Почему не будет закона о родовых поместьях?

Закон о родовых поместьях противоречит колониальной системе, установленной в России. Его не примут, пока Россия будет управляться из-за рубежа.
Внесение в Думу законопроектов о родовых поместьях является театральным представлением и рекламой для людей и партий.


полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Почему не будет закона о родовых поместьях?

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_ne_budet_zakona_rp

 

Часть из "Евгений Фёдоров 24 июля 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-07-24 

 

Собеседники: 

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: В 2013 году депутаты уже выступали с инициативой предоставления каждому россиянину земельного надела. То есть идёт разговор о так называемых родовых поместьях - выделение государством бесплатно каждой семье по одному гектару или около того. В 2013 году этот законопроект вносила ЛДПР, а сейчас это хотят внести от КПРФ. Вообще, с одной стороны, дело-то хорошее вроде как. А с другой стороны, почему этим занимаются (если это не приняли в прошлом году, то вряд ли это примут сейчас) КПРФ? Зачем они? Я не понимаю вот этой политической игры.

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас смотрите на законодательный информационный шум. Это просто спектакли. Никто не собирается этот закон принимать.

 

Артём Войтенков: А зачем его вносят?

 

Евгений Фёдоров: А зачем артист на сцене поёт или изображает из себя Цезаря? Он же не собирается реально властвовать, как Цезарь? Это его такая роль.

 

Артём Войтенков: Ему за это деньги платят.

 

Евгений Фёдоров: Так и депутатам деньги платят, и в Думу за это их выбирают - за хорошее пение. И потом они могут уже реализоваться именно в качестве политиков театрального толка: премия "Овация", премия "выборы в Госдуму". Какие вам еще премии театральные надо перечислить?

 

Артём Войтенков: То есть, получается, что вот эти законопроекты... А это на самом деле, скажем так, в народе очень тема достаточно больная - разговоры идут давно о родовых поместьях. Они просто на этом деле пиарятся, да?

 

Евгений Фёдоров: Естественно.

 

Артём Войтенков: Делают себе рекламу, прекрасно понимая, что этот законопроект не пройдёт.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. И он по сути своей оторван от системы. Но в самом законопроекте и у авторов есть блестящая, очень позитивная мысль, только они её не раскрывают. То есть законопроект делается как бы такой, пустой. 

 

Я объясняю. Мы в депутатском объединении "Российский Суверенитет" тоже отрабатывали эту тему. В том числе, подготовили закон о так называемом "семейном бизнесе", что то же самое, только совершенно другой формат, другая логика. 

 

Давайте с вами посмотрим. Вы, допустим, решили построить здание. Вы что делаете? Вначале закладываете общий архитектурный проект и говорите архитектору: "Я хочу иметь пятиэтажное здание. Здесь хочу бассейн, тут хочу спортивный зал (приблизительно, где - он там смотрит уже), тут хочу лифт, здесь мастерская творческого художника, который пишет картины, тут ещё что-то". 

Вы так ему наговариваете и архитектор делает здание. 

 

Потом в этом здании он уже прорабатывает комнаты, лестницы, туалеты, лифты, освещение, отопление, где котельная - всё он прорабатывает, всю компоновку. Уже здание построено, дальше вы приходите в конкретную комнату, и в этой комнате начинаете: "Тут повесьте картину, тут поставьте телевизор, тут кресло". Вот так идёт система строительства. 

 

Госстроительство ничем не отличается. Для того, чтобы подправить картину на стенке, вам нужно иметь стенку, а для этого надо иметь комнату, для этого надо иметь здание, а для этого надо сделать проект здания, где будет комната и где будет эта картина, которую вы поправите. То же самое в госстроительстве. Вы в госстроительстве вначале должны иметь план. Какой план? 

 

Сегодня наш план, нашего здания Российской Федерации построен полностью Соединёнными Штатами Америки в результате победы в 91 году. 

Это план: колония, вассала, и институты государства подчинены внешнему управлению, в том числе

- в вопросах собственности, 

- в вопросах инвестиции, 

- в вопросах валютной политики (как печатать деньги, через кого печатать), 

- в вопросах работы банковской системы, 

- в вопросах инфраструктуры. 

 

Тактический уровень наш, а правила созданы ими - вот план и общий план здания. А как картину повесить - это уже мы. 

В рамках этого в России запрещена национальная частная собственность вообще и институт частной собственности, кроме мелкой, и то, которая подвергается всё время давлению. 

 

Мне нравится, как всё время один из помощников создания этой системы, Медведев Павел (бывший депутат, омбудсмен он сейчас в банковской системе), он говорит: "У меня отняли дачу, которая досталась от моих родителей. Пришли рейдеры и просто отняли". 

То есть даже в мелочах система защиты собственности не работает. Путём просто подделки реестра. И он до сих пор не может её вернуть. И это касается всех, любой квартиры. Это характерная черта для любой колонии. 

 

То же самое касалось, допустим, в Индии, когда (я смотрел исследование) пришли туда английские колонизаторы. Они в Индии в колониях снизили институты частной собственности. Я понимаю, что сейчас на меня скажут, что я, там, неправильно о богачах говорю, ещё что-то, но суть-то от этого не меняется. Я в этом плане говорю чисто с позиции архитектуры государственности: для национального суверенного государства (национально ориентированного я имею в виду) институты частной собственности являются ключом. Они - точка опоры для всей остальной системы: политической власти, выборной системы, кадровых назначений. 

 

То есть не секрет, что за всеми серьёзными кадрами стоят какие-то структуры бизнеса. Если этот бизнес иностранный, то есть собственность, институт собственности иностранный, то и системы политические будут тоже завязаны на иностранцах: вся система завязана, все министры окажутся завязаны, все депутаты, все политические фигуры - весь механизм. Детали этого мы многократно уже обсуждали. 

 

Но логика такая: у нас один из важных элементов восстановления суверенитета страны это восстановление института частной собственности, и он является основой. 

 

Раньше, если вы посмотрите историю, частные собственники исторически назывались по-разному. Иногда назывались ландифундисты, у кого-то назывались аристократия, у кого-то дворяне, герцоги, графы. Это всё - институты собственности. Граф - это владелец огромного земельного участка исторически, имеющий право на власть тем самым, и входящий в элиту страны за счёт, в том числе, своего института собственности. Это одно другое дополняет. Сегодня эту роль играют крупные собственники или просто собственники: средние, любые, в зависимости, та же власть. 

 

Отсутствие института собственности в России - это один из серьезнейших признаков колониального статуса страны. Поэтому, восстанавливая суверенитет, нам придётся формировать национальный институт частной собственности. 

 

Артём Войтенков: Но вам возразят, скажут: "У нас же есть земельные участки, ещё что-то в частной собственности в Российской Федерации".

 

Евгений Фёдоров: Нет, если это крупный земельный участок, то, как правило, он в иностранной собственности. У нас всё в иностранной собственности. Я сегодня отвечал на вопрос. Следственный комитет думал вводить ответственность для целей выявления оффшоров иностранных собственников. Но они все иностранные. Правильно делают, Бастрыкин думает - это он думает над идеей путина о формировании национальной частной собственности, которая зашифрована под словом "деоффшоризация". Но логика-то такая, что это невозможно сделать без политической власти. 

 

Пока у России не будет национальной власти, ей не разрешат иметь институты национальной частной собственности. То есть надо решить. А это опять упирается в референдум по Конституции. То есть всё упирается в одно место - технология решения. 

 

Артём Войтенков: Если взять эти родовые поместья. Сейчас же можно купить землю: один гектар, десять гектар - лишь бы деньги были. Что мешает? В чём разница, если людям просто раздавать эти гектары? 

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас о другом говорите. Я же за то, чтобы вообще раздать землю в России людям, я вам честно скажу. Просто никто же им не даст это, потому что здание другого характера. Если эти люди - иностранцы, им дадут, но не бесплатно, а за копейку и полстраны. А если это национальные кадры - им просто не дадут, технологически не дадут. 

 

Более правильно (ещё раз говорю) говорить о семейной собственности. Но для нас семейная собственность - это национальная собственность. То есть мы под институтом семейной собственности, куда входят и вот эти наделы возможные, понимаем институт национальной частной собственности, его нижнее звено. То есть прямая привязка владельца к национальной территории, соответственно, к земле, к юрисдикции, то есть правовой, судебной системы, к кредитной системе, чтобы он деньги брал в российских банках и всё остальное. Мы это называем институт семейной собственности, и такой закон мы вносили, и он обсуждается, и мы про него тоже говорили, куда входят, в том числе, и родовые поместья технологически. 

 

Но тогда семейная собственность - это есть элемент национальной собственности.

Национальная собственность - основа суверенитета страны и национальной экономики. 

Смотрите, какая взаимосвязь: семейная собственность - национальная собственность - национальная система финансов и инвестиций. 

Это что означает? Это низкие процентные ставки и отказ от международных резервов. Это всё взаимосвязанные вещи. Вы не можете иметь институт собственности, если у вас нет доступа к экономической системе, если, конечно, это у вас не наследственное. Но для наследственного нам ещё рановато после Советского Союза.

 

Артём Войтенков: Почему? Уже кто-то там помер.

 

Евгений Фёдоров: То есть наследственная экономика... У детей всё отнимают сразу. Это пока у вас сильный глава, он держит, как только он состарился или умер - детей тут же раздербанивают. Приходит полиция, рейдеры, начальники, главы каких-то советов и просто раздербанивают всё к чёртовой бабушке, оставляют там чуть-чуть, на дожитие. То есть вы не найдёте ни одной семейной потомственной династии - она, как институт, не предусмотрена. Если мы говорим об исторической конструкции: графы, дворяне, даже мелкие собственники, крестьяне - у них наследственная конструкция. То есть семья жила в этой деревне с наделом, передала следующей семье, следующей и следующей по мере старения и рождения детей. Вот этой системы нет. Её придётся отлаживать.

 

Артём Войтенков: То есть пока не поменяется политическая система в России, никаких разговоров о законе о родовых поместьях, вернее, разговоры об этих законах - это прост шум и представление актёрское.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, вообще всё шум и актёрское представление, участие в бессмысленных выборах. Системно это невозможно решить, не решив проблему суверенитета. Это даже не вопрос, что землю не дадут людям. Вопрос в том, что людям ничего не дадут. В системе американской колониальной машины всё должно отправляться в Соединённые Штаты Америки. Тренд мы видим - вот мы видим его по Украине. Даже, несмотря на то, что на Украине уровень жизни в 2 раза ниже, чем в России, и этого американцам мало. Они за то, чтобы этот уровень опустить ещё в 5 раз, сделать людей просто тотально нищими, как в Индии люди живут за доллар в день или за полдоллара в день - вот, что они хотят. Это официально прописано в документах. Потому что чем беднее живут на Украине, тем богаче живут в Америке. Это прямая связь, потому что одни живут за счёт других. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (167 мб)
Видео MP4 640x360 (62 мб)
Видео MP4 320х180 (33 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (8 мб)

Текст:
EPUB (10.28 КБ)
FB2 (24.33 КБ)
RTF (121.2 КБ)