Николай Стариков 4 марта 2015

Беседа с Николаем Стариковым 4 марта 2015.
Разговор об убийстве Бориса Немцова, подготовке западными спецслужбами Майдана в Москве, необходимости жертв для раскачки революции, большой политической игре США по столкновению Европы, России и Китая, обмане украинцев для свержения власти в Киеве, уничтожении центральными банками России и Украины собственных экономик.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Николай Стариков

Николай Стариков 4 марта 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_2015-03-04

 

Собеседники:

Николай Стариков - писатель, http://nstarikov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/ 

 

Артём Войтенков: Добрый день, Николай Викторович.

 

Николай Стариков: Добрый день.

 

Артём Войтенков: Сейчас самое громкое событие, это убийство Бориса Немцова. В интернете ходят разные версии, предположения: кто убивал, зачем, почему это всё было надо. Что вы по этому поводу думаете?

 

Николай Стариков: Я надеюсь, что это преступление будет раскрыто, хотя, как показывает опыт, такие сильно политически ангажированные убийства раскрываются очень редко. В крайнем случае, ловят исполнителя, а до заказчика почти никогда не добираются. Но, всё-таки, надежда есть, поэтому, будем надеяться, что полностью ответ на этот вопрос даст следствие. Что касается моей точки зрения, для меня очевидно, что, конечно же, к убийству Немцова никакого отношения российская власть не имеет. Равно, как и к убийству Литвиненко, равно, как и к убийству Анны Политковской, равно как и другим подобным ситуациям, которые пытались записывать на счёт российских властей, но время и следствие всегда показывало, что это не так.

 

Разберём то, что случилось с Немцовым.

В центре Москвы, и не просто в центре, а рядом с Кремлём, практически напротив Кремля, накануне оппозиционной акции убивается оппозиционер. Убивается двадцать седьмого февраля. За несколько дней до этого, этот день президент назначает днём специальных операций. При этом с ним девушка с Украины, идёт он от Кремля на Болотную площадь. И всё это даёт прекрасную возможность для информационной атаки на российскую власть. Посмотрите, что пишут иностранные газеты, иностранные журналы: там они рассказывают, что просто величайший критик Кремля  просто собирался собрать колоссальный митинг, и подводят своего читателя к мысли, что так это было страшно, и опасно для власти, что вот, произошла эта трагедия.

 

Внутри России мы с вами понимаем, что Немцов это человек, который фактически не пользовался доверием населения очень давно. На его счету грабительская приватизация в стране, в Нижегородской губернии, которую он возглавлял, сельское хозяйство разрушенное, закрытые предприятия. Мало известный людям из других областей факт, а я был в Нижнем Новгороде, мне сейчас рассказали: была готовая совершенно, атомная станция, он не позволил запустить её в работу. В итоге она не была запущена, и все эти деньги фактически коту под хвост. Сейчас в Нижегородской области собираются строить новую атомную станцию, всё, спасибо Борису Ефимовичу. Можете себе представить, какие колоссальные деньги были потрачены впустую.

 

То есть, политик с отрицательным рейтингом. Не случайно он выбрался в итоге в Ярославскую Думу, что странно для нижегородца. Согласитесь, логично баллотироваться в родном регионе. Но, в родном регионе рейтинг будет минус. А в Ярославле можно как-то ещё поспекулировать на своей, какой-то федеральной известности. Все политические проекты, которыми он занимался, начиная от СПС, и кончая РПР-Парнасом, все проваливались, все выборы проигрывали. Никакого значения в политической жизни страны Борис Немцов давно уже не имел. Как революционер, как борец за свободу, он уже никакой, вышедший в тираж.

 

Да, лицо узнаваемое, да, понятно, что критикует, всегда недоволен всем, что делает российская власть. Ну и что с того? Зато, представьте, какие дивиденды получили его кураторы от его смерти. Оппозиционная акция, унылая, перенесённая в Марьино, вдруг волшебным образом переместилась в центр Москвы. На эту акцию пришли люди, которые не собирались на неё идти.

 

Во-первых, потому что, она в Марьино. Во-вторых, потому что им до оппозиции нет дела. А здесь, извините, произошло злодейство, человека убили в центре Москвы. И может быть, для многих людей не так важны политические взгляды человека, как собственное отношение к преступлению. Значит, дополнительно люди туда приходят. Повестка дня абсолютно понятная. То там, знаете, было от отставки Путина, до повышения цен, сокращения военного бюджета. В общем, набрали лозунгов, надёргали от всего, что только можно. Появляется чёткая, ясная, повестка дня. Появляется возможность говорить пламенные речи. И опять есть возможность обвинять российские власти, пусть косвенно, может быть, явно, в этой смерти.

 

А какая красивая картинка для западных СМИ. Люди несут цветы, мост, заваленный цветами, и всё это на фоне зловещего Кремля. Прекрасно. Ну кому это нужно? Власти это точно не нужно. Оппозиция получила от этого сплошные плюсы. И сигналы-то какие? Вот, посмотрите, мы с вами поговорили о видимой части айсберга, а есть невидимая её часть, она состоит из двух вещей.

- Первая. Те силы, которые стоят за убийством, они посылают сигнал российской власти: "Мы можем в центре вашей столицы, рядом с вашим Кремлём убить, кого мы захотим. И попробуйте нам помешать". То есть, демонстрация возможностей, это очень важно.

 

Артём Войтенков: А потом привести туда толпу ещё.

 

Николай Стариков: Это всё-таки следствие. Я имею в виду, демонстрация возможностей не по сбору людей, потому что, людей собралось не так много, это отдельный вопрос. А демонстрация возможностей именно по покушению, по терроризму.

 

- Второй вопрос. Это чёрная метка оппозиции.

 

Ведь сейчас в стане оппозиции такой лёгкий шок. Но, не потому, что они думают действительно, что за убийством Немцова стоит Кремль. Они прекрасно понимают, что за убийством Немцова стоит американский посол, вся та проамериканская история, которая называется пятой колонной. И они с ужасом думают, что они могут быть следующими. Вот в чём ужас сегодняшнего положения российской пятой колонны. Они оказываются в очень сложном положении.

 

Ведь, по правилам вот этой страшной игры, которая ведётся не первый раз, ведь Борис Немцов, это не первая жертва в итоге.

- Убивают человека, который вышел в тираж.

- Чья смерть принесёт больше дивидендов, чем его жизнедеятельность.

- И самое главное - медийная повестка дня. Он должен выступить с каким-то разоблачением, или грозить, что он разоблачит, что бы был какой-то мотив смерти, можно было возложить на кого-то вину.

 

Вспомните мутную историю отравления, якобы полонием, Литвиненко. Литвиненко в Лондоне. Скорее всего, он был отравлен солями таллия, которые не радиоактивны. Нужно было возложить вину на Россию и лично на нашего президента. Что было сделано? Когда Литвиненко был в таком состоянии, когда уже не мог говорить, к нему зашёл один из совестливых журналистов, вышел оттуда, и сказал: "Мне Литвиненко сказал, что его отравил Путин".

Его спрашивают: "Как?"

- "Прошептал мне на ухо"

То есть ни свидетельств, ни письменных показаний, ни записи, ничего не было. Просто вот, услышал. И дальше все газеты начали это тиражировать.

 

Случай с Немцовым. Десятого февраля он дал очень странное интервью ресурсу "Собеседник". Всё интервью достаточно короткое. Речь идёт об одном: как Немцов сказал своей маме, а мама очень опасается, что Путин собирается его убить. Такое, очень странное интервью. Там содержательная повестка дня полностью отсутствует. И после того, как я написал свою статью, о том, что, на мой взгляд, конечно же, убийство Немцова, это дело западных спецслужб и кураторов пятой колонны. После этого я прочитал уже, что вышла более полная версия интервью Немцова. Поэтому, я всем…

 

Артём Войтенков: Дописали.

 

Николай Стариков: Нет, была, как бы короткая. А сейчас они почему-то опубликовали полную. Я просто всех к этому отсылаю, и предлагаю посмотреть. И что интересно, в большой версии, там всего того, что было в малой, нет. То есть, они друг от друга сильно отличаются. Такое ощущение, что журналисты что-то додумали.

 

Теперь добавляем к этому странное поведение второго организатора этого протестного митинга, товарища Навального, который с упорством, достойным лучшего применения старался сесть в тюрьму: браслет срезал, с милиционерами безобразничал.

 

Артём Войтенков: А что за браслет?

 

Николай Стариков: Он же долен был сидеть дома, и там браслет надевается на какую-то часть тела, на ногу, наверное, я думаю. С которым нельзя перемещаться, который показывает перемещения. А он его срезал. То есть, нарушал все мыслимые законы. Ну как может человек, который выступает за торжество закона, например, в деле в борьбе с коррупцией, нарушать его в отношении самого себя? Как-то надо быть последовательным. Всё делал. И раздавал листовки на неразрешённый митинг. Его взяли, на пятнадцать суток посадили. Я думаю, что если бы его не посадили на пятнадцать суток, он бы витрину разбил. Или разбил витрину какому-нибудь служителю порядка, чтобы получить, всё-таки свои пятнадцать суток, и таким образом выскользнуть из-под удара. Это второе.

 

Третье. Мне несколько коллег прислали скриншоты из Гугла. Оказывается, за несколько дней до убийства Немцова, там появились заранее статьи, заготовки, фактически с некрологом ещё одного оппозиционера Волкова, который жив, здоров до сих пор. То есть, решение политических организаций  в связи с его убийством. Это можно найти. Это сейчас в социальных сетях достаточно много люди друг другу рассылают, потому что, это вопиющее доказательство того, что они готовили материалы сразу на несколько покойников.

 

Ну, представим такой невероятный вариант: они решили всё-таки, убить Бориса Немцова, но Борис Немцов вечером накануне шёл, упал, и сломал ногу, и всё. И сидит у себя дома, и не может из него выйти. Всё. А что им тогда делать? Они же должны эту сакральную жертву получить. Значит, вступает план Б, убивают кого-то другого, статьи заранее готовы. Вот, о чём идёт речь. То есть, они даже готовились к убийству нескольких человек.

 

Борис Ефимович может хватку потерял, может быть, не обратил внимание на это интервью, которое сыграло роковую роль в его жизни, но, тем не менее, поведение Навального и Немцова совершенно разное в одинаковой ситуации. Что касается третьего организатора митинга, то он сидит в Швейцарии, и он тоже вне, понятно, сегодняшнего удара.

 

Артём Войтенков: А когда он туда улетел?

 

Николай Стариков: Ходорковский? Давно-давно. И что-то не собирается на Родину. Это, кстати, очень интересный вариант попытки раскачки ситуации и организации революции дистанционно. Это ноу-хау, практически.

 

Так вот, что я хочу сказать. Двадцать первого февраля движение Антимайдан провело в Москве митинг и шествие. Много вопросов нам задавали, особенно либеральные журналисты: "Вы что, чувствуете опасность майдана?"  Да, мы эту опасность чувствуем. И мы хотим сказать, что Борис Немцов - это первая жертва майдана. Потому что технология накачки вот этой эмоциональной матрицы, с перенесением её в беспорядки - это первый признак начинающегося майдана и оранжевой технологии. И поэтому, мы не видим сейчас ещё на улице каких-то столкновений. Но технология уже с Украины, Сирии, с Египта, с Йемена, с Ирана, она перенесена.

 

Борис Ефимович Немцов стал первой жертвой майдана. Дай Бог, чтобы больше никаких жертв не было. Но мы должны понимать, что майдан - это технология, это технология раскачки. Поэтому, конечно же, есть опасения, что вот эти провокации такие страшные, связанные с человеческой жизнью, будут нашими американскими партнёрами продолжены.

 

Артём Войтенков: То есть, вполне возможно, что кто-то, а тот же самый Навальный, станет следующим?

 

Николай Стариков: Если мы возьмём преступления, которые совершались тогда:  Литвиненко, Политковская, попытка отравить Гайдара, когда он был в Великобритании - там подряд было несколько этих провокаций, то есть, накачивали ситуацию. Нельзя исключать, что сейчас как-то американцы поступят по-другому. Что, может быть, они попытаются совершить убийство в другом лагере и обвинить его. Но, обязательно должно быть какое-то громкое заявление - кто-то должен разоблачать кого-то.

 

Обратите внимание, как Порошенко, в некотором смысле выдаёт американские планы.  Он, конечно, соболезнует по Немцову. Что он говорит? Что Немцов ему говорил, что он собирался опубликовать некие разоблачающие документы присутствия, якобы, российских войск на Украине, - говорит Порошенко.

 

Артём Войтенков: Смешно.

 

Николай Стариков: Нам с вами, конечно, это кажется очень таким, неумелым каким-то действием. А для зрителей Украины вполне это может звучать убедительно. Для западного зрителя - тоже всё сходится. Смотрите, большой критик Кремля, колоссальный митинг. Никто же не знает, что в Марьино пришло бы может десять-двенадцать тысяч человек, если здесь меньше двадцати пришло. И вот, он собирается публиковать разоблачающие документы. Понимаете, всё сходится, и в этот момент его убивают. Такие мелочи, что никто в здравом уме не будет делать это столь публично в этом месте, как бы остаётся за кадром.

 

Артём Войтенков: Мало того, Немцов вообще, по-моему, не соприкасался с украинской войной.

 

Николай Стариков: Ну как? Он постоянно говорил, что Россия напала на Украину, он требовал, и ему подобные до сих пор требуют, возвращения Крыма Украине, и прекращения поддержки Донбасса. Это всё их требования. Вспомните "Марш мира", который они проводили у нас здесь, в Москве. Почему-то в Киеве они "Марш мира" не проводили.

 

Хочется вот в связи с этим преступлением сказать следующее. Конечно, любое политическое убийство, вообще убийство человека - это трагедия и преступление. Но это трагедия в первую очередь для его близких. У каждого человека, который погибает, у него есть семья, есть близкие, родные, дети, мама, папа, близкие друзья, муж, жена. Для них это, конечно, невосполнимая утрата и трагедия. В этом смысле, любой нормальный человек соболезнует семье, которая потеряла своего близкого. Это гуманитарный аспект того, что происходит.

 

Но есть и другой аспект - аспект политический. Это был политик, и, соболезнуя его семье, я не могу скорбеть о потере величайшего государственного деятеля, потому что таковым я его не считаю. Всё, что он делал для России, было во вред нашей стране. Я не могу скорбеть о том, кто вредил России. Пусть бы жил, пусть бы вредил дальше, потому что, я считаю, что такими методами нельзя действовать. Но я не могу испытывать это чувство скорби. Поэтому, когда включаешь телевизор, и там начинаются рассказы из серии "знаете, каким он парнем был", - чувствуется фальшь. Людей пытаются принудить к этой скорби. Мне кажется, что это, знаете, какой-то новый метод: либеральное принуждение к скорби. Это недопустимо.

 

Выразили соболезнование семье. А дальше начинается очень просто. Если вы считаете, что погибший, действительно, это большая утрата для российской политики, для российской демократии, для российского народа и государства, пожалуйста, проводится траурное шествие, выйдите, и выскажите свою точку зрения. А теперь давайте посмотрим, сколько людей так считает. Немцов - один из самых известных политических деятелей России.

 

Артём Войтенков: С девяностых годов.

 

Николай Стариков: С девяностых годов его знают все. В лицо знают, и по делам знают. Не только в лицо, и по делам. И поэтому, в Москве на это шествие выходит меньше двадцати тысяч человек, в Питере меньше шести тысяч. А во всей остальной России выходит две с половиной тысячи человек. Россия огромная страна. Посмотрите, какое незначительное количество людей пришло на эти траурные мероприятия. Хотя, казалось бы, если бы они уважали этого человека, это, то мероприятие, куда они должны прийти.

 

Артём Войтенков: Когда Сталин умирал, было очень много.

 

Николай Стариков: Миллионы. Вот это и есть показатель истинной популярности политика в своём собственном народе.

И последнее, что хотелось бы сказать в связи с этим политическим убийством, конечно, дальше будут критиковать Россию. Очень удобно. Следствие идёт медленно, убийцы пока не найдены, кажется, что и ищут не там, и не хотят раскрыть это убийство.

 

Вот всем хочу сказать, когда услышите такие разговоры, напомните нашим западным партнёрам: что там со следствием об убийстве шведского премьера Улофа Пальме? Напомню. Двадцать семь лет назад он был застрелен. Убийцы до сих пор не найдены. Как там у вас со следствием, дорогие друзья? Не нашли ещё? Ну вот, мы тоже - ищем. Поэтому, если это дело не будет раскрыто быстро, мы обязательно услышим разговоры, обвинения, что его специально затягивают. Будет использоваться любой повод, чтобы очернить Россию, поэтому, вот, как бы, рыльце у западной Фемиды, оно тоже в пуху, связанное хотя бы с одним этим, абсолютно заказным политическим убийством Улофа Пальме.

 

Артём Войтенков: Не говоря уж про такие вещи, как убийство Кеннеди, когда пули в голове растворяются.

 

Николай Стариков: Пули, в голове Кеннеди которые растворились, это плохой пример, объясню почему. Для американской демократии убийство Кеннеди раскрыто.

 

Артём Войтенков: Официально, да.

 

Николай Стариков: Раскрыто, всё. Ли Харви Освальд, с невероятно нечеловеческой скоростью, что ни один чемпион мира не смог повторить, из итальянской винтовки, не самозарядной, а где надо перещёлкивать, совершил, я там не помню, четыре выстрела за семь секунд. Невозможно. При этом, эти пули попали и сзади, и спереди в голову жертвы. Потом Ли Харви Освальда застрелили, но это уже другое уголовное дело. То есть, для американской Фемиды этот пример неудачный. Мы понимаем с вами, что это дело шито белыми нитками, но если вы скажете, а что? Так раскрыто дело. Всё, Ли Харви Освальд. А что с ним? Его тоже убили. А это дело? Это дело тоже раскрыто. Убийца, Джони Рубинштейн был задержан прямо на месте убийства. А что с Джони Рубинштейном? Умер от рака через некоторое время. Всё, концы в воду. Но все преступления раскрыты, глухарей нет.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда вопрос такой. По поводу вот этих больших массовых мероприятий: Антимайдан и вот этот вот "Антикризисный марш Весна". Они были как-то взаимосвязаны друг с другом? Одно ответ другому, или как?

 

Николай Стариков: Когда идёт политическая борьба в стране, всё-таки, действия сторон этого процесса политического, они между собой, конечно, связаны. Значит, что хотел продемонстрировать Антимайдан? Антимайдан хотел продемонстрировать, что:

- Во-первых, мы не допустим развития события по украинскому сценарию, мы не допустим уличных беспорядков, революции, каких-то потрясений, это с одной стороны.

- А с другой стороны - призвать общество к бдительности: майдан рядом, майданные технологии рядом.

 

Ведь посмотрите, на траурном митинге памяти Немцова большая, как говорится, украинская делегация. Там один депутат был задержан, да? Гончаренко. И смотрите, люди шли с ним в одной колонне. А что это за человек? Есть большие основания подозревать его в том, что он организовал убийство людей в Одессе. Люди заживо сгорели, а он, может быть, не только фотографировал, но ещё и  организовывал их смерть. И идут с ним в одной колонне. Ничего у вас там нигде не свербит, ничего?

 

Ваша вот эта скорбь, она только в отношении людей, которые определённых политических взглядов придерживаются, совпадающих с Вашингтоном и Брюсселем? А если это просто люди в Одессе, которые не согласны с этой точкой зрения? Если это простые донбассцы, которых убивают и калечат обстрелами украинская армия и национальные батальоны - вы о них не сожалеете? То есть, скорбь такая, показная, однонаправленная, и поэтому, очень-очень фальшивая.

 

Но сейчас я хотел сказать немножко не об этом. Вот этот депутат Гончаренко был задержан. Много вопросов: почему его отпустили? Я просто хотел сказать, почему его отпустили: потому что у него дипломатический паспорт.

 

Артём Войтенков: Ну, он депутат.

 

Николай Стариков: Дипломатический паспорт. Его невозможно задержать. То есть, задержать его возможно до выяснения вот этих всех обстоятельств: его задержали, обстоятельства выяснили, его выпустили. То есть, нарушение дипломатических конвенций, естественно, невозможно. И поэтому, конечно, мы все с вами хотели бы, чтобы его упекли, и было бы следствие. Мы бы узнали, наверное, много важного и нового по этому делу. Но нарушать международное законодательство в этом смысле невозможно.

 

Давайте спросим себя: зачем он туда приехал? Зачем он приехал первого марта в Москву? Он просто приехал почтить память Немцова? А до этого просто в Марьино погулять решил? Вряд ли. Опубликованы вскрытые переписки. Не секрет, что некоторые оппозиционеры приглашали боевиков майдана. Да, наверное, не секрет, что боевики майдана были на этом митинге. Но, пока ходят, присматриваются.

 

Нужно понимать, что опасность майдана существует, и антимайдан просто заявил об этом раньше. Ещё раз подчеркну: майдан начался в России, попытаются его начать со смерти Немцова. Немцов - первая жертва майдана, вот что нужно понимать. Если нет пока беспорядков на улице, и слава Богу, но, нужно понимать, что наши геополитические противники будут стараться их готовить. И появление таких одиозных персонажей с Украины, где они разрушили свою страну, и залили её кровью, должно нас очень сильно настораживать.

 

Артём Войтенков: То есть, убийство Немцова может стать отправной точкой. Не обязательно, как бы сейчас, а это используют через месяц, через два, через три.

 

Николай Стариков: Нет, ещё раз хочу подчеркнуть: майданную технологию запустили в России убийством Немцова. Она не сработает, я убеждён, что она не сработает, но, процесс запущен. Вот эта лавина сверху, вот этот камешек первый брошен. Может быть, другие камни не покатятся вслед за первым, но попытка начать вот этот процесс, она сделана. Вот это нужно понимать. И потом, я ещё раз хочу сказать, что эти люди среди нас.

 

Вот два случая с шествия митинга, который проводил Антимайдан. Ещё раз подчёркиваю: никаких призывов к насилию не было, никаких эксцессов со стороны наших сторонников не было, вообще ни одного. В итоге, что мы имеем? Сразу после этого шествия одному из участников Антимайдана, бывшему афганцу, который кровь проливал за Родину, с криком "Слава Украине!", так сказать, оппонент, выстрелил из травматического пистолета в лицо, чуть не выбил глаз. Задержаны: вот этот, стрелявший, и второй - они задержаны, возбуждено уголовное дело. Телеканалы показали это?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Николай Стариков: Рассказали? Нет. Вы в интернете можете найти эту запись. Об этом информации не было. Совестливые журналисты либеральные, они взяли на контроль эту ситуацию? Ведь человека чуть не изувечили. Слава Богу, что, я надеюсь, поправится, всё будет нормально, но травматическим пистолетом и убить можно. Кто-то стрелял. Кто-то озаботился этим? Нет. Эта информация так как-то прошла незаметно, и те средства массовой информации, которые соринку стараются вытащить, из неё слона сделать, об этом умолчали.

 

Второй случай произошёл уже с нашими партийными коллегами Партии Великое Отечество. Семья из четырёх человек возвращалась из нашей партийной колонны. Около метро на молодого человека, у которого на плечах был флаг Новороссии, напало три молодчика славянской наружности. Даже, напали не на него, а на мать и сестру, которые шли рядом. Он парень не робкого десятка, раскидал их, получил струю перечного газа в лицо. Уголовное дело возбуждено, мы взяли его, что называется, под наш партийный контроль. Это факт. На семью напали, потому что, они шли с митинга Антимайдана, и потому что, на плечах у парня был флаг Новороссии.

 

Вы можете себе представить ситуацию, что человек идёт по Москве с флагом Украины на плечах, и на него нападают молодчики, пытаются его избить, или прыскать газом? Нет, такой ситуации не будет. А вот здесь реакция есть. И есть агрессия, есть насилие, есть вот эта ненависть. А майдан, он и питается этим: агрессией, ненавистью. Поэтому, здесь надо вспомнить выражение одного известного публициста: люди, будьте бдительны.

 

Артём Войтенков: Это вполне могут быть те ребята с Украины, которых сюда завезли для майдана.

 

Николай Стариков: Да нам с вами всё равно, кто это, и откуда. Сам факт, что такие эксцессы происходят. И это не выдумки, это реальность.

 

Артём Войтенков: Что же нам тогда ждать в будущем? Как вот эта машина майдана, как она будет работать? Чтобы понимать, что вот это, так скажем, враги, это наши. Как это всё будет?

 

Николай Стариков: Хороший вопрос вы задали. Если изобразить этот антинародный переворот, который маскируется под волеизъявление народа, как это произошло на Украине, или попытались в Сирии сделать, то этот локомотив, он питается человеческими жизнями. В эту топку надо всё время подкидывать людей - вот, что происходит. И поэтому, возвращаясь к ситуации в Киеве, сначала несколько сакральных жертв: один армянин, один белорус, видимо, кого не жалко они выбрали, чтобы были не украинцы, начитавшие, повторяю, стихов Шевченко, чтобы для большей слёзности, потом их неизвестно кто убивает. Их смерть, кстати, до сих пор не расследована.

 

А в статистике убитых кровавым режимом они тоже числятся. Ведь там тоже есть лукавство. Говорят, во время подавления народного возмущения, революции (как там у них называется на Украине, революция достоинства, вот видите, какое красивое слово-то придумали) погибло столько-то человек. И туда записывают и вот этих людей, которые убиты неизвестно кем. Там ещё были убийства, журналиста непонятно кто застрелил. Это ещё до самой такой страшной ситуации в феврале.

 

Значит, сначала убили этих людей - не получилось. Опять привели к тому же самому, обострили ситуацию, появились снайперы, которые стреляли по митингующим, по Беркуту. И самое главное, на что стоит обратить внимание - по зевакам. Тоже есть страшные кадры в Киеве, и связано это с Египтом, с другими странами: просто, человек идёт по улице, он не боевик, не вооружён ничем, находится в стороне от каких-то там перетрубаций - выстрел в голову, упал. И в Киеве так же. Почему это? Нужно демонстрировать несуществующие преступления кровавого режима. Поэтому, стрельба по скорой помощи, по врачам, по женщинам, по детям - вот это всё практикуется этими неизвестными снайперами. Чем более эмоционально будет выглядеть смерть какого-либо человека, значит, тем больший он интерес для этих снайперов представляет.

 

Поэтому, что ждать в дальнейшем? Технология майдана начинается с человеческих смертей. Значит, все последующие шаги майдана - это тоже человеческие жизни. По-другому эта технология вот этих потрясений, она просто не работает.

 

Артём Войтенков: И что же, нам ждать каких-то убийств таких, громких?

 

Николай Стариков: Во-первых, к сожалению, мы уже дождались громкого убийства. И я думаю, что для всех это было, как гром с ясного неба. Ещё раз подчёркиваю - технология. Поэтому, нашим правоохранителям сейчас отдыхать, расслабляться не придётся. И чем больше будет проводить акций, так называемая оппозиция, тем больше будет вероятность, что накануне этих акций будут происходить какие-то неприятные события. Больше будет вероятность того, что во время этих акций будет увеличиваться вероятность каких-то эксцессов. И в этом смысле я хотел ответить на вопрос, который тоже часто задают: почему власть разрешила траурное шествие? Вопрос вообще странно звучит. А почему она должна была его запрещать?

 

Артём Войтенков: Нет, с одной стороны, все вот эти массовые мероприятия должны согласовываться за десять дней, если я не ошибаюсь, за какое-то количество дней.

 

Николая Стариков: Здесь вот сделали какое-то исключение. Я сейчас не буду вытаскивать с точки зрения буквы закона, это правильно сделали. Потому что, если бы этого разрешения не было, это был бы, во-первых, повод для беспорядков, во-вторых,  повод обвинить власти: "Боялись его живого, боятся его и мёртвого". Вот этого не должно быть. Да, случилась трагедия, уголовное дело возбуждено, ищут преступников. Но разрешение на это мероприятие, ведь оно имеет начало и конец, что тоже очень важно. То есть, пришли, выразили свои чувства, и разошлись. А если не расходятся, тогда уже очевидно, что не власть виновата, а кто-то использует трагедию в каких-то неблаговидных целях. Но тогда уже он на себя возлагает полностью ответственность за эту смерть. Поэтому, обратите внимание, никаких беспорядков по итогам этого траурного шествия не было. Потому что, тогда сразу же стало бы понято, кто стоял за убийством. Власти разрешили, люди пришли, выразили. А кто-то попытался значит, здесь на костях уже сплясать какой-то свой политический танец.

 

Артём Войтенков: Такое вполне возможно. Людей-то используют просто.

 

Николай Стариков: Не было. Одним словом, мы вступили в полосу, когда наши западные партнёры могут совершенно разные ходы. У них цейтнот. Экономика начинает у них сдуваться: долларовая Ойкумена сжимается, государственный долг растёт, и они лучше всех понимают, что это не может продолжаться до бесконечности.

 

В чём проблема? Проблема в математике. Если у вас долг один триллион, то процент на него, там два, составляет определённую сумму. Если у вас долг вырос в десять раз, и стал двадцать триллионов, то, просто проценты, которые вы выплачиваете, выросли в десять раз. Но, они становятся уже настолько большими, что вам потом эти долговые обязательства в мире не продать - просто денег столько нет. Это реальная проблема роста процентов. Вот в качестве другого процента мы сейчас как раз с вами, Артём, перед записью говорили, что Украина за год (это Яценюк сказал) получила кредитов меньше, чем она выплатила процентов по предыдущим кредитам. То есть, это называется полное закабаление страны: когда вы даёте ей деньги, дальше даёте деньги под большие проценты, больше, больше, - в результате страна начинает работать просто, чтобы отдать проценты. Она даже уже проценты не может отдавать. Тогда вы ей даёте новый кредит под больший процент, просто, чтобы она фактически его вернула вам же в виде процентов. То есть, это уже грабёж в чистом виде.

 

Вот, США это понимают, рост процентов невозможен, но рост общей суммы государственной задолженности такой большой, что это не может продолжаться до бесконечности. А если он станет сорок триллионов? Ну, нет в мире денег, даже если все перестанут есть, пить, и каждый человек, каждая корпорация, каждое государство, на все деньги будет покупать американские долговые обязательства. Вот все мы. Просто денег столько нет. Поэтому, нужно им разрушить экономики конкурентов до того, как это будет сделано. И для этого им нужны потрясения, нужны войны. И нужны они не где-то абстрактно (я тоже об этом говорил) - они им нужны на Евразийском континенте.

 

Смысл очень простой. Конкурентов у американцев, у англосаксонского мира, трое: Китай Россия, Европа. Нужно нанести такой удар, чтобы одновременно троих ослабить. И они выбрали в качестве мишени Россию. Почему? Это география. Был бы Китай между Европой и Россией, они бы били по Китаю. Россия находится посередине, условной середине, между двумя ещё полюсами силы. Если им удаётся дестабилизировать Россию, или вокруг России, в общем, евразийское пространство, они, во-первых, получают очаг войны, что уже хорошо, уничтожают одного из кредиторов, ну, ещё нескольких, вокруг этого. А самое главное - прерывают нормальные торговые взаимоотношения между Европой и Китаем, и Китай не может поставлять через территорию Евразии свои товары. Всё. Значит, Китай становится более зависимым от англосаксов, потому что, их рынок сбыта ещё более весомый становится. А торговые пути, морские, все контролирует, сами знаете, чей флот. Значит, Китай ещё больше зависит от этих. А вдруг там сомалийские пираты везде появятся, по всему миру, а не в Сомали, и вообще ничего из Китая никуда не сможет доплывать. Значит, приходится договариваться.

 

Европа, получающая товары из Китая, не может получать через территорию Евразии, значит, тоже больше зависит от морского пути. То есть, они ослабляют Россию, ослабляют Китай, ослабляют Европу. И за счёт уничтожения России, они как бы и Китай, и Европу привязывают к себе как-то более сильно. Вот их план. Но, для этого недостаточно дестабилизировать Украину. Надо Россию дестабилизировать. Украина, это как спичка, которую надо поджечь. Начали там войну, и поэтому продолжают вот этот накал, не дают возможности закончить боевые действия, не хотят садиться за стол переговоров, и выполнять все свои договорённости. Но всё это - одна из частей плана. Куда для них милее и проще, и, что немаловажно, дешевле, - революция внутри России.

 

Революция всегда очень выгодна для тех, кто её организует, и всегда катастрофична для тех, в ком эту революцию организуют. Вспомним Францию, великая держава. Если бы не Наполеон, её бы вообще не осталось. Он как-то её из руин-то потихонечку поднял, но это повезло, что называется, с одним человеком, практически гений. Та же ситуация когда-то сложилась с Россией после 1917-го года, гражданской войны, нашёлся гений в виде Сталина, который страну восстановил, направил на определённый путь, выиграл самую страшную войну, и сдал хозяйство совершенно в ином состоянии, нежели в котором принял.

 

Поэтому, вот - митинги в Москве, убийство Бориса Немцова в Москве, это всего лишь пролог к их очередной попытке решить все свои экономические проблемы за счёт уничтожения России.

 

Артём Войтенков: То есть, уничтожением России они добиваются сразу нескольких своих целей, и продолжают дальше держаться на плаву.

 

Николай Стариков: В том-то и дело, что им надо нанести такой многовекторный удар. Удар просто по Европе - Россия и Китай усиливаются. Удар просто по Китаю - значит, Россия усиливается, Европа усиливается. А удар по России, но такой, чтобы вызвать дестабилизацию вот этого торгового и политического пространства между Европой и Китаем, - вот, что им нужно. И в этом смысле, кстати, не важно, под каким соусом это будет сделано. То есть, если Россия вводит свои войска на Украину, в США встают и громко аплодируют - это как раз то, что нужно Соединённым Штатам.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Николай Стариков: Потому что, начинается война, потому что, начинается дестабилизация.

 

Артём Войтенков: А Россия может занять Украину и без войны.

 

Николай Стариков: И что дальше? Во-первых, будет партизанское движение. Во-первых, будет боестолкновение, и самое главное - Россия выставит себя агрессором в этой ситуации. А дальше, что? Вот, что на следующий день? Вот, вошли танковые колонны, не знаю, до какой границы, опять тоже вопрос, до Карпат, что дальше? Страна показала себя агрессором, весь мир от неё уже точно отвернулся, причём, Китай тоже. Потому что поддержка агрессора это совсем не то, что поддержка страны, которая не участвует в военном конфликте. То есть, сегодня Россия говорит: "Против нас вводят санкции, нам вообще не понятно, на каком основании. Показывают какие-то фотографии непонятные из твиттера какие-то тексты. На основании этого нарушают правила ВТО, вводят против нас санкции".

- "Китай, ты возмущён?"

Китай говорит: "Да, конечно, возмущён".

- "Не собираешься вводить против нас санкции?"

- "Конечно, не собираюсь. Что мне эти твиттеры-то? Я их уже отключил у себя в Китае, чтобы они мне эту ерунду не показывали".

Кстати, там сейчас закон приняли о запрете анонимного интернета - всё, вообще никак.

 

Артём Войтенков: Замечательно, нам такой же нужно.

 

Николай Стариков: Я считаю, что на самом деле это абсолютно правильная история. Что касается меня: на всех моих аккаунтах написано "Николай Викторович Стариков", моя фотография. Я не стесняюсь. То есть, если вы живой человек, если вам за самого себя не стыдно, ну, почему нет? Почему вы должны там какую-то кошечку с собачкой, и аббревиатуру непонятно чего писать? Чтобы скрыть свою некомпетентность, свой малый возраст, и тогда получается, Эйнштейн равен второкласснику, понимаете? Это не только в научном смысле, но и в политическом: непонятно кто, непонятно откуда.

Классический пример: "Я дочь офицера". Не всё так однозначно - может, это негр преклонных годов так пишет, или какой-нибудь старый еврей, выехавший из Одессы двадцать лет назад, живёт на Брайтоне, и подрабатывает. Вот и рассказывает про времена своей девичьей молодости в Крыму нам сегодня.

 

Но мы с вами немножко отвлеклись.

Китай в ситуации, когда Россия не участвует формально в войне, не является стороной конфликта, - не имеет никаких оснований, для того, чтобы не продолжать, и не развивать отношения с Россией. А другое дело, когда Россия агрессор.  Когда она ввела войска в другую страну, вызвала там человеческие жертвы и войну. Ведь не надо думать, что это вот просто лёгкий поход. Вообще, аргументы, которые вот горячие головы высказывают, требуя "Путин, введи войска", - очень напоминают, знаете что? Аргументы Гитлера накануне 22-го июня: "Советский Союз собирается на нас напасть, Советский Союз, это колосс на глиняных ногах. Поэтому, мы сейчас очень быстренько, за три месяца, Советский Союз быстренько захватим, и у нас этой опасности не будет, и нам за это тоже ничего не будет".

 

Артём Войтенков: У них почти получилось.

 

Николай Стариков: Почти - не получилось. Что такое "почти получилось"? Это вы поднимитесь на двадцатиэтажный дом, и прыгните вниз. Почти получилось. Ну да, почти получилось - упал и разбился. А мог бы и не разбиться. У Гитлера не было никаких шансов на победу.

 

Аргументы, подталкивающие Россию к таким действиям, они удивительным образом напоминают аргументы Гитлера. Есть такой документ, возьмите, прочитайте - обращение фюрера к солдатам, зачитанное в войсках в ночь на двадцать второе июня. Вот  вы там всё это прочитаете. Удивительное дело. Вы посмотрите, какой был Советский Союз большой, какая там была армия, какое было государство, и они за три месяца всё собирались это решить. А теперь, уменьшите размеры, уменьшите ситуацию, уменьшите всё, и у вас будет как раз - да за неделю, чего там, за неделю всё сделаем, ерунда какая. Этого нет.

 

У многих из нас есть родственники и друзья на Украине. И там нет на сегодняшний момент стопроцентного отрицания действий хунты. Это удивительно, но это факт. Мнения разделились. Может быть, многие из тех, кто сегодня демонстрируют лояльность хунте, делают это просто, чтобы к ним не пришли нацгвардейцы? Такое тоже, люди начинают так, лукавить, чуть-чуть, и мы их истинные настроения узнаем позже. Но многие искренне идут защищать территориальную целостность Украины, сражаются там, теряют жизни и здоровье. Так что, с такими вещами надо очень осторожно.

 

Последнее, что хочу по этому поводу сказать.

На протяжении веков, если не тысячелетий, все политики государства бились за одно – кто будет агрессором, выставленным в глазах своего народа, другого народа, союзников и соседей. В этом и есть смысл дипломатии и смысл тех провокаций, которые постоянно государство в отношении друг друга организует. Но если это не играет никакой роли, чего все занимаются какой-то ерундой?

 

Вот США надо напасть на Афганистан, ввести туда войска – что не нападает? Зачем оно так сложно? Какие-то самолёты, врезаются в какие-то башни, гибнут люди. Зачем вот эта ерунда? Пришли бы и сказали: "Нам нужен ваш Афганистан, потому что вы находитесь на пересечении геополитически важных путей. Нам нравится, мы забираем ваш Афганистан". Зачем США так делает? Потому что им нужно объяснить своим людям – зачем солдаты пошли туда и за что они будут гибнуть. Каждый раз должна быть правота своего собственного дела – это очень важно.

 

Когда говорят, что "забудьте обо всём, что человечество за тысячи лет в дипломатии наработало" – это, конечно, подталкивает к неправильным решениям.

 

Артём Войтенков: А как вот эти политические уличные движения вписываются в общую картину и дипломатии, и какой-то майданной войны, и психологической войны – ведь это тоже война, по сути.

 

Николай Стариков: Вы имеете в виду Антимайдан.

 

Артём Войтенков: И Антимайдан, и марши "за честные выборы" и "антикризисные марши" – вот это всё. Зачем это устраивается?

 

Николай Стариков: Всегда систему нужно упростить, чтобы её понять. Политическая система многослойная. Но если её резко упростить, то внутри России находятся силы наши и не наши. И эта система многократно повторялась в нашей истории.

- Когда Павла Первого убили дворяне на английские деньги, они действовали в интересах Англии, а не в интересах России, что бы они там себе ни думали.

- Когда товарищ Тухачевский участвовал в антигосударственном заговоре, будучи маршалом Советского Союза, то он действовал не в интересах Советского Союза, а действовал в интересах иностранных держав.

 

Такая ситуация присутствия агентов, дураков, врагов, наивных людей, которые введены в заблуждение – она очень часто присутствует в нашей истории. И сегодня в России политические силы могут быть сведены к двум каким-то направлениям.

 

- Первое: направление бережного отношения к государству. Те, кто не хочет потрясения, революции внутри России в любой форме: в форме государственного переворота, в форме уличной активности, которая перерастёт в погромы драки, убийства, захват власти. Категорически - всго этого не должно быть. Спокойное поступательное развитие, все вопросы решаются у избирательных урн – всё в рамках действующего законодательства. Вот это – первая часть.

 

- Вторая часть под разными флагами говорит, что надо революционным путём изменить ситуацию в России. Они могут говорить, что коррупционеры у власти, буржуи у власти, коммунисты у власти, ещё кто-нибудь у власти, рептилоиды у власти , да хоть кто угодно – люди с планеты Нибиру у власти. И поэтому нужно их сбросить силовым путём. Это путь в кровавый хаос, мы его проходили в 17-ом году, многие части нашей страны прошли его в 91-ом. Мы потеряли государственность дважды за один век через вот этот революционный путь – хватит, это невозможно.

 

Та трагедия, которая произошла сегодня на Украине, показывает нам пример того, как нельзя делать – нельзя делать так, как было сделано на Украине. Поскольку за всем этим стояли не украинцы, а американцы, они сделали так, как нужно Соединённым Штатам Америки, а вовсе не так, как нужно Украине.

 

И трагедия сегодняшней Украины в том, что значительная часть населения Украины (сложно сказать какая) не понимает того, что, то, что сегодня американцы инициировали на Украине и там продолжается, с интересами Украины не имеет никакого отношения.

Давайте посчитаем.

Обещали безвизовый въезд в Европу.

 

Артём Войтенков: Никто не обещал.

 

Николай Стариков: Обещал. Даже были ролики, когда на майдане останавливают парня, ему говорят, что в этом соглашении, за которое вы ратуете, там ни слова нет про безвизовый въезд. Он говорит: "Есть".

 

Артём Войтенков: Так не было же.

 

Николай Стариков: Не было, но обещали. Это же манипуляции: "Сейчас мы от Москвы кровавой отделимся и построим такое европейское государство. Естественно, нас сразу примут". Детская сказочка, но она на многих работает. Человек хочет верить во что-то такое светлое. Работать всю жизнь или просто ты пришёл, месяц постоял и всё чудесным образом изменилось. Это как сказка про Золушку – никто не хочет в тыкве оставаться, все хотят, чтобы добрая фея какая-то американская махнула своей долларовой палочкой и все проблемы решились.

 

Артём Войтенков: Фее больше делать нечего.

 

Николай Стариков: А фея решает свои задачи, у неё палочка уже поистощилась. Поэтому она обещает что-то Золушке, но не говорит ей самое главное, что там дальше с этой Золушкой будут делать, и что произойдёт.

 

Безвизовый въезд – его никто не отменил, наоборот, сложнее стало получить визу, и денег это стало стоить больше и в относительном, и в абсолютном выражении, потому что гривна упала.

 

Уровень жизни снизился – выходили же за увеличение. Вы соберёте стотысячную толпу за понижение уровня жизни? Конечно, нет. Значит, что вы будете говорить?

"Кто за повышение уровня жизни, все к нам на майдан" – все придут.

 

Чтобы олигархов не было. Как говорится, посмотрите на Порошенко – лицо не менее широкое, чем у Януковича, дело вкуса, но такой же олигарх.

 

Что ещё там обещали? Коррупции не было. Мне из Москвы или Питера сложно оценивать уровень коррупции, но много информации, что там бронежилеты какие-то непонятные, деньги не доходят на армию. Мутная вода стала ещё мутнее.

 

Артём Войтенков: Народ откупается от армии.

 

Николай Стариков: Рыбку в ней ещё более жирную ловят. Соответственно, коррупция не уменьшилась.

Промышленности стало лучше или нет? Если ничего не производится в стране, значит, уровень жизни не будет расти. Промышленность душат.

Последнее решение Национального Банка Украины, смотрите (это лирическое отступление) – как все эти Центральные Банки синхронно действуют, но только по степени того, какую проблему надо создать и действие.

- Российский Центральный Банк поднимает ставку рефинансирования сначала до 17-ти, потом до 15-ти процентов. Сильно душит нашу экономику.

- А что делает Национальный Банк Украины? Тридцать. Просто сразу удавку на шею и без всяких разговоров.

 

Представляете, 30% стартовая точка кредита? Значит, под сколько будет кредит?

 

Артём Войтенков: Не меньше пятидесяти.

 

Николай Стариков: Не меньше пятидесяти. И это на фоне постоянно снижающегося курса гривны. А теперь скажите – какая промышленность выдержит 50%?

 

Артём Войтенков: Никакая.

 

Николай Стариков: Никакая.

 

Артём Войтенков: Преступная только.

 

Николай Стариков: Они наверно кредиты под это не берут. Значит, что у вас будет производиться? Только преступления будут производиться. Создаётся ситуация, когда будет резкое обнищание населения, которое будет согласно за минимальную плату пойти рисковать жизнью на войну. Американцы продолжают планомерно демонтаж украинской государственности, украинской промышленности, чтобы условно, по доллару в месяц нанимать солдат для войны. Войны с кем? Посмотрите украинское телевидение - кто во всём виноват, всё понятно. Вот что происходит.

 

Обратите внимание: у нас 15% в России, там – 30%. Даже степень удушения разнится. Мне кажется, что процент дальше увеличивать некуда.

 

Что мы ещё с вами не вспомнили?

Подорожание. На фоне этого кредиты выдаёт МВФ, чтобы Украина вернула ему проценты по предыдущим кредитам. Но за то, что он даёт деньги, требуют социальные расходы снизить, перестать молоко давать детям, пенсии уменьшить, и пенсионный возраст увеличить  (возраст выхода на пенсию увеличить).

 

Идёт демонтаж государства и всё это под массированной информационной атакой со стороны СМИ, которая контролируется американцами и вот этой продажной элитой. Вопрос в том, когда украинцы увидят, что происходит с их страной.

 

Самое главное, что я хочу сказать. Мы можем долго рассуждать, что там происходит, но мы должны понять одно: давайте спросим себя – кто будет восстанавливать Украину?

 

Артём Войтенков: Россия, как всегда.

 

Николай Стариков: Больше некому: Европа не будет, Америка не будет, МВФ не будет. Куда МВФ приходит, там всем хуже становится – это и есть работа МВФ. Кто будет ещё восстанавливать? Россия. Почему? Потому что Украина и Россия это одно целое, сколько бы ни говорили украинцы. Сейчас может не все это понимают. Но восстанавливать экономику Украины, разрушенное хозяйство Донбасса может только Россия. Поэтому нам с вами, чтобы готовиться к этой сложной задаче, нужно всячески укреплять нашу российскую экономику. Здесь мы тоже упираемся в Центральный Банк.

 

Центральный Банк это вопрос не только денежной эмиссии, не только вопрос развития экономики, это вопрос ещё восстановления вот этого единства, восстановления великого евразийского пространства только под новым названием, сейчас это – Евразийский Союз. Поэтому давайте помнить о Центральном Банке, естественно, понимать те задачи, которые перед нами стоят.

 

Артём Войтенков: А какие задачи?

 

Николай Стариков: А мы с вами сегодня всю программу об этих задачах говорили.

 

Артём Войтенков: Давайте напоследок.

 

Николай Стариков: Хорошо.

- Не допустить потрясение в России.

- Не допустить в России раскачки ситуации, потому что тогда всё станет бессмысленно. Если им удастся расколоть Россию, мы опять окажемся в кровавом хаосе. И хуже всего в этом смысле будет Украине, потому что тогда Запад потеряет к ней вообще всякий интерес, перестанет её финансировать. А Россия уже не сможет помогать, потому что сама окажется в сложном положении.

 

- Большая надежда на наши правоохранительные органы, которые должны предотвратить развитие событий, провокаций, найти убийц, найти заказчиков – всё это должны сделать. Я надеюсь, что они это сделают.

- А каждому гражданину России нужно просто понимать, что если вас зовут на митинг против коррупции, который проводит премьер-министр "три процента", который брал взятки.

 

Артём Войтенков: Два – "Миша два процента".

 

Николай Стариков: Не важно. По-моему три процента, Миша.

Если Миша, Петя, Вася со сколько-то процентами вас зовёт бороться против коррупции на митинг, то подумайте десять раз: а стоит ли вам туда ходить? Конечно, вы не любите коррупцию. Я её не люблю. Но сам факт, что вас коррупционер зовёт на митинг против коррупции, вас должен сильно насторожить.

 

Если вас на митинг под государственными знамёнами зовёт человек, который предлагает часть России передать другому государству, как можно ходить на этот митинг? Вами явно тогда манипулируют.

 

Поэтому смотрите не просто на лозунги. Смотрите на личности. Если Ходорковский, который украл значительный кусок нефтяного пирога от советского народа, отсидел в тюрьме за то, что пытался скупить парламент, пообещал, не заниматься политикой и теперь занимается политикой, зовёт вас из Швейцарии на политический митинг, зачем вам туда идти?

 

Артём Войтенков: Как всё повторяется. Как было до 17-го года – то же самое.

 

Николай Стариков: Тогда не было Скайпа.

 

Артём Войтенков: Но они же газеты печатали.

 

Николай Стариков: Да, но Владимиру Ильичу нужно было сюда приехать, чтобы забраться на броневик, и озвучить свои апрельские тезисы. А сейчас не надо: поставили какое-то устройство и всё, зажигай, как говорится.

 

Ещё раз хочу повторить: люди, будьте бдительны! Время сложное, я уверен, что мы его пройдём. Ничего у них в России не получится. Но для этого нужна консолидация общества. И вот для этой консолидации общества, чтобы вовремя забить тревогу, чтобы обратить внимание людей на то, что эти майданные технологии уже здесь, и была создана организация Антимайдан.

 

Артём Войтенков: Понятно. Спасибо, Николай Викторович за объяснение. Будем надеяться, что так оно и будет. Хотя, по-моему, всё гораздо грустнее.

 

Николай Стариков: Будем оптимистами. До свидания.

 

Артём Войтенков: Всего доброго.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Ризаева.

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (552 мб)
Видео MP4 640x360 (212 мб)
Видео MP4 320х180 (119 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (12 мб)
Звук 32kbps MP3 (12 мб)
Звук 64kbps MP3 (24 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (37 мб)

Текст:
EPUB (423.74 КБ)
FB2 (621.45 КБ)
RTF (266.14 КБ)