Полное уничтожение

Действия по уничтожению России становятся всё более явными.
Соединенным Штатам не нужна сильная колония Россия. Уничтожение происходит по всем направлениям, не только в политике, экономике, технике, но и в науке, культуре, воспитании.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Полное уничтожение

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_polnoe_unichtozenie 

 

часть из беседы с Евгением Федоровым 28 июня 2013 года

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-06-28 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

Александр Богомолов (Федеральный патриотический вестник, http://fpvestnik.ru)

Ованнес Киракосян (партия «Свободная Россия - Национальный курс»)

 

 

Евгений Фёдоров: Очень много людей говорит: «А как же Госдума принимает американские законы? А как же вот Путин чего-то не делает?». Извините меня, любой человек, который живет на оккупированной территории, он уже сотрудничает с оккупантами. 

 

Ованнес Киракосян: Прямо или косвенно.

 

Евгений Фёдоров: Да, это все прекрасно знали. Поэтому в наших советских анкетах, кто помнит, было написано «Жил на оккупированной территории». Жил! Уже сотрудничал тем, что жил. Даже не тем, что окопы копал, а просто, что жил, платил налоги. Мы же тоже платим американцам налоги. Вот любой гражданин России, самый активный, из деревни Зюзюкино, который ругает, например, Путина или кого-то за коллаборационизм, он держит в руках свои 5 тысяч рублей, которые он заработал. Он этими 5 тысячами рублями уплатил американцам дань, раз они у него в руках. Всё, он уже сотрудничает. Естественно, его степень, скажем так, по сравнению со степенью чиновников и министров в десятки тысяч раз меньше, но сам факт сотрудничества – на лицо. Поэтому надо здесь чётко определить: не надо тут друг с другом ругаться, а если мы решим, что не хотим быть рабами, значит, это решение надо принять, и в этом решение должно быть согласие, а не должно быть раздора и вражды.

 

Александр Богомолов: Люди  ругается между собой, кажется, по той причине, что каждый знает, как лучше будет. Ведь там поднимаются всякие движения.

 

Евгений Фёдоров: Ничего подобного. Никаких движений не поднимается. Если и существуют, то только одно движение – за свободу, за суверенитет или против. Все остальные движения – это либо глупость, либо не о том, либо не решает суть вопроса. Вы можете бороться, например, у нас движение за борьбу с коррупцией есть. Но с ней бессмысленно бороться, потому что она – элемент оккупации, вы её никогда не победите.

 

Александр Богомолов: Опять же у каждого своё понятие свободы. Я могу выйти и выматериться на какой-то площади, и мне за это ничего не будет. Могу написать чего-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Это свобода страны. Что такое свобода страны? Почитайте в своём семейном архиве. Ваш дед и прадед всё подробно написал и свою жизнь заплатил наверняка. Всё подробно. И прапрадед его, и прапрапрадед. Это всё построено тысячи лет назад за нас нашими предками, там всё разжёвано. Когда люди говорят: «Я не понимаю, я не соображаю, я не могу, вот я не верю» – это всё прикрытие либо трусости, либо вранья. Это же понятно.

 

Александр Богомолов: Либо нежелание что-то делать.

 

Евгений Фёдоров: Это и есть дезертирство. Да, ты бросил Родину и себя. Ведь вопрос не в том, что даже Родина. Не случайно же они бились за общее понятие Родины, наши деды и прадеды, они бились, в том числе и за себя. Потому что технологически это вот так. Это же всё система, чётко работает конвейер: если ты пропускаешь одно, то пойдёт второе, пойдёт третье. То, что Министерство образования проводит политику по ликвидации культуры российского человека – это факт. Отсюда Болонский процесс, ЕГЭ – это же определённая политика, ликвидация. Вчера ликвидировали РАН. Это всё чёткая политика ликвидации культуры и науки в России. Прежде всего, культуры.

 

Александр Богомолов: Она идёт последовательно.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Она и дальше будет идти. Вчера ко мне подходили женщины, они разобрались в вопросе, что такое ювенальная юстиция, действующая нормативно на территории России. Помните ту, которую Путин запрещал, против которой он был в Колонном Зале, она же реализована, она есть, она уже действует. Даже если закон не приняли, её Министерства внедрили напрямую, без закона. Она уже действует.

 

Александр Богомолов: Они имеют на это право?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, имеют право.

 

Артём Войтенков: Юридического пока не имеют, пока не приняли.

 

Евгений Фёдоров: Они не имеют юридического права, скажем так, определенной конструкции, а на исполнительном уровне – имеют. Они это делают, под другими законами это скрывают. Задача простая – обеспечивать давление на семьи, менять культуру семей, запускать страх в каждую семью. Пускай даже ребёнка не отнимут, хотя может и отнимут.

 

Александр Богомолов: А они не боятся, что этих чиновников люди терпят-терпят, так скажем, и побьют?..

 

Евгений Фёдоров: Кто боится? Побьют чиновников? Американцы возьмут других. Какие проблемы с чиновниками?

 

Александр Богомолов: Чиновников-то не хватит на семь миллиардов.

 

Ованнес Киракосян: Хватит.

 

Артём Войтенков: Хватит.

 

Евгений Фёдоров: Даже не беспокойтесь. Вот на счёт чиновников не беспокойтесь. Это такое место работы – если человек работает в системе образования, но не в школе преподавателем, а в системе – всё, он работает на систему американцев. Его просто уволят, если он не будет из семей детей изымать, и на его место возьмут другого подлеца. Что, подлецов у нас мало? Найдутся. За зарплату, да за статус? Даже не сомневайтесь, найдутся. Это и есть отрицательный отбор. Так вот, ко мне приходили женщины и они говорили: «По законам, которые действуют в Московской области, если у вас в холодильнике нет двенадцати видов фруктов, теоретически вашего ребёнка можно изъять».

 

Александр Богомолов: Двенадцати видов фруктов?!

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Александр Богомолов: Я столько фруктов-то не знаю. 

 

Евгений Фёдоров: Понятно, да? Теоретически ребёнка уже можно изъять. А дальше... В Штатах-то отменили в прошлом веке закон о кастрации коренного населения. Я вас уверяю, если люди будут продолжать думать, что проблемы за них решит кто-то, а не так как их дед сами браться за страну, значит, через десять лет введут и у нас закон о кастрации русского населения. Также как в Штатах он был и в Канаде, и как Гитлер проводил. Почему-то народ думает, что это вот законы не про нас, исторические законы действуют где угодно: в Америке, в Германии, с Советском Союзе во время войны, – но только не в сегодняшней России. А что поменялось? Если ты предал свою Родину, предал своих предков – ты будешь наказан, причём даже не твой народ. Как сейчас мы подвергаемся наказанию как народ, который предали сами граждане, как бы они не говорили «мы не знали», а это наказание тебя лично. И когда через десять лет твоего ребёнка будут убивать, вспомните наш сегодняшний разговор, что когда была возможность встать на защиту своей страны – ты не встал под предлогом, что ты не поверил, или Фёдоров плохой, или Путину я не доверяю, или вообще что-то я тут не подумал. Вспомните. Я же это специально сейчас говорю. Так тоже может повернуться, мы не обязательно можем победить. Если мы проиграем – будет так.  И человек, который сейчас нас смотрит и не верит, или не думает, или ещё что-то, мы потом специально можем этот ролик выложить в Сеть, чтобы он его потом прокрутил после того, как сходит на могилку своего ребёнка.

 

Ованнес Киракосян: То есть люди должны понять, что это касается каждого гражданина России.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Абсолютно. Как и всегда касалось. И это деды наши знали. Для них вообще не было вопросов, ни малейших сомнений на этот счёт. А у нас есть люди, причём их много, которые «а я вот что-то не верю».

 

Ованнес Киракосян: Они сидят в квартире, в машине: «У меня машина есть, всё есть, меня ничего не касается».

 

Евгений Фёдоров: Это пока есть. Пока Путин борется – есть, Путин не будет бороться – всё отнимут: и машину, и ребёнка.

 

Александр Богомолов: Если не будет Путина и у нас будет другой президент…

 

Евгений Фёдоров: Я не говорю, что если не будет Путина – будет другой Президент. Я говорю, что если мы откажемся от борьбы, а мы от неё откажемся, если люди не выйдут в защиту своей Родины, то есть кто-то один за них бороться не будет. Президенты, которые есть в России, – это гаранты действующего порядка, направленного на уничтожение русского народа. Их работа – уничтожать. Их работа – контролировать процесс, приводящий к уничтожению. То, что Путин захотел поменять процесс, стал национальным лидером, – это его личное решение против системы. Но это решение против системы, не будучи поддержано массой людей, как решение против системы, а не как поддержка системы, потому что когда люди голосовали за Путина – они голосовали за гаранта, а не за реформатора. Потому что право на реформирование – это другая работа, другая должность, другое голосование. Вот это другое голосование – либо референдум, либо массовая уличная поддержка. Другого человечество не придумало. На референдум вынести этот вопрос американцы пока не дадут, по крайней мере, без массовой поддержки. Просто заблокируют. Значит, остаётся один вариант – массовая поддержка. То есть для того, чтобы твой ребёнок остался жив через десять лет или через пять, события ведь могут ускориться, ты сейчас должен сходить десять раз на улицу. Это не такая большая плата. Твой дед заплатил больше за это – своей жизнью. Это надо просто людям прийти к этому решению. А пока они не придут, а будут болтать языком…

 

Ованнес Киракосян: Но существует очень маленький срок решения этого вопроса.

 

Евгений Фёдоров: Осталось только три-четыре года. Если мы за три-четыре года не решаем, то уже за полгода до выборов Президента страна начинает распадаться. То есть американцы сюда вкачивают уже не 3 миллиарда, а 30 миллиардов, здесь запускается терроризм плюс терроризм на Кавказе и везде, и запускается другой сценарий выборов. И этот другой сценарий выборов, по сути – восстановление сценария 1999 года ликвидации России, который был запущен и который был остановлен Путиным. Его же никто не отменял.

 

Александр Богомолов: Он просто отсрочен.

 

Евгений Фёдоров: Он отсрочен, потому что возникла вот эта загагулина с Путиным, ну десять лет. Но в конкуренции наций 10-15 лет – не срок. Нации конкурируют тысячи лет. И для американцев, и для англичан есть возможность сегодня решить проблему русских, которую они не могли решить тысячу лет. Они сейчас могут её решить. Да, Путин её отсрочил на пятнадцать лет. Ничего, мы решим, подождём пятнадцать лет. Дальше запускается другая история. Возникает совершенно неожиданный для нас президент, например, якобы... и всё. Он, как и Ельцин, какой-нибудь при нём генерал Лебедь принимает решения о ликвидации Российской Федерации. И это будет сопровождаться миллионами жизней – это тоже надо знать. И эта жизнь может быть твоя.

 

Александр Богомолов: И что самое интересное, это будет согласно Конституции Российской Федерации.

 

Евгений Фёдоров: Которая была написана не только сейчас американцами, но и частично ещё как федеративное устройство англичанами после 1917 года.

 

Александр Богомолов: Ликвидировав государство, он не переступит через Конституцию, он будет действовать по ней.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. Там всё предусмотрено, всё написано. Американцы для этого всё и прописали. 

 

Артём Войтенков: Что такое бумажка, если нужно что-то сделать?

 

Александр Богомолов: Нет, это понятно. Но бумажка бумажке рознь всё-таки. Конституция – это бумажка, которая должна быть выбита в граните.

 

Артём Войтенков: Была у нас бумажка с референдумом, и что?

 

Александр Богомолов: Понятно. Значит, берём вилы и на Смольный.

 

Евгений Фёдоров: Какие вилы? На улицу выйти, просто с флажком постоять – лень. А вы про вилы говорите! Помрут и даже фамилию не спросят. Тихо удавят весь народ и всё, его не будет.

 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (147 мб)
Видео MP4 640x360 (58 мб)
Видео MP4 320х180 (32 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.63 КБ)
FB2 (23.11 КБ)
RTF (68.08 КБ)