Круглый стол 14 июня 2013

Обсуждение необходимости вводить саморегуляцию в средствах массовой информации.
Необходимо введение контроля над СМИ, которые открыто врут и действуют против России. Но это будет не государственный контроль, а создание саморегулирующихся сообществ журналистов.

Контейнер

Смотреть
Читать

Круглый стол в Государственной Думе РФ

по вопросам законодательства

14 июня 2013

видео: http://poznavatelnoe.tv/gosduma_2013-06-14

 

Николай Стариков (писатель, общественный деятель):Уважаемые коллеги, добрый день. Предлагаю начать работу нашего круглого стола. Я напоминаю, что сегодня мы с вами собрались для того, чтобы обсудить целый спектр законодательных инициатив, которые разработаны в рамках рабочей группы при Государственной Думе. И мы сегодня хотели бы рассказать о тех законодательных, которые подготовлены, которые в ближайшее время будут внесены в Государственную Думу, и о тех законодательных инициативах, которые находятся в завершающей стадии разработки. И, конечно, было бы важно высказать то, что сделано, и услышать ваше мнение о том, что в рамках рабочей группы сделано, и, безусловно, узнать и услышать, что вы считаете важным и нужным, чтобы наша рабочая группа в ближайшее время рассмотрела дальнейшую свою работу. В связи с этим я хотел бы сейчас передать слово Евгению Алексеевичу Фёдорову, депутату Государственной Думы, который находится на первом фронте внесения законов в Государственную Думу, и который, конечно, лучше всех может рассказать о том, как этот процесс происходит, и что сегодня подготовлено.

 

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы РФ): Уважаемые коллеги, уважаемые друзья, после нашего последнего заседания у нас произошли определённые усиления работы в Государственной Думе. В том числе из рабочей группы была сформирована депутатская межфракционная группа, в которую входят представители всех фракций Государственной Думы, называется «Российский суверенитет». Она на сегодняшний день и является теми, кто работает с этими законами. Работает, естественно, со всеми фракциями. Эта группа является автором тех законов, которые мы с вами сейчас рассматриваем и потом вносим. Соответственно, на сегодняшний день у нас 4 пакета законов, достаточно крупных и системных.

 

Первый я бы назвал – это законодательство, касающееся статуса российского бизнеса. Вы знаете, что в России в силу отсутствия суверенитета, отсутствуют и институты, которые существуют в суверенных странах, а именно отсутствует такой институт как национальный капитал, национальный бизнес. Т.е. для того, чтобы быть крупным, средним бизнесменом, надо быть иностранным бизнесменом, осуществляющим деятельность на территории РФ. Соответственно, мы предлагаем пакет законодательства, которая вводит изменения порядка двадцати законов РФ. Потому что это сквозной пакет. Базовую терминологию понятия национального бизнеса мы корректируем в законе об иностранных инвестициях, которому около 20 лет в России, где это прописано, но отсутствует чёткость формулировок, поэтому фактически, кто национальный бизнес, кто не национальный – по закону разобрать нельзя. Кто объявит, что он иностранный инвестор, тот так и рассматривается с точки зрения закона, кто объявит, что он российский, так не рассматривается. Формулировки, которые у вас есть – это базовые формулировки, которые проходят сплошняком, то есть в законе об иностранных инвестициях, а дальше связанные с ними пакеты других законов. Исходя из этой формулировки большая часть крупного бизнеса в России не подпадает под формулировку национального бизнеса, в силу того, что он действительно не национальный. Естественно, мы не исходим из того, что после этого наступают какие-то последствия, но механизм государственной поддержки должен распространяться только на национальный бизнес. Соответственно, к нефтегазовому комплексу, к природным ресурсам должен допускаться только национальный бизнес, который находится в российской юрисдикции, и следовательно находится под контролем российского государства. Понятно, что если предприниматель осуществляет работу в этих сферах, то он должен полностью контролироваться со стороны России, и в случае его банкротства его активы не должны оказаться в руках другой иностранной компании. Мы исходим из того, что это и есть процесс национализации. Не огосударсвование (иногда национализацию у нас путают с огосударсвованием), а перевод в полный контроль российской нации, в том числе российского государства. Далее: это доступ к приватизации. Мы считаем, что доступ к приватизации должен быть для национального бизнеса. Вернее, приватизация – не точное слово, к продаже государственного имущества. Это открывает опять же контроль за этим имуществом в дальнейшем. Государственная, бюджетная поддержка, и федеральная и региональная, которая прописана для бизнеса довольно подробно (бюджетный кодекс, налоговый кодекс, налоговые льготы), должна сохраняться на национальный бизнес. И в этой логике у нас и готовится сейчас порядка 20 законов. Но ключ – эта формулировка – главная часть этого закона. И если есть мнения по её уточнению, сейчас или позже я прошу это сделать, потому что она является основой всей остальной деятельности в этом направлении.

 

Примыкающий к этому закон о Центральном банке, мы с вами ранее его обсуждали, и он в настоящее время внесён в Государственной Думе, по нему идут интриги всевозможные. На сегодняшний день уже эту линию поддержал президент, это уже было в послании заявлено, и в дальнейшей работе президента, и уже в этом направлении обещала работать и Набиуллина по требованию президента. Но интриги идут, например, обязательная процедура для рассмотрения закона – отзыв. Нам прислали отзыв из правительства на другой закон почему-то. Правда, человек, который его прислал, там уже не работает. Прислал Сурков. Но, тем не менее, эти вещи бюрократические, они цепляют, задерживают. Но за это время мы этот закон уточнили, и приблизительно через неделю-две на комитете по банкам он будет рассматриваться, где будут предлагать уточнённую новую редакцию этого закона все соавторы. Напоминаю, у нас 4 соавтора. Думаю, к нам присоединятся и другие члены депутатской группы. Кроме того, он примыкает к предыдущему. Потому что мы исходим из того, что национальный бизнес должен иметь и доступ к дешёвым кредитам. Соответственно, в этом законе о ЦБ должны быть изменены принципы нормативов по отношению к банкам России для того, чтобы они могли запустить механизм поддержки национального бизнеса. И это тоже логично, потому что в случае банкротства этого бизнеса, он остаётся на территории России, и, следовательно, риски в отношении него значительно меньше, чем, если бы он был за рубежом.

Следующий закон, важнейший для нас и, может быть, первоочередной – это связанный со СМИ. Я так понимаю от организации «Журналисты России» кто-то этот вопрос подробнее доложит.

И большой блок законов по сепаратизму. Я так понимаю, Николай Викторович подробнее его осветит.

Вот те вопросы, которые у нас сегодня двигаются в плане рабочей группы, совместно с депутатской группой «Российский суверенитет», где я являюсь координатором, и которые мы планируем внести в эту сессию, т.е. до летних каникул.

 

Николай Стариков: Уважаемые коллеги, я хотел сказать, что действительно, как вы видите, законодательная работа ведётся в большом объёме, и особенно приятно, что теперь не один Евгений Алексеевич, как Титан, как Прометей, борется за внесение этих законов, теперь уже целая группа депутатов «Российский суверенитет» будет за своей подписью вносить эти законы. Это очень важно, потому что от движения одного человека, от движения группы людей, которая объединена в нашей рабочей группе, мы видим уже положительные тенденции в депутатском корпусе. Потому что, естественно, многие депутаты разделяют те идеи, которые мы с вами закладываем в законодательные инициативы. Я абсолютно убеждён, что группа депутатов «Российский суверенитет» будет всё время увеличиваться в количестве. Хорошие новости поступают сейчас со всех сторон. Сейчас ехал на наш с вами круглый стол, читал прессу, которую сложно заподозрить в симпатиях в России. Газеты, посвящённые экономике, все пропитаны исключительно духом либерализма. В этих газетах написано, что в этом году в последнем квартале очень большой поток денег с Кипра в Россию вкладывается. Причём, этот поток настолько большой, что он не просто превышает показатели предыдущего квартала предыдущего года, никогда ещё в нашей истории столько денег с Кипра в Россию не возвращалось и не вкладывалось. Мы с вами понимаем, чем это обусловлено, так что здесь нашим геополитическим друзьям можно сказать большое спасибо. Я думаю, что не 100% кипрских проблем приводят к тому, что деньги возвращаются в Россию. Там есть и серьёзный процент того, что делается в России. Кипр нам, конечно, помогает, обрушая свою банковскую систему, но мы с вами тоже не сидим на месте. И законодательная инициатива, о которой мы сейчас говорим, она тоже тому свидетельство.

 

Дмитрий Терехов (Сопредседатель общественной организации «Журналисты России»):

Закон о внесении изменений в закон о СМИ, который является одной из важнейших составляющих тех законодательных инициатив, которые разрабатываются.

Здравствуйте, уважаемые господа. В первую очередь я хочу сообщить о важном событии. У нас вчера состоялось заседание, на котором на базе организации «Журналисты России» была создана объединённая журналистская группа, которая будет продвигать интересы межфракционной депутатской группы «Российский суверенитет» и популяризировать те законы, которые мы считаем очень нужными и важными. Я думаю, это тоже большой прорыв, потому что на сегодняшний день либеральная пресса объединена, хотя это внешне не видно, а пресса, которая придерживается государственнических взглядов, она, к сожалению, была разрозненна, и каждый «дул в свою дуду». Надо эту ситуацию преодолевать, превращать патриотическую государственническую прессу в кулак и действовать этим кулаком очень активно, иначе мы проиграем информационную войну на территории России.

 

Теперь на счёт важнейшего закона. С моей точки зрения, этот закон затмевает все остальные законы, которые сейчас рассматриваются в Госдуме или готовятся к рассмотрению и внесению и т.д. на самом деле, закон представляет из себя настоящую информационную бомбу. Дело в том, что с 1991 года мы жили в условиях непрерывной массированной информационной войны. Наш геополитический противник, коим является США и их сателлиты, успешно развалил нашу страну СССР в 1991-1992 году, и развалил в значительной степени методами информационной войны. Конечно, там были применены разные технологии, но информационная война абсолютно доминировала. Она разлагала как сам народ, так и элиту общества. После развала СССР они были крайне вдохновлены достигнутыми результатами и усилили, удесятерили воздействие методами информационной войны. Надо сказать, что все последние 25 лет мы живём в условиях непрерывной информационной агрессии, которая проявляется в самых разных формах. Эта угроза является практически главной. Она, например, с моей точки зрения, важнее, чем военная угроза, потому что вероятность даже войны с применением боевого оружия относительно мала, учитывая наличие у России достаточно мощных средств ядерного сдерживания, а опасность информационных средств даже превышает опасность термоядерного оружия и высокоточного и прочего.

 

Теперь конкретно о законе. Закон вводит принципиально новый механизм регулирования СМИ. Этот механизм основан на принятом в 2007 году законе о саморегулируемых организациях, которые уже успешно действуют в ряде отраслей хозяйства, активно применяются, например, в строительстве. Суть этого закона заключается в том, что образуется два вида саморегулируемых организаций: федерального уровня, которые должны объединять не менее 1500 редакций СМИ, и регионального уровня. Федеральные распространяют периодическую печать во всех или в части субъектов федерации, а региональные объединяют редакции, распространяемые в рамках одного региона. Идея заключается в том, чтобы журналисты контролировали исполнение федеральных законов самостоятельно. Не внешний цензор в погонах с портупеей и с шашкой гонял бедных журналистов и заставлял их писать или не писать что-то, а сами журналисты проводили контроль внутри профессионального сообщества. В проекте закона также предусмотрена схема, когда саморегулируемые организации объединяются в некий совет саморегулируемых организаций, которые представляют их интересы на государственном уровне. Они же осуществляют экспертное обеспечение и т.д. Соответственно, все признаки, которые используются в законе о саморегулируемых организациях до сих пор (а закон введён в 2007 году), они применяются и в проекте нового закона. Там вносится взнос в компенсационный фонд, и государственные органы уже общаются не с большим количеством отдельных редакций, а с саморегулируемыми организациями, которые материально отвечают за выполнение федеральных законов и прочих соответствующих мероприятий. Это очень важное положение в законе. Кстати, в этих организациях предусматривается 25% мест для независимых структур, коими являются государственные органы, органы исполнительной, законодательной власти, общественной организации, каковой является «Журналисты России», и целый ряд других государственных органов, которые участвуют в работе этих объединений. Создаётся государственные контрольные органы, которые общаются с саморегулируемыми организациями, и в случае злостного нарушения российского законодательства применяют к этим организациям определённые санкции, что даёт определённый рычаг проведения государственной политики в области СМИ, которая в рамках ведущейся информационной войны против России является просто жизненной необходимостью. В заключения я бы хотел сказать, что мы уже предварительно обсуждали этот вопрос в профессиональном сообществе, в частности в ассоциации распространения печатных СМИ и в гильдии производителей печатной продукции, издателей печатной продукции. Везде идея закона о саморегулируемых организациях признана очень интересной. Мы в ближаёшее время будем оповещать всех владельцев, главных редакторов и журналистские организации об этом законе, организовывать публичную дискуссию по нему, обсуждать детали. Сама идея о саморегулируемых организациях является огромным шагом вперёд.

 

Недавно была конференция по СМИ в Европе. Она показала очень интересный факт. Везде в Европе сокращаются объёмы точек распространения печатной продукции, за исключением двух стран – Германии и Англии. В обеих этих странах введено саморегулирование прессы. В Англии закон в значительной степени повторяет проект нашего закона в ряде положений. Причём, саморегулируемые организации введены на всём пространстве, начиная от редакции СМИ, заканчивая оптовиками-дистрибьюторами и розничными сетями продажи. Поэтому саморегулирование СМИ позволило в этих двух странах Европы не снижать, а увеличить количество точек продаж прессы и увеличить контроль над выполнением законодательства в области СМИ.

Постепенно этот закон, я думаю, сделает реальным перевод от рекламо-ориентированного сбыта печатной продукции на продаже-ориентированный сбыт, что является важнейшим фактором. Ещё один важный фактор – реклама – на сегодняшний день в значительной части 90% поступает из-за рубежа. И тот, кто платит за рекламу, фактически заказывает музыку и контролирует редакции экономическими методами. Поэтому введение новой системы распространения позволит снять зависимость отечественных СМИ от рекламной продукции.

 

Николай Стариков: Я хочу рассказать ещё об одной составной части нашего общего труда. Это на сегодняшний момент выразилось в подготовке аналитической записки, и анализ действующего законодательства РФ в части борьбы с сепаратизмом. Это только первый этап работы, работа продолжается. Будет подготовлен (он уже практически готов) целый пакет изменений в различные законодательные акты Российской Федерации, в различные статьи уголовного кодекса, дополнения, корректировка статей и т.д., которые на наш взгляд должны сильно ухудшить жизнь сепаратистов, тех, кто пытается расчленить Россию, и тех, кто об этом выступает в публичной сфере. Т.е. эта работа будет доведена до конца.

Сегодня мне хотелось бы рассказать о тех базовых принципах, которые мы хотим положить в анализ российского законодательства и в те статьи, которые мы будем корректировать и предлагать к внесению в российскую законодательную базу.

 

Мы с вами буквально на днях отметили День России. Согласитесь, это очень двойственный праздник. С одной стороны, блестящее, прекрасное название. У любого патриота России День России должен вызывать исключительно положительные эмоции. Это действительно праздник, который должен быть в нашей стране. С другой стороны, крайне неудачно выбрана дата для этого светлого праздника. Потому что 12 июня мы с вами, по идее, должны отмечать ситуацию, когда мы сами отсоединились сами от себя. Т.е. мы должны праздновать ситуацию, когда Россия (а Советский Союз, я думаю, вы со мной согласитесь, – это большая Россия) взяла и самосократилась в несколько раз, уйдя из целых регионов, потеряв там влияние, оставив там десятки миллионов соотечественников, которые сегодня до сих пор находятся в сложном положении. Там началась абсолютно русофобская пропаганда во многих (слава Богу, не во всех) частях, откуда мы ушли. И это нам, вроде как, нужно праздновать. Конечно, тут праздновать нам с вами нечего. Поэтому, я думаю, что день России должен быть обязательно, но мы с вами должны подыскать более удачный день для этого праздника. Я предлагаю и над этим нам подумать, выступить, может быть, не сейчас, но уже разрабатывать, искать в нашем календаре день, который действительно мог бы бесспорно вызывать у всего населения нашей страны и у населения тех частей единой страны, которые ещё совсем недавно были большой Россией, чувства гордости, чувства единения и ни в коем случае не чувство печали по утраченному величию. Мы с вами на своей жизни фактически пережили распад страны. Это было сделано сепаратистами. Несмотря на то, что они имели значки Коммунистической партии, что они заседали в высоких кабинетах, всё равно их сепаратистская деятельность от этого менее сепаратистской не стала. Хотя бы можно привести пример, когда один из руководителей Советского Союза, а именно министр иностранных дел Шеварнадзе, потом стал руководителем независимой Грузии, которая заняла резко антисоветскую, антироссийскую позицию.

 

Сегодня при анализе складывающейся экономической и политической ситуации хочется сказать, что опасность сепаратистских тенденций в России на сегодняшний момент до конца не преодолена. Эта опасность действительно на повестке дня стоит. И борьба с сепаратистами, борьба с этими тенденциями, на наш взгляд является одним из важнейших дел, которым должно заниматься государство. И на сегодняшний день, к сожалению, если проанализировать существующую законодательную базу, мы можем увидеть, что она очень куцая, очень немного статей можно соотнести с той деятельностью, которая ведётся. Деятельность абсолютно подрывная, и на осуществляется не только в виде подготовки каких-то террористических организаций или банд, как мы видим в некоторых частях РФ, но это в основном деятельность в идеологической сфере, в информационной, это бесконечные дискуссии на тему: а что случится, если упадёт курс доллара или нефть подешевеет, отделится ли в результате этого Калининградская область. Высказываются так называемые оценочные суждения и почему-то в одну и ту же сторону. Я уж не говорю, что одними и теми же людьми. Они почему-то всегда оценивают и судят, как Россия должна уменьшаться и от неё должны отделяться какие-то части. Но никогда мы не слышим их суждений на то, что при увеличении стоимости нефти Россия должна расширяться, в таможенный союз должны вступать другие государства, и евразийский союз должен становиться реальной геополитической силой в мире. Это неслучайные высказывания, это не просто точка зрения, это формирование информационной матрицы, которая в итоге должна привести к ещё одному территориальному разделению нашей страны, что мы ни в коем случае не должны допустить.

 

Хочу отметить, что попытки декриминализировать сепаратизм происходят даже на уровне Государственной Думы. В 2005 году были предприняты попытки по исключению статей 281, 282 из УК РФ. Данный законопроект (нужно обязательно сказать фамилию автора, страна должна знать своих «героев») был внесён в ГД депутатом ГД Н.В. Курьяновичем. Он был, слава Богу, отклонён и не прошёл, но, тем не менее, такая попытка была сделана. Но это попытки тех, кто хочет, чтобы сепаратисты чувствовали себя абсолютно вольготно на территории России и могли вести свою деятельность открыто. Наша же задача диаметрально противоположная – максимально усложнить им жизнь. И поэтому, анализируя те статьи, которые сегодня дают такую возможность, мы видим: 279 – вооружённый мятеж, 280 – публичные призывы к совершению преступления против государственной и общественной безопасности, 282, ч.2 – организация деятельности экстремистской организации, и ещё несколько. Фактически, если отбросить в сторону юридические термины, мы видим ситуацию, что за реальную сепаратистскую деятельность можно привлечь к ответственности только тогда, когда какие-то мерзавцы создадут вооружённую организацию, попытаются захватить где-то власть, этот мятеж будет подавлен или разоблачён на этапе его организации, и они получат заслуженное наказание. За любую другую сепаратистскую деятельность ничего на сегодняшний момент сделать невозможно. И поэтому целый блок дополнительных формулировок и дополнительных статей в УК должны быть обязательно введены.

 

Я хотел обозначить ещё некоторые точки, в которых на сегодняшний момент говорят о сепаратизме. Говорят с разной силой и с разной уверенностью разное количество людей. На самом деле нет такой ситуации, что кто-то хочет отделить Кавказ. Есть ситуация, когда Россию хотят разделить полностью и всю. Есть постоянные попытки поднять разговор об отделении разных частей. 

Северный Кавказ. Есть разговоры от отделении Чечни. В лесах ещё бегает какое-то количество людей, которые за это дело борются. Есть разговоры о создании халифата, в который должны войти некоторые северокавказские республики. Есть желание отделить Дагестан, Ингушетию. Появляются сепаратисты в Кабардино-Балкарии. Начинаются разговоры на фоне олимпиады о том, что был геноцид черкесов, значит нужно создавать некое государство Черкесию, которого в истории никогда не существовало. Т.е. мы видим, что любые формы может предпринимать эта сепаратистская деятельность – как существовавшие какие-то государственные формы, так и никогда не существовавшие, и которые, наверное, никогда существовать и не будут. Но речь идёт не только о Кавказе. 

 

Есть сепаратисты Сибири, которые поднимают тему о том, что «кровавый режим» только нефть и газ качает из Сибири, ничего ей туда бедной-несчастной не отдаёт. Конечно, эти идеи не пользуются на сегодняшний момент широкой поддержкой (я сегодня с утра только из Сибири прилетел, ни одного сепаратиста я там в славном городе Тюмени не видел), но они есть, есть работа в Интернете, есть сайт, есть экстремистские организации. И мы писали заявление в компетентные органы, которые очень вяло на это дело реагируют. Мы не слышим об уголовных делах, мы не слышим о посадках и никто на свежем воздухе от этой сепаратистской дури пока не выветривается. Вот это серьёзная проблема. И Сибирь – это тоже не весь перечень того, об отделении чего высказываются те самые оценочные суждения. 

Есть люди, которые хотят отделить Калининградскую область. Вы понимаете, что они не просто хотят её отделить, они её хотят отдать Германии, потому что отдельная Калининградская область, естественно, не сможет существовать как отдельное государство, немедленно должна будет войти в состав Германии.

Карелия. Здесь несколько видов сепаратистов. Есть желающие создать отдельный город Санкт-Петербург. Есть желающие создать некое государство Карелия, куда должны войти земли, находящиеся в составе РФ, частично земли, находящиеся в составе Финляндии.

 

Есть сепаратисты, которые хотят создать некое мифическое государство Ингрия, в которое тот же Санкт-Петербург должен войти, ленинградская область и ещё какие-то прилегающие территории. Есть вариант создания сепаратистского государства под названием Ингермаландия. Есть сепаратисты в Башкирии. 

Удивительно (и больно об этом говорить), но появились казачьи сепаратистские организации. Это прямые наследники дела нацистов, генерала Краснова. Разговоры о том, что, оказывается, казаки это некая отдельная национальность, которая, соответственно, должна иметь свою национальную государственность, на фоне русской истории, где казаки были одними из главных государственников и благодаря чему была проведена кампания расказачивания с миллионами жертв – это просто звучит кощунственно. В конце концов, иногда эти попытки сепаратистские уже превращаются в какой-то фарс. И совсем недавно была информация, что группа каких-то не очень умных людей говорит о том, что надо создать республику Домодедово. Свой аэропорт у них уже точно будет. Окно в мир уже прорублено.

 

На сегодняшний день – это самая главная квинтэссенция того аналитического доклада, который подготовили наши эксперты. На сегодняшний день в УК РФ нет статей, по которым можно было бы привлечь к уголовной ответственности за сепаратизм, за публичные высказывания за отделение региона от России, за распространение идей сепаратизма в СМИ, Интернете, при проведении публичных мероприятий и по распространению идей сепаратизма. Мы должны таким образом написать не только дух, но и букву закона, внести такие изменения, чтобы было категорически невозможно высказать никакое оценочное суждение в публичной сфере и поставить под сомнение территориальную целостность России. Точно так же как в ряде стран невозможно никакое публичное обсуждение и невозможно поставить под сомнение был холокост, не было холокоста, сколько людей погибло во время него и т.д. В Армении невозможно говорить о том, что не было геноцида армян, а в Турции невозможно говорить о том, что он был. Подобные законодательные барьеры, которые уже существуют в законодательстве многих стран мира, в данном случае мы с вами должны внимательно изучить и использовать.

 

Александр Чуев (Президент центра по модернизации и технологическому развитию экономики):

Уважаемые коллеги, прежде всего я хочу выразить благодарность за то, что наш центр пригласили к участию в этой рабочей группе, и, конечно, то дело, которое сегодня начинается, трудно переоценить. Потому что и Евгений Алексеевич Фёдоров, и те депутаты, которые объединились в группу «Российский суверенитет», берут на себя очень серьёзные задачи и очень тяжёлую ношу. Действительно, идёт необъявленная война. Против нашей страны, против её целостности, единства, против её развития работает целая структура за серьёзные большие государственные деньги. Я не хочу обидеть ни один народ, в том числе американский, но помимо американского народа есть американские интересы, есть американская власть, которая в разных точках мира пытается эти интересы по-своему отстаивать, в том числе, к сожалению и на нашей территории. Мы это должны понимать и, соответственно, действовать в наших интересах, сообразно тому, как мы их понимаем и что мы хотим для нашей страны.

 

Я буквально 2 слова скажу о нашем центре. Наш центр существует уже 4 года с небольшим. Он зародился в комитете по экономической политике, когда его возглавлял Евгений Алексеевич Фёдоров. Мы уже провели 7 научных работ, последнюю мы завершили, это будет отдельная пресс-конференция по ней, касательно внешнеторговых грузопотоков. Предыдущая наша работа как раз касалась нашей экономики, нашей налоговой системы, оценки экономической ситуации. В центре достаточно большое количество учёных, порядка 30, несколько институтов академических, есть 2 действующих члена академии наук.

Совершенно очевидно, что наша экономика сегодня стала не российской. Если мы посмотрим на те компании, которые владеют собственностью, бизнесом, производством, в т.ч. и в добывающих отраслях, мы увидим, что за ними, либо прямо, либо косвенно, стоят различные оффшорные компании, иностранные юридические лица. И даже если совладельцем и участником в доле этого иностранного юридического лица является российский гражданин, то всё равно этот российский гражданин уже не совсем российский, потому что его интересы находятся там, он зависит от определённых экономически связей уже зарубежных и от тех задач, которые ему ставятся не отсюда. Поэтому, безусловно, любые законопроекты, направленные на национализацию нашего капитала, на то, чтобы мы поняли, что у нас есть национальный бизнес, национальный капитал, на восстановление его, мы должны поддержать всячески. Тем более, что сейчас мы вступаем в период, о котором уже Владимир Владимирович Путин сказал, что деньги, которые сыпались с неба, заканчиваются. Сейчас нужно говорить о том, как перераспределять их более эффективно, как действительно добиться экономического роста. К сожалению, рост снизился, и снижение этого роста я связываю с деятельностью некоторых структур, в т.ч. в нашем правительстве, которое, наверное, надо корректировать. Недаром наш президент уже поставил правительству на вид некоторые вопросы, думаю, что ещё определённые темы совещаний и решения будут приниматься.

 

Что касается Центробанка – это важнейший финансовый инструмент страны. В нашей стране – это государство в государстве. Фактически это независимая структура, которая действует самостоятельно, там есть соответствующий совет, подразделения. Они определяют не только финансово-кредитную политику, они определяют и эмиссионную политику, т.е. фактически сколько выпускать российских денег, каким образом играть на рынке валюты, какие должны быть ставки рефинансирования – всё это, к сожалению, определяется сегодня независимо от государственной власти. Да, она советует, она может давать какие-то поручения. Да, сейчас сменится глава Центробанка, и я надеюсь, что Эльвира Сахипзадовна будет больше прислушиваться к тому, что говорит президент, но структура независимая. Это ненормально. Эта структура должна быть частью государственного управления, и её решения должны приниматься совместно с правительством. И, безусловно, часть правительственной политики – это, конечно, и финансовая политика. Мы очень сильно сегодня привязаны к иностранной валюте. У нас эмиссия рубля и ставка рефинансирования связаны с двумя вещами: 

1) цена на нефть, 

2) биржевой курс рубля, который определяется несколькими факторами. 

Это является стартовой точкой для того, чтобы определить, мы повышаем, понижаем ставочку, мы дополнительно вкидываем в экономику деньги или наоборот – стерилизуем, выводим из экономики. Мы сегодня пришли к ситуации, когда у нас нет видения того, как у нас будет завтра, послезавтра, какой примерный, понятный нам, эффективный курс рубля будет через год-два. Мы не планируем так далеко и не можем планировать. И Центробанк разводит руками: будет цена такая, то так, другая – так. Это не планы, это не политика, это решение каких-то, может быть, частных, экономических или инсайдеровских вопросов, но ни в коем случае не политика государственного финансового инструмента. 

Поэтому, конечно, мы поддерживаем всячески этот закон, будем участвовать в его доработке и поможем тому, чтобы он проходил.

Что касается дальнейших мер. Я считаю, здесь нужен целый комплекс мер. Это меры и по выявлению косвенно или прямо иностранных или находящихся под контролем иностранных компаний наших юридических лиц. Это принятие комплекса инструментов по возврату денег в РФ и по контролю за валютной выручкой и её возвратом, потому что сегодня огромная часть выручки оседает вне России, и выход денег за рубеж, к сожалению, не понижается. Мы можем много говорить о привлекательной инвестиционной политике, давать внешние преференции, но кому мы их даём, надо разобраться, кого мы сюда хотим в итоге привлечь и зачем, с какими целями и задачами. К сожалению, по промышленному производству, по реальной ситуации говорить о том, что мы чего-то здесь добились, кроме военно-промышленного комплекса (слава Богу какие-то позитивные процессы начинаются), пока очень сложно. Поэтому сейчас мы должны «собирать камни», мы должны восстановить страну, другого пути нет. Я бы мог много об этом говорить, но скажу просто, что эта часть очень важная. 

 

Что касается СМИ, то здесь действительно за последнее время у нас это была не просто война, это было массовое широкомасштабное наступление на всех фронтах: культура, духовно-нравственные ценности, экономика, история, просто уклад образа жизни. Вообще если мы посмотрим на сегодняшний день что делалось, то увидим что это разрушительное наступление, которое оправдывало многие негативные моменты последнего времени, которое вообще внушало нашим гражданам мысль, что наша страна такая никчемная, несчастная, и вообще ей ничего не светит в будущем, и вообще счастье все на западе (отсюда либо надо уезжать либо страну надо делить). Эта линия, я вынужден с болью говорить (я всегда был и остаюсь сторонником свободы слова), не свобода слова. Это игра за чужие деньги против нашего государства. Так вот, с одной стороны мы должны обеспечить конституционные права граждан и свободу слова в том числе, с другой стороны, мы должны поставить этому барьер, определенный заслон, и создать этому альтернативу. И я думаю, что сегодня мы присутствуем при создании такой альтернативы. Да, саморегулируемая организация, это совершенно демократический инструмент, и здесь никакой цензуры нет. Сами участники процесса, сами СМИ будут определяться как им действовать в рамках существующего закона. И это конечно поможет консолидировать силы национально ориентированных государственно не ориентированных СМИ, на что я лично очень рассчитываю. Конечно, мы будем всячески продвигать, поддерживать этот закон.

 

Но и последнее прокомментировать я хотел, это проблема сепаратизма. К сожалению мы, может быть много времени упустили, когда разрушали Советский Союз. Может быть понимания у достаточно многих людей не было. Не скажу что и у меня это понимание до конца было, потому что мы ловили кусочки информации, которая сваливалась на нас с разных источников. И тем не менее, никто и никогда радоваться этому не мог и не может. И те кто радовался, либо люди недалекие, либо люди заинтересованные в развале всего нашего государства. У нас общая история, у нас общие народы. Сегодня мы стараемся вернуть какие-то высоты, которые были раньше - Таможенный союз, единое общее экономическое пространство, ОДКБ. Трудно идет этот процесс. Мы понимаем, что нам противодействуют, препятствуют. Я один пример приведу: Таможенный союз – замечательное новое средство объединения наших экономик. Сегодня активно через Таможенный союз реализуются импортные серые схемы в том числе на территории РФ, которые конечно не способствуют и не позитивно отражаются на нашей экономике. Это надо признать. Поэтому, с одной стороны мы должны продолжать наше объединение, но должны понимать, что будут определенные препятствия, противодействия. Но и самое главное – это сепаратизм внутри нашей страны. Ни под каким видом, ни под каким углом, ни под каким боком мы не можем этого допустить, просто не имеем права. Одна пядь, одно маленькое соглашательство, одно отступление назад и мы потеряем страну. А желающих ее «прихватизировать» или стать жителями новых территорий достаточно много вокруг нашей страны. Поэтому не только оружие здесь, но и именно наша экономика, обязательно внутренняя и внешняя продуманная иммиграционная политика, потому что мы конечно должны говорить об освоении Дальнего Востока и восточной Сибири, и здесь нужна и социальная политика (она должна быть к этому привязана). Но, ни в коем случае, ни под каким видом, нигде мы не должны давать возможности поднимать голову тем, кто хочет разрушить нашу страну. Да, жесткое уголовное преследование. Где-то административное, а где-то уголовное. И я думаю, что здесь много не будет. Потому что, на самом деле, я считаю, что такие разговоры сродни измене Родины.

 

Николай Стариков: Очень важный вопрос поднял Александр Викторович. Действительно, под видом свободы слова наносятся удары по государственности. И одним из важнейших направлений тех законодательных изменений, которые хотелось бы внести в рамках борьбы с сепаратизмом – именно не давать возможность вести эти псевдодискуссии в открытом информационном поле. Точно также как сейчас запретили в интернете вести пропаганду гомосексуализма (не высказывать свое оценочное суждение в своем ЖЖ, что это хорошо, правильно, креативно и здорово. За это штраф, хотя наказание могло бы быть пожестче. Но на первый раз может быть и штрафа хватит, а дальше закон может ведь и корректироваться в сторону ужесточения). Так и здесь, должен быть полный запрет, я повторю, на полный запрет в публичной сфере обсуждения этих возможностей. Специалисты где-то в закрытом режиме, на каких-то своих семинарах, без публикации материалов, для аналитических записок руководству страны, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста. В публичной сфере нет. И говоря о свободе слова хочется отметить, что есть большая разница: преступник стреляющий в прохожего или в полицейского и полицейский стреляющий в преступника. Они совершают одно и то же действие, но смысл его и оценка его обществом диаметрально противоположна. Преступник, который стрелял в полицейского отправляется в тюрьму на всю жизнь или его казнят, если не дай Бог попал. Полицейский, который застрелил преступника, получает общественное вознаграждение в виде повышения по службе, медалей, и общество его чествует как героя. Действие казалось бы одинаковое, но на самом деле смысл этого действия разный. Так и здесь, под видом свободы слова маскируются попытки уничтожить государство. Сейчас я хотел бы передать слово Александру Юрьевичу Куринову, сопредседателю партии «Великое Отечество».

 

Александр Куринов (партия "Великое Отечество"): Добрый день. Если бы несколько веков назад, когда этот человек жил, ему бы задали вопрос: Что должен сделать государь, чтобы подчинить себе завоеванную территорию? То было бы несколько рекомендаций. Первое, перебить всю элиту, чтобы исключить возможность некого восстания. И второе, разрушить все институты, которые действовали в этом государстве, и создать свои. Потому что старые институты работают по старинке и не в интересах новой власти. 

А теперь я предлагаю вам взглянуть на нашу страну, например, 25 лет назад. Когда у нас началась перестройка, то начали появляться новые институты, которые не были привычны тогда для нас: институт частной собственности, предпринимательства. Я не говорю, что это плохо. Пока это было как некое развитие. Но наступил 1991 год, и если брать первый пункт -уничтожить всю элиту (сама рекомендация относилась ко времени в несколько веков назад, сейчас наверно так жестко поступать, и сложно это сделать – перебить, хотя мы помним, были убийства, которые вызывали вопросы, хотя выглядели со стороны совершенно случайными), но один тоже великий государственный деятель говорит, что «если случайность имеет политические последствия, то нужно внимательно присмотреться к этой случайности». Были и убийства, была и замена элиты. Появились новые люди, которые иначе мыслили. И далее у нас стали появляться новые институты, которых раньше не было, при этом разрушались старые. И Центробанк здесь очень кстати, мы все время о нем говорим, но он очень показательны. У нас был Государственный Банк, он был разрушен, появился Центральный Банк. Во многих областях также стали появляться новые институты, мы стали замечать, что сначала было коммунальное хозяйство, потом появилось ЖКХ, уже на других принципах основанное. Стали появляться определенные изменения в образовании, чуть позже конечно, не сразу. Стали появляться платные услуги в здравоохранении, потому что люди бы наверно сразу оценили отсутствие бесплатного образования, но это происходит, все равно мы это видим. И мы должны теперь нашу деятельность оценить через призму того, что произошло. Перед нами стоят две задачи: это новая элита, которая будет руководить страной, и строить новое государство и создание новых институтов. Но нам конечно необходимо разрушить то, что уже есть, мы должны это сделать. Но разрушив, не создав чего-то нового, мы добьемся того, что образуется вакуум. Этот вакуум опять будет заполнен не пойми чем. Когда была создана год назад группа, мы взяли сразу « с места в карьер», потому что в тот момент мы уже вступили в ВТО, что казалось большим неправильным шагом. Все уже осознали, что Центральный банк – это насос, просто качающий деньги из страны, и не дает развиваться. Мы все это понимали и хотели все это изменить. Но понимали, что наша позиция по Центральному банку очень ограничена, потому что есть Конституция, которая защищает Центральный банк, и законодательно можно попробовать что-то сделать, но мы не сломали бы этот институт, мы не могли создать новый. Попробовать внести изменения – да, но даже этого нам не разрешили на тот момент сделать. Сейчас делается реинкарнация того законопроекта, попробуем иначе зайти, с другой стороны, но мы должны понимать, что институт Центрального банка, который существует, должен быть сломан полностью, и на его месте должен быть Госбанк, который является структурой Минфина. А не так как сейчас, когда государство является структурой Центрального банка.

 

Слом институтов должен происходить. Тогда нам что-то не удалось. Тогда мы попытались сломать институт иностранного усыновления. Может тоже было сложно полностью это сломать, не дав что-то взамен того, что было бы разрушено, но первый шаг в любом случае был сделан – запрет американским гражданам усыновлять наших детей. Т.е. мы в любом случае идем по пути замены, как говорит Евгений Алексеевич, оккупационных институтов на наши национальные институты. И мы должны именно идти по пути создания новых институтов, потому что нельзя просто сломать старые, иначе останется пустое место. Должна идти постепенная замена. Еще раз, год назад с места в карьер попытались взять, уткнули в то, что Конституцию надо менять. Но это не процесс одного дня, это большая работа, о которой мы не забываем, и в случае появления у нас лично, например, такой возможности, мы бы давно занялись этим вопросом. Сейчас будем инициировать, чтобы все-таки государственные органы этим занялись. Да, нужно менять Конституцию, на ее основе создавать новые институты, кто будет заменять оккупационные. По СМИ мы можем даже просто понять, сам институт СМИ, это есть не плохо и не хорошо. Это необходимая вещь, вопрос как она работает. И когда мы увидим, что существует институт финансирования СМИ через рекламу, то просто здесь мы бессильны, потому что туда вливаются действительно огромные деньги. Как работают киоски, которые продают? Издание просто платит киоску денег и неважно будет продано это издание или не будет. Там будут продаваться только эти издания, других изданий там не будет. Они просто забивают все полки. Так вот, институт финансирования через рекламу, как было правильно заявлено, надо ломать. А что взамен? А взамен – через продажу. Т.е. мы можем предложить замену. Новый институт заменяет старый. Это поступательный путь, которого мы должны придерживаться. Просто ломать нельзя, иначе в жизни образуется вакуум. Поэтому мы должны продолжать эту работу, потому что результаты есть, и запреты (хотя бы пока американцам) – проложенный путь говорит уже о том, что закон о запрете однополым парам усыновлять наших детей уже принимается легко и быстро. Нет ожесточенной дискуссии в обществе. Потому что путь начат, первые шаги сделаны. И мы идем в правильном направлении. Мы должны просто оставаться на этом пути. Поэтому я желаю нам всем, кто участвует в группе, продолжать это, кто не участвует присоединяться или помогать. И вместе мы сможем этого добиться.

 

Николай Стариков: Спасибо, я еще раз хотел бы обратить внимание, что мы именно плавно стараемся изменить суть… по сути демонтировать те институты, которые ведут к печальным последствиям для нашего государства, в том числе (великолепный ход) создание саморегулируемой журналистской организации, которая будет саморегулироваться, но саморегулироваться со знаком плюс, а не со знаком минус. Т.е. при внешнем отсутствии какого-либо давления на тех кто клевещет, распространяет заведомо лживую информацию, кто не хочет нести никакой ответственности за публикацию тех или иных новостей, в частности лживых и фальшивых. Он будет нести ответственность в соответствии с уставом саморегулируемой организации. По-моему это действительно очень правильное направление. Сейчас я хотел бы передать слово Алексееву Алексею Андреевичу, члену высшего политсовета партии «Национальный курс».

 

Алексей Алексеев (партия "Свободная Россия - Национальный курс"): Здравствуйте. Я для начала хочу напомнить какими методами ведется против нас война, и в каких областях мы вынуждены отстаивать суверенитет. В первую очередь это военная область. Я думаю, здесь вопросов нет. Дальше мы должны сказать о политической области. Политика, будем так говорить, это, если говорить общими словами, искусство возможного, а на самом деле она выражается в создании и использовании друг против друга различных групп и персоналий. И надо сказать то, что наши геополитические друзья в этом очень преуспели. Если мы говорим как раз про сепаратизм, то как раз сепаратизм у нас продвигается именно в первую очередь политическими методами. И надо сказать, что не только сепаратизм, но и многое другое тоже продвигается политическими методами именно за счет создания групп влияния у нас внутри страны, и за счет создания групп влияния за рубежом. Следующий аспект – экономический. Понятное дело, что каждый производитель старается поддержать свой товар, и существующие международные экономические организации это не исключение. Соответственно, опираясь на политические группы, опираясь на военные методы, они могут продвигать то, что считают необходимым. 

 

Следующий способ – методологический. Потому что, создание законов, которые в свою очередь позволяют действовать тем же самым группам политическим, которые продвигают уже определенные либо политические тенденции, либо экономические законы определяется как раз этим уровнем. И мы с ним сталкиваемся, например, на уровне российского законодательства, которое в какой-то момент было написано, спущено сверху. Т.е. получается, как считали в 90-х годах, жили определенным способом, была определенная школа управления, но примут другие законы, но, в конце концов, будем же жить примерно также. Оказалось, ничего подобного. Приняли другие законы, и жизнь поменялась абсолютно, коренным образом. Да притом так поменялась, что ее до сих пор нельзя назвать жизнью направленной на благо российского народа. Это именно оккупационный режим, который с помощью методов, с помощью законодательства, с помощью тех самых либеральных экономических теорий продвигает необходимые ему тенденции. Продвигает тот способ жизни, который позволяет грабить колонии, грабить Россию. Если мы говорим про сепаратизм, то сепаратизм у нас – это политические группы. Но не нужно о том, что, например, в США до сих пор отмечается «неделя порабощенных народов». А именно, конгресс США принял в 50-х годах постановление о том, что в США ведется одну неделю в году пропаганда о том как в Советском Союзе и в восточной Европе люди живут ужасно, хотят свободы и т.д. И несмотря на крах коммунистической идеи в 1991 году они не отменили эту неделю и она продолжает действовать до сих пор. У нас все эти аспекты имеют информационный характер, за исключением военного, и в основном война ведется через средства массовой информации, через продвижение идей в идеологической сфере. Если мы говорим про СМИ, то еще Наум Хомский, выдающийся лингвист, еще до крушения Советского Союза сформулировал теорию, которая называется «Производство согласия». В чем она заключается? Это, по сути, модель американских СМИ, но можно сказать, что она действует у нас здесь. Итак, он говорит о том, что есть определенные фильтры, которые мешают СМИ быть объективными. 

1-й фильтр – это принадлежность – владелец СМИ. 

2-й – источник финансирования. 

3-й – источник информации. 

 

Соответственно, поддерживается это все еще парой моментов. 

1-й момент – это критика несогласных. То есть, если возникает какой-либо информационный повод, который не лежит в общей тенденции, в общем русле, либо возникает персоналия, которая несогласна, то все СМИ ополчаются с критикой данного информационного повода, либо данной персоналии. И это не случайность, а именно способ существования той самой пропагандистской машины. И то, что объединяет, как писал Хомский, это антикоммунистическая идеология. Мы можем сказать, что эта идеология антироссийская. И, соответственно, мы можем видеть то, что на нашу российскую почву эта машина просто напросто была взята и перенесена. И я бы даже сказал, что не в 1991 году, а гораздо раньше, когда началась горбачевская гласность.

 

Вопрос, а что с этим может сделать журналист?  Я бы сказал, что сейчас, в связи с принятием закона о СМИ у журналистов действительно есть возможности, но они лежат в значительной степени в сфере собственного самообразования и саморазвития журналиста. Я, например, считаю, что журналист должен стать экспертом. Т.е. изучать историю, философию, психологию обязательно, экономику, для того, чтобы он мог сам определять достоверность получаемой информации, в частности.

Следующий момент. Хороший журналист должен быть как исследователем того материала, который он преподносит людям, так и следователем, чтобы понимать, кому выгодна данная информация. Если данная информация, в конечном итоге, выгодна врагам России, значит такую информацию нужно подавать по другому, именно так что она выгодна врагам России.

 

Следующий момент. Быть стратегом и уметь предугадать как твое слово отзовется. Т.е. если ты создаешь какую-то информацию, то ты и должен понимать что за этим последует.

И еще один момент, который лежит чуть в стороне, но который необходимо отметить. Это всячески защищать русский язык. Тема очень обширная и богатая, я ее поэтому коснусь только вкратце. Язык определяет мышление, и коверканье русского языка, насыщение его иностранными терминами снижает качество мышления. Если журналист является бойцом информационного фронта, то свое оружие он должен держать в чистоте. Я очень рад то, что настоящий закон о саморегулировании СМИ наконец позволяет вывести на чистую воду прозападные СМИ, либеральные СМИ, и дать наконец возможность работать честным российским журналистам. Спасибо.

 

Николай Стариков: Уважаемые коллеги, прежде чем дать возможность высказаться другим экспертам, которые здесь присутствуют, я тоже хотел дать небольшой комментарий к выступлению коллег.

Во-первых, мне хотелось бы назвать фамилию того автора, которого процитировал Александр Куренов, но забыл назвать его. Думаю это будет интересно, особенно тем кто будет смотреть наш круглый стол, это Николо Макиавелли. Это он советовал в своей книге «Государь» определенные советы, и они не потеряли своей актуальности несмотря на то, что прошли столетия. Поэтому я думаю, тем, кто интересуется политикой будет очень полезно почитать Николо Макиавелли. Увидите как это актуально и как это действительно важно знать определенные принципы, о которых он говорил много столетий назад. Дальше, что касается этой «недели угнетенных народов», если я не ошибаюсь, в Америке даже памятник стоит и на нем написано такое государство, «оккупированное злыми русскими коммунистами», как Казакия. Вы понимаете уровень. Т.е. очень они хотят казаков втянуть в информационное поле под видом нации, которую много столетий «кровавый режим российской империи», а потом и Советского Союза, угнетает. Т.е. полностью ставят вещи с ног на голову.

 

Алексей Алексеев: А еще там есть Карелия и Поморье.

 

Николай Стариков: Да, там побольше всего, но я запомнил бред про Казакию. Что же касается активных атак либеральных псевдонезависимых журналистов на иную точку зрения и человека, который ее выражает, мы это видим буквально каждый раз. Яркий пример, блестящий журналист Аркадий Мамонтов, который каждый раз, когда он за ушко на солнышко вытаскивает истории то с лунным камнем, почти как по Уилки Коллинзу, то с всевозможным финансирование протеста, сразу начинаются лай, вой, крики, обвинения. Потом уже сами наши английские партнеры соглашаются, да, был камень, были шпионы – извинений ноль. Забыли. Т.е. ненависть всей душой со стороны либеральных журналистов, хотя казалось бы они же все за нашу и вашу свободу, за право выражать точку зрения, а уж тем более если эта точка зрения потом подтверждается документами. Уж казалось бы должны его целовать и на руках носить. Но, тем не менее, практика абсолютно подтверждает то, что вы говорите. А сейчас уважаемые коллеги, кто хотел бы высказаться в завершающем этапе нашего круглого стола по тем проектам, которые мы сегодня обсуждаем.

 

Леонид Коновалов (Председатель общероссийской организации «Журналисты России», главный редактор журнала «Оппонент»): Журнал «Оппонент» может быть не столь известен постольку поскольку он исповедует такие, скажем, радикальные позиции, и я сам являюсь русским человеком, который исповедует радикальный подход к процессам, которые происходят в России. Почему радикальный? Дело в том, что социальный организм, каким является сегодня Россия, болен. По сути дела любая форма общественного сознания: политика, экономика, правоохранительная система, спецслужбы что немаловажно, сегодня находятся в состоянии некой болезни и предполагают определенное лечение. Всякое лечение предполагает определенное ограничение свободы. Поэтому сегодня в России когда сплошь и рядом несется с экрана ложь необходимо, как и человека который болеет, ограничивать свободу. Ограничивать свободу не вообще как таковую, а до того времени, когда человек выздоровеет. Нам не дают возможность кушать когда мы болеем, прогуливаться и т.д. Сегодня нужно делать с государством это же самое.

 

Вопрос далеко непростой, мы говорим о законах, но не надо впадать в иллюзии. Законы, это 10% решения проблемы. Не законы решают проблемы, а известный деятель, известный человек Иосиф Виссарионович, а до него еще и многие другие говорили: решают все кадры! Я как сторонник и разработчик этого закона, глубоко убежден, что в нем заложены и серьезнейшие подводные камни направленные в том числе и против патриотических сил. Может быть это не предмет сегодняшнего разговора, потому что частности лежат там, в глубине, и как бы не случилось, что эти частности выплыли наружу в ходе принятия этого закона. Что касается журналистов – сегодня журналисты стервятники. Я тоже представляю это журналистское сообщество, являюсь председателем, делаю какой-то журнал, печатаюсь под своей ли фамилией, под другой ли фамилией. Тем не менее, вижу в этом определенный государственный взгляд на эту позицию. По-моему, выступал товарищ передо мной, говорил какая информация должна быть, какой должен быть журналист. По-моему журналист сегодня должен быть неким оперативником. Хороший журналист – хороший оперативник. Что значит хороший оперативник? Это когда он проверяет информацию с точки зрения полноты, достоверности и своевременности. Любой оперативник пустит дело в ход только в том случае, если он проведет комплекс агентурно-оперативных мероприятий, в том числе на предмет проверки информации. Так вот мы должны так подойти. Таким образом мы сможем уничтожать этих стервятников, которые сегодня оседают во всех государственных СМИ, и что меня удивляет, это бездействие в этой связи власти, которой мы пытаемся помочь, а она сажает патриотические силы. Конечно, что-то прорывается, что-то удается, но вместе с тем, как мне кажется, в этих условиях социальной болезни государства это весьма недостаточно. Просто хочу, чтобы мы не впадали в иллюзию, были более организованными и строить организацию не только издавая и продвигая законы, но и создавать организационные структуры из людей, готовых плечом к плечу встать на защиту России. 

 

Николай Стариков: Тут сложно с Вами не согласиться, но я хочу просто напомнить, что мы с Вами в рамках рабочей группы готовим законопроекты и вносим их в Государственную думу. Но мы не можем вместо журналистов создать эту саморегулируемую ассоциацию, вместо журналистов в нее вступить, вместо журналистов разработать моральный кодекс и те критерии, по которым они будут оценивать работу своих собственных коллег, т .е. самих себя, и вместо журналистов быть этими самыми судьями и оценщиками. Это должны делать сами журналисты. Мы должны помогать создавать то информационное и правовое поле в рамках которого это должно делаться. Точно так же мы с вами представители гражданского общества, мы с вами не можем, не должны, не имеем право ловить сепаратистов на улице и бить им морды. Мы не должны этого делать, но мы разработать ту нормативную базу, внести в уголовный кодекс, который позволит нашим существующим правоохранительным органам, которым поверьте эти сепаратисты тоже ничуть не симпатичны, бороться с ними эффективно и наказывать их за те преступления, которые должны быть в УК обозначены именно как преступления.

 

Леонид Коновалов: Это круглый стол, поэтому я позволил себе порассуждать.

 

Николай Стариков: Пожалуйста, никто в данном случае Вашу точку зрения не запрещает высказывать. Пожалуйста, кто хотел бы высказаться, уважаемые коллеги.

 

Алексей Алексеев: Я бы хотел сказать насчет журналиста как оперативника. Вы знаете, оперативник это очень хорошо, если он и специалист хороший, но может ли оперативник руководить фронтом? К сожалению у нас СМИ, интернет достигли того момента, когда каждый говорящий с людьми обладает очень большим информационным ресурсом. Я считаю что уровень должен повышать журналист максимально возможным образом, и уж точно не с уровня оперативника подниматься на уровень стратега. Спасибо.

 

Гость: Вопрос Терехову Дмитрию Юрьевичу. Он говорил о том, что у государства будет какая-то возможность надавить на СМИ, якобы. Я слышал, будет какой-то фонд у этих саморегулируемых организаций. Соответственно СМИ начнут поднимать вой о том, что государство на нас давит, что Конституцию нарушают, идеологию. Вот как будут бороться информационно с этими СМИ, которые начнут в это время выть буквально со всех сторон?

 

Дмитрий Терехов: Я могу сказать, что у нас сейчас начинается публичное обсуждение этого законопроекта. Буквально в ближайшие дни он будет распространен, как я и сказал в редакциях СМИ. Я вас уверяю, что при всем при том, что значительная профессиональная часть сообщества поддерживает идею саморегулирования, но огромное число организаций будет резко выступать против этого фонда. Потому что этот фонд существенно позволяет… Вы представьте себе ситуацию, в саморегулируемой федеральной организации 1500 редакций. Одна из этих редакций напечатала какую-то пакостную статью, ну скажем по поводу праздника Победы, насчет того, что его надо отменить, а всех ветеранов сдать в утиль и т.п. Вы наверно слышали какие были комментарии к 9 мая. 

Значит сейчас все повозмущались, покричали и разошлись. А в этой ситуации государственный орган, сугубо в соответствии с законом, подходит и говорит: Ваша саморегулируемая организация, один из членов которой допустил нарушение федерального законодательства в части осквернения памяти Второй Мировой войны и изменения истории, совершила нарушение в соответствии с таким-то пунктом такого-то законодательства. В связи с этим мы налагаем на саморегулируемую организацию претензии в объеме, ну скажем, миллион рублей. Притом, что эта редакция внесла вступительный взнос всего 300 тыс. рублей. Теперь представьте себе как воспримут остальные члены саморегулируемой организации такой демарш. Представьте себе 1500 редакций будут оказывать давление на одну редакцию, которая допустила такой демарш, потому что им совершенно не светит перспектива, чтобы их компенсационный фонд разорялся в результате нарушения какими-то подонками, разорялся совершенно законными санкциями, на основании законов. Естественно воя будет много. Я сразу предупреждаю, этот закон революционен по своей сути. Он подобен ядерной бомбе в СМИ, он меняет всю информационную политику на пространстве России. Но мы привыкли уже за последний год (как В.В. Путин вступил в должность президента), за это время внесено много серьезных законов. Первым был закон об иностранных агентах, был закон имени Димы Яковлева. Вы же помните какой вой был особенно по поводу закона Димы Яковлева, это же просто невероятно, иерихонские трубы включили. И ничего не получилось. Они только высветили всех своих иностранных агентов и агентов влияния, которые теперь находятся в сфере наблюдения соответствующих структур. Так же и здесь, воя будет много, я вас сразу предупреждаю. Вокруг этого закона, именно потому что он революционен по своей сути, будут невероятные скандалы. Потому что этот закон перекрывает кислород врагам России в самом уязвимом месте – информационном поле, которое формирует сознание 143-миллионого нашего населения.

 

Николай Стариков: Уважаемые коллеги, я хочу сказать, что время нашей дискуссии плавно подходит к концу, и я с вашего позволения хотел бы подвести итоги сегодняшнего круглого стола. Эти итоги должны выражаться у нас не просто в радости оттого, что мы разработали очередные законопроекты, а в том поручении, которое мы должны сами себе дать, для того, чтобы наша законотворческая деятельность продолжалась также активно.

Я предлагаю по итогам сегодняшнего круглого стола дать рабочей группе следующие поручения:

1. Внести те законы, которые на сегодняшний момент мы обсуждали и которые уже готовы. Это о внесении изменений в закон о Центральном банке, пакет законодательных мер о статусе национального бизнеса, и закон о внесении изменений в закон о СМИ в Государственную думу, и дать поручение Евгению Алексеевичу Федорову и тем его коллегам-депутатам, которые входят в объединение «Российский суверенитет» от своего имени внести эти законы в Государственную Думу.

2. Разработать и внести в осеннюю сессию в Государственной Думе перечень изменений в российское законодательство, которое обеспечит борьбу с сепаратизмом на должном уровне.

Эта работа ведется, и я хотел сказать, что она к осени будет закончена.

 

И наконец, сегодня у нас с Вами в прямом эфире родилась идея, которую мы должны с Вами реализовать,  подготовить изменения в российское законодательство о переносе даты Дня России на какую-то любую более достойную дату. Поэтому я прошу всех участников рабочей группы над этим вопросом подумать, поискать в нашей многовековой тысячелетней истории достойные даты. Единственное, я хотел бы выразить свою точку зрения. Мне представляется, что правильным было бы перенести летний праздник на летнее время, потому что у нас страна северная и хочется чтобы у нас летом был хороший государственный праздник. И поэтому может быть больше нам с вами поискать в тех трех месяцах, в которые у нас хорошая погода и обратиться к истории июня-июня-августа в большей степени, чем ноября-декабря-января. В некоторых частях нашей страны конечно люди всегда будут праздновать День России с радостью, но все-таки на сорокаградусном морозе это будет не так весело, как под приятным солнечным светом. На этом наш круглый стол объявляется закрытым. Большое всем спасибо.

 

Стенограмма заседания: Федеральный патриотический вестник ( http://fpvestnik.ru )

 

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (788 мб)
Видео MP4 640x360 (327 мб)
Видео MP4 320х180 (181 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (38 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (33.56 КБ)
FB2 (114.3 КБ)
RTF (367.6 КБ)