Россия против капитализма

Россия либо самостоятельная держава, либо колония Запада.
Запад всегда пытался подчинить Россию своим интересам - и сделать сырьевым придатком капитализма.


Контейнер

Смотреть
Читать

Андрей Фурсов

Россия против капитализма

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fursov_rus_protiv_kapitala

 

Часть из Закономерностей русской истории

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fursov_zakon_rus_istorii

 

Андрей Фурсов (историк, социолог, публицист): Есть такое понятие «мир-система», его ввёл Иммануил Валлерстайн и до середины XIX века эта концепция работает. Мы можем спокойно пользоваться ею в объяснении истории, и не только русской, до середины XIX века. Валлерстайн полагает, что он сегодняшний день может объяснять этим понятием. Я с этим, как и многие другие, не согласен. Но сейчас нас это не должно отвлекать, волновать. Мы берём как рабочую гипотезу понятие «мир-система» и рассматриваем русскую историю сквозь призму этого. 

С середины XV века, как только мы фактически выскочили из-под Орды, фактически мы выскочили лет за тридцать до окончания ордынского ига, и до Крымской войны, до середины XIX века, 400 лет Россия была отдельной мир-системой, самостоятельной, самой по себе. 

После Крымской войны началась интеграция России в мировую капиталистическую систему. Нужно сказать, что в середине XIX века, европейская мир-система превратилась в мировую систему, без дефиса. Это мир-систем может быть несколько, а мировая система может быть только одна. Поэтому главной задачей Запада в середине XIX века было уничтожить две сохранявшиеся мир-систем. Этими мир-системами были Россия и Китай. 

Поэтому в 50-е годы XIX века вспыхнули одновременно две войны: англо-французы устроили Крымскую войну, и они же устроили вторую опиумную войну в Китае. Своих целей полностью эти войны не достигли. Китай не стал колонией, он превратился в полуколонию. 

Россию не удалось вогнать в границы начала XVII века. Но Россия перестала быть европейской континентальной державой №1. Она стала одной из пяти европейских держав. Что еще прискорбнее, она стала превращаться в сырьевой придаток Запада и попала в финансовую зависимость от западных олигархий. Модель включения России в мировую капиталистическую систему во второй половине XIX века – начала ХХ века – это зависимый элемент мировой системы. 

Следующий этап – с 1930-го условно до середины 1980-х, Советский Союз, альтернативная мировая система. То есть воспроизвелось на мирной витке это мир-системное качество, только теперь это была не мир-система, одна из многих, а одна из двух мировых систем. Наконец, после 1991 года Россия опять возвращается к положению зависимого элемента, но уже глобальной системы. 

У нас получается схема «чёт-нечет». «Нечет» – это Россия самостоятельная, мир-система или мировая система. «Чёт» – это Россия зависимый элемент либо мировой капиталистической системы, либо зависимый элемент глобальной системы. Для обеих этих зависимых фаз, характерно одно и то же: нарастающая финансовая зависимость от Запада и возникающие противоречия. Либо ты – великая держава, либо ты сырьевой придаток. Рано или поздно что-то должно уйти. Либо ты перестаёшь быть сырьевым придатком и становишься великим Советским Союзом, либо ты перестаёшь быть великой державой Советским Союзом и превращаешься в Российскую Федерацию, которая частично суверенная страна и сырьевой придаток Запада, которая сегодня борется за то, чтобы перестать быть этим придатком, но стартовая позиция очень и очень сложная. 

 

Вопрос: Вы назвали капитализм Российской империи, его последнюю стадию, мягко говоря, ублюдочным. Поясните, пожалуйста, развёрнуто, в цифрах, почему? 

 

Андрей Фурсов: Вы знаете, чтобы пояснить в цифрах, это мне нужно вам читать отдельную лекцию. Но я отделаюсь от вас цитатой. 

Михаил Осипович Меньшиков – замечательный, лучший русский публицист начала ХХ век, очень много писал по национальному вопросу, в основном по еврейскому. Поэтому чекисты его в 1918 году высадили из поезда и на глазах семьи расстреляли. У Меньшикова есть замечательная статья «XIX век» и пишет он следующее. Хотя он здесь не говорит о капитализме, но это о капитализме.

«Запад поразил воображение наших верхних классов и заставил перестроить всю нашу народную жизнь с величайшими жертвами и большой опасностью для неё. Подобно Индии, сделавшейся когда-то из богатой и зажиточной страны совсем нищей, Россия стала данницей Европы во множестве самых изнурительных отношений.

Желая иметь все те предметы роскоши и комфорта, которые так обычны на Западе, мы вынуждены отдавать ему не только излишки хлеба, но как Индия, необходимые его запасы. Народ наш хронически не доедает и клонится к вырождению, и всё это только для того, чтобы поддержать блеск европеизма, дать возможность небольшому слою капиталистов идти нога в ногу с Европой. 

XIX век следует считать столетием постепенного и в конце тревожно быстрого упадка народного благосостояния России. Из России текут реки золота на покупку западных фабрикантов, на содержание более чем сотни тысяч русских, живущих за границей, на погашение долгов и процентов по займам, и прочего. Неисчислимое количество усилий тратится на то, чтобы наперекор стихиям поддерживать нашей бедной стране богатое культурное обличие. 

Если не произойдёт какой-нибудь смены энергий (эта фраза очень интересная, она произошла в 1917 году), если тягостный процесс подражания Европе разовьётся дальше, то Россия рискует быть разорённой без выстрела. Оскудение, захватив раньше всего прикосновенный к Европе класс, доходит до глубин народных, и стране в таком положении придётся или мужественно отказаться от соблазна, или обречь себя на вечный плен.

Вдумайтесь в тихий погром, который вносит англо-германская раса в остальное человечество. И невольно сочтёшь грёзы современного антихриста Ницше, грезу о белокуром, смеющемся льве, не мечтой безумца, а пророчеством грозном и уже осуществляющемся. Будущее от нас скрыто, но XIX век был непрерывным крушением и цветных и более вялых, бледных рас. Социальные перетирания слабых, рост пролетариата и вымирание его. Что это, как не вытеснение древних рас, потомством одной, самой мощной? Среди самих англичан и немцев идёт эта структурная перестройка, борьба человеческих типов. Один, какой-то сильный и хищный тип, по-видимому, поедает остальные». 

Капитализм в России второй половины XIX века был поеданием России. Кому принадлежали основные банки в России? Кому принадлежала химическая промышленность? Наша промышленность не принадлежала нам. Если в вашу квартиру привезут чужую мебель – это не ваша мебель. Самое главное, что капитализм создавал колоссальный разрыв, колоссальную социальную поляризацию в бедной стране. 

 

Реплика: Но ведь это было обусловлено технологическим отставанием и поздней индустриализацией России. 

 

Андрей Фурсов: А почему же в сталинском СССР мы взяли и сделали эту индустриализацию на некапиталистической основе? Дело в том, что на капиталистическом пути развития, за двумя редкими исключениями, которые объясняются историческими условиями (это Япония и Италия, я могу это объяснить, поскольку я занимался этими вопросами), за двумя этими историческими различиями капиталистическая модернизация отстающей страны никогда не догонит страну, ушедшую вперёд. Нужен был только системный антикапитализм, который бы позволил это сделать.

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://услуги.орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (80 мб)
Видео MP4 640x360 (33 мб)
Видео MP4 320х180 (18 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (7.69 КБ)
FB2 (13.98 КБ)
RTF (43.56 КБ)