Технология смены власти

Власть меняется через выход людей на улицу.
Одна из технологий смены власти одинакова во всех временах и странах - выход людей на улицу. Чем больше людей выходит, тем сильнее воздействие.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров 

Технология смены власти

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_tehnologiya_smeni_vlasti

 

Часть из Беседы с Евгением Фёдоровым от 17 сентября 2013 года

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-17

 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, партия «Единая Россия», efedorov.ru);

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv).

 

 

Евгений Фёдоров: Очень высока вероятность, что нам удастся сбросить оккупантов. Очень высока, то есть она реальна.

 

Артём Войтенков: Я с вами согласен, она реальна, если хотя бы хоть какое-то основное СМИ отдать под патриотические силы.

 

Евгений Фёдоров: Вы не сможете, потому что СМИ – это система. Вот вы есть «Познавательное ТВ». У вас просмотров сколько? 200 тысяч, 500 тысяч?

 

Артём Войтенков: У разных роликов по-разному.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Дальше вас не пускают в области волновых СМИ. Вы же готовы уже – у вас есть аудитория, у вас есть люди, с которыми вы общаетесь. Завтра вам дать передачу на Первом канале, вы её обеспечите интеллектуально?

 

Артём Войтенков: Примерно да. 

 

Евгений Фёдоров: И это понятно, но вас просто не пустят, а это уже политическая технология оккупантов. Поэтому если вас туда пускают, то ряды национально-освободительного движения становятся не 100 тысяч, как сейчас, а десятки миллионов. Согласитесь?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Всё просто. Но просто время, когда мы сможем сбить врагов из СМИ ещё не пришло. Я понимаю, что мы их собьём, но сейчас пока у нас сил для этого нет. Сбивать ведь надо тоже поэтапно. У нас сейчас 100 тысяч. Будет на улицах несколько сотен тысяч человек – мы начнём проникать в СМИ. Неправильно думать, что вы сможете один канал взять, а другой канал не взять. Если у вас сложатся обстоятельства, возможности, вы начнёте трансформировать все каналы. Вы постепенно будете менять окрас, цвет оккупационных комендатур США на территории России. Начнёте вышибать их. 

Технологию мы предлагали через депутатское объединение, например, саморегулирование СМИ. Технологически мы даём варианты, и по ним идёт борьба. Просто идёт борьба ещё пока, знаете, как маленькие партизанские отряды борются на своих территориях, они ещё не слились в партизанский фронт, но это произойдёт. Я в этом уверен. Но опять же через людей. Если на улице будет полмиллиона человек – не в Москве, в целом по России – мы вышибаем американцев из СМИ, хотя бы частично, и создаём условия для национализации СМИ.

Национализация СМИ поднимает следующую волну. Уже не полмиллиона человек, а ускоряются процесс. Уже 3-5 миллионов человек. 5 миллионов – достаточно, чтобы совершить национально-освободительную реформацию во главе с Путиным. Достаточно.

 

Артём Войтенков: Но смотрите, в той же Каталонии вышло больше миллиона людей, и сказали: хотим отделиться, а им ответили: да помолчите вы!

 

Евгений Фёдоров: Так цели разные. Одно дело, люди вышли и сказали «хотим отделиться», а другое дело люди вышли за свободу своей Родины. Кроме того, не забывайте, что каталонцы бьются за это уже лет тридцать. Это другая вещь. Свобода своей Родины – это другая степень самопожертвования людей, участников процесса.

 

Артём Войтенков: Это понятно. Но дальше выхода на улицу они не пойдут. Они не пойдут брать приступом Думу или что-то ещё.

 

Евгений Фёдоров: Потому что цель не такая. У них нет цели – свобода своей Родины. У них есть цель – отделиться от Испании – это другая цель.

 

Артём Войтенков: Я к тому, что люди вышли на улицу – и что? Американские агенты также  скажут: и что? Вышли, флагами помахали, покричали и разошлись. Всё останется как прежде.

 

Евгений Фёдоров: Вы про Путина не забывайте. У нас есть национальный лидер. Вы ему, фактически, выйдя на улицу, даёте мандат на изменение Конституции и системы управления страной. Вы ему вручаете в руки восстание народа.

 

Артём Войтенков: Как это работает? 

 

Евгений Фёдоров: Как и везде. Как это работает у американцев в том же Египте, или у американцев на той же Украине, или в той же Грузии. Также и работает. Как и всегда. Эта технология даёт концентрацию власти в руках кого-то, либо врагов, как с Навальным они пытаются делать, либо друзей. В данном случае Путин, как лидер национально-освободительного процесса, получает полномочия для того чтобы поменять систему, освободиться от окружения, от агентуры. Он лучше нас с вами знает, что каждый второй человек вокруг него – агент. У него же есть ещё и дополнительная информация, закрытого типа. Это позволяет ему поменять систему принципиально. Дальше начинается сверху трансформация системы, опираясь на народную поддержку.

 

Артём Войтенков: Например, Путин знает, что какой-то зам – агент. Народа на улице нет. Он его уволить не может...

 

Евгений Фёдоров: Даже если он сосредотачивается на его увольнении, то придёт ещё худший. Пример – Сурков.

 

Артём Войтенков: Да. Приходит другой человек. Выходит миллион человек на улицы, говорят «Хотим свободы!». Постояли два часа на улице, разошлись. Что изменилось в позиции Путина по отношению к этому человеку? Он также его уволит, придёт ещё более худший.

 

Евгений Фёдоров: А теперь представьте, что на улицу вышли миллион человек. Вот за спиной у нас стоят. Всё по-другому завертится. Вообще всё качественно поменяется, агенты сами убегут, потому что они тоже понимают, как расклад политический действует. 

 

Артём Войтенков: Но люди на улице их не будут бить.

 

Евгений Фёдоров: Их не будут бить, но не в этом дело. Конечно, не будут. Не нужна эта демонстрация силы. Нужна демонстрация власти, народа на изменение освобождения своей страны. Это как парад на Красной площади в Великую отечественную войну. Это само по себе событие, которое создаёт другую реальность. Миллион человек на улице, они же не уйдут, пока Родине не будет в безопасности. Вы что думаете, что они вышли на два часа? 

 

Артём Войтенков: Вышли на два часа и разошлись.

 

Евгений Фёдоров: Если люди выйдут в количестве миллиона человек на улицу – это будет не на два часа. Это будет посыл перманентной трансформации. С этого момента каждые десять минут от Путина будет производиться технология изменения содержательной части в стране, изменение Конституции. Там прямо процессы пойдут один за другим: изменение законов, замена агентов, замена правительства, как структуры, изменение конфигурации правительства. Это будет одно за другим, массовая трансформация. Вы увидите, что кадры у вас поменяются с этого события за несколько недель. Произойдёт процентов на восемьдесят обновление кадров и не только самых верхних. Это технология мирного времени, которая работает всегда, и которую используют все. 

Мы сейчас видим, когда американцы меняют режим в десятках стран, они везде используют эту технологию. Это обязательная часть, компонента изменения принципов государственного управления. Неважно, в сторону суверенитета или в сторону колонии. Без этих технологических механизмов ни разу не обходится – это по историческому опыту и сегодняшнего дня.

Второй момент. Как это физически происходит? Любая власть живёт по определённым законам, по Конституции и по сложившимся обычаям. Когда, естественно, «улицы» нет, то она по этим обычаям и будет всё время существовать. Сам по себе она не может себя за волосы, как Мюнхгаузен, вытащить в другое состояние – неважно в суверенитет или в любое другое качество. Следовательно, это должен быть фактор внешнего воздействия. 

Фактор внешнего воздействия сегодня в мирных условиях, потому что в военных условиях есть другие факторы, – это уличное проявление воли. «Улица», реализуя свою волю, позволяет власти (или части власти, или отдельным лидерам) менять систему. Пример, ликвидация Советского Союза. Не смог бы Горбачёв, агент американцев, ликвидировать СССР, если бы на улицах Москвы не было бы полмиллиона человек, которые поддерживали его в этом. Он, опираясь на них, нарушил законы и Конституцию СССР, издал прямые решения, противоречащие Конституции, прямо указав об этом.

В своём указе о ликвидации СССР он прямо написал «...в связи со сложившимися обстоятельствами». Он не написал, как обычно указы пишутся «в соответствии с пунктом закона... Конституции... издаю указ...», а он сказал, что «сложились обстоятельства, из-за которых я нарушаю Конституцию СССР и ликвидирую СССР. Мне помогают заговорщик Лукьянов, который подделал документы...» и так далее. Но обстоятельство – это люди на улице. 

Тот же процесс и обратный – где вход, там и выход. Люди на улице, выступающие за суверенитет своей страны, позволяют Путину, как национальному лидеру изменить принцип. Если бы у нас не было Путина, люди на улице тоже бы поменяли бы ситуацию. Однако они при этом должны были бы создать уличного лидера, который бы занял место и заместил, как Ельцин, который был создан американцами, как технология, уже официальных лидеров, которые отдали бы ему власть. Но это уже революция. Слава богу, у нас нет такой нужды. 

Любая революция – это плохо. У нас есть Путин, который выступает с позиции суверенитета, но ему нужно дать мандат, чтобы он вышел за полномочия своей власти и принял решение, позволяющее мирным, законным путём её изменить, потому что Конституцию поменять нужно ведь законно. Можно поменять Конституцию, в этом нет нарушения законов. Однако чтобы поменять Конституцию, надо иметь политические силы. Политические силы под контролем американцев. «Улица» создаёт новые политические силы за восстановление суверенитета и позволяет принять Конституцию. 

Условно говоря, Путин вручную тогда сможет, опираясь на «улицу», заставить Думу принять закон о Конституционном собрании, который Дума категорически отказывается принимать уже двадцать лет. На базе закона (предусмотренного Конституцией, кстати) о Конституционном собрании внести текст на изменение Конституции. Это даст ему просто для этого силу на изменение схемы.

 

Артём Войтенков: Сейчас много народа проголосовало за Навального.

 

Евгений Фёдоров: Да, 600 тысяч человек в Москве.

 

Артём Войтенков: И голосовали, и митинг был с большим количеством людей.

 

Евгений Фёдоров: 9 тысяч людей. 

 

Артём Войтенков: Что-то изменилось?

 

Евгений Фёдоров: Да, изменилось. Резко ухудшился климат в стране в плане расстановки национальной силы оккупанта, агента США.

 

Артём Войтенков: А конкретные примеры какие-то есть, что было так, стало так? 

 

Евгений Фёдоров: Примеры. Тут же правительство освободилось от ограничителя внутреннего характера, внесло предложение об урезании бюджета на 10% и переброски этих денег в США, то есть увеличило дань. Короче, правительство тут же приняло решение об ухудшении жизни граждан России в интересах граждан США. 

 

Артём Войтенков: Подождите, на следующий день?

 

Евгений Фёдоров: Ровно на следующий день! Сразу 10%! Это как на фронте, если у вас успех в одном месте, значит, весь фронт от этого меняет свою конфигурацию, меняется климат: моральный, психологический, политический. Как только американцы достигли успеха в Москве, я не говорю, что он тотален, но он серьёзен, они показали 600 тысяч предателей, а это много. Они показали путь предательства. Они надеются, что к этим 600 тысячам, как и в 1991 году они добавят ещё миллионы людей. 

Получается, они пошли по технологии. Они перековывают за счёт телевизора предателей России из русского человека, из русского народа. Технология такая. Показав это, они показали уязвимость политической системы России перед оккупантом. Той национальной власти, которая есть в России. Хоть и оккупационная, но она есть.

Тем самым агенты США во власти, которых огромное количество, они подняли головы. Они увидели, что им ничего не угрожает в плане того, что Путин их уволит, вычистит, ликвидирует за счёт своих законов (имущество за рубежом) или за счёт давления. Эти агенты США оказались прикрытыми этими 600 тысячами людей, и они подняли головы и тут же осмелели: начали выполнять инструкции США, начали вносить решения, в том числе законы об увеличении эксплуатации российского народа. 

Сейчас пойдёт куча решений. Сейчас пойдут решения об увеличении миграционных потоков в России, на улицах увеличится число приезжих не русской культуры. Сейчас увеличится наркотрафик в Россию с ходу, потому что ослабнет система правоохранительных органов. По всем линиям начнётся давление. 

Мало того, если вы обратили внимание, просто это сразу проявляется, Ройзман был связан с партией Прохорова, которая связана с зарубежной системой. Они сразу говорят «мы отказываемся от рубля...» и так далее. Как только он пришёл, то сразу, с ходу, даже не задумываясь, сказал: «Я буду отменять решения, связанные с развитием Екатеринбурга», потому что он находится в логике ликвидации России. Естественно, ликвидация России означает ликвидацию отдельных частей.

 

Артём Войтенков: С этим понятно, но всё-таки не очень ясна взаимосвязь количества людей на улицах и принятие командных решений уже сверху. Не могут же люди на улицу напрямую оказывать воздействие на тех чиновников, на тех людей, на тех американских агентов? 

 

Евгений Фёдоров: Нет, ключ «“улица” + Путин». Вы соедините эти два понятия. Не просто люди на улице. Люди на улице – это пролог к революции. Такая технология тоже может быть в условиях, когда все национальные руководители полностью под оккупантом. Но Путин не под оккупантом, поэтому «“улица” + Путин» означает быструю трансформацию в сторону суверенитета страны. 

Путин сейчас выпускает указы, но их никто не выполняет. Мы же это видим, он об этом публично говорит. Когда у него за окном «улица» стоит, его указы будут автоматически выполняться – это технология давления на агентов во власти. Причём давления фатального, в результате которого они просто убегут. Они испугаются и сбегут. Сами агенты. Мы будем наблюдать. Как только на улице будет несколько сотен, тысяч людей, под миллион, за суверенитет, то мы увидим, как из Кремля, из правительства вдруг срочно в сторону Шереметьево устремились тысячи людей. Хотя не вдруг, потому что «улица» не возникнет мгновенно, она же тоже будет накапливаться. Это процесс, который займёт несколько месяцев.

 

Артём Войтенков: Если мы отвлечёмся от нашей страны, от Путина, от американцев. Именно эта технология вывода людей на улицы – я хочу понять, как она работает, если честно. Если выходит народ и что-то заявляет, то это начинает исполняться.

 

Евгений Фёдоров: Да, когда это массовое заявление.

 

Артём Войтенков: А если власть этого не хочет, то это не исполняется?

 

Евгений Фёдоров: Какая власть? Часть власти во главе с Путиным, это ей позволяет начать менять систему, то есть укрепляет её перед другой частью власти.

 

Артём Войтенков: Получается, когда у нас есть две силы наверху, если народ какую-то одну силу поддерживает, то это позволяет ей более укрепиться. Если у нас нет двух сил наверху, как например, в Испании, в Каталонии, где они вышли и сказали: «Мы хотим отделиться». - «Да молчите, кто вы такие?», то ничего не происходит.

 

Евгений Фёдоров: Ничего не происходит. Обратите внимание, почему Навальный выводит людей на улицу? Скажите мне, для чего делалась Болотная площадь и всё остальное? Для чего американцам люди на улицах Москвы? Вы задумывались, для чего это им? Это же требует какого-то напряжения. Деньги-то ладно, не жалко. Но для чего? Они укрепляют своих агентов во власти для достижения своих целей – ликвидация страны и эксплуатация её ресурсов, то есть дань. Вот для чего. 

Голосование за Навального, выход на улицы автоматически усиливает эксплуатацию России и ускоряет её ликвидацию – технология такая. За этим идёт уже терроризм, за ним идут каратели, как в Сирии. Это такая технологическая дорога, которая начинается с «улицы». Я вам напоминаю, что до этого американцы продавили выборы губернаторов, то есть они идут последовательно в рамках ликвидации страны и усиления её эксплуатации. Однако в этой технологии им нужны люди на улице, потому что они укрепляют агентов во власти, а агенты во власти ликвидируют страну. Вот как грубо это работает. 

То же самое и обратный процесс. Это как на фронте: армии может противостоять только армия. Обратный процесс выглядит также: люди на улице укрепляют во власти сторонников национального курса во главе с Путиным и позволяют ему, стороннику национального курса, сбрасывать оккупантов из органов власти в том числе и менять систему, то есть Конституцию, что самое главное. Дорога абсолютно такая же. У немцев танки и у советской армии танки. У немецкой армии самолёты и у советской армии самолёты. У кого будут самолёты лучше и больше, тот и победит. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Тут уже пехота решает.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо, пехота – её качество и количество, её дух. Всё просто. На стороне американцев на улицы Москвы выходят предатели и подлецы. Даже неважно, что они при этом «зомбоящиком» забронированы. Это, по сути, предатели и подлецы. На стороне свободы своей Родины выходят патриоты и те люди, которые хотят жить в счастливой, свободной, богатой стране. Они сильнее изначально.

  

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://услуги.орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (238 мб)
Видео MP4 640x360 (91 мб)
Видео MP4 320х180 (49 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (12.52 КБ)
FB2 (32.52 КБ)
RTF (168.32 КБ)