Командир русского бизнеса

Государственная Дума РФ в начале 2014 года принимает законопроект, по которому правила для всех российских компаний, в том числе и государственных, пишут иностранцы.
Таким образом зарубежные органы будут контролировать даже российское оборонное производство.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров 

Командир русского бизнеса

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_komandir_rus_business 

 

Часть из" Евгений Фёдоров 11 марта 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-03-11

 

Собеседники: 

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru/ 

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Мы начали говорить про то, что Газпром переедет скоро за границу.

 

Евгений Фёдоров: Газпром переедет скоро за границу, если будет принят закон, который внесло правительство, и который уже принят в первом чтении и всё это сделано по команде МВФ. Этот закон называется "О международной финансовой отчётности". Международная финансовая отчётность, это обязательная отчётность для российских предприятий, включая ГУПы, чего раньше не было, оборонные предприятия, Газпром, крупные предприятия и всё остальное, то есть, предприятия, носящие крупный характер. Раньше эту отчётность исполняли, то есть, она была важна добровольно для крупных предприятий, которые выходили на международные рынки и работали на международных рынках. Теперь она обязательна будет для всех российских предприятий.

 

Артём Войтенков: Значит, она для Газпрома в том числе была обязательна?

 

Евгений Фёдоров: Нет.

 

Артём Войтенков: Почему? Он же на международный рынок 

 

Евгений Фёдоров: Нет, он не проводил. Речь идёт не о продажах, речь идёт о рынке ценных бумаг. То есть, Газпрому это было не нужно. Кроме того, это раньше носило добровольный характер. То есть, что-то я делаю, что-то я не делаю. И инвесторы на международных рынках ценных бумаг как бы оценивали свои инвестиции с точки зрения вот этих показателей и соответственно, компании, которые эти показатели международных отчётностей выполняли, то инвесторы к ним были более благосклонны, вкладывали туда деньги для международных рынках. Газпром частично это выполнял. 

 

Теперь это будет, если закон будет принят, обязательным для всех компаний в России, крупных кампаний, включая государственные. Раньше государственным было по барабану это всё, теперь это будет обязательно. А что это такое? Это система международной финансовой отчётности, порядка шестидесяти пяти порядков, из которых вот такая книжка. То есть, теперь шестьдесят пять томов вот таких вот документов обязательны для исполнения всеми крупными российскими компаниями, включая госпредприятия, оборонные и так далее. 

 

А что там заложено, в этих книжках? Представляете, теперь директор приходит, и у него появляется вот такая стопка обязательных для исполнения документов. Там заложена, например, кадровая политика. Нельзя быть руководителем компании, или бухгалтером, или другим должностным лицом, если ты не имеешь международный сертификат. То есть, наши руководители оборонных предприятий, которые делают подводные лодки, танки, поедут в Америку получать международные сертификаты, либо, не получать, и в этом случае, они будут заменены на других, которые будут делать меньше лодок, или танков. 

 

Дальше. Это иностранная юрисдикция, то есть, они должны будут не признавать российский суд, а в своих договорах прописывать (вообще это касается договоров всех) прописывать будут лондонские суды. Тоже логично, потому что, лондонский суд, с точки зрения международной финансовой отчётности, более надёжный, чем тамбовский, например. То есть, это прямой путь уже к иностранной юрисдикции, к иностранным оффшорам, это понятно. 

 

Кроме того, забудьте про всякие мобрезервы, которые явно противоречат международной финансовой отчётности. Даже не только это важно, а то, что мы даём власть господину Хугерворсту. А Хугерворст, это руководитель Совета по международной финансовой отчётности. Это американский гражданин, банкир Bank of America бывший, который возглавляет вот этот совет и который теперь получает право издавать бумаги на русском языке, обязательные для выполнения российскими компаниями. То есть, если Газпром не выполнит бумагу за подписью Хугерворста, то руководство Газпрома попадёт в тюрьму в России. Потому что это обязательные документы, как, например, решения правительства. 

 

И теперь, господин Хугерворст будет начальником для всех российских предприятий, включая Газпром. И какой он шестьдесят шестой порядок придумает, мы не знаем. Там может быть написано всё, что угодно. Закон говорит "Хугерворст теперь начальник, выполняйте все его приказы". 

 

А у Хугерворста в штате Делавер (он там располагается) будет канцелярия на русском языке. Считайте, вторая канцелярия правительства. Вот, простой такой, понятный закон. Ну, зачем напрягаться российскому правительству, если есть господин Хугерворст, который готов всё это делать? Работать на Россию, и всё делать для России. Причём, кстати, решения господина Хугерворста, и международная финансовая отчётность для США не обязательна. То есть, она обязательна только для России. То есть, работает господин Хугерворст по американским законам, по законам штата Делавер. То есть, все его порядки, они согласованы с американским правительством. Само американское правительство не обращает на него никакого внимания, потому что, для него этого субъекта нет, как правового поля. А российское правительство и российский бизнес обязаны выполнять его решения. То есть, это в чистом виде колониальное правительство по управлению бизнесом зарубежных территорий.

 

Артём Войтенков: То есть, уже правительство переезжает в Америку.

 

Евгений Фёдоров: Причём, с куда большими полномочиями. Потому что, у Медведева, например, таких прав нет. Давать предприятиям обязательные команды. Ему закон, Медведеву, такие права не дал, а Хугерворсту дал. То есть, считайте, что у Хугерворста больше полномочий в части команды бизнесу, чем у председателя российского правительства. Потому что, российское правительство, по конституции, не может вмешиваться в экономические решения. А Хугерворст может.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, смотрите, получается противоречие. То они нам санкциями грозят, а с другой стороны, полностью…

 

Евгений Фёдоров: Никакого противоречия. Мы являемся вассалом, колонией с 91-го года в результате поражения и акта о капитуляции. А санкции, это дополнительные формы усиления воздействия на субъект регулирования. В данном случае, на российскую колонию, или на российского вассала.

 

Мария Катасонова: Смотрите, этот законопроект уже принят в первом чтении. Правильно?

 

Евгений Фёдоров: Да, он принят в первом чтении.

 

Мария Катасонова: Ну, вот смотрите, если он принят, а можно будет какой-нибудь закон провести, который этот стратегический момент, строительство лодок, танков…

 

Евгений Фёдоров: Стратегические моменты, это вы знаете… Этот закон, на самом деле, ничем не отличается от других таких же.

 

Мария Катасонова: Можно будет этот закон смягчить?

 

Евгений Фёдоров: Нет, у нас четыре тысячи семьсот законов таких. Только не такие. Этот просто яркий. Этот просто тупо, Хугерворст становится начальником российского бизнеса по закону, так, грубо написано. Всё. Потому что, обязательная отчётность, она обязывает обязательные решения производить кампании. То есть, он теперь может командовать российским бизнесом, давая российскому бизнесу указания об обязательных экономических решениях. В том числе, в договорной сфере, в судебной, и так далее. У российского правительства таких полномочий нет. Это полномочия только у Хугерворста. Это обычный дополнительный колониальный закон. Таких много. То есть, это не то, чтобы какое-то особое исключение. 

 

Поэтому, то, что вы говорите, это надо не один закон подправлять, потому что бессмысленно бороться с палкой. Надо бороться даже не с рукой, которая держит палку, а с человеком, который имеет руку, которая держит палку. Так вот, надо решить проблему конституции, отказаться после этого от решений, обязательных для нас международных инстанций, и после этого спокойно и целенаправленно изменить всё законодательное поле, включая и этот закон. Притормозить закон, наверное, можно на месяц, но потом он всё равно будет принят. Вот, как с ювенальной юстицией, в других вариантах. Потому что, задача стоит, чиновники работают, конституция работает, значит это просто вопрос, как бы, технологии и времени, как это описать. 

 

Но, то, что они обнаглели, это правда. Вообще кирдык. Я почитал закон, и удивительно просто. Ну, давайте следующим законом отменим российское правительство вообще. Зачем оно надо? Напрямую уж пусть Хугерворст всем командует.

 

Мария Катасонова: Может нельзя правительство отменить. Евгений Алексеевич, посмотрите, у нас есть такая целая компания: национальное достояние, Газпром. Хотя, скажем так, она самая национальная из всех компаний, потому что, хотя бы на пятьдесят процентов акции принадлежат государству.

 

Евгений Фёдоров: Нет, есть и ГУПы. А ГУПы, это компании на сто процентов принадлежащие государству. Так вот, теперь и ГУПы подпадают под обязательные решения Хугерворста. То есть, ГУПам-то вообще по барабану лондонский рынок.

 

Мария Катасонова: Вот для таких компаний крупных, вы можете пояснить, что произойдёт, какие последствия будут?

 

Евгений Фёдоров: Произойдёт следующее. Эти компании теперь под угрозой уголовного кодекса России будут обязаны выполнять все, для начала, шестьдесят пять порядков, установленных господином Хугерворстом. Кстати, сам Хугерворст возглавляет Совет, о котором я сказал, в который входит пятнадцать или шестнадцать человек, двенадцать из которых являются гражданами США или стран НАТО. И трое: один китаец, один японец и один, по-моему индиец. То есть, российским гражданином там даже и не пахнет. Напоминаю, что решения Совета не обязательны для американских компаний, и для европейских. Они обязательны только для компаний России по этому закону. То есть, это специальная компания, созданная для управления российскими предприятиями, для того, чтобы взять власть у российского правительства, которое до этого пыталось как-то на них влиять. Типичный колониальный закон. Так, что произойдёт? 

 

Мария Катасонова: Допустим, такая крупная компания, как Газпром.

 

Евгений Фёдоров: Очень просто. У Миллера (в компании) появится на столе шестьдесят пять томов обязательных для исполнения. Шестьдесят пять законов, которые подробно прописывают порядки. Порядки кадрового движения в компании специалистов, отсюда и возникает необходимость международных сертификатов, то есть, американских. То есть, захотел Миллер назначить себе зама по чему-то. Этот зам обязательно должен поехать в Америку, или в Англию, получить этот сертификат, и тогда только Миллер его может назначить. И, скорее всего, поскольку таких людей в России нет, то это будет просто иностранный гражданин: уже готовый стоит в приёмной с сертификатом, всё нормально. А из России человек ещё может он и не сможет. То есть, ему надо будет знать язык, то есть не просто этот сертификат получить. Да ещё это специальными сетями регулируется: тебе дам сертификат, тебе не дам. 

 

Кроме того, это обязательное соглашение в области заключения договоров и экономической политики. Например, попытка Газпрома сделать резервы на случай чрезвычайной ситуации, естественно, они ухудшат экономические показатели и они будут тут же пресечены господином Хугерворстом. А если решения Хугерворста не будут выполняться, то Миллера посадят в тюрьму. Вот вам и суть этого, поэтому и закон обязателен для исполнения. Это будет, соответственно, в сфере налоговой, Газпром будет точно платить меньше налогов в российскую казну, и больше будет платить разных платежей на международные всякие системы. Он по-другому будет заключать договора на поставки газа, он уйдёт в оффшоры, то есть, изменится его суть работы. В результате Газпром уменьшит выплаты в российский бюджет просто. Потому что, платить в российский бюджет - зачем Хугерворсту это надо?

 

Мария Катасонова: У нас он большой процент бюджета как раз идёт от Газпрома.

 

Евгений Фёдоров: От Газпрома много, больше конечно, от нефтянки, но от Газпрома тоже.

 

Мария Катасонова: От таких крупных компаний, которые работают с сырьём.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, да, платежи в бюджет будут сокращены. И в целом, Газпром заставят перейти в оффшоры. Даже не в оффшоры, а в иностранную юрисдикцию, допустим, в ту же лондонскую. Потому что, Хугерворст, допустим, издаст бумагу, по которой создаст параметры, по которым Газпром обязан быть в лондонской юрисдикции. Если он в эту юрисдикцию не переходит, а его там пока ещё нет, то в этом случае Миллера посадят в тюрьму. На его место придёт другой человек, который не из тюрьмы, с иностранным сертификатом, который переведёт Газпром в Лондон.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (175 мб)
Видео MP4 640x360 (64 мб)
Видео MP4 320х180 (35 мб)

Звук:
(4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.8 КБ)
FB2 (26.69 КБ)
RTF (112.02 КБ)