Чего боятся агенты?

Совет Европы выступает против российского закона об иностранных агентах.
Организации, получающие деньги из-за рубежа являются параллельной системой управления Россией. Закон об иностранных агентах не запрещает их деятельность, а только показывает её. Но этого достаточно, что бы люди начали понимать, кто на самом деле управляет Россией, поэтому Совет Европы выступает против этого закона.

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Чего боятся агенты?

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_chego_boyatsa_agent

 

Часть из Познавательных новостей 21 июля 2013

http://poznavatelnoe.tv/novosti_2013-07-21

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

Александр Богомолов (Федеральный патриотический вестник, http://fpvestnik.ru)

 

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv): 15-го июля 2013-го года Совет Европы призвал российские власти не мешать работе некоммерческих организаций (НКО) и провести законодательство в соответствии с европейскими стандартами. Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс заявил, что принятые в России законы о регулировании деятельности НКО нарушают права и свободы человека. В частности свободу слова и собраний. 

Комиссар особо выделил так называемый закон об иностранных агентах, принятый в Российской федерации. Он обязывает организации регистрироваться в качестве иностранных агентов, если они, занимаясь политической деятельностью, получают финансирование из-за рубежа. Муйжниекс подчеркнул, что словосочетание «иностранный агент» имеет негативную окраску для 62% россиян, по результатам опроса «Левада-центра», кстати, тоже иностранного агента. Это словосочетание связывают со словами «шпион» и «предатель». 

«Получившие подобный ярлык организации, не смогут нормально функционировать, так как люди, а в особенности представители государственных учреждений, будут избегать сотрудничать с ними. Особенно по вопросу возможных изменений законодательства или государственной политики», - заключил комиссар Совета Европы. Собственно говоря, этим он косвенно подтвердил, что законы в Российской Федерации подаются через НКО, получающие деньги из-за рубежа.

 

Евгений Фёдоров: А что мы с вами хотим? Россия обеспечивает высокий уровень жизни и Европе. Через тот же механизм с рублём, например. То есть через колониальную эксплуатацию. Вообще, европейские страны – это те государства, которые привыкли жить за счёт других. Причём не сегодня, а за последние лет пятьсот. Также как и Англия. Естественно, когда они видят именно опыт колониального управления, и не просто видят, а понимают, к чему приводят процессы. Многие колонии из-под них выскочили, вырвались, победило национально-освободительное движение. Они видят, что и Россия начинает идти по пути освобождения. 

 

Александр Богомолов: И пытаются задавить в зародыше. 

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Они чётко сказали: у вас есть наша агентура (недаром они у нас называются агентами), то есть конкретные управленческие оккупационные силы, и вы эти силы начинаете обозначать – даже не запрещать! Закон не запрещает существование иностранных агентов, а просто требует, чтобы агенты говорили: я – агент. Условно говорят, в 1942-1943-м году наши предки понимали, что человек в немецкой военной форме, который идёт по улице Смоленска – это оккупант. Это не значит, что его тут же надо...

 

Александр Богомолов: ...мочить.

 

Евгений Фёдоров: Да. Здесь та же история. Путин хочет хотя бы показать оккупантов и их агентов, чтобы было понятно, что оказывается вот он, начальник. Дальше закон запрещает с ними что-то делать. Причём конституционный закон, то есть это закон Конституции. 

Стадии национально-освободительного движения имеют определённую последовательность. Следующая стадия – оккупанты оказываются в изоляции. Вначале политической, потом идеологической, то есть люди начинают понимать, от кого зависят все проблемы, которые есть в стране. Вот конкретно от этого человека, который идёт в немецкой военной форме, с автоматом, значит, он – оккупант. Так и здесь. Раз агент, значит, он – оккупант. 

Дальше уже придётся под давлением национально-освободительного движения переходить барьер: менять Конституцию, законы, и делать систему внешнего управления вне закона. 

Как это, например, делает Индия, которой колониальное прошлое, как говорится, дышит в затылок. Они всё помнят. У них недавно ещё были все эти Сипайские восстания, освобождение от английского владычества и так далее. Поэтому в индийском государстве закон об иностранных агентах на порядок более жёсткий, чем у нас. Для них это очевидные вещи. У нас люди не очень понимают, почему они – рабы и как рабами управлять, а они в Индии это хорошо помнят. 

Поэтому технология такая же: сначала агенты формируются, потом они засвечиваются, потом показывается, где идёт система управления, потом система ломается народными действиями. Путин, показывает оккупантов на улице, в виде агентов, для того чтобы люди взялись за политические действия, чтобы они начали сбрасывать внешнее управление. Чтобы они увидели – нам иногда говорят: а где эти оккупанты, против кого бороться? Вот их показали. Ещё вопросы есть? Нет, мне лень, мне нравится быть рабом. 

 

Артём Войтенков: Но ведь даже первый шаг с этими иностранными агентами не получается – они отказываются регистрироваться.

 

Евгений Фёдоров: Потому что они не дураки, они понимают, куда ветер дует, есть такая русская пословица. Они понимают куда ветер дует и поэтому отказываются. На самом деле, просто обнаглели. Они не собираются никаких законов, предусмотренных нынешней Конституцией на территории России выполнять. Как и немецкие солдаты не хотели. Ясное дело, не для них же эти законы. Это бургомистр должен эти законы выполнять, а немецкий солдат ничего никому не должен – имеет право взять, что хочет. Поэтому так они к этому вопросу и относятся. Поэтому они так  себя смело и ведут, как вы говорите, отказываются регистрироваться, потому что за ними Европа, как оккупанты, Америка со своими авианосцами. Конечно, это огромная сила. А мы тут с ними маневрируем, поглаживаем их по голове.

Хотя, если внимательно посмотреть, то видно, как Путин начинает продавливать вопрос по определённой логике. Появилось понятие агентов, которого не было год назад. Появилось понятие внешнего управления. Появились грантополучатели. Появилось понятие агента в законодательной среде. Пошли чистки депутатов, чистки чиновников в правительстве, которые откровенно агентурные. Путин публично рассказал, что Россией управляют иностранные агенты на примере того же Кулистикова, причём агента ЦРУ. По сути своей идёт подготовка процесса национально-освободительного восстания. Пока идеологическая подготовка. 

Если вы посмотрите недавнюю речь генерального прокурора перед Советом Федерации, то вы увидите, что генеральный прокурор совершил следующий тоненький шажок. Он сказал: мы сейчас с вами разобрали агентов, а теперь смотрите, вот их партнёры во власти. Было же такое? 

 

Артём Войтенков: Это когда он сказал?

 

Евгений Фёдоров: На встрече с Советом Федерации в Питере несколько дней назад. Этим он уже к следующему шагу перешёл, что логично.

 

Александр Богомолов: Сказал, кто их курирует?

 

Евгений Фёдоров: Не курирует, а кто их исполнительная система в органах власти России. Смотрите: Госдепартамент управляет системой грантополучателей, грантополучатели – 20 тысяч политических комиссаров, генпрокурор их вскрыл предварительно. У них бюджет 3 млрд долларов. Но дальше они как бы в воздухе висят. Они же должны управлять страной, они же не просто ходят по улице и осваивают 3 миллиарда. 

 

Александр Богомолов: К чему-то привязанными быть.

 

Евгений Фёдоров: Да. Они привязаны к органам национальной власти. Дальше генеральный прокурор начинает последовательно – я просто вижу, что каждый месяц по плану открывают новый пласт проблемы. Одна, листочек перевернули, следующий пласт, листочек перевернули, следующий пласт. 

Сейчас генеральный прокурор говорит: правильно, вы, как люди, которые рассуждают логически, правы, эта 20-тысячная система грантополучателей командует людьми на местах, то есть ведёт кадровую политику. Дальше прокурор говорит: да, действительно, мы вскрыли, что у них, в качестве подчинённых бегают высокопоставленные чиновники Российской Федерации. 

Вот о чём сказал прокурор на встрече с Советом Федерации. 

 

Артём Войтенков: Тогда вернёмся немножко к Совету Европы. Получается, что все эти организации – Совет Европы, Европейский суд по правам человека, ООН – вроде как добрые, хорошие и ничейные, но на самом деле всё равно служат кому-то.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то же их создал, кто-то же им платит деньги, кто-то их организовал. Я вам такие же организации перечислю: международный отдел ЦК, отделы международного отдела ЦК, управление международного отдела ЦК – это те организации, которые управляли странами в мире, которые принадлежали к советскому блоку. То же самое, красивые международные названия: Интернационал, Международное рабочее движение. Названия разные, механизмы одни. 

Есть государство, которое в рамках конкурентной борьбы с другими государствами на них влияет или ими управляет. Для нас, как для колонии, это красиво расписали. Красивые люди с красивыми названиями говорят: вам надо делать так-то и так-то. Для того чтобы это не было сразу за подписью для нас Обамы или кого-то из его министров, значит, это оформляется международными чиновниками, которые находятся под США. 

Например, в области экономики нами формально командует МВФ. Все же знают, что это американская организация. Говорят, команду дали – МВФ транслировал её. Вот и всё. 

 

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://орфографика.рф)

http://poznavatelnoe.tv – образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (124 мб)
Видео MP4 640x360 (49 мб)
Видео MP4 320х180 (26 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (8.29 КБ)
FB2 (18.05 КБ)
RTF (54.58 КБ)