Введите нам санкции!

Ограничения, которыми грозят России Европа и США из-за Крыма в начале 2014 года, во многом могут обернуться против них самих.
Потому что тогда Россия перестанет платить дань и направит деньги на своё собственное развитие.


полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Введите нам санкции!

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_vvedite_nam_sanction

 

Часть из "Евгений Фёдоров 11 марта 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-03-11

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Сейчас, например, новость, что ЕС готовит предложения по санкциям против России. Вы считаете, что они это всё вводить не будут. Или они что тогда вводить будут?

 

Евгений Фёдоров: Давайте разберём вопрос санкций. Санкции у нас бывают четырёх видов, как мы знаем (потому что всё отработано опять же). Первый вид санкций - это санкция визовая и активы за рубежом. То есть конфискация активов за рубежом физических лиц и введение виз. Американцы применяли такие санкции, когда готовили интервенцию в Ливии, в Сирии, в Египте и во многих, многих других случаях. Такая технология, которая подразумевает наличие этих санкций. Что для России это означает? Да, в России действительно двенадцать миллионов человек ежегодно выезжает отдыхать за рубеж. Но эти двенадцать миллионов... В отношении них могут быть определённые проблемы, мы это понимаем. Причём в Европу выезжает порядка четырёх миллионов (и в Америку) так или иначе. Но это не такое большое количество.

 

Артём Войтенков: По делам или на отдых или вообще?

 

Евгений Фёдоров: По-всякому.

 

Артём Войтенков: Если они на отдых не будут ездить, пусть они к нам ездят. Зачем они деньги за рубеж везут?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это отдельная история. Я просто говорю о реакции на санкции. Теоретически появляется четыре миллиона как бы не очень довольных людей, которые планировали отдыхать в Куршавеле, а тут - не смогут. Но, в принципе, это чувство самосохранения компенсирует это, скажем так, определённое неудобство.

 

Вторая часть - люди, которые связаны с американцами: это пятая колонна (они входят в эти четыре миллиона). Это санкции против них, потому что американцы недовольны активностью пятой колонны в России. Они считают, что недостаточно Навальный, Немцов, Ливанов и все остальные члены пятой колонны в России действуют. И они считают, что они должны в России поднять такие же процессы, как подняла их пятая колонна на территории Украины (на том же Майдане).

 

И для этого они им говорят: "Ребята, благодаря нам вы имеете за рубежом семьи, - то есть заложников, - детей, которые там учатся, имущество, визы, поездки и всё остальное. Мы вам закрываем визы, если вы не будете фанатично бороться за наши интересы на территории России".

Фактически это вид санкций против пятой колонны. Да, это может привести к определённой мобилизации. Тем более, мы же понимаем, что это будет хоть объявлено, но выборочно. То есть они всю пятую колонну напугают, потому скажут: "Ну, вот тебе, Навальный, можно. Потому что ты создал три тысячи боевиков в Москве, ты выполнил задачу минимум. А вот тебе, например, Немцов, нельзя: ты - бездельник". Вот что они скажут.

 

У них появится механизм дополнительной мобилизации пятой колонны в России. Собственно для этого эти санкции и предназначены. Но при этом если они пережимают с вопросом санкций, то пятая колонна от них отказывается, то есть происходит перебежка из пятой колонны. Вот, как Янукович: он работал в пятой колонне американцев. Когда возник вопрос о его личной безопасности, он перебежал (хотя у него конфисковали они имущество за рубежом) на сторону национального курса на Украине. Правда, они держат его ребёнка (детей держат) в качестве заложников. Тут по-прежнему у них есть рычаги воздействия на Януковича. Вот как складывается вопрос по первой санкции.

 

По санкции два. Это конфискация иностранных активов российского государства и бизнеса. Может быть такое? Может быть. Они использовали такие методы тоже, допустим, в том же Иране. Что это означает? Россия имеет за рубежом международных резервов семьсот миллиардов. Однако мы видим сейчас по политике Центрального банка, который не может держать рубль, потому что у него нет того полтриллиона резервов, которых якобы на бумаге написано, что они есть. Потому что единственная задача резервного фонда ЦБР - поддерживать курс рубля. Если курс рубля не поддерживается, значит, денег нет. И понятно почему Голубев увольняется (это главный юрист ЦБ). Потому что оказалась "липа". То есть нам рассказывали, что у нас полтриллиона долларов. Чтобы было понятно: полтриллиона долларов - в два раза больше, чем наличная рублевая масса в стране, если поменять по курсу один к тридцати. Это означает, что нет никаких вариантов ослабнуть рублю, если Центральный банк, используя Резервный фонд, будет спокойно менять их на бирже и всё. Мы с вами все достанем рубли, поменяем их - на это нужно только половина международных резервов (если бы они были!). Но их нет: они конфискованы. Это форма выплаты дани. Сейчас мы это увидим, потому что резервы где-то 10% были Резервный фонд. Он кончился: было пятьсот пятьдесят, а пятьсот нет. Значит, этих резервов (они на бумаге есть) на самом деле нет. Значит, их конфискация ни к чему не приведёт - их нет и так. Будем вещи называть своими именами. Но взамен в Россию вложено порядка семисот миллиардов инвестиций в российский бизнес и в индустриализацию страны. Это наши же деньги, вывезенные за рубеж, частично возвращённые обратно. Поэтому в случае, если американцы объявят конфискацию наших активов за рубежом, это автоматически приведёт (и Глазьев прав) к конфискации иностранных инвестиций в России.

 

Артём Войтенков: То есть мы им делаем ответ такой же.

 

Евгений Фёдоров: Мы делаем автоматический ответ.

 

Артём Войтенков: Автоматический. А мы можем его не сделать?

 

Евгений Фёдоров: Не можем не сделать - не можем. Это будет автоматический ответ. То есть что это означает? Это означает, что, там, ваш завод, допустим, в Калуге, который строит автомобили, взял для этого кредит в немецком банке. Наша власть говорит немецкому банку: "Идите к нашим международным резервам, которые заморожены США. Которых на самом деле нет, но формально они будут называться "замороженными", - и возьмите там. А ваш кредит мы конфисковываем и передаём российскому банку".

 

И дальше этот кредит будет вести, допустим, Сбербанк или ВТБ или один из семисот банков национальных, которые есть в России. То есть произойдёт как бы взаимозачёт, причём сумма одинаковая.

 

Мария Катасонова: Только они ничего не получат, ведь у нас нет этого.

 

Евгений Фёдоров: Они не получат ничего, а мы получим право на индустриализацию страны.

 

Артём Войтенков: То есть это даже нам лучше, получается?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Мы решаем проблему низких процентных ставок и поддержки российской экономики. Единственная там проблема (загвоздка) - это в технологиях, потому что они дают не только деньги, но и технологии, которые мы же и создали за счёт наших учёных. Но этот вопрос решается возвращением российских учёных из-за рубежа, которые их и создавали, и отладкой науки в России на их базе. То есть, как только мы избавимся от диктата МВФ, мы автоматически можем возродить российскую науку, которая, конечно, сильнее, чем немецкая или американская - это же понятно (по потенциалу). Правда, это чуть длиннее процесс. Но это означает, что мы сразу получаем рост экономики, а в перспективе (три, четыре, пять лет) получаем рост экономики 10 - 20%. И начинается индустриализация страны, которая была в России многократно, когда мы не на иностранцев работали, а на себя.

 

Артём Войтенков: Иностранцы на нас работали. Американцы индустриализацию делали.

 

Евгений Фёдоров: В том числе и американцы приедут делать индустриализацию, потому что у них не будет наших денег и китайских, а им где-то придётся работать. Они приедут работать к нам. Этот вид санкций, он, наоборот, обратный - и Глазьев здесь прав. Значит, его не будет.

 

Третий вид санкций - так называемый "товарный". Эти санкции применялись против Ирана. Суть товарных санкций: прекратить покупать российскую нефть (грубо) и прекратить поставлять в Россию продовольствие. У нас американцы не поставляют продовольствие. От "ножек Буша" мы уже отказались. От свинины отказались на прошлой неделе. Основных поставок из Америки продовольствия, кроме каких-то маленьких сегментов в дорогих магазинах, у нас нет.

 

Артём Войтенков: Но они могут заставить. Это же ЕС принимает. Они же заставили другие страны.

 

Евгений Фёдоров: А у нас ЕС тоже немного товаров. У нас голландское продовольствие есть, литовское, эстонское продовольствие есть, но его в дорогих магазинах небольшой сегмент. Основное импортное продовольствие у нас идёт из других стран. Если бы не Олимпийские игры, другие бы страны тоже выполнили команду США в санкциях. Сегодня не выполнят - это уже очевидно. Мы увидим в магазинах отсутствие некоторых видов продовольствия - увидим, но это не будет носить никакого политического характера. Просто у вас не будет испанского "Хамона". Кто-то любит с винцом. Придётся как-то жить.

 

Артём Войтенков: Выживать.

 

Евгений Фёдоров: Да. На белорусской картошке или на китайских помидорах. Это механизм не сработает в области поставок. А в области покупки нефти... Мы сейчас видим, что те же европейцы (немцы) пытаются отказаться от российского газа уже сейчас - не могут. Обратили внимание? Не могут. От российской нефти... Там меньше нефти. Нефть у нас уже идёт в Китай. То есть здесь могут быть проблемы, но они тоже не будут носить... Слишком большая страна, чтобы её вогнать в санкции. Мы - не Ирак и не Иран. Поэтому у них не получится это. А компенсационный эффект за счёт роста национальной экономики, за счёт появления суверенитета, он во много раз превышает убыток, связанный с какими-то санкциями, которые могут как-то до нас добраться.

 

Артём Войтенков: Ограничения на импорт/экспорт - касается не только продовольствия и нефти. Они коснутся ещё других товаров, например, вот, телефонов, автомобилей, электроники всякой разной.

 

Евгений Фёдоров: Давайте разбираться. Автомобили – немцы. Вы правы: сто - сто сорок тысяч автомобилей в год. Это немецкие автомобили. Будете ездить на японских.

 

Артём Войтенков: А Японию они же тоже загонят туда же.

 

Евгений Фёдоров: В этом и эффект Олимпийских игр: не получается Японию загнать. Они немцев-то не могут уже загнать в санкции (обратите внимание!), а уж про Японию я вообще молчу - не получается. Корея есть, Китай, в конце концов. То есть такой проблемы у нас нет в массовом масштабе.

 

Артём Войтенков: Если у нас с рынка исчезнут "Мерседесы", "Ауди", "БМВ", то у нас есть другие машины.

 

Мария Катасонова: Проживём как-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Об этом я вам и говорю.

 

Артём Войтенков: Вот, "Лада-Калина-2" - тоже неплохая машина.

 

Мария Катасонова: Выживем без "Мерседесов".

 

Евгений Фёдоров: Без "Лады-Калины" обойдёмся. Мы просто за счёт индустриализации (эффекта индустриализации) мы обеспечим комплектующими немецкие автомобили, собираемые в России. А собирается там весь модельный ряд.

 

Артём Войтенков: Так делают уже.

 

Евгений Фёдоров: Нет, пока там много иностранных комплектующих. В этом случае будет запущена российская промышленность. Да зачем нам российская промышленность? У нас китайские комплектующие есть, которые и так из Китая. Я просто был на автомобильных наших заводах, например, в той же Калиниградской области ("Автодор") - у них китайское всё. Вы думаете, что если оттуда Вы едете на "Ауди" калининградской сборки - это немецкая "Ауди"? Это китайская "Ауди". Из Германии пришла технология, а запчасти пришли из Китая. И они и сейчас там все китайские. Вот эти все контейнеры, всё, что у нас продаётся с гордой надписью "Италия", "Америка", "Германия"... Технология - да, а вся начинка - вся китайская.

 

Артём Войтенков: Ну, это известно. В Китае есть фабрика, которая шьёт кроссовки для вообще всех мировых производителей для мировых (известных), средних и неизвестных - одна фабрика всё делает.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. А загнать Китай в санкции после, в том числе, Олимпийских игр не получается, потому что Китай чётко занял позицию по отношению к Крыму и Украине. Обратите внимание. Благодаря предыдущей многолетней работе Путина, а не просто так - не получается. То есть сработал вот этот эффект и у них не получается.

 

И четвёртый вид санкций - это терроризм. Это они попытаются сделать. То есть усилить финансирование террористов в России - это правда. Но здесь надо уже, как говорится, поднимать качество работы спецслужб и, опять же, выкорчевывать пятую колонну, потому что терроризм без пятой колонны тоже невозможен.

 

Мария Катасонова: Получается, будет два вида санкций: по отношению к неверной пятой колонне (частично) и терроризм.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: То есть только два. Другие два бьют по ним же самим.

 

Евгений Фёдоров: Да. Нет, не просто. А, допустим, санкция два (по конфискации международных резервов России) - это просто расцвет российской экономики. Просто расцвет.

 

Артём Войтенков: Отберите у нас, пожалуйста, резервы - ну, отберите!

 

Евгений Фёдоров: Тут проблем в российской экономике нет никаких, кроме юридических - позиции Центрального банка по отказу от приказа Путина о снижении процентных ставок. То есть других проблем там нет.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (182 мб)
Видео MP4 640x360 (67 мб)
Видео MP4 320х180 (37 мб)

Звук:
(4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (10.29 КБ)
FB2 (26.48 КБ)
RTF (103.69 КБ)