Как живёт Сербия

Прозападные политики толкают Сербию в Евросоюз, хотя это вредит стране. Прозападные СМИ усиленно обрабатывают население, поддерживая Запад и ругая Россию.
Многие сербы понимают, где ложь, но молчат. Сербы, прошедшие разделение Югославии, видят, что то же самое происходит на Украине. Многие сербы одобряют действия России и Путина. Сербы хотят поддерживать Россию, но почему-то крупные российские компаниии, работающие в Сербии, дают деньги на то, что направлено против русских.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Драган Станоевич

Как живёт Сербия 1

Видео http://poznavatelnoe.tv/stanoevich_serbiya 

 

Собеседники:

Драган Станоевич - председатель всемирной сербской диаспоры

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv 

 

Мария Катасонова: Сегодня с нами беседует Драган Станоевич - председатель всемирной Сербской диаспоры. Драган, расскажите пожалуйста, как на данный момент дела обстоят в Сербии с национальным курсом развития. Насколько суверенно государство?

 

Драган Станоевич: Да, суверенное государство с минимальным уровнем суверенитета. Это, то будущее, которое нас ждёт в демократической Европе, к сожалению. Сейчас всё то, что чем ближе к Европе, тем меньше суверенитет, тем меньше возможности принимать какие-то решения. Все страны, которые там, или которые идут туда, или собираются, должны осознавать, что их ждёт там. Мы в Сербии всё это уже проходили. Мы проходили все процессы с 91-го года, когда началась война: сначала Югославию развалили, потом Сербию, когда началась агрессия НАТО. Всё это были действия, направленные на уничтожение сербского национального суверенитета и самостоятельности в принятии решений. Сегодня мы уже имеем результат, когда Косово отобрали, когда меняют режим за режимом, подбирая под себя, а не под народ, то, что необходимо. А сегодня, когда Сербия на пути в Евросоюз, то ей выставляют всё новые и новые условия, новые и новые требования, и конца этим шантажам и нет. Если не выполняешь, то приходит опять же другой режим, как мы это видим сейчас, как происходит в Украине.

 

Артём Войтенков: Хотят ли сербы сами в Евросоюз?

 

Драган Станоевич: Вы знаете, никто референдума не проводил. Я более чем уверен, что большинство этого не хочет. Даже те, кто хочет, они живут ещё в заблуждении, что там манна небесная начнёт падать, и что они не осознают на самом деле всех процессов. Основная мотивация и оправдание тех, кто хочет, и политиков: "Вы же понимаете, мы же в окружении находимся всех европейских стран, всех стран НАТО". 

 

Да, действительно есть проблема, потому что Сербия получается сама по себе в окружении всех стран, которые находятся уже и в НАТО, не только в Евросоюзе. Замечания такие, что у нас, например, с Россией как бы ничего такого стратегического нет, значит, нам надо в Евросоюз, иначе нас съедят, мы в окружении. Но, опять же говорю: все те беды, которые мы пережили за последние двадцать лет, это всё была западная политика. И народ чётко осознаёт, кто нам принёс всю эту трагедию, которую мы пережили, все эти процессы, которые мы пережили. Естественно, НАТО не рассматривается вообще, ни в каком варианте даже самыми либеральными взглядами. Хотя мы понимаем, что оно связано: Евросоюз с НАТО - это одна пара сапог. Но я думаю, что даже если наша политика сейчас начала эту тему, то народ бы вышел на улицу, всё изменилось бы по-другому. 

 

Евросоюз народ в большей степени не поддерживает. Очень востребована сейчас тема Евразийского Союза. Сербы всегда искали Союз, где находится Россия. И поэтому, очень сильно все следят сейчас за евразийскими процессами, за ШОС, за БРИКС, и так далее, потому что, для нас это альтернатива Европейскому союзу, о котором говорят, что нет альтернативы.

 

Мария Катасонова: К мнению людей политики прислушиваются? 

 

Драган Станоевич: Многие политики, которых я знаю в Сербии, не прислушиваются к себе, они прислушиваются к Брюсселю больше всего, даже к собственной семье не так, как к ним. Поэтому, вся политика, всё, что бы ты ни захотел сделать - всё, мгновенно идёт реакция. Вот сейчас мы видели, когда идёт огромное давление на Сербию, чтобы ввести санкции России. Но чтобы ввести санкции России, это надо быть полным идиотом, каким бы ты там ни был президентом, премьером и так далее. Это осознают все. 

 

С другой стороны, в Брюсселе давят, и есть большая экономическая зависимость, конечно, Сербии, да и политическая, и всякая другая. Поэтому, они находят методы для того, чтобы и дальше шантажировать, угрожать безопасности экономики Сербии, для того, чтобы мы подключились к ним. Все знают, что мы не есть члены Евросоюза, и мы не обязаны подчиняться общим правилам. Но они говорят, что вы же движетесь туда. А если движетесь туда, то, будьте добры выполняйте всё то же самое. Они, собственно говоря, выполняют только свою миссию, а мы все остальные служим только для того, чтобы они реализовывали это, то есть, без нашего собственного мнения. 

 

Но я думаю, что независимо от всего этого давления, что не пойдёт правительство на ввод санкций, потому что, это было бы самоубийство, и это был бы очень плохой сигнал. Да, в России политики понимают, какое давление на Сербию, но, тем не менее, думаю, что такое действие, оно бы было просто равно самоубийству, или стрелять себе в ногу, и так далее. Поэтому, опять же, то, что сказали, что субсидии, то есть, типа, Сербия не должна субсидировать экспорт в Россию. То есть, к чему пришли в Евросоюзе. Наши сказали правители, что да, субсидировать мы не будем, но они и так не субсидируют, и субсидировать нечем. Но можно открыть возможности, чтобы Россия субсидировала. Имеется в виду, чтобы компании из России субсидировали какие-то производства для увеличения объёма, потому что, в Сербии есть всегда проблема, что мы не можем поставлять в Россию в нужном объёме. И это огромная проблема. И тот договор, который мы имеем с Россией, экономический, мы же имеем договор, как будто, являемся членами Таможенного Союза, то есть, на тех же условиях, - мы не используем его. Мы не можем его использовать из аспекта того, что мы не имеем необходимый объём, который нужен России. Поэтому этот договор у нас не работает в достаточной степени, и мы не имеем экономической выгоды от него. Поэтому, нужно работать над ним, и субсидии нужны, и нужно стимулировать экспорт продуктов и продукции вообще в Россию.

 

Артём Войтенков: А как люди относятся: была страна Югославия, в девяностые годы её разбили, развалили на несколько частей. Как люди это воспринимают? Что так и должно быть? Типа, советский блок распался. Что они по этому поводу думают?

 

Драган Станоевич: Дело в том, что прошло уже много лет, многие, более старое поколение, жалеют из-за этих процессов. Более младшие - они не знают этот период, поэтому у них нейтральная позиция. А среднего возраста люди, которые ещё помнят, они конечно, разделены, потому что, вроде бы жилось хорошо и жилось лучше, чем когда либо. Но, проблема в другом. 

- Что в той Югославии сербы пострадали больше всего, и Сербия. 

- А после распада Югославии, опять же сербы пострадали, в этом винят уже и Сербию. 

 

За этими процессами опять же, стоял Запад, американская политика, и поэтому, нам было предписано, как бы, развалить Югославию, развалить сейчас и Сербию - эти процессы до сих пор не остановились. Все другие в выигрыше от этого распада, кроме сербов, потому что, мы потеряли людей, мы потеряли земли, мы потеряли на сегодняшний день и суверенитет, нас ещё и бомбили, и так далее. Опять же, хорватам хорошо, потому что, они получили то, чего у них никогда не было. Тем же боснийцам - тоже получили то, чего никогда не было. Поэтому, как ни поверни, мы были в проигрыше и от развала, и от того, что произошло после этого развала. 

 

И сегодня мы тоже видим, что Сербия не может нормально существовать. Вот буквально на прошлой неделе. Есть такая территория Санджак, Санджакская область - это территория, которая граничит с моим краем, это территория, которая граничит с Черногорией и рядом с Боснией, принадлежит Сербии. Там живут в основном мусульмане сербские, которые живут в Сербии. И есть такой город Нови-Пазар ( Novi Pasar) . И вот на днях собрались там все их имамы и прочие, и начали проводить парад в совершенно неизвестной форме, которую носили когда-то турецкие освоители сербской территории. И провели целый парад в формах, в шапках специальных и с флагами не сербскими, не сербского государства, что само собой является абсурдом. Ты в Сербии живёшь, а идут флаги какие-то. На самом деле там процесс ещё не закончился, и этот вопрос кто-то, опять же с Запада, держит постоянно, и этим пытаются шантажировать правительство и страну. Сепаратистские настроения тоже там не маленькие. И имеем северную часть Сербии, которая тоже является проблематичной: там живёт очень много венгров, и разных национальностей.

 

Вот дам вам пример. Когда началась эта ситуация в Украине, я находился и жил в Киеве. И вдруг меня объявляют врагом государства, народа, и так далее. Как получилось, что толчком к этому явилось то, что есть некие русины. 

Есть русины двух направлений: 

- Одни, которые вообще не ассоциируют себя с Россией, и не очень воспринимают её и Сербию. 

- И другие, которые совершенно наоборот. 

И вот эта группировка русинов, которая живёт в Воеводине, есть такой город Руски Керестур, они поддерживают весь этот фашизм и нацизм, и они отправили информацию Правому сектору и всяким этим организациям в Киеве, что вот Драган Станоевич, он является врагом, и его нужно уничтожить. То есть, они, находясь в Сербии, живя в моей стране, это и их страна, они граждане - это тоже не вопрос, - но они отправили информацию обо мне и вот так заказали меня. После чего моя семья была под угрозой: семь дней не могли выйти из квартиры. У меня произошли большие проблемы: забрали фирму, и дома, и склады, и прочее. И нам пришлось оттуда сбежать. Причём, не просто сбежать, а целую операцию проводить, чтобы спастись.

 

Артём Войтенков: То есть, у вас отобрали всё предпринимательство в Украине.

 

Драган Станоевич: Да. Мы можем перейти к этому в следующей теме, но вот я хочу сказать, что вот эти женщины, они создали там какие-то движения и они борются, типа. Они пишут на украинских националистических сайтах. Одна из них писала на Майдан, что в Сербии скоро будет то же самое, что и в Украине. Они участвуют в каких-то процессах, готовят какой-то развал, распад, и так далее, для того, чтобы, видимо привести кого-то, кто им нужен. Они создают какое-то движение, пишут на этих сайтах, что мы боремся за какое-то русинско-венгерское отдельное государство, католическое государство. То есть, это новое, это мало кто знает эту тему, но они работают конкретно. Вот представьте, если меня, как руководителя всех сербов в мире, обозначили, как мишень, то понятно, что это не просто. Прошло уже полгода с этого момента - эти процессы не останавливаются: гонения идут, идёт сплошное враньё. Меня уже, когда объявили, появились типа албанцы, что якобы они сказали украинцам, что типа это враг. Они прикрываются ими. На самом деле они контактируют, они вместе работают, потому что, они изучают опыт, как албанцы отделились, каким образом они это сделали в Косово. И вот, они видимо советуются, составляют список, как бы их противников, и опасных людей, которых нужно… Конечно, мы уже набоялись, поэтому, для меня лично, они не представляют особой опасности. Но я говорю о тенденции, которая существует - их кто-то подогревает. Можно только догадываться, кто это делает.

 

Мария Катасонова: Есть ли во власти национально-ориентированные силы, которые в случае критической ситуации попытаются не допустить повторения украинского сценария? 

 

Драган Станоевич: В Сербии?

 

Марния Катасонова: Да.

 

Драган Станоевич: Смотрите. Партия, которая сейчас у власти, это было когда-то национальное движение. Но они уже переформатировались полностью на Евросоюз. То, что я знаю, что даже в самой этой партии огромное количество процентов людей не поддерживает. Формально поддерживают эту внешнюю политику, а на самом деле внутри её не поддерживают. В народе, опять же, растёт негодование, в народе растёт интерес к другим направлениям. И поэтому, думаю, что любые попытки затащить дальше или глубже Сербию, чем это народ воспринимает, они могут аукнуться тем же переворотом, или той же революцией, которая была в 2000-м году. Но она была такая, что свергли всё, что было нормальное и сербское. И сейчас настроение в народе наоборот: растёт настроение против западной политики и против Европейского Союза, особенно на фоне того, что происходит сейчас в России и в Украине, потому что Сербия проходила все эти этапы. 

 

Всё то, что мы сегодня видим на Украине, это всё то, что было отработано в Сербии. И мы говорили, что всё отрабатывалось для России. И нужно понимать, что действительно сегодня, сколько ни пытаются медиа (особенно в Украине) превратить это в какой-то конфликт между Украиной и Россией, вернее, между народами, - на самом деле, я всегда говорил, что это Америка пытается воевать против России, используя Украину и украинский народ, и это на самом деле трагедия. Всё то же самое делали в Югославии, делали в Сербии. При том, что те же политические лидеры европейские: те же самые лица, те же самые люди, те же самые технологии, те же самые поступки. Просто они перерисовали и сейчас это применили в Украине. Представьте себе, если сейчас, грубо говоря, пятьдесят миллионов населения успели обработать так быстро, то, как было легко с Сербией разделаться, где восемь миллионов населения.

 

Артём Войтенков: Вы же много по миру ездите, я так понимаю. И на Украине живёте, и в России. Уровень жизни людей, мы берём средний уровень, он выше России, ниже России?

 

Драган Станоевич: В Сербии конечно, тяжело живётся. Я просто помню период, и мои родители помнят, что всегда жилось лучше. Получается, что чем ближе к Европе, тем тяжелее и тяжелее становится. Потому что малый бизнес давится, приходят большие игроки, которые задавливают мелких производителей. А у нас всегда держалось на мелком предпринимательстве, потому что Сербия всегда была ещё во времена коммунизма и социализма, она была такая полу капиталистическая система экономики: народ жил за счёт маленького производства, торговли, и так далее. Всё это сейчас прекращается, всё это сейчас выдавливается, соответственно, народ всё больше начинает зависеть от государства и ему становится всё тяжелее. Опять же, если сравнивать, допустим, в Украине и в России, естественно, что в России регионы определяет. Одно дело понятно: Москва, Питер, и крупные города. Когда зайдёшь в глубинку, по другому всё смотрится, чем смотрится в Москве. А в Украине та же самая ситуация, только разница в том, что там центральные города, то есть, восточные: Днепр, Донецк - они жили не хуже, чем Киев, вот это было позитивно.

 

В Сербии все живут примерно на одинаковом уровне. Нет такой разницы, как в России: богатые и бедные - огромная прослойка. Понятно, что и в Сербии есть богатые, но всё равно, там живут примерно на одинаковом уровне, и достаточно скромно живут. 

 

Все эти перемены, изменения, они результатов особых не дали - ничего не улучшается. В Украине жили тоже нормально, но процессы, которые сейчас происходят, думаю, что они, так же, как мы, лет на двадцать сейчас отодвинутся назад, и они только поймут, какая катастрофа там произошла, и как они будут долго выходить из этой ситуации, и насколько у них жизнь ухудшится после всего этого. А тем более, все эти обещания Европейского Союза - они не нужны Европе, это понятно, то есть, им нужно просто манипулировать. Народ рассчитывает, что они завтра же придут туда, и завтра же изменится жизнь - это всё, конечно, заблуждения абсолютные. Посмотрите румынов, посмотрите болгар и так далее: у них тяжелее, чем было до того, как вошли. Поэтому Украину, я уверен, что никто даже не ждёт и посмотрите, сколько этот процесс будет на самом деле длиться.

 

Артём Войтенков: А как сами сербы относятся к Европе и к России? Народ в целом.

 

Драган Станоевич: Я вам скажу. Все, кто был в Сербии, они знают, как относятся в Сербии к русским. Потому что, мои друзья говорят: "Драган, мы сами себя, русские, не любим, как вы нас, сербы". Я думаю, что это очень показательно, и на самом деле, это не какая-то бутафория, это правда. Все, кто был там, причём, у меня много друзей было и политиков, и обычных людей, и молодёжи и так далее. То есть, эти народы настолько близки, и настолько воспринимаются, что это просто удивительно. Вот я тоже задавался себе всегда вопросом: вот откуда оно? Это что-то внутренне. Это что-то такое на генетическом уровне, по-моему.

 

Артём Войтенков: Так мы же славянские народы.

 

Драган Станоевич: То, что славянские, есть славянские болгары, поляки, и так далее, но такой близости всё равно нет, как у нас, и это через века проходит. Особенно сейчас, это даже сложно объяснить. Но и в Сербии сегодня… Вот я когда сейчас в России, допустим, если где-то в соцсетях ставишь, что ты где-то, сразу куча комментариев: привет передавайте братьям, и так далее. То есть, народ даже при одном слове "русский" сразу начинает улыбаться, у него позитивные эмоции. 

 

И даже на политическом уровне это играет определённую роль. Правда, там есть профилактика в политике, но всё равно, вот эти отношения, вы же помните, когда Путин приезжал, как его встречали на стадионе в Сербии. Весь стадион не дал ему сесть. Плакаты были огромные, где встречали президента России и передавали привет типа матушке России. И сегодня ожидается тоже приезд, по-моему, в октябре, президента, и там народ уже готовится встречать его достойно. Его воспринимают, как своего лидера.

 

Мария Катасонова: Вы сказали о футбольных болельщиках. В сети очень много видеозаписей даже не в связи с последними событиями на Украине, где сербы на каких-то матчах спортивных разворачивают баннеры, флаги России, поют Катюшу. То есть, это действительно абсолютно искренний порыв.

 

Драган Станоевич: А как вы думали? Это даже нет сомнения. Я понимаю, что многие в Украине на меня обижаются, но я всегда говорю, что меня с русскими никто не поссорит. Точно так же думает и сербский народ. Ведь мы понимаем, что ими манипулируют. Они сейчас обижаются, нападают, и даже угрожают некоторые, потому что, они думают, что я вру, и мы сербы, мол, не понимаем. На самом деле, мы как раз через это прошли, и мы лучше всего понимаем, как это происходит. Ведь мы резали друг друга, а потом нас заставляют быть братьями с другими народами. Выполнили свою миссию, а теперь надо вторую миссию: нам надо полюбить друг друга. Вот так же будет, наверное, и в Украине. 

 

Сербия, это единственная страна, где проходят еженедельно какие-то мероприятия в поддержку России. Её не нужно расценивать, как какую-то антиукраинскую, в отношении народа. Но, её нужно расценивать, как то, что мы понимаем процессы, что используют народы и это есть поддержка России. Акции, которые не поддерживают вот эту западную политику в той же Украине, особенно, нацеленную против России. 

 

Вы же помните, как они начали во всех газетах: Путин – фашист, чуть ли не рисуют ему уже всякие гитлеровские принадлежности. Так же происходило всё с Милошевичем, так же с сербами. То есть, они просто наметили цели. Вы видите, как они хитро делают? Они пытаются на Западе, не столько Россию, сколько президента России. Типа, чтобы не обижать народ. Думают, что народ не поймёт. Потому что, им сложно будет нападать на российский народ, граждан России. Поэтому, они выбрали себе цель, что вот Путин. 

 

На самом деле их больше всего пугает независимость, тот экономический потенциал, который появился в России. Им не нравится руководство, которым нельзя управлять, которое самостоятельно готово вести свой народ, и которое борется за интересы собственного народа. Это всё естественно - Путин и его команда, и для них он враг номер один только по той причине, что он не управляем ими, и он ведёт страну не так, как они хотели бы. То есть, они хотели бы, чтобы Россия всегда была в зависимости от Запада, и чтобы можно было через неё манипулировать народом и государством. Но к счастью, это уже не ельцинский период, и уже прошло много лет, надеюсь, ещё больше пройдёт, Россия только усилится. И эти все санкции, вы же видите, типа, перемирие уже есть, а санкции вводятся. То есть, это - классические шантажи. Всё это мы уже проходили, и, слава Богу, что русский народ осознаёт. 

 

И мне очень приятно, я помню, лет пятнадцать назад, как русский народ не гордился тем, что он русский народ, и что они граждане России. Сегодня мы видим патриотизм, что настолько уже народ начал гордиться тем, что он принадлежит к русскому народу, что они граждане России. Это произошло за этот период. И вот эта гордость за свой народ, она тоже поражает Запад. Они же помнят период, когда всё было иначе, и им было тогда удобно. Сейчас ситуация совершенно другая, и я думаю, что они ничего не смогут сделать, потому что, Россия, это не Сербия, у неё есть большой экономический потенциал. И главное, что народ сегодня, вы же видите, какая поддержка тому же президенту. 

 

Сегодня я смотрю в политических партиях уже нет таких склок, как раньше: тот на того, тот на этого. Они все объединились вокруг одного - вокруг России. И слава Богу, что это так, потому что, это тогда спасёт Россию.

 

Артём Войтенков: Хорошо бы. На самом деле не всё так гладко.

 

Драган Станоевич: Я же не буду сейчас влезать во все подробности. Я смотрю в масштабах, как говорится, геополитики. А если заходить изнутри, то тут конечно, можно выкопать много чего. Но много чего здесь не контролируется абсолютной властью. То есть, каждый на своих местах там делает свою политику и все процессы. Но, я считаю, что самое неприятное, опасное - пятая, хоть шестая колонна, которая есть в России. Я не могу понять даже ваших общественников известных, музыкантов и прочих, позиция – она реально, типа, власть давит на них? Ну как? Я не власть, я даже не гражданин России, но я не могу воспринять. Это чистое предательство для меня. Ведь все же понимают, что происходит, как происходит, и как можно свою страну поливать, и как можно на неё нападать, идти против воли народа. 

 

Да, каждый имеет право на своё мнение. Но для меня вот это – это чистое предательство. Даже если твоя страна где-то как-то и неправа, ты внутри можешь это говорить, бороться, но не таким образом, чтобы позорить и плевать на собственную страну. И какая страна может быть для тебя ближе, чем твоя собственная? Но я думаю, что народ уже осознаёт эту ситуацию, и что поддержку они не получат. 

 

Да, будут сейчас, и видели уже огромные ресурсы с Запада, чтобы организовать всякие майданы в России, чтобы попытаться поднять народ против власти. Но я думаю, что уже достаточно опыта по Сербии, по Украине, чтобы понять, к чему это ведёт. Тем более, у вас многонациональная страна. Тут можно разжечь где угодно, начиная от Кавказа, заканчивая даже регионами. Но я думаю, что народ всё больше крепнет, и он более единый такой, и я думаю, что это самая большая проблема Запада и пятой колонны, потому что, какие бы они деньги ни дали, они не могут поднять народ, который уже осознаёт, к чему это приведёт, и что за этим прячется.

 

Артём Войтенков: Да, вот такое происходит, но, по-моему, слишком медленно.

 

Мария Катасонова: На Западе, вы правильно сказали, принято демонизировать Россию, демонизировать политику Путина, то, что здесь ущемляются права, свободы и вообще такое тоталитарное государство. Вы приезжаете сюда в качестве политика, в качестве просто туриста...

 

Артём Войтенков: Гостя. 

 

Мария Катасонова: Гостя, да. 

 

Драган Станоевич: Правильно, да.

 

Мария Катасонова: Вот вы как политик дайте оценку, как вы видите ситуацию. Так это или не так? Потому что Россия для всех становится какой-то империей зла.

 

Артём Войтенков: Интересно даже в сравнении с европейскими государствами. 

 

Мария Катасонова: Да, именно в сравнении с Европой.

 

Драган Станоевич: Ну, вы понимаете, даже не с Европой, а с той же Америкой. Посмотрите, как с демонстрантами, как их бьют, убивают, как садят. То есть можно ли там говорить о какой демократии? Может ли там спокойно кто-то выйти? Вы же видели в европейских городах, что творится. То есть законы там гораздо жестче, чем даже в той же России. 

 

Я не оправдываю процессы негативные, которые существуют в России, но это бюрократия, это люди, которые не на своих местах. Есть много негативного, но это внутренняя проблема и вы её сами осознаёте. Но если мы смотрим с аспекта глобального, то в любой из этих европейских стран (я знаю по собственному опыту), у меня есть знакомые в Венгрии, которые поддержали, были в Крыму - у них начинается давление, начинаются проблемы. Так же в Словакии, так же в Германии: то есть во всех странах.

 

Вот сейчас, если вы начнёте говорить даже что-то объективное за Россию, то у вас возникают проблемы. Так извините, здесь выходят на улицу и плюют по своей стране, нападают, как угодно называют её - и они это делают свободно. На самом деле в Европе вы так не сделаете, особенно в Америке. Можете вы где-то в кулуарах, в каком-то таком кружочке своём что-то делать. На самом деле вот так масштабно или явно, как это могут делать здесь, там этого нет, и не будет. 

 

Дальше. Все те законы в России, которые я знаю, по общественным и политическим... 

Извините, ещё один момент. Вот посмотрите: сейчас была выборная компания. Вы не в одной стране не увидите столько... Все кандидаты и все политические партии представлены на всех национальных каналах и все там говорят часами. То есть, нет вот этой цензуры. Почему? Потому что народ просто объединился вокруг угрозы, вокруг России. Власть, если бы она действовала так, как обычно, вот даже в Сербии: вас не пустят, если вы будете говорить что-то, что, скажем так, не соответствует политике Брюсселя. Наши люди в диаспоре точно так же, кого я знаю, кто занимается политическими проектами, любое движение в поддержку российской политики или чего-то, - они не дают ни демонстрации проводить, ни какие-то явные мероприятия. То есть это всё говорит именно о том, насколько там больно и жёстко воспринимается. 

 

Опять же, где же тогда демократические принципы, если даже интервью когда даёшь, вырезается всё то, что было самое существенное, оставляется только то, что им нравится. Я это тоже всё проходил. То есть идёт полная такая цензура, тут даже сомнений никаких нет. Как будто бы они какое-то время Сталина возвращают, а не Россия. 

 

Дальше. Когда говорят об империи зла (я это писал даже), украинцы, которые так воспринимают, я им говорю: "Ребята, давайте проанализируем. Империя зла - она была в Югославии и очень сильная, конечно. Потом она была в Сербии, потом она была в Ливии, потом она была в Ираке. То есть мы эту империю зла видим налицо. Только почему-то она никак не ассоциируется с Россией". 

То есть это просто медиа и Запад хочет, чтобы ассоциировалось. Но из всех этих стран, скажите, из того, что произошло, где там было участие России? Где это она? Вот они же заходили, свергали эту власть в Ливии, как народ жил, что он имел. Что он имеет сегодня? Что имеет Афганистан? Что имеет Ирак? Что имеет Сирия? 

 

То есть везде, где американская политика зашла, страна развалилась, и там дошло до катастрофы. Вы же видите, сейчас эти конфликты вообще невозможно успокоить и там гибнут сотни, тысячи людей. О чём мы говорим? О какой мы тогда говорим империи зла? Это полный бред. Это надо действительно быть идиотом, чтобы Россию назвать империей зла, и не видеть, что делает Запад, Америка, НАТО. 

 

Артём Войтенков: Ну, зато в их руках большие мировые СМИ. Вот вы сами сказали: "Всё вырежут" - всё, что нужно им.

 

Мария Катасонова: Вырежут, да, в связи с вот этой монополией на СМИ. 

Вы часто бываете в странах Европы. Сильна ли пропаганда для людей? То есть люди верят в то, что Россия – империя зла?

 

Драган Станоевич: К сожалению, это правда. И они имеют центры. Точно так же, я же говорю, мы, когда нас обвиняют: "Почему только русские и Сербия не видят...?" Идёт массированная атака на все медиа. Подыскиваются политики, общественники и прочие, только те, которые будут говорить так, как им бы хотелось, как редакция получила задание. Даже у меня брали несколько раз разные интервью и никогда их не объявили, потому что я говорил так, как говорю сейчас. Мне всё равно. Я не зависим ни от кого, я говорю объективно. Я не завишу от России. Мне Россия ничем и не помогла в плане того, что говорят на Украине: "Ну да, тебе хорошо, ты поехал в Москву". Ничего хорошего. У меня завалили бизнес на Украине. Мне его сейчас нужно в России как-то поднимать. Сложно, никакой помощи тоже нет. Нужно, чтобы была какая-то заинтересованность. У меня заинтересованность есть в отношении народа, русского государства, потому что я понимаю, чем это чревато. 

 

Медиа абсолютно не показывают вообще никакой правды. Я смотрю российские СМИ, украинские, сербские и западные. Я контактирую с людьми, которые находятся на местах: то ли это в Сирии, то ли это на востоке Украины, то ли это в России - не важно, но я общаюсь с людьми, большим кругом людей. И я могу собрать картинку, я понимаю, где, правда или хотя бы относительная правда. 

 

В западных СМИ вообще не берётся другая сторона. То есть всё, что вы показываете даже как аргумент, оно не воспринимается. Или же они это называют... Эта терминология появилась в Сербии, когда нас уничтожали, когда бомбило НАТО, и когда там было очень много жертв детей. Они это называли (мне сложно перевести) "коллатеральный ущерб", то есть "сопутствующий ущерб". То есть убийство людей - это сопутствующее тому, что они делают в процессе этого. 

 

Так вот они и здесь это применяют, что если погибли где-то дети или мирные люди, то это сопутствующее какое-то. Мало того, они же... Вы помните, как было в Грузии, когда ракеты летят с одной стороны, а представляется, что они летят с другой стороны. Эта техника Западом отработана до мелочей. 

 

Все западные СМИ – далеко, ничего общего с демократией и свободой слова нет, всё заангажировано полностью. Всё сейчас работает именно против России, как в своё время работало против Сербии. Только это разные государства. У России есть хоть какая-то возможность, и есть друзья во всём мире, которые осознают это. Но всё равно бороться против всех мировых СМИ, которые держат всё... Даже журналисты, которые работают в этих странах, они тоже не смеют показывать правду - это сложно. Поэтому у них есть успех. 

 

Народ в Европе, даже мои сербы, которые живут в Австрии, Германии Швейцарии, разных странах имеют тоже искажённую картинку. Независимо от того, что внутреннее их борется против этого, они мне всё время пишут: "Драган, а как вот это? Действительно ли правда, что вот это?" Даже они попадают под влияние этих медиа, не говоря уже том, какая идёт кампания в Украине. Естественно, у меня это болит, потому что я там очень долго прожил, и семья. Там идёт чисто такая военная пропаганда. 

 

Я не говорю, что российские СМИ - прямо идеальные и что там нет забросов каких-то. Но это просто несравнимо. Когда я слежу за российскими новостями, они пытаются абстрагироваться от каких-то лишних комментариев. То есть они это всё пускают вокруг и дают каких-то конкретных людей, факты (люди, снимают которые). А там больше говорят: "Вот сегодня из России бомбили то-то, то-то". То есть я сказал – мне поверили. 

 

Та компания, которая была в Сербии, когда НАТО бомбил. Там же каждый день держали пресс-конференции и говорили: 

- "Вот сегодня уничтожили сербские танки, единицы, которые пошли туда, сюда".

 Это всё - та же самая схема. Когда я смотрю эту картинку, она просто повторяется: выходят люди в формах и начинают это всё, что им написали, читать. Хотя это, конечно, общего ничего не имеет. Они уничтожали тогда людей в поездах, детей в больницах и говорили, что "это - наши ракеты", что "это мы промазали случайно". Вот так "мы намазали там" - и несколько тысяч убитых детей и людей мирных. 

 

Артём Войтенков: А в Сербии как со средствами массовой информации обстоят дела?

 

Драган Станоевич: На самом деле СМИ в Сербии всегда, большинство, были прозападные, но освещают они максимально объективно всё равно. Мне нравится, что они всегда показывают позицию России. Но мне не нравится, что иногда они используют терминологию, которую использует Запад, а эта терминология определяет статус и сам процесс, который происходит. 

 

Народ, конечно, злится. Это можно видеть в комментариях под любой статьёй, под любой телевизионной программой, как народ реагирует, как народ ругается, как люди говорят: "Ну, что же это такое? Что вы нас зомбируете? Мы всё это проходили". 

 

На Западе есть службы: они следят чётко в каждой газете в Сербии, что написали. Если вдруг не совсем так, как надо, то тут же начинаются звонки, начинается соответствующее давление на редакторов, журналистов, которые это пишут. Или со мной, допустим: берут у меня интервью по ситуации в России, в Украине и стараются как-то острые углы сгладить. 

Я им говорю: 

- "Ну, ребята, что же вы так делаете? Вы же помните, когда нас бомбили, никто не хотел писать правду о нас, как мы злились, умирали от этой несправедливости по отношению к нам. А что вы сейчас делаете? Вы же такую же несправедливость делаете, когда мы обвиняли всех: "Как же так? Ни одни медиа мировые не хотят правду говорить. А чего вы сейчас правду не говорите?" 

- "Мы её говорим, но мы её говорим так, чтобы нам по голове не настучали". 

 

Поэтому ситуация, конечно, есть, но прорыв идёт, конечно: гораздо объективнее, чем любые западные медиа говорят в Сербии. Но я считаю, что это всё равно недостаточно. И, я вам скажу, недостаточно вообще русского влияния. Беда в том, что ни одних русских медиа не существует в Сербии. 

 

Мария Катасонова: А "Russia Today"?

 

Драган Станоевич: Ну,"Russia Today" - это такой, интернациональный. Нет канала, который... Ну и, опять же, "Russia Today" там не переводится. 

 

Многие в Сербии задаются вопросом, меня уже задушили: "Почему ты не решишь вопрос, не переговоришь с Россией, чтобы создали какой-то свой медийный центр здесь, чтобы народ мог смотреть и информацию". Ведь там есть через спутник российские каналы, но люди-то не знают все русский, нет перевода, запоздавшая информация и всё прочее. То есть, нет такого именно целенаправленно для Балкан, потому что на сербском языке - это читали бы и в Боснии, и в Македонии, и в Словении, и в Хорватии и во всех странах. И нет такого центра, где мы хотели бы получить информацию. Они каждый день пишут: "Ну, почему россияне не сделают? Почему никто ничего не сделает, чтобы мы имели справедливую информацию?" 

 

Они ждут от меня. Вот если я написал, они в это верят. Если это поставили у нас какую-то статью (а у нас есть такие каналы, типа Б-92, которые пишут совершенную не правду или не такую, как она есть), они ждут, чтобы кто-то написал. Для них это - единственная информация, которая просочилась, объективная, и за неё держатся. Во-первых, я не журналист. Во-вторых, я не могу постоянно обновлять информацию и не располагаю ею на сербском языке. 

 

Поэтому это такой месседж людям, которые могут это услышать.

Нужно в Сербии создавать центр, такой медийный центр, или центр, в котором народ в Сербии может получать информацию необходимую

 

Артём Войтенков: А если ты не получаешь полную картинку, ты не можешь понять, что происходит.

 

Драган Станоевич: Естественно. Они в заблуждении: "А что сейчас? А как?" И начинаются догадки, начинается враньё. То есть они заходят в западные медиа, а там, естественно, что-нибудь прочитают. У них нет просто обратной информации отсюда. Да, многие знают русский, стараются. Многие говорят: "Мы учим, изучаем русский, чтобы понять". Это же процесс. Там же "Газпром" есть, вернее, "Сербиягаз". Ну, что стоит создать одну студию, самую небольшую, и какую-то программу, чтобы народ действительно информировался, чтобы можно было получать достоверную информацию. 

 

Артём Войтенков: Ну, "Газпром" у нас "Эхо Москвы" финансирует. 

 

Драган Станоевич: Для меня это всегда загадка. Сколько было таких же компаний в Украине, в Сербии. Существуют оправданные обвинения в сторону России, что она не занималась на самом деле. Кто это должен был делать - я не знаю, но я знаю, что они не занимались, Россия в этих странах, особенно, я знаю, на Балканах, вот мы видим и по Украине. При том, что там такие компании крупные, которые зарабатывали огромные деньги, направляли.... Даже в Сербии они направляются на проекты, которые антирусские, антисербские. Ни один проект сербский, который просто какие-то движения патриотические пришли - они никогда не спонсировали, никогда не помогали. Это опять вопрос к России. Это то, что в России не понятно. 

 

Ну, как же так? Есть люди... Я вам скажу так, есть некоторые сербы - бывшие руководители спецслужб или генералы, которые пишут, что они участвуют напрямую в войне на Украине. Они участвуют - поставляют пушечное мясо на сторону Национальной гвардии. Возник резонанс в обществе: "Кто они?" Их узнали, кто они и что они: они участвуют в уничтожении населения в Украине. Это серьёзно. Возник вопрос: "Что Сербия предпринимает против этих людей"? Само собой, Россия должна предпринять чётко. Если она знает, кто поставляет туда наёмников, то она должна реагировать. 

 

Я прилетаю в Москву в самолёте и вижу человека, о котором и Россия, и Сербия говорит, что он поставляет. Что он делал в России? Что Россия для этого делала? Не стоит ли кто-то-то из России за ним? Да, я говорю сейчас острые вопросы, но я понимаю, о чём я говорю. Не могу делиться полностью. Но люди, которые организовывают пушечное мясо, которое убивает украинцев и русских на востоке - есть люди из Сербии, которые за этим стоят. Об этом в России знают. Почему-то они прилетают бизнес классом в Россию, выходят куда-то в Москву. 

 

Артём Войтенков: У нас здесь тоже пятая колона.

 

Мария Катасонова: Да. Самое интересное, что мы сейчас с вами находимся в Питере. Непосредственно в Питере находится очень много людей с Украины, которые приехали сюда с определёнными целями: с целью дестабилизации обстановки на улице. То есть у них есть оружие. Очень многие просто даже не скрывают своих лиц. Они спокойно ходят по улицам и подходят, могут с криками (на данном этапе пока) "Слава Украине!" пшикнуть баллончиком в лицо активистам, которые стоят с пикетом в поддержку Новороссии. То есть они ничего не боятся, они не скрывают. Значит, действительно в России есть та самая шестая колонна, мощная шестая колонна. 

 

Драган Станоевич: То, что она есть, это однозначно. То, что есть люди, которые получают гранты за это, это понятно. Но, опять же, пойдите, попробуйте такое сделать в Киеве. Мы посмотрим, что с вами произойдёт. 

 

Давайте я вернусь к своему вопросу. Я прожил в Украине 15 лет. Помогал этому народу, сколько смог. То есть я участвовал в больших крупных конференциях на международном уровне в Европе, в разных странах. Я всегда говорил положительно, даже понимая некоторые проблемы, которые существовали. Скажем, многие узнали об Украине через меня, даже не зная, что это такое, как народ там живёт. Помогал очень много с визовым режимом. Ну, очень много вложил туда. Создавал компании, давал рабочие места для украинцев. Когда эта вся ситуация началась - демонстрации и прочее, я увидел просто, что идёт по тому же сценарию, который и в Сербии. 

 

Естественно, я начал выступать на телевидении со своим собственным мнением. Я начал выступать, для сербского общественного мнения, но со своим мнением. Всё это было охарактеризовано как то, что я являюсь агентом Путина, агентом России, врагом Украины. Но это полный бред, потому что как... Представьте себе, если у вас семья там, если у вас там дома, квартиры, фирма, имущество. Ну, какой же идиот будет работать против себя? Я просто пытался говорить правду. И эта правда была именно то, что Запад использует Украину, к сожалению, так же, как использовал нас. 

 

Но всё: меня объявили врагом. И вдруг в один момент появляется там такая картинка, есть она у меня с собой, где пишут обо мне, что "сербский террорист собирается убивать украинцев". Меня там объявили террористом со стажем, агентом Путина, руководителем спецслужб российских, сербских и ещё неизвестно каких. Конечно, так масштабно, причём специалистом по КГБ, когда я ещё был вообще ребёнком. 

 

(ред.: текст появился на сайте, обслуживающем Майдан, 23 февраля 2014 года.

Перевод:
"Сербский террорист готовится убивать украинцев!

ТРЕВОГА!

 

Как сообщают наши албанские друзья, на территории Украины действует ячейка сербских пророссийских террористов. Возглавляет её матерый сербский террорист со стажем Драган Станоевич (Dragan Stanojević), который живет в Киеве и является горячим сторонником Владимира Путина и Виктора Януковича. Евразиец. 

Он является главой сербской диаспоры в Российской Федерации, Украине и Белоруссии, имеет опыт работы в КГБ, югославские и сербские спецслужбы

Шпионская сеть, в которую входит Станоевич, представляет большую угрозу для только что освобождённой Украины.

Сейчас он призывает сербских студентов, которые учатся в Крыму, самоорганизоваться и провести митинги в поддержку свергнутого Януковича. На очереди террористические акции против населения Украины.

Албанские друзья Украины призывают найти и немедленно обезвредить  евразийского террориста Станоевича!")

 

То есть им нужно было что? Они создали вот такое, что я такой. Что самое страшное и подписали, что "призываем найти и немедленно уничтожить". Начинаются угрозы через Facebook, через Twitter, начинаются большие проблемы. В итоге, появляется человек, какой-то сотник, который берёт на себя эту миссию почётную - уничтожить меня как врага украинского народа. После чего у меня, конечно, отобрали в Днепропетровске дом, бизнес. В общем, очень много проблем сделали. 

 

Всё это ради чего? Ради того, что кому-то только не захотелось услышать правду. Тогда же не было ещё никаких действий военных. 

Я же говорю:

- Что это всё ведёт туда - к гражданской войне.

- К тому, что вы пострадаете очень сильно. 

- Что всё это будет использовать Запад. 

- Что вас будут травить против России, против братского народа. 

Я это всё говорю, а они всё это не воспринимали - определённая часть людей не воспринимала. Естественно, у меня начались большие проблемы. 

 

Это я, опять же, к чему? Я к тому, что, посмотрите... При том, что я не организовывал никаких митингов против или за власть в Украине. Я не делал вообще ничего. Я даже интервью не давал для украинской прессы по поводу этого. Всё, что я говорю, я говорю для сербского обывателя, потому что их это интересовало - это было направлено именно в Сербию. И если меня как такового обвинили? А представьте себе, если бы я приехал в Россию, будучи из Украины, и организовывал такие вещи, которые организовывают вот эти люди - что бы со мной сделали? То есть меня хотели разорвать из-за просто собственного мнения? Причём я его не транслировал в Украину. А представьте себе, если бы я приехал и говорил что-то против власти, против Украины или ещё действовал, или кричал что-то. Так действительно не понятно: жив вернулся бы я или нет. Опять же, это говорит о демократии, которую они ещё не понимают, что такое демократия, а здесь они её получают на самом деле.

 

Артём Войтенков: Вы просто раскрывали план действий на будущее, вот и всё, поэтому вас быстренько...

 

Драган Станоевич: Да. Я просто раскрывал, и раскрывал я его не как чей-то агент, а как человек, который прожил... Это любой бы серб, который анализировал ситуацию, он бы то же самое сказал. Я их просто предупредил, что "вы идёте к войне, вы идёте к смертям". Это было в феврале, начало февраля, когда ещё всё было так, более-менее: кроме Майдана, ничего не было. Они этого не осознавали, посчитали, что я враг. Сейчас, когда тысячи жертв, они и дальше не осознают, что нужно всё равно останавливать, нужно садиться и разговаривать.

 

У меня жена, супруга моя, она тоже из Днепропетровска. Но она - полурусская, полукраинка. Она говорит: "Где моё место в моей стране? Его нет". И моя супруга уехала в Сербию. Из собственной страны она, собственно говоря, была выгнана. Да, её никто не выгнал физически, но теми угрозами, которые были... Я должен был гадать, кто-то что-то сделает или не сделает? 

 

И вот я через неё вот это вижу, как она страдает: она плачет, она не может понять, как это удалось Западу стравить два братских народа. Собственно говоря, один народ: ведь украинцы, которые живут на востоке, украинцы, которые живут в Киеве или на западе, они же украинцы. Да, есть там русские по происхождению, но не важно. Моя жена говорит, что не могла во сне даже себе такую трагедию представить. Опять же, зная, что происходило в Сербии, она уже была подготовлена: она понимала, что готовится в Украине. 

 

Получается: если сейчас с аспекта киевских властей, то моя жена - сепаратист и террорист, наверное, хотя это её страна, она там родилась, она имеет право полное. Но она находиться там не может и не смеет, к сожалению. А что говорить тогда о нас, чужих, скажем так?

 

Артём Войтенков: Ну, да. Всё это с одной стороны грустно, но с другой стороны всё больше и больше вылезает вот эта вот подноготная западной политики, что кто это всё сделает, зачем это всё делает, с какой целью.

 

Драган Станоевич: Да. 

 

Мария Катасонова: Перестали ведь даже скрываться уже.

 

Драган Станоевич: Да. Но беда в том, что всё равно в Украине этого не осознают. Они считают, что им Запад - друг вдруг. С каких пор албанцы стали братьями украинцам? Это до такой степени бред. Но вот они здесь, видишь, пишут: "Найти и без промедления уничтожить евразийского террориста Станоевича".

 

Артём Войтенков: О! Уже евразийского?

 

Драган Станоевич: Да. Они же знают, что я с Дугиным работал, сотрудничаю, дружу, и что я двигаю тему Евразии, и вот.

 

Мария Катасонова: Все, кто с Дугиным работают, по-моему, там сразу в расстрельные списки попадают.

 

Драган Станоевич: Да. 

 

Артём Войтенков: Ну, а если мы возьмём сербов: что сербы в общей массе думают? Что делать? Как поступать? Куда двигаться? Чего не делать? Или тоже... Я понимаю, что там разные люди.

 

Драган Станоевич: Нет. Всё равно там более монолитное, по-моему, скажем так, понимание ситуации, чем даже в самой России. Я думаю, что в Сербии 90% людей понимают, что происходит чётко, потому что этот механизм отработан. Есть люди, которые не воспринимают, которые воспринимают Запад. Но они всё равно тоже понимают эту ситуацию. Понимают, но они об этом не говорят. 

 

Артём Войтенков: То есть им больше нравится западный образ жизни, но они понимают - кто разваливал Югославию.

 

Драган Станоевич: Да. Но они об этом, особенно есть некоторые политические круги, которые об этом не хотят говорить, потому что они закроют себе дорогу на Запад. Поэтому они просто молчат и типа соглашаются с этим, хотя лозунги они понимают. 

 

Основная масса народа там, наоборот, делится по тому, что будет Россия что-то конкретное предпринимать или Россия сдаёт, как сдала типа Сербию в 99-ом году. Тут идёт больше такое сопротивление внутреннее типа: "Всё-таки что делает Россия? Она сдаёт свой народ? Сдаёт она позиции? Сдают ли её? Сдаёт ли Путин и его окружение или не сдаёт?" То есть очень много догадок. Именно вот страх... Что самое интересное, у Сербии очень большой страх от какого-то критического момента в России. 

 

Артём Войтенков: Что если у нас что-то произойдёт, то всё - да?

 

Драган Станоевич: То всё, да. Потому что всегда было через историю... Когда-то говорили известные сербские политики, общественники, что "Нам не нужна помощь России. Нам достаточно, чтобы она была сильная". Поэтому Сербия ассоциируют себя: "Если Россия сильная, то и Сербия сильная. Если у неё проблемы, то и у нас проблемы. Чем она слабее, тем у нас больше проблем". Поэтому там идёт больше разногласий по тому, как Россия должна действовать. Есть ли тут предательство, слив и так далее, чем непонимание ситуации.

 

Ситуацию чётко все понимают. Но они просто не понимают, какие действия Россия будет предпринимать, и руководство, и насколько глубоко сознаёт народ и Россия, что происходит, и как они будут на это реагировать. Идут споры на всяких сайтах и мероприятиях именно вот в этом направлении: "Ну, что же ждёте? Кто там сдал, кто там не сдал?"

 

Помню, когда убрали Стрелкова, то там всё, там такие были комментарии: "Всё. Россия сдала, опять же, так же, как Краину, как Сербию. На самом деле всё не так просто. В международной политике тоже не всё так просто. Я понимаю, что народ в России и политики, которые ведут эту страну, они осознают, что нужно, видимо, идти до той степени, пока народ не начнёт страдать за это всё. Но вопрос другой. 

 

Если вы сегодня не отреагируете, то вы получите, то, что вы и получили, то, что получила Украина: вы получите Украину в России. А здесь ситуация очень серьёзная, ведь столько национальностей. Тут спичку поджечь - это вообще простое дело. Поэтому всё это направлено именно сюда. И от того, как сейчас вы отреагируете, допустите ли вы... Но это зависит не только от вас. Это зависит от вас, от народа, от молодёжи, чтобы они осознавали, что им нужно свою страну беречь, что им нужно сохранять свою страну, что нужно за неё бороться, за свой народ.

 

Дальше. Ведь сейчас больше половины мира сегодня смотрит на Россию как на какого-то, скажем так, ментора, спасителя что ли, который готов и их защитить, и, скажем так, соблюсти какие-то их интересы. Поэтому за поведением России сегодня следят миллиарды людей на планете и большинство стран. Они себя всегда ассоциируют с теми процессами, которые сейчас происходят здесь. Если Россия будет действовать адекватно, то они должны почувствовать как бы защиту от России. Они должны почувствовать: "Если Россия готова защищать себя - значит, и нам хорошо. Значит, начинается геополитическое объединение вокруг неё". Это то, что сейчас они начали. Вчера был вот этот ШОС. Китай там тоже хорошо выступил и поддержал Россию. То есть должен быть новый баланс. 

 

Вот был Варшавский договор, было НАТО. Варшавского договора нет - НАТО приближается, завтра хочет уже и в Москву. В Сербии мы видели, что они натворили, как они уничтожали нас просто за политические убеждения, за то, что мы не хотели. Они говорят: "Беженцы, албанцы". Так они появились, когда вы начали бомбить, когда начали уничтожить. И потом: а Белград там при чём? Белград, Сербия вся. И никто до сих пор не понёс ответственность за это. 

 

НАТО - это агрессивный блок. Политика Россия, она для меня абсолютно понятна. Этот блок, чем больше расширяется, тем больше он становится угрозой для России. Он однозначно нацелен на Россию. Всё. Потому что у НАТО есть только одни противник - это Россия. Поэтому вся это геополитика, которая ведётся, она вся была сосредоточена вокруг этого интереса. Всё остальное - это сопутствующие элементы или процессы. Я считаю, что Россия понимает глубину этой проблемы, поэтому она действует, как действует. Может быть жёстко, может быть, мягко - это как кто оценивает, но она должна обеспечить защиту своих интересов. 

 

Артём Войтенков: А когда Россия усиливается, даже не предлагая какие-то связи и защиту, то к ней уже начинают подтягиваться другие страны.

 

Драган Станоевич: Естественно. Сегодня большая, я же говорю, половина человечества, они хотят видеть сильную Россию. И они видят её как рупор, вокруг кого они объединяются. Это очень важно. Сегодня России нужно действовать на международном уровне. Сегодня России нужны друзья. 

 

Ведь вы видите, если бы не работали проекты "мягкая сила" так называемые, не было бы того, что сегодня происходит. Сегодня России опереться не на кого, скажем так, в европейских или в западных странах. На тех же Балканах сербы всегда "ЗА", но не было "мягкой силы", не было влияния, не было проектов. Также, я помню, и в Украине, то есть никакой поддержки не велось такой, каких-то людей защиту обеспечить. Там же много патриотических всяких движений славянских, не важно - украинские, русские, которым не помогали. Так же, как и в Сербии: финансируются какие-то западные проекты, которые работают против Сербии и против России. 

 

Так я не могу понять: когда уже в России поймут и когда остановится вот это всё? Сколько в Росси таких же организаций, патриотических движений, которые борются за Россию. Но им слабо помогают или вообще не помогают. А как вы будете тогда на международном плане? Вот сегодня, когда мы видим, как все накинулись на Россию. Если б она имела стратегию нормальную в разных государствах, она бы почву создавала для того, чтобы сегодня бы была эта поддержка, а её нет. Она её и не создавала. Создавали совершенно другие. Мы видим, что сюда приехали... 

 

Вот тоже интересно. По-моему, в Сбербанке, по крайней мере, у нас в прессе писали, что у нас был премьер-министр, министр финансов, экономики. Всем он был известен как самый ярый противник русского капитала и всего того, что русское. Его вдруг пригласили в Россию одним из руководителем. То есть объясните мне: что происходит в России? 

Очень много вопросов именно к России. 

- То люди, которые организовывают людей, которые убивают там на Украине русских, приезжают спокойно себе в Москву. 

- То люди, которые запрещали вход российского капитала в Сербию, будучи при власти, вдруг их приглашают руководить российскими крупными финансовыми структурами. 

 

Очень много таких примеров. Просто общественность должна уже понимать эти вопросы. Все смотрят на Путина, особенно в России, как на какую-то икону. С другой стороны, происходят такие процессы, и не понятно: кто управляет этими процессами. 

 

Артём Войтенков: Ну, не Путин же.

 

Драган Станоевич: Да, не Путин, но вопрос в другом: 

- "Почему позволяется тогда это?

Мне говорят: 

- "Драган, вот человек работал против России в Сербии, а в награду он получил руководить финансовыми структурами России".

 

Артём Войтенков: Повышение получил, по линии пятой колонны.

 

Драган Станоевич: Как-то всё пятая колонна, а где же остальные? Что-то мы...

 

Мария Катасонова: Народа-то нет. Против пятой колонны может работать только народ, а в России пока.... Нет, сейчас общество начинает, конечно, консолидироваться, но пока такой общей поддержки нет. Вы правильно сказали то, что на Путина смотрят, как на икону. Люди ждут от него действий. Но, к сожалению, очень часто, чтобы он предпринял какие-то действия, действия должен совершить народ.

 

Драган Станоевич: Согласен. Но вот я конкретные привёл примеры, их много. Вот пускай кто-то услышит и даст ответ. Даст ответ нам, сербам. Как же так? Почему так? Может, нам тоже надо бороться для того, чтобы получить какое-то повышение или помощь в России, может нам бороться надо против её интересов в Сербии, как это делал наш бывший министр?

 

Артём Войтенков: Нет. Так не надо делать.

 

Драган Станоевич: Я понимаю. Но, получается, что они всегда в выигрыше. 

 

Артём Войтенков: Пока - да. А дальше посмотрим. Я думаю, что вот ваш рассказ, он для многих людей как бы более картинку расширит и прольёт свет. Как вот с этим министром.

 

Драган Станоевич: Да.

 

Артём Войтенков: Что и как получается, и, в общем-то, кто на самом деле виноват в нынешнем положении. 

 

Мария Катасонова: Кто правит бал.

 

Артём Войтенков: Да, кто управляет и что надо делать.

 

Драган Станоевич: Да. Вот я сейчас приехал, мне в Сербии дали с десяток проектов: хотят там плакаты, билборды. Молодёжь хочет проводить акцию в поддержку России. Нет у нас ресурсов, элементарных тысячи две, пять евро, чтобы организовать, чтобы хотя бы билборды эти напечатать - нет на это ресурсов, нет денег. 

 

Что, получается - России не нужна поддержка? Мы там собираем копеечки между собой, бедные люди, которые там живут и работают, и от своей зарплаты скромной, чтобы что-то выделить, чтобы провести какую-то акцию. Но это же позор! Ведь что такое пять, десять, да и сто тысяч, и миллион, не говоря уже о крупных компаниях. Люди есть, они бесплатно работают, они хотят помочь России, поддержать её. Но у нас нет ресурсов. 

 

Они все обращаются ко мне по двум причинам: потому что когда-то у меня ресурсы и возможность помогать, а сейчас их нет, к сожалению, и, во-вторых, потому что они знают, что я в России имею определённый авторитет и круг общения. Они говорят: "Ну, помоги ты. Мы хотим помочь России. Притом нам деньги никому не нужны. Нам нужно хотя бы на материал". 

 

Вот буквально вчера провели на автотрассе в аэропорт, выставили огромный плакат в поддержку России, Путина. То есть, даже собираем те копейки. Но, опять же, у меня вопрос: сколько бизнесменов, патриотов, организаций, которые в России имеют эту возможность и выделяют деньги на какие-то проекты, совершено непонятно куда и что, а тут на конкретные действия сейчас - никто не помогает, ничего нельзя сделать. Нужна эта поддержка России или не нужна?

 

Точно так же есть у нас люди по всей Европе, по всему миру, и через сербскую диаспору, которая общается с русскими, тоже можно было целую серию из разных видов проектов и поддержки запустить. Но почему-то ничего не происходит. Это, опять же - упрёк. Мне говорят в Сербии: "Ну, неужели Россия не может найти на несколько проектов по пять, по десять тысяч, чтобы поддержать эти проекты?" Действительно абсурдный вопрос и смешно.

 

Артём Войтенков: Это системно запрещено.

 

Мария Катасонова: Даже в России запрещено такие делать вещи.

 

Артём Войтенков: Да. Внутри страны

 

Мария Катасонова: Внутри страны.

 

Артём Войтенков: А не то, чтобы за рубежом.

 

Драган Станоевич: Смотрите, для того, чтобы провести какую-то акцию, в поддержку того же языка... Есть организации, структуры, которые выделяют на разные проекты эти ресурсы. Они помогают. Каким образом? Есть меценаты. Никто же не говорит, что вот из правительства России перечислите пять тысяч евро кому-то на счёт в Сербии. Понятное дело, что так не делается. Но ведь сегодня крупные российские компании строят проекты какие-то помощи и дают каким-то маркетологам западным миллионы. Как-то они делают?

 

Артём Войтенков: Да. 

 

Драган Станоевич: Ну, вот.

 

Артём Войтенков: Потому что они прозападные все.

 

Драган Станоевич: Вот, вот. То есть для прозападных схема отработана. А для тех, которые хотят защитить, помочь народу и России, и структуре власти, получается, для них эту систему нельзя продумать. То есть это вопрос, который хромает как в России, так и в российской политике в других странах. Это не обязательно должна быть государственная какая-то структура. Всем понятно, что это могут быть и коммерческие, и бизнесмены, которые помогают. Никто же запретил российским бизнесменам выкупать картины, выкупать ценности российские, имперские со всего мира и привозить их в Россию? Это их воля, правильно. Но неужели нет воли помогать тогда России и на внешнем, скажем так, рынке, помогая каким-то людям, которые готовы участвовать в этом процессе? Просто вот вопрос такой.

 

Артём Войтенков: Ну, да, вопрос. И ответ на него не утешительный. 

 

Драган Станоевич: А мы подождём. Мы подождём.

 

Артём Войтенков: Драган, большое спасибо вам за беседу. Причём даже из вашего рассказа про Сербию мы больше узнаём о себе.

 

Драган Станоевич: Да. Вот это и очень хорошо, что вы через нас больше о себе узнаёте, и получаете ту любовь. Мне многие так говорят: "Нам надо себя так уважать, как вы нас".

 

Артём Войтенков: Да. И те вопросы, которые видны даже и снаружи: "Почему так?" 

 

Драган Станоевич: Вопросы очень конкретные. Почему, когда нужно сегодня защищать Россию, помогается проектам, которые априори не защищают её? Почему? Вот нужно получить действительно ответы - почему так происходит. Почему сегодня Россия не заинтересована, получается, в своём личном, скажем так, в обеспечении своих личных интересов. И много вопросов, на которые хочется получить ответы, не только нам из Сербии, а, я думаю, что и многим русским, и патриотам, и тем, кто любит Россию и много для неё делает. Они тоже хотят, скорее всего, получить ответы на вопрос - почему им не помогают.

 

Артём Войтенков: Понятно. Хорошо. Спасибо вам большое.

 

Мария Катасонова: Спасибо вам. 

 

Драган Станоевич: Спасибо вам. 

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (673 мб)
Видео MP4 640x360 (258 мб)
Видео MP4 320х180 (146 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (15 мб)
Звук 32kbps MP3 (15 мб)
Звук 64kbps MP3 (30 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (46 мб)

Текст:
EPUB (158.19 КБ)
FB2 (277.79 КБ)
RTF (351.27 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Артём Войтенков
Почему Запад живет хорошо?
Вера Люккераск Берг
Как живёт Дания 2
Дмитрий Адамков
Что едят в Канаде?
Дмитрий Михеев
Главный бог американских спецслужб
Габор Вона
Уничтожение Европы