Украинский беспредел и передел

Как банки, олигархи, фонды и корпорации грабят страну и народ.
Запад готовит Украину как жертву для финансовых стервятников.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Украинский беспредел и передел

Видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_ukraina_bespredel

 

Валентин Катасонов - доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Валентин Катасонов: Что касается украинской тематики, то это вторая уже моя книжка по Украине. Первая книжка по Украине представлялась в прошлом году. Я никак не рассчитывал, что буду писать по Украине, но так жизнь складывается. "Украинский беспредел и передел", и подзаголовок - "Экономический и финансовый кризис на Украине как глобальная угроза". Эта книжка, я не скрою, представляет из себя просто сборник моих текущих публикаций по украинской тематике, причём книжка построена на свежих публикациях. Все публикации за исключением одной или двух это публикации 2015-го года, и поэтому, конечно, они ещё не успели морально устареть.

 

Конечно, есть некоторые публикации, которые нуждаются в какой-то корректировке. Но с другой стороны я, когда верстал эту книжку, когда я делал макет этой книжки, я решил никаких корректив в свои первоначальные публикации не вносить. Потому что я считаю, что это что-то типа жанра дневниковых записей. Если вы задним числом начинаете исправлять свой дневник, то это уже что-то другое. Поэтому я сначала приступил к таким исправлениям, а потом понял, что это не правильно, и решил оставить всё как есть. Единственное я просто в некоторых своих публикациях сделал более чёткую привязку ко времени, чтобы было понятно в какой месяц и какого дня происходило то или иное событие.

 

Шесть разделов этой книжки.

1. Первый раздел – "Экономическая жизнь современной Украины, передел активов".

2. Вторая часть книжки – "Финансовые манёвры Киева".

3. Третья – "Украина под дамокловым мечом дефолта".

4. "Украина как трофей Запада".

5. Пятая часть – "Украина и Россия".

6. И шестая - "Украина как очаг глобальной дестабилизации".

 

Признаюсь, что уже после выхода этой книжки у меня ещё с десяток вышло публикаций по украинской тематике, поэтому какие-то вопросы я начинаю лучше понимать.

 

Как вы видите из самого названия книжки, вся суть, так называемой, экономической политики украинского правительства киевского режима это - клянчить деньги и осуществлять передел активов в некогда процветавшей экономике Украины. Вот эти два направления, они между собой взаимосвязаны, но никакой, как говорят сегодня, креативной экономической политики на Украине нет. Под креативной я понимаю и создание каких-то новых предприятий, развитие сельского хозяйства, развитие транспорта и так далее. Фактически это даже не экономическая политика, а "политика экономическая",  взятая в кавычки. Потому что экономика – это домостроительство, а в данном случае мы видим, как разрушается украинский дом, разрушается украинская экономика.

 

Я, может быть, затрону только некоторые нюансы этой темы. На счёт переделов, тут много интересной фактуры я её собирал по крупицам. В частности относительного того, как распределяется сфера влияния отдельных олигархов украинских – это в основном первая часть. О том, как они перераспределяли и продолжают перераспределять активы между собой. Но я ещё в своих других книгах писал о том, что мировая экономика устроена по принципу пищевой пирамиды и в этом смысле, когда ты понимаешь принцип функционирования мировой экономике, как пищевой пирамиды ты прекрасно понимаешь логику этих процессов, которые происходят на Украине. То есть это перераспределение активов – это просто некая возня, которая закончится, безусловно, какой-то финальной экспроприацией, а финальная экспроприация – это когда придут экспроприаторы экспроприаторов. Помните, у классика было "Экспроприация экспроприаторов"? Вот здесь примерно то же самое. Только там была экспроприация пролетарская, а здесь будет экспроприация со стороны хозяев денег.

 

Для того, чтобы придти к этому простому очевидному выводу надо просто посмотреть некоторые детали украинской жизни. Например, такая деталь, которую я сейчас внимательно отслеживаю это деталь, связанная с тем как киевский режим пытается оттянуть момент дефолта. Дефолт на Украине уже произошёл, просто его некоторые не заметили, а некоторые постарались как-то это дело закамуфлировать. На самом деле дефолт настолько очевидный и понятный, что тут вроде бы спорить не о чем. Потому что очередной платёж по внешним обязательствам Украины должен был состояться в конце сентября 2015-го года, и он не состоялся. Что это за платёж? Кто должны были получить эти деньги? Не украинские, не российские средства массовой информации толком нам не объяснили.

 

Зато достаточно подробно на протяжении всего лета описывали процесс переговоров между Министерством финансов Украины и частными кредиторами, Комитетом иностранных кредиторов, возглавляемым инвестиционным фондом Franklin Templeton. Инвестиционный фонд Franklin Templeton это некая вещь в себе до некоторого времени. Блумберг докопался дл конечных бенефициаров этого фонда. Как всегда следовало ожидать, это есть Ротшильды, но это одна сторона медали или одна ипостась  Franklin Templeton. Другая ипостась этого фонта то, что это финансовый стервятник. Что такое финансовый стервятник  мы уже с вами обсуждали не раз, особенно это ярко проявилось на примере Аргентины. Аргентина, которая с большим трудом в прошлом десятилетии сумела выкарабкаться из долговой петли в результате двух реструктуризацией долга.

 

Эти две реструктуризации привели к тому, что суммарное снижение долга составило около 100 миллиардов долларов. И тут на горизонте появляются эти самые финансовые стервятники два фонда - Elliott, второй я сейчас не помню названия, которые незадолго до этого купили мусорные бумаги Аргентины за копейки, и начали качать свои права. Это чтобы вам было понятно, что такое реструктуризация, каковы риски реструктуризации, и что надо для того, чтобы реструктуризация стала необратимым процессом. Казалось, что в отношении Аргентины этот вопрос был решён раз и навсегда, потому что в реструктуризации участвовали по некоторым данным, держатели долга, которым приходилось 90% всего аргентинского долга. Каких-то 7%, грубо говоря, 7% должны подстраиваться под 93. Но 7% не захотели подстраиваться. Это те самые два финансовых стервятника, которые и начали эту бучу. Поскольку эти ребята имеют поддержку с очень высокого уровня, не думайте, что высшей инстанцией для них является Белый дом, у них есть более высокая инстанция это некоторые холдинговые структуры типа Black Rock.

 

Знаете, мы с вами изучаем вроде бы мировую экономику, мировые финансы, максимум на что нас хватает это говорить о том, что есть такие банки Уолл-стрит: JPMorgan, Goldman Sachs, но ведь у них тоже есть аукционеры. В этой аудитории мы говорили об этих четырёх холдинговых компаниях, которые держат пол мировой экономики, одна из них это Black Rock. Сфера влияния Black Rock - и входит вот эти финансовые стервятники.

 

Я почему так издали захожу, чтобы объяснить, что произошло на Украине. А на Украине произошло следующее. Вы представляете, посадить за стол переговоров финансового стервятника и убеждать его, что ему не надо пить кровь из своей жертвы, и что ему надо стать вегетарианцем. Естественно невозможно против природы бороться. Franklin Templeton  в процессе этих переговоров перевёл часть своих бумаг на баланс этих двух финансовых стервятников, и вроде как реструктуризация прошла успешно. Но теперь появляются два новых стервятника. Эти стервятники естественно ждали своих 500 миллионов долларов. Они их не получили, но по правилам Международного валютного фонда есть период 90 дней, когда обиженный, обойдённый кредитор должен просто молчать и ждать, а вдруг заплатят.

 

Так что по моим данным где-то примерно 4 января эти два стервятника, они как раз и оживут. Скорее всего, они поднимут какой-то шум, поднимут какой-то скандал, подадут какие-то исковые заявления. В этом смысле они ребята поднаторевшие, потому что с той же Аргентиной они действуют через Нью-Йоркские суды. Я называю это правовым империализмом это очень удобный инструмент, когда судьбы целых государств решаются в каких-то местных, городских или региональных судах Соединённых Штатов. Это называется правовой империализм, и на этом правовом империализме расцветают эти самые финансовые стервятники.

 

Я думаю, что это не был технический дефолт, хотя его специальным изданием назвали "техническим дефолтом". Видимо, я не знаю, может быть хотели подчеркнуть, что технический дефолт, может быть до нового года платёж произойдёт. А может быть имели в виду, что это всё-таки дефолт не по обязательствам суверенных кредиторов, а по обязательствам частных кредиторов. Понятно, что нельзя объявить реструктуризация долга перед Международным валютным фондом. В декабре этого года исполняется 70 лет Международного валютного фонда. За 70 лет не было ни одного прецедента реструктуризации долга перед  Международным валютным фондом.

 

Но мы наблюдаем интересные события. Я о Международном валютном фонде уже говорил много, я сам по образованию больше международник, поэтому конечно я на любые события смотрю через призму МВФ. Сам по себе МВФ переживал и переживает тяжелейшие времена, просто знаете при плохой игре делают хорошую мину. Хорошая жизнь у фонда закончилась ещё 40 лет назад, я это своим студентам объясняю. А для того, чтобы объяснить, почему кончились хорошие времена у фонда, надо объяснить на каком основании он вообще появился. Решение о фонде было принято в 44-ом году на Бреттон-Вудской конференции. Бреттон-Вудская конференция заложила основы новой мировой валютно-финансовой системы, краеугольным камнем этой системы были фиксированные валютные курсы.

 

Вы знаете, тогда люди всё-таки как-то были более трезвыми, понимали, что вообще-то выстраивать какую-нибудь экономику при плавающих валютных курсах это всё равно, что заниматься каким-нибудь циркачеством. Поэтому не было вообще никаких дискуссий по поводу того, что послевоенная экономика должна основываться на фиксированных валютных курсах. Я иногда своим студентам так и объясняю образно, я говорю: "Смотрите, если у человека скачет артериальное давление, он может заниматься нормально производственной и трудовой деятельностью, творческой деятельностью?"

Я видел таких людей с таким скачущим давлением, они, как правило, ничем заниматься не могут. То же самое с экономикой: если происходят резкие колебания, да и не очень резкие колебания валютных курсов, экономика начинает болеть постепенно, особенно начинает болеть та её часть, которую мы называем реальная экономика.

 

Это я так, небольшой экскурс в историю для того, чтобы было понятно, что без стабильных валютных курсов и сегодня мы вряд ли можем рассчитывать на то, что мы сможем что-то выстроить внутри России. Это вроде бы аксиома, но иногда общаешься с журналистами, и они задают вопрос: "Какой нам нужен валютный курс для того, чтобы нам иметь более-менее хорошие перспективы на ближайшие несколько месяцев?"

Я говорю: "Нам нужны перспективы не на ближайшие несколько месяцев, а нам на десятилетия нужны какие-то условия. Первое условие не какой курс, я не имею в виду, сколько там: 50 рублей за доллар, или 100 рублей за доллар. Первое условие – должен быть стабильный фиксированный курс рубля".

Если не будет фиксированного курса рубля, то мы можем забыть об импортозамещении, об индустриализации, о чём угодно это будет просто цирковые какие-то номера и ничего другого.

 

Я видимо учился в то время, когда всё-таки мы как-то понимали эти вещи. Сегодня, к сожалению, общество и особенно молодая часть общества находится под сильным воздействием НЛП – нейролингвистического программирования, и этих простых очевидных вещей оно не понимает.

 

Я возвращаюсь к Международному валютному фонду. В 70-ые голы, как вы знаете, произошёл демонтаж Бреттон-Вудской системы – были отменены фиксированные валютные курсы. Все думали, что следующий шаг будет какой?! Закроют Международный валютный фонд. А  для чего создавался Международный валютный фонд? Для того, чтобы поддерживать стабильность платёжных балансов. Если происходит дестабилизация платёжного баланса, возникает отрицательное сальдо платёжного баланса, то, естественно, национальная денежная единица падает, это очевидные вещи.

 

Есть там целый комплекс мер, как бороться с дефицитным платёжным балансом, но, будем так говорить, кредиторам последней инстанции в той Бреттон-Вудской системе выступал Международный валютный фонд. То есть там всё было понятно -  МВФ чётко выполнял функцию кредитора последней инстанции, спасал или обеспечивал поддержание фиксированного валютного курса. А тут плавающие курсы, и никто толком не объяснил, а зачем он нужен валютный фонд. И 40 лет валютный фонд занимается непонятно чем, но с очень уверенным апломбом, проводя в жизнь вашингтонский консенсус. Я не буду сейчас расшифровывать, все сидящие, наверное, знают, что такое вашингтонский консенсус, в том числе и проводя на Украине. Безусловно, это кризисное состояние, то есть валютный фонд себя чувствует неуверенно, потому что они не очень понимают, чем они должны заниматься. Просто, к сожалению, страны члены МВФ, они тоже не проявляют достаточной принципиальности и твёрдости позиции для того, чтобы либо добиваться каких-то чётких целей и задач от МВФ, либо требовать его закрытия.

 

Это, как бы, первая фаза кризиса Международного валютного фонда, а нынешняя фаза, она связана с такими бытовыми моментами, как пересмотр квот Международного валютного фонда. По процедурам МВФ каждые пять лет происходит корректировка квот МВФ: квоты по капиталу и по голосам. Понятно, что меняется соотношение потенциалов отдельных стран и квоты пересматриваются с учётом изменения уровня экономического развития стран-членов МВФ.

 

В 2010-ом году, примерно как раз в это же время, получается, ровно пять лет тому назад, на совете директоров проголосовали за очередную корректировку квот Международного валютного фонда. Там, конечно, вопрос стоял шире, в отличие от обычной традиционной корректировки там ещё были приняты решения об удвоении капитала Международного валютного фонда и поставлен вопрос о том, что в течении ближайшего времени надо пересмотреть саму формулу расчёта квоты. Потому что формула была сложная, можно сказать, эзотерическая и кабалистическая, которая завышала долю стран золотого миллиарда и, соответственно, занижала долю стран периферии мирового капитализма. То есть по большому счёту нужная простая понятная квота, то есть формула для расчёта квоты. И такой формулой является формула, основанная на двух показателях: валовой внутренний продукт и валютные резервы страны.  Естественно, при такой формуле резко меняется отношение долей отдельных стран участниц, естественно, не в пользу стран золотого миллиарда, и особенно не в пользу Соединённых Штатов Америки.

 

А почему удвоение капитала? Удвоение капитала по той простой причине, что фонд выглядел очень бледно во время финансового кризиса 2007-2009 годов. Очень бледно, практически не сумел купировать своими кредитами финансового кризиса ни в одной из стран. И поэтому, как-то оправдываясь, чиновники сказали: " У нас денег мало, надо удвоить капитал". И вроде бы как приняли решение об удвоении капитала. Дядя Сэм, естественно, начал блокировать эти решения, хотя директор от Соединённых Штатов голосовал тоже "за". На Капитолийском холме решили, что не рационально выплачивать 60 миллиардов долларов в порядке решения об удвоении капитала. Когда у них там на грани их блокирующий пакет акций, блокирующий пакет акций – это 15%, то есть это право вето. У них на 2017-ый год было 17%, но уже как-то близко, а если, естественно, пересмотреть ещё формулу, то они, конечно, сразу же улетают куда-то за красную черту, то есть фактически они теряют Международный валютный фонд.

 

А я своим студентам для того, чтобы им было быстрее понятно, что такое МВФ, я говорю: "Это дочерняя структура американского казначейства". Так оно и есть. Страны члены, они представлены в Международном валютном фонде своими министерствами финансов, казначействами. Все текущие вопросы решают министерства финансов соответствующих стран-членов Международного валютного фонда.

 

Теперь мы подходим к этому моменту, что фактически у фонда своих проблем выше крыши. Кстати говоря, в прошлом году проходила очередная встреча -  саммит МВФ и Всемирного банка, на которой наш министр финансов Антон Силуанов, человек в высшей степени дисциплинированный и выдержанный сказал: "Когда же они всё-таки примут решение о ратификации 14-ой корректировки, и если они этого не сделают, то мы тогда будем без них эти вопросы решать". То есть это достаточно смелый для Силуанова был выход, выпад.

 

В таком же состоянии находились и находятся и другие министры финансов, потому что ситуация патовая. В этом году, как вы знаете, в Риме проходил этот саммит и мадам Кристин Лагард (Christine Lagarde) она в отчаянии, она просто в истерике. Она заявила на официальной части, что она готова исполнить танец живота только для того, чтобы народные избранники на Капитолийском холме ратифицировали 14-ые корректировки. Понимаете насколько ситуация напряжённая? А ведь на эту даму, поскольку всё-таки, как вы понимаете, штаб-квартира МВФ находится в Вашингтоне, и там же находятся все эти структуры - Белый дом, министерство финансов Соединённых Штатов, то на неё там оказывается совершенно бешеное давление. По сути дела Международный валютный фонд за последние полтора года сделал нарушений больше, чем за предыдущие, без малого 70 лет своей истории.

 

Во-первых, он выдал кредит стране, в которой ведётся война. Некоторые говорят: "Они же не объявляли о том, что у них война". Действительно, они там крутятся, вертятся, они на бытовом уровне объявляют России войну, они на бытовом уровне тоже говорят: "Убьём, добьём ватников в Новороссии". Они не замечают этого. Для маленькой справочки: МВФ, принимая решение о выдаче или не выдаче кредита, сам решает: идёт ли в стране война или не идёт. А в данном случае они решили выступить в роли кисейной барышни и ждут, когда им подскажут. Им ничего не подсказали, они и принимают такое решение.

 

Дальше. Как вы знаете, в апреле прошлого года был выдан один кредит. Этот кредит не был использован, потому что со стороны кредитополучателя были серьёзные нарушения, в общем, этот кредит закрыли. Казалось бы, закрыли и закрыли, всё, МВФ уходит из этой страны. Начинаются переговоры о новом кредите на ещё более льготных условиях. Этот кредитный договор пока продолжает действовать, но это тоже грубейшее нарушение - выдача нового кредита, когда не выполнено условие по предыдущему кредитному соглашению.

 

Я не говорю о более мелких технических нарушениях, которые не интересно знать аудитории, но дотошные аналитики, эксперты, они сразу же зафиксировали такой медицинский факт - выдача кредита на сумму 17 миллиардов Украине. По отношению к ВВП – это самый крупный кредит в истории Международного валютного фонда, самый крупный. В абсолютном выражении нет, но в относительном - самый крупный кредит.

 

Первый транш - тоже есть определённые лимиты, сколько можно перечислять по первому траншу. Нарушили. Я не буду вас сейчас погружать в эти тонкости, но там нарушения идут на нарушении. Сейчас, естественно, всё завязано в такой тесный узел. Извините, что я так на одном просто конкретном вопросе сосредотачиваюсь, чтобы не растекаться мысли по древу. Тут много сюжетов, я просто хочу один сюжет прожевать хорошенько.

 

Это наш, конечно, кредит, вернее это заём, это не кредит, а именно заём, который был предоставлен Украине, как вы знаете, в конце 13-го года. Под занавес 13-го года 20 декабря мы перечислили первый транш этого 15 миллиардного займа. Транш был оформлен как покупка евробондов. Причём это была закрытая купля-продажа, это не на открытом рынке, не на вторичном рынке. Причём процентная ставка в два раза ниже рыночной, и так далее. Я почему сейчас на этом акцентирую внимание, потому что тогда не возникало никакого даже вопроса по поводу того, что это суверенный заём со стороны Российской Федерации.

 

А в этом 2015-ом году, когда уже подходит дата погашения займа 3 миллиарда, других траншей мы не выдавали, Яценюк и министр финансов Наталья Яресько, они стали хором утверждать, что это не суверенный, а это коммерческий или частный заём. Надо сказать, я специально поднял все материалы Международного валютного фонда, чиновники по неосторожности, чиновники МВФ, которым задавали вопрос "как вы квалифицируете этот заём Российской Федерации", по простоте душевной говорили: "Конечно официальный". Летом этого года им было строго настрого запрещено вообще высказываться на эту тему.

 

А сейчас, буквально вчера, прошла информация о том, что в срочном порядке, о чём я и говорил, у меня были публикации, которые примерно несли один и тот же смысл, что МВФ на ходу перестраивает собственные же правила. Буквально вчера -  МВФ в ноябре собирается пересмотреть свои принципы квалификации займов. То есть они хотят подогнать российский заём под категорию коммерческого для того, чтобы после того, как Украина не заплатит России искомые 3 миллиарда, не объявлять Украине дефолт. Это глупо, потому что всё равно дефолт придётся объявлять.

 

Я могу сейчас эту тему дальше углублять, расширять. Безусловно, что мы подадим в суд, безусловно, что на время рассмотрения, опять-таки, по тем правилам, которые существовали, иностранные кредиты не могут выдаваться этой стране по этим правилам. Тут идут сплошные нарушения. А главное хочу сказать, что сколько верёвочке не виться всё равно один конец, всё равно придётся объявлять дефолт, это очевидно, потому что украинская экономика падает со скоростью камня. У меня вообще такое ощущение, что те несколько месяцев, которые были проведены в переговорах, это были переговоры о том, когда произойдёт дефолт, что вы нам дадите? То есть вопрос покрытия обязательств Украины перед этими самыми кредиторами.

 

По некоторым косвенным признакам, потому что мадам Яресько очень активно участвует в составлении списков приватизации. Она вообще интересуется вопросами, непосредственно выходящими за рамки, будем так говорить, её ведомства. Я думаю, что там эти вопросы обсуждались. И, конечно, я хочу сказать, что со стороны России тут много, мягко выражаясь, недоработок, если не сказать жёстче - ошибок. Мне, например, не понятно, почему надо было именно в декабре 2013-го года предоставлять Украине эти 3 миллиарда именно в форме покупки евробондов. Было бы намного надежнее, если бы это был просто кредит. По кредиту там, естественно, уже таких двусмысленностей не могло бы быть, это был бы суверенный кредит.

 

К сожалению, никаких, будем так говорить, оргвыводов в министерстве финансов не сделали. В советское время, по крайней мере, хоть с работы снимали или выговор объявляли, ничего такого по моим данным не произошло в Минфине.

 

Очень, конечно, забавно и грустно, что мы знаем о том, что происходит в Организации Объединённых Наций. Там Чуркин выступает постоянно в Совбезе, и любая домохозяйка знает о позиции Российской Федерации, знает реакцию других стран членов ООН на выступления Чуркина. А я задаю вопрос специалистам: "Кто директор от Российской Федерации в Международном валютном фонде?". Один из десяти только знает. Понятно, как он может знать, если эта информация вообще нигде не публикуется. Нас, конечно, интересует не фамилия этого человека. Нас интересует, а что он там делает в валютном фонде, как он проводит нашу линию. К сожалению, очень вяло, мягко выражаясь. Это самое минимально, что я могу сказать. Так что там много интересного. Хотелось бы, конечно знать, насколько мы блокируемся с теми же странами БРИКС при проведении каких-то нужных нам решений - тоже большой вопрос. Я не идеализирую этот альянс под названием "БРИКС", там очень много напрягов.

 

Но мне интересно, как скажем, в Совете директоров МВФ, удаётся ли там достичь некой консолидации, консенсуса по тому же самому украинскому займу. Интересные вопросы. Кстати, очень интересные вопросы заключаются в том, а какие деньги-то сегодня МВ выдаёт? Дело в том, что у многих сложилось впечатление, что МВФ выдаёт деньги, которые у него в уставном капитале. Нет. Он фактически занимается перепродажей чужих денег, вот в чём дело. Это как бы перекредитование денег. Там есть специальные программы, я сейчас не помню точное название этой программы, она появилась после финансового кризиса - это как временная мера укрепления финансового потенциала валютного фонда. Страны члены МВФ, они собрались и между собой договорились о том, что они берут на себя обязательства, что они будут подбрасывать деньги МВФ, а МВФ будет выступать как перекредитор этих первичных денег.

 

Тут, кстати, интересный вопрос. Потому что я посчитал, сколько получила Украина от Международного валютного фонда, посмотрел, сколько Украина перечислила. Я не пользовался какими-то конфиденциальными данными, я пользовался сайтом Международного валютного фонда. Я три раза пересчитал, у меня, честно говоря, глаза на лоб вылезли. Получается, что Украина выплатила Международному валютному фонду по тем суммам, которые она получила, получается аккурат двадцать процентов. Где эти хвалёные пять-шесть процентов льготных? Двадцать процентов. Я долго не мог понять, почему такие высокие проценты. Скорее всего, потому что речь идёт о перекредитовании - это более дорогие деньги. Но я не думал, что даже перекредитование приведёт к такому высокому проценту. Понятно, что это, конечно, долговая удавка.

 

И тут как раз мы опять возвращаемся к вопросу о переделе, потому что конечный передел это, когда придут вот эти самые финансовые стервятники. И эти финансовые стервятники будут требовать своей доли. К сожалению, мы могли бы и должны были действовать более решительно, в плане добиваться покрытия Украиной обязательств перед Россией. Но я считаю, что мы здесь тоже вяло выступали. Вопрос, конечно, спорный некоторые говорят. Я говорю: "Ведь знаете, мы получили право на то, чтобы получить свои три миллиарда ещё в конце марта, начале апреля 2015 года, пока ещё не было этой заварухи". Вот сейчас набегут.

 

Сейчас в декабре, в январе там будет хаос сплошной. А почему? Потому что ведь заём, который Россия выдавала, он предусматривал ковенант - это особые условия договора, что если финансовое положение заёмщика резко ухудшается, то кредитор-заимодавец вправе требовать немедленного погашения долга. Там были определены критерии относительно уровня долга, суверенного долга. Но каким-то образом непонятным Украина лавировала на этой планке, семьдесят процентов. Но после февральского обвала гривны вся математика изменилась. Математика изменилась по той простой причине, что ведь пересчитывают долг как? Долг в долларах, ВВП в долларах. Естественно, если произошла девальвация гривны, то долларовый ВВП будет иметь другое значение. Соответственно там сразу подскочил до девяноста процентов.

 

Как только появилась эта информация, я тут же сразу написал статью, адресованную господину Силанову, что не надо терять время, а надо срочно действовать - надо срочно требовать три миллиарда. Никаких вообще реакций. И опять-таки не потому, что страна не может прожить без этих трёх миллиардов, а потому что мы должны кончать это безобразие на Украине. Если мы бы организовали в апреле месяце дефолт на Украине, я думаю, ситуация не была бы хуже, чем она сейчас. Скорее всего, она была бы лучше. Я давал свои сценарии развития событий. Но, к сожалению, у нас нет такого штаба, который бы просчитывал или даже планировал бы какие-то действия. К сожалению, у нас очень вялая политика, вялая реакция. Мы всегда бьём по хвостам, и на Украине это тоже очень хорошо видно.

 

Кстати, ещё один сюжет, который очень высвечивает ахиллесовы пяты нашей экономики и нашей вообще российской жизни - это проблема российских банков на Украине. Известно, что на Украине было несколько банков, они и остаются там: это Сбербанк, это ВТБ, Газпром банк, ВЭБ, правда, там он под другой вывеской. В общем, несколько крупных банков. Из частных банков – это Альфа банк. Честно говоря, впервые меня очень задело такое событие, как участие двух наших банков в размещении войскового займа. Это было летом прошлого года. То есть такой патриотический заём для того, чтобы поддержать АТО, то есть помочь уничтожать наш народ, наших людей в Новороссии. И в этом андерайтинге, в размещении этих войсковых облигаций, участвовали наши два российских банка: ВТБ и Сбербанк. Без каких-либо комментариев, у меня всё это написано.

 

Но вы знаете, есть вещи покруче. Например, в начале этого года два наших банка, всё тот же ВТБ и, по-моему, Сбербанк, все те же два банка, они говорят о том, что надо провести декапитализацию этих банков на Украине. Я следил, сначала они там называли суммы в гривнах. По тому курсу это было двести пятьдесят миллионов, потом аппетит повысился. Где-то последние заявления были в апреле месяце, декапитализация на сумму порядка семисот-восьмисот миллионов долларов.

 

Вы знаете, меня особо даже поразило, я всегда так ёрничаю по поводу выступлений Медведева, но какое-то было совещание, где Медведев совершенно правильно, детская такая реакция, он сказал: "А как же так? Мы же в таких отношениях с Украиной, а два наших банка собираются туда перечислять деньги для декапитализации своих украинских дочек?"

С одной стороны - какая-то странная детская реакция.

С другой стороны - эта реакция показала, что наш премьер-министр выступает в роли наблюдателя. Он не может принять никакого управленческого решения и сказать "Нет". То есть у него нормальная реакция здорового ребёнка, что так делать не надо, но при этом он, как ребёнок, ничего сделать не может.

 

Но на самом деле ситуация крайне неприятная. То есть вот на примере этих дочек мы понимаем, что такое российские банки. Слово "российские" можно ставить в кавычки. Капитал вообще космополитичен, а банковский капитал тем более космополитичен. Казалось бы, надо радоваться, что мы вернули Крым в состав Российской Федерации. Но ведь на территории Крыма не Сбербанк, не ВТБ работать не желает. Они подчиняются односторонним санкциям Соединённых Штатов. Понимаете? Туда пришли банки, которым терять уже нечего. Я не буду их сейчас перечислять. Вот такая интересная ситуация в Крыму.

 

Когда всё это накладывается ещё на некоторые неприятные явления, то вообще начинаешь понимать, что лучше бы нам вообще такой банковской системы не иметь. Я имею в виду ФАТКУ. Все вы слышали эту аббревиатуру. Почему-то последнее время делают вид, что нет ФАТКИ, замалчивается эта тема.

 

ФАТКА – это закон о налогообложении иностранных счетов. Это один из экстерриториальных законов, которые приняты в Соединённых Штатах после одиннадцатого сентября 2001 года. У них каждый второй закон в Соединённых Штатах после одиннадцатого сентября это экстерриториальный закон. То есть это закон, который не ограничивается официальной административно-политической границей Соединённых Штатов, он распространяется на весь мир. Так вот, вроде бы ФАТКА преследует цель повышения собираемости налогов. А для того, чтобы повысить собираемость налогов, надо быть в курсе, у кого, чего и где. В том числе ведь по экспертным оценкам самих американцев за пределами Соединённых Штатов живёт около пяти-шести миллионов американцев, физических лиц.

 

Плюс к этому, соответственно есть много оффшорных компаний открытых американскими физическими и юридическими лицами, которые тоже не платят налоги в Федеральный бюджет Соединённых Штатов. Вот мы и будем бороться с этими налоговыми уклонистами. А помогать нам в этом будут кто? Банки всего мира. Они должны отчитываться перед нами относительно того, какие у них клиенты. Если там US persons в их терминологии, то есть это даже не обязательно граждане Соединённых Штатов. Это будем так говорить, лица, которые обязаны платить налоги в Соединённых Штатах, потому что это не обязательно человек с американским паспортом. Тут свои есть тонкости. Короче говоря, значит каждый банк, включая российский, должен отчитываться.

 

Правда, есть две схемы реализации ФАТКИ. Одна схема, она не такая унизительная для других стран. Когда скажем, налоговая служба Соединённых Штатов заключает соглашение с налоговой службой другой страны. И налоговая служба другой страны берёт на себя обязательства, что она сама отслеживает состояние счетов в банках своей страны, и докладывает уже некую сводную информацию в налоговую службу Соединённых Штатов. Такие соглашения были подписаны сразу же буквально с несколькими европейскими странами.

 

Но, что касается России, по поводу ФАТКИ, то мы тут сначала встали в позу. Министерство иностранных дел вообще сказало, что это посягательство на национальный суверенитет. Это примерно 2011 год. В 2012 году тихой сапой стали в Государственной Думе обсуждать возможные поправки в разные законы и кодексы, связанные с возможным нашим подключением к ФАТКЕ, без афиширования. То есть сначала так попылили, потом решили, что никуда не денемся, и придётся нам как-то с Соединёнными Штатами выстраивать соотношения в рамках этой самой ФАТКИ.

 

Я тоже как-то отслеживал эту ситуацию, и тоже написал в одной из своих публикаций, что в принципе мы могли бы использовать ФАТКУ в своих целях. Знаете, не бывает безвыходных ситуаций. Каким образом? А подписать с американцами симметричное соглашение. Хорошо, мы вам будем докладывать о состоянии счетов наших банков, естественно через нашу налоговую службу, а вы, пожалуйста, докладывайте о состоянии счетов американских банков относительно Russian persons. Но почему-то эта идея как-то не была встречена с энтузиазмом наверху, скажем прямо. Хотя я должен сказать, что мои идеи поддерживали многие. И, по-моему, даже в Министерстве финансов разрабатывался вариант симметричного соглашения с американцами. Из газет я узнал следующую информацию: проходило какое-то совещание у Медведева, обсуждался вопрос ФАТКИ. Судя по всему, Медведев сказал: "Делайте, что вам приказано. То есть делайте одностороннюю ФАТКУ, симметричная ФАТКА нам не нужна".

Вот, к сожалению, сегодня второй раз вспоминаю Медведева. Если первый раз со знаком "плюс", то второй раз со знаком "минус".

 

Я к чему всё это вспоминаю? Я вспоминаю это в связи с тем, что ведь и на сегодняшний день мы толком не понимаем, по крайней мере, общество не понимает - а как банки сегодня выстраивают отношения с Соединёнными Штатами? Известно, что тихой сапой уже многие крупные банки подписали прямые соглашения. По-моему, ВТБ, Сбербанк подписал прямое соглашение. Если раньше в учебниках писали, в наиболее таких продвинутых учебниках, о том, что Соединённые Штаты устанавливают финансовую зависимость над экономиками других стран через систему участия, через кредиты, то сегодня, извините, выстраивается административная вертикаль. И тогда возникает вопрос: а откуда происходит управление российскими банками? Студент скажет: "С Неглинки". Неглинка это там, где находится основной офис Центрального банка. У меня такое ощущение, что управление всё-таки происходит, по крайней мере, в отношении украинских дочек - с Киева, а в отношении всех остальных банков - из Вашингтона, там, где находится американская налоговая служба.

 

Вот такая неприятная ситуация. И я немножко, конечно, прошу прощения, что я отклонился от темы "Украина", поскольку это всё-таки тут на стыке. Хотелось бы, хотя бы два слова сказать о подзаголовке "Экономический и финансовый кризис на Украине как глобальная угроза". Безусловно, что держателями украинского долга являются и американские фонды, и европейские фонды. Конечно, скажем, дефолт Украины при других условиях он не выступил бы в качестве такого детонатора. Это тема финансового положения Европы. Финансовое положение Европы крайне неустойчиво, буквально - это карточный домик. И кажется, ну что там Украина с её суверенным долгом сорок миллиардов долларов? Даже, если там будет какая-то цепная реакция, она далеко не пойдёт, она не разрушит такую мощную финансовую систему, как система Европы. Но это иллюзия. Дело в том, что финансовая система Европы это тоже карточный домик.

 

Я напомню тем, кто интересуется историей банковского дела. Банковский кризис в Европе начался с падения всего одного банка Кредитанштальт (Creditanstalt), австрийского банка. И затем по цепочке возник общеевропейский банковский кризис, который тянулся практически до 1939 года, до начала Второй мировой войны. Поэтому много здесь не надо. А события в Греции они несколько месяцев назад прошли. И я тоже внимательно мониторил ситуацию. Практически, там выбор был в Брюсселе между плохим и совсем плохим.

- То есть, нельзя не проводить реструктуризацию греческого долга.

- С другой стороны - любая реструктуризация бьёт по кредиторам.

 

Там тогда ещё во время предыдущей реструктуризации греческого долга кое-как выкрутились. Потому что там удалось купировать кризис на Кипре. Надо же понимать, откуда Кипрский кризис возник 2013 года. Это же продукт реструктуризации греческого долга 2012 года. И тогда у многих кипрских банков в активах оказалось много греческих долговых бумаг. И там удалось. Кстати, значительная часть издержек этой реструктуризации греческой, она легла на Russian persons, я бы так выразился, то есть мы тут тоже оказались крайними.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (485 мб)
Видео MP4 640x360 (190 мб)
Видео MP4 320х180 (106 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (12 мб)
Звук 32kbps MP3 (12 мб)
Звук 64kbps MP3 (22 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (34 мб)

Текст:
EPUB (195.36 КБ)
FB2 (301.72 КБ)
RTF (251.13 КБ)