Николай Стариков 3 апреля 2015

Беседа с Николаем Стариковым 3 апреля 2015.
Разговор о двойных стандартах Запада по отношении к Йемену и Украине, трёх уровнях заинтересованных сил в йеменском восстании, кому нужны низкие цены на нефть, почему перемещается место гибели Бориса Немцова и плохом влиянии портрета Сталина на западных дипломатов.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Николай Стариков

Николай Стариков 3 апреля 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_2015-04-03

 

Собеседники:

Николай Стариков – писатель, http://nstarikov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Здравствуйте Николай Викторович.

 

Николай Стариков: Добрый день.

 

Артём Войтенков: Объясните, пожалуйста, что сейчас происходит в Йемене. Почему там такая заварушка, что туда даже вмешиваются. Казалось бы, Йемен пусть сам между собой разбирается. Однако Саудовская Аравия наносит авиационные удары по йеменским городам. Что, зачем, почему? Кто за всем этим стоит?

 

Николай Стариков: Давайте начнём с двойных стандартов, которые ситуация в Йемене наглядно нам показывает. На Украине законно избранный президент Янукович в результате государственного переворота вынужден уехать сначала из своей резиденции, потом уехать из страны. Запад говорит, что раз он уехал, как говорится, "умерла так умерла", всё. Значит, уже само перемещение президента почему-то считается какой-то легитимной сменой власти, хотя понятно, что его убрали от власти путём антиконституционного переворота. И Запад встаёт на сторону тех, кто осуществил переворот: жмёт им руки, даёт кредиты, поддерживает, они рукопожатные политики, с ними все общаются.

 

Ситуация в Йемене. Законно избранный президент, скажем так, по-йеменски законно избранный. Никто не говорил, что он не законный. Происходит в стране такая же буча, в результате президент убегает в Саудовскую Аравию.

Реакция Запада: "Это законный президент, надо его немедленно вернуть".

Это реакция не только Запада, но и арабских государств, которые поддержаны Западом. То есть, ситуации абсолютно одинаковые, а действия диаметрально противоположные. То есть, если бы Запад в ситуации с Украиной действовал так же, как в ситуации с Йеменом, он должен был твёрдо заявить о том:

- Что не приемлет государственного переворота.

- Что эта власть не законна.

- Что исполняющие приказы этой незаконной власти являются мятежниками.

- И готовить какую-то военную операцию по возвращению Януковича к власти.

 

Мы понимаем, что ничего этого не сделано. Почему? Потому что, интересы Запада в этих двух ситуациях оказались по разные стороны баррикад:

- На Украине Западу нужно было, чтобы Януковича свергли.

- А в йеменской истории Западу нужно, чтобы вот этого свергнутого президента вернули на престол.

 

Теперь, давайте посмотрим, почему это происходит.

Я бы сказал, что понимание нами йеменской ситуации должно быть разделено на три части.

Первое, это самое простое. В Йемене существует давняя борьба между племенами. Объяснить кто с кем борется, могут только специалисты по этому региону, это очень сложный вопрос, нам с вами не стоит удаляться в эти дебри. Для нас важно, что там сейчас борьба в принципе сконцентрирована по некоторым идеологическим мотивам. А эти идеологические мотивы - это принадлежность к определённой конфессии. То есть, там есть мусульмане шииты, есть мусульмане сунниты, и есть мусульмане ваххабиты.

Примерно половина, чуть-чуть больше половины Йемена - это сунниты, и они ориентируются на многие арабские государства.

Вторая половина йеменского населения - это шииты. Главное шиитское государство, это Иран.

И рядом находится Саудовская Аравия, это ваххабитское государство.

Вот такой религиозный расклад. Хочу заметить, что на территории Йемена действуют, помимо шиитов, суннитов, ещё и Аль-Каида. Так вот, Аль-Каида - это суннитская организация. В этом мы разобрались.

 

Воинственное население, в два раза большее количество стрелкового оружия по официальным данным, чем население. То есть, у каждого примерно по два автомата калашникова, не считая танков, пушек, гранатомётов, пулемётов. И как мы видим, ракет и самолётов тоже. То есть, оружия для этого населения достаточно. Воинственное население, которое и турки в своё время не завоевали, англичане предпочитали с ним не связываться. Люди, которые любят воевать. Я бы сказал, некий аналог афганцев. Такие вот простые, суровы люди, с которыми лучше в бою не связываться. Это второе.

 

Здесь же мы должны с вами посмотреть на географическое местоположение Йемена, которое нам очень много объяснит. Территория Йемена, рядом с ним находится узкая горловина Красного моря, через которую идёт основной поток нефти, добываемой в этом районе. Это Баб-эль-Мандебский пролив. Что интересно, с другой стороны, уже на африканской части, находятся государства Эфиопия и Эритрея. Я почему сейчас небольшое отступление об этом хочу сказать, потому что это даст понимание насколько важна география для дальнейших событий в государстве. Геополитика - ничего другого.

 

В советское время Эфиопия перешла под контроль Советского Союза, и немедленно в Эфиопии началась гражданская война, которую финансировал Запад. Флагом этой партизанской борьбы было желание отделить Эритрею, часть Эфиопии, в независимое государство, что и случилось по факту, больше поражения не Эфиопии, а Советского Союза в Холодной войне. Советский Союз перестал существовать, как государство, Эфиопия немедленно признала отделение Эритреи. Эритрея - это как раз та территория суши, которая выходит с другой стороны к Баб-эль-Мандебскому проливу. То есть, с одной стороны Эфиопия, а с другой стороны Эритрея: стратегически важные точки, которые могут перекрыть этот пролив. Поэтому, Западу важно их  контролировать, или там может быть какое-то слабое правительство, но которое ни в коем случае не должно ставить под сомнение свободу судоходства в этом регионе.

 

Аналогия из истории, пожалуйста: создание англосаксами Бельгии в Европе. Это тоже самое удобное европейское побережье для высадки в Англии. Поэтому Англия берёт это побережье под контроль путём создания в середине девятнадцатого века Бельгии. Как я писал в одной из своих книг, сейчас не буду рассказывать: в Польше восстание вызвали для того, чтобы отвлечь Россию, и Россия не могла помочь законному сюзерену того времени, который владел этим побережьем вместе с Бельгией, то есть, это было королевство Нидерланды. Так вот, в двух словах.

 

Возвращаемся в Йемен. Что мы видим? Шииты, сунниты, и постоянная война. В советское время там была гражданская война, Йемен был разделён на Южный и Северный Йемен. Хочу сказать, когда я апеллирую к советскому времени, не потому, что Советский Союз инициировал войны. Мы видим, что наши геополитические партнёры прекрасно и без Советского Союза справляются с этой задачей. Просто совсем недавно ситуация в Йемене была другая. Но одно там не меняется - там всё время идёт война, всё время что-то кипит. В итоге опять: поражение Советского Союза, Йемен объединяется, к власти приходит президент Салех. Президент авторитарный, понятное дело. Но мне кажется, в такой стране, когда у каждого по два калашникова, демократия, наверное, вряд ли как-то возможна в таком классическом западном понимании. Но этого президента свергают некие повстанцы, поддерживаемые Соединёнными Штатами в 2011-ом, 2012-ом годах. То есть, оказывают давление на этого президента, и он вынужден уйти от власти, и уехать из страны.

 

Происходит всё по классической технологии. Сначала демонстрации, с йеменской спецификой, может они с автоматами ходят на демонстрации, я не знаю. Демонстрации, неизвестные снайперы в столице, стрельба по этим демонстрантам, смерть, кровь, западные телеканалы. Это всё 2011-ый, 2012-ый год (я обо всём этом тоже писал, можно на сайте это у меня найти). Президента убрали, ставят другого. Другой более слабый, но ситуация уже перепутана, в этот момент там появляется и Аль-Каида, которая усиливается на одной из частей Йемена. То есть, всё перепуталось, как в сегодняшнем Ираке.

 

И вот тут мы ещё на один уровень стратегии должны подняться. В этом регионе есть две региональные державы, которые между собой спорят: это Иран шиитский и ваххабитская Саудовская Аравия. Соответственно, Иран постоянно хочет отодвинуть Саудовскую Аравию, а Саудовская Аравия, естественно, хочет отодвинуть Иран. Зона Йемена - это непосредственное подбрюшье Саудовской Аравии, так же, как Украина подбрюшье России. Саудовская Аравия не может безучастно на всё это смотреть.

 

И вот, Иран, пользуясь тем хаосом, который возник, благодаря американцам в Йемене, помог деньгами, инструкторами, оружием (об этом много материалов) некоему повстанческому движению шиитского толка в Йемене, называются хуситы, они. И вот эти хуситы такое устроили, говоря терминами восемнадцатого года, - триумфальное шествие советской власти. То есть, они начали двигаться, двигаться, двигаться, и фактически захватили всю территорию страны без какого-то серьёзного сопротивления. Так же, как когда-то движение Талибан захватило весь Афганистан. То есть, есть какие-то исторические аналогии. Но, это движение финансируется Ираном, ориентируется на Иран, они шииты. Когда, благодаря их победам президент убежал, саудиты встали перед вопросом: что делать дальше? Смириться с этим они не могут, потому что это значит влияние Ирана рядом с их границами. Но проблема заключается в том, что есть и третий уровень геополитики, это политика уже международного уровня - Соединённые Штаты, Россия, Китай.

 

Соединённые Штаты сейчас взяли курс на удушение России путём введения санкций и обрушения цены на нефть. При этом только два одновременно осуществляемых манёвра могут привести к серьёзным проблемам для России. То есть, Россия должна быть ослаблена путём санкций, а с другой стороны - надо обвалить цену на нефть, чтобы уж России совсем стало плохо. Значит, для США сейчас главное, чтобы цена на нефть падала. Здесь мы можем легко убедиться, насколько эти цены на нефть отвязаны от реальности, и насколько они манипулируемы.

 

Нам всегда ведь что рассказывали?

- Если растёт напряжённость в нефтеносном районе, цена на нефть растёт.

- Если везде мир, дружба, и может быть, даже, местами жвачка, то цена на нефть начинает снижаться.

Смотрим сегодняшнюю ситуацию в мире. Россия – нефтедобывающая страна. Война идёт у границ России. Постоянно стараются Россию втянуть в войну. Это должно рассматриваться, как напряжённость, это должно приводить к чему? К увеличению цены на нефть. Ближний Восток весь хаотизирован. Ливию практически уже выбили из нефтедобытчиков. Непонятно, сколько она добывает, куда деньги идут - вообще непонятно. Хотя, наоборот, понятно. Зачем кормить ливийцев, когда можно перекачивать эти деньги на поддержание падающего уровня жизни на Западе. Сирия не сильно в данном случае, как нефтедобывающая страна, играет роль. Но Ирак… То есть, там большой хаос. И сейчас Саудовская Аравия, один из крупнейших поставщиков нефти на мировой рынок, стоит уже не то, что на пороге войны, а практически участвует в ней, пусть, пока бомбардировками. Что должно быть с ценой на нефть?

 

Артём Войтенков: Расти должна.

 

Николай Стариков: Конечно, она должна расти! А она что? Она падает. Где логика? Логики нет. А есть желание снижения цены Соединёнными Штатами Америки. То есть, выкормили они этих брокеров, которые, якобы, под влиянием каких-то факторов снижают цены. На самом деле - жёсткий контроль и диктат за нефтяными ценами.  Обратите внимание: любой фактор, который можно хоть как-то использовать в качестве оправдательной информации для снижения цены на нефть, используется. Прошла конференция по Ирану, мы сейчас о ней тоже отдельно поговорим.  США якобы снимут санкции. Всё - цена на нефть упала. Барак Обама выступает через несколько часов, говорит: "Не снимем санкции". Цена на нефть не растёт. То есть, любой ценой снижать цену на нефть, чтобы душить Россию - вот их задача.

 

Теперь вернёмся в сегодняшнюю ситуацию. Американцы разворошили Йемен, устроили там хаос. Воспользовавшись этим, Иран влез на территорию Йемена. Значит, президент убежал. Саудиты и американцы не могут допустить, чтобы там образовалась проиранская власть. Именно поэтому они тут же говорят, что президент-то ведь хороший, и надо его немедленно вернуть. Но здесь у них начинается проблема. Потому что, первое, если они ничего не делают, это значит, Иран там укрепляется, и тот самый Баб-эль-Мандебский пролив находится под угрозой. Да под угрозой и сама Саудовская Аравия. Может ли кто-то дать гарантию, что никакие, доведённые до отчаяния племена, не вторгнутся в Саудовскую Аравию, у которой, кстати, нефтедобывающая сфера, и провинция, населённая шиитами, удивительным образом совпадают и прилегают к йеменской границе. То есть, угроза. Никто не может дать такой гарантии.

 

Если Саудовская Аравия начинает открытую войну, это может привести к серьёзному полномасштабному конфликту, уже и с вторжением Саудовской Аравии, и повышением цены на нефть. Американцы оказываются в ситуации, когда им война эта невозможна. Потому что, если начнётся серьёзная война, а как справедливо говорят эксперты, никто не знает боеспособности Саудовской Аравии, даже сама Саудовская Аравия, потому что, эта армия никогда не воевала, то в этой ситуации США рискуют вообще потерять контроль над этим регионом и над Саудовской Аравией в первую очередь.

 

То есть, надо вооружённым путём вернуть президента, а воевать нельзя. Поэтому, вот такие странные заявления, и какие-то попытки бомбардировок. Давайте такую параллель проведём, может, она не совсем корректна, но всё-таки: Йемен и Афганистан. Представьте: двадцать, тридцать самолётов летает над Афганистаном и чего-то там бомбит. Вот это как-то на Афганистан действует?

 

Артём Войтенков: Как-то действует.

 

Николай Стариков: Да никак на Афганистан это не действует. Там как ходили моджахеды в горах, так и будут ходить. Да, убили в Кабуле двадцать человек, жалко. Но, на политику Афганистана это никак не повлияет, если в Афганистане идёт гражданская война. Никак не повлияет. Вот, что они сейчас делают. Они пытаются какими-то бомбардировками. Вторжение осуществлять боятся. То есть, не знают, что им делать. И что они делают в этой ситуации? Они пытаются договориться, с кем?

 

Артём Войтенков: С Ираном.

 

Николай Стариков: С Ираном, конечно. Вдруг они начали новый раунд переговоров по иранской ядерной проблеме. А там, у Ирана нет никаких ядерных проблем. Проблема очень простая - Соединённые Штаты не хотят допустить, чтобы Иран создал мирный атом. Там до атомной бомбы ещё далеко. Ведь, что Соединённые Штаты хотят затормозить в Иране? Дешёвую энергию, которую дают атомные станции.

 

Артём Войтенков: А у них пока нет атомных станций, в Иране?

 

Николай Стариков: Там вот эта станция в Бушере. Но, чтобы это не развивалось, чтобы программа не росла - вот задача. И смотрите: Соединённые Штаты в этом направлении сдают по очереди все свои позиции. Сейчас они готовы, видимо, Ирану сдать ещё что-то. Но ради чего? Ради того, чтобы Иран прекратил поддержку этих хуситов, и разменял поддержку этим хуситам на какие-то западные кренделюшки - вот о чём идёт речь.

 

Артём Войтенков: Которые они потом закроют.

 

Николай Стариков: Конечно, когда-нибудь обманут. Вы же знаете, с кем дело имеем. Я очень надеюсь, что Иран не такой наивный. Но мы должны понимать, что Соединённые Штаты договариваются с Ираном, чтобы продолжать снижение цены и душить Россию. И здесь мы видим, что у России с Ираном есть определённые отношения, есть определённые договорённости.

 

И посмотрите, как себя ведут наши, не совсем западные, я бы даже сказал, восточные партнёры. Когда сейчас собирались эвакуировать наших граждан из Йемена, самолёту саудиты не дали коридор первоначально, запретили ему пролёт и посадку в Йеменской столице. Почему? Потому что саудиты считают, что через самолёты мы будем доставлять оружие. Они считают, что мы так доставляли оружие в Сирию. Я тут читал статью арабской прессы, там прямо написано, эта газета считает, что Иран путём авиаперевозок доставляет оружие хуситам. И поэтому они хотят запретить иранским самолётам туда летать. То есть, понимаете, Йемен, относительно небольшое государство, оказалось на пересечении  международной геополитики. То есть, Соединённым Штатам нужно как можно быстрее, бескровнее вот этот конфликт там закончить. Чтобы для роста цены на нефть не оставалось никаких оснований. Чтобы Саудовская Аравия не была вовлечена в полномасштабный военный конфликт.

 

Кстати, о Саудовской Аравии. Почему, когда мы говорим, что никто не понимает её боеспособности, это действительно не понятно, потому что:

- С одной стороны, армия, которая никогда не воевала.

- А во-вторых, вы понимаете - изнеженная.

И в третьих - это крупнейший покупатель оружия 2014-го года, самый большой.

 

- Для сравнения, военный бюджет Саудовской Аравии на 2014-ый год шестьдесят четыре миллиарда.

- Военный бюджет Российской Федерации, озвученный президентом Путиным, пятьдесят пять миллиардов.

У Саудовской Аравии военный бюджет больше, чем у Российской Федерации. Посмотрите на размеры, соотношения, задачи, и так далее. У нас вон какая граница, сколько затрат хотя бы на её охрану. То есть, они скупили всё новейшее вооружение. Там ситуация непредсказуемая, и поэтому Соединённые Штаты хотят как можно быстрее эту ситуацию загасить, но без полномасштабной войны, путём переговоров. Вот то, что сегодня происходит в Йемене, не в двух словах, но в десяти.

 

Артём Войтенков: Интересно получается. Я, когда читал эти новости, как-то не связывал переговоры с Ираном, и вот эту заварушку в Йемене. А оказывается, связь просто самая прямая и самая непосредственная.

 

Николай Стариков: Конечно.

 

Артём Войтенков: Снижение цены на нефть мировой, оно же ударяет и по США тоже. Потому что у них у самих там нефтяная промышленность начинает потихоньку загибаться. Там забастовки нефтяников у них были. А потом - в этом выигрывает Китай, в дешёвой нефти. Дешёвый энергоноситель, соответственно, не только это сырьё для химической промышленности. Наверняка есть ещё какие-то вещи, где США проигрывает в опускании цены на нефть.

 

Николай Стариков: Политика, конечно, многофакторная. Абсолютно согласен с вами, что низкая цена на нефть помогает Китаю, наносит определённый ущерб американской нефтедобывающей промышленности, как и нефтедобывающей промышленности других стран, в Канаде, например, закрываются. Но, в чём особенность Соединённых Штатов Америки?

- Они с одной стороны добывают нефть, они как бы начали её опять добывать, возобновили.

- А с другой стороны они всегда её могут купить за свои, созданные из воздуха нолики.

Эти ребята голодными не останутся. Если они сами с огорода не выкопают, так они пойдут на базар, нарисовав себе денег, и купят там себе этой морковки, сколько им захочется. То есть, они не сильно пострадают. Да, закрылись какие-то проекты нефтедобывающие. Во-первых, они могут потом их льготными кредитованиями какими-то реанимировать. Во-вторых, цена на нефть всё равно пойдёт вверх, и тогда они воспрянут. В это болото выльют воду, и опять там жабы заквакают.

 

Что касается Китая, то Китай, мне кажется, скоро заполнит уже чашки, плошки,  блюдца, и все тарелки нефтью, пока она такая дешёвая. Знаете, есть не будут, будут руками дальше есть, а все тарелки нефтью зальют. То есть, будут использовать все ёмкости, чтобы заполнить по такой цене. Потому что, когда ещё такая цена будет. Если действительно начнётся серьёзный военный конфликт Йемена и Саудовской Аравии, то цена на нефть, конечно же, очень сильно вырастет.

 

Артём Войтенков: Почему? Подождите, а если она сейчас не выросла. У России. На Украине война.

 

Николай Стариков: Потому что сейчас они манипулируют ценой. А если будут прерваны поставки нефти? Вот, просто реально эти повстанцы, хуситы ворвутся на нефтедобывающие поля Саудовской Аравии, и к чертям собачьим взорвут все эти поля, всё. Или просто краник закрутят, и всё - нет добычи. Вот представьте себе. Саудовская Аравия не будет бомбить свои нефтеносные поля.

 

А вот представьте: на этих полях расселись люди с двумя калашниковыми. Сидят, и закрыли. А откуда-то к ним еда приходит, помощь, советы, идеи. Просто, закройте краники ребята, и сидите рядом с краником, и ничего не делайте.

 

Артём Войтенков: Постреливайте только.

 

Николай Стариков: В воздух постреливайте. Всё. Барашков жарьте. Больше ничего от вас не требуется. То есть, большая геополитика - вот о чём идёт сегодня речь.

 

Но Россия (это мы должны понимать) - сегодня главная цель для англосаксов. Они всё-таки долго выбирали, что им делать, и решили уже додушить нас до конца, перехватить власть в России, привести к власти очередных младореформаторов, которые окончательно угробят Россию, путём в перспективе - развязывания войны с Китаем. То есть, через Россию они хотят ослабить Китай всё равно, столкнув с нами.

 

Артём Войтенков: Всё вместе: и тех и других.

 

Николай Стариков: Они вот так всегда комплексно играют. Поэтому, всегда смотрите, как говорится, за руками у шулера. Если в Йемене есть силы, которые связаны с Ираном, США вдруг начинает раунд переговоров с Ираном. А ещё три года назад Иран - это уж прямо хуже некуда, ужас-ужас-ужас.  Они не дали Израилю разбомбить те же атомные станции. Там были какие-то налёты авиации, но многие ожидали более серьёзных действий Израиля по отношению к Ирану. Посмотрите: сейчас Израиль себя чувствует немножечко так преданным. Был демарш - приехал один из израильских руководителей в Вашингтон, и с Бараком Обамой чего-то не согласовал, выступил в сенате, по-моему.

 

Артём Войтенков: Выступление в сенате не может быть не согласованным или в конгрессе. Просто сам выбежал, да?

 

Николай Стариков: Или в конгрессе - не помню где. Просто там стали говорить, что нарушили протокол. То есть, США готовы сейчас Ирану ботинки чистить, коврик перед ним расстилать, а израильских друзей отталкивать с этого коврика куда подальше. Но это временное явление. Достигнут своих целей, опять начнут душить Иран. Иран они никогда не простят. Революция 79-го года, свержение шаха, никогда Ирану со стороны США не будет прощена. Почему? Потому что США сами организовали эту революцию и проплатили для того, чтобы поменять одного руководителя проамериканского на тоже  проамериканского, но который бы меньше кушал, как сейчас во многих странах. Там произошёл перехват управления, и США потеряли контроль над процессом.

 

Артём Войтенков: А потом фильмы снимают про то, как страшные эти ребята бородатые с калашниковыми захватывают американское посольство.

 

Николай Стариков: Они про Йемен снимут ещё - тоже страшные ребята с калашниковыми. И всегда везде с калашниковыми. А все хорошие, светлые силы ходят с американскими М-16, обратите внимание. Ладно, здесь понятно. Допустим, поставки вооружения в Йемене, действительно, с автоматами ходят. Иран тоже там вооружён определёнными системами оружия. Но всевозможные террористы и сепаратисты внутри США обязательно ходят тоже с калашниковыми. Как будто никаких других систем вооружений в США приобрести бандитам невозможно. Вот только это выдают по талонам им калашникова. Ну глупость.

 

Артём Войтенков: А повышение цены на нефть выгодно Ирану, или нет?

 

Николай Стариков: Ирану выгодно повышение цены на нефть.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Николай Стариков: Потому что он нефтедобывающий - с одной стороны. С другой стороны - он сейчас под эмбарго, то есть, его нефть нельзя покупать. Иран находится в ситуации, когда ему выгодно увеличивать цену на нефть. Но сейчас уникальный момент, когда, поторговавшись с американцами, он может что-то у них выторговать. Я очень надеюсь, что наши иранские партнёры здесь, в суматохе этого торга не проторгуют самое главное - Иран не проторгуют. Потому что с американцами договариваться, это с шулером, каталой играть в честные карты где-нибудь в поезде Москва-Магадан - доедете туда без порток до этого самого Магадана. Сложная ситуация, многофакторная. Но мы в контакте с Ираном.

 

Иран понимает свои интересы. Его интерес, в том числе, - это поставки наших зенитных комплексов, которые дадут ему гарантию чистого неба над головой. И, судя по всему, Иран получил чёткие гарантии, а ещё лучше, может быть, и комплексы уже получил. И поэтому, он резко активизировался в йеменской политике в 2015-ом и во второй половине 2014-го года. Вы посмотрите просто информацию, может быть, не обращали внимание, но летом нас всех интересовала Украина, а не Йемен, и не смотрели.

- Там ООН говорила, что задержали корабль с оружием, который шёл из Ирана.

- Обвинили Иран в поставках оружия.

- Создали комиссию по расследованию злодеяний иранской военщины в поставках вооружения.

То есть, там очень много было всего этого. Смотрите: хуситы именно в 2014-ом году вдруг из ниоткуда воспряли, оказались вооружённые, подготовленные, и фактически захватили всю страну.

 

Артём Войтенков: Достаточно разумный ход. Если Иран обкладывают со всех сторон, надо нажать на то, что ты имеешь под боком, а это вот, американская мировая бензоколонка в виде вот этого Персидского залива и Саудовской Аравии с её нефтедобычей. Вот он и начал в ту сторону двигаться.

 

Николай Стариков: Я предлагаю: от большой геополитики, мировой, перейти к её конкретному какому-то моменту касаемо России - внутри России.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Николай Стариков: Что я хотел бы сказать?! Я хотел бы сказать о вопиющей ситуации с мостом, на котором был убит, по версии следствия, Борис Ефимович Немцов.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виде Замоскворецкий мост.

 

Николай Стариков: Да, Большой Замоскворецкий мост. Потому что там что-то происходит невообразимое. Я несколько раз проезжал, был там. Я вижу, что место убийства Немцова, вернее цветы, портреты, всё это капище, оно кочует и оно передвигается ближе к Красной площади.

 

Потому что трагедия произошла посередине моста. Когда 18 марта я пришёл, проходил вместе с манифестантами на митинг, посвящённый объединению России и Крыма, я смотрю, что уже всё это лежит буквально в десяти метрах от Красной площади. Неделю назад, проезжая мимо – два метра уже до Красной площади. То есть кочующее какое-то мероприятие. Перед нами что? Перед нами типичная оранжевая технология. То есть сначала создаётся некий "народный мемориал Бориса Немцова". При этом его пододвигают как можно ближе к Красной площади, и мы должны с вами согласиться, власти должны согласиться, общество согласиться, что есть некий мемориал.

 

Я хочу спросить: а теперь любой может создать везде в Москве мемориал, где хочет? Не получая ни разрешения на установку мемориала, ни согласования по навалке всякого безобразия. Любой может сделать? Может мы, занимаясь своими делами текущими, пропустили какой-то закон о том, что не надо соблюдать законы? Так вы скажите нам, мы быстренько несколько мемориалов Сталина сделаем, вернём Дзержинского на Лубянскую площадь, где он незаконно был снесён и там цветы положим вокруг этого Дзержинского, фотографии Дзержинского, Сталина тоже. Я думаю, что мемориал маршала Берия можно сделать рядом с тем особняком, где, скорее всего, он был убит при захвате. Потому что, я думаю, что до суда он не дожил. То есть много вещей.

 

А) - либо мы соблюдаем закон все, включая либералов.

Б) - либо мы его все не соблюдаем.

Давайте как-то определимся. Мне нравится первая точка зрения, когда все закон соблюдают. Поэтому я лично возмущён тем, что они пытаются плясать на костях убитого товарища, это просто не прилично.

 

Артём Войтенков: Ну, что значит не прилично? Это технология. Кому до него дело  было?

 

Николай Стариков: Нет. Технология - совершенно верно. Пытаются из этого устраивать чёрт знает что. Поэтому я считаю, что общественность должна апеллировать к властям Москвы, которые в соответствии с московским законодательством должны очищать эту территорию. Ещё раз подчеркну: никакого народного, ненародного, вообще никакого мемориала Бориса Немцова нет. И в России, я надеюсь, никогда не будет, потому что этот политик для России ничего хорошего не сделал. Но если кто-то хочет сделать мемориал Немцова, пусть обращается с официальным заявлением в мэрию Москвы, а не фотографии и названия нового на мост какие-то клеят - это не законно всё.

 

Что они делают? Мы должны согласиться с тем, что есть мемориал. Дальше они скажут, они там могут в любой момент собираться.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Николай Стариков: В любой, и соберутся 9 мая. Он двойку получил первую в этот день, 50 лет назад. И вот пришли вспомнить этот момент. Да всё, что угодно выдумают.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Николай Стариков: С этим соглашаться невозможно. Мемориала нет, а значит, нет того, о чём они говорят. Не может быть осквернения и вандализма в отношении того, чего нет. Нет памятника, нет мемориала, не может быть никакого осквернения. Есть работа по очищению Москвы от наваленного мусора. Если вы хотите память человека вспоминать - на кладбище люди ходят, ставят свечки, цветы кладут, вспоминают, это цивилизованный способ поминовения погибшего товарища, усопшего человека. А не на месте его гибели устраивать чёрт знает что.

 

Я надеюсь, что московские власти всё-таки будут последовательные в деле соблюдения не только московских, но и других законов. Я посмотрел, там есть установка незаконных указателей каких-то…

 

Артём Войтенков: Плакатов.

 

Николай Стариков: Это раз. Во-вторых - свалка. Давайте представим, что где-нибудь в центре Москвы придём и кучу завядших цветов вывалим, она там будет лежать всё время?

 

Артём Войтенков: Уберут.

 

Николай Стариков: Ну, конечно, нет. Не будет лежать, уберут, конечно. Пользуясь случаем, я призываю общественность внимательно за этим следить, давайте будем апеллировать к законным властям, чтобы они действовали законными методами.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что это просто технология, то есть он переместится совсем близко, там начнёт собираться народ.

 

Николай Стариков: Да они его к Мавзолею донесут, если ничего не делать.

 

Артём Войтенков: До Мавзолея может, не донесут.

 

Николай Стариков: Но судя по темпам… Они знаете, как Пизанская башня наклоняется - быстрее передвигаются. Трагедия произошла в конце февраля, прошло чуть больше месяца - уже прошли пол моста. Как говорится, нет слов.

 

Артём Войтенков: Как раз ещё за месяц потеплеет, можно собирать большие толпы и всё. А дальше эта толпа начинает уже бурлить, шуметь, её разгоняют и так далее.

 

Николай Стариков: Нет мемориала. Не должно быть никакого мемориала. Кто хочет создавать мемориал, пожалуйста, подавайте заявку в установленном порядке в органы власти и устраивайте голосование, если вы такие демократы. И убедитесь, что 95% людей не хотят, чтобы там был такой мемориал и этот мост носил такое имя, такое название.

 

Артём Войтенков: Слушайте, ну не зря же его там убивали, под стенами Кремля, чтобы всё сорвалось что ли?

 

Николай Стариков: А вы правильно говорите. Как раз первое показывает нам не случайность второго. Если по факту его смерти пытаются из него максимально из этой трагедии получить какую-то политическую выгоду, дивиденды, путём обвинения властей патриотической общественности, просто этого нет в вандализме, обвинения в его гибели. То возникает вопрос: а кто стоит за гибелью Немцова? Для меня, например, совершенно очевидно, что за смертью Немцова стоят западные государства. Это цепочка может быть кривая, долгая, знаете, как через десять посредников. То есть мы сейчас не говорим о том, кто нажал на курок, я надеюсь, следствие найдёт. Я имею в виду: кто придумал эту технологию, и кто сегодня пытается из этого выжимать максимум какого-то информационного эффекта для дискредитации России.

 

Артём Войтенков: Коль уж вы заговорили о законности и, скажем, уличных собраниях. Я знаю, что у вас произошли неприятности с собранием Антимайдана.

 

Николай Стариков: Мы сегодня с вами записываем нашу беседу, сегодня 3 апреля. Сегодня мы проводили Антимайдан, собирались провести акцию у американского посольства. Флешмоб, девушки в окровавленных одеждах должны были совершить символический танец у этого здания, символизируя семь стран, на которые Соединённые Штаты совершили агрессию в самое последнее время. Почему это время? Потому что 66 лет назад было создано НАТО. Почему место? Понятно. Посольство Соединённых Штатов Америки, по сути НАТО это и есть Соединённые Штаты Америки, по большому счёту. Там и других армий, кроме ещё Великобритании, наверное, и не назовёшь.

 

66 лет эта организация борется с Россией - как бы Россия ни называлась, какой бы ни был социальный строй. Посмотрите: ради чего была создана эта НАТО - для защиты Европы от советской угрозы. Советской угрозы давно нет. НАТО расширилось и вобрало в себя ещё весь Варшавский договор за небольшим исключением. Обещали Борису Николаевичу, Горбачёву обещали не расширяться – обманули. Говорили, что созданы для того, чтобы защищать Европу от советской угрозы – обманули. Ложь, война, смерть, хаос.

 

Поэтому мы сегодня собирались и пришли к американскому посольству, чтобы:

- во-первых, выразить своё отношение и к этой организации и к политике США,

- с другой стороны, путём такой нестандартной подачи информации, обратиться к российской общественности.

Потому что, конечно, мы не столь наивны, что думаем, что от пикета у американского посольства изменится американская политика или НАТО вдруг вспомнит, что оно создавалось ради советской угрозы, а её нет этой угрозы, просто не заметили. Конечно, нет.

 

Артём Войтенков: То есть это способ привлечения внимания.

 

Николай Стариков: Привлечение российской общественности к этому вопросу. Напомнить. Потому что забываем. У каждого своя жизнь. Но мы должны помнить о том, что 66 лет назад была создана организация, которая сеет хаос и смерть по всему миру и приближается к нашим границам. Сейчас НАТО нацелилось на Украину, мы с вами это видим. Если им не противодействовать, в том числе и информационно, будут лезть дальше до бесконечности. У этих парней нет тормозов, им весь мир… Помните фильм один с Джеймсом Бондом, "И целого мира мало" - вот это они про себя сказали, абсолютно откровенно.

 

Так вот, что получилось? Мы уже проводили акцию, пикет, наши коллеги развернули знамёна, плакаты. К моему просто недоумению, московская полиция не дала провести зерно этой акции - танец девушек. Сначала сказали, что нельзя им в масках выйти, потом сказали, что костюмы не те, потом полицейские звонили по телефону, согласовывали. А потом сказали: "А вы знаете, а время уже истекло". То есть они минут 20 не давали девушкам сделать то, что они должны. А потом сказали, что истекла акция.

 

Честно скажу: я и мои коллеги, мы просто находимся в недоумении, потому что мы никак не могли ожидать, что некоторые представители московской милиции больше солидаризуются с НАТО, нежели с позицией российской общественности. Мы в недоумении. Я думаю, что наши юристы дадут оценку правовую тому, что произошло. Но я хочу сказать, что наша акция в любом случае достигла цели. Потому что там было большое количество журналистов, они пришли, они рассказали, и они рассказали, в том числе о том, что нам не дали провести эту акцию. Поэтому если кто-то и планировал специально срыв нашей акции, то он этой цели не достиг, потому что главное для нас это не красивая картинка для американских дипломатов, которые через щёлочки своих бронеставен будут за этим наблюдать.

 

Артём Войтенков: Не, я думаю, у них там бинокли стоят на подоконниках на подставочках.

 

Николай Стариков: Хорошо, что не снайперские винтовки. В 93-ем году у них на крыше люди со снайперскими винтовками лежали. Так что уже переход на бинокли - большой прогресс для американской дипломатии.

 

Артём Войтенков: Я предполагаю.

 

Николай Стариков: Мы апеллируем к российской общественности. И средства массовой информации расскажут об этом, я очень надеюсь, что они это сделают. Но в этой ситуации мы можем быть уверены, что СМИ рассказали – граждане нас услышали. А следующая наша акция, мы будем готовить ещё более тщательно, понимая что ряды московской полиции тоже, увы, вовсе неоднородны.

 

Артём Войтенков: Как и всё у нас неоднородно.

 

Николай Стариков: Как и всё у нас. Да. Тут, как говорится, можно сделать исторический экскурс, вспомнить, что при товарище Сталине НКВД при товарище Ягоде было одно, его чистили, потом при товарище Ежове оно тоже было далеко от совершенства, его чистили. При товарище Берии вроде заработали как надо, в 53-ем году точно так же уже начались проблемы у честных сотрудников органов, когда было раздутое дело Берии.

 

Артём Войтенков: Кстати говоря, об американском посольстве, там же основное здание, которое выходит на кольцо, на большой широкий проспект, это официальное здание. А если туда немножко вглубь пройти, оно же большую площадь занимает (посольство), там стоит другое здание. Причём, что меня очень удивляет у этого здания, по-моему, два или три этажа сверху без окон сверху. Что у них там такое, что окон не надо? Сверху причём, не внизу, сверху.

 

Николай Стариков: Артём, меня пугают ваши познания в американском посольстве, я там не был.

 

Артём Войтенков: Просто шёл мимо и обратил внимание.

 

Николай Стариков: Я там никогда не был и не обращал внимание. У меня нет планов туда ходить. И даже когда меня туда приглашали.

 

Артём Войтенков: А вас приглашали?

 

Николай Стариков: Приглашали в Питере в консульство. Я туда не пошёл. Мы пригласили консула к нам в офис партийный, он пришёл. Мы поставили камеру, мы всё это записали, выложили в интернет, эта запись доступна. И постарались сделать так, чтобы как-то ещё нашим американским партнёрам немножечко показать, что не они одни умеют заниматься какими-то информационными вещами. Мы посадили наших американских партнёров так, чтобы в кадре сзади был большой портрет товарища Сталина. И они так и просидели больше часа, мило беседовали. Эта беседа выложена. А потом через несколько месяцев того, кто к нам приходил, американца, он оказался скандалистом, да ещё и бывшим десантником. Ну, как-то одно, может, с другим не связано. Но российские десантники они ведь не скандальные, тихо, мирно празднуют день ВДВ, защищают Родину. А вот американские они скандальные. Он там с каким-то охранником подрался, его в итоге выслали из России.

 

Артём Войтенков: В консульстве?

 

Николай Стариков: Нет, в каком-то торговом центре. Это отдельная история, но, тем не менее, просто она произошла очень быстро. Пришёл к нам - и выслали из России. У человека карьера не задалась, может потому что на фоне Сталина сидел.

 

Артём Войтенков: Ладно, большое спасибо вам, Николай Викторович за объяснения. И будем надеться, что может быть, как-нибудь удастся поговорить с американским послом на фоне портрета Сталина, другого нашего деятеля, но не Горбачёва, ни в коем случае.

 

Николай Стариков: На фоне Горбачёва разговор невозможен, потому что в офисе партии "Великое Отечество" портрета Горбачёва не может быть в принципе. В нашем офисе, просто, как говорится, чтобы снять все вопросы, - висит портрет Сталина, висит портрет Александра III, и, конечно же, висит портрет президента Путина.

 

Артём Войтенков: Троица. Хорошо, всего доброго.

 

Николай Стариков: Наша политическая троица, да.

 

Артём Войтенков: Спасибо вам за рассказ.

 

Николай Стариков: До свидания.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (415 мб)
Видео MP4 640x360 (160 мб)
Видео MP4 320х180 (90 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (9 мб)
Звук 32kbps MP3 (9 мб)
Звук 64kbps MP3 (18 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (28 мб)

Текст:
EPUB (190.92 КБ)
FB2 (296.52 КБ)
RTF (240.32 КБ)