государственности, на которую история может и не отвести времени. 

 

Продолжать жить так, как живёт Россия, начиная с 93-го года, страна тоже не имеет никаких перспектив. Причём, если говорить о том, как менять качество жизни, то Дума и Совет Федераций - это не те социальные группы, которые могут инициировать процесс. Просто в силу того, что основная их характеристика - это самодовольство, некомпетентность, и неспособность к самообучению и к внешней обучаемости в силу самодовольства и других проблем. 

 

Если говорить о том, что чиновник может делать что-то под давлением обстоятельств, давлением снизу, или давлением вышестоящих уровней, то надо понимать, что чиновник может делать за страх только то, что он умеет. Если он чего-то не умеет делать, то в силу того, что он не способен научиться, он делать этого не будет, либо будет изображать деятельность, и саботировать эту деятельность. И это вот главная проблема России, что нынешняя государственность, она не функциональна, она деградирует за счёт того, что кадровая политика проводится на основе принципов родоплеменного строя, когда детишки, внуки, племянники, зятья, невестки тех, кто обладает теми или иными властными полномочиями, становятся чиновниками второго эшелона с перспективами занять ключевые должности. 

 

В таких условиях получается так, что спасать страну и будущее придётся самим гражданам, на основе самообразования, на основе проявления инициативы в двух аспектах; как давить на психику чиновников и депутатов, так и в аспекте проникновения в органы власти и продвижения по служебной лестнице, невзирая на то, что есть конкуренты из числа приблатнённых зятьёв, племянников, внуков, детишек, и так далее, и тому подобное. Иначе никак. 

 

То есть, надо приходить к мысли, что государство, это не они, а государство, это мы. Вот тогда есть шансы правильно построить систему образования, переориентировав её с процесса программирования психики всяким вздором, и более-менее адекватными знаниями, с процессов угнетения организма и психики неправильными технологиями обучения, и эргономикой школы, обустройства классов, на систему, которая будет выявлять творческий потенциал, развивать его, помогать осваивать, будет компенсировать ошибки семьи в воспитании и развитии детей. И тогда появится поколение управленчески состоятельных управленцев, и поколение тех, кто будет заниматься научно-техническим прогрессом, и сможет обеспечить и устойчивость реального сектора в аспекте материально-технического обеспечения развития фундаментальной науки, и НИОКРа, и в аспекте генерации и внедрения идей в экономику и в нашу жизнь. 

 

И, естественно, высшее образование надо продвигать в направлении того университетского образования, как я его определил, когда широкая подготовка в области естествознания и фундаментальных наук является той основой, на которой строится в дальнейшем профессиональное образование. Потому что, если этого не делать, то узкий специалист - это очень опасное явление. И оно тем более опасное, чем уже специалист, и чем более он плодовит, и творчески состоятелен в своей области. Потому что, сопутствующие эффекты, которые его деятельность может ретранслировать в другие отрасли, они могут быть ужасны. 

 

Например, берётся проба воды где-то в середине Тихого океана. В пробе находятся частички синтетических тканей. Откуда взялись? Стиральные машины-автоматы крутят ткани, ткани подвергаются износу, водичка сливается в канализацию, из канализации в реки, из рек в моря, а дальше в океаны. Ну, посмотрите: где середина Тихого океана, и где массовая эксплуатации стиральных машин-автоматов? А мы ведь ещё не трогаем последствия стиральных порошков и всего прочего. Но зато технологи, которые всё это дело делали, да, они профессионально состоятельны, они узкие специалисты. Но сопутствующие эффекты в других отраслях и сферах жизни, они могут быть такими, что положат конец этой цивилизации.

 

Вот, в общем-то, и всё, что можно так вкратце сказать о научно-техническом прогрессе, но надо чувствовать жизнь, и думать самим. Если прочувствовать самостоятельно не получается, надо читать книги, читать толстые книги, в том числе и вот эту - "Экономику инновационного развития".

 

Артём Войтенков: Но в любом случае, современное техногенное развитие, оно приводит к смерти человечества, как вида, если мы развиваем его дальше. То есть, современная техносфера - это уже чипы в тело, это всеобщий электронный контроль.

 

Михаил Величко: Артём, дело даже не в этом. Чип, как таковой, он в принципе может быть даже удобен, и он может быть не антисоциален. Он даже может быть полезен в аспекте, даже если мы строим нормальную цивилизацию, которая пребывает в гармонии с биосферой. Но, пока не дошли до той стадии, когда телепатия освоена всеми и вся, связанная с экстрасенсорикой проблематика, она воспринимается, как нормальная, и подлежащая освоению.

 

Артём Войтенков: Но мы так и не дойдём.

 

Михаил Величко: Дойдём, если будем идти. Поэтому чип, как временное явление, он может быть и полезен в этом отношении. Проблемы не в чипе, проблемы в другом. Проблемы в том, что мы вводим в круговорот веществ в природе химсоединения и элементы, чуждые физиологии растений и животных. Они начинают калечить нас биологически. 

- Если они калечат нас биологически, то культура, созданная предками, не может быть освоена потомками. 

- Если калечит биологически, растёт статистика аварийности и всего прочего. 

- Если статистика аварийности растёт на фоне энерговооружённости, то мы оказываемся перед примитивным меню катастроф.

 

Первый вариант. В свете афоризма Эйнштейна. Какое оружие будет применяться в третьей мировой войне? В третьей, не знаю, в четвёртой - лук и стрелы. В умолчаниях осталось - в лучшем случае, потому что, может быть что-то ещё примитивнее.

 

Второй вариант. Без войны. Рост энерговооружённости, и неправильных технологий выводит к тому, что Фукусима, или Чернобыль очередной, либо Бхопал - обретают глобальные масштабы, и убивают эту цивилизацию. 

 

Третий вариант. Чернобыля и Фукусимы нет, всё идёт, как идёт, критических аварий нет. Что остаётся? Остаётся биологическое вырождение под воздействием всей дряни, которую мы излили в природу. Биосфера рушится в том виде, в каком она есть. В новой биосфере не остаётся места обезьяне вида Homo sapiens. Цивилизация будет на основе какого-то другого биологического носителя.

 

Ещё вариант. Всё идёт, как идёт. У кого-то крыша уехала в силу биологического вырождения, он считает, что эта цивилизация не имеет права на существование, и он организует единолично Чернобыль, Бхопал, Фукусиму, или что-то подобное, в силу того, что он оператор где-то. Понимаете, это качественные явления, но масштаб разный. Вот, кто-то рулил самолётом, несчастная любовь, возможно на основе ЛГБТ, и воткнул самолёт в Альпы. Проходит несколько десятилетий, ещё один псих, оператор АЭС, или оператор ещё чего-то, чего мы не можем вообразить, считает, что жизнь бессмысленна, и уносит с собой население Европы, как наиболее продвинутые территории в области техники. 

 

И эти вот проблемы, они не решаются на уровне техники. Они не решаются на уровне техносферы. Они не решаются даже на уровне фундаментальных наук, потому что, если вы даже создаёте энергетику экологически допустимую, на энергетику вешаете экологически допустимые технологии, организуете замкнутые циклы использования природных ресурсов, в результате чего выбросы сводятся либо к нулю, либо к биологически допустимому нулю, всё равно, остаются проблемы роста энерговооружённости обезьяны с техносферой.

 

Артём Войтенков: Обезьяны с атомной бомбой, условно говоря.

 

Михаил Величко: Обезьяна с атомной бомбой, или обезьяна с атомным реактором - суть дела не меняется. Проблема в том, что обезьяна должна стать человеком, и должна стать человеком в глобальных масштабах. А техносфера и её развитие - это только стимул к тому, чтобы стать. 

 

Артём Войтенков: А может, наоборот, это увод в сторону?

 

Михаил Величко: Понимаете, однозначных таких вариантов нет. Представьте ситуацию такую, когда вся техносфера исчезла, и мы с вами остаёмся в натуральном виде в природной среде. Сколько мы живём в условиях тундры, хоть зимой, хоть летом, без техносферы?

 

Артём Войтенков: Мы строим себе домик.

 

Михаил Величко: Какой домик? Минус двадцать.

 

Артём Войтенков: А как при минус двадцати люди живут? Так и живут: дом, печка, дровишки.

 

Михаил Величко: Техносферы нет. Дровишки запасать надо. Мы оказываемся в условиях, когда мы должны скачкообразно перейти к биологической цивилизации, которая свободна от техносферы.

 

Артём Войтенков: Нет, вы сейчас как бы очень резко повернули. Существует минимальный уровень техносферы - возьмём XVIII век, который только использует какую-то часть металла на ручные инструменты, а дальше он биосферу особо и не портит. То есть, он как бы работает, и работает: где-то деревья перерабатывает, где-то сельским хозяйством занимается. Он не выбрасывает фреоны, азотистые соединения, бензольные кольца в атмосферу. То есть, он по мелочи что-то делает, и особо не вредит.

 

Михаил Величко: А прогресс в чём?

 

Артём Войтенков: А разве прогресс должен быть обязательно технологическим?

 

Михаил Величко: Нет, прогресс как раз и не должен быть технологический. Но давайте посмотрим на то, чем занимается общество: элита бесится с жиру, простонародье вкалывает от зари до зари.

 

Артём Войтенков: Я бы не сказал, что оно всё вкалывает. Например, в таких городах, как Москва и Питер, простонародье отдыхает в больших торговых центрах.

 

Михаил Величко: Если взять XVIII век или XVII - больших торговых центров нет. Простонародье вкалывает от зари до зари.

 

Артём Войтенков: Это согласно той официальной исторической версии, которую мы знаем.

 

Михаил Величко: Согласно неофициальной исторической версии - куда девается творческий потенциал в простонародье?

 

Артём Войтенков: Например, очень красивые наличники на домах, красивая резная мебель.

 

Михаил Величко: Это опять же - элементы техносферы. А в личностном развитии?

 

Артём Войтенков: А для личностного развития не важно - у тебя телефон 3G, или 4G, или сколько там, - для личностного развития вообще не важно.

 

Михаил Величко: Вот. Но, тем не менее, внешняя среда - это фактор давления на психику нас любимых, всех. И элементы техносферы на любой стадии развития цивилизации, это тоже часть той среды, с которой мы имеем дело, и как-то мы реагируем. Вот пока техносфера развивалась, и была социальная организация ей соответствующая, личностного прогресса не было. Потому что, как статистика была, что основная масса населения живёт при животном типе строя психики, но ничто человеческое им не чуждо. А человек - это исключение, на которое смотрят с некоторым предубеждением и непониманием, чего с ним делать не знают, и во всяком случае, он явно не объект для подражания, у всех иная мотивация. 

 

Но сейчас на той нравственно-этической основе мы достигли такого развития техносферы, когда техносфера способна уничтожить цивилизацию недочеловеков. И мы можем этот факт осознать. 

- То есть, с одной стороны - да, техносфера давит. 

- С другой стороны - если бы при той нравственности и этике, которая свойственна населению, мы бы освоили те навыки, которые необходимы для жизни в биологической цивилизации, мы бы, наверное, разнесли даже не планету, и не солнечную систему, а всю галактику. Потому что, мир устроен так, что чем глубже в микромир, тем больше можно наломать дров, и зона разрушения будет выше.

 

Артём Войтенков: То есть, вы считаете, что современное технологическое развитие - это более низкий уровень при низкой нравственности общества?

 

Михаил Величко: Да. Это тот уровень, который допустим для Вселенной в целом. И вариантов два. 

- Либо вы остаётесь такими, какими остаётесь, и созданная вами техносфера вас уничтожает. То есть, при более широком взгляде - это замыкание обратных связей. 

- Либо в этой техносфере, вы - как дети с песочнице, вырабатываете правильную этику, вырабатываете правильную нравственность. И выходите из технократической цивилизации, в которой вы заложники техносферы, сначала в экотехнологическую цивилизацию, которая просто позволяет вам личностно развиваться без убийственного давления природной среды. А потом от экотехнологической цивилизации вы переходите к биологической цивилизации, где техносфера - достояние музея: в прошлом жили люди так, это вот пластилин, на котором они вырабатывали навыки жизни человеческой. 

Но, выбор-то в любом случае - за человеком.

 

Григорий Ершов: Есть много фактов о вбросах технологий. То есть, технологии такие появляются, или такие теории, которые не следуют из всего предыдущего. Это значит, где-то есть люди, которые обладают всем накопленным с разных цивилизаций всеми этими знаниями? Или, действительно есть такие гении, которые могут такой поток знаний генерировать за раз?

 

Михаил Величко: Во-первых, мы всё-таки, не первая цивилизация на планете.

 

Григорий Ершов: То есть, потомки этих цивилизаций хранят знания?

 

Михаил Величко: Дело не в том, что потомки цивилизации. Потомков может и не быть, как таковых. Или потомки могут деградировать до такой степени, что они не в состоянии нести даже остатки прошлой культуры. Но ноосфера планеты помнит всё, что было. И оттуда можно извлечь, в принципе, все технологические научные знания прошлых цивилизаций. 

 

Вторая сторона вопроса состоит в том, что человек может, реализуя свой творческий потенциал, родить некие идеи, которые способны выразиться в достижениях науки и техники, которых никогда не было в истории прошлых цивилизаций, забытых. Возможно и то и другое. Вопрос в том, как всем этим пользоваться. 

 

А пользоваться этим, ну никуда не денешься, - любой результат нравственно обусловлен. И когда говорят о том, что сделать искусственный интеллект, устранить человека, чтобы искусственный интеллект объективно решал все вопросы жизни цивилизации, и субъективизм людей устранить, - это очередная глупость. Потому что в искусственный интеллект будет запрограммирована та нравственность, которая характерна для этого общества. 

 

Что из этого получится? Станислав Лем ещё, по-моему, в 51-ом году написал в "Звёздных дневниках Ийона Тихого "Путешествие на планету индиотов". Машина берёт управление на себя, и приходит к выводу: для того, чтобы был порядок на планете, все индиоты должны быть уничтожены, и реализует эту программу. 

 

Если непонятно, нужны логические доказательства - постройте компьютерную модель, кто с этим не согласен. Только помните: то, что в программировании является оператором условного перехода, имеет аналог в психике людей - это нравственные стандарты, и они управляют всеми информационными процессами в психике человека. И если нравственность такая, какая она есть, то результат будет полностью соответствующим этой нравственности. 

- Если нравственность изменится в лучшую сторону, то станет понятно то, что в принципе было непонятно ранее. 

- Если нравственность изменится в худшую сторону, психика будет глючить гораздо более интенсивно и тяжело, чем она глючит так. 

 

В этом нет ничего нового, читайте премудрость Соломона, там всё написано, ещё Ветхий Завет несколько тысяч лет тому назад. Но, опять же - премудрость Соломона не допущена в канон Библии. На Западе её нет, они о ней не знают. 

 

Григорий Ершов: И у нас только в старой Библии.

 

Михаил Величко: И у нас только в старой Библии. Но канонической Библии, её у нас, как таковой нет, потому что, синодальный перевод включает в себя и канонические и неканонические книги. В синодальном переводе, которые издаются в Московской патриархии, есть. А вот то, что на основе синодального перевода всякие евангелические тексты фабрикуют свои русские версии, это да. Просто выбрасывают неканонические тексты, выбрасывают тексты в квадратных скобках, и предъявляют это как канон, потому что, самим переводить лень.

 

Олег Афонин: Вот про нравственность хотел ещё спросить. Получается, более высокая нравственность позволяет человеку залезть в матрицу возможных состояний материи, касаемо изобретений. И с этим связано, получается то, что в СССР, поскольку более нравственные были учёные, поэтому, много и изобретений таких монументальных было создано в СССР, на территории России вообще.

 

Михаил Величко: Да. Если бы продолжилась правильно большевистская линия, то на каком-то этапе страна бы сказала, что марксизм - это лженаука. Соответственно, пали бы марксистские путы. А дальше - построение этически правильного общества, и СССР - лидер цивилизационного развития. Это вот та возможность, которая была упущена. Упущена была в 53-ем году, потому что психологически общество всё-таки оставалось на уровне крепостного права. 

 

- Те, кто относился к государству "государство – это мы" - те многие погибли в годы Великой Отечественной войны. 

- А те, кто относился к тому, что "государство это – для нас" - они хотели доброго, справедливого царя, добрых, справедливых бояр, а принципы толпоэлитаризма таковы, что этого не бывает. 

 

Если бы общество относилось вдумчиво к тому, что происходит, то ещё до двадцатого съезда Хрущев и его клика ответили бы за государственный переворот 53-го года. Если бы не ответили до ХХ съезда, то на ХХ съезде их порвали бы на клочки. История была бы другой. А так - хихи-хаха, растёт в Тбилиси алыча не для Лаврентий Палыча. Что произошло? А, нас не касается, было бы всё в магазинах. Ну вот, есть всё в магазинах. Вы довольны? Нет.

 

Артём Войтенков: Ваше отношение к "Проекту Венера".

 

Михаил Величко: Фреско приезжал, выступал в аграрном университете, то есть, мы виделись. То, что сделал он, это личностный жизненный подвиг. Но, остался нерешённым главный вопрос - чем отличается человек от человека несостоявшегося? "Проект Венера" сосредоточен главным образом на техносфере - на организации технологий, на науке. Но он практически не затрагивает вопросы нравственно-этического характера. Если он затрагивает их, то не в аспекте того, что общество должно перейти к жизни под властью диктатуры совести, а в аспекте том, что общество должно перейти к жизни на основе норм некой культуры. То есть, массовое зомбирование населения иной культурой, поскольку, культура, это всё-таки информационно-алгоритмическая система, а не что-то ещё. Поэтому, с одной стороны, многое из того, что Фреско и другие сделали - это благо, и должно быть востребовано, но с другой стороны - этого недостаточно для того, чтобы решить все проблемы.

 

Артём Войтенков: То есть, по-прежнему он не ставил вопрос о развитии человека. Именно как человека.

 

Михаил Величко: Да, этот вопрос он не ставится.

 

Григорий Ершов: Красивые домики для элиты, а куда денутся остальные, он не сказал.

 

Михаил Величко: Нет, дело даже не в том, что красивые домики для элиты. В принципе так могут жить все, но это цивилизация зомби. 

 

Да и так, всё равно до конца просмотрит меньше половины тех, кто зайдёт. Да, это можно считать последней частью того цикла, который мы записали летом 14-го года. А дальше можно заниматься вопросами предметной тематики, какая возникла по тому циклу, либо какая возникла по жизни. Да и так, всё равно до конца просмотрят меньше половины тех, кто зайдёт.

 

Артём Войтенков: Это всегда так. Там по ниспадающей идёт.

 

Михаил Величко: От этого никуда не денешься, потому что, каждый ищет, чего хочет, кто-то ищет шоу. Я - плохое шоу. Главное другое, чтобы зрители не ограничивались тем, что посмотрели до конца, или уснули на десятой минуте, а задумались о том, как жить дальше.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (880 мб)
Видео MP4 640x360 (348 мб)
Видео MP4 320х180 (196 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (42 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (64 мб)

Текст:
EPUB (162.01 КБ)
FB2 (283.33 КБ)
RTF (320.35 КБ)

Полицейский мегаполис

Почему слово “полис” имеет два разных значения?
Греческое название города “полис” произошло от слова “продавать”.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Артём Войтенков

Полицейский мегаполис

серия: "Словогрыз"

Видео http://poznavatelnoe.tv/voitenkov_police

 

Артём Войтенков- Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Наверняка в своей жизни вы многократно слышали слово "полис". Причём, у этого слова есть два совершенно разных значения:

- Первое, это "полис" – "город", по-гречески.

- И второе, "полис" - это "документ", например, страховой полис, медицинский полис.

А почему эти два, столь разных предмета, как город и бумажка, называются одинаковым словом? Давайте с вами разберёмся.

 

Для начала давайте зачитаем определение.

"Полис" - это по-гречески: город-государство в античном мире, состоящий из самого города и прилегающих к нему территорий. Таково определение очень многих словарей.

А "полис", в смысле бумага - это медицинский страховой полис, документ, подтверждающий заключение договора страхования.

 

Обычно никак не объясняется словообразование, или этимология, по-научному, слова "полис". Вот полис - это у греков был город, они его так назвали и всё, на этом заканчивается.

Но в некоторых словарях слово "полис" истолковывается от греческого πολύς, что значит много. Если мы с вами посмотрим в гугл-переводчик, то оно действительно так. И таким образом, приставка поли- обозначает множество чего-то. Например, полимер, полифония, то есть, много звуков. Бывает, что от этого слова поли-много, толкуют происхождение слова "полис", как город, то есть, это много людей, много зданий, много тележек, много ещё чего-то, шума, пыли, грязи например. То есть, вот это много, оно и получилось, как город - много. Как одно из возможных предположений, такое толкование может быть. Насколько оно верное, это мы с вами разберём чуть попозже.

 

Сейчас немножко отойдём в сторону, и разберём родственные слова. Например, многие слышали такое слово, как "мегаполис", то есть, это какой-то очень большой город. А почему он так называется? Дело в том, что приставка мега в Международной системе единиц (СИ), обозначает миллион. Так же, как приставка кило- обозначает тысячу, то есть, килограмм – тысяча граммов, километр – тысяча метров. А мега - это миллион. Миллион пикселей, например, - мегапиксел, единица обозначения количества светочувствительных элементов на матрице фотоаппаратов. А образована эта приставка мега-, от греческого слова μεγάλος, что значит большой. Если мы проверим это в гугл-переводчике: μεγάλος - большой.

 

Если толковать, как по-современному: мегаполис - это город с населением несколько миллионов. А если выводить с греческого языка, то можно ещё сказать мегалополис - это тоже будет правильно, это значит какой-то очень большой город. То есть, вы можете щегольнуть своей учёностью перед друзьями, и сказать, что, например, Москва, это мегалополис, и это будет правильно.

 

В устной речи длинные слова каким-то образом сокращаются для того, чтобы было удобнее и проще говорить. Таким образом, слово "полис" с наименовании городов постепенно сократилось до окончания -поль. И таких городов в мире достаточно много, например: Неаполь, Андриаполь, Андрианополь, Константинополь. Кстати, слово Константинополь, скорее всего, обозначало не город Константина, как правителя, а скорее всего, город-твердыня, постоянный город. Потому что, константа (вы даже помните из математики) - это что-то постоянное, которое не меняется.

 

Так же очень любопытен перевод слова Севастополь. Σεβαστός (севастос) - по-гречески это значит величественный, почтенный, высокочтимый. Смотрим в гугл-переводчике: севастос - в данном случае переводит, как почтенный. То есть, Севастополь - это почтенный, высокочтимый город. Видите, как всё просто объясняется, а мы и не знали.

 

Мариуполь. Можно подумать, что это город Марии, но оказывается "марина", это на многих европейских языках значит "морская". Маринэ - значит море. Например, подводная лодка называется субмарина, то есть, если по-английски, то submarine - под морем. Таким образом, Мариуполь, это значит морской город. Если мы с вами даже посмотрим на карту, то город Мариуполь находится как раз на берегу Азовского моря. То есть, в переводе с греческого, это получается Морской город.

 

Очень любопытно название города Мелитополя. Оказывается, по-гречески "мели" значит "мёд". А пчела на греческом называется мелисса. Кстати, есть такое женское имя Мелисса, то есть, работает, как пчела, наверное, это подразумевается так. Таким образом, Мелитополь - это город мёда по-гречески, как у нас есть Медынь, а у них Мелитополь.

 

Город Симферополь. "Симферо" - по-гречески, значит собирать. Отсюда, кстати, и наименование музыкального произведения "симфония". То есть, когда играют симфонию, её играет целый оркестр из большого количества музыкальных инструментов, а всё вместе собранное, получается симфония - собранный звук. И кстати, если мы с вами посмотрим на карту, то Симферополь, он находится если не совсем в центре Крыма, то на пересечении основных дорог. То есть, на пересечении дороги из Севастополя в Феодосию, и на пересечении дороги с севера Крыма на юг. Он действительно получается такой город-собиратель, куда всё стекается со всех сторон.

 

А вот теперь давайте подумаем, насколько правильно будет толкование, что слово "полис" произошло от слова "поли", что значит много. Причём, если это применять по отношению к городу, то да, какой-то смысл в том, что "поли" (много), в этом есть. Но если применять слово "поли" (много), по отношению к документу, полису медицинскому, страховому, тот становится непонятно, а почему он так называется? Потому что, там много букв? Вон, в лесу деревьев много, кто их там считает, очень много, но, тем не менее, лес не называется словом "поли". "Лес" по-гречески называется δάσος (дасос). То есть, со словом "полис", как с документом, происходит некая нестыковка.

 

Для того, чтобы понять, почему древнегреческий город называется "полис", и почему документ называется словом "полис", отойдём немножко в сторону, и обратимся к ролику "Как возникали города" Дмитрия Енькова из сериала "Неудобная история". Я кратенько напомню содержание, а кому любопытно, смотрите непосредственно сам рассказ Дмитрия.

 

Как нам говорит официальная история? Города возникали вокруг крепостей. То есть, был какой-то центр управления, князь, правитель, царь, император, и вокруг этой твердыни, военной силы, возникал город. Однако, по предположению Дмитрия, сначала никакой такой военной власти не было. То есть, люди жили и жили, ни с кем особо не воевали. Просто жили, пахали землю, делали горшки, пекли лепёшки, пасли коров. Однако, из-за того, что в разных местах можно чем-то заниматься, а чем-то нельзя, например, где-то земля более плодородная, где-то месторождения глины, где-то месторождения железа, а где-то луга лучше, удобнее выпасать скот, чем заниматься земледелием. Возникла потребность в обмене продукцией. И таким образом люди стали сплываться, именно по рекам, потому что, река - это транспортная артерия древности. Тогда не было таких дорог, как сейчас, и не было такой техники, как нам говорит официальная история.

 

Люди выбрали место для проведения торгов. Обычно это место должно находиться у реки, чтобы было удобнее подплыть. Но чтобы его не затопило, оно должно быть где-то повыше, на холме, или как у нас раньше говорили, на яру. От этого слова "яр" и произошло слово "ярмарка", где люди как раз и менялись товаром друг с другом. И вот вокруг этой ярмарки начал образовываться уже город. И военная сила уже вторична по отношению к этой торговле. Этому есть доказательства. Если вы будете посещать города, которые были образованы в восемнадцатом, девятнадцатом и далее веках, то в центре города обязательно будут либо торговые ряды, либо торговая площадь. Рядов не осталось, но название осталось: Торговая площадь, Ярмарочная площадь, ещё как-нибудь названия связаны с торговлей. Вот я вам сейчас кратенько рассказал, а те, кому любопытно, посмотрите ролик Дмитрия Енькова "Как возникали города". Он рассказывает более подробно, и более красочно http://poznavatelnoe.tv/enkov_gorod

 

Так вот, после записи рассказа Дмитрия, я стал готовить материалы для видеоролика про капитализм. А так как нерегулируемый капитализм всегда ведёт к монополии, я полез изучать, что такое монополия, и надо же, в словаре наткнулся на определение слова "монополия", точнее, на происхождение. Оказывается, слово "монополия" происходит от греческого слова μονο (произносится: моно), то есть, это один только, и слова πωλέω (полео), на греческом значит продавать. То есть, монополия - это исключительно право на производство, либо продажу чего либо. Моно – только, полео – продавать.

 

И надо же, какое удивительное совпадение, я нашёл это слово "полео", которое подтверждает рассказ Дмитрия Енькова о том, как возникали города. И на самом деле, полис, это не то место, где чего-то там много. Это место, где происходила торговля, и это объяснение гораздо более разумно и логично. Потому что, если мы будем с вами толковать названия городов, например.

- Севастополь, севастос, как мы сказали, это величественный, - много величия, что ли?

- А Мариуполь - это много моря, что ли?

- А Мелитополь - это много мёда?

- А Константинополь, это много твердыни, много неизменчивости?

 

Как-то не очень вяжется. А когда под словом полис понимать, что это торговля, это рынок, это торг, получается очень даже логично.

- Мариуполь - это торговое место у моря, на берегу моря.

- Мелитополь - это там, где торгуют мёдом.

 

Кстати, слово "торг", оно присутствует даже в русских городах. Например, слово "Торжок" - город Тверской области. Не очень большой торг, ну такой торжок. То есть, смысл, что в русском, что в греческом получается одинаковый. И таким образом получается, что "полис", это не бумажка, где много буковок. Полис - это документ о торговой сделке, которая совершалась вот там, на торгу. То есть, что-то сделали, кому-то продали что-то - это торговая расписка. Именно поэтому, "полис", как город, и "полис", как документ, имеют одно название.

 

Видите, как всё очень любопытно, и как всё очень интересно. И как просто изучение слов помогает нам открывать историю: то, что было в прошлом, и то, что официальная наука почему-то от нас замалчивает. Хотя мы с вами разобрались, буквально десять минут, и всё стало понятно.

 

А какой ещё родственник есть у слова "полис"? Это слово "полиция". То есть, что такое полиция, я думаю, объяснять не надо. Это такая структура, которая следит за законом, правопорядком, чтобы никто ничего не нарушал, чтобы никто никого не бил, чтобы никто ни у кого ничего не воровал. Таким образом, полиция изначально охраняла порядок вот в этом самом полисе, то есть, на рынке, где совершались торговые сделки. Вот поэтому она называется полиция. Если мы посмотрим, слово "полиция" - в разных языках звучит примерно одинаково.

- В английском: police.

- На французском: police.

- На испанском: policía.

- На итальянском: polizia.

- На немецком: polizei.

- На нидерландском: politie.

- На португальском: polícia.

- На датском: politi.

 

То есть, везде это слово примерно одинаковое, и очень странно выводить слово "полиция" от греческого слова "много". То есть, много человек в полиции служит? Их всё равно гораздо меньше, чем крестьян, их всё равно гораздо меньше, чем рабочих. Почему тогда их обозвали словом "много"? А если мы с вами понимаем, что на самом деле полиция изначально охраняла порядок на месте торговли, тогда всё встаёт на свои места. Кстати, в России полицейские ещё назывались "городовыми", то есть, от слова "город". У слова "город" тоже очень любопытная история, и очень любопытные родственники в европейских языках. Более подробно смотрите в ролике "Гвардейцы огородного гардероба" http://poznavatelnoe.tv/voitenkov_guardia

 

Так вот, подытожим. На самом деле мы сейчас с вами провели историческое исследование, которое как-то не очень хочет проводить официальная наука. Мы с вами, занимаясь языковыми исследованиями, нашли подтверждение тому, что на самом деле, в древности города возникали не вокруг центра силы, или какой-то крепости. Центром возникновения города служила торговая площадь, торговые ряды, ярмарка, где совершались торговые сделки, и где выписывались торговые полисы, и всё это место охранялось полицией. Видите, как много даёт всего лишь небольшое копание в греческом словаре. Причём, что самое любопытное, почему-то слово "полис", как город не выводится от слова "полео" - продавать. По крайней мере, мне такое толкование в словарях и книжках ни разу не попадалось. Может быть, у кого-то оно есть, но, увы, эти материалы до меня как-то не дошли. А это, на самом деле, наиболее логичное и наиболее разумное объяснение, подтверждающее предположение о том, как действительно возникали города.

 

Причём, исследования Дмитрия Енькова очень удачно дополняются нашим с вами исследованием слов. И честно говоря, возникает большое удивление, почему официальная история не додумалась до такой простой вещи, которую открыли мы с вами, просто полистав греческий словарик. Возникает очень нехорошее предположение, что - а возможно это было сделано намеренно. Насколько это предположение верное, мы с вами будем разбираться в выпусках программы "Неудобная история". А также будем заниматься очень любопытными изучениями языка в программе "Словогрыз".

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (225 мб)
Видео MP4 640x360 (83 мб)
Видео MP4 320х180 (45 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (7 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (11 мб)

Текст:
EPUB (203.47 КБ)
FB2 (288.43 КБ)
RTF (136.45 КБ)

Гвардейцы огородного гардероба

Исследование слова “гвардия”и его ближайших родственников.
Исконно русские слова имеют один корень и одинаковое значение со словами в европейских языках.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Артём Войтенков

Гвардейцы огородного гардероба

серия: "Словогрыз"

Видео http://poznavatelnoe.tv/voitenkov_guardia

 

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Так как мы с вами живём в обществе, то нам просто необходимо общаться с другими людьми. Мы это делаем посредством языка, слов. Человек произносит десятки, а некоторые даже сотни тысяч слов в сутки, и выслушивает даже гораздо большее их количество. Но слова, они не возникают сами по себе ниоткуда.

 

Слова имеют очень любопытные истории возникновения, между ними бывают очень интересные родственные связи. Давайте с вами начнём со слова "гвардия". А что такое гвардия?

- Определение Большой Советской Энциклопедии: в древности это небольшие отряды, предназначенные для охраны главы государства или военачальника. А позже это уже отборная часть войск.

- Определение словаря Брокгауза и Ефрона конца девятнадцатого века: гвардия происходит от древнего или скандинавского слова "warda" или "garda". Это отряд телохранителей или отборное войско.

- По современному определению русской Википедии "гвардия" происходит от итальянского уже. Это охрана защита. В настоящий момент – отборная, привилегированная часть войск.

- А вот в английской Википедии написано, что гвардия происходит от итальянского или испанского слова "защита".

Когда вообще-то по-английски "guard" значит "страж". Те, кто учил английский в школе, должны это помнить. Если мы с вами посмотрим в google переводчике, как оно пишется и произносится - "guard". Понятно, что слово "гвардия" образовалось от слова "guard" – охрана. Тем более, что значение слов совпадает. То есть гвардия – это охрана какого-то короля, императора или другого важного лица.

 

Кстати, здесь нужно упомянуть, что такое лейб-гвардия. Такое словосочетание встречается. Оказывается Leib по-немецки значит тело. Моё произношение немецкого не очень правильное, но как вы слышите и видите: Leib - значит тело. Если мы посмотрим в словаре Владимира Даля, лейб это значит, стоящий при особе государя. То есть лейб-гвардия или гвардия это те, кто именно охранял самого государя, императора или важное лицо. Потому что уже ближе к нашему времени гвардией, как мы с вами уже прочитали, стали называться отборные армейские части. Чтобы как-то между ними вывести разницу, какие военные и какие охраняют самого императора, например, вот их стали называть лейб, то есть прибавлять по-немецки тело - они охраняют именно тело самого императора. И, кстати, поэтому появились такие слова, как лейб-повар, лейб-медик, лейб-хирург. То есть это те люди, которые непосредственного готовили, лечили и охраняли самого короля или императора.

 

Но вернёмся к слову "гвардия". Его ближайшие родственники это, например, слово "авангард". Это произошло от французского "avant-garde". Дословно: "avant" - впереди, "garde" – стража. То есть если мы опять посмотрим в google переводчике французский язык: "avant" – перед, впереди. То есть стража впереди войска. Это передовое формирование в вооружённых силах, которое выдвигается вперёд по движению войска или флота с целью выполнения функций походного охранения. Если посмотреть в словаре Владимира Даля "авангард" или "авангардия" произошло от французского – отдельная часть войск, передовой отряд, перед, голова, сторожевой полк, яртаул (такое слово ещё есть оказывается). Также родственное ему слово "аванпост", то есть пост, который далеко впереди.

 

Если есть авангард спереди, то у войска есть ещё зад. А зад как называется? А охранение тыла называется "арьергард". То есть от французского "arrière-garde"- тыловая охрана. Вот, как по-французски это звучит - "arrière". Это значит зад, карман, тыл, тыльная сторона. Причём в словаре Владимира Даля пишется, что "арьергард" или "арьергардия" - отряд или отдел войск позади армии, корпуса, отряда для прикрытия тыла, задняя часть. По трудности выговора случалось слышать, что солдаты вместо "авангард" и "арьергард" говорили "аленгард".

 

Дальше возвращаемся опять к гвардии. Какие ещё родственные слова есть у этого слова? Есть ещё слово "гарда". Что такое гарда? Мы лезем в словарь. Например, в той же Википедии написано, что это произошло от французского "garde" - охрана. Действительно от французского. Часть клинкового оружия или инструмента, служащего для защиты руки владельца от удара оружий противника или от соскальзывания кисти при ударе на собственный клинок.

 

То есть выглядит она вот так: вот сабля, вот её ручка, а вот собственно и сама гарда. Вот на сабле или на мече, то есть они бывают разные. От простых перекладин до таких сложных и красивых. Вот, например - "За храбрость" выгравировано. Вот это как раз и есть гарда на сабле, и они бывают даже у ножей. Например, вот это гарда у ножа: вот упор для того, чтобы рука не соскользнула при ударе на своё же лезвие. Вот здесь хорошо видно.

 

Таким образом, гарда – это часть холодного оружия, которая защищает руку. То есть опять слово "guard" - защитник. Только не в случае какого-то человека, а в случае уже непосредственно вашей кисти руки.

 

Дальше. Ещё одно слово родственное это "гардемарин". Если смотреть в Большую Советскую Энциклопедию, то написано, что "гардемарин" произошло от французского "gardemarine", то есть морская гвардия. Это звание, установленное Петром Первым для воспитанников старших рот Морской академии при направлении во флот на практику. После практики гардемарины получали офицерский чин.

 

В других энциклопедиях, Брокгауза и Ефрона написано, что это звание кадет старшего класса морского кадетского корпуса. Любопытно другое. То, что это звание здесь написано от французского, а как известно из официальной истории Пётр Первый, основатель российского флота и в основном он взял все свои слова и обозначения, морские термины из голландского языка. Если мы посмотрим словарь морских терминов, то, действительно, там практически все слова будут либо голландские, либо совсем чуть-чуть немецкие, и очень-очень редко будет попадаться что-то французское. Причём совершенно непонятно, почему он вдруг гардемаринов решил взять именно от французского языка, а не из немецкого.

 

Далее, следующее родственное слово со словом "гвардия" это слово "гардероб". В основном все словари выводят слово "гардероб" от французского "guarde" - хранить и "robe" - платье, одежда. Так что, уважаемые женщины на утончённом французском языке вы ходите не в платьях, вы ходите в робах.

Вот, например, по определению Брокгауза и Ефрона: "Гардероб – комната, шкаф, место для хранения платья. Гардероб составляет крупную отрасль театрального хозяйства. Заведование гардеробом при дворах также поручается ведению особого штата. Во Франции гардеробмейстером назначался видный сановник: он одевал и раздевал короля, присутствовал при аудиенциях и церемониях".

 

Определение Владимира Даля: гардероб – это комната, шкаф, место для хранения одежды или платья.

Таким образом, "guarde", "robe" – защита платья. Причём, смотрите, как любопытно уже получается. Оказывается, по-английски "guard" – охранник, и по-французски, как мы видели с вами в слове "гардемарин", это тоже охрана. И по-итальянски в английской Википедии написано, что это тоже охрана.

 

Дальше, какие еще есть родственные слова? А есть ещё такое родственное слово, как "гардина". Гардина – это оконная или дверная занавеска из лёгкой ткани. То есть это то, что защищает вас от посторонних взоров через окно. То есть это тоже своего рода защита. То есть guard – гардина, "GRD" – "ГРД", те же самые одинаковые согласные. Надо сказать, что раньше, а в некоторых языках и до сих пор, гласные при записи опускаются, остаются только согласные. Таким образом, "ГРД", как гардина, занавеска, или "ГРД", как страж непосредственно, охранник - это пишется совершенно одинаково.

 

Ещё словом Гарда называется озеро в северной Италии у подножия Трентских Альп. На восточном берегу поднимается высокий кряж Бальдо. С юга и запада озеро окружено амфитеатром холмов. Укрытые от холодных ветров берега озера отличаются мягким климатом (температура воды в декабре +11°). Зима короткая, тёплая и сухая. На берегу зимние курорты.

А почему называется озеро Гарда? Потому что оно, как я вам уже прочитал, оно защищено со всех сторон. То есть озеро в защите, защищённое озеро.

 

Ну а дальше, ещё любопытнее. Есть такое слово, называется "Гардарика". По определению Брокгауза и Ефрона: "Гардарика (Gardarike) - древнее скандинавское название России, преимущественно западной её части". Нынешних Остзейских губерний. Остзейские губернии Российской Империи - это Курляндская, Эстляндская и Лифляндская, отделились после Первой мировой войны, когда их заняли немецкие войска, а в России произошёл переворот 1917 года. Таким образом, немецкие оккупанты захватили русские губернии в 1917 году. В Википедии написано, что "Гардарика (Gårdarike) – это древнее скандинавское название Руси, известной викингам в Средние века. Термин переводится как "страна городов".

 

Словарь Владимира Даля этого слова, увы, не знает, и Большая Советская Энциклопедия тоже. Это хороший показатель того, каким образом стирается история. То есть в словаре Брокгауза и Ефрона это определение есть, а в более поздних словарях этого слова уже нет. То есть Гардарика – это "ГРД", первая часть слова, те же самые согласные.

 

И здесь мы подходим к самому интересному - к русскому слову "град". И если мы из русского слова "город" или "град" уберём гласные, останется то же самое словосочетание согласных – "ГРД".

 

Вот, например, определение из словаря Владимира Даля: Городить - градить, гораживать это значит забирать забором, обносить тыном, рубить или класть стену, огораживать, ограждать. И в том же самом словаре Владимира Даля написано, что град – это старинное церковное слово, обозначающее город. Причём у нас в России даже таких городов, носящих такое название достаточно много, например, Городец, Городок, Городилово, Городище, Славгород, Ужгород, Новгород.

 

А что такое Новгород? Это новое ограждённое место. Где-то было старое, а здесь сделали новое. Причём, если почитать про историю Новгорода, оказывается, что Великий Новгород скандинавские источники даже в сравнительно позднее время упорно именуют Хольмгардом (Holmgard). То есть холм со стражей, ограждённый холм. Holmgard – это скандинавское название Великого Новгорода, который на Волхове.

 

Какое ещё русское слово родственное слову "гвардия" или охрана, "guard"? Это слово "огород". По определению Брокгауза и Ефрона: "Огород – это участок земли, большей частью огороженный забором или живой изгородью и предназначенный для разведения овощей или других огородных растений". То есть огород – это участок земли под охраной, за загородкой. Опять-таки, если мы из слова "огород" уберём гласные буквы, то останутся те же самые согласные "ГРД". То есть это преграда, охрана, забор.

 

И родственные слова это:

- загородка – "ЗГРД",

- преграда – "ПГРД"

- и гора.

В горе нет буквы "д", однако есть согласные "г" и "р". А гора это тоже своего рода преграда, причём достаточно существенная.

 

Если мы с вами будем смотреть значение слова "огород" на других языках, то мы увидим очень любопытную картинку. Лезем в google переводчик и смотрим.

- По-русски "огород", по-английски "garden" - "ГРД".

- По-французски "jardin", примерно то же самое. То есть первое "г" переросло в "ж". Кстати "г", "ж" и в русском, и в других языках очень часто взаимозаменяются.

- Далее, "огород" на испанском - "jardin". Примерно то же самое, "jardin".

- Огород на итальянском – "giardino".

- Огород на немецком – "garten". И по написанию примерно то же самое.

- И даже огород на шведском и то похоже – "trädgård". По произношению, может не очень, но по написанию явно видно слово "gard".

 

Таким образом, мы видим, что слово "огород" во многих романских, европейских языках пишется и произносится примерно одинаково. В каких-то где-то изменяется одна буква, но несомненно, что корень этого один и тот же.

 

Теперь возвращаемся к нашим исследованиям. Мы можем также проверить слово "страж".

- Страж на английском, это все знают – это "guard".

- Страж на французском – это "garde".

- Страж на испанском – это "guardia".

- Страж на итальянском - "guardia". Примерно одинаково с испанским.

- Страж на португальском - "guarda". То есть примерно всё одинаково.

 

А теперь давайте подведём итог.

То есть слово "guard" - охрана, стража одинаково во многих языках европейских. И если мы из него выбрасываем гласные, то остаются согласные "ГРД". И мы имеем в русском языке исконно русские слова "город", "град" и "огород". А никто не будет спорить, что они не русские, они откуда-то пришли. Они действительно исконно у нас употребляются, но они имеют те же самые согласные "ГРД", и они несут тот же самый смысл, что, по сути, слово "guard" – "охрана" в европейских языках.

 

Таким образом, правильное определение в словаре Брокгауза и Ефрона, что слово "гвардия" произошло от древнего слова "варда" или "гарда". То есть ранее у нас был с Европой единый язык, и просто в разных местах были определённые наречия. Собственно говоря, так же, как у нас в стране: в одном месте акают, в другом окают, где-то говорят с придыханием "г", где-то говорят "г" более твёрдо. А потом нас просто разделили и сказали, что вы разные народы. Но вот с помощью таких исследований, мы с вами можем понять, что раньше мы были единым народом с Европой, и единой страной, единым государством.

 

И Пётр Первый назвал гардемаринов не по-французски "garde marine". Он назвал на самом деле на вот этом праязыке. То есть "guard" на большинстве европейских языках, и как мы с вами даже выяснили на русском, это стража или охрана, а "marine" - это море. И даже по-русски "море" и "marine" звучит одинаково. И на многих европейских языках море тоже звучит примерно похоже.

 

Таким образом, с помощью такого простейшего незамысловатого исследования очень даже хорошо понятно, что ранее мы были единым государством, единой страной с единым языком. И нас потом поделили, дали различную грамматику, сказали: "Вы разные государства. Вы русские, немцы, испанцы, англичане и давайте воюйте между собой". Потому что очень удобно на разных языках одним вешать лапшу, какие эти плохие, а другим вешать лапшу, какие те плохие, а мы вот хорошие, а мы за это. И они между собой очень тяжело договариваются, потому что уже даже язык другой стал, изменился. А корни, истоки языка, они же одинаковые, что у нас, что в Европе.

 

А каким образом разделяли языки и народы? Как мы обычно в бытовой жизни даже знаем, у нас есть несколько слов для обозначения одного и того же предмета, например, стул, табуретка. Вот вы там, один язык, у вас будет стул, а у вас будет определение этого - табуретка. Всё. Вроде разные слова. То есть лампа и светильник. На одном языке будет лампа, а на другом языке будет светильник. Вроде слова так и не похожи. Таким образом, одним людям одно слово, другим другое слово и граница между ними, всё - моя твоя не понимаю.

 

Если ещё дать разную грамматику, а любой язык можно написать разными буквами. То есть можно писать английскими буквами по-русски, как это делают, например, в старых телефонах, которые русский язык не поддерживают, СМС-ки посылают на латинице. Можно записывать русскими словами какой-то другой иностранный язык, как это делается, например, в разговорниках, чтобы сразу быстро понять и прочитать. То есть устный язык, он может быть одинаковый, а грамматику могут дать разную. Это очень хорошо видно на примере польского языка, который, в общем-то, очень похож на русский. То есть, когда читаешь польский язык, слова русские, но записаны просто латиницей. Вот и всё. Вот вам простейший пример разделения.

 

Таким образом, мы с вами с помощью простейшего исследования выяснили то, что скрывает от нас официальная наука "история".

В других выпусках программы Словогрыз мы с вами разберём ещё очень много чего интересного.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (274 мб)
Видео MP4 640x360 (101 мб)
Видео MP4 320х180 (55 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (5 мб)
Звук 32kbps MP3 (5 мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (14 мб)

Текст:
EPUB (202.23 КБ)
FB2 (287.87 КБ)
RTF (164.66 КБ)

Кто управлял древней Русью?

Утверждение, что до крещения Русь была дикая, противоречит историческим фактам. На Руси имелась своя система управления. При однородной нравственности общества отпадает необходимость в законах.
Жрец - человек, решающий общественные задачи. Князь - управленец, ответственный за воплощение этих решений.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Величко

Кто управлял древней Русью?

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_upravlenie_rus

 

Часть из "Разговоры о жизни 10"

Видео http://poznavatelnoe.tv/velichko_razgovor_10

 

Михаил Величко - кандидат экономических наук

 

Михаил Величко: Развитие цивилизации - это развитие специализации профессионализма. Соответственно вопрос о специфических специализированных видах власти, которые несут эту самую полную функцию управления.

 

Давайте посмотрим наши учебники социологии и политологии: что и как они нам предлагают. Последние лет тридцать все записные политологи талдычат нам, что система разделения властей, существующая на Западе и восходящая к традициям Древнего Рима, это идеалы наиболее совершенной системы организации общественного самоуправления. В этой системе разделения властей функции такие.

- Законодательная власть пишет законы

- Судебная власть бдит за исполнением законов, наказывает за их несоблюдение.

- Исполнительная власть осуществляет управление обществом в соответствии с законами.

 

Возникает вопрос: а подо что и как пишутся законы? Самый примитивный ответ на него состоит в следующем, что все мы люди, у всех у нас одинаковые потребности. Гармоничные взаимоотношения в обществе приводят к тому что, дескать, и социальные, а не физиологические потребности у нас у всех примерно одинаковые, и поэтому нет вопроса о том, откуда берутся законы. Дескать, всякий более-менее здравомыслящий человек, тем более получивший образование в области истории, юриспруденции, экономики и всего прочего, он может сформировать закон под решение тех или иных социальных задач.

 

Если это действительно совершенная система управления, то все, кто думает так, ответьте на вопрос, откуда взялся глобальный биосферный экологический кризис, если законодательство совершенно, и может быт написано любым человеком, и так далее. И тогда как относиться к таким явлениям, которые имели место в истории русской цивилизации. Потому что когда Ленин характеризовал советскую власть, как власть отличную от буржуазной демократии, и отличную тем, что она не должна быть бюрократической, что советская власть сама пишет законы и сама их исполняет - то есть это было отрицание европейской системы разделения властей. А откуда это всё взялось? Если проследить всё это дело в нашей истории, то это уходит ещё в докрещенские времена. Потому что та версия истории, согласно которой Владимир крестил Русь, появилась церковь, мы после этого приобщились к европейским ценностям и цивилизации. А до этого были дикие-дикие, и никак не могли понять смысла жизни - эта версия не подтверждается историческими фактами.

 

Во-первых, есть то, что получило в истории название "змиевы валы". Это система фортификационных сооружений с глубиной эшелонированной обороны на некоторых участках до двухсот километров, протяжённостью более тысячи километров вся совокупность валов, которая тянется по югу Украины. И в общем-то некогда отделяла лесную зону от степной. В традиционной хронологии это датируется временами одиннадцатого, десятого века. Но в это время на Руси полыхали княжеские усобицы. Ни одно удельное княжество было не в состоянии построить такую систему. И совокупность удельных княжеств, ведя постоянные усобицы, вряд ли могла договориться друг с другом о том, чтобы на протяжении десятилетий вкладывать очень большие ресурсы в строительство этой фортификационной системы и последующей её эксплуатации.

 

Тем не менее, змиевы валы существуют. И одно объяснение, что наши предки построили их во времена докрещенские, и что в тот период Русь некоторым образом была едина. Но управлялась она без того, что в современном представлении является государством. Если посмотреть даже на факты, которые известны по истории, то Новгород на протяжении длительного времени уже посткрещенской эпохи приглашал князей, а когда князья не нравились ему, изгонял. Но это было нормой некогда и в остальных местах на Руси. Потом в "Слове о полку Игореве" есть такие слова: "И сказал брат брату: это моё, это моё. И стали князья на малое всевеликое говорить". В этой фразе главное слово "стали князья". То есть автору "Слова о полку Игореве" либо памятны те времена, когда князья вели себя иначе, либо он обладал достоверным знанием о том, что некогда не было так. Причём если обратиться к былинам, то в них не последнюю роль играют такие персонажи, как калики перехожие. Ну а что такое, если соотноситься с полной функцией управления, какие функции калик перехожих?

 

Артём Войтенков: То же самое, что СМИ у нас.

 

Михаил Величко: Не совсем то же самое, что СМИ у нас, хотя отчасти. СМИ выполняют ту же функцию. В общем, реальность такова, что их функции и сбор достоверной информации о том, что происходит на месте, и постановка задач перед местным населением в интересах общецивилизационного развития. Если говорить о том, что здесь было в докрещенские времена, пока цивилизация не впала в кризис развития, то представляется так, что полная функция управления здесь реализовывались следующим образом – жречество. В русском языке слово "жречество" - название социальной группы, социальные функции которой жизнеречения, то есть объяснения проблем и изложение путей и способов их решения. То есть решаются задачи первого этапа полной функции управления.

 

Жречество – это открытая для вступления в нее профессиональная управленческая корпорация, к которой может приобщиться каждый, кто обладает знаниями и практическими навыками, позволяющими выполнять жреческие функции. То есть осуществлять всё то, что относится к первым этапам функции управления: выявление проблем, целеполагание в отношении них, формирование концепции разрешения проблем и внедрение концепции в жизнь. А дальше, как уже говорилось, управленческое решение может вырабатываться либо единолично, либо коллегиально. Но когда дело доходит до его проведения в жизнь, ответственность за него может быть только единоличной и персональной.

 

И тогда получается так, что жречество формирует единую концепцию развития цивилизации. А князья и бояре, ответственные перед жречеством, и каждый из них в соответствующем регионе является единоличным персональным ответственным координатором общественной в целом деятельности.

 

Дальше выясняется еще интересная вещь. Лев Дьякон, повествуя о переговорах Святослава с Иоанном Цимисхием, императором Византийской империи в 971 году рассказывает, что император подъехал к берегу Дуная со свитой, весь расфуфыренный, как это было положено для обозначения социального статуса. К берегу Дуная подошла ладья, и Святослав сидел на веслах, как простой гребец, отличаясь от остальных только тем, что у него была более новая одежда. Но, в принципе, такая же одежда, как и у остальных.

 

Для византийцев такая ситуация была непонятна. Для большинства наших современников она тоже непонятна, потому что вопрос о статусных вещах, которые обозначают статус во внутри социальной иерархии, это для многих первейший вопрос. Но вряд ли Святослав был каким-то исключением. Просто свидетельство о встрече с ним Иоанна Цимисхия, это свидетельство довольно позднее о том, что было на Руси повседневной нормой в те времена, и в более ранние времена. Когда общество в нравственно-этическом отношении было однородным. И выполнение различных общественно-необходимых функций в общественном объединении труда не было связано с тем, что носители каких-то функций выполнялись, как иерархически более высшие люди в социальной иерархии. То есть вне выполнения какой-то общественно необходимой деятельности, то есть в быту и на развлечениях, то не было границы между жрецом, князем и простолюдином. В нравственно-этическом отношении это было единое общество. И нравственность жреца не отличалась от нравственности князя и боярина, и нравственности так называемого простолюдина. Хотя в общественном объединении труда они выполняли разные функции.

 

Давайте посмотрим на то, что возможно в таких условиях. С точки зрения любого человека в таких обстоятельствах: интересно, по закону ли князь организовал решение какой-то проблемы? Или просто проявил свой творческий потенциал, реализовал его, благодаря чему задача была успешно решена. Ведь это абсолютно все равно. Произошло это в соответствии с действующим законодательством либо вопреки действующему законодательству решение получено быстро, и это решение качественно.

 

А если общество этически и нравственно разнородно, разобщено, тогда как? Тогда возникает потребность в законодательстве, которое должно определять права и чётко поддерживать внутрисоциальные, сословные и прочие границы. Ежели это есть, то тогда в нарушении закона выражается, прежде всего, нарушение каких-то сословных, кастовых норм этики, прописанные в законе. И поскольку поддержание норм социальной стратификации более значимо, чем решение проблем, то начинается эпоха первенства закона над целесообразностью. И как следствие, общество начинает плодить законы, и впадает в юридический маразм. Потому что согласитесь, что обсуждение обнажённого или полуобнажённого Аполлона на 100-рублёвой купюре, при том, что каждый депутат потребляет только на личное своё содержание по двести пятьдесят тысяч рублей в месяц, с точки зрения налогоплательщика это - проедание его денег задарма. То есть явное несоответствие. Но это возможно только в тех случаях, когда депутаты бесконтрольны полностью по отношению к обществу. Будь это нормой этики Древней Руси, то возведение в ранг общенациональной проблемы обнажённого Аполлона на купюре, вызвало бы то, что товарищ был бы трудоустроен где-то в более полезном месте, и в среде управленцев мы бы его больше не видели.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (186 мб)
Видео MP4 640x360 (72 мб)
Видео MP4 320х180 (40 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (12 мб)

Текст:
EPUB (442.39 КБ)
FB2 (598.77 КБ)
RTF (90.42 КБ)

Обезболивающее для глобализации

Наука и религия стараются оправдать глобализацию.
Чтобы люди не сопротивлялись при уничтожении их страны, народа, семьи - их отвлекают и дают "успокоительное".

Контейнер

Смотреть
Читать

Ольга Четверикова

Обезболивающее для глобализации

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_obezbolivayshee_globalization

 

Часть из "Чёрный папа Святого Престола"

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_cherniy_papa

 

Собеседники:

Ольга Четверикова – кандидат исторических наук, доцент, преподаватель МГИМО

Дмитрий Еньков - Партия Великое Отечество

Владимир Ходукин

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Ольга Четверикова: Я по первой своей специальности латино-американист. Занималась Латинской Америкой, потом я переключилась на Европу.

Дмитрий Еньков: Это в СССР так учили на анти-американизм?

Ольга Четверикова: Нет. Я, когда в МГИМО училась, у меня был первый французский язык. Поступила я с французского, будешь продолжать французский и прочее. А я очень хотела Латинской Америкой заниматься. Я туда, можно сказать, поступила, чтобы продолжать дело Че Гевары. Это конец 70-х: Чили, все эти события.

Дмитрий Еньков: Вот такие великие люди были в СССР, между прочим, тогда, которые могли целину возродить.

Ольга Четверикова: Вот девчонка четырнадцати, пятнадцати лет. Что у меня в комнате было? Тут портрет Луиса Корвалана, тут портрет Виктора Хара. А тут, поскольку я рисовала, я нарисовала Тупак Амару, это лидер индейский, который когда-то давно ещё боролся за освобождение Латинской Америки. И, погрузившись в эту историю Латинской Америки, я совершенно искренне жила и считала, что мы должны идти по пути освобождения от засилия янки. Поэтому у меня с Америкой ещё давно, с детства свои счёты. Я это всё к тому, что когда я поступила, мне сказали: "Нет. Поскольку у вас первый французский язык, у нас тут в группе будете заниматься Францией и французским". Получилось, что четыре года я занималась Францией. Потом на пятый я совершила переворот, переориентировалась, пошла на практику в Институт Латинской Америки, диплом писала уже по Перу. И дальше, когда я работала в Институте общественных наук, я работала с латиноамериканскими группами, и очень хорошо изучила это дело, как они умеют народ с помощью финансов.

Моя кандидатская работа была посвящена как раз, это вряд ли вам что-то скажет, но был такой в Перу деятель Моралес Бермудес. Моя диссертация была по противоречиям в рабочем движении в Перу в период пребывания у власти Моралеса Бермудеса. И поскольку я там критиковала рабочее движение коммунистов, её под грифом "Секретно" сделали. А суть там такая, Альварадо (я немножко об этом скажу) пришёл к власти в конце 60-х годов и начал реализовывать социалистический левый проект военный. А поскольку он набрал крупных кредитов, американцы изначально давали, давали им кредиты. А потом, когда эти преобразования нужно было прижать, они предъявили счёт: "Давайте ребята, расплачивайтесь. Соответственно, меняйте политику". Они отказались. Тогда они стали проталкивать Моралеса Бермудеса. И когда они его в итоге протолкнули, а он пришёл к власти, потому что в итоге рабочее движение оказалось расколото, и всё прочее, то он начал принимать программу реструктуризации Международного валютного фонда. Они сказали: "Мы дадим вам деньги на то, чтоб вы расплатились. Но для этого вы должны проводить такие-то работы". И вот эта финансовая петля, она окончательно всё дело свернула. Вот это я как раз изучала.

И потом, когда у нас началась перестройка, и стали говорить о том, что мы должны повторить путь авторитарных латиноамериканских режимов. Тогда ещё началась такая дискуссия: "Можно ли рассматривать латиноамериканский тоталитарный режим, как фашистский. Или этот авторитарный режим необходим, чтобы обеспечить народу прогрессивную жизнь". Но это было так ужасно, я поняла, что с нами хотят сделать то же самое, что и с Перу: в той же части программы: реструктуризации МВФ, свёртывание всех государственно-социалистических структур, и всего прочего. Особенно это было видно, потому что одно дело это Латинская Америка, другое дело, когда это великая страна со своей собственной историей.

Артём Войтенков: Получается сценарий один, в общем?

Ольга Четверикова: Абсолютно один, конечно.

Артём Войтенков: Что там, что здесь - всё одно и то же.

Ольга Четверикова: Да, совершенно верно. Просто я Латинскую Америку немножко затрону, потому что это очень важно для понимания того, какой опыт у этого Бергольо.

Дмитрий Еньков: В прошлый раз на прошлой нашей встрече вы рассказывали о том, почему ушёл предыдущий Папа. А в этот раз мы встречаемся уже после того, как новый Папа возглавил престол. И давайте, мы тогда о нём и поговорим. Кто это такой и какую он будет вести политику, если это к церкви уместно, будет проводить новый Папа.

Ольга Четверикова: Давайте. Без всякой конспирологи, даже на основе того, что уже известно. Я постараюсь в рамках уже доступной нам информации, попытаться это сформулировать. Первое, что надо сказать, я, когда первую свою публикацию по этому поводу давала, то я там такую фразу сформулировала. Что приход к власти Папы иезуита означает, что вся эта гигантская мощная работа, которая была проделана для того, чтобы сместить Бенедикта XVI была проделана не зря. Потому что в итоге приход к власти Папы иезуита означает, конечно, коренной поворот в деятельности католической церкви.

Но, прежде, чем остановиться на Папе, как на иезуите, я хотела бы коснуться другого вопроса, связанного с тем, что это первый Папа латиноамериканист. Первый Папа, который пришёл с Латиноамериканского континента. Многие обращают внимание на то, что это свидетельство значения Латиноамериканской католической церкви, это свидетельство того, что именно здесь главная опора Ватикана. Эту идею я не могу подтвердить. Напротив, что происходит в Латинской Америке, свидетельствует о том, что католическая церковь там теряет авторитет. И на значение избрания на эту должность Папы латиноамериканиста, свидетельствует о том, что это попытка укрепить авторитет Святого Престола на этом континенте.

Прежде чем всё-таки охарактеризовать значение этого для Латинской Америки, я бы хотела коснуться совершенно кратко истории латиноамериканской церкви во второй половине XX века. Дело в том, что католическая церковь Латинской Америки со второй половины двадцатого века играла очень важную роль, пытаясь фактически не просто контролировать широкие слои населения Латинской Америки, но определять общественное мнение: с одной стороны - его формировать, с другой стороны - его поддерживать, и жить как бы одной жизнью с латиноамериканским народом.

Поэтому католическая церковь, она очень ловко всегда умела подстроиться под основную политическую тенденцию, под основной курс правящего класса. Этим она всегда отличалась. Поэтому, когда в 50-60-ых годах, в первую очередь более точно нужно говорить о начале 50-ых годов, в Латинской Америке начался такой левый поворот - это соответствовало общей мировой политике,. Как вы помните, именно 40-50-ый год, начинается курс на строительство, создание государства всеобщего благоденствия, на укрупнение роли государства в социально-экономической политике, создаётся общество массового потребления, массового образования, массового народного.

Абсолютно это вписывалось в концепцию политики латиноамериканских режимов, поэтому были левые народные проекты. И для того, чтобы вписаться в этот проект, католическая церковь разработала теологию освобождения. Концепция теологии освобождения, которая представляла собой попытку представить грех в виде бедности, нищеты, с которой необходимо бороться. Христа, как революционера, который реализует свою миссию именно в конкретных социальных делах. Именно на это была направлена теология освобождения. То есть она должна была представить церковь, как народную, как борющуюся с богатством и отстаивающей интересы бедных. Это была концепция, которую разрабатывали иезуиты. Но она стала крайне популярной именно в 60-70-ые годы.

И вот, когда со второй половины 70-ых годов начинается ломка этого проекта всеобщего благоденствия, и правящий класс переходит в неолиберальному проекту. Открыто правящий класс заявляет о необходимости отхода от старой концепции от государства всеобщего благоденствия. Поскольку он уже не отвечал интересам транснационального класса, то вместе с этим начинается и перестройка и католической церкви в Латинской Америке. Естественно, теология освобождения оказывается не нужна, её начинают постепенно отодвигать, от неё начинают постепенно отходить.

И это как раз совпало с приходом к власти в Ватикане Иоанна Павла II в конце 70-ых годов. На этой почве начались охлаждения отношений между Святым Престолом и иезуитами, которые активно отстаивали эту концепцию теологию освобождения. Начинается поворот в деятельности католической церкви, попытка вписаться в это новое правление. А в Латинской Америке эту политику неолиберальную реализовывал военный авторитарный режим, жёсткий диктаторский режим. И в Аргентине эту политику как раз реализовывал генерал Хорхе Видела, который пришёл к власти в 1976 году. И до 1983 года он стал реализовывать во власти жёсткий неолиберальный проект по лекалам, так называемых "чикагских мальчиков". Так называли экономистов последователей Фридмана, школы неолиберальной экономики или рыночной экономики. У нас её реализовывал Гайдар, здесь её реализовывали свои латиноамериканские гайдары.

Артём Войтенков: Получается, что социалистический проект, он был таким глобальным на весь земной шар, его двигала какая-то одна сила. И этот неолиберальный - то же самое.

Ольга Четверикова: Правящий класс - это соответствующие экономические, политические структуры, которые в то время считали, что именно этот проект в наибольшей степени отвечает их интересам транснационального класса. Дело в том, что действительно, эта кейнсианская концепция государства всеобщего благоденствия, она сыграла очень важную роль в укреплении позиций транснациональных корпораций, монополий. Где-то с конца 60-ых начала 70-ых годов они понимали, что рамки этой политики начинают их теснить, и ставят задачу. Это была одна из ключевых целей Римского клуба, который был создан как раз в начале 70-ых годов - разрабатывать новую неолиберальную концепцию, которая основывалась на постепенном демонтаже государства и государственного суверенитета.

 

Артём Войтенков: А в чём мешало это социалистическое государство всеобщего благоденствия? Чем оно им мешало?

Ольга Четверикова: Дело в том, что оно им было необходимо для того, чтобы создать благоприятные условия развития на тот период. Что сделало государство? Государство, во-первых, создавало им благоприятный рынок сбыта. Потому что неокейнсианская модель основывается на том, чтобы государство участвовало непосредственно в создании условий обеспечения высокого платёжного спроса населения. Соответственно ставилась задача обеспечить перманентный экономический рост. Считалось, что перманентный экономический рост будет возможен тогда, когда будет высокий платежеспособный спрос. Если спрос падает, то, соответственно, падает производство. Появляются кризисы перепроизводства и всё уходит на нет. Поэтому ключевая задача неокейнсианской модели, она как раз ставилась таким образом – обеспечить постоянный перманентный экономический рост. Этого можно было достигнуть с помощью минимальной безработицы - это была вторая задача. И действительно вплоть до 1973 года Запад развивался в условиях отсутствиях каких-либо серьёзных экономических потрясений.

Кризис 1973 года стал, действительно, реально совершенно новым качественным событием, который использовался элитой для того, чтобы начать осуществлять переворот в сознании западного общества. Внушить ему, что на этой основе массового потребления, на основе этой модели дальнейшее развитие невозможно, потому что ресурсы, они ограничены. Соответственно необходимо ограничивать потребление, необходима перестройка всей структуры управления общества. Об этом говорили как раз все доклады Римского клуба.

Государство обеспечивало всё.

- Оно брало на себя развитие инфраструктуры.

- Оно брало на себя финансирование научных программ.

То есть, оно действительно реально обеспечивало этот этап развития научно-технического прогресса, который работал на массовое производство, который, естественно, создавал благоприятные условия для развития транснациональных корпораций.

А затем его прибыль начинает падать. С конца 60-х годов начала 70-х эта политика государственного регулирования зашла так далеко, что она стала ограничивать условия для получения этой сверхприбыли. Тем более помните, что это период 60-х годов, когда мир оказался разделён на два лагеря: социалистический и капиталистический. И эти два лагеря, они включали в себя не только развитые страны, они включали в себя страны развивающиеся. Соответственно весь развивающийся мир оказался тоже перед выбором, по какому пути идти: по пути капиталистическому или по пути социалистическому.

Появились страны соцориентации, страны некапиталистического пути развития. По-разному это называлось, но речь шла о том, что мир действительно оказался разбит и расколот. И эту часть, которая ориентировалась на социализм, крупный капитал стал терять, поскольку эта модель была слишком привлекательна. Соответственно ограничиваются ресурсы, ограничивается доступ к ресурсам, потому что государственное регулирование распространялось на все сферы экономики. Это не только развитие социальной инфраструктуры. Это бесплатное образование, бесплатное здравоохранение, это контроль за ресурсами. Соответственно ресурсы стали уходить из-под контроля капитала. Если до этого модель работала на укрепление их позиций, на рост сверхприбыли, то теперь всё - эту сверхприбыль они стали терять.

Поэтому был взят курс на демонтаж всей этой системы. Тем более демократическое государство создало слишком мощный механизм для контроля со стороны демоса над крупным классом, который действовал в тени, но, тем не менее, использовал различные механизмы открытых политических структур для того, чтобы проводить свою политику. И механизм этого массового демократического контроля, они тоже стали препятствовать проведению этой политики.

Поэтому не случайно с 1973-го года берётся курс на демонтаж этой системы. И этот кризис, спровоцированный тоже крупными корпорациями, в первую очередь нефтяными американскими корпорациями, так называемыми "Семь сестёр". Эти механизмы тоже хорошо описаны в западной литературе, как осуществлялась подготовка к этому кризису. Он имел даже не столько социально-экономические последствия (впервые, конечно, европейцы испытали серьёзный кризис), сколько психологические последствия. Потряс европейцев так скоро, что он убедил, что действительно старая модель развития, она невозможна в новых условиях. Что, действительно, грядёт некая опасность, связанная с истощением ресурсов, с опасностью слишком широкой деятельности государств. Необходимо всё это ограничивать и переходить на новую модель.

В итоге принцип социального сотрудничества и принцип государственного регулирования заменяется принципом конкурентоспособности. Это основной ключевой принцип неолиберальной политики, которую начинают проводить: индивидуализм и конкурентоспособность. Ради конкурентоспособности демонтируется старая социальная экономическая модель. Ради этой конкурентоспособности ограничивается деятельность функций государства.

Это всё общие вещи, но в эту модель вписывалось и развитие Латинской Америки. Поэтому не случайно именно здесь со второй половины 70-х годов повсеместно (а Латинская Америка всегда развивалась такими волнами) к власти приходит жёсткий авторитарный режим, который начинает проводить тот же неолиберальный курс по модели, разработанной вот этой чикагской школой неолиберальной модели развития. И в Аргентине эту политику осуществлял Хорхе Видела. Надо сказать, что тогдашнее правительство Аргентины фактически полностью воспроизводило ту программу социально-экономическую, которую реализовывал Пиночет, но про него вам хорошо известно, про Хорхе Виделу меньше.

Артём Войтенков: Просто есть люди, которые это не застали и не знают, про Пиночета.

Ольга Четверикова: Всё так же просто. Политика Хорхе Виделы так же, как и политика Пиночета, была направлена на денационализацию, на приватизацию экономики, крупных промышленных предприятий, которые фактически передавались в руки иностранного капитала, на свёртывание социальных преобразований. Соответственно уменьшалась заработная плата, ужесточалась финансовая политика, что привело к резкому понижению уровня жизни населения, что в Чили, что в Аргентине, что в Парагвае, Уругвае, Боливии, где тогда повсеместно, как я сказала, приходили к власти эти режимы. Фактически ресурсы передавались под контроль крупного иностранного капитала, всё очень просто. И поскольку, естественно сопротивление народа было достаточно серьёзным, поскольку латиноамериканцы до этого воспитывались на совершенно других идеологиях, категориях мировоззрения.

Национальное освобождение и самостоятельный независимый путь развития - это вбивалось как бы с детства у латиноамериканцев на протяжении двух десятилетий. То, конечно, это вызвало очень острое сопротивление. Поэтому изначально предполагалось, что режим будет очень жёсткий, и режимы эти будут проводить фактически репрессивную политику. Известно, что эти режимы не только находили поддержку Вашингтона, но часто они и устанавливались с помощью непосредственно влияния американских правящих структур. Известно, что тогдашний Госсекретарь Генри Киссинджер сыграл очень важную закулисную роль в приходе к власти этого Хорхе Виделы (Jorge Rafael Videla). Известно также, что помощник Киссинджера по Латинской Америке Вильям Роджерс буквально через день после переворота в Аргентине завил следующее: "Мы должны готовиться к большой дозе репрессий. Возможно, в Аргентине прольётся немало крови". Так оно и получилось.

Сразу после прихода к власти нового режима, тогдашний министр экономики Мартинес де Ос (Jose Martinez de Hoz) начал проводить политику жёсткой экономии, политику денационализации, политику свёртывания социальных программ. Это вызвало соответственно возмущения, протесты населения. После этого начались жёсткие репрессии, мозгом которых был тогдашний адмирал Аргентины Эдуардо Массера. Почему адмирал, потому что он был представитель военно-морского флота. Известно, что именно он разрабатывал программы, то есть политику подавления и репрессий. При нём был создан специальный центр, где проводились допросы, пытки. Располагался этот центр в школе механики военно-морского флота. Соответственно тех людей, которые протестовали, там собирали, пытали, затем помещали на самолёты и сбрасывали в реку Ла-Плата. По данным правоохранительных организаций Аргентины за время пребывания этих людей у власти погибло где-то тридцать тысяч человек по самым скромным подсчётам. Только с 1976 по 1978 год погибло двадцать тысяч человек, и то это ещё не полные данные.

И в этих условиях, что надо сказать, что, конечно очень большую роль в том, чтобы этот режим всё-таки сохранился и мог проводить свою политику, призвана была сыграть католическая церковь, которая традиционно играет очень важную роль в контроле за сознанием латино-американских масс. И в силу того, что тогда теология освобождения уже никоим образом не вписывалась в этот проект, её фактически отодвинули. И поскольку, как я уже сказала, этот проект был разработан иезуитами, то у иезуитов с Иоанном Павлом II сложились не очень хорошие отношения. Иоанн Павел II настаивал на том, чтобы фактически от этого проекта отказывались. Но в силу того, что в Латинской Америке фактически верхушка католической церкви находится под очень большим контролем, Орден иезуитов очень тесно связан с этим, и далеко не все иезуиты отказались от этого проекта, то далеко не везде руководство католической церкви эти режимы поддержало.

Классический пример это Чили. Надо сказать, что чилийская католическая церковь изначально выступила против Пиночета. Кардинал Сантьяго заявил буквально в первые дни выпустил декларацию, в которой заявил о том, что они не поддерживает этот курс. И активное вмешательство католической церкви против репрессий как-то, но ограничило этот масштаб.

Совершенно по-другому повело себя руководство католической церкви в Аргентине. Надо сказать, что руководство церкви и широкие низовые организации, они сильно отличаются. Потому что, если низовые организации они как бы инкорпорированы в массы, то руководство ведёт свою собственную политику. И тогда руководство католической церкви Аргентины полностью поддержало режим Хорхе Виделы. Фактически от позиции руководства католической церкви во многом зависело, будет этот режим легитимным в глазах аргентинцев или нет. И руководство аргентинской церкви сделало всё для того, чтобы фактически этот режим легитимировать. И такую же позицию занял Ватикан, он фактически оказал ключевую поддержку военной хунте. В частности нунций Папы в Аргентине Пио Лаги (Pio Laghii) (Апостольский нунций в Аргентине) сообщил уже позже, что они фактически закрыли глаза на пытки, убийства, на все те репрессии, которые тогда проводились. Более того Лаги имел личные связи с Виделой и с адмиралом Эдуардо Массером, который пользовался их полным расположением. Известно также, что Массер посещал и Ватикан. Тогда ещё до Иоанна Павла II был Павел VI, встречался с ним. Так что в этом отношении руководство католической церкви Аргентины повело себя полностью конформистски, то есть полностью поддержало этот режим.

И так получилось, что как раз именно в эти годы главой иезуитов Аргентины был нынешний Папа, тогдашний кардинал Бергольо, который в отличие от руководства иезуитов, которые всё-таки не поддерживали такой правый поворот в политике, он в своей вотчине, возглавляя аргентинскую провинцию Ордена иезуитов, он был главой этой провинции, - он эту политику поддержал.

И самое интересное, что когда уже после смещения Хорхе Виделы начались расследования, попытки привлечь его к ответственности, в самые первые годы, то сначала вроде процессы начинались. Потом с приходом к власти Менема они были прекращены, тогдашнего Президента демократического, который заявил амнистию и не стал расследовать никакие преступления. И периодически вроде Хорхе Виделу привлекали, но все усилия правящего класса были направлены на то, чтобы эти процессы не состоялись. И состоялся настоящий процесс уже только в 2007 году с новой властью, которую возглавил нынешний Президент Аргентины. В 2007 году начался процесс, который длился три года, и в 2011 году Хорхе Видела был приговорён к пожизненному заключению за все свои дела, за все те репрессии, которые он осуществлял.

Дмитрий Еньков: Получается, что с одной стороны нам рассказывали в прошлый раз, что церковь католическую замазали поддержкой нацистов. А теперь в Аргентине, получается, что её замазали поддержкой этих либеральных.

Ольга Четверикова: Совершенно верно. Именно католическая церковь в Аргентине, она навсегда запятнала себя этим сотрудничеством с кровавым режимом. И самое интересное, что 5 марта 2013 года, то есть за неделю до того, как Папа был избран Бергольо, то есть Франциск, открылся последний, видимо самый громкий, самый мощный процесс над расследованием всех преступлений, которые были совершены в рамках операции "Кондор". Что такое операция "Кондор"? Это операция, которая проводилась совместно военными хунтами Аргентины, Чили, Боливии, Парагвая, Уругвая, Бразилии в координации с Центральным Разведывательным Управлением, и направлена была эта операция на подавление, на репрессии против всех, кто выступает против этого режима, против авторитарных режимов. Вот такое массовое, очень громкий процесс открылся. Ещё раз повторяю - 5 марта 2013 года.

И всплыло в связи с этим все факты, которые уже до этого не раз на предыдущих процессах всплывали в связи с поведением Бергольо. Выяснилось, и об этом опять заговорили, что Бергольо соучаствовал в преступлениях, которые совершала хунта. И наиболее нашумевшими приводили тот факт, что он сыграл негативную роль в том, что были похищены и были пытуемы два иезуита - это Орландо Йорио и Халикс, которые работали в бедных квартала Рио-де-Жанейро, фактически пытаясь оказать какую-то помощь беднякам, и оказывали содействие в противодействии репрессиям этого режима.

И дальше начинается следующая история. Выяснилось, что Йорио, это один из иезуитов, он оставил документ, в котором доказывает, что то, что с ним произошло, стало следствием поведения Бергольо. Они были членами Ордена иезуитов, когда они работали, Бергольо заявил, что лучше им этого не делать. Когда их стали обвинять в том, что они содействуют партизанам, они обратились за помощью к Бергольо, чтобы он вступился за них перед военной хунтой. Тогда католики, руководство церкви имело такую возможность. Но вместо этого получилось другое. Бергольо их исключает из Ордена иезуитов. После этого их похищают, подвергают пыткам, потом через несколько месяцев выбрасывают в поле, обколотыми наркотиками. В этом Йорио обвинил Бергольо.

Но когда начались все эти процессы после ухода Хорхе Виделы, они не доводились до конца, эти расследования. И когда началось расследование в 2007 году, когда можно было всю эту информацию понять, то к тому времени Йорио уже умер и не мог свидетельствовать. А другой иезуит Халекс, после того, что с ним случилось, дал обет молчания, ушёл в монастырь германский. А потом, как выяснилось, заявил, что у него нет никаких претензий к Папе, что он с ним примирился, всё ему прощает и прочее, прочее. И получилось, что свидетелей нет.

Но эта информация всплыла 5 апреля, когда открылся этот процесс. Но через неделю Бергольо становится Папой Франциском. Пресс-служба Ватикана заявляет о том, что это старые инсинуации, что Бергольо не имеет никакого отношения к этим событиям, что ничего не доказано. И как бы снимает этот вопрос с повестки дня.

К чему я всё это говорю? К тому, чтобы охарактеризовать личность Бергольо. Он является человеком, который фактически проводил всю свою жизнь политику проконформистскую. Человек, который не запятнал себя открытым участием в репрессиях, но между тем, человек, который не выступил никогда против этих репрессий. Который фактически поддерживал, пусть негласно, как угодно, но поддерживал этот жёсткий авторитарный режим, который установили богатые против бедных. И ни разу, нигде он не осудил ту социальную политику, которую проводил жёсткий военный режим Хорхе Виделы. То есть это человек, которого трудно схватить за руку. Но вместе с тем, человек, который ничего не сделал для того, чтобы противостоять этому режиму.

Поэтому, когда он стал Папой Франциском, то в аргентинской прессе и в прессе других латиноамериканских государств вновь всплыла информация, совершенно не случайно о том, что в годы военной хунты Бергольо прославился своим конформизмом. И в какой степени можно говорить о том, что это Папа бедных, что это Папа, который отстаивает позицию народную, если он был полностью на стороне правого режима, отстаивающего интересы крупного капитала. Это, то касается его латиноамериканской ипостаси.

И здесь опять-таки очень интересный факт, что Бергольо был Папой именно тогда, когда умирает Уго Чавес. Буквально через неделю после смерти Уго Чавеса. Но известно, что Уго Чавес болел раком. Известно также, что кроме него раком болели другие шесть президентов Латинской Америки. И известно (была эта информация), что сам Чавес пытался доказать, что фактически его болезнь это следствие биотерроризма спецслужб США, которые таким образом устраняют ненужных ему людей.

А что делал Уго Чавес? Уго Чавес фактически воплощал собой, являлся символом этого антиглобалисткого проекта. Действительно в нулевые годы к власти в Латинской Америке (с конца 90-х годов это началось) пришли народные представители, люди из низов, которые стали осуществлять социальный, социалистический, народный латиноамериканский проект, который пытается интегрировать государство Латинской Америки, выведя их из-под влияния, контроля, доминирования Соединённых Штатов Америки. Уго Чавес стал ярким, выразительным символом этого противостояния, этого сопротивления. И получилось, что он ушёл как раз именно в тот момент, когда к власти в католической церкви приходит Бергольо, латиноамериканист, тоже воплощавший собой Латинскую Америку.

Но надо сказать, что складывается впечатление, что это как бы такая информационная операция, направленная на то, чтобы как бы забить в глазах общества, отвести на второй план роль и значение влияния Уго Чавеса, и повысить влияние католической церкви, которая теперь как бы должна перенять эту эстафету народных политиков, и выступить в качестве народной верной церкви. Известно, что отношения Уго Чавеса с Ватиканом были не очень хорошие. Так же, как и его отношения с католической церковью в самом государстве. Он поддерживал у себя в Венесуэле так называемую реформистскую католическую церковь, более левую, вместе с тем и более толерантную в отношении некоторых нравственных требований. В этом плане союз между Уго Чавесом и Ватиканом был невозможен. Поэтому уход Уго Чавеса он как бы символизирует замену вот этого политического народного проекта проектом католическим, который берёт на себя теперь эту роль, прежде игравшуюся народными политиками, роль защитницы бедных.

Дмитрий Еньков: Латинской Америки в целом.

Ольга Четверикова: Латинской Америки в целом тоже. Таким образом - поднятие авторитета Ватикана в Латинской Америки, что теперь роль защиты бедных берёт на себя католическая церковь. Хотя понимая, зная ту роль, которую выполнял Бергольо, традиционно понятно, что фактически это скрытно будет опять проводиться политика Вашингтона, которые будут использовать эту фигуру для того, чтобы фактически сводить на нет или всячески унижать авторитет народных антиамериканских политиков, которые в настоящее время в Латинской Америке доминируют. Говоря о консерватизме Папы (мы этого вопроса ещё коснёмся), но очень показательно.

Когда говорим о консерватизм, то о чём идёт речь? О каком консерватизме? Если речь идёт о консерватизме догматическом, то мы это увидим, Папа полностью вписывается в этот буржуазный проект.

Что касается нравственности, говоря, что Бергольо очень активно выступает против гомосексуальных браков, против всех этих грешных дел, но очень показательно, что Аргентина это единственная страна в Южной Америке, где легитимизированы гомосексуальные браки. То есть официально разрешили. Ещё разрешено в некоторых штатах в Бразилии и в Мексике, но в целом на уровне государства только в Аргентине.

Так что вопрос - каким же авторитетом пользуется католическая церковь и лично Бергольо, если они не смогли сделать ничего для того, чтобы в этой стране эти браки не были легализованы. Где этот авторитет? Где эта мощь? Можно делать какие угодно заявления, но мы же судим по поступкам, по поведению. Значит, получается, что вся эта деятельность католической церкви в Латинской Америке, она сведена в этом плане на нет, и никаким авторитетом она не пользуется. Поэтому, если Папа также активно будет проводить эту политику из Рима в отношении Европы и других государств, то видимо результаты будут те же. Одно дело слова, другое дело дела. И Бергольо, кстати, этим характеризуется. С одной стороны - осуждал и осуждает гомосексуализм, с другой стороны говорит, что надо к этим людям относиться терпимо. Ну, раз терпимо, тогда вы и получите то, что получили в Аргентине. Это, что касается Папы латиноамериканца.

Но для нас более важна его другая ипостась, это - первый Папа-иезуит, который пришёл к руководству Святым Престолом. И именно этот факт я считаю он главный, ключевой, и как раз понятно становится, что эта деятельность, которая велась фактически три года, деятельность по дискредитации Бенедикта XVI, она была не случайна. И так интенсивно проводили всю эту политику, и недаром, потому что в итоге получили действительно некий переворот. То есть впервые в истории церкви открыто к власти в Ватикане приходит Орден иезуитов.

Но для нас важно - что представляет собой этот Орден, что это такое, и чем они занимаются. Тут надо сказать кратко, что этот орган появился в самый разгар информации. Возник он именно для того, чтобы сохранить и спасти папство (мы говорим именно о папстве, о руководстве католической церкви) от реформации. Он был создан в 1940 году - Устав, в 1942 его утверждает Папа. И отличался от других орденов тем, что кроме трёх обычных обетов монашеских, он давал четвёртый обет - полного повиновения Папе. И когда в период реформации, когда Папу все осуждали, критиковали, это положение, естественно привлекло внимание папства, которое поставили под особый контроль, используя фактически как механизм укрепления своей власти.

И возглавлял тогда, создал это общество, которое называлось "Общество Иисуса" Игнатий де Лойлола. И планировал он его по модели Ордена тамплиеров. Во-первых, этот Орден отличался жёсткой полувоенной организацией. Не случайно самого главного в Ордене называют Генералом или Чёрным Папой по цвету сутаны. Значит, жёсткая дисциплина, жёсткая система повиновения, уровни структуры организации, где проходят посвящение. Самое главное, чему учили членов в Ордене иезуитов, что было вообще ключевым положением тотальное, абсолютное повиновение старшим.

Не случайно Игнатий Лойола прописал в своих духовных упражнениях следующее: "Иезуит должен смотреть на старшего, как на самого Христа, он должен повиноваться старшему, как труп, который можно переворачивать во всех направлениях, как палка, которая повинуется некому движению, как шар из воска, который можно будет изменять и растягивать во всех направлениях". То есть полное повиновение.

Дальше. Особенно характерна пятая глава шестой части Конституции Ордена, в которой говорилось, что ни одно правило не может заставить совершить смертный грех, если не прикажет старший. То есть, если старший прикажет, то иезуит может совершать даже смертный грех.

И эта иезуитская техника достижения полного подчинения личности вызвала большой интерес у многих политических структур. Надо сказать, что Орден иезуитов, он как бы послужил моделью для формирования многих спецслужб. И именно это, видимо, привлекло к нему и руководителей нацистской Германии. Потому что по признанию Шелленберга, главы службы безопасности СС, именно по принципу Ордена иезуитов создавал свой орден СС Гиммлер, который зачитывался Лойолой, который пытался, так сказать, воспроизвести ту же структуру. Не случайно того же Гиммлера Гитлер называл "моим Игнатием Лойолой".

Именно эта жёсткая полувоенная структура организаций позволила им превратиться в такой мощный механизм, которому, несмотря на свою малочисленность, потом удалось добиться удивительных результатов. Благодаря чему? В первую очередь, на что была направлена вся деятельность иезуитов? Они прославились в двух сферах деятельности:

- Первая - это миссионерство.

- Вторая - образование.

Миссионерствовали они везде, где могли, среди любых слоёв населения и во всех частях мира. Дошли они в итоге до Китая, до Латинской Америки, до Африки. Где бы они ни появлялись, везде они добивались удивительных результатов.

Второе - это система образования. Они взяли в свои руки систему образования элиты западного общества. Здесь благодаря почему они прославились в этом? Дело в том, что в своей миссионерской деятельности они использовали очень эффективный метод - метод абсолютной приспосабливаемости к реальности, метод мимикрии. То есть они принимали форму той среды, в которой они работали: говорили на этом же языке, одевались в те же одежды, проникались той же культурой. И в итоге эта способность проникновения, она была, конечно, уникальной. Тем более, что иезуитам разрешалось не афишировать свою принадлежность к Ордену. Им разрешалось вести светский образ жизни, это проявлялось и в одежде. И таким образом они могли проникать в любую среду и в любую культурную и даже конфессиональную организацию.

Вот благодаря этому фактически они донесли знания о Папе во все концы мира. Но надо сказать, что именно иезуиты благодаря своей приспосабливаемости, разрабатывали (это очень важно для нас) гибкий метод экспансии на православный восток. Они использовали и разведывательную работу и насаждали свою агентуру, устанавливали личные контакты, незаметно проникая и устанавливая под свой контроль нужных им людей. Они сотворили Брестскую унию, и они же изобрели так называемое католичество восточного обряда. Это произошло после Октябрьской революции, которую католическая церковь использовала для того, чтобы фактически устранить или покончить с православием в России, и думали занять место православия у нас, войдя в контакт с большевиками, ведя очень активные переговоры. Надеялись, что католическая церковь именно здесь заменит собой православие. Когда это не удалось, они начали разрабатывать это католичество восточного обряда, на поприще которого прославился иезуит Михаил д’Эрбиньи, которое означало следующее: католики должны были сохранить всё – литургию, обряд, православного пастыря, каноническое право. Всё православное, только одно - глава церкви находится в юрисдикции Папы Римского, признаёт главенство Папы Римского так же, как и рядовые священники.

Именно этот Михаил д’Эрбиньи стал во главе комиссии "Pro Russia" которая была создана в 1925 году при конгрегации для восточной церкви в целях подготовки кадров священнослужителей, которые должны были реализовать вот эту политику католицизма восточного обряда. Затем они разрабатывают ещё более далеко идущий метод - называется криптокатолицизм. Это значит тайный католицизм, в соответствии с которым они планировали провести на патриарший престол, возвести епископа, который дал тайно присягу Папе, то есть тайно перешёл в католичество. Получалось, что церковь оставалась православной, но епископ этой православной церкви фактически переходил в лоно католицизма. И таким образом, поскольку это всё было тайно, он также тайно должен был насаждать симпатии у прихожан к Святому Престолу, католическому учению. Но сохранение нашей православной церкви воспрепятствовало планам католиков.

Поэтому все дальнейшие 20-е, 30-е годы они работали на разработки этого криптолицизма, тогда казалось наиболее эффективным методом. В 1929 году даже была создана специальная коллегия папская "Руссикум", которая действует до сих пор. Которая должна была готовить православных священников восточного обряда. Но в 1960 году, когда началась экуменическая деятельность, главное внимание уже переориентировали они с унии на экуменизм. То есть там эта коллегия "Руссикум" и сейчас готовит православные кадры, которых учат экуменизму, открытости, союзу с католиками на этой почве. Так что это, что касается миссионерской деятельности.

Но всё-таки главной особенностью ордена, как бы их визитной карточкой стала известная иезуитская мораль, которая фактически и помогла иезуитам удивительным образом проникать, сохраняться и оказывать влияние на различные слои населения и различные культурно-религиозные сообщества. Речь идёт об их морали, которая носит характер приспособительный. Это такое толкование нравственных положений, которое на данный момент в наибольшей степени устраивает ту среду, в которой они действуют, то есть подстраивание под воззрение и нормы любого времени и любого места. И вот эта приспособительная мораль позволяет иезуитам фактически оправдать любой грех.

Я не буду тут цитировать, хотя можно целый трактат написать о иезуитской морали. Просто несколько примеров приведу, каким образом они оправдывали абсолютно любой поступок. Они брали, рассматривали какое-либо действие человека, разбивали его на несколько множеств поступков, каждый из которых в свою очередь оправдывался. Получалось, что это само действие, оно тоже оправдывалось. Например, тогда в их времена было запрещено дуэли. Приходит человек, который убил на дуэли другого, кается на исповеди, а тут ему всё прощают. А как же так? Это же можно представит так: вы вышли прогуляться, при вас была шпага. Прогуливаясь, вы наткнулись на человека, который начал вас оскорблять. Естественно вы выхватываете шпагу, завязывается драка, случайно этой шпагой убиваете. Разве можно вас за это осудить? Или можно ли осудить сына, который желает смерти своего отца, потому что он ждёт наследства? Нет, нельзя, потому что он же ждёт блага для себя. Поскольку он ждёт блага для себя, то это не является грехом. Разве можно осудить богатого человека, который совратил молодую девушку из бедной семьи? Нет, нельзя, потому что девушка из бедной семьи знала заранее, что вы на ней не женитесь. Поэтому вы не являетесь совращенцем. Вот такого рода казуистика.

И использование, очень долгое толкование тех или иных норм, оно привело к тому, что любой грех оправдывался. Я уже не говорю про так называемые оговорки мысленные, когда иезуит даёт клятву чему-то, но мысленно думает о другом в это время. То есть он даёт клятву только словесно, и таким образом он эту клятву не соблюдает. Имеет на это полное право, поскольку мысленно он в это время обещал другое.

Дмитрий Еньков: То есть у них там своя супер клятва есть иезуитская, а любая другая считается ничтожной по отношению к их иезуитской клятве, первой. То есть они дали клятву, как иезуиты, а все остальные получается не действительно. Это, кстати, история, по-моему, пересекается так же, как и положение оправдать те поступки, о которых вы только что говорили, в каких-то вещах. Даже то же ростовщичество, если взять.

Ольга Четверикова: Кстати, да. Ростовщичество они тоже полностью оправдывали потому, что они рассматривали процент, как вознаграждение. Поэтому они фактически оправдали всех ростовщиков к тому времени. Вот это мысленная оговорка или клятва. Иезуитам, кстати, вообще нельзя клясться, потому что это противоречит христианству. Поэтому, когда они клятвы свои давали, они их не соблюдали. Но вот эта иезуитская мораль действительно, которая вошла уже в притчу во языцах, она была очень удобной.

Но надо напомнить, что именно на этой иезуитской морали воспитывали в течение многих веков целое поколение западной элиты, интеллектуальной элиты и не только интеллектуальной - политической элиты. Иезуитский колледж заканчивали просветители, дипломаты. Поэтому как раз из этой иезуитской морали исходит этот принцип - двойной подход, которым так славится западная дипломатия, к которому мы никак не можем привыкнуть, и который для нас чужд, потому что этот мир нам совершенно не знаком.

Вместе с тем, что касается просветителей, все они проходили через эти иезуитские колледжи. И хотя они становились ярыми антихристианами, потому что формально им так выдавали христианство, но при этом эту иезуитскую методику они воспринимали очень хорошо и здорово. Поэтому именно, как иезуитская мораль, двойной подход, он закладывался в матрицу западного человека, представлявшего именно элиту западного общества. Так что это тоже надо помнить, поскольку это всё действует до сих пор. Это до сих пор остаётся характерной чертой деятельности и воспитания иезуитов, и именно благодаря этому они могут приспособиться к любой социальной культурной среде, в которой они работают.

Но всё-таки ведущей сферой деятельности у иезуитов остаётся образование, в развитии которого они достигли тоже небывалых успехов. И благодаря которому, они контролируют интеллектуальные элиты, государственных деятелей высшего и среднего звена. Действительно они разработали все новейшие методы обучения. В этом плане они были самыми лучшими учениками и в их школы отдавали своих детей даже протестанты. Поскольку они занимают передовые позиции в науке и сегодня, они славятся на этом же поприще. Они издают более тысячи ста журналов, которые читают сорок миллионов людей. Это данные, которые дают они сами. Они руководят ста девяносто пятью университетами, находятся под их контролем. И среди таких университетов мы можем перечислить:

- Папский грегорианский университет, ведущий фактически университет римский.

- Далее, Джорджтаунский университет, который имеет единственную в Америке школу дипломатии.

- Это Фордхемский университет.

- Сент-Луисский университет.

И это позволяет им выдвигать своих людей фактически на ключевые посты в государственных структурах не только в Европе, но и Соединённых Штатах Америки.

И достаточно сказать, не буду долго углубляться, что высшие учебные заведения иезуитский закончили руководитель ЦРУ Кейси, Тенет.

- Кейси - Фордхемский университет.

- Тенет - Джорджтаунский университет.

- Гейтс - тоже Джорджтаунский университет.

- Панетта - тот же университет.

- И выпускником Фордхемского иезуитского университета является нынешний директор ЦРУ Джон Бреннан.

Так что в этом плане очень показательно, у нас традиционно закреплено в голове то, что ядром американцев являются правые фундаменталисты евангелисты, протестанты. Но между тем нельзя забывать, что очень большая часть американского аппарата - её представляют католики. Таковыми были и Кейси, и Хейг, которые плюс ко всему являлись членами Мальтийского ордена.

Вот это укрепление позиций Ордена его Генералом всегда рассматривалось, конечно, как ключевая задача иезуитов. Но если на протяжении долгого времени они как бы выступали в качестве инструмента, который использовал Святой Престол для укрепления своих позиций, то со временем они достигли достаточно большой автономии. И стали уже со своей стороны контролировать Святой Престол так, чтобы даже трудно сказать, кто на кого оказывает большее воздействие: Святой Престол, руководство Ватикана на орден иезуитов или….

Артём Войтенков: В какой момент это примерно произошло? Когда?

Ольга Четверикова: На разных этапах это было по-разному. Но в двадцатом веке, уже в наше время, можно сказать, что этот процесс наиболее активно начал происходить с понтифика Павла VI, то есть это как раз Иоанна XXIII Павла VI - это 50-60-е годы. Понадобилась очень глубокая перестройка католической церкви. Неслучайно сам Второй Ватиканский Собор, о котором мы с вами говорили, который происходил с 1962 по 1965 годы, который знаменовал экуменический переворот, то есть открытость Ватикана всему миру. Это произошло под влиянием иезуита кардинала Беа (Augustin Bea), ему принадлежит ключевая роль в разработке этого коренного экуменического поворота, разработки документов, о которых мы с вами рассказывали.

Этот кардинал Беа представлял собой партию модернистов, либералов. Он возглавлял в своё время Папский грегорианский университет, потом Международный иезуитский исследовательский центр. Кроме всего прочего он числился в списке масонов высокой категории, которая была составлена контрразведкой Иоанна Павла I. Потом эти списки были запрятаны. И он же установил очень тесный контакт с иудейскими организациями, со всемирным еврейским конгрессом, с которым совместно разрабатывал те документы, которые провозгласили, что элемент истины есть и в других религиях, и который утверждал, что иудеи остаются богоизбранным народом, то есть милыми сердцу Бога. То есть, ещё раз хочу подчеркнуть, что в этом повороте большую роль сыграли иезуиты со своей гибкостью, со своим умением приспосабливаться к реальности и ко времени, они оказались очень кстати.

Владимир Ходукин: А это первый Папа иезуит или уже были?

Ольга Четверикова: Нет, это вообще впервые в истории.

Владимир Ходукин: Мог бы быть и скрыто иезуит, они же, как бы, не обязаны афишировать?

Ольга Четверикова: Нет. Они до этого играли очень важную роль, но они всегда оставались в тени. Вот в чём дело. Потому что всё-таки главное решение принимает Папа. И члены Ордена иезуитов, они дают клятву верности Папе. Поэтому иезуит не может стать Папой, потому что среди их обетов клятва верности Папе. С другой стороны - член Ордена иезуитов подчиняется Генералу. Поэтому как же иезуит может стать Папой, если он одновременно должен подчиняться Генералу, то есть Чёрному Папе. Это было совершенно немыслимо и невозможно, такого в истории не было. Но влиять, они влияли. Потому что иезуиты своей удивительной гибкостью, в силу своей удивительной образованности, своей интеллектуальной подготовленности, они конечно, обеспечивали церкви её интеллектуальное влияние и умение приспособиться к данной ситуации исторической в данной социальной, интеллектуальной среде.

Что они сделали в ходе Второго Ватиканского Собора? Считается, как бы они спасли церковь тем, что они открыли её миру. Но вместе с тем, открыв её миру, заставив её шагать в ногу с веянием временем, они вместе с тем подорвали и извратили христианство – начался этот страшный отход от христианских положений. То есть, укрепив позиции церкви, как института, они нанесли удар по христианскому учению.

Поэтому, когда мы говорим об иезуитах нужно понимать, что их главная задача это максимально приспособить католицизм к реалиям нынешних дней. Поэтому фактически под видом приспособления католического учения они его размывают и создают некую единую мировую религию, которая будет воспринята абсолютно всеми разными религиозными культурными сообществами, но всё это будет под контролем Папы Римского. Понятна модель?

Артём Войтенков: Да, модель понятна. А какие-то проявления этого есть сейчас, что они в себя какие-то куски вбирают?

Ольга Четверикова: Да. Сейчас об этом как раз и скажу. Получается такая модель, то есть сохранение католичества, как некоего института. Но при этом этот институт сохраняет своё влияние благодаря тому, что извращается его мировоззрение, извращается сама религия, то есть Папа перестраивается. Он сохраняет свою власть, потому что сохраняется догма о папской непогрешимости, сохраняется догма положения о Папе, как главе церкви, но происходит видоизменение мировоззренческое.

Говоря о догмате о непогрешимости, который остаётся в силе, я бы хотела зачитать, как он звучит, чтобы обьяснить, какую роль Папа продолжает играть в этой церковной системе.

Когда утверждался этот догмат на Первом Ватиканском Соборе в 70-ом году, то была принята соответствующая Конституция, в четвёртой главе которой говорилось следующее:

- " Папа Римский, когда он говорит ех cathedra, то есть когда, исполняя свои обязанности учителя и пастыря всех христиан, определяет, в силу своей верховной апостольской власти, что некое учение по вопросам веры и нравственности должно быть принято всей Церковью, обладает, с Божественной помощью, обещанной ему в лице Святого Петра, той непогрешимостью, которой Божественный Искупитель пожелал наделить Свою Церковь, когда она определяет учение о вере и нравственности. Следовательно, эти определения Папы Римского непреложны сами по себе, а не в силу согласия Церкви. Если кто-либо, не дай Бог, имеет дерзость противоречить нашему определению, да будет отлучён от сообщества верных".

То есть церковь концентрируется в Папе. И когда Папа чему-то учит, когда Папа формулирует это учение, то фактически его устами говорит Бог. И вот в этот момент, конечно, он является непогрешимым именно, как учитель и как пастырь.

Артём Войтенков: То есть получается, если Папа говорит, что мы одобряем браки гомосексуалистов, все говорят: "Да, да". Всё, принимается.

Ольга Четверикова: Если говорит, как учитель - да. Но всё дело в том, что когда встаёт вопрос о том, а что же это такое, когда он говорит, как учитель? Здесь это остаётся. Вопрос тоже не очень определённый. Когда Пия IX, при котором эта догма поднималась, спросили, значит ли это, что все папские циклики обладают непогрешимостью, он сказал следующее: "Некоторые хотели, чтобы я разъяснил Соборное определение ещё больше и точнее, я этого делать не хочу. Оно достаточно ясно". То есть, толкуйте, как хотите. Когда нужно, они будут утверждать, что он говорит, как учитель, а когда не нужно - нет, я не говорю в данном случае, как учитель. Эта двусмысленность положения очень характерна, она как раз не даёт возможности точно сформулировать, что именно имеется в виду. Вместе с тем она даёт возможность Папе, когда это нужно, выступать в качестве каких-то новшеств, нововведений, подвергать сомнению которые невозможно.

Вот неслучайно помните, когда мы говорили об иудаизме, я говорила, что этот католический иудейский диалог он длится уже давно, со Второго Ватиканского Собора. И уже католики издали много всяких документов, деклараций, которые утверждали, что иудеи являются богоизбранным народом, что они верят в одного Бога. В катехизисе католической церкви говорится, что евреи не несут ответственность за смерть народа. Но об этом заговорили, зашумели только тогда, когда вышла книга Бенедикта XVI последняя, посвящённая Христу, в которой утверждается, что иудеи не несут ответственности за смерть Иисуса Христа. Но это же уже есть в других документах! Именно, когда это сказал Папа в его книге - это нашумело, это имело резонанс. Почему опять-таки? Потому что фигура Папы Римского, она сакральна. Раз это утверждают Папы в своей книге, тогда этому большее доверие, нежели это утверждается в каких-то документах. То есть к вопросу о том, почему такую роль играет фигура Папы Римского, который фактически берёт на себя право изменять христианское учение.

Артём Войтенков: Получается тогда так, что он может что-то сказать, и никто не поймёт, то ли это его как бы утверждение, что принимайте это, либо он просто так говорит, что надо быть терпимыми.

Ольга Четверикова: Да.

Артём Войтенков: То есть можно истолковать двояко, как хотите, так понимайте. Одни примут это, как прямое указание, другие, может быть, и не примут, как прямое указание.

Владимир Ходукин: Я думаю, что все обязаны принять, потому что иначе от церкви отлучат, противное не сказано. А потом, если вдруг выяснится, что полная ерунда, он скажет, я не как учитель говорил. Скорее всего, именно такая позиция.

Ольга Четверикова: Да. Но, по крайней мере, когда этот догмат о непогрешимости был принят, то некоторые иезуитские теологи стали его толковать так, как они его понимали сами. И многие доходили до того, что начали утверждать, что Папа фактически поднялся на такую недосягаемую высоту, что он остаётся неподсудным, что его никто не может судить, даже Бог. К сожалению, сейчас нет текста положений этих теологических концепций, но это очень показательно. Вплоть до того доходит его право, что он может менять текст Евангелия, что Папа это фактически Бог земной и прочее. То есть это всё - толкования догмата непогрешимости, но никто не выступает против. Вот о чём я хочу сказать. То есть, эти концепции, эти толкования, они имели право существовать, их читали, их распространяли. Опять-таки этот уход от комментариев, он очень характерен. Мы это не утверждаем, но мы это и не отрицаем - очень удобная позиция. По крайней мере, духовную роль Папы это резко возвышало.

Сейчас, когда мы говорим о том, что иезуиты фактически контролировано направляли уже тогда Павла VI, это имеет очень большое значение. Потому что они не могли тогда действовать открыто, но используя авторитет Папы, они приводили в жизнь, то есть реализовывали это извращение, искажение христианства, христианского учения. К сожалению, вся эта теневая сторона деятельности иезуитов, она, конечно же остаётся внутри. Это вообще как бы считается теневой структурой, иезуиты. Иначе бы они не были иезуиты, если бы мы всё знали об их деятельности.

Но кое-какая информация выходит, и в частности, в последние 80-е годы, об иезуитах вышло несколько исследований. Правда, католики всячески открещиваются от этих людей, дискредитируя их, но, тем не менее, эти работы есть. Это работа бывшего иезуита Альберто Ривера (Alberto Rivera), которого в итоге исключили из католической церкви. Он перешёл, стал протестантом. И Жерар Буфар (Gerard Bouffard), тоже такой католический епископ, которому было поручено следить за Альберто Риверой и его всячески разоблачать. Но в итоге он пришёл к тем же выводам, что и Альберто Ривера, изучая эту систему изнутри. Тем более, что он в течение шести лет (Жерар) отвечал за перепиской между Папой и Генералом общества иезуитов, имел возможность с этим ознакомиться. А позже уже вышли работы американских исследователей Эрика Джона Фелпса (Eric Jon Phelps), называется "Убийцы Ватикана", который исследовал теневую историю иезуитов. Приходит к выводу, что они имеют очень большое влияние на Святой Престол и через него одновременно и на такие ордена, как Опус Деи и Мальтийский Орден, что они связаны с масонскими структурами. Не случайно кардинал Беа был тоже масоном. И даже такое ключевое оккультное движение, как Нью эйдж, что и там они внедряются, и там работают.

И в этом плане не случайно очень хорошие связи, отношения и с мусульманскими организациями, и с иудейскими организациями, и с буддистами. Вот в частности Фелпс утверждает, что они финансируют тибетских лам, и таким образом нет возможности их контролировать. Когда мы говорим об Иоанне Павле II, поскольку иезуиты, они всегда проводили очень гибкую политику, эта теология освобождения как раз была разработана в период Второго Ватиканского Собора для того, чтобы проникнуть и установить контроль за широкими слоями населения Латинской Америки, чтобы сохранить влияние церкви. То когда произошёл переворот к неолиберальной политике, то их линия не стала вписываться в общий курс Ватикана. Этим определяются уже более холодные отношения, как я сказала, между Иоанном Павлом II и иезуитами. Но после прихода к власти Бенедикта XVI они начали активно восстанавливать эти прежние отношения.

Что характерно, что в первый период между Бенедиктом и Орденом иезуитов всё-таки отношения были достаточно холодные. Вплоть до того, что даже был издан специальный список из двухсот пятидесяти иезуитов Бенедиктом, когда он ещё был Ратцингером (лат. Benedictus PP. XVI, в миру Йо́зеф Алои́з Ра́тцингер, нем. Joseph Alois Ratzinger). Иезуитам, которым было запрещено преподавать в различных университетах - "Чёрный список". Настолько не согласовывалось слишком гибкое и слишком вольное толкование положений церкви католической Бенедикта XVI. Но затем отношения эти налаживаются. Проявилось это в том, что в 2006 году Бенедикт назначает, ставит во главе своей пресс-службы Фредерика Ломбарди, который был членом Ордена иезуитов.

Но ещё большее сближение начинается в 2008 году, тоже интересная дата. 2008 год - происходит кризис, после которого начинается открытый поворот глобальных элит к установлению нового глобального порядка, о котором мы уже говорили. То есть открыто провозглашается необходимость создания, становления власти частных структур, мирового правительства и всего прочего.

И интересно, что Орден иезуитов тоже совершает переворот. Впервые в истории Ордена иезуитов подаёт в отставку. До этого это было непринято, потому что пост у них тоже пожизненный. Как и Папа может уйти, но такого ещё в практике не было. Значит, подаёт в отставку тогдашний глава Ордена иезуитов Кольвенбах и вместо него становится главой ордена Адольфо Николас (Adolfo Nicolás). Испанец, который судя по всему, должен был изменить направление деятельности Ордена иезуитов. И действительно мы видим - он проводит некую реорганизацию в правлении, и начинает более гибко реагировать на требования времени, устанавливать тесные отношения с Бенедиктом XVI.

Дмитрий Еньков: А глава Ордена иезуитов и Чёрный Генерал это одно лицо?

Ольга Четверикова: Да. Генерал и Чёрный Папа - так называют потому, что они носят чёрную сутану, это неофициальное название. Но, тем не менее, это как бы подчёркивает его роль, его значение, как бы теневой, серый кардинал.

Дмитрий Еньков: Получается, они как-то сметили Чёрного Генерала предыдущего?

Ольга Четверикова: Да, потому что это тоже было впервые в истории Ордена иезуитов. Почему он ушёл? Тоже были какие-то механизмы по его "уходу", мы не знаем. Но тот факт, что Николас было понятно, что он более гибко реагирует на нынешнюю реальность, и как он писал: "Сейчас наша задача приспособить Орден иезуитов к новым потребностям, разработать в новом виде". Это факт. И не случайно, тоже ещё интересная вещь, когда Николас пришёл к власти, Папа написал ему письмо, в соответствии с которым просил подтвердить, действительно ли они придерживаются положения основных догматов и норм католической церкви или нет. На это Николас ответил, что мы рассмотрим ваше письмо. И они долгое время изучали. Потом написали Папе ответ, в какой степени они придерживаются католического учения.

То есть понимаете ситуацию. Папа обращаются к Ордену, что вы нам очень сейчас нужны сейчас, как никогда. Ответьте на вопрос - согласны ли вы с нашим учением или нет. И иезуиты, значит, отвечают.

Владимир Ходукин: Что они ответили?

Ольга Четверикова: Там очень долгий пространный текст. Но самое главное другое. Как в кулуарах на собрании один иезуит сказал так: "Всё равно иезуиты не ощущали себя швейцарскими гвардейцами, и не склонны рассматривать свой традиционный обет верности Папе, как синоним слепого подчинения". То есть некая напряжённость в отношениях продолжала ощущаться. Поэтому, конечно, когда Бенедикт XVI "ушли", и к власти приходит Папа иезуит. Можно рассматривать этот факт не как просто реванш, а как победу иезуитов. Впервые в истории, вообще в истории католической церкви они получили Папу иезуита.

Владимир Ходукин: А как противоречия?

Ольга Четверикова: А оно так и неразрешимо, так же, как с учением о непогрешимости Папы Римского. Ситуация складывалась одиозная. Потому что одно дело, если бы Бергольо вышел из Ордена иезуитов, стал Папой - понятно. Но став Папой, он не вышел из Ордена иезуитов. И отношения остаются двусмысленными, потому что член Ордена иезуитов должен давать клятву верности Генералу и Папе Римскому. То есть, теперь получается, у нас есть Белый Папа, есть Чёрный Папа, и, конечно, поведение Бергольо, оно будет определяться его непосредственными личными отношениями с Николасом. А как выяснилось из телефонного разговора: Папа Франциск (уже всё это озвучено) - как он в своей манере, минуя своего секретаря, сам взял телефон и попросил соединить с моим другом Николасом. То есть отношения их, естественно, хорошие, дружеские, и поэтому понятно, что руководство Ордена иезуитов будет ему большим помощником в его делах, и отношения эти будут личными.

Первое, что было объявлено, и уже эта информация оглашалась сразу после избрания Папы, что будет совершено реформирование управления Святым Престолом. Помните, мы с вами говорили о том, что фактически то, что происходит с церковью сейчас, свидетельствует о кризисе самой системы управления папства. То есть эта старая машина, правление традиционное, - не срабатывает, она уже не нужна в старом виде. Действительно, сейчас планируется реформирование курии в плане децентрализации, упрощение доступа к папе, и сокращение. И ликвидация как бы, сокращение в первую очередь за счёт присутствия Римской Партии, так называемой. Курия сейчас является слишком римской.

Вот эта структура правления, она позволит передать больше автономии вот этим низовым организациям католическим, которые находятся под контролем Ордена иезуитов. И, соответственно, упростит и саму систему управления, потому что, если раньше иезуиты должны были обращаться к Генералу, Генерал к Папе, то теперь всё это делается в одном лице Папы, который является одновременно иезуитом и Папой. Тем более, что в своём гербе Папа сохранил, то есть включил в свой герб герб ордена иезуитов - это символическое подтверждение того значения, которое он придаёт этому Ордену.

Дмитрий Еньков: Это сейчас он включил?

Ольга Четверикова: Да. Первое - изменилась структура управления. Второе, ради чего всё это делается и для чего всё это нужно. Ключевая задача нового руководства (тоже неоднократно об этом говорил сам Николас) это "новая евангелизация". Так они называют этот курс, но судя по всему речь идёт об ускоренной новой евангелизации. Можно было это провести и при Бенедикте XVI. Видимо, Бенедикт XVI этому сильно препятствовал, и при нём такой новой евангелизации реализовать было невозможно. Но, если мы переведём это с иезуисткого языка на наш язык, то речь идёт об экуменической открытости и межрелигиозном диалоге. Это ключевые слова, ключевые положения, которые используют иезуиты. Для них это самое главное - межрелигиозный диалог, интеграция в иную культуру. И фактически речь идёт о том, что через этот экуменический, межрелигиозный диалог фактически будет производиться дальнейшее размывание христианской этики и христианской догматики, одновременно двух вещей, потому что одно невозможно без другого, для того, чтобы упростить концентрацию всех этих религиозных движений, мировоззрения под началом Римского Папы. Папа Римский в свою очередь, как мы знаем, сам является под контролем Старшего Брата.

И вот крайне показательно в этом отношении выступление самого Николаса, которое он сделал в студии сибирского католического телевидения, когда он прибыл в Россию. Это было два года назад, его визит состоялся. И это сибирское католическое телевидение КАНА, это можно посмотреть на ютубе, в котором рассказывают о сути служения иезуитов в современном светском обществе. Интересно, что когда он говорил, там не упоминал имени Христа, но он всячески подчёркивал следующее, что необходима контекстуализация и культурация благовествования, которые являются главными его формами. То есть благовествование должно осуществляться в форме контекстуализации и культурации.

- Контекст - это условие. То есть мы должны руководствоваться теми условиями, которые в данном случае есть, приспосабливаться к этим условиям.

- И культурация - мы должны приспосабливать к той культуре, где мы благовествуем. Это способствует диалогу с разными культурами, поскольку именно в этом диалоге идёт поиск полноты истины.

То, о чём мы говорили, то есть истина не во Христе, а истину надо искать в процессе диалога. Это всё было подтверждено.

К этому, кстати он сказал, призывает Римский Папа. Ещё он сказал о необходимости свидетельствования и веры. Свидетельствовать о чём? Свидетельствовать надо о том, что наши жизни это жизненные реалии, а верить надо в возможность сохранять полноту человеческой жизни. И наконец, поскольку главную роль играет тот факт, что мы находимся в глобализированном, многообразном, взаимосвязанном мире, мир нуждается в такой системе управления, которая будет эффективна непосредственно, именно сегодня.

То есть опять-таки мы видим, что этот метод приспособления - его выдвигают в качестве главной, ключевой задачи. Для чего приспосабливаться?

Артём Войтенков: Чтобы управлять.

Ольга Четверикова: Ещё интересно, что в другом своём выступлении он заявил, что нужно вдохновляться идеями основателя корпорации Apple Стив Джобс, который у нас недавно умер, по-моему. Который говорил, что его больше интересуют запросы потребителей, чем производителей. То есть надо ориентироваться на потребителей. Вот также, Николас сказал, что наша деятельность ориентироваться на потребителей. Главное - понимать, что они хотят и это им предлагать. То есть, Синод он сравнил с производителями, а верующих с потребителями.

Дмитрий Еньков: Общество церковного потребления. А откуда в Сибири интересно, католики?

Ольга Четверикова: Там свои епархии. Причём, в Сибири они очень активны. И именно сибирская - это особая роль в этом плане. Тоже, конечно, работают на самоопределение Сибири, как некой отдельной общности. В этом плане можно понять, что если главная задача сейчас это глобализация во всех её сферах и в первую очередь, конечно, об этом и говорили, создание единого глобального мышления. Можно это назвать единой мировой религией, сутью которой фактически является объединение всех верующих под началом некой элиты, неких избранных, не важно уже, что они исповедуют, это всё используется просто для формы привлечения. Понятно, что новый Папа подходит к этой роли просто идеально, поскольку это и папизм, и одновременно иезуитизм.

В этом плане, говоря о морали, надо сказать, что очень хорошо сказал об иезуитизме наш Самарин, наш славянофил Самарин, который говорит следующее: "Иезуитский орден совершил великую "мировую сделку", заключив унию между истиной и ложью, добром и злом, божьей правдой и человеческой неправдой".

То есть, что произошло?

Мы уже сказали, что суть иезуитизма в фарисействе. То есть они приучают верующих под видом исполнения нравственных законов, в сущности, нарушать их таким образом, что они даже не подозревают, что происходит. То есть о чём идёт речь? Если православие, оно сохраняет вечное в этом суетном мире, сохраняет и несёт вечное в этот суетный мир, то иезуиты наоборот - они это вечное приспосабливают к этому суетному, к мирскому, фактически, как бы полностью его извращая, и его размывая. Получается, что суетное становится вечным - это принцип иезуитизма.

Но надо сказать, что иезуиты недаром проходят очень хорошую подготовку, обучение. То есть у них это остаётся главным - умение действовать в любой ситуации и приспосабливаться к любой ситуации. Поэтому Папа Франциск в этих условиях идеально подходит к тем задачам, которые сейчас перед католической церковью ставятся - сохранить своё влияние, свою роль, пусть это будет ценой полного извращения христианства. Произойдёт это незаметно, так, что мы этого не увидим. Так, что уж лучше бы был Папа Чёрный, о котором мы с вами говорили, который открыто осуществлял ревизию христианства, это могло бы вызвать противостояние, сопротивление. А иезуиты это будут делать незаметно по принципу того самого soft power, который я понимаю так: когда лягушку бросаешь в кипяток, она выпрыгивает и бросается, а когда её медленно варишь, она незаметно сваривается. Вот это и есть фактически softpower по-иезуитски - мягкая сила, поскольку сейчас она применяется везде, это самый модный метод, самый эффективный метод во всех сферах управления. Этот метод сейчас будет применять католическая церковь.

И эту свою открытость к диалогу, он везде подчёркивает: экуменизм, открытость, диалог, - он продемонстрировал наиболее явно во время инаугурации, куда пришли представители разных религий впервые. Опять у нас всё впервые. На инаугурацию прибыл Константинопольский Патриарх Варфоломей. Это известная экуменическая фигура, которая играет очень важную роль в соединении, в попытках привлечь, поставить русскую православную церковь под контроль Папы Римского. Значит, он впервые прибыл на инаугурацию, сидел по правую руку Папы, причём в таком же кресел. Впервые звучала во время инаугурации молитва на русском языке. Всегда звучат молитвы на разных языках. Но впервые первая молитва прозвучала на русском. Не случайно здесь такое большое внимание было уделено делегации Русской Православной Церкви. Франциск очень долго говорил с митрополитом Илларионом, который представил нашу делегацию.

И опять-таки, самый интересный момент: не случайно Папа у нас является близким другом нынешнего главы греко-католической церкви Украины - Шевчука. Дело в том, что, будучи архиепископом Буэнос-Айреса он был орденарием восточных католиков. То есть он был иерархом греко-католиков, той общины, которая находится в Аргентине.

Надо сказать, что касается представителей этих религий, Папа находится в очень хороших отношениях, и это всячески подчёркивали представители этой общины с иудейскими организациями, с иудейской общиной Аргентины. И в этом плане Всемирный Еврейский Конгресс не преминул проявить свою радость по поводу его назначения, заявив, что мы его хорошо знаем, он участвует в межрелигиозных диалогах, более того, он дружит с раввинами, пишет с ними совместно книги, посещает синагоги. Поэтому они высказали полную свою уверенность в том, что приход Папы, он улучшит, ускорит этот католический иудейский диалог. Ещё они отдельно подчеркнули, как бы намекая на поведение Бенедикта XVI, что мы надеемся, что любой священник, который будет отрицать холокост, он будет наказан. Это опять намёк на Бенедикта XVI, который, когда архиепископ Вильямсон английский, заявил о том, что холокоста не было, Папа не принял нужных мер необходимых, которых требовали от него иудеи - отлучить и прочее. Так что это подчёркивается всячески.

Действительно на ютубе прошли кадры, где Папа ещё, будучи архиепископом, отмечает хануку совместно с еврейской общиной Буэнос-Айреса. Где он зажигает свечи, совместно стоит. То есть в этом плане иудейско-католический диалог действительно при нём будет процветать и углубляться. Но особое отношение, конечно, и для нас это имеет принципиально важное значение, имеет отношения с Русской Православной Церковью.

И здесь надо сказать следующее, что Папа Римский, и это подчеркнул Шевчук, который является главой греко-католической церкви, он был воспитанником греко-католического священника Степана Чмиля. Он учился в Салезианской школе, был студентом той Салезианской школы, где тогда преподавал этот Чмиль. Более того, как завил нынешний Папа, они готовят уже беатификацию, то есть причислению к лику блаженных вот этого Степана Чмиля, греко-католик, католик восточного обряда. И в этом плане, конечно, понятно, что с греко-католиками у Папы будут особо близкие, хорошие отношения, он будет всячески эту дружбу продвигать.

И опять-таки вспомню, когда наши руководители, митрополит Илларион говорил о встрече Папы Римского и Патриарха, которая готовится уже очень давно, мы знаем, что главным препятствием является именно отношения, проблема, которая у нас существует в вопросе греко-католической церкви. Думаю, что для нас это самое опасное, что мы через улучшение, через гибкую политику в отношении греко-католиков, которых будут пытаться сильно резко примирить с РПЦ, и будут прокладывать свой путь для того, чтобы вовлечь Русскую Православную Церковь под контроль Папы Римского. В этом плане мы можем ожидать любых самых позитивных шагов с их стороны. Мы не знаем, каких. От Папы будем ожидать иезуитских шагов в этом направлении.

Но ясно что это вовлечение нас в сферу влияния католической церкви будет осуществляться ненасильственными методами, без острых противоречий, без споров. и тем это опаснее для нас.

И второй вопрос. Поскольку было сказано, что в догматических вопросах нам трудно найти единство, но в плане социального служения борьбы с бедностью, мы можем объединиться. Опять-таки не случайно Папа Римский объявил себя Папой бедной церкви, Папой бедных. Надо понимать, что иезуиты прекрасно умеют приспосабливаться к той социальной среде, в которой они действуют. Поэтому с бедными он будет бедным. И всё его поведение, когда он стал Папой, очень напоминает (не знаю, напоминает ли вам) поведение Горбачёва в первые годы перестройки. Когда он тоже ломал фактически все старые нормы поведения, выходил к народу, полностью растворялся в массовой демократии, говорил простым языком. То есть фактически как-то отстранял аппарат, который раньше стоял между главой церкви и государства, от власти выходил. А потом Ельцин, который тоже отказывался от машины, ездил, как мы знаем на автобусе, троллейбусе, в районные поликлиники, и всячески демократизировался.

И вот здесь тоже это вышло на первый план. В итоге всю первую неделю разговоров о Франциске обращали внимание (чисто по медийным) о том, что он сам готовит, что ездит на простой, что выходит в народ, братается, целует ноги, и прочее.

Артём Войтенков: В общем, наш парень.

Ольга Четверикова: Абсолютно наш. Но опять-таки это – форма, это методы. А что за этим стоит? В чём суть иезуитизма, в чём основная задача? Суть в том, что как мы знаем, сейчас мировая финансовая система переживает действительно некие тектонические сдвиги. Мы видим, что действительно в процессе идёт ломка этой старой финансовой банковской системы, рождается нечто новое из этого. То есть они сейчас меняют форму. Главное внимание должно быть привлечено сюда, к той игле, которая находится в этом яйце, чтобы победить этого Кощея. Папа, естественно, ни слова не говорит о том, какова причина того глобального кризиса, в котором мы сейчас пребываем, какова причина той бедности, с которой он собирается бороться - ни слова. Напротив - всё это замалчивается.

Поэтому понятно, что (неслучайно я об этом написала) пока Папа у нас будет создавать бедную церковь, богатые будут богатеть и завершать ограбление народов, которым они занимаются, для того, чтобы, завершив это ограбление, построить свой новый глобальный порядок. Так что в этом плане католическая церковь сейчас пребывает в самом, наверное, тяжёлом периоде своего существования, самый опасный период, когда возникла уже угроза над теми остатками христианства, которые ещё в этой церкви присутствуют. Поскольку когда это начнёт происходить, это будет незаметно, гибко. Незаметно её встроят в тот новый глобальный порядок, который сейчас создаётся на наших глазах.

Поэтому понятно становится, что всё ускоренными темпами происходит. Мы видим каждый месяц буквально изменения в финансовой системе, причём всё новые и новые. То нужно, конечно ускоренным образом встраивать католическую церковь именно, как институт, как некий способ, инструмент, механизм сохранения в первую очередь духовной власти вот этих мировых элит. Поскольку мы об этом говорили, иезуиты, они фактически, как и другие Ордена, как Опус Деи и Мальтийский орден - они представляют из себя систему, объединяющую всех мировых элит разных конфессий, разных направлений, разных национальностей - единое целое, это как бы такой интеллектуальный мозг нынешних глобальных элит.

Поэтому Бенедикт XVI, понятно, этому препятствовал, как Папа старой закваски. При всём при том его готовности встроиться и давать религиозные обоснования этого нового глобального порядка, видимо он уже не годился на эту роль, будучи связан со старым церковным аппаратом. А эта фигура подходит идеально.

Не случайно, кстати говоря, с Банком Ватикана такие вещи сейчас происходят. Сейчас прошла информация, что вроде обсуждается вопрос вообще о его закрытии. Но опять-таки речь идёт как раз о том, что Банк Ватикана, будучи опорой старого Ватикана, Святого Престола, как оффшор для всех, не только для представителей национальной финансовой горки, но и для национальных мафий в том числе, для итальянской, немецкой (не знаем, какие деньги там хранились) - видимо, уже не встраивается в эту систему тотального глобального контроля над финансами, которые устанавливает эта банковская верхушка. Вот события с Кипром мы видим - нам это прекрасно показали, как они устанавливают контроль и дают указания, что делать. Так что здесь тоже видимо уже и не нужен, поскольку все счета, все эти деньги, активы будут переведены в другие банки.

Артём Войтенков: То есть из-под Папы вышибают один из инструментов его влияния и мощи – Банк.

Ольга Четверикова: Да. Он уже не нужен в этом качестве, как оффшор. То есть оффшоры они свою роль как бы сыграли. Нужны только те оффшоры, которые работают на крупнейшие транснациональные банки. Вот Кипр, как оффшорная зона не нужен, вводите на Карибы, вводите на те оффшоры, которые контролируются или принадлежат английским, американским банкам, но не этим. То же самое с Банком Ватикана. Мы не знаем, какая там сейчас там игра пойдёт, но посмотрим. Но то, что это перешло под контроль Мальтийского Ордена, о многом говорит, потому что Мальтийский Орден как раз осуществляет эту связь, координацию между представителями бизнес элиты. Так что они там уже договорятся таким образом, чтобы волки были сыты и овцы были целы.

Владимир Ходукин: Вопрос такой, фактически до пятого числа, когда был скандал, ещё до выбора Папы случился. При всём том, что его избрали, к этому шло, получается, что существуют некие круги, структура, не знаю, как её назвать. При этом выясняется, что выборы в большой степени формальными оказываются. То на самом деле есть некая структура, которая…

Ольга Четверикова: Выбрали за один день - это показательно. Это рекордно короткий срок. Я думаю, что это всё было известно заранее. Они могли бы сделать это и в первый день, просто это было бы совсем неприлично. Надо было создать видимость некоего обсуждения.

Владимир Ходукин: То есть, есть некая структура, отличная от этой коллегии кардиналов, которая фактически уже всем этим стала рулить, и она закулисная. Примерно так же, как с выборами Президента, да?

Ольга Четверикова: Да. Там конечно всё определяют личные связи, личные отношения. Кстати, известно, эта информация тоже широко прошла, что Бергольо, когда были выборы предыдущего папы Бенедикта XVI в 2005 году, когда прошло голосование, он был на втором месте. То есть уже тогда его выдвигали на роль Папы. Но всё-таки эта старая партия, она как-то сохранила своё влияние. Интересно, что его предложил кардинал Мунти , если не ошибаюсь. Мунти, который известен, как масон. Тоже очень показательно, что именно он его выдвинул. И тогда, кстати, как утверждали комментарии, Бергольо выдвигала либеральная партия, которая надеялась, что в силу того, что он молодой, неопытный, они смогут удержать его под контролем. Но ещё раз говорю, наверное, тогда соотношение сил было не в его пользу.

А сегодня уже, когда они проделали такую мощную работу, перестроили соответственно механизм влияния, давление, это оказалось возможным. То есть

1

Произошла такая ситуация, когда теневая структура выходит наружу, то есть иезуиты взяли власть в Ватикане. Естественно методы деятельности, которые они осуществляли, находясь в тени, теперь они уже будут реализовывать, используя открытые механизмы всей этой структуры, управленческой структуры церкви.

Поэтому я утверждаю, что на всей этой теории заговора можно вообще ставить уже большой крест. Всё - теория заговора кончилась, заговор кончился, всё выходит наружу. Открыто началось строительство того глобального порядка.

Почему они столько лет тратили на то, чтобы создавать все эти конспирологические теории, пугать нас жидо-масонским заговором? Для того, чтобы, когда они реально начнут его осуществлять, мы, те, кто их разоблачает, всегда могли получить это клише, на лоб поставленное – "сторонник заговора". Но сейчас мы уже видим, люди мало посвящённые, люди, мало разбирающиеся в этих событиях, даже они уже видят, что реально происходят какие-то тектонические сдвиги. Те вещи, которые раньше невозможно было даже предположить, всё это теперь реализуется совершенно спокойно и открыто. Когда вся эта мировая банковская система, эти бангстеры, как их называют, теперь уже принято называть, они открыто, совершенно нагло попирают нормы международного права, национального права, показывая, что это некий пережиток, который нужно устранить, даже о нём не вспомнив. Даже обсуждать не нужно - мы просто это не обсуждаем, мы действуем в соответствии с нашей волей, в соответствии с нашими интересами. Всё. И это уже делается открыто.

Дальше – больше. Я думаю, что события в Кипре это такой громкий звонок. Не просто маленький некий звоночек, а громкий звонок, который, наконец, должен разбудить всех. Показать, что не позволено будет никому проводить национальную политику. Невозможно, нельзя мыслить в национальных государственных категориях. Всё. Все те, кто попытаются это сделать, они будут поставлены в соответствующие условия. То есть речь идёт действительно о смене мировоззрения стратегического, а не о каких-то отдельных тактических мерах.

С этими финансами - невозможно с ними бороться их методами. Нужно другое мировоззрение, другой подход, который эти методы, саму эту финансовую систему признает нелегитимной. А пока мы признаём её легитимной, пока мы используем те же методы, что и они, бороться с ними бесполезно, потому что они утверждали эту систему в течение многих, многих столетий, веков. Так что на этом поле мы никогда не выиграем. Нужно совершенно другое мировоззрение, признающее их нелегитимными. И в первую очередь нелегитимными с нравственной точки зрения. С международного права они сами уже себя таковыми объявили.

На это работает вся эта мировоззренческая религиозная машина. Для этого и католической церкви нужно сейчас дать сохранить их легитимными в глазах народа. Представляете, какой тонкий метод - создаётся народная церковь, церковь бедных. Правильно. Значит, вы ребята беднеете. Так вот для вас церковь бедная. А вот те, кто вас грабит, для них другие законы.

Артём Войтенков: Ну, они в рай не попадут и всё такое прочее.

Ольга Четверикова: Ну, да.

Артём Войтенков: Только они про это не знают.

Ольга Четверикова: Да, конечно. То есть это получается такой…

Дмитрий Еньков: Интересно, ведь это противоречит англиканской и протестантской церквям, где говорится, что если ты богатый человек, значит, это было угодно Богу. То есть богатство как бы наоборот поощряется в тех. А в католицизме получается наоборот - церковь для бедных. То есть я чего-то не понимаю.

Ольга Четверикова: Нет, там не так. В католической церкви тоже. У них есть социальные доктрины, в соответствии с которыми, если ты богатый - делись. Богатство не осуждается. Не осуждается частная собственность. Произошло изменение в христианстве. Помните, если мы вернёмся к христианским истокам, о чём говорит церковь наша? Она говорит о том, что всё, что есть, всё, что существует на этой земле, включая власть, принадлежит Богу. И если Бог тебе даёт, то только для того, чтобы ты отдавал это людям. Не случайно в христианстве не осуждается процент, потому что там такого вообще невозможно. Там говорится, если ты даёшь, не требуй обратно. То есть это уровень совсем иной. Там вообще не говорится про эти проценты - это само собой понятно, что это грех. Значит, даёшь. Потому что всё, что у тебя есть, это всё от Бога. И ты должен вернуть это Богу через дарение этого людям. Ты даёшь людям, они дают тебе и всё это возвращается Богу. Но ты, отдавая людям, ты себя духовно поднимаешь, потому что ты в себе воспитываешь любовь к ближнему. Вот этому учит христианство.

Поэтому, когда католическая церковь разработала свою социальную доктрину, для чего она разработала? Чтоб приспособиться, принять это буржуазное общество. Это тоже началось постепенно, начиная с девятнадцатого века. Пыталась она, сначала как-то протестовала и прочее, прочее. А дальше всё - со второй половины XIX века она интегрировалась, разработала эту социальную доктрину, сказала: "Да, можно быть богатым, это хорошо. Просто делитесь". Опять-таки - пейте кровь, но культурно, так, чтобы не пачкать окружающую действительность, всё было чисто и здесь. Поэтому фактически она ушла от этого главного христианского положения.

Опус Деи вообще дошёл фактически до кальвинистского положения, потому что в соответствии с Опус Деи служить Богу можно в миру. Наиболее эффективно в миру. То есть, что делает Опус Деи? Он создаёт целую армию святых мирян, как они говорят. То есть это не священники, это не монахи, это люди, которые живут и своей мирской деятельностью они себя освящают и становятся святыми. Соответственно Опус Деи работает с бизнес элитой. Мальтийский Орден работает с аристократией. Иезуиты работают с интеллектуалами.

То есть каждый Орден выполняет свою миссию. Они стараются в своём сегменте работать, выполнять своё. А в итоге это всё работает на что? На выделение некой элиты, неких избранных, на легитимизацию права избранных на контроль за другими членами общества, и таким образом они работают, как анестезия. Идёт процесс ограбления, идёт процесс концентрации власти в руках немногих. Но эта анестезия, она не даёт человеку возможности почувствовать это. Это боль, она уничтожает, но они её не чувствуют. Вот это миссия Папы.

В этом плане Опус Деи, который контролирует католическую элиту, он давным-давно уже слился в своём учении с протестантами, с кальвинистами. Почему католики и иезуиты так хорошо дружат, и установили такие тесные связи с протестантами, и с англиканами, и с другими направлениями протестантской религии. И с мусульманами, и с иудеями, со всеми - пожалуйста.

В любой религии есть ядро управленческое, которое исповедует эту религию власти. Нам они дают одно, а все эти управленцы, руководящий, правящий слой традиционной религии, они исповедуют другую религию власти, которая позволяет им так хорошо сливаться в этом экуменическом диалоге. А нас между собой ссорят: мусульман натравливают на православных, православных на мусульман, и прочее, прочее. А там наверху - союз, любовь и братство. Всё это работает на эту глобализацию и на оправдание этого легально. То есть никто из представителей традиционной религии не поднял свой голос, не объяснил, что глобализация она против Бога, та глобализация, которая антихристианский проект. Где-то, кто-то заявил об этом? В документе, в декларации? Что это антихристианский проект. Никто. Все в него вписываются и нас усыпляют, усыпляют нашу нравственную бдительность. Вот на этом иезуиты срабатывают, что на нравственную бдительность - это у них приспособительная мораль.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (89 мб)
Видео MP4 640x360 (34 мб)
Видео MP4 320х180 (19 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (3 мб)
Звук 32kbps MP3 (3 мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (435.04 КБ)
FB2 (682.22 КБ)
RTF (566.28 КБ)