Как живет Франция 4

Политическая жизнь Франции зависит и подчиняется США.
Несмотря на разные политические окрасы партий и президентов, делать они будут одно и то же - как приказали из Вашингтона. Большинство политических партий Франции финансируются американским банком Goldman Sachs. Спасение Европы - Россия.

Контейнер

Смотреть
Читать

Александр Лаца

Как живет Франция 4

Видео http://poznavatelnoe.tv/latsa_franciya_4

 

Собеседники: 

Александр Лаца – французский блоггер, аналитик, alexandrelatsa.ru 

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Хотелось бы узнать об устройстве системы политической во Франции: насколько это работает, насколько это действительно справедливо и демократично.

 

Александр Лаца:  Конечно, есть во Франции многопартийная система. То есть многие партии существуют: 

- националисты, 

- у нас есть комитетские партии, 

- социалисты – левые партии. 

- партия Саркози: Союз за народное движение (Union pour un mouvement populaire – по-французски) – это правые. 

 

У нас две большие партии: левые социалисты и правые. 

Я думаю, что когда выборы идут во Франции, они идут без нарушений. Люди голосуют за Саркози или за Олланда, например, как они голосовали неделю назад? и они выбирали их на президента. Я уверен, что более менее не нарушают закон и, что, действительно, большинство французов голосовали за Олланда против Саркози.

 

Но, теперь Франция это страна, которая находится в Евросоюзе. Поэтому эти две партии на самом деле, когда отправляют депутатов в Европарламент, эти депутаты, несмотря на то, что они компетентны во Франции, в Европарламенте голосуют на те же самые законы. Недавно они провели опрос во Франции и заметили, что депутаты левые или правые – они голосуют на 95% на те же самые законы в Европарламенте. Поэтому, можно сказать, что есть демократия во Франции. Но, можно сказать, что если ты выбираешь одного человека или ты выбираешь другого человека, несмотря на то, что у них есть разные политические цели – они сделают те же самое выше. 

 

Можем использовать пример выборов президента во втором туре - Олланд против Саркози. Это как бы Путин против Медведева. Хотя, я думаю, что разница между "Путин и Медведев" больше, чем между "Олланд и Саркози".

 

Артём Войтенков: Несмотря на то, что они в разных политических партиях. 

 

Александр Лаца: Да. Я часто говорю об этом с моими друзьями. Я им объяснил, что на мой взгляд – немного знаю. В "Единой России" есть разные тренды. В "Единой России" есть либералы, есть более менее либералы, более менее консервативные, есть националисты. Поэтому у них внутри в этой партии есть больше разницы, чем между нашими партиями во Франции. 

 

Артём Войтенков: Между вашими двумя партиями.

 

Александр Лаца: Да.Я думаю, что на самом деле политическая система яснее в России, чем во Франции, потому, что когда идут выборы, вы знаете ваших кандидатов. И когда большинство людей здесь в России голосуют за Путина, они более менее знают за кого они голосуют, и почему они голосуют. Они знают. Может быть, что голосуют за Путина по большему, потому что нет competitor-ов.

 

Артём Войтенков: Конкурентов.

 

Александр Лаца: Конкурентов, да. Если мы сравним с ситуацией во Франции. Есть один неокоммунист Жан-Люк Меланшон, есть один социалист Франсуа Олланд, есть один либерал Николя Саркози. Можно подумать на первый взгляд: вот это разные люди, у них разные идеи – вот это демократия. Но, эти люди, когда они находятся в Европе le monte, они голосуют за те же самые законы. Они все согласны. Как я сказал, они все  внутри одной партии, которую мы называем партия Goldman Sachs-ов. Goldman Sachs - вот этотнастоящий банк в США. 

 

Артём Войтенков: А причём здесь американский банк?

 

Александр Лаца: Евросоюз находится внутри одного политического альянса. Западный политический альянс: США, Европа - находятся вместе в одной системе. Мы уже видели эти примеры, когда после войны в Косово, например. Члены Евросоюза, которые должны были заниматься отношениями с Косово (с новым государством), они получили приказ из США. Мы это знаем – это было публично. Из Вашингтона им сказали, как нужно вести себя с Косово. 

 

Поэтому, я думаю, что в Евросоюзе сейчас абсолютно нет суверенитета – независимости. Я думаю, что главный центр, откуда появляются все импульсы, все решения, все приказы – находится в США. И все те люди, которые выступают в Европе le monte, на мой взгляд,  не настоящие политики. Они просто делают то, что они должны делать, и что им сказали делать, и за что голосовать. Поэтому демократия во Франции – люди могут выбирать одного кандидата, но этот кандидат не независимый. Поэтому это не настоящая демократия для меня.

 

Артём Войтенков: То есть, кого ни выбери, всё будет одно и то же. 

 

Александр Лаца: Я думаю, что да. Я уверен. Был такой момент в истории Франции, когда наша страна потеряла де Голля, когда де Голль уходил. Это был один очень важный момент, потому что мы больше не стали независимой страной. Мы были - с де Голлем. После ухода де Голля мы стали другой страной. 

 

Все эти люди, которые пришли к власти с тех пор, несмотря на то, что у них есть название из этих партий или из других партий, они сделали ту же самую политику. И они повели себя не правильно, потому что надо посмотреть на состоянии Франции сегодняшнего дня. Они сделали то же самое решение. Один большой процесс начинался после ухода де Голля. Он продолжается этот процесс, он пока не закончился. Но, я думаю, что он проследует во Франции до критической ситуации. Поэтому демократия, она есть? 

У нас, если мы говорим про Олланда или Саркози - без перемен. Абсолютно без перемен. 

 

Артём Войтенков: Ну, а то, что Франция вступила в Евросоюз – насколько это изменило жизнь во Франции? И во взаимоотношениях: хуже стало, лучше стало? В чём хуже, в чём лучше?

 

Александр Лаца: Они сделали это, чтобы стало лучше, но по факту стало хуже. С интеграцией в Евросоюз у нас появился евро, поэтому жизнь стала дороже. Цены выросли, жизнь стала дороже во Франции. И хотя я чувствую себя как европеец, для меня очень важно, что европейская нация, а не "вместе в будущее". Этот европейский процесс, который идёт сейчас, на мой взгляд, он очень сделан неправильно. Это легко понимать. 

 

Мы видим, что сейчас происходит в Греции, в Испании, что будет завтра во Франции. Это значит, что этот процесс не функционирует правильно, потому что все государства в ситуации – они уже в дефолте, они будут банкротами завтра. Это как бы, когда все люди, водящие машины, они пьяные, то дойдёт до аварии, конечно. Это та же самая ситуация во Франции и в Евросоюзе. Поэтому я - настоящий европеец, я - французский патриот. Думаю, что нужно создать Европу, но сначала нужно понимать, что такое Европа. Какие границы: входит в неё или нет Россия, входит в неё или нет Турция. И нужно создать Европу, как независимый блок. А этот Евросоюз, который существует сегодня, он не является независимым блоком. Это, на мой взгляд, как 52-ой штат США, если можно так сказать. Поэтому без суверенитета - без этого тяжело руководить этим блоком.

 

Артём Войтенков: Сколько вы живёте в России уже?

 

Александр Лаца: Я почти 5 лет в России. 

 

Артём Войтенков: 5 лет. А что вам в России, в русских людях нравится, а что не нравится? 

 

Александр Лаца: Мне не нравится, что люди иногда (в Москве особенно), они очень хотят имитировать, копировать образ жизни Запада. Я думаю, что больше всего в России в маленьких городах – это вообще по-другому. А в Москве особенно, люди хотят вести себя, как жители США, жители Франции. Хотя во Франции тоже ведут себя, как в США. Но эта "западнизация" – она везде. Это мне не очень нравится. 

 

Артём Войтенков: Несмотря на то, что вы сам – европеец. 

 

Александр Лаца: Да. Но, если бы я хотел кушать гамбургеры и ходить в Макдональдс каждый день, было бы логичнее переехать в США, чем в Россию. Имею в виду, что если я сам чувствую себя европейцем. Для меня Запад, Европа – есть разница. Я считаю себя европейцем, а не западным человеком. Я считаю себя континентальным человеком. Если все страны Европы перестанут смотреть на Запад и начнут смотреть на Восток к России – это изменится мир, я уверен. И я думаю, что есть много людей в Москве, которые здесь думают, что надо абсолютно смотреть на Запад, так как всё есть. И я думаю, что это большая ошибка. 

 

Что мне нравится: с этими людьми, даже с этими людьми, которые смотрят на Запад, это то, что можно с ними говорить свободно. В России со всеми людьми, с которыми я встретился, можно говорить без политкорректности. Она не существует в России. Это очень хорошо, потому, что люди могут и думать, и говорить. Во Франции, например, можно думать, но не можно сказать всё, что мы хотим. В рамках закона это – тяжело говорить свободно. Есть законы, которые сейчас выйдут во Франции – они запрещают сказать своё мнение. Есть политкорректность очень сильная. Поэтому это одна большая разница. 

 

Артём Войтенков: Например.

 

Александр Лаца: Долго в мире французский язык был – язык дипломатии, дипломатический язык. Но не только язык - это концепция. Например, во Франции невозможно говорить плохо о некоторых меньшинствах, потому что есть закон, который запрещает. Поэтому есть слова, которых не можно сказать. 

 

Артём Войтенков: То есть, если я назову негра негром, да?

 

Александр Лаца: Пример "негра" очень известный в России. На самом деле - это факт. Политический rage или обычный rage – он свободнее, чем во Франции, на Западе. 

 

Многие думают, что западный мир свободнее, чем Россия. Но это на самом деле - наоборот. Я больше вижу Европу в будущем, как независимый блок, который присоединится к России. 

 

Артём Войтенков: То есть, Европа – от Лиссабона до Владивостока?

 

Александр Лаца: Да, большая Европа от Лиссабона до Владивостока, как ещё раз, независимый, свободный блок. 

 

Артём Войтенков: Но, до этого еще, наверное, далеко. 

 

Александр Лаца: Далеко, но когда де Голль уехал из Франции в Лондон, он сказал, что мы победим. Все думали, что тоже – это будет очень далеко. И наконец, за четыре года всё было сделано. Поэтому, я думаю, что всё зависит от России. Потому что у нас на западе Европы – наша система закрыта, и наша история более закрыта. 

 

В России история – она открыта. Я думаю, в России пока есть энергии, чтобы изменить путь, чтобы выбрать будущее. Потому что сегодня Россия является настоящей независимой страной. И из-за этого, люди, которые руководят страной сегодня, примут хорошее решение. Они могут выбирать путь для России, чтобы завтра Россия стала более сильная, свободная страна, чем сегодня. Я думаю, что это может стать хорошим примером для будущих политиков в Европе. 

 

Набор текста: Татьяна Домбровска

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (214 мб)
Видео MP4 640x360 (100 мб)
Видео MP4 320х180 (54 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (7 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (8.6 КБ)
FB2 (20.67 КБ)
RTF (140.52 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Нидас Ундровинас
Страна доносчиков и стукачей
Тим Кёрби
Дом в Америке
Тим Кёрби
Обман американской демократии
Тим Кёрби
Как живёт Америка 2
Дмитрий Михеев
Главный страх англосаксов