Подписка на RSS - Экономика

Экономика

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 14 ноября 2015.
Разговор о военной террористической операции в Париже, почему США нужна война Европы с Россией, зачем отделяют Каталонию, почему Ярош ушёл из “Правого сектора”, геополитике присоединения Крыма, победе и поражении “Дня народного единства”, почему растут цены и налоги, как не выполняются указы Путина, почему Россия требует долг с Украины, кому принадлежит российская собственность, почему рухнет рубль, кто распределяет бюджет РФ, как уничтожают экономику, как Путин проиграл пятой колонне и как готовят государственный переворот в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-11-14

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вчера произошла серия терактов во Франции, то есть, какой-то совершенно неслыханный, до этого раньше не было. Там погибло более сотни человек. Вот это с чем связано? Кто это устроил? Действительно ли это боевики ИГИЛ? Или на них просто это списывают?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, хотелось бы высказать сочувствие людям, потому что, в любом случае, это трагедия для большого количества людей. А теперь, давайте проведём анализ.

 

Во-первых, уже официальные французские власти заявили, что это ИГИЛ, то есть, уже известно кто. Поэтому, давайте вообще поймём: а почему ИГИЛ, и в чём эта логика? Вот я смотрю комментарии. Максимально который комментарий приближается к правде, я специально посмотрел, из политиков высокого уровня - это о странной позиции США в связи с ИГИЛ.

 

Давайте за дипломатическими формулировками говорить о правде: ИГИЛ был изначально создан Соединёнными Штатами Америки. Создан приблизительно три года назад совершенно официально, никто этого не скрывал, это всё создавалось под предлогом борьбы с Асадом. Но предлог не важен. Это создавалась террористическая армия США.

 

Для чего она создавалась?

Для того, чтобы держать в страхе, в дисциплине своих союзников, вассалов, своих врагов, и весь мир, включая Россию и Китай. То есть, это есть судьи, если хотите опричнина однополярного мира, вот, что такое ИГИЛ, полностью подчинённый американскому государю. Дальнейшие действия - вот это странное, вдруг появившееся массовое количество организованных, большое количество их всегда было в Европу. А организованных в чёткие такие колонны, в чёткую систему, беженцев, которых там вдруг под миллион. И в которых все знали, внутри заложены были террористы. Что, это кто-то не знал? Об этом как раз говорили многие, потому что это было достаточно очевидно. Понятно, что этот миллион пришёл, и дальше он перешёл к своей собственно функции, на которую он был и подготовлен ещё три года назад Соединёнными Штатами. Он начал вести террористическую карательную операцию против европейских вассалов Соединённых Штатов Америки для того, чтобы те не выпендривались. Почему Франция? Потому что, Франция самая выпендрёжная страна из Европы.

 

Артём Войтенков: А не Германия?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Обратите внимание - Франция. Потому что Германия - страна, которую блокируют американские оккупационные войска. Там несколько сотен американских баз и воинских подразделений. Поэтому Германия, если что, никуда не дёрнется. В Германии был Шрёдер, были какие-то попытки, но учитывая, что там мощнейшая военная инфраструктура Соединённых Штатов Америки, они в принципе за Германию уверены.

 

А вот Франция, которая после де Голля американские войска вывела со своей территории (они же там тоже были), вот там могут быть какие-то шатания. Поэтому, если выбирать для американцев, по кому надо ударить, прежде всего, конечно, по Франции. И больше всего внимания надо уделять Франции. Там всё-таки и имперский дух не подавленный - они же формальные победители Второй мировой войны. Поэтому у них неподавленный имперский дух, и поэтому Францию надо добить. Что мы сейчас собственно и наблюдаем, причём не только через конструкцию терроризма, но и через конструкцию культурного уничтожения - это вот эта история папа-папа, или мама-мама родители, а не мужчина-женщина, это ювеналка, и всё остальное. Кто был во Франции, те знают, что там очень сильно вот это вот давление извне, уничтожающее французские корни, убирающее возможность сопротивляться нации против уничтожения себя самой, и своих культурных кодов. Все, кто был во Франции, все это подчёркивают. В этом плане Франция самая несчастная страна в плане воздействия США - там самый высокий уровень всегда был давления.

 

То есть, мы прямо говорим, что за этим терактом стоят Соединённые Штаты Америки через ИГИЛ, совершенно решая свои конкретные интересы. Это не значит, что они планировали. Так же, как не они планировали непосредственно теракты, допустим, которые были в Москве, или в Беслане. Но они создали армию, которая была насыщена их управляющей агентурой, которые запланировали эти теракты. Поэтому, это напрямую действие Соединённых Штатов Америки в своих интересах.

 

Просто как-то, может быть, кто-то забывает. Что такое ИГИЛ, который это организовал? ИГИЛ - изначально созданная американцами воинская система, обеспеченная оружием исключительно из рук Соединённых Штатов Америки и их союзников. Что, ИГИЛ производит танки, которые у него есть, кстати? Или, может быть, он производит артиллерию? Или, может быть, он производит взрывчатку, или стрелковое оружие? Нет, это всё им привезли Соединённые Штаты Америки и их союзники. Привезли приблизительно за пять лет. И вот эти арсеналы, которые были сформированы американцами в Ираке, и которые были переданы ИГИЛ, и которые являются собственно его базой военного характера. Представьте себе, пуская даже у ИГИЛа несколько десятков бойцов, но они с палками. Что они сделают против Асада и его сотни танков? Ничего. Хоть сколько у них не было бы бойцов. Но когда им американцы предоставили оружие, естественно, они стали силой, стали армией.

 

Второй момент. Всего лишь пару недель назад американцы дополнительно им предоставили пятьдесят тонн оружия и боеприпасов, включая взрывчатку.

У меня вопрос: какая взрывчатка взорвалась в Париже?

Ответ: с очень большой долей вероятности, переданная Соединёнными Штатами Америки ИГИЛу для диверсионных действий, публично и официально сброшенная с самолётов. Это же факт? Факт. То есть, не только передача оружия системе, но и передача непосредственного вооружения для проведения террористической деятельности.

 

Третий момент. Союзники Соединённых Штатов Америки, Саудовская Аравия, Катар, которые открыто заявляют о том, что они поддерживают ИГИЛ. Катар вообще сказал, что он готов ввести войска, для того, чтобы воевать с Асадом в состав ИГИЛ, то есть, легализовать свои воинские части. Раз об этом говорит государство, значит, там уже есть его подразделения, просто они нуждаются в легализации.

 

Тогда что нужно? Вот если бы мы жили в нормальном, не перевёрнутом мире пропаганды, то Франция должна была бы объявить немедленно войну Саудовской Аравии, Катару, и минимум, объявить дипломатический демарш в отношении Соединённых Штатов Америки. Как минимум. То есть, это так устроена система. После чего мировое сообщество должно было отбомбиться, как минимум, на Катаре, который официально заявлял о поддержке ИГИЛ. Понимаете? Но этого не происходит. Это как раз показывает, что мы живём в мире пропаганды, основанной на вранье.

 

И, к сожалению, прогноз такой: Американцы будут добивать Европу, потому что им европейцы нужны в качестве ударной силы против России. До тех пор, пока европейцы не примут решение участвовать в военных действиях против России на территории Украины, количество терактов на территории Европы будет постоянно расти.

 

Не для того они запустили миллион якобы беженцев, в которых десять процентов где-то террористов, или связанных с ними боевиков, чтобы просто закончить на одном теракте в Париже, не для того. Кстати, особенность этого теракта, если вы заметили, это - военное планирование, это чистый классический диверсионный акт. Это не теракт, это диверсионный акт, организованный воинским подразделением. Потому что это шесть точек, это большая численность.

- Это скоординированная система работы.

- Скоординированная поставка оружия, раз так много.

- Скоординированная подготовка.

- Скоординированная организация – это воинское подразделение.

 

То есть, на территории Парижа террористический акт совершила диверсионная, как военный штаб, диверсионная разведывательная группа ИГИЛа под руководством Соединённых Штатов Америки. Вот формат этого действия. И понятно, что таких диверсионно-разведывательных отрядов, мы можем даже подсчитать приблизительно. На миллион беженцев где-то около ста тысяч боевиков, или связанных с ними людей. Это означает порядка десяти тысяч террористов-боевиков, непосредственно владеющих оружием, находится на территории Европы для целей диверсионной работы. Вот в этом было задействовано около ста человек, судя по масштабу явления. И причём, это было первое, то есть, проба, если хотите, для новичков. Это означает, что потенциал диверсионной работы приблизительно около ста, двухсот, на сегодняшний день в Европе такого рода террористических актов. Вот будем их ждать, где они будут выскакивать.

 

Понятно, что и Россия тут не может как бы оказаться в стороне. Тут же очень просто. Почему не складывается международная коалиция? Да потому что, это войска США. Как они будут организовывать международную коалицию против террора, как бы против себя самих? Это было бы глупо абсолютно. Это всё равно, что Российская Федерация предложила организовать международную коалицию для борьбы, например, с четвёртой дивизией, размещённой в городе Тольятти. Это было бы смешно. Вот именно это сейчас и происходит, и все это знают.

 

Поэтому, формально надо объявлять войну Саудовской Аравии и Катару, прямым организаторам и прямой поддержке, и дипломатическими демаршами изолировать Соединённые Штаты Америки - тогда это будет ответ по международному праву на этот теракт. А вот это занудство, и ничегонеделание, которое сейчас будет, понятно, что оно просто умножит количество терактов и в Европе, и в том числе и во Франции.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что американцы будут делать вот эти взрывы, и убийства до тех пор, пока европейцы не втянутся в войну с Россией на территории Украины. Поясните, пожалуйста, как это понимать?

 

Евгений Фёдоров: Связь? Очень просто. Террористическая деятельность давит на власти. Вы понимаете, что такое терроризм? Терроризм - это повод для информационной войны. То есть, повод для того, чтобы информационное сообщество представило этот повод, как побуждение к тому, или иному действию. То есть, тот, кто владеет информационным сообществом, и владеет ответом на цель теракта. Что такое теракт? Теракт может и сплотить людей. Вот фашистская Германия, обстреливая Ленинград в блокаду, она сплачивала людей. Это же тоже теракт. Но, если вы представите это в другом ключе, средства массовой информации представят, то это может разобщить, и создать условия для того, чтобы, допустим, сменялись правительства, чтобы формировались определённые курсы.

 

Если грубо сказать, сейчас к Олланду придут, и скажут: "Подводи политику по войне с Российской Федерацией. Не будешь её подводить, значит, следующий теракт будет направлен таким образом, чтобы ты не прошёл на следующих выборах. Потому что, будет интерпретировано, как твоя абсолютная слабость. Твоя группа, команда, партия на этой базе будет полностью сметена возмущённым французским народом, мы это организуем, мы контролируем у тебя информационное пространство, и через этот механизм ты будешь убран. Если ты будешь подводить дело к войне с Россией, в этом случае мы не будем эту террористическую деятельность направлять на твоё личное благополучие, и твой личный статус. То есть, тем самым ты будешь наш союзник, и мы вместе с тобой будем организовывать вторжение в Российскую Федерацию. Но при этом тебе придётся подвести к этому французское общество, и французские вооружённые силы".

Это обычная конкуренция наций.

 

Как только вы в логику своих рассуждений поставите "конкуренция наций – суть мировой политики всегда", после этого вы небольшой логической цепочкой получите ответы на все дальнейшие события, которые происходят в мире в межгосударственных отношениях. А это конечно, элемент межгосударственных отношений - это внешний терроризм.

 

Артём Войтенков: То есть, американцам нужна война России с Европой, или война России с Украиной. Тут как?

 

Евгений Фёдоров: Американцам нужно уничтожить Россию. Поскольку, сходу это не получилось после сентябрьских событий прошлого года. То есть, какой у них был план?

- Госпереворот в Киеве.

- В России подготовлена Болотная, майдан. Она же была готова на сентябрь месяц, мы же это знаем. То есть, она прошла проверку, на Болотную вышло около ста тысяч человек.

- Инфраструктура была готова.

- Пятая колонна во власти была готова. То есть, всё было подготовлено, они так считали, американцы.

- Дальше сентябрьские события, Киев. Двигается вот этот майдан на Москву.

Тогда же не было ещё ни Крыма, не было Донецка, Луганска. Двигается на Москву.

- Москва падает. На месте руководства в Москве появляется Ходорковский, или Касьянов.

- И дальше - ликвидация Российской Федерации.

Вот какой был план.

 

Когда прошли события в Киеве, то, как вот гладко было на бумаге, но забыли про овраги американские планировщики. События в Киеве, Донецке и Луганске - этот план был остановлен. То есть, благодаря героизму русских солдат, жителей Донецка, Луганска, добровольцев, этот план был остановлен, то есть, фашистское наступление захлебнулось, оно остановилось.

 

Дальше возникло вот это тяжёлое противостояние, в котором Россия предприняла сирийский рейд, который снизил, снял давление, и внёс разброд и шатание в ряды союзников США. То есть, союзники США, в том числе Франция та же, Германия, они в результате вот этого сирийского рейда, они как бы зашатались. Я бы сказал, это был контр рейд, потому что это был рейд в ответ на американские шаги по массовой эмиграции террористов в Европу.

 

Смотрите, как события развивались.

- То есть, американцы решили усилить давление на Москву - запустили миграцию в Европу, причём, готовили её давно уже.

- В ответ Россия - рейд в Сирию.

- Европейское руководство опять заколебалось.

 

И вместо того, чтобы участвовать в американской программе ликвидации Российской Федерации, в том числе, безоговорочно стоять на стороне фашистов в Киеве, а это элемент этой войны. Вот если бы они не выпендривались, не подписывали всякие бумаги, как американцы считали. То, по мнению американцев, они должны были просто сказать: "Киев абсолютно прав, Москва абсолютно не права. Никаких соглашений о прекращении огня. Уничтожить полностью Донецк, Луганск, и дальше уничтожить плохой режим в Москве". Вот какая их логика. На это их союзники не пошли. Сами американцы с этим не справляются, то есть, с войной с Москвой они не справляются. Соответственно, им надо выстроить новую архитектуру работы со своими вассалами, чтобы они не выпендривались, а строго выполняли команды из Вашингтона. Вот сейчас этот процесс выстраивания и происходит. Но я упомянул Сирию, потому что всё это как бы в одном замесе. Потому что, мы же тоже не молчим, Путин же контратакует. Сирия - это контратака, которая удалась. То есть, это рейд по тылам, который дезорганизовал будущее возможное наступление на Российскую Федерацию, как это военным языком получилось.

 

Артём Войтенков: Военно-политическим тогда.

 

Евгений Фёдоров: Да. При этом, само по себе, он всего лишь послал туда один полк авиационный. И ни с каким ИГИЛом один полк не справится просто технически, это Генеральный штаб скажет. Нужно минимум тысячу самолётов, а не пятьдесят летательных аппаратов, понимаете? Поэтому, вот этим демаршем, по сути своей, который не решал проблему кардинально, но он политически расстроил антироссийскую коалицию, которую американцы долго собирали. А теперь им надо следующий шаг. Какой следующий шаг? Обратно привести в чувство своих союзников, вассалов.

 

Артём Войтенков: Взрыв в Париже.

 

Евгений Фёдоров: А что приводит в чувство? Наказание. То есть, если вас ребёнок не слушается, вы его кладёте на лавку, и дубиной бьёте по попе. Правильно? Вот это - дубиной по попе.

 

Артём Войтенков: Так, а почему же тогда именно европейцев? То есть европейцев гонят на войну. Европейцы сами там погибнут. То есть американцам европейцы не нужны.

 

Евгений Фёдоров: Так им и свои не нужны. Они всегда организовывали войны. Вы думаете, что они своих жалели? Это же государство колониального типа, то есть разбойничьего типа. Любой разбойничий рейд - это потеря своих, любой. Даже против беззащитных всё равно могут быть риски. Вот вы представьте, банда решила взять, разбойничий рейд, какой-то завод захватить. А там охрана. Может её в сто раз меньше этой охраны, но кто-то пульнёт, значит, у банды будут потери. Это специфика разбойничьего поведения, разбойничьей методики – своих не жалко. Вон они на две мировые войны. Это же не мы, не Россия две мировые войны сделали, и не Китай, не Индия. Все мировые войны зачинали колониальные державы, либо державы в средние века, которые действовали по принципу колониальному, по типу Тимура и так далее.

 

Артём Войтенков: Но эти-то были далеко в истории. Но две мировые войны чётко развязали американцы, просто они получили максимальную выгоду с этого.

 

Евгений Фёдоров: Выгоду и им не жалко никого было. То есть, что им жалко было сто миллионов людей, которые, например, погибли во Вторую мировую войну? Конечно, нет. И когда ни развязывали, они нисколько с этим не считались. Это разбойники по своему менталитету, люди-разбойники. Что они там жили? Где индейцы? Десять миллионов индейцев уничтожили за двести лет. Это как вообще? Под корень, осталось двести тысяч. То есть там ничего с гуманизмом в головах даже не бродит, и не бродило. Это другой тип цивилизации. Это цивилизация-хищник. Цивилизация-хищник изначально. Как волк не будет жалеть свою жертву никогда, ему в голову не придет её жалеть. Так и здесь.

 

Поэтому всё, что им нужно от европейцев - это строгая вертикаль власти. И если они сказали уничтожить Российскую федерацию, значит, вы должны это делать, а не выпендриваться, не скакать, не вести дурацкие переговоры и всё остальное. Вот, какой сигнал они подали этим терактом. И это будет только продолжаться.

 

Европейские же лидеры знают про эти сто тысяч боевиков, о которых я сейчас сказал. Отлично знают. Они прекрасно понимают, что эти сто тысяч боевиков держат их за горло. Что если ты неправильно будешь вести, то таких терактов будет сотня. И эта сотня сметёт не то, что тебя и твою партию, а вообще поменяет весь политический расклад в твоей стране. Тем более американцы много от них не требуют. Они же не требуют, чтоб прямо сейчас французские войска вошли? Для начала иностранный легион. Там есть методы, которые не публичного характера. А самое главное - чётко займите позицию. Что это вы вдруг начали расследовать и давить по расследованию сожжённому дому в Одессе? С чего вы это делать начали? Это американцы так говорят. Кто вам это разрешал? Вот год вы этого не делали, а тут вдруг заметили, что в Одессе фашисты сожгли людей. А кто вам разрешал это замечать? Чего это у вас за год в мозгах поменялось? Это из-за Сирии, в которой появился русский полк авиационный?

 

Артём Войтенков: Слушайте, как любопытно всё. Да, получается после бомбёжек в Сирии международное сообщество, я не помню из Франции, да?

 

Евгений Фёдоров: Да. Начало требовать расследования.

 

Артём Войтенков: Да, кто-то начал говорить, что давайте проведём это всё более подробно. Мы не верим в то, что они сами себя подожгли.

 

Евгений Фёдоров: Вдруг вскрыли этих стрелков на Майдане, которых до этого вообще: "Какие стрелки? Это могут быть только люди Януковича". Сейчас вдруг вскрыли, что это Парубий организовал и всё остальное. Вскрыли это ведь де-факто. И ясно - американцам это не нравится. То есть они почувствовали, что они не вытаскивают стратегию. Раз не вытаскивают стратегию, что надо сделать? Издать приказ - "Ни шагу назад. Расстреливать заградотряды". Я военным языком говорю. Заградотряды же в Германии появились ещё до того, как они появились в Советском Союзе. Это то же самое. Это форма заградотрядов, но геополитического характера.

 

Самое важное, Артём не в том, что этот теракт произошёл, а в том, что это первый теракт. И все знают, что это первый теракт накануне террористической войны в Европе. Вот, что важно. То есть здесь полная безнадёга.

 

Сейчас представьте, что вы сидите где-то во Франции или в Германии и анализируете, планируете ситуацию. То, что называется, элита страны. Они, конечно, боятся американцев, но у них есть и свой какой-то интерес всегда. Всегда есть национально-освободительное движение, хотя бы внутри. И вот что им сейчас делать? Они прекрасно понимают, что если что, в Берлине десять терактов - не проблема вообще. Потому что из этих десяти тысяч минимум тысячи три смертников, которые подготовлены, как смертники с промытыми мозгами. Вот, что им делать? Тем же немцам или французам, которые там всё это планируют, австрийцам? То есть они понимают, что они накануне процесса. С войной же тоже можно, они же воевали тоже. Для этого им надо сформулировать перед народом, что идёт война, тогда народ поймёт. Раз идёт война, значит, идут боевые действия. Идут боевые действия - надо вступать в армию и защищать своё немецкое или французское отечество. А с кем война?

 

Артём Войтенков: Да, забавно. Война с этими приезжими, которые едут в Европу уже шестьдесят лет, начиная с 1960-х годов.

 

Евгений Фёдоров: Это чушь.Кто их организовал? Кто их вооружил? Значит, война с Соединёнными Штатами Америки? Смогут сейчас европейские лидеры это сказать, с языка снять? Не могут. Мало того, он явно не те лидеры, которые готовы быть лидерами в войне, другой тип людей, это болтуны и демагоги.

 

Артём Войтенков: Которых подбирали Соединённые Штаты.

 

Евгений Фёдоров: Да, театральные демагоги. Ну не может артист, играющий Жукова в театре с мощным голосом, в генеральском мундире, он не может быть Жуковым, понимаете? Не может. Вы не можете его взять из театра: "О! Ты хорошо играешь. Всё, командующий фронтом". Так не бывает. Войну ведут другие люди, другого характера. И эти другие люди, они не у власти ни во Франции, ни в Германии, нигде. Они могут прийти исторически, могут, но для этого должны произойти определённые процессы. Европа к этим процессам пока не готова, но в принципе это путь. Почему мы и говорим - сегодняшнее национально-освободительное движение, оно есть и во Франции, и в Германии, необходимо поднимать восстание против американского владычества. Тогда не будет терроризма. Тогда вы победите, восстановите свою идентичность, и сможете дальше жить, как великий немецкий, французский, итальянский, греческий и все остальные народы. Это единственный путь, который прошли до вас ваши деды, прадеды и прапрадеды.

 

В отношении Греции четыре тысячи лет был этот путь. Это же сколько поколений? Двести поколений! Но они вам всё разжевали. Вот, что надо делать, освобождаться от внешнего управления, и тогда вы будете сами планировать свою судьбу, и тогда вас никто не будет уничтожать, а вы сумеете защититься, как защищались до этого.

 

Артём Войтенков: Но тогда эти, так скажем, повстанцы, которые будут подниматься в Европе, их будут давить, во-первых американцы.

 

Евгений Фёдоров: Карательные подразделения ИГИЛа США.

 

Артём Войтенков: Да и их будут давить сами же государственные власти.

 

Евгений Фёдоров: Формулы, мы любим формулы - карательные подразделения ИГИЛа США. Их будут давить. Тогда называйте вещи своими именами - оккупационные власти Европы. Правильно, будут давить, ну и что? Будет борьба. В этой борьбе национально-освободительное движение победят, как до этого побеждали. Скинут американцев, кстати, с помощью Российской Федерации, если там будут даже просто держать удар. То есть не надо туда появляться. Это же геополитика, то есть баланс. То есть фактически у нас появляется система союзников в Европе, которая борется за свою свободу против американцев, но помогает нам здесь, в тылу их как бы, остаться в живых. Конечно. Вот вокруг этого и будет главная борьба.

 

Я вам скажу, сейчас возникнет очень интересный эффект - эффект обострения террористической активности хунты на Украине, скорее всего.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что после этого теракта часть политиков во Франции, в Германии, в Европе примут решение о том, что надо идти американским путём и не выпендриваться. Что означает, что они снимут то давление, которое они как бы осуществляли на Порошенко для умиротворения ситуации. Что автоматически добавит американцам возможности, развяжет руки для того, чтобы там активизировалась террористическая деятельность режима, против, в том числе Донецка и Луганска. Так устроена геополитика, её формат.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть война в Европе неизбежна. В какой-то форме, но она там будет обязательно?

 

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, что вчера в Париже произошёл акт войны в виде диверсионной операции американского ИГИЛа на территории европейского континента. Акт войны. То есть, если мы говорим о полномасштабной войне с миллионными потерями, может быть до этого дело и не дойдёт, если, скажем так, национально-освободительное движение в Европе поднимут голову. Они, кстати, очень сильные, особенно в Германии, очень сильные. В Германии сторонников НОДа аналитически мы рассчитывали - очень много. Боюсь называть цифры, но на конечной стадии это будет девяносто процентов, потому что немцы генетически очень не любят американцев, но при этом они их воспринимают, как победителей, которых надо слушаться. У них борется чувство законопослушности, в том числе, перед оккупантом, и в то же время генетическая память, которая требует свободы от интервента. И между этими двумя процессами в головах у немцев и происходит такая определённая борьба. Но заметьте, на стороне американцев там нет ни одного искреннего сторонника. То есть, нет таких, которые бы говорили: "Нами американцы правят и это хорошо". Таких там нет. Если есть, может один, два.

 

Артём Войтенков: Они просто этого не признают и всё. Говорят, что такого факта нет.

 

Евгений Фёдоров: Все это признают. Понимаете, то, что пропаганда об этом не говорит, это не значит, что люди этого не понимают. Я встречался с немецким руфером, который помните, ездил на машине и орал, ругался на американцев? Я думаю, что он отражал общее настроение немецкого сообщества, которое как бы бытовое, которое не выплёскивается на телевизор, но которое реально. Иначе у него не было бы такой популярности. Иначе просто какой-то ненормальный, сказали бы. А так он реально говорил то, что все знают и все думают.

 

Артём Войтенков: Но бояться сказать. А он просто не боялся.

 

Евгений Фёдоров: Да, он не боялся. Боятся сказать в том плане, что считают, что раз нас захватили, то это начальник. То есть, это немецкая черта – следовать закону и вертикали власти. То есть, они понимают, что это начальник-оккупант, они видят его базы оккупанта. Но они считают, что раз так сложилось, раз мы не выдержали военные действия и проиграли в 1945 году, то у начальника есть законное право нами командовать. Это немного другая вещь. В плане продвинутости общественного мнения в Германии, оно на порядок выше, чем в России. В России многие считают, что мы не в оккупации. Многие считают, что мы не внешне управляемая страна. Это же правда. А в Германии как раз все знают, что это внешнее управление, просто они это воспринимают, как факт поражения в войне, как и положено, вот так сложилось, мы не выдержали этот бой. Не выдержали бой, всё, мы не олимпийские чемпионы, мы теперь подчинённые.

 

Артём Войтенков: Правильно, надо было не с нами драться. А так мутузили друг друга, поубивали сколько народу, а в итоге обе страны в проигрыше оказались. А вот то, что Ярош ушёл с поста главы Правого сектора, это следствие вот этих политических игр или что это? Или это такая малозаметная вещь.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Насколько я понимаю, что у Яроша возник очень простой конфликт, о котором достаточно подробно было видно. У него в системе в движении, это же движение, созданное Соединёнными Штатами Америки, естественно они распределяли там деньги.

 

Артём Войтенков: Правый сектор вы имеете в виду на Украине.

 

Евгений Фёдоров: Да, Правый сектор и вся система организации. Им занимаются лет пятнадцать-двадцать, и финансированием. Мы об этом раньше говорили, ещё до Майдана. И поэтому, это американское движение, американская система. Дальше, на Украине, если вы заметили, в том числе в силу компромисса с европейцами (из-за чего в Европе и теракт в том числе, о чём мы сейчас говорили), началась другая тенденция - успокоение. То есть некоего подавления такого, по крайней мере, вершины фашизма, то есть публичной части фашизма.

 

И в этом случае сам Ярош, у него возник диссонанс. Он либо должен был, что называется, уходить в леса и заниматься партизанской борьбой и с фашистским режимом в Киеве частично, и с Донецком, Луганском и с Россией, либо отойти в сторону. Он решает отойти в сторону. Судя по всему, Правый сектор сейчас американцы будут использовать, как те самые диверсионные отряды. И не случайно, если вы обратите внимание, опять возникли какие-то обстрелы в Донецке, Луганске. Вчера Донецк обстреляли опять, аэропорт опять обстреляли. Это делают же не вооружённые силы Украины, это делают как раз подразделения, которые контролируются США, в том числе по линии Правого сектора, батальоны.

 

Артём Войтенков: Как-то странно. Он ушёл, а они продолжают стрелять. Или он тут уже не важен?

 

Евгений Фёдоров: Так это игра. У них начальство в США. Он просто сам лично, как бы отошёл в сторонку. Вот сейчас у них нет лидеров, и не будет. Потому что, когда вы террористы, вы лидеров засвечиваете, если это не полные дураки, до такой степени, что их потом сажают, уничтожают и так далее. Поэтому, как правило, в терроризме лидеров нет. Это означает, что просто принято решение в США, что Правый сектор переходит в разряд подпольно-террористической организации чистого вида. Вот и всё. Как такая железная рука американцев, которая должна уравновесить давление как бы миротворческое наполовину Европы (оно хитрое миротворческое, но тем не менее), и сложившихся обстоятельств. То есть фактически, это такая мощная подпорка для американских сил на Украине незаконного характера. То есть, если что они потом сделают ещё один госпереворот, если, допустим, Порошенко и олигархи они задрейфят идти на массовую кровь опять.

 

Артём Войтенков: А я вот читал такое мнение, что американцы на Украине, в общем-то, проиграли. Вы сами говорили, что они завязли. То есть они хотели быстро, а быстро не получилось.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И теперь они как бы отступают и Украину сдают.

 

Евгений Фёдоров: Они не могут сдать её. Потому что, если они сдают Украину, они вынуждены будут отступать до Парижа, до Лондона. В войне невозможно прекратить войну, просто уйдя: "Что-то тут у нас не получилось, мы вас тут побомбили, и ладно". В системе войн так не бывает. Потому что если они отступают, здесь Путин – победитель, здесь НОД – победитель в России, здесь реформа Конституции, здесь замена элит, и следующий удар - это уничтожение собственно США. И самое главное здесь - восстановление единого государства. То есть, если слетает фашистский режим Порошенко, открывается прямая дорога к восстановлению единой государственности.

 

Артём Войтенков: России и Украины.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А восстановление единой государственности - это крах стратегического характера США, то есть крах 1991 года. Не тактический, как бы текущий, а стратегический. То есть идёт полный пересмотр мира. На какие позиции? На позиции 1991 года? То есть не только в масштабах России, но и в масштабах влияния России. То есть опять формируется двухполярный мир для начала, а потом, может, многополярный. Или сразу многополярный с мощным российским лидерским поясом. То есть на самом деле восстановление единого государства России и Украины это полная победа в геополитическом понимании этого слова. И это автоматически произойдёт. Понимаете в чём дело? Именно потому, что уже пошла война и пошли жертвы.

 

Артём Войтенков: То есть, если мы объединяемся с Украиной, туда автоматически подтягиваются другие страны поменьше, типа Армении и даже той же Белоруссии.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что вообще никаких вопросов не будет с Арменией или с Белоруссией. И с Грузией не будет. Если американцы уйдут с Украины, они уйдут и с Грузии. Если вы сливаете воду из ванны, она сливается из всех ваших кусочков ванны, а не только из одного места.

 

Они же не просто уйдут. Вы как бы абстрагируйтесь от текущей жизни. Они уйдут с позиций 1991 года. То есть они уйдут геополитически. Это значит, что они не могут держать удар в Грузии, уйдя из Украины. Потому что у них сил не хватило на главное направление фронта. Значит, точно в той же Грузии приедет просто матрос какой-нибудь из Москвы и скажет: "Ребята, что у вас тут за двадцать пять лет было? Что-то вы тут наворотили. Давайте-ка обратно дружить". И всё. И грузины скажут: "Оh, yes! Классно! Теперь мы будем вместе с нашей Абхазией и Осетией. Отлично. В едином государстве Россия. Прекрасно. Все проблемы решены. И мы опять пошли в рост, и вы опять нас защитили. У нас перестала быть миграция. У нас перестали турки жить в Батуми, где они там уже живут больше половины населения и всё остальное".

 

То есть это как принцип домино: в одном месте, в главное фронте вы проиграли - меняется всё пространство. Вот как Германия проиграв на Советском фронте, она проиграла по всему миру, где она вела и в Африке войну, и в Европе, везде. Вот если бы они не проиграли на Советском фронте, они бы там ещё победили. Они же планировали до Америки через Латинскую Америку идти. Помните, у них же были такие планы?

 

Артём Войтенков: Планы-то планами.

 

Евгений Фёдоров: Просто эти планы не были выполнены, потому что они проиграли в главном месте. А на Советском фронте у них было где-то, напоминаю, порядка семидесяти-восьмидесяти процентов сил, то есть, не все силы. Но проиграв в главном месте, они проиграли во всех остальных автоматически. Это сообщающиеся сосуды.

 

Я не побоюсь этого слова, в этом гений Путина. Что, решив вопрос с Крымом, он запустил неизбежную логику событий геополитического значения. В этой логике можно проиграть? Можно. Мы об этом всё время говорим. Но, если ты в этой логике выигрываешь, ты выигрываешь не Крым, ты выигрываешь 1991 год. И то, что сейчас об этом не говорят, это просто об этом не говорят, потому что к этому не пришло время говорить (я говорю на официальном уровне). Но мы людей к этому готовим. И мы как раз хотим, мы знаем, что это получится. Но мы хотим (НОД), чтобы это получилось быстрее и бескровно, то есть с минимальными потерями, поэтому мы людей к этому и подготавливаем.

 

Артём Войтенков: То есть присоединение Крыма - это частичное восстановление СССР.

 

Евгений Фёдоров: Никакого другого смысла в этом нет.

 

Артём Войтенков: А как говорят: "У нас там военная база". Ещё много чего.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, у нас в Батуми неплохая военная база, и что это значит? Босфор и Дарданеллы - там ещё лучше военная база. При чём здесь вообще это? Плохие места в Прибалтике? Там вообще-то была база в Прибалтике ещё больше. Понимаете в чём дело? Баз-то много везде хороших и вообще хороших мест много. А какие прекрасные поля в Африке есть великолепные, где алмазы просто в земле растут, и что? То есть само по себе объяснение, что мы это взяли, потому что там красиво и хорошо, оно не катит в мировом конкурентном сообществе. То есть, взяв Крым, мы автоматически пошли по пути восстановления незаконно разрушенного (ключевое слово "незаконное"), разрушенного Советского Союза. Потому что мы – нация справедливости. Мы – нация правды. Наше госстроительство такое. Я не про людей, я про принципы госстроительства. И с точки зрения нации и правды, аргумент, что нам понравилась база в Крыму, поэтому мы его взяли, нам не катит.

 

Нам катит аргумент, что мы взяли Крым для того, чтобы восстановить справедливость. Но если вы восстанавливаете справедливость, тогда вы её восстанавливаете до конца. То есть вы можете об этом не говорить. То есть Крым для нас - первый шаг по восстановлению справедливости. А справедливость - это границы, незаконно разрушенные вопреки международному праву в 1991 году. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Это вы говорите, объяснение не катит, а причины могут быть всякие разные. Да, но, тем не менее, понятно, что Путин взял этот Крым и теперь, если его отдавать, это всё, отступление полное.

 

Евгений Фёдоров: А вы помните, поднимите наши первые ролики?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Взятие Крыма означает автоматически взятие Киева. Но через период геополитической войны, в котором эта победа должна сформироваться. Нет, можно и проиграть, всегда добавляю - пятьдесят, на пятьдесят, можно проиграть. Но, если победа, то это победа не в Крыму, это победа на всей границе бывшего Советского Союза. Потому что именно эта граница, которая на сегодняшний день у огромного количества граждан России не является святой границей, что уже означает, что поработала двадцать пять лет пропаганда дебилизации. Восстановление - это и есть те границы, за которые наши деды, прадеды клали свои кости, и нам придётся выходить на эти границы, потому что, отдав чуть-чуть, ты отдаёшь всю страну, может, не сразу. Вот отдав Киев в 1991 году незаконно, ты автоматически отдаёшь Москву и Питер с промежутком тридцать лет. Если ты разрешаешь кому-то скушать твою руку, то ты этому разрешаешь скушать весь твой организм. Ты будешь за руку сражаться? Так то же самое.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а что касаемо предков. Как раз 10 дней назад был праздник – День народного единства. Я нарочно к вам пришёл попозже, через какой-то промежуток. Вы говорите, что уличные выступления людей они меняют какой-то политический расклад внутри и даже снаружи государства. За этот срок, 10 дней, какие-то изменения произошли?

 

Евгений Фёдоров: Произошло обострение геополитической борьбы в России. А вы не чувствуете? Впервые подписан закон, который мы ещё вносили года два назад о том, что можно конфисковать имущество иностранных государств на территории России. Его ещё тогда называли всякими совами, "закон российских олигархов". Но суть закона: если иностранное государство-агрессор у тебя конфискует имущество твоё, либо твоей экономики, то ты имеешь право конфисковать его имущество на территории России. Этот закон я лично подписывал, вносили года два назад, полтора после того, как начались санкции, и он тогда был отвергнут. Сейчас он был принят уже в редакции, и Владимир Владимирович подписал его не случайно 4 ноября.

 

Артём Войтенков: А, даже так.

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день и подписал. Это очень значимый закон, то есть это закон о том, что мы публично сообщили миру: "Мы не будем коровой, к которой можно подходить и отрезать у неё мясо, где понравится и кушать, а мы будем сопротивляться". Это победа и это прямая победа 4 числа, сейчас мы немножко раскроем этот момент.

 

Но есть и поражения, то есть, естественно, интервенты-американцы пошли в атаку: история с дальнобойщиками, история с повышением налогов для бизнеса. Это же сразу пошло – 5-го числа было объявлено, что налоги для бизнеса будут повышаться. 5-го, то есть это сразу пошёл контрудар. Почему так произошло?

 

Что такое 4 ноября? Это победа национально-освободительного движения Российской Федерации в 1612-ом году. Это праздник специально, единственный кстати, созданный Владимиром Путиным в российской системе красных дат календаря, выходных дней, единственный, других праздников он не создал, только этот. То есть он создал праздник победы национально-освободительного движения. Что такое праздники? Праздники - это сигнал в общество, то есть Путин дал всего один сигнал на уровне праздничных сигналов о том, что для него вопрос победы НОДа есть главный вопрос его жизни и его судьбы. Иначе бы он устроил праздник урожая, как красный день календаря, ещё много можно было праздников найти. Он всего дал один сигнал. То есть когда человек принимает такого рода решение, он как бы говорит о том, что для него лично, что является главным приоритетом в его политической жизни, в его работе, поэтому это однозначный посыл. То есть это - праздник национально-освободительного движения.

 

Дальше возникли компромиссы, откуда возник День народного единства? День народного единства – это метод победы НОДа, все объединились и победили. Но назвать "днём народного единства" это всё равно, что назвать День победы днём объединения всех вооружённых сил Советского Союза. Они же все объединились и победили, взяли Берлин, формально так тоже правда. Но чувствуете сразу, какая подмена идёт, не подмена, а отвод от сути, но отвод от сути не имеет суть. То есть для тех, кто пытается не слушать лапшу из телевизора с тупым лицом, а пытается - "Что за праздник? А в чём его суть?" Всё, сразу ответы встают на свои места, потому что НОД – это люди, которые немножко дружат с головой, а не просто хавают то, что им даст телевизор.

 

Это означает, что все, кто вышел 4-го числа, 4-го ноября на Тверскую, которая, напоминаю вам, когда 3 года назад мы штабы НОДа организовывали, мы их организовали, первая наша была акция это мы вышли на Красную площадь в День народного единства, три года назад. Нас было 70 человек, никакой Тверской не было, никаких массовых шествий не было, не было ничего. Вышло 70 человек, есть ролик, мы прошлись по Красной площади, нас тогда пустили, как, например, на Красную площадь не пускают, нас пустили, мы прошли с нашими знамёнами НОДа. С этого момента пошло, это было подхвачено административным ресурсом, потому что понятно, что Тверская – это административный ресурс. Мы, как НОД (он всегда так делает), разведали, за нами пошли главные силы.

 

Так и здесь - пошёл праздник. Следующий год - на следующий год уже Тверская, но там было где-то около 50 тысяч, и там была КПРФ, очень важный момент, который тоже надо отразить. День народного единства, прошлись по Тверской, НОД, естественно, был главный, потому что это праздник НОДа, то есть мы как бы были табличка праздника. То есть табличка всегда занимает меньше места, чем само сооружение. Вот мы были как бы табличка праздника, хотя и тогда НОДа было около 5 тысячи человек, это было год назад.

 

И следующий праздник сейчас.

Очень интересная была организация. Я просто специально прошёлся вдоль всей колоны, очень интересно. За Маяковкой водовозками, большими КАМАЗами тяжёлыми была перекрыта дорога, то есть колона праздничная была сформирована от Маяковки до Охотного ряда. Но за этой колоны было перекрыто движение до Третьего кольца. То четь что это означает? Это означает, что если бы люди пошли на этот праздник, то водовозки бы убрали и сделали то, что сделали во время шествия "Бессмертного полка", когда всю Тверскую предоставили движению. В принципе праздник был рассчитан, я так понимаю, организаторы планировали, что придёт всё-таки народу побольше. Пришло 85 тысяч – это маловато.

 

Я насколько понимаю логика очень простая, мы её прослеживаем.

Если бы пришло больше 100 тысяч, вышел бы Путин. То есть если было бы больше 100 тысяч, то тогда не только был бы подписан тот закон, но и пошли бы другие заложенные им параметры действий:

- снижение процентной ставки,

- запуск российских рублей в экономику,

- прекращение всех разговоров о повышении пенсионного возраста,

- прекращение всех попыток пятой колоны поднять налоги и всё остальное.

Этого не получилось.

 

То есть как всегда, поскольку победа была не убедительна, то есть это была победа – 85, но не убедительная, то, соответственно, она не дошла до конца. То есть не вышел Путин, не подал народу, как он, допустим, на Васильевском спуске выходил, поблагодарил, возглавил то, что процесс освободительный, то есть начал быстрые действия. Он только подписал этот закон и сделал пару решений, направленных на укрепление восстановления суверенитета. Сколько людей вышло – таков и результат. Вышло бы несколько сотен тысяч - был бы очень мощный, быстрый результат. Вышел бы миллион – а митинг был приспособлен взять миллион, потому что так было запланировано. Планировали же это за месяц где-то приблизительно. Так было запланировано, что убрали бы эти водовозки, и люди бы выстроились до Третьего кольца – это больше миллиона человек туда влезает. До Третьего кольца всё было перекрыто вплоть туда по Ленинградке.

 

Это было бы, конечно, масштабное шествие, которое бы автоматически вынесло и Центральный Банк, и чиновников американских в правительстве, и перестроило бы всю страну на победу суверенитета за один день. То есть то, что люди не пошли это они, конечно… Можно сказать, что они не поняли сигнала, которым их вытаскивал Путин в свою поддержку, но это их выбор, и это выбор не в пользу страны. Не буду уж говорить, как раньше говорил, жёстких слов, типа "предательство", но это выбор не в пользу страны. Они дали какую-то силу Путину, но не дали её достаточно, в результате пошли эти процессы. И сейчас мы сразу наблюдаем. Я же не случайно говорю. Наверняка вы будете спрашивать про дальнобойщиков.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это прямая связь. Смотрите, декабрь месяц 2014-го года, то есть года не прошло, слова Владимира Владимировича Путина. Цитирую, в послании Федеральному собранию. Напоминаю для наших слушателей, что посланий всего 12 было за всё время, и это конституционный статус речи. То есть то, что он говорит на послании, это он не говорит на кухне, это он даёт главную постановку задачи, предусмотренную Конституцией. То есть выше, чем послание, он сказать не может, вот о чём, придав своей речи максимальное значение. И по посланию всегда всё это оформляется указами и распоряжениями. То есть всё это оформлено распоряжениями, а не просто так, с подписью и печатью.

 

14 декабря 2012-ый год. "Предлагаю на ближайшие 4 года зафиксировать действующие налоговые условия. К этому вопросу больше не возвращаться. Не менять их". Ну как это ещё можно иначе понять? Нельзя повышать налоги на малый бизнес, на дальнобойщиков и на всё остальное. Правильно? Потом дальше он говорит, что наоборот надо принять решение по облегчению бремени для бизнеса и так далее, то есть на этом его речь не заканчивается, но это абсолютно категорические фразы.

 

Дальше что происходит? Где 4 года? Четыре года не прошло, 4 года же сказал. Выходят правительственные чиновники и говорят: "Давайте повышать на 16% налоги на малый бизнес". Выходят другие правительственные чиновники, с телевизора я просто смотрю и балдею, официальные чиновники высокого уровня министры, замы выходят и говорят: "Дальнобойщикам надо ввести платёж". Понятно, что может быть и надо, но почему сейчас? Почему не пять лет назад, не 10, не через год? Путин вам сказал: "Хотите? Нужно?" Он же не говорит, что вообще нельзя налоги повышать. Только сейчас нельзя, когда санкции нельзя. Нельзя 4 года повышать. Они выходят и говорят: "Надо повышать" - что-то объясняют.

 

С точки зрения, если бы у нас было президентское государство, то есть президент был бы властью, их бы просто взяли и посадили сразу в тюрьму, потому что это называется саботаж. Мы сейчас выйдем из Думы, участковый скажет: "Зачем вы бросили мусор, поднимите". Я не подниму. Он скажет: "Вы не выполнили моё законное требование, я вас сажаю в тюрьму". Это закон, он имеет право. А у президента такого права нет. Но это к вопросу о конституционной реформе, видите, как тут сразу мы выходим. То есть ему надо дать эти полномочия (так за скобками нашего разговора), но с точки зрения, то, что называется уважение к власти и как говорят, у Путина царская власть и так далее. Ребята, это саботаж тогда. Если вы считаете, что у него есть власть, тогда вы саботажники, к вам надо посылать сразу ОМОН. Прямо с телевизора вышел этот какой-то, Старовойтов, тут же ему руки за спину, и в каталажку. Ну, или как минимум уволили с работы. Понимаете в чём дело?

 

То есть мы видим, что это вперёд пошла пятая колона, вперёд пошли американские агенты, вперёд пошли социальные бомбардировки. И это прямая связь с тем, что недостаточно людей четвёртого числа дали сигнал, что они готовы вместе с Путиным поднимать национально-освободительное движение, потому что праздник НОДа. Прямая связь. Это как на войне, у вас только два фронта: вы либо на одном фронте на Красной армии, либо на фронте фашистской Германии. Если вы третья сила, сидите дома, будучи призывного возраста, прячетесь в лесах, то вы либо дезертир, а дезертир есть форма борьбы со своим государством, то есть вы на стороне фашистской Германии. Осознано, не осознано - это ваши проблемы, третьего нет.

 

Нет третьей силы на войне: вы либо с одной стороны, либо с другой стороны. И люди, которые не поддержали Путина 4 ноября, в национально-освободительном движении не поддержали, а не просто так вышли шарики помахать, эти люди объективно сработали на врага. И тут же получили ответную плюху:

- повышение налогов,

- повышение пенсионного возраста,

- повышение тарифов для дальнобойщиков,

- повышение платежей дорог для всех,

- сокращение зарплат здравоохранения, образования,

- секвестр бюджета.

Как из рога изобилия полилось, обратили внимание? Просто как из рога изобилия.

 

Это выбор людей. Где были эти дальнобойщики четвёртого числа? У них была форма подачи метода решения своих проблем. Их не было. Всё, получи гранату.

 

Артём Войтенков: Да, как любопытно всё связано. Вы про народ говорите, а я замечаю то, что народ, он как пирамида. Те, кто больше понимает, но их меньше и тех, кто дальше смотрит, они приходят, они что-то делают. А основная масса - до неё, если с верхушки пирамиды идёт, идёт, расширяется, но медленно. Количество людей, которое приходит, оно же увеличивается ежегодно.

 

Евгений Фёдоров: Усилилось. Мало того, сформировалась НОДовская повестка дня. То есть мы сегодня живём в системе национально-освободительной борьбы даже, если люди этого не понимают и не хотят. Это их проблема то, что они не понимают. Ещё раз говорю. Да, они не вышли четвёртого, но на любой войне у вас не один бой, у них будет возможность выйти весной. Я уверен, что Владимир Владимирович будет организовывать весной.

 

Артём Войтенков: Весной, вы имеете в виду на 9 мая?

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Там либо крымские события. Вы знаете, это же поводы. Вся история – это история поводов. А суть – это расстановка сил. Как в спорте: вы красиво ходите на открытие Олимпиады, у вас красивый костюм, флаг, вы прошли по кругу, все вами любуются. Но это всего лишь антураж главного события из-за чего вы туда приехали - битвы, в которой вы либо проиграли, либо победили. Это всё поводы вокруг главного события. Главное событие – это и битва между национально-освободительным движением России и оккупантами за освобождение нашего Отечества. И вокруг этой битвы раскладываются все остальные антуражи, примочки, флаги, шарики, праздники и всё остальное.

 

Смотрите. Вы не захотели выйти 4 ноября. И 4 ноября дать опору Путину для решения проблемы суверенитета. Хорошо. А бомбёжки-то американские продолжаются, снижение жизненного уровня продолжается. Пятая колона, которую он заранее предупредил, что она будет снижать жизненный уровень, в послании тоже - пошла вперёд. Значит за это время до следующего шанса, который будет месяца через три-четыре ваш жизненный уровень упадёт раза в два. За это время вам расскажут лапшу, что мы 20 раз уже дошли до дна и пошли вверх, вам расскажут лапшу, что у нас уже рост экономики через 15 минут начнётся как ракета, то есть откровенную ахинею несут с утра до вечера. Но вы же понимаете, что это никак на вашем холодильнике и зарплате не скажется, кроме как в отрицательную сторону.

 

Артём Войтенков: Люди надеются.

 

Евгений Фёдоров: Они могут надеяться. Но через три месяца, я вам сразу официально говорю: через три месяца вы будете жить на треть хуже, чем сейчас. Просто потому, что вы дураки, и не вышли 4-го числа в защиту своего Отечества и в поддержку Путина. Давайте вернёмся к нашему разговору через 3-4 месяца. Если вас устроит это падение вашего жизненного уровня, значит через три месяца мы ещё поговорим, и пойдём ещё отложим на три месяца. Мы-то будем бороться.

 

Американцы будут повышать температуру котла российского социального до тех пор, пока вы не догадаетесь, что

- вам надо либо вступить в армию гестапо и уничтожить вашу страну, чего они и хотят этими бомбардировками;

- либо в амию освобождения, в Красную армию, и помочь России освободиться.

Вот два варианта. А дальше всё это - антураж и форма. Например, на будущее, я так понимаю, если вся эта тягомотина дотянется до будущих выборов, до сентября-месяца.

 

Артём Войтенков: Какого года?

 

Евгений Фёдоров: Следующего года. То эта американская борьба будет в форме протестного голосования. То есть их задача будет создать условия, при которых путинская команда (прямая или косвенная) потерпела сокрушительное поражение, и они перехватили бы парламентские органы через своих людей или антипутинских людей, и на этой базе дальше уже начали свержение российского государства. Это план на сентябрь их. Но я думаю, что они пораньше постараются сделать госпереворот, до сентября они ждать не будут.

 

Артём Войтенков: То есть весной.

 

Евгений Фёдоров: Начало, я думаю, попытаются весной. Тут, видите, у них не получается. Я сейчас смотрю сводки социальных опросов, очень интересно. За год число понимающих, что надо участвовать в уличных мероприятиях, возросло вдвое, по опросам. А тех, кто считает, что надо участвовать в мероприятиях в поддержку пятой колоны и интервентов, Навального и так далее, - наоборот упало, буквально раз в 10. То есть люди начинают соображать, что ты не просто должен жить на этой земле, а ты на этой земле должен сражаться за своё Отечество, вот это очень хорошо. То есть вот это подогревание социальное, когда человека увольняют с работы, он начинает как-то немножко думать.

 

Сейчас запретили летать в Египет. В Египет у нас летало официально шесть миллионов человек в год. Эти шесть миллионов человек, у них появилась возможность подумать - почему возрос терроризм. Есть возможность у шести миллионов сделать выбор.

- Пойти в сторону Навального и борьбы с Россией, которую американцы уже готовы, ждут, подготовили всё. Как говорится, английский пароход уже оружие привёз, в 1905-ом году было в первую революцию, Галифакс уже привёз оружие.

- Либо в сторону национально-освободительных сил, Владимира Владимировича Путина, и решить проблему суверенитета. Решив проблему суверенитета, вы решите проблему постоянно подогреваемого социального котла методом социальных бомбардировок.

 

Очень интересно. Вчера мы в Думе обсуждали вопрос бюджета. Просто анекдот.

 

Артём Войтенков: Но его приняли, да?

 

Евгений Фёдоров: И правильно приняли, потому что бюджет это распорядительный документ. Главный распорядительный документ вчерашнего дня это не бюджет, чтоб вы понимали логику. Вот что такое бюджет? Бюджет – это вы у себя дома в семье распределили полученный доход. То есть я понимаю, что у вас сын хотел, чтобы вы ему купили новый портфель, а у вас не хватило денег, вы ему новый портфель не купили и он не доволен. Но вы так решили внутри своей семьи, что нет денег на новый портфель для сына, но зато есть на новый диван, например. То есть весь бюджет это просто сыну купить портфель или новый диван, в этом разница. И на самом деле бюджет, как он написан, он написан в целом достаточно технически. То есть, деньги пришли, их надо распределить. Их распределили правильно. Может там можно критиковать. Условно говоря, на здравоохранение дали на пять процентов меньше, а на образование на три процента меньше. А надо бы на здравоохранение дать на три процента меньше, а на образование на пять. То есть между плохими вещами можно было поиграть.

 

Главный документ другой. Называется формально, если мы говорим о документе, "Направление единой государственной денежно-кредитной политики". Вот это был главный вопрос, он был до бюджета. Так вот по этому вопросу Дума тоже приняла решение. Хотите посмотреть, какое это решение?

 

Артём Войтенков: А что этот документ оглашает?

 

Евгений Фёдоров: Этот документ оглашает, что в Думу внесли на основные направления единой денежно-кредитной политики на 2016 год. И Дума приняла к сведению этот документ. Это значит, что письмо принесла почта, и вы расписались за полученную телеграмму. Дума сработала, как фельдъегерская служба - приняла внесённый документ в Думу, в виде устного доклада с трибуны в том числе. Он и письменный есть большой, и устный. То есть за нас всё это решили в Вашингтоне Соединённые Штаты Америки. А Думу просто проинформировали о своём решении. После чего Дума приняла бюджет на базе этого решения. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А здесь написано, от кого он внесён?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Естественно он вносится от Центрального Банка по технологии определённой. То есть он принимается по указанию Соединённых Штатов Америки через специализированные международные учреждения. Через советников Центрального Банка он пишется.

- В этом документе и прописаны высокие процентные ставки, чтобы было понятно.

- В этом документе и прописано падение курса рубля, все эти свободные курсы и всё остальное.

 

Но Государственная Дума никакого отношения к нему не имеет. И вообще никто в России, никакая власть не имеет. То есть просто срабатывает вертикаль власти, в которой так и быть, туземцев проинформировали о принятом решении, и они расписались - "Приняли к сведению". Мне понравилось, как какая-то фракция, правороссы, решили не принимать к сведению. То есть вышел от них представитель на трибуны и сказал: "А мы не будем принимать к сведению этот документ". И ушли. Это анекдот. То есть к вам почтальон стучит: "Возьмёте конверт?" А вы говорите: "Не буду принимать ваш конверт! Уходите!"

 

Артём Войтенков: То есть это как раз основополагающая штука, которая как раз и определяет распределение бюджета.

 

Евгений Фёдоров: Раньше этого даже не было. Раньше это всё решалось без нас. А сейчас нас проинформировали о принятом в Вашингтоне решении, о том, как мы будем жить.

 

Артём Войтенков: Так хоть проинформировали, уже неплохо. Какие-то подвижки происходят.

 

Евгений Фёдоров: Да, как-то уже сообщили. Если с этих позиций, то вы оптимист.

 

Артём Войтенков: Нет, я просто вижу какие-то изменения. Другое дело, что эти изменения могут не привести к хорошему. То есть страна рухнет раньше, чем они приведут к какому-то положительному…

 

Евгений Фёдоров: Да какие это изменения? Это просто нас проинформировали о том, что вы туземцы сиволапые, и вы будет жить так, как мы прикажем в Вашингтоне. Вот и всё. Это наоборот нам ещё сказали, подчеркнули нашу роль сателлитов и исполнителей американской воли. Вот и всё. И публично это сделали с трибуны Государственной Думы.

 

Артём Войтенков: По поводу вот этого закона, который разрешает отнимать зарубежное имущество страны-агрессора, который подписал Путин в День народного единства, это он вышел…

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день.

 

Артём Войтенков: Он, по-моему, работает круглосуточно.

 

Евгений Фёдоров: Возложил цветы к Минину, Пожарскому. И в выходной день подписал закон. Нет, он-то может и работает, а там же чиновники должны были выйти на работу, канцелярия и всё прочее. Это же всё-таки такое дело. То есть специально организовал рабочий день, чтобы подписать этот документ. Это сигнал.

 

Артём Войтенков: Тогда он что позволяет делать? Надо признать, что какая-то страна на нас напала, и тогда мы можем отобрать, принадлежащие её гражданам фабрики, заводы, какие-то торговые сети?

 

Евгений Фёдоров: Её гражданам принадлежит всё. Артём, вы когда-нибудь задумывались, что такое семьсот пятьдесят миллиардов долларов иностранных заимствований?

 

Артём Войтенков: Да как-то это очень много.

 

Евгений Фёдоров: Это официальная цифра. Она на сайте Центрального Банка год назад, сейчас чуть-чуть поменьше. Это означает, что на эту сумму взяты кредиты иностранные, а любой кредит берётся под залоги. Залог раза в два-три больше чем кредит, это общая практика. Это означает, что где-то на полтора-два триллиона долларов мы заложили своё имущество, расположенное на территории России. Это означает, если вы посчитаете всю Россию, что у нас всё абсолютно, что частное, и что чуть больше мелочи, не квартиры, а побольше - заводы, объекты, предприятия, офисы, недвижимости в Москве, - всё является собственностью Соединённых Штатов Америки и их союзников.

 

Артём Войтенков: Это частный долг. Долг частных лиц как бы, не государственный.

 

Евгений Фёдоров: У государства то же самое. Только государство даёт, госкомпания, например. Они не сами идут в залог, их самих в залог нельзя отдать, они дают в залог своё имущество, которое у них. Допустим, у вас госкомпания, у вас сто заводов, предприятий. Вы, когда берёте кредит для своей деятельности, а они берут кредит на двести миллиардов долларов их этих семисот пятидесяти, вы заложили то, что у вас под вами - формально даже это государственное имущество. То есть всё заложено в России. Всё, что есть в России более-менее серьёзного дорогого - всё является собственностью американских кредиторов и их союзников. У нас нет страны.

 

Мало того, по Конституции Россия – единственная страна, у которой недра могут быть в частной собственности (единственная страна в мире!), и эти недра, будучи в частной собственности, естественно, тоже заложены в американских банках, и в английских, и европейских. То есть всё, что мы смогли описать для целей залога, то есть туда пришёл оценщик, американский, не наш. Американцы же дают кредит, соответственно они своих оценщиков присылают или по их поручению. Описал оценщик, всё обвешано, земля, кадастры проведены, зарегистрирована собственность и так далее. Всё, что оценено, всё, что зарегистрировано - всё находится в иностранной собственности.

 

То есть, о чём принял закон Путин? О том, что мы можем это ваше конфисковать, ребята. То есть он принял закон о том, что мы можем конфисковать у стран-агрессоров их сибирские заводы, сибирские и дальневосточные природные ресурсы, офисы, недвижимости в Москве, и всё, всё остальное, что находится у них в залогах.

 

Артём Войтенков: Правильно, вон гостиница Москва тоже, по-моему.

 

Евгений Фёдоров: И гостиница "Москва" включительно, конечно.

 

Артём Войтенков: Которая рядом с Кремлём. Между Кремлём и Думой.

 

Евгений Фёдоров: Да. Гостиница "Москва", конечно. Вот об этом Путин и подписал закон. То есть он подписал закон о возможной национализации, чисто НОДовский закон, как вы понимаете. Потому что мы-то на всё смотрим через призму суверенитета. То есть, конфискация российского имущества, принадлежащего иностранным интервентам, есть благо. И он закон о благе принял. Очень хорошо. Но мы-то закон вносили раньше, просто раньше не получалось. Хотя это один из тех законов, которые НОД продавливал, и в результате борьбы, где-то двухлетней, нам НОДу в широком смысле, во главе с Путиным, удалось его продавить. Я помню, как на меня орали все, когда мы это внесли. Не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Истерика была такая: "Федоров хочет! Страны-агрессоры! Всё конфисковать, всё отнять". Всё. Сейчас всё приняли и тишина. Всё нормально. Видите, какая роль НОДа? Подготовили - получилось. Подготовили площадку, промяли, пришли основные силы во главе с Путиным, решили проблему. Вот так и будет восстановлен суверенитет.

 

Поэтому я обращаюсь к НОДовцам. У нас двести тысяч актив. Огромная благодарность за ту гигантскую работу и борьбу, которую вы проделали, фактически поменяли страну. Она вышла на логику победы НОДа, уже на завершающую прямую.

 

Артём Войтенков: Да, но я всё-таки вернусь к этому закону. Чтобы он сработал, нужно признать США страной-агрессором. Правильно? А это возможно только при войне.

 

Евгений Фёдоров: Это мы, мы же ребята простые, говорим по-честному. Мы сказали: "Объявить страну-агрессора". А в законе слов "страна-агрессор" нет, который Путин подписал. Всё, то же самое описывается, то есть страны, которые… Там очень сложный язык юридический, писали. Страны, которые принимают решение о том, что право собственности в отношении российских активов на их территории не являются как бы абсолютным.

 

Артём Войтенков: То есть здесь войны не надо. Если они у нас будут отбирать. Они уже начинают это делать потихоньку.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно, санкциями. Причём речь идёт не о том, что они отобрали, допустим, миллион, и мы миллион должны отобрать. О том, что если они отобрали у нас миллион, в Вашингтоне, то мы имеем право отобрать у них вообще всё имущество в России. Более жёсткий написан закон. Потому что они тем самым нарушили право защиты собственности, сняли мораторий по собственности, защищённой собственности.

 

Артём Войтенков: Они давно ввели список Магнитского, и прочие всякие дела?

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да.

 

Артём Войтенков: Уже три года назад было.

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да. Конечно.

 

Артём Войтенков: А мы только сейчас очухались.

 

Евгений Фёдоров: Не очухались, а это борьба была. Вышло восемьдесят пять тысяч человек - и закон подписали. Не вышло бы… Представьте, не вышло бы даже восьмидесяти пяти тысяч. Это мало, конечно, но всё-таки что-то. А не вышло бы и восьмидесяти пяти тысяч, вообще закон бы никто не подписал. Опять бы начали бегать, маневрировать и прятаться. Как три года это и делали. Что, три года назад были менее умные, чем сейчас? Просто тогда сил не было.

 

Артём Войтенков: Так и в Сирию мы вошли сейчас, а можно было и тогда.

 

Евгений Фёдоров: Тогда мы боялись. Нам же сказали, что Сирия это плохо. Видите, в Сирии американцы дошли до ИГИЛа. То есть они формализовали свои войска до античеловеческой армии. Ещё три года назад это были святые борцы за свободу и правду, по официальной терминологии, помните? И как мы со святыми борцами бы дрались? Как можно бомбить святых людей с бородами и взрывчаткой? Как? То есть они дошли. За два года они трансформировались в общественном мнении, после того, как начали взрывать памятники, публично резать людей под камеры. Вот эти голливудские постановки в том числе, когда они организовали.

 

Артём Войтенков: Так это же сами американцы делали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Но они это делали для того, чтобы дать им силы, понимаете? В чём сила ИГИЛ? Не в оружии. Сила ИГИЛ в устрашении. Вот нет у ИГИЛа миллионной армии, чтобы побеждать. Нормальная война – это миллионная армия. Следовательно, вот эти десять, двадцать, тридцать тысяч, которые у них есть, они должны выглядеть, как миллионная устрашающая армия. А чтобы они так выглядели, то есть решали проблемы, поставленные перед ними американцами. То есть американцы не сумели создать их них миллионную группировку просто, хотели, но не смогли. То для этого их надо как бы увеличить. Как, знаете, у вас десять танков, а вы ещё двадцать танков надутых. Надули, поставили и вражеские планировщики понимают: "Так, тут у них тридцать танков, сюда мы наступать не будем". Военная стратегия так устроена.

 

Вообще вся военная стратегия это сплошной обман, потому что там, где ты сильный, ты должен обмануть, что ты слабый, а где ты слабый, ты должен обмануть, что ты сильный. Вот американцы слабые, они должны обмануть. Чтобы обмануть, им надо преувеличить роль. Преувеличить роль – они дали команду, началась резня памятников и людей. Роль они преувеличили, но при этом они поймали себя в ловушку общественного мнения. То есть, да ИГИЛ стали бояться по-настоящему, но при этом им пришлось от него как бы дистанцироваться. То есть они по-прежнему снабжают оружием. Две недели назад – пятьдесят тонн бросили оружия и взрывчатки, официально предоставили ИГИЛу. Но при этом, они как бы говорят: "Это враг, и мы якобы его бомбим".

 

Артём Войтенков: Боеприпасами.

 

Евгений Фёдоров: Да. И мы в эту дырочку влезли. В этот как бы раскол.

 

Артём Войтенков: Хорошо. А другой раскол в Испании. Там Каталония опять бурчит о своём отделении. То есть у них такой процесс брожения происходит несколько лет. В прошлом году у них было решение о референдуме, у Каталонии, который власть Испания, общей федеральной, признали незаконным. Сейчас у них уже следующий шаг - у них Парламент Каталонии уже проголосовал об отделении. Верховные власти это всё заблокировали.

 

Евгений Фёдоров: Давайте опять посмотрим логику. Просто непредвзятую логику. Вот если бы Испания была, как она до этого была, суверенным государством, что бы Испания сделала?

 

Артём Войтенков: В отношении Каталонии что ли?

 

Евгений Фёдоров: Да. Как только там возникли идеи даже об этом, они об этом говорят уже лет сто, даже двести, туда бы пришли полицейские, всех арестовали, посадили в тюрьму, и на этом все идеи закончились о всех отделениях и разделениях. Потому что испанское государство есть государство, то есть аппарат насилия. Собственно государство это и есть только аппарат насилия. Ничего в государстве нет на самом деле. Всё остальное есть приводные ремни этого насилия. И всё, не было б проблем с этой Каталонией, как её до этого не было двести лет. Она же давно уже бузит там, с первого дня своего появления в составе Испанского Королевства ещё. Теперь почему эти процессы бурлят, и у них появляется какой-то шанс на отделение? По одной простой причине. Опять давайте вернёмся к геополитике.

 

Первое. Есть ли у Испании суверенитет? У Испании суверенитета нет. Что нужно американцам от Испании раз у них нет суверенитета по отношению к США? От Испании американцам надо послушность и участие в операциях. Вот как испанская "Голубая дивизия" участвовала в боях под Сталинградом в Великую отечественную войну, грубо говоря, вот то же самое сейчас нужно от Испании американцам. Что им нужно сделать для того, чтобы Испания их слушалась? Надо, чтобы в Испании жёстко работала карательная вертикаль американской власти в разных формах.

 

На кого в этом случае им надо опираться?

- На терроризм, мы это видим по Парижу.

- И на других врагов Испанского государства.

Принцип "разделяй и властвуй". То есть это означает, что с точки зрения госдепартамента США надо тупо в Испании поддерживать всех, кто пытается давить на испанское государство, то есть ослаблять его. Вот они это тупо и делают. И в чём заключается тупое? Они не позволяют Испании использовать свой аппарат насилия для того, чтоб подавить сепаратизм. Всё просто. То есть они давят на испанские власти – нельзя использовать аппарат насилия, и одновременно как бы поддерживают каталонцев на бунт против испанского государства. И это совершенно логично. Как бы абсолютно логичная позиция американцев по принципу "разделяй и властвуй". То же самое англичане занимались в колониях и у вассалов всегда.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что во Франции там ничего особо не отделяется от Франции, там нужно повзрывать, а в Испании уже есть готовый котёл.

 

Евгений Фёдоров: Да, принцип очень простой. В Испании тоже до этого взрывали, если помните, железную дорогу. Принцип очень простой: вот сидит специалист-планировщик в американском посольстве, и ему надо создать инструменты давления для того, чтобы, когда он, американский посол, пошёл, вызвал к себе французских чиновников, ему было чем с ними оперировать в давлении. То есть, когда ты ведёшь переговоры, и твой партнёр по переговорам сидит на электрическом стуле, а у тебя перед руками кнопка перед ним стоит, и ты так, ведя с ним переговоры, приближаешь палец к кнопке и удаляешь, иногда и поднажмёшь немного, чтоб его так дёрнуло - переговоры идут успешнее. То есть помните - добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем просто добрым словом. Вот это вот конкретный механизм манипулирования ситуации в давлении, в данном случае на официальную государственную власть.

 

И дальше этот аналитик в американском посольстве, он просто смотрит карту, допустим, Испании - где точки уязвимости?

- Есть сепаратизмы – отлично, точка уязвимости.

- Что там ещё? Голубые - точка уязвимости, они могут бузить.

- Какие-то процессы, связанные с семьями - точка уязвимости.

- Процессы, связанные с терроризмом – точка уязвимости. В бандсреду. Обязательно в американском посольстве специалист, который всё время контактирует с бандитским подпольем, бандитской средой. В любом государстве.

 

То есть это всё элементы, которые можно использовать для манипулирования вот этой шахматной доской в конкретном государстве Испания. То же самое во Франции. Если во Франции с сепаратизмом, там тоже они ищут сепаратизм, но там сепаратизма меньше, тогда больше внимания уделяется терроризму. Не хватает своего терроризма? Мы привезём. Взяли и сейчас привезли. Всё просто.

 

Артём Войтенков: Вот ещё. Обсуждение долгов Украины. То есть Россия давала ещё, будучи Януковичу, когда его пытались склонить к нашей точке зрения, так скажем, долг в размере трёх миллиардов. Теперь подходит я, так понимаю, конец финансового года, и часть долгов Украины списана кредиторами. А вот этот долг Россия упёрлась и не хочет его как-то отложить, отсрочить.

 

Евгений Фёдоров: С какой стати она должна его откладывать? Вы давали кому-нибудь в долг?

 

Артём Войтенков: Конечно, приходилось.

 

Евгений Фёдоров: Было такое, что к вам пришёл тот, кто взял у вас деньги в долг, и потом говорит: "Отложи срок денег, когда я тебе должен отдать, иначе я тебе сделаю плохо". Это вообще не кредитор, это рэкетир. Так вот именно так Соединённые Штаты от нас и требуют, причём многократно в официальных заявлениях, что мы должны пойти навстречу Украине, и отложить им выплату долга.

 

Артём Войтенков: А почему? Какая в этом подноготная-то?

 

Евгений Фёдоров: Просто денег жалко, да и всё, американцам.

 

Артём Войтенков: То есть тогда им придётся давать?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Все деньги, которые Киев сегодня может дать России, это все деньги будут реально не поставлены Киевом в качестве репараций и контрибуций Соединённым Штатам Америки и их союзникам по соглашению о евроинтеграции, которая сразу предусматривает мощные выплаты контрибуций Киевом.

 

Вы вообще читали это соглашение? Семьсот листов, в которых сразу, два года назад было записано. Мне даже понравилось, я тут участвовал в передаче, и был прямой мост с Кличко, который тогда ещё не был мэром Киева, а был депутатом, до госпереворота в Киеве, два года назад.

И вот его спрашивает ведущий на НТВ или какой-то передаче при мне: "Вот вы соглашение подписали, а в соглашении записано, что будет падать жизненный уровень на территории Украины".

Кличко говорит: "Да, это действительно. Но это наш выбор".

То есть сразу все знали, что в соглашении. Вы же понимаете, что если где-то падает, то где-то растёт. То есть, если у вас организовано, что у вас начинает снижаться жизненный уровень в одном месте, значит, где-то кто-то на этом получит дивиденды, где-то он поднимется. Соглашение так составлено, что поднимется у американских союзников и Соединённых Штатов Америки. Поэтому это сразу заложено.

 

Теперь, из этих денег, которые американцы заработали на Украине, европейцы заработали на Украине, надо часть возвращать через Киев Москве. С какой стати? Им это не нравится. Они-то рассматривают Москву как своего вассала. Чтобы московский вассал не выпендривался, и быстро отказался от требований по этим деньгам. Кстати по их требованиям мы списали около пятидесяти, по-моему, или даже ста миллиардов долларов вообще-то говоря.

 

Артём Войтенков: Украинского долга.

 

Евгений Фёдоров: Не украинского, а разных долгов через Парижский клуб и через другие инстанции.

 

Артём Войтенков: Там Африке что-то списывали.

 

Евгений Фёдоров: Африке. Это всё по команде США делалось. Мы списали до ста миллиардов долгов, так что в принципе американцы требовали от нас то, что мы делали. То есть они не требовали от нас нового что-то. Они просто нам сказали в очередной раз: "Ещё раз подарите. Вот вы сто миллиардов по нашей команде подарили, кому мы сказали. Вот ещё подарите три". Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А мы тогда почему упёрлись?

 

Евгений Фёдоров: Сейчас?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что НОД пошёл. То есть Россия взбрыкнула после Крыма, и пошли определённые процессы, в которых Министерство финансов предлагает пойти навстречу американцам, а Путин от них вручную требует, чтоб этого не было. Идёт борьба. И очень интересная, обратите внимание. Как только американцы потребовали нам вернуть долг и Путин сказал: "Не вернём". А там где-то проходила от него позиция на этот счёт, указания или что-то проходило. Тут же Министерство финансов сказало: "Тогда мы два миллиарда переведём Киеву на поддержку наших банков". Помните? Где-то месяц назад. Так что с точки российской исполнительной власти, они как раз американские команды готовы выполнить. Просто им Путин вручную не даёт некоторые команды выполнять. Некоторые. В частности вот эту, потому что она уже набрала большой вес, как бы известность. А так мы уже Киеву компенсировали эти три миллиарда давным-давно.

 

Артём Войтенков: А если мы всё-таки будет настаивать на том, что Украина заплати долг. А Украина, Яценюк там заявляет, что это приведёт к дефолту страны. Дефолт это что? Это когда в стране денег нет, да?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Дефолт это отказ платить по долгам.

 

Артём Войтенков: Происходит потому, что денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Вы можете взять в долг и сказать: "Не хочу отдавать, потому что мне жалко".

 

Артём Войтенков: А что такого страшного будет для Украины?

 

Евгений Фёдоров: Значит, потом не дадут опять.

 

Артём Войтенков: А, по правилам разных фондов международных.

 

Евгений Фёдоров: Вы бы дали человеку, раз деньги берёт в долг и не отдаёт, значит, такому лучше не давать. Это естественная реакция. Поэтому понятно, что объявление Украины, что она кому-то не отдала деньги, это для других кредиторов сигнал, что лучше им не давать, могут не отдать.

 

Артём Войтенков: По-моему, для всех кредиторов сигнал - военный переворот и война на Украине, что туда вообще ничего не надо класть.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Тут ещё формальная сторона вопроса. Есть американские деньги, есть деньги МВФ - это те же, как бы европейско-американские. И МВФ по команде американцев, Лагард и так далее, пытаются выкрутиться, чтоб всё-таки Украине деньги дать. То есть этот дефолт, он же прописан в официальных бумажках. То есть в регламентах международных организаций записано, если страна (то, о чём вы говорите) не отдаёт долги, то ей давать нельзя. Поэтому там надо ещё и бумажки обойти. То есть они-то служат американцам, но при этом надо как бы бумажки так обойти, чтобы соблюсти лицо.

 

Артём Войтенков: Сложно у них. Тем более с учётом того, что на Украине, там, по-моему, вообще денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не стало. Потому что Украина богатая страна, раздета иностранными интервентами. До этого всегда так и было. Посмотрите 1942-1944 год. Вам поднять материалы, сколько с территории Украины немцы вывезли имущества? Там просто тысячи тонн того, миллиарды яиц - есть эти цифры. Просто куриных даже. Чернозём вывозили! Естественно, если ты захватил страну. Вон Советский Союз вспомните. Сколько из Советского Союза повывозили всего после 1991-го года? А на Украине сейчас второй этап грабежа.

 

Артём Войтенков: Почему второй?

 

Евгений Фёдоров: Первый был 1991-ый, в начале 90-х годов.

 

Артём Войтенков: А Европа уже отказалась от идеи взять Украину к себе младшим братом или нет?

 

Евгений Фёдоров: Такого предложения никогда не было.

 

Артём Войтенков: Нет, там же был не равноправный, а какой-то там.

 

Евгений Фёдоров: Планировали брать колонией. Уже взяли. Соглашение о евроинтеграции говорит о колониальном статусе Украины. Де-юре уже взяли и де-факто.

 

Артём Войтенков: Но он же не подписан до конца.

 

Евгений Фёдоров: Всё там подписано. Некоторые статьи отложены, некоторые, там, единый рынок, некоторые отложены, но сама формула уже взята. То есть Украина является колонией Европы. О чём мы говорим? Когда мы восстановим единое государство с Украиной, мы вытащим Украину из колониального рабства. Но для этого Украина ещё должна потерпеть немножко, чтоб сообразить, что они находятся в состоянии оккупации, должны потерять где-то треть населения (по нашим расчётам), и они уже близко к этой цифре потеряли. То есть не только убитыми, но и преступность, беженцы, переселенцы и всё остальное. Мне понравилось по телевизору буквально дня три назад показали интерактивную карту, которую составили шведы "Движение беженцев по миру", не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Такая красивая карта интерактивная, и там было сказано, что каждая точка это автобус. И там прямо видно эти потоки беженцев, как они двигаются. И там огромная волна этих потоков с арабских стран в Европу идёт, и такая же огромная волна идёт с Украины. Об этом не принято говорить, но в этой карте это было зафиксировано. Простые аналитики посчитали по автобусам, показали на карте, что с Украины идёт просто отток миллионов людей. Об этом же нам не говорят, пропаганда.

 

Артём Войтенков: То есть, когда Украина потеряет треть: уедут, убьют, умрут с голоду.

 

Евгений Фёдоров: Да, резко упадёт жизненный уровень.

 

Артём Войтенков: Он уже упал, как вы и говорили.

 

Евгений Фёдоров: Недостаточно. Надо так упал, чтобы проняло до печёнок.

 

Артём Войтенков: Чтоб есть было нечего, тогда включается голова.

 

Евгений Фёдоров: Да, включается голова. Упадёт жизненный уровень. Дальше нам со своей стороны надо дать ответ на их проблемы. В юридическо-международном плане ответ. То есть мы же ответ им ещё не дали. Сидит человек на Украине, он голодает, у него падает жизненный уровень, он понимает, что кирдык. Ему надо ответ - а как выжить? Ему надо этот ответ разжевать. У него есть метод выживания, который ему сказал его дед, бабушка и он это понимает. Он же сам человек-то русский, какой он ещё? У него есть ответ, но этот ответ, он один недостаточен. То есть ему надо, чтобы мы согласились с этим ответом. Потому что это ответ – восстановление единого государства оборонительного взаимной поддержки, взаимной защиты, которое мы всегда и давали. Вот, как Крым вошёл в состав, вернулся в Россию для цели защиты от уничтожения перед лицом госпереворота. Мы же понимаем, как эта технология. Вот это был идеологический ответ на ситуацию.

 

То есть сидит вот этот человек в Киеве, у него хуже с каждым днём. Ему надо ответить на вопрос. Половину ответов он знает по своим дедам и прадедам. То есть восстановление единого государства оборонительного против интервентов означает восстановление моего уровня жизни, прекращение Бабьих Яров, расстрелов, голодовок, грабежей и так далее на оккупированной территории.

 

Но второй ответ. Потому что в 1941-1944 у него была Красная армия, которая к нему стремилась, он её ждал и помогал ей в партизанском отряде. А здесь что? Красной армии-то нет формально. Почему мы и говорим, что эта Красная армия и план заключается в том, что мы здесь, на своей территории должны принять решение о том, что необходимо восстановить международную законность. А международная законность это - 1991 год, госпереворот в Советском Союзе.

 

О чём говорит НОД? Проведите расследование 1991-го года, как вы провели расследование 1953-го года - изменение статуса Крыма. В 1953-ий год залезли.

 

Артём Войтенков: Через год после присоединения.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для того, чтобы объяснить чем. Это же очень важно, объяснить. Это же не работает, если ты не живёшь в правовом поле. То есть расследование 1991-го года - это возврат в правовое поле, из которого мы выскочили в 1991-ом году. Условно говоря, у вас бандиты отняли квартиру, перепродали её двадцать раз, и она ушла куда-то. Но для того, чтоб вы её вернули, вы проводите уголовное расследование. По результатам уголовного расследования вы восстанавливаете права на квартиру. Потом вы начинаете её искать, её владельцев, её восстанавливать. Понимаете, как это устроено. Здесь то же самое.

 

1991 год - мы должны провести у себя решение, как мы провели по Крыму. Лучше их поднять до уровня судебных. Почему? Потому что есть потерпевшие. И Путин об этом в Сочи (вот мы этот вопрос не затрагивали), сказал. Впервые! Вот он поехал в Сочи и сказал: "В 1991 году было двадцать пять миллионов потерпевших по таким-то, таким-то обстоятельствам". И упомянул, что за этим стояли Соединённые Штаты Америки. Это он сказал в Сочи на дискуссии в Валдайском клубе в диалоге, в том числе с американским послом бывшим. То есть он обозначил круг потерпевших. То есть, есть потерпевшие.

 

У потерпевших по международному праву и по национальному праву есть права. Если вы потерпевший, у вас есть права - это главный статус потерпевшего. В чём эти права? Право на правосудие. То есть у вас есть право на правосудие. И по результату правосудия получение каких-то компенсаций, хотя бы моральных. Но раз Путин обозначил "есть двадцать пять миллионов потерпевших", значит, у них он обозначил, что есть двадцать пять миллионов людей, у которых есть право на правосудие. Я логику излагаю его.

 

Следовательно, необходимо, чтобы правоохранительная система расследовала события, в результате которых у них появился статус потерпевшего. Это - событие 1991-го года. Как только будут расследования событий 1991-го года, а они очевидны, госпереворот, появляется международно-правовая основа для восстановления границ 1991-го года.

 

После этого вы можете идти к голодающему киевлянину и объяснять ему: "Ты прав был, когда послушал своего деда, прадеда, прапрадеда, что надо восстанавливать единое защитное государство с Россией, но ты теперь оказывается дважды прав, потому что Россия признала факт незаконных решений 1991-го года, а значит, она в силу юридического статуса согласна на единое государство. И, следовательно, если ты теперь поднимаешь свой голос, правовой голос, пойдёшь в судах, это же решение нашего суда и для киевлянина тоже ответ. Право. Правовое решение. Военное решение – пошёл в Донецкую, Луганскую армию. Пошёл в подполье, в сопротивление, партизанский отряд под Киевом. То ты прав в международном плане. Ты – объект международного права. На твоей стороне международный закон".

 

После чего идёт процесс восстановления без всяких войск, без всяких военных усилий. Просто на одной дипломатической линии. То есть решение Тверского суда в Москве, в центре, потому что тут произошло преступление - субъект преступления Горбачёв совершил преступление на территории подконтрольным центральным округам Москвы. Это не нужно ехать куда-то. Он тут подписывал незаконные указы о ликвидации Советского Союза, советской Конституции, советского правительства и так далее. То есть, как только вы это расследовали, вы автоматически предоставляете правовые аргументы для киевских жителей, восстанавливаете единое государство с Российской Федерацией.

 

Дальше просто.

- Тут же, как только это решение состоялось, Порошенко становится сепаратистом по международному праву.

- И у народа Украины появляется право на борьбу с интервентами и оккупантами.

Всё просто. А сейчас такого права нет из-за нашего Тверского суда и прокуратуры, обращаю внимание. Не просто так нет. И в нарушение команды Путина. Будем называть вещи своими именами. Когда он говорил о двадцати пяти миллионах, это была скрытая команда правоохранительной системе. Это в его стиле. В лоб он не лезет, а всё время даёт советы.

 

Артём Войтенков: Тогда тех, кто советы не понимает, их будут потихоньку отстранять?

 

Евгений Фёдоров: Чистки будут, конечно. Так же, как будут чистки. Я уверен. Мы сейчас даже у себя в НОДе решили сделать табличку – Табличку саботажников. То есть команда Путина, как здесь - "Не менять их". Путин команду дал: "Не менять".

- Дальше - чиновник такой-то принял решение поднять налоговые ставки малому бизнесу. Фамилия чиновника такая-то, подпись такая-то.

- Чиновник такой-то принял решение ввести дополнительные платежи по ЖКХ, тариф на капиталку.

Кстати, тариф на капиталку тоже ввели после команды Путина "Не менять". И самое главное, жили двадцать пять лет без этого тарифа, пожили бы ещё пару лет раз такая напряжённая ситуация. Зачем нарушать приказ Путина-то? Любой ценой, что называется. Записали. Тем более не случайно, единственное, где аж четыре американские консалтинговые компании это в Министерстве по строительству и ЖКХ. То есть это не просто так тарифы выскочили, а это прямая агрессия пятой колонны через органы управления. Запишем.

- Для дальнобойщиков - саботажники. Запишем.

Вот такая логика.

 

Артём Войтенков: Где-то, неделю назад, или две, писали в новостях, что Минфин предупреждает о падении курса рубля к концу года. И говорили, что там ничего такого страшного. Потом стали писать, что Центробанк напечатает триллион рублей к концу года. Это как-то так разнесено немножко по времени. Это вот что значит?

 

Евгений Фёдоров: Падение курса рубля - об этом и мы говорили, всё очень просто. Нам до конца года надо дополнительно отдать пятьдесят миллиардов долларов. Вообще, если мы посмотрим, как НОДовцы работают на высшем уровне, очень интересно. Вчера было обсуждение бюджета, и вчера был доклад главы Центрального Банка Набиуллиной Эльвиры Сахипзадовны по валютному курсу и по курсу, то, что мы обсуждали – основные направления единой государственной денежно-кредитной политики. Вчера мы обсуждали. И я впервые видел, чтобы председатель Госдумы Нарышкин задал вопрос. Обычно никогда не задаёт, задают из зала фракции, депутаты.

 

Артём Войтенков: Но его дело, в общем-то, вести заседание, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Да, впервые он задал вопрос, на моей памяти. Очень интересно, и вопрос в точку. Он спросил: "В том экспорте капитала, который сегодня есть (а она говорила цифры), сколько занимает возврат долгов, полученных из-за границы российскими компаниями?"

 

Артём Войтенков: То есть, российская компания берёт в долг, да?

 

Евгений Фёдоров: Таких долгов на семьсот пятьдесят миллиардов, мы уже об этом говорили, под залоги и возвращает. Поскольку санкции… Смотрите как. У нас же сейчас не принято говорить о санкциях.

 

Артём Войтенков: Да, заглохла тема.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но что такое, возвращать долги? Это означает, что я бы, если бы не было санкций, перекредитовался, то есть, продлил долг, или переложил его. А поскольку санкции, деньги в Россию давать запрещается, то я просто отдаю, и всё. Понимаете, да? Вот я компания, построился на американские деньги, потому что, российские рубли, мне запрещали на них строиться все двадцать пять лет, завод, какое-то предприятие, я сейчас этот долг отдаю. Так бы я его переложил, и на полученные деньги продолжил бизнес, либо построил ещё один завод, а тут отдал, и всё.

 

И вот этот вопрос Нарышкин и задал. То есть, смотрите. Он одним вопросом поднял вопрос санкций, потому что, они обратно деньги не отдают из-за санкций. И самое главное, Набиуллина ответила правильно, она сказала: "Большая часть, или почти все". То есть, вся проблема, которая есть в экономике, она создана санкциями. Для тех, кто понимает, так всё и поняли. Нарышкин понятно, задавал вопрос не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы дать сигнал. И суть этого сигнала фактически - в укоре Центральному Банку, который проводит политику безвозвратной отдачи денег. То есть, деньги отдаются, обратно не получаются в силу отсутствия суверенитета. То есть, фактически он своим вопросом поставил задачу: переложить отдаваемые средства в рубли. А это - позиция НОДа по нулевым процентным ставкам. Потому что, переложить на тех условиях, на которых взяли за рубежом доллары, это значит, дать рублю право, как и доллару, вкладываться в экономику на тех же условиях, а это - нулевые ставки.

 

Артём Войтенков: Как в Америке - ноль, ноль, двадцать пять сотых.

 

Евгений Фёдоров: Круг замкнулся. То есть, очень правильный вопрос, чисто НОДовский вопрос был, и самое главное, редкий. То есть, я впервые такое видел. И в этом плане, конечно, Нарышкин молодец - сразу вскрыл всю подноготную одним вопросом. Тем более, от него так не отмахнёшься, как от рядового депутата, поэтому, Набиуллиной пришлось сказать правду про то, что да, все основные наши проблемы, как она по сути ответила, из-за санкций. Всё, вопрос закрылся. Понимаете, как хитро?

 

Артём Войтенков: Только никто этого не видел.

 

Евгений Фёдоров: Все же отлично понимают, что Нарышкин просто так не будет задавать эти вещи. Это позиция Путина, по сути. Вот как вся система вскрылась. Поэтому, в этом плане блестяще, просто молодец. Это к вашему вопросу. До конца года нам надо отдать пятьдесят миллиардов долларов.

 

Артём Войтенков: Долгов.

 

Евгений Фёдоров: Да, из тех семьсот пятидесяти. Безвозвратно, то есть, без перекредитования из-за санкций. Умножьте - пятьдесят, какой у нас курс?

 

Артём Войтенков: Шестьдесят пять, наверное. Я даже не слежу.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, шестьдесят пять. Три триллиона, двадцать пять миллиардов.

 

Артём Войтенков: Рублей.

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот на такую сумму мы получим до конца года ущерб российской экономике. Вот как вы думаете? Это значит, на эту сумму компании пойдут на биржу, и поменяют рубли на доллары, чтобы отдать их американцам, правильно? Как вы думаете, будет падение курса рубля?

 

Артём Войтенков: Ещё какое.

 

Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ.

 

Артём Войтенков: Центробанк и напечатает их, чтобы он падал.

 

Евгений Фёдоров: Не имеет права.

 

Артём Войтенков: А почему не имеет права?

 

Евгений Фёдоров: Вот это вот главный вопрос. Как напечатать? То есть, напечатать через систему перекредитования? Или напечатать через систему раздачи?

 

Артём Войтенков: А какая разница? Возьмёт и напечатает.

 

Евгений Фёдоров: Принципиальная. Потому что, если перекредитование, вы отдаёте на год, два, потом возвращаете. Вы контролируете пространство. Если вы для бюджета, вы просто раскачиваете инфляцию. Но, потом, правда, Эльвира Сахипзадовна сказала публично, что нет, такого нет, чтобы Центральный Банк что-то там напечатал. Но мы все понимаем, что рубль упадёт. Я вам на цифрах показал - такое давление, конечно, рубль не выдержит. И мы об этом заранее предупреждали. Хотя у Центрального Банка эти пятьдесят миллиардов вообще-то есть, даже до сих пор. У него в резервах где-то сто семьдесят миллиардов формально, поэтому, он легко мог бы. Раз он ранее не захотел поддерживать рубль, с какой стати он будет сейчас его поддерживать?

 

Вообще, вся история с рублём, это изначально история с нарушением закона Центрального Банка. Потому что ещё два года назад у нас инфляция была шесть процентов. Дальше Центральный Банк нарушил конституцию о поддержке рубля, отпустил его в свободный курс (с какой-то стати, тоже непонятно, с какой), результатом чего было появление инфляции, формально шестнадцать процентов, на самом деле гораздо больше. И одновременно подняли процентные ставки, вопреки команде Путина, когда Путин дал команду процентную ставку опустить, а Центральный Банк процентную ставку поднял.

 

Но знал ли Путин заранее о том, что такого рода заговор против него будет? У меня к вам вопрос, Артём.

 

Артём Войтенков: Да наверняка.

 

Евгений Фёдоров: Да, есть документальное свидетельство. Читаю. Бумага двухлетней давности. Путин поручил создать Росфинагентство. Два года назад.

 

Артём Войтенков: Что-то такое было, да. И где это Финагентство?

 

Евгений Фёдоров: Дальше читаем. Не просто создать, а Путин внёс закон о Росфинагентстве. Почему мы говорим, что Оксана Дмитриева пятая колонна? Не потому, что она либерал по взглядам, это не имеет значения. Потому что, она чётко работает в американском плане. Я просто взял её статью, чтобы было понятно. То есть, Путин два года назад ("всемогущий" Путин, "царь") вносит закон, который даже принимается в первом чтении "О создании Росфинагентства". В чём суть закона? Валютные резервы Российской Федерации управляются не Центральным Банком, а специальным агентством, Росфинагентством, подчинённым российской власти, в отличие от Центрального Банка.

 

Артём Войтенков: То есть, он хотел убрать управление валютными резервами из полномочий Центробанка, и передать его государству.

 

Евгений Фёдоров: Передать эти полномочия государству, чтобы государство контролировало размещение валютных резервов. Объёмы резервов два года назад - пятьсот пятьдесят миллиардов. Следите за руками. Которые были на момент, когда он принимал решение. Закон был внесён, и даже был принят в Государственной Думе в первом чтении.

 

Дальше вся королевская американская оккупационная рать заорала в один голос. Просто, чтобы не быть голословным, вот статья Оксаны Дмитриевой, первый зампред Комитета по бюджету на тот период, потом её только удалось Путину снять с этой должности. Вот, процитирую: "Передача средств Росфинагентству является большим злом". 25 января Госдума в первом чтении приняла закон о внесении изменений в Бюджетный кодекс о создании этого Росфинагентства. И вот она орёт: "Сбор подписей. Фракции "Справедливая Россия", ЛДПР, КПРФ проголосовали против данного проекта в первом чтении. В интернете был инициирован сбор (Навальным в том числе) подписей против расхищения средств Стабилизационного фонда". То есть, против валютных резервов. Они заявили (у них же фишка такая "коррупция"): "Росфинагентству ни в коем случае нельзя им давать деньги, потому что, сегодняшний контроль Центрального Банка, это и есть контроль за сохранностью средств". И она орёт, как ненормальная, что ни в коем случае вот эту идею Путина о Росфинагентстве реализовывать не надо. И действительно закон был остановлен.

 

Впервые закон был остановлен, и не прошёл в Государственной Думе второе чтение. И мало того, был снят комитетом, где она была первым зампредом, с рассмотрения. То есть, комитет вынес на пленарку, и пленарка отменила закон, принятый уже в первом чтении. Теперь реакция Путина на неё и на действия пятой колонны: "Российское финансовое агентство, попытка реализации этой идеи, моей (Путинской, это я цитирую уже самого Путина) выявило наличие многих нерешённых проблем. Необходимо рассмотреть альтернативный механизм повышения эффективности управления средствами указанных фондов". Сказал Путин. Перевожу на русский язык - я попытался, я не смог пробить пятую колонну, в том числе, в Государственной Думе, и не смог продавить решение о Росфинагентстве.

 

Теперь смотрим цену вопроса. Итак, два года назад на момент, когда Путин принял решение, чтобы валютные резервы контролировались Росфинагентством, эти резервы были пятьсот пятьдесят миллиардов только по линии ЦБ. Дальше, в соответствии с конституцией, Центральный Банк часть этих денег потратил на поддержку курса рубля. В конституции сказано: "Поддержка рубля – основная задача Центрального Банка", цитирую.

 

Цена, сколько он потратил, любой наш зритель может посмотреть на сайте Центрального Банка - двадцать восемь миллиардов долларов. Из пятисот пятидесяти, следите за руками. То есть, было пятьсот пятьдесят, на функцию, которая единственная конституционная функция ЦБ, потрачено на её реализацию двадцать восемь миллиардов из этих пятисот пятидесяти.

 

Дальше следующая цифра. В результате странных манипуляций, непредусмотренных конституцией - валютные РЕПО, всякие придумки, может, они хорошие, но они не должны отменять главную суть работы Центрального Банка. Потрачено ещё валютных резервов на общую сумму четыреста миллиардов долларов. И под контролем ЦБ осталось где-то сто пятьдесят, плюс потом добавилось двадцать пять - сто семьдесят пять миллиардов долларов. Должно остаться было триста семьдесят два, а осталось сто пятьдесят. То есть, потрачено из валютных резервов четыреста миллиардов, из них по делу - двадцать восемь. Следовательно, триста семьдесят два потрачено неконституционным образом. То есть, ЦБ написал красивые сказки, куда он их потратил, но это значения не имеет. Тебе дали эти деньги для курса рубля, а не для чего-то, не для РЕПО. РЕПО - это косвенная поддержка, как они говорят. А зачем тебе косвенная поддержка? Просто трать, да и всё на валютном рынке. Потому что курс рубля к доллару, это просто предложение и покупка на рынке. У тебя рублей всего в стране шестнадцать триллионов, значит, больше, чем шестнадцать триллионов тебе на рынок предъявить не смогут никогда. Ты же их напечатал только шестнадцать триллионов.

 

Артём Войтенков: А РЕПО это что такое?

 

Евгений Фёдоров: Это методы косвенного финансирования банков.

 

Артём Войтенков: То есть, деньги банкам. Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Да. Зачем-то. Но это как бы твои проблемы с банками. По закону о Центральном Банке и конституции, ты просто тупо должен был потратить на бирже для поддержания курса рубля деньги из этих пятисот пятидесяти миллиардов.

 

Артём Войтенков: Понятно. А он слил всё в банки.

 

Евгений Фёдоров: А он триста семьдесят два слил. То есть, он слил двадцать восемь правильно, и триста семьдесят два нецелевым образом, не так, как это прописано в конституции. Мог ли, допустим, Центральный Банк удержать курс рубля за счёт чисто биржи? Сто процентов мог. Может быть, не двадцать восемь бы потратил. Эти же тоже немножко повлияли на курс, РЕПО и прочие. Ну не двадцать восемь, а потратил он, допустим, пятьдесят. Пятьдесят, это вообще много. Это где-то порядка двадцати процентов всей рублёвой денежной массы страны. Естественно, столько бы на биржу просто не принесли физически. Поэтому, двадцать восемь, это всё, что потрачено целевым образом.

 

А теперь представьте, что если бы Путину удалось создать Росфинагентство, и контролировать эти валютные резервы. Смог бы Центральный Банк так легко спустить четыреста миллиардов?

 

Артём Войтенков: Ему бы тогда не дали бы просто.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Появился бы чиновник, подчинённый Российскому государству, который, ему бы, ЦБ сказал: "Мне нужно срочно столько-то денег". Он бы сказал: "Нет, извините. В конституции написано, что вы можете на биржу. А вы куда хотите? Банкам дать. Извините. Меняйте закон и конституцию, тогда будете давать банкам. Мне команда чтобы поступила по закону". Понимаете, да? То есть, появился бы контролёр расходования средств. Теперь вы понимаете, почему Оксана Дмитриева заранее, за два года готовя, когда американцы готовили против России эти санкции, это всё было заранее подготовлено, так яростно орала против решения Путина о контроле за валютными резервами? Понимаете? Всё просто. Это заранее подготовлена система пятой колонны, которая загодя…

 

Это история, как вот с картами кредитными Visa и MasterCard. Когда Путин внёс закон пять лет назад, американский посол сказал, что нам этот закон не нужен, и Государственная Дума проголосовала против закона Путина. За подписью Путина закон был, то есть, он внёс сам. Изъяв из него положение о кредитных картах национальных. И первое, что сделали американцы во время санкций - ввели санкции против держателей кредитных карт. Помните? То есть, заранее Государственная Дума работала против Российского государства и против Путина, пять лет назад.

 

Сейчас, то же самое она сделала два года назад. Это понятно, что Путин держит дипломатическое лицо при этой всей истории, деликатно это всё называя: "Что выявило наличие многих нерешённых проблем". Главная проблема - пятая колонна. Попытка моя сохранить четыреста миллиардов долларов под контролем России выявила наличие многих нерешённых проблем (я уже добавляю) в лице пятой колонны, контролирующей Государственную Думу в том числе. В том числе, говорящих голов пятой колонны в лице Оксаны Дмитриевой. Вот и всё.

 

И где теперь наши избиратели, наши граждане четвёртого ноября, которые могли бы поддержать Путина и в этой борьбе, его не поддержали. И что результат? Четыреста миллиардов потеряли валютных резервов. Давайте мы опять посчитаем, сколько потерял каждый гражданин России. Я полностью согласен с Оксаной Дмитриевой, со словами "афера тысячелетия". Полностью. Только она в этой афере на стороне аферистов. То есть, она осуществляла заранее подготовку изъятия из российской собственности четырёхсот миллиардов долларов. То есть, она входит в банду Соединённых Штатов Америки по грабежу России. Просто лично входит она. Давайте посчитаем, насколько Оксана Дмитриева с сотоварищами из американского посольства ограбили каждого гражданина России. Итак. Четыреста миллиардов долларов делим… У нас сознательных граждан в России сколько? Сто пятьдесят количество граждан, включая младенцев, работающих, где-то около пятидесяти, сознательных около ста, да?

 

Артём Войтенков: Давайте сто посчитаем.

 

Евгений Фёдоров: Давайте сто. Приблизительно каждого грохнула на четыре тысячи долларов. Умножаем четыре тысячи долларов на рубли - получаем двести шестьдесят тысяч рублей. Так что, уважаемые наши зрители, увидите Оксану Дмитриеву, передайте ей привет, она вас лично грохнула на двести шестьдесят тысяч рублей - афера тысячелетия. Ну, правда, афера тысячелетия - каждого гражданина России грохнуть на двести шестьдесят тысяч рублей. Каждого! Вопреки позиции Путина, подчёркиваю. То есть борьба Путина с Дмитриевой - победила Дмитриева. То есть, грабитель Дмитриева, поддерживающая иностранный грабёж России, сумела победить в активной борьбе Владимира Владимировича Путина, "царя", как некоторые говорят.

 

Артём Войтенков: Ну да, что у него полнота власти, он всё может. А вот очень любопытно, где-то я прочитал на каком-то новостном сайте. Есть, оказывается, у нас в России такой фонд, как "Комитет гражданских инициатив".

 

Евгений Фёдоров: Кудрин – выступающий за досрочные выборы президента.

 

Артём Войтенков: Ну и в том числе.

 

Евгений Фёдоров: И в том, чтобы в этих выборах не участвовал Путин.

 

Артём Войтенков: Он, оказывается, проводит исследование. И этот фонд сказал, что наиболее взрывоопасными являются Московская область, она просто лидер по взрывоопасности не чего-то горючего, а именно людей социального какого-то протеста, Ингушетия, Курганская, Псковская области, где политическое управление, как и в столице, лишено гибкости – это прямо их статья. Кстати, что очень любопытно, я залез на сайт этого фонда у них там русский язык и английский язык, и почти всё переведено на английский язык, все статьи, всё, что они выводят. Я так удивился, думаю, если ты русский фонд, зачем тебе полностью всё переводить на английский, ты же здесь занимаешься гражданскими инициативами.

 

Евгений Фёдоров: Насколько я понимаю это фонд переходного периода. Его задача - организовать переходный период перед приходом к власти Ходорковского, Касьянова или может Саакашвили, потому что, насколько понимаю, американцы рассматривают такой вариант в Россию.

 

Артём Войтенков: Саакашвили в Россию?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А вы что не заметили, как его раскручивали наши СМИ? Вы думаете, что его будет кто-то выбирать? Назначат и всё, а Государственная Дума проголосует, как она проголосовала за Турчинова в Киеве. Верховная рада проголосовала за Турчинова во время госпереворота. И, судя по всему, для этого его здесь американцы и раскручивают. Они же идиоты, им вообще по барабану, что вы тут думаете в России. Они верят Саакашвили - всё. Решили – все идите, все работайте. Задача посла его провести. Вот и всё. А дальше - все остальные фонды. Их задача - создать ситуацию переходного периода для передачи власти. А уже перед Саакашвили поставят задачу ликвидации Российской Федерации, например, или перед Ходорковским или перед Касьяновым. Но с Саакашвили тут надёжнее, он просто чётко настроен, он враг, тут понятно всё. Поэтому я думаю, что они ему, американцы, больше доверяют, чем Касьянову или Ходорковскому в этом плане. Потому что Ходорковский бизнесмен, он может захотеть грабануть всё.

 

Артём Войтенков: Себе.

 

Евгений Фёдоров: Себе, да. Саакашвили, он точно будет землю есть, но ликвидирует врага под названием "русский народ" и "русское государство". Поэтому это как бы всё - переходное положение. Мы немножко с другим, обращаем внимание, столкнулись. И здесь, мне понравилось даже, если вы видели последний фильм Мамонтова про заговор в Иркутске, он впервые назвал. Помните, я в беседе с вами сказал, что в Иркутске был заговор?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Был фильм Мамонтова на "Россия 24", где он подтвердил, что да, в Иркутске был заговор. И фильм был, его показывали, даже в Думе его показывала. То есть действительно в Иркутске был заговор, мы это показали на цифрах. Это не был заговор нового губернатора. Это был заговор против Путина и против российского государства с розыгрышем как бы альтернативного губернатора. То есть та самая история - Каталония и Испания. То есть американцы не любят каталонцев, они просто не любят Испанию. А каталонцы им нужны, как инструмент давления и ликвидации испанского государства в рамках его вертикали власти.

 

Так и здесь. Важно то, что расследование Мамонтова оно подтвердило то, что мы говорили. Появилась очень интересная прослойка. Кто заговорщики? Раз заговор, значит заговорщики. И у Мамонтова в фильме хорошо показаны заговорщики. Это продолжение нашей темы, которую мы раннее обсуждали. И эти заговорщики… Очень интересно. Он вскрыл, что эти заговорщики не только в Иркутске, в Новосибирске и в ряде других городов.

 

Помните, мы всегда говорили, что американцы в своём заговоре будут опираться в России на бизнес? Потому что это люди, у которых деньги, у которых влияние, у которых чиновники на откупе, то есть они могут быть заговорщиками по своему статусу. В России есть бизнес, соответственно, основной - это американский, ну они все американский бизнес. Но есть, скажем так, олигархический, который владеет заводами, производствами, и который, в принципе Путин многому научил, когда посадил Ходорковского, и есть подросший бизнес.

 

Подросший бизнес это, конечно, строительный бизнес. И мы видим, что американский посол разыгрывает строительный бизнес (для этого он летает по всей стране), как основную опору для заговорщиков. А уже потом к нему подтянется олигархический бизнес, когда строительный бизнес пробьёт тему основной системы заговора. И мы видели, что именно эти заговорщики работали по Иркутску, даже по фильму это, Мамонтов даже на это вышел, по Иркутску, по Новосибирску, по Московской области они же будут, по Москве. То есть это основной субъект работы американцев с целью заговора по свержению Путина на первом этапе - строительный бизнес. Это очень интересное наблюдение Мамонтова, я получил его от Мамонтова, как и вы все. Но наш анализ показал детали, что, да, это так, то есть ставка сделана на этот бизнес.

 

Причём Мамонтов сказал только о части. Я потом начал исследовать вопрос. Например, почему в Красноярске прошло руководство, которое не соответствует большинству, которое было избрано, там была избрана "Единая Россия". Выяснилось, что заговорщики из числа строительного бизнеса Красноярска, например. Эта система, она вездесуща. Похоже американцы нащупали слабое место для подготовки заговора – это строительный бизнес Российской Федерации. Это бизнес, связанный с властью. Понятно, что участки не получишь без коммуникаций с властью, без коррупционных коммуникаций. Имеющие мощную систему, соответственно, чиновничество представительства, чтобы работать, имеющие большие деньги.

 

Не случайно, мне понравился недавний доклад, когда Путину докладывали вчера, по-моему, или позавчера, выяснилось, что это единственный вид бизнеса, который в России в условиях санкций наращивает объёмы работы, это очень интересно.

 

Артём Войтенков: По Москве это очень видно, строят просто сумасшедше.

 

Евгений Фёдоров: Американцы закрыли производственный бизнес, и как бы дали команду пятой колоне в правительстве перенаправить деньги туда для своих. Потому что эти деньги транзитом идут на антипутинскую борьбу значит. То есть мы это понимаем. Готовятся протестные голосования и основные заговорщики, которые будут выставлять кандидатуры и фамилии – это строительный бизнес. Если бы мы жили в российском государстве 500 лет назад, царь Иван Грозный давно бы его такого рода бояр, не все же бояре были заговорщиками, вычленил и уже бы в отношении них было применено лобное место на Красной площади, если мы говорим историческим языком.

 

Сегодня мы видим, что внутри заговора это является ядро заговорщиков. Есть факты, что именно эти люди не считают нужным считаться с российским государством. Потому что, допустим, бизнес производственный, он уже как бы научен после путинских действий по Ходорковскому и так далее, в политику не лезем, помните, об этом говорили часто. А это чуть он меньше по объёму, чем олигархический, это же не Дерипаска или Абрамович, но он похоже является опорой для Соединённых Штатов Америки с точки зрения заговора против российского государства. Это просто надо понимать для аналитики, и в дальнейшие действия надо учитывать этот фактор.

 

Артём Войтенков: Как валили Советский Союз? Создали недовольства, ещё по СМИ очень сильно накрутили, что всё плохо, и люди сами пошли, и сами развалили Советский Союз.

 

Евгений Фёдоров: Они не сами пошли, они были организованы системно.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Организаторы – это и есть заговорщик, то есть человек, у которого есть минимальные организационные возможности.

 

Артём Войтенков: Так у нас полно таких заговорщиков.

 

Евгений Фёдоров: Но не все будут участвовать. Некоторые боятся Путина и не будут участвовать в заговоре, просто боятся. Вы же понимаете. Вот в Иркутске они протащили не кандидата, которого назначил, подписал Владимир Владимирович. Это впервые, кстати, то есть впервые. Это выпад не против Путина, это выпад против Российской Федерации, Федерального центра, как бы разрушается вертикаль власти общенациональная. Они же понимают, что они засветятся.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Понимают. То есть они пошли на это зная, что они засветятся и, следовательно, имея риски в связи с этим, с засветкой, какие-то. То есть, будет ли на них воздействие государства российского за заговор или не будет – не известно. Но какие-то риски есть, что будет. Правильно? И они пошли на этот заговор. То есть, это значит, что они перешагнули определённую черту, они морально подготовились к борьбе с российской государственностью в будущем. И уже сейчас в мелочах, это мелочь на самом деле она, как говорится, может и рассосаться, но в принципе это такой сигнал, что есть группа, на которую Соединённые Штаты Америки могут опереться и особенно если они её укрепят. То есть дадут им убежище, укрепят их финансово, укрепят их организационно, вплоть до самолётов на запасных аэродромах. Это сигнал и этот сигнал прозвучал. Не просто в Иркутске 5 заговорщиков или 10, а уже система: Иркутск, Новосибирск, Красноярск и Москва, то есть мы видим элемент системы. И раз это элемент системы, значит, кто-то это создавал, кто-то это организовывал. А раз это кто-то организовывал коммуникации, поддержку, значит это уже заговор общероссийского масштаба.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что американцам надо скинуть Путина. Вот чем они и занимаются.

 

Евгений Фёдоров: Да, но речь идёт, они этим занимаются это их работа это понятно. Но где-то они на кого-то опираются в этой работе. И много в России разных элементов и бизнесов много. Мы просто сейчас увидели, наша аналитика показала, что на эту сферу они опираются в большей степени чем на другие. Это нужно для предотвращения госпереворота. Я сейчас вам говорю аналитику, которая понадобится государству. НОД – это же интеллектуальная организация в том числе. Я сейчас это говорю не только вам, я говорю тем НОДовцам, которые находятся во власти, чтобы они учли этот фактор. И я вас уверяю, что многие из них этот фактор учитывают. НОДовцев во власти много, я всегда говорил штабы – это часть НОДа. Значительная часть НОДа находится, главный НОДовец – это Путин, но значительная часть НОДа находится в разных органах власти. Просто они не везде верховодят и в большинстве. У силовиков побольше, в экономике значительно в меньшей степени, в Центральном Банке вообще в подполье, реально, но они есть. Жить-то хотят. Не только же рядовые граждане хотят жить, но и чиновники. Они же все понимают, что начнётся война, начнётся террор американский на территории России - зацепит всех.

 

И, кстати, очень интересный сигнал. По тому же, мы уже это упомянули, сожженному Дому профсоюзов. То есть этот американский агент главный полицейский Одесской области организовал, ну и другие, это сожжение. Он думал, что всё у него в шоколаде, получил свои 30 серебренников. А потом вдруг через год начинают его искать, называют преступником. Он вообще-то на это не рассчитывал.

 

Артём Войтенков: Совет безопасности Европы.

 

Евгений Фёдоров: Да, он на это не рассчитывал. Кстати, в этом и причина, одна из причин теракта, мы говорили, он на это не рассчитывал. То есть это такая история, это такой сигнал. Поэтому и чиновники в России, даже которых устраивает колониальный статус, не все хотят, чтобы Россия была ликвидирована, даже большинство всё-таки не хотят. Потому что понимают, что после ликвидации американцы пройдутся по своим агентам и солдатам, и зачистят их хотя бы как свидетелей.

 

Артём Войтенков: Правильно. А кому они тогда будут нужны? Никому.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поэтому это тоже такой фактор, благодаря которому мы имеем союзнические системы, в том числе и тех, кто работает на американцев в системе власти. И я сейчас говорю для них. Потому что надо всё-таки, война и национально-освободительное движение – это профессиональная борьба, то есть это интеллектуально, с серьёзной аналитикой, с серьёзной наукой. И я сейчас говорю эти факты, я же не только говорю для рядовых граждан, но говорю и для тех, у которых есть возможность повлиять на ситуацию на уровне власти. И они влияют на эту ситуация, я, кстати, им за это тоже благодарен.

 

Важный ещё момент, который мы получили по Иркутску. Это впервые Антон Романов, наш друг поднял этот вопрос, НОДовец, что в Иркутске была рассылка мощная по линии, скажем так, гражданской обороны по подготовке Майдана. Была мощная рассылка. Он написал даже на эту тему заявление в прокуратуру, в следственные органы. То есть несколько сотен тысяч человек получили СМСки. То есть Соединённые Штаты Америки проникли достаточно хорошо в систему информационную. Та же ситуация была в Москве - массовая система рассылки.

 

Артём Войтенков: Выходите на улицу?

 

Евгений Фёдоров: Да, выходите на улицу, Майдан. То есть это означает, что они могут написать всё, что угодно, в том числе враньё. Условно говоря, я сейчас утрирую, например: Владимир Владимирович полетит куда-то далеко на самолёте и не будет его на связи 5 часов. За это время нам вдруг по телевизору, по СМСкам скажут, что что-то произошло в Кремле, что у нас уже новый начальник.

 

Артём Войтенков: А было такое недавно.

 

Евгений Фёдоров: Да. И на этой базе организуют какие-то события. Он где-то приземлится, а тут уже другая реальность. Мы видели - в Иркутске опробовался не только заговор строителей, строительного бизнеса против российской государственности, в Иркутске опробовались и эти технологии современные. То есть, как работает пятая колона в информационном пространстве, в системе связи, каким образом организовать в случае дестабилизации ситуации быстрый сбор людей вокруг этих процессов. То есть это такой важный момент, который тоже надо учитывать для аналитики, в том числе для НОДовцев в органах власти.

 

По Москве. Эта рассылка в Москве о террористах. Не получали? Очень многие в Москве получили СМС рассылку о том, что в Россию проникли террористы, что в Москве террористы и так далее. То есть это была специальная рассылка по дестабилизации российского общества. Многие в Москве получили. То есть мы понимаем, что база данных для американцев это несколько миллионов человек, в том числе по линии интернета.

 

И вообще то, что такие вещи пошли в Иркутске, в Москве это означает, что приближается час Х по версии посла Соединённых Штатов Америки. Потому что он начинает засвечивать вещи, которые в принципе Twitter, который вдруг заблокировал нашего пророссийского блогера, который крупнейший блогер Twitterа, американцами был заблокирован. То есть это означает, что Twitter открыто работает против российского государства. Я сейчас приглашаю НОДовцев вести борьбу с этим. То есть нам надо отключать американский Twitter и формировать российское подразделение Twitterа по российским законам. Иначе в критической ситуации все пророссийские силы в Twitterе будут отключены, а включены только американский спам.

 

Артём Войтенков: Собственно говоря, как это и было, и в той же Ливии, и в странах, и в Египте.

 

Евгений Фёдоров: Это надо учитывать. И в целом под занавес нашего обсуждения я вам скажу. С чем сейчас выступает НОД с какими важными, актуальными вещами.

 

Первое. Мы всегда говорили о том, что нужна конституционная реформа, которая даст автоматически полномочия главе государства. Мне кажется, что ситуация настолько обостряется, особенно после теракта с самолётом возможным, и так далее, что надо переходить к чрезвычайным полномочиям главе государства по борьбе с саботажем. Вопрос о саботаже я уже об этом сказал. То есть я приглашаю тех людей, которые пострадали от этого саботажа – это малый бизнес.

 

Просто одна ремарка. Мы говорили, что пятая колона и саботажники вопреки команде Путина, который категорически запретил это, не менять их, ещё раз подчёркиваю сказал, не менять тарифы и не менять налоговые условия -ввела вот эти налоги дополнительно для малого бизнеса. Малый бизнес это два, они ввели налоги для двух миллионов предприятий с небольшим. Чтобы было понятно, объём этого налога в 6 раз меньше, чем налоги, которые платит один Газпром. Все 2 миллиона 300 которые они ввели, они ввели меньше налогов, чем Газпром в 6 раз. То есть просто увеличение налога Газпрома на 20% означает, что не надо злить 2 миллиона человек, у которых ещё и коллективы. То есть понимаете, что они делают? Они специально бьют в те точки, которые вызовут общественное возмущение. То есть они с этого налогов не получат. Мало того, налоги от этого повышение только уменьшат, потому что там мгновенно люди половина уйдёт в тень, мы же это понимаем.

 

То есть задача не собрать налоги, а задача разозлить два миллиона человек, и против Путина. Понимаете в чём задача? Это чисто работа пятой колоны. Поэтому я как раз приглашаю этих два миллиона предпринимателей влиться в НОД, поднять, хотя бы написать заявление, что мы хотим жить в свободной стране, чтобы в ней не командовали Соединённые Штаты Америки, и не уничтожали российский бизнес. И самое здесь главное – поднять в своей среде лозунг чрезвычайных полномочий главе государства по борьбе с саботажем. Мы говорим о том, что потерпевшие в условиях работы саботажников и пятой колоны должны чётко принять метод защиты своих интересов - это предоставление главе государства Путину чрезвычайных полномочий по борьбе с саботажем. Первое.

 

Второе. В экономике - деколонизация, мы об том говорили.

И третье. Надо выходить на отмену выборов губернаторов.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда пусть народ думает, пусть вступает, если он хочет, пусть пишет какие-то заявления вам или в прокуратуру. Что эти предприниматели мелкого бизнеса могут сделать?

 

Евгений Фёдоров: Они могут участвовать в поддержке Путина в национально-освободительной борьбе. Вообще-то это самая активная часть населения. Это люди, которые пользуются авторитетом у себя в селе, в маленьком районе. Это люди достаточно патриотические по своей основе, потому что они в американских банках деньги не держат, и от Лондона всё-таки не зависят, не тот калибр, как говорится, это не крупный бизнес. И они и есть те мелкие лавочники, говоря языком Германии, заинтересованные в суверенитете страны в первую очередь. И если нам удастся запустить политику низких процентных ставок, о которых постоянно говорит Путин, и количественном смещении, они будут первые, кто получат дивиденды от резкого экономического роста страны. То есть, просто говоря, эти два миллиона человек могут завтра же придти в любой банк, а низкие ставки для всех банков, и в этом любом банке взять кредит под 2% годовых на развитие бизнеса в связи с открывшимся спросом в российском рынке, вызванном, в том числе санкциями.

 

Условно говоря, он выпускал в сельскохозяйственном бизнесе, например, выпускал тонну мяса в год или две тонны мяса в год, а может выпускать 100 тонн или 200 тонн мяса в год, потому что у него всё налажено. Взял кредит, поставил новое увеличение производства. Рынок ты знаешь, спрос у тебя есть, ты знаешь кому продавать, у тебя система отношений есть. Ты просто по принципу бери больше – кидай дальше. То есть одним решением, снижением процентных ставок до нуля, мы автоматически из маленьких предпринимателей-бактерий делаем монстров экономической жизни - два миллиона монстров, которые и есть развитие страны, они главный выигрыш, заинтересанты. То есть на них, для них Путин и пытается пробить суверенитет в Российской Федерации, как потребителей этого суверенитета. А, естественно, они уже передадут этот экономический рост гражданам.

 

То есть они для того, чтобы увеличить в 100 раз производство не только кредит надо взять, надо же рабочих нанять, закупить оборудование, которое кто-то произведёт, то есть дать смежникам производство наладить, увеличить. И это означает общий рост доходов населения Российской Федерации. Запускается экономика спроса. Потому что рост доходов населения означает дополнительный спрос на рынке, то есть надо не 100 тонн мяса уже, а 200 тонн после этого. Это для предпринимателя второй шанс ещё удвоить своё производство уже в перспективе 5-6 лет.

 

И в результате он из маленького предпринимателя, который бегает, не знает как ему закрыть все свои прорехи, найти эти три рубля кому-то расплатиться с налогами, расплатиться с поставщиками, он становится основой российского бизнеса. Растёт с 15% ВВП до 50-70%, как в Европе, там малый бизнес именно эти занимает ниши, или в Китае, например, где его 55, и является основой дальнейшего политического строя Российской Федерации. Потому что он тогда, получив такие доходы, может заказать политический процесс. И тогда он будет действительно вкладываться в политический процесс не как коррупционер.

 

Сегодня, чтобы вас избрали на какую-то должность политическую депутатом или чиновником, реально вы договариваетесь с одним инвестором, это и есть коррупционная связь. То есть он вам дал деньги, вас избрали мэром, например, и вы ему потом всю жизнь отдаёте эти деньги, за счёт коррупции. Это же не подарок. А когда у вас сложился слой предпринимателей, которых сотни предпринимателей в вашем городе, они же все поднялись, то это уже заказ общества, то есть это другая форма уже построения. Хотя конечно надо вообще уходить от этой модели английских выборов коррупционных, и переходить к моделям российских, земских систем построения власти. Но это как бы второй этап.

 

- Мы решаем проблему коррупции в том числе.

- Мы решаем проблему суверенитета его базиса укрепления.

- Мы решаем проблему поддержку политических сил и партий движений и так далее национально-ориентированных.

Потому что сейчас, чтобы вы участвовали в крупных выборах, вам надо взять деньги у американцев, которые вам их подсунут. Потому что даже, если вы берёте от крупного бизнеса деньги, а мелкий вам не даст, они нищие, особенно после бомбардировок социальных, то этот крупный бизнес весь в Америке под контролем, в оффшорах. Поэтому фактически американцы говорят: "Им можно дать деньги, а им нельзя". Если вы перекладываете это на малый бизнес у вас резко растёт суверенитет в политической системе. И после этого выборы будут настоящие, не липа, как сейчас. Договорились с крупной корпорацией, она дала деньги, заказала средства массовой информации. Других туда не пустили, у них же нет денег, всё. Про них никто ничего не знает, какие бы они ни были хорошие. Избрали того, кого назначили в Соединённых Штатах Америки губернатором, например, и всё. Ну что это такое?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Вы описали красивую картинку только её же надо достигать. Люди должны что-то делать ради этого. В первую очередь включить голову, а во вторую…

 

Евгений Фёдоров: Включить голову, поддержать Путина, и влиться в национально-освободительную борьбу. Если кто-то думает, что сидя на диване, играя в танчики, и попивая пивко, или даже трудясь на своём производстве, и в своей семье, но не думая о стране, и не работая на неё чуть-чуть, хоть два часа в месяц, как на Тверской. Можно было найти два часа, и просто прийти на Тверскую, когда пригласил Владимир Владимирович Путин на государственный праздник. Не нашлось два часа. Всё, получи налоги. Всё просто. Так и дальше будет. Ещё хуже для вас будет жизнь. Вас выжгут просто, как калёным железом, как потенциал национально-освободительного движения. А всё-таки маленькие собственники – это потенциал всегда национально-освободительного движения в любой стране. Просто вас выжгут, как калёным железом.

 

Поэтому:

- либо вы победите вместе с Путиным и НОДом интервентов, и станете богатыми, счастливыми, и влиятельными в своём районе, городе, стране,

- либо вас просто уничтожат.

Вот ваш выбор. Выбирайте!

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1270 мб)
Видео MP4 640x360 (503 мб)
Видео MP4 320х180 (279 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (31 мб)
Звук 32kbps MP3 (31 мб)
Звук 64kbps MP3 (59 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (92 мб)

Текст:
EPUB (211.41 КБ)
FB2 (429.16 КБ)
RTF (731.43 КБ)

Ответы на вопросы 6

Валентин Катасонов: Ответы на вопросы по экономике, политике, истории.
Разговор о войне на Украине и в Сирии, как Центробанки не слушаются президентов, экономической стратегии Путина, банке БРИКС как противовесу МВФ, щедрости Сталина в немецких репарациях, оружии компенсаций, дефолте Украины и бизнесе на холокосте.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Ответы на вопросы 6

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_otvet_6

 

Валентин Катасонов- доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, сегодня в ленте информагентств появилась информация о том, что сирийское правительство обещает после прекращения гражданского конфликта работы по восстановлению страны отдавать только российским компаниям, то есть, подряд. Как вы прокомментируете, хорошая это новость для нашей экономики, или нет?

 

Валентин Катасонов: Новость-то хорошая, только я думаю, что эта новость практически может быть реализована уже не при нашей жизни. В данном случае, некоторые события на Ближнем и Среднем Востоке мне напоминают некоторые эсхатологические сценарии из Апокалипсиса. Это моё такое вот ощущение. То есть, это вот та самая Третья мировая война, которая просматривается, прочитывается в последней книге Священного Писания. Я подготовил сейчас одну статью, которая называется "Третья мировая. Ближний и Средний Восток – альфа и омега всемирной истории". Обычно все информационные ресурсы мои материалы всегда брали на ура, как правило, никаких вопросов не было. Тут я провёл тестирование. Я послал эту статью в четыре информационных ресурса. Все по телефону согласились, что это действительно очень похоже на правду, но публиковать они не могут. Почему? Потому что, слишком уж круто получается. Это тоже моё такое мнение. В данном случае, пожалуй, я из всех тех авторитетов, на которые ссылаюсь в этой статье, мог бы назвать Паисия Святогорца, который, кстати, канонизирован в этом году. Он тоже давал свои прогнозы, но это неправильно, наверное, говорить в отношении святого, он, когда провидел такие события на Ближнем и Среднем Востоке - Альфа и Омега.

 

Альфа - это первая книга Священного Писания, книга Бытие, где подробно как раз описываются события изгнания человека из Рая, как раз вот эти четыре реки, включая, Тигр и Евфрат. Великая река Евфрат - это Сирия, это Турция, это Ирак и Иран. Ну а пятая - она прочитывается в Апокалипсисе, это Израиль, где пишется про Армагеддон.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, по сути не обсуждается, говорится об этом, что в чём техническая послушность всех крупных банков российских. Говорят про ЦБ - центр управления их деятельности извне. В чём приём, чем они угрожают ВТБ, ЦБ? Реальная угроза? Очевидно и Греф, и Костин, вряд ли они, чисто как русские люди, не хотят вот так видиться в глазах общественности, как они видятся, просто неприемлемо никак.

 

Валентин Катасонов: Я очень просто могу объяснить. Дело в том, что чиновники такого уровня, которых вы назвали, это оффшорная аристократия. Где сокровища ваши, там и сердце ваше, как сказано в Евангелие. Так что, тут не технический вопрос, а духовный вопрос.

 

Я, кстати говоря, в книге про Украину достаточно подробно описал про зарубежные активы украинских олигархов. И я бы так сказал, что, конечно, те активы, которые остались внутри Украины, они меньше, чем те активы, которые за пределами. И ещё с апреля прошлого года в Киеве трудятся активно сотрудники ФБР, сотрудники других американских спецслужб, и они не скрывают, что они занимаются изучением такого вопроса, как выведение средств из Украины в оффшорные зоны, отмывание денег. Понятно, что люди меняются, но, чиновники высшего уровня, они, как правило, подбираются из тех людей, которые имеют определённые слабости. Так же, как дьявол искушает человека, изыскивая какие-то слабые места, точно так же и действует враг в отношении нас.

 

Вопрос: Скажите, пожалуйста, вот вы сказали, что Крым присоединили, а Сбербанк не работает, и ВТБ не работает. Они кого-то боятся, или им кто-то запрещает там работать?

 

Валентин Катасонов: Естественно, я только что об этом и сказал, что Соединённые Штаты объявили односторонние санкции. И в рамках этих санкций они угрожают тем, кто будет заниматься какой-то хозяйственной и финансовой деятельностью на территории Крыма, или осуществлять какие-то сделки с Крымом. Так что, в этом смысле они понимают, что если они это будут делать, то немедленно они подпадут под санкции на внешних рынках. Все эти события на Украине лишний раз показывают порочность нашей банковской системы - она неправильно выстроена. Неправильная конструкция, которая не обеспечивает нашей безопасности. О том, какая должна быть конструкция - это тема особого разговора.

 

Вопрос: По поводу Украины вопрос. Ваши прогнозы на ноябрь-декабрь. Мы знаем, что опять ситуация продвигается к дефолту. Насколько это прогнозируемый дефолт на Украине сейчас?

 

Валентин Катасонов: Тут всё очень чётко, прямо по датам. Считается, что дефолт должен произойти двадцатого числа, двадцатого декабря, когда дата платежа по российскому займу на три миллиарда, когда, естественно, Киев не заплатит эти три миллиарда. Они это чётко заявили, что платить не будут.

 

Правда, Путин им подсказал в этом смысле, выход из положения. Они сказали: "А вы обратитесь в Международный валютный фонд, пусть они дадут вам эти три миллиарда, а вы нам передадите". Это не самый плохой ход. Я бы даже сказал, что это подсказка не Порошенко, а это подсказка Кристин Лагард. Потому что, если Кристин Лагард этого не сделает, то все остальные варианты для неё гораздо хуже. Вы представляете, если Международный валютный фонд говорит о том, что наш заём это неофициальный, то это прецедент за семьдесят лет. А таких держателей подобного рода долгов очень много. Я имею в виду не держателей, а должников. И они все потребуют тогда реструктуризации, и тогда, естественно Валютный фонд сразу станет банкротом. Она прекрасно понимает.

 

То есть, казнить нельзя миловать.

- Нельзя не признать частным, потому что, тут дядя Сэм рядом, удушит. Она же прекрасно помнит историю предыдущего исполнительного директора, который в полицейском обезьяннике оказался. Она же не хочет там оказаться.

- А с другой стороны, если она скажет, что это частный фонд, тогда всё - через некоторое время фонд надо закрывать, потому что, все бросятся требовать того же самого, чего и Киев потребовал. Понимаете? То есть, ситуация просто патовая.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, вопрос. Ваш коллега, Степан Демура считает, что США будет из Украины делать витрину.

 

Валентин Юрьевич: Какая витрина? Что вы? Скорее, там другой сценарий может быть.

- Тут споры идут вокруг того, что, либо это будет некая резервация для тех беженцев, которые сейчас хлынули в Европу. Европа уже шёпотом обсуждает этот вариант, и даже идут какие-то кулуарные переговоры, типа "мы поможем завершить этот Минский процесс, а вы нам помогите с этими беженцами, хотя бы как-то морально на нашей стороне". Так что, это один вариант.

- Другой вариант, гораздо более жёсткий: не витрина, а просто плацдарм НАТО.

- В принципе третий вариант - смешанный. Там и отстойник, там и ракеты, и передовые силы НАТО.

 

А насчёт витрины - нет, что вы, не те времена. Это всё равно, что сказать, сейчас примерно 15-ый год, это что-то, наподобие 33-го года. Какая там витрина? Нет, конечно, в 33-ем году была одна витрина, это Третий рейх. Но Украина не тянет на Четвёртый рейх по многим причинам. Я не буду сейчас говорить. Версия, что из Украины можно сделать Четвёртый рейх, нет, это версия совершенно утопичная.

 

Вопрос: А события на Украине и в Сирии - как вы видите взаимосвязь?

 

Валентин Катасонов: Моя такая реакция немножко дилетантская, потому что я всё-таки себя не считаю военным экспертом. Но, с моей точки зрения, Сирия, это надолго и всерьёз. Это даже серьёзней, чем Афганистан. Моё мнение личное. Я не буду сейчас систему доказательств своих выстраивать. В этом смысле, конечно, Новороссия, это тот вариант, где мы могли, и должны были ввести свои войска. А сейчас мы выбрали из двух вариантов более плохой вариант. Это моё личное мнение, я не хотел бы сейчас разворачивать систему доказательств.

 

Вопрос: Страны БРИКС, и банковская система. Каковы перспективы и целесообразность формирования там внутри банка, подобного МВФ?

 

Валентин Катасонов: Вы имеете в виду банк БРИКС? Я немножко слежу за этой темой. Должен сказать, что, конечно, декларации были ещё пять лет назад, относительно того, что нам нужен такой банк. Но я осторожно всегда говорил, что БРИКС достаточно странное образование. Всё-таки страны находятся на разных континентах, страны с разной традицией, с разной культурой, разные цивилизации просто. Тем более подозрительно, что сама аббревиатура и идея БРИКС, она родилась в недрах Голдман Сакс (Goldman Sachs Group). Вы знаете, там, как правило, всегда появляются какие-то дохлые кошки, которые подбрасываются, и мы начинаем очень активно этих кошек гонять. Да, это всё камуфлируется, но там на самом деле нет такой консолидации, которая нам кажется и мерещится. Да, там проводятся парады и мероприятия в Уфе, вот этот саммит БРИКС и ШОС.

 

Реплика: Заявление, что этот банк будет противостоять МВФ.

 

Валентин Катасонов: Ну, не будет он противостоять. Я вижу, как тяжело идёт процесс. Тяжело, мучительно идёт процесс. Причём противоречия возникают как между отдельными странами, так даже внутри стран. Вот один конкретный пример по Бразилии. Было принято решение о том, что Центральные Банки стран членов БРИКС осуществляют перечисление денег в уставник этого нового банка. Что произошло в Бразилии? Была дана президентом команда Центральному Банку Бразилии из своих валютных резервов перечислить эти деньги. Председатель Банка отказался. Я говорю, там, где Центральным Банкам что-то поручается, это значит, поручить пятой колонне - будет торпедирование. Чем закончилась история, не знаю, но вот это было в начале лета. И это показательно.

 

Я примеров могу приводить сколько угодно. Скажем, та же самая, аргентинский президент, Киршнер (Cristina de Kirchner), она в своё время дала команду председателю Центрального Банка перевести несколько миллиардов погашения долга, это ещё того, реструктурированного долга. А председатель банка сказал: "Я этого делать не буду". Причём, они в этот момент вспоминают о том, что валютные резервы Центрального Банка предназначаются для другого. Тут они сразу вспоминают, они же сообразительные ребята, у них аргументы на любой случай жизни – "не буду я этого делать". Кристина Кришнер три раза ему давала команду, три раза был отбой. В результате президент апеллировала к парламенту бразильскому, там, в конце концов, через парламент удалось отозвать председателя, поставить нового человека, который выполнил её команду, а тот отбивался, апеллируя к Соединённым Штатам. А Соединённые Штаты провели заморозку некоторых счетов. То есть, сразу эта картина высветила, кто свой, кто чужой.

 

Так что БРИКС, особенно валютный фонд БРИКС, вы же сами понимаете, поручение дано Центральным Банкам. Это никакой не фонд, это просто некое виртуальное соглашение о валютных свопах. И будут ли они ещё выполнять эти соглашения? Кстати, наши СМИ не особенно и афишируют этот фонд, потому что это виртуальная структура, или виртуальное образование. А банк БРИКС - там даже были споры относительно того, в какой стране. Правда, надо отдать должное, Россия не участвовала в этих спорах. Пожалуйста, если не хотите в Москве, мы не настаиваем. Но там они спорили.

 

А вот с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций - банк был создан за несколько месяцев. Но там был свой драйвер, Китай был. Плюс, безусловно, что там были помощники. Там были помощники в лице Ротшильдовских структур. Почему и Англия так быстро влетела туда, как соучредитель этого банка. Так что, надо там каждый раз разбираться.

 

Вопрос: Порошенко имеет в Липецке крупные предприятия, которые с каждым годом всё больше и больше дают ему дохода. Можем мы влиять на Порошенко?

 

Валентин Катасонов: Да, безусловно, можем и должны. Я, кстати, не очень отслеживаю этот вопрос. Но в этом году началась серьёзная работа по инвентаризации, я про Украину говорю - инвентаризация российских активов на Украине. Началась она по той простой причине, что, вы знаете, не так давно Яценюк озвучил претензию к России на один миллиард. Правда, наши средства массовой информации перепутали - один миллиард гривен, а не долларов, но всё равно, достаточно крупная сумма. И подал исковое заявление в Европейский суд по правам человека. Правда, на самом деле это не профиль ЕСПЧ, но не знаю, может быть, там если Вашингтон надавит, то ЕСПЧ и этот иск удовлетворит, я просто не знаю. Но, в порядке подготовки к исполнению решений ЕСПЧ, они в порядке встречного плана начали проводить такую инвентаризацию.

 

Я слышал, что некоторые депутаты тоже говорили, что такая инвентаризация нужна на случай возможных симметричных ответов, в случае, если Украина это сделает. Но пока, насколько я понимаю… Там по Коломойскому, да, были проведены определённые меры. Уже его ПриватБанка здесь нет, всё там поглощено. По "Рошену", по-моему, всё остаётся, как было. И, по-моему, даже и прибыль переводится без каких-либо ограничений.

 

Вопрос: Есть такая точка зрения, что все до единого банки России принадлежат одному хозяину. Так ли это?

 

Валентин Катасонов: Нет, конечно, одного хозяина нет. Управляющих много. Есть, конечно, номинальные хозяева. Действительно, половина банков имеют какого-то номинального хозяина. Это не народный капитализм, как там, в учебниках пишут, что там десятки, или сотни акционеров. Это неуправляемые структуры, как правило. Акционерные общества создаются, чтобы собирать деньги. А чтобы управлять и эффективно работать, нужна такая жёсткая вертикаль. В конечном счёте, есть несколько хозяев.

 

Я ведь постоянно, о чём бы ни говорил, использую термин "хозяева денег".

- Это некие хозяева высшей и последней инстанции.

- Это акционеры Федеральной резервной системы.

 

Естественно, Федеральная резервная система не публикует некие такие консолидированные сведения относительно этих акционеров, а просто там перечисляются банки, которые участвуют в капитале ФРС. Формально там несколько тысяч банков, поэтому, разобраться сложно. Это очень сложный метод, это можно сказать, компьютерный метод. Вот скажем, в Цюрихе институт технологический, он выявил, так называемую, головку мировой финансовой системы - сто сорок семь компаний и банков. Как я говорю, комитет ста сорока семи.

 

Но это сложные какие-то методы. Есть более простые. Вот был финансовый кризис. Во время финансового кризиса ФРС раздавало деньги себе любимым. Действительно, они не афишировали, но, дело в том, что Блумберг, опираясь на закон о свободе информации, захотел узнать, а кому же они деньги-то раздали, и сколько раздали? Но, в конце концов, удалось провести операцию под названием "Частичный аудит ФРС". Частичный, потому что, не все операции, и за период только 2007-2009-ый года. Выдали там шестнадцать триллионов долларов, и список основных получателей: Barclays, Сосьете Женераль, Deutsche Bank, естественно, все банки Уолл-стрит, это само собой. Там двадцать пять основных - я в некоторых своих публикациях привожу этот список, это и есть главные хозяева.

 

Понятно, что вы хотите знать про физических лиц, про отдельных особей, но тут трудно говорить. Я проделал ещё один шаг, пытался, опираясь на американскую статистику понять, а кто же является акционерами банков Уолл Стрит? Там большая шестёрка: J.P. Morgan, Goldman Sachs, Bank of America, и так далее. Там четырефинансовыххолдинга - этоFidelity, этоBlackRock , это Vanguard, и State Street. Вот, четыре финансовых холдинга - это крупнейшие в мире финансовые холдинги. Почитайте, у меня есть некоторые публикации на эту тему.

 

Но, почему-то даже люди, которые очень увлекаются конспирологией, у них как-то всё кончается на банках Уолл Стрит. А я ещё на один уровень поднялся. Но дальше мне уже сложно идти, потому что у каждого из этих финансовых холдингов своя особая форма организации. Там есть, конечно, интересные имена, понятно, что это не конечные бенефициары.

 

Но это и так видно, что фактически как бы есть две основные группы акционеров.

- Одна группа акционеров, которая делает ставку на чёрное золото, на военную силу. Понятно, чтобы использовать козырную карту "чёрное золото", всегда нужна военная сила.

- А другие делают ставку на жёлтое золото. Там, скорее нужна не грубая военная сила, там нужна хитрость и обман, то есть, там средства массовой информации.

Условно их называют группа Ротшильдов, и группа Рокфеллеров:

- Рокфеллеры – чёрное золото,

- Ротшильды – жёлтое золото.

 

И вот, хозяева денег - это две такие группировки. Поэтому, там нет единого хозяина. Если был бы единый хозяин… Ведь в Священном Писании много раз сказано, что "Велиар враждует сам с собой". Там не может быть никогда единства. И вот на этих противоречиях и держится Россия по большому счёту. Иначе, если мы будем понимать, что один хозяин, тогда у одного хозяина всё было бы по-другому. А когда мы изучаем конкретную политику Запада, мы видим, что она противоречива, иногда иррациональна. А этот иррационализм можно объяснить только тем, что там постоянно идёт грызня между разными кланами в рамках вот этих хозяев денег. Вот я бы так коротко ответил.

 

Вопрос: Была такая информация, что была какая-то у Николая II доля в ФРС. Вот это к репарациям далеко?

 

Валентин Катасонов: Вы знаете, я уже устал отвечать на этот вопрос. Меня, честно говоря, это просто удручает. Знаете, сейчас народ готов хавать всё, что угодно.

- Я уже слышал версию, что Николай II акционер Федеральной резервной системы.

- Я уже слышал, версию о том, что Международный валютный фонд был создан при Николае II, и что мы туда сделали взнос золотом.

- Есть какой-то историк, я его фамилию никак не запомню, который якобы там где-то работал в каких-то архивах, который написал две какие-то совершенно жуткие статьи на эту тему с ошибками, грубейшими ошибками. Если бы это у меня была студенческая работа, я бы двойку поставил. И эту статью, я фамилию не помню, тиражируют издания типа АиФа. Ошибка, например – "золото было перевезено в Форт-Нокс". Ну, извините, Форт-Нокс был построен, знаете, в каком году? В 1937-ом году закончилось сооружение Форт-Нокс. А началось оно после того, как, как Франклин Делано Рузвельт провёл экспроприацию золота в 33-ем, в 34-ом годах. А у этого автора, оказывается, в начале века уже существовал Форт-Нокс.

 

Меня это удручает, потому что, наше информационное пространство забито таким мусором токсичным. Поэтому, это скорее уже вопрос не ко мне, это к людям, которые занимаются информационной войной, я не знаю, перезагрузкой сознания общественного. Это не экономический вопрос.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, скажите, пожалуйста, особенно по Прибалтике интересует вопрос. Существуют ли механизмы оценки того, сколько было вложено в экономику Прибалтики? Там строились заводы на протяжении всего существования Советского Союза, там выстраивалась экономика, которую сейчас они потеряли. Но ведь тогда вкладывались определённые средства. Можно ли, в пику им, которые сейчас выставляет претензии, выставить счёт за построение экономики на территории этих трёх прибалтийских стран?

 

Валентин Катасонов: Я с вами согласен. Я хотел сказать, что сейчас они немножко поубавили свою прыть, потому что, они поняли, что это им бумерангом может вернуться. В принципе, все эти расчёты есть, я помню эту истерику, которая началась ещё где-то в 90-ом, 91-ом году, когда они говорили, что якобы Россия занимается эксплуатацией Прибалтики, приводились какие-то цифры. Меня, честно говоря, поражало. Ведь вся документация есть в Госплане, есть и в других ведомствам, значит, где-то лежит в архивах. Но в 90-ом, 91-ом году никакая серьёзная информация в средствах массовой информации не использовалась.

Я тогда одному госплановцу задал вопрос: "Почему?"

Он говорит: "Это с грифом для служебного пользования, или секретным.

Я говорю: "Вы поймите, идёт война, идёт развал страны, а вы молчите".

Вот они домолчались. Всё это есть в архивах.

 

Вопрос: У меня два вопроса. Первый по ЮКОСу - ваш прогноз по поводу их пятидесяти миллиардов. Может вы уже говорили, и либо мне источник скажите, либо сейчас дайте ответ. И второй - вы сказали о том, что Германия выплатила совсем немного, а там два или четыре процента по репарациям по Второй мировой войне. Это вот подарок Сталина. А почему такая щедрость Иосифа Виссарионовича?

 

Валентин Катасонов: Я не могу даже сам сказать, почему такая щедрость. Но если бы сказал, хотя бы десять процентов от ущерба. В книге Вознесенского, тогдашнего председателя Госплана, он сказал, что наши репарационные требования Германии покрывают только четыре процента ущерба. Это оценка председателя Госплана СССР Вознесенского, который был позднее репрессирован. Я, честно говоря, не могу это объяснить. То есть, это был действительно, очень широкий жест. Понятно, что мы не могли, может быть, всю сумму сразу, это бы тоже, Германия бы не встала на ноги.

 

А по ЮКОСу ситуация такая, что используется просто, как некий Дамоклов меч, хотя, счётчик включён, как вы понимаете. И сейчас акционеры инвесторы ЮКОСа, нерезиденты, а также некоторые резиденты, которые стали нерезидентами, типа Невзлина (я только крупных называю), они, конечно, ищут за рубежом активы российского происхождения, и соответственно, они уже как-то составляют свою опись на тот случай, если будет согласовано с Вашингтонским обкомом партии. То есть, там всё согласовывается, там жёсткая дисциплина.

 

Но сейчас как-то вот таких резких действий нет. Там есть определённые некие временные лаги, которые позволяют нам ещё какие-то встречные иски выдвигать, какие-то там дополнительные бумаги представлять для уточнения. То есть, вот сейчас мы находимся в той фазе, когда, грубо говоря, мы пользуемся теми бюрократическими привилегиями, которые даются ответчику. Но сколько это по времени, я сейчас навскидку не могу сказать. Есть ещё некий резерв времени, но я не уверен, что кто-то в России в таком форсированном режиме готовит какие-то свои решения на случай, если будет всё-таки произведён арест зарубежных активов. Наверное, больше всего голова на этот счёт болит у Сечина, потому что, конечно, в первую очередь на аресты, конфискации и заморозки претендуют активы Роснефти за рубежом. Тут как бы сразу все критерии совпадают:

- то, что это государственное имущество,

- и то, что Роснефть, это правопреемник ЮКОСа.

 

Естественно есть разные градации, есть разные степени иммунитета имущества. Наиболее высоким иммунитетом обладает имущество посольского хозяйства. Я не большой специалист в этих иммунитетах, но думаю, что если начнётся драчка большая, там никто про иммунитет вспоминать не будет. Рассчитывать на то, что мы сумеем что-то вернуть, или что-то сохранить, - невелика вероятность этого. Это надо было делать раньше, и очень аккуратно, без каких-то надежд на стопроцентный успех.

 

Особенно я имею в виду валютные резервы. Это особая большая тема. Вернуть резервы крайне сложно. И вообще резервы - это некое обеспечение западных кредиторов по их требованиям к России. Вы посмотрите динамику: величина золотовалютных резервов - величина внешнего долга. То есть, наш внешний долг очень хорошо корреспондирует, коррелирует с показателем золотовалютных резервов. Вот у него такая функция. А некоторые думают, что чуть ли не главный макроэкономический показатель, наши успехи в народном хозяйстве.

 

Вопрос: Вы когда выступали, вспомнилось, что наши противники на фоне ревизии итогов Второй мировой войны создают нам проблемы. Это и территориальные претензии, и напряжённость в тех странах, которые раньше были в нашем Восточном блоке, это и ситуация с Украиной, и так далее, список можно продолжать. К этому недовольству, а именно ревизии итогов Второй мировой войны присоединяется и Китай. Таким образом, мы нашли своего ситуационного союзника. А вопрос в следующем: поднимая тему репараций в сторону Запада, или в сторону тех стран, которые теперь выступают в фарватере западной политики, не будем ли мы лить воду на мельницу наших врагов, тем самым тоже подогревая ревизию итогов Второй мировой?

 

Валентин Катасонов: Знаете, оружие надо держать в ножнах. Но что-то в ножнах должно быть. Я не говорю, что мы обязательно должны доводить это до каких-то инстанций, скажем, Гаагский суд, ЕСПЧ, и так далее, но мы должны быть к этому готовы. Предположим, Запад организует Геную 2. И будет готовить нам требования. Мы поедем туда подготовленные, с оружием. Как бы этот процесс, он включает в себя несколько стадий.

- Сначала это выявление требований.

- Затем это оценка.

- А третья стадия - это юридическое оформление.

- А четвёртая стадия - это уже реализация этого юридического требования где-то в инстанции.

 

Кстати, не очень много инстанций, которые принимают подобного рода требования. Даже ЕСПЧ он не приспособлен для того, чтобы рассматривать подобного рода репарационные требования. Поэтому, вот сейчас, вы знаете, Яценюк отправил туда требования к России, в Европейский суд по правам человека. Но, строго говоря, это не профиль ЕСПЧ. Будет ли он рассматривать? Это как Вашингтонский обком партии скажет. Скажет - будут рассматривать. Но вообще, это не их профиль. Там именно права человека, там на уровне удовлетворения каких-то требований компенсаций по конкретным людям.

 

Вопрос: Вы про репарации говорили, теоретически обосновывали, что это межгосударственные компенсации. И так хорошо сказали, что наши оппоненты, партнёры, так сказать, они всегда бухгалтерски подходят. Даже триста лет назад была расписочка, они приходят. И на уровне физических лиц тоже. Реституция в Латвии: там очень чётко люди приходили - выселяли, расселяли дома.

 

Валентин Катасонов: Реституция тоже сейчас, кстати, становится модной в Европе.

 

Вопрос: А такой момент. Как вы прокомментируете, что совсем недавно закончились выплаты Германии жертвам Холокоста? Никаких ведь расписочек не было. И холокост слово греческое. И там миллиарды были выплачены.

 

Валентин Катасонов: Это интереснейшая тема. У меня кое-что есть на эту тему в книжке. Причём, это не стандартные репарации, потому что, вы правильно сказали, что это межгосударственный уровень, сфера публичного права. Там с одной стороны была Германия, а с другой стороны были фонды. Там энное количество фондов было. Не напрямую Израиль получал, а через фонды. То есть, это такая странная форма репараций. Она ещё странная почему? Потому что, как бы, конечным бенефициаром всё равно является государство Израиль. Но такого государства не было во время войны. Поэтому и конструкция такая хитрая, лукавая. Напрямую Израилю нельзя, потому что, не было такого государства, поэтому подставили фонды. Ну а фонды, они создавались под крышей Израиля прежде всего, хотя там есть и американские еврейские фонды. Это так называемое Люксембургское соглашение 53-го года. Оно действительно недавно вроде было как выполнено, но это Германия так думает. Некоторые еврейские фонды, они считают, что они ещё не всё получили, и что на самом деле их требования касаются не только тех лиц, которые были в концлагерях, или которые были перемещены из Европы куда-то. А это распространяется и на их детей, и на их внуков. Там очень такая интересная логика, которая нам с трудом понятна, но такая логика есть. Кто-то сказал, что, пожалуй, они успокоятся где-то к 2040-ому году, не раньше.

 

Хотя, конечно, основной финансовый поток прошёл, я согласен. И я даже подсчитывал, сколько же они получили по совокупности. Они получили по совокупности примерно половину того, что просил Сталин в Ялте. То есть, это очень серьёзные деньги. В отдельные годы объём этих финансовых ресурсов превышал объём официальной американской помощи государству Израиль. То есть, некоторые говорят, что Израиль был взращён на американские деньги. Нет, на германские в неменьшей степени. Сейчас это не так заметно, а в пятидесятые, шестидесятые годы германские деньги там играли очень серьёзную роль. Да, я ещё хотел сказать, что была книжка Филькенштейна, переведена на русский язык, "Бизнес на Холокосте". То есть, там, конечно, распилы были, откаты были, это целая индустрия "Холокост".

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, со стратегией Порошенко понятно, спасибо. Со стратегией нашего правительства тоже понятно. А вот видите ли вы стратегию, с точки зрения экономики, нашего президента?

 

Валентин Катасонов: Нет, пока у президента я не вижу никакой стратегии. Тем более, что на форуме "Вперёд Россия" он как-то произнёс эту либеральную мантру экономическую, чем, конечно, меня ввёл в очень такое пессимистическое состояние духа. Но, я думаю, ещё не вечер, потому что ситуация у него не завидная. Я думаю, что придётся перестраиваться. Но на данный момент, на сегодняшний день… У либерала ведь нет никакой стратегии. А в экономике Путин рафинированный экономический либерал.

 

Вопрос: Вы сказали о том, что В.В. Путин является либералом в экономике. Вот у меня вопрос: на сто процентов, или всё-таки там не на сто процентов? Поскольку те государственные инициативы, которые были проявлены, например, в Сирии, они показали о том, что воюет не старая техника, а новая. Всё-таки перевооружение в оборонке произошло. То есть, если в финансовом секторе можно понять, что он на сто, на девяносто девять, а вот в других отраслях нашей, российской экономики, он либерал, или всё-таки у него другие позиции?

 

Валентин Катасонов: Я понял ваш вопрос, и отвечаю, но очень коротко. Дело в том, что крепкий оборонно-промышленный комплекс в условиях рыночной либеральной экономики создать невозможно. Мой короткий ответ.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (385 мб)
Видео MP4 640x360 (150 мб)
Видео MP4 320х180 (84 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (9 мб)
Звук 32kbps MP3 (9 мб)
Звук 64kbps MP3 (16 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (27 мб)

Текст:
EPUB (165.41 КБ)
FB2 (249.75 КБ)
RTF (207.88 КБ)

Оккупационный рубль

Соединённые Штаты Америки собирают дань с России через механизм выпуска рубля.
Российский рубль на самом деле является перекрашенным долларом и служит фантиком для русских туземцев, которые отдают за него полезные ископаемые и людей.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Оккупационный рубль

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_occupation_rubl

 

часть из беседы с Евгением Фёдоровым 1 июля 2012

http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2012-07-01

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

Артём Войтенков - http://poznavatelnoe.tv

Денис Ганич - Профсоюз Граждан России

 

Евгений Фёдоров:Когда американские советники создавали российское государство, они подготовили всё базовое законодательство по банковской системе. В том числе сформировали механизм Центрального Банка Российской Федерации, который юридически не вполне является российским созданием: то есть, Центральный Банк завязан на Российскую Федерацию с точки зрения уставного капитала в 3 миллиарда рублей. Имущество Центрального Банка по закону является имуществом Российской Федерации, но силу структуры золотовалютных резервов (они являются главным имуществом) - фактически он отделён от российской экономики и российского государства. Предлог для отделения был такой: чтобы был более устойчивый рубль. На самом деле это, конечно, только предлог, который, кстати, признаётся и самим руководством Центрального Банка.

 

Соответственно, специалисты Соединённых Штатов, которые работали в России, а это несколько тысяч, даже десятков тысяч человек, - в начале 90-х годов при прямом управлении Российской Федерации сформировали и законодательство, и систему модельность работы Центрального Банка. Суть этой модельности следующая: Центральный Банк независимо от российского государства по конституции и по закону о Центральном Банке, мало того он имеет право использовать международную судебную юрисдикцию, - Центральный Банк является единственным учреждением, которое имеет право эмитировать в Российскую Федерацию валюту, т.е. рубли. Специфика эмитации рублей, направления рублей в российскую экономику следующая: он покупает на бирже доллары, потом добавилось к этому и евро. В объёмах купленных долларов и евро может эмитировать российский рубль собственно в российскую экономику.

 

Артём Войтенков: А просто не может?

 

Евгений Фёдоров: Не может. Есть формально три условия эмитации, три условия направления средств:

- через банки,

- в виде кредитования банков, что то же самое, потому что кредит надо отдавать. Он даёт деньги, на которые выкупает через механизм биржи. То есть он фактически, чтобы подать рубль в российскую экономику обязан на эту сумму купить доллары, но доллары виртуальные.

 

Сегодня статус российского рубля - это оккупационный рубль, потому что рубль выпускается через механизм золотовалютных резервов пропорционально долларам. Рубль - реальный, доллар - виртуальный и, учитывая, что золотовалютный резерв носит особый статус, то есть они никогда не поступят в американскую экономику (это виртуальный накопитель цифирок под названием внешний американский доллар) - то это прямой обмен по номинальной стоимости.

 

Артём Войтенков: Золотовалютные резервы России кому принадлежат?

 

Евгений Фёдоров: Они принадлежат никому: то есть, формально они принадлежат России, но реально Россия взять их не может, не имеет права по конституции, и по закону о Центральном Банке, и по международным соглашениям. Условно говоря, у вас есть ящик, в него формально вы кладёте деньги, но взять из ящика вы их не имеете права. Это как копилка: туда монетку кидаешь, а обратно – только разбить, а разбить вам нельзя. Вот так вот устроены золотовалютные резервы.

 

Денис Ганич: Когда кризис был мы же как-то меняли доллары. Получается у нас уменьшался запас, как-то вливался в экономику?

 

Евгений Фёдоров: Когда был кризис, то Центральный Банк принял решение часть денег (небольшую) направить в качестве кредитов для банков Российской Федерации. Для банков кредитная ставка была довольно высокая и на этом американцы отдельно заработали: они дали кредиты банкам, кредиты банки вернули (я не знаю ни одного случая, чтобы не вернули банки кредит), вернули с процентами. Получилось, вот эта  "копилка ", "ящичек с долларом" – он ещё стал больше за счёт этой кредитной ставки. Всё просто: взять оттуда нельзя, можно взять кредит, какую-то часть, опять же через механизм ЦБ.

 

Надо понимать, что все банки в России не суверенны, поскольку они все замыкаются на системе Центрального Банка, а та в свою очередь действует на основе механизма рейтингов, которые вырабатываются в Нью-Йорке. Не случайно, если вы посмотрите европейские проблемы, когда взяли вдруг и объявили снижение рейтинга Греции, и всё - Европа посыпалась. Почему объявили снижение рейтинга Греции?! Вот просто так приняли решение. У Греции до этого рейтинга было 163% ВВП долг, после, и при вступлении в Евро было такой же, а почему-то взяли и объявили, в результате - посыпали всю Европу. Это удар по Европе со стороны Соединённых Штатов Америки, потому что конкуренты им не только мы, конкуренты американцам - весь мир, и давят они и терроризируют весь мир, а не только Россию, включая и Европу.

 

Артём Войтенков: Давайте с золотовалютными резервами проясним. Получается как? Россия продаёт нефть, ещё какие-то свои полезные ресурсы, получает за это американские доллары, виртуальные. На эти доллары кладёт в свой золотовалютный запас, а золотовалютный запас, получается не её, не наш, не российский.

 

Евгений Фёдоров: По конституции. Конечно.

 

Артём Войтенков: Получается, что мы отдаём всё бесплатно.

 

Евгений Фёдоров: Правильно! Вот вы как точно всё подметили. Абсолютно так и есть. Это называется дань. Именно так. Золотовалютные резервы мы трогать не можем, они по конституции не принадлежат государству, через механизм Центрального Банка, поэтому там просто складываются нули долларовые, виртуальные, но за это мы платим полномасштабными российскими ресурсами, чтобы эти нули там увеличить. Вот и всё. Это отражено в законе о Центральном Банке, его можно повесить где-то и пусть люди читают, если хотят справочку юридическую.

 

Простая, не хитрая формула платежа дани. Причём формула рассчитанная. Если Германия после поражения в первой мировой войне получила дань в виде конкретных цифр: столько-то миллионов должна была заплатить Франции, Англии… То на Россию дань наложена в более жёсткой форме: выплатить надо весь внутренний оборот, всю денежную массу, мы должны автоматически выдавать Соединённым Штатам Америки по номинальной стоимости. То есть, сколько бы в России не появилась необходимость в новой денежной массе (она растёт по мере роста экономики), - мы на 100% должны выкупить право на внутреннюю эмиссию у Соединённых Штатов Америки. Это более жёсткий вариант, чем акт о капитуляции Германии после первой мировой войны, когда цифра была всё-таки конечна.

 

И, если помните, французы и англичане сняли оккупацию с Германии после того, как она выплатила долги. Конечные! А Россия не может их выплатить никогда, потому что она всегда будет наращивать денежную массу. И всегда будет оплачивать американцам право на наращивание денежной массы.

 

Денис Ганич: Чем больше растёт экономика у нас..,

 

Евгений Фёдоров: Тем больше американцы получают доходы от Российской Федерации - прямая абсолютно зависимость. Даже, если мы их будем перегонять, они будут только радоваться (ну, теоретически) - потому что у них будут увеличиваться халявные деньги.

 

Артём Войтенков: То есть, все разговоры "давайте поднимем нашу экономику и догоним Европу " - это в общем-то…

 

Евгений Фёдоров: Почему? Это разные вещи. Вот вы пытаетесь решить свои проблемы, ускоряя экономический рост, при этом вы одновременно решаете проблемы Европы и Америки. То есть, ваши усилия делятся: часть усилий поступает на благо российского народа, а бОльшая часть усилий автоматически поступает на благо американского и европейских, прежде всего немецкого, народов. Автоматически.

 

Артём Войтенков: А почему немецкого?

 

Евгений Фёдоров: Потому что евро. А в евро там контролирует ситуацию Германия, Не только Германия - европейские страны, как союзники Америки. И Америка с них тоже деньги выбирает: евро тоже производное доллара. Там своя история. Но, когда мы поддерживаем евро, а мы его поддерживаем на 40%, мы тоже поддерживаем доллар через поддержку евро. Так что американцы собирают дань со всех.

 

Артём Войтенков: Но эта же система должна подойти к какому-то потолку: когда всё время денег больше, больше, больше в мире. Они должны куда-то слиться в конечном итоге?

 

Евгений Фёдоров: Эти деньги повышают потребление в Соединённых Штатах Америки. Если вы сравните потребление энергоресурсов на одного американца и немца (мне немцы эту цифру сказали) разница в три раза, то есть американцы в три раза больше потребляют ресурсов, чем немцы. Не потому, что они имеют больше производства на человека, а потому что у них больше потребления на человека: они ездят на автомобилях, у них больше квартиры, у них качество жизни лучше - уровень жизни выше. Это идёт на благо американского народа.

 

Вы вот сейчас про это говорите, а ведь дань оплачивается не только через оккупационный рубль. Дань оплачивается и людьми, и кадрами, наукой, например. Как раньше вывозили ремесленников, во времена монгольского ига, так вывозят и кадры.

 

Или вот дети. Мы видели, опять очередной скандал: наши дипломаты в Америке нашли детский дом для российских детей, которых они вывезли из Российской Федерации, 20 человек, недавно был сюжет. Сотни тысяч детей из России через механизм дани поступают в Соединённые Штаты Америки, как раньше поступали янычары в османскую империю, в том числе из Руси. Покорённые народы платили дань детьми.

 

Артём Войтенков: Зачем американцам наши дети?

 

Евгений Фёдоров: Генетика. Хорошая белая генетика. Белые рабы. Создают нижний класс рабов, ну, относительных, конечно. Как зачем?! Это конкурентная борьба - нации конкурируют. Вы думаете только с помощью денег? С помощью генетики, с помощью ремесленников, учёных. Только в Германии 26 программ переезда/вывоза людей из бывшего Советского Союза, причём, они за это платят. Чем в Германию приедет больше людей из Советского Союза бывшего, белых, тем сильнее немецкое государство. Что тут непонятного? И сильнее немецкая нация.

 

То же самое касается американцев: чем больше туда приедет людей из России: молодёжи, учёных, компьютерщиков - сильнее американский народ. В Соединённых Штатах Америки, допустим, в сфере экономики, в науке - 80% гастарбайтеров. Если Америка перестанет привозить к себе учёных со всего мира, в качестве дани людьми, америка перестанет существовать в экономическом смысле, потому что не кому будет работать в лабораториях. Поскольку сами они не хотят думать, они выбирают людей умных со всей планеты, которых подготовили, которые прошли институты, школы, которые творческие люди - они их отбирают и везут к себе. И делают это куда эффективнее, чем Германия вывозила с оккупированной территории рабочих и работников, и молодёжь - тоже вывозила.

 

Я могу сказать, что в деревне, где мой отец был в оккупации, половину деревни в конце войны взяли и всю молодёжь вывезли в Германию. До Германии не довезли - расстреляли под Псковом. Потому что уже началось, как бы война перебила коммуникации, не смогли вывезти. Но сам факт – тотально, то же самое.

 

Из Прибалтики европейцы и американцы вывезли треть, 30% населения из Литвы, например. Это за какие-то 7 лет – это больше, чем гитлеровская Германия во время оккупации Прибалтики с помощью гестапо. Это просто формы разные. Если в оккупационном механизме гитлеровцы вывозили - автомат под бок и вывозят, то в современном механизме это делается как бы добровольно, за деньги. Но суть-то одна - это укрепление нации одной за счёт других, за счёт вывоза оттуда людей, детей, ремесленников, денег, дани и всего остального.

 

Слушайте, мир он какой был, такой и остался. То, что пропаганда сейчас умеет очевидные вещи скрыть, так это только говорит о качестве оккупационной машины, вот и всё. Но методы сами остались, и механизмы те же, как и были сто, двести, пятьсот, тыщу лет назад. Если ты слабый - платишь, если совсем слабый - исчезаешь. Это жизнь.

 

Набор текста: Любовь Ужегова

Редакция: Наталья Ризаева

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (180 мб)
Видео MP4 640x360 (66 мб)
Видео MP4 320х180 (36 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (6 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (10 мб)

Текст:
EPUB (210.13 КБ)
FB2 (314.19 КБ)
RTF (255 КБ)

Россия в мире репараций

Монетизация международных отношений и выбивание денег из истории.
Западные государства не стесняются выставлять друг другу огромные счета за военные действия, притеснения и другие виды ущерба. Но Россия совсем не пользуется этим политическим оружием.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Россия в мире репараций

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_russia_reparation

 

Валентин Катасонов – доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Валентин Катасонов: Книга называется "Россия в мире репараций", это издательский дом "Кислород", это фактически третья книжка в сериале. Первая книжка была посвящена Генуэзской конференции. Вторая книжка была посвящена Бреттон-Вудской конференции. А поскольку и в первой и во второй книжке было очень много вопросов, связанных с репарациями, то потом родилась ещё и третья книжка, которая называется "Россия в мире репараций". Она родилась не только потому, что это некая выжимка из первых двух книжек, но и потому, что она писалась в то время, когда в мире происходили новые события, которые давали дополнительную пищу для размышления на тему репараций.

 

Современный мир двадцать первого века, это мир, когда происходит монетизация межгосударственных отношений. Я учился в институте международных отношений. Была такая дисциплина, такая специальность даже была - международные валютно-финансовые отношения, но это была только часть каких-то межгосударственных отношений. Сейчас речь идёт о том, что межгосударственные отношения как бы действительно тотально монетизируются. Это один момент.

 

И второй момент, я бы так сказал, - это коммерциализация истории, связанная с этим же. То есть, даже если мы изучаем какую-то историю, то сейчас уже невольно обращаешь внимание - какие в результате исторических событий возникали финансовые требования и обязательства сторон, имеется в виду на межгосударственном уровне. Почему такие мысли возникают? Да потому что, сегодня, в двадцать первом веке началась такая повальная эпидемия выставления одними государствами другим государствам разного рода компенсационных требований.

 

Мы привыкли, что в истории были объявления репараций, контрибуции, и подобные вещи. Обычно у нас всегда это ассоциировалось и ассоциируется с войнами: война кончается - победитель всегда устанавливает побеждённому какие-то требования. Часто они имеют финансовый, имущественный характер, и называются они контрибуциями. Если говорить проще, то контрибуция, это что-то типа дани, которую побеждённый выплачивает победителю.

 

- Девятнадцатый век - это ещё и эпоха контрибуций. Хотя контрибуции сопровождали большинство таких войн того времени, и более ранних веков.

- Двадцатый век - уже как-то слово "контрибуция" выходит из употребления, появляется слово "репарации". Грешным делом, когда я учился в институте, я как-то считал, что эти вещи синонимы - контрибуция и репарация.

На самом деле, конечно:

- контрибуция - это просто налог, это дань, которую победитель устанавливает,

- а репарация - это такая форма дани, которая создаёт некий такой имидж благородства со стороны того, кто эту дань накладывает. Он говорит, мол, это не просто дань, а это компенсация тех затрат, которые я понёс в войне с тобой. Примерно так. Репарация - возмещение.

 

К слову "репарация" близко такое понятие, как компенсационные платежи, компенсационные требования. Я бы так сказал, что, репарация и компенсационные требования - это не совсем синонимы, потому что, репарации мы привыкли использовать применительно к войнам, военные репарации, а компенсационные требования, компенсационные обязательства, они могут возникать и по другим причинам. Скажем, сегодня появляется такое понятие, как компенсационные требования в связи с колониальным угнетением, и колониальным ограблением одних стран другими. Такие своеобразные колониальные репарации. Иногда используют понятие экологические репарации. Это тоже фактически возмещение ущербов одним государством другому.

 

Могут быть какие-то другие поводы для репараций, например, так называемые оккупационные репарации. Это очень модное выражение, очень модный термин двадцать первого века, и это веяние пошло от наших ближайших соседей, государств, которые возникли на обломках Советского Союза. Это - постсоветские республики, прежде всего Прибалтика: это Латвия, Литва, Эстония, а за ней потянулась и Молдавия. Вот они это называют оккупационными репарациями, или компенсационные требования за так называемую советскую оккупацию. И это поставлено на достаточно серьёзную основу, потому что, в той же Литве был принят закон, который определяет это, как государственную функцию. Выделяется определённый штат, определённый бюджет на то, чтобы осуществлять подсчёт ущербов, которые Литва понесла, якобы, в результате нахождения в составе Советского Союза, и соответственно, там работают юристы, которые всё это должны оформить в виде каких-то требований. Но, повторяю, это не обычные какие-то иски, которые, скажем, одно юридическое лицо выставляет в адрес другого юридического лица - это сфера международного частного права, а это - сфера публичного права. Я вспоминаю то, что мне с лишним сорок пять лет назад преподавали основы международного права, это всё-таки международное публичное право.

 

На самом деле это, конечно, всё очень интересно. Я вижу, что нет ни одной книжки, которая была посвящена вопросам репараций, вот это меня очень удивило, потому что, для юристов международников это очень большой пласт вопросов, для экономистов сегодня это тоже. То, что я преподаю своим студентам, скажем, мы изучаем в курсе Международных финансов платёжные балансы. Одной из разновидностей этих таблиц под названием платёжные балансы является международная инвестиционная позиция.

- Платёжные балансы - это за период.

- Инвестиционные позиции - это некая картинка на момент времени, это грубо говоря, баланс требований обязательств страны.

 

Не надо думать, что это какой-то новый документ, это новый какой-то показатель, скажем чисто инвестиционные позиции страны. Это было и раньше, только это называлось долговая позиция страны, то есть, сколько страна должна, и сколько ей должны. Складываем и получаем этот показатель - это чистая долговая позиция. Сегодня это называется международной инвестиционной позицией. Соответственно, у России тоже есть такой показатель.

 

Вот в этой книжке я привожу фрагмент такого документа "Международные инвестиционные позиции России". Должен сказать, что у нас наши активы зарубежные намного превышают требования нерезидентов по отношению к России. Если объяснять попроще, то мы очень хорошо вложились за пределами. Иностранцы сюда тоже идут, но баланс всё-таки таков, что мы слишком выдвинулись вперёд.

 

Вот сейчас мы обсуждаем вопрос экономических санкций, экономической войны с Западом, но, безусловно, что мы как-то жили, не понимая, что рано, или поздно мы попадём в это положение. И конечно, если мы начнём, грубо говоря, обмениваться ударами, то, если предположим, мы уничтожим взаимно наши требования, наши обязательства, то мы будем лузерами.

 

Я сейчас не нашёл этой таблицы, но она есть на сайте Банка России, раздел Статистика, Статистика внешнего сектора, там вы найдёте эту картинку. Это опять-таки, официальная статистика, а есть ещё теневой вывод капитала. У нас на протяжении четверти века происходило бегство капитала, которое слабо отражалось, или вообще не учитывалось в платёжном балансе. И, соответственно, мы имеем за границей не один и три десятых триллиона долларов, как это следует из последних данных Банка России, а по моим оценкам, как минимум, в два раза больше, а может быть, и три триллиона долларов, то есть, это порядка двух валовых внутренних продуктов Российской Федерации.

 

То есть, я, о чём говорю, это как бы некое введение. Но есть ведь у любой страны, так называемые забалансовые статьи вот этого показателя международные инвестиционные позиции, а забалансовые статьи, это то, что юридически не оформлено. Вот эти самые требования, эти самые обязательства, так называемые компенсационные требования, компенсационные обязательства, и они как-то дремлющие позиции, но они из дремлющих могут превратиться в действующие, балансовые. Если, предположим, Латвия в прошлом году они там насчитали аж триста миллиардов евро требований к России за советскую оккупацию, то, соответственно, это очень серьёзно отразится на общей картине международной инвестиционной позиции Российской Федерации. Так что, это очень такая актуальная тема.

 

Я пытался как-то мидовским работникам популярно объяснять, что вы должны как-то заниматься этими вещами, но, на сегодняшний день, насколько я понимаю, ни в Минфине, ни в аппарате правительства, ни в Министерстве иностранных дел нет ни одного штатного сотрудника, который бы целенаправленно занимался этим вопросом. В то время, как повторяю, скажем, в той же Литве ещё в двухтысячном году был принят закон, который не только легализует эту деятельность, но и на это выделяются деньги, и там ведётся планомерная работа по подготовке требований даже не в отношении всего остального мира, а конкретно в отношении своего ближайшего соседа, Российской Федерации.

 

Но, безусловно, что всё-таки и не это сейчас самой главное. Самое главное, это, наверное, копнуть нашу историю, историю двадцатого века, и посмотреть, а что же там было в плане требований, которые мы выдвигали, и которые нам выдвигались. Должен сказать, что Россия почти никогда никому ничего не выдвигала, а вот ей выдвигали очень часто. И тут, конечно, вспоминается Первая мировая война. Вы знаете, что после революции семнадцатого года, я имею в виду не Февральская, а Октябрьская революция, одна из первых мер новой власти заключалась в том, что они отказались от долгов Царского правительства и Временного правительства. На тот момент с процентами набегало порядка восемнадцати с половиной миллиардов золотых рублей. Я не буду сейчас углубляться в детали, и объяснять, на каких основаниях происходил этот отказ, но такой отказ произошёл.

 

Вообще надо понимать, что всё-таки, даже изучая репарации, понимаешь, что у нас совершенно разный менталитет. Может пройти двести и триста лет, но Запад каждую копейку помнит. Вот по нашим взаимоотношениям России с Западом это прекрасно видно. Безусловно, что ни в восемнадцатом, ни в девятнадцатом, ни в последующие годы Запад не мог согласиться с этим декретом большевиков, это Январский декрет восемнадцатого года.

 

Я уже в этой аудитории не раз вспоминал такое событие, как Генуэзская конференция, но там всё-таки Запад нас вынудил заняться непривычным для нас занятием - выставлением встречных требований. Мы это сделали только для того, чтобы объяснить Западу популярно на их же языке, что мы погашать эти восемнадцать с половиной миллиардов золотом не собираемся. Наши встречные требования были - тридцать девять миллиардов золотом. Вот тогда мы начали немножко учиться этому искусству выставления компенсационных требований. Это были в основном компенсационные требования, связанные с ущербом, нанесённым Гражданской войной и интервенцией. Вернее, там было сказано только интервенцией.

 

Но когда Запад на Генуэзской конференции стал разбираться, они говорят: "А это-то при чём? Это же гражданская война".

Например, Колчак. Большевики, естественно, объясняли: "Какая же гражданская война? Ведь фактически за этими так называемыми силами стояли иностранные государства. Поэтому, давайте уж честно говорить - это была интервенция, которая осуществлялась руками граждан Российской империи".

Примерно так, как многое происходит сегодня на Украине, или даже на Ближнем и Среднем Востоке. Вот примерно так же всё происходило и в России, я уж не говорю про китайцев, венгров и прочих, которые вроде бы как тоже там воевали.

 

Ну и плюс к этому мы впервые проделали то, что потом другие стали проделывать - это мы посчитали ущерб от торгово-экономических санкций. В 22-ом году мы насчитали несколько миллиардов золотом - это ущерб от санкций, которые, как мы уже с вами обсуждали, Запад объявил нам уже в конце семнадцатого года, это торгово-экономическая, а потом и кредитная блокада. Кстати говоря, ведь уже у нас почти два года экономические санкции, и что-то я не слышал, чтобы кто-то вёл подсчёт ущербов от этих незаконных санкций со стороны Запада. Это так называемые односторонние санкции, которые являются грубейшим нарушением международного права, и устава Организации Объединённых Наций. А вот большевики это сделали. Понятно, делали на коленке, как умели.

 

Кстати говоря, я почему эту тему хорошо запомнил, потому что, мне преподавал курс Международных экономических отношений профессор Любимов Николай Николаевич, который тогда, в 22-ом году, был, наверное, самым молодым членом делегации советской на Генуэзской конференции в статусе советника, и возглавлял НИИ Наркомата финансов. Как он говорил, у него была только одна задача - подготовиться к Генуэзской конференции. Несколько месяцев они собирали материалы со всей страны, всё это сводили, считали. Понятно, что, может быть, это были очень грубые подсчёты, но, тем не менее, всё-таки они уже ехали не с пустыми руками. Есть чему поучиться нынешнему МИДу у тех дипломатов, как надо ехать на переговоры.

 

Там была очень интересная история. По крайней мере, то, что мы подготовили встречные требования, это самортизировало удар, это точно. Безусловно, что каждая сторона осталась при своих, то есть, никто не согласился: ни они не согласились, ни мы. Понимаете, ведь они говорили: "Мы не понимаем, а у нас-то ведь рыночные требования, вернее, требования по рыночным обязательствам". Запад - у него определенные стереотипы мышления. Они понимают только какие обязательства? Обязательства, которые выражены в так называемых финансовых инструментах - это либо долговые бумаги, либо это кредитные договора.

- "А вы нам приносите какие-то справки о нанесённых ущербах. Мы таких бумаг не видели".

Понимаете? Запад, он привык диктовать свои условия, заставлять других играть по своим правилам. Но мы должны учить их тоже нашим правилам, и должны учить их работать по нашим формам. Это так, by the way, как говорится.

 

Там на Генуэзской конференции были всё-таки интересные события, я имею в виду то, что мы сепаратно сумели договориться с немцами, сумели подписать Рапалльский договор. Рапалльский договор обычно вспоминают в связи с тем, что были установлены торгово-экономические отношения. Там был проведён такой хороший опыт, так называемый нулевой вариант по встречным требованиям. Что это означает? Это означает, что, да, конечно, мы должны были Германии. Царское правительство оно конечно, ещё до Первой мировой войны брало кредиты у Германии. Естественно, мы тоже могли что-то потенциально требовать от Германии.

 

Тут очень интересный момент. Ведь вопросы репараций обсуждались на Парижской мирной конференции. По-моему, девяносто процентов всех заседаний на Парижской мирной конференции, это был вопрос репараций. Всё остальное как-то было вторично. Территории ещё. Естественно, как вы сами помните, мы обсуждали эту тему. Страны Антанты практически выставили такие требования репарационные, которые по оценкам английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса в четыре раза превышали реальные возможности Германии. То есть, Антанта захотела сделать с Германией примерно, то же самое, что сегодня Запад хочет сделать с Украиной. То есть, понятно, что если корову не кормить, а только доить, то через некоторое время корова просто сдохнет. Вот с Германией примерно так и предполагали поступить.

 

Поскольку мы не участвовали в Парижской конференции, потенциально мы могли, конечно, участвовать, но не участвовали. Но как бы в наше отсутствие, исходя из некоего дипломатического политеса, записали, что Россия может претендовать на свою долю репараций. Хотя, кстати говоря, на Парижской мирной конференции сумма репараций была запредельная. Я не буду называть в тогдашних денежных единицах, я для понимания всегда перевожу в золотой эквивалент. Золотой эквивалент репарационных требований стран Антанты составлял сто тысяч тонн золота. Вы сами понимаете, официальные золотые резервы основных стран на начало Первой мировой войны составляли чуть больше двадцати тысяч тонн. А тут сто тысяч тонн взвалили на Германию. Французский маршал Фош (Foch) тогда сказал: "Сегодня мы присутствуем при подписании Парижского мирного договора. Это договор, который программирует. (он какие-то другие слова использовал) После этого договора пройдёт двадцать лет, и начнётся новая война". Он как в воду смотрел - так оно и произошло.

 

Мы, конечно, заняли совершенно правильную принципиальную позицию, мы назвали Парижскую конференцию грабительской. Ленин там не жалел никаких слов и эпитетов для описания всего этого мародёрства, которое творилось в Париже. А с немцами мы договорились по нулевому варианту. Они нам как бы прощают все наши долги по довоенным кредитам, а мы, соответственно, отказываемся от тех потенциальных репараций, которые могли бы нам причитаться, если бы мы подсоединились к парижскому мирному договору. А Запад, собственно и ждал этого момента, что мы всё-таки клюнем на это дело, и тогда бы нас там начали бы потихоньку раздевать. Но наши руководители достаточно хорошо понимали психологию наших, как сегодня говорят, партнёров, поэтому, мы не стали пользоваться этой привилегией, и не стали от Германии ничего требовать. Вот просто пример того, как можно договариваться.

 

В Генуе мы фактически достигли прорыва, в Рапалло. Я считаю, что не только с Германией, потому что, Генуя повлияла таким образом, что в 24-ом году Запад был вынужден с нами заключать дипломатические отношения. Все западные страны, за исключением Соединённых Штатов, они это сделали только в 1933-ем году. На самом деле меня интересует во всей этой истории один аспект - а куда делись вот эти наши требования? Куда делись требования примерно на сорок миллиардов золотых рублей? Ни в одной книжке я не сумел прочитать, куда они делись. Там где-то ещё вспоминали некоторое время. Последнее упоминание относится к 26-му году. Оказывается, было такое поручение, данное высшим нашим партийным государственным руководством, чтобы Госплан постоянно вёл инвентаризацию и оценку наших требований по тем самым требованиям, которые возникли в результате интервенции, и в результате экономической блокады. Процесс шёл непрерывно, потому что и в 23-ем, и в 24-ом, и в 25-ом годах экономическая блокада никуда не уходила.

 

Вообще создаётся такое интересное ощущение у нашей публики сегодня, что экономические санкции, которые нам в марте объявили это нечто новое. На самом деле ничего нового нет, потому что санкции были на протяжении всего двадцатого века, по крайней мере, с декабря 1917 года точно. Хотя отдельные случаи санкций были и раньше. Например, в 1909 году Соединённые Штаты в одностороннем порядке разорвали торговый договор с Российской Империей от 1832 года по инициативе американского банкира Якова Шиффа (Jacob Schiff). Якобы они были возмущены тем, что мы притесняем в Российской Империи евреев. Вот такая была история. Так что санкции были и до этого, но они не были перманентными. А с декабря 1917 года они стали перманентными, и на сегодняшний день даже, если Запад официально объявит, что экономических санкций нет, мы всё равно постоянно находимся в блокаде. Вот это надо всегда понимать. Блокада, она очень многообразна. Я начал перечитывать работу Ленина "Империализм, как высшая стадия капитализма", кстати, хорошая работа. Очень меня заинтересовал четвёртый признак – это международные картели.

 

Я вспомнил, что я ещё в советское время писал статью. Правда, эта статья не была принята многими журналами, потому что там слишком острые вещи были. О том, что Советский Союз находился на тот момент в кольце картельной блокады. Вот почему-то я до сих пор не могу понять, почему тема международных картелей была табуирована. Международные картели - это ведь такая плотная сеть соглашений, сговоров. Ведь как Советский Союз выходил на мировой рынок? Он выходил по узким коридорам. Если бы мы просто произвольно вышли бы на какую-нибудь компанию, скажем, чтобы продать нефть, нам компания могла сказать: "Нет, мы не хотим с вами торговать". Без всяких объяснений. То есть это картельный сговор. Нас выводили на нужную компанию, с которой нам только и было позволено торговать. Вот примерно так всё было устроено. То есть это была блокада. Я немножко отвлёкся, но это, наверное, тема нашего будущего разговора относительно экономической блокады, международных картелей. К сожалению, эта тема и сегодня очень слабо освещается в нашей литературе. Так что в 1926 году Госплан ещё считал вот эти самые ущербы, потом, к сожалению, я уже потерял нить, я уже не нашёл никаких источников.

 

А что касается работы в архивах, то, как показывает опыт, нынешние власти очень не любят, когда люди работают в архивах. Особенно когда они видят, что человек пытливый. Это особая тема, это личное. Короче говоря, если и попадаешь в архив, то над тобой стоит дядька или тётка, которые смотрят: "А вот, пожалуйста, у вас с тридцать второй страницы по тридцать пятую. А туда не заглядывать. Туда не надо заглядывать". Я не шучу. Вот так приходится работать в архивах. Если ты конечно не получаешь какое-то одобрение с самой высшей инстанции. На самом деле я не пойму: кто работает в наших архивах и почему такой режим? Он тюремный режим по сути дела.

 

А тема интереснейшая, потому что это 39 миллиардов золотых рублей по тем временам. А по тем временам, если это перевести на золотой эквивалент, то это, наверное, двадцать пять тысяч тонн золота. Да, не меньше. Поэтому разбрасываться такими мелочами мы не имеем права. Но это один сюжет.

 

Другой, ещё более актуальный сюжет и лучше документированный, это - Вторая мировая война или для нас это Великая Отечественная война. Вторая мировая война или Великая Отечественная война - там мы уже были подготовлены. В 1942 году постановлением Президиума Верховного Совета СССР была создана комиссия по оценке ущербов народному хозяйству и населению. Я могу немножко ошибаться, она очень длинная формулировка, очень длинное название. Я её коротко называю - "Государственная комиссия по оценке ущербов". Эта комиссия уже работала по определённым методикам, по определённым форматам. Всё это документировалось, всё это сводилось, всё это подсчитывалось. Поэтому когда кончилась Великая Отечественная война, она же Вторая мировая, то мы уже были вооружены всем необходимым. Мы были вооружены всем необходимым, и вот я вам просто дам сводные оценки или сводные данные - что же эта комиссия насчитала.

 

Комиссия считала прямые ущербы и косвенные ущербы.

- Прямой ущерб - это либо хищение имущества, либо это разрушение имущества, превращение его, будем так говорить, в объект, который нельзя использовать ни для чего. Так вот, прямой ущерб в рублях - шестьсот семьдесят девять миллиардов рублей. Заметьте, это довоенные рубли.

- Есть ещё понятие "косвенный ущерб". Косвенный ущерб – это не утраты имущества, не разрушение имущества, это просто нарушение функционирования народного хозяйства из-за вот таких экстремальных условий - тысяча восемьсот девяносто миллиардов рублей.

Итого получается - два триллиона пятьсот шестьдесят девять миллиардов рублей.

Комиссия посчитала, между прочим, и в иностранных эквивалентах.

Получилось, прямой – сто двадцать восемь миллиардов долларов.

А общий с учётом косвенных – триста пятьдесят семь миллиардов долларов. Заметьте, тогдашних миллиардов долларов. Поэтому цена вопроса очень высока.

 

Я признаюсь, я занимался достаточно долго вопросом нашего царского золота. Там, конечно, тоже очень крупные ставки. Но вот вопрос, связанный с репарациями по итогам Второй мировой войны, это вопрос крупнее. И этот вопрос обсуждался на Ялтинской конференции январь-февраль 1945 года, на Потсдамской конференции 1945 года, на других конференциях. Вот я вам назвал сумму ущерба - триста пятьдесят семь миллиардов. А Сталин на Ялтинской конференции, я сам читал протоколы Ялтинской конференции, он сказал: "Давайте мы не будем повторять ошибок Первой мировой войны. Давайте мы Германии назначим общий объём репараций в двадцать миллиардов долларов. И России десять миллиардов". Я называю это "Сталинской щедростью". Представляете, как Запад душил Германию и как мы обошлись. Рузвельт не возражал. Рузвельту там особо было не на что претендовать. Вот такая просто раскладка.

 

А в этой книжке вы найдёте интересную историю, как собственно развивались события после девятого мая 1945 года. Уже, безусловно, чувствовалось охлаждение в отношениях между Советским Союзом и Западом. Затем началась Холодная война. Договорённости по репарациям были окончательно размыты. Первоначально ещё как-то мы договаривались. Вообще та схема Парижской мирной конференции, она уже никак не складывалась. Потому что там была такая схема - общий котёл. Страны потом между собой договаривались у кого, какая доля в этом общем котле. Вот по Первой мировой войне могу сказать, доля Франции в общем котле была пятьдесят два процента. Доля Англии была двадцать два процента. Здесь такая схема не сложилась, потому что не было общего котла. Сначала не было общего котла, а потом не было и общей Германии. Общая Германия, она была где-то в проекте, были оккупационные зоны, но всё-таки как-то говорили "Единая Германия" и "Оккупационные зоны на территории единой Германии". А в 1949 году не по нашей инициативе, не по инициативе Сталина, а по инициативе Запада произошёл раскол единой Германии на западную и восточную. Появилась Федеративная Республика Германии и Германская Демократическая Республика. Так что, если и говорить об этой Берлинской стене, то она была создана Западом.

 

Понимаете, я всегда возмущаюсь и очень скорблю по поводу того, как мы оправдываемся по поводу каких-то там стенок. Эти стенки всегда выдвигал Запад. Имейте в виду. И ни в коем случае не ловитесь на эти разговоры, что мы, мол, там что-то такое воздвигаем. Вон сейчас Европа тоже выстраивает стену - это их любимое занятие.

 

В 1953 году окончательно был закрыт вопрос по репарациям. Мы щедро простили Восточной Германии недоплаченные репарации. Кстати, там очень много интересного. Что касается западного сектора, Западной Германии, то там, собственно никакого учёта и не велось. Особого учёта репараций не было и у нас, но в Западе, там просто творилось полное мародёрство. Это особая интересная история, там ничего не учитывалось. Просто тащили всё, что не так лежит: золото тащили, валюту тащили, людей тащили, разработчиков всяких видов оружия, патенты, лицензию тащили. У нас всё-таки в этом смысле был учёт, была специально созданная правительственная комиссия, которая вела учёт репарационных поступлений.

 

Ещё очень важный момент. Западные союзники нам предлагали повторить ошибку Версальского мирного договора. А именно - взимать с побеждённого репарации валютой. Мы сразу сказали: "Не надо валютой. Давайте натурой". Сначала мы брали натурой – это машины и оборудование. Но где-то уже к 1947 году демонтаж и поставки немецкого оборудования в Советский Союз прекратились. Прекратились по той простой причине, что это стало негативно отражаться на экономике Восточной Германии. И мы тогда перешли на другую схему – репарационные поставки продукции промышленных предприятий. И вот эта схема, она блестяще себя оправдала. Она позволила Восточной Германии развиваться быстрее, чем Западная Германия. Там есть соответствующие у меня цифры. И естественно мы тоже были в этом заинтересованы. Мы прекрасно понимали, что если будут денежные репарации, то это имеет много минусов. Я не буду сейчас эти минусы перечислять.

 

Вроде бы как вопросы по итогам Второй мировой войны были давным-давно закрыты. Я не буду приводить соответствующие международно-правовые документы. Главных-то документов нет. Главный документ какой? Мирный договор между Советским Союзом и Германией - такого договора нет. Мирный договор между Советским Союзом и Японией - такого договора нет. А есть всё какие-то документы, написанные на коленках. Вот об этих документах вы тоже можете здесь почитать. Поэтому считалось вроде бы как, что Хельсинский итоговый документ 1975 года, он как бы и закрывает все вопросы по итогам Второй мировой войны. Закрывает вопросы территориальных претензий. То есть в Хельсинки вроде все собрались и договорились, включая Соединённые Штаты, Канаду, что вот незыблемые европейские границы. Ну, если они незыблемые, тогда, извините, - а что вы сегодня творите-то в Европе? И соответственно вопрос репараций вообще не затрагивался.

 

Но по умолчанию считалось, что в 1953 году. Кстати, Западная Германия тоже последние свои репарационные платежи и поставки совершила где-то в 1952 или 1953 году. Вот давайте подведём черту под 1953 годом и всё, и не будем вспоминать былое. Но то, что мы уже при нашей жизни сегодня видим, мы видим, что идёт полная ревизия итогов Второй мировой войны. Я уж не говорю про ревизию на Дальнем Востоке - я имею в виду итоги войны с Японией. Ведь там тоже репарационный вопрос стоял очень остро, но он там не решён, он абсолютно не решён. Даже вы вот так напрягите свою память - сколько вы читали статей и материалов по репарациям, которые Япония выплачивала по итогам Второй мировой войны? Да ничего вы не найдёте, потому что там всё под свой контроль сразу взяли американцы. Взяли американцы и сказали: "Какие репарации, господа? Пожалейте Японию!" Но на самом-то деле за этими словами лукавыми, что скрывалось? Фактически, они хотели, чтобы Япония работала на Америку. Фактически не было репараций, но Япония фактически стала колонией Америки. А на каком основании колония Америки будет ещё кому-то платить какие-то репарации? Я вот так упрощаю картинку до предела.

 

В 1990 году, когда встал вопрос о воссоединении Германии, соответственно опять всплыл вопрос: "Значит, мы всё-таки считаем, что границы подвергаются ревизии?" Кстати, Англия, Франция были против объединения двух Германий. На этом настояли американцы. А Горбачёв пошёл на поводу у американцев. Я не говорю, что мы не должны были поддерживать проект "Единой Германии", но мы должны были очень грамотно этот вопрос обсуждать и оформлять юридически. Этого не было сделано. Вопрос о наших репарационных требованиях вообще нигде никак не поднимался. Более того, как вы сами знаете, мы оставили там громадный массив имущества. А я в то время занимался вопросами экологии и я прекрасно помню, как немцы нас обманули, обвели вокруг пальца. Хотя трудно это даже назвать обманом. Это я не знаю, даже какое слово употребить. Короче говоря, они сказали: "Советские войска нанесли такой экологический ущерб Германии, что вот это измеряется десятками миллиардов". Короче говоря, вышли чуть не на нулевой вариант. То есть мы за своё имущество в Восточной Германии получили копейки. Получили копейки, которые не могли даже компенсировать, будем так говорить, затраты на строительство жилья для военных, которые переместились куда-то, чуть ли не в степь. Вот такая была картинка, но это даже не хочется вспоминать, что творил Горбачёв вот в этом 1990 году.

 

Фактически мы как бы сдали всё без боя, в том числе и наши репарационные требования, в отличие от Запада. Вот как только произошло объединение Германии, Запад сразу включил счётчик Германии. Ведь они тогда в 1953 году выключили счётчик, на каком основании? Что, мол, нет единой Германии, с кого брать репарации? Будем ждать, когда будет единая Германия, вот тогда мы опять включим счётчик. Но имейте в виду, счётчик не по репарациям Второй мировой войны, счётчик по репарациям Первой мировой войны. Это я раскрываю тезис по поводу того, что у них прекрасная память. Для вашего сведения: последние деньги по репарациям Первой мировой войны Германия заплатила в 2010 году. Чтобы было понятно, что такое Запад - он свои копейки не упустит. А мы упускаем всё. Мы извиняемся перед Прибалтикой.

 

Я не знаю, то ли у нас в МИДе совсем люди, что ли, неграмотные? Они что не помнят Ништадтский мир, который был подписан Петром Первым, когда мы купили фактически всю Прибалтику у Швеции за два миллиона талеров. Мы прибалтов спасли, можно сказать, от геноцида шведского этим Ништадтским мирным договором 1721 года. Это наша собственность. Если вы оттуда вышли, будьте добры - с процентами всё верните. Я тоже пересчитал на золото, хотя уже не помню, но золото они должны нам вернуть по полной, понимаете?

 

Почему мы всё время находимся в состоянии защиты, обороны, оправдания? У нас должна быть наступательная позиция.

Спасибо за внимание.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (417 мб)
Видео MP4 640x360 (162 мб)
Видео MP4 320х180 (91 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (10 мб)
Звук 32kbps MP3 (10 мб)
Звук 64kbps MP3 (19 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (29 мб)

Текст:
EPUB (168.09 КБ)
FB2 (261.79 КБ)
RTF (204.15 КБ)

Сталин против ФРС

Как банкиры подчиняли себе США и весь мир.
После захвата власти в США банкиры устроили ряд государственных переворотов и две мировые войны, после чего доллар стал господствующей мировой валютой. Сталин сначала не признал доллар, а затем противодействовал, создавая свою мировую систему расчётов.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Дмитрий Еньков

Сталин против ФРС

Видео http://poznavatelnoe.tv/enkov_stalin_protiv_frs

 

Собеседники:

Дмитрий Еньков – Партия Великое Отечество

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Дмитрий, ты сегодня хотел рассказать нам о ФРС. Что это такой за страшный зверь, которым нас все пугают. Что это такое?

 

Дмитрий Еньков: На самом деле про ФРС вроде бы пишут и говорят, но я что-то не встречал такого, чтобы включить один раз ролик, и там тебе рассказали От и До - ты посмотрел этот ролик и знаешь о ФРС практически всё. А тем более, хотелось бы какие-то параллели провести, которые даже те, кто рассказывают про ФРС, не всегда упоминают. Поэтому, нужно, чтобы в интернете был наконец- то ролик про ФРС.

 

Но, для начала две хорошие новости, чтобы перекинуть мостики от наших предыдущих роликов. Мы снимаем сейчас в начале апреля. По статистике ЦБ, с его сайта, последние две недели наши золотовалютные резервы две недели подряд уверенно растут. Что внушает оптимизм, во-первых, потому что, мы помним, что было в марте прошлого года, мы как раз в одном из роликов самых первых, обсуждали.

 

Артём Войтенков: Потому что ЦБ не выбрасывает деньги на поддержание курса рубля.

 

Дмитрий Еньков: Да, и надеемся, что зрители твоего канала это уже  тоже понимают. И новость, наверное, двухнедельной давности, что Набиуллина наконец выступила и сказала. Но эта новость прошла мимо всех, особенно кто не очень вникает в это. Как раз, когда мы снимали ролик и рассказывали, почему ЦБ поднимал ставку рефинансирования, так задирал, точнее, почему ЦБ поднимал ставку ключевую. Она объяснила, что мы просто спасали как бы от оттока депозитов в банке. То есть, то, о чём мы рассказывали несколько месяцев назад, Набиуллина раскрыла тайну только сегодня. Так что, в этом смысле Познавательное телевидение обошло всех.

 

Ну а мы перейдём к нашей сегодняшней теме. Федеральная резервная система. Потому что, мы её упоминаем почти в каждом ролике, и там вопросы появляются, там что-то спрашивают, а как вот она с Центробанками. А мы про её историю поговорим.

Ключевой точкой в современной Федеральной системе является 1913 год, когда она и была создана.

 

Артём Войтенков: Давай, наверное, поясним, что это Федеральная резервная система Соединённых Штатов Америки, а не всего мира.

 

Дмитрий Еньков: Даже скажу больше. В 1913 году она была основана, как Независимое Федеральное Агентство для выполнения функции Центрального Банка. Вот это вот слово "федеральное", мы будем ещё часто встречать, я на нём небольшой акцент сделаю. И какие-то даты я сегодня скажу, например, 6 января 2014 года. Это то, что мы о ФРС слышали из крупных событий последний раз -  это его возглавила Джанет Йеллен (Janet Yellen), женщина. Пока что нам это ни о чём не говорит. Вот такие два события. Тут можно ещё упомянуть, что до неё возглавлял ФРС Бен Бернанке (Ben Bernanke), он возглавлял с февраля 2006 года. Чем он были известен? Тем, что он предлагал во время кризиса разбрасывать деньги с вертолёта.

 

Артём Войтенков: Он пошутил.

 

Дмитрий Еньков: Да, если нужно, он говорил, "мы будем разбрасывать деньги с вертолёта".

 

Артём Войтенков: За это он и получил прозвище "вертолёт".

 

Дмитрий Еньков: Да. Просто мало кто знает. Может быть, мы зрителям скажем, что на самом деле, его зовут Бен Шалом Бернанке (Ben Shalom Bernanke). Это американец из еврейской семьи, что, никто и не скрывает. А теперь вот эта Джанет Йеллен - это его прямой заместитель. Потому что на самом деле, когда происходили выборы (всё-таки у них есть: из состава Совета выбирается председатель), то там был другой кандидат. Но на него вдруг наехало либеральное крыло демократической партии США, и он снял свою кандидатуру. Это вот интересный момент. То есть демократы его не пропустили, оставив политику Бена Бернанке.

 

И теперь поговорим о событиях немножечко поподробнее, связанных с ФРС. Во-первых, наверное, зрителям интересно, что это не здесь нарисовал тринадцатый год, а где-то в середине?

 

Артём Войтенков: Я сижу, и думаю, что ты плохо с бумагой обращаешься.

 

Дмитрий Еньков: Да, как-то не экономно получилось. Поэтому начну тогда ещё раньше. Потому что, тринадцатый год - это оформление той ФРС, которую мы знаем сегодня, хотя и с изменениями, о которых мы ещё поговорим сегодня. А началось-то всё гораздо раньше.

 

И если говорить только о США, то началось там всё с 1791 года. Это, так называемый  Первый банк был создан в США. Для ориентира мы нашим зрителям здесь напишем ещё одну дату:

 - 1776 - это год образования США, то есть декларация независимости 4 июля.

 

США образовались в 1776. А через пятнадцать лет уже появился Первый банк, как прообраз (так он назывался) будущей Федеральной резервной системы. Ещё раз - Независимое федеральное агентство для выполнения функций ЦБ. Выполнение функций ЦБ – интересная формулировка. А что, вы не могли ЦБ создать? Почему вам надо для выполнения функций обязательно Независимое агентство? Везде ЦБ, а у вас - Независимое Агентство. Это история США как бы начинается с этой даты, и история ФРС.

 

Но я бы тут добавил  ещё одну дату, чтобы уж совсем дальше вглубь, может быть, не ходить, хотя можно и туда дальше пройти.

- Это 1694 года - образование Банка Англии. То есть, я бы вот эту цепочку логическую, которая здесь нарисована, вёл бы отсюда, с 1694 года Банк Англии. Потом они просто переезжают физически, перевозят печатный станок в США, после его образования, буквально через пятнадцать лет. То есть, вообще складывается впечатление, что США создавали, чтобы перевезти печатную машинку. Потому что, только вот Декларация о независимости, и через пятнадцать лет уже Банк появляется вот этот вот.

 

Артём Войтенков: Надо сказать, что Банк Англии, он был тоже частным, образованный в Англии в то время.

 

Дмитрий Еньков: Да, как и ФРС, ты совершенно прав. У нас же и ФРС независимая. Мы сейчас подробно поговорим, кто там управляет. Кстати, интересный вопрос, все же спрашивают: "Кто там управляет ФРС?" Вот мы сейчас к этому и придём, назовём, откроем тайну людям.

 

Артём Войтенков: Никто же не знает.

 

Дмитрий Еньков: Да, никто же не знает, а мы сейчас скажем. Так вот, этот Первый Банк просуществовал не так уж и много - до 1811-го года. А что произошло в этом году? А полномочия не продлили. То есть, Банк не оправдал доверия возложенного. Не продлили полномочия, и до 1816 года в Америке, то есть, в США, никакого ФРСа не было, была система частных банков.

 

Следующую веху можно поставить на 1836 году. Почему я ещё люблю писать даты, потому что, у людей должны возникать какие-то ассоциации, и мы о них ещё поговорим, с этими датами в каких-то других странах, что где происходило. Поподробнее мы об этом будем говорить впереди.

До 1816 года ничего не существовало. Потом возник Второй, так называемый, Банк.

 

Артём Войтенков: Насколько я читал - Первый Банк он тоже был каким-то частным, получастным, он не был государственным.

 

Дмитрий Еньков: Да, Первый Банк так же, как и сегодняшняя ФРС, это вполне такая частная структура. А вот с 1816 удаётся банкирам пробить Второй Банк. С 1816 по 1836 Второй Банк благополучно существует.

Но в 1836 году случается интересная штука. Президент Эндрю Джексон (Andrew Jackson) берёт и усилием воли опять не продляет его полномочия. И до 1862 года ещё раз наступает Эпоха без банков.

 

Артём Войтенков: В него даже стреляли из-за этого.

 

Дмитрий Еньков: Сейчас мы об этом скажем. Эти вещи они называются, например, вот эта – Эра свободных банков. У США прямо есть определение. То есть, над банками никто не довлеет. Самое интересное, что они в этот момент начинают даже свою валюту каждый банк эмитировать.

 

С 1862 года опять появляется система национальных банков. Если с1836 по 1862 была Эра свободных банков, то до 1913 у них так называемые Национальные Банки. Если пробовать объяснить это простыми словами, то Национальные Банки это то же, что сейчас Федеральные банки, которые и входят в состав ФРС. Поэтому, они не говорят, что вот эта эпоха  с 1862 по 1913 год была совсем без единого какого-то банка, но, вот эти Национальные Банки пытались уже наладить какую-то систему и структуру.

 

Артём Войтенков: Национальные Банки - почему так называются?

 

Дмитрий Еньков: Это типа Федеральных банков, можно сказать.

 

Артём Войтенков: То есть, они не государственные всё равно?

 

Дмитрий Еньков: Нет, они также не государственные. Такое же обманное название, как Федеральные. Так же, как вот Федеральная резервная система, кажется, что государственная, так же и Национальные. В России тоже есть примеры: Национальный резервный банк - он же никакого отношения к национальным резервам не имеет. Просто название там, НРБ.

 

Интересные вещи, сейчас мы о них начнём уже разговаривать.

1873, 1893 и1907 годы в США происходит серия банковских паник. То есть, вот эти вот Национальные Банки показывают, что:

- Мы не можем, мол, без единого какого-то  центра, мы пытаемся, но не можем. И нужно, всё-таки, чтобы кто-то взял наконец-то в свои руки это управление.

 

То есть, буквально:

- Первая волна не получилась,

- Вторая волна, 1893 год, не получилась.

- В 1907 году ещё раз не получилось.

Но, как бы все понимают, что если так и дальше будет продолжаться, то просто Америка перестанет, видимо, существовать как страна.

 

Артём Войтенков: А что они делали?

 

Дмитрий Еньков: Официально они сказали так (аналитики, даже современные, анализируя то время), что якобы недостаточная эластичность доллара, и недостаток ликвидности. Для меня это, кстати, удивительный момент.

 

Артём Войтенков: Для меня это, и для многих зрителей, это просто сотрясение воздуха.

 

Дмитрий Еньков: А для меня это экономические термины. Но они удивительны вот в каком смысле. Что такое недостаток ликвидности? Это значит, что не хватает просто наличных денег. То есть, что-то в стране надо делать. Все сейчас понимают уже, что это можно провести параллель с нашей текущей. Если мы хотим какие-то грандиозные стройки, а ждём каких-то инвесторов, вместо того, чтобы взять, напечатать денег, и построить нужные объекты. А мы всё пытаемся каких-то иностранных инвесторов привлечь. Кстати, обращаю внимание зрителей, что привлечение иностранных инвестиций - это просто отдача ресурсов иностранцам. Потому что, если ты что-то хочешь делать в своей стране, достаточно просто взять, и построить за свои деньги. В крайнем случае, если у тебя нет технологий…

 

Артём Войтенков: Покупается всё.

 

Дмитрий Еньков: Да, тогда покупаются заводы, как это было при Сталине. Но привлекать инвесторов, это просто взять кусок территории отдавать кому-то там чужому под завод, под ещё что-то. Когда всё это ты можешь делать сам, просто напечатав деньги. Так вот, как раз такие вещи, якобы недостаток ликвидности,  то есть, наличных денег, у них там происходит. Что странно, ещё раз говорю, потому что, банки могли сами печатать деньги.

 

Артём Войтенков: Там куча долларов каких-то разных. Там целые каталоги этих долларов.

 

Дмитрий Еньков: Да. Может быть, как версия, они и хотели  добиться вот этим коллапса как раз системы, чтобы наконец-то подмять всё под себя. И дальше мы сейчас увидим вот эту логику действий ФРС. В принципе, те, кто анализировал кризис, например, 2008 года, ипотечный кризис США, более ранние, - они как выходили после этих кризисов? Просто вот эта семейка банкирская, она какие-нибудь крупные банки после этого себе захватывала. То есть, они как бы разорялись на этом, и они их просто в свою включали систему.

 

Артём Войтенков: Кризис, это время, когда крупные поедают более слабых, тех, кто разорился.

 

Дмитрий Еньков: Совершенно верно. Но мы, люди, которые только сейчас начинают с политикой, последние несколько лет пытаются понять, проанализировать - они читают про кризис 2008 года, понимают, что там крупные банки захватывали другие крупные банки, на самом деле только укрупнялись после кризиса. А я хочу вот эту параллель отвести туда, далеко вглубь, показать, что на самом деле там происходило у них то же самое. Я так понимаю, что вот эта череда этих депрессий, она так и продолжалась специально, пока не вынудили в 1913 году всё-таки создать опять, можно сказать, это Третий Банк. Потому что они уже распробовали как бы вкус, они знали, как это работает, когда всё тебе одному подчиняется. Ну а дальше, мы сейчас увидим, как они выстраивали там империю.

 

Артём Войтенков: Скорее всего, они не то, что распробовали, они изначально были на это направлены, перевозя печатную машинку из Англии туда.

 

Дмитрий Еньков: Да. То есть, вы там пока барахтайтесь, пока мы силы набираем, а потом мы организуем там череду кризисов, и всё равно, всё ваше станет нашим, если уж так совсем простым языком говорить.

 

Ещё я хотел обратить внимание на период - 1836 год. Когда тогдашний президент, Эндрю Джексон прекратил деятельность Второго Банка, там было сделано то же самое. Вот здесь мы разобрали пример, давайте мы о нём поговорим. 1834 год опять рецессия. Они организуют рецессию

 

Артём Войтенков: То есть, опять такое денежное падение, да?

 

Дмитрий Еньков: Да. 1835 - это покушение на этого самого Джексона, который уже говорил, что он будет закрывать Банк. И вот они пытались дестабилизировать ситуацию, чтобы его просто убрать из президентов, организуя рецессию, потом покушение. Причём, покушение было, какое? В него два раза в упор на курок нажали, но револьвер там не выстрелил, что, кстати, странно. И тогда уж он без разговоров в следующем году прекращает деятельность этого Банка.

 

То есть, банкиры, они боролись за эти свои привилегии. Но это только часть подводных таких камней, про которые обычно не говорят. Говорят какие-то ключевые:

- Первый Банк в таком-то году, потом он прекратил существование, не продлили ему.

- Второй Банк тогда-то, тут опять не продлили.

- А вот 1913 году создали систему.

 

Мы начинаем какие-то интересные вещи выяснять. Оказывается, перед тем, как Банк закрыть, происходят интересные события: организуется рецессия, организуется покушение на президента, который заявлял изначально, что он хочет закрыть. Он, кстати, по происхождению шотландец, у него там шотландско-ирландские корни, как, правда, у всех жителей США в то время. Но всё-таки, он не англичанин чистый, а он вот шотландец и ирландец.

 

Здесь опять смотрим, вот эта череда, давайте красным тоже выделим: тоже рецессии, рецессии, рецессии, там какие-то спады и так далее. И говорят уже к тому, что видите, не справляются, якобы Национальные Банки, нужна сильная рука. Вот в тринадцатом году организуется Федеральная резервная система. Ещё раз говорю: агентство, фактически, федеральное, которое просто выполняет функции Центрального Банка. Странно, что не сам Центральный Банк. А вот с чем у нас ассоциируется этот год вообще в мире? Тринадцатый, дальше что произошло?

 

Артём Войтенков: Первая Мировая война в четырнадцатом году.

 

Дмитрий Еньков: Да, это интересный момент. Что как-то вот до этого почему-то, Первой Мировой войны не было. Мы что можем вспомнить? Это 1812, Наполеон, у себя в России, во всяком случае, Крымская война. А вот, Первая Мировая уж такая, которую весь мир признал мировой, она случилась вот прямо, если в этом масштабе - 1914 год. Интересно, правда, что организуется ФРС, и со следующего года начинается война в мире.

 

Артём Войтенков: Не в мире, а в Европе.

 

Дмитрий Еньков: Она мировая называется.

 

Артём Войтенков: Но, слушай, американцы в ней не участвовали.

 

Дмитрий Еньков: Тогда, чтобы убедить и тебя, и наших зрителей, я несколько интересных ещё цифр приведу. Чтобы мы о мире поговорили, обо всём.

- Вот, Мексика, берём. Революция в Мексике 1910-1917 год.

- Россия все знают: 1905 и потом 1916-1917. Потому что, там февральская буржуазная.

Турция. Турция вообще интересный предмет для отдельного разговора, потому что, революцию там осуществляли наши же революционеры. Я был, там стоит памятник, вместе с Ататюрком стоят наши военачальники, которые помогали туркам тогда.

- Турция 1908-1909, и потом, допишу, 1918-1923.

- Иран - 1905-1911

- Китай - 1911, и 1925-1927.

- Индия - 1905-1908. И 1912-1920 годы.

 

Это просто выборка такая, по крупным странам. Германии нет.

- Германия – 1918.

 

Артём Войтенков: А у них что было?

 

Дмитрий Еньков: Революция, так же, как и у нас.

 

Артём Войтенков: А что-то мы про это ничего не знаем?

 

Дмитрий Еньков: А как это не знаем? Троцкий же поехал её делать в Германию. Интересно же, что в Турцию поехали наши революционеры делать революцию.

 

Артём Войтенков: Парвус туда ездил, да?

 

Дмитрий Еньков: Да, и в Германию поехали наши. Вот, Троцкий лично. И почему-то потом, мы знаем, Троцкий в Мексике жил. Смотрим, а там революция была в 1910-1917 году.

 

Артём Войтенков: Нет, про Троцкого отдельная песня. Его туда просто выпнули, может быть?

 

Дмитрий Еньков: А почему он в Мексику поехал? А когда вот это вот смотришь, то понимаешь, что вот тут эпоха наступила такая, где одновременно начались. Может какие-то революции чуть раньше, но, в основном вот эта вот мировая война и революции - вот это время.

 

Артём Войтенков: С начала двадцатого века.

 

Дмитрий Еньков: Да. Интересное совпадение. И совпадение ли это?

Вернёмся, так как мы говорим о ФРС, нам важно его отследить, какие-то вехи. Сейчас станет понятно, зачем я сейчас революцию упоминал, потому что дальше мы тут обозначим, примерно вот здесь - 1923 год. У ФРС в это время происходит создание комитета инвестиций открытого рынка, якобы для координации деятельности ФРС. И напишем здесь: тогда впервые наконец-то в ФРС вошли несколько Федеральных банков, встали в управление - это Нью-Йоркский банк (Федеральный резервный банк Нью-Йорка).

 

Артём Войтенков: Слушай, слова какие знакомые – "открытый рынок".

 

Дмитрий Еньков: А сейчас я дальше расскажу, будет ещё интереснее. Бостон, Филадельфия, Чикаго (чтобы людям было понятно) и Кливленд - кто стоял у истоков. И называлось - организовали Комитет инвестиций открытого рынка. Это была первая такая заметная веха, когда появились впервые Федеральные банки в его составе, а что было до этого, мы сейчас к этому вернёмся.

 

А вторая веха, интересная - 1930 год, когда уже окончательно формируется система двенадцати Федеральных банков, я тут не буду их перечислять, но те банки, которые и сейчас там. А комитет переименовывается в Ассоциацию политики открытого рынка. Всё у них открыто якобы, всё у них прозрачно. Я на что хотел обратить внимание, то есть вот этот период у нас получается какой-то закрытый. А кто же там рулил с тринадцатого по двадцать третий? В двадцать третьем, если посмотреть на эти годы: всё уже произошло в мире, и мировая война закончилась, и революции. Тогда, пожалуйста: Комитет инвестиций открытого рынка и позвали туда банки наконец-то, так, для вида, пять этих первых. А когда уже совсем всё укрепилось, тогда 12 банков наконец-то переименовали, но опять - Ассоциация политики открытого рынка. А что здесь-то было? Здесь происходили интересные события, точнее их надо датировать чуть раньше: 1910-ым годом. Давайте я сделаю такую вывеску, наверное, отсюда.

 

Был такой в Америке сенатор по фамилии Олдрич (Nelson Aldrich), он стал изучать. Когда стало понятно, что после системы рецессий и прочих кризисов надо возвращаться к системе единого Центрального Банка. Он едет в Европу, этот Олдрич, изучать опыт европейских банков. Он был настроен скептически, но посмотрел опыт Германии. Чтобы было понятно, что получается у нас ФРС основан на опыте Центробанка Германии, на самом деле. Это даже не придумка историческая получается, а они посмотрели, как там это происходит, и решили якобы повторить. Почему якобы, сейчас станет понятно.

 

Конгресс в США после того, как заслушали Олдрича и ещё там был один товарищ Вриланд (Vreeland). Конгресс принимает акт, так он и называется Олдрича-Вриланда (Aldrich-Vreeland Act) о создании Национальной Денежной Комиссии, которая должна разработать такую систему, которая позволит избежать этих якобы рецессий. Но она создала, мы уже понимаем, ФРС. Но как это происходило?

 

В 1910 году ведущие экономисты: сам Нельсон Олдрич, Пол Варбург (Paul Warburg), может быть кто-то эту фамилию знает.

 

Артём Войтенков: Знакомая фамилия.

 

Дмитрий Еньков: Известный банкир, можно посмотреть о нём информацию.

 

Артём Войтенков: Банкирский дом Варбургов. Да.

 

Дмитрий Еньков: Совершенно правильно. Фрэнк Вандерлип (Frank Vanderlip).

 

Артём Войтенков: Это бывший голландец, сразу можно сказать.

 

Дмитрий Еньков: Голландские банкиры. Гарри Дэвидсон (Harry Davidson), Бенджамин Стронг (Benjamin Strong). Ещё там был помощник Секретаря Казначейства Эндрю Пиатт (Piatt Andrew). Эти товарищи собрались и разработали эту систему. А что они разработали? Вот ФРС - система ФРС.

 

Почему я их переписал сюда? Потому что когда встаёт вопрос, "а кто входит в ФРС", то это первая подсказка, я бы сказал подсказка номер один. Здесь уже появляются, во-первых Олдрич, которому поручили, а во-вторых, Пол Варбург уже сам просто сел, засветился, прямо скажем.

 

Но теперь встаёт вопрос: а кто такой Олдрич? Откуда он взялся этот товарищ? А оказывается, у него друг был, лучший друг Нельсона Олдрича, тот самый Джи Пи Морган (John Pierpont Morgan). Тоже банкир, который не стал светиться. Если у тебя есть управляющий твой Нельсон, ты ему поручаешь это, он и делает, то есть друг якобы его, тот самый Джи Пи Морган. А дочка Нельсона Олдрича вышла замуж за Джона Рокфеллера младшего (John Rockefeller), то есть дочь за Рокфеллером.

 

И вот эти люди, собирают Комиссию, решают, что давайте сделаем ФРС, и после этого получается ФРС. Поэтому, когда говорят "а кто же там стоит за спиной ФРС?", я думаю, что надо вот здесь искать. Я, по крайней мере, может быть это впервые, кто это озвучивает, я не знаю. Эти фамилии Морган, Варбург и Рокфеллер - для меня это уже явное их участие в создании ФРС. Если остальные персоны это так, что-то такое, то это - явные люди, которые стояли у истоков ФРС. Мне кажется либо они закрывают эту часть, это десятилетие, потому что здесь вот это происходит и там никто не должен был сюда лезть, эти десять лет. Потому что когда уже все революции везде прошли, 1923-ий, они открылись миру. А ещё через 7 лет в тридцатом уже организовали эту Ассоциацию, но это всё - это уже закрывающие вещи на самом деле, эти пять банков, двенадцать. Надо сюда смотреть: в эту Комиссию и в эти фамилии, которые тут всё налаживали, рулили, а потом уже для проформы, включая эти банки.

 

Потом они занимались только тем, чтобы эти 12 банков прикарманить и это мы видим в дальнейших кризисах. После каждого очередного крупного кризиса, очередной банк из федеральных, который не входит в эту систему этих товарищей, он переходил к ним в руки. То есть он банкротился, переходил к ним, банкротился, переходил к ним. Всё изначально было создано, чтобы всю финансовую систему подмять под себя. Это несмотря даже на то, на самом деле, что ФРС и так диктует условия, как мы обычно говорим, что все банки являются филиалами ФРС.

 

Артём Войтенков: Центробанки?

 

Дмитрий Еньков: Всё Центробанки, да. Но они ещё напрямую их себе подчиняют, просто перекупают.

 

Артём Войтенков: Получается: в рассказах нынешних о ФРС говорится о том, что ей рулят эти двенадцать банков, которые были туда включены в 1933 году, так?

 

Дмитрий Еньков: Да.

 

Артём Войтенков: А по твоим словам получается немножко не так, что сначала была организована ФРС, а потом банки сказали: "Давайте вы сюда входите, банки".

 

Дмитрий Еньков: Да.

 

Артём Войтенков: И потом постепенно каждый банк хрясь и его переводили уже под свой контроль. Раз - следующий кризис, под свой контроль отодвигают.

 

Дмитрий Еньков: Да. То есть это такая тёмная комната, где не понятно кто изначально. Понятно - эти товарищи у истоков стояли. Куда разрешают зайти людям: "Давайте к нам тоже".

 

Артём Войтенков: Или загоняют.

 

Дмитрий Еньков: Да. А потом… Тебе же хочется войти в Федеральную резервную систему, вот теперь я такой крутой. А потом бац: "Извини, кризис, ты обанкротился случайно, давай мы тебя перекупим и спасибо, ты, конечно, молодец". И так с каждым кризисом. Сначала с пяти начали, потом двенадцать включили и потихонечку мы видим, что ещё раз, во все остальные кризисы один из этих банков вдруг банкротится и переходит под управление этих товарищей.

 

В 1933-ем году они создают Федеральную Корпорацию Страхования Депозитов.

 

Артём Войтенков: Страхования вкладов.

 

Дмитрий Еньков: Да, это то же самое: депозиты и вклады - это одно и то же.

 

Артём Войтенков: Чтобы понятно было.

 

Дмитрий Еньков: А чтобы понятно было, мы вот, что скажем. Что в Америке депрессия началась в 1929 году. То есть сначала там люди остались без денег. Если бы Федеральная Корпорация Страхования была создана в 1925 году, а потом началась Великая депрессия (Great Depression), я бы понял. А когда ты сначала устраиваешь великую депрессию, а я уже не сомневаюсь… 1929 год, давайте напишем - Великая депрессия. Кстати, они любят всё "великая" называть. Как у нас в это время что-то происходит, то это - голодомор, который русские устроили украинцам и казахам.

 

Артём Войтенков: И сами перемёрли, кстати, при этом.

 

Дмитрий Еньков: Да. При этом русских больше всего и умерло почему-то. А как у них, так это - Великая депрессия, и отбор золота у населения, прямо скажем прямыми словами.

 

Артём Войтенков: Под страхом тюремного наказания.

 

Дмитрий Еньков: С одновременным отбором золота у населения, но это "Великая депрессия", и так они с ней боролись, продолжая развивать ФРС. В 1929 – Великая депрессия, в 1930 году Ассоциация появляется: 12 банков входит. В 1933 Гитлер приходит к власти, а эти решают защитить якобы страховщиков, которые уже обобраны до нитки, кого защищать-то, народ нищий в США в это время.

 

Артём Войтенков: Теперь новые вклады.

 

Дмитрий Еньков: Да, теперь можно страхованием зато заниматься, потому что нечего людям вкладывать, а мы такие добрые создали эту систему. И одновременно, что здесь ещё произошло? Совет ФРС получил право вносить изменения в резервные требования банков, входящих в ФРС. То есть Совет стал фактически рулить этими банками, он им стал говорить, сколько им резервов надо хранить, то есть началась такая уже управленческая манипуляция этими банками. То есть ты входил сюда радостный.

 

Артём Войтенков: Да какой радостный? В Великую депрессию туда входил, даже более не радостный. Скорее всего, их туда и загнали.

 

Дмитрий Еньков: Может быть, интересная версия. Но второй момент, что они, допустим, выжили, объединились и тут им говорят: "Слушайте,  давайте мы будем говорить, сколько резервов вам надо поддерживать, объём какой".

И начинают тобой рулить. Вроде ты же входил на правах частного лица, причём в частную структуру. А тут вдруг ты вошёл и тебе начинают говорить: "Давай-ка резервы вот такие держи". То есть начинают управление тобой в это время 1930-1933 год.

 

А дальше происходят интересные вещи. Ещё есть два ключевых события, безумно интересных, которые на первый взгляд, может быть, к ФРС не имеют отношения, а на второй - очень даже имеют. И тоже мы их вот как напишем.

1944 год. В июне месяце, 6 июня, давайте вот так напишем 6.06 – Тегеранская конференция, когда Сталин, Черчилль и Рузвельт  встречаются для якобы раздела мира послевоенного, и мирового устройства, 6 июня.

 

И тут же с 1 июля по 22-ое происходит Бреттон-Вудская конференция (Bretton Woods). Нам это рассказывают многие об этом, но говорят как? Бреттон-Вудс, то есть в связи с ФРС рассказывают Бреттон-Вудс. Да?

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Дмитрий Еньков: А интересно, что до Бреттон-Вудса они встретились и обсудили этот момент. И после того, как они втроём что-то обсудили, через месяц они уже собрались и стали внедрять. Основной посыл какой был Бреттон-Вудской конференции?

 

Артём Войтенков: Что доллар будет мировой резервной валютой, что доллар будет вместо золота, грубо говоря.

 

Дмитрий Еньков: Да. Тут заменили доллар на золото. Причём обычно говорят так: 35 долларов за тройскую унцию. В общем-то, запомнить тяжело. А сколько тройская унция - начинаются такие вопросы. Поэтому я рекомендую всем по-другому это запоминать: 1.1 доллара за один грамм золота - так легче запомнить. Почти доллар за грамм, то есть доллар 10 центов за грамм - так легче запоминается, чем 35 долларов за какую-то тройскую унцию. А так всё понятно - 1.1 доллар за один грамм (и нам это ещё в будущем пригодится). Это прошла одна очень важная конференция, и этот момент я не зря объединил - не надо их отделять, это два события важных.

 

Что здесь важно для СССР подчеркнуть? Что мы участвовали в конференции Бреттон-Вудской, и мы, в общем-то, подписались под соглашениями, но мы их потом не подписали.

 

Артём Войтенков: Не ратифицировали.

 

Дмитрий Еньков: Да. Не ратифицировали на дипломатическом языке.

 

Артём Войтенков: Не зря они устроили в 1944, а не в 1946. Потому что Советский Союз был тоже потрёпан сильно войной, и все остальные государства тоже были потрёпаны. Пока ещё никто не взбрыкнул.

 

Дмитрий Еньков: Действительно, если проводить эту конференцию после 9 мая 1945-го года, то ты общаешься со страной-победителем.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Дмитрий Еньков: И буквально, я думаю, что там Сталин бы сидел и диктовал условия, что он хочет. А когда ты общаешься где-то там в июне 1944, я напомню, что второй фронт был открыт в августе 1944 года. А то у нас многие любят рассказывать, особенно сейчас США, что они победили в войне. Да они в неё вступили, ребята, хочу вам напомнить - в августе 1944 года, даже после, обратите внимание. И теперь, наверное, многие поймут и без подсказки, что Тегеранская конференция, потом Бреттон-Вудское соглашение и подписание её Сталиным в июле послужило… давайте допишем это.

 

Артём Войтенков: Открытием второго фронта.

 

Дмитрий Еньков: Да. Вот какая цепочка на самом деле. А то все говорили: "Что же Сталин не мог нажать на этих самых, чтобы они открыли второй фронт?" А вот почему, потому что они пока не заставили Сталина. То есть они считали, говоря не с победителем ещё, не с ведущей мировой державой, а просто с участником войны, который вроде уже побеждает, но ещё на самом деле. Если бы они начали помогать Германии, то кто его знает, что там было бы.

 

Артём Войтенков: Да. А был же какой-то план у англичан?

 

Дмитрий Еньков: "Немыслимое" он назывался.

 

Артём Войтенков: "Немыслимое", да.

 

Дмитрий Еньков: Но он был рассчитан на 1945 год и если бы мы не взяли Берлин, но это действительно отдельная тема. Почему он был разработан и почему он не вступил в действие? Опять вот эта цепочка. Потому что поговорили, Сталин согласился, мягко говоря, на их условия, поехали наши делегаты на эту конференцию и там подписали всё.

 

Артём Войтенков: Всё, что нужно согласились.

 

Дмитрий Еньков: Да. После этого нам открыли Второй фронт, и только в 1945 году мы взяли и не ратифицировали вот эти соглашения. С этого момента на нас, конечно, обиделись. Эта операция "Немыслимое" могла, кстати, сыграть в тот момент, потому что они придержали немецкие дивизии там, причём с оружием, то есть они их разоружили, но оружие там было недалеко. Если бы мы не подогнали танки, не показали, что мы готовы будем и дальше сражаться, то есть мы не настолько истрёпаны, то возможно было бы продолжение войны. То есть ситуация была не простая. Вот так интересно ФРС всплывает.

 

И следующую дату я хотел тут написать.

1971-1978 годы - это так называемая Ямайская конференция. Сейчас мы от неё назад немножко отмотаем. Чем интересна Ямайская конференция? Тем, что там отказались от золотого стандарта, который мы только здесь прописали. Вроде бы ввели, посмотрите, на шкале эти события между собой очень близко расположены: не успели ввести, как уже отменили. Ладно, что-то здесь произошло, потом здесь. Только успели ввести фактически золотой стандарт.             

        

Артём Войтенков: У них же стали золотишко требовать за доллар.

          

Дмитрий Еньков: Вот, мы немножко отъедем назад и посмотрим. Вот, что здесь произошло: 1965-1967 годы начинается обмен долларов, этих бумажек. Народ быстро просёк (обращаю внимание, 1944 год и 1965 год, это двадцать лет), что это просто бумага печатная. Де Голль (все это знают, наверное, не будем подробно останавливаться) повёз пароход в США с долларами. Просто цифру вам назову,  Франция: он обменял семьсот пятьдесят миллионов долларов на восемьсот двадцать пять тонн золота.    

 

Артём Войтенков: Ничего себе! Понятно, почему его скинули потом.

 

Дмитрий Еньков: Тонн.Да, ему устроили там цветную революцию, его свергли. Всего в этот период США потеряли три тысячи тонн золота, у них забрали.

 

Артём Войтенков: Кто ещё забирал?

 

Дмитрий Еньков: Германия, Япония - они уже старались это не афишировать. Вслед за Де Голлем все побежали, почему они резко прекратили обмен, это был 1967 год. И в 1971 они уже созывают конференцию. Сем лет страны сопротивлялись.

 

Артём Войтенков: Ещё бы. Золото.

 

Дмитрий Еньков: Да.У нас ваши доллары валяются ненужные. Они всё-таки продавили к 1978 году систему, после которой доллар уже не имеет под собой никакого золотого обеспечения.

 

Артём Войтенков: Только военное. Военно-нефтяное.

 

Дмитрий Еньков: К предыдущему рисунку – что происходило с золотовалютными резервами.

В 1938 году их золотовалютный резерв составлял тринадцать тысяч тонн перед войной, перед самой.

1945 год – семнадцать семьсот тонн. Это интересно: кто после войны тратил деньги, а кто хорошенько так заработал.

 

Артём Войтенков: Мы же им платили золотом за технику военную.

 

Дмитрий Еньков: Это уже вопрос о помощи. Это помощь, или, извините, просто покупка-продажа товаров? Мы приходим в магазин, батон хлеба покупаем. Что нам магазин помог? Мы должны ему теперь по гроб жизни быть обязаны, что он нам батон хлеба продал? Мне это смешно, когда такие вещи называют помощью.

1949 год – двадцать одна тысяча восемьсот тонн, что составляет семьдесят процентов мирового запаса на тот момент. В 1949 году.  

 

Артём Войтенков: Они же союзникам поставляли и тоже не бесплатно. Поэтому, конечно, они себе набрали, плюс у населения отобрали ещё  сколько.

 

Дмитрий Еньков: Да. Но, как обычно, я это написал не просто так. Сейчас мы поговорим о такой интересной вещи. 1949 год – запомнили, что это последний год, когда у них пик накопления золотовалютных. Что произошло в 1950 году? Об этом почему-то мало кто рассказывает, есть информация, конечно. Сейчас мы об этом расскажем нашим зрителям.

 

Что происходит?

Сталин просто взбрыкнул. В первый раз он взбрыкнул, когда не подписал в 1945 году Бреттен-Вудское соглашения. К 1950 году он окончательно определился с тем, что делать дальше. Что делает СССР? Он создаёт альтернативную систему этой ФРС. Почему я эту тему упомянул, потому что мы как-то смотрим всё в ключе ФРС - вот она одна мировая система. На самом деле это неправильно говорить. С 1950 года в мире появляется альтернативная доллару система. Это надо тоже понимать. То есть, если на нашей схеме нарисовать, то в этом месте пошла вот эта развилка – 1950 год.

 

Артём Войтенков: Её быстро закрыли.

 

Дмитрий Еньков: Недолго она прожила. Что происходит в 1950 году? Первого марта выходит постановление Совета Министров СССР о повышении курса рубля: с пяти рублей тридцати копеек до четырёх рублей. За что?

 

Артём Войтенков: За доллар, наверно.

 

Дмитрий Еньков: Правильно, а нам об этом не рассказывают почему-то. Оказывается с 1937 года у нас рубль был привязан к доллару, тоже по предыдущему постановлению.

 

Артём Войтенков: Что значит привязан? Просто был курс определённый.

 

Дмитрий Еньков: Да, был курс такой к доллару установлен. Тут выходит это постановление - он резко меняется. Но это как бы введение, так сказать. Обозначим это как первый этап борьбы Сталина с ФРС. Сталин против ФРС – так напишем.

 

Какая система создаётся в СССР? Объявляется, что рубль теперь тоже основан на золоте, на золотой составляющей. Эта золотая составляющая равняется - за один рубль - ноль двадцать два двадцать один шестьдесят восемь грамма (0,222168). Фактически, с этого момента, это ключевое, доллар тоже приравнивается к золоту. С этого момента появляется две альтернативные валюты, привязанные к золоту. То есть, Сталин, мы уже знаем, не подписал Бреттон-Вудс, который привязывал доллар к золоту. Он меняет курс - роняет курс доллара, прямо скажем, причём, хорошенько так. Привязывает жёстко рубль к золоту.

 

Госбанк устанавливает курс – четыре рубля сорок пять копеек за один грамм. А мы помним, что доллар, тут я напишу - один и один за один грамм. Конечно, наша промышленность и экономика была подорвана. Эти соотношения, можно сказать, и есть соотношение экономик двух стран. У нас надо за четыре рубля с с половиной покупать грамм, а у них достаточно одного грамма. Настолько мы были войной подорваны. А США, если сюда ещё раз посмотреть, после войны только упрочили своё положение. Это разумные цифры. Факт даже не в этом. Не важно, в конце концов, какое соотношение. Главное, что появилась мировая валюта. Тут же, не останавливаясь, Сталин созывает второй этап. Это как бы такой цифровой, можно сказать, рублёво-золотой. Сталин не останавливается. Он тут же созывает, в апреле 1952 года.

 

Артём Войтенков: Ты знаешь, я тебя наверно поправлю. Это не две валюты золотых, это две системы получается. Потому что ты можешь сделать валюту на острове Тимбукту, привязанную к золоту, но ей никто пользоваться не будет, потому что она никому не нужна.

 

Дмитрий Еньков: Действительно, это две альтернативные системы. Альтернатива СШАанской системе.  В апреле 1952 года в Москве проходит экономическое совещание, на котором страны Восточной Европы и Китай  решают создать зону торговли альтернативную доллару. К ней проявляют интерес  следующие страны: Иран, Эфиопия, Аргентина, Мексика, Уругвай, Австрия, Швеция, Финляндия, Ирландия и Исландия. Знакомые названия: Иран, Аргентина, Ирландия, Исландия, которая сейчас отвязывается от этой системы мировой. Вот, они с нами всегда дружили. Почему я Китай упоминал отдельно. Это апрель 1952 года. А уже в марте 1953 Сталин умирает скоропостижно. И тут же теперь понятно почему, это легче понять. Это не просто происки кого-то по национальному признаку.

- А вот: "Парень, ты конкретно начал играть. Ты сделал золотой рубль, и ты эту систему стал предлагать всему миру. И пол мира сразу к тебе готова присоединиться, оказывается".

 

Вообще, Восточная Европа и Китай сразу подружились, а эти пошли. Что тут интересно, почему я тут Китай написал? Как только Сталин умирает, мы же знаем, что Мао Цзэдун, он отворачивается от СССР. Потому что это было разрушено Хрущевым. Когда про Хрущёва говорят, начинают перебирать, что он натворил: кукуруза, какая-то ерунда. А ключевое событие - вот это было. Когда Сталина устранили от развития альтернативной денежной системы, Хрущёв сразу  рассорился с Китаем. Китай стал считать нас уже врагом, и совершенно правильно. Потому что не осталось альтернативы, надо идти на поклон США.

 

Вот такая интересная картина вырисовывается, когда изучаешь просто историю ФРС США. 

 

Артём Войтенков: Давай, продолжим. То есть, эта система переводного рубля и так существовала. Но потом её всё равно грохнули. С началом перестройки.

 

Дмитрий Еньков: Да, мы говорили и выясняли с нашими экономистами ведущими, правильными, так сказать, экономистами, что у нас было действительно в стране три вида рубля: наличные.

 

Артём Войтенков: Которыми все в магазине рассчитывались, население.

 

Дмитрий Еньков: Безналичные, которые шли на стройку коммунизма, которые не пересекались с наличными рублями. Поэтому у нас строительство Днепрогэсов, БАМов и других строек не вело к росту инфляции. И третий, действительно, ты правильно сказал - переводной рубль. Эта система такая интересная была выстроена, которая не давала расти инфляции, и позволяла снижать цену, при правильной экономике. Потому что как только Сталина убрали, систему не сразу  развалили, её убрали при Горбачёве уже. Вехи совсем другие вырисовываются у страны, когда смотришь с этой точки зрения.

 

Артём Войтенков: Да.  

 

Дмитрий Еньков: И понимаешь тогда: кто, что на самом деле делал.Что Хрущёв делал, что потом Горбачёв, глядя на это. То есть, все расчищали дорогу вот этой генеральной линии. Здесь у нас в 1950 году началось, а в 1953 году можно уже крест ставить.

 

Может, чтобы не заканчивать на пессимистической ноте, скажем, что опять сейчас мы что делаем: мы предложили странам единое экономическое пространство, как Путин его озвучил "от Лиссабона до Владивостока" -  присоединяйтесь.

 

Мы, к сожалению, не можем пока похвастаться, что мы с Белоруссией (а у нас единое государство как бы считается) имеем валюту единую. Сейчас хорошие новости приходят из Новороссии. Но они тоже осторожно об этом говорят. Потому что, то новость идёт, что будут платить зарплату, пенсию в рублях, потом они поправляются и уже следующая новость приходит, что мы будем платить тем, чем наполняется бюджет:

- Будут в нём рубли - будем рублями выплачивать.

- Будут доллары - будем доллары выплачивать.

- Гривна - гривнами.

То есть, пока мы не можем даже к этому вернуться, что мы проходили совсем недавно.

 

Артём Войтенков: Давай, подытожим. Сначала было создание частного Банка Англии, который деньги тоже рисовал бумажные и векселя,  как хотел. Потом это всё переехало в США. 

 

Дмитрий Еньков: Да, с 1776 года.

 

Артём Войтенков: Видимо, была какая-то цель, надо подумать над этим. Потом там стали образовываться банковские структуры, то есть, частные банки стали загонять под какую-то единую систему. Это был Первый Банк, ему дали лицензию на столько-то лет. Не понравилось, не вышло - прикрыли. Потом продавили Второй. Опять не вышло - опять прикрыли. Потом чередой крупных катаклизмов и денежных неприятностей, наконец-то продавили Третий. Не стали его называть Первый, Второй, чтобы народ уже..

 

Дмитрий Еньков: Не возникало ассоциаций, потому что их прикрывали. 

 

Артём Войтенков: Тогда назвали ФРС – Федеральная резервная система, якобы, федеральная.После этого начались мировые неприятности, по всем континентам прокатились всякие разные государственные перевороты: началась Первая мировая война. Кстати, Первая мировая война позволила американскому доллару выплыть наверх. До Первой мировой войны у нас были сильными валюты: рубль, британский фунт, немецкая марка, французский франк. Был ряд крепких валют. После этого, естественно, они все повоевали друг с другом, просели. А доллар, находясь на другом континенте, ему ничего не было, он наоборот поднялся. Когда идёт война, соответственно, капиталы текут туда, где спокойней, эта страна наживается на поставках вооружения или продуктов, например.     

 

Дмитрий Еньков: Как говорили: "Ищи кому выгодно". Получается, кто войну  затеял?  Те, кто нажился. Вот, результат налицо. 

   

Артём Войтенков: Потом у нас получается загон в Америке всех банков под ФРС. Всё в большей и большей степени ФРС запускает свои щупальцы и берёт их под контроль.

 

Дмитрий Еньков: Банк потихоньку каждый откусывается под тех банкиров, которых мы здесь предположили, кто стоит у истоков ФРС на самом деле.

 

Артём Войтенков: Морган, Рокфеллеры.

 

Дмитрий Еньков: И Варбург, да. Потом происходят два важных события – это Бреттон-Вудская конференция, когда доллар привязывают к золоту. После Бреттон-Вудса - Ямайская конференция произошла.

 

Артём Войтенков: Открытие Второго фронта ты чётко привязываешь к Тегеранской конференции и подписания Советским Союзом Бреттон-Вудского соглашения.

 

Дмитрий Еньков: Да.

 

Артём Войтенков: Когда все согласились, только тогда открыли Второй фронт.  

 

Дмитрий Еньков: После того, как мы уже закончили войну, когда точно уже подписали все договоры, тогда мы уже взяли и отказались русифицировать. В этом месте была уже интересная игра до 1945 года, уже до победы. И тогда им уже пришлось говорить со страной-победителем. А страна-победитель уже совсем другие выставляет условия. Они пытались провести операцию "Немыслимое", которую мы упоминали.

 

Артём Войтенков: Кстати, становится чётко понятно - зачем ядерная бомба на Хиросиму, зачем Дрезден.

 

Дмитрий Еньков: Да! Когда в 1945 году мы отказались русифицировать соглашение - роняется вдруг бомба. 

 

Артём Войтенков: На бедных японцев, которые даже не дрались, ничего.

 

Дмитрий Еньков: А англичанебомбят Дрезден в это время, действительно.

 

Артём Войтенков: Англичане с американцами, они вместе это делают.

 

Дмитрий Еньков: Да. Как операцию устрашения, действительно, ты прав. Ямайская конференция, которая была, естественно, следствием. Она не просто так, сама по себе, отвязка доллара от золота, а следствие кризиса, когда все страны, начиная с Франции с Де Голля повезли эти ненужные бумажки. То есть, страны очень быстро просекли - с 1945 по 1965 годы. За двадцать лет стало понятно уже всем, причём до такой степени, что просто погрузили бумажки на корабль и повезли сдавать, пока не поздно. Это два года осуществлялось. После чего они прикрыли в 1967 году, и срочно четыре года думали что делать, созвали конференцию. Мучили, мучили всех, наконец-то убрали золотую привязку доллара к золоту.

И одновременно, будет интересно зрителям, что в 1950 году появилась альтернативная система.

 

Артём Войтенков: В 1952 году, ты сказал?

 

Дмитрий Еньков: В 1950 году мы привязали рубль к золоту. Так же как и доллар был привязан к золоту чуть раньше. И тут же, чтобы не останавливаться на достигнутом, в 1952 году мы уже созываем конференцию, совещание большое -  Восточная Европа и Китай. И говорим, что мы будем создавать пространство.

 

Артём Войтенков: Это ответ на Бреттон-Вудскую конференцию, получается.

 

Дмитрий Еньков:  Да.    

 

Артём Войтенков: После этого Сталина убирают.

 

Дмитрий Еньков: Да. В марте его уже не стало.

 

Артём Войтенков: Интересно у тебя получилось, любопытно достаточно у тебя получилось всё это выстроить. Некоторые вещи я не связывал одно с другим. А когда вот так выстраивается всё, получается более чёткая и объёмная картинка этой системы, которая явно ползёт к мировой власти - постепенно, не спеша, устраивая войны, кризисы, голодоморы, великие депрессии. И ей вообще по барабану - сколько народу умрёт, совершенно без разницы.  

 

Дмитрий Еньков: Да. А нам важно, что у нас был уже такой пример в этом месте. И нам есть на что ориентироваться, чтобы создавать свои альтернативы.

 

Артём Войтенков: Будем надеяться.

 

Дмитрий Еньков: Последствия могут быть крайне негативные. Надо всё это иметь тоже в виду.

 

Артём Войтенков: Дмитрий, спасибо большое за разговор.

 

Дмитрий Еньков: Спасибо тебе.

 

Артём Войтенков: За эту беседу. Я думаю, что зрители тоже оценят твой исследовательский труд.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Альфия Гультяева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (835 мб)
Видео MP4 640x360 (311 мб)
Видео MP4 320х180 (169 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (13 мб)
Звук 32kbps MP3 (13 мб)
Звук 64kbps MP3 (26 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (39 мб)

Текст:
EPUB (131.32 КБ)
FB2 (227.26 КБ)
RTF (343.18 КБ)

Финансовая удавка

Подчинение стран Латинской Америки и развал СССР происходили по одному сценарию.
Сначала выдаются большие кредиты, а потом требуются выплаты. Если страна не может отдать долг, ей выставляют условия. Сделаешь - спишем кредит.

Контейнер

Смотреть
Читать

Ольга Четверикова

Финансовая удавка

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_fin_udavka

 

Часть из "Чёрный папа Святого Престола"

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_cherniy_papa

 

Собеседники:

Ольга Четверикова – кандидат исторических наук, доцент, преподаватель МГИМО

Дмитрий Еньков - Партия Великое Отечество

Владимир Ходукин

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Ольга Четверикова: Был такой в Перу деятель Моралес Бермудес. Моя диссертация была по противоречиям в рабочем движении в Перу в период пребывания у власти Моралеса Бермудеса. И поскольку я там критиковала рабочее движение коммунистов, её под грифом "Секретно" сделали. А суть там такая, Альварадо (я немножко об этом скажу) пришёл к власти в конце 60-х годов и начал реализовывать социалистический левый проект военный. А поскольку он набрал крупных кредитов, американцы изначально давали, давали им кредиты. А потом, когда эти преобразования нужно было прижать, они предъявили счёт: "Давайте ребята, расплачивайтесь. Соответственно, меняйте политику". Они отказались. Тогда они стали проталкивать Моралеса Бермудеса. И когда они его в итоге протолкнули, а он пришёл к власти, потому что в итоге рабочее движение оказалось расколото, и всё прочее, то он начал принимать программу реструктуризации Международного валютного фонда. Они сказали: "Мы дадим вам деньги на то, чтоб вы расплатились. Но для этого вы должны проводить такие-то работы". И вот эта финансовая петля, она окончательно всё дело свернула. Вот это я как раз изучала.

И потом, когда у нас началась перестройка, и стали говорить о том, что мы должны повторить путь авторитарных латиноамериканских режимов. Тогда ещё началась такая дискуссия: "Можно ли рассматривать латиноамериканский тоталитарный режим, как фашистский. Или этот авторитарный режим необходим, чтобы обеспечить народу прогрессивную жизнь". Но это было так ужасно, я поняла, что с нами хотят сделать то же самое, что и с Перу: в той же части программы: реструктуризации МВФ, свёртывание всех государственно-социалистических структур, и всего прочего. Особенно это было видно, потому что одно дело это Латинская Америка, другое дело, когда это великая страна со своей собственной историей.

Артём Войтенков: Получается сценарий один, в общем?

Ольга Четверикова: Абсолютно один, конечно.

Артём Войтенков: Что там, что здесь - всё одно и то же.

Ольга Четверикова: Да, совершенно верно. Всё так же просто. Политика Хорхе Виделы так же, как и политика Пиночета, была направлена на денационализацию, на приватизацию экономики, крупных промышленных предприятий, которые фактически передавались в руки иностранного капитала, на свёртывание социальных преобразований. Соответственно уменьшалась заработная плата, ужесточалась финансовая политика, что привело к резкому понижению уровня жизни населения, что в Чили, что в Аргентине, что в Парагвае, Уругвае, Боливии, где тогда повсеместно, как я сказала, приходили к власти эти режимы. Фактически ресурсы передавались под контроль крупного иностранного капитала, всё очень просто. И поскольку, естественно сопротивление народа было достаточно серьёзным, поскольку латиноамериканцы до этого воспитывались на совершенно других идеологиях, категориях мировоззрения.

Национальное освобождение и самостоятельный независимый путь развития - это вбивалось как бы с детства у латиноамериканцев на протяжении двух десятилетий. То, конечно, это вызвало очень острое сопротивление. Поэтому изначально предполагалось, что режим будет очень жёсткий, и режимы эти будут проводить фактически репрессивную политику. Известно, что эти режимы не только находили поддержку Вашингтона, но часто они и устанавливались с помощью непосредственно влияния американских правящих структур. Известно, что тогдашний Госсекретарь Генри Киссинджер сыграл очень важную закулисную роль в приходе к власти этого Хорхе Виделы.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (36 мб)
Видео MP4 640x360 (14 мб)
Видео MP4 320х180 (8 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (379.13 КБ)
FB2 (507.54 КБ)
RTF (76.91 КБ)

Лженаука экономика

Научная экономика придумана для обмана населения.
Она лишь прикрывает порабощение человечества через деньги и богатство.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
The SoundCloud content at https://soundcloud.com/poznavatelnoetv/chetverikova_lzenauka_economy is not available, or it is set to private.
Читать

Ольга Четверикова

Лженаука экономика

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_lzenauka_economy

 

Часть из "Измена в Ватикане"

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_izmena_vatikan

Собеседники:

Ольга Четверикова – кандидат исторических наук, доцент, преподаватель МГИМО

Дмитрий Еньков - Партия Великое Отечество

Генрих Григорян

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Ольга Четверикова: Я всегда говорю: "Ребята, без духовного взгляда на эту сферу вы ничего не поймёте".

Экономику вы не поймёте без духовного видения, потому что экономика - это отношение между людьми. А ковы эти отношения между людьми? Каковы их взгляды, каждый что стремится, то и делает. Какой-то спекулянт, биржевик, банкир, который вас ограбил, пытается представить свою деятельность, как закономерную, как научно-обоснованную: а вот так вот принято свыше, так дано, что я имею право грабить, я имею брать процент. Это – преступление. Потому что он тебе дал 10 рублей, а в обмен требует 15 рублей, он тебя грабит на пять рублей и он тебе никогда не докажет рационально, почему он у тебя эти пять рублей берёт. А для этого была создана лженаука, даже не наука, а религия денег, которая, бац тебе - это свыше так дано, что так нужно. А потом ещё экономикс, почитайте экономикс, макроэкономикс и прочее: вам там с помощью формул докажут, что кредит - это дело хорошее, проценты - дело хорошее. Дело в том, что он не должен быть очень большим, а если не очень большой, то это нормально. А почему? А вот так дано. И все замирают, как перед божеством, как перед неким культом.

Опять таки, "Изумрудный город" - прекрасная сказка. Вообще обратите внимание: все сказки мудрые, народные, они как раз об этом и говорят. Опять, моя любимая гениальная сказка Пушкина "Золотая рыбка" - вот вам и показан образ.

Вопрос: В сказках Пушкина вообще очень многое скрыто.

Ольга Четверикова: Конечно, всё показано, что всё это иррационально стремление к богатству. Старуха захотела быть богатой - стала богатой. Мало. Захотела политической власти, государственной власти - хорошо, стала царицей. Опять мало. Да что ж ей неймётся? Захотела стать владычицей морской, чтобы рыбка была у неё на посыле - захотела магической власти. Вот что это такое? Что это? А это и есть - патологическое стремление к власти, власть ради власти, иррациональные вещи абсолютно. Вот так оно и показано. Все об этом говорят. Это и есть - ступеньки падения человека, нравственного падения.

А нам сейчас пытаются приставить везде, всюду (хотим мы этого или нет, вы же видите, везде), что "богатство - это хорошо", "бери от жизни всё", "ты этого достоин", так и сяк, и прочее. Невольно через формулы, через символы богатства нам навязывают это.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv
 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (25 мб)
Видео MP4 640x360 (10 мб)
Видео MP4 320х180 (6 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (469.02 КБ)
FB2 (627.58 КБ)
RTF (63.19 КБ)

Грязные деньги святого банка

У Папы Римского есть собственный банк, который используется в том числе для теневых махинаций.
Банк Ватикана - финансовая опора для Святого Престола. Мировая финансовая элита слабо контролировала этот банк, но всегда к этому стремилась.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
The SoundCloud content at https://soundcloud.com/poznavatelnoetv/chetverikova_bank_vatikan is not available, or it is set to private.
Читать

Ольга Четверикова

Грязные деньги святого банка

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_bank_vatikan

 

Часть из "Измена в Ватикане"

Видео http://poznavatelnoe.tv/chetverikova_izmena_vatikan

Собеседники:

Ольга Четверикова – кандидат исторических наук, доцент, преподаватель МГИМО

Дмитрий Еньков - Партия Великое Отечество

Генрих Григорян

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Ольга Четверикова: В том числе, включая, естественно, Ватикан, который тоже является суверенным органом. И речь идёт сейчас не только о государстве Ватикан. Тут такая большая хитрость, или маленькая хитрость, которая оборачивается большой такой проблемой для Ватикана. Он представляет собой одновременно, соединяет:

- и руководство церкви - Святой Престол,

- и государство, которое называется государство Град Ватикан.

Это Святой Престол. Святой Престол - это руководство католической церкви. Святой Престол пользуется суверенитетом. Он является субъектом международного права. Именно Святой Престол имеет право устанавливать дипломатические отношения, посылать своих послов, и принимать у себя послов. Именно Святой Престол является наблюдателем в ООН, он является наблюдателем в Европейском Союзе. А дальше этот Святой Престол владеет, ему принадлежит государство Ватикан, которое тоже является субъектом международного права. То есть, Папа в одном лице соединяет в себе одновременно: и функции Римского епископа, и функции теократического монарха, и функции главы государства Ватикан. И получается, что это такая сакральная фигура, которая вместе с тем воплощает собой субъект международного права.

Этим Ватикан всегда пользовался, своим таким двойственным положением, чтобы активно проводить свою политику, заниматься активно экспансией. В первую очередь, конечно, идейной экспансией. И в этом плане она имеет очень разветвлённую политическую, дипломатическую, разведывательную сеть, потому что, любая католическая структура, она работает на Святой Престол, и должна доносить эту информацию, имеет свою внутреннюю разведку самую эффективную. Кстати именно на это сделали ставку американцы, когда уже в конце Второй мировой войны пошли на открытый союз с Ватиканом, чтобы, используя его разведывательную сеть, выводить нужных им людей из нацистской Германии, из фашистской Италии, для того, чтобы в дальнейшем использовать их в своих проектах. По так называемым коридорам Ватикана, их ещё называли крысиные тропы, этих людей, более тридцати тысяч человек вывели из Европы - вывезли в Латинскую Америку, в Австралию, кто-то непосредственно в Америку. То есть, это ещё к тому же и вот эти вот разведывательные структуры.

Плюс ко всему, естественно, как суверенный орган, Ватикан имеет свою финансовую систему. И вот тут мы подходим к самому главному, самому интересному, что любой суверенный орган может существовать только, если он имеет в своей основе мощную финансовую базу. Вот таковым для Ватикана является Банк Ватикана, который был создан очень давно. Но в 42-ом году он был реорганизован. Некоторые указывают не совсем правильно, что он был создан в 42-ом году. Он не был создан, существовал давно, просто реорганизован, приспособлен к соответствующим современным условиям.

И самое интересное - статус этого банка. Он не является банком государственным. Он является банком Папы Римского, именно, как сакральной фигуры, как абсолютного монарха. В этом плане покуситься на этот банк никто не может. Контролирует этот банк вплоть до последнего времени сам лично Папа, пока является своего рода акционером. Пока, там уже после скандала с банком "Амброзиано" в конце семидесятых, начале восьмидесятых годов Папа Римский Иоанн Павел II создал специальную комиссию из пяти кардиналов, которые теперь тоже вместе с ним этот банк контролируют, как бы такая уступка.

Этот банк не является эмиссионным, они не эмитируют деньги. Они занимаются чем? Там открывают свои счета религиозные организации католические, где-то их считается около тридцати трёх тысяч этих счетов. И дальше на эти счета могут переводить деньги любые спонсоры, каждый, кто хочет выступить в качестве спонсоров этих религиозных организаций. Поскольку всё это закрыто, вся информация закрыта, всё это делается анонимно, то кто туда переводит? Затем куда оттуда переводят и в каких целях - всё это совершенно неизвестно.

Поэтому, как вы понимаете, это, конечно, представляет такой удобный механизм для использования различного рода структурами, и в первую очередь мафиозными структурами, какие в Итальянской республике в первую очередь и воспользовались таким положением, что фактически этот банк открыт любым махинациям. Тем более, что переводить деньги можно было любой структуре. Банк этой возможностью пользоваться всегда, до того, как в девяностые годы фактически либерализовали все вот эти финансовые потоки.

Что можно сказать? Что Банк Ватикана представляет из себя оффшор такой. Причём, если другие оффшорные банки Люксембурга, Лихтенштейна, Швейцарии входят в список официальных оффшоров, то Банк Ватикана не входит - это действительно реально уникальный статус, уникальное положение. Это, как вы понимаете, даёт Папе Римскому его мощь, его опору финансовую, которая в любых случаях давала возможность ему сохранить в этой системе глобальное управление при всё при том, что он всегда использовался мировыми политическими фигурами в своих интересах и в своих целях. Это понятно - он участвовал просто в этой большой игре. Но всё равно, он сохранял всегда вот эту нишу некой самостоятельности, куда никто не мог никогда сунуться. И это создавало его силу, потому что, крупные определённые семьи, так называемая чёрная аристократия, это дворянство рода итальянского. Они, конечно, этим пользовались, и они составляют такой мощный бизнес сегмент во всём этом.

А сегодня ставится задача. Крупные фигуры, в первую очередь речь идёт о Ротшильдах, и семьях связанных с ним кланов, переходят к системе, когда фактически мировые финансы должны полностью перейти под их контроль. Когда нельзя уже сохранять никакого рода самостоятельность. Этим объясняется и борьба, так называемая, между Рокфеллерами и Ротшильдами. Я сейчас не буду во всё это уходить, но речь идёт о тектонических сдвигах.

А в объединении уже верхушки, там же тоже несколько уровней. Так вот эта верхушка, она жертвует уже определённым уровнем самостоятельных бизнес и финансовых структур, мелких мафиози, которые им не нужны. Можно сказать так, что мировая финансовая мафия, мировые банкстеры фактически начали борьбу против национальных банкстеров, против национальных финансовых мафий, которые мешают, препятствуют в установлении вертикального контроля. Вот Ватикан, он относится к такой структуре. Поэтому, главное, что тут нужно было сделать - поставить под контроль и финансы Ватикана. И таким образом ограничить суверенитет Ватикана, лишить Папу вот этой возможности всегда, если что, опереться на какую-то самостоятельную структуру.

Но проблема-то в чём? В том, что банк этот - не государственный. Ну ладно там где-то, в отношении других можно применять меры. Есть такая организация ФАТФ (FATF) - комиссия, группа экспертов, которая создана в 98-ом году для борьбы с отмыванием денег, и против финансовых преступлений, которая взяла на себя роль наднационального органа, который разрабатывает соответствующие сорок рекомендаций, сорок положений, которые должны применяться всеми банками государств, для того, чтобы иметь возможность попасть в так называемый Белый список стран, которые борются в отмыванием чёрных денег. Если этого нет, вы попадаете в Чёрный список.

Самое интересное, что тоже, посмотрите, с международно-правовой точки зрения, что этот ФАТФ собой представляет? Она была создана семёркой в 98-ом году. А потом, в 2003-ем году Совет безопасности ООН, хотя в эту организацию входило тогда тридцать государств, признаёт стандарты, разработанные ФАТФ в качестве международных стандартов. Ни Генеральная ассамблея ООН, ни другие страны в этом не участвовали, а они признают. Ладно, значит ФАТФ есть.

Есть ещё при Совете Европы второе подразделение - МАНИВЭЛ эта группа называется, которая тоже разрабатывает стандарты, которые проводят эту всю проверку. Они как бы сотрудничают - МАНИВЭЛ является ассоциированым членом ФАТФ. Вот как же этой системе дойти до Банка Ватикана, если это банк Папы? Можно сделать только одним образом - резко понизив образ Папы, резко понизив его статус, десакрализовав его как бы, и свести его роль до простого субъекта, до простого государственного деятеля.

Вот в целях начать эту десакрализацию образа Папы, в целях этого и начала разрабатываться вся эта кампания, которой совершенно чётко начало ей было положено в 2009-ом году, когда, как сигнал такой (нас тогда ещё это удивило), вышла книга Нуцци "ООО Ватикан", которая разоблачала все сорок теневых схем, которые использует Банк Ватикана для отмывания грязных денег. Это был, конечно, эффект разорвавшейся бомбы, эффект такой она произвела. И Ватикан сделал тогда всё возможное, чтобы эта книга не вышла, но ничего не помогло. Она вышла, она нанесла удар по образу Банка Ватикана. Стало ясно, что это удар не только по нему, но это по самому Ватикану.

Это был 2009-ый год. В 2008-ом году начался кризис, и с начала 2009-го года мировые лидеры стали говорить о необходимости перехода к мировой финансовой власти. И это же не совпадение, что тогда же в 2009-ом году тут же выходит эта книга. Она же была, собран материал был уже давно, и можно было дать его в любой момент, но дали именно тогда. Хотя Банк Ватикана и до этого его можно было упрекнуть в чём угодно.

После этого Папа Римский для того, чтобы как-то сгладить ситуацию, чтобы пройти между Сциллой и Харибдой ставят во главе банка Ватикана Готти Тедески. Готти Тедески это член "Опус Деи" – структура, которая имеет выход на международно-финансовую структуру. Считалось, что это такая переходная фигура, которая сможет с одной стороны сохранить суверенитет Ватикана и Банк Ватикана, а с другой стороны - сделать ремонт чисто внешне декоративный, который создаст видимость того, что банк Ватикана как бы соответствует международным стандартам. Такова была цель.

Всё равно давление на Ватикан не прекратилось. И в 2010-ом году там начинается:

- уже Банк Ватикана объявили в незаконном переводе денег,

- впервые арестовали Готти Тедески, тоже беспрецедентный шаг, потому что арестовывали главу Банка Ватикана.

И с этого периода давление уже не прекратилось.

Поняв видимо серьёзность ситуации, поняв, что давление не прекратится, Папа Бенедикт XVI вынужден был пойти на беспрецедентную меру. Он заявил о том, что да, Банк Ватикана должен соответствовать международным стандартам финансовой прозрачности. Было принято решение создать, и был создан соответствующий орган внутри Ватикана, который назывался (институт) - Управление финансовой информации, который будет проводить проверку банка Ватикана. И одновременно Ватикан направляет заявку в ФАТФ ч просьбой включить его в список Белых стран, и разрешает группе МАНИВЭЛ начать проверку.

Частично открылся, но и этого оказалось недостаточно, потому что недостаточно открытости. И мы видим дальше, что в 2012-ом году с марта месяца начинается уже активная атака. То есть в прессе итальянской начинают появляться документы, которые, как потом уже выяснилось, были переданы папиным камердинерам, уже секретная информация - переписка. Она сначала такими дозами выплёскивалась, выплёскивалась.

Потом появляется следующий шаг - J.P. Morgan. Итальянское отделение J.P. Morgan закрывает свои расчёты с Банком Ватикана, прекращает всю деятельность. Потом тогда же в марте месяце Госдеп вводит Ватикан в список стран неблагополучных с точки зрения теневой. А потом уже, как бомба, в мае месяце выходит книга, о которой все закричали, "ООО Ватикан", его святейшества. Начинается весь этот процесс "Ватиликс". В котором что нужно подчеркнуть, что было знаменательного? Что это была уже не просто атака против Банка Ватикана, потому что там было много информации, в том числе по этому банку. Самое главное другое - что это был уже прямой вызов самой фигуре Папы Римского. Как я писала, оказалось на виду, на всеобщее обозрение была выставлена вся его внутренняя кухня, то есть все его внутренние дела. То есть Папа понял, что он абсолютно уязвим, что всё, что делается, вся эта фигура - это совершенно никаким образом не согласуется.

Дмитрий Еньков: Никакой сакральности.

Ольга Четверикова: Да, сакральность фигуры Папы. То есть это уже началось, говоря простым языком, просто полоскание, как половую тряпку. И стало ясно, что дальше может быть что угодно. Тем более ещё, как выяснилось, опубликована в этой книге была только маленькая часть того, что было украдено. И в этом плане понятно, что возможности для шантажа, причём шантажа именно самой фигуры Папы Римского, она сохраняется, то есть мощное давление было предпринято.

И после этого МАНИВЭЛ подготовил свои материалы, документ, в котором заявил: "Нет, ребята, вы не достаточно прозрачны, потому что, да из 16 требований, вы в девяти согласуете, а вот в семи не согласуете, поэтому мы вас не можем внести в список. Вам необходимо дальше активно-активно работать над своей финансовой прозрачностью".

Как ответные меры: Папа чисто интуитивно - ну да, посадили они камердинера, потом, правда, его отпустили. Буквально полтора года он был осуждён, а недавно его Папа отпустил. Но при этом, когда следствие началось, оно прошло очень быстро и получилось, что во всём виноват этот камердинер. Хотя ясно было, что он был козлом отпущения, а кто за ним стоял, это уже на суде, естественно, не рассматривали, понятно было, что эти вещи опасны. Такое ощущение, что и сам суд был для того, чтобы не открылась, не вышла информация кто заказчик и кто всё это делает. А потом как бы уже так же импульсивно, интуитивно Банк Ватикана выбрасывает Готти Тедески. Потому что Готти Тедески тоже всё-таки оказался недостаточно надёжным для внутренних сил Ватикана, стоящих за сохранение своего суверенитета, и, как ненадёжную фигуру, его отстранили.

С этого периода всё начинает только активизироваться. Потому что в январе 2012-го года у нас происходят следующие события - вдруг Центральный Банк Италии запрещает использование карточек банковских кредитных на территории Ватикана, с 1 января были закрыты. И, как выяснилось, Ватикан понёс большие убытки - миллион семьсот тысяч евро он потерял. Потому что на территории Ватикана музей находится, магазины, сувениры и прочее, это всё оплачивается карточками - эту возможность Ватикан потерял.

И после этого разносится мысль, что 11 февраля Папа заявляет о своём отречении - отречении от власти.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv
 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (158 мб)
Видео MP4 640x360 (64 мб)
Видео MP4 320х180 (36 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (7 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (362.5 КБ)
FB2 (499.84 КБ)
RTF (128.46 КБ)

Страницы