Судьба или спецслужбы?

Председатель Верховного суда России попал в автомобильную аварию в Африке.
Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев попал в автомобильную аварию в Африке ровно через 6 лет, в день его предыдущей аварии на Калужском шоссе.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров 

Судьба или спецслужбы

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_sudba_ili_specsluzhbi

 

Часть из Беседы с Евгением Фёдоровым от 17 сентября 2013 года

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-17

 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, партия «Единая Россия», efedorov.ru);

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv).

 

 

Артём Войтенков: Председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев находился в африканском государстве Гане с официальным визитом. В Африку он прибыл по приглашению председателя Верховного суда Ганы. 

 

Евгений Фёдоров: Бытовуха.

 

Артём Войтенков: А вот, смотрите, как интересно. Я тоже сначала подумал, чтобы бытовуха. Он поехал на конференцию юристов Ганы в городе Хо региона Вольта, то есть даже не в столицу, а в какой-то город Хо, в какую-то Гану, которая находится на задворках Африки – государство, про которое вообще никто не слышит. Его на мировой сцене вообще нет. Очень странно, почему Председатель Верховного суда России поехал туда сам? Не мог кого-то послать? Когда он возвращался в столицу с заседания, в его кортеж врезался грузовик, неожиданно тронувшийся от обочины дороги. Вячеслав Лебедев попал в больницу. Сейчас самолётом МЧС его хотят сюда перевозить, но штука в чём? Он с 1989-го года Председатель Верховного суда России, как вы говорите, такие должности так просто не раздаются. Так долго и такая высокая должность – явно не просто так.

 

Евгений Фёдоров: Мы же с вами знаем позицию Конституционного суда России, который признал факт управления российской судебной системой из-за рубежа приоритетной. Признал, что даже он не имеет права управлять отдельными решениями судебной системы, если они противоречат иностранному управлению. Конференция международная, наши судейские получили команду из-за рубежа, собрались. Колонии прикажут – хоть на Луне соберутся. Начальство же там, что прикажут, то и сделают. Начальство провело совещание в Гане. Имеют право?

 

Артём Войтенков: Какое-то странное начальство, выбрало Гану какую-то...

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю. Для нас странно, а для начальства может быть не странно. Начальство решает. Решило, что там совещание, и поехал сотрудник. Вы просто смотрите на эту ситуацию не с наших позиций, а с мировых. Для них, может быть, Гана – это нормально. Путин же встречался с Медведевым в 300 км от дорог, где они рыбу ловили? Встречался.

 

Артём Войтенков: Нет, он наши и между собой, а не в Гане свои дела обсуждали.

 

Евгений Фёдоров: Они там встречались и обсуждали разные вопросы. Там же было обсуждение правительственных вопросов и так далее. Здесь то же самое. Начальство, которое командует судебной системой в России, дало команду встречаться в Гане. Имеет право?

 

Артём Войтенков: Да, имеет. Но тут другое интересное выяснилось. Оказывается, Вячеслав Лебедев в 2007-м годун ехал на работу в Москву, с утра, 10-го сентября, тоже в понедельник, как и в этом году. Он ехал в сопровождении милицейского (тогда ещё) автомобиля «Мерседес», то есть впереди милицейский «Мерседес»и он за ним. Я ездил по этому Калужскому шоссе, там только две полосы в каждую сторону и с утра народу много едет, там всегда пробка, очень плотная. Скорее всего, этот кортеж ехал по встречной полосе, потому что раздвигать по своей полосе этот очень медленно двигающийся поток – просто невозможно. 

 

Евгений Фёдоров: И что там случилось? Тоже авария?

 

Артём Войтенков: Врезался в «ВАЗ-2104», за рулём которого сидела женщина. Видимо, она не поняла или не успела среагировать, что ей навстречу по её полосе несётся машина полиции. 

 

Евгений Фёдоров: Без подробностей. В общем, попал в аварию не первый раз.

 

Артём Войтенков: Нет, он не попал в аварию. Старанил этот «Мерседес» полицейский и всё. По-разному пишут, то ли одна женщина была, то ли ещё пассажиры были, то ли она умерла, все увечья получили. Точных данных нет. Тем не менее, он попал в аварию, причём он не пострадал, пострадал другой человек.

 

Евгений Фёдоров: Другая машина. Он в аварию не попал, попала машина сопровождения. Бывает так.

 

Артём Войтенков: Возможно, там погиб человек. 

 

Евгений Фёдоров: Что вас смущает?

 

Артём Войтенков: Меня смущает такое интересное стечение обстоятельств, что ровно через шесть лет, ровно в ту же дату, ровно в понедельник он попадает в аварию. Только тогда он был виноват по сути, если по-хорошему разобраться, но ему ничего не было, а сейчас его сбил грузовик, который стоял ни обочине и вдруг неожиданно тронулся. 

 

Евгений Фёдоров: Тогда виновата была всё-таки охрана сопровождения, которая должна была просчитывать ситуацию. Во всём, в чём он виноват, это то, что он в тот момент ехали из пункта А в пункт Б, а вот как ехал... Всё-таки люди, которые обеспечивают его безопасность, должны были это продумать – это их работа. В отличие от Лебедева, который работает в Суде, работа этих полицейских в машине – просчитывать безопасную ситуацию, в том числе его перемещения. 

Если вы меня спросите: сопровождают ли Лебедева американцы на его жизненном пути? Я вас уверяю, что человек двадцать, не меньше, грантополучателей вертятся вокруг него. Это очевидная вещь. Используют ли американцы методы провокации? Если мы говорим о том, как они воздействуют на чиновников в России, то там набор воздействий какой? Бил Магнитского – через имущество, провокации – через загранпоездки. О них обычные чиновники не говорят. Не принято об этом говорить, но я вам скажу так. Вряд ли найдётся крупный чиновник в России, занимающийся 5-10 лет какими-то серьёзными вопросами, естественно, часто ездящий за границу, и не попавши в какие-то провокации разного рода. Вряд ли найдётся.

 

Артём Войтенков: Какие, например?

 

Евгений Фёдоров: Всё, что угодно. Начиная с членов семьи – создают для них условия аварии или якобы нарушил закон, чтобы его посадить, а потом чиновник бы стал договариваться, чтобы его выпустили. Заканчивая лично провокациями с ним. Например, проверка документов с периодичностью в неделю с нахождением в «обезьяннике». Обычная практика. Об этом не очень говорят, потому что это не принято обсуждать, но в такую ситуацию попадал практически каждый из крупных чиновников, без исключений. 

Это технология обработки в данном случае чиновника. Например, подсадили его на гранты, чтобы на него начать влиять, в итоге вокруг него в этих событиях может быть какой-то вербовочный момент. Но политический вербовочный момент, а не военный, спецслужб, – это создание ситуации, при которой от него вытащат какие-то обязательства.

Мы же с вами обсуждали, что чем выше люди занимают должности, тем большая вероятность, что они прямые агенты США, а раз агент, то значит и были моменты вербовки. Эти моменты вербовки формируются вокруг разного рода случаев. Я не об этом случае, а я говорю о принципах. Лебедев работает по американским международным правилам. К нему претензий со стороны американцев нет. Но это не значит, что они не будут заниматься в отношении его провокациями, потому что их позиция: мы провокации осуществляем не только против врагов, но и против друзей, для того чтобы укрепить нашу дружбу. 

Они не верят людям. Они верят зависимости людей от них. Если они ведут переговоры с кем-то, то они предпочитают с ним общаться не потому, что он дал согласие с ними дружить или работать на них, а обмотают его скотчем, кляп в рот и «подписывай всё, что дадим». Вот их главный способ переговоров для всех. Для этого им надо технологически создать несколько систем возможностей. Доступ к этим возможностям идёт через разные формы. 

Но, подчёркиваю, что сегодня главная манипуляционная машина – это бил Магнитского, потому что он позволяет массово прокатывать людей через американский каток манипуляций. Практически любого человека можно дёргать, любого, без исключений. Вообще любого.

 

Артём Войтенков: Судя по тому, что он столько лет Верховный судья России, то он уже довольно давно «обвязан скотчем».

 

Евгений Фёдоров: Он работает по правилам, как и вся судебная система России. Та же история с Навальным. Когда американцам понадобилось его выпустить, без прецедента, так они даже не просто судье это поручили, а грантополучателю. 

 

Артём Войтенков: Интересные совпадения. Один поехал в Беларусь, его батька с «Уралкалия» взял, а Путин здесь не может. Второй поехал в Гану, с ним там случилось ДТП.

 

Евгений Фёдоров: Идёт технологическая борьба. Ещё 100 человек американцы поймали по разным другим странам и отвезли к себе. Мы же через СМИ знаем только о части людей, которых они поймали. И тоже уже МИД сделал заявление. Это конкурентная борьба. Даже если России – колония, всё равно она ведёт конкурентную борьбу. Поэтому в целом это можно назвать технологией конкурентной борьбы в мирное время условно.

 

Артём Войтенков: Может быть, это наши уже спецслужбы в Гане?

 

Евгений Фёдоров: Вряд ли они могли его туда выманить, честно скажем. Что такое Гана?

 

Артём Войтенков: Не пойми что.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения политической технологии, Гана – это место, где резидент ЦРУ является начальником и богом для любого местного чиновника. Есть страны, где есть хоть какой-то порядок и законность, которые не дают американцам развернуться. Есть такие страны – европейские страны, например, Швейцария. Конечно, она под американцами, но там как-то цивилизованнее всё. Тогда как в Гане руководитель ЦРУ, если захочет, сможет просто взять и 100 человек расстрелять, и никто ему слова не скажет. Это просто другая страна в этом плане.

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://услуги.орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (141 мб)
Видео MP4 640x360 (52 мб)
Видео MP4 320х180 (28 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.01 КБ)
FB2 (18.62 КБ)
RTF (138.99 КБ)