Тайны капитализма 1

Как деньги покоряли человечество.
Современная наука экономика служит для сокрытия преступной деятельности банков, финансистов, корпораций. Система образования работает на ростовщиков и выращивает послушных зомби, не способных самостоятельно мыслить.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Тайны капитализма 1

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_kapitalizm_1

 

Валентин Катасонов – доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО.

 

Валентин Катасонов: Уважаемые, братья, сёстры, мы начинаем с вами заседание, работу молодёжной секции Русского экономического общества имени Сергея Фёдоровича Шарапова. Что касается тематики наших обсуждений, наших семинаров, я думаю, что мы за основу возьмём тематику вот этой книги (В.Катасонов Капитализм. История и идеология "денежной цивилизации"). Мы предварительно консультировались, совещались по этому поводу. Я решил не изобретать никакого специального плана и специальной программы, потому что есть книга. В этой книге есть определённая логика, есть определённый алгоритм, и можно по этому алгоритму идти. Конечно, можно использовать для подготовки к нашим семинарам не только эту книгу, есть другие книги, скажем, книга "О проценте ссудном, подсудном, безрассудном", два издания книги были. Примерно пятьдесят процентов той книги вошло в состав этой книги. Есть и какие-то другие книги. После этой книги вышли книги, которые сюда не входили, но я попутно буду говорить, если какие-то будут у меня ссылки на другие книги, которые помогут осваивать и усваивать материал этой книги. Вот такое организационное предисловие.

 

А сейчас я хотел бы взять в руки эту книгу и начать разговор. В принципе я думаю, что главной целью наших встреч является уяснение, выяснение того, что такое есть экономика. Можно было бы, конечно, проводить наши встречи на какие-то другие темы, по другим проблемам, но современный мир устроен таким образом, что, всё-таки, молодёжь больше всего интересуется экономикой. Я просто так это чувствую, и молодёжь подтверждает. Я говорю о том общем интересе, который по-своему можно объяснить, и который, наверное, можно использовать, и нужно использовать. Интерес к экономике - это некая такая калиточка, которую мы можем открыть, и пригласить человека для того, чтобы дальше уже начинать наши путешествия, наши беседы. И, естественно, что через некоторое время, может быть, молодого человека будут интересовать не только вопросы финансов и экономики, а и философии, и богословия, и смысла жизни, и так далее. Я думаю, начинать-то надо всегда с самого простого, понятного, того, что волнует каждого. Если молодого человека интересует, можно ли играть на рынке Форекс, давайте и с этого вопроса начнём. Так что, у нас запретных тем нет.

 

Я сейчас хотел бы познакомить вас для начала со структурой этой книги. Эта книга выходила в Институте русской цивилизации в 2013-ом году. Олег Анатольевич Платонов главный редактор и директор этого издательства говорил, что именно нужна такая толстая книга, наверное, какой-то смысл в этом есть.

Я просто перечислю названия этих двенадцати частей.

Часть 1. Что такое капитализм и "денежная цивилизация"

Часть 2. Религиозно-духовные основания "денежной цивилизации".

Часть 3. "Денежная цивилизация" древнего мира и средних веков.

Часть 4. Иерусалимский храм в истории становления "денежной цивилизации".

Часть 5. Современная "денежная цивилизация" как рабовладельческий капитализм.

Часть 6. Борьба ростовщиков за власть, или перманентная "денежная революция".

Часть 7. "Денежная революция" конца XX века: финансовая либерализация.

Часть 8. "Денежная цивилизация" как система глобального паразитизма.

Часть 9. "Денежная цивилизация", как "экономика" долгов и разрушения.

Часть 10. Банки и кризисы.

Часть 11. Диктатура банков и военно-банковский комплекс.

Часть 12. Мировые ростовщики, их апологеты и критики.

 

Двенадцать частей. Чтобы вы понимали некую логику, я понимаю, сразу на слух невозможно эту логику уловить, но всё-таки, ключевые слова вы уловили - это "денежная цивилизация", "денежная революция". "Денежная цивилизация" - это одно из названий той модели общества, в которой мы с вами сегодня пребываем. Но не надо думать, что эта модель общества является уникальной. Эта модель общества существует и в других странах. Она существовала и до 21-го века, и она существовала даже до Рождества Христова.

 

Мне хотелось бы объяснить, прежде всего, часть первую. Мы сегодня и начнём с части первой. Здесь, в части первой всего две главы. Часть первая, ещё раз, называется, повторю: Что такое капитализм и "денежная цивилизация". Состоит она всего из двух глав.

Глава 1. О моделях общества и схемах мировой истории.

Глава 2. "Денежная цивилизация": сущность и вывески.

 

Никто не будет спорить, каких бы он взглядов ни придерживался, что экономика это часть общества. Конечно, есть совсем такие экстремальные точки зрения, что экономика, это не общество, а экономика, это просто некие производительные силы, что это железо, это инфраструктура, это фабрики и заводы - вот это экономика. На самом деле, конечно, это не экономика, а это только производительные силы. Это, действительно, некая мёртвая материя, но всё равно, эта мёртвая материя, она как-то соприкасается с обществом, с человеком. И, конечно, мы не можем сводить экономику только вот к этой мёртвой материи. Более того, когда мы учились в советское время, то нам совершенно правильно говорили, что экономика, это не производительные силы, экономика - это отношения, отношения между людьми. И вот, я об этом напоминаю по той простой причине, что, к сожалению, современные учебники по экономике, они может быть, даже где-то в начале и постулируют этот тезис о том, что экономика это отношения между людьми. Но дальше этот тезис повисает в воздухе, потому что дальше почему-то рассказывают про какие-то финансовые рынки, про какую-то волатильность, про спрос и предложение, точку равновесия, и так далее. Собственно, исчезают субъекты экономических отношений.

 

Вообще, мой опыт показывает: когда ты начинаешь говорить про экономику, рассказывая про субъектов, а субъектами отношений может быть человек, субъектом может быть компания, банк, семья, этнос, государство, то есть, совершенно разные субъекты. Какой-то клан, какая-то преступная организованная группировка - всё это субъекты экономических отношений. И, если, действительно, начинать разговор об экономике субъектов, то, во-первых, это будет предметнее, во-вторых, это будет интереснее, а в-третьих, это будет поучительнее.

 

И второй момент, связанный с таким определением экономики, вот какой. Что ведь эти отношения, они же не стихийно складываются. Эти отношения, они как-то регулируются. Есть какие-то определённые писаные и неписаные нормы отношений. Скажем, отношения в семье - это же тоже малый социум, и там есть определённые, в том числе и экономические отношения. Это особая тема - семья, как ячейка экономики. Обычно говорят, семья ячейка общества, но семья это и ячейка экономики. Это очень интересная, кстати говоря, ячейка, потому что, на примере этой экономической ячейки можно понять, а каков мог бы быть идеал православной модели экономики.

 

Так вот, если так, совсем простенько говорить на эту тему, то есть несколько уровней, на которых регулируются эти отношения между субъектами.

Первый и самый базовый уровень - это религиозные нормы. Скажем, те же самые заповеди, десять заповедей, написанные на скрижалях Моисеевых, те самые скрижали, которые он принёс еврейскому народу. Там уже записаны заповеди, которые непосредственно диктуют, будем так говорить, правила ведения хозяйства. И в те времена были разные люди: были люди религиозные, были не очень религиозные люди, были язычники. Сегодня то же самое, только в гораздо худшем варианте. Поэтому, конечно, для современного человека понятие страха Божьего, страха, что если я нарушил какую-то заповедь, и я буду наказан, это слабо работает. Есть, конечно, такие люди.

 

Вот мы как раз на заседании Русского экономического общества, где мы обсуждали творчество Константина Леонтьева, мы отчасти затрагивали этот вопроси - страх. Константин Леонтьевич уделял очень большое внимание категории страха в истории, в обществе. И он говорил, что бывает два типа страха: страх божий, и, когда один человек боится другого. Но особенно, когда в обществе создаётся аппарат насилия, государство, полиция, суды, и так далее, да он просто боится наказания. Конечно, вторая форма страха, она не эффективна. Вторая модель страха ведёт к тому, что появляются всё новые и новые этажи этой машины под названием "принуждение и наказание", и это дорога, которая ведёт в никуда. Кстати, Константин Николаевич говорил: "Не дай Бог, если в России появится конституция, потому что, русский мужик, русский человек боится Бога. А если ему скажут, что он должен бояться закона и конституции, тогда в России начнётся анархия". И он говорил: "Анархия начнётся ровно тогда, когда в России будет принята конституция". И вы знаете, что действительно, через несколько лет началась анархия. Но это так, отступление в сторону.

 

Изучать экономику надо, не то что желательно, а даже императивно, не только по учебникам экономики, но и используя обширную литературу, которая формально как бы, не относится к экономической литературе, к экономической науке - изучать философскую мысль, богословскую мысль, историю. Это мы как бы затронули первый уровень - религиозные нормы.

 

А второй уровень - это уже для общества, которое отходит от Бога, отходит от религии, это уже некие этические нормы. Те люди, которые пожили некоторое время в советское время, они прекрасно помнят Моральный кодекс строителя коммунизма. Это ведь, по сути дела, были моральные нормы. Но эти моральные нормы, конечно, были крайне неэффективны, и где-то они даже были очень наивны и смешны. Вы же сами понимаете, что это был некий такой плагиат. Фактически, это те нормы, которые были сформулированы в Нагорной проповеди Христа. Но, тем не менее, это пример таких этических норм. Этические нормы, конечно, тоже помогают как-то обустраивать общество, выстраивать экономические отношения. Например, в России купцы говорили: "Уговор дороже денег". То есть, это пример такой этической нормы. То есть, конечно, русский купец уже, может быть, не был так религиозен, как его предки, но, тем не менее, всё-таки на каком-то генетическом уровне, по-своему они так формулировали некогда религиозные формы. Это уже фактически некая этика хозяйственной жизни, хозяйственная этика.

 

Третий уровень - это уже уровень закона. Это уже для такого общества, где человек перестал бояться Бога, где человек боится только земного наказания. Появляются законы, появляются суды, появляется полиция, появляется государство - здесь уже принуждение, здесь уже страх. Тут мне вспоминаются слова святых отцов, которые совершенно правильно говорили: "Тот, кто боится Бога, не боится человеков. Кто боится человеков, не боится Бога". Вот надо бояться лучше Бога, а человеков бояться не надо. У нас, к сожалению, сейчас боятся человеков и по вертикали, и по горизонтали. И тех, которые облачены в некие мундиры судей, прокуроров, и так далее, и тех, которые находятся рядом, и которые уже готовы подставить ближнему подножку. Это уже такая система норм для общества, которое уже имеет некие признаки звероподобия. Я не стесняюсь такого выражения, потому что, сами святые отцы говорили об этом, да и тот же самый Константин Николаевич Леонтьев очень боялся законов, понимая, что законы, это как бы уже индикатор, своеобразный индикатор духовной деградации общества.

 

Я не могу сказать, что я был так богословски и исторически подкован. Но, когда ещё в начале девяностых годов стали говорить о том, что нам надо строить правовое государство, как-то моя совесть, и моя душа отторгала эти лозунги "правового государства". Потому что, я тогда, как собака, не мог объяснить, что "правовое государство" это уже что-то типа ошейника и короткого поводка для человека. Что вообще-то, человек мог бы жить по-другому. Так что "правовое государство", это, конечно, категория, не имеющая ничего общего с православием, это уже признак такой духовной деградации общества.

 

И наконец, поскольку мне приходится соприкасаться с миром финансов, так или иначе, то здесь я познакомился ещё с одной категорией норм. Это некие неписаные нормы, можно сказать, что это некие своеобразные такие нормы моральные для определённого круга людей. Такие нормы, которые определяют взаимоотношения в определённом социуме, в определённой корпорации. Это я бы даже сказал так - это некая система двойных норм, двойных стандартов: нормы для внутренних отношений, и нормы для внешних отношений. И какую бы тему финансовую мы сейчас не начали обсуждать, выясняется, что, в общем-то, вроде бы как финансовые институты созданы и функционируют в рамках так называемого "правового государства", но при этом, они руководствуются своими какими-то неафишируемыми нормами. Самый такой очевидный и вопиющий пример - это неполное покрытие обязательств банков. То есть, это фактически деятельность, которая имеет некое такое обоснование, невнятное обоснование, для эмиссии незаконных платёжных средств. Я имею в виду безналичные, или депозитные деньги. Мы об этом говорили, и ещё об этом будем говорить.

 

Поэтому, сам институт Центрального Банка - это тоже очень лукавый институт, хотя есть целый закон, который называется "Закон о Центральном Банке", банке России, но, тем не менее, многие аспекты деятельности Центрального Банка не регламентируются этим законом. Я десять лет проработал в Центральном Банке, это уже разговор для профессионалов, и может быть даже не для объективов, рассказать о том, что есть закон, а при этом есть как бы реальная деятельность Центрального Банка. Причём, такая деятельность, которая идёт даже в нарушение самого закона. Но, тем не менее, значит общество у нас толерантно, и оно предпочитает не замечать.

- Кто-то не замечает потому, что не понимает.

- Кто-то замечает, но понимает, что таковы правила игры.

Это вот как раз неписаные нормы, или "жизнь по понятиям". Это вот такой жаргон, такого воровского преступного мира – "жизнь по понятиям". Весь финансовый мир он построен на понятиях.

 

Вот у меня была в стенах этого здания презентация моей книги, называется "Диктатура банкократии", а подзаголовок "Банковская деятельность как организованная преступная группировка", "Банки как организованная преступная деятельность". Я сейчас уже не помню точное название, смысл понятен.

 

Мы живём в таком странном мире. И человек иногда не очень даже понимает - а в реальной-то жизни, чем он руководствуется, какими нормами?

- То ли он всё-таки человек религиозный, и всё-таки боится Бога, соответственно, его деятельность регламентирована и мотивирована страхом божьим.

- Или же он боится закона.

- Или же он всё-таки является членом этого, будем так говорить, преступного клана и живёт по понятиям.

 

Чаще всего, конечно, происходит раздвоение и разтроение личности, потому что, человек в каких-то ситуациях даже пытается быть православным, ходит в храм, но при этом может жить и по понятиям, и как-то это у него уживается. Хотя, с моей точки зрения, вот такое совмещение несовместимого, оно, конечно, приводит к серьёзным мутациям в человеке. Сначала это мутации на духовном уровне, потом они даже проявляются уже на физиологическом уровне.

 

Я должен сказать, что, изучая финансы, я всё чаще обращаюсь к медицинской литературе. Не только к духовной, но и к медицинской литературе, потому что, слишком много уже появляется медицины, откровенной медицины.

 

Я позволю себе такое лирическое отступление.

Где-то в девяносто первом году я несколько месяцев работал в Нью-Йорке. Работал я консультантом в Организации Объединённых Наций. Жил я в одном достаточно респектабельном районе, назывался он Green Hills. Снимал я там жилплощадь в одном особнячке. Хозяйка была милая, у неё была дочь, дочь была психиатром. Дочь жила отдельно, но два раза в неделю она принимала вип-клиентуру, и эта вип-клиентура была публикой с Уолл-Стрита. А после приёма этой вип-клиентуры мы сидели на втором этаже этого дома, пили чай, и она, в нарушение всех норм врачебной тайны, рассказывала о своих клиентах, и даже идентифицировала их принадлежность к тем или иным банкам. Честно говоря, тогда впервые у меня волосы поднялись вверх, и не опускались очень долго. Впервые я тогда понял, что да, это особый мир, и он причём, очень опасный, не только в духовном, но я бы сказал, и в физическом смысле. Так что, вероятность заполучить какое-то психическое расстройство, пребывая в этой зоне "повышенной радиации", очень велика.

 

Так что, здесь всё как-то тонко соприкасается: физический мир, психический мир, и духовный мир. Так что, в этом смысле, конечно, финансы очень интересны, потому что, они действительно позволяют понять многие тайны мира, понять устройство мира. Хотя, должен сказать, что финансы, это особый мир, и не всегда можно, изучая этот мир, дойти до первопричин.

 

Как-то мне пришлось слушать отца Максима Козлова, настоятеля университетского храма. Так вот, отец Максим Козлов как-то делился своими ощущениями, впечатлениями относительно студентов Московского государственного университета. И выяснилось, в том числе, что большая часть прихожан-студентов, это студенты естественных факультетов: биологический, физический, ещё какие-то. А меньше всего прихожан с юридического и с экономического факультетов. В принципе батюшка тогда не объяснил причины этого, но я могу объяснить, потому что, студенты экономического факультета соприкасаются с виртуальным миром, не с реальным миром.

- Если ты изучаешь мир божий, физический мир, ты быстрее приходишь к пониманию того, что этот физический мир не мог быть сотворён в результате какого-то там взрыва, или ещё какого-то хаоса, что это действительно творение Божие.

- А вот, когда человек изучает вот этот финансовый хаос, то, конечно, далеко не всегда он может понять, что это за мир, какова природа этого мира, и как через этот виртуальный мир можно пробиться к физическому миру, а через физический мир прийти к пониманию первопричины всего, а именно Бога.

Так что, в этом смысле, конечно, "экономика", но "экономика" в кавычках, конечно, - это вещь такая для души небезопасная.

 

Я бы даже так сказал, что, когда мы учились, и когда мне пришлось преподавать, я преподавал достаточно долго "Политическую экономию". Но во введении "Политической экономии" всегда говорилось, что в экономической науке есть три функции.

- Первая функция - это познавательная. То есть, познавая экономику, вы познаёте и общество в целом, - это совершенно правильно.

- Вторая функция - преобразовательная. То есть, изучая экономику, вы как-то понимаете, как можно улучшить экономику, какие-то рекомендации, какие-то решения по изменению экономики.

- А третья функция - идеологическая функция. Преподаватели марксизма-ленинизма, они не стеснялись говорить о том, что у экономики, как дисциплины, есть такая идеологическая функция.

 

И надо сказать о том, что эти три функции были достаточно сбалансированы. Но, когда я листаю учебники по политической экономии современные, я вижу, что там девяносто девять процентов идеологической функции. Там нет никакой функции, связанной с познанием, скажем, социального мира. Там нет никаких идей, которые бы помогли человеку, изучающему экономику, экономикс, макроэкономику, как угодно назовите, для того, чтобы как-то преобразовать эту самую макроэкономику. Короче говоря, это очень такой лукавый инструмент, с помощью которого происходит переформатирование сознания молодёжи. Понятно, что, прежде всего, учебники адресованы не старшему поколению, а молодёжи. Там всё перевёрнуто с ног на голову.

 

Какую бы тему мы ни взяли, там всё лукаво, там сплошной обман. Я сегодня только проводил семинар, причём не среди студентов бакалавриата, а среди студентов магистрантов, уже шестой год обучения. Так вот, я вам честно скажу - мне интереснее даже работать со студентами первого, второго курса. Потому что к шестому курсу, уже, грубо говоря, я прихожу в аудиторию, где сидят живые трупы, то есть, практически никаких реакций живых нет. А если он что-то такое говорит, то он не может ничего объяснить. То есть, вот эта динамика, видно, как всё это от года к году накапливается, и происходят очень какие-то вещи. Но хотелось бы верить, что они, конечно, не являются необратимыми процессами, но задача по зомбированию чётко просматривается, прослеживается.

 

Я всё-таки сорок лет преподаю, я эту динамику вижу. Я помню, когда сорок с лишним лет назад мы ещё будучи студентами, достаточно активно там дискутировали, а потом, когда я уже преподавал политэкономию, даже в советское время, я не боялся говорить на лекции о том, что да, я всё-таки считаю, что причины изменений в экономике лежат за пределами экономики. Я даже говорил о том, что эти причины не являются политическими, они являются духовными. Я, правда, тогда не был даже и крещёным, и даже не имел представления, что такое православие, но я себя называл идеалистом. Вот как меня учили на лекциях, на семинарах по философии: вот были материалисты, были идеалисты. И то было как-то живее, было как-то интереснее.

 

Сегодня, к сожалению, такое ощущение, что приходишь на какое-то кладбище. Потому что, когда начинаешь так уже молодёжь пытать, о чём они думаю, о чём они мечтают, как они себе представляют будущую жизнь, сегодня один, наконец, долго молчал, сопел, сопел, потом говорит: "Хочу уехать в Африку и курить бамбук". Я говорю: "Ты шутишь?" Но, судя по выражению его лица, нет, он не шутит.

 

Честно скажу, это даже не к молодёжи адресую, а к родителям молодёжи - вы десять раз подумайте, прежде чем отдать своего ребёнка. Потому что вы всё-таки должны понимать, если вы отдаёте своего ребёнка, тогда какую-то ответственность за него несите. Вы хотя бы иногда делайте замеры того, что происходит с вашим ребёнком, какова динамика. Потому что, грубо говоря, это зона жёсткой радиации. Понимаете, ведь у нас родители тоже уже выросли в годы перестройки. Ведь радиацию не видно. Человек может думать, а что такого страшного, я зайду в зону Чернобыля. А через год он уже в реанимации находится, он уже разлагается, его ткани разлагаются. Здесь примерно, то же самое - невидимая радиация, жёсткая радиация.

 

Последствия? О духовных я не говорю, могут быть даже физические последствия. Вот я сказал, что всё чаще заглядываю в разные медицинские книжки. А вот такое психическое заболевание, как аутизм, я часто вспоминаю. Ведь это же в любом справочнике по психиатрии: аутизм – заболевание, которое представляет из себя сохранение этого детского мировосприятия у ребёнка до пяти лет, реальность мира путается со сновидениями. Он видит мир через какие-то розовые очки. Но потом это проходит, он как-то начинает уже реально воспринимать мир.

 

К сожалению, сегодня даже взрослые люди воспринимают мир через розовые очки. Это я понимаю, если ты там домохозяйка. А если ты, извините, профессор, который читает лекции по экономике? Если ты сам страдаешь аутизмом, и при этом ты заражаешь этим аутизмом аудиторию, в которой сидит сто молодых людей. В Евангелие же есть слова: "Должно прийти в мир соблазнам, но худо тому, через кого эти соблазны приходят". То есть, ответственность преподавателя, ответственность профессора - величайшая. Там же, в Евангелие тоже слова - "словом своим спасёшься, словом своим осудишься". То есть за каждое своё слово должен нести ответ уже в этой жизни, понимая, что на страшном суде тебе придётся за каждое своё слово отвечать.

 

Так что, вот такое небольшое предисловие. Теперь всё-таки я вернусь к нашей книге.

Глава первая называется "О моделях общества и схемах мировой истории". Самая такая популярная схема на сегодняшний день, хотя её так прямо не называют, это схема общественно-экономической формации. Это та схема, которую внушали, внедряли в сознание нескольких поколений в советское время. Это та схема, которая присутствовала и присутствует в работах классиков марксизма. Надо сказать, что классик марксизма Маркс не сам придумал эту схему. Это ещё идёт от французских утопистов, по-моему, от Сен-Симона. Но, тем не менее, схема незамысловатая, что общество это общественно-экономическая формация, состоит из двух основных элементов: базис и надстройка.

- Базис - это экономика, экономические отношения.

- А надстройка - всё остальное: политика, идеология, государство, культура, право, религия.

 

Маркс договорился до того, что у него даже религия - это продукт экономического развития. Даже где-то прямо говорил: "Это продукт производства". Да. Ну что сделать? Конечно, сейчас такие тезисы уже не проходят, но, тем не менее, каждый день мне приходится по два, иногда по три интервью давать, всегда вот вопросы начинаются с экономики. То есть, даже журналисты у нас как-то так мыслят, что экономика первична. Если мы что-то поймём в сфере экономики, тогда мы сможем понять, что происходит в сфере политики, в сфере культуры, в сфере международных отношений.

 

С точностью до наоборот. То есть, если мы понимаем, что происходит в духовной сфере, если мы понимаем, что происходит в политике, тогда мы, наверное, сможем объяснить, что может происходить и в экономике. Экономика находится на хвосте всей этой цепочки. А у Маркса - это экономический базис. То есть, любые изменения в экономике, они уже порождают изменения в политике, культуре, и даже в религии. Соответственно, схема истории у Маркса, она тоже очень простая, как детские кубики. То есть, сначала была общественно-экономическая формация, которую он называл первобытный строй, потом рабовладельческий строй, потом феодализм, потом капитализм, а потом уже коммунизм с двумя фазами. Первая фаза - это социализм, а вторая - собственно коммунизм. Вот такая незамысловатая схема, и каждое государство, каждое общество, каждая страна, каждый народ, должны пройти через все эти фазы. Вот это почти как закон природы. Как, скажем, из семечка вырастает дерево, этот рост проходит определённые фазы, вот у Маркса примерно такой же железный закон природы. Вы сами понимаете, что эта схема разбивается в пух и прах, если мы соприкасаемся с реальными фактами.

 

Естественно, не сразу и не вдруг, я стал интересоваться, а как был устроен рабовладельческий строй? У меня даже как бы этот интерес родился в связи с тем, что христианство зародилось две тысячи лет назад. Считается, что христианство появилось в Римской империи. В любом учебнике написано, что это империя, в которой господствовал рабовладельческий строй. Но мне хотелось узнать подробнее, поскольку я уже крещёный был, православный, мне, естественно, было интересно узнать историю христианства. Когда я стал изучать, я тут немножко забегаю, наверное, вперёд, потому что, у нас ещё будет раздел, который называется "Иерусалимский храм в истории становления "денежной цивилизации", вдруг выясняется, что, в так называемом рабовладельческом обществе, были все признаки капитализма.

 

То есть, как-то вот эта красивая схема Маркса, она оказалась очень такой уязвимой. Маркс не очень-то объяснял, а как это так? Там было и ростовщичество, там был и торговый капитал, но было и рабовладение. Но, в какой-то период времени, я, наверное, забегаю со своими выводами, вдруг я выяснил, что рабовладение и капитализм - это две стороны одной медали.

- То есть, там, где капитализм, там неизбежно рабовладение.

- А где рабовладение, где отношения рабства, там, безусловно, и капитализм. Эти вещи, они очень тесно взаимосвязаны.

 

Но речь сейчас не о рабовладении, и не о капитализме, а речь идёт о том, что вот эта марксова схема общественно-экономической формации, она, конечно, очень уязвима. Кстати говоря, сам Маркс, не для публичного пользования, а в своих каких-то записях, таких, интимных записях, признавал, что да, могут быть какие-то другие варианты исторического развития, когда общество может миновать стадию капитализма. У него была переписка с нашими народниками. Наши народники интересовались: неизбежно ли Россия должна пройти через стадию капитализма. Маркс писал этим народникам, что "в принципе, у вас же есть сельская община, это фактически уже некий зародыш социализма. И что, может быть, для России вот эта моя классическая схема: феодализм, капитализм, коммунизм - она не обязательна". Но, большая часть писем, которые были написаны Марксом, они так и не были отосланы. Что там греха таить - Карл Маркс работал по социальному заказу. Россию надо было загнать вот в эту колею капиталистического развития. Россия должна была, как бы быть втиснута в это прокрустово ложе марксистской схемы смены общественно-экономических формаций. К сожалению, это так.

 

Глава вторая части первой называется "Денежная цивилизация": сущность и вывески". "Денежная цивилизация" - это, наверное, тот термин, который я предложил читателю. "Денежная цивилизация" - это термин, который может быть заменён другими терминами. Я, чтобы быть предельно чётким, зачитаю некоторые признаки этой денежной цивилизации. Должен сказать, что здесь всего полстранички, но над этой частью текста я работал достаточно долго, потому что, сами понимаете, здесь надо попадать в десятку. Поэтому, вот эти полстранички для меня очень ценны, потому что, я действительно писал их уже после того, как была написана вся книжка. Так вот, основные признаки "денежной цивилизации", всего десять признаков.

 

Первый признак. Стремление части общества к накоплению богатства, при этом накопление богатства превращается в цель жизни для представителей этой части общества. Под богатством понимается совокупность имущества, превышающая жизненные потребности человека. А имущество в пределах жизненных потребностей человека на Руси называли достатком. Это так уже, сноски.

 

Второй признак. Соответственно, накопление богатства превращается в непрерывный, бесконечный процесс. Это, как говорят математики, дурная бесконечность.

 

Третий признак. Деятельность по накоплению богатства в обществе представляет собой не единичные случаи, а носит массовый характер, что ведёт к качественным изменениям, или "мутациям", выражаясь биологическим языком, во всём обществе.

 

Четвёртый признак. "Мутации" прежде всего связаны с изменением сознания большей части общества: люди, независимо от их фактического имущественного положения, приобретают желание накапливать богатство. Изменения сознания влекут за собой изменения социального поведения. Отношения взаимопомощи и сотрудничества заменяются отношениями конкуренции и стяжательства.

 

Пятый признак. Для части людей богатство становится конечной целью, самоцелью. Для очень небольшой группы людей богатство выступает средством по достижению цели господства (власти) над всем обществом. Эта группа позиционирует себя как "избранных", а остальное общество рассматривает как своих слуг и рабов. Названия остальных могут быть самые разные: плебс, гои, и так далее.

 

Шестой признак. Для укрепления своих позиций в обществе группа "избранных" умело использует стремление "плебса" к обогащению. Это очень важный момент. Я тут может быть, забегаю вперёд. Совершенно правильно писали и говорили святые отцы, что не бедность спасает человека, потому что, человек может быть материально социально нищим, но при этом мечтать о каких-то несметных богатствах, и завидовать богатым. То есть, бедность, это, прежде всего, состояние духовное, а не социальное. Можно, конечно, говорить, и говорят совершенно правильно о том, что есть социальная бедность, но здесь имеется в виду вот эта вот жажда богатства, или сребролюбие. А как говорил апостол Павел, сребролюбие - корень всех зол. Так что, "плебс", к сожалению, иногда гордится тем, что он плебс, что он люмпен, что он обездоленный. Вот, большевики пришли к власти, повели за собой народ. Народ пошёл не потому, что он был духовно совершенен, а именно потому, что он хотел переделить имущество, которое принадлежало меньшей части общества. А такой эксперимент обречён на неудачу. К сожалению, и современные коммунисты плохо это понимают. Хотя я много раз пытался им объяснить, они этого не понимают. У них всё сводится к проблеме передела.

 

Седьмой признак. В обществе происходит непрерывная социально-имущественная поляризация: накопление богатства в руках "избранных" и обнищание "плебса". "Плебс" приобретает всё более определенный статус рабов. Парадокс заключается в том, что чем сильнее человек желает богатства, тем быстрее превращается в раба. С точки зрения мирского сознания - это парадокс. С точки зрения православного человека - это всё понятно и очевидно. Поэтому, те люди, которые как бы, начинают отходить от всех этих иллюзионов, так называемой экономической науки, они начинают понимать самые простые вещи. Если человек пребывает вот в этом дурмане, то объяснить эти простые вещи ему крайне сложно, и даже невозможно. В этом случае я говорю: "Тут только Господь Бог может помочь. Я в данном случае младший ассистент Господа Бога, а Господь Бог по-своему объясняет". Я говорю: "Вот побудете где-нибудь, под минами, или под бомбами в Донецке, неделю, я думаю, вы гораздо быстрее всё поймёте. Я могу вам месяц тут как рыба об лёд биться, что-то объяснять. А вот за неделю пребывания на такой стажировке, вы гораздо быстрее всё поймёте". Поэтому, я иногда так понимаю, что лучше даже не тратить свои ограниченные физические силы, когда видишь, что человеку требуются какие-то гораздо более сильнодействующие "лекарства". Ну не работает моё слово, моё слово подобно писку комара, нужны какие-то более сильнодействующие средства. Это так, лирическое отступление.

 

Восьмой признак. В обществе подневольных работников снижаются стимулы к эффективному труду. Вы знаете, это очевидная вещь. Настолько очевидная, что даже доказывать не надо. Я, конечно, ещё лет двадцать назад жил в плену многих иллюзий. Но где-то двадцать лет назад я работал в одной очень крупной корпорации. Причём, главными акционерами этой корпорации были Ротшильды, я тогда просто этого не знал. Корпорация занималась добычей золота. Можете потом выяснить, что это за корпорация. Английская корпорация, которая занимается добычей золота. Но меня поразило, что в этой корпорации среднее звено и нижнее звено практически не мотивировано на какой-то, как сейчас говорят, креативный труд. Много говорят про креативность. А какая может быть креативность, извините, у наёмного работника? У наёмного работника совершенно другая мотивация, другой ход мыслей.

 

Вот вчера я как раз читал лекцию сотрудникам Центрального Банка Российской Федерации. Немножко им рассказал о таком законе, как закон Додда-Франка. Это закон, который был принят в Соединённых Штатах в 2010-ом году. Это толстенный закон на полторы тысячи страниц. Его ещё называют "Закон о реформировании банковской системы Соединённых Штатов". Этот закон ни один юрист, ни один банкир изучить не в состоянии. Я тоже свой кусочек изучил. Меня интересовала только одна тема - тема финансового доносительства. Но, поскольку кризисы происходят, а на Западе считают, что кризисы происходят, потому что органы банковского надзора недостаточно эффективно работают. А недостаточно эффективно работают, потому что непрозрачны банки, потому что отчётность банковская не вполне адекватна, то значит, надо как-то восполнить этот пробел. А как его восполнить? А давайте мы создадим сеть добровольных стукачей в банках. Для начала в американских банках. Вот закон Додда-Франка как раз легализует эту деятельность, и в частности, предусматривает выплату серьёзных премий.

 

Представляете, сидит сотрудник, какой-нибудь мелкий клерк, в каком-нибудь крутом банке JP Morgan. И, понятно, что никаких перспектив на социальный рост. А тут вот такая возможность, дай-ка я чего-нибудь там украду, стырю, а может быть, я миллион заработаю. Я уверяю вас, что клерки примерно так и думают. А почему он должен думать об интересах корпорации? Я помню, где-то в девяностые, или в восьмидесятые годы говорили, что вот такие японские корпорации, там дух патернализма, там дух такой семейной атмосферы, в японских корпорациях. Да, некоторое время это было, но сегодня японские корпорации превратились в такие же корпорации, как и американские корпорации, где Homo homini lupus est - человек человеку волк. Так что, никакого духа корпоратизма нет, это всё сказки про белого бычка.

 

Это я к чему всё говорю? Что никаких стимулов к эффективному труду в условиях этой модели общества и экономики, просто быть не может. Я даже более скажу, что в условиях социализма, всё-таки, действительно были и материальные и моральные стимулы труда. Вот как там ни крути, ни верти, скажем, движение рационализаторов-изобретателей, достаточно было массовым движением. Каждый год там регистрировали по несколько миллионов изобретений. Не знаю, уж насколько это были серьёзные изобретения, насколько это были серьёзные рационализаторские предложения, но, тем не менее.

 

Девятый тезис. "Избранные" опираются на такие способы накопления богатства, которые обеспечивают наибольшую эффективность. Среди таких способов на первых местах находятся ростовщичество и спекулятивная торговля. Реальная экономика (производство товаров и услуг, необходимых для удовлетворения жизненно важных потребностей человека) оказывается на периферии общественной деятельности. Ну, зачем я буду корячиться, и создавать какие-то товары? Производство, это не самая рентабельная сфера бизнеса. Лучше я пойду спекулировать на биржу. А ещё лучше, я в банкиры запишусь. Они там вообще, говорят, делают деньги из воздуха. Поэтому, материальное производство развивается по остаточному принципу. И на материальное производство смотрят просто как ещё на один из инструментов обогащения. Ничего другого.

 

Вот сегодня мне звонил какой-то корреспондент, не помню, из какого агентства, и вопрос был такой: "Кто-то там подсчитал вчера, что семь развивающихся стран, ядро этих семи стран, это страны группы БРИКС, их совокупный валовой внутренний продукт превысил валовой внутренний продукт Большой семёрки G7. Как вы это прокомментируете?"

 

Я говорю: "Вы знаете, вообще-то, эта новая семёрка, она ещё лет десять назад имела реальный ВВП, превышающий реальный ВВП вот этой самой, старой, или, так называемой, Большой семёрки". Я вообще, как экономист, уже лет десять не интересуюсь показателем валового внутреннего продукта. Потому что валовой внутренний продукт когда-то ещё до эпохи финансового капитализма, он действительно отражал какие-то результаты хозяйственной деятельности общества. А сегодня что такое ВВП США? Сегодня показатель ВВП США это не показатель производства, а показатель потребления. А откуда потребление, если нет производства? А потребление за счёт того, что Соединённые Штаты эксплуатируют вот как раз страны этой новой семёрки. Россию они эксплуатируют, как поставщика сырья, а Китай эксплуатируют, как поставщика готовых товаров.

 

Так что, если мы хотим действительно заниматься экономикой без кавычек, то мы должны очень критично подходить к показателям статистики. Нет, я не отрицаю, даже наоборот говорю, среди всех экономических дисциплин я бы оставил только бухгалтерский учёт и статистику, а всё остальное - в чистом виде идеология, перезагрузка сознания, нейролингвистическое программирование. Я бы может, оставил ещё учебники по экономике, вот эти экономикс, просто как наглядные пособия. Я иногда со студентами проделываю такие эксперименты. Мы просто берём страничку текста, и я перевожу этот язык на русский язык. Получается даже смешно и весело. И тогда выясняется, что король голый. На полном серьёзе это просто обсуждать невозможно, а когда вот так переведёшь, то становится даже весело. Так что, иногда бывает полезно как-то немножко улыбнуться, посмеяться, и тогда все эти чары всей этой псевдонауки, они как-то сразу исчезают.

 

Десятый пункт. Накопление богатства происходит прежде всего в денежной форме. Во-первых, деньги - основной инструмент ростовщичества и спекулятивной торговли. Во-вторых, деньги - наиболее "ликвидный" актив, который может быть максимально быстро и эффективно использован для обеспечения и укрепления власти "избранных".

 

Вот я иногда даже некоторых предпринимателей пытаю, и даже наших российских банкиров, я спрашиваю: "Как вы думаете, по приоритетности в России, во что вкладывают наши предприниматели деньги? Какие виды инвестиций? Финансовые инструменты, акции, облигации, золото, или инвестиционные проекты в реальное производство? Или создание товарных запасов?" Они чувствуют провокационный вопрос. Я говорю: "А как вы думаете, ребята те же с Уолл-Стрит, те же инвестиционные банки, во что они вкладывают? Так, по приоритетам?"

 

Самые главные инвестиции - инвестиции в политику.

На втором месте - инвестиции в образование.

А потом уже всё остальное.

Для рыночной экономики очень важно, чтобы были нужные люди. Вот я уже на заседаниях Русского экономического общества много раз повторял этот вопрос, но сегодня ещё раз его повторю. Я его как-то лет, наверное, восемь назад, задал впервые в одной студенческой аудитории, прямо экспромт такой родился.

Я спросил студентов: "Какой самый ресурс рыночной экономики дефицитный, самый важный?"

Они стали говорить, деньги, земля, природные ресурсы.

Кто-то сказал – человек.

Я говорю: "А какой человек?"

- "Ну как какой, Валентин Юрьевич? Креативный, который обладает компетенциями".

То есть, вот этот птичий язык. Я говорю: "Да нет, действительно, рыночной экономике нужен человек, только другой - дурак".

Потому что, рыночная экономика, она именно построена на эксплуатации лохов. Я же предыдущие пункты перечислял. То есть, люди, они управляются либо через обман, либо через силу. Когда кончается ресурс обмана, тогда, грубо говоря, уже просто вступает в силу другой инструмент: там были силы аргументов, а здесь уже аргументы силы. Всё. Вся рыночная экономика строится на всех этих двух вещах.

 

Поэтому и войны возникают, когда кончаются уже все эти чары, то тогда не остаётся никакого другого средства, как включать вооружённые силы. Всё предельно просто. Соответственно, опять я возвращаюсь к медицине. Я смотрю в справочнике, сколько дураков рождается, так вот, по законам природы, даунов, и всяких прочих, с отклонениями? Доли процентов. Ну, значит, надо организовать конвейерное производство. А где у нас конвейерное производство? Система образования. И вот, если человек на первом курсе ещё что-то понимает, ему я что-то могу объяснить, на шестом курсе я ему уже ничего не могу объяснить. Всё, уже почти готовый продукт. Так что, это вроде такая шутка, но такая горькая шутка. Если человек понимает, что он находится на конвейере, уже как-то неизбежно он начинает думать о том, как защищаться, как выстраивать защиту. Конечно, лучше вообще не попадать на этот конвейер, но если уж попал, то держись, как говорится, включай всю защиту, какую только можно.

 

Вот десять признаков, десять характеристик этой, так называемой, "денежной цивилизации".

Во второй главе я говорю о том, что в разные времена по-разному называли эту модель общества, эту модель экономики. Аристотель называл эту модель хрематистикой. Я не раз на заседаниях Русского экономического общества говорил о том, что Аристотель, который ещё за несколько лет до Рождества Христова писал свои работы по политике, по экономике. Кстати, экономика уже был термин. Его ввёл где-то до Аристотеля Ксенофонт. Ксенофонт и знал термин "хрематистика", но он считал, что хрематистика это какое-то такое не очень серьёзное явление. А Аристотель как раз сказал, что бойтесь хрематистики, потому что, может произойти мутация экономики в хрематистику.

 

А давайте всё-таки, вспомним, а что такое экономика, в переводе с греческого? Ойкос - это дом, домостроительство, домострой. У нас книга даже есть такая на Руси "Домострой". А что мы сегодня-то имеем? Мы сегодня имеем, конечно, не домостроительство, а сплошное доморазрушение. Прямо в буквальном смысле мы видим на Юго-Востоке Украины, когда все эти орудия, залповый огонь, просто разрушают в буквальном смысле дома - уничтожают людей, уничтожают производительные силы Украины. Это как бы крайняя такая форма, но бывают и формы более закамуфлированы, скажем, финансовые рынки. Финансовые рынки фактически снижают до нуля стимулы действительно заниматься реально домостроительством. Аристотель очень этого боялся, причём, он совершенно правильно говорил о том, что ростовщичество может действительно стать таким явлением, которое приведёт к мутации экономики в хрематистику. Я не буду сейчас эти страницы вам цитировать, вы сами посмотрите.

 

Конечно, слово "хрематистика" достаточно сложное для произношения, для понимания. Мы все знакомы с другим словом, которое называется "капитализм". Но, кстати говоря, нам кажется, что "капитализм" - слово, которое существовало всегда. Нет, ещё в середине девятнадцатого века слово капитализм крайне редко использовалось. Я полистал "Капитал" Маркса, даже там почему-то классик марксизма использовал другие термины: "буржуазный строй", "буржуазный способ производства". Он иногда говорил – "капиталистический способ производства", "капитал", но слово "капитализм" как-то не очень у него часто использовалось.

 

А вот уже в конце девятнадцатого века, даже у нас в России слово "капитализм" стало достаточно таким, широко используемым жаргоном. Но опять-таки, капитализм - корни этого слова от латинского капитал, сарital. Это голова крупного рогатого скота. Почему здесь, в основе этого слова, слово "капитал"? Какая связь с крупным рогатым скотом? Дело в том, что в Древнем мире как бы, действительно, богатство измерялось количеством голов крупного рогатого скота. Это и столица, но в данном случае, капитализм ассоциируется именно с богатством. А богатство ассоциируется именно с крупным рогатым скотом.

 

Мало того, что это ассоциируется с тем, что у кого много крупного рогатого скота, тот и богат. Скот, ведь он производит потомство, возникает некий прирост. Вот прирост капитала - это как раз тоже ассоциация с этими вещами, связанными со скотоводством. То есть, как бы уже идеологи капитализма говорили: "А что ж тут такого особенного? Капитал обладает способностью самовозрастания". Я помню, когда мы учили политэкономию, самое короткое определение капитала, которое было в учебнике, - самовозрастающая стоимость.

 

Это понятно, что корова рождает потомство, то есть это понятно, что это самовозрастающая некая сущность. А как это капитал сам себя рождает? Аристотель, кстати, рассуждал на эту тему - как это деньги могут рождать деньги? То есть, на самом деле, как производство может рождать капитал? Как торговля может рождать капитал?

 

Тут мы с вами может быть, немножко забегаем вперёд. Выясняется, что из трёх форм капитала, производительный капитал, торговый и денежный, собственно капиталом является денежный капитал. Потому что, денежный капитал, он создаёт некие проценты. Вот когда мы изучали политэкономию, нам говорили, что вся прибавочная стоимость, она создаётся в сфере производства, то есть, там, где производительный капитал. А затем, эта прибавочная стоимость, она в определённых пропорциях распределяется между владельцами трёх видов капитала.

- Часть остаётся у промышленника.

- Часть достаётся торговому капиталисту.

- А часть достаётся денежному капиталисту.

Вот так нам рассказывал классик марксизма Карл Маркс.

 

Но Карл Маркс, как всегда, он говорил полправды. До конца он не договаривает, потому что он выполнял определённый социальный заказ. Ведь рано или поздно промышленный капиталист разоряется, торговый капиталист тоже разоряется. В чью пользу идёт всё это хозяйство, все эти активы? В пользу денежного капиталиста. То есть, мы с вами на заседаниях Русского экономического общества не раз говорили, что современная модель капитализма, особенно финансового капитализма, это некая пищевая пирамида. И в основе этой пищевой пирамиды находятся наёмные работники, выше находятся промышленники, выше находятся торговые капиталисты, выше находятся денежные капиталисты. Ну а денежные капиталисты тоже бывают первого, второго, и третьего сорта. Так вот, денежные капиталисты первого сорта - это на сегодняшний день хозяева печатного станка Федеральной резервной системы.

 

То есть, так же, как и мир божий иерархичен, точно так же и этот виртуальный мир финансовый тоже иерархичен. Но, понятно, что если там -творение божие, то здесь - это творения обезьянобога. А вы знаете, кто такой обезьянобог, не будем называть ближе к вечеру, или к ночи.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (662 мб)
Видео MP4 640x360 (261 мб)
Видео MP4 320х180 (147 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (16 мб)
Звук 32kbps MP3 (16 мб)
Звук 64kbps MP3 (31 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (48 мб)

Текст:
EPUB (173.17 КБ)
FB2 (289.81 КБ)
RTF (297.95 КБ)