Беседа 1 ноября 2014

Беседа с Николаем Стариковым 1 ноября 2014.
Разговор об украинском Крыме на географических картах, беспорядках в Буркина-Фасо, двойных стандартах Запада, деньгах для Украины, "русской подлодке" у берегов Швеции, убийстве принцессы Дианы и подготовке свержения Путина.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Николай Стариков

Николай Стариков 1 ноября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_2014-11-01

 

Собеседники:

Николай Стариков - писатель, http://nstarikov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Добрый день, Николай Викторович. Мы с вами в очередной раз встречаемся, чтобы вы дали пояснения к тем событиям, которые происходят и у нас, и за рубежом.

 

Совсем недавно, вчера прочитал, что видеохостинг YouTube  снял со своего сайта ролик. Ролик международной федерации футбола, в котором был показан Крым в составе Российской Федерации. А советник главы службы безопасности Украины предостерёг картографов и геодезистов от печатей карт, на которых Крым включён в состав России. Вот как это расценивать?

 

Николай Стариков: Добрый день. Как это расценивать? Запад продавливает свою точку зрения всеми возможными инструментами: карты, видео, книги, информационные все ресурсы. Все должны говорить то, что нужно Западу. В данном случае, к сожалению, мы Украину не можем воспринимать, как какого-то отдельного игрока. Да, есть Западные интересы, и Украина теперь полностью фарватер этих западных интересов, подчеркиваю, несовпадающих с интересами Украины и действий.

 

Я бы немножко даже продолжил тот перечень печальных событий, который вы назвали. Получаю письмо от моего читателя: в Германии он посмотрел репортаж о произошедшей встрече в Милане, захотел посмотреть речь Путина. Ищет её на YouTube – нет. Вообще нет. Что такое? Берёт сотовый телефон свой – есть. Берёт опять компьютер – нет.

 

Артём Войтенков: То есть выходит: с сотового – она есть, а с компьютера – нет.

 

Николай Стариков: Да. Выходит: с сотового – она есть, с компьютера – нет. Выяснилось, что у него на компьютере стоит включённый какой-то фильтр, который позволяет удалять непристойные ролики.

 

Артём Войтенков: Там есть фильтр безопасности.

 

Николай Стариков: Вот, непристойные.

 

Артём Войтенков: И наши с вами ролики тоже попадали в эту категорию.

 

Николай Стариков: Для нас это большая честь – оказаться в одной категории с речью президента в Милане. Так вот YouTube речи нашего президента, понятно, в которых он не превышал нормы приличия ни на йоту, относят специально в эту категорию, в надежде, что кто-то уже не посмотрит. Так что цензура существует.

 

Та же самая история есть, например, тоже недавний случай: один мой знакомый решил сделать рассылку какую-то, воспользовавшись, к сожалению, иностранной программой. И поскольку, он занимается благотворительной деятельностью, там упоминалась Новороссия – сбор гуманитарной помощи для Новороссии. Программа отказывается делать рассылку, и пишет, что: "Нельзя использовать это название". Когда в названии написали: Донецк и Луганск, – программа всё разослала.

 

Артём Войтенков: Как интересно.

 

Николай Стариков: Вот такие политически мотивированные, такие идеологически выдержанные программы. Я просто хочу сказать, что, если бы в Советском Союзе когда-то изобрели такие вещи, Запад бы кричал "о тоталитаризме, о нарушении прав человека, о нарушении свобод" и так далее.

 

Но, когда сам Запад делает такие, то это "свободный демократический выбор". То есть Запад "свободный, демократический" принимает решения цензурировать те или иные информационные потоки. Но это всё лукавство. Мы понимаем, что есть разные формы борьбы цивилизации государств, в том числе есть и борьба информационная. И она, начиная с XX века начала играть колоссальную роль в дальнейших событиях поражений или победе.

 

И поэтому, конечно, как бы ни называлось государство, какой бы у него ни был флаг, форма правления – уже с XX века информационная составляющая будет обязательно присутствовать любой войне.  То есть любое государств будет подавать  информацию так, как это выгодно государству и стараться не допускать точки зрения, которая разрушает выгодную для государства подачу информации.

 

Артём Войтенков: Я кстати вас дополню, касательно интернета. Несколько месяцев назад была интересная штука, я просто сам на это наткнулся,  в смысле мне прислали, я попробовал – действительно так и получилось. Заходишь в переводчик Google, пишешь: "Сталин – не тиран", он переводит: "Сталин – тиран" на английский язык. Пишешь: "Сталин – тиран", он переводит: "Сталин – тиран". Если пишешь: "Обама – не тиран", он так и пишет "Обама – не тиран".

 

Николай Стариков: Но это же "демократический" переводчик. Поэтому, какую вы не заводите фразу, вы же должны получить "правдивую", с точки  зрения, составителей из ЦРУ этого переводчика информацию. Поэтому заводите, что хотите, Сталин у вас будет всё равно тираном.

 

Артём Войтенков: Они потом это исправили. Поднялся шум в интернете – они это исправили.

 

Николай Стариков: Поднялся шум – они справили. Через некоторое время, когда шум уляжется – они исправят обратно, я вас уверяю. 

 

Артём Войтенков: Возможно, да. Хорошо, тогда, что касаемо информационной войны. Беспорядки в таком государстве со смешным названием – Буркина-Фасо, совсем недавно произошедшие. То есть там тоже у них это называется  - "Чёрная весна". Местные (естественно, кто там живёт, африканцы, негры) ворвались в парламент – там всё пожгли, поломали, против действующего президента бастуют, чтобы он в который раз не стал очередным президентом.

США поддерживает требования протестующих. Что это – опять след американский или это действительно народные волнения против нехорошего человека у власти?

 

Николай Стариков: Ну, вы уже ключевые слова сказали: "США поддерживает протестующих". То есть мы понимаем с вами, что Буркина-Фасо для среднестатистического россиянина и, наверное, американца, так же – это какая-то Terra Incognita. Он не знает, где она находится, знает, что в Африке…

 

Артём Войтенков: Русские знают.

 

Николай Стариков: Ну, американцы может и не знают, что в Африке, и он не знает, где Африка находится. Что там происходит? Какие там исторические события? Какие там президенты? Вряд ли кто-то сможет назвать фамилию президента Буркина-Фасо, даже, если те, кто неплохо разбирается в политике и географии.

 

Поэтому ключевые фразы вы сказали самостоятельно. Надо просто посмотреть, открыть карту, посмотреть, где находится Буркина-Фасо, потому что, возможно, она занимает стратегическое положение рядом с другой страной, в которой у США есть какие-то ключевые интересы. То есть ведь не всегда  разрушению подвергается то государство, которое является главным противником США.

 

Условно говоря, для США принципиально гадить: России, Китаю, Ирану, и они это делают разными способами, в том числе, именно поэтому они входят в Афганистан, который  находится на стыке пересечения различных геополитических путей. И оттуда очень удобно наносить удары по всем противникам Соединенных Штатов Америки.

 

- Поэтому надо посмотреть, где находится Буркина-Фасо – это первое.

- Второе – нужно посмотреть список полезных ископаемых, которые там находятся.

- И третье . Вообще, последнее время (это, наверное, лет 10-15 последних) Африка стала полем боя между Китаем и Соединёнными Штатами Америки.

 

У России в Африке интересов меньше, или мало, я бы так сказал. Почему? Потому что Россия и Китай определённым образом разделили сферы влияния в мире. Но не так, как когда-то папа прочертил между монархом: Испанией и Португалией мир поделил пополам.

 

Африка относится к сфере интересов и сфере влияния Китая в наших взаимоотношениях. То есть Китай там добывает полезные ископаемые, взаимодействует с местными властями.

 

И вот, например, ситуация в Судане, когда Китай добывает полезные ископаемые, договаривается с суданскими властями, американцы финансируют повстанческое движение. В Судане начинается гражданская война – итогом становится раскол Судана. И о, чудо - создаётся независимое государство, которое, грубо говоря, нефть отделяет от китайцев. То есть китайцы со  своими контрактами остаются в Судане, а создаётся Южный Судан, где и находится всё то, что китайцы хотели бы добывать. Поэтому список  полезных ископаемых Буркина-Фасо – это второе. И третье: это надо активность и присутствие наших китайских товарищей, партнёров  в этом регионе – тогда станет всё понятно.

 

Вот единственное, что мы сразу должны с вами исключить, что бедные несчастные в разной степени, недоедающие негры Буркина-Фасо, сидели, смотрели телевизор, видели прямые репортажи совестливой какой-нибудь телестанции с Майдана и поняли, как им жизнь надо строить. Нужно взять биты, щиты, шлемы отнять у местных мотоциклистов  и полицейских, войти в парламентские здания почти с бутылками с зажигательной смесью, и жизнь сразу наладится. Вот так знаете, чтобы всё население увидело и осознало – вот это точно быть не может. Кто-то это руководит, кто-то оплачивает.

 

А кто руководит и оплачивает, он же не хочет, чтобы его руководство, его финансы были выброшены на ветер. Поэтому, когда что-то происходит, созданное им, он это поддерживает. Он этот росточек пробившийся, знаете, как сказали бы, демократические поэты "сквозь асфальт тоталитаризма", пробившийся этот росток Буркина-Фасовской демократии – он его тщательно поливает. Деньгами поливает и поддержкой, то есть не разгоняйте. А, если их не разгонять – будет то, что происходит всегда, когда не разгоняют антигосударственные митинги, демонстрации и государственные перевороты.

 

Артём Войтенков: Я карту открыл, рядом с Буркина-Фасо: Мали, Нигер и Гана и дальше какие-то смешные государства. А про полезные ископаемые…

 

Николай Стариков: Давайте, эту загадку оставим в качестве некоего домашнего задания для наших зрителей.

 

Артём Войтенков: Да, хорошо. Пусть сами разбираются.

 

Николай Стариков: Пусть посмотрят – это интересно. Но "пусть сами разбираются" – это, знаете, бросить уже в тяжёлой ситуации. Просто это очень интересная аналитическая работа. Иногда нужно всё-таки постараться и самому сделать какие-то выводы. Поэтому какие-то вводные данные мы с вами дали. А теперь было бы очень интересно, если бы уважаемые наши аналитики, посмотрев всё это, я бы с удовольствием получил обратную связь – мне это тоже крайне интересно.

 

Артём Войтенков: Домашнее задание.

 

Николай Стариков: Да. 

 

Артём Войтенков: Хорошо. Европейский Центральный банк в течение года, оказывается, проверял сто двадцать три банка Европы. При этом главным показателем банка являлось соотношениями показателями основного капитала с рисковыми капиталами. Двадцать пять банков Европейских эту проверку не выдержали, и им придётся в кратчайшие сроки привлечь какое-то количество денег, чего они вряд ли сами сделают.

 

Это третья уже, оказывается, по счету проверка на прочность финансовой системы Еврозоны. И с наступающего ноября  Европейский Центральный банк входит в полномочия регулятора банка входящих в зону евро. Вот, что это значит? К чему это всё ведёт?

 

Николай Стариков: Вы сейчас прочитали грустным голосом большой массив достаточно скучной для любого обычного человека информации. Что это значит? Во-первых, Центральный банк Европы должен заниматься ещё чем-то, кроме поедания устриц и выступления на красивых пресс-конференциях. Есть ещё текущая работа, есть же вот функции, именно, насколько банки соответствуют этим требованиям, которые к ним предъявляются. Это сейчас и происходит.

 

Я далёк от того, чтобы симпатии испытывать к Европейскому Центральному банку или еще какому-то Центральному банку, но у них есть еще какие-то функции, помимо того, чтобы накачивать международную экономику, созданными из воздуха деньгами. Вот они и занимаются: проверяют банки – количество капитала не достаточно. О чём это говорит? Это говорит о том, что сегодняшний финансовый кризис продолжается – он не остановлен. То есть часть банков находятся в ситуации, когда есть опасность их банкротства. Центральный банк Европейский старается удерживать ситуацию, которая ему вверена в каком-то состоянии. Он не заинтересован в крушении своей финансовой системы и мировой гегемонии доллара и евро – в этом он тоже не заинтересован, в крушении этой системы.

 

Поэтому Российскую банковскую систему они с удовольствием будут дестабилизировать и заставлять у нас вводить требования Базель-3.

 

Артём Войтенков: У нас уже три введённых.

 

Николай Стариков: Да, Базель-3, у себя эту систему вводя позже. А эта система - еще более жёсткие требования всевозможных соотношений. О ней не будем сейчас подробности говорить, а то скучно всем станет.

 

То есть себя проверяют, а на внешние – прекращают кредитование, строгие требования и так далее, и так далее. Но это точно так же, как во всех сферах – у них двойные стандарты. Это типичный пример двойных стандартов. Например, в Прибалтике они требовали, чтобы были сокращены социальные расходы, чтобы не было дефицита бюджета.  В Греции требовали то же самое.

 

У себя они это делают? Вот смотрите, США – у них дефицит бюджета более триллиона долларов в год. Если действовать их же предложениями мерами, всё, что МВФ предлагает для государства – что надо делать? Надо вводить режим строгой экономии.

 

Что они сейчас на Украине сделали? Украина минус – Украина тратит больше, чем зарабатывает. Они говорят: "Поднимите тарифы на газ, электричество, сократите пенсии, прекратите бесплатные кружки для детей, не выдавайте мамам молоко на молочной кухне – сократите расходы, чтобы как-то балансировать".

 

Когда у США минус полтора триллиона, они, что говорят: "США, сократите военные базу – не говорят. Перестаньте неграм выдавать талоны на еду".

 

Артём Войтенков: Пусть хоть работают для начала.

 

Николай Стариков: "Пусть хоть работают" – но это смелое заявление для американской экономики, еще же рабочие места надо создавать. Они этого не делают. Они что делают? Они просто берут и долговые инструменты создают ещё на полтора триллиона и заставляют весь мир их скупить. То есть для себя одни правила игры, для всего остального мира – другие. Все должны жить по средствам, а США эти средства должны создавать, и жить, как им хочется. То есть США тратит денег столько, сколько надо, а все остальные столько – сколько заработали. И вот пример  с банками – это всего лишь одно звено большой мозаики.

 

Артём Войтенков: Коли мы коснулись денег, сейчас идёт разговор, о том, что Евросоюз и МВФ – они же обещали Украине деньги, поддержка. Часть денег они перечислили, а третий транш они задерживают, причём говорят, что: "Мы вам его перечислять не будем, пока вы у себя правительство не сформируете после выборов".

 

Николай Стариков: Согласитесь - красивая отговорка. Давайте такую аналогию возьмём: кто-то хочет кому-то помочь, именно искренне помочь.

Говорит: "Я тебе помогу".

А потом говорит: "Ты знаешь, я тебе помогать не буду, пока ты у себя в квартире стены не побелишь".

- "Почему?"

- "Вдруг ты не побелишь стены, штукатурка упадёт на мою помощь и помощь прекратится. Или на голову тебе упадёт и тогда, получается, что уже помогать кому-то не надо".

 

То есть, если человек помогает, эта помощь не должна быть чем-то обусловлена. Если сердобольный человек идёт мимо нуждающегося на улице, который просит помощи, он же не скажет ему: "Знаешь, я тебе помогу, но станцуй-ка мне тарантеллу или гопака спляши. Вот тогда тебе помогу".

 

Поэтому давайте, во-первых, разберёмся с терминами.

Европа Украине не помогает. Даются какие-то подачки: сорок миллионов на закупку бронежилетов, ещё - ну, мелочи. Это Порошенко на обед. Это отдаётся большому государству, где десятки миллионов людей, где нужны не миллионы, а мил-ли-ар-ды, и десятки миллиардов.

 

То есть, опять же, обычному человеку, что миллион, что миллиард - это много, а триллион - это вообще что-то непонятное, и теряется разница. Но на самом деле разница колоссальная. Они дают мелочь на проезд - вот, что они дают. Эти деньги они могут и дать бесплатно. Япония дала Украине, если я не ошибаюсь, 150 тысяч евро. Ну, что это такое?

 

Артём Войтенков: Нет, это смешно даже.

 

Николай Стариков: Какие-то такие цифры...

 

Артём Войтенков: Это даже на проезд, если по государственным масштабам, не хватит.

 

Николай Стариков: Это Япония. Ей самой ехать уже некуда - там 200% ВВП долг. Другие государства реально миллионы какие-то дают, а нужны миллиарды. Эти миллиарды дают, но уже это не помощь - это кредит. Поэтому давайте вот эти лукавые слова "помощь"... Какая это помощь? Идите сейчас в банк и возьмите там миллиард в кредит. Это что - помощь что ли? Это кабала, вам ещё проценты на этот миллиард надо. Ведь никто же не говорит, на каких условиях, под какие проценты Украине дают деньги. Вы где-нибудь читали об этом?

 

Артём Войтенков: Я только слышал от Валентина Юрьевича Катасонова, что это 20%.

 

Николай Стариков: Почему не публикуются цифры? Потому что вся бы картинка разрушилась. Представляете: США оказала Украине помощь под 10% годовых.

 

Артём Войтенков: 20%

 

Николай Стариков: Ну, допустим. Сразу человек бы: "Слушай, какие проценты? Помощь, проценты..." Поэтому о процентах убирается информация. Нет никакой помощи. Украине дают деньги в кредит.

 

Теперь следующий вопрос. Государство, которое постоянно берёт в кредит, напоминает человека, который оказался в долговой кабале. Он берёт кредит, чтобы выплатить проценты по предыдущему кредиту. На выплату, как говорят, тела кредита (самой суммы взятой) у него уже не хватает денег. Долго ли такой человек может в этом режиме прожить? Нет. У него этих кредитов очень быстро станет столько, что придут и заберут у него всё имущество, которое у него есть. Его семья окажется на улице.

 

Артём Войтенков: Приватизация.

 

Николай Стариков: Это не только приватизация. Украина - это государство-банкрот, государство, которое живёт на деньги, взятые в долг, потому что само уже не может зарабатывать. Почему не может? И раньше-то было сложно свести концы с концами, а теперь само украинское правительство уничтожило промышленный регион, который был основным производителем средств для бюджета. Там же все предприятия - на Донбассе. То есть своими руками зарезали курочку, которая несла золотые яйца для украинского бюджета.

 

Перспектив улучшения экономической ситуации нет. Откуда? "Запад нам поможет" - говорят украинские политики. Но мы только что разобрались: в кредит под проценты поможет. И то вопрос: в каком количестве и когда? Это мы с вами видим. Но реально-то как отдавать кредиты? Как жить на постоянные кредиты, которые должны выплачивать процент? Огромное государство – банкрот. Это значит - добром не кончится. Но при этом Запад делает вид, что всё хорошо, всё нормально. "Всё хорошо, прекрасная маркиза" - они поют. Вот сейчас, ещё немного реформ...

 

Какие реформы? Реформы чего? Из пушек реформировать заводы и шахты? Слово "реформы" в русском языке уже несёт категорически негативный оттенок. Что ещё нужно реформировать на Украине?

- Заводы частично закрыли, частично разрушили на Донбассе.

- Сейчас откроется свой рынок для иностранных производителей, чтобы уж совсем все разорились.

- В социальной сфере подняли всевозможные тарифы, снизили всевозможные выплаты.

 

Что ещё реформировать? Что ещё? Армию создать сильную? А деньги откуда? То есть ещё что-то закрыть, ещё меньше выплатить и за счёт пенсионеров создать армию. Прекрасно. Создали армию. Для чего? Кто-то реально думает, что Россия может напасть на Украину, поэтому Украине нужна сильная армия и Китайская стена вдоль границы, на которую денег нет? Что будет делать эта мощная, сильная, не понятно, откуда взявшая деньги украинская армия. Что?

 

Артём Войтенков: Убивать украинцев.

 

Николай Стариков: Воевать. Потому что весь бюджет грохнули в армию. Теперь эта армия сидит за стеной и защищает от несуществующей российской опасности. Воевать начнёт. А от войны экономическое состояние Украины улучшится или ухудшится?

 

Артём Войтенков: Ухудшится.

 

Николай Стариков: Ухудшится. Они ещё разрушат, они ещё убьют, понесут сами потери. Ведь война - это ежедневные расходы, большие расходы и колоссальные расходы на послевоенное восстановление - и не только промышленности. Убиты кормильцы семей, инвалиды, увечья - это всё выплаты. Или что, после войны, как сейчас, скажут: "Вы не участвовали в войне. У вас какой-то бумажки нет"? То есть опять обманут тех, кого они призвали под красивыми знамёнами патриотизма защищать что-то.

 

Перспектив нет - вот это нужно понять. Уважаемые граждане Украины, вас обманывают. Обманывали долго, но сейчас вы очень быстро убедитесь, что те же самые люди, которые вас привели на Майдан разрушать ваше государство, они начинают этот процесс ускорять, разрушения.

 

Объясните хоть одну причину - почему экономика Украины должна улучшиться? А без улучшения экономической ситуации не может быть хорошей жизни. Мы же все взрослые люди. Даже если создадут эту сильную армию, это всё равно приведёт к ухудшению экономики, а деньги дадут в кредит, в долг. То есть Украину такими сетями опутывает Запад, чтобы она вообще не могла дёрнуться. Ничего.

 

Политики украинские с каждым днём, если у них была хоть доля совести (в чём я сильно сомневаюсь, конечно) и доля суверенитета (в чём я тоже сильно сомневаюсь), они эти доли теряют каждый день. Потому что государство должно всё больше денег, и политики, которые стоят во главе этого государства, ещё больше зависят от тех институтов, которые эти деньги могут дать.

 

Теперь вопрос: может ли Запад действительно выдать даже в виде кредитов те деньги, которые необходимы на восстановление всей Украины? Давайте гипотетически, скажем: "Может". Почему не выдаёт?

 

Артём Войтенков: У них у самих сложности.

 

Николай Стариков: Подождите. Значит, не может? У них у самих сложности - значит, не может. Но Запад должен тогда заявить: "Вы знаете, дорогие друзья, у нас сложности, поэтому мы вам денег не дадим. Идите, ищите, где хотите". Согласитесь, был бы холодный душ для всех сторонников украинской демократии.

 

- Поэтому Запад говорит: "Мы дадим, дадим. Зайдите завтра".

- Завтра приходят - говорят: "Вы знаете, у вас ещё реформы не все до конца сделаны. Зайдите послезавтра"

- Приходят послезавтра. "Как вы смели? У вас же правительство ещё не сформировано. Что же вы пришли-то?"

И вот так уже месяцев восемь.

 

Артём Войтенков: Они что-то перечисляют. Конечно, копейки.

 

Николай Стариков: Даже разговор о том, что на территории Украины идёт гражданская война, это не объяснение, почему они не дают денег. Готов объяснить.

 

Если Запад готов, может и хочет помогать Украине, значит, он должен устранить ту причину, которая Украине помогать мешает. Если не умное, не талантливое, ещё какое-нибудь украинское властное сообщество не понимает, что нужно прекратить боевые действия, значит, Запад должен подсказать:

- "Ребята, вы что делаете? Вы уничтожаете экономику. Поэтому давайте, быстро сели за стол переговоров, договорились о прекращении огня, отвели войска и всё. А мы - Запад - жёстко за этим следим. Мы будем смотреть, чтобы ваши партнёры по переговорам из Донецка, Луганска не двигались вперёд. То есть мы вам гарантируем, что отвод войск не означает каких-то дальнейших боевых действий. Всё, замороженный конфликт, закончили. Мы начинаем восстанавливать (мы - Запад) всю экономику Украины. Вылижем её, отстроим - будет просто не экономика, а конфетка. Жители Луганска и Донецка убедятся, какую колоссальную они ошибку совершили, уйдя из этого прекрасного экономического украинского рая".

 

Что же они этого не делают?

- "Дальше мы вот эту красивую украинскую витрину нашу, сделанную нами, брюссельцами и вашингтонцами, покажем жителям Крыма. И жители Крыма будут рыдать, понимая, куда они пришли и откуда они ушли".

 

Артём Войтенков: Бросаться в воду и плыть на Украину.

 

Николай Стариков: Да, и плыть. А злые российские пограничники их сетями будут вылавливать, как Ихтиандра когда-то в известном советском фильме и романе. Что же они этого не делают? Так выделяйте деньги. Чем скорее вы построите вот эту прекрасную картину под названием "Процветающая Украина за исключением Донецка, и Луганска, и Крыма", тем скорее всё восстановится. Они этого не делают. Денег нет, и не дадут - вот это надо понять. Будут опять по-да-чки под красивыми предлогами: боевые действия, правительство не то, кризис не то.

 

Поэтому сегодня мы видим, что те, кто были единомышленниками, придя в парламент, начали ссориться, дробиться и опять объединяться. Это не потому, что они такие крысы. Они, конечно, крысы, но есть кукловод, который их между собой конфигурирует так, чтобы не было жёсткой власти. Потому что тогда украинские избиратели бы сказали: "Подожди, Порошенко, у тебя 65% голосов, у тебя блок, у тебя это. Ну, так делай! Делай те самые реформы, о которых ты говоришь". И что будет Порошенко говорить?

 

Что реформировать? Ну, что? Уволить миллион человек, принять других миллион человек - и будет хорошо? Поменять одного главнокомандующего на другого главнокомандующего? Нечего там реформировать. Нужно изменять вектор вообще всего государства. Пока оно движется в проамериканском русле, американцы там всё дробят, разрушают, уничтожают. Вот почему.

 

Американцам нужна слабая украинская власть. Но и самим украинским политикам выгоднее быть слабыми. Тогда Порошенко на вопрос: "Знаете, я только собрался реформы сделать, так вот этот же Яценюк-то! Мы все думали, что приличный человек. С нами, понимаете, на Майдане сказал, России грозил, выглядел приличным человеком. Как дошло до работы - вы смотрите: поставил интересы своей партии выше интересов страны. Но ничего, ничего, перемога идёт. Подождите, сейчас следующие выборы. Уж мы этого Яценюка-то уберем, и придёт настоящий Яценюк-2. Вот этот патриот, я вам говорю".

 

Сколько так ещё можно говорить? Ещё два, три, четыре года. Потом украинцы скажут: "Пошли вы все: яценюки, порошенки - просто пошли".

 

Поэтому я скажу так: в сегодняшней ситуации на Украине победа заключена в сфере экономики. Кто сможет создать украинскому народу хорошую жизнь, тот и получит симпатии украинского народа. Вот о чём идёт речь. В украинском конфликте нет военного решения проблемы ни с той, ни с другой стороны. Потому что тот, кто является инициатором войны, берёт на себя ответственность за разрушения, за гибель людей, за падение жизненного уровня.

 

Поэтому когда горячие головы говорят: "Почему ополчение не идёт туда?" Конечно, надо ополченцев спросить. Я могу только свою точку зрения выразить. Да, можно отодвинуть линию фронта, но вы будете нести ответственность за всё то, что произойдёт в этом процессе, и вы будете обязаны этим людям, которых вы освободили от предыдущей власти, делать всё то, что предыдущая власть не сделала. А здесь вопрос: есть ли у вас ресурсы и так далее? То есть это очень серьёзный вопрос.

 

Вспомним нашу российскую историю. Большевики, идя к власти, критиковали Временное правительство: "Это злое Временное правительство... Смертную казнь на фронте. Да как же так? Это же невозможно. Надо собираться всем и коллективно выбирать командиров и чтобы сам полк решил, хочет он идти в атаку или нет. Не хочет в атаку - не идёт в атаку".

Понимаете, чем это закончилось - катастрофой на фронте. Правительство плохое и всё плохое.

 

Пришли, взяли власть в октябре 1917-го. На следующий же день это уже теперь большевики должны были зарплаты, снабжение, боевые действия армии. Что большевики сделали? Они что - дальше вот эту выборность командиров? Да ничего подобного. Они командиров назначали, да ещё к ним ставили назначаемых комиссаров. Комиссаров никто никогда не выбирал. Их присылал товарищ Троцкий, товарищ Ленин и, может быть, иногда товарищ Сталин.

 

То есть, придя к власти, они стали делать, как власть действовала, даже ещё более жёстко, ещё прямолинейно. Потому что говорить – это красиво, но когда ты находишься во власти, ты понимаешь, что это всего лишь демагогия. А если ты будешь так, как ты сам говорил, страна распадётся за считанные дни.

Так что и сегодняшняя ситуация, ещё раз подчеркну: тот, кто сможет восстановить экономику, тот получит симпатии украинцев, и тот получит всю Украину.

 

Артём Войтенков: Да, интересно вы сейчас объяснили и это, наверное, так. Это как-то связано с тем, что мы договариваемся (я имею в виду Россия) с Украиной о поставках газа?

 

Николай Стариков: Россия должна договориться с Украиной о поставках газа по нескольким причинам. Первая причина - гуманитарного характера. Мы не хотим, чтобы украинцы, даже которые, может быть, частично сейчас обижены на Россию. Но мы-то их воспринимаем, как своих братьев. Никто в здравом уме в России не хочет, чтобы на Украине люди замёрзли. Все эти разговоры о том, что сейчас там будут холода и Украина опомнится – это ерунда. За несколько месяцев никто, ничего не опомнится. Поэтому Россия не хочет, чтобы Украина замёрзла – это первое.

 

Второе. Россия должна снабжать газом Донецк и Луганск, потому что понятно, что в сложных отношениях украинских властей и ДНР, ЛНР сейчас этот вопрос может как-то ускользнуть. Поэтому России сложно снабжать газом исключительно Донецкую и Луганскую области, не продавая газ всей остальной Украине. Это странно было бы и мне кажется, что это технически сложно.

 

Далее. Целью американцев является поссорить Россию с Европой и заменить поставки российского газа более дорогим сланцевым американским газом. Сейчас в Прибалтике радуются: пришёл большой танкер со сжиженным газом, пока не из США, но тем не менее. Они там все не пляшут, но почти скачут: "Всё, мы от России больше не зависимы". Прекрасно, только этот газ в полтора раза дороже. То есть, логика где?

 

Если логика экономикой диктуется, тогда надо выбирать надёжный и менее дорогой источник поставок. Как хозяйка разумная идёт в хороший магазин, где качественные продукты, но берёт магазин, который недорогой. А вот неразумная хозяйка или у которой денег просто очень много, ей всё равно, она идёт в магазин дорогой, где те же самые продукты лежат.

 

Газ не пахнет - в смысле экономики и политики. Так-то газ имеет, конечно, запах. Вот о чём идёт речь. Зачем покупать дорогой газ, если есть такой же газ, но дешевле? Чистая политика, к экономике никакого отношения. Это хорошо для экономики Прибалтики? Нет. Может ли прибалтийская вот эта коллективная хозяйка сказать: "Да мне всё равно, сколько ваш газ стоит".

 

Артём Войтенков: У них, по-моему, денег вообще нет.

 

Николай Стариков: "Я села в свой Rolls-Royce, приехала и мне главное, чтобы у дверей универсама швейцар открыл дверь - вот это для меня главное. А сколько там что стоит внутри - мне вообще всё равно. Я так, не глядя, положила, и опять мне открыли дверь и я уехала".

Конечно, нет. Бедные страны на дотации Запада живут. Что это они себя ведут, как нувориши какие-то, не считающие деньги? Потому что экономики ноль в этом решении. Есть политика - наступить России на мозоль.

 

Ведь есть обратная сторона. Если Россия не продаёт свои энергоресурсы - валюта не поступает в Россию. Это создаёт сложности для российской экономики и позволяет давить на курс рубля, а в итоге давить на российскую власть. Поэтому пусть Прибалтика покупает дорогой газ откуда-то, главное, чтобы "Газпром", российский бюджет, социальные выплаты, Путин не получили денег - и мы будем на них давить. Вот их цель.

 

Мы сейчас взяли маленькую Прибалтику. Один там танкер пришел - вся Прибалтика уже радуется. Теперь Европа. Там танкеров надо много из США, и в перспективе какой-то, и надо же объяснить европейским потребителям, что "ребята, знаете, газ подорожал".

- "Почему?"

- "Мы решили купить более дорогой".

Скажут: "Что это вы совсем, что ли с ума спятили? Покупайте дешёвый".

 

Артём Войтенков: Так они и объяснят, скажут: "Путин не хочет вам продавать". Придумают что-нибудь.

 

Николай Стариков: Так вот им нужно объяснение, но это объяснение должно быть такое: "Вы знаете, на Украине нестабильность. Злая Россия никак не может договориться, требует какие-то неимоверные деньги с украинских товарищей. В результате поставки постоянно прерываются. Мы в Брюсселе, мы, конечно же, за ваши кошельки. Вы же нас выбрали, сердечные, мы за вас печёмся. Но в этой ситуации мы, как ответственные руководители Европы, не можем же дальше сидеть и ждать: договорятся там или не договорятся. Мы должны получать газ из источников, которые будут бесперебойные. Норвегия уже истощается, Алжира не хватит, Катар далеко. А вот есть американские партнёры и газ-то демократический, понимаете? Поэтому давайте дорогой, демократический газ против злой тоталитарной России".

 

Им нужен повод, им нужна ссора между Россией и Украиной, итогом чего стали бы прерывания поставок газа.

 

В некотором смысле нас пытаются загнать в такую вилку: "Вы либо бесплатно давайте газ на Украину, либо, если вы прервёте поставки, то мы через некоторое время заменим вас на рынке Европы". А это реальные проблемы для нашей экономики. Конечно, мы все хотим, чтобы у нас не было зависимости от нефти и газа, конечно, это понятно. Но эта зависимость существует, и мы должны жить в сегодняшних реалия. Потому что когда-то, проведя индустриализацию, мы, может быть, я надеюсь, обязательно с этой иглы соскочим. Но пенсии и зарплаты нам надо будет завтра платить, а эти деньги, соответственно, должны поступать. Вот одна из причин того, что они пытаются Россию с Европой поссорить. И Россия из этой ситуации старается выйти так, чтобы у них не было этого информационного козыря для своего обывателя.

 

Артём Войтенков: Смотрите, как интересно. Ведь добыча сланцевого газа в США, она же началась не десятилетия назад, а они начали делать где-то 5, 4, 3 года назад, стали разрабатывать. Сейчас мы видим результаты этого - танкеры, которые поплывут в Европу. Они уже давно говорят, что "у нас газ". То есть они, не смотря ни на что у себя: на дороговизну, на вред природе, людям - выкачивали этот газ разными нехорошими способами, достаточно дорогими, чтобы России было хуже, чтобы избавить её от этого козыря.

 

Николай Стариков: Конечно, вы правильно сказали. Четыре, пять... Мы с вами, наверное, точную дату не назовём, когда это началось. Так всё же пошагово. Отмотаем шесть лет назад: 2008-й год, кризис. Отмотаем три года назад: 2011-й год, попытка помайданить в России, убрать Путина от власти, точнее - не допустить его на новый президентский срок. Если чуть раньше, то США сланцевые технологии не использовали. Вообще эти технологии очень старые, ничего нового нет, это не то, что там изобрели. Когда-то открыли технологию, отложили её в сторону, потому что дорогая, потому что портит природу, и самое главное - зачем? Мы - Соединённые Штаты Америки, при помощи коллег из ФРС создаём нолики. Эти нолики раздаём по миру - и нам дают нефть и газ. Зачем нам их добывать?

 

Помните, у них была совершенно другая тема? Они заморозили, законсервировали все скважины на территории США. Логика в этом была. Зачем тратить свою нефть, которая когда-либо пригодится, если можно за бесплатно (вот это надо понимать) получать чужую. Прекрасно.

 

Проходит некоторое время и почему-то они меняют этот прекрасный концепт. Они решают, что лучше добывать свою, нежели бесплатно получать чужую. Почему? Потому что меняется геополитическая обстановка. Они понимают, что Владимир Путин не даст им действовать на мировой арене так, как они хотят. Значит, они уже начинают смотреть, как его можно ущемить, создать сложности в его стране в экономике для того, чтобы его потом от власти отстранить.

 

Они начинают добывать сланцевый газ, сланцевую нефть. Начинается эта реклама везде сланцевой нефти. Европейцы прыгают, прибалты радуются. Сейчас счета получат - посмотрим, как они порадуются.

 

Следующий шаг. Попытки внутри России помайданить и всё это дело малой финансовой кровью с их стороны решить - не получается. Но процесс-то уже запущен. Они это уже начали делать. Даже если бы им удалось устроить государственный переворот в России, они бы не свернули сланцевые проекты. Они бы их не свернули. Потому что в конечном итоге они бы всё равно начали поставлять свой газ в Европу, чтобы создать ещё больший рычаг давления на новую власть России. Любая власть, мы уже говорили (как большевики), приходя во власть, какая бы она ни была зависимая, она всё равно старается действовать хотя бы частично в интересах страны, понимая, что если она будет полностью вот такой, прозападной, она провалится и потеряет власть. То есть логика власти начинает работать.

 

Поэтому американцы всё равно бы создали такой мощный рычаг, дубинку - бить по голове: "Если вы с Китаем сейчас войну не начнёте, мы сейчас навезём этого сланцевого газа. Террористы неизвестные взорвут все ваши газопроводы и всё: вы останетесь без денег. Так что выбирайте: либо вы воюете с Китаем, мы вам деньги даём, поддержку и у вас есть какие-то шансы выскочить из этого. Либо вы не воюете с Китаем. Но тогда, извините, мы перерезаем все поставки, террористы, инициируем бунты у вас внутри страны, и вы и так загнётесь".

 

Правильно сказали: игра идёт на несколько ходов вперёд. Если нам говорят, что Россия - газовый шантажист. А США что - газовый не шантажист что ли? США - финансовый не шантажист? США - военный совсем не шантажист? Каждая страна использует те рычаги, которые у неё есть: экономика - экономика, финансы - финансы, правозащитники - правозащитники, СМИ - СМИ. Всё это является элементами борьбы.

 

Артём Войтенков: Да. Получается, что нынешние события на Украине были придуманы ещё достаточно давно, задуманы за океаном.

 

Николай Стариков: Во-первых, нынешние события на Украине были в 2004-м году уже. Просто тогда не нужно было Украину разрушать. Ведь, смотрите, опять всё очень логично. Нужно понимать, что Украина - это не конечная цель. От того, что США контролирует Украину, США не обеспечили себе мировое господство. Так?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Николай Стариков: Хорошо. Контролируют США Украину. Что - Китаю как-то это совсем больно? Плачут китайцы и понимают, что они проиграли раз и навсегда? Нет. Да, Украина - ценная территория, население. Но она не даёт победы США в мировой гонке раз и навсегда.

 

А вот представьте: США контролирует Россию - другой коленкор. На границе Китая появляется враждебная Китаю огромная страна, контролируемая Соединёнными Штатами Америки. У Китая появляется куча проблем. Китай понимает, что в перспективе США могут подтолкнуть антикитайское руководство к каким-то действиям, которые могут вызвать конфликт. У Китая появляется фактически фронт - не боевой, но экономический, ещё какой-нибудь.

 

Артём Войтенков: Напряжённость.

 

Николай Стариков: Напряжённость появляется, конечно. Посмотрите, там они вокруг Китая всё время напряжённость создают. Россия - это огромные границы, огромное государство, огромные ресурсы. Новое руководство России принимает демократическое решение: не продавать Китаю это всё. Потому что вот в Гонконге мальчика полицейский дубинкой по зонтику ударил, поэтому "не будем продавать, всё, эмбарго мы вводим". Можно? Можно. А то, что Россия несёт потери, Америка в этот момент каким-то образом ей компенсирует или вообще никак не компенсирует. Вот какая угроза для Китая может быть в этом нарисована. Поэтому Украина для Соединённых Штатов Америки это не цель, а средство.

 

В 2004-м году устраивают переворот государственный, невиданный, в три тура. Для чего? Победила свобода на Украине - теперь свобода должна победить в России.

- "Вот там выборы, хорошо, США, сейчас визы отменим".

То есть идёт посыл не к украинскому населению (его уже обманули) - к российскому:

- "Сделайте то же самое, и тоже будет хорошо. Мы-то бы давно с вами дружили. Мы же вам обещали при Горбачёве дружить. Но всё, понимаете, кто-то нам мешал. Сначала мы только собрались дружить, а тут Ельцин - взял и войну в Чечне начал ни с того ни с сего. Мы вообще не понимали, зачем он начал эту войну. Мы только хотели всей душой дружить. Нет, мы, конечно, денег никаких террористам в Чечне не давали. Это всё они сами. Саудиты, знаете, какие? Просто мы им говорим, по рукам бьём: "Не давайте деньги террористам", а они дают. Ну, что с ними поделаешь? Демократия же у нас. Поэтому Ельцин-то ушёл, и мы надеялись, наконец-то, придёт хороший, правильный и мы сейчас дружить начнём. А он взял в Чечне террористов всех разогнал по лесам, уничтожил. Страну опять собрал. Ходорковского, который нам хотел абсолютно демократически продать контрольный пакет над российской нефтью, - посадил. Как можно с таким дружить? Мы же с вами опять готовы дружить, но вы нам это всё отдайте, а Владимир Владимирович не отдаёт. Поэтому давайте, сейчас, смотрите, Владимира Владимировича как-то в сторону от власти вы отодвинете внутри России - и мы опять заживём, дружить начнём".

Вот посыл после первого украинского Майдана.

 

Создаются всевозможные организации, которые должны майданить в России. Промежуток небольшой. Для них очевидна конечная цель - свержение Владимира Владимировича Путина. На него оказывается давление всевозможное. Мы сейчас всё это пропустим. Для них самый удобный момент был, когда Владимир Владимирович решил не менять Конституцию и после двух сроков передать власть преемнику, чтобы потом его не пустить.

 

Дальше началась борьба за преемника. Здесь один из важнейших элементов (вспомните 2008-й год): как только Медведев стал президентом, они развязали войну в Закавказье. Напали на наших миротворцев - на Южную Осетию. То есть это ради Медведева делалось. Вот это нужно понимать. Чтобы он дрогнул, чтобы его перетащить на свою сторону, чтобы создать России большие проблемы.

 

Ведь если бы Россия не ответила, полыхнул бы весь Кавказ. Кавказ не любит, когда своих бросает - это раз. Русские не любят, когда своих бросают. Но Кавказ не любит слабых. Если ты позволяешь убивать своих граждан, своих солдат - ты больше не авторитет, о тебя ноги можно вытирать. В 2008-м году Россия поступила, как она должна была поступить.

 

Дальше началась атака именно на Путина.

Помните, все восхищаться Медведевым начали? Все, начиная от Макаревича, заканчивая Дмитрием Быковым: "Ну, душка просто, умничка. Путин - плохой, этот - хороший". Помните, подписи собирали: "Отправь в отставку премьер-министра, Дмитрий Анатольевич. Отправь премьера Путина в отставку". Посыл шёл к Медведеву. Они хотели решить все свои геополитические вопросы, включая перспективную войну с Китаем (я это хочу подчёркнуть) путём устранения Путина.

 

Дальше - сложная борьба, сложный период. Появляются всевозможные совестливые блогеры, информационная накачка, коррупция, призывы к беспорядкам, выборы 2011-го года, сложная ситуация в Росси.

Им казалось: "Вот сейчас всё: ненавистного Путина уберём - получим Россию".

В этой ситуации война на Украине им была бы не нужна. Им вообще до Украины дела нет. Что там было бы на Украине?

- "Да ради Бога, сиди, Янукович, что хочешь: на золотом унитазе, хоть мимо унитаза ходи - твоё личное дело. Нам Россия нужна. Что там будет - нам совершенно не интересно".

Не получается. Беспорядки не получаются вот эти майские 2012-го года, когда они пытались пролить кровь под инаугурацию президента. Смотрите, всё же логично. Не получается.

 

Тогда что? Сели за стол. Не получилось не допустить Путина на новый срок - начинаем план "Б", возвращаемся к меньшему формату. Где у нас формат? В России не получилась - начинаем опять на Украине. Но начинаем теперь уже так, чтобы повлиять на события в России. Если раньше мы мирно помайданили и пытались, то теперь начинаем государственный переворот, жёсткое военное противостояние, постараемся забрать Крым и выставить Путина человеком, который не отстоял интересы русского народа.

 

Будем апеллировать уже теперь к патриотизму русских: "Эта власть отдала вашу базу в Крыму. Екатерина взяла, а вы потеряли. Вам что - не стыдно при такой власти-то жить, граждане России?"

Вот какой был посыл. Почему Крым ни в коем случае нельзя было отдавать. Следующий шаг - беспорядки в Москве под лозунгом "Всё продали, всё проиграли". Поэтому они сознательно провели государственный переворот на Украине.

 

Дальше уже (Крым забрали) - следующий этап. Если Крым воссоединился с Россией, этот вариант не проходит. Наоборот, взрыв патриотизма. Политика - это всегда использование того, что есть. Хорошо, мы проиграли в Крыму, мы - Запад. В России патриотизм. Рейтинг Путина до небес. Прекрасно. Используем популярность Путина и взрыв патриотизма. Если вы такие теперь патриоты, мы начнём убивать ваших сограждан в Донбассе и посмотрим. Если Путин вводит войска, начинается война - мы получили то, что нам нужно (нам - Западу). Если он не вводит войска, мы опять начинаем тему: "Путин слил русский народ". Всё.

 

Запад всегда использует то, что на сегодняшний момент даст с его точки зрения ему результаты. Вот откуда. Сейчас тема самая главная: под патриотическим соусом сделать всё то же самое, что они хотели раньше. Им всё равно, как, кто отодвинет человека и группу людей, которые не дают им дышать на планете, действовать, беспредельничать, как они хотят. Вот суть момента.

 

Под либеральными лозунгами не получилось, Дмитрий Анатольевич в итоге не сделал то, чего от него так хотели. Помните, Кудрин же заявил: "Я не буду работать в правительстве премьера Медведева". Просто давайте вспомним. Это же была чёрная метка Медведеву от международного вот этого банкирского сообщества.

 

Был съезд "Единой России". Путин вышел на трибуну не с машинописным текстом. У него была бумага, написанная его рукой. Может быть, не текст, конечно. Почему? Потому что до последнего момента никто не должен был знать, что они будут с Медведевым там говорить. Никто не знал этого. Он сел, сам написал, чтобы никто не видел. Может, ещё так рукой прикрывал.

Вышел, заявил: "Я иду на пост президента".

Выходит Медведев: "Да, Владимир Владимирович идёт на пост президента. Я буду премьером".

Дворкович сразу в Твиттере - "разочарование" у него. Значит, ближайший соратник Медведева что-то ждал другого от Медведева? Значит, он не знал. Потому что какое разочарование, если ты знаешь? Он бы уже разочаровался несколько дней назад. Никто не знал, что будет.

 

И тут, смотрите - в Медведеве сразу все разочаровываются. Разочаровывается либеральное сообщество – фи. И Кудрин говорит: "Я не буду работать в правительстве премьера Медведева".

 

Артём Войтенков: Ой, большая шишка.

 

Николай Стариков: Но посыл-то какой? То есть тогда он работал министром финансов, когда Медведев был президентом. Логика где? То есть у президента Медведева ты работать министром финансов можешь, а у того же Медведева, но премьера ты в том же самом правительство почему-то работать не можешь. А что меняется-то? Ты министр финансов, все типа единомышленники. Главный посыл: "Если ты не президент - ты нам не нужен. Ты нам нужен только на месте, которое бы не пустило Путина на это место". То есть на место президента России.

 

Артём Войтенков: То есть нам не нужен Путин президент. Нам даже не ты Медведев,  играешь роль.

 

Николай Стариков: Так можно обидеть человека, конечно. Но если уж совсем банковская откровенность - "чтобы не Путин президент. А если президент - Путин, то ты нам не нужен в роли любой". Иначе логики нет. Да, его в отставку отправили за это. Правильно поступили, потому что уже переход всех каких-то границ и норм.

 

Поймите, что самое главное - вся политика вокруг России крутится вокруг одного, что нужно Западу: ему нужно утранить Путина от власти. Вот это нужно понимать. Хорошо это или плохо – это другой вопрос, но сегодня это именно так. Поэтому все действия на российской политической сцене разных игроков, которые в той или иной степени связаны или не связаны с Западом, нужно понимать под этим углом зрения.

- Это либо поддержка Путина, а значит, поддержка сегодняшнего курса на восстановление независимости, поддержка России.

- Либо попытки его свалить, а значит, попытки остановить восстановление России и опять передать её в руки Запада.

Ничего другого нет. Всё остальное только тени и отблески этого противостояния.

 

Артём Войтенков: Да, вы очень хорошо сейчас объяснили, очень понятно. А то, что глава французского концерна "Тоталь" разбился у нас в аэропорту - это что? Это умышленное убийство (уж очень хорошо всё лепится)? Или это действительно какая-то такая... Ну, ездят у нас по взлётной полосе пьяные снегоуборщики зигзагами.

 

Николай Стариков: Я не верю в случайность гибели этого уважаемого друга России. Я в это не верю. Может это быть ноль, ноль, ноль - не верю в это. Но очень как-то подробно об этом говорить, будоражить эту тему - это, может быть, не совсем правильно, исходя из того, что руководство России определённую версию событий выбрало. Но если в двух словах: не может быть государства, не может быть аэродрома, где ездят пьяные погрузчики, этого не бывает. Этого не бывает в принципе. Поэтому давайте на Россию не наговаривать.

 

Что касается, например, следов алкоголя в крови человека, я вам просто напомню ещё одну трагедию - гибель принцессы Дианы в Париже. Чтобы было понятно, почему случилось. Принцесса Диана – мать двух принцев, потенциального будущего короля Великобритании. Вдруг решила выйти замуж за египетского миллиардера. Теперь забудьте о семейном счастье, забудьте о свободе всевозможной. С точки зрения британского престола, кем является муж принцессы Дианы британскому монарху, если он египтянин?

 

Артём Войтенков: Бывшим рабом, можно сказать.

 

Николай Стариков: Нет, он его папой должен называть потом или как? А если у принцессы Дианы и у Доди аль-Файеда, как звали этого товарища, ребёнок родится? Они, по-моему, ведь искренне друг друга любили. Представьте, родился. Это кто? Третий наследник престола? Вы понимаете?

 

Артём Войтенков: И наполовину египтянин.

 

Николай Стариков: Вы понимаете, какое колоссальное количество проблем? Если вы говорите, что королеве всё равно и там никто не правит, посмотрите (в книгах я подробно писал) - ещё правят. Это те, кто правит миром. Поэтому принцессе Диане объясняли, что она не должна себя так вести. Но представьте всё – не понимает.

 

Артём Войтенков: Хоть замуж не выходи.

 

Николай Стариков: "Всё, вот хочу и всё, и выйду. И вы мне тут все не указ". Вопрос: что делать? Поставить престол, будущее государства в угоду интересам непокорной дамочки? Или как-то по-другому решить этот вопрос? Британские партнёры решили по-другому решить. Когда машина заехала в этот тоннель, там просто преследовали эту машину мотоциклисты и они решили поехать быстро. Дальше в тоннеле вспышка, ослепляющая водителя, он врезается в колонну - автомобильная катастрофа. Дальше (об этом вы тоже можете прочитать) приехала какая-то непонятная "Скорая помощь". Она приехала, потом уехала. Главной задачей приезда этой непонятной структуры было вколоть водителю определённую дозу алкоголя и всё - официальная версия у вас нарисовалась: пьяный водитель, усталый, врезался в колонну.

 

Поэтому существует много способов создать наличие алкоголя у кого-то в крови без того, чтобы он его употреблял. Но вы понимаете, что это уже серьёзная подготовка. Поэтому, когда мы видим здесь такие странности, вопрос наличия алкоголя в крови - это самый простой вопрос. Но давайте дадим возможность следствию работать.

 

Артём Войтенков: Совсем недавно был шум, когда якобы у берегов Швеции всплыла якобы русская подлодка. То есть произошло что-то неизвестное: якобы кто-то появился, передал, причём направленный, сигнал в сторону России и куда-то опять уплыл. Эти шведы его долго-долго искали. Мало того, что они искали, искали и не нашли, адмирал ещё заявил, что "эти поиски нам стоили 20 миллионов крон" (это почти 5 миллионов долларов). Как-то странно. Мы ищем что-то, какую-то подлодку, потом мы говорим, что "ай, сколько мы тут денег истратили".

 

Ребята, вы военные. Насколько я понимаю (я не военный, но тем не менее), подлодка - это большой кусок железа, который шумит, который движется, который перемещается. Она засекается акустическими приборами, она засекается спутниками, она засекается самолётами. Ещё, наверняка, там есть средства, о которых мы плохо знаем, но они есть. Если вы её увидели, как вы её проворонили?

 

Николай Стариков: Мы с вами можем только предполагать, что там на самом деле произошло, потому что досконально информации нет.

Первое: военные не мыслят категориями денег.

 

Артём Войтенков: Европейцы мыслят.

 

Николай Стариков: Представьте себе командира такого, который: "Ой, сколько мы сегодня на стрельбище денег расстреляли! Давайте через раз стреляйте как-то. И больше самолёты не надо, чтобы летали - столько топлива сожгли, ужас!"

 

Артём Войтенков: Ужас! Тоннами едят.

 

Николай Стариков: Видимо, Ельцин так мыслил, поэтому самолёты не летали, танки не стреляли и вообще никто ничего не делал. Военные мыслят категориями обороны страны, долга, чести, но не денег. Если они начинают мыслить категориями денег, им тогда в Министерство финансов надо переходить или в налоговую инспекцию куда-то, но уж точно не в военные.

 

Шведские военные, при всей странности шведских военных, тоже такие не должны быть. Хотя кто был в Стокгольме, видел смену караула у Королевского дворца, где в таких белых валенках непонятно как маршируют, честно говоря, уважение к шведской армии сразу к нулю. Ну, Бог с ней.

 

Дальше. Во время Холодной войны, во время Советского Союза было несколько случаев абсолютно одинаковых, когда шведы ловили советские подлодки и фотографии публиковали и так далее. Что было за этим, сейчас очень сложно вспомнить, но недавно американцы признались, что это была специальная операция по демонизации Советского Союза. То есть создавать угрозу военную, чтобы потом в итоге, через всякие СМИ...

 

Артём Войтенков: Вот они, страшные, плавают.

 

Николай Стариков: Да, страшные, поэтому давайте ракеты "Трайдент" примем. Давайте "Першинги 2" разместим в Европе и ещё что-нибудь такое. Нужно показывать образ врага. Если русские не хотят плавать у Швеции, то существует два варианта:

- Там поплавает кто-то другой и скажет, что он русский.

- Второй вариант: плавать не будет никто, а шведы будут кого-то активно искать.

 

Какой из вариантов сейчас мы имеем в виду, я не знаю. Но сам факт проговорки, мне кажется, это по Фрейду. Потому что если бы этот адмирал шведский действительно был бы уверен, что там есть лодка, то он бы никогда про деньги не говорил. То есть: "Да хоть весь бюджет Швеции родной истратим, но найдём супостата, поймаем, на берег вытащим и покажем всему миру, чтобы никто больше не плавал".

 

У меня такое впечатление, что он не договаривает, но смысл такой: "Я знаю, что там никого нет. Уже 20 миллионов крон истратили на эту ерунду. Моё шведское патриотическое сердце говорит, что, может, хватит уже. Я-то знаю, что ничего нет".

А то, если к первому вашему вопросу перейти, неделю искали российскую лодку, истратили госбюджет Буркина-Фасо и ничего в итоге не нашли. Поэтому это всё-таки, скорее всего, мне так кажется, продолжение этих операций ЦРУ по демонизации России.

 

Есть такой хороший сайт "ИноСМИ.ру". Я почитываю, что там пишут наши британские и все остальные партнёры. Сегодня читал статью американского журнала "Foreign Policy" о том, что российские ВВС проявляют очень большую активность, постоянные полёты, в разных сочетаниях: дозаправщики, истребители, бомбардировщики. Всё возле границ НАТО летают, летают и бедному НАТО покоя не дают. Они всё перехватывают. Но там написано, что нарушено воздушное пространство было только один раз в Эстонии. Я не знаю, врут как сивый мерин, судя по тому, что американцы, но, тем не менее, только один раз (пишут) было нарушено. А дальше всё - подлетали, разворачивались и уходили. К чему я всё это сказал? Такая фраза написана: "Недавно несколько российских бомбардировщиков имитировали бомбардировку Стокгольма". Конец цитаты.

 

Артём Войтенков: Это как это?

 

Николай Стариков: Не знаю. Но опять совпадение: сидит себе швед какой-нибудь и читает: "Слушайте, эти русские вообще обнаглели. Опять подводные лодки здесь плавают у них. Уже имитируют бомбардировки Стокгольма. Давайте-ка мы Швецией в НАТО вступим. Так оно спокойнее как-то будет".

С этой информацией, мне кажется, более понятно становится. Потому что зачем российским ВВС имитировать бомбардировки Стокгольма?

 

Артём Войтенков: Как имитировать? Где имитировать?

 

Николай Стариков: Мне кажется, что Северная война закончилась в 1721-м году. Там ещё было несколько военных конфликтов со Швецией, но последний был во времена наполеоновских войн. Какие бомбардировки Стокгольма? Зачем их отрабатывать? Что за бред?

 

Артём Войтенков: Не говоря уж о том, зачем бомбить город? Надо бомбить военные объекты, если уж на то пошло.

 

Николай Стариков: Нет, Артём, это, конечно, всё... Поэтому что там, как? Не знаю. Но похоже, что это, конечно, информационная утка.

 

Артём Войтенков: То есть мы наблюдаем следующий виток Холодной войны. Всё повторяется, всё, как и было.

 

Николай Стариков: Мы просто наблюдаем продолжение бесконечного противодействия между государствами и цивилизациями. Сегодня Швеция является составной частью англосаксонской цивилизации. Англосаксонская цивилизация использует Швецию так, как надо. Швеция - нейтральное государство. Значит, давайте покажем злодейство. Понимаете, если российская подлодка, как это бывало, всплывёт, например, рядом с американским авианосцем, но вроде как бы и обижаться не на что. Просто передали привет нашим американским друзьям, показали, что вся ваша системы защиты это фуфло. Военные иногда говорят. Или истребитель пролетит низко над палубой, тоже так, немножечко выхлопными газами заставит подышать.

 

Артём Войтенков: Двенадцать заходов сделает.

 

Николай Стариков: Мы в каком-то противостоянии находимся, противоборстве блоков – понятно. А тут, понимаете, шведы - муху не обидят. Детям уже в детском садике записывают "оно".

 

Кстати, интересно, как, может быть, завершающая точка про шведов. Я просто не буду говорить, кто мне это рассказывал.

Один из дипломатов встречается со шведским дипломатом и хочет ему сделать приятное, а у этого шведа родился ребёнок.

Он спрашивает его: "Как чувствует себя ваша супруга после родов?"

Шведский дипломат немножко меняется в лице и становится понятно, что его это обижает, хотя нам с вами не очень понятно, почему. Не знаю, обижает. Тогда дипломат наш чувствует, что надо выйти из этой ситуации дипломатично, он задаёт второй вопрос.

Он спрашивает: "Мальчик или девочка родился?"

Ответ феерический. "Когда оно вырастет, оно само определится", - говорит шведский дипломат.

 

Набор текста: Евгения Чурпита, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (906 мб)
Видео MP4 640x360 (335 мб)
Видео MP4 320х180 (181 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (14 мб)
Звук 32kbps MP3 (14 мб)
Звук 64kbps MP3 (28 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (42 мб)

Текст:
EPUB (160.92 КБ)
FB2 (277.88 КБ)
RTF (345.38 КБ)