Подписка на RSS - Экономика

Экономика

Евгений Фёдоров 16 февраля 2016

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 16 февраля 2016.
Разговор о подготовке государственного переворота в России, в котором участвуют крупные чиновники, генералы и олигархи, опричнике Рамзане Кадырове, о слабости российской экономики, международном праве, технологии уличной толпы и русских туземцах, которых нельзя считать за цивилизованных людей.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 16 февраля 2016

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2016-02-16

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, мы с вами давно не встречались, в этом году первый раз, в 2016-ом. Вам вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Время летит.

 

Артём Войтенков: Да, очень быстро. Вопрос: что происходит? Такая заварушка, каша вокруг Сирии происходит, внутри у нас в России какие-то изменения, подвижки. Вы как это всё оцениваете?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, самое главное, что происходит - это Россия продолжает лететь в пропасть санкций и кризиса. Самое главное - продолжает действовать сценарий американцев:

- проведение ими санкций,

- запрет России на использование кредитных денег, потому что, они все иностранные,

- и соответствующее падение, катастрофическое, всё время набирающее темпы, падение российской экономики.

 

А суть: продолжает реализовываться американский план по ликвидации Российской Федерации, первый этап которого - отстранение от власти путинской команды. А соответственно, второй этап - ликвидация, о чём и говорил министр обороны США, и какие задачи ставили и Обама, и председатель английского правительства. Всё идёт по плану, по их плану, пока. Как и в 41-ом году некоторое время всё шло по плану Гитлера. Мы сейчас просто наблюдаем точно такое движение и в России по американскому плану катастрофической ликвидации страны.

 

Дальше просто речь идёт о деталях этой ликвидации. То есть, произошёл ли перелом в общественном сознании, чтобы остановить эту ликвидацию? Нет, не произошёл. Потому что, этот перелом может произойти только на площадке НОДа, как общественно-политических идей, и технологии решения этой проблемы. Потому что главная проблема вытекает из статуса внешнего управления страной, то есть, отсутствия суверенитета.

 

Поскольку это пока не осознано, не происходит пока и перелома. Слово пока, я говорю, потому что, к сожалению, это традиционная русская ситуация, когда мы втягиваемся в отечественную войну, и только потом, потеряв полстраны, начинаем собственно воевать и побеждать. Поэтому, я на победу надеюсь, хотя её шансы с каждым днём, конечно, уменьшаются и уменьшаются. Так что, если вкратце. А дальше всё это разбивается: главный ход на детали.

 

Что такое Сирия? Сирия - это попытка Путина отвлечь внимание американцев от России, от санкций, путём заморского такого, активного участия в конфликте. Важное решение? Важное. Сумел он достигнуть своих целей? Сумел достигнуть своих целей. Американцам понадобилось полгода, для того, чтобы они очухались от того удара, который им нанёс Путин вот этим, как бы кавалерийским рейдом по тылам врага, будем так называть вещи своими именами. Это никогда не носило стратегический характер, тактический, но, тем не менее, это сработало. И вот только сейчас они перегруппировали свои силы, и, как вы помните, на прошлой неделе уже министр иностранных дел России подписал с госсекретарём США договор о российской капитуляции в Сирии.

 

Артём Войтенков: Это как-то по-другому называется - о прекращении огня там, по-моему, соглашение было.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, у нас имеется отечественная война сирийского народа, который освобождает свою территорию от интервентов. Причём, международно признанных. Не просто интервенты, а террористы, которые уничтожают памятники культуры, массово убивают людей, являются абсолютными зверями. И вдруг подписывается договор о том, что с ними огонь прекращается. Там, правда, хитрость какая? С кем, с ними? Американцы говорят: "С ИГИЛом продолжайте воевать, а с оппозицией нет".

Мы спрашиваем: "А кто оппозиция?"

 

А по американской терминологии оппозиция - это уже девяносто процентов ИГИЛа. Вот так вот - раз, одним щелчком. Например, Алеппо, второй город в Сирии. Если бы Асад, а он уже подошёл к Алеппо, и уже начал его окружать, чтобы его освободить. Если бы Асад освободил Алеппо от интервентов, у интервентов, скажем так, произошёл бы перелом. Половина территории Сирии со вторым городом, оказалась бы в руках Асада. Следовательно, вторая половина - это значительное политическое ослабление. Как только американцы это почувствовали, они тут же дали задний ход на все рычаги. Это было, как с ситуацией на Украине: Дебальцевский котёл, наступление на Мариуполь и на Харьков. Как только они увидели, что идут успехи партизанских республик, освободительного процесса на Украине, они тут же дали команду: заключен был Минск, который остановил это наступление. Помните эту историю?

 

Абсолютно такой же сценарий в Сирии. Как только пошли войска Асада вперёд, то есть началась деградация системы ИГИЛ, он начал отступать, вначале тяжело, потом быстрее, быстрее, мгновенно появились американцы, которые сказали: "Не, ребята, теперь мир. Мы теперь вдруг сторонники мира, бомбить никого нельзя, прекращение огня, фиксируем статус-кво".

 

А ещё одновременно, если Россия не согласится, тут же появилась Турция с Саудовской Аравией, которая сказала: "Мы сейчас будем вводить в Сирию войска". Для того, чтобы подкрепить позицию американцев. А суть позиции американцев простая - не может быть никаких успехов. Русский солдат, как только война, он побеждает - это специфика такая. Поэтому задача американцев - не дать русскому солдату победить. Не важно, в Сирии в виде лётчиков и добровольцев (а они тем есть, российские), на Украине, или где-либо ещё.

 

Поскольку, у России нет суверенитета, безошибочно сработал механизм американцев, которые дали команду России остановить это наступление, и Россия сейчас, по крайней мере, на дипломатическом уровне наступление останавливает. А то, что ИГИЛ, или ДАИШ, является американским воинским подразделением, я думаю, все это знают. Вот взяли, всего лишь пару недель назад предоставили им эти Торнадо, комплексы такие, установки залпового огня. Понятно, что предоставить эти Торнадо могли только американцы и их союзники турки. Ясно же. До этого - противотанковые американские комплексы. Ясно же, что если Асад будет дальше освобождать свою страну успешно, то будут предоставлены и средства ПВО. Если они дали моджахедам и бандитам в Афганистане средства ПВО, что они, думаете, не дадут вот этому своему собственному ИГИЛ, которого они теперь называют оппозицией? То есть, до этого была оппозиция, потом стала ИГИЛ, плохие ребята, потом опять оппозиция.

 

Это конкурентная борьба. То есть, американцы ведут себя совершенно обыкновенно. Они не производят… Знаете, иногда говорят: "Они подло себя ведут". Они всегда подло себя вели, это специфика. Этот зверёк ведёт себя всегда подло. Такой зверёк. Давно было привыкнуть можно за тысячу лет.

 

Артём Войтенков: А то, что с Белоруссией, в частности с Александра Лукашенко сняли часть ограничений. Они говорят, что санкции сняли с него, с части компаний, с части лиц, которые были наложены давно. Лукашенко же был такой красной тряпкой, страшным диктатором Европы. Потом на эту должность постепенно, постепенно так поставили Путина, а про Лукашенко забыли. А сейчас с него вообще сняли.

 

Евгений Фёдоров: Как и с Януковича, кстати, вместе с председателем правительства Украины, который был.

 

Артём Войтенков: Азаров

 

Евгений Фёдоров: С Азарова, да. Смотрите, мы находимся в состоянии войны. Любая операция: маленькая, большая, водовоз на позиции воду везёт - это часть военной операции, элемент какой-то стратегии. Американцы вышибают лидера мирового национально-освободительного движения, это Путин и Россия. Так получилось. Не важно, понимают это в России, не понимают, что Россия оккупирована, но так получилось. И является ли врагом для американцев, например, Китай? Является. Является ли Лукашенко и Беларусь? Конечно, является. Является Украина? Конечно, является. И ещё я вам назову десятки стран, которые являются. Но на войне все силы сосредотачиваются на главном ударе. Просто нет обычно возможности силы распределять.

 

Главный удар это кто? Россия. Следовательно, все остальные должны быть интегрированы в этот главный удар. С них должно быть снято давление, потому что, любое давление требует сил. И желательно сделать из них союзников удара по главному врагу, то есть, по России. Снятие санкций с Лукашенко ослабляют позицию Лукашенко в его враждебном отношении к американцам. То есть, он в меньшей степени становится нашим союзником, и в большей степени становится нейтральной фигурой в контексте войны с Россией.

 

Артём Войтенков: То есть, это официально они с него сняли, а что там, неофициально были какие разговоры.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, естественно. Это для того, чтобы вести этот переговорный процесс. То же самое и с Кубой, кстати. То же самое и с Ираном? Что, Иран не враг Америки? Враг. Но в условиях врага главного России, с Ирана надо снять давление, для того, чтобы не воевать на несколько фронтов, пускай даже небольших, но, тем не менее, и сосредоточить усилия здесь.

 

Артём Войтенков: То есть, это объясняет, почему они с Ираном задружились, замирились.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Иран по-прежнему считает врагом главным американцев, а они с ним дружат. Мало того, благодаря этой дружбе они сбросили цены на нефть, что ударило по России, но поддержало Китай.

 

Артём Войтенков: То есть, Ирану был закрыт доступ на мировые рынки торговли нефти, они им разрешили торговать. Ирану хорошо, вроде как, а нам плохо.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, нам плохо. Плюс, они добавили свои решения по поводу разрешить продажу американской нефти, впервые после войны. Плюс, союзники саудиты, которые держат низкие цены. То есть, они набором решений выбивают главного врага, даже, имея от этого ущерб. Но любая война - это ущерб для двух сторон.

 

Гитлер, когда бомбил советские города, он что, не имел ущерб? Имел. Бомбы стоили денег, самолёты некоторые сбивали, правильно? Но это война. На войне, конечно, и американцы имеют определённые проблемы. Но в целом, им главная задача – зачистить политического врага. И ради этого они готовы даже чуть-чуть подзатянуть пояса, тем более, это на самом деле чуть-чуть. Хотя, как сказать.

 

Посмотрите, что сделал Китай, пользуясь тем, что Россия в конфликте с Америкой. Он, прикрываясь Россией… Как знаете, китайский принцип: "Китайская обезьяна будет сидеть на горе, и ждать, когда тигры друг друга перегрызут. И тогда она спустится с горы, и возьмёт всю добычу". Я перефразирую как бы основную стратагему китайскую. Вот так и здесь. Как только они увидели, что Россия сцепилась с Америкой, естественно, они понимают, что у Америки сил на Китай меньше, или нет, что делает Китай?

 

Он автоматически начинает решать проблемы своего суверенитета в экономике, то есть, деньги получает. Как он это делает? Посмотрите, когда начались санкции против России, у Китая была высокая процентная ставка, девять с половиной процентов, в тот период времени. У Китая была, соответственно, инфляция около девяти с половиной процентов. Как только Россия сцепилась с Америкой, Китай мгновенно опустил ставку сначала до двух с половиной процентов, потом до двух. Соответственно у него автоматически ушла инфляция на два процента. А для чего они это сделали, в измерении текущего времени? Да очень просто.

 

Посмотрите китайскую экономическую статистику за прошлый год. В Китае объём долларовых кредитов, то есть, американских, сократился на триллион долларов. Что произошло? Китайские инвесторы и бизнес начал менять американские кредиты на юани, на кредиты в национальной валюте. Потому что, юань оказался так же доступен, как доллар. А если раньше доллар был под три процента, а юань по пятнадцать, то естественно, любой бизнесмен выбирал доллар, потому что, на пятнадцать он прогорал. Тут юань снижается до цены доллара, и китайские предприниматели начинают перекладываться в юань.

 

Что происходит с долларами, которые до этого они брали? Они их начинают возвращать американцам, то есть, перестают перекредитовываться в Америке. Что в результате? Триллион долларов у Америки оказалось привезёнными из Китая в качестве пустой бумаги, откровенно говоря, что ударило по американской финансовой системе. То есть, надо покрыть, оказалось, за год, только китайских - один триллион. А это всё кладётся на бюджет страны, на заимствования. У них и так восемнадцать триллионов долгов, а тут ещё добавилась необходимость гасить китайские кредиты возвращаемые. Автоматически - это лишний триллион надо где-то найти. Это серьёзный удар по американской экономике. И даже, несмотря на это, они по-прежнему ставят задачу дожать Россию.

 

Россию они планируют дожать, я так понимаю, в этом году. Просто дальше у них не получается противостоять Китаю и всем остальным, то есть, им надо дожать Россию в этом году. Это означает, что на уничтожение России в этом году будут брошены абсолютно все силы Соединённых Штатов Америки. Потому что, им надо в этом году решить проблему Путина, и проблему России. Кроме того, для них самое любимое приложение сил - это выборы.

И отсюда наш прогноз: главная битва начнётся в контексте выборов, то есть, до них и после них.

 

Артём Войтенков: Как всегда: нечестные выборы, палатки на Красной площади. На Красной площади - не получится.

 

Евгений Фёдоров: Получится. Почему вы думаете, не получится?

 

Артём Войтенков: Слушайте, я хожу уже целый год по Красной площади, отсюда из Думы в Метро - там всё время что-то стоит: то каток, то ярмарка, то ещё чего-то. Там место уже застолбили, чтобы никто палатки не ставил.

 

Евгений Фёдоров: Это молодцы, это понятное дело. Но просто надо понимать технологию работы американской системы. Она отработана во многих странах, в том числе, ближайшие для нас и Украина с Киевом, и Грузия, и так далее. Причём, там работал этот же посол - Теффт. Суть системы: он работает с элитами. Народ ему нужен, палатки, какая-то часть, майдан, - для бутафории, то есть, показать картинку в телевизоре.

 

Артём Войтенков: Народ сверг.

 

Евгений Фёдоров: Да. Условно говоря, там сто человек - телевизор покажет тысячу. Но эти сто человек даже могут не граждане России быть. Да, у него есть где-то пять тысяч боевиков Навального, у американского посла. Добавить к этому украинских, специально подготовленных мигрантов, которые под эти программы готовились, добавьте недовольных, которые создают общий фон.

 

То есть, что произойдёт? Конкретно, что произойдёт в этом году по американскому плану? Они должны сконцентрировать все удары, все конструкции своего давления в один, в короткий период времени. То есть, одномоментно уволить много людей, дать им деньги на билет в Москву. За это отвечает пятая колонна в бизнесе, которая, естественно, находится в Лондоне, и которую они раньше времени в основном не светят, потому что они готовят её для главного удара. Если они их засветят раньше, то просто этих заговорщиков могут административным ресурсом, или по всякому, убрать. Значит, они оттягивают этот вопрос.

 

Чиновники. Вы думаете, случайно вдруг принимаются такие странные решения, хотя и поддержанные народом, но американцев народ не интересует, по московским ларькам законным, например. Ведь последний снос ларьков, это все законные ларьки.

 

Артём Войтенков: Нет, в Москве ларьки чистят уже в течение двух лет. Вот Собянин пришёл, он стал потихонечку их…

 

Евгений Фёдоров: Пятнадцать тысяч незаконных ларьков он убрал сразу, а сто пять законных убрал сейчас.

 

Артём Войтенков: А разве они законные, сейчас которые убирают? Я ещё раз говорю, я не сторонник ларьков, но чтобы было по чесноку. Он не смог убрать тогда, когда убирал незаконные, судами и так далее, - убрал пятнадцать тысяч. Остались законные ларьки, на которые не было судебных решений. И вот сейчас он их и убрал. Для чего это сделано? Для того, чтобы использовать недовольство определённой группы людей, причём, достаточно… Видите, все удары на элиты, на более-менее влиятельных людей, не на народ, потому что, народ молчит. На влиятельных людей. Или сами санкции.

 

Артём Войтенков: А как ларьки связаны с влиятельными людьми?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, всё-таки, ларьки в Москве, которых можно просудить в судах, и оставить против городских властей, - это ларьки, прикрываемые высокими начальниками, как минимум. То есть, с вами борется городская власть, которая всегда сильная, московская мэрия, и с вами она не могла расправиться в течение пяти лет, в том числе, в судах, и так далее. Да и сам Собянин признаёт - под каждый ларёк у него зарезервировано по триста тридцать миллионов рублей, в случае проигрыша в будущих судах незаконного сноса ларьков. Поэтому, это достаточно известная вещь. Подчёркиваю, я не сторонник ларьков. Я просто говорю, как работает технология Теффта. Она работает, формируя группы недовольства у людей, которые могут повлиять на процесс. Потому что ларёчники худо-бедно, а несколько тысяч человек в Москве обозлённых соберут.

 

Артём Войтенков: Скажем так, это даже не такие ларьки, одноэтажные, с шаурмой, или ещё с чем-то. Там двух, трёхэтажные, уже более цивильные.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, которые смогли судом защитить. Тем более, это значит, что и деньги есть, и возможности есть, и влияние есть, и взаимоотношения с полицией есть, - это же всё важные вещи. Одно дело, если этот человек выйдет на антиправительственные действия, или его люди, то соответственно, он получит, хотя бы на низовом звене полиции, но прикрытие, которые раньше же его прикрывали с этими ларьками.

 

Артём Войтенков: Это не низовое звено полиции.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю относительно, московское. То есть, вот это всё не случайно. То есть, сидит американский посол, и он просто в плане один за другим реализует целый сценарий, в котором много пунктов, и в котором пять тысяч человек от ларьков, столько-то от санкций, столько-то от безработицы, столько-то от реформы здравоохранения, столько от реформы образования. Просто, пять тысяч от образования, десять тысяч от здравоохранения, а поскольку таких проектов у них сотни уже накопилось… Малый бизнес, которому вдруг приказом министра финансов налоги подняли с какого-то панталыку. Поскольку таких накопилось уже много. Валютные вкладчики, которых здесь пятая колонна водила за нос, в Думе, в том числе, говоря, мы вам из бюджета отнимем у пенсионеров, деньги дадим. Вместо того, чтобы решить проблему, как это по закону положено, за счёт четыреста первой статьи гражданского кодекса. То есть, через суд, снизив плату для валютных ипотечников просто.

 

Артём Войтенков: Подождите, а Центробанк с этим разобрался. Он сказал банкам пересчитать курс.

 

Евгений Фёдоров: Этот Центробанк написал бумагу. Вот вам бы пришла бумага – "имеете право отдать деньги Васе сколько хотите". Вот так и написал Центробанк. Ну, какой частный банк, да и государственный, отдаст деньги? Так, по-русски говоря, ну подумайте, вот согласитесь.

 

Артём Войтенков: То есть, это не жёсткое предписание.

 

Евгений Фёдоров: Это блеф. Это просто откровенный блеф. Решается проблема через 401статью ГК путём просуживания обстоятельств непреодолимой силы, вызванных решением государства (я цитирую Гражданский кодекс), в данном случае, Центрального Банка, который почему-то отказался от конституционного принципа поддержки рубля, и отпустил рубль своим решением почему-то (я не пойму, почему, с точки зрения закона, конечно), и иностранных госорганов, которые объявили России санкции. Вот эти два решения привели к падению рубля, и к проблемам у вкладчиков - существенное обстоятельство, влияющее на их договор, которое они и не знали, когда его заключали.

 

Следовательно, надо просудиться, и по суду, как в ГК и написано, не платить такую сумму, а платить в три раза меньше. Мало того, в этом случае банк получает основание не платить иностранному. Он же доллары не печатает, банк, он же берёт их в Америке, чтобы дать нашим вкладчикам. Соответственно, банк тогда не платит по счетам в Соединённые Штаты Америки, ссылаясь на решение нашего суда. А это НОДовская программа. То есть, банк становится союзником, и технология в целом позволяет укрепить суверенитет России.

 

Вместо этого здесь ребята год водили за нос в Думе вкладчиков, говоря, что мы законы вносим о том, как мы у пенсионеров отнимем через бюджет их пенсии, и отдадим вам, вкладчикам. Это как вообще? Это надо быть наивным, чтобы верить во весь этот цирк, который тут в Думе устраивали. Причём, вкладчики, которые пошли правильным путём, а мы им об этом говорили два года назад, что так надо делать, это юридически правильно, они выиграли суды. Только с ними втихаря договорились, чтобы прецедент не создавать, американцам же прецедент такой не нужен.

 

Артём Войтенков: Да и банкам не нужен.

 

Евгений Фёдоров: Некоторым банкам не нужен.

 

Артём Войтенков: Зачем им ссориться, и не отдавать деньги заграничные.

 

Евгений Фёдоров: Да, технология работает. Просто пропаганда направлена против этой технологии. Поэтому, если к этому вопросу, раз идёт война, то на войне каждый эпизод этой войны - элемент этой войны, самый мирный. Печь пирожки на передовой - это тоже акт военного действия, согласитесь. Потому что, солдат сыт, и лучше воюет, вот даже это.

 

Поэтому, все события мы смотрим в контексте войны с Соединёнными Штатами, объявленной нам в феврале месяце прошлого года. На самом деле это война 91-го года, просто её военная обостряющая фаза - удар через Киев, и свержение российского государства и власти, о чём официально американцы и говорят, это цель их санкций. А победитель в этой войне один только Путин. Можно, конечно, сдаться. Это как в фильме, немцы, когда партизанам в рупоры: "Сдавайтесь, сдавайтесь, мы больных вылечим, а вас накормим". Партизаны же голодают в лесу, понятно. Тоже можно сдаться, но эта сдача будет, да, два-три месяца нас покормят. То есть, как вот, повешенному перед казнью дают сытный обед, и покурить. Вот, то же самое. Ну а так - это ликвидация, с резнёй, с миллионами погибших. Потому что для них это абсолютно понятная программа. На кой им эти русские нужны здесь, они давно их хотят уничтожить в конкурентной борьбе, последнюю тысячу лет. И Гитлер фиксировал эти вещи, и англичане фиксировали, и руководство США это фиксировало, и в девяностые годы, и сейчас. То есть, всё чётко и открыто.

 

Но выход из этой ситуации только НОД.

- До нападения американцев на нас, НОД - это была система, чтобы восстановить уважение, уровень жизни.

- После февраля прошлого года, НОД - это единственная технология спасения.

 

Но НОД не будет работать, если люди этого не понимают. Это принципиальный вопрос. Тащить людей в нормальную жизнь силком - абсолютно неправильно. Люди должны прийти к этой мысли, должны потратить два часа личного времени, когда их Путин приглашает, как, допустим, это было по Тверской, и праздник НОДа 4 ноября. Это понимают в принципе все нормальные люди. Вон в Чечне даже миллион человек поднялось в поддержку Путина, просто потому, что они увидели, что на Кадырова и на Путина начинаются наезды по линии пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Кадыров сам на них наехал.

 

Евгений Фёдоров: На кого?

 

Артём Войтенков: На пятую колонну.

 

Евгений Фёдоров: А Путин наехал на оккупантов, и что? Начиная с Мюнхенской речи. И что теперь? Нам бросать Путина? Естественно, он ведёт войну за нас, как командующий. Просто, у него нет армии для победы в этой войне. Есть армия маневрирования небольшая, но для победы нет. И люди в Чечне, прошедшие войну, отлично это понимают. А население Москвы этого не понимает, оно думает, что за них дядя всё решит.

 

Артём Войтенков: Ой, вы сравнили Чечню и Москву. Это два разных мира просто.

 

Евгений Фёдоров: А вот пока значительная часть мира в России в большинстве своём не перейдёт на позиции НОДа, жизнь будет ежедневно ухудшаться. И эта ситуация нас и подведёт к государственному перевороту и крови. Это ухудшение, а потом дальнейшая ликвидация.

 

Поэтому, на самом деле, победа НОДа ровно вот здесь.

- То есть, идёт снижение жизненного уровня из-за американской войны.

- Пропаганда НОДа, и активная позиция нодовцев для того, чтобы людям разъяснять, как победить.

Вот, когда это совместится, с этого момента произойдёт перелом в войне - Сталинградская битва. Вот с этого момента начнётся этот процесс перехода. А пока идут такие бои местного значения.

 

Евгений Фёдоров: Позавчерашний эпизод, допустим, в Нижнем Новгороде с Касьяновым. Вы когда-нибудь задумывались о его логике в контексте военных действий?

 

Артём Войтенков:Да я на него даже внимания не обращаю, не то, чтобы о его логике задумываться.

 

Евгений Фёдоров: Нет, ну в СМИ, по крайней мере, и в интернете обратили. Сам эпизод, когда Касьянов сам себя запер в кладовке на пять часов с охраной, потому что (это было в гостинице) в холле гостиницы десяток журналистов и активистов хотели ему задать вопросы.

 

Артём Войтенков: Да там Маша была, от Маши кто угодно запрётся в кладовке и с охраной.

 

Евгений Фёдоров: Извините, Маше 21 год.

 

Артём Войтенков:Ну, так тем не менее.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, Маша - строго по закону. И вообще позиция НОДа - категорическое выполнение закона. Что является незаконного в задать вопрос, даже если это вопрос от Маши? Тем более до этого она ему вопрос задала днём. Что в этом незаконного? Ты не хочешь отвечать на вопрос? Иди не отвечай. Ну, что тут такого? Тебя что запирали в этой кладовке? С охраной подчёркиваю, к тому же, а не просто один мужик сидит.

 

Артём Войтенков: Ему охрану жалко было.

 

Евгений Фёдоров: Запирали тебя? Нет. Ты мог выйти. Сам зашёл в эту кладовку. Что делал Касьянов в кладовке? Я вам говорю что - беспрерывно говорил по телефону с Америкой. Пытался организовать систему через пятую колону во власти для того, чтобы на НОД наехали по линии правоохранительной системы и так далее. И он, чтобы в этом локальном эпизоде, Касьянов против Маши 21-летней, победил, тем самым продемонстрировал свою силу на всю страну. Что за ним часть Кремля, что за ним власть, что американцы в России в его лице являются начальниками. Вот в чём была суть этого эпизода. И пять часов он там не плакал в страхе перед Машей с её вопросами. Он там пытался организовать по телефону давление на конкретных региональных чиновников, на полицию для того, чтобы произошли эти события, чтобы он публично победил Машу. Понимаете, что это было сделано?

 

Артём Войтенков:А вам не звонили?

 

Евгений Фёдоров: Я вам ничего не скажу.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Вот для чего это делалось. И в этом эпизоде Касьянов не победил. Конечно, мелкий, незначительный боец, как поставили в детском фильме советском, когда ребёнок школьник стал на пост, его поставили, он стоял на посту, пока его с поста не сняли. Помните?

 

Артём Войтенков:"Честное слово" называется рассказ такой.

 

Евгений Фёдоров: "Честное слово", да. Потому что он, мальчик, был солдатом своего Отечества. Хотя ясно, что мальчик - ничто. Вот такими солдатами Россия выигрывает войны. То есть против Маши - генерал, фельдмаршал. Потому что в американской терминологии бывший премьер-министр - это огромная фигура. И когда Гудков, другие наезжают, он прав - Касьянов это очень сильная фигура. Нет, он конечно предатель, но по предыдущему статусу он - сильная фигура в американском понимании. С его кругозором общения: а у него прямой ход в конгресс, прямой ход к американскому президенту, - он не смог победить Машу в пятичасовом противостоянии в этой кладовке. Эту логику надо просто понять, как устроены локальные эпизоды этой войны.

 

Так бывает, когда один солдат. Панфиловцы стали и выдержали нападение целой дивизии. Так бывает - малыми силами побеждают. Но, к сожалению, этих побед мало, просто технологически их мало, пока, но я надеюсь, что когда всё-таки народ созреет, то есть, когда падение жизненного уровня приведёт к включению мозгов до такой степени, чтобы они включились на уровне генетики. То есть люди начали думать, как их деды и прадеды в государственном строительстве, в отношении к окружающей действительности, понимать, что враг это враг, друг это друг, твоя нация, твоё государство, твой народ это самая главная твоя сила, - только тогда начнётся перелом и победа.

 

Посмотрите в той же геополитике. Я уже говорил. С какой стати граждане России вообще решили, что не надо защищать свою территорию своей страны? Вообще когда-то такое было? Даже в мире животных, извините меня, животные охраняют свой загончик.

 

Артём Войтенков: Правильно, животные охраняют в пределах своей видимости. И люди в пределах своей видимости тоже охраняют.

 

Евгений Фёдоров: Для наших людей "в пределах видимости" 70 лет назад видимость была - седьмая часть планеты по границам 45-91-ых годов. И 30 миллионов жизней они положили за эти границы, а не просто так. То есть никто же не сказал в 41-ом году: "А что немцы там берут, Минск? Да, что там до Минска. Вот когда моё Урюпино возьмут, вот тогда я может быть". А сейчас говорят.

 

Так это где проблема? В головах у кого? У наших дедов, прадедов или у нас? Я говорю про массу людей. Ну, конечно, проблема. Это проблема главная, то есть она тоже входит в понятие созревания. Для того, чтобы люди начали защищать своё Отечество, они должны вернуться в реальную жизнь. Потому что сумасшедшие, которые…

 

А нация российская сейчас даже официально (нет, я не могу себя), официальная позиция России, нам американцы говорят, враги нам говорят: "Мы вас не можем понять. Вот мы понимаем, когда кошка защищает своих котят, мы понимаем, когда животные защищают ореол своего обитания, мы понимаем, когда дерево вытесняет другое дерево, чтобы доступ к солнцу был. Это тоже конкурентная борьба – дерево. А мы вас, русских, не понимаем. Вы полторы тысячи лет были нормальными, а вдруг вы объявили, что медведь теперь вегетарианец, он теперь не ест мясо, он теперь не защищает свою землю, он теперь не защищает свою семью, он теперь другой стал медведь".

 

Понятно, что любой нормальный человек, враг (а англичане и американцы враги), он рассматривает это либо как военную хитрость, либо как сумасшедшие. А сумасшедший на этой земле выжить не может. Сумасшедших просто увольняют с работы, если на работе у вас кто-то сумасшедший оказывается. Это больной человек, это больная нация, она не подлежит выживанию на планете Земля. Так Россия ведёт себя, как больная нация, я говорю - декларирует, не ведёт. Декларирует, потому что граждане не все так себя ведут. Но, как вертикаль власти, мы это декларируем. Мы понимаем почему, потому что у нас нет власти, у нас коллаборационистская власть - решение принимается в Вашингтоне. Но для мирового сообщества мы ведём себя ненормально.

 

Мне очень понравился, а нашему телевизору по этой же причине очень не понравился, - фильм ВВС. Не смотрели его?

 

Артём Войтенков:Какой?

 

Евгений Фёдоров: Рекомендую. Посмотрите фильм английский ВВС. На нашем телевизоре плохого об этом фильме не сказал только немой. Мало того, МИД издал официальный (я видел, посол где-то в Латвии или в Литве), издал бумагу - "какой гнусный фильм".

 

Артём Войтенков: А что же в нём гнусного?

 

Евгений Фёдоров: В этом фильме действующие политики, а не артисты, это важно: бывший посол Англии в России, председатель палаты, общин, и так далее. То есть, действующие английские политики, которые реальные, принимают решения этого уровня - моделируют ситуацию в фильме. Это называется военно-штабная игра обычно. Моделируют ситуацию - что произойдёт, если Россия воспользуется своим международным правом по отношению к Прибалтике. Напоминаю: Прибалтика - член НАТО. Они как говорят, НАТО: "Мы защищаем" – там есть соответствующий пункт о совместной защите и так далее. Помните, я всё время вам говорил о международном праве?

 

Артём Войтенков:Да.

 

Евгений Фёдоров: Я иногда думаю, может быть, я международное право понимаю неправильно? Англичане абсолютно так же понимают международное право, как я его понимаю, как все его понимают, только Россия его не понимает пока ещё, как государственная система, как судебная система.

 

Итак, российская армия в силу определённого события, не важно каких, появляется в Латвии, то есть переходит границу и появляется в Латвии. Латвия - член НАТО. Естественно, срабатывает, так называемый Устав НАТО, и англичане направляют туда войска - 15 тысяч английских солдат. 15 тысяч английских солдат по дороге уничтожаются российским тактическим ядерным оружием - это сценарий фильма. Я не говорю, что так будет. Я говорю - мироощущение англичан в конкурентной борьбе, то есть, как думает штаб врага.

 

Что делают англичане? Артём, что бы вы сделали на месте англичан? Вас, ваши войска (а это уже считается уничтожение жёсткой войны) уничтожают 15 тысяч в море, которых вы хотите высадить членов НАТО в Латвии.

 

Артём Войтенков: Да, на кой мне эта Латвия?

 

Евгений Фёдоров: О! Даже вы прекрасно знаете, хотя это не ваша специальность "международное право". Естественно его знают англичане, и немцы, и американцы, и все, естественно. Происходит жесточайшая ненависть к России, там прямо и говорят: "Мы готовы убить всех русских", - прямо в фильме.

 

Артём Войтенков:Разорвать на месте.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но мы не будем с ними воевать, потому что они правы по международному праву. Потому что Прибалтика является территорией российского (они так не говорят, но это за кадром), российского Отечества. Мы, англичане, не будем умирать за два миллиона рисковать даже, за два миллиона латышей, которые там живут. Это я говорю из фильма, где говорят политики, действующие политики, это их слова, это не артисты, и абсолютно логично. И это же понятно, что если бы российская армия вторглась в Берлин, в Лондон, то они бы дрались. Но они-то знают, что территория Прибалтики, Украины и всё остальное - есть территория большой России, защищённой международным правом.

 

То есть в этой ситуации рисковать против закона международного права, даже враги наши англичане не будут, а уж про американцев я вообще молчу. Потому что они открыто говорят: "Это ваше право". То, что вы дебилы, и отказываетесь от своих прав - это болезнь. Это не является вашим "хочу соглашаюсь, хочу нет" - это ваша болезнь. А болезнь? С мировой арены такая нация уходит, потому что больные в конкурентной борьбе не участвуют, они тут же исчезают, погибают. И понятно, что если мы отказались защищать своё.

 

Я иногда езжу по Ленинградскому проспекту и справа академия пограничной службы, и там написано: "Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим". Это и есть национальная идея и лозунг государственного строительства русского народа и государства - и мы от него отказались. Ну, естественно, мы сумасшедшие.

 

Я понимаю, что сейчас вопрос экономического кризиса и санкций. Нам как бы не до этой проблемы. Нам ещё решить бы здесь проблему, в Москве, что мы там про Прибалтику или про Украину. Но на самом деле, решение проблемы в Москве приведёт к решению проблемы там.

 

Вы думаете, почему Путин не смог сопротивляться американцам по поводу Алеппо и их запрета брать Алеппо в Сирии? Да потому что у него тылов нет. Как вы можете вести, тем более удаленные боевые действия (удаленные действия, помните, я всегда говорил "Дарданеллы не достанешь без"), если у вас отсутствует тыловое обеспечение: экономическое, политическое, социальное, людское в конце концов. Это невозможно. То есть никакой командующий, это будет авантюра. Поэтому, как только баланс сил там сложился таким образом, что американцы жёстко выступили против России в Сирии, нашли форму выступления, то есть "Алеппо брать нельзя", - это всё-таки конкретная форма.

 

То они говорили: "Вы бомбите неправильно".

Теперь они говорят: "Сюда нельзя. И, если вы сюда полезете, то мы будем категорически против".

Всё тут же остановилось. Всё. Тут же Лавров подписал все бумаги.

 

То есть, как только мы вроде бы начали себя нормально вести адекватно в конкуренции нации, и нас тут же остановили на нашей слабости. А что за слабость? Понимаете, Артём, как всё взаимосвязано. Всё абсолютно является звеньями - одно за другое. Одно звено решает проблемы других, или не решает.

 

Экономика. Ведь проблема в нашей экономике не сегодняшнего дня. Болтают всё время – "диверсификация, развитие промышленности". Слышите такие слова?

 

Артём Войтенков: Там они много слов болтают.

 

Евгений Фёдоров: С утра до вечера. Так вопрос: у вас была вся промышленность 25 лет назад. Каждый третий самолёт мы выпускали, каждый третий станок. Задача "сегодня наладить промышленность" - это неправильно, это уже враньё, это пропаганда. Восстановить промышленность! Как только произносится слово "восстановить", вы начинаете думать, нормальный человек: "А почему мы её потеряли?"

 

Когда наладить промышленность вроде: не жили на этой земле ни грамма, тут вдруг прилетели с Луны, живём в поле, в контейнере. А чтобы нам промышленность не сделать? О, классная идея, какая пришла в голову к правительственным чиновникам".

 

Восстановить! И тогда вопрос: "А что это вы её потеряли?"

- Ага, были политические процессы, из-за которых вы потеряли то, что сейчас хотите восстановить.

 

Давайте посмотрим, а что за процессы?

Последний год падение экономики - 3,9%. Вроде 3,9%, но мир-то не стоял на месте. За этот последний год мир ушёл вперёд почти на 3,5%, то есть падение 7% за год. Почти 10% за один год падение национального дохода. Я говорю официальные цифры: падение зарплат - 9%, они конечно больше. Вот вам 9%. Но если у вас общая кормушка уменьшилась на всех на нас, общая тарелка с едой, которую мы вырабатываем, приносим в семью национальную, это называется ВВП и есть эта цифра, то естественно меньше останется всем.

 

Артём Войтенков:Не, меньше достанется народу. Те, кто повыше, они себе возьмут обязательно.

 

Евгений Фёдоров: Не так, вы не правы. Меньше достанется всем: и кто повыше - меньше достанется (вы не правы), и тем, кто пониже - меньше достанется. Просто распределение будет ещё жёстче, это правда, но меньше достанется всем. Так мы сейчас с амии говорим, что эта тарелка, вот она, нарисую её, - 1% мирового ВВП, вот наша тарелка сегодня. А сколько эта тарелка была 25 лет назад, когда Советский Союз проиграл Соединённым Штатам Америки в войне? Я вам нарисую - 22%. То есть когда наши демагоги говорят об отладке промышленности, они не говорят, что у нас всё было. Может быть плохо распределялось, как вы говорите. Вы думаете, в Советском Союзе всё распределялось лучше по отношению в рядовому человеку?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Но было 22 делить. Общая тарелка была в 22 раза больше, чем сейчас. А может быть это такая уникальная случайная ситуация сложилась как-то? Давайте посмотрим исторические закономерности. 100 лез назад, накануне Первой мировой войны российская тарелка была 9,8%.

 

Артём Войтенков:От мирового?

 

Евгений Фёдоров: От мирового. Естественно, нас же интересуют конкурентные цифры, сколько нам с вами и нашей нации, народу, достанется общемирового пирога. Потому что понятно, что идёт прогресс: 100 лет назад айфонов не было, а сейчас айфоны входят в распределительный механизм, и так далее. А что было, допустим, 200 лет назад в период войн с Наполеоном?

 

Артём Войтенков: Точных цифр мы не знаем.

 

Евгений Фёдоров: Знаем, это же не сложно, есть аналитика, очень просто. Были нации, были народы, всегда видно кто, сколько потреблял - эксперты легко посчитают, эти цифры никто с ними не спорит.

 

Артём Войтенков:Ой, не верьте экспертам, Евгений Алексеевич.

 

Евгений Фёдоров: Какая разница?

 

Артём Войтенков: Особенно историкам.

 

Евгений Фёдоров: Это не историки, это экономисты.

 

Артём Войтенков: Ещё лучше! Не верьте историческим экономистам - это враньё в квадрате.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Там же считается всё: сколько выращивали пшеницы, сколько выращивали пеньки, сколько били зверя, сколько давал флот - это всё не сложно посчитать, то есть специалисты это посчитают. Просто мы с вами не специалисты. Даже я, хоть и экономист, думаю, что я если разберусь, поэтому я беру цифру, которая нейтральная и которая признана всем миром, то есть экспертами разных стран.

 

Так вот Российская империя 200 лет назад имела 5,5% мирового продукта. Это было в период войны с Наполеоном, когда была блокада Англии, это же всё экономика, всё это считали. Если вы посмотрите на этот расчет. А когда у России был 1%? Естественно приблизительно - плюс, минус 50 лет, если в этих цифрах. Я вам скажу, даже не в период Петра Великого, который был всего лишь 300 лет назад. Мы досчитали - в период Ивана Грозного 1% России был. Российская территория была в шесть раз меньше, население было меньше 12 миллион, но население это относительный фактор. 1% был тогда, приблизительно конечно.

 

То есть речь идёт о том, что поражение 91-го года отбросило нас на 400 лет назад в конкурентной борьбе. Потому что этот же доход 22% или 9,5, когда Россия строила железные дороги больше, чем весь мир вместе взятый. Этот же доход, он трудом создавался. То есть до нас 60 поколений наших предков ежедневно ходило, не знаю, на работу, если это в городе, ходило в поле, если это в селе, они были сельскохозяйственные труженики - и создавали не только своё благополучие своей семьи, но и благополучие нации. И это всё было предано и попрано за какие-то 25 лет. Видите, эта динамика положительная за 25 лет нас отбросила на 400 лет назад. То есть это поражение 400-летнего масштаба.

 

А теперь у меня к вам вопрос. Вообще-то говоря, у нас территория нашего российского государства - 1/7 часть планеты, да? 1/7 часть, а национальный доход 1%. Когда национальный доход был 22% и территория сопоставима, тогда понятно было. Как вы с 1% удержите эту инфраструктуру в принципе?

 

Артём Войтенков: Да никак.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. То есть ликвидация России в экономическом плане решением 25-летней оккупации предрешена. То есть даже если американцы нас не добьют сейчас в этом году, как они планируют военным путём, госпереворотом, и так далее, мы отдельно, наверное, об этом поговорим. То в любом случае мы не выдержим удержание этой территории просто в силу отсутствия инфраструктуры, вызванное оккупацией внешним управлением, а не просто так. Вот и всё. То есть вопрос экономической безопасности среднесрочной в долгосрочной перспективе для нас является так же важно, как вопрос военной безопасности и соответственно экономического суверенитета.

 

 Да ведь мы не построили за последний десяток лет ни одного метра железных дорог, ни одного НПЗ. Как вы вообще удержите ситуацию, если у вас ничего не развивалось? А нам в ответ говорят, что у нас всё хорошо - я вот о чём. То есть люди, которые говорят, что у нас всё хорошо системно, они изначально вруны и работают на врага. А сказать, что у нас всё плохо (ну не всё плохо, а конкретно плохо) - есть первый шаг к решению проблемы. Это как Улюкаев говорит: "Да у нас рецессия закончилась". Что этими словами он вам говорит, когда талдычит? Он вам говорит, что я ничего делать не буду, всё же закончилось, всё хорошо, мы идеально живём, у нас всё закончилось, значит я не буду проводить реформу Путина.

 

А что предлагал Путин? Посмотрите. Это же и это измерение - тактическое. В своих посланиях он говорит: "Снижайте процентную ставку до нуля", - ссылаясь на опыт ФРС и ЕЦБ, и распоряжения издаёт. Что означает снижение процентной ставки? Возвращение позиций не только 22%, а 33%, потому что под ногами у нас всё-таки природные ресурсы - 1/3 планеты. То есть решение Путина автоматически. Может быть, кому-то эти цифры кажутся какие-то отдалённые – подумаешь, где-то там, кто-то, 22%, 1%.

 

Конкретно: давайте посмотрим измерение каждого человека. Сколько средний доход в России на сегодня официальный? Я вам говорю официальные цифры, я понимаю, что они лукавые, но давайте, других нет.

 

Артём Войтенков:Я даже не знаю, но, по-моему, неофициальные - тысяч 15, наверное, если по реальным.

 

Евгений Фёдоров: 32 тысячи рублей.

 

Артём Войтенков: Это официальные цифры?

 

Евгений Фёдоров: Это официальные цифры.

 

Артём Войтенков:Это брехня, ну.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Для Москвы реальная цифра.

 

Артём Войтенков: Для Москвы, а Москва не вся Россия. В Москве только 15 миллионов.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Для олигарха - более чем реальная цифра. 32 - это и олигарх и нищий.

 

Артём Войтенков:32 тысячи вы имеете в виду.

 

Евгений Фёдоров: Да, 32 тысячи - это олигарх и нищий.

 

Артём Войтенков: А если мы берём среднюю…

 

Евгений Фёдоров: Калькулятор дайте. Сколько у нас сегодня курс рубля? По-моему, 77 или 78. 32 тысячи делим на 77, получаем - 400 долларов с небольшим средний доход среднего россиянина с учётом олигархов, зарегистрированных в российской юрисдикции (таких нет, потому что все олигархи в Лондоне, они сюда не входят, просто потому что они иностранные плательщики). Итого - 400 долларов. А вы знаете, какой средний доход в Германии? 4000 долларов. А в Японии? 2000 долларов. В нищей Японии, у которой вообще ничего нет и просто это кусок земли, на котором построены за деньги заводы, и которые можно построить завтра же в России в любом месте, то есть это вообще не проблема. Деньги дай и инвестор тебе построил любой завод. Вот добыть природные ресурсы нельзя, потому что они от бога, как говорится, от предков. А завод построить можно в любой момент: денег дал - три года, и любой завод самый большой.

 

То есть это не просто 1%, а этот 1% и есть 400. А для нищих, вы правильно сказали, - 3 тысячи, 5 тысяч рублей есть, 15 для среднего класса, не среднего, а для обычного человека в провинции. Вот это и есть. В провинции, кстати, у нас доход средний где-то 22 тысячи.

 

Артём Войтенков:Ну, около 20.

 

Евгений Фёдоров: Да, понятно, вы здесь правы. Вот вам, пожалуйста. Так вопрос: почему японцы получают в пять раз больше, чем граждане России? Нищие японцы. Почему немцы получают в 10 раз больше, чем граждане России?

 

Артём Войтенков: Про это нам рассказывают очень много сказок.

 

Евгений Фёдоров: Ну-ка расскажите.

 

Артём Войтенков: Что японская культура, помноженная на японское трудолюбие, немецкая педантичность, помноженная на немецкую аккуратность - и много такой дребедени нам уже рассказывают второй десяток лет, даже третий.

 

Евгений Фёдоров: Да, но суть этих рассказов сводится к одному: русские – дебилы, и они не такие люди, как. Тогда вопрос: а литовцы? У литовцев зарплата тоже в 5 раз выше, чем у нас, у поляков.

 

Артём Войтенков: Так они же европейцы.

 

Евгений Фёдоров: Так, секундочку. Литовцы - мы с ними в школу ходили 25 лет назад.

 

Артём Войтенков: Ну и что? Они всё равно европейцы.

 

Евгений Фёдоров: А китайцы стали получать в 2 раза больше доход, чем граждане России.

 

Артём Войтенков: Так они же работают.

 

Евгений Фёдоров: Вообще-то китайцы 25 лет назад имели доход в 50 раз ниже, чем граждане России. Там за миску риса реально работали. О чём речь? О том, что эта цифра не от глупости нации, эта цифра от порядка. Наш порядок - колониально управляемый, то есть мы находимся в колониальной экономике, которая туземцам не положена. Мало того - статус "колониального туземца". Вы - туземец по российским законам. Вы в курсе? Я, граждане России по закону в России - туземцы.

 

Артём Войтенков: Это по какому?

 

Евгений Фёдоров: Допустим, по закону об иностранных инвестициях прямо написано, что если вы гражданин Америки, то в России у вас статус выше, чем у гражданина России в России. Вы знаете это?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Прочитайте.

 

Артём Войтенков: Мне никто не даёт инвестиции американские, я и не читаю эти законы.

 

Евгений Фёдоров: То есть вы туземец де-юре, то есть по закону туземец. А то, что вы де-факто ещё не можете получить нормальные деньги доступ - это как бы дополнительно. Это в законах подробно не описывается, но это описывается в инструкции Центрального Банка, что российский Сбербанк в России держит ставку 25%, а в Чехии 2%, наш Сбербанк, филиал его. То есть это – правило. По этим правилам российский Сбербанк может в России держать ставку 2%? Легко. Правила изменить - сделать чешские правила в России для нашего Сбербанка или всех остальных 700 оставшихся банков и всё. То есть это не проблема людей.

 

Видите, когда вам говорят, что я японцы в отличие от русских или немцы или все 25 народов живущих в Европе, государств я имею в виду, греки и прочие, у греков тоже в 5 раз выше доход при всех кризисах. Это обман, то есть это пропаганда. А суть правила таковы, что для метрополий или их союзников, как Греция, одни правила, а для российских туземцев и колоний - другие правила. Эти правила в экономике отличаются главным параметром под названием процентная ставка, о чём Путин и говорил, но это уже для специалистов. А в области жизни они и заключаются - бери свои 400 долларов и иди, покупай один айфон на тысячу человек, всё.

 

А немец будет при тех же ценах, а цены у нас сопоставимы, будет покупать в 10 раз больше. Просто потому, что он живёт в стране с другими правилами, не колониальными. То есть изменение правила - это вопрос одного дня. И с этого момента не 400. Эта цифра 1% - она полностью увязана вот здесь. То есть 1% национальной кормушки и означает - в 10 раз меньше, чем у Германии. Понимаете связку? Больше у вас в вашем котле. Сейчас поставить здесь котёл, вот столько вы еды положите или вот столько.

 

Если у вас еды положено в 10 раз больше, это не значит, нам всем достанется в 10 раз больше. Это значит, что всем достанется: кому-то в 20 раз больше, кому-то в 5 раз, но больше достанется всем. Потому что будет другой стандарт социального характера. Понятно что, что-то уйдёт на стройки, что-то уйдёт на культуру, что-то уйдёт на инфраструктуру, то есть не всё уйдёт на зарплаты, но на зарплаты уйдёт раз в 5-10 больше, чем сейчас и это нормально. То есть жить за 400 долларов в месяц это не нормально, а жить за 4 тысячи это нормально.

 

В результате у тех же немцев на каждого немца площадь личного жилья в 2 раза больше, чем в России, и качество её больше конечно. То есть это нормально иметь квартиру не 20 метров, не 50 метров, а 100 - нормально.

 

Артём Войтенков: Нормально её иметь для начала.

 

Евгений Фёдоров: Пожалуйста, как только вы возвращаете суверенитет, автоматически меняете пропорции национального дохода. Да даже упрощённо. Что такое нулевые ставки для российской ипотеки? Как только у вас будет доступ к ипотеке в 1%, понятно, что вы сразу улучшите свои жизненные условия. И вы вдруг вспомните, что немец живёт в 2 раза лучше на площадях и захотите жить так же. И это нормально - захотеть жить на площадях в 2 раза больше, чем сейчас в среднем. Это нормально. Это мы туземцы, нищие так живём, потому что мы свою страну проиграли. Это есть следствие внешнего управления и поражения.

, это репарации. То есть эти 400 долларов это же не значит, что мы их зарабатываем. Мы зарабатываем по-прежнему свои 10 тысяч, просто эти наши 400 уходят туда.

 

Швейцария. Что производит Швейцария? Только ножики, часы, но их мало для богатых, ножики и шоколадки. Всё.

 

Артём Войтенков: Лекарства ещё.

 

Евгений Фёдоров: Ну не больше, чем другие. Ну так: ножики и шоколадки.

 

Артём Войтенков: Наука, банки.

 

Евгений Фёдоров: Науки там нет.

 

Артём Войтенков: Как это? А ЦЕРН под землёй?

 

Евгений Фёдоров: Наш, наши учёные.

 

Артём Войтенков: Ну, наши в том числе, да.

 

Евгений Фёдоров: Швейцарское правительство всерьёз рассматривает вопрос куда деть и как распределить лишние деньги. Даже обсуждают вопрос по 250 швейцарских франков выдать каждому гражданину в месяц просто так, потому что он гражданин. Откуда деньги? Наши деньги.

 

Артём Войтенков: Так у них же банки. Они же деньги из воздуха рисуют.

 

Евгений Фёдоров: Не из воздуха. В их банках наши деньги: коррупционные, чиновников, колониальные. И поэтому у них такой огромный переизбыток дохода от нас. То есть когда вы в одном месте отнимаете, а в другом свозите, как в коллективизацию: государственные амбары до верху полны хлебом, а рядом люди голодают - это же решение государства. У нищего отнять вообще, чтобы он умер от голода, а амбар набить зерном и продать за границу - это решение. Мы живём вот в этой конструкции решения.

 

Я сейчас говорю в пользу бедных беспрерывно, люди не слышат. Сегодня другая ситуация. Сегодня неосознание идей НОДа означает личную смерть. Вот в чём отличие. И мы ожидаем, что осознание это придёт через какое-то время, мы верим в российский народ, мы считаем, что он сообразит хотя бы, когда прольётся первая кровь, а она прольётся уже в этом году.

 

Артём Войтенков: На глазах когда прольётся. Когда она далеко прольётся, это не возымеет никакого действия.

 

Евгений Фёдоров: Ну вы очень сильный пессимист. Я-то оптимист.

 

Артём Войтенков: Нет, я реалист, я просто понимаю, как народ думает.

 

Евгений Фёдоров: Вот так это всё устроено.

 

Артём Войтенков: Вы так очень хорошо всё рассказали.

 

Евгений Фёдоров: Я просто взаимосвязь показал.

 

Артём Войтенков: Да. Это как раз и правильно, показать основные цепочки, основные связи. Тогда что? Американцы будут раскачивать лодку выборов, чтобы совершить переворот.

 

Евгений Фёдоров: Будут. Это их любимая тема.

 

Артём Войтенков: Да. То есть, "нечестные выборы", палатки на улицах, какие-то сборища, которые не будут уходить и дальше киевский сценарий.

 

Евгений Фёдоров: "Преступная власть", немедленно надо её куда-то деть - да. Срочно, срочно. Да, будут.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Но в этом случае опять получается толпа на улицах, просто театр для народа.

 

Евгений Фёдоров: Толпа на улице - это 10% дела, это просто театральный фон. То есть некое событие на улице, которое смотрят по телевизору. Телевизор, естественно сразу предаст российскую власть.

 

Артём Войтенков: А он никогда, по-моему, за российскую власть не работал.

 

Евгений Фёдоров: Я согласен с вами. Просто, чтобы видеть технологию работы пятой колонны. Потому что центральные каналы всё-таки Путина сильно боятся, поэтому в лоб Россию не уничтожают. Но они косвенно. Например, с какого панталыка - к этим картинкам вопрос. Смотрите, во всех этих картинках - ключ к решению проблем, обозначенный Путиным, как нулевая процентная ставка. При всех раскладах, запомните этот момент. Квадратиком его обвожу, красным цветом. То есть там много чего в экономике, тысячи пунктов, но это - ключ.

 

Так вот, я сегодня смотрю утром телевизор с удивлением. Ведущие информационные каналы вдруг дают трёхминутную передачу - какие идиоты японцы, что у них отрицательная процентная ставка. Японцы, у которых уровень жизни в пять раз выше, чем у граждан России, нам объясняет, что они идиоты, наше телевидение, потому что у них отрицательная процентная ставка. Не как у нас 25% на выходе и 11% Центральный Банк держит, а у них минус. Меньше 1% Центральный Банк Японии держит. И они объясняют, как для японцев это ужасно, фондовые рынки у них летят, всё у них плохо. Три минуты. То есть, вешают лапшу пропагандистского характера.

 

Во-первых, какое нам дело до бедной Японии, у которой отвратительный Центральный Банк.

А во-вторых, вообще-то у японцев в пять раз выше доход на гражданина. То есть каждый японец лично может купить в пять раз больше товаров, чем каждый гражданин России. И нам телевизор откровенно рассказывает, что японцы дебилы, что у них вот такая экономическая политика. А что они будут умные, когда у них будет политика, что японцы будут нищие, как граждане России, в пять раз нищие. Это как вообще понимать?

 

Если бы люди не разбирались, журналисты, бывает - не разбираются, не понимают экономической связи вещей. Но когда вставляется трёхминутный ролик, критикующий саму идею низких ставок на примере, причём липовом Японии, а идея нулевых ставок это идея Путина, то вы понимаете, против кого идёт борьба - против технологии выхода из сегодняшней катастрофы. Загодя пытаются. Я понимаю, это элемент попыток. Это называется в политике "прививка".

 

То есть, когда НОД придёт к власти, НОД, я имею в виду люди национально-ориентированные, сторонники Путина придут к власти, они, что сделают первым делом? Первым делом они пошлют ОМОН в ЦБ или заставят без ОМОНа снизить, обнулить ставку. Понимаете, это решение одного дня. После чего резко решаются все экономические проблемы. То есть снимается недовольство миллионов людей. У них начнут расти зарплаты, резко всё обостряется, резко создаются рабочие места, сразу всё завертелось, и тут точно нет времени драться с Путиным или майданить.

 

Артём Войтенков: Нет, резко-то это всё не пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Резко - это значит в месячные сроки. Реально резко. У нас сегодня желающих получить кредит по рублёвым нулевым ставкам, плюс четыре процента, где-то на двести миллиардов долларов это те, кто отдали иностранные кредиты и не смогли перекредитоваться. Где-то двести пятьдесят миллиардов.

 

Артём Войтенков: То есть разговор идёт про предприятия.

 

Евгений Фёдоров: А предприятия деньги кому дадут? Не только. Мелкий бизнес и все. Все у кого есть проекты, причём проверенные иностранцами. Для начала. Я не считаю, что у них лучше проекты, но это проекты гарантированные иностранными проверками. То есть, если для англичанина туда деньги дать можно, то почему русскому туда деньги дать нельзя, банку. Так вот таких двести пятьдесят - это отданные, под которые есть залоги и полностью готовые проекты роста или функционирование предыдущие, созданные.

 

450 миллиардов опять же умножаем на нашу волшебную цифру 77, получаем - 20 триллионов рублей готова взять экономика сразу с первого дня обнуления ставки. Вот завтра ЦБ примет решение, как сказал Путин, ноль, мгновенно банки пересчитали под ноль, потому что для них это вопрос компьютерной программы. Всё же готово. Просто цифра доллара меняется на цифру рубля в проекте. Всё, проект готов. Двадцать триллионов готова Россия освоить сразу, с ходу, в первые дни. Но потом ещё и дальше.

 

Что такое 20 триллионов в экономику? Сразу решена проблема безработицы и сразу пошли вверх зарплаты. Они не удвоились, они начали просто тенденцию к росту. То есть сразу забегали эти менеджеры, директора начали искать сварщиков, строителей, токарей, менеджеров, экономистов. А как ты их найдёшь? Только повышая зарплату. То есть прибегают к человеку: "Ты нам нужен. Без тебя мы не может освоить огромные кредитные деньги под проекты. Значит, мы тебе тащим зарплату, соответственно". Повышают доходы и прочее, социальный пакет. Это технология.

 

А главное - изменится сразу вектор экономики. Это все увидят. Это не сразу до всех дойдёт, как говорится. Через бюджет это освоится где-то через полгода, потому что люди же с этих двадцати триллионов заплатят налоги в бюджет. Хотя бы возьмём тринадцать процентов. Уже 2,5 триллиона сразу пошло в бюджет. Я только один налог назвал, без НДС, без других. Уже. То есть людям заплатили зарплаты, они естественно заплатили налоги, значит, у нас сразу пошли путинские указы о повышении доходов населения, которые он не отменяет, майские. Вот они откуда финансироваться должны. О чём Путин и говорил в своём послании. Понимаете технологии?

 

Естественно, это катастрофа для американской пятой колонны в органах власти. Поэтому главная битва в экономике будет за процентную ставку. И для этого заранее, это называется "прививка", как бы заранее создать отрицательное общественное мнение. Российские ведущие СМИ начинают критиковать японцев с их пятикратным доходом по отношению к России, и с нищей страной, что ещё более удивительно. Как работает нулевая ставка в нищей Японии. Естественно, держа людей за полных дебилов, пугая каким-то падением фондового рынка, до которого всем вообще по барабану, тем более японцам.

 

Артём Войтенков: Этими рынками, падениями чего-то пугают постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Это анекдот. То есть гражданам России я перевожу, что говорит российское информационное пространство: "Вам не надо повышать доходы, потому что в Японии на 5% упал денежный рынок, когда они сделали вот это. Ну, вообще анекдот. И при этом они же не говорят, что доходы у японцев выросли на 30%.

 

Артём Войтенков: Народ вообще мало, кто слушает. Народ, на него вешают всё.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю об элитах. Борьба идёт за элиты. Вот в Чечне народ Путина поддерживает, в Крыму поддерживает. В центре люди в России не готовы поддерживать национального лидера, психологически.

 

Артём Войтенков: Москва – самый гнилой город в России.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно. Это не вопрос даже гнилости. Это вопрос дурости, глупости. Потому что два часа постоять на Тверской, когда сказал Путин, в день НОДа, - небольшая плата за то, что у тебя удвоится доход.

 

Артём Войтенков: Вы с одной стороны говорите, что при совершении оранжевых революций на улице, майдан, палатки и толпы, - это всё декорации. Да? С другой стороны - вы сами выводите народ на улицы. Я постоянно получаю такие письма, где задают такие вопросы. Почему Евгений Алексеевич с одной стороны при оранжевом перевороте говорит, что это декорации, а нас он пытается вывести на улицу.

 

Евгений Фёдоров: Я сказал "декорации", но я сказал 10-20% успеха. Это касается и сил добра. То есть не только сил зла – майдан и американцы, но и сил добра. Если у главы государства, как в Чечне, есть поддержка, армия. А это политическая армия – люди на улице. Не просто люди на улице, а люди на улице, когда он приглашает. Когда командующий говорит: "Армия, стройся!" То есть, выходит командующий, ему надо наступать. Он на плац, труба зовёт строиться, и никто не вышел. Вместо армии вышло два полка. Ясно - наступление отменяется. А где люди? Кто в самоволке, кто пиво пьёт, кто вообще плевал на Россию. Это как? То есть, я же не говорю идти на улицу вообще. Я говорю идти на улицу, когда зовёт командующий или его люди. А это чёткие форматы. И Владимир Владимирович организует такие форматы в среднем раз в квартал. Потому что раньше тоже глупо частить, потому что не выходят люди. Условно говоря, Зорька играется раз в квартал, а не вообще всегда. Для актива, продвинутых людей НОДовцев это пикеты. Пикеты - это подготовительный элемент этого события. Это не происходит. Хотя ещё раз говорю - два часа потратить и за это получить многократное увеличение своего семейного дохода, понятно же, что это ничего. Нет, не хотят.

 

Артём Войтенков: Москва – город богатый. Здесь люди живут хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Так почему мы и говорим.

 

Артём Войтенков: А вот в Чечне не очень, поэтому там вышли.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому мы и говорим людям: это ваше решение плохо жить, это вы приняли решение плохой жизни за четыреста долларов в месяц, и всё время ухудшающиеся условия проживания - это ваше решение. И мы, ни НОД, ни Путин не будет за вас заставлять вас жить хорошо, пока вы не решите жить хорошо, и не попросите государственную часть, я имею в виду национально ориентированные силы во главе с Путиным начать решить эту проблему, пообещав ему свою поддержку, естественно. Заявление напишите - "Хочу жить хорошо". Если вы заявление не пишете, значит, вас всё устраивает. Вы мазохист, может быть. Это ваши проблемы. Вот про это вопрос и есть. Это первый момент.

 

Но потом, раз мы заговорили об экономике. Борьба же идёт на всех уровнях. Посмотрите историю, допустим, отношений экономического блока правительства и главы государства. Глава государства говорит впервые, кстати, за пятнадцать лет: "Приватизация должна быть только национально ориентированная". То есть национальному бизнесу. Правительство собрал для этой цели. На следующий день член правительства Улюкаев выходит и говорит: "На приватизацию приглашаем австрийцев". Только что, вчера сидел, выслушивал команды главы государства. Это как вообще?

 

Это открытая фронда, то есть открытая демонстрация отказа исполнять. Мы понимаем, что глава государства по Конституции не является властью, но мы понимаем, что у нас двоевластие. То есть часть власти у него всё-таки есть, а большая часть власти у американцев и американских советников в российских органах власти, в том числе, и у Улюкаева - они начальники, они и есть настоящие министры экономики, а не он. Но так открыто и нагло. Через неделю Костин в Мюнхене - вообще целый спич, сидевший в этом правительстве, ролики есть : "Я не знаю, откуда пошла информация, что не нужно иностранному бизнесу приватизации. Я вас приглашаю, немцы". Сам сидел. Дурака включают, просто откровенного идиота включают.

 

Артём Войтенков: А Костин это кто?

 

Евгений Фёдоров: Это глава ВТБ, крупнейший банк. То есть включают откровенных дураков. Почему? Да потому, что там их начальство. Они перед начальством выслуживаются. Вот в этой системе двоевластия, их начальство - американское, и их союзники в Германии, в Австрии и так далее. И они перед ними выслуживают. Я знаю, что у нас многие в России не любят слово "приватизация".

 

Артём Войтенков: Да, ещё бы.

 

Евгений Фёдоров: Но я сейчас говорю о другом. То есть на самом деле для Путина это жесточайший коренной поворот в его проталкивании национально ориентированной политики. Для того, чтобы у вас сработал механизм резкого экономического роста, лучше всего дать деньги народу. Но народу это не надо, мы это обсудили, кроме чеченского. Значит, надо хотя бы опереться на них.

 

Артём Войтенков: Вот им и дают. А потом вся страна этим возмущается: "Чего им дают?"

 

Евгений Фёдоров: Да. Надо хотя бы дать тогда части, скажем, среднего класса. Так вот для них и обращён призыв Путина участвовать в приватизации. Потому что если он на самом деле отдаст российские предприятия российскому бизнесу, а не иностранному, это всё будет под контролем. Плохо управляете, я взял обратно через закон. А если английскому бизнесу, а у нас все олигархи английские и оффшорные, то ты обратно не возьмёшь, это не твоё, это иностранная юрисдикция, колонизаторы.

 

Поэтому, фактически он пытается в грядущем государственном перевороте найти хоть какую-то поддержку от тех людей, которые влияют на процессы. И для этого он и предлагает план национальной приватизации, как стратегический, то есть национальный бизнес. Он прямо говорил "Нам не нужны оффшорные управления". Как стратегически национальный бизнес, так и тактический. Это альтернатива американским санкциям для какого-то бизнеса в России, который хоть чуть-чуть любит свою Родину и воспользуется этим. Знаете, это напоминает исторически немножко параллели, когда цари тем, кто служит России, давали земельные наделы и так далее. Понятно, что это очень грубое сравнение, но оно где-то имеет такие исторические корни.

 

И проблема народа в том, что он не хочет быть игроком экономическим. Не только политическим, но и экономическим, потому что если народу на улице миллион, то Путин начинает побеждать, когда он собирает. А если на улице десять миллионов, то механизм распределения работает таким образом, что в этой резко увеличившейся национальной кормушке, основной доход уходит на народ. То есть, условно говоря, зарплата будет расти не в пять раз, а в десять.

 

Артём Войтенков: В Чечне же вышел миллион. Не миллион, может, но тысяч восемьсот вышло.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А вы же говорили, будет миллион на улице, пожалуйста.

 

Евгений Фёдоров: В Москве.

 

Артём Войтенков: То есть в Грозном не считается?

 

Евгений Фёдоров: Влияет. И вы обратите внимание, как после этого укрепился Путин, проявил свои позиции по приватизации национальной. Но это как бы элемент. И кстати по поводу Чечни. У вас не вызывает исторических аналогий сравнение звучаний двух фамилий: Малюта Скуратов, Рамзан Кадыров. Нет?

 

Артём Войтенков: Понятно на что вы намекаете.

 

Евгений Фёдоров: Это исторический процесс. Тоже важный фактор. То есть идёт борьба и в этой борьбе идёт некая расстановка сил.

 

Артём Войтенков: Тогда Кадырова надо сделать фигурой федерального значения, не местного. То ему надо дать какой-то пост.

 

Евгений Фёдоров: А Малюта Скуратов какой пост имел? Он командовал семью тысячами солдат, вот и весь его пост.

 

Артём Войтенков: Нет, он может командовать хоть двумя солдатами. Главное, чтобы они имели полномочия входить, куда угодно.

 

Евгений Фёдоров: У Малюты Скуратова не было правительства. Это был просто орган, откровенно говоря, чистки элит тогдашней Руси. То есть это был орган, по сути это было ВЧК своё. Будем называть вещи своими именами. И всё, он не был председателем правительства или каким-то большим супер чиновником. Он был царёв слуга. Он так и говорил: "Я слуга. Я не князь. Я с собачьей головой скачу и врагов вычищаю". Это если говорить об исторической аналогии. Кадыров, он входит в Госсовет, у него достаточно формальный статус. Он политик. Все понимают, что у него есть этот отряд в семь тысяч солдат.

 

Артём Войтенков: У него и больше есть, по всей стране.

 

Евгений Фёдоров: Вот в этом ситуация, поэтому его боятся. Это не Путин ему эту должность Малюты Скуратова. Это выстраивает историческая система. Она же объективна. Даже фамилии созвучны, вплоть до этого. Правда, Малюта Скуратов был крещённый татарин, но тем не менее. Даже вплоть до этого. То есть идёт выстраивание где-то в системах звучания. Кстати, и ВЧК опирался, помните, на латышских стрелков, на китайские отряды. Тоже не случайный процесс. То есть Кадыров не просто занял позицию Малюты Скуратова пока виртуально, он получил поддержку народа в этой позиции. Понятно, своего. А на Путина на порядок больше наезжают американцы, а где поддержка народа? Но это не поддержка Путина, это поддержка самого народа и государства через командующего Путина.

 

Артём Войтенков: Как Кадыров будет чистить элиты? Если раньше во времена Ивана Грозного это было просто - приезжаем с отрядом и просто терем сжигаем, всех убиваем, всё, дело закончено.

 

Евгений Фёдоров: Увольнение.

 

Артём Войтенков: А Кадыров здесь при чём? Увольняет же Путин.

 

Евгений Фёдоров: Да. Когда, условно говоря, за стенкой стоит Кадыров со своим отрядом, нет желания сопротивляться. Ещё чиновник и не уйдёт. Вон идите, попробуйте уволить Улюкаева или Силуанова, или Симановского из ЦБ. Они ещё просто не уйдут. Просто тупо не уйдут.

 

Артём Войтенков: Как не уйдут? Если приказ пришёл сверху освободить от должности.

 

Евгений Фёдоров: На каком основании?

 

Артём Войтенков: На основании - не справился с полномочиями. Найдут основания.

 

Евгений Фёдоров: Нет, это не так просто. Американцы же за них будут стоять горой. У них же куча рычагов. Почему мы пример с Касьяновым и рассматриваем, как очень позитивный в Нижнем Новгороде. Что Касьянов, несмотря на своё пяти-шести часовое сидение на телефонах, не смог организовать отзыв или давление на НОД, которое в принципе просто держало позицию не агрессивно, не нарушая закон. Просто держало позицию, находилось абсолютно в рамках правового поля. Но он-то считал, что по его звонку должны были. Звонок в посольство, посол дал команду местным властям в Нижнем Новгороде, и НОД просто убрали и всё. Там, кстати ОМОН пригнали, три машины, которые стояли в это время и никто не знал, кого будет ОМОН убирать. Понятно, что не Касьянова.

 

Была битва. И в этой битве те сторонники в силовых структурах американцев в этом эпизоде не победили. Понятно, что они могли отступить, потому что это не главный эпизод, но тем не менее. Причём понятно, что это было бы публично.

 

Когда мы пикетировали Григорьева в Москве. Григорьев – это зам чиновника, который отвечает за гранты для средств массовой информации. Точнее, миллиарды. Приехал же ОМОН и за двадцать минут убрал НОД с улицы. То есть эти технологии у них есть. Тогда она сработала. Сейчас нет. То есть в принципе НОД укрепляется внутри этой системы власти, где идёт расстановка сил: НОДовец или враг.

 

Если подытожить. Смотрите: уличная компонента будет и у майдана, и у сопротивления, то есть у НОДа.

 

Артём Войтенков: То есть технологии у всех одинаковые?

 

Евгений Фёдоров: Танки одинаковые. Они только названия имеют "Тигр" против "КВ", или "Пантера" против "Т34". А сама функция, технологии - похожи. Армия - либо ваша, либо врага.

- Наша армия - это дисциплина, закон. Прежде всего – это Красная армия, то есть, за сражение, за страну.

- А Навальный, боевики Навального, пятая колонна, Касьянов - это вражеские войска, ведущие политическое сражение против Российской Федерации. Просто разная сторона фронта. А технологии во многом похожи.

 

Но самое важное не это. Я ещё раз говорю, десять, пятнадцать, двадцать процентов, что есть сам майдан, в системе. То есть, когда Теффт делит деньги, он на майдан тратит десять-пятнадцать процентов, не больше. А основной удар идёт – власть, пятая колонна во власти, бизнес, СМИ.

 

То есть мы понимаем, что ликвидацию российского государства американцы в этом году планируют в виде внутреннего государственного переворота. Идеальный вариант для них - вы утром включили телевизор, а там уже называют другие фамилии во власти. Вот это идеальный для них вариант. Что ночью собралась, условно говоря, какая-то Госдума и утром выдала какие-то решения, о которых вы даже не знаете. Но этот вариант, скорее всего для них будет сопровождаться уличными событиями, которые как бы создадут фон для этого механизма. Мы этому препятствуем.

 

Вы упомянули, что НОД на улицах. На улицах - часть НОДа. Главная работа НОДа тоже распределена в системе власти. Главная борьба идёт во власти. Я на примере Касьянова вам показал. Столкновение произошли "кто сильнее" не на улице и не в гостинице, где был Касьянов с тремя охранниками, и одна Маша, и ещё десять человек. НОД в Нижнем Новгороде тысячи людей, но непосредственно в холле гостиницы там был десяток. И это были простые люди, которые просто хотели задать вопросы и всё, не больше того.

 

Главная битва была за кадром.

- Она была в Кремле.

- В правительственных коридорах.

- В американском посольстве, которое устроило аврал даже вплоть до того, что наши активисты говорили, что они ночью (а это было ночью в принципе), в выходной день в американское посольство вдруг поехали машины, начальство. Вплоть до этого.

То есть, вот, где была битва. И эта битва, я не знаю, по какой причине, не владею информацией, она в этом эпизоде была выиграна.

 

А в прошлый раз, когда мы пикетировали пятую колонну и Григорьева, агентство печати, она была проиграна. Вот небольшой эпизод. То есть это постоянно действующая борьба. Главное - вот там будет происходить. То есть именно предательство вокруг главы государства будет решающий фактор госпереворота. Подобно, как у Януковича.

 

Обращаю внимание, что, когда Янукович был во главе государства (его ещё не свергли), уже к нему зашёл его генерал, командующий пограничных войск, и сказал, что я вас буду сбивать, то есть убью, если вы полетите не туда, куда прикажут американцы. О чём Янукович и сказал в первом интервью, помните? И ставки американцев известны: генерал, который будет пассивен в критической ситуации, получит три миллиона долларов. И всем генералам это уже предложено. То есть с ними уже начинаются коммуникации. Но это только часть. Политики - там у них свои ставки. И в большей степени они связаны не с тем, что он что-то получит, всё-таки не у всех генералов есть семьи за рубежом, поэтому он их получит. А политики высокопоставленные - у них за рубежом жизнь: деньги, коттеджи и всё остальное - у них не отнимут. Понимаете? Другой формат разговора. И они будут ведущей силой государственного переворота и свержения главы государства.

 

Поэтому вот на это мы и настраиваем НОДовцев, в том числе в органах власти, в системе, и мы даём технологию решения проблемы. Не может быть технология решения защитная, потому что любая защита пробивается на каком-то этапе. На двадцать пятый раз вы пробиваете любую защиту. Технология может быть только наступления. Наступление предлагает (из всех политических сил в стране и патриотических, в том числе) только НОД. В чём его суть наступления? Менять систему. Но и Путин, то есть мы полевым образом предлагаем, а Путин предлагает систему - в своих посланиях Федеральному собранию, где он говорит, как менять систему:

- в экономике – обнуление ставок,

- во власти – устранение пятой колонны национал предателей.

Вот технология, причём историческая.

 

Отсюда и Малюта Скуратов, их роли в истории, как элемент решения проблемы, возникающей объективно. И технология объективного решения этой проблемы. То есть мы просто перешли к следующему этапу самозащиты нации наступательного под названием "чистки". Но нам без этого этапа не обойтись. Мы бы хотели, чтобы эти чистки были до госпереворота, до попытки госпереворота. Потому что, если госпереворот удался, то, конечно, никаких чисток не будет. Это понятно.

 

Артём Войтенков: Для этого нужен Кадыров.

 

Евгений Фёдоров: Для этого у Кадырова есть некая роль. Эта роль, как и у Малюты Скуратова - это военный, боевой отряд потенциальный, который позволяет Путину принимать политические решения, обеспечивая их реализацию страхом, хотя бы страхом. Отсюда он и рисует свои ролики всякие, винтовки. Он эту роль реализует. Это историческая роль. Она как бы объективна. И если не он, то кто-то другой. А кто другой? Он удачно вписался в эту конструкцию. То есть у Путина выстраивается своя система защиты и дальнейшего наступления. А НОД прорабатывает детали наступления: с референдумом по Конституции, с чрезвычайными полномочиями - это всё детали наступления. Это наступательная политика. То есть не было полномочия: они стали - это наступление. Это же не молчание, как сейчас все у нас мычат и молчат. Это конкретное действие, которого раньше не было, а тут произошло.

 

Референдум: не было - произошло.

Политика количественных смягчений: не было нулевой ставки утром - к вечеру произошло, пошёл процесс. Это наступательная политика.

 

НОД сегодня – это система наступления, но наступление может начаться только после того, как граждане в России воспримут его необходимость, то есть будут участниками. А всё остальное, все остальные позиции - они вокруг этого выстраиваются.

 

- Мы сейчас видим открытую группу чиновников, которые публично не считают нужным слушать Путина.

- Мы видим, полностью изменилось внутренне окружение (я получаю дополнительную информацию). Многие люди, которых Путин сейчас отодвигает от себя - они участники заговора.

Он знает про заговор, просто у него нет власти этот заговор вырвать с корнем. Он же не царь, у него нет полномочий. Но про заговор он знает. И заговор достаточно открыт и очевиден. То есть он достаточно формируется в открытом пространстве.

 

Артём Войтенков: Недавно было, он уволил большое количество высокопоставленных начальников.

 

Евгений Фёдоров: В том числе такие внутренние чистки идут заговорщиков, потому что он получает информацию. Но в целом поменять систему он не может. Её поменять может только источник власти: либо потенциальный, либо действующий. У нас - потенциальный источник власти. Потому что источник власти в России - Америка. Но потенциальный источник власти – народ. И референдум народа заявляет о том, что народ хочет вернуть себе власть в стране. Вот это ещё один аспект референдума дополнительный взамен американских чиновников, которые прописаны в российской Конституции и этих советников, которые сидят в наших министерствах, командуют нашей жизнью. Вот такова технология. Но эта технология сегодня, в десятый раз говорю, упирается в отсутствие восприятия реальности народом в своей массе.

 

Артём Войтенков: Так это же хорошо, с точки зрения управленцев, - никогда не надо давать народу правду.

 

Евгений Фёдоров: Управленцев, которые управляют. А управляют американские управленцы.

 

Артём Войтенков: Да, никогда они правду не дадут.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос не в правде, которую они дадут. Вопрос в том, что люди сами должны прийти к этой правде. Они сами должны вопреки средствам массовой информации дойти до неё, потому что это их личная жизнь, и лично их семьи жизнь, и просто выживание физическое, и экономическое, и какое угодно, и их, и их страны.

 

Артём Войтенков: Когда бомбить будут - тока дойдут. Пока не будут - не дойдут.

 

Евгений Фёдоров: Значит, будут бомбить, Артём. Просто, если вам нужно, чтобы вас бомбили, чтобы вы стали умнее, значит, вам придётся пройти через это испытание, как прошли ваши деды и прадеды.

 

Артём Войтенков: Мне не нужно, чтобы меня бомбили.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю не про вас, я говорю про людей, которые нас смотрят.

 

Артём Войтенков: Те, кто смотрят, те что-то понял. А остальные же не смотрят.

 

Евгений Фёдоров: Уже хорошо, идёт этот процесс. И этот процесс закончится только победой НОДа. Вот на НОД некоторые наезжают. Я вам говорю просто, как эксперт: другой технологии, кроме как через НОД, у вас просто нет. Вы можете решать проблемы НОДа, не называясь НОДовцем, хотя это глупо. Но вам всё равно придётся и эту технологию. Это единственная технология, которая откроет вам дверь выживания. Другие технологии - их просто нет, это блеф, их нет реально, и формально их нет. Правительство же говорит, что нет других технологий - терпите и умирайте, всё, вся технология.

 

Артём Войтенков: Оно так не говорит впрямую.

 

Евгений Фёдоров: По сути, так. Оно же говорит: "Нет кризиса". Раз нет кризиса, значит, мы не будем ничего делать. Так ведь? Раз нет проблемы, зачем её решать?

 

Артём Войтенков: Вы несколько усугубили, но правительство занимается тем, что вешает лапшу, по крайней мере, в информационном пространстве.

 

Евгений Фёдоров: Министры. Потому что Медведев лично к путинским реформам присоединился. То есть он за изменения системы лично. Но система такова власти, что министры плевали и на главу государства, и на председателя правительства. Потому что у них начальство - в Вашингтоне. И то начальство для них (в их понимании в мозгах) зубастее этого. Начальство вашингтонское зубастее, не только сильнее де-юре, но и сильнее де-факто во влиянии на процессы в стране.

 

И то, что Владимир Владимирович во многих своих тезисах не продавливает так жёстко, как он продавливал пару лет назад, например, о чистке во власти, когда он говорил о национал предателях во власти, помните? О том, что они будут снижать жизненный уровень. Как раз говорит о том, что расстановка сил не в его пользу. То есть, тут как бы, не до наступления, тут отбить бы атаку. Всё-таки чистки - это уже наступательная технология, не оборонительная.

 

Артём Войтенков: Но, тем не менее, чистки у нас есть, увольняют кого-то.

 

Евгений Фёдоров: Нет чистки пятой колонны, то есть людей, ставящих задачу уронить жизненный уровень народа. А у нас чистки по коррупции. Коррупция – союзник пятой колонны, но всё-таки союзник. То есть это не политические чистки, а как бы коррупционные, а надо, чтоб были политические. Когда у нас на улицы вышли пятнадцать миллионов в День Победы с портретами дедов, они вышли за страну, но они не дожали вопрос. То есть они не вышли за реформу страны в сторону восстановления суверенитета. Это второй этап. То есть полшага сделали, а вторую половину шага не сделали. В результате процесс не пошёл. А мог бы пойти.

 

Артём Войтенков: Потому что народ уверен, что мы самостоятельная страна. Большинство населения.

 

Евгений Фёдоров: Это глупое мнение, которое приводит к катастрофе. То есть, это надо пережить, переломить, переосознать через испытание. Вот этот процесс мы сейчас и наблюдаем. Дай бог, чтобы он закончился до ликвидации страны.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (869 мб)
Видео MP4 640x360 (336 мб)
Видео MP4 320х180 (188 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (40 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (61 мб)

Текст:
EPUB (164.84 КБ)
FB2 (313.71 КБ)
RTF (512.83 КБ)

На чём зарабатывает Англия?

Почему Великобритания считается одной из ведущих мировых держав? Её экономические показатели отнюдь не самые высокие.
Одна из статей доходов Великобритании - кредитование международной торговли.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Андрей Паршев

На чём зарабатывает Англия?

Видео: http://poznavatelnoe.tv/parshev_english_profit

 

часть из "Почему США убивают Сирию 3"

Видео: http://poznavatelnoe.tv/parshev_usa_syria_3

 

Собеседники:

Андрей Паршев - писатель

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Андрей Паршев: Этот постоянно действующий фактор, а именно постоянные англосаксонские поощрения того, что Россия выйдет к тёплым морям и к Средиземному морю.

 

Артём Войтенков: Чем это плохо для англичан?

 

Андрей Паршев: Это вероятность контроля за торговыми путями, силового – это Суэцкий канал, сейчас все эти нефтяные дела. Мы немножко не учитываем этого фактора, потому что он в мирное время кажется незначимым. Вообще в экстремальных ситуациях это очень важный момент. Кроме того, сама история англосаксов говорит о том, что это нация торговая. Если мы сейчас попытаемся прикинуть, что, например, до сих пор оставляет Англию в числе великих держав? Если мы попытаемся посмотреть её экономические параметры, мы там не увидим ничего такого. Она далеко не в первых строках соответствующих рейтингов. Даже страховое дело, часто говорят, но оно не очень прибыльное. Но если мы посмотрим, а есть в мировой отчётности такое понятие "торговые услуги, т.е. это кредитование мировой торговли, то мы увидим, что два первых места это США и Англия. Любой такой товарный кредит, это соответственно денежки – налог, который платят все торгующие.

 

Набор, редакция текста: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (27 мб)
Видео MP4 640x360 (10 мб)
Видео MP4 320х180 (6 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (2 мб)

Текст:
EPUB (440.78 КБ)
FB2 (589.38 КБ)
RTF (60.75 КБ)

Путин и Центробанк

Почему Владимир Путин поддерживает действия Центробанка РФ.
У России нет цели, нет долгосрочной экономической программы, а есть только установленный Западом капитализм и стремление к наживе. Может ли в таких условиях Центробанк давать кредиты по низкой ставке?

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Дмитрий Еньков

 Путин и Центробанк

Видео http://poznavatelnoe.tv/enkov_putin_centrobank

 

Собеседники:

Дмитрий Еньков -Партия Великое Отечество

Елена Гоголь

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Дмитрий, наш последний разговор по экономике был достаточно давно. Ролик назывался "Юань и рубль против доллара". В нём ты говорил, что опускание рубля относительно доллара это на самом деле не всегда плохо, а это частично даже хорошо. И впоследствии это приведёт к исключению доллара из денежного оборота, по крайней мере, внутреннего стран СНГ.

 

Дмитрий Еньков: Да. Видишь, мы с тобой записали этот ролик в конце августа, в последних числах, а первого сентября Путин внёс в Госдуму законопроект о том, что в рамках СНГ произвести дедолларизацию экономики (сложное слово иностранное). То есть в рамках СНГ отказаться от обращения доллара, начинать экономические отношения в валютах стран СНГ. Так что ролик пришёлся весьма кстати. Видишь, мы его очень вовремя записали.

 

Сегодня у нас, наверное, повод для встречи очень интересный. Это пресс-конференция Путина, она была в конце прошлого года. Просто сейчас были длинные праздники, и за это время как раз высказались практически все. Как говорят "говорящие головы" авторитетные у патриотически настроенных граждан, следят все, видимо. Я просто выписал себе несколько человек и процитирую что кто сказал по этому поводу. Но начну с конца.

 

- Первым высказался Евгений Алексеевич Фёдоров, прямо в тот же день. Это было семнадцатого декабря. Мы сейчас поговорим о том, что он сказал.

- У тебя на канале Николай Викторович Стариков, лидер нашей партии, двадцать третьего числа высказался.

- Тридцать первого декабря Зазнобин Владимир Михайлович.

- А первого января у Виктора Алексеевича Ефимова вышел ролик. С него начнём, потому что он весьма интересно оправдывает то, что сказал Путин на конференции.

 

Ролик называется так - "Путину поставили ментальный блок". Ролик от первого января, найдите в интернете. С девятой минуты он говорит: "Кем-то поставлен ментальный блок с точки зрения ставки кредитования и инфляции". И ещё одна цитата: "Тема для Владимира Владимировича Путина заблокирована кем-то и очень искусно". Вот как он трактует то, что сказал Путин на пресс-конференции.

 

Зазнобин Владимир Михайлович сказал так: "Я не понимаю, Путин не специалист в области экономики", - констатирует Зазнобин, как ни странно. Как он поддерживает Центробанк, чтобы он держал процентную ставку. И дальше он, цитируя Путина, что Путин якобы сказал: "Там на Западе экономика одна, у нас другая". Хотя Зазнобин говорит: "Я не понимаю, чем сейчас у нас экономика отличается наша от западной". Вот он так трактует: "Я не понимаю, Путин не специалист".

 

Стариков Николай Викторович наш сказал следующее: "В данном случае мы с оценками нашего уважаемого лидера не согласны. Во-первых, мы считаем, что ЦБ ведёт политику в ущерб российской экономике", - это по поводу ЦБ. А по поводу правительства: "Экономический блок правительства ведёт Россию в тупик".

 

После этих цитат, давайте перейдём к тому, а что же собственно сказал Путин на конференции, и как это, я, во всяком случае, понимаю, как экономист. Давайте пробежимся по тому, что сказал Путин. Желающие могут найти этот ролик, сами посмотрите.

 

Короткую выжимку сейчас скажу коротко. Путин сказал следующее: "Всем хочется, чтоб процентные ставки банковские были понижены. Но это не единственный фактор ставки в коммерческом секторе". То есть, если ЦБ снизит ставку для коммерческого сектора, для коммерческих банков, то это не единственный фактор снижения только ставки. Раньше рефинансировали, а сейчас мы разбирали, что это ключевая ставка. Не будем пока комментировать, просто Путин сказал, что это не единственный фактор. Он говорит: "Во-первых, я поддерживаю политику ЦБ", - вот дословная цитата - "и правительство по обеспечению макроэкономической стабильности". "Во-вторых", - он говорит - "при всём желании понизить ставку этого нельзя делать административным путём. Надо исходить из реалий нашей экономики и её структуры".

 

Я запишу это для наглядности вот так. Допустим, это будет экономика и структура. Просто это из цитаты так взято. Пока вот так запишем. Дальше он говорит: "Конечно, я часто слышу, что вот там за бугром более низкие ставки. Конечно, там более низкие ставки. Там они специально это делают. Там проблемы другие". Вот это ответ Зазнобину. Зазнобин говорит, что я не понимаю, чем наша отличается от их экономики. А Путин дальше продолжает: "Проблемы другие и структура экономики совсем другая. У нас угроза инфляции, а там проблема дефляции". Вот ответ Владимиру Михайловичу Зазнобину. А там проблема дефляции, когда производитель производит, а продать не может. И дальше он говорит интересную вещь: "Нам нужно не цыкать на ЦБ, как это делали в плановую экономику, а помогать ЦБ и правительству подавлять инфляцию, снижать девальвационные риски и ожидания. Когда мы сделаем это, будет снижение инфляции. Там, где возможно, ЦБ и так это делает".

 

А что конкретно ЦБ делает? Путин сказал три вещи, которые конкретно делает ЦБ. Он говорит.

Первое – ЦБ держит в работоспособном состоянии всю финансовую систему страны.

Второе – он участвует в проектном финансировании по разным программам. И он называл суммы в десятки миллиардов долларов. Потом он говорил двести пятьдесят миллиардов и даже пятьсот миллиардов, назвал сумму, то есть, проектное финансирование. Есть некие проекты, и ЦБ их финансирует.

- Инвестиционное финансирование. То есть, помимо конкретных проектов есть инвестиционное финансирование. Это, кстати, важный момент. Когда нам говорят, может быть, отдельно надо сказать, но я просто сейчас коротко упомяну об этом. Привлечение иностранных инвесторов я, например, не считаю благом для нашей экономики. Если мы можем сами инвестировать в свою экономику с помощью того же ЦБ, зачем нам кого-то звать для этого. Это просто мы отдаём в чужие руки часть своей экономики. Зачем это делать? В СССР такого не было.

 

И Путин говорит: "Считаю, что этого пока достаточно". То есть то, чем занимается ЦБ, он, во-первых, удовлетворён этим, а, во-вторых, он говорит: "Считаю, что этого пока достаточно".

 

Вот давайте без эмоций, а с точки зрения голой экономики разберёмся - а что сказал Путин такого, и попробуем на это посмотреть с экономической точки зрения, как мы всегда это и делаем, а потом уже говорить, насколько это верно, и можно ли политически поддерживать или не поддерживать эти слова. "Политика, есть концентрированное выражение экономики" – кто сказал, Маркс? Давайте разбираться.

 

Я выписал три вещи, которые относятся к экономике: реальные структуры, инфляция, дефляция. Давайте с каждой из них разберёмся.

- Инфляция от латинского слова "inflation" - это вздутие. Лекарство от вздутия живота. Вот инфляция это как раз и есть вздутие или раздувание цены, повышение цен, повышения уровня цен на товары и услуги. Вот инфляция у нас – повышение уровня цен.

- А дефляция, де – это обратный процесс. То есть цены снижаются.

А что в экономике влияет? Вообще два главных фактора экономических даже из теории марксизма, если кто-то с ней знаком. В экономике два главных фактора, первый из них это деньги.

 

Если много денег вбрасывают в экономику, тогда как раз говорят, что инфляция наступает: денег много, цены растут. Потому что, если у людей появляется много денег, они приходят в магазин и начинают всё скупать. Торговцы видят, что товар сметают с полок, повышают цены. Вот происходит рост цен. Это когда денег в экономике много. Это и есть инфляция. Соответственно, когда денег мало, то возникает обратное. Мы только один фактор рассмотрели. Деньги влияют, понятно как. Много денег – цены растут, мало денег – цены падают. Но деньги это только один из главных факторов.

 

А второй главный фактор экономический – это товар. Это и есть экономика, во всяком случае, в классическом понимании. Я немного этот термин по-другому понимаю, сразу скажу. Может быть, когда-то отдельно об этом поговорим. Но сейчас по классике: деньги и товар - это главные экономические составляющие. Товар, оказывается, на самом деле влияет на те же самые факторы, но почему-то нам об этом не рассказывают.

 

Елена Гоголь: В Советском Союзе было мало денег и цены росли. Как это объяснить?

 

Дмитрий Еньков: А в Советском Союзе цены когда-то падали. Помните, последние годы правления Сталина? А после его смерти они росли, и это связано не с этими экономическими факторами. Сталин же написал работу "Экономические проблемы социализма" как раз в 1952 году, где как раз и отказывался от этой системы. Но это отдельная большая лекция - как понимать правильно экономику, сейчас мы не будем отвлекаться. Сейчас мы хотим просто разобрать, что Путин сказал. Давайте не будем уходить, потому что в том рассказе об экономике тогда станет понятно, почему у нас то росли, то падали.

 

Но пока мы говорим о классическом понимании экономики: деньги, товар. Просто ещё раз напоминаю, что нам пока хорошо показывают вот эту часть. В том числе через ЦБ, что если много денег, то будет инфляция, поэтому не надо много денег печатать, вот такое оправдание. Но почему-то всегда вот эту составляющую нам не показывают. А ведь влияние товара в экономике точно такое же, как у денег. Смотрите, если будет товара мало в экономике, представьте, как раз, когда в СССР дефицит был.

 

Артём Войтенков: Это уже конец СССР.

 

Дмитрий Еньков: Да. Там, конечно, цены регулировали жёстко административно, но в фильме с Мироновым "Берегись автомобиля", он там продавцом работает. Помните, из-под прилавка он Grundig продаёт этот. И люди готовы переплачивать за это. То есть цена даже в плановой экономике всё равно при дефиците товара росла. А когда, наоборот, товара было много какого-то, то, что при капиталистическом укладе, что при социалистическом - цены снижаются. Но при капитализме это особенно хорошо видно. Это как раз то, о чём Путин и сказал. Он говорит: "У них другая проблема. У них проблема дефляции".

 

Смотрите, что происходит на Западе. Давайте в этом вопросе наконец-то разберёмся кардинально, раз и навсегда. Там низкие процентные ставки, как Путин и сказал. А как же проблема дефляции возникает? А вот как. Там действительно получить доступ к кредитованию довольно просто. Это рассказывали и твои гости, по-моему, в том числе. Получить деньги довольно легко и ставки действительно низкие. Поэтому люди охотно берут кредиты, что-то начинают там делать, производить, делают какой-то товар, который якобы невидимая рука рынка диктует им, какой товар производить. Кто-то угадывает, кто-то не угадывает. Если какой-то товар очень популярный, то все бросаются его производить, и через некоторое время действительно происходит затоваривание. Потому что никакого регулятора там нет. Есть только невидимая рука, которая умеет только невидимо залезать в карманы граждан. А на самом деле она ничем не руководит эта рука. Поэтому действительно, производители (кто угодно) набирают кредиты дешёвые, производят много товара, и происходит периодическое затоваривание.

 

Артём Войтенков: Есть в интернете хорошие фотографии: огромные стоянки, забитые автомобилями непроданными.

 

Дмитрий Еньков: Да. Путин говорит о том, что это так глобально у них происходит, вот эта дефляция.

 

Артём Войтенков: Но они не могут снизить цены, потому что тогда цена будет ниже себестоимости. Это называется кризис перепроизводства.

 

Дмитрий Еньков: Да. Это и есть кризис перепроизводства, с чем Запад и сталкивается. То есть Запад сталкивается с кризисом перепроизводства. Благодаря чему? Благодаря тому, что у них дешёвые деньги. Я хочу эту мысль донести. То есть, когда мы говорим о том, что давайте сделаем процентные ставки низкие, и любой может пойти взять и начать запросто что-то производить, пусть он говорит о том, что если у нас сделать то же самое, если уж своими словами говорить, - опустить ключевую ставку сейчас совсем низко, то у нас будут те же самые проблемы, что и у них.

 

Артём Войтенков: У нас они начнутся далеко не сразу. Во-первых, пока эти кредиты возьмут, пока там что-то с ними сделают, пока начнут что-то производить.

 

Дмитрий Еньков: Согласен. Это всё равно, что сказать, что если ты сейчас включишь печку, туда поставишь чайник пустой, то через какое-то время он у тебя просто расплавится на плите, потому что жар будет. Это конечно не разу произойдёт. Надо сначала печку включить, потом чайник поставить, забыть налить туда воды, и через некоторое время ты увидишь, как он у тебя оплавляется. Известно, что произойдёт в конце. Зачем это делать сейчас, если результат уже известен? Я согласен, что не сразу, а потом. Но результат-то мы знаем, мы же видим, что у них происходит.

 

Что я так понимаю, Путин-то хотел сказать? Что пока мы не сделаем экономику, которая будет работать на Россию, на благо России и всех её граждан, нам нет смысла метаться: выбирать между довольно дорогой ставкой ключевой или нулевой, как это на Западе. Нам нужно совсем другое - я так понимаю, он это пытался сказать. Видите, у нас проблемы с инфляцией, у них проблемы с дефляцией.

 

Но он ещё упоминал реалии структуры экономики.

Для Путина ключевой вопрос был - это наличие, давайте это так сформулируем, некой экономической программы, направленной на благо России. Потому что сейчас её нет ни у правительства, ни у ЦБ. Должен ли ЦБ этим заниматься - это большой вопрос. Вот правительство, наверное, и должно заниматься. Вот занимается ли оно - мы этого не видим. Прямо скажем, никакой толковой программы нет.

 

В патриотических структурах, у нас, например, в партии мы занимаемся разработкой этой экономической программы сейчас. А без программы метаться между высокой и низкой инфляцией… Ещё раз повторяю, если мы сейчас просто снизим ставку рефинансирования и будем раздавать деньги просто так в никуда, то мы буквально через пару лет упрёмся в то, что у нас будут предприниматели в массовом порядке перепроизводить товары. Скорее всего, они будут банкротиться, и Путин это видит, намекает нам на это. Вот этот термин он, правда, не произносит, но он говорит, что реальные структуры экономики должны быть соответствующими. Он говорит, что инфляция сама (хотя само ничего не бывает) войдёт в нужные рамки. Я это связываю с тем, что должна быть чёткая программа.

 

Сейчас приведу такой пример. В нашем недавнем прошлом уже была, во-первых, плановая экономика, когда все знали, сколько товаров нужно выпустить, где это должно быть выпущено, на каких заводах. Под это заводы и строились, проектировались в нужном количестве. Потому что предполагалось, что нужно будет столько-то книг, газет, автомобилей. Хотя этого не хватало, но это говорит просто о качестве планирования. В какие-то годы у нас, кстати говоря, всего хватало, а потом почему-то (это большой отдельный вопрос, почему) у нас перестало хватать, и цены стали повышаться. А когда-то они наоборот понижались и товарами нас буквально заваливали.

 

Вот нужен такой подход сейчас к экономике России, такая программа, которая позволит распланировать на ближайшее будущее нашу экономику. А в зависимости от этого уже можно регулировать ставку. Но я бы сказал так, что ставка это отдельная тема. Мы может быть, в другом ролике её рассмотрим, какая процентная ставка нужна России, забросим удочку вперёд. А пока остановимся на том, что Путин имел в виду как раз то, что я сейчас рассказал, а не то, что можно с ним соглашаться, не соглашаться. Мы просто рассмотрели прямую речь Путина, попытались, во всяком случае, осознать, что он предлагает, чтобы решить вот эти проблемы, которые и у нас есть сейчас, и на Западе. А там тоже, как мы видим из его речи, и так мы знаем, есть свои проблемы.

 

Артём Войтенков: Тогда получается так, что Путин заранее видит, к чему приведёт низкая процентная ставка, и поэтому как бы не давит на Центробанк, чтобы её вводить так?

 

Дмитрий Еньков: Да. Мало того, он подчёркивает те положительные стороны не случайно, которые Центробанк всё-таки осуществляет в своей деятельности. Давайте просто пройдёмся по задачам ЦБ, тогда сразу будет понятно. У ЦБ, какие задачи? Защита и обеспечение устойчивости рубля.

 

Артём Войтенков: Чем он не занимается, в общем-то.

 

Дмитрий Еньков: В том числе его покупательные способности. Кстати, если этой же первой задачи касаться, то в этом термине "защита покупательной способности рубля" кроется на самом деле борьба с инфляцией. Вот эта защита покупательной способности это равно как раз борьба с инфляцией. Что такое покупательная способность? Это значит, на рубль ты должен купить, или на сто рублей, чтобы было понятнее, - чем больше ты сможешь купить на сто рублей, тем выше его покупательная способность. Как раз это и говорит о том, что надо инфляцию подавлять. Потому что если инфляция высокая, то ты на сто рублей ничего не купишь. А вот если она низкая, то ты на сто рублей купишь. Как в СССР помните? Вот у моих родителей зарплата была сто рублей, а коробок спичек стоил копейку. И в столовой, кстати, два куска хлеба стоили одну копейку.

 

Артём Войтенков: Получается, Центробанк с этой задачей не справился.

 

Дмитрий Еньков: Но у него она стоит, я хочу сказать, правда, вот в таком виде. Не борьба с инфляцией напрямую записано, а записано, что он должен обеспечивать покупательную способность рубля и курсы по отношению к иностранным валютам. Курсы по отношению к иностранным валютам это как бы внешние проблемы, это не внутренняя.

 

Артём Войтенков: Сейчас многие с тобой не согласятся, потому что цены в магазинах чего-то взлетели с ростом курса доллара и евро.

 

Дмитрий Еньков: Тут не надо путать ЦБ, его задачи с тем, что у нас сейчас страна, например, в ВТО находится, и у нас куча иностранных товаров. Если бы у нас импорта не было в экономике, то у нас бесполезно было бы курсом рубля пытаться как-то повышать стоимость товаров. Просто у нас сейчас экономика в таком состоянии. И это не от ЦБ зависит, что у нас сейчас полно импортных товаров - я вот это хочу сказать. Представьте, что курс бы скакал, как угодно, а у нас всё отечественно в магазинах - вы бы даже этого не замечали.

 

Артём Войтенков: Так и было в Советском Союзе. И всем было совершенно по барабану, какой курс доллара.

 

Дмитрий Еньков: Почему я и говорю, что курс по отношению к иностранной валюте это вообще-то внешняя задача. Просто сейчас она к нам внутрь переместилась вместе с импортными товарами. Её надо правильно понимать. Если мы их вытесняем, то нам по барабану, вообще-то.

 

Артём Войтенков: Она к нам пришла вместе с импортными товарами и импортными производствами, которые на самом деле производят и выводят прибыль за границу. А прибыль, естественно, им нужна не в рублях.

 

Дмитрий Еньков: Производство – у нас и в СССР приходили импортные, те же самые заводы, Форд нам строил стройки гигантские. Социализм при помощи иностранных капиталов и инженеров был построен, в том числе. Но тогда мы оставляли это в своей собственности, не давали им рулить, и не давали выводить капиталы. Поэтому, глядя на это, можно очень простые рецепты давать нашей экономике, что иностранные инвестиции это не всегда благо.

 

Артём Войтенков: Это не благо вообще по большому счёту.

 

Дмитрий Еньков: Да. Если мы сами можем в себя инвестировать, то зачем нам кого-то пускать в свою экономику. Это оборачивается такими вот вещами, что они начинают вывозить, естественно капиталы. А когда говорят, что давайте ограничим вывоз капиталов, то получается, мы сначала их впустили к нам, а теперь говорим, что не надо вывозить капиталы. Получается, что мы становимся закрытой какой-то страной.

 

Артём Войтенков: Это будет противоречить нормам ВТО, международного права…

 

Дмитрий Еньков: Нас сразу будут долбать за это.

Про задачи ЦБ давайте закончим.

- Первое - защита и обеспечение устойчивости рубля, в том числе его покупательные способности, и курса по отношению к иностранным валютам.

- Второе - развитие и укрепление банковской системы.

- И я сразу третью прочитаю - обеспечение эффективной и бесперебойной функциональной системы расчётов.

То есть банковская система и обеспечение бесперебойной системы расчётов - это на самом деле одно и то же. Вопрос в том, что понимать под укреплением банковской системы. Если мы каждый день будем новые банки открывать, это считается укреплением банковской системы или нет?

 

Елена Гоголь: Наоборот.

 

Артём Войтенков: Так очень расплывчато написано.

 

Дмитрий Еньков: Развитие и укрепление банковской системы можно по- разному понимать. В 90-ые годы банки, как грибы после дождя, росли. А к чему это привело? К тому, что, действительно, начался вывоз капиталов, массовые банкротства. У нас кризис в стране был в 98-ом году, а потом в 2008-ом. В 98-ом, кстати, довольно острый был кризис там, просто банки рушились, причём ведущие все банки рухнули. И у нас висела на грани сама система, как раз третий пункт: обеспечение эффективной и бесперебойной функциональной системы расчётов - она уже рушилась, когда ключевые банки все начали схлопываться.

 

Почему я эти два пункта в одном прочитал? А потому что в том же СССР, например, у нас было всего 5 банков, но при этом у нас была бесперебойная функциональная система расчётов, и крепкая банковская система. Я к чему это говорю? К тому, что много банков не означает, что у нас крепкая банковская система, скорее, я бы сказал, наоборот.

 

А чем сейчас занимается ЦБ? А ЦБ у нас банчики, скажем так, практически каждую неделю закрывает, и вообще-то ведёт нас к той системе, которая была в СССР, оставляя крепкие, хорошие банки, которые не хотят связываться с какими-то махинациями. В результате, я думаю, что останется так же, как и было в СССР, просто больше банков не надо.

 

Артём Войтенков: Пока он ещё мало закрывает. Там ещё банков у нас несколько сотен. Он так будет ещё десятилетия закрывать.

 

Дмитрий Еньков: Это, во всяком случае, правильно, что ты уже так говоришь, что мало закрывает, потому что кто-то это воспринимает, что у ЦБ какая-то жёсткая диктатура, а на самом деле ЦБ делает правильные вещи.

 

Но получается, мы сейчас опять к чему пришли?

- Во-первых - ЦБ не во всём виноват, что у нас в стране сейчас происходит.

- А, во-вторых - он занимается правильными вещами.

И Путин это подчёркивает. Он говорит с цифрами на руках, называя проектное финансирования на 500 миллиардов. Правда долларов он называет, мне это не нравится, когда в долларах, но так понятнее, наверное. То есть, есть у ЦБ на самом деле сейчас куча положительных моментов. Другое дело, что в ЦБ понимают, что они сейчас как никогда находятся под пристальным вниманием общественности, поэтому оно не должно ослабевать, а то как бы они обратно не отыграли.

 

Я сейчас тоже не защищаю ЦБ, прошу меня правильно понять. ЦБ как раз должен понимать, что он всё время под колпаком находится, чтобы он вправо, влево не гулял. Другое дело, что мы должны правильно понимать: что зависит от ЦБ, что зависит от совсем других людей или структур, от того же правительства.

 

И ещё раз говорю, что нам нужно на самом деле для того, чтобы победить те проблемы, которые есть у нас сейчас в экономике. И тут не только ЦБ виноват и не только низкая процентная ставка. Раздача денег под низкую процентную ставку к добру не приведёт - вот что я хочу сказать. Нужно сначала сформулировать, что нам нужно, какие у нас приоритеты, в какие сектора направлять эти деньги. Объявить тем же предпринимателям, об этом жаловались Путину, что объявите нам условия наконец-то какие-то, потому что нам никто не говорит, что, мы бросаемся из одного в другое, ничего не понимаем, из-за этого тоже люди, кстати, прогорают, банкротятся и так далее. Дайте нам ясные условия, чтобы мы работали - а вот этого как раз никто пока людям и не даёт.

 

Вот, когда будет ясная программа, тогда мы можем говорить так, что, смотрите, мы хотим развивать, например, хотим, чтобы у нас население росло, нам нужно, чтобы дети рождались и так далее. Это что значит? Что нужно помогать семьям, нужно открывать ясли, детские сады и так далее. На это всё нужны деньги и мы готовы это финансировать - должно сказать государство. Соответственно, оно должно сказать: "Вот мы деньги на строительство детсадов раздаём, например, по отрицательной процентной ставке". Не по 5%, не под 0, не под какой-то, а мы минус 85%. То есть верните нам хотя бы часть долга большую, но проценты никакие платить не надо.

 

Дальше мы говорим, что нам нужно отечественные товары во всех областях - радиоэлектронику и ещё что-то. На это мы готовы раздавать, может быть, тоже под отрицательную или под нулевую ставку.

 

Артём Войтенков: Ну, это и называется федеральная целевая программа.

 

Дмитрий Еньков: Да. А, например, строить торговые центры - идите в коммерческие банки, и там под 10% берите. И ЦБ - программа строительства торговых центров, например, пожалуйста, - 15% у ЦБ. А детский сад ты будешь строить под минус, а какие-то другие объекты под нулевую.

 

Откуда идёт желание рассказать вам под процентную ставку? Мы говорили с предпринимателями, встречались, и я у них спрашивал: "Какая нужна процентная ставка, по-вашему, в российской экономике?"

Они, во-первых, были не готовы к этому вопросу. Я его сформулировал так, говорю: "Ребята, завтра мы взяли ЦБ, он перешёл под наш контроль. Под какую ставку вы готовы брать кредиты, какая ставка вас устроит?"

Мне они называли разные. Кто-то сказал 2% даже, понимая, что 0 наверное слишком, они говорят: "2%", кто-то ещё какие-то ставки. А вот такого понимания ни у кого нет. Потому что нет как раз этой чёткой и ясной программы экономической, во-первых.

 

А, во-вторых, неизвестны приоритеты, и предприниматели сами не знают куда им направлять в первую очередь даже имеющиеся ресурсы, или подо что хотя бы брать деньги, чтобы через год, через два было востребовано. Все же хотят стабильности какой-то. Если уж ты открываешь свой бизнес, чтобы он у тебя в течение долгого времени функционировал. А не то, чтобы завтра на это спрос пропадёт, и тебе придётся опять бегать, искать какие-то другие приложения своего труда.

 

Артём Войтенков: У нас, видишь, по-моему, две проблемы. Первая проблема - предприниматели, они люди разные. Но всё равно сейчас основная идея это получить доход с дела. На самом деле эта идея не правильная. И первая идея должна быть - а что я могу полезного сделать для общества.

 

Дмитрий Еньков: Ты совершенно правильные вещи говоришь. Но у нас уже сознание поломано с 90-ых годов, а сейчас уже 2016-ый, то есть нам 16 лет ломали парадигму сознания, приучили людей жить в рыночных отношениях.

 

Артём Войтенков: Как Валентин Юрьевич Катасонов говорит: "Делают биороботов, у которых две кнопки. Первая кнопка - жажда нажива, вторая кнопка - страх разорения". Всё.

 

Дмитрий Еньков: Да. Если не прибыльно, то и не стоит там ничем заниматься. И мало того, это даже в социальные какие-то сферы переносится, что уже совсем, мне кажется, ни в какие рамки не лезет. Например, платные дороги строят. То, что на Ленинградке построили, она, например, пересекается со старой Ленинградкой. Я проезжал недавно по ней, стоит мост платной дороги. Если бы это была обычная дорога, то это была развязка с этой дорогой хорошая, как можно бы было развернуться воспользоваться этим мостом для разворота. На самом деле - подъезжаешь из Москвы, видишь, что развернуться там невозможно, нет заезда на эту дорогу. Они делали не для того, чтобы это удобно было людям, а они делали для того, чтобы собирать деньги. И они просто смотрят: этот съезд нужен? Нам не нужен. И они не делают эти съезды. Дорога так чешет, мост над тобой проходит хороший, новая дорога, а развернуться ты по нему не можешь, ты должен ехать дальше, потому что это не для тебя, это для того, чтобы кто-то получил прибыль. И так во многом у нас устроено сейчас.

 

Елена Гоголь: Что у нас получается? Что у нас нет плановой экономики хорошей.

 

Артём Войтенков: У нас не то, что плановой экономики нет, у нас вообще нет целей в экономике, у нас нет плана.

 

Елена Гоголь: Да. Есть цель - благо народа. И была плановая экономика, которая как-то это обеспечивала, формировала. У нас осталась только коммерческая экономика получается, получение прибыли.

 

Артём Войтенков: Получение прибыли, причём из народа, выжимая прибыль из народа.

 

Дмитрий Еньков: Да, вот этой цели у нас нет. Была бы цель, из неё бы уже вытекала некая экономическая программа.

 

Елена Гоголь: Планирование было, экономическая программа.

 

Дмитрий Еньков: Да. А у нас цель, точнее она есть, Артём, ты же правильно сформулировал, ты сказал, что там нажива. Вот у нас сейчас раз цель - нажива, то и вся экономика – наживайся, кто как может. Отсюда Путин говорит, что на Западе дефляция, потому что все деньги набрали - о, давай сейчас быстренько этого наклепаем, наклепаем. Наклепали - что-то уже никто не берёт. Потому что никто и не планировал, сколько должны выпускать. Другие все бросились тот же самый товар выпускать - перепроизводство началось. Там тоже этого нет.

 

Кстати, может быть, в завершение уже ролика хочу сказать, что лекарство и для наших западных партнёров, как их называет Путин, - то же самое. Просто они уже, сколько лет не могут до этого додуматься, то, видимо, мы им должны пример показать, как на самом деле нужно жить. Мы его и показывали до 90-ых годов, а сейчас, к сожалению, сами остались у разбитого корыта.

 

Артём Войтенков: Есть высказывание, я не знаю, правда это или нет. По интернету ходит речь Маргарет Тэтчер в институте нефти, по-моему, в Британском ещё в 80-ых годах. Она сказала, что "Мы проиграли экономическое соревнование Советскому Союзу. Плановая экономика Советского Союза как бы оказалась лучше, эффективнее и мощнее, чем наша капиталистическая".

 

Дмитрий Еньков: Причём она это говорила уже про позднюю малоэффективную плановую экономику эпохи Брежнева. Потому что более эффективная она была в конце 40-ых начале 50-ых годов. Просто если брать такие показатели простые, например, отмена карточек после войны, мы же первые отменили, хотя у нас наибольшие потери, наибольший урон, но плановая экономика - мы смогли быстро восстановиться. На Западе карточки отменяли продовольственные только спустя определённое время.

 

Артём Войтенков: Там довольно долго, в Великобритании, по-моему, карточки на мясо отменили только в 50-ых, 52-ой, 54-ый.

 

Елена Гоголь: В 53-ем, да, я тоже читала.

 

Дмитрий Еньков: Судя по тому, что я, как я понял Путина, нам нужно не бросаться из одних ставок в другие - это не решает проблемы, вот, что он хотел сказать, я так понял. А нам нужно решать более глобальные проблемы. Тогда вот эти проблемы инфляционные они решатся. Они будут решаться через цель и экономическую программу, которая будет эту цель достигать.

 

Артём Войтенков: Просто, когда мы понимаем, куда нам нужно двигаться и куда нам нужно ехать, мы соответственно из этого подбираем инструменты: машину, дорогу, экипаж, всё что нужно. А когда мы не знаем, куда мы идём, потому что сейчас у людей, они вообще не понимают куда, чего, к чему мы стремимся, какая цель у государства.

 

Дмитрий Еньков: Мало того, у патриотов сейчас такое впечатление, что им, как ветряную мельницу, инфляцию нарисовали и говорят: "Вот, надо с инфляцией бороться". Инфляция и ставка ЦБ ключевая, и патриоты за это сейчас борются, а проблема совсем в другом на самом деле. И Путин это на пресс-конференции попытался, мне кажется, обозначить, что, ребята, не туда вы смотрите.

 

Артём Войтенков: Не туда. Я, коль зашёл про это разговор про ставку Центробанка. Заходим на сайт Центробанка - у него нарисована система инструментов денежно-кредитной политики. На самом деле я повторюсь, твой ролик, где ты рассказывал про кредитную ставку какую-то его часть. Если вы зайдёте на страницу системы инструментов денежно-кредитной политики, можете даже в поиске это забить Центробанка, и посмотрите на какой срок Центробанк даёт деньги, то это получится, что сроки, на которые даёт Центробанк деньги это одна неделя, один день, от 1 до 6 дней, 3 месяца, от 1 до 3 недель, 18 месяцев, и только по ломбардным кредитным аукционам это 36 месяцев. То есть ломбард - ты что-то заложил. А кредиты от 2 до 549 дней - это кредиты, обеспеченные не рыночными активами или поручительствами, кредиты обеспеченные золотом. Условно говоря, если у меня есть золото, зачем я буду брать кредит тогда?

 

Дмитрий Еньков: Ну, это как раз и говорит о том, что теми инструментами, которые сейчас предлагаются, эти вещи не решаются. Пока нет экономической программы, ЦБ только работает на обеспечение своих задач, но ему никто других задач не формулировал, к сожалению. Если мы сформулируем цель и экономическую программу, и тогда ЦБ не будет исполнять решения наши, тогда можно говорить о том, что ЦБ надо закрывать. Пока он говорит: "А что? Парадигмы у вас никакой нет. А так я просто держу, свои функции выполняю худо, бедно, как могу".

 

Если бы меня посадили в кресло ЦБ, я не просто патриот, а даже можно сказать радикальный в каких-то вопросах патриот, но посади меня в кресло ЦБ и скажи, что у меня эти три задачи, я наверное буду точно так же их выполнять. Потому что, ребят, вы тогда скажите, на что деньги выдавать, вы там сформулируйте.

 

Мало того, Путин же сказал, ещё раз повторю, что, по его мнению, ЦБ держит в работоспособности всю финансовую систему, закрывая вот эти, кстати, банки о которых мы говорили, участвует в проектном финансировании. А проектное финансирование: это дешёвые деньги, кстати, это не по той ставке, о которой мы говорим это дешёвые кредиты и огромные объёмы - 500 миллиардов долларов. Инвестиционное финансирование - то же самое.

 

То есть, он как бы делает там, где ему говорят, он это всё делает ЦБ. Другое дело, что у государства нет никакой программы, чтобы сказать: "ЦБ, давай, видишь, мы приняли вот это вот. И ты должен под детские сады выдавать под минус сколько-то там процентов". Если он не будет исполнять это, тогда можно закрывать, менять руководство, менять закон о ЦБ, кстати говоря, и так далее. А пока он в том, что есть бултыхается.

 

Мы не то выставляем - главного врага. У нас в другом проблема совершенно. У нас в партии это, по крайней мере, видят и её решают. Я и хотел сегодня сказать, что давайте правильно видеть наши проблемы.

 

Артём Войтенков: Пусть все зрители тогда задумаются над тем, куда мы живём, скажем так, куда нам двигаться, и что в конечном итоге мы хотим достичь. Потому что, не зная цели, мы никуда и не придём. То есть давайте все вместе над этим раздумывать.

 

Дмитрий Еньков: Может быть, надо референдум проводить как раз не о том, что ЦБ у нас кому принадлежит, а как мы хотим жить. Пусть каждый сформулирует, возьмёт и скажет: "Я хочу то-то, то-то" - и к этому мы все и пойдём всей страной. Пока что-то у нас такого нет. Мы в партии этим занимаемся. Если есть у кого-то интерес можете к нам присоединяться.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Спасибо за такое объяснение слов Путина, пусть люди подумают.

 

Дмитрий Еньков: Да, во всяком случае.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (549 мб)
Видео MP4 640x360 (208 мб)
Видео MP4 320х180 (113 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (10 мб)
Звук 32kbps MP3 (10 мб)
Звук 64kbps MP3 (18 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (28 мб)

Текст:
EPUB (142.85 КБ)
FB2 (231.7 КБ)
RTF (251.6 КБ)

Евгений Фёдоров 29 декабря 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 29 декабря 2015.
Разговор о том, как принимают законы в Государственной Думе РФ и во всём мире, кому подчиняются депутаты, нападении США на Россию, отступлении Путина, распределении власти в России, намеренном ухудшении жизни, национал-предателях, подготовке государственного переворота и насколько будет плохо в 2016 году.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 29 декабря 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-12-29

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сейчас заканчивается 2015 год, и хотелось бы услышать от вас какой-то рассказ, наверное, о том, что изменилось за 2015 год. Но сначала я спрошу немножко о другом. Вы внесли вместе с другими депутатами закон о Конституционном Собрании, то есть об изменении Конституции. Который, понятное дело, не был принят. Расскажите, пожалуйста, подробнее. Там просто очень любопытные были моменты при голосовании.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, я поздравляю всех наших зрителей, всех граждан России, всех НОДовцев с Новым годом! Желаю счастья, успехов, а самое главное - победы в следующем году. Потому что под победой мы понимаем восстановление суверенитета Российской Федерации или начало его восстановления. И на следующий год, похоже, складывается такая конфигурация, что, наверное, в следующем году закончится геополитическое отступление, в котором находится сейчас Россия. Соответственно, падение, кризис - по-всякому это отступление. И начнётся разворот к наступлению. То есть в этом плане я надеюсь, что следующий год будет переломным. И с этими надеждами я всех поздравляю, и желаю всем счастья.

 

Артём Войтенков: Хорошо, спасибо.

 

Евгений Фёдоров: Теперь, закон о Конституционном Собрании, закон, предусмотренный Конституцией. То, что в России на сегодняшний день этот закон не принят, это есть прямой саботаж российской Конституции со стороны органов законодательной власти. То есть просто Конституция дала поручение, а орган законодательной власти это поручение за двадцать пять лет не выполнил, то есть это саботаж. И если вы обратили внимание, когда мы этот закон выносили (а впервые в Госдуме обсуждался такой закон на пленарном заседании о Конституционном Собрании, за двадцать пять лет никто не вынес, все боялись), то аргументация против закона не звучала. Звучала аргументация именно основного характера: этот закон нам не нужен, то есть Конституцию нам выполнять не нужно, потому, что не нужно, потому что мы считаем, что всё идеально, всё прекрасно, все танцуют, все веселятся.

 

Артём Войтенков: Были такие доводы, что мы и так хорошо живём, зачем нам что-то менять.

 

Евгений Фёдоров: Идеально мы живём. Просто счастливы. Понятно, что сама по себе эта логика в защиту оккупационной системы власти, коллаборационистской системы власти, независимо кто её произносит, от кого она идёт. И борьба вокруг закона шла именно в этих параметрах, и это никто особо не скрывал, все достаточно откровенно об этом говорили. Но важно, что закон начали обсуждать. Не важно, что его отклонили. Важно, что его начали обсуждать. Вот сейчас тут попросили создать таблицу наших законов, которые мы внесли. Вы тем более задали вопрос про 2015 год.

 

А я попросил сделать таблицу законов, которые мы внесли за три года - 2013, 2014, 2015. Мы их внесли около двадцати пяти. Из них порядка восемнадцати (по таблице видно) были приняты. Некоторые были приняты наши, но их немного, например, о дата центрах и Димы Яковлева закон. Но другие наши законы были отклонены, и после этого через какое-то время был принят наш закон, но в редакции другого авторства. Восемнадцать примеров такого рода.

 

- Например, о борьбе с пропагандой сепаратизма: наш закон был отклонён - был принят от редакции Зюганова, причём через три месяца всего лишь.

- Или закон о ГМО: наш закон был отклонён - через полгода был принят закон в редакции правительства.

И законы наши, которые очень сильно критиковали, по СМИ и иностранным агентам. Наш закон был отклонён, причём борьбу за него мы вели года два. После чего было принято несколько решений, которые мы предлагали, но которые до этого были отклонены. Например, контроль за СМИ, которые получают деньги из-за рубежа. Вопрос - чем отличается закон, по которому обязаны СМИ отчитываться о деньгах из-за рубежа, от нашего закона "СМИ и иностранные агенты", где они должны это делать? Ничем. Но наш закон с криками и воплями отклоняется.

 

О чём это говорит? О том, что НОД выполняет свою задачу, и часть НОДа под названием "Депутатская группа Российский суверенитет" выполняет свою задачу. Мы формируем повестку дня. То есть мы даём ответы на решения проблем, которые отвергаются с воплями и криками, с жуткой дискуссией. А потом, когда жизнь бьёт по голове кувалдой, принимаются, но не в нашем формальном авторстве. Но поскольку мы люди, не требуем никакого авторства, главное, чтоб это приняли. И мы видим, что это принимают. Я вот даже взял закон о средствах массовой информации, а вот наш закон о средствах массовой информации. Видите, вот этот закон был принят в Государственной Думе, а вот это закон, который был отвергнут, который вносили мы, например.

 

Один и тот же закон, одни и те же статьи. Эта технология работает. То есть наша задача – пробить курс для страны, и мы этот курс пробиваем. То есть мы создаём ответы на вопросы и когда ситуация усугубляется, единственные ответы, получается, мы даём. Мало того, если вы посмотрите, никто не даёт ответа на сегодняшний кризис, как его называют, который сложился в России. Поскольку ответа не могут дать, поэтому правительство, например, Улюкаев говорит: "Кризиса нет". Или он почти закончился, а значит не надо ничего делать. Поскольку сказать ничего нельзя, они говорят: "Кризиса нет. Всё в порядке. Мы живём идеально".

И аргументация была с Конституцией при законе о КС: "Всё идеально, живём хорошо, ничего не происходит".

 

Понятно же, что происходит. То есть происходит просто столкновение вранья, курса на враньё, которое реализует российская Конституция, с реальностью. И вот это расхождение, оно с каждым днём увеличивается и увеличивается. А решить проблему предлагаем только мы, НОД, через восстановление суверенитета. И то не мы сами предлагаем, а историческое решение. Вот этого и боятся. И это расхождение будет до такой степени значительное, что на каком-то этапе просто произойдёт вышибание тех чиновников и органов власти, которые нагло, тотально врут с экрана телевизора. Произойдёт быстрая замена на кур Путина, и пройдёт быстрый переворот в сторону восстановления суверенитета, референдумы и так далее. То есть, тот сценарий, который мы и прописываем. И это уже объективные процессы. То есть НОД уже идеологически ситуацию подготовил. И осталось только накопить потенциал, чтобы это было реализовано. А потенциал накопится.

 

Вот, допустим, люди этот год терпели. Их жизненный уровень упал в два раза. Терпели, но пока ещё не пошли на решение проблемы. А решение только у нас есть, ни у кого больше нет. Никто не предлагает решить проблему кроме НОДа. Хорошо, в следующем году ещё упадёт падение жизненного уровня в два раза. Тогда произойдёт на базе уже злости необходимость каких-то действий. Необходимые действия предлагает только НОД. И Путин предлагает, как НОД-овец, нулевые процентные ставки. Просто у него нет власти, чтобы реализовать свои планы. Вот в этом контексте и закон о Конституционном Собрании.

 

Есть ещё одна вещь, о которой никто не говорил, в том числе докладчики. В самом законе заложен ещё один механизм - право на референдум российского народа по Конституции, и право Путина без Конституционного Собрания сразу вынести закон референдум, как главы государства. Вот этот пункт, он не обсуждался. То есть по сути, да мы называем этот закон о Конституционном собрании, но это закон о праве народа России провести референдум по Конституции. Когда Дума отклонила этот закон, она не дала право, предусмотренное Конституцией, народу России определять свою судьбу. А это уже, конечно, удар по всем гражданам России. Но я думаю, что поскольку закон всё равно обсуждается, он будет принят, только уже в ситуации более нервной, как были приняты эти все законы многочисленные, которые мы предлагали. Они потом отклонялись, а потом всё равно принимались.

 

Артём Войтенков: Когда пятки загорятся.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, когда не будет вариантов. Вообще надо понимать саму сеть технологии работы НОДа. Мы - пожарный выход. То есть, когда вам горячо в силу пожара, то можно, конечно, биться головой о стену, но это обычно разумные люди не делают. А разумные люди выходят через пожарный выход. Вот мы - пожарный выход. И мы этот выход обозначили, подготовили, систематизировали. Пожар накапливается. С нами идёт война. Отступления не будет. Будет либо решение проблемы суверенитета, либо смерть Российского государства и народа. И значит, вопрос только - когда российский народ не захочет умереть. Когда он осознает, что реальная смертельная опасность, и примет решение, что хочу остаться в живых. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Вы знали, что этот закон будет не принят при вашем внесении первоначальном. То есть вы, условно говоря, просто обозначаетесь, что есть такое, есть решение. Вы поднимаете шум, вы выносите это в общественное поле.

 

Евгений Фёдоров: Не только так. Мы создаём ответ на вопрос. То есть мы создаём технологию ответа. Тем самым мы опережаем немножко событие. Мы, как разведчики. Наша задача - подготовить ответы, подготовить дорожку решения проблем. А проблемы сами будут решаться тогда, когда возникнет общественная потребность. Общественная потребность возникает в данном случае из кризиса, из санкций, и через усложнение жизни. То есть люди на каком-то этапе перестают хотеть терпеть, какая-то часть людей. И когда эта часть людей, которые не хотят больше терпеть проблемы, вызванные на самом деле оккупацией, а не просто так проблемы, они решают задачу выживания, используя технологию, подготовленную НОДом, в том числе, законодательную.

 

То есть я вас уверяю, что это закон будет принят, может, в следующем году, может, чуть позже. Я просто вижу, как динамика событий. То есть дом горит, до вашего спального места пожар подойдёт в следующем году. В следующем году вы вскочите и побежите по пожарному выходу, который подготовил НОД. Так, условно говоря.

 

Артём Войтенков: Там были очень любопытные подробности при голосовании. То есть этот ролик висит на сайте Думы, там же всё снимается, всё выкладывается в интернет, на сайт. Пожалуйста, можно посмотреть. Там же, как у вас сделано - сначала оглашение вопросов (это я для зрителей просто поясняю, кто не знает), а потом непосредственно идёт голосование сразу по нескольким подряд. И по предыдущим законопроектам Дума голосовала либо за, либо против. А тут значит, опять кворум не набрался, то есть все дружно вышли. Мало того, это не было на записи видно, потому что там уже заставка синяя с полосочкой, со временем бегущим. Но там какая-то женщина кричала: "Не голосуем! Не голосуем!". Это было слышно. Люди спрашивают: "А можно узнать, кто эта женщина?"

 

Евгений Фёдоров: Это депутат, назначенный по линии фракционной дисциплины контролировать голосование. Это во всех фракциях такие женщины есть. Иногда они меняются, допустим, на этой неделе один, на следующей неделе. Это дежурный по голосованию, будем так называть вещи своими именами. Вот специально я взял папочку. Вот такие папочки существуют во всех фракциях в Государственной Думе и правящих, и оппозиционных.

 

Это просто надо понимать, как работает парламент. Так работает не только в России, а во всём мире, от англосаксонского типа.

То есть решение о структуре закона принимает иностранное специализированное учреждение. В отношении России целый ряд принимает, их около сотни этих учреждений, решение которых обязательно всем. Они находятся под контролем Соединённых Штатов Америки и Госдепартамента. И они разрабатывают. Точно так работал, например, механизм парламентский в Польше, ГДР, в тех территориях, которые контролировались Советским Союзом. То есть, тут ничего нового нет. Дальше эти решения перерабатываются американскими советниками в российских органах власти, которые существуют в органах власти, министерствах, ведомствах. Это называется консалтинг. Это американские граждане, работающие под крышей Deloitte Touche, Pricewaterhouse, McKinsey, Oliver Woman, и так далее - около десяти тысяч человек.

 

Они работают в Москве в основном, они перерабатывают эти законы. И плюс - неправительственные организации так называемые, иностранные агенты, участвуют в этой работе, но это могут быть американские граждане, могут быть не американские граждане. И дальше это вносится в Государственную Думу в виде вот таких специальных решений. Вот это я показываю пачку решений, условно говоря, за месяц. За месяц Дума приняла вот столько законов, видите? Может, за два. Берём какой-то день, и в этот день мы видим, что это целая куча законов, которые были приняты в этот день. Видите, с двух сторон написано.

 

Артём Войтенков: Даже с двух сторон.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Вот берём любой закон и тут написано: "Закон такой-то", крупным шрифтом - "Против, против, против, против".

 

Артём Войтенков: Как голосовать.

 

Евгений Фёдоров: Да, как голосовать. Это решение для правящих партий обязательно, парламентских правящих партий, обязательно. То есть это и есть понятие фракционной дисциплины, или производственной дисциплины. Депутаты, которые голосуют против этих решений, во-первых, их не может быть, потому что любой депутат, он заранее берёт на себя обязательства. Я знаю, что некоторые фракции говорят, например, о ЛДПР. Депутаты даже пишут заявления о том, что они слагают с себя полномочия депутата без даты, и кладётся в сейф лидера, для того, чтобы, если он будет неправильно голосовать, заявление достаётся, и его просто выгоняют, чтобы без шума.

 

В других партиях человек, естественно, берёт на себя такие же обязательства. У него до этого была карьера. В молодых партиях или в жёстких, как ЛДПР, карьеры особой нет - человека берут, хватают, условно говоря, и быстро его в депутаты. В результате этой карьеры он берёт на себя обязательства более долговременного характера. Так работает механизм фракционный.

 

Так было и в Советском Союзе, но там это было открыто, то есть решение было Политбюро партии, обязательное для всех депутатов Верховного Совета, или Съезда народных депутатов, или региональных парламентов, депутатов народных советов, допустим, областей, краёв. Вот я был депутатом Леноблсовета, там был такой же механизм, это был 1990-й год, ещё Советский Союз был. То есть сам механизм, он одинаковый. Просто источник управления для Российской Федерации - иностранное государство, оккупант. А в Советском Союзе источник управления был Кремль, то есть национальный орган власти в виде Политбюро ЦК КПСС. Вот так работает механизм.

 

Соответственно, можно ли голосовать против какого-то закона - иногда спрашивают. С разрешения фракции можно. Но это разрешение даётся только депутатам, которые не повлияют на окончательное решение. То есть механизм, у него есть определённая гибкость, суть которой в чём? Если фракция разрешает кому-то не голосовать по какому-то закону или голосовать против бюджета, это не должно нарушить принятие бюджета. В этом случае происходит разговор во фракции, на котором говорят: "Иванову по каким-то личным соображениям можно не голосовать за бюджет", - условно говоря. Но это не повлияет. За всю историю парламентаризма, не только российского, это ни разу не повлияло, потому что механизм выстроен так, что это даётся разрешение. Типа, как в производственной дисциплине можно прогулять рабочий день с разрешения начальства - здесь так же работает этот механизм.

 

Если противников закона во фракции, таких принципиальных, накапливается много, то в этом случае, либо закон откладывают, но такого не было ни разу, либо просто с людьми проводят прессовку. То есть их вызывают и говорят: "Так. Вас слишком много. Допустим, не два-три человека, голоса которых не повлияют, а допустим, пять-шесть. Значит, давайте так, разрешу только одному. Все остальные будут уволены, подвергнуты репрессиям и так далее". Люди не идут против руководства, потому что они, записываясь в депутаты, брали на себя обязательства выполнять решения руководства. Я лично, одно время брал эти разрешения. Мы видели по голосованию до этого. Потом я решил для себя, что это обман. Я не хочу обманывать.

 

Но я же понимаю, что даже, если я не голосую за какой-то закон, а решение голосовать за него. Условно говоря, видите вверху пошли "За, за, за, за". Решение голосовать "За". То всё равно закон будет принят, а мне придётся идти в зал. А надо сказать, что в зал депутаты ходят в среднем, может быть только на треть законов, обеспеченных депутатами, две трети как бы в этот период нет - они в кабинетах, на территориях, с кем-то общаются. И это видно иногда по картинкам, когда голосуют за других. То есть я могу хвастаться, что я голосовал против этого закона, который был принят, но сути, это же не повлияло никак на закон, зачем тогда заниматься вот этой демагогией.

 

Артём Войтенков: Дело в том, что очень много голосов против вас, они часто это используют: "А вот, Фёдоров, посмотрите, он проголосовал за этот закон, за этот тоже. То есть, как все депутаты. Он говорит, что он хороший, а голосует так же, как все".

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Видите, вы сейчас сами говорите, что очень многие против этого используют. То есть это чисто демагогический лозунг – "я голосую против этого закона по какой-то причине". А закон, допустим, плохой. Это сам по себе демагогический лозунг. Я не хочу быть демагогом. И аргументация, которые вы сейчас озвучили от некоторых, демагогического характера.

 

Артём Войтенков: Да, просто люди… Это вот вы знаете, как всё устроено и как всё работает, а люди не знают. Люди думают, что всё по-честному.

 

Евгений Фёдоров: Я не хочу подстраиваться, честно говорю, под дураков, не хочу. Если человек не знает, пусть разберётся.

 

Артём Войтенков: Без внутреннего источника не разобраться. Тем более, вы единственный депутат, по-моему, единственный, кто честно рассказывает, как работает Дума.

 

Евгений Фёдоров: Я лично для себя решил, что обманывать нехорошо. А знаете, мимикрировать, голосовать против закона, который будет гарантированно принят под договорённости, я же, когда голосую, я же с фракцией договорился, понимаете.

 

Артём Войтенков: То есть вы не можете не договориться?

 

Евгений Фёдоров: Нет, я могу договориться. У меня есть для этого ресурс. Зачем?

 

Артём Войтенков: Условно говоря, депутату попадёт вожжа под хвост, он вне всяких договорённостей проголосует не так, как фракция. Такое может быть?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Такого не может быть, потому что в этом случае депутат нарушит свои личные обязательства, когда он шёл в депутаты. Иногда так бывает, исключение из исключения, то есть совсем маленькое, но обычно такие депутаты под контролем, и от них избавляются, то есть это неуправляемо. Это, как в любом коллективе может быть: у вас коллектив водителей, один – неуправляемый. И у вас, в конце концов, директор автобазы его просто уволит, чтобы не рисковать. Вот и всё.

 

Но поскольку система достаточно уравновешена, то есть для голосования нужно двести двадцать пять голосов. У Единой России двести тридцать пять, у правящей партии. По основным вопросам ещё есть союзники в других фракциях. То есть обычно запас на принятие закона (видно по голосованию) порядка двадцати-тридцати голосов, а иногда и за сотню. Ещё раз говорю, что не было ни одного случая, чтобы заговор депутатов (какого-то количества) сорвал голосование. Просто таких случаев не было, потому что, если так произойдет, это нарушение конституционных принципов построения Парламента. Хотя, как на работе, вы можете на работу не прийти. От этого работа не остановится, потому что вашу работу перехватят другие. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: То есть проголосуют вашей карточкой и всё.

 

Евгений Фёдоров: Это само собой. Это две трети, я же сразу сказал, и пишут доверенности, и там система голосования. То есть не обязательно ходить даже в зал.

 

Артём Войтенков: То есть депутат может даже не ходить вообще на свою работу.

 

Евгений Фёдоров: Есть целый ряд депутатов, которые в Думе не были вообще. Раз в год придут на один раз и всё. Это и видно. Тот Пономарёв, например, улетел за границу, а карточка его голосует. Вы же видели.

 

Артём Войтенков: По результатам голосования.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Да, забавно.

 

Евгений Фёдоров: Это выстроенная система парламентаризма. Она не даёт сбоев. Идти против неё - это обманывать людей. Я считаю, что это обман, и я лично в обмане участвовать не буду. Я для себя решил, что я не обманываю, демагогией не занимаюсь, болтовнёй не занимаюсь. Вот для чего я сейчас проголосовал против какого-то закона? Для чего? Он принят всё равно. Для того, чтобы потом поехать и сказать, какой я смелый?

 

Артём Войтенков: На людей это очень действует.

 

Евгений Фёдоров: Есть такие, депутаты, которые, наверно, так говорят, одиночки.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Но я точно не хочу быть среди их числа, потому что это чистая демагогия. То, что люди не понимают этой системы, но я-то ориентируюсь на людей, которые разбираются. Я же не пытаюсь сделать свой личный пиар, не пытаюсь танцевать на глупости, на вранье. Поэтому я объясняю, как это работает и работало всегда. Мало того, все дальнейшие выборы будут по этому принципу. То есть, если сейчас будет избирательная кампания, вы спросите у любого депутата в регионе или федерального: "Ты будешь выполнять фракционную дисциплину?". Если он скажет: "Не буду", - то он откровенно вам наврал в лицо. То есть то, что я сейчас говорю, делать обязаны все. Независимо, в каких они партиях состоят, или в каких фракциях, и так далее. Для оппозиционных фракций - у них манёвр шире, от них голоса не зависят, и поэтому там иногда лидеры дают разрешение голосовать "кто в лес, кто по дрова". Потому что они не у конвейера.

 

Артём Войтенков: Понятно. Они ничего не решат.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому для пиара тебе в Алтайском крае можно так, а тебе в Кемерово можно так. Какая разница? Это им нужно голосование в оппозиционных фракциях не чтобы законы прокатывать, не принимать, а для того, чтобы вести политическую пиар деятельность, то есть театральную деятельность на подмостках выборов Думы.

 

Артём Войтенков: Я за этот закон не голосовал, или голосовал против, я молодец.

 

Евгений Фёдоров: Да. Я молодец - и на этом вести демагогический разговор. А за двадцать пять лет российского Парламента ни разу не было сбоев в системе. И не только российского, советского тоже. Я сейчас говорю о таких вещах, которых вообще никакого отношения к сегодняшнему времени и фракции не имеют. То есть, мне приходится сейчас рассказывать азбуку парламентаризма. Мне это надо?

 

Артём Войтенков: Это народу надо.

 

Евгений Фёдоров: То есть я сейчас не просто говорю о принципах функционирования в Единой России, я говорю о принципах функционирования всех парламентов мира, которые были, есть и будут.

 

Артём Войтенков: Да. Я, кстати подтверждаю, что депутаты из Венгрии приезжали, депутат Европарламента, он говорил то же самое, что депутаты Европарламента голосуют, видимо по тем же самым бумажкам, которые приносят и депутатам в Российской Думе. То есть всё одинаково.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. И во всех фракциях эти бумажки. Я вам дал бумажки наши. Точно такие во всех фракциях. У меня были бумажки из других фракций, я как-то их показывал в ролике. То есть это система работы. Нарушать эту систему для меня было бы - обманывать людей. Я честно говорю людям, да, это - процедура парламентаризма, обманывать вас я не хочу, подыгрывать вашим ожиданиям неправды я не собираюсь. Есть, кому подыграть - демагогов вот так, достаточно.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Нужны демагоги? Ну, не ко мне, ладно?

 

Артём Войтенков: Но Евгений Алексеевич, тогда нужны знания. Если бы это объясняли по Первому каналу, например, в воскресный вечер с Соловьёвым, объяснили бы, как Дума работает, тогда люди бы понимали. А так у нас всякую ерунду там вешают, но, тем не менее, не рассказывают правды.

 

Евгений Фёдоров: Ну, если у нас государство стоит на вранье, какой Первый канал? Я ещё раз говорю, что я взять на себя обязательства, допустим, сказать: "Я посмотрел ваши ролики, уважаемые зрители, и решил с сегодняшнего дня голосовать не так, как фракционная дисциплина". Это глупость, так не скажет ни один депутат. А если он так скажет, то он полный идиот, потому что он нарушает принципы функционирования Парламента, заложено и в Конституцию, и в принципы всех Парламентов мира. То есть это неправильно. Как бы просто врать людям, изображая из себя идиота. Это бессмысленная история. Я исхожу из этого. Можно, конечно, обманывать. Люди, которые говорят, что я буду голосовать, как вы скажете, он изначально врёт такой человек.

 

Артём Войтенков: Забавно. Это вы говорите, что через полгода у нас выборы, и как же тогда выбирать получается? Они же все врут тогда, основная часть.

 

Евгений Фёдоров: Как правило, уклоняются от ответа. Я так говорю, как работает механизм, а люди переводят разговоры. Если вы любого депутата поймаете в тёплом углу и спросите, он, естественно, подтвердит. Потому что эта система работы, она очевидна. Это система работы цеха, не система работы фракции. Это система работы цеха во всех Парламентах мира.

 

Артём Войтенков: Депутатов. Правила - такие.

 

Евгений Фёдоров: Правила, как у всех на работе, рабочая дисциплина. Стоишь у конвейера, закручиваешь свою гайку. Перестал закручивать гайку - тебя уволили. Что же тут не понять?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Зачем тогда эта женщина смотрящая, если у всех есть бумажки, написанные за три дня заранее с мнением фракции, как голосовать?

 

Евгений Фёдоров: Только дублирование. Бумажку надо читать. А тут для упрощения процедуры. Вот вы услышали одну женщину. Я говорю, во всех фракциях такие женщины или мужчины, во всех. Точно так коммунисты справа от нас сидят - у них свой депутат команду даёт. Слева праворосы - у них свой человек даёт команду: руку вправо, влево, голосовать так. Хотя от них результат не зависит. То есть они для пиар деятельности, но всё равно у них всё это выработано. Сзади ЛДПР - тоже чётко даётся команда. То есть это работает фракционная дисциплина. И она, ещё раз говорю, не наша, даже, не российская, она общецеховая. Если любой наш зритель хочет быть депутатом, он обязан изучить эти правила, и по этим правилам функционировать, иначе он просто не устроится на эту работу.

 

Артём Войтенков: Хорошо, вот здесь один из зрителей прислал очень любопытное письмо. По регламенту Государственной Думы, пункт 6, 87 статьи сказано: "При отсутствии кворума, необходимого для проведения голосования, председательствующий (то бишь Нарышкин) переносит голосование на следующее голосование Государственной Думы". А все, ваши законы в том числе, они отклоняются тем, что не набран кворум.

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас изучаем регламент Государственной Думы. Кворум набирается после перерыва. У депутатов перерыв тридцать минут. Вышли с перерыва, или обеденный два часа, или утром, с начала рабочего дня - нажали, это называется регистрация, и кворум определяется регистрацией. Регистрация произошла до голосования, за полчаса, за час. На регистрации должен быть кворум. Нет кворума на регистрации, тогда переносится. Но если вы регистрацию прошли, имеете право не голосовать, так устроен регламент. Просто, я объясняю, почему не голосуют против. Потому что, голосовать против, это чисто, как бы дополнительное напряжение в плане пиара - почему голосовал против? А так, чтобы не связываться. Придётся избирателям отвечать, почему я голосовал против вашего права на референдум, вот, по Конституционному Собранию? Избиратель скажет: "А вот, ты меня лишил права на референдум". А тут я вроде не против, не голосовал, депутат скажет. Его может, и в зале не было, по делам уехал, в кабинете сидит, встречается с кем-то, работает где-то. Не обязательно же он уехал по личным делам. Всё, я там даже и не голосовал, и не надо мне говорить, что я против.

 

Я вам заранее каждый день могу сказать, как проголосует Государственная Дума. Эта же бумага раздаётся с утра. Причём, бумага обычно раздаётся на неделю вперёд, не по всем законам, а по актуальным - с утра. А там заранее известно, кто какой результат. Бумаги ни разу не нарушились, они чётко работают, как часы. Это конвейер. То есть, это рабочий конвейер депутата. Он крутится, вертятся шестерёнки, люди приходят, нажимают кнопки, всё. Женщина, или мужчина говорят "голосуйте за". У них такая же бумажка, они просто её зачитывают: "За этот вопрос за, за этот против". И поручение быть такой женщиной, или мужчиной-координатором может получить любой депутат. Обычно это более узкая группа таких проверенных, контролёров, как говорится, ядро в соответствующих фракциях - КПРФ, ЛДПР, и так далее. Но логика-то везде одинаковая такая.

 

Артём Войтенков: Грустно, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, это не грустно, это технология.

 

Артём Войтенков: Но это дурилово полное.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения чего?

 

Артём Войтенков: С точки зрения народа.

 

Евгений Фёдоров: Почему дурилово?

 

Артём Войтенков: Потому что, люди думают, что депутаты честно чего-то читают, думают, принимают законы.

 

Евгений Фёдоров: А почему они так думают?

 

Артём Войтенков: А потому что, им так объяснили.

 

Евгений Фёдоров: Так это пропаганда, это враньё. Это просто людям наврали зачем-то, и создали у них такую иллюзию, которая действительностью не является. А сам по себе цех, ещё раз говорю, это не наш цех, сегодняшнего дня - это цех всех депутатов мира, вот особенность этой работы. Если вы там цех сварщиков, то вы знаете, как варить, и между собой общаетесь информацией. А депутаты вот так работают. То есть, это не дурилово, это специфика парламента. Мало того, технологически по другому, на самом деле, и не может быть. Потому что, если вы идёте на выборы, то вы, принимая решение в отношении фракции, партии, принимаете решение определённого курса. И что будет, если половина избранных вами в эту партию будут за одно голосовать, другая половина за другое? Это будет, по большому счёту, нарушение обязательств паред избирателями на выборах. Понимаете?

 

Артём Войтенков: Это просто партийная дисциплина.

 

Евгений Фёдоров: Да, но партийная дисциплина, в которой отвечает вся партия, не отдельный депутат, член партии, а вся партия.

 

Артём Войтенков: Это неправильная система.

 

Евгений Фёдоров: А как вы хотите, чтобы кто в лес, кто по дрова? А тогда какой смысл в выборах? Тогда вот народных заседателей назначайте по принципу лотереи, и они будут, кто в лес, кто по дрова. А так вы берёте на себя обязательство всей партией проводить определённый курс. Другое дело, что в этом обязательстве народу нет почти, там девяносто процентов финансисты.

 

Артём Войтенков: Вот.

 

Евгений Фёдоров: А как вы хотите? Это выборы. Если народ России утвердил такую систему выборов, что за деньги, у кого больше денег, тот и избирается, и власти - это решение народа.

 

Артём Войтенков: Да народ никто не спрашивал. Народу что дали, он то и подписал.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но это решение состоялось. Мелким шрифтом, но вы подписали, не прочитав, но это, как говорится, ваши проблемы. Но по большому счёту, это парламентская система демократии. Поэтому, вы про выборы спрашиваете, я бы ориентировался не на партии и их болтовню, а ориентировался на национального лидера. То есть, командный принцип, он важнее, чем принцип идеологическо-партийный, тем более, в нём идеологии нет. Есть ещё один момент. Вот вы критикуете депутатов, которые законы принимают по бумажке,

 

Артём Войтенков: Я не критикую их лично. Мне не нравится система.

 

Евгений Фёдоров: Но по сути, надо понимать вторую сторону системы. Любой серьёзный закон, это серьёзный документ. И для того, чтобы вы, допустим, не голосовали за конвейер законов, у вас должен быть альтернативный конвейер законов. То есть, у вас должен быть источник производства альтернативных серьёзных документов. Не отдельных поправок, которые чуть-чуть чего-то подкрашивают, а серьёзных. Условно говоря - налоговых кодексов, бюджетных кодексов, уголовных, всей системы, понимаете? Центры производства в России таких документов, национальные, запрещены конституцией. То есть, у вас не просто, депутаты обязаны принимать законы, которые написали в США, а у вас нет альтернативы для депутатов. Они ходят на работу. У них в конституции написано - принимать законы. Им идёт вот этот вал законов, другого вала не идёт. То есть, даже теоретически, допустим, вы будете голосовать против, парламент просто не будет принимать решения. Вы принимаете бюджет, в котором, например, сокращаются расходы на образование. Вот в этом году секвестр был несколько раз, соответственно, сокращают и сокращают. Вот вы депутат, Артём. Вам принесли новый бюджет, в котором на образование, на здравоохранение, и прочие расходы сократили на десять процентов. Что вы будете делать? Не голосовать? Чтобы вы понимали, бюджет, это два ксерокса с документами, это восемь тысяч листов.

 

Артём Войтенков: Его пока прочитаешь.

 

Евгений Фёдоров: Никто его не читает. Это невозможно восемь тысяч листов прочитать. Его пишет коллектив, в котором несколько тысяч человек, в Минфине, в Правительстве. Вы получили этот документ. Не голосовать за него? У вас вариант: голосовать – не голосовать. У вас нет варианта создать, потому что, для создания у вас нет ни прав, запрет на идеологию в государстве. То есть, даже теоретически вы не можете…

 

Артём Войтенков: Подождите, депутаты могут вносить. Вы же сами вносите законы.

 

Евгений Фёдоров: Вносить могут, но без идеологии невозможно создать серьёзный документ. То есть, это внесение носит точечный, короткий характер, небольшой элемент. Условно говоря, чуть-чуть подправить для целей лоббизма, миллион рублей в бюджете не туда, а вот сюда дать. А если у вас серьёзный вопрос, вам потребуется обоснование, вы не можете, вы не способны это сделать технологически, потому что, у вас нет тысячи человек, которые это всё обработают, и перепишут.

 

Артём Войтенков: Подождите, но вы же вносите законопроекты?

 

Евгений Фёдоров: Я вношу точечные законопроекты, но они не меняют… То есть, они пытаются менять систему, но они не меняют систему. Потому что, система, вот она, вал законопроектов, разрабатываемый в Соединённых Штатах Америки. Мы - точечные, и Путин точечные. И наши законы потом принимаются по одной простой причине, мы как бы нулевое чтение Путина. Знаете, что такое, нулевое чтение?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Это когда вносится закон, он обсуждается, как бы до принятия. Допустим, даже отклоняется, а потом приходит ручной режим Путина, и его дожимает. То есть, мы ограничены в системе законов их точечностью. Наши законы никогда не носят характера больше двух-трёх листов, даже по этому видно. Потому что, допустим, бюджет восемь тысяч листов вы не напишите технологически. Написать может только орган, а орган запрещён по конституции. Орган, который занимается стратегическим управлением, и пишет законы. То есть, альтернатива американским советникам запрещена. Не просто её нет, а её нет, потому что, она запрещается. Вот десять тысяч советников, которые дорабатывают, их нельзя заменить русскими людьми, потому что, заменить их можно только в органе, а орган запрещён по конституции. Эти законы же откуда-то к нам пришли.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Они пришли по конвейеру. Мы в конце цепочки, депутаты, конвейера. Наше конституционное право - принять, теоретически, можем отклонить. Но если вы отклоняете, у вас должна быть альтернатива. Альтернативы у вас нет, то есть, вам отклонять бессмысленно. Именно поэтому все фракции в Государственной Думе принимали законы всегда, которые вносили правительство, и стоящие за ними американские советники. И коммунисты, которые были в девяностые годы, и все, - никакого значения не имеет. Вот сейчас будет избрана партия трижды патриоты, например, теоретически, она всё равно будет принимать законы, написанные американцами. Потому что жизнь невозможно остановить. В любом законе есть плюсы и минусы, даже в американском. Тот же бюджет -ну, вот там вам не понравилось, что у пенсионеров урезали пенсию. Вы проголосовали, допустим, теоретически не приняли бюджет в Госдуме. Что произошло? Страна перестала получать деньги. Всё встало, ничего нет. Никто не получает зарплату:

- ни это пенсионеры, у которых срезали, но девяносто процентов-то у них оставили, условно говоря,

- ни врачи,

- ни учителя,

- ни оборонка, никто.

То есть, возникает такая ситуация, в которой вы обязаны принять бюджет, просто, если у вас есть минимальная ответственность, хотя бы, за ситуацию в стране.

 

Артём Войтенков: Но бюджет, это большая штука.

 

Евгений Фёдоров: И все остальные такие, серьёзные, кроме точечных. А точечные законы потому и точечные и ручные, что они систему не меняют. Либо меняют настолько радикально, как наши законы, по ЦБ, например, что для этого требуется уже расстановка политических сил. Вот, например, мы пробиваем нулевую ставку. Что означает нулевая ставка Центрального Банка? Это означает, что вся страна пошла по другому сценарию. Или, допустим, решение по Крыму. Вся страна пошла по другому сценарию, в котором будет ещё отдельная борьба, но она уже пошла по другому сценарию.

 

Артём Войтенков: Кстати, по Центральному Банку. Путин на своей пресс-конференции сказал, что Центральный Банк действует правильно и хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Вот, хорошо вы подметили. Во-первых, он сказал на своей пресс-конференции, что мы все хотели бы, чтобы ставка была снижена, то есть, для него это азбука. Просто азбука. Мы все хотим, чтобы ставка была снижена. И потом он объяснил, что не получается. А теперь, почему он объяснил, что не получается? А что бы вы хотели он сказал? Мы все хотим, чтобы ставка была снижена. Он сказал, что это главный вопрос конференции. Из тридцати двух вопросов это единственный, который он отметил овациями, обратили внимание? То есть, он всем дал понять, что это главный вопрос, который ему задали на всей пресс-конференции. Не про Сирию, не про Украину, а это главный вопрос.

 

Артём Войтенков: Он что-то сказал, что надо бы похлопать. Как-то так.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, он обозначил его важность, и он сказал, что мы все хотим, чтобы ставка была снижена. И потом он развёл руками, и говорит, что не получается. Дальше он сказал, что Центробанк действует правильно. Теперь, давайте посмотрим. Мы же с вами всегда серьёзно всё обсуждаем. У вас же Познавательное телевидение, мы смотрим суть явления. Посмотрите, как изменилась риторика Путина за два года, ну за полтора. Посмотрите его риторику, например, прошлого года, мы говорим в пятнадцатом году - четырнадцатого года. Он говорил о национал-предателях. Помните, он говорил в послании, а послание, это высшая форма подачи. Говорил, что национал-предатели хотят снизить наш жизненный уровень. Говорил?

 

Артём Войтенков: После присоединения Крыма, да.

 

Евгений Фёдоров: Говорил. Хотят снизить наш жизненный уровень. Кто может снизить жизненный уровень, Артём? Навальный с боевиками может снизить жизненный уровень?

 

Артём Войтенков: Вряд ли.

 

Евгений Фёдоров: Он может устроить майдан и госпереворот, но снизить жизненный уровень они не может, правильно? Кто может снизить? Простой вопрос - кто?

 

Артём Войтенков: Органы, которые этим занимаются.

 

Евгений Фёдоров: То есть, правительство и чиновники, и депутаты, правильно? То есть, Путин открыто сказал, что пятая колонна во власти (он такое слово не употребил, но других возможностей под это не подходит) хочет снизить наш жизненный уровень.

 

Артём Войтенков: Ну почему? Например, курс доллара, по которому живёт вся страна, он торгуется на Московской валютной бирже. Правильно? А туда может прийти любой не чиновник, и поиграть уже там большими суммами, соответственно обрушить.

 

Евгений Фёдоров: Кто этот человек? Национал-предатель? Он же сказал, национал-предатели хотят снизить жизненный уровень. Национал-предатели - это предатели. Американец не может быть предателем, понимаете? Немец не может быть предателем. Гитлеровский солдат не может быть предателем Советского Союза, понимаете? Под национал-предателей подходят только те люди, которые как бы, в общественном мнении должны работать на страну, а они работают против неё, и от них зависит жизненный уровень. Я уже всё расшифровал, просто матрица. Кто это может быть? Вот в эту формулу подставьте, человек, который работает, как бы на страну, а на самом деле предатель, и от него зависит жизненный уровень. То есть, не просто там Васю обидел, а всю страну обидел, всех пенсионеров лишил пенсии, всем учителям снизил зарплаты. Кто это может сделать? Только чиновник, или группа чиновников и олигархов. Понимаете?

 

То есть, не может быть национал-предателем американец. Американские советники в наших министерствах не могут быть предателями, потому что, они сразу работают на Америку. Это могут быть предателями только чиновники, или должностные лица, в отношении которых у народа есть иллюзии, что они должны работать на него, на народ. То есть, абсолютно чёткий посыл на чиновников во власти, и на олигархов, и в средствах массовой информации. Понимаете? Но что этот посыл означает? Этот посыл означает технологию. Понятно, что никого не устраивает, чтобы снижался жизненный уровень. То есть, он - прямая угроза чисток. Он прямо сказал чиновникам, сидящим перед ним, - я вижу, что вы национал-предатели, сидящие передо мной, на послании. Там перед ним сидело почти тысячу человек: депутаты, чиновники, министры, и так далее. И я вас предупреждаю: "Будете национал-предателями, то есть, предадите народ России, я начну вас вычищать".

 

А что такое чистка тысяч чиновников во власти? Это война. Внутренняя война, внутренний фронт. Правильно? И он об этом открыто говорил. То есть, он тогда, полтора года назад, рассчитывал, что в случае ухудшения ситуации он начнёт внутреннюю войну, начнёт чистку тысяч людей. Увольнения, как минимум, а может и не увольнения, может и посадки.

 

А что сейчас, какая его риторика? Обратили внимание? Последние его выступления, очень интересно. Последняя его риторика.

- Нужна консолидация.

- Не нужно конфликтов.

- Надо все вместе.

Заметили? То есть, за полтора года его риторика принципиально поменялась. Он полтора года назад был готов сносить головы, и публично об этом сказал, как бы предупредил. А сейчас резко смягчил свою позицию. Сейчас он как бы объединяет всех людей в России, включая тех, которые снижают жизненный уровень, то есть, по терминологии национал-предателей, для целей решения каких-то задач, выживания страны, и так далее. А вы знаете, почему? Да очень просто. Потому что, нет расстановки сил для внутренней чистки, для опричнины. Потому что, фронт надо открыть. Вот вы главнокомандующий. Представьте, что вы главнокомандующий. У вас, допустим, две дивизии, а у врага сто дивизий. И вам надо принимать решение о наступлении. Вы будете наступать?

 

Артём Войтенков: Отступаем, что же делать.

 

Евгений Фёдоров: Так и здесь. Не то время, чтобы обострять, просто нет расстановки сил. А почему нет расстановки сил? Да потому что четвёртого ноября не вышло необходимое количество людей в поддержку главы государства. Вот, на Тверскую, всего полтора месяца назад.

 

Артём Войтенков: Это, наверное, не единственный показатель?

 

Евгений Фёдоров: Один из показателей. У него же есть и опросы, он же понимает общественное настроение. То есть, люди не готовы защищать своё Отечество, даже в условиях снижения жизненного уровня. Следовательно, что он будет делать? Маневрировать.

 

Ситуацию в стране определяет, так, по-крупному, две группы.

- Первая группа - это народ.

- И вторая группа - это элиты.

 

Элиты - все проамериканские, это тип их существования, потому что, в любой колонии они все как бы на стороне оккупанта, они их создавали.

- Олигархам - богатство раздал американский посол и ЦРУ. Мы это знаем, министр бывший Росимущества российского об этом рассказывал. То есть, никто не скрывает это.

- Должности министров - раздал американский посол.

- Законы пишет - американский посол.

 

И идти Путину против десяти тысяч самых влиятельных людей в стране, которые сидят, в том числе, и перед ним, можно конечно, но когда у тебя есть для этого силы. Эти силы может дать только народ, а народа нет. Он ещё не готов. Значит, что будет делать любой лидер? Что будет делать Сталин в условиях недостатка сил? Отступать. При этом отступать правильно, аккуратно, профессионально, так, чтобы не бежать, чтобы не было паники, откатываться, уничтожать за собой мосты, если о военной ситуации говорим. Но отступать, потому что, у него нет сил для наступления. Абсолютно тот же процесс у Путина.

 

Для сил наступления надо либо опираться на элиты, они не готовы. Даже в условиях санкций, не готовы, и они все - потенциальные заговорщики. Либо на народ, а народ тоже не готов, что, кстати, удивительно, потому что, падение жизненного уровня уже раза в два произошло. Не готов.

 

Артём Войтенков: Да, где-то я читал недавно статистику ВЦИОМа, там количество людей, живущих за чертой бедности, они пишут, что увеличилось в два раза за год.

 

Евгений Фёдоров: Но, тем не менее, люди падают в бездну бедности, но не хотят перейти на сторону Путина для целей чисток и для целей опричнины, о которой он говорил полтора года назад. Мы уже вроде разжевали этот тезис.

 

Артём Войтенков: Кстати, любопытно, что об опричнине где-то два-три года назад говорили очень многие, из выступающих в народе. Какие-то такие люди, типа вас, не депутаты, но, тем не менее, говорили. И слово это часто повторялось, а потом как-то вот оно исчезло.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, нет сил для внутреннего фронта. А это внутренний фронт, конечно, нужны силы. Он и так держит внешний фронт - Украина, Сирия, а тут ещё - это целая история. И как себя поведёт в этой ситуации, на этом внутреннем фронте народ, он не знает. Вот сейчас он пошёл, условно говоря, представляете, завтра пошёл на обострение с Центральным Банком, с правительством, с министрами, с олигархами, это ещё хуже. Что такое на обострение? Начал их массово сажать, снимать, увольнять. Они, естественно, обозлятся, да?

 

Артём Войтенков: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас они вроде с ним в таком определенном контакте, уважительно. Каждый как бы на своей поляне, будем так говорить, но они против него не выступают. А тут они почувствуют смертельную опасность. Что произойдёт?

 

Артём Войтенков: Бунт.

 

Евгений Фёдоров: Бунт и объединение. И с кем он этот бунт будет выдерживать? Могут олигархи вывести в Москве, допустим, миллион-два человек? Да легко. Уволят с работы, накрутят людей, дадут денег, и выведут. Сейчас они это не делают, потому что, как бы не видят смертельной опасности. То есть, он маневрирует. Фактически он что олигархам говорит? Он демонстрирует им всё время попытку договориться с американцами. И тем самым снижает их как бы потенциал отмороженности в борьбе с Путиным. То есть, они откладывают. Они тоже не хотят рисковать, мало ли, как там, проиграют, поэтому, как бы откладывают. Вот эти его манёвры, это всё время манёвры, чтобы они отложили восстание против Путина. И они его откладывают, откладывают, откладывают. А уравновесить это восстание народ не хочет. Может быть, если бы уравновесил, если бы на Тверской было два миллиона человек, когда он приглашал четвёртого ноября, в День победы национально-освободительного движения, исторической, может быть, тогда бы он решительней начал действовать.

 

Вот обратите внимание, что сказал Путин, как главное событие прошедшего года - День семидесятилетия Победы в Великой Отечественной войне. А что было в День семидесятилетия Победы в Великой Отечественной войне?

 

Артём Войтенков: Народ вышел.

 

Евгений Фёдоров: Пятнадцать миллионов человек.

 

Артём Войтенков: Но вышли-то с голубями там, и с…

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Я бы так сказал, наполовину вышли в сторону НОДа и поддержки Путина, наполовину. На вторую половину не вышли. Но даже эта половина была Путиным отмечена, как главное событие. Вот если бы эти пятнадцать миллионов развернулись в сторону НОДа, если бы они развернулись в сторону поддержки чрезвычайных полномочий главы государства, если бы развернулись в сторону суверенитета. В принципе они вышли наполовину с этими лозунгами - они за идентичность России вышли. Но это означает, что как бы половину дороги они прошли, не дошли до конца. Дошли бы до конца, сейчас бы у нас уже зарплаты были в два раза больше, чем полгода назад, при нулевой инфляции. Я утрированно говорю, но логика в этом. Не вышли.

 

Ему это надо. Командующему нужна армия. Армии нет. Вот он увидел проблески армии, как бы сверкнули в День Победы в Великой Отечественной войне, в семидесятилетие. Сверкнули? Пятнадцать миллионов. Он как бы вроде обрадовался, облегчение. Блин, не пошли опять. Остановились. Почему остановились? Ну почему остановились?

 

Артём Войтенков: Жареный петух ещё не готов.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Не готов. Падение жизненного уровня в два раза - ещё готовности нет. Значит, когда оно будет? Через падение жизненного уровня в три раза, в четыре, в пять, в десять, начало голода - когда оно произойдёт?

 

Артём Войтенков: Мы с вами обсуждали это многократно, что это всё будет развёрнуто против того же Путина средствами массовой информации.

 

Евгений Фёдоров: Я вообще не об этом. Развёрнуто, не развёрнуто - это ещё неизвестно, как у них получится.

 

Артём Войтенков: Как-то получается до сих пор.

 

Евгений Фёдоров: То есть, может и будет развёрнуто, может и погибнем, и Россия будет уничтожена. Собственно, в этом и суть санкций - ликвидировать Российское государство. Никто же это не скрывает. Это будет потом, может быть. Само по себе после событий с нападением на Советский Союз в Киеве Соединённых Штатов Америки, на наше большое Отечество по международному праву, в феврале месяце прошлого года, события приобрели военный характер.

 

На любой войне, конечно, можно проиграть, и в сегодняшней, риски, проигрыши гигантские, я бы даже сказал, большинство, наверное, больше пятидесяти процентов. В этой войне у нас нет вариантов других, кроме как закончить её победой, либо враги наши закончат её нашей ликвидацией. Понимаете? Нет других вариантов. Но народ этого ещё не понимает. Он не готов включиться в борьбу за свою личную судьбу. Не за Путина, даже за Отечество, за свою судьбу. Он живёт в измерениях, дебильных, оторванных от реальной жизни.

 

Артём Войтенков: Нет, подождите, народ всегда живёт в очень реальной жизни: поесть, поспать, удовлетворить свои жизненные потребности, и всё.

 

Евгений Фёдоров: Остаться в живых - это реальность?

 

Артём Войтенков: Ну, конечно, да. Пока она как бы, не нарушается эта реальность. Пока не убивают.

 

Евгений Фёдоров: В сознании людей, распропагандированных врунами.

 

Артём Войтенков: Да нет, это в сознании совершенно обычных людей. Даже без всякой пропаганды. Большинство шевелиться не будет, пока не будет угрозы жизни. Просто наиболее как бы умные, наиболее продвинутые, они видят дальше. Они понимают, что при таком курсе правительства будет то-то, то-то.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Вот вы сейчас взяли слово за народ. Вот народ, если начнётся резня, например, во Владивостоке, увидит в этом для себя угрозу жизни?

 

Артём Войтенков: Те, кто во Владивостоке, да.

 

Евгений Фёдоров: А в Москве нет?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: То есть, вы сейчас сказали, что ситуация ещё хуже, чем она есть. Потому что, резня на Донбассе уже идёт.

 

Артём Войтенков: Ну, так пример, пожалуйста.

 

Евгений Фёдоров: Значит, народ принял решение умереть. То есть, где вам нужна резня, чтобы вы приняли решение защищать своё Отечество? Где? Владивосток? Не считается. Хорошо. Екатеринбург? Для москвичей считается? Не считается. Хорошо. Уфа? Не считается, да?

 

Артём Войтенков: Для москвичей нет.

 

Евгений Фёдоров: Химки считаются?

 

Артём Войтенков: Химки? Это уже ближе, да, это уже так.

 

Евгений Фёдоров: А Клин?

 

Артём Войтенков: Клин дальше, чем Химки. Уже не считается.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. То есть, для москвичей можно вырезать девяносто процентов страны, и они будут пить пиво, и смотреть телевизор, какая там интересная…

 

Артём Войтенков: Какая-то часть москвичей, конечно, будет что-то делать, но основная часть нет.

 

Евгений Фёдоров: Вот главный ответ на мой вопрос. В этом и главный вопрос. То есть, люди в России не готовы остаться в живых.

 

Артём Войтенков: Как и люди везде, на всей планете. Они все одинаковые, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Это неправда. Это не так. Люди на всей планете, это не так. Это вы не готовы, потому что, кто-то вас будет резать. Вот люди, которые на Донбассе вас режут, а вы считаете, что Донбасс, это не мы, они уже готовы, у них всё хорошо, они уже наточили ножи, зарядили автоматы, у них всё в порядке.

 

Артём Войтенков: У них да.

 

Евгений Фёдоров: Ну вот. В этом и вопрос. А мы не готовы. Значит, нас - будут уничтожены.

 

Артём Войтенков: Так вот.

 

Евгений Фёдоров: Это решение народа - имеет право умереть. Мы тоже считаем. Вот я лично считаю, что каждый человек, и каждый народ имеет право на смерть. Для меня важно: это решение в отношении моего народа русского состоялось в головах, или нет. Пока я с вами согласен - в головах есть согласие на суицид. По непониманию для кого-то, но, тем не менее, согласие на суицид. Значит, он произойдёт. Потому что, после нападения, начала войны в феврале месяце прошлого года, результат этой войны, ещё раз говорю, два варианта: победа врагов, либо победа наша. Победа врагов – наша смерть. Победа наша – наше освобождение. И кроме как наше освобождение, победа не существует в других форматах. То есть, придётся осознать всю совокупность НОДа, то есть:

- 91-ый год,

- поражение Советского Союза,

- международно признанные границы,

- отсутствие суверенитета,

- иностранные советники,

- оккупация,

- внешнее управление,

- и так далее.

 

Мы сейчас аналитически это говорим, никаких эмоций. Смотрите, какие существуют стадии для любой страны? Самая жёсткая стадия – это стадия ликвидации. Мы сейчас находимся в стадии ликвидации. То есть Соединённые Штаты Америки, начало было в 91-ом году, - вторая стадия ликвидации. Соединённые Штаты Америки приняли решение ликвидировать наше Отечество. В 91-ом году они его захватили, после этого снизили его потенциал в 15 раз, и сейчас приступили к ликвидации. Для них совершенно чётко и понятно, они как раз свою мотивацию конкурентной борьбы никуда не девали, они её просто продолжили. То есть они выждали ослабление врага в 15 раз, и перешли ко второй стадии ликвидации.

 

Но в четвёртую стадию мы перешли из какой стадии, в которой мы были всего лишь пару лет назад. Мы были в стадии вассал-колония. Что такое вассал? Вассал это Германия, Франция, Австрия, вся европейская группа, Англия – это вассалы. То есть команда Вашингтона - это вассалы исполняют, но не колония, то есть они не живут за счёт, допустим, Германии по политическим соображениям. Потому что если они переведут Германию в стадию вассала, то их будет так мало, что они не смогут управлять Россией и Китаем, Индией и другими, им нужны союзники в этом управлении. Поэтому они говорят: "Вы вассалы, но при этом вы не колония, вы можете хорошо жить".

 

Сегодня мы перешли в стадию ликвидации – в четвёртую. А что предлагает в сегодняшние компромиссы нашим элитам 10 тысячам человекам, которым плевать на Россию, и которые работают на американцев за вот эти 25 лет. Что им предлагают? Им предлагают изменить структуру России с колонии на вассала. Почему мы вообще участвуем в этих странных манёврах, переговорах, в Сирии, пытаемся договориться с американцами, пытаемся их расколоть? Мы пытаемся хотя бы переместиться в категорию снять колониальную конструкцию, как первый шаг к освобождению. То есть из категории вассал-колонии перейти в вассал, из категории с тем, чтобы потом вассалом набрав силу, как Иван Калита, перейти к свободе.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что американцы уже включили уничтожение на полную, как они могут отступиться?

 

Евгений Фёдоров: Я о другом, я говорю, как мы можем расшифровать сегодняшний сложившийся курс, в котором Путин только один из элементов этого курса, совокупный. Зачем мы летаем в Сирии, для чего мы всё это делаем?

 

Артём Войтенков: Ну а зачем мы летали во Вьетнаме, в Корее, в Афганистане?

 

Евгений Фёдоров: Во Вьетнаме, в Корее и в Афганистане, где я служил, мы защищали своё Отечество на дальних подступах.

 

Артём Войтенков: Здесь то же самое.

 

Евгений Фёдоров: Формально эта риторика есть. Но почему мы так, как бы туда? Мы же туда воткнулись вместо внутреннего фронта, о котором Путин говорил полтора года назад. То есть он силы свои сосредоточил. На два фронта у него нет сил, он готовил 16 лет силы, он их сосредоточил на внешнем фронте, не на внутреннем, а на внешнем. То есть альтернатива в этом, тянуть два фронта не получалось: либо внутренний, либо внешний. Он сосредоточился на внешнем фронте. Допустим, на Украине он не смог сосредоточиться, ему там запретили американцы, России запретили американцы и есть официальное решение Совета Федерации, что на Украине летать нельзя. А в Сирии можно, потому что Сирия согласована с американцами в силу их системы отношений с Европой. Вы же это видите, они говорят: "Вот это можно, а это нельзя, вот тех бомбить можно, а этих нельзя. В целом мы против, потому что наш ИГИЛ, но мы понимаем, что вы там ничего не сделаете, поэтому хрен с вами, потренируйтесь". Вот логика американцев.

 

Но для нас это - попытка перейти в категорию Германии, Франции, Австрии, то есть изменить наш статус в системе отношений с американцами. У нас нет сил поставить вопрос суверенитета, просто нет сил. Мы не набрали, нас настолько за 20 лет ослабили, что мы не готовы даже поставить вопрос суверенитета. Вот вам отсюда и эти манёвры все. Это серьёзное маневрирование гениального человека в условии гигантского недостатка сил, когда он вынужден одним батальоном делать вид, что у него целый полк, условно говоря, военным языком. Что, кстати, тоже есть военная хитрость.

 

Вот этот сейчас процесс и идёт. Конечно, мы хотели бы из стадии 3, 4, то есть вассал-колония, ликвидация перескочить в стадию суверенитета, но на это просто не хватает никаких сил. Поэтому хотя бы мы ставим задачу - вассал, то есть переместиться из стадии колония, освободиться от колониальной приставки.

 

Артём Войтенков: Путин достаточно жёстко говорил про американцев и в своей речи в ООН, когда он прилетал в Нью-Йорк, и на конференции с журналистами.

 

Евгений Фёдоров: Вы правы, я говорю о сложившейся расстановке. Просто в расстановки сил Путин не единственный вектор сил. В расстановки сил, не забывайте, - 10 тысяч проамериканских чиновников и олигархов. Куда вы их денете? Это силы? Да, силы. Их учитывать надо? Надо. Взаимоотношения с ними - есть компромисс, мы этот компромисс и наблюдаем. Вы же задавали вопрос, почему он не ругал Центральный Банк, я вам отвечаю, что ругать Центральный Банк бессмысленно, если ты не хочешь с ним воевать. А если у тебя нет сил с ним воевать, значит, ты будешь его гладить по головке и говорить: "Да всё нормально, всё хорошо, главное не злись на меня, я ничего против тебя, камня за пазухой не держу. Ту мою речь, которую я говорил, что вас национал-предателей, пятую колону надо чистить это всё, уже такого нет". Вот о чём речь. Может ли Центральный Банк свергнуть национального лидера? Конечно, может.

 

Артём Войтенков: Да запросто.

 

Евгений Фёдоров: Вот об этом и речь. В этой ситуации либо ты его свергаешь, либо он тебя. А сейчас компромисс паритета - я тебя не свергаю, ты меня свергаешь, но не сильно. А как вы хотите? Расстановка сил. Я, почему и обижаюсь, честно вам скажу, на народ, который не вышел в поддержку национального лидера в решающих событиях, что сегодняшние события – снижение жизненного уровня есть результат этого решения людей, которые не захотели включиться в борьбу на стороне национального лидера, в необходимых масштабах, конечно. Какое-то количество было людей, но недостаточное. НОДовцы были, а широкая масса людей не пришли, хотя в День Победы они были. То есть потенциал-то в принципе есть, это ещё особенно дважды обидно.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а какие ещё изменения кроме этого произошли за год 2015-ый по вашему мнению? Во внутренней, внешней политики нашей страны.

 

Евгений Фёдоров: А всё определил уже 14-ый год, главные события произошли в 14-ом году – на нас напали. Всё остальное - следствие этих событий. Крым - это следствие этих событий. Мы Крымом дали понять, что мы будем стоять за себя, просто у нас сил нет, то есть мы дали сигнал, но этот сигнал не обеспечен был необходимыми силами политическими, народными, эмоциональными, идеологическими и так далее. Вот в этом проблема. То есть мы сказали: "Не отдадим". А – пусто, вот маневрируем.

 

Артём Войтенков: Вы, кстати, в одном из роликов, по-моему, снятом ещё в 2013-ом году, вы говорили, что Путин в 2014-ом будет брыкаться против американцев.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Что и получилось.

 

Евгений Фёдоров: Да, что и получилось, правильно. На самом деле он сжёг мосты. Из сегодняшней конструкции других вариантов кроме как негативных в личном плане его судьбы, либо победа, либо смерть, вы не забывайте, и других вариантов, кроме как потерять российское государство, я просто не вижу. Геополитика. Почему я обижаюсь на людей, которые этого не понимают - нет других вариантов. Просто отсутствуют варианты, иначе как прекратить существование, как нации и как государства, либо победить. К победе мы не готовы. Но вариантов нет. Просто в этой развилке геополитической после нападения на нас - вариантов нет.

 

Сегодняшняя конструкция напоминает: ни мира, ни войны, Троцкого. Это конструкция, которая приводит к тому, что мы отступим, выходим на ликвидацию. Там тогда при Троцком договорились по Брестскому миру, отдали полстраны. Сегодня не будет такого договора, в этом и вопрос. То есть нация не готова реагировать на вызов времени стандартно, то есть в защиту своего Отечества с чёткими ориентирами.

 

И очень интересно. Вы смотрели речь Путина, когда он говорил, что американцы, европейцы, ну американцы считают, что мы хотим восстановить Советский Союз. Смотрели? Хотите ли вы жить без рук и без ног? Если вы будете меня уговаривать, что вы такой человек своеобразный, что вы хотите жить без рук и без ног, наверное, я вам не поверю.

 

Артём Войтенков: Знаете, то, что касается лично людей, почему-то не переносится ими на всё государство. Есть несовпадение. Что лично для себя я буду считать вот так, но для государства почему-то я могу считать, что оно может быть как-то по-другому.

 

Евгений Фёдоров: Мы единый организм всего Советского Союза. Единый организм не потому, что люди что-то в головах хотят того или другого, а потому что Советский Союз создан или защитил себя в результате победы в мировой войне, в которой погибло 30 миллионов граждан Советского Союза, в которой погибло 100 миллионов граждан планеты Земля. И по результатам этого высочайшего напряжения всех наций, всех сил всех наций и всех государств, сформированного послевоенного устройства. Отменить это устройство может только третья мировая война.

 

Артём Войтенков: Которая уже идет, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Нет, она не идёт. Отменить итоги второй мировой войны может только новые 100 миллионов убитых и замученных, уничтоженных людей.

 

Артём Войтенков: Так это будет.

 

Евгений Фёдоров: Это будет или не будет - это другой вопрос.

 

Артём Войтенков: По-моему, это будет неизбежно.

 

Евгений Фёдоров: Я как раз не уверен. Я как раз вижу, что эту планку должны проскочить американцы. То есть американцы должны принять для себя решение, что они пойдут в риски третьей мировой войны. То есть если они осознают это, то есть они решат: за то влияние, которое мы имеем, за сохранение однополярного мира, колониального мира - мы готовы пойти на риски, в которых будет убито 100 миллионов человек, из которых какое-то количество будет и американцев. Но важно даже не это. Эти риски могут так развернуться, что Америка может просто погибнуть в этих рисках. Всё-таки ядерное оружие, во второй мировой войне его всё-таки не было. Готовы ли они на это? Когда был Карибский кризис они на это были не готовы, хотя сильнее были в 10 раз. Соотношение рисков считаете?

 

Артём Войтенков: Там не по отношению зарядов это. По отношению зарядов у них было больше. А там же общая система противоракетной обороны.

 

Евгений Фёдоров: Какая была в Карибский кризис противоракетная оборона? Вообще её не было, совсем. Хрущёвские времена. ПВО было, да, но ПВО абсолютно не прикрывало от стратегических американских бомбардировщиков. Они отлично знали, что они уничтожат, что у них сил для уничтожения Советского Союза в 10 раз больше, чем у Советского Союза по отношению к американцам.

 

Артём Войтенков: Но, тем не менее, они просчитывали, что они всё равно не смогут всё добить и не получить бомбу в ответ.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, получат, потому что на Кубе стояли ракеты.

 

Артём Войтенков: Ну вот.

 

Евгений Фёдоров: Да, но эти ракеты бы их не уничтожили, они бы уничтожили там города.

 

Артём Войтенков: Такая байка ходит, что курсантам в Советском Союзе рассказывает старый генерал и говорит: "Вам, товарищи курсанты, нужно в Америку запустить только одну ядерную бомбу в район Великих озёр. Мы умрём все быстро, зато они будут все умирать очень долго, но всё равно все умрут".

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. То есть, когда идёт анализ, то мы понимаем, что тогда они в условиях в 10 раз более слабого Советского Союза, приняли в своём анализе ситуацию, что риски (риски же это не обязательно смерть, это просто вероятность смерти) - будут слишком высоки.

 

Я сейчас вам говорю о них, потому что они определяют сегодня, они наступающие, они определяют меру своей как бы жёсткости в защите своих интересов в виде победы 91-го года. Они определяют эту меру. И мой анализ личный, как аналитика, что они не готовы на третью мировую войну, на риски, связанные с третьей мировой войной, - не готовы, просто видно это, они не готовы.

 

Артём Войтенков: Но подождите, сейчас же война идёт совершенно в другом формате. Правильно? Это не линии фронтов, как во второй мировой войне. Это терроризм, это оранжевая революция, вы же сами про это говорите, высокоточное оружие.

 

Евгений Фёдоров: Это всё - условно обманная технология.

 

Артём Войтенков: Ну как обманная? Ничего себе - всю Северную Африку снесли с Ближним Востоком.

 

Евгений Фёдоров: Да, снесли всю Северную Африку с Ближним Востоком, потому что Россия не готова была прикрывать Ближний Восток и Африку, как она готова была прикрывать во времена, например, кризиса Израиля, Египет. Помните? Когда после победы Израиля Советский Союз сказал: "Мы применим ядерное оружие, если Израиль не остановит своё наступление". Например. То есть всё это происходит там, потому что нас нет.

 

Речь-то о другом идёт. Ядерная война, она либо всеобщая, либо никакая. Ядерное оружие не позволяет американцам принять решение о третьей мировой войне. А раз оно не позволяет им принять решение о третьей мировой войне, значит, мы от неё гарантированы. Гарантированы мы, а это означает, что мы эту гарантию можем перейти к решению проблем восстановления нашей государственности в международно-признанных границах. Вот о чём я хочу сказать.

 

Артём Войтенков: Возможности это понятно, возможности есть. Но на мой взгляд войнушка давно уже началась. То есть, то в Китае что-то рванёт, а потом в Америке что-то рванёт какие-то заводы.

 

Евгений Фёдоров: Естественно и будет рвать, пока мы не победим. Просто у каждого своё понятие победы.

- У американцев понятие победы - ликвидация России.

- У нас понятие победы – не ликвидация Америки, у нас понятие победы – восстановление наших национальных границ.

Понимаете разницу? Если мы поднимаем ставки, то мы просто с Америкой должны договориться о восстановлении границ 91-го года, по факту. Это означает, что мы победили. Мир ушёл обратно к категории двухполярности, многополярности, как он был по итогам второй мировой войны, а не просто так.

 

Артём Войтенков: Подождите, вы же сами рассказывали, что мир в этом случае в категории двухполярности не войдёт, потому что, если мы собираем обратно хотя бы часть Советского Союза, мы не слушаемся американцев, все страны на это смотрят, говорят: "А мы не будем брать ваши американские зелёные доллары, не будем слушаться ваших авианосцев, и до свидания, американцы".

 

Евгений Фёдоров: В том случае, если американцы с нами не договорятся, произойдёт ваш сценарий. А если они с нами договорятся, что хочет значительная часть сил в России, как компромисс, то в этом случае что произойдёт? Мы бросаем наших союзников под названием Китай, Индия, и просто договариваемся в масштабах Российской Федерации о статусе, например, Германии или Франции вот и всё, в экономике. Вот этот манёвр зависит от нас и теоретически такое возможно. Для американцев это, конечно, сильный удар, сильный ущерб, потому что им придётся залатывать дыру не только в отношении России, но и в отношении 90% человечества, усиливать давление на Китай и так далее, но теоретически есть и такой вариант. То есть манёвры идёт вокруг этих вариантов.

 

Я хочу сказать о другом. Наличие ядерного оружия гарантирует от третьей мировой войны. Это лучшая гарантия. Не случайно генеральный секретарь ООН выступил вдруг неожиданно с предложением убрать ядерное оружие, то есть провести резкое всеобщее ядерное разоружение.

 

Артём Войтенков: А кто его послушается?

 

Евгений Фёдоров: Это прощупывание американцев через него позиций. То есть снятие ядерного оружия означает - третья мировая война, это же понятно. То есть, если всё ядерное оружие ликвидировали, начинается третья мировая.

 

Артём Войтенков: Война начинается с танками.

 

Евгений Фёдоров: Она уже началась. Но в сегодняшних условиях у нас есть возможность восстановить границы. Просто если мы не восстановим границы, то мы гарантировано погибаем. То есть возникает эффект, что мы, сдав Донбасс, сдав Крым, мы сдадим Москву, Питер, Владивосток и так далее, потому что это вещи одного порядка. Но сил для того, чтобы удержать Москву, Питер и Владивосток нужно ровно столько же, сколько восстановить границы 91-го года. Мало того это и есть окончание войны для нас в сегодняшних условиях. Если мы этот этап исторический не проскакиваем, уходим в жёсткое противостояние, тогда, наверное, ставки будут резко расти. То есть в этом случае нам придётся то, что называется, брать некоторые столицы в Европе, как мы это делали в 45-ом году.

 

Артём Войтенков: То есть если мы с американцами не договариваемся о повышении статуса России, тогда война именно такая уже, пешеходная, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Если мы с американцами не договоримся о повышении статуса России, который не договором идёт, а де-факто идёт.

- Мы просто де-факто проводим судебное заседание, выясняем госпереворот 91-го года.

- На этом основании мы предъявляем претензии на границы 91-го года.

- И тут, с этих позиций ведём переговоры на базе международного права.

 

Артём Войтенков: Да кто вы такие? Пошли вон.

 

Евгений Фёдоров: Кто это скажет?

 

Артём Войтенков: Американцы.

 

Евгений Фёдоров: Да, пожалуйста. Но их слово здесь ничего не значит.

 

Артём Войтенков: Почему? Вы же сами говорите, что у нас там тысячи чиновников подчиняются, олигархи подчиняются.

 

Евгений Фёдоров: Мы через эту схему их обыгрываем. То есть мы этих чиновников, олигархов им даём альтернативную… Вот сейчас они уверены, что американцы победят, просто они понимают, что всё идёт к их победе. Надо выждать, с Путиным не ругаться, чтобы не оказаться крайним, да и вообще они трусоватые ребята. Но в принципе они уверены, что всё будет хорошо, победа состоится. Если бы они не были уверены в победе американцев, они бы сейчас кинули свои капиталы и переехали бы в Россию, а этого не произошло. То есть выбор они давно сделали. Просто они не сделали выбор воевать с Путиным и он не сделал выбор воевать с ними, как бы у них холодное перемирие, он с ними встречается.

Суть его встречи, последняя была с олигархами - "Ребята, я делаю всё, что могу, чтобы договориться с американцами. Видите, я не против порядка, по которому вы являетесь агентами Соединённых Штатов Америки, я с вами разговариваю".

 

Но исторически мы выиграем, только если мы вернёмся в нормальную историческую логику. А нормальная историческая логика – это границы 91-го года и суверенитет внутри России. И тогда эти же самые олигархи, они не будут нашими врагами, может кто-то и будет конечно. Они поймут, что это всерьёз, а значит у них есть шанс хотя бы один из ста или из 10, что они могут остаться в живых, и с ними ничего сильного не произойдёт. Ну может, потеряют 2/3 капитала, ничего страшного.

 

Артём Войтенков: Но не расстреляют.

 

Евгений Фёдоров: Ну конечно. Потому что в Лондоне их тоже не ждут, они это понимают. Вот в чём вопрос. То есть от того, что мы, народ не вышел в поддержку Путина, не был запущен сценарий жёсткого перехвата правления. Это плохо.

 

Артём Войтенков: Может, мягкий переход это тоже неплохо. А что вы говорили про взятие европейской столицы? Это, в каком случае?

 

Евгений Фёдоров: Что делает армия, когда затягивается война и противостояние? Расширяет фронт. Это традиционная военная тактика. То есть расширяет зону воздействия.

 

Артём Войтенков: То есть, когда уже позиционная война, и ни одна, ни другая сторона не может друг дружку промять, то идут обходной?

 

Евгений Фёдоров: Мы её сейчас и наблюдаем в геополитическом значении этого слова. То есть война с Россией через Киев, Донбасс не получилась по разным причинам. Что значит происходит? Значит, будет расширяться фронт. Появился фронт Сирии. Не получилось? Фронт, как будет расширяться? Появится фронт, например, в Грузии. Попытаются сделать в Молдавии, Приднестровье. Не получится, дальше - фронт против Китая. Для этого американцы готовят Японию. Я даю прогноз, что в следующем году будут конфликты Японии с Китаем просто потому, что американцам это надо. То есть они начинают расширять фронт. Потому что у них не получилось продавить сходу блицкригом после февраля месяца и госпереворота в Киеве. То есть в принципе, мы находимся в ситуации геополитического отступления, но американцы тоже, - у них нет побед. То есть это отступление, в котором они давят, давят, давят, но гарантированных побед они не имеют. Они расширяют вынужденно фронт.

 

Артём Войтенков: То есть они завязли на Украине, они завязли в Сирии достаточно давно, кстати.

 

Евгений Фёдоров: В Афганистане, и так далее. Поэтому ставки растут, накапливаются. Но ещё раз говорю - насколько мы готовы терпеть. Насколько наш народ готов терпеть падение жизненного уровня, не решив проблему радикально и быстро. Как говорится, лучше ужас на коне, чем ужас без конца. Вот где это должно это произойти? Где должен произойти перелом общественного сознания в сторону активизации своей политической и личностной поддержки национального лидера и национально-освободительного движения в России? Это главный вопрос. Это переломный момент. Если говорить о тактических вещах, мы понимаем, что американцы основные усилия в следующем году сосредоточат на выборах в Госдуму.

 

Артём Войтенков: Которые будет осенью.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А зачем сосредотачивать, если и так вся Госдума слушается, и при следующих выборах, как вы сами рассказываете, депутаты ходят на работу, всё будет то же самое.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они будут ходить на работы, выполнять приказы США.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Но они не будут свергать Путина. То есть это другое качество. Они не будут ликвидировать своё государство. Они не будут действовать активно с целью резни на улицах наших городов.

 

Артём Войтенков: То есть, нужны более жёсткие депутаты, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Нужны более жёсткие депутаты, нужны антипутинские депутаты. В Госдуме большинство - это Единая Россия. Это партия, она да, работает в системе Думы внешнего управления, но она не готова быть антипутинской. Поэтому для них важно, чтобы в Госдуму прошли партии на протесте против Путина. И вообще для них важно организовать протестное голосование. Для того, чтобы был протестное голосование, им необходимо сосредоточить негатив в узком промежутке времени. Именно поэтому они не стали дожимать вопрос с дальнобойщиками, хотя могли бы.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть они как бы отложили вопрос. В начале они дали команду "Фас" Навальному, он вроде бы побежал вперёд: "Ура! Ура!". Средствам массовой информации надо создавать иллюзию бунта дальнобойщиков, потому что никто их не видел.

 

Артём Войтенков: Почему? Они же в регионах стояли. И в Москве, Химках.

 

Евгений Фёдоров: В Химках пятнадцать фур стояло? В Химках стояло пятнадцать фур. Наши люди были – стояло пятнадцать фур. Они там всегда стоят. Странно, что пятнадцать, а не пятьдесят. То есть это был созданный искусственный блеф. В этом и логика Навального. То есть берётся какая-то часть протеста, этот протест удесятеряется средствами массовой информации и пропагандой, формируются лидеры от Соединённых Штатов Америки, типа Расторгуев, Гуляев, вот эти боевики Навального, которые возглавили этот протест. И дальше они эскалируют протест уже в отношении, ведя переговоры с властью. Даже не с властью, а с Пятой колонной во власти о капитуляции власти, вот такая конструкция.

 

Артём Войтенков: Там у них были такие требования, заранее невыполнимые вообще никем. Если их почитать, то становится понятно, что их точно не выполнить.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, они не дураки. Эти требования оказались, как бы высвечены технологически. То есть они не сумели вытащить информационное сопровождение своего бунта. Вот и всё. Поэтому они как бы отступили. Вопрос в другом, могли бы американцы дожать вопрос? Могли бы. Они посчитали, что сейчас это не надо. И соответственно, Навальным, его репутацией немножко пожертвовали. А что им, жалко, что ли? Не жалко, он пешка для них и всё. Но само по себе технологически - у них олигархи остались, резкое увольнение с предприятия - в их распоряжении. То есть, связанные с ними, участвующие в заговоре олигархи, спокойно могут уволить несколько миллионов человек рабочих, и купить им билеты в Москву. Не сложно.

 

То есть эта компонента у них осталась. Просто они её не использовали сейчас, в контексте дальнобойщиков. Они как бы проверили пробу сил - не пошло, остановились. Но они её используют? Используют. Когда? Накануне выборов. Условно говоря, за несколько месяцев до выборов. Это означает, что мы можем прогнозировать на следующий год резкое обострение ситуации за несколько месяцев до выборов с целью обеспечить протестное голосование на выборах, и выбить Путина из Государственной Думы.

 

Артём Войтенков: Всех с Новым годом.

 

Евгений Фёдоров: Это борьба. Обратите внимание, допустим, Великая Отечественная война. До зимы 1941-1942 года немцы наступали. Дальше возникла битва под Москвой. Немцев отбили в битве под Москвой, и возникло определённое затишье. Следующий этап наступления был после переосмысления Гитлером тотального характера войны. То есть он уже начал тотально переходить к тотальной войне. Он провёл новую мобилизацию, подтянул новые танки, подтянул новую технику, модернизировал армию и пошёл в генеральное наступление на юг и на Волгоград, на Сталинград. То есть Гитлеру понадобилось некоторое время для переформатирования своей борьбы.

 

То же самое у американцев. Они как бы наступали на нас через Киев. Их наступление продвинулось, как под Москвой. Всё-таки взять Смоленск, Брест, Киев и так далее, но захлебнулось, остановилось. Сейчас они переформатируются, и будут наступать уже по всему фронту мировому. Включат Японию, включат своих союзников и будут долбать Китай, Индию, Россию, как бы более широкая площадка, расширят фронт. И активизируют борьбу внутри России. Но если мы выдерживаем этот следующий год, если мы выдерживаем переформатирование на выборах, то мы переходим к победе.

 

То есть фактически Сталинград у нас будет в районе выборов в Государственную Думу. Если говорить военно-аналогичным языком. Но с точки зрения того, что не победа в Сталинграде, а события Сталинграда. Потому что мы сейчас не знаем, победим лм мы в нашем Сталинграде в следующем году в контексте выборов в Думу или нет. Мы это пока не знаем. Мы могли проиграть Сталинград? Могли. И тогда может быть, Сталинград был бы где-то, допустим, в Свердловске, в Екатеринбурге. Могла быть такая историческая динамика событий? Могла. То есть сама по себе победа в Сталинграде, это нам в каком-то смысле повезло перехватить инициативу именно тогда, в период этой битвы. А в принципе враг мог перекинуться через Волгу, и может быть, мы бы сдались тогда. А может следующая битва сталинградская была на Урале, и мы откатились от Урала к Берлину. Всякое могло быть.

 

Артём Войтенков: Ну да. Получается, если протестное голосование, то сначала надо устроить условия для протестного голосования, зарплату понизить, чтоб всё было плохо. Им надо подкатить своих кандидатов каких-то?

 

Евгений Фёдоров: Нет, им просто нужны люди, не интегрированные в систему власти Путина и всё.

 

Артём Войтенков: А какая у Путина система власти, если вы говорите, что все чиновники и партии голосуют по американским бумажкам?

 

Евгений Фёдоров: Да. Но это они голосуют по бумажкам за системные законы, а не за ручные. Кадры не относятся к системным законам, например. То есть Дума нужна для перехвата. Чтобы было понятно:

- системный закон - это меняющий систему,

- ручные законы - они носят точечный характер.

Но есть такие точечные законы, которые меняют систему, но не сразу, а создают новую реальность, которая меняет систему. Например, точечный закон по Крыму. То есть реформа Конституции по Крыму и в самом Крыму, когда собрали депутатов вежливые люди, заставили их проголосовать за референдум. После чего там запущен был другой сценарий.

 

В экономике это сценарий нулевых процентных ставок. Почему мы и говорим, нулевые ставки должны быть введены директивно. Слово "директивно" прозвучало из уст Путина в этом вопросе. Когда он отвечал на вопрос по ставкам, он сказал, что мы же не можем, чтобы ставки были назначены директивно. Это напоминает историю с терновым кустом - только в куст терновый не бросайте. Жареный петух здорово клюнет, сможем. Вот я вам отвечаю. Сейчас не можем, потому что мы такие вежливые, ласковые, ни с кем не воюем, пятой колонне мы пока не готовы объявить войну. А когда кирдык наступит, клюнет, ОМОН пойдёт в Центральный Банк и директивно объявит ставку. Мне это слово понравилось. Возьмём из арсенала Путина это слово "директивное обнуление ставки".

 

Артём Войтенков: Хорошо. Но Путин же всё равно не командует всеми депутатами, всех партий на местах где-то, в каких-то районах. Такой же вертикали нет от Путина? Есть от партий.

 

Евгений Фёдоров: Он не может менять систему. Но он может провести, условно говоря, двухдневную, трёхдневную мобилизацию. То есть он может ручным образом пробить один, два, три вопроса, из которых могут быть вопросы радикального характера. Я вам называю: нулевая ставка, вопрос референдума и вопрос чрезвычайных полномочий. На самом деле это всё вместе.

 

Мы вообще исходим из того. План НОДа заключается в том, что Путин получает чрезвычайные полномочия. И ручным образом мы пробиваем вопрос чрезвычайных полномочий, в том числе при поддержке народа, когда он позовёт, а не когда-то.

 

Зачем Путину нужны чрезвычайные полномочия?

Провести реформы, которые закончатся референдумом по Конституции. То есть закончатся Конституционной реформой. То есть он, получив чрезвычайные полномочия, в экономике он первым же указом обнуляет процентные ставки в Центральном Банке. Просто ноль - процентные ставки. Там все заорут, закричат. Но мы же американцев уже не боимся? Мы понимаем, что они не устроят ядерную войну. А значит, если мы их не боимся по-крупному, зачем нам их бояться по мелочи? Объявляется нулевая ставка, запускается вопрос переформатирования экономики на суверенитет, деоффшоризация, деколонизация, причём она запустится автоматически. Вот принять решение долгосрочного характера, у него прав нет. А вручную принять решение разового характера, меняющего всю архитектуру системы, можно. И это решение, это как раз и есть нулевые ставки.

 

Артём Войтенков: А нулевая ставка это, в общем-то, начало, да? Такой старт - мячик толкнули и он покатился.

 

Евгений Фёдоров: Пошёл, покатился, началась жуткая история. Но суть этой жуткой истории - из России поехали не нужные никому доллары. Вот, кстати объём долларов, я попросил новую справочку, мне дали - шестьсот миллиардов долларов. А теперь возьмите и умножьте, какой курс сегодня был?

 

Артём Войтенков: Я даже не смотрел сегодня. Семьдесят, по-моему.

 

Евгений Фёдоров: Шестьсот миллиардов умножаем на семьдесят, получаем сорок два триллиона рублей. А рублей в России по-прежнему пятнадцать триллионов по агрегату М1. Вот эти шестьдесят два триллиона рублей в случае обнуления ставки вылетают из страны, как пробка из бутылки.

 

Артём Войтенков: Для этого можно ядерную войну развязать, ради такого.

 

Евгений Фёдоров: Умрёшь. Если мы понимаем с вами, мы это проанализировали, что американцы не готовы к ядерной войне, как они не готовы были в Карибский кризис, значит, они проглотят это решение. Но только оно здесь должно созреть. Да, это риски. Вот и всё. Сорок два триллиона рублей попадают в российскую экономику после одного решения Центрального Банка о нулевой ставке. После чего эти деньги начинают осваивать весь российский бизнес, все российские предприниматели. Что приводит к росту зарплат сразу же, ровно на вторые дни - тут же пошли освоения проектов, и обнуление инфляции. Дальше пошла политика количественного спроса.

 

То есть это означает: повышающиеся зарплаты граждан приводят к тому, что они увеличивают потребление. И начинают, например, по ипотеке строить большое количество жилья. Ипотека же тоже становится один процент. В сравнении, допустим с немцами, на каждого российского гражданина у нас жилья в два раза меньше. Значит, мы можем предположить, что каждый гражданин в среднем захочет удвоить квадратные метры, на которых он живёт со своей семьёй.

 

Артём Войтенков: По-моему, это основная проблема, это жильё для обычного человека.

 

Евгений Фёдоров: Нулевыми ставками мы запускаем экономику спроса по линии жилья на второй день сразу. Вот и пошёл процесс. То есть мы переломили ситуацию, и у нас пошла резкая экономика спроса. Что означает автоматически рост благосостояния граждан России. Что в свою очередь создаёт базу для укрепления Путина и Конституционной реформы. Это аналогично тому, как в своё время указ Ельцина, издал о свободе торговли, и в магазинах вдруг появились все товары. Помните, было такое?

 

Артём Войтенков: Я помню, что до этого они все исчезли после указа Гайдара.

 

Евгений Фёдоров: Да. А потом был указ Ельцина, товары все появились. И на этой истории удалось задурить народ, и он принял эту оккупационную Конституцию.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Значит, в следующем году всем будет плохо, особенно ближе к выборам.

 

Евгений Фёдоров: Как только люди не захотят, чтобы им плохо не было.

 

Артём Войтенков: А люди не захотят, совершенно точно - не захотят.

 

Евгений Фёдоров: Значит, будет плохо. Нет, какое-то количество захочет. НОД за этот год удвоился, это не случайно. Какое-то количество людей захочет.

 

Артём Войтенков: Я говорю про общее.

 

Евгений Фёдоров: Условно говоря, если мы вытаскиваем на те пятнадцать миллионов, которые уже вышли на улицу под лозунгами НОДа, мы побеждаем.

 

Артём Войтенков: В следующем году это маловероятно.

 

Евгений Фёдоров: Подождите, это маловероятно пока ларьки не загорелись.

 

Артём Войтенков: Кто будет жечь эти ларьки, как это всё будет происходить?

 

Евгений Фёдоров: Навальный будет жечь, это понятно.

 

Артём Войтенков: Лично Навальный не будет.

 

Евгений Фёдоров: Боевики, есть кому. Украинские боевики, которых сюда пришлют. Навальный же предлагал дальнобойщикам идти на Кремль на фурах. Вы же Москву видели?

 

Артём Войтенков: Навальный очень часто говорит такие решения, которые сразу же кажутся смешными, очень часто.

 

Евгений Фёдоров: Он же мобилизовывал свою систему на это. Приехать в Москву на фуре к Кремлю невозможно без нарушения закона, предлагал начать беспорядки.

 

Артём Войтенков: Он знал, что их просто остановят и всё. Поэтому все его призывы, это просто ля-ля языком.

 

Евгений Фёдоров: Остановят в том случае, если американцам не удастся перехватить генералов. Сейчас недавно вышел фильм информационный о том, как американцы устраивали заговор против Асада. Они скупали генералов пачками. А кто остановит фуры? Генералы - полиция, МВД, армия. Если генерал подкуплен, никто не остановит. Три миллиона долларов на генерала, если он ничего не будет делать в нужный момент. То есть не транслирует команду.

 

Артём Войтенков: Это у них такие расценки?

 

Евгений Фёдоров: Да. Фильм же был.

 

Артём Войтенков: Да. Вообще-то наши генералы не слишком от сирийских отличаются.

 

Евгений Фёдоров: С украинскими была та же история - по три миллиона выдавали долларов, когда был госпереворот против Януковича. То же самое было. Что вы думаете, генералы вдруг Януковича решили не защищать, и все его кинули. Потому что поработал посол.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что тот же самый сценарий ждёт и нас.

 

Евгений Фёдоров: Я бы так сказал - этот сценарий прописан в плане посла. А получится этот сценарий или нет - это есть результат борьбы. Поэтому им нужно снижение жизненного уровня для целей подготовки сценарий госпереворота. Вот для чего им это надо. Пока у них этот сценарий не получается. То есть они откладывают его. Но посмотрим риски. Важно, ещё раз говорю, чтобы люди приняли решение не просто разово дать полномочия Путину, а чтобы люди приняли решение дойти до конца, до восстановления суверенитета страны.

 

Артём Войтенков: Это, конечно хорошо, но для этого нужно понять, что такое суверенитет, что такое независимость, работа органов госуправления. А это объясняете, по-моему, только вы по правде. А кто вас смотрит? Сто тысяч, двести и всё. Поэтому вот.

 

Евгений Фёдоров: Нет, Артём, я с вами не согласен. Это всё-таки генетическая память есть. И я всегда исхожу из того, что сегодняшняя ситуация ничем не отличается от предыдущих ситуаций за полторы тысячи лет нашей истории. Это значит, если мы тогда находили все силы в нужный момент, правда после сдачи Киева и Харькова, но находили, значит, найдём и сейчас.

 

То есть я воспринимаю падение жизненного уровня, как динамику подготовки российской нации к освобождению. Как мёртвую воду, которой поливают прежде, чем полить живой водой. Живая вода – нулевые ставки. То есть решить проблему Путин может за один день всех этих низких зарплат, лишения пенсий, секвестра бюджета и всего остального. За один день. Просто ему надо дать для этого власть. А власть он может получить только от поддержки народа, больше ниоткуда. Вот это главный вопрос. Поэтому я следующий год рассматриваю очень оптимистично в отличие от вас, судя по всему.

 

Артём Войтенков: Я знаю, вы всегда радуетесь, когда плохо становится. У вас оптимизм повышается.

 

Евгений Фёдоров: Потому что я понимаю, что пройти испытание ради Родины можно. И в каком-то смысле сегодняшнюю ситуацию я рассматриваю… Никогда не травили тараканов? Одеваешь такой резиновый костюм, маску, чтобы дышать, и ухудшаешь вокруг себя условия жизни. Ты готов - ты в маске и в костюме. Тараканы – нет. Они - умирают, ты - остаёшься. Русский человек ради Отечества, на мой взгляд, готов потерпеть резкое снижение качества жизни. А вот национал-предатели, пятая колонна - нет, они умрут. Вот это и есть период мёртвой воды, который мы сейчас проходим.

 

Главное, людям надо понимать, за что они терпят. Что они терпят не просто так. Они терпят в условиях внешней интервенции за своё Отечество. И вознаграждение за их терпение будет:

- Восстановление Российского государства в границах 1991 года,

- И восстановление их личного благосостояния с точки зрения возможностей российской нации и государства раз в пятнадцать-двадцать, которые мы имели в 1991 году.

- И в геополитическом масштабе восстановление нашего Отечества, как минимум второго центра полюса мировой власти, или минимум одного из полюсов небольшой многополярности - три, четыре, пять государств: Америка, Китай, Европа и так далее.

Вот о чём и речь. Поэтому очень радостные ожидания от будущего года.

 

Артём Войтенков: Значит, будет совсем плохо всё.

 

Евгений Фёдоров: Наоборот, очень радостные ожидания от будущего года.

Ещё раз хочу пожелать счастья, удачи всем. Это и есть русское чудо, когда мы из поражения, как феникс, выходим победителями. Поэтому я очень оптимистично смотрю на события.

 

Я вижу, что русский народ не скурвился, что он не готов сдать своё Отечество. Он ещё не готов его отвоевать. Но важно, что он не готов его сдать. Мог бы и ключи, как в Европе, вынести на золотой подушечке вместе с Путиным. Впереди выносят ключи, а сзади выносят Путина. Но не готов. А это означает, что мы вошли в русский сценарий русского чуда, в котором мы всегда побеждаем.

 

Ещё раз всех приветствую с Новым годом.

Уверен, что мы победим в следующем году!

И желаю, чтобы в этой победе русского народа и государства, каждый нашёл своё место победителя.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (950 мб)
Видео MP4 640x360 (365 мб)
Видео MP4 320х180 (203 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (29 мб)
Звук 32kbps MP3 (29 мб)
Звук 64kbps MP3 (43 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (67 мб)

Текст:
EPUB (169.36 КБ)
FB2 (336.53 КБ)
RTF (538.64 КБ)

Коммунизм швейцарских банков

В Швейцарии банки дают кредиты и не требуют уплаты долга.
Так как банки создают деньги из ничего, то не настаивают на возвращении кредита.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (23 мб)
Видео MP4 640x360 (9 мб)
Видео MP4 320х180 (5 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (2 мб)

Текст:
EPUB ()
FB2 ()
RTF ()

Внешний и внутренний доллар

США выпускают два разных доллара: один для внутреннего оборота, другой - для внешнего.
Внешний доллар предназначен для сбора дани с других государств и покупки полезных ископаемых, товаров, людей.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Внешний и внутренний доллар

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_dva_dollara

 

часть из беседы с Евгением Фёдоровым 1 июля 2012

http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2012-07-01

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

Артём Войтенков -  http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров:Те доллары, которые в Америке носят внешний оборот… В Америке есть внутренний оборот и внешний - это разные доллары, они выглядят одинаково, но у них разные номера и разные технологии оборота. То есть внутри Соединённых Штатов Америки нельзя оборачиваться иностранным долларам. Если вы поедете с долларами, которые вы купили в России, в Соединённые Штаты, вы на них что-то купить можете, но банк изымет ваши доллары по номерам и вывезет их с территории Соединенных Штатов Америки. Поскольку вас будет не много таких, которые из России привозят доллары и меняют, то эта работает система вот так. А если таких будет много, то американцы просто прекратят приём иностранных долларов на территории Соединенных Штатов Америки - и всё. И вы окажетесь с этими долларами, с пустыми бумажками.

 

Артём Войтенков: Почему американцы так делают? Почему у них разные?

 

Евгений Фёдоров:А потому, что у них есть оккупационный доллар внешний, и внутренняя национальная валюта. У меня отец был в оккупации мальчишкой во время Великой Отечественной войны в Новгородской области в Демьянском районе. Так вот на оккупированной территории СССР немцы выпустили так называемую оккупационную рейхсмарку. Они не свои марки там использовали, они выпускали вот такие пустые бумажки, обеспеченные военной силой немецких комендатур. Но за эти бумажки они выбирали абсолютно всё, что не отнимали. Потому что часть они отнимали, допустим, чернозём из воронежской области они вывозили. А часть они как бы выкупали у населения: продовольствие, товары народного потребления и вывозили это в Германию. Но реально это были просто пустые бумажки. То есть комендатуры выпускали эти пустые бумажки, на них покупали реальные продукты, реальные товары у оккупированного населения и вывозили в Германию для немецкого народа. Фактически это была форма изъятия этих товаров. Вот, как фильм "Сорок первый", - помните, такая расписка: "Я для революционных нужд изъял у тебя коня". Ясно, что это ерунда!

 

Вот это та же история. Мы чётко должны понимать: американцы для своих выпускают реальный доллар (то есть обеспеченный), и этот доллар внутри Соединённых Штатов является достаточно реальной валютой. А для внешних колоний они выпускают пустышку, пустую бумажку. Но баланс этой бумажки мягкий. То есть вы на неё можете поменять что-то, когда хотите, но как только таких будет много - например, начнётся мировой кризис экономический или ещё что-то, - и туда повезут доллары в больших количествах, и от них просто откажутся. Их перестанут принимать сами американцы. Они будут требовать только внутренних долларов, а их у вас нет. Потому что Центральный Банк ваш и других стран менял национальную валюту на виртуальные доллары. Так устроена американская система: экономическая и резервная система - ФРС.

 

Артём Войтенков: Так она пасёт все страны?

 

Евгений Фёдоров:Конечно. Как американцы могут собирать половину мирового ВВП, если они не будут собирать его со всех? Россия там только часть даёт. Свою часть дани Россия даёт, но такую же дань дают все страны. И Китай даёт. Но у Китая государственная валюта. Он свою часть дани отдаёт за счёт специальных договорённостей с Соединёнными Штатами.

 

Из России дань вытаскивается, то есть напрямую управляются процессами изъятия дани из Российской Федерации, а Китай платит дань как государство - это большая разница. Он суверенен, но перед лицом сильного  платит дань. Причём в огромных тоже размерах - больше, чем Россия раз в пять или в десять. Но это его решение суверенное Китая - он не хочет ссориться с американцами, предпочитает от них откупаться. А с Россией никто даже не считается - просто изымают всё, что в обороте.

 

В результате получается, что когда в России в оборот попадает российский рубль, автоматически американцы становятся богаче на этот рубль. Автоматически. То есть, автоматически американская экономика на рубль становится богаче.

 

По поводу доллара я скажу: такая история была, когда доллар был обеспечен золотом, и когда де Голль попытался обменять на золото. Во-первых, самого де Голля не стало, а во-вторых, через какое-то время американцы вообще отменили, по сути сделали дефолт доллара, потому что отменили его золотое обеспечение. Просто волевым решением. То есть, условно говоря, написали обещание, что они будут менять, а потом сказали: "А мы от своего обещания отказываемся. Мы же хозяева своего слова: хотели - дали, хотели - взяли!"

 

Набор текста: Александра Кузнецова

Редакция: Наталья Ризаева

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (65 мб)
Видео MP4 640x360 (24 мб)
Видео MP4 320х180 (13 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (4 мб)

Текст:
EPUB (192.34 КБ)
FB2 (280 КБ)
RTF (127.45 КБ)

Ответы на вопросы 7

Валентин Катасонов: Ответы на вопросы по экономике, политике, истории.
Разговор о зависимости российской экономики и даже оборонной промышленности от иностранного капитала, кому подчиняется Международный Валютный Фонд, почему юань включили в корзину резервных валют, как накачивают гибнущую экономику Украины, кто делал российскую армию, сколько денег крутится в теневой экономике России, когда будет третья мировая война.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Ответы на вопросы 7

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_otvet_7

 

Валентин Катасонов – доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО.

 

Артём Войтенков: Валентин Юрьевич, вы многократно говорили, что российский бизнес, российская экономика в большей степени не российская. Но как это проверить? Какие тому можно найти доказательства?

 

Валентин Катасонов: Открывайте сайт Росстата. На самом деле, даже то, что даёт Росстат, уже вызывает у меня лично нехорошую реакцию. То есть, в некоторых отраслях, скажем, в оптово-розничной торговле иностранный капитал 98%. Это даёт Росстат. А Василий Симчера, бывший директор НИИ статистики, он говорит, что Росстат врёт, на самом деле ситуация хуже. Можно пригласить, кстати, Симчеру. Может быть, он ещё что-то может рассказать нам, хотя он из этой системы вылетел года четыре назад с большим скандалом, но при этом он успел сделать несколько публикаций, и рассказать, как Росстат врёт. Но даже то, что я вижу в Росстате, это, честно говоря, вызывает неприятные ощущения.

 

Артём Войтенков: А как-то вот по отдельным компаниям, где можно найти?

 

Валентин Катасонов: А по отдельным компаниям вы не найдёте. Нет, конечно, можно найти. Например, у вас есть ощущение, что Лукойл, это российская компания.

 

Артём Войтенков: У меня нет.

 

Валентин Катасонов: Для начала зайдите на сайт Лукойла. Была большая передача в интернет ресурсе вашего то ли конкурента, то ли коллеги, Нейромир-ТВ, у него была, чуть ли не серия передач по Лукойлу. У меня времени физически нет посмотреть эту серию передач, но там они докопались до вот этих самых конечных акционеров Лукойла. Это не резиденты. Я говорю – формально вот сегодня у нас острая ситуация, мы ввязываемся в серьёзную войну. Понятно, что тылы не закрыты.

 

Я объясняю, что такое незакрытые тылы.

Я говорю: "У нас очень низкий уровень локализации военного производства".

Мне оппонируют, говорят: "Как? Там премьер-министр говорил, министры говорят о том, что у нас в оборонке растёт локализация производств?

Я говорю: "Это формальный подход. Они под локализацией производства понимают долю поставок с предприятий, которые являются российскими юридическими лицами. Но, главное-то это не формальный юридический признак, а признак капитала. Формально - это юридическое лицо Российской Федерации. Но капитальное-то наполнение - это может быть капитал из Германии, Соединённых Штатов, это может быть оффшорный капитал какого-то мутного происхождения. Понимаете? Это важнее".

 

Я привожу такой простой пример. Он вроде бы даже безобидный, и многие уже забыли: операция с Мастеркард и Виза, март 2014-го года. Помните, были заблокированы операции с карточками Виза и Мастеркард в нескольких банках, которые были связаны с Путиным, и эти банки были внесены в чёрные списки. По-моему, это банки братьев Ротенбергов.

 

А какая схема? А схема очень простая. Дело в том, что в России есть дочки крупных транснациональных корпораций, которые занимаются эмиссией и обслуживанием этих карточек. Штаб квартира ТНК находится в Нью-Йорке, а через улицу находятся какие-то… Понятно, Нью-Йорк - это бизнес-центр. В Вашингтоне находятся какие-то ведомства, включая Белый Дом.

Белый Дом даёт команду штаб-квартире: "Вы там проведите спецоперацию".

Думаете, кто-то ослушается?

То есть, важнее - признак капитала, а не чисто формальный юридический подход. Российская компания де-юре, а де-факто - это Троянский конь. Понимаете?

 

Кстати, в России в начале Первой мировой войны это хорошо поняли. Объявили войну Германии, а у нас половина оборонных предприятий с участием германского капитала. Как воевать с Германией? Там начали проводить реорганизацию и замещение капитала: где-то российским, где-то французским, где-то американским. Путиловские заводы в начале войны принадлежали немцам. Ну как воевать с Германией, если…

 

И вот это у нас называют локализацией производства. Нам нужны чисто российские предприятия, которые не управляются из оффшоров. А таких не так много, я тестировал. Разговаривал с  некоторыми директорами оборонных предприятий.

Я говорю: "Как вы считаете локализацию вашего производства?"

- "Очень просто. Иностранный поставщик, или российский".

Я говорю: "А российский, это что, сто процентов наш, отечественный капитал?"

- "Ой, вы знаете, мы никогда такого учёта не вели. Но я вот знаю, что такое-то, такое предприятие точно имеет иностранный капитал".

Я говорю: "Вам комфортно, если вам комплектующее сырьё поставляет компания с иностранным капиталом?"

- "Да нет, конечно, не комфортно".

Если начнётся большая война, это будет удар в спину. Так что, надо разбираться, конечно.

 

А что разбираться? Я говорил, что пусть разбираются те, кто создали эти структуры, управляемые из оффшоров. И президентский указ - перевести все предприятия в российскую юрисдикцию, вывести всё из оффшорного управления. Если кто не выполнил этот указ в течение месяца, значит национализация активов. Физически-то активы здесь находятся. То есть, технически это всё решаемые вопросы, но нужна политическая воля.

 

Вопрос: МВФ и Всемирный Банк, эти организации тоже являются госструктурой вот этих банкиров-ростовщиков? Организации, которые несут мир и добро в мир?

 

Валентин Катасонов: Понимаете, структура очень простая. Во-первых, мы с вами обсуждали, что Федеральная резервная система и американское казначейство - это две руки, которые друг друга моют. Федеральная резервная система, она эмитирует доллары, а эти доллары используются на покупку других бумажек, которые называются казначейские бумаги. То есть, это как бы такой симбиоз, который даже трудно как-то разрубить.

 

Теперь, по поводу МВФ и вот этого симбиоза. Формально, конечно, ФРС не имеет никакого отношения к МВФ. Зато американское казначейство является главным акционером Международного валютного фонда. Сегодня даже уже многие журналисты говорят не МВФ, а акционерное общество МВФ, имея в виду, что там есть доля участия в капитале и в голосах каждой страны-члена. Но на Соединённые Штаты, а Соединённые Штаты в МВФ представляет американское  казначейство, приходится семнадцать процентов капитала и голосов. Соответственно, у них блокирующий пакет акций. Для того, чтобы наложить вето на какое-то решение МВФ Совета директоров необходимо пятнадцать процентов. То есть, я не стесняясь говорю, что МВФ - это дочерняя структура американского казначейства. Здесь вроде бы всё понятно, но может быть есть смысл сказать два слова, что происходит сегодня с МВФ.

 

МБРР - то же самое, просто значимость МБРР немножко меньше, чем МВФ, как-то МБРР находится немножко в тени. Вот что касается МВФ, это такой очень эффективный инструмент политики Вашингтона, в конечном счёте, политики хозяев денег. И вот сегодня мне пришлось комментировать решение Совета директоров МВФ о том, что юань стал резервной валютой. Назревает очень серьёзный кризис МВФ, который может кончиться полным коллапсом этой организации. Китай ещё пять лет назад пытался включить юань в корзину СДР, специальных прав заимствования, то есть, это престижно. Понятно, что кроме престижа для финансиста всегда очень важно, а что практически? Какие я результаты получаю практически?

 

Вот я не очень могу понять, зачем Китаю надо было включение юаня в корзину СДР, кроме престижа. Пока исхожу из того - нужен только престиж, нужен политический вес. Дальше что они будут добиваться? Они будут добиваться того, чтобы были утверждены, ратифицированы четырнадцатые корректировки квот. Четырнадцатая корректировка квот, это значит, Соединённые Штаты подходят к красной линии. Они ещё не доходят, не опускаются ниже пятнадцати процентов, но они при следующей корректировке могут потерять контроль над этим акционерным обществом. Поэтому такая бешеная реакция, такое бешеное сопротивление. Я думаю, что китайцы следующее, что будут делать, они будут именно форсировать принятие именно этого решения, но дальше будет театр абсурда. Потому что, китайцы дожмут, они опустят Соединённые Штаты ниже пятнадцати процентов, а Соединённые Штаты просто бросят эту игрушку, и скажут: "А нам это сто лет не надо". И всё, и МВФ закончит на этом своё существование.

 

С моей точки зрения, если у китайцев есть деньги и энергия, лучше создавайте альтернативный институт на другой площадке. В принципе, прототипы таких альтернативных институтов есть:

- это либо банк БРИКС,

- либо это Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Можно и там начинать.

Но, пытаться на этой, уже прогнившей платформе выстраивать что-то, это бесполезно. С моей точки зрения, китайцы не рациональны. Они очень много тратят сил и времени, и идут на какие-то уступки. Потому что, было видно, что китайцы, видимо, пообещали что-то американцам, потому что, до визита руководителя Китая в Вашингтон в сентябре текущего года, американцы при любом удобном случае говорили: "Мы юань не пустим в корзину СДР. Юань не отвечает критериям Международного валютного фонда по конвертируемости, по валютной политике Центрального Банка (можно много всяких аргументов придумать). Не пустим".

 

Съездил туда руководитель Китая, после этого ни одного выпада в адрес юаня. Значит, как это перевести на русский язык? Значит, о чём-то договорились. Значит, видимо, Китай что-то обещал. Может Китай, скажем, пообещал, что будет провокация в Турции, а мы не будем возникать. Они действительно не возникают. Но тут надо  следить - кто какую услугу кому оказывает. Значит, надо ждать, что в другом месте где-то что-то выскочит.

 

А в целом хочу сказать, что МВФ, это конечно, структура, которая буквально на днях, через три недели будет праздновать своё семидесятилетие, потому что в декабре 45-го года была создана эта организация. Но я думаю, что после этого юбилея могут быть и похороны. Вот, примерно такие мои прогнозы. Но тут очень много интересного, потому что с МВФ связаны и события на Украине. Тут всё завязано сейчас.

 

И МВФ, почему ещё находится в таком положении? Потому что, за полтора года последних МВФ нарушил всё, что возможно нарушить, ради Украины. Коль пошла такая пьянка, режь последний огурец - есть такая поговорка в русском языке. Грубо говоря, если мы завтра потеряем МВФ, так давайте, мы его на полную катушку сейчас используем: вдарим по России, вдарим ещё по кому-то.

 

Короче говоря, я исполнительному директору МВФ Кристин Лагард не завидую, потому что, там просто бедную женщину, в Вашингтоне, насилуют откровенно. И сейчас будет интересная вещь - двадцатого декабря Украина должна заплатить три миллиарда погашения долга по займу, который был выдан Российской Федерацией под занавес Януковича. Яценюк сказал: "Нет, платить не будем".

 

Если такое заявление, значит, рейтинговые агентства должны  объявить преддефолтную ситуацию на Украине. Рейтинговые агентства делают с точностью до наоборот - они повышают рейтинг Украины. Это к вопросу о парадоксах рыночной экономики. Ну, какая тут рыночная экономика? Значит, что происходит? Происходит, видимо следующее, что действительно рейтинговые агентства, судя по всему, надувают фондовый рынок Украины. Вот позавчера была публикация распиаренная, Джи Пи Морган составляет свой совокупный индекс фондовых рынков развивающихся стран. Как вы думаете, какая страна продемонстрировала наибольший прирост фондовых индексов? Украина. То есть, сейчас идёт мощнейшее надувание фондовых индексов Украины. Сегодня у нас третье, а двадцатого дедлайн, погашение. Так вот значит, сейчас нужно максимально надуть, и максимально выгодно продать всё это. Понимаете? И скорее всего, дефолт будет. Ну, нельзя же до бесконечности надувать этот пузырь. То есть, этот пузырь прорвётся двадцатого декабря. Это мой прогноз.

 

Вопрос: Какое ваше мнение, имеет ли место версия. Версия о том, что бывший Министр обороны, Анатолий Сердюков, это некая ширма, завеса, за которой велась мощная работа по воссозданию оборонно-промышленного комплекса нашей страны, утраченного в девяностые годы?

 

Валентин Катасонов: Это очень красивая версия, романтическая. Нет, там немножко по-другому было. Дело в том, что Рогозин, он просто себе получил право прямого управления некоторыми кусками нашего оборонно-промышленного комплекса. Грубо говоря, Сердюкова туда просто не пускали. Поэтому и удалось нам создать некоторые новые виды вооружений. Сердюкова туда просто не пускали. Но у меня нет достаточно информации, чтобы сказать, где проходила эта граница: куда его пускали, куда его не пускали. Формально он вообще не должен был лезть в оборонно-промышленный комплекс, это не его епархия. Но, понятно, что они всё равно формировали заказы, они определяли научно-техническую политику оборонно-промышленного комплекса. Конечно, всегда была тесная связь вооружённых сил и ОПК. Но Сердюкову и его окружению поставили определённые ограничения. Я не могу конкретнее сказать. Конкретнее знает Рогозин.

 

Вопрос: Каковы экономические последствия вот этого нашего сбитого самолёта?

 

Валентин Катасонов: Прежде всего, политические последствия. То есть, тут веер сценариев возможного развития политических событий. Вы понимаете, спектр такой, что, грубо говоря, вдарить ракетами по Турции, или просто примириться. То есть, в рамках этих крайних точек зрения масса промежуточных вариантов. Мне трудно сказать. Но я бы так сказал, что всё равно мы не ограничимся только присутствием в небе Сирии. К сожалению, такое бывало в нашей истории, что мы вроде как начинали кому-то помогать, а потом втягивались. Даже вот история в Первую мировую войну, Балканский кризис двенадцатого года. Если внимательней посмотреть, то нас аккуратно затягивали в Первую мировую войну ещё за два года до первого августа четырнадцатого года. Боюсь, что здесь, то же самое.

 

Я считаю, что война неизбежна. Более того, она уже началась, и удивительно, что мы ещё как-то оказались не втянутыми в эту войну. Я давно уже говорил, и продолжаю говорить, что фактически эта война началась одиннадцатого сентября 2001-го года, когда Соединённые Штаты объявили вроде войну международному терроризму. Но для этого надо было сначала создать терроризм. Вот сейчас они его создали, и сейчас уже будет, действительно следующая фаза этой Третьей мировой войны.

 

Точно так же, как Вторая мировая война. В книжках пишут, что Вторая мировая война началась первого сентября 39-го года. А те же самые китайцы возмущаются, и говорят: "К первому сентября 39-го года нас уже там погибло много миллионов. Это что за евроцентризм такой? Вы смотрите на мировую историю с точки зрения ваших европейских интересов". Так что, здесь для арабов может быть тоже - уже Третья мировая началась, а мы, находясь в Европе, и вроде тут не стреляют, мы считаем, что её ещё, этой войны нет.

 

Я думаю, что, конечно, ситуация очень некомфортная по той простой причине, что мы втянулись в эту войну, или втягиваемся, а тылы у нас не закрыты. Нет, как я понял, и программы мобилизации экономики. А если нет программы мобилизации экономики, то, боюсь, что мы даже долго не сможем продолжать свои операции в воздухе Сирии. Потому что каждая ракета, это достаточно дорогое удовольствие. В общем, диспропорция вопиющая, даже более вопиющая, чем накануне Первой мировой войны. Я уже отчасти сказал, что мы в Первую мировую войну вступили неподготовленными, тылы не были у нас закрыты. Сегодня тылы ещё менее закрыты.

 

Вопрос: В 90-ые годы был создан Межгосударственный банк, банк СНГ. Он вроде как продолжает функционировать до сих пор. У него есть какие-то реальные полномочия, или это в большей степени декоративная и информационно-аналитическая структура?

 

Валентин Катасонов: В общем, пока будем так говорить, это замороженная структура. Я совсем новейшими данными не располагаю, но полтора года назад был в командировке и в нашей группе был директор департамента этого банка. Я так аккуратно тоже интересовался. Как я понял, что пока банк находится в замороженном состоянии. В принципе такая неплохая кормушка для людей, которых куда-то надо пристроить.

 

Вопрос: У меня вопрос, как у человека, который пришёл первый раз. В моей реальности все знания, которые мы получаем, они должны иметь какое-то практическое применение или воплощение. Например, меня в детстве учили, что правильно беречь природу, сажать деревья. Я посадил в своей жизни много деревьев. У меня поэтому вопросу к вам, как к организатору наверное, и относится ко все присутствующим: какое практическое применение к тому, что люди приобретают здесь знания? Потому что, я считаю, что какие-то такие цели нужно ставить.

 

Валентин Катасонов: Вы знаете, навести порядок в голове, по-моему, это самое главное. Если управляющее устройство оно работает с перебоями… Вы же понимаете,  даже в советское время был анекдот про прапорщика: "Что думать? Трясти главное". Понимаете? Сначала, наверное, есть смысл подумать, а потом уже трясти.

 

Если вы хотите найти выход к каким-то знаниям, которые вы получили здесь, я почти на каждом заседании говорю: поймите, вы не просто пришли сюда посидеть, послушать. Вы мысленно задайте себе вопрос: "А где я могу всё это рассказать другим?" Вот вам первый практический выход. Если вы готовы это сделать, грубо говоря, некий мультипликационный эффект. То есть, нас здесь сидит, предположим, 35 человек, и каждый из сидящих пойдёт и кому-то расскажет - завтра это будет уже на порядок больше, и так далее.

 

Вопрос: А такие задачи ставятся? Да?

 

Валентин Катасонов: Ну, а как же. Я на каждом заседании намекаю, что вообще-то надо, чтобы был мультипликационный эффект.

 

Вопрос: У меня, может совершенно анекдотический, но такой вопрос. Сегодня у нас продавали картошку в нашем бараке, скупили 100 мешков и по мешку продали, налогов не платили. Как Росстат это учитывает и учитывает ли вообще?

 

Валентин Катасонов: Это где вы купили картошку?

 

Вопрос: Продавали. Звонили и продавали картошку без всяких налогов, без ничего. А таких тысячи, даже миллионы по России, они же тоже оптовая торговля. Это учитывается? А если учитывается, то как?

 

Валентин Катасонов: Я не готов насчёт картошки сказать. Я должен сказать, что конечно, если брать какие-то международные рейтинги теневой экономики, то Россия где-то занимает место пятидесятое, то есть у нас по разным оценкам… Очень разнятся оценки от 25 до 50% у нас теневая экономика. А теневая экономика, она совершенно не фиксируется Росстатом, совершенно. Скорее всего, это теневая экономика. Это не чёрная экономика, потому что вы купили картошку, а не марихуану. У нас и в платёжном балансе многие операции не фиксируются, потому что идёт контрабанда мимо таможенных постов.

 

Вопрос: Получается, у нас ВВП может быть в два раза больше.

 

Вопрос: В три даже.

 

Валентин Катасонов: Вполне вероятно, как считать. Мы только что были в Казане, ездили на конференцию общероссийскую "Защиты материнства". Но я туда поехал, потому что мне показалось, что, мне как экономисту, это интересно. Потому что ведь значительная часть экономики – это семейное хозяйство, домашнее хозяйство. Даже во всех статсистемах основные сектора экономики какие? Это органы государственного управления, это финансовый сектор, не финансовый сектор, и сектор домашних хозяйств. Конечно, сектор домашних хозяйств в макростатистике отражается очень слабо, и, конечно, он недооценивается. Из-за того, что он недооценивается, соответственно, мы и недооцениваем роль семьи, как ячейки, молекулы. Ну, атомом у нас человек является, а молекулой является семья. Эта молекула она выпадает вообще из экономических размышлений, экономических учебников, из экономической статистики. Это очень серьёзная тема. Я могу сказать, что в России точно этот сектор экономики недоучитывается. Хотя формально по методологии международных организаций такая графа есть - сектор домашних хозяйств.

 

Скажем, женщина не работает на производстве, но она же создаёт общественный продукт. Просто понимаете у нас недооценка сектора домашних хозяйств происходит потому, что домашние хозяйства не производят товарной продукции. Мы живём в условиях рыночной экономики, квазирыночной, псевдорыночной, поэтому учитывается, прежде всего, то, что имеет цену то, что становится товаром. В семейном хозяйстве нет товарно-денежных отношений, поэтому этот сектор экономики он не очень интересует монетаристов, неолибералов и так далее. И более того - делается всё возможное и невозможное для того, чтобы разрушить эту молекулу для того, чтобы остались атомы, и чтобы атомы обслуживали другие сектора экономики - финансовый сектор, не финансовый сектор, сектор государственного управления, сектор денежно-кредитного регулирования. А семейная экономика, она даже вредна, чем крепче будет семейная экономика, тем более устойчиво общество к разного рода либеральным экспериментам - это же очевидно.

 

Вопрос: Я возвращаюсь Китаю. Место Китая и Ротшильдов. Как это стыкуется с МВФ.

 

Валентин Катасонов: С моей точки зрения, конечно, не исключаю, что группа Ротшильдов оказала содействие, услугу в том, что юань стал резервной валютой. Содействие идёт по многим направлениям: там рядом Гонконг, там рядом Сингапур, это вотчина Ротшильдов, там в основном ротшильдовские банки сосредоточены. Хотя на сегодняшний день доля иностранного капитала в банковском секторе Китая не велика, очень не велика, они оберегают банковский сектор. Но те немногие банки, которые всё-таки пришли в Китай, это, в основном, ротшильдовские банки. То, что Китай на протяжении многих лет накапливал и продолжает накапливать золото, это тоже явно содействие Ротшильдов, потому что не так просто накапливать золото.

 

Некоторым кажется, что в мире есть рынок золота, что пришёл на этот рынок и купил. Нет! Вы знаете, я всегда говорю, если и называть это рынком золота, тогда надо говорить, что в Советском Союзе тоже был рынок. Но в Советском Союзе многие вещи распределялись Госпланом. Золото тоже распределяется мировым Госпланом. Поэтому просто так купить десятки и сотни тонн золота на мировом рынке нельзя. А то, что Китай всё-таки это делал, доказывает, что, значит, кто-то в  мировом Госплане Китаю оказывал содействие. Тут видно невооружённым глазом, что, конечно, это делали Ротшельды, и это всё вписывается в концепцию этой закулисной возни и грызни между Ротшильдами и Рокфеллерами. Рокфеллеры делают ставку на чёрное золото, Рокфеллеры делают ставку на военно-промышленный комплекс, Ротшильды делают ставку на металл золото, на наркотики – это их традиционная сфера.

 

Вопрос: Всё настолько тревожно по поводу войны. Есть ли какая-то альтернатива, чтобы не состоялось такого глобального и самоубийственного итога?

 

Валентин Катасонов: В русском экономическом обществе хочется часто аппелировать священным писанием. Всё-таки мы всегда говорим, что мы православные люди. И в этом смысле всё-таки история последних двух тысяч лет она соответствует тому, что сказано, написано в священном писании. И слишком много признаков того, что наступают последние времена. Ведь святые отцы говорили про Россию: "Россия – третий Рим, четвёртому не бывать". Святые отцы и не только святые отцы, но и старцы Афона говорили, что будет третья война, четвёртой мировой войны не будет. Но слишком много признаков, что всё-таки назревает третья мировая война. А если читать Откровения от Иоанна, то там написано, что "В результате этой войны погибнет треть человечества". Правда некоторые говорят, что это не треть всего человечества, это только треть той войны, которая произойдёт там, на Ближнем, Среднем Востоке.

 

Но, в целом, ситуация достаточно тревожная, и как-то всё очень совпадает. Правда в отношении России всегда говорилось и говорится, что это удерживающее, катехон. И в Росси ещё будет короткий период расцвета, разных старцев и святых по-разному. Лаврентий Черниговский тоже говорил об этом периоде - 30, 40, 50 лет, но потом всё уже по апокалипсису - 3, 5 года этот мошиах, а потом… Не буду воспроизводить, все знают, - апокалипсис.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, а есть ли у вас единомышленники за рубежом среди учёных или общественных деятелей? И сотрудничали ли вы с ними?

 

Валентин Катасонов: Есть не очень тесные контакты. Это, конечно, меня там перепечатывают, перепостят на английском языке Global Research в Канаде,  Michel Chossudovsky. Встречаю в интернете переводы моих статей на португальском языке, на итальянском, на французском. Просто нам надо как-то эту работу организовать целенаправленно. Есть какие-то люди за рубежом, которым созвучны наши идеи. И нам надо как-то выстраивать вот такую связь, такую коммуникацию. В основном это люди, которых можно назвать антиглобалистами.

 

У меня, например, были некоторые публикации в журнале Executive Intelligence Review - это Линдон Ларуш (Lyndon LaRouche). С одним тут познакомился, сейчас он опять собирается приезжать, надо бы с ним встретиться. То есть, знаю я некоторых людей. Некоторые люди вроде тоже антиглобалисты, но у меня вызывают некоторые сомнения. Поскольку камера работает, не буду называть тех людей, которые у меня вызывают сомнения. Есть некоторые подозрения, что всё-таки они связаны с западными спецслужбами. Поэтому есть разные антиглобалисты. В данном случае кроме интуиции у меня никакого другого инструмента нет для развлечения.

 

Всё равно задач много, и везде не поспеешь. Так что если кто-то готов какую-то оказывать помощь в переводе, или может быть в распространении наших материалов в facebookе, вконтакте - всё это приветствуется..

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (316 мб)
Видео MP4 640x360 (123 мб)
Видео MP4 320х180 (69 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (8 мб)
Звук 32kbps MP3 (8 мб)
Звук 64kbps MP3 (15 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (22 мб)

Текст:
EPUB (138.08 КБ)
FB2 (211.48 КБ)
RTF (177.96 КБ)

Как Сбербанк и ВТБ Медведева не слушаются

Сбербанк и ВТБ давали займы Украине на проведение “антитеррористической” операции по убийству несогласных с киевским военным переворотом.
Председатель правительства Дмитрий Медведев не имеет власти над этими банками - они могут брать из бюджета России столько денег, сколько им нужно.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Как Сбербанк и ВТБ Медведева не слушаются

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_medvedev_bank

 

Часть из "Украинский беспредел и передел"

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_ukraina_bespredel

 

Валентин Катасонов - доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Валентин Катасонов: Кстати, ещё один сюжет, который очень высвечивает ахиллесовы пяты нашей экономики и нашей вообще российской жизни - это проблема российских банков на Украине. Известно, что на Украине было несколько банков, они и остаются там: это Сбербанк, это ВТБ, Газпром банк, ВЭБ, правда, там он под другой вывеской. В общем, несколько крупных банков. Из частных банков – это Альфа банк. Честно говоря, впервые меня очень задело такое событие, как участие двух наших банков в размещении войскового займа. Это было летом прошлого года. То есть такой патриотический заём для того, чтобы поддержать АТО, то есть помочь уничтожать наш народ, наших людей в Новороссии. И в этом андерайтинге, в размещении этих войсковых облигаций, участвовали наши два российских банка: ВТБ и Сбербанк. Без каких-либо комментариев, у меня всё это написано.

 

Но вы знаете, есть вещи покруче. Например, в начале этого года два наших банка, всё тот же ВТБ и, по-моему, Сбербанк, все те же два банка, они говорят о том, что надо провести декапитализацию этих банков на Украине. Я следил, сначала они там называли суммы в гривнах. По тому курсу это было двести пятьдесят миллионов, потом аппетит повысился. Где-то последние заявления были в апреле месяце, декапитализация на сумму порядка семисот-восьмисот миллионов долларов.

 

Вы знаете, меня особо даже поразило, я всегда так ёрничаю по поводу выступлений Медведева, но какое-то было совещание, где Медведев совершенно правильно, детская такая реакция, он сказал: "А как же так? Мы же в таких отношениях с Украиной, а два наших банка собираются туда перечислять деньги для декапитализации своих украинских дочек?"

С одной стороны - какая-то странная детская реакция.

С другой стороны - эта реакция показала, что наш премьер-министр выступает в роли наблюдателя. Он не может принять никакого управленческого решения и сказать "Нет". То есть у него нормальная реакция здорового ребёнка, что так делать не надо, но при этом он, как ребёнок, ничего сделать не может.

 

Но на самом деле ситуация крайне неприятная. То есть вот на примере этих дочек мы понимаем, что такое российские банки. Слово "российские" можно ставить в кавычки. Капитал вообще космополитичен, а банковский капитал тем более космополитичен. Казалось бы, надо радоваться, что мы вернули Крым в состав Российской Федерации. Но ведь на территории Крыма не Сбербанк, не ВТБ работать не желает. Они подчиняются односторонним санкциям Соединённых Штатов. Понимаете? Туда пришли банки, которым терять уже нечего. Я не буду их сейчас перечислять. Вот такая интересная ситуация в Крыму.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (46 мб)
Видео MP4 640x360 (18 мб)
Видео MP4 320х180 (10 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (3 мб)

Текст:
EPUB (136.01 КБ)
FB2 (184.39 КБ)
RTF (73.08 КБ)

Евгений Фёдоров 24 ноября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 24 ноября 2015.
Почему Турция сбила российский бомбардировщик, как дальнобойщиков будут использовать для государственного переворота, почему Крым остался без электричества, кому принадлежит российская собственность, за чей счёт живут американские негры, как санкции убивают российскую экономику.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 24 ноября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-11-24

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров -  депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сейчас вам постоянно звонят по поводу вашего выступления, объяснения забастовки дальнобойщиков и системы "Платон". И ещё мне пришло много писем, в социальных сетях написали: "Что это такое, смотрите, Фёдоров какой плохой". То есть с одной стороны он снял ролик вот здесь, в вашем же кабинете, на фоне этой карты, в котором вы говорите, что дальнобойщиков использует пятая колона для раскручивания недовольства. А с другой стороны есть статья блогера Наганова (известного помощника Навального или соратника, как его назвать), которая была растащена по всему интернету. Причём она была совершенно искусственно вброшена во многих местах. Я престо уже научился замечать такие вещи.

- Когда это просто отдельная статья - это одно.

- А когда она одновременно появляется на многих сайтах - это чётко идёт вброс.

По вам совершенно чётко был информационный залп.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: В котором говорилось, что смотрите: он снимает ролик про то, что дальнобойщиков обманывают, а с другой стороны он сам, Евгений Фёдоров, голосовал за систему "Платон". Смотрите, какое двуличие.

 

Евгений Фёдоров: Это не правда. Меня даже в этом Навальный не обвинял. Было голосование фракции в 11-ом году за дополнительные сборы (в 11-ом году, то есть, соответственно, 5 лет назад) с грузовиков повышенной тоннажности, то есть двенадцатитонных грузовиков.

 

Я вам расскажу своё мнение. Я считаю, что само по себе собирать дополнительные платежи с тех, кто больше портит в данном случае дороги, а понятно, что двенадцатитонный грузовик портит дороги больше, чем ваша малолитражка, какая у вас там, Ока или Жигули, просто в десятки раз больше, в сотни. Соответственно, наверное, кто больше портит, должен и платить.

 

Другое дело, что я считаю, не надо платить за одно и то же дважды. Надо соответственно снизить было транспортный налог для дальнобойщиков, но это немножко другая система. Дальше вопрос в чём? В 11-ом году было принято это решение, которое потом уже по закону вводилось в действие правительством. И уже правительство "Платон" и механизмы реализации этого решения прорабатывали.

 

Но в прошлом году, в декабре месяце глава государства сказал на последнем Федеральном собрании, а это высшая форма для главы государства подачи своего предложения, своей воли, это декабрь 14-го года:

- "Предлагаю на ближайшие четыре года зафиксировать действующие налоговые условия и к этому вопросу больше не возвращаться, не менять их".

 

И это же он зафиксировал позже на Госсовете уже приблизительно пять месяцев назад: "Мы же договорились, - он сказал на Госсовете, - не менять налоговые условия". То есть, это - его воля. С чем эта воля связана? Почему на четыре года? То есть с декабря 14-го по декабрь 18-го года, почему? Потому что санкции и сложное положение в России. То есть на нас напали, с нами ведут войну и глава государства говорит: "Для того, чтобы не усложнять социальную обстановку и работу бизнеса (прямо об этом и говорит), на этот период, то есть на период нападения, не вводите чиновники дополнительных налогов".

 

Что это означает? Это означает, что все решения, на мой взгляд, которые о дополнительных налогах должны быть остановлены и не вводиться де-факто на этот период моратория, объявленного главой государства на четыре года. Так? Я же правильно говорю? Правильно. Вместо этого какие-то чиновники в правительстве, нарушая волю главы государства. Они должны были бы выпустить распоряжение правительства, сославшись на распоряжение президента, если бы работала вертикаль власти, в котором они не вводили бы налог. Сказали бы, что на четыре года, допустим, вводится налог не в 15-ом году, а в 18-ом. Тогда бы они выполнили решение главы государства. Вот как надо поступить было бы, если бы в России была вертикаль власти, завязанная на главу государства.

 

Вместо этого они никакого внимания не обращают на него. А во исполнение решения МВФ о повышении в России налогов, сентябрьский меморандум прошлого года, они продолжают дополнительно вводить налоги, причём не только по отношению к дальнобойщикам, но и в отношении малого бизнеса, и ещё дополнительно кучу всяких налогов они вводят. Вообще, с какой стати? Мы просто должны понимать, что в условиях военных действий, которые ведутся с Россией, начальник в России должен быть один. И этот начальник тот, кому народ доверяет, это - глава государства. Правильно? Вот именно об этом я и сказал.

 

Я полностью с вашим анализом согласен. Посмотрите, открываем этот сайт, это сайт "Мировые разборки. Как это делается". На этом сайте в среднем просмотров от 100 до 6200 - крупнейшие просмотры.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в  виду просмотров какого-то отдельного материала.

 

Евгений Фёдоров: Разных материалов. Тут они каждый день выкладывают разные ролики. На этом сайте выкладываются каждый день разные ролики. А теперь посмотрите: мой ролик с обращением - 600 тысяч просмотров за 4 дня. То есть это превышает в тысячу раз средний просмотр на этом сайте. То есть это о чём говорит? Что произошёл искусственный вброс. Мы знаем кто этот вопрос раскрутил - это было опубликовано на сайте Навального и на сайте "Эхо Москвы". То есть вброс осуществляли Навальный и "Эхо Москвы".

 

В чём логика вброса? Я-то сказал всё правильно, но меня же перефразировали. То есть под вбросом давали, что я якобы говорил о том, что дальнобойщики - пятая колона. Если кто-то найдёт, что я якобы говорил, что дальнобойщики - пятая колона, найдёт стенограмму моего выступления, я тут же ему отдам свою депутатскую зарплату. Найдите, заработайте. Вы же говорите: "Депутаты много получают". Давайте, приходите, зарабатывайте. Но подано это было именно так. То есть идёт информационная война. А что такое война? Война - путь обмана. Но это же война не просто так, она, война продолжается.

 

Что хотят боевики Навального? И что хотели, собственно, Соединённые Штаты Америки, когда запускали через свою пятую колону во власти, вопреки воли Путина (это называется саботаж), и пятую колону на улицы через боевиков Навального. Они хотят, чтобы этот процесс был направлен против российского государства. Как это заявляется? Следите за руками, то, что называется. Я смотрю - у меня здесь подготовленные по линии боевиков Навального обращения в Государственную Думу, в правительство и президенту -  "Требуем безоговорочной отмены системы "Платон". То есть это требование, которое подписывается людьми. И что требуют? Писали же. Одно дело вообще говорить, а другое дело, что пишут на бумаге. Что пишут на бумаге эти деятели официально, это я нашёл в интернете, как обращение в Государственную Думу, правительству и президенту.

 

Первое - Незамедлительно прекратить ограбление своих граждан. Пресечь деятельность ООО "РТ-Инвест Транспортные Системы" и системы "Платон"…

Второе – Прекратить… опять же - деятельность "РТ-Инвест Транспортные Системы"…

 

Три пункта, из них два – прекратить деятельность "РТ-Инвест Транспортные Системы"

И третье - навести порядок в дорожном ведомстве. Снизить стоимость строительства и содержания дорог, с повышением качества.

 

Кстати, с последним пунктом я согласен

 

Итак. Весь протест для чего? Для чего выносилось пятой колонной нарушение решения Путина? Для чего работает Навальный? Для чего идёт обработка моих роликов и наших обращений? Для чего? Чтобы запретить и пресечь деятельность этой транспортной системы? А что такое "деятельность транспортной системы"? Тут хоть слово говорится о налоговых сборах, которое подписало правительство о платежах? Нет.

 

Представьте себе, что вы дальнобойщик, вы потребовали это исполнить. Что это означает? Это значит, что офисы системы "Платон" и "Транспортные Системы" будут закрыты. То есть они будут просто закрыты на ключ, а их терминалы тоже закрыты и обесточены. Правильно? Вот это они требуют. Но они же нигде не требуют убрать налог - в этом же игра Навального. Это означает, что вы дальнобойщик, перестаёте платить налог, который от вас требует закон. И вы нигде не просите этот налог убрать. Вы просите снять терминалы по платежам.

 

Это означает, что вас останавливает ровно через какое-то время гаишник на дороге и говорит:

- "У тебя есть карточка "Платон"а? У тебя есть транспортное устройство, глонасс?"

- "Нету".

- "Значит ты нарушитель налога? Нарушитель. Значит я тебе выписываю штраф".

 

Дальше - раз, два, три, четыре… Накопится неплатёж налога, а это уголовная статья. То есть фактически Навальный предлагает 200 тысяч российских дальнобойщиков подвести под уголовную статью, как неплательщиков налогов. Он просто их держит за людей, которые не разбираются. Фактически он ведёт их, как стадо, в неправильном направлении, которое не решает проблему. 

 

Артём Войтенков: А наоборот её ещё усугубляет.

 

Евгений Фёдоров: Именно! То есть теперь представляете. То есть  люди недовольны, что им надо платить, допустим, ехать в Дагестан. С Дагестана до Москвы доехать им надо дополнительно заплатить три тысячи рублей. То есть три тысячи рублей проблема, весь сыр-бор из-за трёх тысяч рублей, допустим, за одну большую поездку. А теперь если они не могут оплачивать налоги, то они подходят под уголовную статью – раз, и под конфискацию транспорта - два. Потому что там большие штрафы и так далее. Они же не требуют убрать из законов штрафы. Они требуют убрать систему оплаты штрафов. К чему это приведёт? Их начнут сажать. Представьте себе, какое будет недовольство. Одно дело человеку на три тысячи его, как говорится, нагнули, заплатить три тысячи рублей, а другое дело заплатить всем своим транспортом - машину, сесть в тюрьму и так далее. Насколько будет мощнее недовольство?

 

Я официальный документ даю, я ничего тут не придумал, тут подписи у них есть. Вся история, которую организует Навальный, это для целей разжечь протест для целей свержения Российского государства. Причём в открытую и даже никто не стесняется. Просто парадоксально! То есть людей держат… Вы знаете, мне эта история напоминает советский фильм "Губернатор Чукотки". Смотрели?

 

Артём Войтенков: Не помню.

 

Евгений Фёдоров: Советский фильм "Губернатор Чукотки" о том, как советская власть устанавливалась на Чукотке. И там молодой парень, который приехал на Чукотку, он губернатор, у него мандат. При нём английские купцы объегоривают местное население, туземцев. И там показано, как им продают патефоны. Они туземцу продают патефон, туземец платит за него шкурками песцов и так далее. Английский купец - послушал музыку из патефона туземец - взял шкурки, отдал ему трубу патефона, не патефон. Туземец идёт, пытается трубу слушать, труба не играет. Он обратно возвращается к этому английскому купцу. Купец ставит на патефон: "Видишь, играет?"

- "Играет".

- "Всё, иди".

 

Труба патефона - это "Платон". То есть Навальный впаривает, как туземцам, трубу от патефона, вместо самого патефона, если говорить языком этого фильма. Но это же подменяет и другие понятия. В чём задача Навального и пятой колонны? Направить протест дальнобойщиков против Российского государства и главы государства, который на их стороне. Глава же государства говорит: "Нельзя повышать налоги". То есть, следовательно, что должны сделать люди в России, которые хотят решить проблему? Они должны отсоединиться от Навального, от его требований дурацких, и присоединиться к главе государства с его требованиями зафиксировать действующие налоговые условия, не повышать их четыре года. Правильно?

 

Следовательно, с каким лозунгом должны ехать машины, которые едут? Сейчас они едут с лозунгом "Закрыть эту "Транспортные Системы" - лозунг прям пишут на машинах. С лозунгом -  "Полномочия главе государства". Вплоть до чрезвычайных, если ситуация чрезвычайная. Вот и всё просто.

- Задача пятой колонны и Навального - направить протест на разрушение Российского государства.

- Задача НОДа и моего обращения - направить хороших, патриотических, любящих Родину и Отечество дальнобойщиков на поддержку главы государства и подавление пятой колонны, как в правительстве, так и на улице в лице Навального, и в правительстве в лице чиновников, которые к тому же ещё и саботажники в условиях внешнего удара в отношении Российской Федерации. Всё просто. На чьей ты стороне сегодня, главный вопрос.

- Ты на стороне России и проблемы, которые ты испытываешь от внешней агрессии, решаешь через укрепление суверенитета Российского государства.

- Или ты наоборот на стороне интервента, Навального и эти проблемы усугубляешь. И помогаешь Соединённым Штатам Америки ликвидировать Российское государство.

Вот простой выбор.

 

А если ты ещё посмотришь шире на вещи, то есть из кабинки своей машины ты вылезешь и посмотришь, что ты не один на этой планете, на этой земле и в этом государстве, то ты увидишь - одновременно с дальнобойщиками у нас история с Крымом. Что, полтора года назад не было известно, что мы воюем с Соединёнными Штатами Америки и их хунтой в Киеве?

 

Артём Войтенков: Ну это вы так говорили, а официально по телевизору так не заявлялось.

 

Евгений Фёдоров: Подождите, а что такое санкции? Это что за троцкизм "ни мира, ни войны". Если с нами воюют, то мы должны адекватно реагировать. Я помню в Великую отечественную войну не то что Энергомост, мост временный правда сделали за месяц, когда Красная армия наступала с Тамани на Крым. За месяц сделали. Если мы ведём войну, говорите правду, и у вас всё остальное получится, мы знаем, как воевать и побеждать.

 

Сейчас отключили, я смотрю вчера, миллион человек без света сидят. Я энергетик по первому образованию, но проблема просить этот кабель это проблема ну да, месяц ты потратишь, у тебя было полтора года. Проблема в другом – враньё. Когда нам врут, что у нас нет войны, то и нет решения проблем, связанных с войной. Не надо врать. Не врали бы полтора года назад, как и сейчас, и решились бы проблемы: и в Крыму, и на Украине в целом.

 

Или те же дальнобойщики - так параллельно малому бизнесу. Путин говорит не повышать налоги. На16% планируют чиновники в правительстве поднять налоги малому бизнесу. Так что, тоже скажут, что Путин виноват?

 

Так мы и говорим: "Уважаемые представители малого бизнеса, вас уничтожит пятая колона в России, если вы не поддержите Путина, если вы вместе с дальнобойщиками не поднимите лозунг "Вся власть главе государства".

Потому что речь идёт о власти, которая сегодня принадлежит оккупанту-интервенту, иностранному государству.

 

- Пенсионеры работающие, которых сейчас лишают пенсии, если вы не поднимете лозунг "Поддержать главу государства, дать ему власть", у вас снизят пенсии, вам перестанут платить, если вы работаете и так далее.

- Бизнес крупный и малый, если вы не поднимете голос свой в поддержку главы государства Владимира Путина, который требует обнулить процентные ставки. Официально в таком же послании требовал обнулить, сделать так же, как ФРС и ЕЦБ. Вас уничтожат, раздавят оккупанты-интервенты.

Но это уже очевидно становится. Вы дальше будете терпеть?

 

Когда мы 4 ноября здесь в Москве на Тверской точно такой протест, как дальнобойщики проводили, на Тверской, только согласованный с главой государства и в его поддержку, где вы были? Где вы были с вашим "Платоном", с вашими налогами? Это же и есть - самое главное, куда вы направляете свою энергию.

 

В блокадном Ленинграде, чтобы делал Навальный и его боевики в блокадном Ленинграде? Они бы говорили, что виновата советская власть, советское государство в голоде и в ужасных условиях, в которых живут и умирают люди (блокадный Ленинград я имею в виду, в период Великой отечественной войны), и идите штурмовать Смольный - вот чтобы они говорили. Так это кто говорит? Это полк Бранденбург, это специально засланные диверсанты в период войны по линии Скорцени, называется полк Бранденбург - говорят по-русски и устраивают панику в тылу. Вот именно такую: собирайтесь штурмовать органы власти, потому что вам плохо, у вас 125 блокадных грамм. То же самое.

Ну когда вы разберётесь кто друг, а кто враг?

 

Дорогие, любимые патриоты-дальнобойщики! Идите за поддержку вашего Отечества, а не против него. Не идите на поводу у пятой колоны и Навальных, которые специально и делают всё это, раскачивают национал-предательство, раскачивают социальные проблемы для того, чтобы свергнуть российское государство.

 

Хотите, вам ещё напоследок зачитаю послание Федеральному собранию Владимира Владимировича Путина? Хотите?

- "Мы должны для себя решить, готовы ли мы последовательно отстаивать свои национальные интересы или будем вечно их сдавать, отступать неизвестно куда.

Стращают нас не только санкциями, но и перспективой обострения внутренних проблем. …имеют в виду: действия некоей пятой колонны – разного рода "национал-предателей" – или рассчитывают, что смогут ухудшить социально-экономическое положение России и тем самым спровоцировать недовольство людей"

 

У меня вопрос: разве это не тот случай, когда совершенно сознательно, вопреки воли главы государства, то есть саботажнически, раскачивают, цитирую: "Социально-экономическое ухудшение социально-экономического положения с провокацией недовольства людей".

 

Так вот, уважаемые друзья, патриоты-дальнобойщики, я хочу и обращаюсь к вам, чтобы вы разобрались в ситуации, выгнали из своих рядов пятую колону во главе с Навальным и компанией, и развернули свою поддержку в отношении главы государства. Не поддавались на деятельность цитирую: "национал-предателей и пятой колоны, которые провоцируют ваши недовольства за счёт ухудшения социально-экономического вашего положения".

Как ещё яснее сказать, я не знаю.

 

Это Путин предупредил за год о том, что будет происходить с дальнобойщиками, с малым бизнесом, с пенсионерами. Пока, уважаемые друзья, мы не сплотимся вокруг главы государства, будет каждый день жить хуже, хуже и хуже. Если сплотимся, завтра же у него будут полномочия, у него будет власть, он заставит пятую колону и чиновников

- снизить процентную ставку,

- не повышать налогов,

- не повышать пенсионный возраст,

- не проводить секвестры,

- повысить социальный уровень, как он это требует в своих указах уже три года,

- и переломить ситуацию.

И Россия пойдёт в рост.

 

То есть фактически борьба идёт за то, чтобы мы были богатые и счастливые вместо того, чтобы идти за теми, кто требует, чтобы мы были бедные и больные. Ну, разберитесь, наконец.

 

И, кстати, я хочу сказать, что посмотрите как всё вместе:

- И борьба пятой колоны за дальнобойщиков, чтобы обмануть их на этой истории с "Платоном";

- И Крым - это же всё рукотворные вещи.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: И дальнобойщики рукотворные вещи вопреки воле Путина.

- И сбитый самолёт в Турции;

- И теракт;

- И социальные бомбардировки;

- И секвестры бюджета.

Это всё - разворот наступления антироссийских сил Соединённых Штатов Америки, как вне России с самолётом, так и на территории России. Мы находимся в состоянии войны, нас уничтожают. Официально позиция США - проводить санкции и бомбардировки до полной ликвидации Российского государства. Может быть пора сообразить это? Выживем мы только, если отреагируем исторически, то есть победим в этой войне. А для этого мы должны начать говорить себе правду - это первое, чтобы победить.

 

Артём Войтенков: Хорошо вы объяснили. Давайте, я просто для себя и для  зрителей подытожу. История с дальнобойщиками, она связана с тем, что правительство вопреки требованию Путина ввело налог.

 

Евгений Фёдоров: Налог в период четырёхлетнего моратория. То есть не вообще против налога,  а именно вот в эти четыре года нельзя.

 

Артём Войтенков: Налог должен каким-то образом обираться. Для этого была придумана система "Платон", Ростех её ввёл. Теперь дальнобойщиков направляют на то, чтобы против этой системы "Платон", но не против этого законопроекта или указа.

 

Евгений Фёдоров: Вообще - ни слова про закон. Абсолютно.

 

Артём Войтенков: То есть на самом деле как бы говорят, что вы ребята, воюйте против кнута, но не против руки, которая кнут держит.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно точно.

 

Артём Войтенков: То есть против инструмента, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Да, абсолютно.

 

Артём Войтенков: И на самом деле это только ухудшит положение, потому что, если не будет, отключат инструмент сбора налогов, то налоги таким образом собираться не будут, и все дальнобойщики автоматически попадают…

 

Евгений Фёдоров: В уголовную статью. Что позволяет на них опираться уже для серьезного восстания. Абсолютно точно. Как у людей, которые попали в безвыходное положение. Сейчас всё-таки от них просят заплатить две-три тысячи рублей за большую поездку. Подчёркиваю - за большую поездку. А тут они попадут реально в безвыходное положение, потому что им будет грозить лично тюрьма. Понятно, да?

 

Артём Войтенков: Так это очень хороший ход с точки зрения противника.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это гениальный ход Навального. Я же про это и говорю.

 

Артём Войтенков: Не Навальный это всё придумал, скорее всего.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, что это придумали аналитики американского посольства. Но развернул систему борьбы же он. Вот посмотрите, у меня карта. Это карта с американских сайтов о финансировании протестов дальнобойщиков Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: А почему вы так уверены, что финансируют?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это официальная позиция Соединённых Штатов Америки - поддерживать ликвидацию Российской Федерации через поддержку любого протеста. А технология будет следующая. Кто не знает, как это работает. Задача - дать картинку протестующих дальнобойщиков. Даже не сам протест, картинку. То есть дальнобойщики должны как бы оказаться в картинке.

 

Артём Войтенков: Они в картинке уже.

 

Евгений Фёдоров: После этого там появляются люди совершенно другого характера, не дальнобойщики. Там появляются подготовленные, допустим, на той же Украине боевики. Их много там. Их можно набрать при определённых условиях до ста тысяч. Там же американские лагеря на Украине работают по подготовке боевиков - Правый сектор и все остальные. Они русскоговорящие, они садятся в соседнюю машину с вами, они давят посты ДПС, они устраивают беспорядки с властями, они провоцируют ситуацию. Вы, дальнобойщики, даже не знаете, кто сидит в соседней машине, потому что на картинке это не видно. Это технология. То есть задача: технологию запустить - "Ликвидация Российской Федерации" по этой схеме. А дальше это считайте - тот же самый Майдан, с его сжигаемыми покрышками, только в форме большегрузных дальнобойных машин.

 

Артём Войтенков: Даже ещё хуже будет, если трассы ещё перекрыть.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. У Пикалёво было одно. А тут "Пикалёво" - американцы финансируют шестьдесят. Это шестьдесят регионов, где они дают деньги своим людям, не дальнобойщикам. Хочу сказать в камеру, что потом скажут: "Где мои деньги?" Не вам дадут. Дадут Навальному и компании, его боевикам. Вам ничего не дадут.

 

Артём Войтенков: Слушайте, так с точки зрения технологий это очень здорово. То есть дальнобойщики, в их среду, как вы сказали…

 

Евгений Фёдоров: Они картинку делают. У них нет среды. Кто там сидит в соседней машине, вы не знаете.

 

Артём Войтенков: Вот. Заводят чужих людей. Эти люди устраивают погром, например, поста ДПС, оказывают сопротивление, убивают там каких-нибудь милиционеров. Что делают со всеми дальнобойщиками? Их оцепляет ОМОН или какие-то силы. Их просто давят. Дальнобойщики будут сопротивляться.

 

Евгений Фёдоров: Как студентов на Майдане, помните?

 

Артём Войтенков: Да. И будет просто вооружённое противостояние.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Как студенты на Майдане. А потом студенты подменились уже на вооружённых мужиков с ружьями. Так и было. Просто люди должны понимать - вы не должны быть игрушками, как те в этом фильме "Губернатор Чукотки". Не должны быть игрушками в руках Навального и Пятой колонны – в этот главный вопрос. Потому что вы всегда были опорой Российского государства. Я считаю, что дальнобойщики это наиболее патриотичная среда. Но надо просто оказаться на нужной стороне. То есть не на стороне врага, куда вас обманом заводят, а на нужной стороне вашего государства - на стороне вашего народа, и на стороне вашего Президента. Вот, что главный вопрос. Именно поэтому я обратился к НОДу, к нашему активу - идти в среду дальнобойщиков, разъяснять, кто враг, а кто друг. Для этого я и обратился.

 

Я-то как раз считаю, что все дальнобойщики это НОДовцы потенциально. Только люди должны, что называется, отвлечься от своей баранки и посмотреть на реальные события, которые происходят в стране. А в стране идёт война. И в этой войне они должны быть в рядах национально-освободительного движения, в рядах Путина.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Коли мы затронули вопрос по энергообеспечению Крыма, тогда с Крымом тоже такой для себя итог. Энергообеспечение Крыма, энергетическую хотя бы безопасность, это не значит, что покрыть сто процентов, а покрыть хотя бы процентов пятьдесят необходимости в электроэнергии можно было бы давно, сразу после присоединения - перекинуть кабель через Керчь…

 

Евгений Фёдоров: Или завезти газотурбинные станции, которые есть в Подмосковье, кстати.

 

Артём Войтенков: А туда газ идёт разве в Крым?

 

Евгений Фёдоров: Газ тоже можно было бы подвести, есть технологии.

 

Артём Войтенков: Мне кажется, это сложнее.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Ничего не сложнее. Есть временные схемы. Просто постоянный газ тащить, как в Турцию тащат, и Южные, Северные потоки - это да, надо года три. Хотя, кстати, тут расстояние не такое, как до Германии. Можно было бы и здесь сделать. Тем более в Новороссийске выход газа под Южный поток уже есть и под Голубой поток. То есть там недалеко. То есть можно было и газ, можно поставить газотурбинки, как у нас стоят в Подмосковье, есть газотурбинные станции.

 

Артём Войтенков: На всякий случай?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Это можно было бы сделать, и я знаю, что такие вопросы обсуждались. Только эти вопросы были замылены. Я просто знаю, что в прошлом году обсуждался вопрос строительства газотурбинных станций. Вы можете в интернете поднять. Он оказался замылен этот вопрос газотурбинных станций. А бросить - это не так сложно.

 

Артём Войтенков: В общем, получается, технологически не такие сложные решения были в течение уже полутора лет не применены, вообще никак.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно никак. Самое главное – почему? Потому что не считалось, что мы ведём войну с Соединёнными Штатами Америки и с их сателлитами на Украине. То есть не было главного посыла. То есть в основе государственной политики было враньё. То есть мы предполагали, что это наши друзья, живущие в Киеве. Что они с удовольствием будут поставлять нам электричество, газ, воду, продовольствие за деньги, конечно. А это не друзья. Это Соединённые Штаты Америки, напавшие на нас методом госпереворота. И вот, когда мы врали, и продолжаем врать (мы же врём с 1991 года) - в этом же главная проблема наша. У нас нет других проблем кроме вранья.

 

Враньё - это реакция на процессы, на то, что происходит вокруг. Если вы не врёте, вы даже малыми силами решите проблему. Если вы врёте, вы её никогда не решите любыми силами. В этом же проблема. То есть мы, не считая, что на нас напали, что с нами ведут войну официально, мы тем самым не сделали выводы, которые следуют из войны.

 

Вот я сейчас смотрю - за два месяца сделают этот кабель. Его можно было сделать за два месяца и в прошлом году. Просто сейчас сообразили. А чего не сообразили, когда интервенты на Украине и фашисты отключили воду? Вы что не сообразили, что если воду могут отключить - дальше мышление включайте - могут отключить и электричество. Вот это увязать нельзя было?

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вы строите такие строите страшные логические схемы…

 

Евгений Фёдоров: Это ужасно, невозможно. До этого нельзя допереть. Если отключили воду, то электричество никогда не отключат. Ну как это? Я сейчас говорю очевидные вещи. Это же враньё везде, и в Конституции, и в государственном строительстве, и в системе власти, и в социалке, и в условиях сегодняшнего противостояния и на Украине, и на Донбассе. Понимаете, оно везде. Как вы выживете с этим народом и с этим государством, если вы всё время врёте? Как? Если для вас мир это сплошное враньё на вранье. Как? Преступление на преступлении. Враньё может породить только враньё. Понимаете, в чём дело?

 

НОД это просто первое слово - правду скажи. Она ужасная эта правда.

- Мы в оккупации.

- Мы во внешнем управлении.

- Наше Отечество идёт на ликвидацию.

- Мы будем уничтожены, в том числе резнёй на улицах.

 

Но ты скажи правду и тогда ты сумеешь защититься. Предупреждён, значит вооружён. И тогда ты решишь проблемы. Причём удивительно, что ты их не просто решишь, а ты полностью изменишь жизнь на позитивный ключ, всю. Потому что мы живём в самой богатой в мире стране. У нас всё есть, чтобы решать проблемы, кроме правды.

 

Артём Войтенков: Ну вот, основополагающего стержня у нас и нет.

 

Евгений Фёдоров: С 1991 года, потому что в головы пропаганда залила совершенно другие мозги.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда вы говорите, что мы в оккупации, мы полностью под управлением. Но, тем не менее, Россия лезет бомбить Сирию. Успехи России на международной, как говорится, арене они, в общем-то, неплохие во внешней политике.

 

Евгений Фёдоров: Согласен.

 

Артём Войтенков: У нас получается тут какое-то несовпадение.

 

Евгений Фёдоров: Давайте так. В чём неплохие успехи?  Можно? Вы говорите, что у нас неплохие успехи. Я, кстати, считаю, что на международной арене у нас много успехов. Но давайте тогда поговорим о критерии успеха.

- Много успехов у нашей дипломатии.

- Много успехов у наших вооружённых сил.

Но эти успехи как касаются вашего уровня жизни? Никак. Ваш уровень жизни каждый день падает, правильно? Значит, главного успеха нет. В главном у нас нет успеха. Мы в главном тонем. Я так считаю, что главное это, когда человек. А когда наши патриоты, наши герои из числа русских солдат молодцы, конечно, я с ними. Но это не успех в полном смысле этого слова. Это часть успеха. Это успех на дипломатическом, международном, военном фронте. Да. Но не на внутреннем.

 

Главное для нас - внутренний фронт. Где тут успехи? Каждый день хуже и хуже, в этом успехи?

- Дальнобойщики - в этом успехи?

- Малый бизнес, который гробят, в этом успехи?

- Пенсионеры, у которых отнимают пенсии, в этом успехи?

- Тарифы, которые растут ЖКХ с какой-то стати на нуле. Взяли и начали расти. С какой стати?

 

Это, кстати, мы сейчас дальнобойщиков обсуждаем. У меня такой же вопрос. Какого хрена Министерство ЖКХ ввело этот дополнительный платёж на капремонт после команды Путина?

 

Для меня главное, как для военного бывшего - до команды, после команды. После команды Путина в декабре 2014 года, он сказал. А платёж ввели только в 2015 году, заметили? У вас там был он готов. Приостановите на четыре года! Вам же глава государства сказал.

 

Поэтому я обращаюсь ко всем жителям в российской коммуналке, квартир, домов и всё остальное. Вы где? Вы что согласны со всем этим, что вам тарифы вводят, ухудшают жизнь вопреки воли главы государства? Где ваша поддержка главы государства? Где четвёртого ноября вы были? Где вы были четвёртого ноября, когда глава государства нуждался в вашей поддержке, чтобы остановить этот беспредел, который проводит Пятая колонна в российской власти. Где вы были?

 

Артём Войтенков: Понимаете, в чём всё дело? Наши СМИ и наши, так скажем, аналитики, которых я иногда смотрю и слушаю, но мне, честно говоря, уже просто не успеваешь лапшу с ушей снимать, что они рассказывают. Они все, и СМИ, и общественное мнение создаёт у людей такую уверенность, что у Путина есть вертикаль власти, и то, что делает правительство, что делают чиновники, это всё идёт сверху. Но они же не могут делать сами по себе. Народ так думает, предполагает.

 

Евгений Фёдоров: То есть Путин официально в посланиях, в командах и указах говорит, а потом типа на ушко говорит: "Можете не обращать на меня внимания"? Подумайте сами.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, кто посмотрел послание Президента? Посмотрели и забыли тут же вообще.

 

Евгений Фёдоров: Вот именно. Почему мы и говорим, что средства массовой информации – часть оккупационной машины. Это мы говорим - чиновники в правительстве саботажники. А средства массовой информации хотя бы должны. Подают информацию о повышении тарифов, сказали бы: "Вопреки воле главы государства".

 

Артём Войтенков: Так они же не говорят.

 

Евгений Фёдоров: Так это же врут. Это же важная вещь? Важная. Нам же говорят, что у Путина огромная власть? Да, говорят. Так скажите об этом - "Вопреки воле главы государства". Врут же, что не говорят об этом?

 

Артём Войтенков: Умалчивают.

 

Евгений Фёдоров: Умалчивают, на него выкладывая ответственность.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Так это враньё! Я же про это и говорю, что мы живём в тотальном вранье, как в крупном, мы это обсудили с Крымом, с дальнобойщиками, так и в мелочах. Ну как в мелочах? В сумме это тоже крупное. Тарифы, например, с каждого по тысяче рублей - сколько это выйдет? На ровном месте абсолютно. Я ещё говорю, что можно было этот тариф сделать через четыре года, как просил Путин? Да, конечно, можно было. Значит, саботажники. Значит, дайте ему власть. Вот я к народу обращаюсь, к жителям квартир, к дальнобойщикам, к бизнесу - власть Путину дайте. Власть дайте, и тогда будет всё нормально, его команды будут выполняться, а чиновники поедут в тюрьму. Потому что без власти они не обращают внимания на его решения. А будет власть, за нарушение тюрьма положена. У участкового власти больше, чем у главы государства. Потому что, если участковый вам сказал "нельзя нарушать закон", а вы нарушили, он вас тут же в кутузку посадит. Дайте власть главе государства хотя бы на уровне участкового, чёрт побери. Я уже к народу обращаюсь. Трудно это? Выйдите на Тверскую в его поддержку, когда он просит, а не вообще когда-то. Чтобы он мог это сделать сам. Нет, рассусоливаем, ведёмся на Навального с его терминалами платёжными, со всеми делами.

 

Артём Войтенков: Понимаете, так проще. Так, когда тебе дают уже готовое решение.

 

Евгений Фёдоров: Тогда мы проходим испытание. Значит, мы идём путём испытаний, суть которых - достать из внутреннего подсознания необходимость защищать своё Отечество. Это как первый период Великой отечественной войны. Целый год там народ соображал - надо защищать Отечество или нет. И только потом сообразили, что надо. Уже где-то к битве под Москвой начали соображать, и к Сталинграду только сообразили. Хотя техники под Сталинградом и солдат было меньше, чем в 1941 году под Брестом. Вот надо было пройти через испытание, потерять десять миллионов граждан и три миллиона военнопленных, потерять всю украинскую территорию, реально четверть страны, и только тогда сообразить, что за Отечество надо бы сражаться. Вот сейчас точно такой же период - период испытаний, чтоб сообразить, что надо сражаться.

 

Поэтому, ещё раз говорю - это зависит от людей. Путин за вас вашу хорошую жизнь, или Фёдоров, или НОД не организует. За вас ваши проблемы кроме вас не решат. Вы должны лично мобилизоваться в поддержку главы государства. Разбить Пятую колонну, восстановить суверенитет вашего Отечества, и тогда за это вам гарантирована счастливая и богатая жизнь. За это, а не за то, что вы под телевизор смотрите и пиво пьёте, и ничего не делаете, когда Отечество в опасности. Или тем более некоторые ещё играют на мельницу Пятой колонны, и ведутся на их гнилую пропаганду, про терминалы в том числе.

 

Артём Войтенков: Будем надеяться, ваши объяснения кому-то помогут сообразить.

 

Евгений Фёдоров: Мы же уже больше трёх лет боремся. Хотите умирать? Умирайте. Если вы суицидальщики, ребята, то это ваша проблема, в конце концов. За вас заставить вас жить мы не можем. Жить заставить себя можете только вы, и решить свои проблемы правильно можете только вы. Как ваши деды, прадеды и мои решали, и шестьдесят поколений до нас решали. Мы ничего нового не предлагаем, НОД. Мы предлагаем делать точно так, как делали все люди, которые до этого жили на этой земле до нас, и которые сумели отстоять и защитить такое самое большое в мире государство, самое богатое. Вот, что мы хотим, больше ничего другого.

 

Если вы хотите придумывать разные варианты, не такие, как придумали за вас уже, опробовали ваши деды и прадеды, эти все варианты это блеф. Это только затяжка проблемы, больше ничего другого. Все ответы сделаны до нас. Это сделали наши деды и прадеды.

Надо сделать то же самое:

- идти в национально-освободительную борьбу,

- восстанавливать суверенитет нашей страны,

- восстанавливать границы 1991 года, потому что других у нас нет по закону международному.

 

Или вырезайте из наших границ всё, что там придумывают россели, навальные, кто там ещё придумывает, что у нас это не входит в Россию, то не входит в Россию. Либо мы защищаем всю нашу землю, которую нам передали наши деды и прадеды, и за которую мы давали присягу, либо мы капитулируем. И сегодняшние события - это единственное решение этих проблем, только это. Хотите пройти через испытания, чтобы прийти к истине, которая и так известна, проходите - это ваши проблемы, в конце концов.

 

Артём Войтенков: Я даже по собственному опыту могу сказать, что пока ты не прочувствуешь это, ты не поймёшь. Тебе могут говорить, говорить, говорить, что не суй пальцы в розетку, не суй, не суй, не суй. Но пока сам не попробуешь, не получается.

 

Евгений Фёдоров: На Донбассе уже попробовали.

 

Артём Войтенков: Кстати, да. А кстати, многие поумнели после Донбасса.

 

Евгений Фёдоров: На Донбассе-то все поумнели, а в России нет. То есть хотят, чтобы их лично коснулась беда Донбасса. Значит, это не мой выбор. Хотят люди, чтобы вот так, через ремни на спине, значит, это их решение.

 

Артём Войтенков: А вы говорили, что всё одно к одному лепится. Причём, что любопытно оказалось, балтийские страны отказались бороться с терроризмом вместе с Россией. То есть организовывается какая-то коалиция, они сказали, это Эстония, Латвия, Литва: "Там Россия. Мы туда не пойдём". И дальше другое – "установлен первый погранстолб на границе с Эстонией". Это было на прошлой неделе. То есть, смотрите, от нас Эстония отделилась в 1991 году, и до сих пор там, оказывается, не было погранстолбов. Я даже удивился.

 

Евгений Фёдоров: Потому что они претендовали на Пыталовский район Псковской области.

 

Артём Войтенков: А погранстолбы они стали ставить именно сейчас.

 

Евгений Фёдоров: Испугались.

 

Артём Войтенков: По-моему это всё части одной какой-то игры, да? То есть и отказ России, и погранстолбы, всё это ухудшение внутреннего положения.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Я же об этом многократно говорил. Может, кто-то не понял? С нами ведут полтора года войну. Результат этой войны - наша ликвидация. Не будет перемирия, не будет приостановки, не будет чего-то. Будет либо ликвидация, либо победа.

- Победа - это 1991 год.

- Поражение – это резня в Москве, без вариантов.

Никаких других вариантов. Всё остальное - пути к этому, просто путь "как уничтожить". Всё, это просто техническая операция, которую ведут отдельные подразделения: Навальный, Крым и так далее. То есть вариантов никаких.

 

Если мы не поймём, что с нами ведут войну и нам надо в ней победить, мы в ней не победим. Это же понятно, это же очевидно. Нам придётся принимать решение. Не хотите принимать сейчас, значит, придется принимать после беспорядков, которые будут организованы американцами в России, может быть. Причём серьёзных проблем. После того, как социальный уровень упадёт в два раза, придётся принимать это решение. Нам придётся это решение принимать. Решение - увидеть войну и в ней победить.

 

Что НОД делает? НОД говорит: что такое победа.

А что такое победа?

- Крым это победа? Это победа локальная.

 

А что такое окончательная победа, после которой наступит мир, процветание и богатство? Что это?

- Это победа - выход на границы, завещанные нашими дедами и прадедами. Не мы создавали это государство, не нам от него отказываться.

 

Понимают это в Эстонии? Отлично понимают. Они-то лучше всех это понимают. Кошка чьё мясо съела? Что они не понимают, что суд в Москве о незаконной ликвидации Советского Союза указом Горбачёва об отделении Эстонии это конец Эстонии? Вот этой НАТОвской. Отлично это понимают. Потому что не надо никаких войск, ничего. Само по себе этот суд и решение, которое за ним последует, автоматически восстанавливают границы Советского Союза 1991 года. Не сразу конечно, но на дипломатическом уровне. Потому что НАТО нельзя. Сразу решение о вступлении в НАТО аннулируется. Столб, который воткнули вчера, аннулируется, потому что он ничтожное последствие незаконных решений. Понимаете, юридическую логику? Вот и всё. Это технология.

 

Россия - не агрессивное государство, и никогда им не была. Никогда Россия не побеждала за океаном, по крайней мере, побеждала в коалициях, но с пользой для себя никогда. Всегда она побеждала в стране. За рубежом да - мы были в Париже, были в Берлине, но это были всё подавление врага в его логове. То есть это был как бы защитный поход, не захватнический, а защитный.

 

Артём Войтенков: Мы всё отдали обратно. Мы там ничего себе не взяли.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь - защитный поход. То есть для нас вот эта граница священна. Это и есть Отечество. Отечество это не Москва и Питер. Отечество – это и Москва, и Питер, и Киев, и Рига, и Львов, и всё остальное. Вот, что такое Отечество. Если мы не выходим, вначале в головах побеждаем на это Отечество, а потом юридически на него выходим, значит, нас ждёт поражение в этой войне и полная капитуляция, или уничтожение. Это азбука. Это азбука, проверенная нашими дедами тысячи раз. Я даже удивлён, что приходится о таком БИОСе (это БИОС, это основа существование белковых тел) объяснять людям. Люди живут в обстановке фантомов и фантастических идей.

 

Артём Войтенков: Люди всегда так живут, ими всегда управляется через какие-то образы непонятные, оторванные от жизни.

 

Евгений Фёдоров: Через проблемы, через испытания, через жестокие удары, в том числе, террористического характера. Посмотрите, вчера опять тринадцать человек банда прорвалась в российскую Федерацию в Кабардино-Балкарии по-моему. Через это испытание придётся вернуться в здравый смысл. То есть вернуться в реальность. Выйти из виртуальной, придуманной для нас Ливановым Министром образования, естественно, американцами через него и через Пятую колонну, представлениями о липовой жизни. Вернуться в реальную жизнь, как она есть, конкурентную, жестокую, основанную на победителе. Всё, придётся вернуться. Или вы скинетесь с мировой арены, и на ваших землях будут вытанцовывать те народы и нации, которые остались в реальности, то есть ведут борьбу и в этой борьбе, соответственно, побеждают.

 

Артём Войтенков: Так, следующий вопрос. Наш самолёт сбит в Сирии. На границе с Турцией сбили наш самолёт. Некоторые СМИ сообщают, что он был сбит турецкими самолётами, а некоторые сообщают, что он был сбит ракетой с земли. Но, наверное, мы пока ещё полнотой информации не обладаем по этому вопросу. Сам факт сбивания самолёта - что это означает?

 

Евгений Фёдоров: Насколько я понимаю, его сбили ракетой "воздух-воздух" турецкие ВВС. То есть, это было сознательное действие турецких ВВС по уничтожению российского самолёта, о котором, на самом деле, американцы предупреждали ещё несколько месяцев назад, что появление России в Сирии означают потери. Помните? Это говорили официальные лица Соединённых Штатов Америки. Прямо речь шла о потерях. И второе - это на прошлой неделе выступление главы разведки Турции о том, что надо воевать на стороне ИГИЛ против России.

 

Артём Войтенков: Он так и сказал?

 

Евгений Фёдоров: Да, руководитель разведки Турции, конечно. ИГИЛ создан Соединёнными Штатами Америки, то есть, НАТО. Это их карательная армия. С какой стати вы решили, что они разрешат уничтожить ИГИЛ? Они разрешили бы уничтожить Второй полк Морской пехоты? Вряд ли, даже если он им не нужен.

 

ИГИЛ решает геополитические проблемы США.

- Оно держит в покорности Европу, как, как союзников и вассалов. То есть, это карательные части среди своих.

- Угроза на Китай. Обратите внимание, в Китае только что прошла операция, в которой, по-моему, пятьдесят или шестьдесят боевиков было уничтожено. В Китае! То есть, про это не говорится в средствах массовой информации, с трудом эту информацию можно найти, но это факт.

То есть, ИГИЛ идёт в Китай через Афганистан, и в Россию.

 

Вчерашнее уничтожение тринадцати, или четырнадцати бандитов в Кабардино-Балкарии, это вот, наступление ИГИЛа на Россию. Понятно, что это первая разведгруппа. То есть, это американская армия. Америка с нами ведёт войну. Соответственно, её армия ИГИЛ ведёт с нами войну. Естественно, мы правильно делаем, что подавляем эту армию. Но вопрос-то заключается в другом. Мы должны чётко понимать, что это война на территории Сирии с Соединёнными Штатами Америки.

 

Артём Войтенков: Собственно говоря, как Вьетнам и Корея.

 

Евгений Фёдоров: Как Вьетнам, как Корея, как Афганистан. Правильно. Но это надо чётко понимать. Но, в отличие от Вьетнама, коммуникации-то туда нет. В Сирию. Нет коммуникаций.

 

Артём Войтенков: А Средиземное море?

 

Евгений Фёдоров: А вы туда попадите. Там Гибралтар. То есть, Северный флот туда не дойдёт. Гибралтар англичане перекрыли, и всё.

 

Артём Войтенков: А у нас разве нет ничего в Чёрном море?

 

Евгений Фёдоров: То, что плавает, оно нуждается в поддержке, в замене, в обеспечении, в коммуникациях. Тут Дарданеллы. Как вы туда доберётесь?

 

Артём Войтенков: Через Дарданеллы, если Турция пустит.

 

Евгений Фёдоров: О, слово "если" - ключевое. Вот сейчас будет конфликт с Турцией, или проблемы. Перекрыли Дарданеллы - и проблемы нет, всё. Сколько там у нас танкеров обслуживают нашу группировку в Сирии? По-моему, говорили - девять танкеров. Девять сухогрузов и танкеров крутятся. Это группировка, бомбы же летают, их же надо поставлять. Дарданеллы перекрыли под предлогом конфликта, и нету.

 

Артём Войтенков: Ой, слушайте, а, по-моему, из-за этого самолёт и сшибли тогда, а? Может быть?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это сшибли Соединённые Штаты Америки через своих людей в турецком командовании по линии НАТО, для того, чтобы обострить проблемы. Есть и тактический вопрос. Вчерашняя встреча с Хомейни, договорённость с Ираном.

 

Артём Войтенков: А кто встречался?

 

Евгений Фёдоров: Президент. Владимир Владимирович Путин встречался с Хомейни. Хомейни вообще ни с кем не встречается. Это стратегическая договорённость о союзничестве. И ещё немаловажный момент. Впервые, помните, мы поднимали вопрос, почему Россия не бомбит финансовую инфраструктуру ИГИЛ? То есть, нефтедобычу?

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, мы боимся войти в жёсткий конфликт с американцами. Вчера мы отбомбились впервые - тысяча автомобилей с нефтью было уничтожено российской авиацией. Вчера Генштаб наш отчитался. Из этой тысячи половина – доход турков. Половина доход ИГИЛа, половина доход турков, как посредников.

 

Артём Войтенков: То есть, они гонят нефть через Турцию?

 

Евгений Фёдоров: А через кого? Естественно. Вот вам и ответ. Это ответ на вчерашние бомбардировки, прямой и чёткий. Но самое важное, что мы не дотягиваемся. То есть, Сирия для нас… Из-за Дарданелл, из-за коммуникаций мы не можем туда дотянуться. Помните, по-моему, мы с вами обсуждали вопрос, что, когда Путин встречался с Асадом, Асад в Россию прилетел на военном самолёте секретно. Почему секретно? Всегда президенты встретились, выходят, пресс-подход, конференция. А тут Асад улетел, и на следующий день сказали – "был Асад". Помните?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Да потому что, он добраться в Россию без контроля американцев не может. То есть, его втихаря на военном самолёте провезли через ИГИЛ, через Ирак, через Каспий завезли в Россию. Через Болгарию не пустят, через Грецию не пустит НАТО. И обратно. И вот, когда он вернулся, тогда мы и сказали, что была встреча с Асадом. Почему? Это что, от силы? Нет, это от слабости. Коммуникационной слабости. То есть, для того, чтобы выйти на коммуникацию в Сирию, мы должны не ругаться с американцами, по крайней мере, жёстко. Понимаете? Всё просто.

 

Артём Войтенков: Так. А почему мы тогда отбомбились по нефтяным потокам? Могли бы и дальше их не трогать?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, нефтяные потоки - это смысл существования ИГИЛа. Вы можете вообще не бомбить солдат ИГИЛа. Вам достаточно перебить им нефть - всё, ИГИЛа нет. Никакая армия, ИГИЛовская в том числе, не может существовать без боеприпасов, оружия, а это деньги, а деньги – нефть.

 

Артём Войтенков: Так им американцы оружие поставляют.

 

Евгений Фёдоров: Поставляют. Но часть поставляют американцы, часть они покупают. Потом, американцы же как бы скрывают свои прямые поставки, много там тоже, они полностью обеспечить не могут. Чтобы вы понимали, военная операция современная, это же не просто там партизаны с автоматами бегают. Это всё-таки подразделения. Вот сегодня журналистов наших обстреляли из чего? Из противотанковых устройств. Это серьёзная техника, она стоит больших денег, её просто так в кармане не поставишь, или в рюкзаке. Это коммуникации серьёзные, которые точно под контролем находятся американцев или турков.

 

То есть, война требует мощного обеспечения. Обеспечение базируется на нефти. Поэтому, уничтожение нефтяных коммуникаций - это главный метод решения проблемы ИГИЛ. Ну, мы решили, что, поскольку, вроде как Франция с нами условный союзник, хотя бы, решили этим воспользоваться, решить вопрос по сути. Не по форме, как бомбардировки как бы солдат, а по сути - деньги, на которые этих солдат американцы нанимают.

 

Артём Войтенков: То есть, получается так, что пока Россия влезла в одиночку, так скажем, бомбить ИГИЛ, мы бомбили, условно говоря, это была такая наполовину бутафория. Солдат уничтожали, но не уничтожается как бы корень. Сорняк вырастает, а корень остаётся, ты его пропалываешь, а он опять.

 

Евгений Фёдоров: Сверху просто стрижёшь. Как волосы в парикмахерской стрижёшь - через неделю выросли.

 

Артём Войтенков: А вот после терактов во Франции, когда Франция двинула туда авианосец.

 

Евгений Фёдоров: Авианосец "Шарль де Голль".

 

Артём Войтенков: Вот после этого мы стали посмелее, и решили, что можно уже и за корешок взяться.

 

Евгений Фёдоров: Да. И получили ответку. Это если по-простому.

Проблема заключается в том, что нам надо решать, какие вопросы для нас главные. Сирия никогда не была главным вопросом, хотя бы потому, что там даже то, что сейчас туда перебросили усиление, всё равно два полка. Два полка, это шестьдесят самолётов. Шестьдесят самолётов, это не стратегический разворот сил. Всё равно надо тысячу самолётов, если хотим решать. Тысячу самолётов мы точно там не развернём, это видно. Нам эти-то, шестьдесят уже сбивают, а уж тысячу вообще не пустят, хотя, они в принципе есть у нас.

 

Следовательно, мы вообще в Сирии находимся в абсолютно придушенном, со стороны Соединённых Штатов Америки и НАТО состоянии. И даже временное союзничество с Францией эту проблему не решит. То есть, мы в Сирии не сможем добиться успеха. Вот просто для себя мы честно должны сказать - успеха стратегического (тактически можем) мы в Сирии добиться не сможем. Тактический успех - это снятие давления с сирийской армии, и перевод затяжной войны в конструкцию более облегчённой затяжной войны для Сирии и Асада.

 

Артём Войтенков: Ну, какая-то помощь.

 

Евгений Фёдоров: Да, но для наступления разрешения нет. Просто для наступления… Кстати, третий момент - это Асад перешёл к наступлению, и, пожалуйста, ответка. Но ответка же не в этом. Ответка заключается не в том, что сбили наших героев, лётчиков, а в том, что не разрешают. Показали уязвимость российской системы, военной, в том числе, перед лицом Соединённых Штатов Америки и НАТО, и запретили усиливаться на территории Сирии тем самым. Вот, в чём ответка. То есть, нас ограничили, на нас выстроили клетку. Всё, русский медведь заложен в клетку. Из клетки в Сирии ему из этих форматов не вылезти.

- Бомбить нефть нельзя.

- Договариваться с Аятоллой Хомейни нельзя.

- Наступать нельзя.

- Можно только обороняться и чуть-чуть там.

- Трогать в целом, и уничтожать ИГИЛ нельзя.

Вот каков ответ.

 

Французские граждане, русские граждане - американцев это не волнует, как не волновали даже американские граждане, которых сорок тысяч они во Вьетнаме загубили. Волновались? Нет. Когда речь идёт об интересах нации, жизнь своих солдат для американцев ничего не стоит.

 

Артём Войтенков: Их там триста тридцать миллионов, жалко, что ли?

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Привезут других, из России в том числе. Вот вам и ответ по Сирии, по этому самолёту. Поэтому, ещё раз говорю: огромные герои наши лётчики, настоящие. Но не сирийский фронт главный.

 

Главный фронт объявлен нам в феврале месяце, государственным переворотом на территории Украины, и последующим военным вторжением интервентов в пределы нашего Отечества 91-го года. Вот это - главный фронт. Никакие другие победы и войны на других фронтах не приведут к результату, к победе на этом главном фронте. Никакие. А без победы на этом главном фронте не будет решена проблема суверенитета нашего Отечества, и нормального качества жизни наших граждан, и их просто нормального статуса человеческого. Круг замкнулся. Всё вернулось туда, откуда началось. Без освобождения нашего Отечества нам не жить. И никакие, даже важные действия, Сирия, не Сирия, не снимают главную проблему на главном фронте.

 

Артём Войтенков: Более мелкие вопросы. Они даже не вопросы, а подтверждение ваших слов. НКО российские, которые получают деньги из-за рубежа, и подпадают под определение "иностранный агент", которое вы тоже пытались внести законопроект, за который не проголосовали, но зато проголосовали за другой законопроект, тоже "иностранный агент".

 

Евгений Фёдоров: Нормально, да.

 

Артём Войтенков: Да, как обычно. Но, тем не менее, они не хотят быть иностранными агентами, и объединяются в так называемый "Российский союз третьего сектора". Мне вот даже само название стало любопытно. Там Правый сектор, на Украине. А здесь у нас НКО в Третий сектор преобразуется.

 

Евгений Фёдоров: Так удобнее Госдепартаменту. Кстати, к нашему вопросу, который мы обсуждали, и это связано и с дальнобойщиками. Я обращаю внимание, что у американцев опыт использования дальнобойщиков для свержения государственной власти есть - это Альенде, и Чили в семидесятые годы прошлого века.

 

Артём Войтенков: А там они были использованы?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, в чистом виде. Вот как американцы использовали шахтёров для ликвидации Советского Союза, но наряду с другими, то есть, не шахтёры были главные.

 

Артём Войтенков: Шахтёры были первые.

 

Евгений Фёдоров: Донбасса. Шахтёры Донбасса, которые сейчас умирают. То есть, они сейчас платят кровью за те свои решения 89-го, 90-го годов. Вот так же американцы использовали дальнобойщиков для свержения Альенде, и государственного переворота в Чили. То есть, у ЦРУ есть методики использования этой технологии. Это тоже важный момент. То есть, они знают, как туда пролезть, через Навального, через технологии, в нормальную патриотическую среду, кстати.

 

Артём Войтенков: Вот это наблюдение, что НКО стали объединяться.

 

Евгений Фёдоров: Ну да, американцам так удобнее.

 

Артём Войтенков: То есть, они копят силы, просто собирают силы для удара?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Они собираются уничтожить наше Отечество. Задача – ликвидация нас, и убийство миллионов людей в России, если кто-то не понял. Эта задача стоит. Причём, для американцев эта задача поставлена в ближайшие годы. То есть, те, кто сейчас нас смотрят, многие совершенно спокойно не доживут, через два-три года, если не включат мозг, и не поднимутся вместе с Путиным в национально-освободительную борьбу. Не доживут. Не через десять-двадцать лет. Резня будет в ближайшие несколько лет, если не сообразят люди в России, что надо за щитом государства восстановить суверенитет, победить в этой войне вторжения, в Отечественной войне, которую, сегодня, хотим мы, или не хотим, ведёт русский народ против иностранных интервентов. Пока в лице НОДа, пока в лице передового отряда "триста спартанцев". Понимаете?

 

Артём Войтенков: Кстати, в подтверждение ваших слов. Просто новость с официального сайта я её взял с какого-то новостного, по-моему, РИА даже, который крупный. "Соединённые Штаты планируют увеличить расходы на информационно-пропагандистскую деятельность против России" - заявил заместитель помощника госсекретаря США. Вот, просто всё открыто. В 2016-ом финансовом году средства на поддержку гражданского общества, независимых (в кавычках) СМИ в Евразии и Юго-Восточной Европе, куда входит и Россия, должны увеличиться на двадцать шесть процентов.

 

Евгений Фёдоров: Знаете, почему он так сказал? Потому что, ему господа, связанные с Навальным, доложили, и американский посол доложил, что пошёл успех. Вообще, история с дальнобойщиками, это очень тяжёлая история. Если кто-то думает, что это как-то так рассосётся, я вам дам прогноз, как политик - это история на много месяцев. И это важнейшая дубина, которую попытаются американцы использовать.

 

Артём Войтенков: А как это будет развиваться?

 

Евгений Фёдоров: Это будет, как с майданом. Когда майдан начался, где-то ещё было тепло, где-то ещё осень была. А главные события, потом майданщики были подменены, то есть, студентов подменили на боевиков, так и с дальнобойщиками будут. И потом уже, где-то через четыре-пять месяцев это выстрелило. Просто, чтобы было понятно, как этот процесс будет развиваться. То есть, если мы, и я к НОДу обращаюсь, не подтянем дальнобойщиков под национально-освободительный процесс, под Путина, вот так всё и будет. Потому что, они, американцы, умеют работать с этой средой.

 

И Навальный там не случайно. Он такую откровенную лапшу им вешает, Но эту же лапшу им надо рассказать. Они же там с баранкой, это же не бумаги они читают, книжки, а с баранкой работают. Им же надо всё это разжевать. Надо разжевать, как их обманывают, как им врут.

 

Вон, у меня сегодня должна быть встреча с очередными дальнобойщиками, запланирована. И они тут прислали бумагу, и говорят, что кто-то им сказал, что есть шведский сайт, который проплачивает работу среди дальнобойщиков (по данным самого сайта), и поэтому мы тогда не будем встречаться. Ну, ребята, чего вы от правды уклоняетесь? Чего вы трусите? Я готов к встрече, готов к обсуждению. У нас абсолютно открытая патриотическая позиция, мы готовы говорить с любым.

 

Мне вон понравилось, когда вы задали вопрос про дальнобойщиков и ролик. На "Эхо Москвы" тысяча комментариев, например, десять разных обсуждений там, и тот обсуждает, и этот обсуждает, и женщины, моё высказывание. Чего вы меня не пригласите?

 

Артём Войтенков: А вас приглашали хоть раз на "Эхо Москвы"?

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, я знаю туда дорогу. Боитесь? Потому что ваше враньё, которое вы с утра клепаете одно за другим, это разоблачается за две минуты. Вы этого боитесь. То есть, вы ведёте с нами информационную войну методом вранья.

 

Артём Войтенков: Она всегда так ведётся.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Я просто, как аргумент. Так вы пригласите. Я дальнобойщикам говорю: "У вас есть вопросы? Давайте, встретимся. Я готов встретиться с любым дальнобойщиком, с любым коллективом. С самыми, как угодно настроенными. Против меня? Да не вопрос вообще. Давайте поговорим. Чего вы боитесь? Вот сегодня должна была быть встреча, чего вы не пришли? Боитесь?"

 

Причём, вечером они ещё хотели, мы договаривались, а утром уже перепугались. Уже с ними успели поработать ребята от Навального. Потому что боятся. Потому что правды боятся. Потому что правда это, знаете, как раскалённый металл масло прожигает. За нами правда, и нашей правды они боятся, и Навальный, и "Эхо Москвы", и те, кто работает с дальнобойщиками, кто им мозги набекрень пытается выбить. Боятся правды.

 

Артём Войтенков: Знаете, просто, с точки зрения простого человека, проще признать, что власть плохая, и такая, чем признать, что мы проиграли войну, мы находимся под внешним управлением. Это просто шаг такой, гораздо больший, это больший переворот в мозгах.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это придётся сделать. В этом и заключается процесс воспитания через испытание, которое мы сейчас проходим, чтобы дойти до точки, в которой включается нормальный мозг на уровне БИОСа. То есть, как он включался у твоего деда, прадеда, прапрадеда, и всех остальных. В этом и заключается процесс испытания, понимаете? То есть, люди должны пройти через это, чтобы сообразить, вернуться в реальность. То есть, из виртуального, компьютерного мира вернуться в реальный мир конкуренции. В этом и заключается.

 

Вот, как ребёнка, которого обхаживают плёткой (не в наших школах, а раньше) для того, чтобы он сообразил, и начал реально смотреть на мир. Вот что происходит. Это идёт процесс воспитания нации через наказание, через испытания, через снижение доходов, через падение пенсий, через вот эти саботажнические налоги, которые вопреки решениям главы государства вводятся Пятой колонной. А по сути, всё это вместе, все эти тысячи проблем, о которых мы можем с вами говорить, объединяются одной проблемой - суверенитета нет. Всё. Всё остальное - следствие отсутствия суверенитета. Всё, и налоги, и дальнобойщики, я имею в виду работу Навального, и налоги малого бизнеса, и лишение пенсий, и повышение пенсионного возраста, и коммунальные услуги, и тарифы, и лишение московских областных пенсионеров права проезда в Москве -  это всё следствие отсутствия суверенитета.

 

И решается вся эта проблема не путём борьбы с какими-то там ящиками, как предлагает Навальный, а путём восстановления этого суверенитета. И она так решалась всегда. И до нас она решалась все полторы тысячи лет жизни нашего государства, и в других странах так же. Это решение проблемы, а не борьба с ящиками.

 

Артём Войтенков: Будем надеяться, что ваши объяснения, они дойдут до людей, и кто-то сложит одно, другое, третье наконец-то, и подойдёт к главному вопросу.

 

А ещё вот, просто моё наблюдение, видимо не только я такое заметил - ухудшение отношений с Украиной. То есть, несмотря на то, что там был переворот, мы же им поставляем и газ, и уголь, и ядерное топливо. Но как бы они устроили блокаду Крыма, сначала продуктовую, которая им во вред, если честно, по большому счёту. Потом они запретили пролёт наших самолётов, мы естественно в ответ запретили украинские компании - они тоже от этого больше потеряли. Лишение Крыма электроэнергии. А почему не тогда? Когда Крым присоединили, они могли бы сразу и воду отрубить, и электричество отрубить, и самолёты запретить, газ не брать, уголь наш не брать. Почему именно сейчас это происходит?

 

Евгений Фёдоров: Тоже всё понятно. Потому что, во-первых, слово "они" к ним неприемлемо, потому что нет такого государства Украина после февраля месяца прошлого года, есть американский протекторат. Это просто Порошенко озвучивает решения Вашингтона, и всё. Нет государства Украина. Соответственно, нет решений, которые принимаются как бы вопреки своим интересам. То есть, Вашингтон не принимает, и не должен принимать решения в интересах граждан Украины. Понимаете?

 

Артём Войтенков: Ну, понятно, какое ему дело до них.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Поэтому, когда эти решения проводятся, никто даже не думает, хуже они будут для граждан Украины, или лучше. Этой проблемы для Вашингтона нет. То есть, нет как бы загадки - почему Украина, как вы задали вопрос, принимает решения вопреки своим интересам. Такой загадки нет.

 

Нет такого государства Украина. Это - протекторат Вашингтона, и решения принимаются в интересах Вашингтона, за счёт проживающих в протекторате рабов, оккупированного населения. Понимаете? Вот и всё. Подобно тому, как гитлеровская Германия на Украине принимала решение о конфискациях продовольствия и вывоза чернозёма. Это решение принималось в интересах немецкого государства за счёт населения Украины в условиях оккупации. Всё то же самое. Это абсолютно такая же техника решения.

 

Теперь, почему американцы приняли решение сейчас? Это вообще тоже никак не связано с Украиной. Это на Россию вторжение. Это, точнее, вторжение в Советский Союз, его ликвидация через Киев, как это делал Гитлер в 41-ом году. Всё то же самое. Это мы, наша пропаганда для многих людей отделяет Россию от Украины. Это один не только народ, но и одно, с точки зрения международного права, государство. И американцы прекрасно это понимают. Они уничтожают наше государство, которое раньше называлось Советский Союз, и его части: Украина, Россия и так далее. Украина, жители Киева для них такие же враги, как и Москвы. И те и другие им абсолютно неприемлемы. Просто одних они используют, как полицаев в своих оккупационных частях, вот и всё. И готовы их использовать и против нас.

 

Отсюда и ответ - почему сегодня обострение. Потому что началась вторая фаза вторжения в Россию. И здесь все подчинённые Соединённым Штатам Америки, получили эту команду. Все.

- И те, кто работает у американцев по линии Навального с дальнобойщиками.

- И те, кто по линии американцев работает на Украине с тем же энергоснабжением Крыма, с авиацией, с продовольствием, со всеми делами.

 

Все получили команды. Турки получили команду сбивать наши самолёты. Все получили команду, потому что фашистско-американская армия перешла ко второй фазе вторжения в нашу страну.

 

Артём Войтенков: Огонь из всех орудий.

 

Евгений Фёдоров: Да, пошли в наступление. И понятно, почему сейчас. Я вам скажу. Потому что, закончился эффект консолидации после марша Бессмертного полка, в конкретном ключе. То есть, они увидели в этом марше, что у Путина есть потенциал, опора на народ. И они как бы дали команду не выпендриваться, не будоражить фронт, как бы временное затишье на фронте. И Навальный молчал. Видели,  в тряпочку как молчал, не высовывался?

 

Артём Войтенков: Он долго молчал.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, команду получил. И на Украине, в Киеве. Отложили Минские соглашения, и прочее. То есть, поступила команда: выждать, когда враг, то есть, Россия, и Путин ослабнет. А усилился он тогда, на Бессмертном полку, только не дожали эту победу. То есть, лозунг идентичности своего народа, и своего деда и бабушку, которые в войну воевали, не поменяли на лозунг суверенитета, то есть, не продвинули следующий шаг. Они выждали, они увидели, что Россия в наступление не перешла.

 

Следовательно, они выждали, когда она ещё сильнее ослабнет, и всё пошло вперёд:

- повышение налогов,

- падение рубля,

- процентные ставки,

- зажим российской экономики,

- тарифы,

- Крым,

- самолёт,

- Навальный,

- дальнобойщики.

Вся американская оккупационная королевская рать пошла в атаку. Вот и всё.

 

Важнейший фактор атаки - согласованность. Нельзя - сегодня атаковать ты, а через неделю ты. В атаку надо одновременно. Вот вам одновременно и пошли в атаку везде, по всем фронтам. Вот и всё. Всё просто. И это будет, пока нас не уничтожат, либо мы не вернёмся в здравый смысл, и через технологию национально-освободительной борьбы не снимем уязвимость, и не восстановим суверенитет. Всё просто.

 

Мы часто обсуждаем эти вопросы, но, может, надо точнее разъяснить, что такое нападение на Россию, что такое санкции, потому что телевизор никогда даже об этом не говорит. С точки зрения телевизора санкций нет, заметили?

 

Артём Войтенков: Да, они про это вообще замолчали.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно нет.

 

Артём Войтенков: Кризис уже есть.

 

Евгений Фёдоров: Кое-где. И то Улюкаев вчера опять сказал о том, что мы уже восьмой раз прошли дно, и уже рост, всё хорошо. Правда, при этом он добавил, что прошли дно, потому что перестало усиливаться падение российской экономики. Такая формулировка. Если в России санкции, что такое санкции? И вообще серьёзны санкции или нет. Вплоть до того, что журналисты говорят: "Так санкции же несерьёзные".

 

Санкции сверх серьёзные. Каждый день санкции нас уничтожают. Я, почему хочу это сказать? Чтобы люди поняли, в чём механизм санкций и как это связано с национально-освободительным движением и с национально-освободительной борьбой. Россия с 1991 года - это надо понять, просто если это не поймёшь, не поймёшь то, что я скажу, любому человеку я говорю – оккупирована, внешне управляемая страна. И в чём заключается внешнее управление в области экономики? В том, что без части институтов, которые находятся под контролем США, российская экономика не может существовать. То есть не просто она будет испытывать сложности, она не может существовать.

 

Вот, как организм человека не может существовать без крови. Кровь проходит из вашего организма, обязана проходить через внешне расположенное сердце как бы. И в чём заключаются санкции? Нам перекрыли движение нашей внутренней крови. В чём это заключается? В экономике главное кровоснабжение это деньги. Так вот России запретили иметь национальные деньги. Почему Путин борется за низкие ставки? Чтоб пустить рубль в российскую экономику, чтобы вместо американской крови в экономику пустить русскую кровь, свою, а, значит, независимую от санкций.

 

Что такое российская экономика? В российской экономике всё, что у нас строится, кредитуется, крутится, работает, всё работает на американских деньгах кроме узкого сегмента торговли. Пропорционально у нас восемь триллионов рублей в российской экономике наличных, которые у вас в кармане у всех, и сорок пять триллионов рублей долларами в виде кредитов, заимствованные инвестиции, и оборота.

 

Артём Войтенков: Взятые в западных банках?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, взятые под залоги. То есть вся российская экономика за рубежом заложена. Вся. Всё, что ликвидно, всё за рубежом. Абсолютно всё. Все земли, все офисы, все заводы - всё за рубежом в залогах. Всё полностью. Понимаете? Всё, что ликвидно, либо прямо, либо косвенно через банки. Так вот объёмы, чтобы было понятно, наша кровь, которая внутри нашего организма, восемь триллионов, а иностранная кровь, которая крутится в нашем организме – сорок пять триллионов. Вот это пропорция. Ещё восемь триллионов у нас на счетах в банках. То есть пропорции кручения именно такие – восемь против сорока пяти.

 

В чём заключаются санкции? Санкции заключаются в том, что ту кровь, которая у нас из организма вытекает в американские банки, санкциями остановлен её возврат. То есть раньше они шли в банки, из неё осуществлялись платежи, так называемые за кредит, и потом она перекладывалась, перекредитовывалась и возвращалась обратно. И так в объёме сорок пять триллионов рублей. Вот такой был круг, крутилась она. Санкции запретили ей возвращаться. То есть туда по мере окончания кредитных договоров она вытекает. А кредитные договора от года до пяти лет в сумме. Туда она вытекает, обратно не перекредитовывается, не заливается обратно в организм российской экономики.

 

В результате объём крови… Вот у человека крови где-то литров пять приблизительно. И вот представьте себе, что эта кровь имеет оборот за счёт внешней донорской системы. То есть вне у вас работает компрессор, сердце, кровь берётся от вас и обратно возвращается. И вот представьте себе, что эти пять килограммов в вашем организме крови, прокачиваясь через внешнюю систему иностранных банков, с каждым днём туда вытекает, а обратно не поступает. То есть это и есть санкции. В результате у вас её количество было пять, потом четыре, потом три, потом два. Что происходит с вами, когда вы лежите или живёте, функционируете, а у вас крови меньше, меньше и меньше?

 

Артём Войтенков: Очень плохо.

 

Евгений Фёдоров: Вы умираете. У вас начинают отключаться органы. Вот эти органы в экономике это - производство, промышленность. Отсюда падение зарплат, рост цен, рост тарифов, безработица, секвестр бюджета. Потому что секвестр - не поступают налоги в бюджет. Раз меньше крови, меньше производит организм действий, значит меньше отчислений налогов в бюджет. Так устроен российский организм, что в нем сто процентов крови кредитной, так называемой, то есть крови, так скажем, как в организме есть венозная, а есть капиллярная. Вот сто процентов венозной крови у нас иностранная.

 

За те полтора года, которые у нас объявлены санкции, из российского организма выкачали чуть меньше половины крови. То есть убрали, но не вернули, потому что заканчивались договора кредитования. И ещё оставшуюся половину выкачают приблизительно за полтора-два года. То есть через полтора-два году мы умрём. То есть организм, которого лишили крови, умирает от потери крови. Точка. Нам осталось жить, как государству и российской экономике полтора-два года. Через полтора-два года мы умрём: у нас остановятся заводы, у нас остановится торговля, у нас остановится промышленность, производство, у нас прекратятся платиться зарплаты, прекратятся платиться пенсии, прекратится финансирование здравоохранения, образования и те вопросы, которые финансируются через бюджет. Произойдёт смерть российской государственности. То есть за полтора года она наполовину умерла, и оставшиеся полтора года умрём окончательно.

 

Единственное спасение для нас (почему вопрос НОДа и суверенитета) – то, что требует Путин. За счёт снижения процентных ставок до нуля запустить вместо изымаемой из нас иностранной крови свою русскую. То есть начать кровь брать не от американцев в виде кредитов и инвестиций, а свою. О чём он требовал в трёх посланиях, многократно. Это как с налогами - он требовал, чтоб налоги не поднимались, а они поднимались. Так он требует от ЦБ снизить, а ЦБ не снижает. Это единственное спасение. То есть это единственный вариант, при котором мы останемся живыми.

 

Отсюда у меня простой вопрос: нам осталось на спасение полтора-два года, чтоб наш организм остался в живых, иначе мы умрём. Но суть спасения, не просто выполнения команд Путина о нулевых ставках, это техника вопроса. Нулевые ставки есть производная суверенитета, то есть своя кровь это значит свой суверенитет. Свой рубль вместо доллара, значит  у вас суверенная экономика. То есть это восстановление или утверждение суверенитета в экономике или, как ещё говорят, деколонизация экономики.

 

Вот на эту деколонизацию нам осталось полтора-два года, или смерть прекратит существование тысячелетняя русская государственность. Всё, просто прекратит. Будут прилетать сюда американские пайки сухие, даваться каким-то племенам, которые будут тут жить, войны друг с другом, со всеми, все эти Навальные, резня, терроризм, и всё прочее. Всё это будет сопровождать падение этой государственности.

 

Спасение - только НОД. То есть победа национально-освободительных сил во главе с Путиным, и реализация плана по обеспечению суверенитета российской экономики, что означает в финансовой сфере российского рубля. То есть российский рубль должен заместить иностранный кредит. Это единственный вариант спасения. Он многократно обозначен Путиным. Но чтоб он этот вариант сделал, ему надо дать полномочия, право, власть. Чтоб не было такого, что он приказывает это делать, а чиновники выполняют приказы МВФ, у которых как раз обратная команда - поднимать процентные ставки и не пускать рубль в российскую экономику. Победа этих сил и есть победа суверенитета. Вот и всё.

 

То есть вопрос победы суверенитета в ближайшие два года для нас есть вопрос жить или умереть. Всё остальное, сбитый самолёт в Турции, терроризм, который мы отбили, потери, социальные падения, акции дальнобойщиков - есть сопровождение вокруг этого главного процесса борьбы, всё. Это люди должны понять.

 

Вот, ещё раз попытаюсь, чтобы они поняли. До конца года надо отдать нам чуть меньше пятидесяти миллиардов долларов. Вот в этом работа санкций. Если б не было санкций, нам бы их просто перекредитовали. То есть мы бы их отдали, но нам тут же их вернули. И это как кровь бы вернулась, организм продолжал крутиться. Но в условиях санкций нам их не вернут. А значит, мы ещё упадём ниже в результате этой выплаты. То же самое выплаты в следующем году, через год. То есть вот это и есть технология санкций. И отсюда вытекает падение российского производства и абсолютно все проблемы в стране.

 

То есть, у нас нет других проблем кроме санкций. Потому что падение цены на нефть это не проблема. Это укол, это осложнение работы экономики, но она не уничтожает экономику. А санкции уничтожают российскую экономику. В полном смысле, как об этом говорил Председатель правительства Англии, он так и сказал: "Задача санкций - уничтожить российскую экономику". Не хотите Фёдорова слушать, послушайте Кэмерона. Обама говорил: "Задача санкций ослабить российскую экономику". Из вашего организма, когда откачивают кровь, ваш организм слабеет, правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Так открыто это и говорят, только наш телевизор об этом не говорит. Вот это и есть санкции. Поэтому санкции - главный фактор деградации российского государства, экономики и социалки. Главный фактор. Все остальные факторы просто ничтожны по отношению к этому главному фактору. И лечение от этого фактора Путин предложил и оно абсолютно правильное - вместо доллара дать рубль, всё. Но чтобы это сделать у Путина должна быть власть. Поэтому лозунг такой: хотите остаться в живых через два года, поднимайте лозунг "Вся власть главе государства!" И тогда вы останетесь в живых. Но оформление, это тактический лозунг власти, - конституционная реформа, референдум по Конституции.

 

Отсюда мой вывод, который я говорю НОДовцам – никаких шансов нам избежать победы НОДа в ближайшие два года нет. Никаких. Вопрос только заключается в том, сколько надо, как надо деградировать людей в России, чтобы они пришли в НОД, и участвовали в этом процессе освобождения. Есть второй вариант – это гибель тысячелетней российской государственности. Я это тоже не исключаю, как нельзя её было исключать и в 1941, и в 1812, и в 1917, и во многих предыдущих случаях нашей истории, и в 1612 и так далее. Конечно, этого исключать нельзя. Но если этого не будет…

 

Решение проблемы только одно – победа НОДа. Других нет. Всё остальное - игра вокруг этого главного механизма спасения в условиях внешней агрессии, внешнего вторжения. В то, что американцы откажутся от санкций, я в это не верю по одной простой причине - войны так просто не заканчиваются.

 

Артём Войтенков: Да, а чего им заканчивать, если всё хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. С их точки зрения они уничтожают российское государство по плану. Они понимают, что через полтора-два года проблема российской государственности будет решена. Поэтому они сейчас, Олланд поедет, прежде чем встретиться с Путиным, в Вашингтон, и ему Обама в Вашингтоне скажет: "Что ты будешь договариваться с Путиным? Через полтора-два года Российского государства не будет. Ты лучше вместе с нами думай, какие куски Российского государства тебе нарезать, как победителю".

Вот об этом и будет разговор Олланда с американским Президентом. После чего уже Олланд приедет в Москву, и будет сливать свой первоначальный посыл в союзнических отношениях с Москвой. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Да, как всё любопытно получается. Когда есть понимание главного вопроса, тогда есть понимание всех событий, которые вокруг навешиваются и подаются отдельными какими-то кусочками.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Главный вопрос на уровне БИОСа, то есть на уровне почвы. Конкуренция наций и выживание в государстве наций в условиях конкурентной борьбы.

 

Артём Войтенков: Да, но Евгений Алексеевич, лично у меня никакой вражды к американскому Джону или Сэму нет. Вот он живёт так же, как мы. Он ходит на работу, приходит домой, у него дети есть. Лично я его убивать не хочу. Я думаю, что он тоже меня не хочет убивать.

 

Евгений Фёдоров: Он не хочет вас убивать. Он просто хочет жить за ваш счёт.

 

Артём Войтенков: Да он даже не знает, за чей счёт он живёт.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что кто не дураки, все знают.

 

Артём Войтенков: Кто повыше. А обычный народ он что? Местные негры, что ли понимают, с чего они пособия получают? Не понимают.

 

Евгений Фёдоров: По крайней мере, они и не должны понимать. Они поддерживают американскую власть, которая им платит пособие. Ради этого пособия и платят. Вы думаете, что они  любят своих негров? Получая пособие, они поддерживают свою власть, а власть знает, откуда они получают это пособие и какой мировой порядок это пособие обеспечивает. И не только пособие, но и лидерство этого государства. Это называется колониальный принцип государственного строительства.

 

Артём Войтенков: Да, получается, что нас хочет уничтожить не какой-то Сэм или дядя Джон, Джон Смит какой-нибудь, а американская управленческая верхушка. А это всего-то там тысяча человек.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, называется государство. Так же, как до этого нас хотели уничтожить не немцы из Ганновера, а Немецкое государство в 1941 году. Государство. То есть чиновники немецкой государственности хотели уничтожить Советский Союз. Так же как нас хотели уничтожить Французское государство в 1812, так же как Немецкое в 1917 году нас хотело уничтожить. Так же как до этого Польское государство в 1612 году нас хотело уничтожить. Государства как бы берут на себя роль формирования целей наций, то есть формирования целей своего народа, и так было всегда. Тут важны принципы госстроительства.

 

Англо-саксонский тип госстроительства - это Англия, Германия, Франция, Соединённые Штаты Америки, это колониальный тип госстроительства. То есть одна нация живёт за счёт эксплуатации другой нации. Это прямой путь к геноциду, фашизму, к рабовладению. То есть это просто проявление колониального типа – фашизм. Это форма - острое проявление колониального типа госстроительства. То есть один народ должен жить за счёт другого народа. Русский тип госстроительства – госстроительство равных народов и людей, равных, защитно-оборонительного типа. Если мы аналог в природе берём, то англо-саксонский тип это хищники, которые живут за счёт жертв. Нет жертв -  они умирают. То есть, нет жертв, Английская империя не может существовать, просто она не может хорошо жить и существовать.

 

А мы, наш тип - это оборонительно-защитная цивилизация. То есть мы обороняемся от хищников, и развиваемся за счёт внутреннего развития. Поэтому у хищников люди не равны, у нас люди равны, нации, народы равны для нашего типа госстроительства. Потому что мы принципиально другое зазеркалье в госстроительстве. Мы не можем себе представить, как один народ, допустим, русский, может жить за счёт другого народа. Мы такого представить себе не можем. То есть это не наш тип строительства. Отсюда понятие русской нации и всего остального. Англичане могут и живут. Поэтому англичане никогда не предложат, допустим, украинцам быть англичанами, или немцы быть немцами. Они могут только назначить быть своими рабами. То есть теми народами, за счёт которых они функционируют и обеспечивают свой уровень жизни, своё государственное строительство.

 

Артём Войтенков: Там даже внутри Германии, как рассказывают, восточные немцы они такие, как бы считается, что немцы рангом ниже, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Это принцип. Это как аналог бандитская фирма, например. Что такое банда? Это фирма, только не юр лицо, это бизнес, если хотите. Это бизнес, бандитский бизнес, когда одна группа людей, вооружённых битами решает свои проблемы личные и коллективные, то есть банды, за счёт других людей, мирных пахарей, слесарей, бизнесменов, торговцев, предпринимателей и так далее.

 

А что такое торговцы, предприниматели, бизнесмены нормальные, не бандиты? Они свои проблемы, в своей семье решают за счёт внутреннего развития - развития производства, налаживания производства колбасы, станков, самолётов и всего остального. То есть это разный тип бизнеса. Вот так и разный тип бизнеса англо-саксонского госстроительства и русского типа госстроительства. Мы решаем свои проблемы за счёт внутреннего развития и у нас для этого всё есть - треть мировых богатств. Зачем нам вообще что-то надо из Лондона? Вот реально, что нам может дать Лондон? Ничего. А что мы можем дать Лондону? Всё, жизнь. Отсюда их вечное стремление бандитов нападать. Не может банда существовать, не атакуя, не занимаясь рэкетом. Она просто умрёт от голода, банда.

 

Так и англичане, американцы не могут существовать, не атакуя слабого. Как хищник в лесу не может существовать. Это их способ существования. И это в полном объёме касается нас. Проиграв в 1991 году, и не понимая этого, мы просто перешли к этапу ликвидации, просто, как дураки, раз мы этого не понимаем. И защита от этого традиционно, как всегда защищались наши деды и прадеды - ни пяди родной земли. У англичан нет такой поговорки. Знаете, почему? Потому что в принципе, они потеряли Индию - взяли Китай, потеряли Китай - взяли Россию. Как банда. У них есть понимание "регион кормления", у банды любой. Вот эти ларьки по этой улице и по той, а вот по той улице уже ларьки другой банды. И на сходке надо решать, где чего. Но в принципе на сходке можно улицами-то и поменяться. Ладно, вот эту улицу ты кормишься с предпринимателя, а я взамен беру с этого торгового центра. Нормально. То есть, для англичан нет понятия патриотизма вне Лондона. На Британскую Империю патриотизм не распространяется. А в России распространяется.

 

Поэтому наш ответ на исторические проблемы в том, что мы выдвигаем лозунг "Ни пяди родной земли". Под родной землёй нашей понимается не колонии, как в Англии, Индия или Китай. А под родной землёй понимается граница тех народов, которые объединились в  защитную Русскую Империю или защитное Русское государство. Это границы 1945-1991 годов. Эти границы политы кровью наших дедов и прадедов, и эти границы и есть наше Отечество, за которое мы должны умереть. А если мы отступимся от этого принципа, значит, мы встали на ликвидацию своего государства. Всё, мы прекратили вырабатывать формулу защиты народов и наций. Раз мы перестали. Мы же защитное государство. Значит, мы подписали себе смертный приговор. И в головах у многих граждан России он уже подписан. Это самая главная проблема, которую НОД пытается преодолеть.

 

Артём Войтенков: А что значит "подписан в головах"?

 

Евгений Фёдоров: Раз отказались от Киева, как Отечества, или от Риги, значит,  отказались и от Москвы с Питером, и Владивостоком. Это же понятно. Потому что это нарушение принципов русского государственного строительства.

 

Артём Войтенков: Правильно, если от тебя начнут отрезать небольшие кусочки, то тебя, в конце концов, съедят. Это, в общем-то, неизбежно.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но в русском менталитете небольшие кусочки священны, каждый миллиметр этих кусочков, священен. То есть, когда вы отказываетесь от принципа священных границ, вы отказываетесь от принципа существования всей российской государственности. Это если хотите - ход на ликвидацию. Это точно приведёт к ликвидации русской государственности. Поэтому отсюда и обратный вывод - нравится, не нравится, а придётся восстанавливать границы 1991 года. Кто-то не понимает, значит идите, проходите испытания, падение жизненного уровня, социальные проблемы, терроризм, отключение электричества, сбитые самолёты. Проходите эти проблемы, пока не придёте к историческому, нормальному, защитному пониманию русской государственности и понятия Отечества в святом смысле этого слова, которое надо защищать до последней капли крови.

 

И обратите внимание. Критика НОДа. Вся критика НОДа на уровне, знаете, какая? Другой нет. Мне очень интересно, в связи с этим обращением, я посмотрел на сайте, там три с половиной тысячи комментариев.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду ваш ролик.

 

Евгений Фёдоров: По дальнобойщикам. Все на уровне "Фёдоров плохой", с разными словами. Других нет.

 

Артём Войтенков: Причём так забавно - "он говорит плохо, он запинается, он моргает, у него нет галстука, он машет руками".

 

Евгений Фёдоров: Да, просто плохой.Плохой и всё – "он сказал это, значит, он плохой". То есть сказать нечего. То есть НОД силён на уровне просто биологической правды. И сказать нечего. Почему боятся встретиться со мной эти люди, которые с дальнобойщиками связаны, или "Эхо Москвы", почему? Потому что правда, она уничтожает всю эту, просто, как свет высвечивает тьму. Вы фонарь зажги и всё видно, всё понятно. Поэтому единственный способ - не встречаться с Фёдоровым, и с НОДовцами. Это единственный способ борьбы. Понимаете в чём дело?

 

Потому что на нашей стороне элементарная правда.

Она же не сложная, не хитрая, нет каких-то длинных комбинаций. Всё просто: война или мир, смерть или жизнь, Отечество, друг-враг. Всё просто, как и было всегда в нашей истории. Вот этого боятся. Поэтому НОД победит точно.

 

Вот почему НОДовцы говорят: "Дайте нам телевизор на две недели, и мы победили"? Правда. Поэтому и не дают. Потому что телевизор на две недели - и мы победили. Вот дальнобойщики говорят: "Нас не пускают на телевизор". Да нас вообще не пускают НОДовцев на телевизор и что?

 

Артём Войтенков: Кстати, насчёт двух недель это как-то много. Я думаю, что меньше.

 

Евгений Фёдоров: Я согласен.

 

Артём Войтенков: Достаточно было бы нескольких часов.

 

Евгений Фёдоров: После того, как нас впустят туда на несколько часов, нас уже не выгонят оттуда. Понимаете, в чём дело? Это уже всё - процесс пойдёт. Это же элементарные вещи. А уровень критики нулевой – "Фёдоров не нравится". Ну не нравится, что дальше? А содержательней? Ничего. Потом начинают придумывать какие-то биографии, придумывают. Понимаете, сказать даже нечего. Поэтому слова перевирают, потому что нельзя повторить, потому что они сами вскрывают правду.

 

А вся критика НОДа… Вот представьте себе: слово "НОД" замените любым героем Отечественной войны, который умер за Отечество, Зоя Космодемьянская. И всё. Представьте себе с точки зрения вашей терминологии - Зоя Космодемьянская это кто? Как можно умирать за Отечество? По вашей терминологии это невозможно. Не могут нормальные люди в вашем понимании умереть за Отечество. Это же видно. Вот они говорят, что "Фёдоров ненормальный". Александр Матросов нормальный? А Зоя Космодемьянская нормальная?

 

Артём Войтенков: С точки зрения самосохранения - нет.

 

Евгений Фёдоров: А с точки зрения нации и жизни Российского государства? Абсолютно. Вот благодаря им мы и живём. Так ведь?

 

Артём Войтенков: Видимо да. Если бы не они, мы бы ещё неизвестно, что тут было.

 

Евгений Фёдоров: Это то же самое касается НОДовцев. То есть мы ровно в такой степени нормальные, как и нормальной была Зоя Космодемьянская или другие герои великих войн, которые вели российские народы, которые умирали в этих войнах.

 

Артём Войтенков: Кстати, Александр Матросов, это же его ненастоящее имя. Не помню его имени, он, по-моему, татарин вообще.

 

Евгений Фёдоров: Какое значение? Вот так вот всё просто.

 

Артём Войтенков: Хорошо, Евгений Алексеевич, спасибо вам за разъяснение. Я думаю, что многим это будет полезно, особенно тем дальнобойщикам, которых просто используют для развала собственного государства.

 

Евгений Фёдоров: Натравливают на железные ящики.

 

Артём Войтенков: Да, как использовали в перевороте в Киеве на Майдане тех же студентов и прочих недовольных людей, которых так же искусственно нагнетали.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что я бы тут всё-таки обратил внимание, что самих дальнобойщиков им использовать, всё-таки не удастся. Они всё-таки патриоты в своей основе. Проблема в том, что их подменят. То есть проблема в том, что за их протестом придут иностранные враги Российского государства, и устроят беспорядки под флагами их, но это не будут дальнобойщики. Я на сто процентов уверен, что русские люди, которых называют дальнобойщиками разных национальностей никогда не пойдут против своего государства. Это не тот слой людей. Это люди, генетически преданные своему Отечеству. Это важный момент. Их можно обмануть, но против Русского государства их не послать. Но за их флагами могут появиться враги России. Вот в этом главная проблема.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Татьяна Самило, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1014 мб)
Видео MP4 640x360 (394 мб)
Видео MP4 320х180 (221 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (23 мб)
Звук 32kbps MP3 (23 мб)
Звук 64kbps MP3 (45 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (70 мб)

Текст:
EPUB (200.94 КБ)
FB2 (373.94 КБ)
RTF (545.89 КБ)

Глобальный интернационал ФРС

Федеральная Резервная Система США - международная глобальная организация по захвату власти, лишь частично опирающаяся на военную силу Соединённых Штатов Америки.
Хозяева ФРС - различные банки не только в США, но и в Европе. Хозяева денег - надгосударственный интернационал.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Глобальный интернационал ФРС

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_global_international_frs

 

Часть из "ХХ век: Война, власть и золото"

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_xx_vek

 

Валентин Катасонов - доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Валентин Катасонов: Фактически в 1913-ом году, в последних числах 1913-го уходившего года американский конгресс проголосовал за создание какой-то непонятной организации. Многие на тот момент народные избранники даже не очень понимали, за что они голосуют. Тут уже на носу Новый год, Рождество, семья ждёт, поэтому голосовали примерно, как наши народные избранники, и понимали за что.

 

Федеральная резервная система - фактически это Центральный Банк. Только это конечно Центральный Банк не в классическом понимании, а это какой-то действительно уникальный Центральный Банк. Его уникальность заключалась в следующем. Фактически вывеска - она вообще ни о чём. "Федеральный", имелось в виду, что это государственный. В сознании американца слово "федеральный" ассоциируется с государственным. Я с этим столкнулся совершенно случайно, когда более двух десятков лет. Да какой два десятка? Четверти века назад.

 

Я ещё тогда, будучи гражданином СССР, оказался в Калифорнии. И выступал в университете Беркли перед студентами экономического факультета. Я им тогда читал лекцию о советской экономике. Мне показалось, что им было бы интересно, если бы я проводил параллели советской и американской экономик. Я сказал, что у нас есть Государственный Банк, а у них есть Федеральная резервная система, которая является частной структурой. Зал загудел, потому что они сказали, что профессор ошибается. Что Федеральная резервная система – это государственный институт. Хорошо, этот шум удалось блокировать, купировать потому что один из сообразительных студентов аудитории сказал: "А чего мы спорим? Давайте возьмём телефонный справочник и посмотрим, в каком разделе телефонного справочника находится ФРС". Они обнаружили ФРС в той части, которая относится к частным организациям. Это, конечно, было очень неприятно американским студентам, что советский профессор (я тогда ещё не был профессором, я тогда только доцентом был) вот так их умыл.

 

Дальше – "резервная". Спрашивается, а что ФРС резервирует? Это тоже интересная тема, я сейчас не хочу вдаваться. Никакого резервирования там нет. Это такая система.

Американцы мне взахлёб начинают говорить: "Не понимаете вы советские, русские, это же система. У нас же не единый институт, у нас двенадцать федеральных резервных банков, которые составляют систему".

Я говорю: "Я всё прекрасно понимаю. А теперь давайте откроем статистику той же Федеральной резервной системы и посмотрим, сколько приходится активов, пассивов, кредитных, депозитных операций на каждый из двенадцати федеральных резервных банков".

 

Выясняется, что Федеральный резервный Банк Нью-Йорка, на него приходится более половины и кредитных, и депозитных операций, и практически он является единственным Федеральным резервным Банком, который имеет право осуществлять операции с другими государствами и так далее. То есть, Федеральный резервный Банк Нью-Йорка – это самый равный среди равных, я бы так сказал. То есть эта вывеска очень лукавая. И главные акционеры ФРС на момент создания, они были известны. Уже это уникально.

 

Да, конечно, были частные банки до Первой мировой войны. Даже большинство банков - это были частные. Просто среди частных банков, как правило, один из банков получал монопольные права на эмиссию. Скажем, в Англии было много эмиссионных центров, которые вроде бы были Центральными Банками. И в результате такого противоестественного отбора уже после Первой мировой войны остался только один Банк Англии.

 

Там, что интересно, что это были даже не просто частные акционеры, а что это были частные акционеры, которые представляли разные страны. Там были Ротшильды, там были Рокфеллеры, там были Шифы, там были Морганы. Это интернационал или люди Вселенной. Отношение к Америке они имели весьма опосредованное. Просто иногда, может быть, они оказывались на территории Соединённых Штатов Америки. И Федеральная резервная система просто зарегистрирована в американской юрисдикции. Всё. А так это некий институт космополитический, наднациональный, надгосударственный. И вот сегодня, когда Федеральная резервная система эмитирует доллары, которые называются мировыми деньгами особенно очевидно, что это не национальный институт. И даже на зелёной бумажке написано, что это банкнота не Соединённых Штатов, а Федеральной резервной системы США.

 

Я почему об этом говорю, потому что на момент создания ФРС проценты участия в капитале отдельных акционеров, были известны. Сегодня это не известно. Конспирологи очень любят эту тему. Я, честно говоря, не особо на ней заморачиваюсь. Некоторые пытаются высчитывать эти доли. На самом деле, кончено, можно высчитывать, но это крайне трудоёмкий процесс, потому что членами Федеральной резервной системы является семь тысяч банков. То есть модно начинать анализ акционеров каждого из семи тысяч банков, затем восходить к федеральным резервным банкам и затем там вычислять общую совокупную долю отдельных акционеров. Но это совершенно непродуктивное занятие, потому что всё равно, вы же сами понимаете, что есть фиктивные акционеры, есть подставные лица и так далее. На самом деле вопрос об акционерах ФРС для меня как бы в целом ясен, а детали меня не очень волнуют.

 

Во время последнего финансового кризиса было известно, что американские банки спасала американская казна. Было несколько программ. Общая сума вливания оценивается от одного до двух триллионов долларов. Но это по линии казначейства. Но ведь Федеральная резервная система тоже вливала деньги, тоже спасала банки. Об этом в открытых источниках ничего не написано, но известно было о том, что есть протоколы заседаний ФРС о том, что принимались решения о выдаче кредитов разным банкам. Вот информационное агентство Bloomberg, которое специализируется на этой теме, оно соответственно обратилось в Федеральную резервную систему с вопросом разъяснить: кому и сколько, и на каких условиях. Естественно, ФРС ответило отказом. Естественно, Bloomberg сказал: "А почему? ФРС нарушает закон об открытости информации". Там есть соответствующий закон, который обязывает их выдавать такую информацию.

 

Короче говоря, возбудили народных избранников, конгрессменов. Конгрессмены с большим трудом по инициативе тогдашнего противника ФРС Рона Пола продавили решение о частичном аудите. Частичный аудит был проведён. В результате частичного аудита выяснилось, что ФРС выдало кредитов на сумму свыше шестнадцати триллионов долларов. Шестнадцать триллионов долларов - это превышало на тот момент даже сумму государственного суверенного долга Соединённых Штатов. Этот документ, слава Богу, был размещён в интернете, и там был дан список основных реципиентов - вот это самое интересное.

 

Я публиковал много раз первые двадцать пять позиций этого списка. Это примерно девяносто процентов всех выданных кредитов. На первых позициях находятся такие банки, как JP Morgan, Goldman Sachs, Bank of America, Wells Fargo. Но там есть и такие, как Barclays, Deutsche Bank, Societe Generale. То есть на самом деле это всё тот же интернационал. И мы примерно знаем: под чьим влиянием находится Goldman Sachs, под чьим находится Barclays, под чьим находится JP Morgan. Ситуация понятна – по-прежнему всё те же, только другая пропорция.

 

По большому счёту по Бреттон-Вудсу написано много, сказано много. Но смотрите, в эпоху будем так говорить, неограниченного господства Ротшильдов был классический золотой или золотомонетный стандарт. А уже на Бреттон-Вудсе появился золотодолларовый стандарт. То есть некий паритет золота и бумажного станка. А бумажный станок - это прерогатива Рокфеллеров. А уже на Ямайке было принято решение о бумажно-долларовом стандарте. А это явно уши Рокфеллеров.

 

Да, конечно, это не был в абсолютном виде бумажно-долларовый стандарт. Если выражаться точнее, это был нефтедолларовый стандарт. Но эта тема особого разговора. Безусловно, что Ротшильды хотели бы взять реванш. Безусловно, что у Рокфеллеров на данный момент печатный станок это главное их сокровище. Когда я говорю "печатный станок", я, конечно, имею в виду не только печатный станок, потому что это некая система. Это некая достаточно хрупкая система, и сказать, какой элемент этой системы хряпнется раньше, мне трудно.

- Один элемент этой системы – это, собственно ФРС с её печатным станком.

- Второй элемент - это вот та бумажная зелёная масса, которая растекается по всему миру. И тут многое зависит от того, будет ли поддерживаться спрос на эту зелёную массу, или всё-таки этот спрос развернётся в обратную сторону - начнётся сброс зелёной макулатуры.

- И третий элемент этой системы - это тот пространственный базис, на котором находится печатный станок. Я имею в виду Соединённые Штаты, как государство.

 

Соединённые Штаты, как государство, прежде всего, представляют для хозяев печатного станка интерес с точки зрения военного потенциала. Потому что обеспечением доллара являются военные силы и больше ничего.

 

Набор текста: Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (121 мб)
Видео MP4 640x360 (46 мб)
Видео MP4 320х180 (26 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (3 мб)
Звук 32kbps MP3 (3 мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (8 мб)

Текст:
EPUB (533.01 КБ)
FB2 (726.49 КБ)
RTF (104.73 КБ)

Страницы