Евгений Фёдоров 16 февраля 2016

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 16 февраля 2016.
Разговор о подготовке государственного переворота в России, в котором участвуют крупные чиновники, генералы и олигархи, опричнике Рамзане Кадырове, о слабости российской экономики, международном праве, технологии уличной толпы и русских туземцах, которых нельзя считать за цивилизованных людей.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 16 февраля 2016

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2016-02-16

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, мы с вами давно не встречались, в этом году первый раз, в 2016-ом. Вам вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Время летит.

 

Артём Войтенков: Да, очень быстро. Вопрос: что происходит? Такая заварушка, каша вокруг Сирии происходит, внутри у нас в России какие-то изменения, подвижки. Вы как это всё оцениваете?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, самое главное, что происходит - это Россия продолжает лететь в пропасть санкций и кризиса. Самое главное - продолжает действовать сценарий американцев:

- проведение ими санкций,

- запрет России на использование кредитных денег, потому что, они все иностранные,

- и соответствующее падение, катастрофическое, всё время набирающее темпы, падение российской экономики.

 

А суть: продолжает реализовываться американский план по ликвидации Российской Федерации, первый этап которого - отстранение от власти путинской команды. А соответственно, второй этап - ликвидация, о чём и говорил министр обороны США, и какие задачи ставили и Обама, и председатель английского правительства. Всё идёт по плану, по их плану, пока. Как и в 41-ом году некоторое время всё шло по плану Гитлера. Мы сейчас просто наблюдаем точно такое движение и в России по американскому плану катастрофической ликвидации страны.

 

Дальше просто речь идёт о деталях этой ликвидации. То есть, произошёл ли перелом в общественном сознании, чтобы остановить эту ликвидацию? Нет, не произошёл. Потому что, этот перелом может произойти только на площадке НОДа, как общественно-политических идей, и технологии решения этой проблемы. Потому что главная проблема вытекает из статуса внешнего управления страной, то есть, отсутствия суверенитета.

 

Поскольку это пока не осознано, не происходит пока и перелома. Слово пока, я говорю, потому что, к сожалению, это традиционная русская ситуация, когда мы втягиваемся в отечественную войну, и только потом, потеряв полстраны, начинаем собственно воевать и побеждать. Поэтому, я на победу надеюсь, хотя её шансы с каждым днём, конечно, уменьшаются и уменьшаются. Так что, если вкратце. А дальше всё это разбивается: главный ход на детали.

 

Что такое Сирия? Сирия - это попытка Путина отвлечь внимание американцев от России, от санкций, путём заморского такого, активного участия в конфликте. Важное решение? Важное. Сумел он достигнуть своих целей? Сумел достигнуть своих целей. Американцам понадобилось полгода, для того, чтобы они очухались от того удара, который им нанёс Путин вот этим, как бы кавалерийским рейдом по тылам врага, будем так называть вещи своими именами. Это никогда не носило стратегический характер, тактический, но, тем не менее, это сработало. И вот только сейчас они перегруппировали свои силы, и, как вы помните, на прошлой неделе уже министр иностранных дел России подписал с госсекретарём США договор о российской капитуляции в Сирии.

 

Артём Войтенков: Это как-то по-другому называется - о прекращении огня там, по-моему, соглашение было.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, у нас имеется отечественная война сирийского народа, который освобождает свою территорию от интервентов. Причём, международно признанных. Не просто интервенты, а террористы, которые уничтожают памятники культуры, массово убивают людей, являются абсолютными зверями. И вдруг подписывается договор о том, что с ними огонь прекращается. Там, правда, хитрость какая? С кем, с ними? Американцы говорят: "С ИГИЛом продолжайте воевать, а с оппозицией нет".

Мы спрашиваем: "А кто оппозиция?"

 

А по американской терминологии оппозиция - это уже девяносто процентов ИГИЛа. Вот так вот - раз, одним щелчком. Например, Алеппо, второй город в Сирии. Если бы Асад, а он уже подошёл к Алеппо, и уже начал его окружать, чтобы его освободить. Если бы Асад освободил Алеппо от интервентов, у интервентов, скажем так, произошёл бы перелом. Половина территории Сирии со вторым городом, оказалась бы в руках Асада. Следовательно, вторая половина - это значительное политическое ослабление. Как только американцы это почувствовали, они тут же дали задний ход на все рычаги. Это было, как с ситуацией на Украине: Дебальцевский котёл, наступление на Мариуполь и на Харьков. Как только они увидели, что идут успехи партизанских республик, освободительного процесса на Украине, они тут же дали команду: заключен был Минск, который остановил это наступление. Помните эту историю?

 

Абсолютно такой же сценарий в Сирии. Как только пошли войска Асада вперёд, то есть началась деградация системы ИГИЛ, он начал отступать, вначале тяжело, потом быстрее, быстрее, мгновенно появились американцы, которые сказали: "Не, ребята, теперь мир. Мы теперь вдруг сторонники мира, бомбить никого нельзя, прекращение огня, фиксируем статус-кво".

 

А ещё одновременно, если Россия не согласится, тут же появилась Турция с Саудовской Аравией, которая сказала: "Мы сейчас будем вводить в Сирию войска". Для того, чтобы подкрепить позицию американцев. А суть позиции американцев простая - не может быть никаких успехов. Русский солдат, как только война, он побеждает - это специфика такая. Поэтому задача американцев - не дать русскому солдату победить. Не важно, в Сирии в виде лётчиков и добровольцев (а они тем есть, российские), на Украине, или где-либо ещё.

 

Поскольку, у России нет суверенитета, безошибочно сработал механизм американцев, которые дали команду России остановить это наступление, и Россия сейчас, по крайней мере, на дипломатическом уровне наступление останавливает. А то, что ИГИЛ, или ДАИШ, является американским воинским подразделением, я думаю, все это знают. Вот взяли, всего лишь пару недель назад предоставили им эти Торнадо, комплексы такие, установки залпового огня. Понятно, что предоставить эти Торнадо могли только американцы и их союзники турки. Ясно же. До этого - противотанковые американские комплексы. Ясно же, что если Асад будет дальше освобождать свою страну успешно, то будут предоставлены и средства ПВО. Если они дали моджахедам и бандитам в Афганистане средства ПВО, что они, думаете, не дадут вот этому своему собственному ИГИЛ, которого они теперь называют оппозицией? То есть, до этого была оппозиция, потом стала ИГИЛ, плохие ребята, потом опять оппозиция.

 

Это конкурентная борьба. То есть, американцы ведут себя совершенно обыкновенно. Они не производят… Знаете, иногда говорят: "Они подло себя ведут". Они всегда подло себя вели, это специфика. Этот зверёк ведёт себя всегда подло. Такой зверёк. Давно было привыкнуть можно за тысячу лет.

 

Артём Войтенков: А то, что с Белоруссией, в частности с Александра Лукашенко сняли часть ограничений. Они говорят, что санкции сняли с него, с части компаний, с части лиц, которые были наложены давно. Лукашенко же был такой красной тряпкой, страшным диктатором Европы. Потом на эту должность постепенно, постепенно так поставили Путина, а про Лукашенко забыли. А сейчас с него вообще сняли.

 

Евгений Фёдоров: Как и с Януковича, кстати, вместе с председателем правительства Украины, который был.

 

Артём Войтенков: Азаров

 

Евгений Фёдоров: С Азарова, да. Смотрите, мы находимся в состоянии войны. Любая операция: маленькая, большая, водовоз на позиции воду везёт - это часть военной операции, элемент какой-то стратегии. Американцы вышибают лидера мирового национально-освободительного движения, это Путин и Россия. Так получилось. Не важно, понимают это в России, не понимают, что Россия оккупирована, но так получилось. И является ли врагом для американцев, например, Китай? Является. Является ли Лукашенко и Беларусь? Конечно, является. Является Украина? Конечно, является. И ещё я вам назову десятки стран, которые являются. Но на войне все силы сосредотачиваются на главном ударе. Просто нет обычно возможности силы распределять.

 

Главный удар это кто? Россия. Следовательно, все остальные должны быть интегрированы в этот главный удар. С них должно быть снято давление, потому что, любое давление требует сил. И желательно сделать из них союзников удара по главному врагу, то есть, по России. Снятие санкций с Лукашенко ослабляют позицию Лукашенко в его враждебном отношении к американцам. То есть, он в меньшей степени становится нашим союзником, и в большей степени становится нейтральной фигурой в контексте войны с Россией.

 

Артём Войтенков: То есть, это официально они с него сняли, а что там, неофициально были какие разговоры.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, естественно. Это для того, чтобы вести этот переговорный процесс. То же самое и с Кубой, кстати. То же самое и с Ираном? Что, Иран не враг Америки? Враг. Но в условиях врага главного России, с Ирана надо снять давление, для того, чтобы не воевать на несколько фронтов, пускай даже небольших, но, тем не менее, и сосредоточить усилия здесь.

 

Артём Войтенков: То есть, это объясняет, почему они с Ираном задружились, замирились.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Иран по-прежнему считает врагом главным американцев, а они с ним дружат. Мало того, благодаря этой дружбе они сбросили цены на нефть, что ударило по России, но поддержало Китай.

 

Артём Войтенков: То есть, Ирану был закрыт доступ на мировые рынки торговли нефти, они им разрешили торговать. Ирану хорошо, вроде как, а нам плохо.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, нам плохо. Плюс, они добавили свои решения по поводу разрешить продажу американской нефти, впервые после войны. Плюс, союзники саудиты, которые держат низкие цены. То есть, они набором решений выбивают главного врага, даже, имея от этого ущерб. Но любая война - это ущерб для двух сторон.

 

Гитлер, когда бомбил советские города, он что, не имел ущерб? Имел. Бомбы стоили денег, самолёты некоторые сбивали, правильно? Но это война. На войне, конечно, и американцы имеют определённые проблемы. Но в целом, им главная задача – зачистить политического врага. И ради этого они готовы даже чуть-чуть подзатянуть пояса, тем более, это на самом деле чуть-чуть. Хотя, как сказать.

 

Посмотрите, что сделал Китай, пользуясь тем, что Россия в конфликте с Америкой. Он, прикрываясь Россией… Как знаете, китайский принцип: "Китайская обезьяна будет сидеть на горе, и ждать, когда тигры друг друга перегрызут. И тогда она спустится с горы, и возьмёт всю добычу". Я перефразирую как бы основную стратагему китайскую. Вот так и здесь. Как только они увидели, что Россия сцепилась с Америкой, естественно, они понимают, что у Америки сил на Китай меньше, или нет, что делает Китай?

 

Он автоматически начинает решать проблемы своего суверенитета в экономике, то есть, деньги получает. Как он это делает? Посмотрите, когда начались санкции против России, у Китая была высокая процентная ставка, девять с половиной процентов, в тот период времени. У Китая была, соответственно, инфляция около девяти с половиной процентов. Как только Россия сцепилась с Америкой, Китай мгновенно опустил ставку сначала до двух с половиной процентов, потом до двух. Соответственно у него автоматически ушла инфляция на два процента. А для чего они это сделали, в измерении текущего времени? Да очень просто.

 

Посмотрите китайскую экономическую статистику за прошлый год. В Китае объём долларовых кредитов, то есть, американских, сократился на триллион долларов. Что произошло? Китайские инвесторы и бизнес начал менять американские кредиты на юани, на кредиты в национальной валюте. Потому что, юань оказался так же доступен, как доллар. А если раньше доллар был под три процента, а юань по пятнадцать, то естественно, любой бизнесмен выбирал доллар, потому что, на пятнадцать он прогорал. Тут юань снижается до цены доллара, и китайские предприниматели начинают перекладываться в юань.

 

Что происходит с долларами, которые до этого они брали? Они их начинают возвращать американцам, то есть, перестают перекредитовываться в Америке. Что в результате? Триллион долларов у Америки оказалось привезёнными из Китая в качестве пустой бумаги, откровенно говоря, что ударило по американской финансовой системе. То есть, надо покрыть, оказалось, за год, только китайских - один триллион. А это всё кладётся на бюджет страны, на заимствования. У них и так восемнадцать триллионов долгов, а тут ещё добавилась необходимость гасить китайские кредиты возвращаемые. Автоматически - это лишний триллион надо где-то найти. Это серьёзный удар по американской экономике. И даже, несмотря на это, они по-прежнему ставят задачу дожать Россию.

 

Россию они планируют дожать, я так понимаю, в этом году. Просто дальше у них не получается противостоять Китаю и всем остальным, то есть, им надо дожать Россию в этом году. Это означает, что на уничтожение России в этом году будут брошены абсолютно все силы Соединённых Штатов Америки. Потому что, им надо в этом году решить проблему Путина, и проблему России. Кроме того, для них самое любимое приложение сил - это выборы.

И отсюда наш прогноз: главная битва начнётся в контексте выборов, то есть, до них и после них.

 

Артём Войтенков: Как всегда: нечестные выборы, палатки на Красной площади. На Красной площади - не получится.

 

Евгений Фёдоров: Получится. Почему вы думаете, не получится?

 

Артём Войтенков: Слушайте, я хожу уже целый год по Красной площади, отсюда из Думы в Метро - там всё время что-то стоит: то каток, то ярмарка, то ещё чего-то. Там место уже застолбили, чтобы никто палатки не ставил.

 

Евгений Фёдоров: Это молодцы, это понятное дело. Но просто надо понимать технологию работы американской системы. Она отработана во многих странах, в том числе, ближайшие для нас и Украина с Киевом, и Грузия, и так далее. Причём, там работал этот же посол - Теффт. Суть системы: он работает с элитами. Народ ему нужен, палатки, какая-то часть, майдан, - для бутафории, то есть, показать картинку в телевизоре.

 

Артём Войтенков: Народ сверг.

 

Евгений Фёдоров: Да. Условно говоря, там сто человек - телевизор покажет тысячу. Но эти сто человек даже могут не граждане России быть. Да, у него есть где-то пять тысяч боевиков Навального, у американского посла. Добавить к этому украинских, специально подготовленных мигрантов, которые под эти программы готовились, добавьте недовольных, которые создают общий фон.

 

То есть, что произойдёт? Конкретно, что произойдёт в этом году по американскому плану? Они должны сконцентрировать все удары, все конструкции своего давления в один, в короткий период времени. То есть, одномоментно уволить много людей, дать им деньги на билет в Москву. За это отвечает пятая колонна в бизнесе, которая, естественно, находится в Лондоне, и которую они раньше времени в основном не светят, потому что они готовят её для главного удара. Если они их засветят раньше, то просто этих заговорщиков могут административным ресурсом, или по всякому, убрать. Значит, они оттягивают этот вопрос.

 

Чиновники. Вы думаете, случайно вдруг принимаются такие странные решения, хотя и поддержанные народом, но американцев народ не интересует, по московским ларькам законным, например. Ведь последний снос ларьков, это все законные ларьки.

 

Артём Войтенков: Нет, в Москве ларьки чистят уже в течение двух лет. Вот Собянин пришёл, он стал потихонечку их…

 

Евгений Фёдоров: Пятнадцать тысяч незаконных ларьков он убрал сразу, а сто пять законных убрал сейчас.

 

Артём Войтенков: А разве они законные, сейчас которые убирают? Я ещё раз говорю, я не сторонник ларьков, но чтобы было по чесноку. Он не смог убрать тогда, когда убирал незаконные, судами и так далее, - убрал пятнадцать тысяч. Остались законные ларьки, на которые не было судебных решений. И вот сейчас он их и убрал. Для чего это сделано? Для того, чтобы использовать недовольство определённой группы людей, причём, достаточно… Видите, все удары на элиты, на более-менее влиятельных людей, не на народ, потому что, народ молчит. На влиятельных людей. Или сами санкции.

 

Артём Войтенков: А как ларьки связаны с влиятельными людьми?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, всё-таки, ларьки в Москве, которых можно просудить в судах, и оставить против городских властей, - это ларьки, прикрываемые высокими начальниками, как минимум. То есть, с вами борется городская власть, которая всегда сильная, московская мэрия, и с вами она не могла расправиться в течение пяти лет, в том числе, в судах, и так далее. Да и сам Собянин признаёт - под каждый ларёк у него зарезервировано по триста тридцать миллионов рублей, в случае проигрыша в будущих судах незаконного сноса ларьков. Поэтому, это достаточно известная вещь. Подчёркиваю, я не сторонник ларьков. Я просто говорю, как работает технология Теффта. Она работает, формируя группы недовольства у людей, которые могут повлиять на процесс. Потому что ларёчники худо-бедно, а несколько тысяч человек в Москве обозлённых соберут.

 

Артём Войтенков: Скажем так, это даже не такие ларьки, одноэтажные, с шаурмой, или ещё с чем-то. Там двух, трёхэтажные, уже более цивильные.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, которые смогли судом защитить. Тем более, это значит, что и деньги есть, и возможности есть, и влияние есть, и взаимоотношения с полицией есть, - это же всё важные вещи. Одно дело, если этот человек выйдет на антиправительственные действия, или его люди, то соответственно, он получит, хотя бы на низовом звене полиции, но прикрытие, которые раньше же его прикрывали с этими ларьками.

 

Артём Войтенков: Это не низовое звено полиции.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю относительно, московское. То есть, вот это всё не случайно. То есть, сидит американский посол, и он просто в плане один за другим реализует целый сценарий, в котором много пунктов, и в котором пять тысяч человек от ларьков, столько-то от санкций, столько-то от безработицы, столько-то от реформы здравоохранения, столько от реформы образования. Просто, пять тысяч от образования, десять тысяч от здравоохранения, а поскольку таких проектов у них сотни уже накопилось… Малый бизнес, которому вдруг приказом министра финансов налоги подняли с какого-то панталыку. Поскольку таких накопилось уже много. Валютные вкладчики, которых здесь пятая колонна водила за нос, в Думе, в том числе, говоря, мы вам из бюджета отнимем у пенсионеров, деньги дадим. Вместо того, чтобы решить проблему, как это по закону положено, за счёт четыреста первой статьи гражданского кодекса. То есть, через суд, снизив плату для валютных ипотечников просто.

 

Артём Войтенков: Подождите, а Центробанк с этим разобрался. Он сказал банкам пересчитать курс.

 

Евгений Фёдоров: Этот Центробанк написал бумагу. Вот вам бы пришла бумага – "имеете право отдать деньги Васе сколько хотите". Вот так и написал Центробанк. Ну, какой частный банк, да и государственный, отдаст деньги? Так, по-русски говоря, ну подумайте, вот согласитесь.

 

Артём Войтенков: То есть, это не жёсткое предписание.

 

Евгений Фёдоров: Это блеф. Это просто откровенный блеф. Решается проблема через 401статью ГК путём просуживания обстоятельств непреодолимой силы, вызванных решением государства (я цитирую Гражданский кодекс), в данном случае, Центрального Банка, который почему-то отказался от конституционного принципа поддержки рубля, и отпустил рубль своим решением почему-то (я не пойму, почему, с точки зрения закона, конечно), и иностранных госорганов, которые объявили России санкции. Вот эти два решения привели к падению рубля, и к проблемам у вкладчиков - существенное обстоятельство, влияющее на их договор, которое они и не знали, когда его заключали.

 

Следовательно, надо просудиться, и по суду, как в ГК и написано, не платить такую сумму, а платить в три раза меньше. Мало того, в этом случае банк получает основание не платить иностранному. Он же доллары не печатает, банк, он же берёт их в Америке, чтобы дать нашим вкладчикам. Соответственно, банк тогда не платит по счетам в Соединённые Штаты Америки, ссылаясь на решение нашего суда. А это НОДовская программа. То есть, банк становится союзником, и технология в целом позволяет укрепить суверенитет России.

 

Вместо этого здесь ребята год водили за нос в Думе вкладчиков, говоря, что мы законы вносим о том, как мы у пенсионеров отнимем через бюджет их пенсии, и отдадим вам, вкладчикам. Это как вообще? Это надо быть наивным, чтобы верить во весь этот цирк, который тут в Думе устраивали. Причём, вкладчики, которые пошли правильным путём, а мы им об этом говорили два года назад, что так надо делать, это юридически правильно, они выиграли суды. Только с ними втихаря договорились, чтобы прецедент не создавать, американцам же прецедент такой не нужен.

 

Артём Войтенков: Да и банкам не нужен.

 

Евгений Фёдоров: Некоторым банкам не нужен.

 

Артём Войтенков: Зачем им ссориться, и не отдавать деньги заграничные.

 

Евгений Фёдоров: Да, технология работает. Просто пропаганда направлена против этой технологии. Поэтому, если к этому вопросу, раз идёт война, то на войне каждый эпизод этой войны - элемент этой войны, самый мирный. Печь пирожки на передовой - это тоже акт военного действия, согласитесь. Потому что, солдат сыт, и лучше воюет, вот даже это.

 

Поэтому, все события мы смотрим в контексте войны с Соединёнными Штатами, объявленной нам в феврале месяце прошлого года. На самом деле это война 91-го года, просто её военная обостряющая фаза - удар через Киев, и свержение российского государства и власти, о чём официально американцы и говорят, это цель их санкций. А победитель в этой войне один только Путин. Можно, конечно, сдаться. Это как в фильме, немцы, когда партизанам в рупоры: "Сдавайтесь, сдавайтесь, мы больных вылечим, а вас накормим". Партизаны же голодают в лесу, понятно. Тоже можно сдаться, но эта сдача будет, да, два-три месяца нас покормят. То есть, как вот, повешенному перед казнью дают сытный обед, и покурить. Вот, то же самое. Ну а так - это ликвидация, с резнёй, с миллионами погибших. Потому что для них это абсолютно понятная программа. На кой им эти русские нужны здесь, они давно их хотят уничтожить в конкурентной борьбе, последнюю тысячу лет. И Гитлер фиксировал эти вещи, и англичане фиксировали, и руководство США это фиксировало, и в девяностые годы, и сейчас. То есть, всё чётко и открыто.

 

Но выход из этой ситуации только НОД.

- До нападения американцев на нас, НОД - это была система, чтобы восстановить уважение, уровень жизни.

- После февраля прошлого года, НОД - это единственная технология спасения.

 

Но НОД не будет работать, если люди этого не понимают. Это принципиальный вопрос. Тащить людей в нормальную жизнь силком - абсолютно неправильно. Люди должны прийти к этой мысли, должны потратить два часа личного времени, когда их Путин приглашает, как, допустим, это было по Тверской, и праздник НОДа 4 ноября. Это понимают в принципе все нормальные люди. Вон в Чечне даже миллион человек поднялось в поддержку Путина, просто потому, что они увидели, что на Кадырова и на Путина начинаются наезды по линии пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Кадыров сам на них наехал.

 

Евгений Фёдоров: На кого?

 

Артём Войтенков: На пятую колонну.

 

Евгений Фёдоров: А Путин наехал на оккупантов, и что? Начиная с Мюнхенской речи. И что теперь? Нам бросать Путина? Естественно, он ведёт войну за нас, как командующий. Просто, у него нет армии для победы в этой войне. Есть армия маневрирования небольшая, но для победы нет. И люди в Чечне, прошедшие войну, отлично это понимают. А население Москвы этого не понимает, оно думает, что за них дядя всё решит.

 

Артём Войтенков: Ой, вы сравнили Чечню и Москву. Это два разных мира просто.

 

Евгений Фёдоров: А вот пока значительная часть мира в России в большинстве своём не перейдёт на позиции НОДа, жизнь будет ежедневно ухудшаться. И эта ситуация нас и подведёт к государственному перевороту и крови. Это ухудшение, а потом дальнейшая ликвидация.

 

Поэтому, на самом деле, победа НОДа ровно вот здесь.

- То есть, идёт снижение жизненного уровня из-за американской войны.

- Пропаганда НОДа, и активная позиция нодовцев для того, чтобы людям разъяснять, как победить.

Вот, когда это совместится, с этого момента произойдёт перелом в войне - Сталинградская битва. Вот с этого момента начнётся этот процесс перехода. А пока идут такие бои местного значения.

 

Евгений Фёдоров: Позавчерашний эпизод, допустим, в Нижнем Новгороде с Касьяновым. Вы когда-нибудь задумывались о его логике в контексте военных действий?

 

Артём Войтенков:Да я на него даже внимания не обращаю, не то, чтобы о его логике задумываться.

 

Евгений Фёдоров: Нет, ну в СМИ, по крайней мере, и в интернете обратили. Сам эпизод, когда Касьянов сам себя запер в кладовке на пять часов с охраной, потому что (это было в гостинице) в холле гостиницы десяток журналистов и активистов хотели ему задать вопросы.

 

Артём Войтенков: Да там Маша была, от Маши кто угодно запрётся в кладовке и с охраной.

 

Евгений Фёдоров: Извините, Маше 21 год.

 

Артём Войтенков:Ну, так тем не менее.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, Маша - строго по закону. И вообще позиция НОДа - категорическое выполнение закона. Что является незаконного в задать вопрос, даже если это вопрос от Маши? Тем более до этого она ему вопрос задала днём. Что в этом незаконного? Ты не хочешь отвечать на вопрос? Иди не отвечай. Ну, что тут такого? Тебя что запирали в этой кладовке? С охраной подчёркиваю, к тому же, а не просто один мужик сидит.

 

Артём Войтенков: Ему охрану жалко было.

 

Евгений Фёдоров: Запирали тебя? Нет. Ты мог выйти. Сам зашёл в эту кладовку. Что делал Касьянов в кладовке? Я вам говорю что - беспрерывно говорил по телефону с Америкой. Пытался организовать систему через пятую колону во власти для того, чтобы на НОД наехали по линии правоохранительной системы и так далее. И он, чтобы в этом локальном эпизоде, Касьянов против Маши 21-летней, победил, тем самым продемонстрировал свою силу на всю страну. Что за ним часть Кремля, что за ним власть, что американцы в России в его лице являются начальниками. Вот в чём была суть этого эпизода. И пять часов он там не плакал в страхе перед Машей с её вопросами. Он там пытался организовать по телефону давление на конкретных региональных чиновников, на полицию для того, чтобы произошли эти события, чтобы он публично победил Машу. Понимаете, что это было сделано?

 

Артём Войтенков:А вам не звонили?

 

Евгений Фёдоров: Я вам ничего не скажу.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Вот для чего это делалось. И в этом эпизоде Касьянов не победил. Конечно, мелкий, незначительный боец, как поставили в детском фильме советском, когда ребёнок школьник стал на пост, его поставили, он стоял на посту, пока его с поста не сняли. Помните?

 

Артём Войтенков:"Честное слово" называется рассказ такой.

 

Евгений Фёдоров: "Честное слово", да. Потому что он, мальчик, был солдатом своего Отечества. Хотя ясно, что мальчик - ничто. Вот такими солдатами Россия выигрывает войны. То есть против Маши - генерал, фельдмаршал. Потому что в американской терминологии бывший премьер-министр - это огромная фигура. И когда Гудков, другие наезжают, он прав - Касьянов это очень сильная фигура. Нет, он конечно предатель, но по предыдущему статусу он - сильная фигура в американском понимании. С его кругозором общения: а у него прямой ход в конгресс, прямой ход к американскому президенту, - он не смог победить Машу в пятичасовом противостоянии в этой кладовке. Эту логику надо просто понять, как устроены локальные эпизоды этой войны.

 

Так бывает, когда один солдат. Панфиловцы стали и выдержали нападение целой дивизии. Так бывает - малыми силами побеждают. Но, к сожалению, этих побед мало, просто технологически их мало, пока, но я надеюсь, что когда всё-таки народ созреет, то есть, когда падение жизненного уровня приведёт к включению мозгов до такой степени, чтобы они включились на уровне генетики. То есть люди начали думать, как их деды и прадеды в государственном строительстве, в отношении к окружающей действительности, понимать, что враг это враг, друг это друг, твоя нация, твоё государство, твой народ это самая главная твоя сила, - только тогда начнётся перелом и победа.

 

Посмотрите в той же геополитике. Я уже говорил. С какой стати граждане России вообще решили, что не надо защищать свою территорию своей страны? Вообще когда-то такое было? Даже в мире животных, извините меня, животные охраняют свой загончик.

 

Артём Войтенков: Правильно, животные охраняют в пределах своей видимости. И люди в пределах своей видимости тоже охраняют.

 

Евгений Фёдоров: Для наших людей "в пределах видимости" 70 лет назад видимость была - седьмая часть планеты по границам 45-91-ых годов. И 30 миллионов жизней они положили за эти границы, а не просто так. То есть никто же не сказал в 41-ом году: "А что немцы там берут, Минск? Да, что там до Минска. Вот когда моё Урюпино возьмут, вот тогда я может быть". А сейчас говорят.

 

Так это где проблема? В головах у кого? У наших дедов, прадедов или у нас? Я говорю про массу людей. Ну, конечно, проблема. Это проблема главная, то есть она тоже входит в понятие созревания. Для того, чтобы люди начали защищать своё Отечество, они должны вернуться в реальную жизнь. Потому что сумасшедшие, которые…

 

А нация российская сейчас даже официально (нет, я не могу себя), официальная позиция России, нам американцы говорят, враги нам говорят: "Мы вас не можем понять. Вот мы понимаем, когда кошка защищает своих котят, мы понимаем, когда животные защищают ореол своего обитания, мы понимаем, когда дерево вытесняет другое дерево, чтобы доступ к солнцу был. Это тоже конкурентная борьба – дерево. А мы вас, русских, не понимаем. Вы полторы тысячи лет были нормальными, а вдруг вы объявили, что медведь теперь вегетарианец, он теперь не ест мясо, он теперь не защищает свою землю, он теперь не защищает свою семью, он теперь другой стал медведь".

 

Понятно, что любой нормальный человек, враг (а англичане и американцы враги), он рассматривает это либо как военную хитрость, либо как сумасшедшие. А сумасшедший на этой земле выжить не может. Сумасшедших просто увольняют с работы, если на работе у вас кто-то сумасшедший оказывается. Это больной человек, это больная нация, она не подлежит выживанию на планете Земля. Так Россия ведёт себя, как больная нация, я говорю - декларирует, не ведёт. Декларирует, потому что граждане не все так себя ведут. Но, как вертикаль власти, мы это декларируем. Мы понимаем почему, потому что у нас нет власти, у нас коллаборационистская власть - решение принимается в Вашингтоне. Но для мирового сообщества мы ведём себя ненормально.

 

Мне очень понравился, а нашему телевизору по этой же причине очень не понравился, - фильм ВВС. Не смотрели его?

 

Артём Войтенков:Какой?

 

Евгений Фёдоров: Рекомендую. Посмотрите фильм английский ВВС. На нашем телевизоре плохого об этом фильме не сказал только немой. Мало того, МИД издал официальный (я видел, посол где-то в Латвии или в Литве), издал бумагу - "какой гнусный фильм".

 

Артём Войтенков: А что же в нём гнусного?

 

Евгений Фёдоров: В этом фильме действующие политики, а не артисты, это важно: бывший посол Англии в России, председатель палаты, общин, и так далее. То есть, действующие английские политики, которые реальные, принимают решения этого уровня - моделируют ситуацию в фильме. Это называется военно-штабная игра обычно. Моделируют ситуацию - что произойдёт, если Россия воспользуется своим международным правом по отношению к Прибалтике. Напоминаю: Прибалтика - член НАТО. Они как говорят, НАТО: "Мы защищаем" – там есть соответствующий пункт о совместной защите и так далее. Помните, я всё время вам говорил о международном праве?

 

Артём Войтенков:Да.

 

Евгений Фёдоров: Я иногда думаю, может быть, я международное право понимаю неправильно? Англичане абсолютно так же понимают международное право, как я его понимаю, как все его понимают, только Россия его не понимает пока ещё, как государственная система, как судебная система.

 

Итак, российская армия в силу определённого события, не важно каких, появляется в Латвии, то есть переходит границу и появляется в Латвии. Латвия - член НАТО. Естественно, срабатывает, так называемый Устав НАТО, и англичане направляют туда войска - 15 тысяч английских солдат. 15 тысяч английских солдат по дороге уничтожаются российским тактическим ядерным оружием - это сценарий фильма. Я не говорю, что так будет. Я говорю - мироощущение англичан в конкурентной борьбе, то есть, как думает штаб врага.

 

Что делают англичане? Артём, что бы вы сделали на месте англичан? Вас, ваши войска (а это уже считается уничтожение жёсткой войны) уничтожают 15 тысяч в море, которых вы хотите высадить членов НАТО в Латвии.

 

Артём Войтенков: Да, на кой мне эта Латвия?

 

Евгений Фёдоров: О! Даже вы прекрасно знаете, хотя это не ваша специальность "международное право". Естественно его знают англичане, и немцы, и американцы, и все, естественно. Происходит жесточайшая ненависть к России, там прямо и говорят: "Мы готовы убить всех русских", - прямо в фильме.

 

Артём Войтенков:Разорвать на месте.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но мы не будем с ними воевать, потому что они правы по международному праву. Потому что Прибалтика является территорией российского (они так не говорят, но это за кадром), российского Отечества. Мы, англичане, не будем умирать за два миллиона рисковать даже, за два миллиона латышей, которые там живут. Это я говорю из фильма, где говорят политики, действующие политики, это их слова, это не артисты, и абсолютно логично. И это же понятно, что если бы российская армия вторглась в Берлин, в Лондон, то они бы дрались. Но они-то знают, что территория Прибалтики, Украины и всё остальное - есть территория большой России, защищённой международным правом.

 

То есть в этой ситуации рисковать против закона международного права, даже враги наши англичане не будут, а уж про американцев я вообще молчу. Потому что они открыто говорят: "Это ваше право". То, что вы дебилы, и отказываетесь от своих прав - это болезнь. Это не является вашим "хочу соглашаюсь, хочу нет" - это ваша болезнь. А болезнь? С мировой арены такая нация уходит, потому что больные в конкурентной борьбе не участвуют, они тут же исчезают, погибают. И понятно, что если мы отказались защищать своё.

 

Я иногда езжу по Ленинградскому проспекту и справа академия пограничной службы, и там написано: "Чужой земли мы не хотим ни пяди, но и своей вершка не отдадим". Это и есть национальная идея и лозунг государственного строительства русского народа и государства - и мы от него отказались. Ну, естественно, мы сумасшедшие.

 

Я понимаю, что сейчас вопрос экономического кризиса и санкций. Нам как бы не до этой проблемы. Нам ещё решить бы здесь проблему, в Москве, что мы там про Прибалтику или про Украину. Но на самом деле, решение проблемы в Москве приведёт к решению проблемы там.

 

Вы думаете, почему Путин не смог сопротивляться американцам по поводу Алеппо и их запрета брать Алеппо в Сирии? Да потому что у него тылов нет. Как вы можете вести, тем более удаленные боевые действия (удаленные действия, помните, я всегда говорил "Дарданеллы не достанешь без"), если у вас отсутствует тыловое обеспечение: экономическое, политическое, социальное, людское в конце концов. Это невозможно. То есть никакой командующий, это будет авантюра. Поэтому, как только баланс сил там сложился таким образом, что американцы жёстко выступили против России в Сирии, нашли форму выступления, то есть "Алеппо брать нельзя", - это всё-таки конкретная форма.

 

То они говорили: "Вы бомбите неправильно".

Теперь они говорят: "Сюда нельзя. И, если вы сюда полезете, то мы будем категорически против".

Всё тут же остановилось. Всё. Тут же Лавров подписал все бумаги.

 

То есть, как только мы вроде бы начали себя нормально вести адекватно в конкуренции нации, и нас тут же остановили на нашей слабости. А что за слабость? Понимаете, Артём, как всё взаимосвязано. Всё абсолютно является звеньями - одно за другое. Одно звено решает проблемы других, или не решает.

 

Экономика. Ведь проблема в нашей экономике не сегодняшнего дня. Болтают всё время – "диверсификация, развитие промышленности". Слышите такие слова?

 

Артём Войтенков: Там они много слов болтают.

 

Евгений Фёдоров: С утра до вечера. Так вопрос: у вас была вся промышленность 25 лет назад. Каждый третий самолёт мы выпускали, каждый третий станок. Задача "сегодня наладить промышленность" - это неправильно, это уже враньё, это пропаганда. Восстановить промышленность! Как только произносится слово "восстановить", вы начинаете думать, нормальный человек: "А почему мы её потеряли?"

 

Когда наладить промышленность вроде: не жили на этой земле ни грамма, тут вдруг прилетели с Луны, живём в поле, в контейнере. А чтобы нам промышленность не сделать? О, классная идея, какая пришла в голову к правительственным чиновникам".

 

Восстановить! И тогда вопрос: "А что это вы её потеряли?"

- Ага, были политические процессы, из-за которых вы потеряли то, что сейчас хотите восстановить.

 

Давайте посмотрим, а что за процессы?

Последний год падение экономики - 3,9%. Вроде 3,9%, но мир-то не стоял на месте. За этот последний год мир ушёл вперёд почти на 3,5%, то есть падение 7% за год. Почти 10% за один год падение национального дохода. Я говорю официальные цифры: падение зарплат - 9%, они конечно больше. Вот вам 9%. Но если у вас общая кормушка уменьшилась на всех на нас, общая тарелка с едой, которую мы вырабатываем, приносим в семью национальную, это называется ВВП и есть эта цифра, то естественно меньше останется всем.

 

Артём Войтенков:Не, меньше достанется народу. Те, кто повыше, они себе возьмут обязательно.

 

Евгений Фёдоров: Не так, вы не правы. Меньше достанется всем: и кто повыше - меньше достанется (вы не правы), и тем, кто пониже - меньше достанется. Просто распределение будет ещё жёстче, это правда, но меньше достанется всем. Так мы сейчас с амии говорим, что эта тарелка, вот она, нарисую её, - 1% мирового ВВП, вот наша тарелка сегодня. А сколько эта тарелка была 25 лет назад, когда Советский Союз проиграл Соединённым Штатам Америки в войне? Я вам нарисую - 22%. То есть когда наши демагоги говорят об отладке промышленности, они не говорят, что у нас всё было. Может быть плохо распределялось, как вы говорите. Вы думаете, в Советском Союзе всё распределялось лучше по отношению в рядовому человеку?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Но было 22 делить. Общая тарелка была в 22 раза больше, чем сейчас. А может быть это такая уникальная случайная ситуация сложилась как-то? Давайте посмотрим исторические закономерности. 100 лез назад, накануне Первой мировой войны российская тарелка была 9,8%.

 

Артём Войтенков:От мирового?

 

Евгений Фёдоров: От мирового. Естественно, нас же интересуют конкурентные цифры, сколько нам с вами и нашей нации, народу, достанется общемирового пирога. Потому что понятно, что идёт прогресс: 100 лет назад айфонов не было, а сейчас айфоны входят в распределительный механизм, и так далее. А что было, допустим, 200 лет назад в период войн с Наполеоном?

 

Артём Войтенков: Точных цифр мы не знаем.

 

Евгений Фёдоров: Знаем, это же не сложно, есть аналитика, очень просто. Были нации, были народы, всегда видно кто, сколько потреблял - эксперты легко посчитают, эти цифры никто с ними не спорит.

 

Артём Войтенков:Ой, не верьте экспертам, Евгений Алексеевич.

 

Евгений Фёдоров: Какая разница?

 

Артём Войтенков: Особенно историкам.

 

Евгений Фёдоров: Это не историки, это экономисты.

 

Артём Войтенков: Ещё лучше! Не верьте историческим экономистам - это враньё в квадрате.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Там же считается всё: сколько выращивали пшеницы, сколько выращивали пеньки, сколько били зверя, сколько давал флот - это всё не сложно посчитать, то есть специалисты это посчитают. Просто мы с вами не специалисты. Даже я, хоть и экономист, думаю, что я если разберусь, поэтому я беру цифру, которая нейтральная и которая признана всем миром, то есть экспертами разных стран.

 

Так вот Российская империя 200 лет назад имела 5,5% мирового продукта. Это было в период войны с Наполеоном, когда была блокада Англии, это же всё экономика, всё это считали. Если вы посмотрите на этот расчет. А когда у России был 1%? Естественно приблизительно - плюс, минус 50 лет, если в этих цифрах. Я вам скажу, даже не в период Петра Великого, который был всего лишь 300 лет назад. Мы досчитали - в период Ивана Грозного 1% России был. Российская территория была в шесть раз меньше, население было меньше 12 миллион, но население это относительный фактор. 1% был тогда, приблизительно конечно.

 

То есть речь идёт о том, что поражение 91-го года отбросило нас на 400 лет назад в конкурентной борьбе. Потому что этот же доход 22% или 9,5, когда Россия строила железные дороги больше, чем весь мир вместе взятый. Этот же доход, он трудом создавался. То есть до нас 60 поколений наших предков ежедневно ходило, не знаю, на работу, если это в городе, ходило в поле, если это в селе, они были сельскохозяйственные труженики - и создавали не только своё благополучие своей семьи, но и благополучие нации. И это всё было предано и попрано за какие-то 25 лет. Видите, эта динамика положительная за 25 лет нас отбросила на 400 лет назад. То есть это поражение 400-летнего масштаба.

 

А теперь у меня к вам вопрос. Вообще-то говоря, у нас территория нашего российского государства - 1/7 часть планеты, да? 1/7 часть, а национальный доход 1%. Когда национальный доход был 22% и территория сопоставима, тогда понятно было. Как вы с 1% удержите эту инфраструктуру в принципе?

 

Артём Войтенков: Да никак.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. То есть ликвидация России в экономическом плане решением 25-летней оккупации предрешена. То есть даже если американцы нас не добьют сейчас в этом году, как они планируют военным путём, госпереворотом, и так далее, мы отдельно, наверное, об этом поговорим. То в любом случае мы не выдержим удержание этой территории просто в силу отсутствия инфраструктуры, вызванное оккупацией внешним управлением, а не просто так. Вот и всё. То есть вопрос экономической безопасности среднесрочной в долгосрочной перспективе для нас является так же важно, как вопрос военной безопасности и соответственно экономического суверенитета.

 

 Да ведь мы не построили за последний десяток лет ни одного метра железных дорог, ни одного НПЗ. Как вы вообще удержите ситуацию, если у вас ничего не развивалось? А нам в ответ говорят, что у нас всё хорошо - я вот о чём. То есть люди, которые говорят, что у нас всё хорошо системно, они изначально вруны и работают на врага. А сказать, что у нас всё плохо (ну не всё плохо, а конкретно плохо) - есть первый шаг к решению проблемы. Это как Улюкаев говорит: "Да у нас рецессия закончилась". Что этими словами он вам говорит, когда талдычит? Он вам говорит, что я ничего делать не буду, всё же закончилось, всё хорошо, мы идеально живём, у нас всё закончилось, значит я не буду проводить реформу Путина.

 

А что предлагал Путин? Посмотрите. Это же и это измерение - тактическое. В своих посланиях он говорит: "Снижайте процентную ставку до нуля", - ссылаясь на опыт ФРС и ЕЦБ, и распоряжения издаёт. Что означает снижение процентной ставки? Возвращение позиций не только 22%, а 33%, потому что под ногами у нас всё-таки природные ресурсы - 1/3 планеты. То есть решение Путина автоматически. Может быть, кому-то эти цифры кажутся какие-то отдалённые – подумаешь, где-то там, кто-то, 22%, 1%.

 

Конкретно: давайте посмотрим измерение каждого человека. Сколько средний доход в России на сегодня официальный? Я вам говорю официальные цифры, я понимаю, что они лукавые, но давайте, других нет.

 

Артём Войтенков:Я даже не знаю, но, по-моему, неофициальные - тысяч 15, наверное, если по реальным.

 

Евгений Фёдоров: 32 тысячи рублей.

 

Артём Войтенков: Это официальные цифры?

 

Евгений Фёдоров: Это официальные цифры.

 

Артём Войтенков:Это брехня, ну.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Для Москвы реальная цифра.

 

Артём Войтенков: Для Москвы, а Москва не вся Россия. В Москве только 15 миллионов.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Для олигарха - более чем реальная цифра. 32 - это и олигарх и нищий.

 

Артём Войтенков:32 тысячи вы имеете в виду.

 

Евгений Фёдоров: Да, 32 тысячи - это олигарх и нищий.

 

Артём Войтенков: А если мы берём среднюю…

 

Евгений Фёдоров: Калькулятор дайте. Сколько у нас сегодня курс рубля? По-моему, 77 или 78. 32 тысячи делим на 77, получаем - 400 долларов с небольшим средний доход среднего россиянина с учётом олигархов, зарегистрированных в российской юрисдикции (таких нет, потому что все олигархи в Лондоне, они сюда не входят, просто потому что они иностранные плательщики). Итого - 400 долларов. А вы знаете, какой средний доход в Германии? 4000 долларов. А в Японии? 2000 долларов. В нищей Японии, у которой вообще ничего нет и просто это кусок земли, на котором построены за деньги заводы, и которые можно построить завтра же в России в любом месте, то есть это вообще не проблема. Деньги дай и инвестор тебе построил любой завод. Вот добыть природные ресурсы нельзя, потому что они от бога, как говорится, от предков. А завод построить можно в любой момент: денег дал - три года, и любой завод самый большой.

 

То есть это не просто 1%, а этот 1% и есть 400. А для нищих, вы правильно сказали, - 3 тысячи, 5 тысяч рублей есть, 15 для среднего класса, не среднего, а для обычного человека в провинции. Вот это и есть. В провинции, кстати, у нас доход средний где-то 22 тысячи.

 

Артём Войтенков:Ну, около 20.

 

Евгений Фёдоров: Да, понятно, вы здесь правы. Вот вам, пожалуйста. Так вопрос: почему японцы получают в пять раз больше, чем граждане России? Нищие японцы. Почему немцы получают в 10 раз больше, чем граждане России?

 

Артём Войтенков: Про это нам рассказывают очень много сказок.

 

Евгений Фёдоров: Ну-ка расскажите.

 

Артём Войтенков: Что японская культура, помноженная на японское трудолюбие, немецкая педантичность, помноженная на немецкую аккуратность - и много такой дребедени нам уже рассказывают второй десяток лет, даже третий.

 

Евгений Фёдоров: Да, но суть этих рассказов сводится к одному: русские – дебилы, и они не такие люди, как. Тогда вопрос: а литовцы? У литовцев зарплата тоже в 5 раз выше, чем у нас, у поляков.

 

Артём Войтенков: Так они же европейцы.

 

Евгений Фёдоров: Так, секундочку. Литовцы - мы с ними в школу ходили 25 лет назад.

 

Артём Войтенков: Ну и что? Они всё равно европейцы.

 

Евгений Фёдоров: А китайцы стали получать в 2 раза больше доход, чем граждане России.

 

Артём Войтенков: Так они же работают.

 

Евгений Фёдоров: Вообще-то китайцы 25 лет назад имели доход в 50 раз ниже, чем граждане России. Там за миску риса реально работали. О чём речь? О том, что эта цифра не от глупости нации, эта цифра от порядка. Наш порядок - колониально управляемый, то есть мы находимся в колониальной экономике, которая туземцам не положена. Мало того - статус "колониального туземца". Вы - туземец по российским законам. Вы в курсе? Я, граждане России по закону в России - туземцы.

 

Артём Войтенков: Это по какому?

 

Евгений Фёдоров: Допустим, по закону об иностранных инвестициях прямо написано, что если вы гражданин Америки, то в России у вас статус выше, чем у гражданина России в России. Вы знаете это?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Прочитайте.

 

Артём Войтенков: Мне никто не даёт инвестиции американские, я и не читаю эти законы.

 

Евгений Фёдоров: То есть вы туземец де-юре, то есть по закону туземец. А то, что вы де-факто ещё не можете получить нормальные деньги доступ - это как бы дополнительно. Это в законах подробно не описывается, но это описывается в инструкции Центрального Банка, что российский Сбербанк в России держит ставку 25%, а в Чехии 2%, наш Сбербанк, филиал его. То есть это – правило. По этим правилам российский Сбербанк может в России держать ставку 2%? Легко. Правила изменить - сделать чешские правила в России для нашего Сбербанка или всех остальных 700 оставшихся банков и всё. То есть это не проблема людей.

 

Видите, когда вам говорят, что я японцы в отличие от русских или немцы или все 25 народов живущих в Европе, государств я имею в виду, греки и прочие, у греков тоже в 5 раз выше доход при всех кризисах. Это обман, то есть это пропаганда. А суть правила таковы, что для метрополий или их союзников, как Греция, одни правила, а для российских туземцев и колоний - другие правила. Эти правила в экономике отличаются главным параметром под названием процентная ставка, о чём Путин и говорил, но это уже для специалистов. А в области жизни они и заключаются - бери свои 400 долларов и иди, покупай один айфон на тысячу человек, всё.

 

А немец будет при тех же ценах, а цены у нас сопоставимы, будет покупать в 10 раз больше. Просто потому, что он живёт в стране с другими правилами, не колониальными. То есть изменение правила - это вопрос одного дня. И с этого момента не 400. Эта цифра 1% - она полностью увязана вот здесь. То есть 1% национальной кормушки и означает - в 10 раз меньше, чем у Германии. Понимаете связку? Больше у вас в вашем котле. Сейчас поставить здесь котёл, вот столько вы еды положите или вот столько.

 

Если у вас еды положено в 10 раз больше, это не значит, нам всем достанется в 10 раз больше. Это значит, что всем достанется: кому-то в 20 раз больше, кому-то в 5 раз, но больше достанется всем. Потому что будет другой стандарт социального характера. Понятно что, что-то уйдёт на стройки, что-то уйдёт на культуру, что-то уйдёт на инфраструктуру, то есть не всё уйдёт на зарплаты, но на зарплаты уйдёт раз в 5-10 больше, чем сейчас и это нормально. То есть жить за 400 долларов в месяц это не нормально, а жить за 4 тысячи это нормально.

 

В результате у тех же немцев на каждого немца площадь личного жилья в 2 раза больше, чем в России, и качество её больше конечно. То есть это нормально иметь квартиру не 20 метров, не 50 метров, а 100 - нормально.

 

Артём Войтенков: Нормально её иметь для начала.

 

Евгений Фёдоров: Пожалуйста, как только вы возвращаете суверенитет, автоматически меняете пропорции национального дохода. Да даже упрощённо. Что такое нулевые ставки для российской ипотеки? Как только у вас будет доступ к ипотеке в 1%, понятно, что вы сразу улучшите свои жизненные условия. И вы вдруг вспомните, что немец живёт в 2 раза лучше на площадях и захотите жить так же. И это нормально - захотеть жить на площадях в 2 раза больше, чем сейчас в среднем. Это нормально. Это мы туземцы, нищие так живём, потому что мы свою страну проиграли. Это есть следствие внешнего управления и поражения.

, это репарации. То есть эти 400 долларов это же не значит, что мы их зарабатываем. Мы зарабатываем по-прежнему свои 10 тысяч, просто эти наши 400 уходят туда.

 

Швейцария. Что производит Швейцария? Только ножики, часы, но их мало для богатых, ножики и шоколадки. Всё.

 

Артём Войтенков: Лекарства ещё.

 

Евгений Фёдоров: Ну не больше, чем другие. Ну так: ножики и шоколадки.

 

Артём Войтенков: Наука, банки.

 

Евгений Фёдоров: Науки там нет.

 

Артём Войтенков: Как это? А ЦЕРН под землёй?

 

Евгений Фёдоров: Наш, наши учёные.

 

Артём Войтенков: Ну, наши в том числе, да.

 

Евгений Фёдоров: Швейцарское правительство всерьёз рассматривает вопрос куда деть и как распределить лишние деньги. Даже обсуждают вопрос по 250 швейцарских франков выдать каждому гражданину в месяц просто так, потому что он гражданин. Откуда деньги? Наши деньги.

 

Артём Войтенков: Так у них же банки. Они же деньги из воздуха рисуют.

 

Евгений Фёдоров: Не из воздуха. В их банках наши деньги: коррупционные, чиновников, колониальные. И поэтому у них такой огромный переизбыток дохода от нас. То есть когда вы в одном месте отнимаете, а в другом свозите, как в коллективизацию: государственные амбары до верху полны хлебом, а рядом люди голодают - это же решение государства. У нищего отнять вообще, чтобы он умер от голода, а амбар набить зерном и продать за границу - это решение. Мы живём вот в этой конструкции решения.

 

Я сейчас говорю в пользу бедных беспрерывно, люди не слышат. Сегодня другая ситуация. Сегодня неосознание идей НОДа означает личную смерть. Вот в чём отличие. И мы ожидаем, что осознание это придёт через какое-то время, мы верим в российский народ, мы считаем, что он сообразит хотя бы, когда прольётся первая кровь, а она прольётся уже в этом году.

 

Артём Войтенков: На глазах когда прольётся. Когда она далеко прольётся, это не возымеет никакого действия.

 

Евгений Фёдоров: Ну вы очень сильный пессимист. Я-то оптимист.

 

Артём Войтенков: Нет, я реалист, я просто понимаю, как народ думает.

 

Евгений Фёдоров: Вот так это всё устроено.

 

Артём Войтенков: Вы так очень хорошо всё рассказали.

 

Евгений Фёдоров: Я просто взаимосвязь показал.

 

Артём Войтенков: Да. Это как раз и правильно, показать основные цепочки, основные связи. Тогда что? Американцы будут раскачивать лодку выборов, чтобы совершить переворот.

 

Евгений Фёдоров: Будут. Это их любимая тема.

 

Артём Войтенков: Да. То есть, "нечестные выборы", палатки на улицах, какие-то сборища, которые не будут уходить и дальше киевский сценарий.

 

Евгений Фёдоров: "Преступная власть", немедленно надо её куда-то деть - да. Срочно, срочно. Да, будут.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Но в этом случае опять получается толпа на улицах, просто театр для народа.

 

Евгений Фёдоров: Толпа на улице - это 10% дела, это просто театральный фон. То есть некое событие на улице, которое смотрят по телевизору. Телевизор, естественно сразу предаст российскую власть.

 

Артём Войтенков: А он никогда, по-моему, за российскую власть не работал.

 

Евгений Фёдоров: Я согласен с вами. Просто, чтобы видеть технологию работы пятой колонны. Потому что центральные каналы всё-таки Путина сильно боятся, поэтому в лоб Россию не уничтожают. Но они косвенно. Например, с какого панталыка - к этим картинкам вопрос. Смотрите, во всех этих картинках - ключ к решению проблем, обозначенный Путиным, как нулевая процентная ставка. При всех раскладах, запомните этот момент. Квадратиком его обвожу, красным цветом. То есть там много чего в экономике, тысячи пунктов, но это - ключ.

 

Так вот, я сегодня смотрю утром телевизор с удивлением. Ведущие информационные каналы вдруг дают трёхминутную передачу - какие идиоты японцы, что у них отрицательная процентная ставка. Японцы, у которых уровень жизни в пять раз выше, чем у граждан России, нам объясняет, что они идиоты, наше телевидение, потому что у них отрицательная процентная ставка. Не как у нас 25% на выходе и 11% Центральный Банк держит, а у них минус. Меньше 1% Центральный Банк Японии держит. И они объясняют, как для японцев это ужасно, фондовые рынки у них летят, всё у них плохо. Три минуты. То есть, вешают лапшу пропагандистского характера.

 

Во-первых, какое нам дело до бедной Японии, у которой отвратительный Центральный Банк.

А во-вторых, вообще-то у японцев в пять раз выше доход на гражданина. То есть каждый японец лично может купить в пять раз больше товаров, чем каждый гражданин России. И нам телевизор откровенно рассказывает, что японцы дебилы, что у них вот такая экономическая политика. А что они будут умные, когда у них будет политика, что японцы будут нищие, как граждане России, в пять раз нищие. Это как вообще понимать?

 

Если бы люди не разбирались, журналисты, бывает - не разбираются, не понимают экономической связи вещей. Но когда вставляется трёхминутный ролик, критикующий саму идею низких ставок на примере, причём липовом Японии, а идея нулевых ставок это идея Путина, то вы понимаете, против кого идёт борьба - против технологии выхода из сегодняшней катастрофы. Загодя пытаются. Я понимаю, это элемент попыток. Это называется в политике "прививка".

 

То есть, когда НОД придёт к власти, НОД, я имею в виду люди национально-ориентированные, сторонники Путина придут к власти, они, что сделают первым делом? Первым делом они пошлют ОМОН в ЦБ или заставят без ОМОНа снизить, обнулить ставку. Понимаете, это решение одного дня. После чего резко решаются все экономические проблемы. То есть снимается недовольство миллионов людей. У них начнут расти зарплаты, резко всё обостряется, резко создаются рабочие места, сразу всё завертелось, и тут точно нет времени драться с Путиным или майданить.

 

Артём Войтенков: Нет, резко-то это всё не пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Резко - это значит в месячные сроки. Реально резко. У нас сегодня желающих получить кредит по рублёвым нулевым ставкам, плюс четыре процента, где-то на двести миллиардов долларов это те, кто отдали иностранные кредиты и не смогли перекредитоваться. Где-то двести пятьдесят миллиардов.

 

Артём Войтенков: То есть разговор идёт про предприятия.

 

Евгений Фёдоров: А предприятия деньги кому дадут? Не только. Мелкий бизнес и все. Все у кого есть проекты, причём проверенные иностранцами. Для начала. Я не считаю, что у них лучше проекты, но это проекты гарантированные иностранными проверками. То есть, если для англичанина туда деньги дать можно, то почему русскому туда деньги дать нельзя, банку. Так вот таких двести пятьдесят - это отданные, под которые есть залоги и полностью готовые проекты роста или функционирование предыдущие, созданные.

 

450 миллиардов опять же умножаем на нашу волшебную цифру 77, получаем - 20 триллионов рублей готова взять экономика сразу с первого дня обнуления ставки. Вот завтра ЦБ примет решение, как сказал Путин, ноль, мгновенно банки пересчитали под ноль, потому что для них это вопрос компьютерной программы. Всё же готово. Просто цифра доллара меняется на цифру рубля в проекте. Всё, проект готов. Двадцать триллионов готова Россия освоить сразу, с ходу, в первые дни. Но потом ещё и дальше.

 

Что такое 20 триллионов в экономику? Сразу решена проблема безработицы и сразу пошли вверх зарплаты. Они не удвоились, они начали просто тенденцию к росту. То есть сразу забегали эти менеджеры, директора начали искать сварщиков, строителей, токарей, менеджеров, экономистов. А как ты их найдёшь? Только повышая зарплату. То есть прибегают к человеку: "Ты нам нужен. Без тебя мы не может освоить огромные кредитные деньги под проекты. Значит, мы тебе тащим зарплату, соответственно". Повышают доходы и прочее, социальный пакет. Это технология.

 

А главное - изменится сразу вектор экономики. Это все увидят. Это не сразу до всех дойдёт, как говорится. Через бюджет это освоится где-то через полгода, потому что люди же с этих двадцати триллионов заплатят налоги в бюджет. Хотя бы возьмём тринадцать процентов. Уже 2,5 триллиона сразу пошло в бюджет. Я только один налог назвал, без НДС, без других. Уже. То есть людям заплатили зарплаты, они естественно заплатили налоги, значит, у нас сразу пошли путинские указы о повышении доходов населения, которые он не отменяет, майские. Вот они откуда финансироваться должны. О чём Путин и говорил в своём послании. Понимаете технологии?

 

Естественно, это катастрофа для американской пятой колонны в органах власти. Поэтому главная битва в экономике будет за процентную ставку. И для этого заранее, это называется "прививка", как бы заранее создать отрицательное общественное мнение. Российские ведущие СМИ начинают критиковать японцев с их пятикратным доходом по отношению к России, и с нищей страной, что ещё более удивительно. Как работает нулевая ставка в нищей Японии. Естественно, держа людей за полных дебилов, пугая каким-то падением фондового рынка, до которого всем вообще по барабану, тем более японцам.

 

Артём Войтенков: Этими рынками, падениями чего-то пугают постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Это анекдот. То есть гражданам России я перевожу, что говорит российское информационное пространство: "Вам не надо повышать доходы, потому что в Японии на 5% упал денежный рынок, когда они сделали вот это. Ну, вообще анекдот. И при этом они же не говорят, что доходы у японцев выросли на 30%.

 

Артём Войтенков: Народ вообще мало, кто слушает. Народ, на него вешают всё.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю об элитах. Борьба идёт за элиты. Вот в Чечне народ Путина поддерживает, в Крыму поддерживает. В центре люди в России не готовы поддерживать национального лидера, психологически.

 

Артём Войтенков: Москва – самый гнилой город в России.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно. Это не вопрос даже гнилости. Это вопрос дурости, глупости. Потому что два часа постоять на Тверской, когда сказал Путин, в день НОДа, - небольшая плата за то, что у тебя удвоится доход.

 

Артём Войтенков: Вы с одной стороны говорите, что при совершении оранжевых революций на улице, майдан, палатки и толпы, - это всё декорации. Да? С другой стороны - вы сами выводите народ на улицы. Я постоянно получаю такие письма, где задают такие вопросы. Почему Евгений Алексеевич с одной стороны при оранжевом перевороте говорит, что это декорации, а нас он пытается вывести на улицу.

 

Евгений Фёдоров: Я сказал "декорации", но я сказал 10-20% успеха. Это касается и сил добра. То есть не только сил зла – майдан и американцы, но и сил добра. Если у главы государства, как в Чечне, есть поддержка, армия. А это политическая армия – люди на улице. Не просто люди на улице, а люди на улице, когда он приглашает. Когда командующий говорит: "Армия, стройся!" То есть, выходит командующий, ему надо наступать. Он на плац, труба зовёт строиться, и никто не вышел. Вместо армии вышло два полка. Ясно - наступление отменяется. А где люди? Кто в самоволке, кто пиво пьёт, кто вообще плевал на Россию. Это как? То есть, я же не говорю идти на улицу вообще. Я говорю идти на улицу, когда зовёт командующий или его люди. А это чёткие форматы. И Владимир Владимирович организует такие форматы в среднем раз в квартал. Потому что раньше тоже глупо частить, потому что не выходят люди. Условно говоря, Зорька играется раз в квартал, а не вообще всегда. Для актива, продвинутых людей НОДовцев это пикеты. Пикеты - это подготовительный элемент этого события. Это не происходит. Хотя ещё раз говорю - два часа потратить и за это получить многократное увеличение своего семейного дохода, понятно же, что это ничего. Нет, не хотят.

 

Артём Войтенков: Москва – город богатый. Здесь люди живут хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Так почему мы и говорим.

 

Артём Войтенков: А вот в Чечне не очень, поэтому там вышли.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому мы и говорим людям: это ваше решение плохо жить, это вы приняли решение плохой жизни за четыреста долларов в месяц, и всё время ухудшающиеся условия проживания - это ваше решение. И мы, ни НОД, ни Путин не будет за вас заставлять вас жить хорошо, пока вы не решите жить хорошо, и не попросите государственную часть, я имею в виду национально ориентированные силы во главе с Путиным начать решить эту проблему, пообещав ему свою поддержку, естественно. Заявление напишите - "Хочу жить хорошо". Если вы заявление не пишете, значит, вас всё устраивает. Вы мазохист, может быть. Это ваши проблемы. Вот про это вопрос и есть. Это первый момент.

 

Но потом, раз мы заговорили об экономике. Борьба же идёт на всех уровнях. Посмотрите историю, допустим, отношений экономического блока правительства и главы государства. Глава государства говорит впервые, кстати, за пятнадцать лет: "Приватизация должна быть только национально ориентированная". То есть национальному бизнесу. Правительство собрал для этой цели. На следующий день член правительства Улюкаев выходит и говорит: "На приватизацию приглашаем австрийцев". Только что, вчера сидел, выслушивал команды главы государства. Это как вообще?

 

Это открытая фронда, то есть открытая демонстрация отказа исполнять. Мы понимаем, что глава государства по Конституции не является властью, но мы понимаем, что у нас двоевластие. То есть часть власти у него всё-таки есть, а большая часть власти у американцев и американских советников в российских органах власти, в том числе, и у Улюкаева - они начальники, они и есть настоящие министры экономики, а не он. Но так открыто и нагло. Через неделю Костин в Мюнхене - вообще целый спич, сидевший в этом правительстве, ролики есть : "Я не знаю, откуда пошла информация, что не нужно иностранному бизнесу приватизации. Я вас приглашаю, немцы". Сам сидел. Дурака включают, просто откровенного идиота включают.

 

Артём Войтенков: А Костин это кто?

 

Евгений Фёдоров: Это глава ВТБ, крупнейший банк. То есть включают откровенных дураков. Почему? Да потому, что там их начальство. Они перед начальством выслуживаются. Вот в этой системе двоевластия, их начальство - американское, и их союзники в Германии, в Австрии и так далее. И они перед ними выслуживают. Я знаю, что у нас многие в России не любят слово "приватизация".

 

Артём Войтенков: Да, ещё бы.

 

Евгений Фёдоров: Но я сейчас говорю о другом. То есть на самом деле для Путина это жесточайший коренной поворот в его проталкивании национально ориентированной политики. Для того, чтобы у вас сработал механизм резкого экономического роста, лучше всего дать деньги народу. Но народу это не надо, мы это обсудили, кроме чеченского. Значит, надо хотя бы опереться на них.

 

Артём Войтенков: Вот им и дают. А потом вся страна этим возмущается: "Чего им дают?"

 

Евгений Фёдоров: Да. Надо хотя бы дать тогда части, скажем, среднего класса. Так вот для них и обращён призыв Путина участвовать в приватизации. Потому что если он на самом деле отдаст российские предприятия российскому бизнесу, а не иностранному, это всё будет под контролем. Плохо управляете, я взял обратно через закон. А если английскому бизнесу, а у нас все олигархи английские и оффшорные, то ты обратно не возьмёшь, это не твоё, это иностранная юрисдикция, колонизаторы.

 

Поэтому, фактически он пытается в грядущем государственном перевороте найти хоть какую-то поддержку от тех людей, которые влияют на процессы. И для этого он и предлагает план национальной приватизации, как стратегический, то есть национальный бизнес. Он прямо говорил "Нам не нужны оффшорные управления". Как стратегически национальный бизнес, так и тактический. Это альтернатива американским санкциям для какого-то бизнеса в России, который хоть чуть-чуть любит свою Родину и воспользуется этим. Знаете, это напоминает исторически немножко параллели, когда цари тем, кто служит России, давали земельные наделы и так далее. Понятно, что это очень грубое сравнение, но оно где-то имеет такие исторические корни.

 

И проблема народа в том, что он не хочет быть игроком экономическим. Не только политическим, но и экономическим, потому что если народу на улице миллион, то Путин начинает побеждать, когда он собирает. А если на улице десять миллионов, то механизм распределения работает таким образом, что в этой резко увеличившейся национальной кормушке, основной доход уходит на народ. То есть, условно говоря, зарплата будет расти не в пять раз, а в десять.

 

Артём Войтенков: В Чечне же вышел миллион. Не миллион, может, но тысяч восемьсот вышло.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А вы же говорили, будет миллион на улице, пожалуйста.

 

Евгений Фёдоров: В Москве.

 

Артём Войтенков: То есть в Грозном не считается?

 

Евгений Фёдоров: Влияет. И вы обратите внимание, как после этого укрепился Путин, проявил свои позиции по приватизации национальной. Но это как бы элемент. И кстати по поводу Чечни. У вас не вызывает исторических аналогий сравнение звучаний двух фамилий: Малюта Скуратов, Рамзан Кадыров. Нет?

 

Артём Войтенков: Понятно на что вы намекаете.

 

Евгений Фёдоров: Это исторический процесс. Тоже важный фактор. То есть идёт борьба и в этой борьбе идёт некая расстановка сил.

 

Артём Войтенков: Тогда Кадырова надо сделать фигурой федерального значения, не местного. То ему надо дать какой-то пост.

 

Евгений Фёдоров: А Малюта Скуратов какой пост имел? Он командовал семью тысячами солдат, вот и весь его пост.

 

Артём Войтенков: Нет, он может командовать хоть двумя солдатами. Главное, чтобы они имели полномочия входить, куда угодно.

 

Евгений Фёдоров: У Малюты Скуратова не было правительства. Это был просто орган, откровенно говоря, чистки элит тогдашней Руси. То есть это был орган, по сути это было ВЧК своё. Будем называть вещи своими именами. И всё, он не был председателем правительства или каким-то большим супер чиновником. Он был царёв слуга. Он так и говорил: "Я слуга. Я не князь. Я с собачьей головой скачу и врагов вычищаю". Это если говорить об исторической аналогии. Кадыров, он входит в Госсовет, у него достаточно формальный статус. Он политик. Все понимают, что у него есть этот отряд в семь тысяч солдат.

 

Артём Войтенков: У него и больше есть, по всей стране.

 

Евгений Фёдоров: Вот в этом ситуация, поэтому его боятся. Это не Путин ему эту должность Малюты Скуратова. Это выстраивает историческая система. Она же объективна. Даже фамилии созвучны, вплоть до этого. Правда, Малюта Скуратов был крещённый татарин, но тем не менее. Даже вплоть до этого. То есть идёт выстраивание где-то в системах звучания. Кстати, и ВЧК опирался, помните, на латышских стрелков, на китайские отряды. Тоже не случайный процесс. То есть Кадыров не просто занял позицию Малюты Скуратова пока виртуально, он получил поддержку народа в этой позиции. Понятно, своего. А на Путина на порядок больше наезжают американцы, а где поддержка народа? Но это не поддержка Путина, это поддержка самого народа и государства через командующего Путина.

 

Артём Войтенков: Как Кадыров будет чистить элиты? Если раньше во времена Ивана Грозного это было просто - приезжаем с отрядом и просто терем сжигаем, всех убиваем, всё, дело закончено.

 

Евгений Фёдоров: Увольнение.

 

Артём Войтенков: А Кадыров здесь при чём? Увольняет же Путин.

 

Евгений Фёдоров: Да. Когда, условно говоря, за стенкой стоит Кадыров со своим отрядом, нет желания сопротивляться. Ещё чиновник и не уйдёт. Вон идите, попробуйте уволить Улюкаева или Силуанова, или Симановского из ЦБ. Они ещё просто не уйдут. Просто тупо не уйдут.

 

Артём Войтенков: Как не уйдут? Если приказ пришёл сверху освободить от должности.

 

Евгений Фёдоров: На каком основании?

 

Артём Войтенков: На основании - не справился с полномочиями. Найдут основания.

 

Евгений Фёдоров: Нет, это не так просто. Американцы же за них будут стоять горой. У них же куча рычагов. Почему мы пример с Касьяновым и рассматриваем, как очень позитивный в Нижнем Новгороде. Что Касьянов, несмотря на своё пяти-шести часовое сидение на телефонах, не смог организовать отзыв или давление на НОД, которое в принципе просто держало позицию не агрессивно, не нарушая закон. Просто держало позицию, находилось абсолютно в рамках правового поля. Но он-то считал, что по его звонку должны были. Звонок в посольство, посол дал команду местным властям в Нижнем Новгороде, и НОД просто убрали и всё. Там, кстати ОМОН пригнали, три машины, которые стояли в это время и никто не знал, кого будет ОМОН убирать. Понятно, что не Касьянова.

 

Была битва. И в этой битве те сторонники в силовых структурах американцев в этом эпизоде не победили. Понятно, что они могли отступить, потому что это не главный эпизод, но тем не менее. Причём понятно, что это было бы публично.

 

Когда мы пикетировали Григорьева в Москве. Григорьев – это зам чиновника, который отвечает за гранты для средств массовой информации. Точнее, миллиарды. Приехал же ОМОН и за двадцать минут убрал НОД с улицы. То есть эти технологии у них есть. Тогда она сработала. Сейчас нет. То есть в принципе НОД укрепляется внутри этой системы власти, где идёт расстановка сил: НОДовец или враг.

 

Если подытожить. Смотрите: уличная компонента будет и у майдана, и у сопротивления, то есть у НОДа.

 

Артём Войтенков: То есть технологии у всех одинаковые?

 

Евгений Фёдоров: Танки одинаковые. Они только названия имеют "Тигр" против "КВ", или "Пантера" против "Т34". А сама функция, технологии - похожи. Армия - либо ваша, либо врага.

- Наша армия - это дисциплина, закон. Прежде всего – это Красная армия, то есть, за сражение, за страну.

- А Навальный, боевики Навального, пятая колонна, Касьянов - это вражеские войска, ведущие политическое сражение против Российской Федерации. Просто разная сторона фронта. А технологии во многом похожи.

 

Но самое важное не это. Я ещё раз говорю, десять, пятнадцать, двадцать процентов, что есть сам майдан, в системе. То есть, когда Теффт делит деньги, он на майдан тратит десять-пятнадцать процентов, не больше. А основной удар идёт – власть, пятая колонна во власти, бизнес, СМИ.

 

То есть мы понимаем, что ликвидацию российского государства американцы в этом году планируют в виде внутреннего государственного переворота. Идеальный вариант для них - вы утром включили телевизор, а там уже называют другие фамилии во власти. Вот это идеальный для них вариант. Что ночью собралась, условно говоря, какая-то Госдума и утром выдала какие-то решения, о которых вы даже не знаете. Но этот вариант, скорее всего для них будет сопровождаться уличными событиями, которые как бы создадут фон для этого механизма. Мы этому препятствуем.

 

Вы упомянули, что НОД на улицах. На улицах - часть НОДа. Главная работа НОДа тоже распределена в системе власти. Главная борьба идёт во власти. Я на примере Касьянова вам показал. Столкновение произошли "кто сильнее" не на улице и не в гостинице, где был Касьянов с тремя охранниками, и одна Маша, и ещё десять человек. НОД в Нижнем Новгороде тысячи людей, но непосредственно в холле гостиницы там был десяток. И это были простые люди, которые просто хотели задать вопросы и всё, не больше того.

 

Главная битва была за кадром.

- Она была в Кремле.

- В правительственных коридорах.

- В американском посольстве, которое устроило аврал даже вплоть до того, что наши активисты говорили, что они ночью (а это было ночью в принципе), в выходной день в американское посольство вдруг поехали машины, начальство. Вплоть до этого.

То есть, вот, где была битва. И эта битва, я не знаю, по какой причине, не владею информацией, она в этом эпизоде была выиграна.

 

А в прошлый раз, когда мы пикетировали пятую колонну и Григорьева, агентство печати, она была проиграна. Вот небольшой эпизод. То есть это постоянно действующая борьба. Главное - вот там будет происходить. То есть именно предательство вокруг главы государства будет решающий фактор госпереворота. Подобно, как у Януковича.

 

Обращаю внимание, что, когда Янукович был во главе государства (его ещё не свергли), уже к нему зашёл его генерал, командующий пограничных войск, и сказал, что я вас буду сбивать, то есть убью, если вы полетите не туда, куда прикажут американцы. О чём Янукович и сказал в первом интервью, помните? И ставки американцев известны: генерал, который будет пассивен в критической ситуации, получит три миллиона долларов. И всем генералам это уже предложено. То есть с ними уже начинаются коммуникации. Но это только часть. Политики - там у них свои ставки. И в большей степени они связаны не с тем, что он что-то получит, всё-таки не у всех генералов есть семьи за рубежом, поэтому он их получит. А политики высокопоставленные - у них за рубежом жизнь: деньги, коттеджи и всё остальное - у них не отнимут. Понимаете? Другой формат разговора. И они будут ведущей силой государственного переворота и свержения главы государства.

 

Поэтому вот на это мы и настраиваем НОДовцев, в том числе в органах власти, в системе, и мы даём технологию решения проблемы. Не может быть технология решения защитная, потому что любая защита пробивается на каком-то этапе. На двадцать пятый раз вы пробиваете любую защиту. Технология может быть только наступления. Наступление предлагает (из всех политических сил в стране и патриотических, в том числе) только НОД. В чём его суть наступления? Менять систему. Но и Путин, то есть мы полевым образом предлагаем, а Путин предлагает систему - в своих посланиях Федеральному собранию, где он говорит, как менять систему:

- в экономике – обнуление ставок,

- во власти – устранение пятой колонны национал предателей.

Вот технология, причём историческая.

 

Отсюда и Малюта Скуратов, их роли в истории, как элемент решения проблемы, возникающей объективно. И технология объективного решения этой проблемы. То есть мы просто перешли к следующему этапу самозащиты нации наступательного под названием "чистки". Но нам без этого этапа не обойтись. Мы бы хотели, чтобы эти чистки были до госпереворота, до попытки госпереворота. Потому что, если госпереворот удался, то, конечно, никаких чисток не будет. Это понятно.

 

Артём Войтенков: Для этого нужен Кадыров.

 

Евгений Фёдоров: Для этого у Кадырова есть некая роль. Эта роль, как и у Малюты Скуратова - это военный, боевой отряд потенциальный, который позволяет Путину принимать политические решения, обеспечивая их реализацию страхом, хотя бы страхом. Отсюда он и рисует свои ролики всякие, винтовки. Он эту роль реализует. Это историческая роль. Она как бы объективна. И если не он, то кто-то другой. А кто другой? Он удачно вписался в эту конструкцию. То есть у Путина выстраивается своя система защиты и дальнейшего наступления. А НОД прорабатывает детали наступления: с референдумом по Конституции, с чрезвычайными полномочиями - это всё детали наступления. Это наступательная политика. То есть не было полномочия: они стали - это наступление. Это же не молчание, как сейчас все у нас мычат и молчат. Это конкретное действие, которого раньше не было, а тут произошло.

 

Референдум: не было - произошло.

Политика количественных смягчений: не было нулевой ставки утром - к вечеру произошло, пошёл процесс. Это наступательная политика.

 

НОД сегодня – это система наступления, но наступление может начаться только после того, как граждане в России воспримут его необходимость, то есть будут участниками. А всё остальное, все остальные позиции - они вокруг этого выстраиваются.

 

- Мы сейчас видим открытую группу чиновников, которые публично не считают нужным слушать Путина.

- Мы видим, полностью изменилось внутренне окружение (я получаю дополнительную информацию). Многие люди, которых Путин сейчас отодвигает от себя - они участники заговора.

Он знает про заговор, просто у него нет власти этот заговор вырвать с корнем. Он же не царь, у него нет полномочий. Но про заговор он знает. И заговор достаточно открыт и очевиден. То есть он достаточно формируется в открытом пространстве.

 

Артём Войтенков: Недавно было, он уволил большое количество высокопоставленных начальников.

 

Евгений Фёдоров: В том числе такие внутренние чистки идут заговорщиков, потому что он получает информацию. Но в целом поменять систему он не может. Её поменять может только источник власти: либо потенциальный, либо действующий. У нас - потенциальный источник власти. Потому что источник власти в России - Америка. Но потенциальный источник власти – народ. И референдум народа заявляет о том, что народ хочет вернуть себе власть в стране. Вот это ещё один аспект референдума дополнительный взамен американских чиновников, которые прописаны в российской Конституции и этих советников, которые сидят в наших министерствах, командуют нашей жизнью. Вот такова технология. Но эта технология сегодня, в десятый раз говорю, упирается в отсутствие восприятия реальности народом в своей массе.

 

Артём Войтенков: Так это же хорошо, с точки зрения управленцев, - никогда не надо давать народу правду.

 

Евгений Фёдоров: Управленцев, которые управляют. А управляют американские управленцы.

 

Артём Войтенков: Да, никогда они правду не дадут.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос не в правде, которую они дадут. Вопрос в том, что люди сами должны прийти к этой правде. Они сами должны вопреки средствам массовой информации дойти до неё, потому что это их личная жизнь, и лично их семьи жизнь, и просто выживание физическое, и экономическое, и какое угодно, и их, и их страны.

 

Артём Войтенков: Когда бомбить будут - тока дойдут. Пока не будут - не дойдут.

 

Евгений Фёдоров: Значит, будут бомбить, Артём. Просто, если вам нужно, чтобы вас бомбили, чтобы вы стали умнее, значит, вам придётся пройти через это испытание, как прошли ваши деды и прадеды.

 

Артём Войтенков: Мне не нужно, чтобы меня бомбили.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю не про вас, я говорю про людей, которые нас смотрят.

 

Артём Войтенков: Те, кто смотрят, те что-то понял. А остальные же не смотрят.

 

Евгений Фёдоров: Уже хорошо, идёт этот процесс. И этот процесс закончится только победой НОДа. Вот на НОД некоторые наезжают. Я вам говорю просто, как эксперт: другой технологии, кроме как через НОД, у вас просто нет. Вы можете решать проблемы НОДа, не называясь НОДовцем, хотя это глупо. Но вам всё равно придётся и эту технологию. Это единственная технология, которая откроет вам дверь выживания. Другие технологии - их просто нет, это блеф, их нет реально, и формально их нет. Правительство же говорит, что нет других технологий - терпите и умирайте, всё, вся технология.

 

Артём Войтенков: Оно так не говорит впрямую.

 

Евгений Фёдоров: По сути, так. Оно же говорит: "Нет кризиса". Раз нет кризиса, значит, мы не будем ничего делать. Так ведь? Раз нет проблемы, зачем её решать?

 

Артём Войтенков: Вы несколько усугубили, но правительство занимается тем, что вешает лапшу, по крайней мере, в информационном пространстве.

 

Евгений Фёдоров: Министры. Потому что Медведев лично к путинским реформам присоединился. То есть он за изменения системы лично. Но система такова власти, что министры плевали и на главу государства, и на председателя правительства. Потому что у них начальство - в Вашингтоне. И то начальство для них (в их понимании в мозгах) зубастее этого. Начальство вашингтонское зубастее, не только сильнее де-юре, но и сильнее де-факто во влиянии на процессы в стране.

 

И то, что Владимир Владимирович во многих своих тезисах не продавливает так жёстко, как он продавливал пару лет назад, например, о чистке во власти, когда он говорил о национал предателях во власти, помните? О том, что они будут снижать жизненный уровень. Как раз говорит о том, что расстановка сил не в его пользу. То есть, тут как бы, не до наступления, тут отбить бы атаку. Всё-таки чистки - это уже наступательная технология, не оборонительная.

 

Артём Войтенков: Но, тем не менее, чистки у нас есть, увольняют кого-то.

 

Евгений Фёдоров: Нет чистки пятой колонны, то есть людей, ставящих задачу уронить жизненный уровень народа. А у нас чистки по коррупции. Коррупция – союзник пятой колонны, но всё-таки союзник. То есть это не политические чистки, а как бы коррупционные, а надо, чтоб были политические. Когда у нас на улицы вышли пятнадцать миллионов в День Победы с портретами дедов, они вышли за страну, но они не дожали вопрос. То есть они не вышли за реформу страны в сторону восстановления суверенитета. Это второй этап. То есть полшага сделали, а вторую половину шага не сделали. В результате процесс не пошёл. А мог бы пойти.

 

Артём Войтенков: Потому что народ уверен, что мы самостоятельная страна. Большинство населения.

 

Евгений Фёдоров: Это глупое мнение, которое приводит к катастрофе. То есть, это надо пережить, переломить, переосознать через испытание. Вот этот процесс мы сейчас и наблюдаем. Дай бог, чтобы он закончился до ликвидации страны.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv
Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (869 мб)
Видео MP4 640x360 (336 мб)
Видео MP4 320х180 (188 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (40 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (61 мб)

Текст:
EPUB (164.84 КБ)
FB2 (313.71 КБ)
RTF (512.83 КБ)