Смертельная одежда

При помощи одежды можно влиять на сознание и поведение человека.
Запад навязывает свою неудобную и сковывающую одежду всему миру. В Европе уменьшается цветовая гамма и вводятся символы смерти.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Елена Рычкова

Смертельная одежда

Видео http://poznavatelnoe.tv/richkova_smertelnaya_odezda

 

 Часть из "Скрытое оружие: Одежда"

Видео http://poznavatelnoe.tv/richkova_odezda

 

Собеседники:

Елена Рычкова - одежда “Сделано на Руси”, http://www.livemaster.ru/sdelanonarusi

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Елена Рычкова: Одежда это то, что мы берём первое каждый день. Первое, что мы делаем каждый день – мы одеваемся.

 

Одежда несёт в себе гигантский идеологический заряд и нагрузку, мы можем телевизор не включать, но одежду мы оденем. Мы можем не слушать радио, не читать газет, не смотреть интернет, но одежду мы всё равно оденем. И ту, какую мы одежду оденем, и собственно, будет определять - какую культуру на себе мы несём. Мы себя одеваем и дальше мы как витрина, мы целый день ходим, всем себя показываем. Если тут надпись американская, как правило, английские буквы, американский или английский флаг, купальники американские и так далее. И 99% футболок, которые существуют на улицах и России и Парижа, во Франции где угодно - это американские надписи, английские надписи. Даже во Франции не французские и так далее. Это идёт просто реклама, в данном случае англосаксонского мира, совершенно конкретная, это не прикрытая конкретная реклама, просто люди не задумываются.

 

Так что одежда - это абсолютно идеологический элемент и это элемент экспансии новых стран. Потому что, когда Америка захватывает новую страну, она туда вливает Голливуд, она туда захватывает СМИ, и она захватывает рынок одежды. Она начинает диктовать: люди переодеваются из своей одежды, те же арабы, переодеваются из арабской одежды в джинсы и футболку.

 

Артём Войтенков: И в пиджаки.

 

Елена Рычкова: В пиджаки пытаются. Такие длинные пиджаки, ботинки и штаны в клеточку. Многие пожилые арабы в Париже так одеваются, это очень несуразно, но они стараются быть как европейцы и это им очень не идёт. Им лучше одеть свой балахон, это им будет хорошо. Или, допустим, многие арабы одевают чисто европейский костюм, а сверху балахон, такое сочетание тоже. Или девчонки внутри в джинсах и в маечке в обтяг, а сверху их длинные платья арабские, но вроде бы они всё соблюли.

 

То есть одежда играет огромную роль и чем больше я этим занималась, у меня стал намётанный глаз, я хожу по улицам и смотрю во что одеты люди. Это инструмент захвата новых территорий, это огромнейшее влияние на людей, потому что одежда начинается с младенчества, дети во что одеты. Например, сейчас на Западе совершенно явная тенденция, пока я 10 лет жила во Франции, тенденция уменьшения цветовой гаммы. То есть одежда всё более и более монохромная, всё больше сводится к чёрному, серому, бордовому цвету, серому с чёрным рисунком. Монохромную в смысле не просто однотонную, но именно сведение к чёрным, серым и мрачным тонам. И эта одежда сначала захватила взрослый мир, теперь она спустилась в подростки, и теперь это уже у малышей, у младенцев. То есть серое платьице, которое дарят ребёнку годовалому, чёрное платьице это уже как бы норма. То есть более мертвенные цвета, весь этот мир даже через одежду, а одежда это мода, а мода это навязывание, уходит из цветного мира в чёрно-белый и в мрачный, такой, Horror, Gothic.

 

Артём Войтенков: Но как производители это объясняют? Если ты даёшь человеку больший выбор, если одна и та же кофточка в нескольких цветах, то её больше купят.

 

Елена Рычкова: Я думаю, что идёт навязывание через маркетинг, через сериалы, через то, что люди видят по телевизору, и они стараются это копировать. Это очень хорошо видно чуть раньше на примере автомобилей, которые в восьмидесятые были все разноцветные, а теперь они стали чёрные и серебряные. Если выйти на улицу, большинство автомобилей в том же Париже, процентов 90 они будут чёрного, либо серебряного, либо серого цвета - не красный, не жёлтый, не дай бог не зелёный, не синий, может быть в Москве больше разнообразия, но во Франции это конкретно заметно.

 

Артём Войтенков: Что даже синих и зелёных мало? И красных.

 

Елена Рычкова: Мало. Единицы, это, скорее всего, будут старые машины. Современные в салоне это - чёрная, серая гамма, белая немножко. Мебель - то же самое, посмотрите каталоги IKEA, 10 лет назад, 5 лет назад и последние годы, они постепенно уводят цвета, всё более мрачные гаммы, всё больше в серый, в чёрный, в тёмно-бордовый, в светло-светло бежевый, вот в эти цвета. То есть цвета, которые не несут энергию, собственно они мертвенные, мертвенные цвета – это символы смерти в восприятии. Есть разноцветие, допустим, если мы пример возьмём индийские ткани, китайские ткани, там будет красный, голубой, будет жёлтый, будет оранжевый, зелёный, да ещё и в сочетании - они будут рядом друг с другом, они будут друг с другом контрастировать и усиливать друг друга. Цвета могут друг друга усиливать и гасить.

 

Человек, который оденет яркую одежду, он сам станет сильнее, он усилится, эта одежда усилит человека. А одежда мрачных цветов она его наоборот уменьшит, сожмёт, она не даст ему силы.

 

Артём Войтенков: В индийских науках древних у них даже есть наука о том, как цвет, цветолечение, то есть они тряпочки прикладывают разного цвета.

 

Елена Рычкова: Цветотерапия. Правильно, да. И получается, что яркие цвета они действуют на психику радостно, а мрачные цвета они человека успокаивают и усыпляют, по сути. Успокаивают. То есть воздействие на психику идёт огромное, это чисто по цветам, дальше есть мир надписей: ты ходишь как реклама с информацией. Огромное количество выпущено маек, которые часто где-то бесплатно раздаются - это университеты американские, просто огромная тема. Университет такой-то, Иллинойс, всякие Штаты американские, университеты разных Штатов, и Нью-Йорк, Флорида и так далее.

 

Гигантское количество продукции выпущено с этими майками, плюс Дисней (Disney) на это работает тоже и все эти надписи. Это уже захват детского рынка, детской психики.

 

Артём Войтенков: Да, Голливуды, мультики, мультяшные герои.

 

Елена Рычкова: Охватывает это всё и, конечно, они и вещи выпускают: одежду,  аксессуары и сумки, шарфики пляжные, где угодно. Но главное, что это тем или иным образом программирует людей, что весь мир по сути англосаксонский - он довлеет, доминирует, совершенно открытая экспансия.

 

Эта же экспансия наблюдается во всех странах БРИКС. Самый устоявший, наверное, это пока Китай, я так думаю. В Бразилии идёт экспансия, в Индии идёт экспансия, то есть люди меняются. Внешность - это отражение и внутренней сути. Если ты переоделся, значит, ты как-то по-другому мыслишь, по-другому будешь себя вести. Если женщина из длинного платья вдруг переоделась в шорты или какие-то обтягивающие штаны, значит, она будет бегать, прыгать, что-то другое делать, у неё изменится какая-то деятельность, поведение, на неё будут по-другому смотреть люди противоположного пола, пожилые люди и так далее - она себя заявляет иначе. Почему одежда существует? Ты переодеваешься - ты можешь по-другому себя вести, и ты себя по-другому ощущаешь.

 

Западная одежда, в которую сейчас большинство людей одето, скажем, даже во всём мире, она обладает определёнными характеристиками. То есть это западная одежда, как правило, сделана в Китае по западным лекалам. Она, как правило, обтягивающая, в ней присутствует эластан. Она обтягивает всё, что не надо обтягивать, она, как правило, очень неудобная, она сковывающая движения. Бедные дети, которые в этих джинсах ползают по детским площадкам, у них всё вываливается, всё сжимается, всё неудобно. Взрослым тоже, когда они садятся у них всё это сдвигается, всё значит тоже неудобно. Плюс этот культ обязательно - женщина на каблуках, мужчины в галстуках, в костюмах. В этих костюмах нельзя нормально двигаться, я уверена, что мужчинам очень неловко в костюмах.

 

Артём Войтенков: Неловко.

 

Елена Рычкова: Но они вынуждены.

 

Артём Войтенков: Я не ношу, я не могу носить пиджаки.

 

Елена Рычкова: Я вижу. Я знаю много мужчин, которые говорят: "Я в жизни не могу одеть галстук, меня это душит, мне это неудобно, но я вынужден в некоторых ситуациях это делать". Это некая униформа, которая придумана. Я даже слышала версию, что галстук на самом деле означает символ рабства - это та самая верёвка, которая когда-то была на шее у раба, а теперь она перешла в форму галстука. Я думаю, есть в этом некий смысл.

 

Вся эта одежда существует не для того, чтобы человеку было лучше, а для того, чтобы человека наоборот сковать, зажать, ввести в определенные рамки и при этом она, как правило, ещё характеризуется другой стороной, она аморальна по сути:  она подчёркивает всё то, что не надо подчёркивать и обтягивает всё то, что не надо обтягивать, и переключает внимание на всякие сексуальные вещи, вместо того, чтобы ты видел человека, какой он есть.

 

А европейцев и Запад, и теперь Россию приучили к тому, что норма – это готовая одежда. Готовая одежда шьётся на манекены, которые не имеют никакого отношения к реальным людям. Почему мы всё время мучаемся, мы это меряем, то длиннее, то уже, мы пытаемся, много раз меряя что-то подобрать. Это не нормальный процесс вообще, мы на это тратим кучу времени, кучу сил и энергии, но нам вбили в голову, что это норма. Это вообще не норма. Норма – это выбрать ткань, выбрать модель и тебе шьют под заказ - так делают все звёзды, так делают все богатые люди. Все остальные, которые условно обозначены, как рабы, все прочие, вы быдло, идите в магазин готовой одежды и вы там мучаетесь, подбираете себе, конструируете все вещи друг под друга, не сочетаются, не подходят.

 

Опять же все звёзды они одеваются с головы до ног, то есть им в одном месте делают сумочку, заколочку и всю одежду, туфли, бельё и всё. У них полностью комплект, который сочетается всей частью друг с другом. Что происходит с обычными людьми? Они идут в один магазин покупать туфли, в другой магазин покупать юбку, в третий магазин блузку, в пятый сумочку, шляпку - это абсолютно никогда не сочетается, это в принципе сочетаться не может. И люди, накупив это всё, они потом понимают, что к этой юбке нужны другие туфли, ещё лишнюю вещь купят, потом с этой сумочкой эта шапочка уже не очень, значит надо этой шапочке другую сумочку, а к этой сумочке другую шапочку. И это бесконечное конструирование всякого хлама, люди вынуждены покупать очень много лишних вещей, и они всегда всё равно будут выглядеть хаосно, у них нет комплекта. Комплекты должны быть полные, человек должен быть одет полностью - в одном месте, одной рукой, одним дизайном, иначе это всегда будет сборная солянка.

 

Артём Войтенков: Очень интересно ты рассказываешь. Я по себе замечал: ты вещь какую-то покупаешь, я по себе, по родственникам, по знакомым, ты её вроде в магазине она тебе понравилась, ты померил, купил, но ты её потом не носишь. Как-то не получается её носить, не подходит. И у каждого человека какая-то часть его вещей, четверть, треть, половина - это вещи, купленные, одетые 1-2 раза и всё, они висят мёртвым грузом. И если эти деньги мы просто возьмём и пойдём к нормальному портному, получится, возможно, даже дешевле, чем покупать 3 какие-то вещи, которые носить не будешь. Лучше сшить одну.

 

Елена Рычкова: Так и есть. Таких вещей действительно очень много в каждом шкафу и шкафы раздуваются, в результате надо покупать большую квартиру, потому что не влезают шкафы с одеждой. Опять это всё - элементы общества потребления.

 

У тех же африканцев будет такая стопочка одежды на все случаи жизни или у индусов будет несколько сари. Но я говорю в принципе, то есть по природе тебе не надо так много одежды. Но общество потребления создало условия для того, чтобы ты покупал ещё, и ещё, и ещё, и у тебя всё равно не будет сочетаться, и ты будешь покупать ещё. Это постоянное неудовлетворение.

 

Артём Войтенков: Я с тобой в одном не соглашусь. Всё-таки в Индии и Африке погода другая, у нас нужно несколько одежд: на лето, на осень и на зиму, ты в одном не походишь. Но я с тобой соглашусь, что общество потребления, та же мода, например, совершенно бездумное навязывание каждый год чего-то, новый фитюльки, новая форма где-то что-то изменилось, старое выбросьте, купите новое.

 

Елена Рычкова: Это да, это абсолютно чётко элемент общества потребления, которое заставляет людей постоянно тратить деньги. А тратя деньги - они постоянно вынуждены работать. То есть общество потребления создано зачем? Для того, чтобы рабы работали, иначе люди себе что им надо купят и скажут: "А что мне дальше, зачем работать, у меня всё есть, у меня вещи на 20 лет вперёд накуплены".

 

Артём Войтенков: Ну да, кстати, хорошие вещи носятся долго.

 

Елена Рычкова: Да. Мне только на еду, я буду одну ерунду раз в неделю делать, мне на еду хватит. А в обществе потребления: чем больше человек работает, тем больше он отдаёт наверх денег хозяевам, паразитам. И человека нужно впрячь по максимуму, а по максимуму у него должны быть постоянно потребности покупать, в том числе и в одежде.

 

Через моду и через не сочетание несочетаемых вещей он постоянно вынужден, чувствует себя как-то не так, надо что-то ещё, к этому туфли теперь не те - это постоянная ситуация.

 

Артём Войтенков: А ещё сказки рассказывают, что джинсы подходят к пиджаку, джинсы можно носить со всем, с любой одеждой.

 

Елена Рычкова: Джинсы это одежда американских грузчиков когда-то давно. И когда-то давно они очень долго носились. Теперь джинсы, которые покупались в Европе, они носятся ровно год и очень не хочется их первый раз стирать. Потому что после первой стирки, если когда-то мы первый раз стирали и знали, что они  сожмутся, то те джинсы, которые сейчас покупала, они всегда делали одно и то же - они после этого растягивались и сжаться уже не могли в принципе, они висели мешком после первой же стрики. Я стирала в машинке, я стирала в холодной воде, я стирала вручную, я их старалась вообще не стирать, но первая же стирка - они у меня превращались всегда в бесформенную массу, и я уже носила, что есть. Если лет 15 назад были типы какие-то дурацкие турецкие джинсы и после каждой стирки они собирались и какую-то форму держали. Сейчас джинсы, которые стоят около 100 евро, через год они ещё и протираются, просто ткань рассыпается, даже не швы, а сама ткань до дыр дотирается и женские и мужские, я с этим сталкивалась, но это уже касаемо качества.

 

Или, допустим, ещё очень большой пласт, который меня просто удивляет. На очень большом количестве одежды появились черепа, кости, и всякие такие символы смерти, которые постепенно со взрослой одежды переползли на детскую, и даже на младенческую. И родители, которые покупают это, меня больше всего удивляет. Это же не дети покупают - родители. Ну как вы можете купить ребёнку майку с выложенным стразами черепом? Зачем? Это же помимо того, что просто символы смерти, я считаю, по-моему, я где-то слышала эту мысль, что внедряются символы смерти в ту страну, население которой будет уничтожаться. Чтобы люди привыкали к смерти, привыкали к трупам, по телевизору, везде, и привыкали к смерти, как к таковой. Чтобы, когда их будут убивать, они даже не сопротивлялись, что смерть, это круто, это здорово. Такая пропаганда смерти идёт.

 

Черепа, кости и всякие части скелета - сейчас тоже такая мода. Идёт парень, допустим, футболка, и у него здесь вот скелет полный. Зачем? Зачем он это купил, зачем он это носит? Он изображает из себя мертвеца? Люди думают, что это забавно? Надо, чтобы люди перестали так думать, это не забавно. Они несут на себе символы смерти, они стремятся к смерти. Так же, как последние все эти веяния молодёжи: готы, эмо - это всё чисто такие сатанинские культы, по сути, символизируют смерть в её разных проявлениях.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (193 мб)
Видео MP4 640x360 (74 мб)
Видео MP4 320х180 (42 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (12 мб)

Текст:
EPUB (408.49 КБ)
FB2 (562.75 КБ)
RTF (131.48 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Наталия Локоть
Что едят в Америке 2
Дмитрий Фрицлер
Как живёт Германия
Тим Кёрби
Почему умнеют американцы?
Антон Романов
Как живут Филиппины 1
Марк Слебода
Как живёт Америка 3