Иркутская революция 2015

Почему в Иркутске в 2015 году произошло восстание против действующего губернатора?
Государственная власть в областях держится на губернаторах. Когда губернатор работает не для населения, а на собственный карман - это приносит вред стране и людям. “Кто не работает, тот ест больше всех” - правило мафиозного государства.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Антон Романов

Иркутская революция 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/romanov_irkutsk_revolution_2015

 

Собеседники:

Антон Романов - депутат Государственной думы, партия "Единая Россия"

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Добрый день, Антон Васильевич. Мы с вами давно не встречались, и было бы любопытно услышать ваше продолжение и объяснение рассказов о том, что у нас в стране происходит.

 

Антон Романов: Мы действительно давно не встречались, поскольку я был занят в Иркутской области и участвовал в выборах губернатора Иркутской области, которые наделали много шуму, как в стране, так в политическом сообществе и среди экспертов. Мы получили много комментариев и экспертных оценок происходящих событий в Иркутске. Такой, например, что это заговор против президента, что это некие как бы действия враждебных сил, вторжение американцев, и прочее, прочее. Вплоть до противоположной точки зрения, что это сентябрьская революция, некая отдельная взятая в области.

 

Артём Войтенков: А почему этим выборам придаётся такое значение? Казалось бы выборы, выборы. Люди пришли, выбрали. В других областях то же самое выбирали. Однако на Иркутске просто, как называется, сошёлся свет клином. В чём дело?

 

Антон Романов: Обычно комментируют всё это дело люди, которые там никогда не бывали, и обстановки не знают, и не знают деталей того, что происходило. А реакция на эти выборы потому, что всё пошло не так, как в других областях, в других территориях. Впервые за пятнадцать лет второй тур и во втором туре побеждает не тот человек, которого предложил Владимир Владимирович или рекомендовал на выборы, а победил оппонент. Причём ещё и депутат Государственной Думы от КПРФ, и секретарь обкома, и член руководящих органов КПРФ. Вот вроде как бы вдруг Иркутская область покраснела. Это, конечно вызвало соответствующий ажиотаж. Одни говорят, что это начало, так сказать, конца. То есть это вызовет соответствующую реакцию в других регионах, и повлияет на результаты выборов и в 2016 году, и в 2018 году. И вот не покраснеют ли вообще регионы. То есть видят за этим некую тенденцию или происки враждебных сил, или нечто другое, чего не могут понять. Именно поэтому такое внимание.

 

Но постольку, поскольку я там сам непосредственно был и участвовал во всех этих процессах, то, конечно, в первую очередь хотелось бы прокомментировать и разъяснить ситуацию, которая была в области. Неверная оценка этой ситуации, она приведёт к неверным политическим выводам и последствиям, то есть действиям, в том числе и органов власти, и руководства политических партий. Главное граждане нашей страны могут извлечь из этого или сделать неверные выводы.

 

Итак, что же там произошло? Прежде всего, мне бы хотелось прокомментировать или дать оценку тем суждениям или высказать противоположное суждение того, что высказал Евгений Алексеевич Фёдоров на эти события. То есть по его тезисам там всё достаточно просто - произошёл заговор против Президента местной элиты и Московской элиты. И американцы там во главе с послом США Теффтом высадили некий десант, который успешно прорвал оборону национально-освободительного движения, и привёл к тому результату, который дестабилизирует власть в Российской Федерации. То есть ни много ни мало.

 

На самом деле, на мой взгляд, эта оценка абсолютно не имеет под собой никаких оснований. Евгений Алексеевич просто не знает сути дела и деталей того, что происходило. То есть он стал жертвой некой такой информационной блокады с одной стороны или вернее недостатка информации о том, что там происходит, и жертвой своей собственной теории. На самом деле там действительно был заговор, но заговор состоял не в том, чтобы свергнуть действующего губернатора, а в том, чтобы его двинуть на второй срок, и удержать на этом месте. И действительно в этом заговоре участвовали органы власти в том числе, и федерального уровня, и руководство политических партий, и многие, многие другие. И национально-освободительное движение так же, как и все сознательные граждане России, проживающие в Иркутской области, этому заговору помешали и избрали другого человека. То есть остановили сползание страны к своей национальной катастрофе. Во всяком случае, в Иркутской области это сползание остановлено. И вообще заговоры осуществляются узкой группой лиц обычно. И обычно эти заговоры и предательство осуществляет ближний круг, а не дальний.

То есть в противном случае, если там участвовали десятки и сотни тысяч человек, то это уже не заговор, а революция. Это совершенно другой процесс. Это первое.

 

Второе. В чём мы видим осуществление этого заговора? Как раз нити, которого, безусловно, тянутся и в Москву, и в котором участвовали высшие органы государственной власти. Состоит в том, что, в общем-то, несостоятельного губернатора, который действовал вопреки интересам населения Иркутской области, вопреки интересам населения России, вопреки государственным интересам Российской Федерации, пытались оставить на своём месте, используя соответствующие технологии и манипуляции.

 

Начну с того, что губернатор, Сергей Владимирович Ерещенко был назначен исполняющим обязанности губернатора в 2012 году. Законодательное собрание его единодушно поддержало, но конечно, как человек очень энергичный и предприимчивый, он начал устанавливать связи и с олигархатом, и с органами государственной власти, и с правительством. Это вполне нормально и вполне естественно, но, к сожалению, действовать он начал исключительно в интересах собственного кармана и неких олигархических групп влияния. Это было замечено, и в Иркутской области появились тревожные сигналы о том, что что-то здесь не так. Эти сигналы появились в том, например, что у нас в Иркутской области против администрации губернатора, то есть сотрудников администрации губернатора по факту возбуждено шесть уголовных дел за этот период. Причём самое интересное, что никогда не было. Я двадцать с лишним лет депутатом законодательного собрания Иркутской области, и никогда такого обилия дел против сотрудников администрации не было в Иркутской области. Но эти дела почему-то так закрывались, как-то замалчивались, отодвигались на второй план и не расследовались. Таких сигналов было очень много.

 

Например, у нас прошли массовые забастовки и акции протеста строителей. У нас строителей в Иркутской области сорок шесть тысяч. Вот резолюции с митингов протеста, обращения соответствующие я лично привозил в тот же самый Общероссийский народный фронт, передавал Бречалову на рассмотрение. Результат очень простой: следственный комитет по Иркутской области начал вызывать представителей этих строительных организаций и требовать от них на допросах под протокол признания, что на самом деле никаких претензий они к губернатору не имеют, они наоборот его очень любят. Но их руководители заставили подписать некие такие петиции с целью дестабилизировать ситуацию и преследуют свои корыстные интересы. То есть вместо того, чтобы этот сигнал как-то разобрать, вместо того, чтобы принять его к сведению и начать разбираться по фактам, которые изложены в письме, начали прессовать тех, кто его написал. Больше того, сам Бречалов, он приезжал к нам в Иркутскую область. Это всё было накануне выборов, то есть это до выборов было ещё. Приезжал к нам, проводил отчётную конференцию Общероссийского народного фронта. Она прошла очень быстро. Выбрали все органы за полчаса. В основном это зависимые от губернатора лица, или второй эшелон нашей "Единой России". И когда это благостное собрание уже собралось расходиться, я задал вопрос Бречалову. А он призывал к сотрудничеству, то есть, к работе по контролю за деятельностью органов государственной власти.

Я сказал: "Вот как с вами можно сотрудничать, если к вам обратились строители и вместо того, чтобы принять меры по их жалобе, следственный комитет начал преследовать самих строителей".

На что был ответ: "У вас это предвыборная риторика и пиар соответствующий".

То есть никаких мер не было принято.

 

Больше того с документами, чтобы было понятно, губернатор как раз и был ставленником той Пятой колонны, о которой говорит Евгений Алексеевич постоянно. Например, у нас в Иркутской области есть некий объект, который называется запасным пунктом управления, на случай особого периода. Так вот, он умудрился совместно с этим объектом сделать государственный оздоровительный комплекс, то есть для отдыха и развлечений.

 

Артём Войтенков: В смысле рядом?

 

Антон Романов: Не рядом, а на месте. Совместил этот объект, чтобы было.

 

Артём Войтенков: А как военные ему позволили? Это же объект Министерства обороны, тем более стратегического назначения. Туда так просто не пускают.

 

Антон Романов: Это очень интересная тема. Сейчас возбуждено по этому поводу уголовное дело по моему депутатскому запросу. Значит, суть дела такова: по указу Президента такие объекты относятся к секретным и охраняются законом о государственной тайне. То есть сведения о расположении, финансировании, ремонте, состоянии и прочих вещах, перепланировке – они относятся к государственной тайне и не могут разглашаться. Так вот в 2013 году у нас было принято решение о том, чтобы финансировать реконструкцию этого объекта, создание там государственного оздоровительного комплекса. На это были выделены деньги на открытых слушаниях в законодательном собрании. Торги по производству этих ремонтных работ и закупке оборудования были в открытом доступе. Выиграла их некая фирма, которая не имеет разрешения соответствующего Федеральной службы охраны. То есть не имеет лицензию на проведение работ на секретном объекте. Оборудование закупалось в Корее, тоже без всяких фильтров соответствующих. Охрану там несла частная охранная фирма.

 

Больше того, там на этом объекте, поскольку он сделан шикарно совершенно, там коврик один в ванной девяносто две тысячи рублей, прикроватная тумбочка четыреста девяносто тысяч рублей, простынь девяносто тысяч рублей и прочее. Беговая дорожка за миллион рублей, велосипед за четыреста тысяч рублей и прочие дела. Там закуплено, так всё нормально упаковано на сто два миллиона рублей оборудование. Так вот, там как раз начали праздновать наши высокопоставленные лица области вечеринки. То есть понятно, проводить приёмы, дни рождения отмечать и прочие, прочие дела. Вопрос: что там эти люди, которые это всё делали, они со всех подписку брали о неразглашении? Или они имеют допуск на то, чтобы побывать на таком объекте, допуск к этому самому объекту?

 

Правильно вы говорите, что туда обычно никого не пускают, то есть секретный объект. Значит, у нас это было всё вот так. Это первое. Ну конечно, наверное, каждому хотелось бы отметить свой день рождения, предположим, на какой-нибудь атомной подводной лодке или на авианесущем крейсере "Пётр Великий". Побывать там, посидеть в рубке за пультом ракет баллистических, поупражняться. Но это как бы из области фантастики. Но у нас это так. Это всё делалось по поручению с ведома губернатора. Сейчас возбуждено уголовное дело по моему депутатскому запросу по статье "Халатность". На самом деле там надо возбуждать уголовное дело по статье "Измена родине".

 

Артём Войтенков: По сути да. Причём высших лиц Министерства обороны.

 

Антон Романов: В том числе, конечно. А деньги как раз выделялись на национальную оборону. То есть это действительно подставляет под удар интересы национальной государственной безопасности, национальной обороны. Ну, хорошо, ладно, там эта фирма "Самсунг" или какая-то другая корейская фирма, которая туда поставляла оборудование, она же могла поставить туда и секретные какие-то прослушки, предположим. То есть вмонтировать, так сказать, в режиме сбора информации. Потом какой-нибудь работник обслуги выдернул флешку, поставил другую, она продолжает сбор. А в случае этого особого периода, что-то срабатывает, чтобы вывести этот объект управления из строя. Вот такие чудеса у нас были. И таких шесть уголовных дел.

 

Почему я говорю о пятой колонне, потому что сам по себе тезис Фёдорова о том, что в стране действует пятая колонна, которая мешает Президенту и стране выбраться из состояния кризиса и мешает стране развиваться, препятствует, противодействует её восстановлению экономического потенциала и государственного, то есть восстановлению её суверенитета, - этот тезис правильный. Но если эта пятая колонна действует, то, как минимум, губернаторы являются одним из авангардов этой пятой колонны. Потому что кто производит эти самые социальные бомбардировки в территориях? Например, говорили о социальных бомбардировках, то есть он говорил о социальных бомбардировках в Забайкалье, которые проводит губернатор Забайкалья. Действительно он хотел сто пятьдесят тысяч километров квадратных в аренду на сорок девять лет сдать Китаю. То есть, мы же понимаем, что назад мы эти земли не получили бы, сто пятьдесят тысяч квадратных километров. И вместо того, чтобы развивать производство, вместо того, чтобы развивать производительные силы, создавать рабочие места, он пытается, как рантье, сдать территорию кому-то и жить хорошо.

 

Так вот, у нас в Иркутской области тоже был на грани реализации такой проект. Тоже как бы губернатор его озвучил накануне выборов. Это создание особой эконмической зоны портового типа в аэропорту города Иркутска. То есть перерезать к этому аэропорту. То есть предполагалось, перерезать. То есть участок должен был Ростех корпорация и китайская компания "Алибаба" финансирует этот проект - прирезать тысячу гектар. Как раз сначала было двести тридцать гектар, потом, тысячу гектар между двумя трактам: Голоустненский и Байкальский тракт. Разместить там одиннадцать отелей для того, чтобы создать игровую площадку и игровую зону. То есть, чтобы там открыть казино. Причём предполагалось, что эти казино будут открыты для китайцев, это за таможенной границей России в зоне дьюти-фри, там, где налоги не платятся.

 

Предполагалось, что китайские товарищи прилетают туда, играют в этих казино, не заходя в город. После этого собираются и улетают туда в Китай. Они летали из Китая в Монако, там, где эти игровые зоны существуют, летают примерно в год тридцать миллионов китайцев. Предполагалось, что наша игровая зона оттянет примерно половину этого потока - пятнадцать миллионов китайцев в год.

 

Артём Войтенков: Ближе потому что, да?

 

Антон Романов: Да. Потому что ближе, и потому что тут Байкал, потому что тут вообще интересно. Вообще наш город – это шестьсот тысяч человек. Представьте себе, если туда пятнадцать миллионов китайцев прилетит?

 

Артём Войтенков: Но они же не единовременно прилетят.

 

Антон Романов: Но даже, если они будут в месяц по миллиону прилетать, то, что будет с нашим городом и что будет со страной? Но самое пикантное из всего, что в этом плане предполагалось, я не шучу, это официальные данные. Вы можете посмотреть в сообщении ТАСС соответствующее, что там предполагалось вырыть подземный бункер для хранения денег. Деньги же будут. Вот как бы подземный бункер для хранения денег. Я думаю, что там должны быть в эту особую зону специальные калитки для проституток, для выноса наркотиков, для рейдов, так сказать, китайской мафии, для различных и прочее, прочее. То есть фактически речь шла о продаже куска территории Российской Федерации вместе с Байкалом нашим китайским товарищам.

 

Артём Войтенков: Это даже не китайским товарищам, а какой-то мафии, которая будет контролировать игорную зону.

 

Антон Романов: Я думаю, что она будет контролировать весь субъект Федерации с такими деньгами, с такими ресурсами, и с такими возможностями, как у "Алибабы". Конечно, она бы контролировала не только Иркутскую область, но и прилегающие территории: Бурятию, и Читу, и всё остальное. То есть это, безусловно, кроме как плана пятой колонны назвать нельзя ничем. Это шло через губернатора. И таких проектов было очень много.

 

Но почему я говорю, что губернаторы сегодня являются ключевыми фигурами реализации вот этих планов пятой колонны? Потому что только через них. То есть, что такое пятая колонна? Это те, кто ворует наши деньги, и выводят за границу. То есть самый простой и верный способ определить, кто принадлежит к пятой колонне. Так вот, без губернаторов воровать бюджетные деньги просто нельзя.

 

Как это делается? Это озвучил господин Хинштейн Александр Евсеевич, который заместитель председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции. Он приезжал в Иркутскую область и несколько раз выступил у нас по радио, по телевидению в ходе выборов. И сказал примерно следующее (он, конечно, пугал иркутян), что вот если вы не выберите губернатора прежнего, то есть Ерещенко, а смените его на нового, то Иркутская область не получит деньги по федеральным целевым программам.

 

Артём Войтенков: Типа на губернатора это всё завязано, да?

 

Антон Романов: Он не просто говорил, что это завязано на губернатора, а конкретно это завязано на губернатора Ерощенко. Он чётко, совершенно ясно говорит, что у губернатора хорошее отношение с руководителем Ростеха Сергеем Чемезовым. Они из одного города родом, из Черемхова. И поэтому Сергей Чемезов, в общем-то, способствует получению денег Иркутской области по федеральным целевым программам. И поэтому Иркутская область как бы является лидером освоения этих программ.

 

Артём Войтенков: Подождите, это какой-то просто от официального лица мы слышим, что официальные средства делятся потому, что кто-то кому-то кум, сват, брат, земляк или ещё что-то.

 

Антон Романов: Конечно, от официального лица мы слышим технологию устройства мафиозного государства. То есть, причём официальное лицо, которое должно бороться с этим кумовством, с этими откатами, и со всеми вот этими мафиозными схемами. Причём самое смешное, видимо Александр Евсеевич просто тут оговаривается по Фрейду. То есть он искренне считает, что это нормальная схема. Он говорит, что у нового губернатора не будет ни людей, ни связей, ни компетенции для того, чтобы получить деньги по этим федеральным целевым программам. Они уйдут в какие-то другие регионы.

 

Артём Войтенков: То есть он честно признался, что иначе деньги никто не получит.

 

Антон Романов: Да, иначе деньги... Он не просто, он несколько раз об этом сказал, несколько раз пугал иркутян. После этого я выступил, прокомментировал его речи.

Я сказал: "Ребята, мы знаем, как это делается".

Действительно приходят деньги по федеральным целевым программам в Иркутскую область. С того же Ростеха приходят люди в администрацию губернатора: один Литвин стал заместителем губернатора, другой Торопов стал Министром строительства, дорожного строительства и прочего строительства. В результате начались откаты по этим схемам. Потому что деньги приходят, они через свои фирмы по соответствующим технологиям эти деньги осваивают. Выбирают наличку, или отбирают часть этих средств и откатывают в Москву.

 

Результат.

- Первое: министр Торопов арестован. То есть заведено уголовное дело, он арестован.

- Зам губернатора Литвин проходит по делу, возбуждено уголовное дело. Он сбежал под покровительством правоохранительных органов фактически, которые не приняли мер к его задержанию. Убежал в Израиль и живёт там сейчас спокойно.

 

Вот эти схемы мафиозные, так они и работали в Иркутской области. Или, например, такая схема, мы вот вчера проводили слушание. Был правительственный час, где правительство отчитывалось по антикризисным мерам. Вот, интересная тема. Как вы помните, в прошлом году было выделено сто пятьдесят девять миллиардов рублей на реконструкцию БАМа. Сто пятьдесят девять миллиардов рублей - приличная сумма, это было выделено. Из тех средств скудных, ну не скудных, во всяком случае, всегда их недостаточно, которые имелись в бюджете, Федеральном фонде национального благосостояния. Из этих денег, из ста пятидесяти девяти миллиардов перечислили пятьдесят миллиардов на реконструкцию БАМа. Использовано, истрачено - один миллиард. Один миллиард, по-моему, четыреста миллионов. Вопрос: где остальные деньги? Вот где остальные деньги? Сегодня этого никто не знает. Это задавал вопрос Макаров, представитель комитета. Это говорил руководитель Счётной палаты Российской Федерации Татьяна Голикова. Значит, вопрос: где деньги? Куда делись?

 

Вот губернаторы в этой схеме отмывания денег являются ключевыми фигурами. Значит, именно через них действует пятая колонна. Поэтому тезис о том, что нужно всегда на выборах поддерживать губернатора, даже тех, которые назначены Кремлём или благословлены президентом, это ложный тезис. По одной простой причине, что до президента далеко не всегда доходит информация о тех махинациях, которые совершаются на территориях. Она фильтруется здесь в Москве и подносится искажённая информация. И глава государства принимает ложное решение. Значит, у него просто нет возможности эту информацию проверить или перепроверить, если там и правоохранительные органы на местах и здесь в центре, как бы завязаны на эти преступные коррупционные схемы.

 

Артём Войтенков: Но если глава Комитета по борьбе с коррупцией сам лично говорит, что деньги распределяются так, да? Тогда, что он доложит наверх?

 

Антон Романов: Конечно. Он доложит, что всё нормально. Значит, деньги распределяются по необходимой схеме, по правильной схеме.

 

Артём Войтенков: По нашей.

 

Антон Романов: Да, конечно. И естественно, постольку, поскольку у президента нет информации, он вынужден её каким-то образом проверять или принимать решения, исходя из этой недостоверной информации.

 

Значит, я говорю, что губернатор это не только опора государства, но и подрывной элемент государства, если он действует вопреки интересам государства. Это опорная как бы фигура, безусловно. Потому что, если она начинает шататься, если они зашатаются, то уже власть ничего не спасёт. И естественно, что если пятая колона пытается дестабилизировать обстановку, она первое, что пытается вовлечь в мафиозные, преступные и прочие коррупционные схемы губернаторов. Поэтому, если принимается решение о том, что губернатором должен быть этот, за кем должно быть последнее слово? За населением, которое должно того или иного губернатора поддержать на выборах или не поддержать на выборах.

 

Тут мы переходим к очень интересному вопросу, к ложному тезису в теории. Он заключается в следующем: кто является носителем, мы хотим восстановить суверенитет России - кто является носителем суверенитета?

 

Артём Войтенков: Так вроде народ.

 

Антон Романов: Народ источник власти и носитель суверенитета - по конституции. А вообще в теории государства и права названы три носителя суверенитета, возможных.

- Первое - это царь, если он помазанник божий. У нас такого нет.

- Второе - это олигархат. То есть, это либо аристократия финансовая, либо это родовая аристократия. У нас родовой аристократии нет, слава Богу.

 

Артём Войтенков: Уже складывается.

 

Антон Романов: Да, уже складывается, понятно, но пока у них нет ещё имений. То есть, у них нет земли, нет имущества, нет имений, нет крепостных, нет батраков, пока ещё. Родовая аристократия, она существовала на наследственном владении землёй, и на закреплении крепостных людей. То есть, крепостные были у них там, которые на них работали. Конечно, сейчас пытаются это восстановить, усиленная работа идёт над этим делом, чтобы крепостное право восстановить. Но у нас сегодня это финансовый олигархат, который получил свои финансовые ресурсы, имущество, деньги и власть в результате приватизации, то есть, разграбления общенародного достояния.

 

- И третьим носителем суверенитета может быть народ. У нас по конституции провозглашено, что народ является носителем суверенитета. Фёдоров постоянно утверждает в своих выступлениях, он исходит из того, что носителем суверенитета у нас может быть только олигархат. То есть, он говорит, первое, что выборы, это вообще ничто. Будем так говорить, это не просто ничто, а это спектакль, потому что, известен результат заранее. Если там результат непредсказуем, то это заговор, обязательно. То есть, он роль народа вот в этом завоевании суверенитета, просто не видит.

 

Артём Войтенков: Я частично соглашусь с Евгением Алексеевичем, потому что, выборы, это обычно спектакль.

 

Антон Романов: Мы попытались, и доказали в Иркутске, что это не так. Что всё-таки, активный и главный субъект истории это народ. Когда это проявляется? Чтобы было понятно, что никаким носителем суверенитета никакая олигархия ни финансовая, ни аристократия родовая не может быть, по определению. Потому что, все её интересы всей этой финансовой олигархии, они находятся на Западе. Там, где их деньги, там их и интересы. И они вовлечены тысячами нитей в западную модель, и они единственное, что могут делать, это как раз и есть та самая пятая колонна, которая осуществляет колонизацию России. Поэтому, все попытки опереться на этот класс олигархов, причём олигархов приватизационных, они обречены на провал. Это просто напросто дуть на мельницу пятой колонны. Поэтому, этот тезис, он не просто ошибочен, он антинароден, то есть, он как бы контрпродуктивен.

 

Поэтому, единственный способ восстановить суверенитет, это восстановить народовластие. Когда это возможно? Чтобы было понятно, давайте разберёмся. Вот особый период. На кого в этот особый период может опереться президент?

 

Первое. Конечно, он должен опираться на правительство и на политические партии в Государственной Думе. Может он на них опереться в особый период?

 

Артём Войтенков: Чуть-чуть.

 

Антон Романов: Я думаю, что вообще не может.

 

Артём Войтенков: А, даже так.

 

Антон Романов: Первое. Вы посмотрите антикризисный план. То есть, кризис у нас сегодня, санкции, то есть, агрессия, какой антикризисный план принимает правительство? Оно умоляет, заставляет, агитирует, и просит Государственную Думу принять решение о дофинансировании, докапитализации банков. Значит, мы выделяем туда деньги большие, триллионы рублей.

 

Артём Войтенков: Зачем?

 

Антон Романов: Как зачем? Чтобы банки могли финансировать реальный сектор. Результат: деньги выделяются, банки их тащат на Московскую межбанковскую валютную биржу, и другим способом конвертируют в доллары, в результате курс доллара подскакивает вдвое, а промышленное производство и количество рабочих мест падает. Президент говорит в своём послании – "двадцать пять миллионов рабочих мест надо создать в России". Ни одного места не создано. Фактически количество рабочих мест сокращается сегодня. Антикризисная программа не принимается, деньги разворовываются. На БАМ деньги выделили, это важнейший стратегический объект, надо его расширить, этот БАМ. У нас что, много этих денег, что мы сто пятьдесят девять миллиардов выделили? На самом деле туда пришло один миллиард. То есть, вы представляете? Один миллиард, то есть, девяносто девять процентов украли. И все молчат, говорят, что, да, это нормально. То есть, на какое правительство он может опереться? На какие силы в Государственной Думе он может опереться? Практика ещё Советского Союза показывает, что вот этот правящий класс, как только начинается особый период, он сразу же переходит на сторону геополитического врага. Потому что все его интересы там. Он как бы всей пуповиной связан с этим геополитическим врагом.

 

Вторая сила, это, конечно, губернаторы. Постольку поскольку именно они являются опорными структурами регионов, то есть, через них проводится государственная политика и так далее. Так вот, с введением института выборов губернаторов, конечно, они будут ориентироваться, прежде всего, на тех, кто финансирует эти выборы.

 

Артём Войтенков: Я же и говорю - спектакль выборов.

 

Антон Романов: Нет, это не спектакль выборов, это технология манипуляции общественным сознанием, когда людям говорят о том, что интересы олигархов совпадают с интересами населения. То есть, им внушают, что вы будете жить, как, например, в Америке, или как в Европе.

 

Артём Войтенков: Ой, мы это уже слышали. Это мы проехали.

 

Антон Романов: Да, это мы слышали постоянно, и в этом и состоит соблазн, в этом и состоит манипуляция, что вот, нам дадут деньги сразу же, миллиарды. То есть, придут…

 

Артём Войтенков: Кто-то придёт, и даст нам денег.

 

Антон Романов: Да. То есть, фактически речь идёт о чём? Что говорят при этом? Говорят следующее: что вас будут бесплатно поить и кормить, содержать, вам стоит только продаться. То есть, вы продались, и вас за это будут поить, кормить и содержать.

 

Артём Войтенков: Слушайте, это же вторая или третья серия. Первая была в девяностых годах. Мы продались - никто нас не поил, не кормил и не содержал.

 

Антон Романов: Понятно, но, тем не менее, на эти серии мы покупаемся и продаёмся много раз. И фактически в этом и состоит спектакль выборов, что народ обычно опять манипулируют, обманывают и заставляют его продаваться ещё и ещё раз. Вот в Иркутске народ не продался. Народ выдержал эту атаку и сказал: "Нет, мы не будем продаваться, нам не нужны ваши деньги. Больше того, вы у нас наши деньги не забирайте. То есть, мы не нищие, мы не попрошайки, мы готовы работать для того, чтобы самим себя кормить. То есть, просто-напросто вы нас не грабьте, и дайте нам возможность реализовать свой потенциал".

 

Так вот, поэтому губернаторы, это не опора президента. То есть, они будут отрабатывать как раз свои долги перед олигархами. Например, выборы в Иркутске - это десять миллионов долларов, минимум. Это же надо где-то взять, эти десять миллионов долларов. Из зарплаты их точно не накопишь. Надо эти деньги отрабатывать.

 

Третье. Силовики. Силовики, как правило, на местах они начинают зависеть от губернаторов. То есть, они зависят не от министерства, а от губернаторов, постольку, поскольку вступают с ними в деловые, коммерческие, коррупционные, личные связи. Например, у нас два силовика, руководители двух силовых ведомств живут в коттеджном посёлке, который построил губернатор, то есть, его соседи. Они говорят: "Мы же платим деньги". Уж не знаю, какие они там деньги платят, наверное, платят, потому что, без этого не может быть. Во всяком случае, такая тесная связь, потому что никакие уголовные дела против губернатора по тем самым фактам, до тех пор, пока мы лично не обратились к Бастрыкину, не возбуждались. То есть, всё были отказы одни сплошные. Поэтому, губернаторы, это никакая ни надежда и не опора. Что, например, тому же самому Хорошавину, или Гайзеру нужен президент, что ли? Он, конечно, за суверенитет, но в пределах Сахалина. Если у него под подушкой один миллиард рублей лежит, да сколько миллиардов долларов у него лежит на счетах где-то там. Он, конечно, был бы готов объявить, и счастлив был бы объявить себя верховным правителем Сахалинской области, или Дальнего Востока.

 

Четвёртая группа. Это финансово-промышленные группы в стране. Финансово-промышленные группы в стране, безусловно, сегодня никакого суверенитета не желают, и не хотят. То есть, их задача вывозить сырьё, вывозить капитал материальный, интеллектуальный, денежный, финансовый на Запад. Что, собственно говоря, они и делают.

 

Артём Войтенков: Не все же такие. Какое-то производство у нас всё-таки есть.

 

Антон Романов: Алё, где другие, покажите?

 

Артём Войтенков: Та же оборонка. Правда, она тоже… Ну что вы так смеётесь?

 

Антон Романов: Космодром Восточный, вы же помните, да? Где деньги, Зин? Куда дели? И лично президент говорил: "Будем садить". И вице-премьер, который курирует оборонку: "Будем садить". И что в результате? И в результате, как воровали, так и воруют, а Васька слушает, да ест. Или та же самая оборонка по нашему запасному пункту управления. Ухнули деньги, создали бардельеро небольшой, в масштабах Иркутской области, и нормально.

 

Так вот, тема, она очень проста. Можно частично рассчитывать на оборонный комплекс, но этот оборонный комплекс, который у нас, он загнан в угол, он лишён полномочий соответствующих, децентрализован, и отдан на разграбление неким силам. Например, мы гордимся Суперджетом Сухим. Первый самолёт, который в цифре спроектирован. Восемьдесят процентов комплектующих - иностранные. Завтра они наложат санкции и ничего этого не будет: никакого самолёта не будет, никакой оборонки не будет, вообще ничего не будет.

 

Следующая сила, на которую можно было бы рассчитывать, это пресса. Но пресса, как вы сами понимаете, она полностью, или практически полностью антигосударственная. Она проповедует, и пропагандирует такие вещи, которые развращают народ. То есть, она как раз, именно пресса говорит: "Можно не работать и хорошо жить".

 

Артём Войтенков: И постоянно приводит примеры этого.

 

Антон Романов: Да. Зачем работать, когда можно отдыхать? Не дай себе засохнуть, оттянись. Такие ключевые ведомства, как министерство здравоохранения, министерство образования и науки, чем они занимаются?

 

- Например, министерство образования, оно говорит, что советская школа она учила созидателя и творца, то есть, человека, который мог бы заниматься творческим созидательным трудом на благо Родины.

- Нынешняя задача нынешней школы - вырастить обывателя, который является квалифицированным потребителем. То есть, он должен потреблять. То есть, его все должны кормить, за то, что он продаётся. Вести жизнь такую рантье: продавать Родину, продавать секреты, продавать имущество, продавать голоса, продавать лояльность, а его за это будут кормить. А он должен квалифицированно продаваться, квалифицированно потреблять.

 

А про здравоохранение я и говорить не хочу, постольку, поскольку там идут очень много различных схем, начиная от лекарственной зависимости, технологической зависимости, создания центров платной медицины. И создание медицины двух коридоров: для богатых, это медицина на Западе, в Германии, поезжайте туда, и лечитесь. Для бедных, это как бы вот, наша медицина страховая, которая от сих до сих, от валидола до йода. Даже валидола сейчас нет.

 

Вопрос следующий: на кого вообще президент может опереться? Реальная сила, которая существует сегодня в стране, на которую можно опереться. Я вижу единственную силу, которая сегодня есть, организована - это органы местного самоуправления, муниципалитеты первого и второго уровня. Там, где люди непосредственно живут, непосредственно работают и хотят, то есть, все же не уедут на Запад, эти-то точно останутся здесь, и которые хотят, чтобы наша страна была процветающей, благополучной, культурно и экономически сильной, и здоровой. Но именно эти органы сегодня забиты, ограблены, лишены полномочий, и лишены финансово-экономической базы. А сегодня их хотят, эти органы, лишить и конституционно-правовой базы. То есть, им не дают возможности выбирать своих мэров. Фактически по действующему законодательству, они должны назначаться губернаторами, или органами субъектов Федерации. Потому что так изменён 131-ый закон, в соответствии со 136-ым законом, о том, что мэры территорий могут избираться по конкурсу даже не из числа людей, которые избраны, то есть, не прошли через выборы. То есть, даже человек, которого никто никогда не избирал, может стать главой муниципального образования, потому что, его назначит конкурсная комиссия, созданная из депутатов и тех, кого назначил губернатор.

 

Вот мы, я лично, и девяносто депутатов Государственной Думы, которые подписали моё обращение, они оспорили этот закон в Конституционном Суде. Я выступал в Конституционном Суде, излагал свою точку зрения, и в ноябре месяце будет решение Конституционного Суда. Если это решение Конституционного Суда будет не в пользу органов местного самоуправления, тот президент лишится полностью опоры в стране, то есть, организованной какой-то политической силы. А население, оно будет дезорганизовано.

 

Так вот, почему в Иркутске произошла вот эта, непредвиденная никем ситуация, когда действующий губернатор с треском проиграл? Дело в том, что в Иркутске, конечно, назрела в этом отношении революционная ситуация по смене губернатора.

 

А революционная ситуация, как говорят классики, она назревает в следующих случаях.

 

Первое. Это обострение выше обычного нужды и бедствия простого народа. У нас это налицо. Идут, как выражается Фёдоров, социальные бомбардировки, идёт закрытие малых предприятий, малого бизнеса, увеличение налоговой нагрузки, начиная от платы за капремонт, и кончая стоимостью услуг естественных монополий.

 

Второе условие, это когда верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому. Что это значит? Это значит, продолжать потребление в том объёме, в котором они когда-то этим занимались, то есть, ездить за рубеж, ничего не делать, и выкачивать миллионы, тратить их непонятно куда, на какие цели. Верхи не могут, а низы не хотят этого делать. То есть, не хотят давать верхам возможность их грабить, потому что, у самих мало, ничего не осталось.

 

И третье. Это два объективных фактора, а третий, субъективный - наличие политической силы, которая пользуется доверием населения. Вот у нас такая политическая сила появилась. Но не в лице партий каких-то, потому что, там победила не КПРФ. Там победило сообщество людей, которое пользуется уважением, и доверием населения. То есть, кому люди верят. И эти люди сказали: "Губернаторская власть, это воровская власть, ничего хорошего с этого не будет, голосуйте против действующего губернатора". А постольку единственный кандидат был реальный, это Сергей Георгиевич Левченко, население проголосовало за него.

 

Артём Войтенков: То есть, получилось, что от противного. Выборы от противного.

 

Антон Романов: Конечно, если бы там были какие-то другие кандидаты, то был бы выбор. У нас там просто выбора не осталось. Причём, губернатор, очень забавно, в ходе выборов, уже перед вторым туром, заявляет о том, что вот, какие нехорошие эти кандидаты. Они бы могли не пройти этот самый фильтр муниципальный, но это же я дал им возможность пройти этот фильтр. Это я сказал муниципальным депутатам проголосовать за них, пропустить их через фильтр.

 

Артём Войтенков: Что, он прямо так признался?

 

Антон Романов: Конечно. "А они неблагодарные, не оценили моих действий, и предприняли попытку меня свергнуть. То есть, что за наглость? Они дерзают восстать против меня, хотя на самом деле это я им дал такую возможность. Я им дал возможность, как бы устроить комедию, театр, а они это восприняли, как мандат, или путёвку на реальную битву, на реальный выбор".

 

Артём Войтенков: Ну, так - спектакль выборов.

 

Антон Романов: Что на самом деле произошло? Где был заговор, и как происходили события? А события происходили следующим образом. Вот те сигналы, о которых я говорил, о том, что всё неблагополучно у нас в Иркутской области, что отчёты о положении дел искажаются, что информация о уголовно-наказуемых деяниях не доходят, и не реализуются правоохранительными органами в соответствии с действующим законодательством - конечно, они, скорее всего, до президента дошли. Дошли, но поскольку сигналы были противоречивы, то есть, одни говорили, что всё хорошо, другие говорили, что очень плохо, - президент принял очень интересное решение о том, чтобы дать возможность Ерощенко избираться, то есть, действующему губернатору.

 

Вы можете посмотреть, в интернете есть материал о встрече Путина и губернатора, когда Ерощенко попросил его: "Хочу идти на досрочные выборы, прошу дать возможность такую, мне избираться". Президент улыбнулся, откинулся в кресле, и спросил: "Зачем вам это надо?". Первый вопрос, который он задал – "зачем вам это надо". Если бы губернатор, конечно, был не в эйфории, то он, конечно бы тут подумав на месте, должен был сказать: "Вы знаете, я подумал, Владимир Владимирович, и считаю, что мне это не надо, буду отрабатывать срок". Но он сказал, что "я хочу вообще докончить начатое, и заручиться поддержкой населения". То есть, на самом деле, это в переводе, так сказать, с фрейдовского языка на общепонятный человеческий, означает следующее, что "мне ваша поддержка тесновата, поддержка главы государства, поэтому, я хочу заручиться поддержкой населения". То есть, он захотел обрести собственную легитимность. Это предательство вообще, интересов президента.

 

Как должен был действовать нормальный губернатор, который назначен президентом? Кто ему мешал вообще реализовывать эти полномочия? Он бы сказал Путину – "так и так, Владимир Владимирович, мне вот эти ребята мешают делать то-то, то-то и то-то, вы как-то на них повлияйте, потому что они меня не слушаются". И кто бы ему мешал? Ему никто не мешал реализовывать тот потенциал, который они там задумал, и который он обещал президенту, тем более, президентские программы, то есть, которые изложены в президентских указах?

 

Он захотел получить собственную легитимность. Как должен был действовать нормальный губернатор, назначенный? Он должен был прийти к президенту, то есть, отработать полный срок, пять лет, во-первых. Во-вторых, после этого прийти к президенту, положить на стол отчёт о проделанной работе: "Владимир Владимирович, изучите, пожалуйста, то, что я сделал, в этом отчёте. И я полагаюсь на ваше решение: либо уйти в отставку, либо переизбираться на новый срок, либо перейти на другую работу. Как вы решите, так я и сделаю". Вместо этого он не отчитываясь перед президентом и перед населением, не оглашая того, что он сделал, он решил, как бы блицкригом продолжить эту легитимность, перепрыгнуть через эти отчёты и выборы на новый срок. Потому всё это дело было сделано вот в таком спешном порядке, как готовятся заговоры, в виде блицкрига. Поэтому президент и сказал: "Зачем вам это надо?" Значит, что вам мешает работать? Вопрос первый.

 

Второе. После этого последовало изучение ситуации в Иркутской области. Поскольку она была противоречивой, в момент выборов, в первом туре там было следующее:

- Территории проголосовали.

- Иркутск проголосовал.

- С большим отрывом победил оппонент действующего губернатора.

- И потом, в ходе всей ночи, начали натягиваться проценты губернатору. Как это обычно бывает, через ГАС "Выборы", потихоньку, полегоньку шло, шло, шло, и дошло до сорока девяти и шести десятых процента. И вот тут видимо последовал сигнал из Москвы, что хватит натягивать, остановитесь, братцы. То есть, где-то там, в Амурской, или в Марий Эл, такого сигнала не последовало, а у нас последовал такой сигнал, что хватит натягивать голоса, потому что, там видимо уже чрезмерно было всё. И они остановились на сорока девяти и шести десятых процента. То есть, я не сомневаюсь, что будь воля губернатора, конечно, эти четыре десятых процента они бы перешагнули.

 

Артём Войтенков: То есть, результат был бы другим?

 

Антон Романов: Конечно. И на этом бы всё закончилось. Поэтому там было бы пятьдесят и один голос, и на этом комиссия вынесла бы решение, что победил действующий губернатор, эйфория и прочее. Но почему на это не пошли? Я думаю, что это как раз был сигнал из Кремля, безусловно, потому что у нас ожидался именно такой вариант. И мы все в штабе Левченко ожидали именно такого исхода, что будет принято решение пятьдесят плюс один голос. Но этого решения не последовало. Почему? А потому, что я думаю, что наверху, в том числе и в Кремле, поняли, что этот губернатор не обеспечит легитимных выборов в шестнадцатом году в Государственную Думу. Не обеспечит легитимных и качественных выборов в восемнадцатом году. Он просто провалит эти выборы, потому что, он не пользуется поддержкой населения, потому что, он как раз действует, с точки зрения населения он действует против интересов населения, и против интересов государства.

 

И поэтому сказали: "Давайте подтвердим, давайте всё по-честному проведём". И вот после этого все мэры, в том числе избирательные комиссии на местах и в территориях, и всё население поняло, что выборы будут по-честному, что можно проявлять свою гражданскую активность, и голосовать не так, как их там понуждает кто-то. То есть, не машинка, заряженная на выборы, на привод избирателей, а действительно, прямое и честное, объективное волеизъявление.

 

Во-первых - выросла явка.

Во-вторых - упали голоса. То есть, количество голосов, поданных за губернатора с сорока девяти и шести десятых, до тридцати процентов. И поднялись проценты голосов за претендента, за избранного губернатора Сергея Георгиевича Левченко У него было тридцать шесть процентов, стало семьдесят процентов, то есть, вдвое. Это было в течение двух недель, то есть, между первым туром, и вторым туром.

 

- Первый тур закончился: тридцать шесть на сорок девять и шесть десятых.

- А второй тур: семьдесят на тридцать.

То есть, это и есть реальное соотношение сил, которое сложилось в области. Реальное соотношение сил. А первый тур, это как раз и есть результат заговора, который осуществляли как федеральные структуры, так и местные структуры во главе с губернатором. То есть, по манипуляциям общественным сознанием, и по искажению результатов волеизъявления. То есть, первый тур они давили на избирателя соответствующим образом, заставляли их высказываться противно своей воле, и явка была ниже. То есть, людей заставляли поверить, что вообще никто ни на что не влияет, что выборы спектакль, что от вас ничего не зависит, всё уже решено.

 

Артём Войтенков: Так и было.

 

Антон Романов: Ничего подобного. Как только люди поняли, что ничего не решено, что на самом деле можно результатами голосования повлиять на свою жизнь, её улучшить, изменить её к лучшему, они пришли и проголосовали.

 

Артём Войтенков: Подождите, в результате чего они это поняли?

 

Антон Романов: Как в результате чего? В результате того, что первый тур не состоялся. То есть, выборы губернатора в первом туре не состоялись. Да, конечно. Значит, можно повлиять. Они думали, что будет вброс, будет манипуляция, будут какие-то искажения результатов. А на самом деле этого не произошло.

 

Артём Войтенков: То есть, большинство людей, люди же между собой общаются, все голосовали против действующего губернатора. И когда после первого результата выборов он бы победоносно победил с большим отрывом, все сразу понимают, что это всё спектакль, обман.

 

Антон Романов: Нет, это понимают, что их опять кинули и обманули. Значит, тогда бы, в таком случае ещё более протестное голосование было бы на выборах в шестнадцатом году, на выборах в Государственную Думу. Тогда, так же, как например, у нас в Иркутской области в 10-ом году, когда я шёл на выборы мэра, то есть, меня при помощи манипуляций, различных технологий отстранили от выборов, победил всё равно оппозиционный кандидат. Но на выборах в 11-ом году в Государственную Думу, Единая Россия потерпела сокрушительное поражение, то есть, провал был по результатам голосования. Вот, если бы такое же произошло на выборах губернатора в этом 15-ом году, то в 16-ом году там партии власти точно бы не поздоровилось. Точно было бы протестное голосование, и результаты эти просто завалили бы. А могла бы быть и цепная реакции по другим регионам. В этом состоит смысл того, что произошло.

 

Артём Войтенков: То есть, решили пожертвовать губернатором, чтобы обеспечить себе…

 

Антон Романов: Чтобы обеспечит управляемость и объективный потенциал, то есть, результаты голосования населения.

 

Артём Войтенков: Замечательно. Население, это просто толпа, которую можно гнать туда-сюда в этом случае.

 

Антон Романов: Нет, население можно прессовать до определённого предела. Можно её игнорировать интересы, можно заставлять думать на картофель, например, что это груша. Можно заставлять их есть эту грушу так же, как, например, загипнотизированных людей, то есть, ему внушают, что картофель, это груша, он начинает кушать. Но через определённое время, если он одну картофелину съел сырую, вторую вместо груши, у него начинается несварение желудка. И в результате он всё равно выйдет из-под этого гипнотического состояния и скажет: "Ребята, вы чем меня кормите? Это не груша, это картофель. Вы что нам объясняете, что какие-то деньги пойдут, какие-то будут всходы, какие-то мы построим зоны?"

 

Вы представьте себе, губернатор начал бы строить вот эту самую игровую зону портового типа, и запустил бы туда Китай.

 

Артём Войтенков: Международный бордель.

 

Антон Романов: Конечно. Это значит, что Иркутской области бы не было, и Байкал был бы утерян для России навсегда. То есть, через очень короткое время. Потому что, если бы они туда зашли, вряд ли бы они оттуда вышли.

 

Артём Войтенков: Понятное дело.

 

Антон Романов: Да, то есть, не для того заходили. Так же, как, например, сегодня многие губернаторы мечтают продать свою территорию за хорошие деньги. Почему бы, например, не продать Калининград? Почему бы не продать Сахалин, или Чукотку? Почему бы не продать какие-то другие территории, которые прилегают? На самом деле, это государственная измена. Но кто боится сегодня этой государственной измены? Против кого возбуждали уголовное дело по государственной измене? Хотя, на самом деле, запускаются в самое сердце страны капиталы чужих стран. Мы же говорим о чём? Мы же говорим сегодня о создании благоприятного инвестиционного климата, чтобы пришёл какой-то иностранный капитал, и начал нас кормить.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Антон Романов: То есть, логика такая: благоприятный инвестиционный климат - придут и вас накормят.

 

Артём Войтенков: Да, а вы будете лежать, и ничего не делать.

 

Антон Романов: Да, больше того, Евгений Алексеевич это утверждает в своих выступлениях. Я, честно говоря, очень поразился. Вот он говорит, например, о том, что давайте, как бы запустим спецназ в Центробанк (это последнее выступление), Центробанк отвяжется от доллара соответствующим образом, и напечатает несколько триллионов рублей. Вопрос: что делать с этими триллионами рублей? Купить на них опять долларов, на доллары купить шмотья, купить продуктов, раздать населению, которое будет лежать на боку?

 

Артём Войтенков: Нет, Евгений Алексеевич предполагает, что эти деньги пойдут в экономику, то есть, на развитие предприятий, производства.

 

Антон Романов: Что значит, в экономику? Так он спросил у народа-то, он хочет идти на предприятия работать, этот народ?

 

Артём Войтенков: Народ никогда не хочет работать.

 

Антон Романов: Конечно, так если мы ему ещё дадим денег сорок три миллиона, то и остатки этого народа, который сегодня ещё работает, они работать не будут.

 

Артём Войтенков: Нет, разговор-то не про то, что "на тебе пачку денег, и делай с ними, что хочешь".

 

Антон Романов: А как по-другому? Так вот, он и не говорит. Не говорит главного - что мы должны делать? Что должен делать народ? Народ должен просто выйти на улицу, и поддержать президента. И что? В результате его опять будут кормить. Уже президент будет кормить, и ещё какие-то силы будут кормить? Народ должен работать, и зарабатывать свой хлеб в поте лица своего - так это предписано. Потому что, кто не работает... То есть, надо внедрить принцип в стране - кто не работает, тот не ест.

Артём Войтенков: Так у нас же другой принцип. Кто не работает, тот как раз больше всех и ест.

 

Антон Романов: Конечно. До тех пор, пока этот принцип не будет упразднён, ничего хорошего в стране не будет. До тех пор, пока население не поймёт, что никто его кормить не будет никогда, если оно само не будет работать, и зарабатывать себе на хлеб, никаких сдвигов не будет. Вот в Иркутской области сложилась как раз уникальная ситуация, что у нас против губернатора выступили те люди, которые как раз работают. Против него выступили строительные организации области. Я уже сказал, их сорок шесть тысяч человек, вместе с семьями сто пятьдесят тысяч человек.

 

Строительная отрасль - одна из немногих отраслей в стране, которая создаёт материальные ценности, создаёт добавленную стоимость внутри страны. Здания и сооружения, которые они построили, их нельзя вывести отсюда. Вот они строят жильё, они строят дома, они строят объекты соцкультбыта, дороги строят, но они строят здесь. И вот губернатор решил их-то и прикончить, потому что, сказал, что у меня есть другие компании, мы будем запускать сюда московских подрядчиков, или каких-то других. Московские подрядчики придут, получат подряд на работу, сами они работать не будут, естественно. Они скажут: "Вот, пожалуйста, ребята, за половину стоимости этого подряда будут работать местные, а половину мы откатим". Вот так это происходит сегодня, и такие как бы нравы сегодня царят.

 

А строители возмутились, сказали, что нет, мы не будем этого делать. Мы требуем смены губернатора, смены этого курса. Дайте нам возможность честно работать, и мы снизим стоимость жилья, стоимость услуг соответствующих, потому что, мы не будем эти деньги тратить на откаты, то есть, не будем кормить паразитов. И вот этот трудовой народ как раз и сказал своё слово.

 

Вот если у нас такой трудовой народ будет образован в сфере промышленности, сельского хозяйства, производства, в лесной отрасли, где сегодня творится беспредел совершенный, значит, у нас страна встанет на ноги. Но для этого надо восстанавливать позиции, полномочия органов местного самоуправления. Надо создавать трудовой народ. То есть, то, что и было сказано в программе президента о создании двадцати пяти миллионов рабочих мест, который игнорируют сегодня и политические партии, и Государственная Дума, и правительство, и средства массовой информации, и главное – предприниматели, и владельцы, и собственники, вернее, управляющие естественных государственных монополий. Потому что, сегодняшняя инфляция, она носит не монетаристский характер.

Эту инфляцию разгоняют:

- а) ставки Центробанка,

- и б) цены на услуги естественных монополий.

Вот две вещи. Ну, там, тарифы, предположим, на железнодорожное обслуживание, на перевозки грузовые и железнодорожные, и прочее.

 

Артём Войтенков: Цены на бензин.

 

Антон Романов: Конечно, это и есть услуги естественных монополий. Именно это надо менять сегодня. Дать возможность людям работать на своих рабочих местах, то есть, внизу, на земле, и своим трудом кормить свою семью. Вот это и будет опора государства. А весь этот олигархат надо по возможности от власти не просто отдалить, а лишить его полномочий по управлению страной. То есть, надо отобрать у них средства массовой информации, надо национализировать сегодня торговые сети, которые запускают сюда иностранные товары. Никогда наш производитель не поднимется, если ему не будет рынков сбыта. А рынки сбыта парализованы, как раз вот этими сетями торговыми

 

Артём Войтенков: Они не наши.

 

Антон Романов: Да, конечно. Которые, во-первых, принадлежат соответствующим компаниям зарубежным, а во-вторых, они действуют в их интересах. Конечно, надо, безусловно, ограничить проникновение иностранного капитала в средства массовой информации. То есть, нельзя давать иностранному капиталу контроль над телевидением, контроль над прессой, контроль над рынком рекламы. То есть, это надо сделать сегодня.

 

И, в конце концов, надо дать ясное, чёткое определение пятой колоне, потому что нельзя просто так пользоваться термином "пятая колона", "пятая колона" - непонятно кто. Если это будет непонятно кто, то выходит единственный вывод из этого, что есть единственный толкователь понятия "пятая колона". То есть если хотите узнать, кто такие "пятая колона" обращайтесь к Евгению Алексеевичу Фёдорову, он расскажет кто такая пятая колона. А у вас нет ни метра, ни линейки, ни параметров, ни признаков.

 

Артём Войтенков: Нет, он дал определение.

 

Антон Романов: Какое?

 

Артём Войтенков: Он сказал, что пятая колона в отличие от оппозиции это те, которые опираются на зарубежные связи, зарубежные деньги, зарубежное финансирование.

 

Антон Романов: Это мало. Зарубежные связи, зарубежные деньги, зарубежное финансирование, у них капитал здесь, главное, что у них интересы там.

 

Артём Войтенков: Ну и связи, интересы.

 

Антон Романов: Пятая колона это не просто те, которые там болтают. Пятая колона это те, кто действует не в интересах России, а действуют в интересах её геополитических противников. То есть они владеют здесь. Например, кто такой Исмаилов, владелец Черкизона? Он кто, пятая колона или не пятая колона? У него капитал здесь, тут этот Черкизон был, он на кого работал? Если он деньги вывозил самолётами отсюда в Турцию и туда свалил.

 

Артём Войтенков: Если вывозил, значит на них.

 

Антон Романов: Так я же говорю, он действовал не на их деньги, он действовал на свои деньги, которые здесь заработал.

 

Артём Войтенков: Но деньги уже там, значит всё.

 

Антон Романов: Понятно. Должна быть более чёткая. Я как раз и хочу, чтобы это определение было более последовательное и более чёткое. Те, кто сегодня разоряет страну - это пятая колона. Это могут быть и чиновники, которые действуют в интересах зарубежных наших геополитических противников.

 

Артём Войтенков: Не осознавая даже этого.

 

Антон Романов: Конечно. Например, те, кто спаивает население, кто занимается наркотизацией этого населения – это пятая колона на сегодня. Коррумпированные правоохранительные органы - это пятая колона. Это те люди, которые сегодня коверкают нашу систему образования и науки - это пятая колона, вот они кто. Это не те, которые просто белоленточники выходят на площадку.

 

Нам нужно понять, кто работает - а) на увеличение экономической мощи и суверенитета и независимости государства, и кто его подрывает. Для этого, по-хорошему, что нужно сделать? Сегодня нужно сделать анализ всего действующего законодательства, как мы это делаем в отношении Конституции, других нормативно-правовых законов. По единственному критерию: либо они ослабляют Россию, либо они её укрепляют.

- Всё, что ослабляет Россию должно быть изменено, отменено и упразднено.

- Всё, что укрепляет Россию должно быть расширено, развито и добавлено.

Вот критерий простой достаточно.

 

Причём тогда будет понятно, что делать людям не только здесь в Государственной Думе не в столице, а на местах. То есть они должны оценить любого губернатора, любого мэра, любого чиновника – пятая он колона или не пятая, то есть в чьих интересах он действует. Если он действует в интересах собственного кошелька, это уже пятая колона, потому что деньги он будет хранить в банках, которые будут вывозить их за рубеж. Если он действует в интересах населения, в интересах развития собственного села, собственного района, кем бы он ни был: выбранное должностное лицо, не выбранное должностное лицо, значит это не пятая колона, это наш союзник, товарищ, друг и брат.

 

Артём Войтенков: Тогда нам нужна какая-то другая система управления, которая будет миновать олигархат, вот эти все структуры клановые во всех министерствах и даже в министерстве обороны в том числе.

 

Антон Романов: Да, надо убрать консалтинговые агентства. То есть сегодня когда мы обсуждали в Ленинграде, кстати, два дня был, такой семинар или форум стратегов. Он проходит каждый год, я там первый раз был, посмотрел и у меня волосы дыбом встали.

 

Артём Войтенков: Это как называется?

 

Антон Романов: Форум по стратегическому планированию.

 

Артём Войтенков: Я вам даже из названия скажу, что там всё будет болтовня, не применимая к жизни.

 

Антон Романов: Да. Но на самом деле эта болтовня, это всё было под патронатом Кудрина.

 

Артём Войтенков: А, так тем более будет болтовня. Причём болтовня даже, направленная в другую сторону.

 

Антон Романов: На самом деле, конечно, на них можно было смотреть и думать где я нахожусь вообще, что это за паноптикум, что это за люди, которые там выступают и говорят о планировании на 15 лет вперёд, как бы горизонт планирования до 15 лет. Хотя на самом деле они не обладают инструментарием для этого планирования.

 

Артём Войтенков: Вот именно.

 

Антон Романов: Например, сегодня мы сужаем этот горизонт - с трёхлетнего бюджета перешли на однолетний бюджет. Больше того, мы можем запланировать всё, что угодно, такие фантазии были. Но мы же не планируем, как поведёт себя Федеральная резервная система, которая устанавливает ставки рефинансирования. Они взяли там курс доллара опустили и подняли - и весь наш план пошёл псу под хвост. Или мы, например, планируем "турецкий поток", какие-то другие, а американцы затевают там войну в Сирии. В результате Турция ввязывается в эту войну, предупреждает нас о том, что мы там будем бомбить Асада и правительственные войска. В результате возникает опасность вооружённого конфликта, и весь "турецкий поток" вместе со всеми расходами псу под хвост.

 

Дальше поехали. Мы же не можем руководить или обозначать, у нас нет инструментов, для того, чтобы приведение в соответствие действий частных инвесторов зарубежных, которые закупили все наши предприятия и прочие активы. А они действуют в соответствии со своими планами, планами своего правительства, и действуют по отношению к законодательству США, они вводят санкции. То есть мы говорим: "Будет развиваться". У нас же были планы: 10% рост, 6% рост, потом скатилось к 1% роста, завтра говорят будет спад. Кто-то фантазирует о том, что будет, будем так говорить, мы достигли дна и сейчас оттолкнёмся от этого дна, и будет рост. На самом деле где, какие основания, вы чем там руководствуетесь, парни?

 

На самом деле, что должен был сделать этот стратегический форум? Что нужно сейчас сделать в стране? Нужно проводить альтернативный форум стратегического планирования, на котором разработать план освобождения от иностранной зависимости. То есть, какие пункты у нас сегодня наиболее уязвимы в части внешнего управления страной, и что нужно сделать для того, чтобы эти уязвимые места перевести под контроль национального правительства и национального государства.

 

Артём Войтенков: А инструменты у нас к этому есть какие-то?

 

Антон Романов: Конечно, есть. Для этого пока ещё есть государственная власть, этот инструмент надо использовать в полном объёме. Если Дума не пойдёт на это, надо Думу переизбрать, если, предположим, правительство не пойдёт на это, значит, правительство надо переизбирать.

 

Артём Войтенков: Антон Васильевич, вы сейчас говорите в общем, нас сейчас слушает человек, который где-нибудь живёт в Читинской области, в Калининградской, в любой - он не может Думу переизбрать один.

 

Антон Романов: Нет, не может. Но он может вернуть в чувство своего мэра или своего главу поселения. Он должен понять, что ему нужно для этого. То есть надо сделать очень просто: надо спросить каждого мэра и каждого главу поселковой администрации: "Что тебе нужно, друг мой, для того, чтобы, первое – создать рабочие места, второе – наполнить бюджет, и третье – накормить людей".

 

Артём Войтенков: А он скажет: "Зарубежные инвестиции".

 

Антон Романов: Он скажет: "Дайте денег".

 

Артём Войтенков: Да.

 

Антон Романов: Но денег не получится дать. Что тебе нужно для того, чтобы ты сам? То есть, конечно, это вопрос. Но это тогда не он будет делать, это будут делать кто-то, какой-то дядя зарубежный, который будет предлагать ему сыр в мышеловке. Он скажет: "Вот тебе денег, но я заберу у тебя лес, я у тебя заберу землю, я у тебя заберу природные ресурсы, нефть, предположим, минеральную воду и всё остальное. Ты там будешь, мы тебя посадим в клетку, и будем тебе давать миску супа и чашку каши. Иногда, если ты будешь хорошо себя вести, мы дадим тебе банку пива. То есть ты будешь жить, как обезьяна в зоопарке. На тебя будут ходить, и показывать пальцем: "Смотрите, вот человек, который имел всё, имел Родину, вторую сверхдержаву, а сейчас стал просто обезьяной, которая содержится за чечевичную похлёбку".

Вот, что будет.

 

Надо-то нам не это, нам от таких людей, которые скажут "дайте денег" надо избавляться. Это и есть пятая колона, вернее это не пятая колона, это продукт деятельности пятой колоны, продукт воспитания, который навязала сегодня пятая колона, то есть пропаганда, которую осуществляет пятая колона. Нам нужны такие мэры, такие люди, которые готовы своим трудом за счёт собственных ресурсов восстановить страну, потому что другого пути у нас нет. Но для этого те ресурсы, которые сегодня есть у олигархов, их надо отобрать. Надо провести, в конце концов, в стране такую программу по анализу результатов приватизации.

 

Артём Войтенков: Очень хорошо. Я двумя руками "за", только другой вопрос, что инструментов отбирания у нас опять нет.

 

Антон Романов: Ну, здравствуйте. Значит инструменты отбирания – это законодательство. Например, сегодня нужно вернуть землю в государственную муниципальную собственность, которая не используется эффективно, то есть это либо реприватизация, либо выкуп, либо национализация. Если земля, которую раздали для того, чтобы она была использована в сельхозобороте, сегодня она не используется в сельхозобороте, а на ней строится жильё и продаётся, то есть она используется в качестве совершенно другого инструмента. Потому что за сельхозземлю платят один налог, за землю поселения совершенно другой налог, совершенно другие отношения там вступают, её надо вернуть в собственность муниципалитета, в собственность государства. Развить там, на этой земле, выстроить коллективное хозяйство, пускай это будут колхозы или муниципальные хозяйства, в лизинг дать им технику, в лизинг дать кредиты в натуральной форме в виде зерна, вернее семян зерна или молодняка и горючего, и выкупить продукцию – результат этой деятельности под госзаказ по твёрдым ценам. Если, условно говоря, образуется такое хозяйство, государство должно сказать: "Мы у тебя покупаем твою продукцию по таким ценам, когда ты её вырастишь в сентябре месяце". В таком случае всё это заработает.

 

В конце концов, нужно изменить полномочия органов местного самоуправления, дать им право контролировать то же самое лесное хозяйство, леса, федеральные леса на своей территории, контролировать арендаторов или чёрных лесорубов, которые сегодня вырубают эти леса безнаказанно и бесконтрольно, и вывозят их безнаказанно и бесконтрольно. Надо дать возможность народу контролировать свои собственные ресурсы, быть хозяином в собственной стране.

 

Артём Войтенков: То есть нам нужно усиление местной власти, больше полномочий именно самому низовому уровню власти.

 

Антон Романов: Конечно. Надо дать право органам местного самоуправления заниматься хозяйственной деятельностью в неконкурентных сферах.

 

Артём Войтенков: А сейчас у них есть такое право?

 

Антон Романов: Конечно, нет. Считается, что деревня находится в 200 километров от города Иркутска. Считается, что в этой деревне первое, что там нужно делать колодцы, или скважины бурить надо? Надо. Огороды пахать надо? Надо. Дрова возить, рубить и снабжать население дровами надо? Надо. Транспортные услуги оказывать надо? Надо, то есть кто-то должен возить людей туда-сюда. Дальше поехали. Улицы ровнять надо? Надо. Дороги прокладывать надо? Надо. Считается, что это должен сделать некий предприниматель из города Иркутска, который приедет туда, и на свои деньги всё это дело будет делать, оказывать услуги населению.

 

Артём Войтенков: Подождите, кем считается?

 

Антон Романов: Ну кем считается? Законодателем нашим считается, Государственной Думой это считается, правительством нашим это считается. В законодательстве в действующем органам местного самоуправления запрещено, прямо запрещено это делать. Должен приехать предприниматель, который там всё это делает. То есть, естественно, никакой предприниматель туда не приедет ни при каких обстоятельствах, потому что там нет денег, и норма прибыли минимальная. Он может приехать туда только с водкой, и напоить население палёной водкой и выкачать у них последние деньги. Потому там население не держится.

 

Если местное самоуправление, глава администрации этого поседения будет чем-то подобным заниматься, к нему придёт прокурор и посадит в тюрьму, потому что это нецелевое использование средств, у него нет таких полномочий.

 

Артём Войтенков: Подождите, а на что тогда у него полномочия есть средства расходовать?

 

Антон Романов: А полномочия у него есть на то, чтобы содержать клуб, сельский клуб. Поэтому наиболее предприимчивые главы, они покупают в этот сельский клуб самосвал, бульдозер, автобус, буровую установку.

 

Артём Войтенков: Понятно. Так мы развлекаемся, культурный досуг.

 

Антон Романов: Да. И начинают всё это делать в деревне. Но и ждёт, когда к нему придёт прокурор, и не возьмёт его за тёплое место и не потащит к ответственности. Вот так, а потому что жить-то надо всё равно, и все на это закрывают глаза.

 

Что нужно сделать? Нужно дать право местному самоуправлению а) создавать муниципальное районно-поселковое предприятие, сельскохозяйственное предприятие, торговое предприятие, снабженческие предприятия, которые могли бы скупать этот товар у них, и вывозить на рынок в городе, на колхозный рынок.

 

Сегодня крестьянин, который работает на селе и выращивает хлеб, зерно, он получает с конечной булки хлеба, которая продаётся в магазине 10%. 90% покупает либо посредник, либо торговля, то есть либо переработка, либо торговля – 90%. Он как может развиваться? Да никак. То же самое молоко, он производит молоко. Литр молока, который продаётся, ему идёт 20% с этого молока, всё остальное забирает переработка и торговля, посредники. Как он может развиваться?

- Единственное, что он может сделать, это он должен создать что-то наподобие сельской потребительской кооперации, которая бы закупала излишки этого товара, вывозила на рынок и продавала в соответствующих магазинах или на рынках.

- Второе, что он должен сделать, он должен иметь товарный кредит. Потому что получается так, например, крестьянин для того, чтобы заниматься товарным хозяйством нужно: первое – весной взять кредит, на этот кредит закупить зерно, закупить горючее, закупить технику, нанять рабочих, всё посадить, собрать урожай, продать его и рассчитаться с кредитами.

 

Но когда он берёт кредит и покупает всё это дело - цены вверх.

Когда он продаёт всё это, когда он вырастил, поскольку все пришли продавать, - цены вниз.

И при всём желании, когда бы он ни работал, у него никогда не будет денег, он никогда из нужды не выберется.

 

- Поэтому кредит должен быть товарным, а не денежным.

- Второе – цены должны быть закупочные твёрдые, гарантированные государством под госзаказ.

- И третье – техника должна выдаваться в лизинг, то есть в аренду, лучше с трактористом, предположим.

Ну, зачем крестьянину комбайн, когда он работает 10 дней в году? То есть просто он его не сможет содержать, обновлять технику, амортизацию от него отбивать, просто не реально всё это делать.

 

Артём Войтенков: Давайте восстановим МТС Иосифа Виссарионовича.

 

Антон Романов: Да. Колхозы и МТС это как раз тот самый путь, который накормил страну и вывел её из кризиса.

Второе – лес. Сегодня мэр района… У нас были лесные пожары, это, кстати, тоже поставили в вину нашему губернатору. Оказалось, что он просто не способен управлять областью и бороться со стихийным бедствием. Я поэтому и говорю, что это элемент заговора. Потому что на самом деле ситуация в лесу, о лесных пожарах, она просто скрывалась от населения. То есть пожары там загорелись в июне, а информация о них просочилась, о реальном положении дел, когда Медведев на заседании правительства Пучкова отправил в Иркутскую область, чтобы он там тушил пожары. Через 20 дней, когда уже скрывать нельзя было, когда спутниковые снимки показали, что у нас горит не 100-150 тысяч квадратов, а 4 миллиона квадратов. 4 миллиона квадратов сгорело вообще в целом от Иркутска, Бурятия и Забайкальский край, и Приморье. Остановились эти пожары только на границе с Китаем, всё выгорело. Органы власти, то есть и муниципальные и областные, они просто скрывали ситуацию о пожарах.

 

Почему это произошло? Только по одной простой причине, что в Иркутской области так же как и на любой другой территории в лесу орудуют кроме арендаторов и чёрные лесорубы. Которые, так же как и арендаторы, вырубают только деловой лес. Вершинник, сучья, ветки, корни - всё оставляется в лесу, и вокруг любой деревни такая страшная картина сегодня наблюдается. Деньги на лесовосстановление есть, но никто этим лесовосстановлением не занимается. Лесоочисткой, лесосводкой всеми этими процессами никто не занимается.

 

Больше того, в Иркутской области у нас придумали очень интересную схему. Был приглашён начальник агентства лесного хозяйства, губернатором, из Красноярска некто Безматерных – это фамилия. И они умудрились заключить договор на охрану леса с казачьим обществом. Причём выделили деньги, по моим данным, если я не ошибаюсь, один выход в один день казака на охрану леса стоил 2 тысячи рублей. То есть эти деньги взяты из агентств лесного хозяйства территориальных.

 

Что это значит? К чему это привело? А это привело к следующему. Если, предположим, чёрный лесоруб даёт взятку леснику или милиционеру, то это должностное преступление, за которое следует уголовное наказание - взятка должностному лицу при исполнении обязанностей. А если деньги дают казаку, то это благотворительность, потому что…

 

Артём Войтенков: Общественная деятельность.

 

Антон Романов: Конечно, общественная организация. Какие проблемы? И крыша, под покровом этих общественных организаций воровство начало процветать семимильными шагами, и ситуацию в лесу никто не контролирует. Больше того, если мэр района, например, какой-нибудь Балаганский, Иркутский, Шелеховский или какой-то другой район приезжает в лес и смотрит, что там идёт вырубка леса, то его, мэра, привлекут к ответственности за нецелевое использование бюджетных средств. Потому что он истратил бензин государственный для того, чтобы заехать в лес, а ему там делать нечего. У него нет полномочий совершенно, он не распоряжается на своей земле этим лесом, то есть на территории района, потому что это всё отдано арендаторам. И арендаторы по идее должны заботиться, причём, и о лесоохране. Естественно, они этого не делают, они вырубают, уходят - всем до свидания.

 

И фактически такая ситуация, она происходит везде, во всём народном хозяйстве, не только Иркутской области, страны. Получается, что эти частные предприниматели, в том числе с иностранным участием, они извлекают прибыль из неких государственных вложений, но отдачи от этой прибыли не дают в бюджет. В результате говорят: "Давайте нам ещё денег для того, чтобы мы могли продолжать заниматься освоением природных ресурсов".

 

Как, например, у нас не так давно в Иркутской области проходило совещание по развитию производительных сил, и наши золотодобытчики, они требовали чего? Они требовали построить Талаканскую ГЭС для того, чтобы осваивать месторождения там в Иркутской области и Восточной Сибири, потому что у них не хватает электроэнергии. Я спрашиваю у них: "Ребята, сегодня электроэнергетика чья? Частная или государственная?" Конечно, она не государственная, а частная. Если это частная электроэнергетика, значит, у них должны быть прибыли. Так вы эти прибыли инвестируйте в создание расширенного воспроизводства, стройте новые ГЭС на свои деньги. Они говорят: "Как же так, а на что мы жить-то будем? Это же неправильно".

 

Они чего хотят? Они хотят, чтобы государство построило новую ГЭС с дешёвой электроэнергией, потому что государственные средства были вложены. Они при помощи этой дешёвой электроэнергии извлекли наши, так сказать, богатства природные, золото, нефть и всё остальное, вывезли, продали и получили прибыль в карман. Потом сказали как бы - государство должно по новой делать инфраструктуру, вкладываются новые деньги в какие-то отрасли народного хозяйства для того, чтобы мы жили хорошо.

 

То есть фактически это и означает та схема, о которой мы говорили, что я продамся, а всё равно меня кормите, причём кормите хорошо, если будете плохо кормить, то я буду ещё и с вас брать моржу, пени, бастовать, короче говоря, чуть чего, то я проявлю свой нрав крутой: выйду на улицу и буду свергать правительство. Вот о чём идёт речь.

 

Именно этой схеме, именно этому порядку Иркутская область противопоставила волеизъявление населения. 400 тысяч человек сказали губернатору: "Хватит, иди отдыхай, пока тобой не занялись правоохранительные органы, мы будем строить жизнь по-новому. А именно - своим трудом зарабатывать средства к существованию, кормить свои семьи, да и развивать Иркутскую область".

То же самое должно произойти во всей стране.

 

Артём Войтенков: Что же Антон Васильевич, спасибо, вам, большое за такой рассказ. Я даже не подозревал, что это настолько так любопытно завязано. Тогда мы с вами, как это всё делать, обсудим в следующий раз.

 

Антон Романов: Конечно. Это должно быть, такой тематический сериал, если хотите, поскольку это в высшей степени важно. Потому что каждая деталь и каждый элемент этой мозаики, он компонуется в общую картину. То есть мы начинаем от общего к частному, потом от частного к общему пройдём, посмотрим, как это на местах делается, посмотрим, как реализуется соответствующее законодательство, что в нём нужно изменить.

 

Но главное, я призываю наших телезрителей, радиослушателей, всех кому не равнодушна ситуация в стране, включиться в обмен и в обсуждение ситуации с целью вывить наиболее уязвимые болевые точки в государственном управлении и в экономике России, которые сегодня нужно вывести из-под внешнего управления. То есть о Цетробанке мы говорили, о кредитно-финансовой системе мы говорили, о законодательстве мы говорили, но надо понять каждому человеку. То есть что такое национально-освободительное движение? Это когда каждый человек на своём месте будет чётко знать, что ему делать для того, чтобы добиться суверенитета России, восстановить суверенитет России. Каждый человек на своём месте каждый день, не отдельно выход на площадь куда-то с флагами, а потом нас кормите, а каждый день на своём рабочем месте. Он же каждый день принимает решения о том, как ему нужно действовать, вот он должен каждый день принимать решения в пользу восстановления суверенитета Родины, именно тогда мы добьёмся успеха.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1150 мб)
Видео MP4 640x360 (435 мб)
Видео MP4 320х180 (236 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (19 мб)
Звук 32kbps MP3 (19 мб)
Звук 64kbps MP3 (37 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (57 мб)

Текст:
EPUB (137.67 КБ)
FB2 (276.47 КБ)
RTF (425.66 КБ)