Как живёт Америка 3

Соединённые Штаты Америки - государство потребителей.
В США людям навязывается высокий уровень бездумного потребления. Свобода слова зависит от количества денег, демократические выборы - спектакль для народа, настоящая власть принадлежит банкам и корпорациям.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Марк Слебода

Как живёт Америка 3

Видео: http://poznavatelnoe.tv/sleboda_consumer_state

 

Собеседники:

Марк Слебода – американец, переехавший жить в Россию

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Артём Войтенков: Марк, вы американец, живущий сейчас в России.

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: И вы даже преподаёте в МГУ.

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: Скажите, а что вас к этому привело? Почему вы из Америки переехали сюда жить, в Россию, на постоянное место жительства?

 

Марк Слебода: Это сложный вопрос. Я могу сказать, что мои прадедушки и прабабушки были русскими.

 

Артём Войтенков: А, даже так?

 

Марк Слебода: Я верю, что у меня русская кровь, русская душа. Я чувствую, как русский. Я говорю, как американец. Родился в США, к сожалению, но моё сердце – русское.

 

Артём Войтенков: Вы прямо сразу это с детства чувствовали?

 

Марк Слебода: Нет, конечно, нет. Моя жена русская тоже.

 

Артём Войтенков: Вы сейчас женились, переехав сюда.

 

Марк Слебода: Да. И после я служил восемь лет в военно-морском флоте США. Я был атомный инженер. И я видел много ужасных событий Сербии и в Ираке.

 

Артём Войтенков: Значит, вы были в Ираке, и вы были в Сербии?

 

Марк Слебода: Да. И что Америка там сделала - для меня это был важный момент в жизни.

 

Артём Войтенков: Вы во флоте служили, получается?

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: Во флоте, на атомном…

 

Марк Слебода: Да. Конечно, мы сделали ракеты и дали в Ирак и Сербию. Против православной церкви, и так далее.

 

Артём Войтенков: То есть, обстреливали православные церкви?

 

Марк Слебода: Да, в Сербии, да, конечно.

 

Артём Войтенков: Мы к этому вернёмся чуть позже. То есть, получается, вы служили в армии США, и, побывав вот в этих горячих точках Ираке и Сербии, вы решили, что…

 

Марк Слебода: Я не хотел быть частью этой империи. И, по-моему, только Россия в мире может стоять против США: исторически, современно, геополитика. Конечно, это сложно, конечно, это не абсолютно. Я надеюсь, что Россия может найти другой мир.

 

Артём Войтенков: Нежели, чем построенный США?

 

Марк Слебода: Без Запада, да.

 

Артём Войтенков: А вот это решение, переехать в Россию - оно когда у вас созрело? На основании чего? То есть, получается, что вы сначала поняли, что США делает что-то не то?

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: А дальше как?

 

Марк Слебода: Дальше как? Это часть моего этноса, я чувствую, как русский тоже. Я видел, как президент Путин строит международные отношения, его решение о Евразийском Союзе, против войны в Ираке, и так далее.

 

Артём Войтенков: То есть, получается, вы видели, что Америка, наоборот, развязывает войну, а Россия пытается её погасить?

 

Марк Слебода: Да. Можно сказать. После я служил во флоте. Я не чувствовал, как американец. Я видел Европу, я видел Россию, я видел Азию. И Америка – это огромная страна, но взгляды американцев - это маленький мир. Они только думают об их маленькой жизни, о работе, о деньгах, о телевидении и так далее.

 

Артём Войтенков: Подождите, в России люди тоже так думают.

 

Марк Слебода: Да, конечно, это не только в США. Но в США это намного больше, чем в России. Россия сейчас - это процесс либерализации и вестернизации. Но в России сердце, что не так. Последний момент был, когда Буш стал президентом США. Это был последний момент, когда я не смог жить в США.

 

Артём Войтенков: А почему? Чем он плох, Буш?

 

Марк Слебода: Что случилось в Ираке, в Афганистане, в войне, оккупации. Что он сделал внутри США, неолиберальную экономику. Сейчас у нас, можно сказать, police state - полицейское государство. Сейчас я понимаю, что нет разницы между республиканцами и демократами. Мы можем сказать, что между Бушем и Обамой нет разницы. Но для меня это была новая информация. Понимаете, что много американцев было против Буша, сильно против. Но после Буша с Обамой нет разницы.

 

Артём Войтенков: То есть, ничего не поменялось. Один президент ушёл - другой пришёл…

 

Марк Слебода: Обама или Ромни для России - это не важно. Нет разницы для Америки.

 

Артём Войтенков: В каком году вы в Россию приехали?

 

Марк Слебода: Первый раз - в 2002-году.

 

Артём Войтенков: То есть, вы приехали ознакомиться, посмотреть: как, чего.

 

Марк Слебода: Нет, я встретил мою жену в Бостоне. Она русская гражданка, она работала в Бостоне тогда, в иностранной фирме. Мы встретились и решили жить в России.

 

Артём Войтенков: Она не эмигрантка? Она просто…

 

Марк Слебода: Нет, она очень не любит США.

 

Артём Войтенков: А сколько она прожила в США?

 

Марк Слебода: Она жила там два года почти. И в Англии мы жили четыре года.

 

Артём Войтенков: Подождите, то есть, вы сначала пожили…

 

Марк Слебода: В США, да, в России пять лет и в Англии четыре года. И сейчас мы вернулись в Россию. Простите, это сложно, мы живём в новом мире. Это глобализация.

 

Артём Войтенков: Ваш отъезд в Англию он был связан с чем? С работой?

 

Марк Слебода: Да, я стал кандидат наук в Лондонской школе экономики. Там я закончил. Моя жена работала, и она тоже училась в Лондонской школе.

 

Артём Войтенков: То есть, вы поехали просто из-за того, что получили степень учёную. А почему потом из Англии вернулись?

 

Марк Слебода: Потому что мне ненавистен Лондон. Лондон – это не лучше, чем США, моё мнение.

 

Артём Войтенков: Интересно. А чем Россия отличается от западных стран: от США и от Англии?

 

Марк Слебода: По-моему, после Ливии - это был важный момент в международных отношениях. Потому что Россия попробовала ещё раз друг с другом: на Западе, в США. Медведев сдал Ливию США и Западу. Но, по-моему, это был момент, что Путин решил стать президентом России ещё раз, потому что, он видел, что Запад… Конечно, когда мы говорим Запад - это конкретно США (директор, chief). США хочет стать гегемоном в мире.

 

Артём Войтенков: Они и есть сейчас, фактически.

 

Марк Слебода: Неправильно. Мы можем сказать, что не полно. У них сейчас самая сильная власть, но неправильный гегемон. Потому что они не могут сказать, что случилось в России, в Индии, в Китае.

 

Артём Войтенков: Немножко не понял. Вот смотрите, фактически мир находится под управлением США.

 

Марк Слебода: Не совсем верно.

 

Артём Войтенков: Не в полной мере. Но, всё равно, США, это самое сильное государство сейчас.

 

Марк Слебода: Да. Это я согласен.

 

Артём Войтенков: И если кто-то начинает где-то брыкаться, туда плывут авианосцы, и устраивают… Вот так.

 

Марк Слебода: Да, но США не может сделать этого в России, в Китае, в Индии, в Бразилии тоже.

 

Артём Войтенков: Есть другие методы.

 

Марк Слебода: Другие методы – это, конечно. Но другие методы совсем не полные. Мы можем сказать "цветная революция" и так далее, но это не открыто, не в полную силу.

 

Артём Войтенков: А какая разница? Если авианосцы приплывают в открытую, а оранжевая революция приходит в скрытую, но, всё равно, это - то же самое управление, та же самая рука, те же самые интересы.

 

Марк Слебода: Потому что, это не даёт успеха в России. Пока нет, конечно. Но, по-моему, сейчас, сегодня, американские NGO USAID не работают в России. (ред. non-governmental (NGO), United States Agency for International Development, USAID)

 

Артём Войтенков: А что это такое?

 

Марк Слебода: Негосударственные организации.

 

Артём Войтенков: Нет, работают, работают - их много сейчас ещё.

 

Марк Слебода: Много, но USAID давал деньги для "Голоса", наблюдателей, "Хельсинской группы" и так далее. И без USAID их работа будет во много раз труднее.

 

Артём Войтенков: Они другой путь найдут.

 

Марк Слебода: Да, другой путь. Но, это игра.

 

Артём Войтенков: Это война.

 

Марк Слебода: Да, вы правы, но это другая - информационная война, другой уровень. Я не знаю слов в русском для consumerism. Это идеология, что вы должны купить, и купить, и купить (ред. Консюмеризм - покупка товаров и услуг в больших количествах сверх всякой необходимости).

 

Артём Войтенков: То есть, постоянно раскручивают на какие-то покупки. У нас тоже так это происходит.

 

Марк Слебода: Сейчас – да. Но это не в сердце, как в США. В США это - американская мечта. Это американская идея, что жизнь должна быть только для вещей, для денег, больше, и больше, и больше. А Россия два раза была другой. В православной империи, в православной церкви пока чуть-чуть другой взгляд на мир, что душа пока важное.

 

Артём Войтенков: А Американцы разве так не считают? В Америке ведь тоже церкви есть.

 

Марк Слебода: Да, но она совсем другая. Вы знаете, что в самой большой церкви США, там тоже стоит шопинг-центр. Мы назвали их – Megachurch (ред. Megachurch – мегацерковь, евангелическая церковь, еженедельно собирающая на свои богослужения тысячи прихожан). Это огромная church, как шопинг-центр: тут и продукты, вещи.

 

Артём Войтенков: В церкви продают продукты?

 

Марк Слебода: Да, конечно, и кино, и так далее.

 

Артём Войтенков: То есть, развлекательный центр?

 

Марк Слебода: Да. В США религия, это не только религия. Это часть экономики, разновидность экономической идеи США. Вы не знали?

 

Артём Войтенков: Нет, я не знал про это. И многие наши люди про это тоже не знают.

 

Марк Слебода: Церковь США – это большой бизнес. Я знаю, что многие люди думают, что в православной церкви есть коррупция и так далее. Но, если вы думаете, что в православной церкви есть коррупция, вы не знаете, что коррупция в церкви США, и в Европе и так далее, - это деньги и коррупция и бизнес, это намного выше уровень.

 

Артём Войтенков: То есть, скажем так: уровень выжимания денег у американской церкви гораздо выше, чем у нас. Да?

 

Марк Слебода: Да, во много раз. Только один настоящий отец, но один отец в телевидении - Pat Robertson (Пэт Робертсон - американский религиозный и политический деятель, известный телевизионный проповедник). Он на телевидении, но, у него больше денег, чем у всей православной церкви. Конечно, это не только православная церковь, потому что, шестьдесят лет (чуть-чуть больше) в России был социализм. Советский Союз распался, к сожалению, и там было конечно сделано много ошибок. Но они тоже мечтали о другом мире. И что важное в жизни – это не только деньги, не только вещи, а что образование, что искусство. Мы видим, что было два раза в история, что Россия попробовала строить другой взгляд на мир, чем на Западе.

 

И ещё мы говорим, что Путин, он не идеалист, он очень прагматичный, очень хочет, чтобы процветала Россия, что Россия может быть великой страной, и что русские могут жить лучше. Но, для него это не значит, что деньги должны быть на самом высшем уровне в мире. Он говорил об этом много раз, когда говорил людям, которые работают в государстве. Что, если вы хотите стать богатыми, не работайте в государственных структурах, работайте в бизнесе. Но, если вы хотите работать для общества, для государства, - это другая работа, это выше работы. И я знаю, что много русских думают, что это сценически, не думают, что это серьёзно. Но для меня это серьёзная речь.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Давайте всё-таки к Америке вернёмся. Вы сказали, что в Америке сейчас полицейское государство. А в чём это выражается?

 

Марк Слебода: Сейчас в России есть "Белая лента" – протестное движение. Но, вы знаете, что в США тоже протест Occupy Wall Street (ред. "Оккупай Уолл-стрит" - акция гражданского протеста в Нью-Йорке)

И что Occupy Wall Street против "Белой ленты" в России.

 

Артём Войтенков: Так. Понятно.

 

Марк Слебода: Это как на улице в Москве, мы говорим Немцов, Касьянов и так далее, они неолибералы. Мы знаем, что они хотят ещё раз сделать в России. И сейчас в США Occupy Wall Street, они против идеи, что бизнесмен может стать президентом. В США высший суд говорил, что деньги – это свободная речь.

 

Артём Войтенков: Как это, деньги – свободная речь? То есть, у кого много денег, тот может говорить всё, что хочет?

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: А у кого мало денег – сиди, молчи.

 

Марк Слебода: Да, это закон сейчас в США.

 

Артём Войтенков: Как? Официально признанный?

 

Марк Слебода: Да. Высший суд США говорит, что деньги – это свободная речь, Free Speech.

 

Артём Войтенков: Это единственный признак полицейского государства?

 

Марк Слебода: Полицейское государство - это из-за нашей "войны с терроризмом". Мы решили, что свобода, это только для согласных с государством. И государства - они в кармане корпораций.

 

Артём Войтенков: Государства в кармане корпораций? А каких?

 

Марк Слебода: Конечно. Кто сделал президентом Обаму? Высшие деньги, это финансирование Goldman Sachs (ред. рус. Голдман Сакс - один из крупнейших в мире коммерческих банков). И кто дал ему больше всего денег, чем политическому врагу Ромни (англ. Willard Mitt Romney)? Goldman Sachs.

 

Артём Войтенков: То есть, Goldman Sachs даёт деньги Обаме и даёт деньги его врагам?

 

Марк Слебода: Конечно. И Morgan Stanley - оба.

 

Артём Войтенков: А смысл-то какой? Можно одному деньги дать, а другой уже не победит. У него денег нет, он уже в избирательную компанию не пройдёт.

 

Марк Слебода: Потому что, у нас в США иллюзия выбора.

 

Артём Войтенков: То есть, выборы у вас не настоящие.

 

Марк Слебода: Нет, конечно, нет. Вы думаете, что есть разница между демократами и республиканцами, когда самый высший депутат Обама, он работал для Goldman Sachs? И тот же самый высший депутат Ромни, он работал для Morgan Stanley. В чём разница? Вы говорите, что в США демократия. Это - олигархи.

 

Артём Войтенков: Олигархи, корпорация.

 

Марк Слебода: Да. Мы говорим корпорации. Но это корпорации и олигархи.

 

Артём Войтенков: А на жизни простых людей это как сказывается?

 

Мария Слебода: Для меня разница - США или Россия. В США корпорации купили государство. В России - государстве есть власть над корпорациями. Как сейчас, Газпром - это государственная корпорация и так далее.

 

Артём Войтенков: Теоретически, государственные, а на самом деле, там всё хитро.

 

Марк Слебода: Но большая часть денег Газпрома - это русский налог, шестьдесят процентов. В США самая успешная фирма, это нефтяная корпорация Exxon Mobil. Государство даёт им сто миллионов долларов в год. Государство платит им.

 

Артём Войтенков: Нефтяной корпорации? За что?

 

Марк Слебода: Для США это очень важно, чтобы цена на нефть была дешевле.

 

Артём Войтенков: А государству это выгодно? И оно платит деньги нефтяной корпорации. А почему государству это выгодно?

 

Марк Слебода: Много значений. Первое. Одни из самых высших корпораций, которые сдали деньги для кандидата Обамы и кандидата Ромни - нефтяные корпорации. Мы можем сказать, что они купили нашего президента. И также, американская икона - это нужна дешёвая нефть, потому что, продукты…

 

Артём Войтенков: Всё зависит от бензина, от нефти.

 

Марк Слебода: Когда нефть в Америке дорогая, экономика США падает. И когда нефть в мире дорогая, экономика России, конечно, выше.

 

Артём Войтенков: То есть, они хотят держать цены на нефть как можно ниже.

 

Марк Слебода: Не только в мире, но особенно внутри США. Понимаете, у нас почти нет массового транспорта, такого, как метро и хорошие железные дороги - у нас почти нет. Машины важны почти для всех американцев. И если цена на нефть выше, тогда много протестов и политических арестов. Но это выше политики, это экономика. Государство США не говорит об американских людях, как о гражданах. Вы не гражданин, вы - consumer, человек, который покупает вещи.

 

Артём Войтенков: Покупатель.

 

Марк Слебода: Да, покупатель. Они не думают, что американские люди - граждане.

 

Артём Войтенков: Подождите, я видел достаточно много картинок, где есть тексты такие: "Мы, граждане Америки…"

 

Марк Слебода: Конечно. Это вы говорите, что говорят американские политики. Бюрократы и так далее, они всегда говорят не гражданин, но consumer.

 

Артём Войтенков: Прямо так и обращаются?

 

Марк Слебода: Да. Я был на международной конференции по экологии в Копенгагене два года назад. И я говорил, что одна важная проблема, что мы не думаем, что люди это люди, или люди это граждане. Говорят только consumer, американский consumer. Это, как собака Павлова.

 

Артём Войтенков: Потребитель-покупатель. Только так расценивается. Подождите, а люди, они же это тоже понимают?

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: И как им?

 

Марк Слебода: Они понимают. Они не думают об этом. Для них это не важно. Они только хотят, чтобы их дом и машина, и новый айпад, и компьютер. Это вся жизнь. Это душа, это амбиции, это всё. Мы говорим, что как крыса бегает. Но они не думают, что жизнь может быть более, чем это.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть, большинство американцев живут чисто покупками, чисто такой жизнью обычной: пошли в магазин, поели, попили, спать легли.

 

Марк Слебода: Сейчас десять процентов американских безработных официально, но по-настоящему - это двадцать процентов.

 

Артём Войтенков: Двадцать процентов безработных?

 

Марк Слебода: Да. В Европе то же самое. Для молодых людей от двадцати до тридцати пяти лет в Испании сейчас двадцать пять процентов безработных.

 

Артём Войтенков: В Испании.

 

Марк Слебода: Да, в Испании. Так. И то же самое, чуть-чуть меньше во Франции, в Англии. Только в Германии разница.

 

Артём Войтенков: В Германии промышленность…

 

Марк Слебода: Да, конечно, это тоже сложный вопрос – Германия. Но это другое. Сейчас в США настоящие двадцать процентов без работы. В городе Детройт многие говорят, что семьдесят пять процентов будет.

 

Артём Войтенков: В Детройте была автомобильная промышленность. Потом всё это… Градообразующее предприятие, как у нас говорят.

 

Марк Слебода: Вы знаете, как американцы покупают их товары, вещи? Кредитной картой. У каждого американца четыре кредитных карты.

 

Артём Войтенков: У каждого по четыре кредитные карты? Это, как правило?

 

Марк Слебода: Это в среднем.

 

Артём Войтенков: Кредитная карта с кредитом, по которому ты должен деньги выплачивать.

 

Марк Слебода: Да.

 

Артём Войтенков: А почему четыре, почему одной не обойтись?

 

Марк Слебода: Потому что, когда одна закончилась, есть другая.

 

Артём Войтенков: То есть, одними кредитами гасят другие?

 

Марк Слебода: Да. Средний американец имеет сорок или сорок пять тысяч долларов в долг. Только на кредитной карте. Это не Mortgage (моргич), не машина, это не образование. Только товары по кредитной карте.

 

Артём Войтенков: То есть - товары общего потребления.

 

Марк Слебода: Сорок тысяч в среднем каждый американец должен. Долг государства США - шестнадцать триллионов долларов.

 

Артём Войтенков: А почему у лично американцев такой долг? Ты ходишь на работу, ты получаешь зарплату, плати за свои продукты наличными. А зачем в долг-то влезать?

 

Марк Слебода: Потому что, они хотят и общество говорит, что они тоже хотят больше, чем они могут купить.

 

Артём Войтенков: То есть, это специально такое раскручивание идёт?

 

Марк Слебода: Экономисты США говорят, что это нужно, что, долг – хорошо.

 

Артём Войтенков: Как хорошо?

 

Марк Слебода: Когда в США шестнадцать триллионов долларов долг, и у каждого американца сорок-сорок пять тысяч долг по кредитным картам: и Mortgage, и в долг машина, и в долг образование. Мы можем говорить, что экономика США – это шутка.

 

Артём Войтенков: Шутка?

 

Марк Слебода: Да, конечно. Мы говорим только об американских людях и государстве. Также есть долг у городов. Много городов в США сейчас стали банкротами, без денег, особенно в Калифорнии. Каждый день вы можете услышать, как новый город стал банкротом в США. У государства, федерального государства США шестнадцать триллионов долларов долг, но долг городов и штатов США – это ещё двадцать триллионов долларов долг.

 

Артём Войтенков: А это не входит в государственный долг? Двадцать триллионов. Слушайте, а американец, он же выплачивает свои долги постепенно, или как? Или он умирает с долгами?

 

Марк Слебода: Сейчас многие умирают.

 

Артём Войтенков: А долги за дом, за квартиру, за автомобиль?

 

Марк Слебода: Мы видели, что случилось в 2008-году. Это mortgage crisis. Это когда американцы не могут платить ипотечные кредиты. Но сейчас, это вопрос, что будет следующий кризис, это будет долг по кредитным картам или долг образования - студенческий долг.

 

Артём Войтенков: Понятно, кредит за обучение. Последствия кризиса 2008-го (ипотечного) какие были?

 

Марк Слебода: Это был долг за дом, ипотечный. Это был mortgage долг. Это более сложно, чем я могу сказать по-русски, к сожалению. Но, что случилось? Это у американцев есть больше долгов, чем они могут платить, американские люди. Это начало кризиса в Америке. И ничего не сделано для этого. Это будет ещё раз.

 

Артём Войтенков: Только затронет уже, что люди не смогут платить за образование, не смогут платить по кредитам.

 

Марк Слебода: Почему сейчас это хуже? Потому что, двадцать процентов американцев без работы, и как они могут платить весь долг, когда нет работы? Это - чёрная дыра. Американская экономика будет падать. Может быть не в этом году, может быть, не следующем году, может десять лет, может быть, пятнадцать, но это будет экономический suicide.

 

Артём Войтенков: Экономическое самоубийство.

 

Марк Слебода: Это более экономика, чем международные отношения - моя специальность, но это чуть-чуть смежное.

 

Артём Войтенков: Почему весь мир рухнул в кризис? Потому что, кризис произошёл в США. Почему? Вопрос.

 

Марк Слебода: Потому что, это был американский долг. Особенно ипотечный долг (mortgage). Но это не только проблема американских людей, но больше, проблемы американских финансовых корпораций, которые дали деньги, и которые говорили о возврате их, этих долгов. Сейчас в мире Россия даёт газ и нефть экономике мира. Китай производит вещи. Американцы покупают вещи, но, они не могут платить за эти вещи - есть долг финансовым фирмам в мире. И Китай и Россия сдают деньги для США - так американские люди, американское государство могут купить больше.

 

Артём Войтенков: Да, понятно, что мы сдаём свои полезные ископаемые за бесплатно, фактически.

 

Марк Слебода: Это сумасшедший мир.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (368 мб)
Видео MP4 640x360 (149 мб)
Видео MP4 320х180 (83 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (9 мб)
Звук 32kbps MP3 (9 мб)
Звук 64kbps MP3 (18 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (27 мб)

Текст:
EPUB (14.47 КБ)
FB2 (51.79 КБ)
RTF (225.28 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Тим Кёрби
Исполнительный директор США Барак Обама
Максим Кузнецов
Как живёт Америка 4
Наталия Локоть
Что едят в Америке 2
Тим Кёрби
Как живёт Америка 5
Максим Кузнецов
Что такое западная демократия 6