Изъятие по-норвежски

Пикет у посольства Норвегии в защиту русских детей.
16 июля 2013 пикет у посольства Норвегии с требованием вернуть незаконно изъятых социальной службой детей.

Контейнер

Смотреть
Читать

Изъятие по-норвежски

Видео: http://poznavatelnoe.tv/izyatie_norway 

 

часть из Познавательных новостей от 21 июля

видео: http://poznavatelnoe.tv/novosti_2013-07-21 

  

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): 16-го июля в Москве у Посольства Норвегии прошёл пикет, на который пришли представители различных общественных организаций, таких как «Русские матери», «Семья и мир», «Профсоюз Граждан России», «Партия Великое Отечество», фонд «Христианская солидарность», «Союз православных граждан», «Корпорация православного действия», «Христианская защита» и другие. 

Что же хотели от посольства Норвегии все эти люди? Они требовали вернуть детей в семью Татьяны и Роберта Бендикене. Эта семья переехала в 2010 году из Калининградской области в Норвегию по рабочей визе, а в 2013 году у них забрали всех трёх детей – всех трёх девочек. Дело в том, что одна из подруг старшей девочки сказала, что якобы в семье Бендикене дочек шлёпали по попе. Для норвежской социальной системы это было уже достаточным поводом для изъятия детей. 

Получается, когда просто один ребёнок говорит что-то, что по большому счёту может оказаться враньём, домыслом, просто выдумками, уже служит поводом для изъятия детей в такой европейской просвещённой стране как Норвегия. На Международный женский праздник 8 Марта в 2013 году, в семье Бендикене забрали всех троих девочек. Причём забрали так, что родителям запретили с ними видеться. Были запрещены даже телефонные разговоры, то есть детей просто взяли и увезли. 

В разбирательство этого дела вмешался российский уполномоченный по правам ребёнка Павел Астахов. Суд первой инстанции с разбирательством этого дела состоялся 5-го июля, а детей забрали 8-го марта – прошло уже пять месяцев, и только после этого было назначено какое-то судебное разбирательство. Суд постановил, что все обвинения против семьи Бендикене неправомочны и обязал вернуть детей родителям. 

Однако это постановление не было выполнено. Как раз, поэтому в поддержку семьи Бендикене и состоялся пикет у норвежского посольства. 

 

Репортаж с пикета у норвежского посольства, 16 июля 2013 года. 

 

Ирина Бергсет («Русские матери»):Добрый день! Меня зовут Ирина Бергсет и я представляю международное общественное движение «Русские матери». Сегодня 16 июля 3013 года. Мы стоим напротив норвежского посольства с такой, казалось бы, странной инсталляцией: птичья клетка, в которой находятся куклы с флагами России, с метками, что это – русские дети; на клетке огромный замок с норвежским флагом. Замок символизирует, что все сегодня могут въехать в Норвегию с детьми, но вот вернуться назад – выехать и переступить границу территории Норвегии – не может никто. Дети принадлежат этой земле, и шаг за территорию Норвегии с вашими собственными детьми расценивается как кража ребёнка, уже как собственности Норвегии. То есть это закрытое общество (Европа сейчас тоже переходит к этому): вы въезжаете, а дальше вы должны оставить оброк. Если вы вошли, вступили, попользовались этими благами в Норвегии, то вы должны оставить своих детей в этой запертой клетке. 

 

Я была здесь, у норвежского посольства, два года назад. Была здесь год назад. И пришла сегодня. Во-первых, со своей болью. Потому что в Норвегии остался мой сын. Как вы видите в этой клетке сегодня четыре куклы. Три из них – девочки. Это три дочки Татьяны Бендикене. Мы вышли сегодня в их поддержку и требуем вернуть их по суду. Норвежский суд признал, что родители были невиновны. Четвёртый – мальчик, как вы видите, вот этот пупс – это мой Мишенька. Он символизирует моего сына, которого у меня без суда и следствия отобрал наряд ювенальной полиции, можно сказать, вырвал из рук два года назад. 

 

С тех пор в Норвегии продолжают забирать детей. По первому суду, якобы дают свидания раз в неделю. Но эти свидания и судебные решения служба опеки «Барневарн» не выполняет. У меня не было свиданий, то есть моего ребёнка изъяли у меня без права переписки. Запрещены скайп, телефон, открытки и письма. Дело в том, что я являюсь представителем обычных традиционных семей и именно поэтому являюсь опасной для общения со своим сыном. 

Два года назад я была здесь одна. У меня забрали сына. Все думали: «Может быть, с ней что-то не так? Всякое бывает». Но одна, потом вторая, третья, четвёртая, пятая. Если сегодня люди, которые смотрят на нас и считают: «Что же мы тут пришли к посольству? Подумаешь, одна семья, подумаешь, случилось... ну сотая семья, тысячная семья. Может быть это всё-таки исключение?» Нет, уважаемые, это не исключение.

То, что происходит сегодня в Норвегии – уже затопило Европу. Поэтому сегодня мы здесь не только за моего Мишу, сегодня мы не только за детей Татьяны Бендикене, которая победила в суде, но всё ещё не может слышать, видеть и переписываться со своими детьми.

Напомню: неважно зачем и как вы приехали в Норвегию. Вы можете быть туристами и потерять своих детей. Вы можете иметь временную рабочую визу, как семья Бендикене, которая приехала с желанием заработать в европейскую страну, где якобы соблюдаются права человека. Не человека там соблюдаются права, а гендерных мутантов. 

Мы пришли на этот пикет, для того чтобы сказать: никто в мире не имеет права трогать российских детей. Мы такие, какие мы есть. Мы живём так, как жили наши отцы и деды. Мы – традиционное сообщество. Мы – сообщество мужчин и женщин и мы хотим воспитывать своих детей так, как это соответствует нашим нравственным нормам и нашим законам. И мы не хотим, чтобы кто-то посягал на наших детей. Мы будем выходить за каждого русского ребёнка и за каждую русскую семью, которая крикнет и подаст сигнал SOS. Мы не сдадим своих детей! Мы не сдадим своих соотечественников! Мы будем биться до последней капли крови за каждого нашего гражданина и за право называться человеку мужчиной и женщиной, за право наши детей называться мальчиками и девочками. Мы не сдадим Россию!

 

Владимир Хомяков («Партия Великое Отечество»): Я представляю здесь «Партию Великое Отечество», один из ключевых программных пунктов которой – защита наших соотечественников, где бы они ни находились. Поэтому мы не можем остаться безучастными к истории, которая произошла с детьми, поданными России, во внешне благоустроенной и внешне сытой Норвегии. К сожалению, стародавний миф, на котором выросло не одно поколение, о сытом, законопослушном, очень цивилизованном, очень гуманном Евросоюзе сегодня остался далеко в прошлом и, мягко говоря, не соответствует действительности. 

Я не говорю про разгул абсолютно антихристианских, античеловеческих тенденций в Евросоюзе, когда отменяются такие слова как «мать» и «отец»,  когда легализуются разного рода сексуальные извращения, когда извращенцам начинают позволять усыновлять детей, и самое главное, когда идёт разрушение института традиционной семьи и нормальных взаимоотношений между родителями и детьми. Естественно, я имею в виду выстроенную систему ювенальной юстиции и сопровождающие её структуры. 

Мы можем это осуждать или не осуждать когда это происходит в Европе, но когда это касается наших граждан, когда это касается русский детей, - Россия не просто должна, она обязана вмешаться. Это долг нашего правительства, нашей власти, всех наших так называемых правозащитников, которые сегодня словно воды в рот набрали, хотя по гораздо меньшему поводу у нас внутри страны поднимают страшный крик. 

Эта клетка, которую мы взяли с собой на пикет, лучше всего характеризует то, в каком положении и в каком статусе сегодня находятся русские дети в Норвегии, изъятые из семей. Мы знаем, что в самые мрачные времена средневековья, в самые мрачные страницы оккупации Балкан турками, Балкан Грузией, оттуда брали дань детьми. Это была самая страшная дань. К сожалению, сегодня с России пытаются тоже брать дань детьми. Это возврат к эпохе варварства, к эпохе отсутствия какого-либо международного права. 

Возможно, находясь на чужой территории надо подчиняться чужим законам, но не чужому произволу. От произвола других государств наших граждан обязано защищать наше правительство. Какими способами? Любыми. Не боясь прослыть экстремистом, скажу: любыми! Если надо – экономическими. Бойкотировать, запретив доступ в Россию ряда норвежских товаров. Если надо – наложив какие-то политические санкции. Это наши люди и кроме нас их не защитит никто. 

К сожалению, практика показывает, что в Евросоюзе все права человека касаются в основном самих граждан стран Евросоюза. Ибо как сказал ещё наш соотечественник Данилевский, который писал в XIX веке в своей знаменитой книге «Россия и Европа», что европейцы считают полноценными людьми только себя. Именно поэтому они считают свои ценности, свой образ жизни универсальными, общечеловеческими, а остальные страны считают дикими или продвинутыми только в зависимости от того насколько далеко они прошли по европейскому пути.

Я хочу сказать, что мы не должны идти по этому пути, потому что это путь в тупик. Все религии мира говорят, что это путь в преисподнюю, это путь к разрушению, путь к самоуничтожению. То, что мы не идём этим путём, мы не должны позволять втаскивать в этот процесс наших детей волею случая оказавшихся за границей. Можно говорить о том, как они туда попали, стоило ехать, не стоило ехать. 

Да, к сожалению, наш мир – это мир мифов, каких-то идеологических конструкций, которые влияют на поведение и поступки людей. Я не хочу обвинять никого из наших соотечественников, кто оказался за рубежом: женился, вышел замуж за рубежом, поселился за рубежом и так далее. И потом попал под этот пресс. Если раньше такие случаи с отъемом детей, с влезанием в семью в основном касались исламских или африканских стран, куда вышли замуж наши соотечественницы, то теперь, к сожалению, на этот уровень скатился некогда цивилизованный Евросоюз. 

Встать за этих детей, встать всем обществом, и буквально заставить российскую власть в это дело вмешаться – я считаю, в этом наш долг перед своими детьми в первую очередь и перед своей страной. 

 

Татьяна Стёпина (коалиция «За нравственность): Я представляю коалицию «За нравственность». Мы поддерживаем этот пикет в защиту наших детей, которых наглым образом изымают из русских семей. Также мы выступам за традиции, чтобы дети воспитывались в семьях.

 

Елена Гоголь («Профсоюз Граждан России»): Сегодня мы собрались здесь, у норвежского посольства, чтобы обратиться к русским матерям, проживающим в Норвегии, а также ко всем европейским матерям: очнитесь, проснитесь, посмотрите, что происходит! Сейчас Европу захватили либеральные ценности, а это приводит к тому, что семья рушится. Что такое «родитель №1», «родитель №2»? Ведь как мы помним, семья – это ячейка общества.  Если не будет семьи, значит, всё, страна будет разрушена, мир будет разрушен, Европа будет разрушена. Ребёнок должен воспитываться в семье. Недопустимо изымание ребёнка из семьи в угоду непонятно каких (гомосексуальных, педофильных) семей. И мы призываем вас, родители Европы, Норвегии, выходите на улицы, защищайте семью, защищайте свои ценности!

 

Анна Кисличенко («Семья и мир»): Теперь мы находимся в постоянной связи с этой семьёй. Звонят бабушки, которые рыдают. Единственное, на что они надеются – это на помощь России. Калининградские власти уже обращались и к Павлу Астахову, и в МИД с тем, чтобы Россия помогла той семье соединиться и вернуться в Россию. К сожалению пока реакции мало. Мы здесь, потому что мы считаем, что нужно привлечь внимание общества, внимание журналистов, для того чтобы сдвинуть эту ситуацию с мёртвой точки, и чтобы Россия всё-таки вмешалась и защитила своих детей. 

 

Дмитрий Еньков («Профсоюз Граждан России»): «Профсоюз Граждан России» пришёл сегодня к посольству Норвегии. В нашей программе записано, что мы поддерживаем наших граждан за рубежом, поэтому сегодня мы здесь. Мы хотим обратиться к трём категориям граждан. 

Первая категория – наши русские соотечественники. Пока мы просиживаем диваны, наших детей могут спокойно забрать в других странах. То, что это сделала сейчас Норвегия, не означает, что это происходит только в этой стране. На самом деле мы сталкивались с этим и в Финляндии, и в других «шестёрках» США. А то, что они именно «шестёрки» – мы демонстрировали недавно на пикете у посольства США.

Вторая категория граждан, к которой мы хотели бы обратиться, – это сами норвежцы. Мы знаем, что в Европе не все разделяют политику, которую усиленно навязывают под видом европейских ценностей так называемых. До этого мы сталкивались с ними в виде проявления содомии, инцеста, педофилии, с этими не совместимыми с человеческой жизнью понятиями. Сейчас мы столкнулись со следующим проявлением (я думаю, что не последним) – это когда просто забирают детей другой страны. Конечно, мы считаем, что Россия должна все свои дипломатические каналы, а может быть и не только дипломатические, задействовать для того чтобы решить этот инцидент в нашу пользу. Пусть норвежцы тоже посмотрят этот ролик и узнают, что Россия готова бороться за своих детей в отличии может быть даже от их страны. 

Третья категория – это правящие круги Норвегии. Хотя вряд ли они что-то из этого вынесут, но всё-таки у них ещё есть шанс, чтобы самим встать на путь освобождения своей страны от такого гнёта США. Россия в этом им явный пример. Сегодня мы видим, что Россия идёт по совершенно другому пути. 

 

Плакаты на пикете:

«Берегись! Норвегия отнимает детей»

«Норвегия! Верни Мишу Бергсет русской маме!»

«26 месяцев Норвегия запрещает Мише Бергсет слышать голос мамы!»

«Норвегия – концлагерь для русских детей»

«Норвегия выполняй решения суда – верни детей России!!!»

«NORWAY STOP HETEROFOBIA»

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): Ровно в этот день, 16-го июля, в Норвегии состоялся суд второй инстанции, который постановил, опять-таки, что обвинения против семьи Бендикене неправомочны и, опять, что нужно вернуть детей родителям. Насколько будет выполнено это постановление – мы с вами увидим.

Смотрите, какие странные события творятся в просвещённой Европе. Граждане одной страны – Российской Федерации – приезжают работать в другую страну. Они сами – граждане Российской федерации и их дети – граждане Российской Федерации. Они – не граждане Норвегии. Однако Норвегия считает вправе по какому-то непонятному детскому навету отобрать всех детей, удерживать их пять месяцев, и только после пяти месяцев под давлением российского уполномоченного по правам ребёнка устроить суд, не выполнить решение этого суда по возвращению детей, и устроить второй суд. Ещё неизвестно, будут ли эти постановления выполнены. 

А где же права человека и права ребёнка, которыми так любит кичиться весь западный мир?

 

 

Беседа Артёма Войтенкова (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv), Александра Богомолова (Федеральный патриотический вестник) и ?  с Евгением Фёдоровым (депутат Госдумы РФ, партия «Единая Россия», http://efedorov.ru).

 

Евгений Фёдоров: А с какой стати они должны отдавать детей?

 

Артём Войтенков: Но суд ведь признал, что их неправомерно забрали!

 

Собеседник: Двойные стандарты.

 

Евгений Фёдоров: Это даже не двойные стандарты. Просто они не рассматривают семью, как реального участника реального процесса, в том числе судебного. Для них это люди второго сорта. Сноуден рассказал, что те же немцы для американцев – люди третьего сорта. Публично и открыто. Это и есть англосаксонская система национального строительства: есть люди первого сорта, второго, третьего, четвёртого, пятого и так далее. 

В российской национальной политике такого никогда не было. Даже если русские приходили на какую-то землю, где жил какой-то народ, они этот народ рассматривали потенциально как равный себе. Они ему помогали, строили, подтягивали его, учили, создавали для его элиты отличные условия. Условно говоря, Багратион был главнокомандующим русской армии. Ясно, то это именно российская традиция – подтягивать всех в единое культурное пространство. 

Англосаксонская традиция совсем другая. Она пронизывает все жизненные уровни. Для них чётко: есть хорошие ребята, есть похуже, похуже, похуже, есть туземцы и рабы. Нас очень активно двигают в сторону туземцев и рабов, как оккупированную территорию, если мы говорим о России. 

Вы сейчас упоминали об ювенальной методике – у нас также. Путин запретил законы о ювенальной юстиции. Так чиновники всё равно ввели его на территории России, без Путина, прямо нарушив его распоряжение. Ко мне приходили люди с Московской области. Там их уже предупредили, что согласно нормативам в их холодильнике должно быть 12 видов фруктов и овощей. Если социальная служба придёт и не обнаружит 12 видов фруктов и овощей, а только 11, то на каком-то этапе это будет условием для того, чтобы дети были изъяты и отправлены на втором этапе в Америку. Недаром американцы давят, чтобы отменили запрет на покупку детей Соединёнными Штатами. Это всё единая система, единое пространство. На оккупированной территории дети будут изъяты. 

Кстати, на оккупированной территории СССР у Гитлера тоже существовал план по изъятию детей. И он их не убивал, а направлял в немецкие семьи. У американцев такой же план, потому что всё-таки в России генетически очень хорошие дети и американцам они очень нужны. 

 

Александр Богомолов: А кто из государственных органов на территории Московской области и вообще на территории России продвижением ювенальной юстиции? Это органы опеки, какие-нибудь социальные службы? 

 

Евгений Фёдоров: Прежде всего, судебные органы. Потому что судебные органы, как мы знаем, имеют начальство за рубежом. Это, кстати, единственная ветвь власти в России, официально имеющая зарубежное начальство, то есть не российское. Мы с вами критикуем Центральный банк, а судебная система в России такая же – у неё начальство за рубежом. Естественно, она, как элемент колониального управления, направлена на неправосудные решения, на коррупцию, на деградацию, на изгнание бизнеса и на проведение здесь колониальной политики в целом. 

Ювенальная юстиция к ней относится. Поэтому судебная система принимает решения в контексте ювенальной юстиции по изъятию детей. Пока не часто и по-тихому, но, тем не менее, то и дело возникает эти информация (Московская область, Ростовская область) об изъятии детей. Пока из слабых семей, которые не могут сопротивляться оккупационной машине.

 

Александр Богомолов: Получается, что наша судебная власть сама не подчиняется тем законам, по которым судит других? 

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Так судебная власть в России официально... Конституционный суд РФ (КС РФ) сейчас принял к рассмотрению иск. Суть иска: если КС РФ примет конкретное решение по конкретному делу (что бывает редко – 1-2 раза в год), то имеет ли право судебная система России выполнить решение КС РФ по этому делу, если оно противоречит иностранному указанию? Вдумайтесь в сам смысл иска, принятого к рассмотрению. Для КС РФ нет сомнений в том, что судебная система в России подчиняется иностранному управлению. Но он хочет для себя отбить право 1-2 раза в год по конкретному решению выполнять своё решение, а не иностранное. Вал иностранных решений – тысячи, миллионы, и вот на миллион этих решений КС РФ одно пробил для себя. 

 

Александр Богомолов: Тем самым он подтвердил, что зарубежные законы превалируют над нашими. 

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Официально. 

 

Александр Богомолов: На нашей территории.

 

Евгений Фёдоров: Да. Приняв к рассмотрению этот иск. Мы с вами должны понять, судебная система – иностранная система управления на территории России. Именно поэтому у нас рейдерство и существует, ограничение собственности и всё остальное, потому что это системный вопрос. Оккупант на оккупированной территории. Судебная система, система средств массовой информации, государственный аппарат, центральный банк и так далее – это всё элементы внешнего управления, элементы оккупированной территории.

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф)

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (283 мб)
Видео MP4 640x360 (109 мб)
Видео MP4 320х180 (58 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (13.81 КБ)
FB2 (37.2 КБ)
RTF (114.07 КБ)