Как убивают российскую экономику 3

России выполняет приказы ФРС США по уничтожению экономики России.
Экономическая война против России ведётся через Центробанк, который, заранее известив спекулянтов, намеренно опускает рубль.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Как убивают российскую экономику 3

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_kak_ubivayt_rus_economy_3

 

Валентин Катасонов – доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ): У меня вопрос по сегодняшнему положению курса рубля. То есть, мы видим, что с одной стороны доллар растёт, рубль резко падает. Центробанк с одиннадцатого ноября бросил поддерживать курс рубля вообще. И не поддерживал его аж до первого декабря. Дальше он начал какие-то интервенции, какие-то доллары выбрасывать. Но, это не приводит к удешевлению доллара - наоборот, он ещё больше дорожает. Руководство Центрального Банка, по крайней мере, руководство на бумаге, Эльвира Набиуллина выходит к людям, к телекамерам, и говорит ерунду в духе Егора Гайдара - много непонятных научных слов. Что происходит, кто вообще виноват в этом деле, и какая цель всей этой катавасии?

 

Валентин Катасонов: Эльвира Набиуллина, она, конечно, не является неким таким диверсантом сознательным. Это вот из категории полупроводников. Помните, я вам рассказывал. То есть, идеальный чиновник в нашем колониальном аппарате, это чиновник, который пропускает управляющий сигнал, не задавая никаких вопросов. Она даже не понимает, какие она решения принимает, и какие последствия этих решений. Поэтому как-то преувеличивать её роль в мировой истории не стоит, что она какой-то злой демон. Она полупроводник, понимаете? Биоробот такой. Таких биороботов много. На этом месте бы могла быть и какая-то другая девушка вполне. У нас много достойных кандидатов, как говорил президент, она вам понравится.

 

Против нашей страны ведётся экономическая война. Но не только экономическая, но в том числе экономическая. И конечно, грех не использовать такой инструмент, как Центральный Банк для обвала. Я считаю, что это конечно своеобразный залп экономической войны против России. Достаточно сказать, что зампред Центрального Банка Шевцов где-то месяц, или полтора назад сказал, что мы прекращаем ещё до Нового года валютные интервенции. Прекрасная подсказка валютным спекулянтам. Вообще, за такое высказывание зампреда Центрального Банка надо увольнять, и вообще расследовать это дело. Спекулянты моментально реагируют, для них это ценнейшая информация. То, что он это сказал гласно, это доказывает, что это операция, которая готовилась загодя.

 

Я называл эти цифры: внешний долг семьсот миллиардов, резервы четыреста миллиардов. Некоторые говорят: "Не надо волноваться, надолго хватит". Но я разговариваю тут с людьми, которые больше меня понимают практически в финансах, я-то уж давно отошёл, они говорят: "Там ковенанта начинает действовать". Ковенанта, это условие договоров и займов – "все деньги на бочку". То есть, все эти четыреста миллиардов, они могут со свистом уйти быстро. Причём, имейте в виду, что четыреста миллиардов надо делить пополам. Двести миллиардов, это ЦБэшные (условно, я грубо говорю), а двести, это Мифиновские. То есть, если не трогать Минфиновские, потому что у них другое целевое назначение, они вообще по определению не предназначены для валютных интервенций, то у нас двести миллиардов только. Двести миллиардов, это совсем ничто.

 

Я хочу сказать, что если мы сейчас не примем серьёзных решений. А такое ощущение, что специально готовится обвал нашей экономики. Готовится обвал экономики. Но это классика, понимаете?

 

Любой обвал, он включает в себя три фазы.

- Первая фаза - это спекулятивный капитал заходит в страну, разогревается экономика.

Вторая фаза - это резкий выход капитала из страны, обвал валютного курса.

- И третья фаза - это скупка всех активов за копейки.

Вот третья фаза ещё не наступила, но она наступит в 2015-ом году, если мы немедленно не пресечём отток капитала. И не только отток капитала, но и вывод инвестиционных доходов - это важнейшая статья текущих операций платёжного баланса Российской Федерации. То есть, это вывод прибыли.

 

Опять–таки, я уже устал говорить, но ещё раз повторю: Малазийский прецедент. В 98-ом году Малайзия закрылась от спекулянтов, введя запреты на вывод капитала из страны. Всё, ситуация успокоилась. Ситуация успокоилась, но при этом, конечно, начался страшный вой. Международный валютный фонд топал ножкой. Премьер-министра Малайзии обвинили во всех смертных грехах, но, тем не менее, Малайзия вышла из этого кризиса достойно. Я не верю, что президент не понимает, что такое валютный контроль.

 

То же самое по поводу вывода инвестиционных доходов. Прошлый раз, по-моему, тоже говорил, ещё раз не постесняюсь повторить: мораторий на выполнение наших внешних обязательств. Мораторий по той простой причине, что наши банки и компании не могут выполнять внешние обязательства из-за экономических санкций. Они привыкли рефинансировать свой долг за счёт новых кредитов и займов на мировом финансовом рынке. Нам сейчас запретили пользоваться длинными и средними деньгами с финансового рынка. Форс-мажор, извиняйте. Пока не отмените свои экономические санкции, мы не отменим свой мораторий. Ну и так далее. Это элементарные вещи. Это вот как бы азы шахматной игры. Вот, в военных академиях изучают военное искусство, а искусство ведения экономической войны, кто изучает? Никто не изучает.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, в свете последних комментариев ваших. То есть, Набиуллина, получается, полупроводник, но полупроводник не нашего государства?

 

Валентин Катасонов: Нет, конечно. Она возглавляет организацию, которая является, будем так говорить, филиалом Федеральной резервной системы. Управляющие сигналы идут оттуда.

Сегодня у меня была дискуссия с Юрием Георгиевичем Болдыревым, который сказал: "Да нет, Валентин Юрьевич, всё-таки управляющие сигналы идут от первого лица государства к Набиуллиной, а не напрямую из Вашингтона".

Я говорю: "Это не так важно. Это уже технология вопроса. Вы же не будете спорить по поводу того, что Центральный Банк чётко идёт в фарватере интересов Федеральной резервной системы?"

Он сказал: "Да, конечно".

Я говорю: "Ну, вот это самое главное. А уж технология: по каким там маршрутам идёт управляющий сигнал - это уже вопрос техники, это, наверное, интересно спецслужбам".

 

Четыреста миллиардов - это наши резервы.

А семьсот миллиардов - это наши все обязательства внешние.

Причём, подавляющая часть внешних обязательств, это корпоративные обязательства. Это крупные и крупнейшие наши корпорации, и если мы не выставим какие-то заслоны, то они перейдут под полный контроль не резидентов - под полный контроль иностранных инвесторов.

Вот, четыреста миллиардов - это деньги не только самого Центрального Банка, но и Минфина. А минфиновские деньги вообще нельзя использовать на валютные интервенции. Фактически двести миллиардов есть у Центрального Банка для того, чтобы принимать какие-то самостоятельные решения.

 

Вопрос: Минфин выступил с заявлением, что располагает шестью миллиардами долларов для валютных интервенций. У меня вопрос. Это информационная утка?

 

Валентин Катасонов: Нет, вполне вероятно, что Минфин решил внести свой вклад в борьбу с поддержанием валютного курса. На самом деле, конечно, эти деньги уйдут к валютным спекулянтам, это понятно. Но, всё как бы внешне выглядит очень благообразно и патриотично, Минфин решил часть своего валютного резерва передать Центральному Банку для проведения валютных интервенций. Шесть миллиардов, это, извините, на одни сутки хватит.

 

Вопрос: Валентин Юрьевич, вот вы говорили, что ставка рефинансирования раньше вообще даже никак не контролировалась.

 

Валентин Катасонов: Нет, она была совершенно сама по себе, а кредитная деятельность сама по себе была.

 

Вопрос: То есть, различным банкам Центробанк давал под различные проценты?

 

Валентин Катасонов: Он вообще ничего не давал. Рефинансирование было практически на нуле, за исключением кредитов овернайт. Но, это, грубо говоря, уколы на ночь, чтобы пациент мог проснуться живым.

 

Вопрос: Просто наши банки всегда берут деньги из-за рубежа под проценты.

 

Валентин Катасонов: Брали. Сейчас уже не берут, всё уже.

 

Вопрос: Откуда они будут брать, получается, деньги, если ставка рефинансирования Центробанка повышается? И вообще, какая тогда роль получается ставки рефинансирования сейчас?

 

Валентин Катасонов: Набиуллина, и прочие, они ведь как бы всегда говорят: "Вот в учебнике написано". А в учебнике действительно написано, что надо, действительно, сжимать денежную массу национальной денежной единицы. И чем их будет меньше, этих национальных денежных единиц, тем выше будет их денежный курс. Это вот типичная такая либеральная точка зрения. Но, либерализм ничего не имеет общего с реалиями жизни.

 

Сегодня, конечно, ещё раз повторяю, эта ставка рефинансирования, она ведь определяет стоимость коротких денег. А короткими деньгами нельзя развивать реальную экономику. Короткими деньгами можно спекулировать. И думаю, что если бы, даже Набиуллина сделала двадцать пять процентов, это спекулянтов не остановило, абсолютно. Даже, если вы бы просто тупо купили валюту, и ничего с ней не делали, то вы уже бы, наверное, были бы не в проигрыше. Потому что, ещё не вечер. Я боюсь, конечно, сейчас называть какие-то цифры, но, думаю, что сто рублей за евро это не предел. Сто рублей за доллар тоже не предел. Я просто не вижу никаких ступоров, никаких механизмов, которые бы остановили падение рубля.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (119 мб)
Видео MP4 640x360 (46 мб)
Видео MP4 320х180 (26 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (8 мб)

Текст:
EPUB (225.02 КБ)
FB2 (307.74 КБ)
RTF (87.6 КБ)