Подписка на RSS - Мартон Дёндьёши

Мартон Дёндьёши


портрет: 

Что такое западная демократия 4

Раньше Венгрию так же кормили сказками про то, как хорошо будет в Евросоюзе.
Однако после присоединения венгры поняли, что Евросоюз просто использует Венгрию как дополнительный рынок, уничтожая её промышленность, сельское хозяйство, культуру и независимость.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Мартон Дёндьёши 

Что такое западная демократия 4

Видео http://poznavatelnoe.tv/gyongyosi_zapad_demokratiya_4

 

Часть из "Как живёт Венгрия 2"

Видео http://poznavatelnoe.tv/gyongyosi_vengria_2

 

Собеседники:

Мартон Дёндьёши (Gyongyosi Marton) – партия Jobbik, За лучшую Венгрию

Адриенн Станисло (Adrienn Szaniszlo) – партия Jobbik, За лучшую Венгрию

Артём Войтенков – Познавательное ТВ http://poznavatelnoe.tv 

 

Артём Войтенков: У нас, например, сказки про Европу давно рассказывают, что в Европе живётся хорошо. А вы – Европа, и как-то у вас грустно. 

 

Мартон Дёндьёши: Да, это такие сказки, которые мы тоже долго слушали про Европу. Поэтому мы и присоединились к Евросоюзу. И так договорились, что от этого всё потом будет лучше, если мы присоединимся к Евросоюзу. И мы думали, что после интеграции все наши проблемы исчезнут.

 

Адриенн Станисло: Нам это рассказывали эти сказки.

 

Мартон Дёндьёши: Люди думали не только экономически, а сентиментально тоже, что это будет для нас хорошо. Мы сейчас уже видим, что не для Венгрии нужен был Евросоюз, а для Евросоюза нужна была Венгрия. Венгрия – это десятимиллионный рынок. 

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (17 мб)
Видео MP4 640x360 (7 мб)
Видео MP4 320х180 (4 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (0 мб)
Звук 32kbps MP3 (0 мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (1 мб)

Текст:
EPUB (155.81 КБ)
FB2 (206.84 КБ)
RTF (46.36 КБ)

Как живёт Венгрия 2

Политическая элита Венгрии выращивается Западом и делает то, что прикажет Евросоюз и США. Евросоюз планомерно уничтожает культуру и независимость стран Европы.
Евросоюз разрушил промышленность и сельское хозяйство Венгрии. В стране хозяйничают международные корпорации, уничтожая местную экономику. Центробанк Венгрии работает не на интересы страны, а по приказу глобальных хозяев. Простые люди в долгах перед иностранными банками. Евросоюз указывает Венгрии как строить международную политику, НАТО приказывает Венгрии действовать против России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Мартон Дёндьёши

Как живёт Венгрия 2

Видео http://poznavatelnoe.tv/gyongyosi_vengria_2

 

Собеседники:

Мартон Дёндьёши (Gyongyosi Marton) – партия Jobbik, За лучшую Венгрию

Адриенн Станисло (Adrienn Szaniszlo) – партия Jobbik, За лучшую Венгрию

Артём Войтенков – Познавательное ТВ http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Вы приехали из Венгрии. Мы про Венгрию знаем очень мало. У нас СМИ если что-то показывает, то в основном фокусе, так называемые, страны старой Европы: Англия, Германия, Франция. А про Венгрию как-то мы очень мало знаем, что в ней творится. То есть, как Союз распался, Варшавский договор (советский блок), Венгрия как-то выпала и всё. И сейчас получается, что мы вообще не знаем ничего, что происходит внутри Венгрии. И собственно говоря, хотелось бы узнать: какие-то политические шаги. Куда Венгрия движется: или к России, или к Евросоюзу больше, или к Америке, или у неё своя какая-то дорога.

 

Мартон Дёндьёши (перевод Адриенн Станисло): В Венгрии сейчас очень интересные моменты. У нас во всех областях сейчас кризис. Но этот кризис не только Венгрии касается, а всей Европы. В конце восьмидесятых годов, когда была смена режима и в России (в Советском Союзе), и в Венгрии, такие же времена мы пережили. В эти времена, когда ещё Горбачёв говорил про гласность и перестройку, простой человек не очень знал, что он думает, что это означает. Люди не понимали, что эта новая коммуникация означает. Тогда в Венгрии тоже был какой-то такой процесс реформ, в эти времена. И только, наверное, сейчас мы поняли, что это тогда означали "перестройка и гласность". Сейчас мы уже знаем, что в этот период наши политические элиты, ещё при коммунизме они были перестроены медленно на атлантические ценности. И когда в эти времена цена на нефть выросла очень, тогда у Венгрии большие долги стали. И когда это всё произошло, тогда Венгрия, чтобы это всё смогла финансировать как-то, эти долги, Венгрия тогда присоединилась к IMF (МВФ). И сейчас мы уже знаем, что тогда дали нам деньги, но и дали такую экономическую программу, что нам надо было сделать по их указу. И после этого началась в Венгрии либерализация и приватизация. И наша государственная промышленность – большой банкрот.

 

Артём Войтенков: Понятно, что стало с промышленностью - её не стало.

 

Мартон Дёндьёши: Мы знаем, что венгерская промышленность не работала так скажем, совсем хорошо, но у них было куда экспортировать, например, в Россию.

 

Адриенн Станисло: Вы тоже, наверное, знаете, что венгерские продукты вам тоже не чужие.

 

Артём Войтенков: Да: горошек, лечо, автобусы.

 

Адриенн Станисло: Да, автобусы. И сельскохозяйственные продукты.

 

Мартон Дёндьёши: И когда началось уничтожение венгерской промышленности, тогда западные и иностранные, мультинациональные корпорации они начали приходить в Венгрию, и где-то десять лет надо было для того, чтобы совсем уничтожить венгерскую промышленность. И это означает, что мировая глобальная империя и внутренняя венгерская мафия, они сейчас возглавляют венгерскую промышленность. Для того, чтобы эта либерализация венгерской экономики смогла пройти, для этого была нужна венгерская политика элит, которых у нас выращивали, например, Джордж Сорос (George Soros), фонд Конрада Аденауэра (нем. Konrad-Adenauer-Stiftung e.V.) и другие западные организации.

 

Артём Войтенков: То есть, к вам пришёл Джордж Сорос и вся эта компания. Всё, как и у нас.

 

Адриенн Станисло: И сейчас тоже у нас они.

 

Мартон Дёндьёши: И Мартон тоже говорит, что и у вас при Горбачёве и потом при Ельцине то же самое произошло, как и у нас. Но в Венгрии это в очень радикальном виде произошло. И если смотрим либерально-экономическую политику Егора Гайдара, тогда это очень похоже на нашего Ла́йош Бо́крош (венг. Bokros Lajos András) известного нашего министра финансов. После того, как Венгрия присоединилась к Евросоюзу, после этого ещё сильнее началась эта либерально-экономическая политика. Мы видим: как-то совпадает, что происходит сейчас на Украине и в Венгрии тогда, в конце восьмидесятых годов. Тогда у нас тоже Запад начал свою политическую элиту выращивать. И сейчас на Украине тоже они это делают: своих людей туда ставят, которые то же делают, что Запад. Если посмотрим сегодня не легитимную киевскую политическую элиту, тогда видим, что за ними тоже спецслужбы западные, тоже Джордж Сорос, и Фонд Конрада Аденауэра - они стоят сзади. Идёт ещё западная пропаганда, они финансируют деньгами, и СМИ.

 

Перед тем, как мы начали бы говорить про геополитические моменты сейчас, что происходит, например, на Украине, он бы хотел закончить своё мнение про венгерскую экономику.

Сегодняшние венгерские политические элиты осознают, что они идут в тупик и уже знают, что люди не верят им. Люди у нас в Венгрии не глупые, уже есть интернет, очень много в нём информации, которая показывает правду. И есть такие движения, как например, наша партия "За лучшую Венгрию", которая так радикально показывает: что происходит в мире и в Венгрии. Уже всем прекрасно понятно, что венгерскую экономику уничтожает мировое глобальное общество: Брюссель, Вашингтон, которые указывают, что делать Венгрии. И всё равно, что эти из Брюсселя и Вашингтона говорят, что они либеральные или консервативные, они всё равно, то же самое делают с нами. И сейчас мы уже осознали, что нам нужно наш суверенитет укреплять. И в этой борьбе за суверенитет у такого движения, как наше движение "За лучшую Венгрию", очень большая роль. Потому что, не только мы говорим правду, а потому, что мы новая партия, мы вторые из самых больших партий Венгрии сейчас.

 

Артём Войтенков: Вторая по величине.

 

Адриенн Станисло: Да. Мы не были, когда произошла смена режима, коммунизма, тогда мы ещё не были там. А сегодняшние другие партии все участвовали в этом.

 

Мартон Дёндьёши: Мы чистые в этом плане. И наша задача, что не только в людях, а в правительстве, разбудить это чувство для суверенитета Венгрии, чтобы они тоже… А то например, в правящей партии ФИДЕС (Венгерский гражданский союз) в Венгрии, там тоже есть такие люди, которые тоже борются за национальные интересы, и мы из оппозиции хотим, чтобы они тоже поняли: что для Венгрии лучше. К сожалению, большинство они делают то, что Евросоюз и Америка говорит им. Есть там несколько людей, которые понимают нас.

 

Артём Войтенков: Слушайте, но вы же поменяли недавно конституцию.

 

Мартон Дёндьёши: Да, написали совсем новую.

 

Артём Войтенков: Да, причём, в ней много правильных вещей.

 

Мартон Дёндьёши: Мы тоже так думают, что эта наша новая конституция хорошая, но мы думаем, что ещё недостаточно.

 

Артём Войтенков: Я понял: недостаточно хорошая. Но с другой стороны: там удалось уйти от власти Центробанка, по крайней мере. Что Центробанк Венгрии принадлежит именно Венгрии. А не как у нас - он не понятно чей.

 

Мартон Дёндьёши: Мартон говорит, что был бы счастлив, если бы это так было бы в Венгрии. Мы ещё зависим от глобального мирового общества. Такой маленькой стране, как Венгрия, в сегодняшней ситуации очень трудно стать независимой. Это было бы хорошее начало, если бы председатель Центрального Банка Венгрии зависел бы от венгерского парламента, и от венгерских интересов. К сожалению, сейчас не так у нас. К сожалению, он сейчас независимый от венгерского парламента. И, к сожалению, сейчас как-то не ясно, как работает Центральный Банк, не прозрачно совсем. И видим, что работает на глобальный мир. Это правда, что у нас началось что-то позитивное, что уже более в наших интересах происходит. И есть такие позитивные моменты, что, например, Центральный Банк начал финансировать венгерских рабочих, которые хотят свой бизнес делать: мелкий, средний бизнес. И это уже в наших экономических интересах.

 

Артём Войтенков: Да, это интересно, что у вас такие изменения.

 

Мартон Дёндьёши: Мы видим, что уже начинают люди и правительство осознавать, что для Венгрии не этот путь хороший - путь глобализации и так далее. И это хорошо, что это уже есть.

 

Артём Войтенков: То, что ваша партия вторая по величине в стране, которая прямо об этом заявляет, то это о многом говорит.

 

Мартон Дёндьёши: Мы чувствуем, что пришло то время, когда уже нельзя так, рядом говорить. Надо чётко высказывать то, что является проблемой, то, что происходит в стране и в мире. Сейчас уже в Венгрии такая ситуация, что уже надо что-то делать. Надо, если конфронтации будут, надо бороться тогда тоже. Уже нет выхода из этой ситуации по-другому. Мы не хотим ни с кем конфронтации. Но если надо - тогда надо воевать, бороться.

 

Артём Войтенков: А почему у вас так? Что у вас – так плохо? В чём дело?

 

Мартон Дёндьёши: Самая главная проблема то, что за двадцать пять лет Венгрия стала зависеть совсем от Запада. И экономику, и политику возглавляют чужие интересы, чужие страны. Если посмотрим венгерскую историю двадцатого века, большую часть Венгрии мы потеряли после Первой Мировой войны по Трианонскому договору. И сегодня мы живём в таком регионе, что рядом с нами такие страны, где у нас везде живут венгерские меньшинства, и поэтому у нас всегда конфликты с этими странами. И так как, эти меньшинства живут в большом количестве в этих странах, наша общая политика как-то не может развиваться с этими странами - у нас всегда есть этот межнациональный конфликт.

 

Наша экономика совсем разрушилась, и из населения пятьсот тысяч молодых людей ушли на Запад работать. И это огромная потеря для страны, где десять миллионов людей живут - пятьсот тысяч. И люди потому уезжают на Запад работать, что в Венгрии нет работы, невозможно жить, невозможно содержать семью. У нас очень мало детей рождается, и поэтому нас всё меньше и меньше становится. И мы полностью зависим от глобальных мировых интересов, у нас нет своей экономики, и это показывает, например: у нас очень большие долги, простые люди берут кредиты.

 

И в последнее время самая большая проблема: у людей у нас (у большинства) очень много кредитов, и они зависят от иностранных банков. И как их защищать от этих иностранных банков? И это потому произошло, что нашей политической элите диктуют с Запада. И простые люди, так как не смогли финансировать свою жизнь, они в кредит покупали себе машину, дом, и другие вещи. В иностранных валютах они брали кредит, например, в швейцарских франках и евро. И после того, как начался кризис, и менялась экономика, у людей кредиты, которые надо было отдавать, выросли в два, три раза больше, и они не могут выплатить эти деньги. А венгерская политика ничего не делает, только говорят, что это экономическая политика - что делать. И сейчас поэтому надо, чтобы правительство смотрело на интересы людей, а не на интересы иностранных банков. И пусть начинают защищать людей от глобального мирового общества, мировой власти.

 

И ещё этого всего не хватит, плюс к этому огромная геополитическая борьба, что сейчас началась. Мы сейчас говорим про Украину, так как там сейчас эта геополитическая борьба происходит, и Венгрия в этом участвует. Сто пятьдесят тысяч венгров живёт в Закарпатье - это тоже после Трианона, тогда мы потеряли Закарпатье, это была венгерская территория. Украинское правительство последние двадцать четыре года этих венгров и другие нацменьшинств притесняли - не такие права у венгров, как например, у украинцев. И они так и живут сейчас тоже там.

 

Запад сделал на Украине переворот, после этого привёл своё радикальное правительство. Такие радикалы, как например, Свобода и Правый сектор, которые открыто против нацменьшинств, как например, русских или венгров. А венгерское правительство не этим занимается, а тем, что Украина пусть останется целой страной. Это важно для венгерского правительства. Мы видим, что правительство Украины сегодня проводит геноцид своих граждан. Все знают, что после русских будут, наверное, венгры, с которыми это тоже сделают - геноцид. И в этом вопросе нам рядом с Западом стоять - это самоубийство. Венгерское правительство совсем не хорошо думает по этому вопросу: не рядом с Западом надо было бы стоять сегодня, а рядом с венграми в Закарпатье. И для нас тоже не понятно, и для большинства венгров тоже не понятно: почему венгерское правительство не выбирает тут хороший путь. И это потому происходит, что западные страны, как США, например, они угрожают нашим правительствам не только в Венгрии, и в других европейских странах. И этим занимается, например, спецслужба США, чтобы про всех политиков венгерских, и других стран, делали доклад про них: про жизнь, про работу, про всё.

 

Артём Войтенков: То есть, собирают досье.

 

Адриенн Станисло: Да, точно, досье.

 

Мартон Дёндьёши: Это очевидно: всё, что происходит, и что мы рядом с Западом выступаем, это против Венгрии. Нет ни одной европейской страны, кому в пользу этот украинский кризис. Это потому что, Европа и Россия зависят друг от друга. Зависят в экономических, торговых вопросах, в экономике и наша культура тоже похожа. Только для одной страны это в пользу - это США. И мы видим, что в этом вопросе, в этой ситуации, нам надо найти ту дорогу, которая выведет нас из этого геополитического тупика.

 

Артём Войтенков: Да, как всё грустно. С одной стороны у нас, например, сказки про Европу давно рассказывают, что в Европе живётся хорошо. А вы – Европа, и как-то у вас грустно.

 

Мартон Дёндьёши: Да, это такие сказки, которые мы тоже долго слушали про Европу. Поэтому мы и присоединились к Евросоюзу. И так договорились, что от этого всё потом будет лучше, если мы присоединимся к Евросоюзу. И мы думали, что после интеграции все наши проблемы исчезнут.

 

Адриенн Станисло: Нам это рассказывали эти сказки.

 

Мартон Дёндьёши: Люди думали не только экономически, а сентиментально тоже, что это будет для нас хорошо. Мы сейчас уже видим, что не для Венгрии нужен был Евросоюз, а для Евросоюза нужна была Венгрия. Венгрия – это десятимиллионный рынок.

 

Не только Венгрию надо смотреть, а те рынки, которые были на востоке Европы, например, в России. Тридцать лет тому назад, например, из наших регионов очень много яблок мы экспортировали в Советский Союз. Это только один пример, тут можно говорить про "Икарус", про "Глобус" (консервы), или про лекарства.

 

Артём Войтенков: Сейчас это не нужно в Европе ваша продукция?

 

Мартон Дёндьёши: У Евросоюза и МВФ была задача уничтожать венгерскую промышленность. В этой либерализации и приватизации, что произошло в последние десять лет, это и удалось им сделать: совсем разрушили нашу промышленность. И не только то, что уничтожали нашу промышленность в Венгрии, а наши рынки тоже уничтожали, например, в России.

 

Проще всего показать это через яблоко, венгерское яблоко. Есть у нас регион, называется Сабольч-Сатмар (Szabolcs-Szatmar), и в России яблоко из Сабольча - все знали про это. После присоединения к Евросоюзу, Евросоюз совсем разрушил нашу промышленность и сельское хозяйство тоже.

 

Западная Европа больше денег получила на сельское хозяйство и на промышленность, чем венгерские люди. И поэтому не смогли мы с ними конкурировать. Например, в Россию уже не сабольческие яблоки везли, а греческие и другие европейские. Мы сейчас уже это осознали и начали опять строить наше партнёрство с Россией в экономике. И для этого мы очень много работаем, чтобы это всё опять воссоздать, эти рынки в России. Сейчас пришёл украинский кризис, и из Брюсселя и из Вашингтона перефаксуют нам для венгерского внешнеполитического...

 

Артём Войтенков: Для внешней политики Венгрии.

 

Мартон Дёндьёши: Да. Что надо говорить про Украину. Начинается экономическая борьба, начинаются тут санкции против друг друга. То, что мы трудились, чтобы наши рынки были опять в России, это всё сейчас на много лет опять будет…

 

Артём Войтенков: Откатится назад.

 

Мартон Дёндьёши: Да. Сейчас Россия ввела эмбарго.

 

Артём Войтенков: Да, на продукцию.

 

Адриенн Станисло: Мартон говорит, что это правильно сделала Россия.

 

Мартон Дёндьёши: Только для Венгрии это - трагедия. Уже за последние 20 лет по вине Запада мы уже два раза потеряли наши русские рынки. Поэтому наша партия Jobbik ("За лучшую Венгрию") провела пресс-конференцию. На этой пресс-конференции сказали мы, что Венгрии не с Западом надо вместе провести переговоры с Россией, а отдельно Венгрии с Россией. У нас другие интересы, поэтому нужны двусторонние переговоры между Венгрией и Россией. Мы видели, что сейчас как-то начинаются эти двусторонние переговоры. Наш министр сельского хозяйства был сейчас в России, и мы очень надеемся, что начинаются переговоры, что улучшать будут эту ситуацию.

 

Артём Войтенков: Да. Ну, а как вы будете с Евросоюзом поступать? Ведь у вас Евросоюз будет говорить вам делать то, что ему выгодно, а не вам.

 

Мартон Дёндьёши: Мы думаем, что скоро придёт время, когда надо с Евросоюзом переговорить эти договоры. Сейчас уже все видят в Венгрии, что присоединение к Евросоюзу и к НАТО это для Венгрии самоубийство такое для нас. Евросоюз уничтожил Венгрию в экономической политике, а НАТО хочет создать в Венгрии такую опасную ситуацию, с тем, что тут сейчас обострились отношения между Россией и НАТО.

 

Несколько недель тому назад была конференция в НАТО. Там всем стало ясно, что в интересах НАТО: интересы НАТО – это интересы США геополитические. Только это как будто наши совместные интересы были, но это только интересы США.

 

Тогда, когда наконец-то Украина и Россия сели за стол в Минске, так, что там принимали участие и Лукашенко, Владимир Путин, Назарбаев, Евросоюз и Украина. И после того, как в Финляндии Америка и Россия секретно встретились. После того, как начинаются уже переговоры, НАТО начинает опять свою агрессивную политику, это видели сейчас на этой конференции. Они там говорили, что для тех стран, которые в НАТО, надо нарастить боеготовность. И тут тоже, чтобы не только боеготовность, а так, как преступление, что такая боеготовность, когда кто-то нападает. Говорят про совместные боевые действия или сотрудничество со странами Балтии, Польшей и Украиной. Начинают развивать боевые действия.

 

Артём Войтенков: Подготовку к боевым действиям.

Я правильно понял, что НАТО толкает, чтобы вот эти страны: Венгрия, Польша, которые тоже, в общем-то, славянские, близко к нам, что они могут даже вплоть до нападения на Россию, на Украину?

 

Мартон Дёндьёши: Да, это очевидно, что НАТО это хочет, а то Америка отсюда очень далеко опять. Очевидно, что фронт, если будет, тогда будет стоять на одной стороне Россия, а на другой стороне Восточная и Центральная Европа, и это не наши интересы.

 

Всё равно, что они говорят, что НАТО защищает эти страны, которые члены НАТО. НАТО делает этот конфликт, эту опасность. Поэтому мы видим, что членство в НАТО - это самая опасная вещь для Венгрии. НАТО несёт нас в такую конфликтную ситуацию, из которой Венгрия не может выйти хорошо. И у Венгрии тысячелетняя история в Европе. То есть мы очень давно уже тут в Европе (Венгрия). Мы в центре таких сил, которые возглавляют мир, большие.... Тут встречается Российская держава, и немецкая, и Османская. Нам надо тут найти...

 

Артём Войтенков: Договорённость, баланс.

 

Мартон Дёндьёши: Да, баланс.

 

Артём Войтенков: Равновесие.

 

Мартон Дёндьёши: Равновесие, да. Если тут конфликт, он уже был тут конфликт, мы никогда не выходили из этого хорошо. Венгрия – это всегда плохо было, если такие конфликты были. Мы никогда не получили никакой помощи, и от Запада никогда не получили никакой помощи. К сожалению, мы это видим, что сейчас мы тоже не будем получать никакой защиты, мы не верим НАТО, всё равно, что мы союзники.

 

Артём Войтенков: Давайте возрождать советский блок - Варшавский договор. Лечо у вас вкусное было.

 

Мартон Дёндьёши: Мы очень побаиваемся, что возрождается Холодная война. Очевидно, что в этом конфликте и Европа, и Венгрия, и Россия могут выйти только плохо из этой ситуации, независимо от друг друга. Поэтому нам надо найти мирный путь. Это наш интерес, чтобы это всё мирно...

 

Артём Войтенков: Решить мирно.

 

Мартон Дёндьёши: Да, мирно решилось. Нам нельзя допустить, чтобы США сделали свою политику против нас.

 

Наряду с тем, что нам надо пережить этот геополитический конфликт, нам надо найти свои ценности тоже. Нам очень больно, что Европа совсем свои ценности потеряла. Такая цивилизация, где на "Евровидении" победила бородатая женщина или не женщина - мужчина, трудно тут решать. Там уже ни про какие традиции и цивилизации невозможно говорить. Не может жить такая цивилизация. О какой Европе, про какую цивилизацию мы говорим, если в столице борются за то, чтобы у них был следующий гей парад? Сейчас ценность - где больше иммигрантов или где есть однополые браки.

 

Артём Войтенков: Иммигранты - имеется в виду из Африки, с Востока?

 

Мартон Дёндьёши: Про всех иммигрантов. Хотят доказать людям, что это хорошо и это нормально, что иммигрантов так много, что однополые браки, гей-парады, что это нормально. Мы чувствуем, что разрушаются эти страны. Мне уже видно, что для нас помощь уже только с Востока может придти, где есть ещё традиции, где ещё истинные нормальные ценности. Поэтому я очень рад, что Россия в этой геополитической борьбе против США. Мы видим, что Россия очень много делает для того, чтобы сохранить свои традиции, свои ценности и не пустить эту отвратительную либерализацию, что происходит на Западе.

 

Артём Войтенков: Да, но у нас то же самое.

 

Адриенн Станисло: Мартон знает, что в России есть такие проблемы, такие моменты.

 

Мартон Дёндьёши: Но видно, что руководство России это осознало, что есть такая проблема, и пробует воевать с этим. У нас в Европе катастрофические проблемы в этих вопросах. Это ещё не осознали не только руководство стран, но и люди ещё не осознали, куда это всё ведёт. Если нам не удастся решить эту проблему, тогда Европа через несколько лет будет уже в истории, а уже существовать не будет. И потому тоже трагически, что мы не видим, чтобы у нас были какие-то силы, которые могли бы решить эту проблему. Пока у вас есть такие политические и церковные руководители, которые борются против этих либеральных моментов. А у нас и в наших исторических церквях не понимают, что это проблема, что это недопустимо: гей парады, однополые браки и так далее.

 

Если я уже упомянул то существо, кто с бородой выиграл "Евровидение", тогда я ещё хотел бы сказать, что от этого ещё есть более трагические проблемы. Что в Европе в одной из самых католических странах, в Австрии на следующий день после "Евровидения" австрийский канцлер, австрийский глава государства и руководитель австрийской церкви Кристоф Шёнборн (Christoph Schonborn) из Вены все втроём воевали, кто будет первый, кто может этому существу, этому монстру сказать, что "как вы хорошо, классно выступили". После того, как Кристоф Шёнборн, кто ещё не так давно чуть ли не стал Римским Папой, сделал такое заявление, нам стало так стыдно как католикам, и немножко мы разочаровались в церкви - не в религии, а в церкви.

 

Артём Войтенков: В организации их.

 

Мартон Дёндьёши: Да, разочаровались очень. В Европе сегодня нет таких церковных руководителей. Мы уже не знаем, откуда нам придёт свет, но мы думаем, что как солнце восходит с востока, тогда, наверное, с востока придёт к нам свет.

 

Артём Войтенков: Знаете, просто есть свои проблемы, сложности, а когда тебе другие рассказывают, что у них ещё хуже оказывается.... Причём они шли в светлое европейское будущее, куда и нас тоже тащат усиленно, а оказались просто вот уже на краю какой-то гибели.

 

Мартон Дёндьёши: Это верно, так, к сожалению.

 

Артём Войтенков: Спасибо вам за беседу. Я думаю, что ваш рассказ о европейской стране, которая уже в Европе, которая раньше была частью советского пространства, будет очень полезен для наших зрителей тоже просто в качестве примера.

 

Мартон Дёндьёши: Мы надеемся, что смогли что-то нового сказать вам. Надеемся, что в следующий раз, когда будем беседовать, тогда более оптимистические вопросы сможем обсуждать.

 

Артём Войтенков: Я думаю, что надо обсуждать вопросы: "Что дальше делать?" и "Как вместе из этого выкарабкиваться?"

 

Мартон Дёндьёши: Мы готовы на это всегда.

 

Артём Войтенков: Хорошо, спасибо вам большое за беседу. Вы же не зря в Санкт-Петербург приехали, что это не просто наблюдатели. Я думаю, что дальше развитие отношений между Россией и Венгрией.

 

Мартон Дёндьёши: Это так. И мы всё делаем для того, чтобы между Россией и Венгрией отношения улучшились. Для нас очевидно, что отношения между Венгрией и Россией, это не только в интересах России и Венгрии, а для всей Европы.

 

Артём Войтенков: Понятно. Хорошо, благодарю вас за очень полезный разговор.

 

Мартон Дёндьёши: Спасибо.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (701 мб)
Видео MP4 640x360 (271 мб)
Видео MP4 320х180 (152 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (16 мб)
Звук 32kbps MP3 (16 мб)
Звук 64kbps MP3 (32 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (48 мб)

Текст:
EPUB (163.49 КБ)
FB2 (248.25 КБ)
RTF (173.45 КБ)