Почему ломается метро?

Авария поезда метро между станциями Славянский бульвар и Парк Победы летом 2014 может быть как заранее подстроенной, так и следствием неправильной работы системы безопасности.
Но систему безопасности московского метро делали американские фирмы.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Почему ломается метро?

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_pochemu_lomaetsa_metro

 

Часть из "Евгений Фёдоров 17 июля 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-07-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru 

Мария Катасонова – Народное Освободительное Движение

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда вопрос отчасти, но это чисто мои подозрения, по поводу вот этой аварии в метро, которая была недавно. Как бы, техника ломается - это понятно. Тем более, при такой дурацкой системе управления, как сейчас, когда существует заказчик, подрядчики, субподрядчики, ещё не пойми кто. Каждый старается на этом наварить, а не сделать так, чтобы метро ходило исправно. Это не в их интересах. В их интересах деньги зарабатывать. Но, что меня насторожило? Авария произошла на перегоне между Славянским Бульваром и Парком Победы. Есть параллельная ветка, голубая, по которой это всё как бы можно объехать дальше. То есть, если бы это произошло где-то в центре, то вся ветка бы встала. А здесь очень хорошо так вот, в таком месте, где удобно, можно поток пустить транспортный…

 

Евгений Фёдоров: Если вы о мистических вещах, то, добавьте ещё сюда: до этого было предательство Славянска, при всём при том. Я понимаю, что вынужденное, под давлением врага, но тем не менее. А это - Славянский бульвар

 

Артём Войтенков: Да, кстати. Я не учёл.

 

Евгений Фёдоров: Исторические параллели по датам. Тоже очень интересные.

 

Артём Войтенков: А в чём по датам?

 

Евгений Фёдоров: Потом посмотрите, исследователи многие говорят. Вообще говоря, некая вещь, которая говорит о том, что фактор рукотворности какой-то не исключён.

 

Артём Войтенков: Я сегодня читал, что там возможно бросили какой-то предмет.

 

Мария Катасонова: Там нашли обломки странные.

 

Артём Войтенков: Типа, лом. Можно же положить на рельсы, да?

 

Евгений Фёдоров: Мы с вами здесь не разберёмся. Надо, чтобы специалисты разбирались в области безопасности. Причём, скорее всего, если это теракт, вам не скажут. То есть, при всех прочих, вам не скажут по одной простой причине, что сегодняшняя российская государственная конструкция базируется на принципе закапывания головы в песок

 

Недавно я читал статью - идёт такой разрыв между внешней политикой, которую проводит Путин, и внутренней политикой. Это не случайно. У него нет прав на внутреннюю политику реально, по конституции. На внешнюю есть большие права, чем на внутреннюю. Происходит разрыв какого характера? Мы как бы всеми способами задавливаем любую идеологию, или информацию, о том, что мы являемся внешнеуправляемой страной, то есть, не мы принимаем решения. Людям, которые об этом говорят, им категорически запрещено идти на телевидение. Весь НОД об этом говорит. Это сто пятьдесят тысяч человек уже, членов НОДа. Запрещён выход на телевидение, полная блокировка этой информации, выстраивание информационного пространства, чтобы об этом нельзя было сказать. 

 

Государственный аппарат весь выстроен и просто закрывает, как только начинают говорить о фактах, связанных с внешним управлением, закрывают шторку, и всё - разговор невозможен. То есть, явно идёт всеми силами, причём, на каком-то, я бы даже сказал, последнем издыхании, потому что, настолько очевидные факты, тысячи фактов внешнего управления, что это трудно уже скрывать. Но, тем не менее, всеми силами, просто зашориваются, не пускают эту информацию. Сознательная государственная политика обмана. А значит, и нет возможности решить эти проблемы

 

Вот вы же не случайно упомянули метро и назвали слово система. То есть, понятно, что люди ошибаются - вы правы. Может ошибиться стрелочник. Я в прямом смысле. Там сейчас сказали, что два стрелочника ошиблись.

 

Артём Войтенков: На них всё и повесят.

 

Евгений Фёдоров: Да. Может ошибиться машинист, может ошибиться даже начальник станции. Там же есть станции в этом метрополитене. Могут они ошибиться? Конечно. Могут, да. 

 

Но, что такое система? 

Система в области безопасности, это когда у вас специальные люди, обученные безопасности. То есть, не стрелочники, не машинист с улицы, а человек, который закончил соответствующий институт, потом имеет двадцать лет опыта в сфере безопасности, знает уязвимости. 

 

Он продумывает механизмы, чтобы безопасность отладить. 

Что это значит? Он рассчитывает на дурака. Он изначально закладывает в свои расчёты, что стрелочник будет дурак. Дурак стрелочник - ясно. Над стрелочником надо поставить систему контроля для этого. То есть, дурак стрелочник, и от этого ничего не должно произойти, потому что, контроль должен поймать это. Это как типа ОТК. Токарь может ошибиться, но есть ОТК, который проверяет эту деталь, смотрит, нет ли ошибки. Это касается всех узлов. 

 

Мало того, система безопасности многоуровневая. Мало того, она сама по себе должна включать альтернативные механизмы, типа, объезд по соседним линиям, какие-то специальные меры проверок, и даже не проверок, организаций. 

 

Безопасность – это элемент стратегического планирования

 

Вот представьте себе, что вы архитектор, и строитель, и, допустим, электрик. И вот, архитектор запроектировал дом, в котором слабые стены, слабый фундамент, низкое сечение электропроводки, и чего-то ещё. После этого, в этот дом зашёл электрик, устроил короткое замыкание, может, дурак даже электрик зашёл, не важно. И в результате короткого замыкания вместо того, чтобы сработали автоматы защиты, дом сгорел. Это чья ошибка? Вот, то, что дом сгорел, это ошибка электрика, да? Который устроил замыкание. Но, реальная-то ошибка проектировщика, который не предусмотрел такой вариант событий. И заложил низкое сечение, для экономии, как вы сказали.

 

Артём Войтенков: Пожарную систему подешевле.

 

Евгений Фёдоров: Да. И для экономии низкое сечение электропроводки, из-за этого произошло возгорание. Для экономии. Потому что, маленький провод стоит дешевле, чем большой. А медный дороже, чем алюминиевый. Вот это, то же самое касается всего, в том числе и метро. А метро – это перевозки десятков миллионов людей. Это сверхопасная вещь. Там вопросы безопасности должны быть в десять порядков больше, чем при строительстве дома, которое мы сейчас с вами обсудили. У нас сейчас идёт следственное действие. Следственные действия говорят "плохой стрелочник" – поймали. Максимум, начальника станции зацепят. А где же проектировщики, планировщики, которые должны были всё это просчитать? У них нет ответственности? А теперь мы смотрим - а кто они? Вот, следователи не задаются этим вопросом - кто архитектор. А мы зададимся. И открываем. А кто же архитектор московского метро? Американские специалисты.

 

Артём Войтенков: Да ну?

 

Евгений Фёдоров: Мак-Кинли.

 

Артём Войтенков: Его же давно строили-то?

 

Евгений Фёдоров: Строили метро давно, но вопросы современной архитектуры и безопасности - а там вся начинка уже другая. В советское время были советские. С советских времён всё поменялось. То есть, добавилось в два раза больше ещё туннелей. Раз. Новых. Во-вторых, в старых туннелях поменяли всё.

 

Артём Войтенков: А вообще, Славянский бульвар новая станция?

 

Евгений Фёдоров: Пять лет назад введённая. Но даже не в этом дело. В старых туннелях поменяли всё. То есть, архитектура, это тот самый архитектор. А что такое архитектор? Вы когда-нибудь общались с архитектором? С ним очень сложно говорить, поверьте. 

 

Архитектор приходит и говорит: 

- "Вот здесь вот надо, мы посчитали, расчёт, здесь вам надо вложить сто тысяч долларов в укрепление фундамента за счёт дополнительных тридцати свай". 

Вы ему говорите: 

- "На кой мне эти сваи? Они где-то там внизу, в земле зарыты. Я лучше на сто тысяч куплю мебельный гарнитур".

Архитектор вам так настойчиво: 

- "Надо, потому что вот, сваи". 

Вы говорите: 

- "Идите вы вон со своими сваями" 

И для дома - даже дом может стоять без этих свай. А где-то, допустим, землетрясение небольшое, и он рухнул. Или нагрузка оказалась снеговая повышенная. Не сегодня, на пятый год. И он рухнул. Понимаете, что это такое. Так вот, за это отвечали американцы. То есть, в Москве, и вообще, в правительстве в целом, в стране, на такую работу, стратегическую привлекают исключительно иностранцев. Везде. 

- Центральный банк – американцы. 

Экономика страны - это тоже архитектура и стратегия. 

- Правительство – американцы.

- Министерства и ведомства – американцы. 

 

Недавно одно из министерств провело тендер, так называемый, консультацию. А стратегия – консультация. То есть, американцы формируют стратегию, а реализуют её через консультантов. То есть, просто через американских граждан, которые в России отвечают, как надо всё построить: вот увеличивать сваи в десять раз, или не увеличивать. Хотя это не видно. Так вот, из всех четырёх привлечённых - все четыре иностранные. И все четыре, не поверите - американские. В мире много стран, сто пятьдесят, сто шестьдесят две крупных. А вот только американские четыре компании выиграли тендер почему-то.

 

Артём Войтенков: На метро?

 

Евгений Фёдоров: Нет, это министерство строительства и коммунального хозяйства. Которое, тоже, кстати, отвечает частично и за транспортную часть, как бы прилегающие к транспорту вещи, например. В других министерствах то же самое. То есть, как-то странно. Вам не кажется, что тут есть какая-то логика в событиях? Если уж ты привлекаешь компанию, и ты почему-то не можешь привлечь российскую, но почему-то у тебя только американские компании выскакивают везде.

 

Артём Войтенков: Так они умнее. А наши глупые.

 

Евгений Фёдоров: Ясное дело, у них же триста лет государственности. Конечно, там же ума-то уже сколько накопилось. А у нас каких-то полторы тысячи. А у китайцев всего пять. Ясно, они идиоты, за пять тысяч лет ты сможешь быть развитым человеком, обществом или государством? Конечно, нет. Это понятное дело. Так это касается и конкретно метро. Конкретно компания, и не только она, кстати, - Мак-Кинли, которая и отвечала за стратегию развития московского метро. Даже за это получила, они много раз получали, но последний тендер они выиграли, по-моему двести сорок или двести тридцать миллионов рублей. То есть, они за деньги это делают, тоже не просто так. А что это означает? Это означает, что не налажена система безопасности многоуровневого характера, рассчитанная даже не на одного дурака, а может на пять дураков. Учитывая, что это десятки миллионов людей доверяют свои жизни в день. Естественно, там и безопасность должна быть адекватной. Условно говоря, дать на безопасность не сто миллионов, как они запланировали, а десять миллиардов. Надо, значит надо. 

 

Это вот тот разговор с архитектором. Как только он приходит и говорит: "Эти сваи стоят столько-то". Он специалист. 

Но, если этот ваш архитектор, ему:

- Во-первых, вы по барабану, 

- Во-вторых, вообще ему на всё наплевать, только деньги хапнуть. 

- И, в-третьих, он ещё подчиняется человеку, или системе, которая является вашим врагом. 

 

А американцы наши враги, они же сами об этом заявили. Они санкции нам объявляют, они давят. 

Что такое логика врага? Чем у нас хуже, тем у них лучше

Это не значит, что они организовали диверсию. Я не об этом. Это значит, что премию этот Мак-Кинли или какой-нибудь орден получит за нашу аварию в метро, если что. То есть, не накажут его там. Если мы, допустим, найдём, что он виноват. 

Американцы скажут: 

- "Из России прислали бумагу, что ты виноват, в России убили людей. Какие-то там". 

Они выкинут бумагу, скажут: 

- "Молодец, ты хороший парень". 

Другая мотивация. Ещё раз - я не говорю о том, что организовано. Я говорю о том, что другое отношение к делу

 

Или, допустим, возьмите российскую компанию, которая, если что - сядет в тюрьму. Какой Мак-Кинли сядет? Никакая тюрьма ему не грозит. Даже этот фактор есть, хотя бы страха, который заставляет архитектора вам запланировать дополнительно не сто свай, а может двести. 

А если он ни за что не отвечает, а вы ему скажете: 

- "А мне денег жалко".

Скажет: 

- "Да идите вы, и не нужны эти сваи, делать, а мне плевать".

Печать поставил и поехал себе в Америку. 

 

Вот это, то же самое. Поэтому, планировщики, стратеги у нас как бы делают вид, что они не отвечают. Это и есть архитекторы в государственном строительстве. И эти архитекторы государственного строительства строят всю систему здания. Что у вас в комнате сделать, как обои поклеить, это вы - тактика. А чтобы эта комната была в здании, и чтобы это здание не рухнуло, как система, от ветра, например, это - стратегия. Так вот, стратегии американские, у которых мотивация не направлена на обеспечение безопасности в России и в Москве. И они создали такое метро, спроектировали, организовали, распределили функции между безопасностью и другими секторами, что надёжность снижена в десятки раз по отношению к необходимой реальности, с точки зрения вот этого объекта, метро, с его безопасностью, людьми и так далее. И вот вам результат. 

 

Кстати, там умалчивается. Все сейчас говорят об этой трагедии. Вчера, или сегодня, погиб ещё один человек в метро. На прошлой неделе ещё двое. Вообще-то говоря там за несколько месяцев, погибших набирается больше, чем в этой трагедии. Об этом же не говорят. То есть, этот вопрос безопасности, он не просто авария, как бы. Там безопасность ниже, чем реально нужно, просто в десятки раз. Это видно уже по ежедневной работе этого объекта, метро. Так это чистая стратегия. Это уже накапливается проблематика. То есть, создана такая стратегическая линия управления метрополитеном, что там мы знаем, что каждую неделю будет кто-то погибать. Мы просто это уже знаем. Что это такое? За это стратегия отвечает. А вы видите, чтобы о ней говорили в расследовании? Нет. Они за кадром. Дом рухнул, а архитектор не виноват. Вот, что мы не наблюдаем. 

А почему не виноват? 

Потому, что придётся отвечать. 

А почему вы наняли американских архитекторов? И не только здесь. У нас вон, на Красной площади американские архитекторы почему-то строят вместо гостиницы Россия чего-то. Даже там. То есть, везде. 

 

А это вопрос к мэрии Москвы: 

- "А почему у вас массово идёт поддержка стратегии, не направленная на интересы граждан Российской Федерации, включая безопасность личную?" 

А это уже - элементы пятой колонны. Вот вам простая взаимосвязь. 

 

Почему американцы здесь гадят, я понимаю - они враги. 

А почему наши их привлекают гадить? Значит, это наши – не наши. 

А это уже вопрос конституции и оккупационной системы страны. Вот вам диалектика связи. Но, чтобы эту диалектику понять, надо иметь мозги, то есть, понимать логику государственного управления.

 

Артём Войтенков: Да, но никто же про это не говорит. Вот сколько новостей было про аварию в метро, ля-ля, трагедия. А вот про это - никто ничего не говорит. 

 

Евгений Фёдоров: Потому что пропаганда прикрывает всю эту историю. Сила американцев, как и любой державы оккупантов, в том, что она имеет систему контроля. Это так же, как в метро. Вот система защиты граждан, у них она на нуле. А вот система защиты себя, у них она выстроена блестяще. То есть, если происходит что-то в метро - виноват стрелочник, но не американская компания-консультант. 

 

Мы, естественно, НОД, сказали, показали эту цепочку. Так посмотрите - на меня там набросились с криками. То им говорят, что вы про стрелочника говорите, который виноват. Мы им объяснили почему, что есть ещё планировщики, которые за своей подписью дали такой план, который привёл к аварии. А нам: "Ой, так нельзя". Правильно, идёт прикрытие, информационное прикрытие, вбрасываются деньги на это прикрытие. Это и есть пятая колонна, она стабильна, она систему держит.

 

Артём Войтенков: После того, что вы объяснили, я уже почти уверен, что это рукотворная авария. Уж очень хорошо всё совпадает: Славянск, Парк Победы. 

 

Евгений Фёдоров: Символично всё. Между Парком Победы и Славянском. Всё очень символично.

 

Артём Войтенков: Да. А поезд с рельс спустить - там не надо взрывчатки.

 

Евгений Фёдоров: Так же, как и ракету завалить. Много сил для этого не надо. Что мы и наблюдаем. Просто я бы отделял эти вопросы. Вопросы стратегии и вопросы человеческой воли конкретного характера: террористической или какой-то. Это называется не терроризм, это называется диверсия. Допуск диверсии к объекту, это тоже вопрос стратегии. Потому что, если у вас зоны безопасности, вы диверсию в объект не пустите. А если у вас всё нараспашку, так у вас любой диверсант туда зайдёт и побросает, что хотите. Проблем нет с этим. А диверсант пойдёт туда за двадцать тысяч долларов. Вот цена вопроса.

 

Артём Войтенков: За двадцать тысяч долларов ему вообще все пути откроют. Будет там гулять, как угодно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, сам диверсант рискнёт, потому что это тоже риск - вдруг милиционер участковый заметит, что он тащит туда чего-то. Двадцать тысяч долларов. Мало того, это будет, может даже не профессиональный диверсант. Какой-нибудь Правый сектор. Вот и всё. 

Я не знаю ничего. Просто, как пример. 

 

Для того и делаются зоны безопасности, перехваты безопасности - это всё продумывается в стратегии. А продумывают американцы. А им это не надо сто лет, это как минимум. А если надо, они очень чувствительны подрулить там, где надо. Вспомните вот эти странные истории с техникой военной. Это всё из этой сферы. Когда вдруг самолёты Саддама, американские, вдруг отключились в воздухе все с какой-то стати. Вообще, вся техника отключилась. Или наш спутник летал-летал, потом вдруг у него вышла из строя батарея. А чья батарея? Батарея изготовлена в странах НАТО. С какой стати она вышла из строя в нужный момент? И у нас сейчас отсутствуют вообще спутники, которые наблюдают за ядерной угрозой в России. Их же нет. А зачем в спутник надо было закладывать батарею НАТО?

 

Артём Войтенков: Да. Дураки же.

 

Евгений Фёдоров: Вот только дураки. Это не планировщики, которые консультируют наши министерства обороны с ельцинских времён. Это дураки. Всё понятно. Насколько я понимаю, никто тоже этого не скажет: всё-таки, в московском метро была диверсия. То есть, подбросили на железнодорожные пути какой-то костыль, или какую-то железяку.

 

Артём Войтенков: Лом просто бросили потолще.

 

Евгений Фёдоров: Да, что-то подбросили, из-за чего поезд наехал, подскочил, ударился вверх и закупорил проезд и дальше уже вмялся в эту закупорку. 

 

Но, ещё раз говорю, это всё: 

- Во-первых, американские эксперты должны были, или любые эксперты, которые создают стратегию, предусмотреть и просчитать. То есть, варианты при которых… 

- Во-вторых, по-другому должна быть выстроена логистика метрополитена, чтобы туда нельзя было пронести лом. А реально в метрополитен любой может пронести лом. Вот вы можете пронести лом, или любой человек? Может.

 

Артём Войтенков: Да легко.

 

Евгений Фёдоров: Дать денег какому-нибудь отморозку хороших, на семью. Да даже и он сбежит оттуда. Милиционеру, чтобы тот отвернулся. Камеру заклеили жвачкой, заскочил в этот самый проход, бросил эту свою железяку, и убежал обратно. Всё. 

 

Это как в своё время, помните, в Чечне говорили: идут боевики, на постах у ГАИ выдают деньги, чтобы их пропустили. Помните, было такое в девяностые годы, и во время чеченской компании. То же самое. То есть, это не сложно всё сделать при заранее подготовленной ситуации. 

Я думаю, что поэтому отсюда и Славянский Бульвар с Парком Победы, и дата, и всё остальное.

 

Мария Катасонова: Кстати, на самом деле, эта версия имеет место быть. Если посмотреть на фотографии, которые были сделаны, там вообще возникает много вопросов. Если это просто там стрелочники ошиблись…

 

Евгений Фёдоров: Мы с вами не технические специалисты. Технические специалисты отработают.

 

Мария Катасонова: Но они же не скажут правду.

 

Евгений Фёдоров: Не скажут. Но мы специалисты в области политического контроля. И мы говорим о том, что есть заказ на такого рода действия. И мы говорим - да, такой заказ есть. Он подготовлен. В нём участвует, в том числе, и мэрия Москвы, которая создаёт условия для такого заказа. А это и есть элемент работы пятой колонны.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (295 мб)
Видео MP4 640x360 (110 мб)
Видео MP4 320х180 (59 мб)

Звук:
(5 мб)
Звук 32kbps MP3 (5 мб)
Звук 64kbps MP3 (9 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (14.14 КБ)
FB2 (39.25 КБ)
RTF (146.24 КБ)