Евгений Фёдоров 4 сентября 2015

Евгением Фёдоровым 4 сентября 2015.
Разговор о власти Путина, войне против России, обработке населения пропагандой, повышении цен и отмене льгот, технологии мягкой силы, подготовке государственного переворота, экономических форумах, пятой колонне и предателях, геополитической глупости, признании незаконности развала СССР, и почему Путин взял Крым.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 4 сентября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-09-04

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров –Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, обычно я вам сначала вопросы задаю. Может быть, мы немножко по-другому поступим, вы сначала расскажите о том, чём бы вы хотели рассказать, а я уже вопросы потом.

 

Евгений Фёдоров: Я могу только сказать об оценке текущей ситуации за то время, пока мы с вами не общались. Это прошла где-то неделя, полторы правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: За это время мы получили только отрицательные вести. То есть продолжаются социальные бомбардировки, продолжается ухудшение социального положения в России. Вот последнее решение позавчера, по-моему, подписанное и оно будет принято о том, что пересмотр бюджета исключается из бюджета трёхлетней планировки. И соответственно трёхлетние обязательства в объёме двадцати пяти триллионов рублей они снимаются, как обязательства и по ним уже никаких обязательств не ведёт. И такие решения принимаются каждую неделю. Это означает, что теперь вы не можете долгосрочно планировать, иметь гарантии, допустим, по вложениям больше чем на год.

 

Например, военная промышленность. Например, вложения в ВПК. Понятно, что серьёзные разработки делаются не за год, за несколько лет. На сегодняшний день они заложены в бюджете, как многолетние. И соответственно, вы, когда с ними работаете, вы знаете, что деньги есть в этом году, в следующем и через год. Здесь, в следующем и через год у вас нет, а за год вы не успеваете. Соответственно у вас меняется отношение к этим проектам. То есть, вы либо выходите в риски под честное слово кого-то. Кто сейчас возьмётся под честное слово по деньгам? Либо вы отказываетесь от долгосрочных разработок, например, доработки того же танка "Армата" или другие, которые идут по линии Министерства обороны. То же касается социальных вопросов.

 

То есть, почему эти решения принимаются? Понятно почему. Потому что продолжается внешнее управление страной и исполнение решений, вызванных иностранными государствами на территории России, то есть проблема суверенитета. Эти решения заложены в меморандуме МВФ. В том числе, в недавно принятом уже по этому году, и реализуется американскими советниками во всех основных министерствах, ведомствах, в корпорациях, банках. Это система советников в несколько десятков тысяч, около десяти тысяч, и они непосредственно пишут проекты, постановления, то есть, это вопрос суверенитета.

 

Продолжается борьба по линии Центрального Банка между Владимиром Владимировичем Путиным и Пятой колонной, и каждый день это тоже является предметом обсуждения. Скажем так, военным языком - там этап позиционной борьбы: то есть, не наступает ни Пятая колонна, нет наступления со стороны национально-освободительных сил и со стороны сторонников национальной экономики.

 

Остановились проекты Путина по деофшоризации, как вы видели, то есть, в целом ситуация стабилизировалась в негативном отношении. Как медицинский термин есть – "стабильно плохое". Состояние – стабильно плохое. И это стабильно плохое состояние гарантировано приведёт к реализации плана американского посла по ликвидации российской государственности и свержению сегодняшних национальных властей. То есть, не изменив подходы, мы с каждым днём приближаемся к отрицательному результату, то есть к ликвидации.

 

И я думаю, что именно поэтому американцы отказались от своих планов наступать на Донбассе. Хотя там у них перевес сил значительный - специалисты говорят в десять-пятнадцать раз. То есть они создали мощную группировку для целей зачистки партизанских республик Донецкой и Луганской. Но команду наступать не дали, потому что видят успехи в России. А соответственно им не нужно создавать такие центры возмущения, их же можно и проиграть, следовательно, может быть перехвачена инициатива со стороны России.

 

В целом я бы сейчас сказал, что тактика России историческая - это вести оборонительные действия, передав инициативу врагу. Эта тактика была, например, на Курской дуге. И вообще это стандартная тактика в Отечественной войне, когда инициатива в руках врага, и он как бы формирует повестку дня. А потом удаётся, накопив силы, выждав, выкрутиться из ситуации в самый последний момент. И сегодня мы это и наблюдаем.

 

Иногда спрашивают, какова логика Владимира Владимировича Путика, как национального лидера и лидера национально-освободительной борьбы в России. Я бы сказал, что это тактика манёвра ввиду превосходящих сил противника. То есть, идут манёвры. Предпринимать действия нельзя, потому что сил для этого нет.

- В том числе действия по национализации Центрального Банка.

- Действия по национализации экономического блока правительства, например, то есть, чтобы это правительство начало работать хоть немножко на Россию.

- Перехват инициативы в области социальной политики.

Эти действия означают - возможны только, когда, либо есть поддержка людей. А мы видим, что до сих пор нет заявления от значительного числа граждан России, что их не устраивает колониальный статус страны. То есть никто не знает, как они себя поведут. Потому что, если бы хотя бы написали на бумаге: "Нас не устраивает решение 1993 года". Такого ещё не сделано, несмотря на усилия НОДа. А соответственно непонятна реакция людей, то есть неизвестно поддержат они или не поддержат, кто бы тут, что ни говорил. Особенно в условиях искажённой информации, подаваемой СМИ. Они же попытки Путина, например, национализировать ЦБ подадут, как незаконные попытки, да ещё разукрасят это своей пропагандой, поэтому это тоже надо учитывать.

 

Поэтому идёт такой механизм, время позиционных боёв, в целом отступающего характера, в силу неготовности населения России пока, тем более неготовности части элит, части власти, бизнеса и так далее. И в целом перевеса сил со стороны интервента, оккупанта и фашиста. Отсюда вот эти вещи.

 

Иногда спрашивают, почему Путин не сделает то или это. Потому что у него для этого нет когтей и зубов, чтобы что-то сделать радикальное. Допустим, перехватить инициативу по линии Центрального Банка. Поэтому идут эти позиционные бои, выжидание, пока российский народ созреет, в том числе и по линии геополитической - пока созреет российский народ.

 

Ситуация на Украине, как ситуация у себя в стране.

Вот сейчас спросите человека в России: "Вы за Путина или нет?"

Большинство скажет: "Да".

А спросите любого человека в России: "Вы считаете, что надо освобождать от фашистов русский город Киев или Харьков, или Одессу?"

Я думаю, что большинство скажет: "Нет".

Так? А раз нет, значит, не готовы. А в рамках национально-освободительной борьбы должна быть готовность, не личная, но хотя бы психологическая, юридическая. То есть люди должны расстановку сил понимать, что вот это хорошо, а это плохо. И освободить русские города, захваченные фашистами, это хорошо, как делал их дед, прадед, прапрадед. И ссылаться на какие-то липовые, незаконные бумаги 1991 года это плохо, это обманывать самих себя.

 

Отсюда вот эта система, в которой мы живём – тотальное враньё. Продолжается борьба за Конституцию. Нами внесён закон о Конституционном Собрании, которое мы обсуждали больше года. Он внесён для того, чтобы обеспечить юридическую компоненту перехода к конституционной реформе. Закон, как раз о нём говорил в своё время ещё и Бастрыкин, говоря о необходимости такого закона. Всё это можно найти. То есть, борьба идёт и по этой линии.

 

В том числе идёт борьба за преамбулу Конституции, где сказано, что России всего двадцать пять лет, в нашей преамбуле, почитайте. А всё остальное - вы вроде, как и не жили. То есть вот так - как с Луны спустились двадцать пять лет назад и создали государство на ровном месте, самое большое в мире, правда, почему-то, но создали. И так записано в нашей Конституции, в её преамбуле. Там сказано, что восстановлена российская суверенная государственность, то есть до 1991 года её не было. И понятно, что это ложь. И на этой лжи стоит. А преамбула - это декларация Конституции, и, следовательно, декларация всего госстроительства. И на этой лжи стоит всё российское законодательство, что нам двадцать пять лет, мы дети, и должны слушаться США.

 

Вот о чём говорит преамбула и понятно, что её тоже надо менять. Она не юридический характер носит, но декларативный, важный. Она формирует как бы общий взгляд на Конституцию, на правовую систему. И поэтому борьба идёт в этом ключе.

 

Кроме того там сказано, что российский народ является частью (этого, кстати, ни в одной Конституции нет мира) чего-то другого, и, естественно, это другое старшее для нас главное. И мы обязаны этому другому исполнять. Но если нам двадцать пять лет, мы дети, то это логично. А если у нас вроде как древняя государственность, то это враньё. Понимаете, да? Вот это решение придётся определять. И борьба идёт вокруг и этих решений.

 

Так что пока в целом нет ни сил, ни понимания основной массы народа, как решить проблемы сегодняшнего выживания, проблемы санкций, проблемы кризиса.

 

С санкциями тоже история. Обратите внимание - пропаганда вообще перестала говорить о санкциях. Говорят – кризис, на ровном месте. Типа что-то такое иностранно-постороннее, такое случилось. Понятно, что это кризис не сам по себе, а кризис – есть производная санкций. То есть американцы устроили России санкции, запущен механизм Пятой колонны. Ровно так, как говорил Владимир Владимирович Путин в своём послании два года назад. Он так и говорил, что будет снижаться социальный уровень через действия националпредателей пятой колонны. Посмотрите послание. Это и происходит. Но так это не описывается.

 

Мне понравилось. Вдруг в войну с нами включилось опять "Эхо Москвы", у которого вообще команда "не замечать нас". А тут они решили подключиться. Проявили очень жестокую ревизию своих рядов. И при обсуждении НОДа на своём очередном сайте, где очень большое обсуждение, пятьсот или шестьсот высказываний. Из них где-то половину они вычеркнули. Я просто знаю, люди писали нормальные послания туда, их тут же чистило "Эхо Москвы". Поэтому пятьсот, это значит, высказываний там было где-то полторы тысячи, это очень много. И все пятьсот - абсолютно дебильно тупые, типа "Фёдоров неправ" (там пожёстче написано", "Фёдоров неправ" и так пятьсот раз повторяется. То есть явно уже, что аргументов никаких.

 

А логика-то очень простая. Какая связь между падением жизненного уровня пенсионеров в Московской области и конкретного решения их права на проезд в Москве - это просто лишение конкретного социального права миллионов людей, и иностранных санкций. Абсолютно понятно. Как связь между метлой и дворником и между дворником и ЖЭКом. Можно конечно сказать, что улицы в Москве убирают мётлы, а если человек чуть-чуть имеет зачатки разума, он скажет, что улицы в Москве убирают дворники. А если он немножко продвинут в мыслительном процессе, он скажет, что улицы в Москве убирают ЖЭКи, у которых работают дворники, которые держат в руках мётлы.

 

Так вот, когда суть санкций, официально объявленных американцами для целей снижения социального уровня в России, и эти санкции привели к этому результату в виде конкретных решений через Пятую колонну в отношении пенсионеров Московской области. То есть они лишили нас денег – санкции лишили денег. Издали указание о снижении жизненного уровня через МВФ.

- Уровень жизненный был снижен.

- Проведён секвестр бюджета.

 

В результате нет денег у Московской области на финансирование пенсионеров, на их проезд в Москве. Московская область приняла решение по команде США, следовательно (денег же США лишили через санкции этого права), и пенсионеры потеряли право на проезд в Москве, им перестали это право оплачивать. Прямая связь.

 

Артём Войтенков: Подождите. Наши пенсионеры кормятся из нашего бюджета, оплачиваются из российского. А вы говорите, что нам из-за рубежа денег не дали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Не дав денег из-за рубежа, мы не дали наполнение бюджета. Кроме того, МВФ дало команду: "Секвестр бюджета". То есть, сокращение бюджетных расходов. Сокращение бюджетных расходов привело к сокращению соответствующих платежей по линии федерального бюджета и региональных. Это треть бюджета, между прочим. Что снизило расходы Московской области, и Московская область перестала финансировать социальные вопросы, часть из них, в данном случае пенсионеров. Прямая связь – не было бы санкций, не было бы этого сокращения.

 

Это прямая понятная связь, как чистота улицы это работа ЖЭКов. Но делают вид, это просто одни дебилы там оставили в комментариях, они эту связь якобы не видят. Её не видеть невозможно, можно только искусственно её не видеть. И пытаются устроить эти информационные войны через тупое вот такое абсолютно открытое враньё. Посмотрите. Мне интересно было смотреть. Я с удовольствием почитал эти комментарии на "Эхо Москвы". То есть борьба идёт, пока позиционного характера, но идёт. Ждём, когда рванёт. Потому что, когда рванёт ситуация пойдёт либо к свободе, либо к ликвидации страны. Когда рванёт? Уже понятно. Условно говоря, следующий год.

 

Артём Войтенков: Неопределённо.

 

Евгений Фёдоров: Не забывайте ещё ЖЭКи, рост тарифов. Опять же, иногда спрашивают, какая связь между ростом тарифов в регионах (везде начали расти тарифы) и иностранными санкциями, и американцами. Прямая. У Министерства строительства, которое отвечает за эту политику, это министерство, где американских советников больше всех. Я не знаю, почему. В Центральном Банке их две конторы, в Минфине – одна, в Минэкономики – одна. А в Министерстве по строительству – четыре. Естественно, они пишут с утра до вечера свои бумаги, как сделать гаже. И вот придумали эти - рост тарифов, дополнительная плата на ровном месте, которую сейчас все люди получили дополнительную: кто тысячу, кто две тысячи, три тысячи рублей платежи. На ровном месте, совершенно новые платежи, на капитальный ремонт.

 

Артём Войтенков: И это, кстати, стало раскручиваться в СМИ, что люди не хотят, люди против. Они не хотят платить.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А зачем? То есть вчера мы как-то без этого жили. Я не говорю, что не надо решать проблему, она решалась вчера. Сегодня она перестала решаться, людей заставили дополнительно платить. Появилась новая графа, и появился новый платёж, где-то от тысячи до трёх. Для богатых, наверное, много тысяч. И это новый платёж, который появился. То есть, кто придумывает все эти истории? Сидят люди, враги России в министерствах, ведомствах и придумывают решения, как выполнить команду США о санкциях против России. Это же понятно, очевидная вещь.

 

И мы это просто начинаем наблюдать. И всё это усиливается, разворачивается, укрепляется. Появились проблемы дополнительные у тех, кто берёт кредиты. У нас оказалась огромная закредитованность населения. То есть, взяли кредиты, а отдавать нечем. Это всё дополнительный фактор дестабилизации, который должен рвануть в нужное время. Так что идёт усиление социальных бомбардировок. И всё это направлено в соответствии с планом американского посла на ликвидацию Российской Федерации.

 

И есть и мелкие победы. Например, в результате мощного ежедневного давления питерского НОДа, наконец, выгнали из России украинского консула в Санкт-Петербурге. В результате наших пикетов и у американского консульства. Еженедельно, кстати. То есть идёт, скажем так, определённая оппозиционная борьба, где в основном проигрыш, но есть и отдельные успехи. По сути, мы переживаем 1941 год - в основном проигрыши, но есть отдельные успехи. Под Ельней, например, или ещё где-то.

 

Артём Войтенков: Вы знаете, возможно, с вашей точки зрения мы проигрываем. Но с точки зрения обычного рядового человека, он этого не видит.

 

Евгений Фёдоров: Социальный уровень падает?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Падает - это факт. А почему? То есть это к чему-то приводит? Во-первых, для чего это делается? Чтобы он, обычный человек начал испытывать недовольства, так?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Евгений Фёдоров: То есть социальная дестабилизация. Это то же самое, зачем немцы бомбили наши города в Отечественную войну. Не заводы, а города, жилой сектор. Чтобы создать массовое недовольство, то есть создать неприемлемые условия. Вот сейчас фашисты зачем бомбят Донбасс? Мирные города, стариков, детей. Чтобы создать такое недовольство, дестабилизацию на базе которой, люди должны сказать: "Всё, не хотим больше жить в этих условиях. Хотим свергнуть республиканские власти". Я имею в виду, партизанские республики. И как бы сдаться. Вот для чего это делается.

 

Артём Войтенков: Людям не важно. Им главное, чтобы жить просто и хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, да. То есть, когда враг бомбит, он имеет специальные задачи. Потому что бомба у Гитлера, и санкции у американцев стоят им определённых усилий или денег. Бомба денег стоит?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Значит, раз деньги тратят, то понимают, зачем. Так и здесь, идут социальные бомбардировки: санкции, цель которых – дестабилизация и подъём недовольства людей. Социальное снижение есть, оно для этого. Теперь задача Навального и американского посольства – развернуть общественное мнение, чтобы люди оценили эти социальные бомбардировки, как производные Путинского управления и необходимость сбросить национальные власти в России, сдаться врагу. Такие кстати предложения и звучат в интернете.

 

Когда я говорю, что задача американцев – госпереворот в России, посмотрите на том же "Эхо Москвы", там часть людей (видно американцы) открыто пишут: "Ну и отлично. К нам придут американцы, введут прямое управление, и мы будем счастливы. Нам привезут в магазины еду и, наверное, кому-то поднимут зарплаты. Всё, мы это ждём". Так прямо и пишут. То есть для этого всё это и делается. Только задача, чтобы был не один, два, три человека, а социальные группы, чтобы было достаточно много людей. Потом уже сюда вводят, добавляют сюда непосредственно организаторов уличных, подготовленных на Украине, и в иностранных лагерях, задача, которых уже собственно Майдан в России, в Москве, и смена власти путём заговора и назначения других людей на разные должности в Кремле, в правительстве и так далее, уже американских.

Вот для чего это и делается.

 

В заговоре участвует американский посол, который летает по всей стране и организует эту коммуникацию заговора:

- подкупает людей,

- бизнес дёргают из Америки через оффшоры, через счета, через юрисдикцию иностранную, через семьи, которые там живут, через уголовные дела, которые там возбуждаются в отношении наших предпринимателей.

 

То есть идёт механизм обработки тех людей, от которых зависит принятие решения. А уже от этого крупного бизнеса зависит поведение чиновников, потому что большинство чиновников связано с бизнесом: им продвигались, назначались, плюс коррупция. То есть это всё - механизм регулирования, американцы им и пользуются успешно.

 

Поэтому я говорю, что американский посол успешно продвигается по пути заговора. И на каком-то этапе вот это социальное закручивание, о котором мы сейчас с вами говорим, оно должно привести к какому-то взрыву.

- И задача американцев – пустить взрыв против Путина.

- А задача национально-освободительных сил – пустить взрыв на конституционную реформу. То есть на реформу, направленную на восстановление суверенитета страны.

 

Почему мы и говорим постоянно: выход из сегодняшнего кризиса иначе, чем через восстановление суверенитета, полностью отсутствует. Кто бы так ни хотел. То есть, не получится решить проблемы сегодняшнего ухудшения качества жизни и давления на государство иначе, чем как восстановив суверенитет. А за этим идёт и восстановление территориальной целостности, незаконно разрушенной в 1991 году. Поэтапно. Опять же, хочется кому-то или не хочется кому-то. Если ты признаёшь, что необходимо защищать своё Отечество, тебе придётся признать, что необходимо защищать своё Отечество 1991 года. Потому что оно и есть твоё Отечество.

 

А то, что в 1991 сложилось - это незаконное решение коллаборационистской системы Горбачёва по ликвидации большой России, Советского Союза. По международному праву незаконное. А раз незаконное, то, следовательно, ничтожное с момента принятия решения. Чего эти прибалты так и дёргаются, когда мы требуем провести расследование преступления 1991 года? Потому что они отлично понимают, к чему приведёт эта дорога. Что они окажутся незаконными режимами. А незаконные режимы подвешены. Это важная вещь. Да, они члены НАТО, но внутри НАТО есть юридические процедуры. И как только они становятся незаконные, то и НАТО на их территории становится незаконным. Для других членов НАТО в том числе, для той же Испании или Франции. Ей надо иметь угрозы российского ядерного оружия, которое долбанёт по Мадриду и Парижу в случае конфликта? Нет, не надо. Если бы это был законный конфликт, они бы ещё могли как-то с этим смириться. То есть защитный конфликт. Но поскольку он незаконный, они незаконные агрессоры, то естественно, они не хотят с этим мириться. Зачем им ставить под угрозу свои города? Поэтому юридическое решение 1991 года приведёт к политическому решению, отложенному во времени.

 

Артём Войтенков: Здесь знаете, какая штука. Оно юридическое как бы внутри России. Если мы внутри себя признаем, что развал Советского Союза был незаконным.

 

Евгений Фёдоров: Кто вам сказал, что внутри России? В международном плане. Потому что международные признанные границы это Ялтинские и Потсдамская конференция, утвердившая международные границы по итогам Второй мировой войны, из ста миллионов погибших, между прочим.

 

Артём Войтенков: Потом Советский Союз законно развалился. С точки зрения Франции, какая ему разница законно, не законно?

 

Евгений Фёдоров: Очень важно, потому что Франция испытывает личные риски. Когда Франция испытывает риски законного характера, то у неё добавляется фактор легитимности его решения. Когда риски незаконного характера… Представьте, что Франция взяла и оттяпала у России Дальний Восток. Она испытает риски в связи с этим?

 

Артём Войтенков: Ещё какие.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но эти риски будут незаконны, и поэтому французы не идут оттяпать российский Дальний Восток. А раньше хотели, и высаживались.

 

Артём Войтенков: И американцы там высаживались.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, их сдерживает легитимность рисков. Одно дело, французский народ бьётся за интересы легитимные и поддерживает свою позицию. Другое дело, нелегитимные. Это очень важно. Именно поэтому все споры и идут. И в этих спорах выигрывает тот, кто прав, а не тот, кто сильнее.

 

Артём Войтенков: Обычно тот, кто сильнее.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вы ошибаетесь. Посмотрите историю - тот, кто прав. Просто выигрывает, когда сильный. То есть он ставит задачу правоты, а когда у него накапливается сила, он решает эту проблему.

 

Артём Войтенков: Тогда, кто прав и силён, а не тот, кто прав. Потому что может быть прав и слаб.

 

Евгений Фёдоров: Приоритет – прав, а потом силён. И международно признанные границы это 1991 год, и послевоенное устройство, где нет Литвы, Латвии и Эстонии, как законных образований. Подчёркиваю. То есть фактически это сепаратисты. Как только мы принимаем решение по незаконности 1991 года, мы говорим: "Ребята, вы сепаратисты". Мы ничего с вами не будем делать, не будем на вас наступать, решать ваш вопрос. Просто с точки зрения международного права, вы сепаратисты. Да, на вашей стороне сейчас сила. Мы подождём пару лет. Через два года ваша сила растворится. В том числе и под воздействием правды, потому что правда - это кислота. И вы сбежите. Ваша система иностранной поддержки от вас убежит, и ваш народ вас свергнет, как незаконный сепаратистский режим. Та же история и на Украине. Одно дело, с вами ведёт войну законная украинская армия, а другое дело, незаконная армия сепаратистов, сформировавшихся в 1991 году. Тут совершенно другая логика. А поскольку там такие же советские люди, как у нас, то для них эта логика понятная и чёткая.

 

То есть для них сразу выстраивается система отношений. Да, я сепаратист, обслуживаю оккупационный киевский режим, незаконно сформированный в 1991 году и подтверждённый свой незаконный статус в феврале прошлого года в результате иностранной интервенции. То есть от незаконного статуса перешли к иностранной интервенции и, следовательно, я на стороне оккупационного фашистского режима.

 

А на чьей стороне я после буду? Естественно, на стороне моей Родины, единой с Российской Федерацией системой государственности 1991 года. И так примут решение девяносто процентов, когда перед ними поставится реально выбор. Сейчас выбора нет. Мы же голову в песок прячем. Мы же не признаём 1991 год, как незаконный. Мы даже не можем расследование провести, потому что оно приведёт к этому признанию. Соответственно и нет мотивации у солдат на стороне киевского фашистского режима перейти на сторону нормальной русско-украинской государственности. Просто мотивации нет. Им никто это не объясняет, никто это не говорит. Вообще просто лапшу вешают и всё. Это очень важная вещь.

 

Почему Япония так бьётся за эти острова просто чисто политическими методами? Они же туда войска не вводят, японцы? Не вводят. Они говорят: "Мы вам бумажку не подпишем о мирном договоре, пока вы нам острова не передадите". И они двигаются и уже побеждают. Вот я смотрю сегодня было интервью с Бабуриным. Правильно, молодец. Он тогда был в Госдуме, в Верховном Совете СССР ещё. Ездил на Дальний Восток, и почти передали эти острова в 1991 году. Горбачёв уже почти дожал вопрос. То есть японцы уже почти ощутили во рту результат своей семидесятилетней политики. Никакой армии, никакой силовой компоненты. Советский Союз сильнее Японии в тысячу раз был всегда. Просто "правда", как они её понимали, она серьёзный аргумент в мировой политике.

 

Поэтому очень важно назвать правду по 1991 году, а дальше выстраивать из этой правды уже всю конструкцию.

- Менять Конституцию в России, отменяя несуверенный статус.

- И менять геополитическую конструкцию, прекращая войну на Украине. А она там будет до тех пор, пока эта проблема не будет решена через восстановление единой государственности. То есть исторические решения, они одинаковы всегда.

 

Хотите воевать, воюйте. Просто из-за того, что вы не хотите сделать небольшое количество юридических действий, которые вы обязаны сделать, вы теряете тысячу людей убитыми. Хотите терять тысячи людей? Теряйте, пока вам в мозги не проникнет правда. Так устроена история.

 

Артём Войтенков: По вопросу 91-го года мне люди уже неоднократно пишут

- "А как же так? Если мы признаём 91-ый год незаконный, развал Советского Союза незаконный, значит, нынешняя Россия незаконна, значит, все её государственные институты и государственная система незаконны. А нам такое не надо. Это как бы развал, и вообще, Фёдоров враг".

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите, а что, на этом месте ничего не было до 91-го года?

 

Артём Войтенков: Нет, получается так, что нынешняя система незаконна. Даже полиция та же самая, полиция России незаконна, потому что, наша Россия незаконна.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Это наша конституция говорит о том, что мы живём только двадцать пять лет, У нас день рождения России двадцать пять лет назад случился. То есть, видите, вся система незаконна. Признав незаконным 91-ый год, мы удлиняем историю России на полторы тысячи лет юридически, что означает фундаментальную легитимность сегодняшних российских институтов. То есть, всё становится, наоборот, законным, только временным, на период конституционной реформы, уже как бы восстанавливается историческая российская государственность. То есть, мы в конституции написали, что Россия появилась двадцать пять лет назад, сейчас написано, а будет написано, что Россия существует больше тысячи лет, и продолжает свою государственность в новых формах. Естественно, через конституционную реформу, через восстановление суверенитета. Наоборот, у вас появляется вся легитимность процесса. У вас всё российское государство висит на незаконных границах и незаконных решениях 91-го года. Естественно, оно деградирует каждый день.

 

Артём Войтенков: Так народ боится, что этим решением, условно говоря, вот взяли сегодня, прокуратура признала, или следственный комитет, не важно…

 

Евгений Фёдоров: Ничего не произойдёт. Как только это признаётся, начинают работать государственные институты по восстановлению суверенитета. То есть, спокойно приходят депутаты, эти, или другие, после референдума. Этих или других партий, наверняка и в этих многие переметнутся на сторону национального курса и Путина, и начинают восстанавливать российскую государственность, порушенную в 91-ом году.

 

Артём Войтенков: То есть, никакой резкой смены не будет. Будет постепенная…

 

Евгений Фёдоров: Не будет. Будет постепенная замена иностранных советников на российских, формирование российских институтов управления, передача главе государства полномочий стратегического управления, которые потребуют вокруг него создать институты этого управления. Управление, это же право, а право наполняется людьми, специалистами, институтами, которые вырабатывают проекты законов, вырабатывают проекты решений. Надо же, чтобы они вырабатывались. Сегодня они не вырабатываются, их за нас пишут американцы. Это всё придётся создавать. Это требует времени, конечно.

 

Есть вещи, которые решаются быстрее. Например, в экономике тут же берётся под контроль Центральный Банк, и он за один день снижает процентную ставку до нуля, и запускает в экономику российские рубли, что позволяет нам просто решить сразу социальные вопросы, и экономические вопросы. А параллельно идёт государственное строительство на суверенных началах.

 

То есть, после референдума начинает выстраиваться новая конституция, новая система законов, их четыре тысячи, их же написать надо после этого. То есть, их же придётся переписывать, но это потребует несколько лет творческой работы, творческого национального строительства.

 

Другой вариант - это тупо закончить жизнь своего государства, и свою личную через год-два. Просто сегодня это уже не вопрос, знаете, я тут ещё привык за двадцать пять лет, вроде поживу. Не поживёшь, тебя убьют. Всё, закончился период проживания, хоть и в плохих условиях внешнего управления. Внешнее управление переключили на ликвидацию. То есть, если раньше внешнее управление было направлено на эксплуатацию, снижение государственного уровня и жизненного, то теперь оно направлено на ликвидацию. Если раньше это были эксплуататоры, то теперь это ликвидаторы. Те же десять тысяч американских советников в российской государственной системе власти, они теперь ликвидаторы, у них другая задача.

 

Артём Войтенков: Подождите, но уровень жизни за последние десять лет в России повысился, это очевидно.

 

Евгений Фёдоров: Последние десять лет.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Последние десять лет, но не последние двадцать пять лет.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, произошло падение жизненного уровня и в России, и в государстве, в среднем. Нет, у кого-то повысился. Есть люди, которые рванули вперёд, олигархи и так далее, но в целом у государства, у нации, понизился. Если мы двадцать пять лет назад имели двадцать два процента мирового дохода, как нация, распределённо. Я, кстати, не считаю, что он хорошо распределялся в советское время, это другой вопрос. Но двадцать пять процентов. То теперь мы имеем только два процента мирового дохода, который распределяется среди граждан России, и среди государственных задач. То есть, мы снизились в десять раз. При этом, эти два процента стали в результате побед Путина последних десяти-пятнадцати лет. А было вообще один процент. То есть, произошла деградация, потом немножко отскок. И этот отскок сейчас прекратился, и начинается тотальная деградация. Потому что, обратите внимание, никто не предлагает решать проблему кризиса, или санкций, вообще никто. То есть, это значит, что нас просто за кольцо в носу ведут на мясоубойный комбинат, как животных, вот и всё. И доведут туда.

 

И у нас каждый день будет хуже, хуже и хуже. И мы сейчас не видим ни одного позитива. Потому что, всё, маски сброшены - толпу баранов ведут на убой. Точка. Двадцать пять лет их вроде придерживали, не пугали, ждали, когда они ослабнут, перестанут думать, дебилизируются. Наконец достаточно дебилизировались, достаточно ослабли, можно вести на убой. Если бы американцы начали войну на Украине, например, пятнадцать лет назад, я не уверен, что такое количество граждан России поняли бы, что на Украине уничтожают русских людей и русские города.

 

Артём Войтенков: У них бы даже не получилось, скорее всего, на Украине.

 

Евгений Фёдоров: В том числе. А сейчас получилось. То есть, изменилось. За двадцать пять лет мы настолько уже ослабли, как внешне управляемая колония. Хороший термин "внешнее управление", Путин всё время его использует. Что уже сейчас можно приступить ко второй фазе, к ликвидации. До этого-то бык мог брыкнуть, копытом в лоб дать, а сейчас уже можно. Мы сейчас видим, что американцы к этому и приступили. Если в России кто-то этого не понимает, значит, он потерял чувство самосохранения. Но это самоубийцы. Самоубийцы, значит, это их выбор, мы их защищать не будем.

 

Артём Войтенков: Просто современный мир очень сложно устроен, и решения, которые принимаются здесь, в Думе, они не очевидны большинству населения. И в Думе, и вообще…

 

Евгений Фёдоров: Так работает пропаганда. Мир как был просто устроен сто лет назад, и тысячу, так и сейчас просто устроен. Что поменялось? Люди, конкуренция наций - не поменялось.

 

Артём Войтенков: Нет, это в ядре. Я имею в виду систему управления, систему взаимодействия.

 

Евгений Фёдоров: Это кажется. Это всё туман. Пропагандистский туман.

 

Артём Войтенков: Почему же? Вот, запросто, в Думе что-то принимается, если СМИ про это не сказали, никто про это не узнает.

 

Евгений Фёдоров: Слово СМИ - это пропагандистский туман, это пропаганда.

 

Артём Войтенков: Нет, как бы вообще. СМИ если не говорит, не то, что туман наводит, просто не говорит, и всё.

 

Евгений Фёдоров: Пропаганда, это не только говорит, это и не говорит.

 

Артём Войтенков: Согласен.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, Путин говорит о суверенитете, это не повторяют, следовательно, этого нет. Бастрыкин говорит о суверенитете, это не повторяют, следовательно, этого нет. То есть, пропаганда врага, оккупанта, работает чётко. Она работает не только на искажение, но и работает на замалчивание. И девяносто процентов, кстати, замалчивается.

- Замалчивается нормальное отношение к своему государству.

- Замалчивается нормальное отношение к конкуренции.

- Замалчиваются нормальные исторические решения в исторические периоды времени.

 

То есть, как бы у людей из головы убрали психологическое восприятие, что война – обычный фактор существования человечества, потому что, она была всегда. Она, конечно, плохой фактор, но она обыкновенный. Вот для этого зубы и когти, что каждый день в лесу животные сталкиваются с войной. Вот для этого у государства армия и флот, и для этого есть юридические границы, и для этого есть суверенитет, что каждый день сталкиваются с конкуренцией других наций.

 

Но у людей из головы элементарное, просто биос, убрали и за двадцать пять лет сделали их дебилами, многих, и они не понимают, что нормально находиться в состоянии конкуренции и по-другому не бывает. У врагов есть эти когти и зубы, а у нас, типа, их надо отрезать. Вот это люди не понимают, то есть, это дебилы.

 

За двадцать пять лет дебилизация - это важный фактор. Для чего работала пятая колонна в системе образования? Для чего эти Единые госэкзамены? Это дебилизация школьников, двадцать пять лет же это длится. Болонский процесс, финансирование всех этих процессов, запрет на идеологию, запрет на воспитание детей - это специально делается, чтобы из людей сделать полных идиотов, готовых уйти на заклание, и прекратить носить свою государственность на плечах. То есть, как бы люди начинают не понимать, что государство, это порождение их системы защиты в нормальном, конкурентном мире. Они начинают его воспринимать ненормально, то есть, становятся вне системы нормальной жизни, то есть, дебилами, а дебилы подлежат ликвидации. Мы сейчас и видим, что Россию переводят к фазе ликвидации, потому что, в России много дебилов сложилось за двадцать пять лет. Это их выбор, в конце концов.

 

Артём Войтенков: Хотите, смешной случай расскажу? Я как-то спорил с одним человеком по поводу конституции, и по поводу пятнадцатой статьи конституции, которая подразумевает внешнее управление, что мы должны подчиняться каким-то общепризнанным нормам международного права.

Я ему говорю: "Как же, зачем эта статья нам вообще нужна? Если мы, как государство, зачем нам статья, которая вешает на нас какое-то международное обязательство? Зачем?"

Он говорит: "Это, чтобы я мог защищать свои права".

 

Евгений Фёдоров: Каким образом? То есть, он считает, что американцы больше обеспокоены его правами, чем он?

 

Артём Войтенков: Видимо, да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, человек изначально уже в дебильстве находится, в маразме. С какой стати американцам, у кого своя государственность, свои задачи, свои проблемы, решать проблемы этого человека в России? Им это надо? Потому что, эта же функция от американцев требует определённых усилий. То есть, они же не просто, они же финансируют этот процесс в России, ставят такую задачу перед американским послом. У того штат под эту задачу заточен, там полторы тысячи чиновников в посольстве сидят, из которых дипломатическими функциями занимаются от силы двести человек, остальные управленческими. Для чего это американцам надо? Понятно, для своего интереса. А этот человек, просто дебил, думает, что за него будет дядя из-за океана решать его проблемы в России. Его проблемы в отношениях с другими жителями России - обратите внимание! Не с американцами же проблемы решать, а с другими жителями.

 

Артём Войтенков: Они же то лесом нашим обеспокоены, Химкинским, то ещё там какими-нибудь проблемами, американцы.

 

Евгений Фёдоров: То есть, это называется дебилизацией. То есть, человек дошёл до состояния абсолютного дебила за двадцать пять лет вот этой пропаганды дебилизации. Это важная победа американцев, это важная победа и позволила им перейти к фазе ликвидации.

 

Артём Войтенков: Это, кстати, молодой человек. Он воспитан уже сразу в этой системе.

 

Евгений Фёдоров: Ну а как вы будете сопротивляться ежедневному телевизору? Это же непросто. А вашему учителю в школе сопротивляться, у которого учебники истории так и записано, где меняется вся парадигма исторического развития, и начинают из человека делать туземца, который должен смотреть в лицо цивилизованному европейскому господину. Это открыто пишется в наших учебниках. То есть, из детей открыто делают туземцев, у которых нет за спиной государственности. Конечно, нет, ей всего двадцать пять лет. Вы все ребята, школьники бывшие, вы все ровесники Российского государства, - так и говорят. Но если вы ровесники государства, значит, у вас нет опыта, нет технологии, конкуренции, значит, вы не признаёте российскую государственность, как историческую, в принципе.

 

А сегодняшние двадцатипятилетние - это просто переходный период к ликвидации. Такое временное, как это, пересылка, как в армии, пересыльный пункт. Посидели двадцать пять, тридцать лет, и всё, и разогнали по туземным квартирам в других государствах в качестве холуёв, в лучшем случае на кухню, а в худшем случае ликвидация, как при Гитлере, и как, кстати, при американцах, потому что, они уже зачистили в России десятки миллионов людей. Это физическое убийство через наркотики, через преступность, через миграцию - множество технологий. Это технологии конкуренции.

 

А у нас дебилы думают, что всё так на халяву жизнь даётся, и государство даётся на халяву. Наше государство полторы тысячи лет в войнах создавалось. А его сейчас отдают просто. Люди, граждане России, отдают сейчас российское тысячелетнее государство просто на ликвидацию. Сами отдают, потому что, видите ли, у них мозги за двадцать пять лет вышибли оккупанты. И они теперь не понимают, где и что, дебилами стали в большинстве своём.

 

Артём Войтенков: Нет, ну это, как вы сами говорите, пропаганда воспитывает. Я кстати, другой пример приведу. Правда, достаточно давно это было, на какой-то приём меня пригласили, официальный. И там выступал Нарышкин, Матвиенко. Нарышкин – председатель Государственной Думы. Он говорил примерно, то же самое, что и вы, только более обтекаемыми фразами, ему по должности положено. Я так удивился, ничего себе, Нарышкин наш человек, замечательно. А там было много камер, я что-то даже пожалел, что я свою не поставил, думаю, ладно, мне это не надо, я не буду снимать. А потом, я смотрю, и ничего из этой речи Нарышкина нет. То есть, там какие-то кусочки есть, из него там надёргано, но смысла основного нет нигде.

 

Евгений Фёдоров: Цензор вычистил.

 

Артём Войтенков: А камер было много, причём, и Первый канал, и Центральный, и куча дополнительных, там штук двадцать их стояло вот так.

 

Евгений Фёдоров: Цензор - это главный режиссёр, а не артист. Как режиссёр выдаст на выходе. А режиссёр в американском посольстве в результате сидит. Наш путь национально-освободительной борьбы и конституционной реформы, это не простой путь. Иногда вот у многих соратников как бы такое напряжение, сколько боремся, уже три года, а результата нет. Очень тяжёлый путь. Это путь войны, перешедшей в горячую фазу сейчас, на той же Украине. И по напряжению это сопоставимо с войной. Даже если это не военное национально-освободительное движение, а мы пока, слава Богу, внутри страны ведём мирное национально-освободительное движение через вот эти механизмы. То есть, нет необходимости в жёстком восстании, что называется.

 

Мы всё можем делать по закону, и Путин ведёт всё по закону. Но пока нет расстановки, люди не являются заказчиками освободительного процесса, пока. Если вы заказчики, напишите заявление об этом: "Я хочу жить в свободной стране". Напишите это, мы заявление опубликовали. Если таких желающих будет много, несколько миллионов, хотя бы, то с этого момента начнётся, завертится этот процесс. Нам для того и пикеты нужны, чтобы привлечь внимание. То есть, люди поставили такую задачу перед национальным лидером, Путиным, перед гражданскими институтами, перед той частью сторонников национального курса, которые есть во власти. Они такую задачу ещё не ставят.

 

Двести пятьдесят тысяч НОДовцев - это мало для постановки задачи.

Почему мы говорим: "Заявку напишите, хотя бы задачу поставьте, тогда начнётся что-то в этом направлении. А пока вы ещё даже не перешли к этой фазе. Тупо вас ведут на убой, и вы тупо идёте туда, но это ваш выбор. Такие нам не нужны. Мы таких защищать не будем, которые не хотят быть свободными. Мы будем бороться только за тех, кто хотят быть свободными и жить в свободной стране. А если вы не хотите этого, граждане России, за вас эту проблему вашего освобождения никто решать не будет, она вам не нужна. Кто пойдёт против вашего решения? Никто не пойдёт".

 

Артём Войтенков: Нет, люди просто это не осознают. А куда чего писать-то?

 

Евгений Фёдоров: Заявление на портале национально-освободительного движения либо о членстве в НОДе, анкета, либо заявление, что я выступаю за конституционную реформу и восстановление суверенитета Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: А заявление куда? В следственный комитет, или просто в НОД?

 

Евгений Фёдоров: Нет, просто заявление, сбор подписей.

 

Артём Войтенков: А, вы собираете подписи для предоставления…

 

Евгений Фёдоров: Для работы и в следственном комитете. Мы обработаем уже кому надо и…

 

Артём Войтенков: То есть, это всё на сайте Руснод, За свободу http://rusnod.ru/

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Если не хотите идти в пикеты, пожалуйста, хотя бы в такой форме. Хотя бы поставьте задачу, скажите, что я этого хочу. Любое изменение начинается с желания, с заявления.

- Я хочу, чтобы мне дали пособие - пишет заявление человек.

- Я хочу, чтобы мне дали билет на трамвай - пишет заявление.

- Я хочу жениться – пишет заявление.

Видите? Ну так жизнь устроена.

- Я хочу жить в свободной стране - пишет заявление. Напишите его.

 

Артём Войтенков: За тобой будут бегать и говорить: "Хочешь жить в свободной стране? Хочешь?"

 

Евгений Фёдоров: Да, требовать. А я не хочу. Ну, не хочешь, помирай.

 

Артём Войтенков: А вот ещё вопрос по поводу Восточного экономического форума. Что-то у нас этих форумов в последнее время стало проводиться, и БРИКС, ШОС, Питерский форум, вот ещё Восточный. Зачем столько много, в таком количестве? Ещё Путин туда приезжает на все эти мероприятия.

 

Евгений Фёдоров: Это называется борьба форумов, а если по-русски - борьба идей. Потому что, большинство форумов у нас американско-оккупационные, Питерский форум, например. Форумы - такие семинары по обучению туземцев внешними управляющими. То есть, приезжает внешний управляющий из Америки, из Англии, кого назначат, чиновники, и они туземцам рассказывают, что делать. Такой обучающий фактор. И, например, Питерский форум, он такой. Не случайно на нём постоянно звучат предложения об усилении внешнего управления и всё прочее. Досрочные выборы сейчас вон потребовал Кудрин. И естественно, этой идеологии надо что-то противопоставить. Питерскому форуму противостоит Московский, на базе МГУ, где собираются экономисты, и которые проводят абсолютно другую политику. Только о нём никто не говорит.

 

Артём Войтенков: О, нет, почему? Я там был, там тоже очень много подобного.

 

Евгений Фёдоров: А как вы думаете? Американцы работают.

 

Артём Войтенков: А человека… Я вам это рассказывал, когда я там пил чай снаружи, а там трансляция же идёт из зала в коридор. Человек вышел, начал что-то говорить, примерно, как вы. Его вырубили тут же, выключили, и всё.

 

Евгений Фёдоров: Вот именно. Это борьба идёт, и в этой борьбе мы в подполье глухом. Я это понимаю. Но всё-таки, этот форум, скажем, хотя бы в нейтрале держится. Питерский-то откровенно коллаборационистский, тащат просто дурочку, и всё. Вот приедет три тысячи человек, тащат дурочку идеологическую просто, как в учебнике для туземцев. Здесь идёт борьба, здесь вы правы. И Путин пытается хотя бы опереться на международную компоненту.

 

Американцы - это всего десять процентов мира. Девяносто процентов другие: Китай, Индия, И вот эти восточные форумы Путин пытается, поскольку в России у него нет точки опоры (чиновники, они же коллаборационисты системно), он пытается сделать точку опоры на международную компоненту. То есть, чтобы ехали туда не от метрополии разьяснители, миссионеры (английское слово), а ехали хотя бы нейтралы. То есть, хотя бы из других колониальных стран обмениваться хоть как-то опытом национально-освободительной борьбы, другой взгляд на ситуацию. Из этих форумов, если вы видите, растут другие идеологемы - Банк БРИКС, БРИКС сам, правительство БРИКС, работа в системе создания мировой антидолларовой валюты. То есть, идут другие идеологемы. Где-то же они должны обрабатываться.

 

У американцев тут с идеологией всё в порядке. Тупо заложены десять тысяч чиновников, тупо они пишут идеологические бумаги. А альтернативу же, её надо постепенно создавать. Понятно, что у нас нет права её создать на государственной системе, на базе государства. Путин пытается создать её на базе международных площадок. Поэтому, на Дальнем Востоке совершенно не те идеи звучат, повестка дня, как, допустим, на Питерском форуме. И другой подход, и Путин там собирает союзников. Вот смотрю сегодня, в том числе и в средствах массовой информации, в медийных средствах. Вот сегодня Сигал, по-моему, туда приехал.

 

Артём Войтенков: Это актёр американский?

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Ещё Памела Андерсон.

 

Евгений Фёдоров: Это всё как бы попытка играть по американским правилам новыми фигурами. Как бы продвижение к вопросам суверенитета через международную площадку.

 

Артём Войтенков: А вот эти актёры американские, они зачем с Путиным встречаются? Они, правда, говорят, что мы там котиков охраняем, ещё кого-то.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, идёт борьба. Вы что, думаете, в Америке нет такого, определённого дипломатического подполья, скажем так, аккуратного? Есть. И в любой метрополии всегда есть напряжение, потому что, не все готовы смириться с ролью рабовладельца, и жить за счёт других. Есть честные люди.

 

Артём Войтенков: У них там, конечно, свои противоречия есть, в Америке.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, да.

 

Артём Войтенков: Просто, вот эти встречи Путина с актёрами, как-то так немножко странно.

 

Евгений Фёдоров: Зубов и когтей нет. Я же говорю. А что вы хотите? Когда у вас есть сила, у вас совершенно другой масштаб. Когда силы нет, вам приходится опираться на маленькие отряды, пускай идеологические. Так это и выглядит. А где народ-то? Был бы другой народ, с точки зрения его отношения к суверенитету, конечно, были бы другие встречи, другой была бы власть у Владимира Владимировича, а значит, и другой формат включения новых сил, в том числе, и на международной арене. Вообще я скажу, что ему не позавидуешь. Очень тяжело Владимиру Владимировичу.

 

Артём Войтенков: Это давно понятно. Он сказал, что он, как раб на галерах, но это надо умножить на десять, или на двадцать.

 

Евгений Фёдоров: Он сейчас голову в пасти тигра держит американского. И ещё там как хлопнет пастью - неизвестно, когда и где. Риски, в том числе риск – поездка в Нью-Йорк на юбилейную сессию ООН, это всё риски.

 

Артём Войтенков: Вы думаете, покушение? Они его там убьют прямо в Америке что ли?

 

Евгений Фёдоров: Я ничего на этот счёт не думаю, и об этом не говорю. Просто я говорю, что есть риски геополитические. Я не думаю, что это произойдёт, по той причине, что это может произойти, если у них всё будет в Москве готово. Если в Москве будет готов заговор, они пойдут на что угодно. Если в Москве у них заговор готов не будет, то любое давление на национального лидера за рубежом, оно приведёт к консолидации мира. Потому что тот же китайский лидер, он подумает, и меня могут так же. И мексиканский, и даже немецкий, и даже французский. То есть, у них поменяется конструкция. Поэтому маловероятно, но, тем не менее, это риски, какого-то характера риски в это заложены. Вы посмотрите, как он смело, он просто идёт открыто в пасть тигра, и там, в этой пасти ещё и щекочет ему зубы.

 

Артём Войтенков: Нет, видимо понимает, что к чему, всё-таки? Всё-таки, он владеет гораздо большими знаниями, чем мы.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно, что владеет большими знаниями. Я здесь понимаю. Но фактически, он демонстрирует мировое лидерство таким образом, и в том числе, лидерство на личной смелости. Потому что это лидерство часто опирается на личную смелость лидера - руководителя, царя, главнокомандующего, и так далее.

 

Артём Войтенков: То, что Путин смелый человек, собственно, с этим никто не спорит, по крайней мере, из большинства людей. Кстати, знаете, сейчас я уже вот по улице хожу, иногда встречаются футболки с Путиным. То есть, представить, что футболка с Путиным два года назад, кто-то в ней по улице идёт, такого не было вообще никогда.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, у части людей в подсознании срабатывают генетически исторические реакции на иностранное вторжение, на оккупацию. Это тоже важный фактор. Вообще, наше государство дожило до сегодняшнего дня, потому что, всё-таки, оно было на честной основе, на отсеве тех, кто воспринимал окружающую действительность, как дебилы. Дебилы первые, кто выходит на смерть. Дебил – на смерть, дебил – на смерть.

 

Артём Войтенков: Ну, подождите, а как же герои? Они тоже первые выходят на смерть.

 

Евгений Фёдоров: Герои, это немножко другое. Нации, которые дебилизируются, они просто вырезаются, уничтожаются, вычищаются.

 

Артём Войтенков: Не знаю, Евгений Алексеевич, я не верю в дебильные нации, как определение. В нациях во всех есть и умные люди, есть и глупые люди, есть и предатели, есть мерзавцы, есть хорошие.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим, вопрос не о личности, вопрос об общем подходе. То есть, как только у вас перестают бараны бороться за свою жизнь, баранов режут.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Как только бараны… У них, у баранов, не много возможностей - рога да копыта, но когда они борются за свою жизнь. А когда они не борются, их режут, потому что, они шею подставили, их порезали, и довольные разбежались. Поэтому, эта дебилизация… Я вам скажу, что народы, не выдержавшие мировой конкуренции, во многом не выдержали её не потому, что они слабы, а потому, что они дебилизировались, у них потерялось чувство самосохранения. И потеряв чувство самосохранения, они либо растворились в более сильных народах, либо проиграли им. Потому что, если бы они боролись до конца за себя, за свою нацию, за своё государство, они бы остались в каких-то формах. А вот их ослабление, прежде всего по линии мозгов, и Россия исторически победила многих. Где Османская империя? Её нет. А где Шведская империя? Где Германская империя?

 

Артём Войтенков: Я дополню, а где Российская империя? Её тоже нет.

 

Евгений Фёдоров: Она есть. Только она сократилась на процентов двадцать, но она есть. Российская империя, она сегодня называется Российская Федерация, только нам пытаются внушить, что это не Российская империя, а говорят, что мы с Луны спустились двадцать пять лет назад. За это идёт сейчас борьба. То есть, идёт дальше попытка дебилизировать российское население, оторвать его от исторических корней. Причём, официально, на это направлены государственные праздники, конституция, официальная пропаганда, и всё остальное. Вот за это идёт. Как только это удастся сделать (а это наполовину удалось сделать), дальше будет ликвидация очень легко - баранов порежут, и на мясо. Как и до этого резали других баранов других народов.

 

Артём Войтенков: Причём, резать будут даже свои.

 

Евгений Фёдоров: Это всегда. Смотрите интересные фильмы, кто в Великую Отечественную войну на украинской территории занимался террором? Местные жители. Я видел наши выступления, процентов на восемьдесят, на девяносто, во главе немецкий офицер, гестаповец, а исполнители из числа местного населения, полицаи, которые бандеровцами назывались и по-всякому другому.

 

Артём Войтенков: Правильно, немецкие солдаты не хотели марать руки свои.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не хотели, потому что, марать свои руки, это серьёзное как бы личное решение, то есть, обязательно найдут. Это тоже в голове осталось - находят. Ты вроде, да, ты сейчас делаешь, что хочешь, а смотришь, через пару лет и тебя нет - удушили, придушили, поймали, Нюрнберг, или ещё что-то. Это есть, это система самозащиты, и люди, которые поумнее, это понимают. Почему я и говорю, что основная опора Пятой колонны в России, это дебилы. Это важный момент, это личные качества человека, это не просто его взгляды. Начальство конечно, профессионалы, типа Навального, а опора, значительная часть, это дебилы, подготовленные пропагандистским телевидением оккупационным, которых просто вычеркнули из головы.

 

Я же не случайно на "Эхо Москвы" сослался. Если бы там были аргументы, вот когда я говорю взаимосвязь между санкциями и пенсионерами Московской области, но она же, понятно, есть. И Путин о ней говорил. Если бы там были аргументы, я бы с удовольствием поговорил, поспорил. На "Эхо Москвы" меня почему-то не приглашают, боятся, а там их нет. Это доказательство дебилизации. На стороне Пятой колонны только дебилы, других там уже не осталось. Там либо откровенные враги, их немного, которые просто находятся в Америке, и в России только подруливают. Либо девяносто девять процентов, это дебилизированное население.

 

Артём Войтенков: Я с вами не соглашусь, потому что, вот среди моих знакомых, и близких и дальних, есть люди, которые поддерживают, скажем так, Пятую колонну, Белую ленту, причём, они совершенно умные, они хорошие, то есть, в личных отношениях они действительно, хорошие, добрые люди но вот в политических взглядах у них совершенно другая точка зрения.

 

Евгений Фёдоров: Ну-ка, давайте поподробнее.

 

Артём Войтенков: Но я не скажу, что они дебилы и дураки, понимаете?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они не дураки, нет. Смотрите, если они идут против своего рода, против своей семьи, а государство большая семья, то они дебилы. Исторически это дебилизм. Потому что исторически, людей, которые выступали против своего государства, своего рода, своей семьи, они - исторический дарвинизм, отсекались и выкидывались на свалку. Просто физически вырезались, убивались, вычищались. Защититься в этом конкурентном мире можно только "спина к спине". Если ты не понимаешь этой логики "спина к спине", то ты не понимаешь логики выживания, то есть, дебилизируешься. Ты выходишь из этого круга защиты, хотя он может быть, плохой круг, там воняют потом соседи, плохо выглядят, зубы у них не чищены.

 

Артём Войтенков: Ругаются.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но ты, выходя их этого круга, ты просто обрекаешь себя на ликвидацию. Хотя враг тебя может и заманивать, он говорит: "Заходите, мы вам сосиску дадим, в тёплую палатку поселим, в концлагерь отвезём с хорошим питанием". Но человек, выходя из этой системы, он совершает дебилистический поступок, хотя лично он может воспринимать его, как нормальный. То есть, это уже отколовшийся. Отколовшийся подлежит ликвидации, и в роде, в продолжающемся, он исчезает. То есть, у него нет детей, у него нет внуков, и он является носителем такого решения, которое не закрепляется в последующих поколениях. А решения людей, их детей, которые вместе, хотя и в неприятной компании часто, остаются как бы жёстко в связке единого рода, единого государства, единой семьи, они закрепляют это в потомках. Потому что, эта неприятная компания для кого-то, она защищает их стратегически, их детей, правнуков, прапраправнуков. И так в истории.

 

За полторы тысячи лет нашей только государственности, вот эти все они, их же много у нас было, отщепенцев, исторических, они все дебилизировались, они исчезли, у них нет продолжения. Если они переходили на сторону другой нации, они там не были в первых рядах, их вниз, их растворяли, выжимали из них все соки, и они были обслуживающим персоналом верхушки, и тоже исчезали. Потому что, они не являются культурными носителями той нации, просто их культура исчезала, их использовали, как расходный материал, как баранов для питания.

 

Артём Войтенков: С этими понятно. С перебежчиками, да, никто из них там не поднялся.

 

Евгений Фёдоров: Так об этом и речь. То есть, человек, который воспринимает… Кому-то, может не нравиться Путин, кому-то может, не нравятся какие-то приёмы, какие-то вещи, но есть более важные вещи. Вот не нравится папа. Кому-то не нравится папа, он алкоголик, ругается. И что? Он перестал быть папой? Это другие вещи. У человека в мозгах всё-таки заложено. Представляете, я пришёл сегодня с утра, мне чего-то папа не понравился сегодня: "Пошёл вон папа отсюда, всё, больше домой не приходи". Дверь закрыл, ключ отнял, пошёл вон, Старенький, сопротивляться не может. Но это же понимают люди, что так неправильно себя вести. То есть, это более важно, чем характер папы, или мамы, или бабушки, или дедушки. И вот это более важные показатели.

 

А если человек идёт против более важных показателей, то есть, перебегает на сторону врага. А сегодня понятно, что "белая лента". Это может быть, пару лет назад это было неизвестно, но после того, как началась война на Украине, начались санкции, это стало уже очевидно. То есть, уже человек своей тупостью объяснить этот поступок не может. Он стал дебилизироваться, при этом он выглядит, как умный. Но это не долго, пару лет, и он дебилизируется и с точки зрения коммуникаций.

 

Артём Войтенков: Да нет, так не происходит.

 

Евгений Фёдоров: Он уедет. Девяносто процентов их них уезжают.

 

Артём Войтенков: Возможно. Просто я хотел бы сказать, как эти люди думают. Они говорят, что да, что наше государство неправильное. У нас тиран Путин, Путинский кооператив "Озеро" у власти, они всё воруют, они всё себе забирают, мы просто хотим, чтобы у нас была демократия, как на Западе, а у нас тут тоталитаризм и кровавый КГБэшник. Вот такой вот подход. То есть, с их точки зрения, они считают, что надо стране сделать лучше, убрав Путина и его, соответственно, верхушку.

 

Евгений Фёдоров: Убрав кого-то в России, я с этим даже не спорю. Если он хочет сделать что-то в стране лучше, кого-то поменяв, это нормальная позиция.

 

Артём Войтенков: Ну вот.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Но если, он для того, чтобы что-то поменять, опирается на власть иностранного государства, вот это и есть дебилизм. Понимаете разницу? Если он говорит, я хочу, чтобы в Госдуме были не Иванов, Петров, Сидоров, а другие фамилии, другие люди, это нормально. Мало того, это может быть даже очень сверх патриотическая позиция, но тут уже надо договариваться с другими особями твоего народа и государства. У тебя же не только у тебя голос есть.

 

Но если ты для этих целей, борьбы с коррупцией, например, едешь за океан, и получаешь оттуда опору власти, вот с этого момента и начинается дебилизм. То есть, ты стал дебилом, потому что, ты вышел. Ты сказал: "Для того, чтобы исправить моего отца-алкоголика, я его решил убить". Это уже неправильный ответ, понимаете? То есть, для того, чтобы исправить своего отца-алкоголика, надо совершить внутренние действия внутри своей семьи. А если ты его изгнал, уехал за границу, и там взял точку опоры, то ты перешёл на сторону врага в его интересах. Вот это чёткая граница.

 

Поэтому, если он белоленточник, то он враг не потому, что он против Путина, а потому что, он против российской государственности. Поскольку, он, перейдя в коммуникацию с иностранным государством в его интересы, встал на позицию врага, у которого задача ликвидировать Российское государство, о чём американцы открыто и говорят.

 

То есть, я под дебилизмом понимаю не то, что у них взгляды про Путина, или про обустройство. Я их дебилизм воспринимаю - опора на изначально дебильную, с точки зрения национальной особи, позицию, опору на иностранное государство для решения внутренних проблем.

 

Артём Войтенков: Смотрите, если мы возьмём пример с той же самой семьёй и отцом-алкоголиком, куда ведут отца лечить? В лечебницу, в больницу, прибегают к помощи врачей. А с их точки зрения, то же самое - наше государство больно путинским тоталитаризмом, поэтому, надо пригласить врача из-за океана.

 

Евгений Фёдоров: Дебилы. Потому что, врач из-за океана, это не врач, а политик, имеющий свои задачи, который, обладая необходимым пропагандистским ресурсом, ставит задачу ликвидации вашей семьи. И вы, перейдя к этому политику зарубежному, вы вписались в его задачу. Под предлогом лечения вашего отца-алкоголика, вы ликвидируете свою семью, то есть, себя, а это дебилизм. Потому что, результатом этой политики будет ликвидация вашего государства, вашей семьи, и вас лично. Это самоубийственный дебилизм.

 

Артём Войтенков: Люди просто не знают про это.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы. Потому что, чтобы они это знали, им достаточно посмотреть, как это работало до них, с их дедами, с их прадедами, с жившими до них шестьюдесятью поколениями.

 

Артём Войтенков: Да ужас, что было, Евгений Алексеевич. У нас был кровавый царь, у нас были ещё более кровавые большевики, у нас был жуткий монстр Сталин. Так что, смотрите, куда ни плюнь в истории, всё плохо.

 

Евгений Фёдоров: Это всё пропагандистское описание пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Так, а людям же не разобраться.

 

Евгений Фёдоров: Почему не разобраться? Они же разобрались в своей семье, они разобрались, когда им надо рожать детей, как их кормить, что делать на работе. Когда купить пианино, когда купить диван, разобрались.

 

Артём Войтенков: Нет, люди очень доверчивы. Им говорят по рекламе, надо покупать то-то, новые диваны…

 

Евгений Фёдоров: Вы называете это доверчивостью, а я называю это дебилизмом. Потому что, когда вы доверчивые, это ваше, как бы личное дело. А когда вы совершаете поступки, направленные против своих интересов, это вы дебил. Это две большие разницы.

 

Артём Войтенков: Ну почему? Пошёл человек, потратил всю свою зарплату на новый телефон, он в чьих интересах? Ему кажется, что в своих, он купил новую вещь.

 

Евгений Фёдоров: Ну, купил новую вещь, что такого?

 

Артём Войтенков: А потом вся семья целый месяц ничего не ест.

 

Евгений Фёдоров: Зато у всех есть радость от телефона. Почему? Это нормальное решение. Внутри семьи там тоже могут быть свои решения, но по сути, это нормальные решения. Семья на него повлияла, и в другой раз он телефон не купит. Или все пользуются этим телефоном, и смотрят в нём телевизор. Это по-разному может повернуться. То есть, тут логика в коммуникациях.

 

Почему мы говорим: патриоты могут быть оппозицией. Да сто процентов. Как правило, оппозиция, это патриоты, потому что, они хотят лучше. А Пятая колонна, это антипатриоты. Главные враги оппозиции - это Пятая колонна, как это ни парадоксально. Не власти, потому что, власть у нас коллаборационистская. У нас Пятая колонна есть и во власти, и патриоты есть во власти, и в оппозиции есть патриоты. А Пятая колонна, это не оппозиция, это внешнее управление, направленное на ликвидацию вашего гнезда, вашего дома, вашей семьи, и вас лично. То есть, это совершенно другая логика. Если это белоленточник, у него задача, даже если он не думает об этом, - ликвидация этого государства. Результатом ликвидации этого государства - сход российской нации с конкурентной полуторатысячелетней борьбы, что физически для него означает резню, для этого человека, поэтому он дебил. А исторически, отсутствует продолжение его государства, его рода, его семьи, в том числе, культурное продолжение. Это конкурентная борьба, и многие народы не выдержали этой борьбы. Вы думаете, что, только у нас дебилы? Вы думаете, там не было дебилов в Германии, которая зачем-то начала Первую мировую войну и грохнулась?

 

Артём Войтенков: И Вторую.

 

Евгений Фёдоров: Или в Австро-Венгрии, или в Шведской империи Карла Великого? А от дебилизма к смерти уже полшага. Нам придётся в этом плане восстановить наш природный здравый смысл.

 

Артём Войтенков: Я вообще всегда только за здравый смысл.

 

Евгений Фёдоров: В НОДе люди только со здравым смыслом. То есть вообще делёжка в этом идёт. НОД же многообразный. Это же не только штабы НОДа. То есть мы говорим, если ты не хочешь по каким-то соображениям (не каждый пойдёт в пикет), хотя бы ты прояви свою позицию, как можешь: в интернете, в заявлении, поставь задачу такую перед государством и машина заработает. Может быть, твоё усилие будет маленькое. Но на любой войне усилие одного солдата это ничто. У вас десятимиллионная армия, что там один солдат? Ничего. Но вместе это и есть победа. Поэтому это и есть система НОДа. Каждый человек, большинство хотя бы, должны принять решение о необходимости освобождения. А для этого должен пройти мыслительный процесс. То есть, перейти из категории дебилов, куда их везут и баранов на убой, в категорию здравомыслящего человека. И тогда он становится НОДовцем. Не членом штаба и не фёдоровцем. Не путайте это, а НОДовцем.

 

Артём Войтенков: Хорошо.

 

Евгений Фёдоров: И кстати, тоже, к разговору. Меня ругают, специально хочу сказать, когда я говорю: "люди - предатели" и так далее, - у меня нет желания, чтобы меня любили. Опыт показывает, что когда меня не любят, это даже больше пользы для дела. Поэтому, не обижайтесь.

 

Артём Войтенков: Это вы в камеру скажите.

 

Евгений Фёдоров: В камеру говорю - не обижайтесь. Господа предатели, не обижайтесь, что вас назвали предателями. Это для вашей пользы дела. Это для того, чтобы вы включили мозги и отменили своё предательское решение 1991 года.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда, чтобы внести окончательную ясность. Как отличать белоленточников от тех, скажем, роднолюбцев, патриотов, которым не нравится действующая власть.

 

Евгений Фёдоров: Не надо их отличать. Пусть они сами себя отличают.

 

Артём Войтенков: А как разобраться?

 

Евгений Фёдоров: Это называется "изобретательский эффект светофора". Не светофор решает какой машине ехать, а водитель, который смотрит на зелёный цвет. То есть, НОД – это идеология. Человек сам должен прийти в НОД. Не надо с вашей стороны, с моей его отличать. Мы даём ему технологию освободительного процесса, которую он самостоятельно - самостоятельный мир, самостоятельная вселенная. Он принимает решение не жить ему в рабстве, не жить его стране в рабстве, что следствие. Потому что, если страна в рабстве, то и ты в рабстве. Получить свободу и на базе свободы наладить свою жизнь. Он должен решение принять.

 

НОД – это идеологическое решение. Как только у вас песчинка человеческая приняла решение быть хозяином своей судьбы, а не как перед референдумом в Греции. Смотрю: "Как же мы будем управлять своей страной без немцев?" Это говорят греки, у которых несколько тысяч лет государственности. Вот в этом и различие. То есть я понимаю, что я должен жить в свободной стране. Я понимаю, что без этого я лично, физически не выживу. То есть, меня убьют. То есть для меня это такое же решение, как увернуться от пули или от ножа бандита. Вы же уворачиваетесь от ножа бандита? Уворачиваетесь. Это то же самое. И для этого решения я должен совершить мыслительный рывок. И мыслительный рывок на базе исторической системы, которая выработана моими дедами за полторы тысячи лет. Она железобетонна, она всегда работает. И тогда я иду в эту борьбу.

А уже смотрю дальше:

- Идти в борьбу, в штабы НОДа, где Фёдоров координатор.

- Или сам на телевидение, если я режиссёр или ещё кто-то.

- Или, если я чиновник какой-то другой.

Мало того, от этой борьбы не требуется рвануть на пулемёты или с шашками на танке. Ни в коем случае.

 

Ветеран отличается от солдата молодого тем, что ветеран не подставляется. Это его единственное отличие. И если солдат, не умеющий воевать, бежит в атаку под пулемёты, то ветеран проползёт через окоп, через блиндаж, через лесок. Зайдёт в тыл к врагу и оттуда его долбанёт. То есть, выживаемость – главный фактор умного человека. У меня огромное уважение к нашим пикетчикам, но это только часть НОДа. Потому что они пошли в открытую, забралом на пулемёты врага. А значительная часть, большая часть НОДовцев должна проникнуть в стан врага и взорвать его. То есть, они должны совершить мыслительные поступки. Не только публично политически смелые поступки, но и аккуратно проникнуть, не подставиться, проползти, как Путин делает. Где ползком, где бегом, с малыми силами, в отсутствии когтей, зубов, вон какую страну развернул. Одним только Крымом, что сделал. Всех так поставил раком, что отсюда только путь к свободе или к смерти, но это уже выбирайте. То есть, поделил людей, на дебилов, которые суицидальщики, и на разумных людей, которые хотят остаться в живых вместе со своими детьми. Видишь, как хитро сделано? Блестяще! Просто блестяще.

 

Артём Войтенков: Это как бы с вашей стороны, а со стороны обычного человека не делится.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, почитайте, вот мы сейчас с Китаем дружим, стратагемы китайские. Типичный приём с Крымом, когда главнокомандующий располагает свою армию перед рекой или за рекой. Вот если вы располагаете за рекой, то у вас лучше оборона, потому что река позволяет вам обороняться. Если перед рекой, то лучше психологический климат. У вас солдаты стоят до последнего. Вот он расположил российскую армию политическую перед рекой. А теперь она просто пытается понять и начинается делёжка на дебилов и не дебилов.

Дебилы говорят: "Блин. Белую ленту одеваю и не понимаю, но сейчас меня убьют". Значит, ты дебил.

А не дебилы меняют белую ленту на георгиевскую и понимают, что другого варианта сегодня остаться в живых, кроме как стать национал освободителем у тебя нет. Всё, круг замкнулся. Блестящий ход. Но в китайской стратагеме прописаны несколько тысяч лет назад.

 

Артём Войтенков: Но основные правила то, они не устаревают.

 

Евгений Фёдоров: А теперь мы сидим и ждём, вот я сижу, потираю руки и жду. Тут уже ветеранам надо сохраниться НОДовцам, аккуратно, потому что американцы будут рубить голову, будь здоров. Ждём, когда произойдёт контр дебилизация населения. То есть, двадцать пять лет дебилизировали, а теперь надо, чтоб произошла контр дебилизация.

 

Артём Войтенков: Я бы сказал прояснение.

 

Евгений Фёдоров: Прояснение, да. Мы это называем "Отмена своего предательского решения 1991 года" - с точки зрения юридической стороны вопроса. А с точки зрения нравственно-психологической - контр дебилизация. Человек должен обратно научиться думать. Его отучали думать, обучали быть муравьём, а теперь ему надо включить мозг, и человеку, и государству. А у государства мозг – это создание институтов мозга, то есть институтов управления при главе государства. Мы об этом говорили - заменить десять тысяч американских советников на российских, с мозгами. Рычаги-то есть, но за рычаги должен сесть человек, который умеет ими пользоваться, то есть, с мозгами.

 

Так вот это и есть процесс НОДа, национально-освободительной борьбы, который сегодня реализуется не только умом двухсот пятидесяти тысяч НОДовцев, которые анкеты заполнили, но и желанием выжить остальных ста пятидесяти миллионов жителей России. И чем быстрее они контр дебилизируются, то есть восстановят здравый смысл в своих головах, в том числе поймут, что им врёт телевизор, в том числе поймут, что им врут чиновники, в том числе поймут, что им врёт Конституция, тем лучше для них. Значит из этих армий, прижатых к реке, больше останется в живых.

 

Артём Войтенков: Посмотрим.

 

Евгений Фёдоров: Надеемся. Может быть и второй вариант. Армия может быть ликвидирована, государство погибнет. Как погибли десятки империй, которые сражались с Россией и проиграли в этой войне в истории. Та же Османская, например. Шесть войн с ней вели. Такое тоже может быть. Но в конечном итоге это выбор людей. Они должны остаться на позициях русской государственности здравого смысла, либо подвергнуться дебилизации со стороны оккупантов и интервентов американцев и исчезнуть с исторической арены и юридически, и культурно, и физически.

 

Артём Войтенков: Знаете, что? У людей, по крайней мере, у большинства, они не воспринимают события, которые происходят где-то далеко, что это их коснётся. Например, когда была война в Ливии: "Война в Ливии, мы за Каддафи". Но никто не воспринимал, что это где-то рядом, это где-то там далеко. Потом война в Сирии началась. Тоже все: "Мы за Башара Асада. Американцы плохие". Но всё равно это где-то далеко, как бы никто не воспринимал. Потом уже война на Украине.

 

Война на Украине, казалось бы это рядом. Это уже под боком, у всех там родственники. У каждого второго родственник на Украине. И всё - нас поделили. И всё равно до людей, правда, до части начало доходить. Но всё равно большинство людей: "Война там где-то, но меня это не касается". То есть, просто люди живут обычной бытовой жизнью. И пока это лично, не будет смотреть на него дуло пистолета, большинство людей чесаться не будет. Хотя какое-то прояснение мозгов наблюдается. В интернете, например, достаточно сильно пошло в последнее время. Но, тем не менее, основная, как вы говорите политическая армия, она будет думать именно едой, безопасностью. Вот основные два понятия: еда и безопасность.

 

Евгений Фёдоров: Вы только добавляйте основная дебильная политическая армия. Дебильная. То есть, это идиоты.

 

Артём Войтенков: Нет, это скажем так, люди с не очень большим кругозором.

 

Евгений Фёдоров: Вы вежливо назвали дураков дураками. Это дураки. То есть в этом нет политики.

 

Артём Войтенков: А я бы, кстати, не сказал, что они дураки. Они в некоторых вещах даже гораздо умнее, чем мы с вами.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, муравьи тоже где-то умнее. Я не могу, как муравей, например, тащить вес в пять раз больше своего. С точки зрения исторической и государственного строительства это дебилы. Вы же можете быть дебилом в химии, но быть блестящим математиком? Наверное, можете. Так и здесь. В чём-то они умные, но с точки зрения выживаемости, это дебилы. Всё-таки фактор выживаемости, геополитика – это выживаемость. Ты хочешь остаться в живых или нет? После этого, если останешься жив, ты уже можешь быть великим математиком или великим химиком, или плохим математиком, или плохим химиком. Это вторично. А первично – остаться в живых.

 

Так вот, с точки зрения выживания это главный дебилизм. Ты – дебил, если ты не понимаешь, что выживание твоё возможно только в масштабах твоей страны, в масштабах твоего народа. Это технология выживания. И, если ты в этом главном факторе потерял здравый смысл, то вторые, другие факторы не так важны. Это главная вещь.

 

Да, враг стал хитрее, он научился. Он понял, что нападать на Киев одновременно с Москвой глупо. Поэтому вначале напал на Киев, потом на Москву. Вначале он напал на Вильнюс, прокатило, с Ригой. Прокатило же? Прокатило. Где русский народ, который вступился, который вступился, как их деды за Ригу и Вильнюс, когда его захватывали враги, НАТО? Не было, нет русского народа. Значит, враг понял: "Русский народ потерял здравый смысл, исторический, стал дебилом. Следовательно, можно следующий шаг - Киев. Вначале Тбилиси, потом Киев.

- "Ага, Киев прокатывает? Отлично. Значит, следующий – Уральская республика".

Уже Россель подписал все бумаги. И так постепенно глядишь, не только Москву.

-"Какая ваша улица?"

- "Тверская улица".

- "Вот, Тверская улица".

Потому что, когда враг убивает людей на Ленинградском проспекте, это же не ваша. Вы же на Тверской живёте.

 

Артём Войтенков: Далековато, да.

 

Евгений Фёдоров: Да, что там, тысячу метров ещё. Поэтому вот он так и идёт постепенно. Это только в дебильной Москве может заложиться мысль, что Рига, Киев – это не то, что Москва, Питер или Екатеринбург. Понимаете, это то же самое с точки зрения международного исторического права, зафиксированного во всех международных правовых документов. То есть, не только с точки зрения нашего права, но и с точки зрения американского, английского, немецкого, японского, китайского, индийского и всех остальных. Потому что международная признанность - это признано всеми странами и народами.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда вопрос, про страны и народы. Сейчас, по крайней мере, в СМИ, они стали писать о том, что в Европе стали мигранты, переселенцы просто туда рваться какими-то большими толпами. Бедная Венгрия уже стонет, устраивает полицейские кордоны, но это не помогает. Хотя Венгрию тоже там, так сказать, лицом об стол тычут, чтоб она ничего не делала против этих наплывов приезжих.

 

Вопрос: почему они именно сейчас полезли? Были крики, что они хотели пробраться в Великобританию из Франции. Что сильно большая разница? Во Франции уже столько этих приезжих, что уж.

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу, что во многом это конечно определённая пропаганда. Организация пошла, там пошли определённые организационные действия. Потому что приезжих в ту же Европу пятнадцать лет назад было на порядок больше. Я изучал этот вопрос миграции в Германию. Я вам скажу - в Германию приехало двадцать миллионов человек. А теперь, сколько там приезжает? Три тысячи в день, максимальная цифра. Умножьте три тысячи на триста шестьдесят пять. Вот калькулятор, давайте.

 

Артём Войтенков: Миллион, по-моему, получается.

 

Евгений Фёдоров: Да, миллион. Вот сегодня мигрантов в Европе столько же, меньше раза в два-три, чем это было в 90-е годы.

 

Артём Войтенков: А почему так раскручивается?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это форма национально-освободительного движения на европейском континенте.

 

Артём Войтенков: Ничего себе форма. Приехали из Афганистана.

 

Евгений Фёдоров: Артём, заметить. То есть начинается победа в области пропаганды. Пропаганда начинает пробиваться. Американцы же Европейский Союз запустили, все эти проекты для целей сдерживания своих вассалов европейских, держать их в узде. И они для этого, вообще-то говоря, и создали всю эту напряжённость. Зачем они свергали все эти Египет, Ливия? Все эти режимы - Иран, Ирак. Зачем они всё это делали? Они, что идиоты? Нет, они всё понимали прекрасно. Они понимали, что будет сформирована система подавления европейского менталитета.

 

Артём Войтенков: Так они её и сделали. Там же квоты, приёмы этих беженцев, оплата им. Если бы их никто не принимал в той же Франции, они б туда и не ехали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Всё это было продавлено через своих президентов, через Пятую колонну, через внешнее управление. То есть, американцы, они же бомбят по всем площадям, в том числе и по площадям своих союзников. И задача – держать союзников в союзничестве. А не должно быть такое, что какая-нибудь Германия вырвется из-под власти американцев и перейдёт на сторону Путина. И для этого их всё время надо кошмарить. Вот они и запустили эти процессы. А лучше всего - разбомбить европейскую идентичность, чтобы не было той самой семьи. А не будет семьи, не будет сопротивления или какой-то своей логики. И для этого всё это было организовано, все эти войны, всё же для этого. ИГИЛ они для этого придумали, американцы. Для чего вы думаете, в Голливуде снимали эти сцены зверского убийства заложников?

 

Артём Войтенков: Да, там такой постановочный голливудский ролик, просто.

 

Евгений Фёдоров: Пугать европейцев. Это же сделано специально. То есть, идёт борьба и то, что об этом стало заметно, это европейский НОД. НОД за идентичность наций, если так сказать. Значит те, кто против, чтоб пошли изменения, в их интересах информация о том, что идёт ликвидация европейских наций? В их. То есть, в интересах НОДа. Мы это и наблюдаем. НОД просто разный. Он многообразный. Это не только те, как в Германии члены НОДа, которые чётко знают, что Германия оккупирована. Но это те самые НОДовцы в средствах массовой информации, которые работают на врага, на оккупанта, но не хотят работать на врага и ведут подпольную борьбу в своей редакции. И у нас такие НОДовцы есть в российских СМИ. В целом система управляется, но там есть люди, которые на нашей стороне. У них нет власти, нет влияния. Но, где возможно, они свои пять копеек дадут. Так и здесь.

 

Артём Войтенков: То есть, вы считаете, что просто поднятие шума вокруг.

 

Евгений Фёдоров: Ничего не поменялось. Просто поднятие шума. Плюс, добавили элемент организации. Кто-то этих беженцев организует в отряды, которые начинают что-то где-то пограбливать уже, кого-то штурмовать. То есть, добавили этот элемент ещё. Называется "провокация". Просто это система, в которой несколько векторов силы. Некоторые засвечивают, некоторые более активные, условно говоря "Чёрная рука", как в Сербии, которая принца Фердинанда убили, имеют более жёсткий подход. В том числе, жёсткий по-настоящему. А создать организационную компоненту для беженцев - это же копейки. Вычленил, то есть аналитику провёл из тысячи беженцев одного-два лидера. Этому одному-два лидеру дал дополнительные возможности небольшие финансовые, переговорил с полицией, чтобы она создала общий фон невмешательства, чтобы там не было работы с этой средой и всё.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть, Европа по-своему бунтует потихонечку?

 

Евгений Фёдоров: По-своему Европа бунтует. Бунт Европы может вылиться в откол Соединённых Штатов Америки. И в целом фон бунта в Европе связан с Путиным, который поднимает мировой НОД, тем самым создавая, когда две вершины, между ними складывается определённая конфигурация отношений. И когда он вытаскивает мировой НОД, это и влияет на умы и появляется в Европе больше людей. Их немного, но их больше там. До этого были сотни, стали тысячи, десятки тысяч, которые участвуют в проектах НОДа на территории Европейского Союза против американцев. Пик этого явления был. Очень интересно, посмотрите: Вторая мировая война, когда Румыния под Сталинградом воевала с Красной армией, а потом вдруг раз и переметнулась на сторону Красной армии. Та же Румыния, те же начальники. Царь проснулся и сменил Антонеску, румынский. Смешно, да, звучит? Но это на стороне сильного.

 

То есть в Европе появляются силы, которые видят, что Путин может победить. Пускай там небольшая вероятность, но есть. И они делают выбор на сторону сильного предварительного характера и начинают вести вот эту логику национально-освободительной борьбы в Европе, которая сегодня идёт по разлому беженцев. Просто это так взяли, как повод.

 

Артём Войтенков: Сегодня прочитал новость, что США своим гражданским лицам в Турции (там же родственники военных, родственники дипломатического корпуса), они их предупреждают, что вам, ребята лучше из Турции уехать. Мы даже оплатим вам дорогу обратно. Это что уже означает?

 

Евгений Фёдоров: Это геополитическая борьба, Артём. Вы там сходу во всём не разберётесь, потому что она разбивается на отдельные стычки отдельных отрядов. В целом, Эрдоган - враг Америки, но Турция – друг Америки. Они борются за Турцию. Они собственно с Эрдогана прессуют в Турции, устраивают там оранжевую интервенцию и так далее, для того, чтобы вытащить Турцию в свои союзники жёсткие. Не колеблющиеся, а жёсткие. И НАТО – это тоже условное понятие. И поэтому они там просто как бы Турцию плющат. Они там организовали эти истории с выборами, с проигрышем Эрдогана. Он сейчас пытается переиграть.

 

Помните, по-моему, с вами в интервью, когда я говорил, что Эрдоган через год-полтора столкнётся с импичментом. Смотрите, Эрдоган не стал ждать, когда он столкнётся с импичментом. Он тоже понимает логику. Он даже может меня не смотреть, он умный человек. И соответственно он пошёл на опережение. То есть, он объявил досрочные выборы, запустил процесс реформы правительства. То есть он пытается перехватить инициативу, которую он потерял, проиграв американцам свои выборы. Он же шёл на выборы турецкого парламента, думая, что он победит, две трети возьмёт, а получилось шиш, американцы его переиграли.

 

Артём Войтенков: И теперь у него парламент не его получается.

 

Евгений Фёдоров: Парламент не его. А не его парламент означает с интервалом год-полтора импичмент. Это правило такое, технология. Если у вас нет большинства в парламенте, и вы ведёте лидерскую позицию, то есть не подстраиваетесь под внешнее управление, то вам грозит импичмент. И он пытается сейчас перехватить управление. И вот эта вся борьба отдельная разбивается на элементы. То есть, в этих элементах тот, кто занимает последовательную правовую позицию, он всегда выигрывает. Вы сейчас с любым юристом переговорите: можно хитрить, скользить, но если ты занимаешь чёткую правовую позицию в условиях даже тотального нарушения законов, ты в конце всегда выиграешь.

 

Артём Войтенков: Если хватит сил дойти до этого конца.

 

Евгений Фёдоров: Если ты умный человек, у тебя хватит сил дойти до конца. Ты не будешь подставляться, но при этом, занимая правовую позицию. То есть, это такая форма. Так и здесь. Почему мы говорим: надо вернуться на правовую позицию - 1991 год. Почему мы требуем от прокуратуры и суда расследовать эти события? Потому что правовая позиция не приводит к другому результату. Она не приводит к мгновенным решениям, но она создаёт предпосылки для выстраивания всей остальной цепочки правильных решений. То есть после этого вся свора, неправильно шарахающихся во все стороны, кто куда, во что горазд, формируется как бы в единую даже не толпу, а уже в колонну правильно двигающихся. То есть это не просто хаотичное движение миллионов людей, а это уже единое движение в едином направлении. Понимаете, для чего нужна правовая конструкция?

 

Поэтому 1991 год очень важный. Я приветствую, кстати, форму борьбы НОДа, когда пишут заявления в прокуратуру, как потерпевшие, о расследовании. Обязаны провести расследование событий 1991 года в отношении людей, как потерпевших в этих событиях.

- Произошло преступления, я потерпевший, расследуйте. Я хочу получить удовлетворение какого-то характера.

 

Артём Войтенков: Должно быть тогда нарушение какое-то, или убытки понесённые.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Триста пятьдесят миллионов человек понесли убыток. И не только потеряли государство, то есть моральный убыток, но и личностный. Кто-то потерял вклад в Сбербанке. Потерял? Потерял. Кто-то потерял деньги. Потерял? Потерял. Имел деньги, а тут они стали бумажкой. Кто-то потерял возможности. То есть, конечно, есть потерпевшие. Кто-то квартиру потерял, кто-то дом. Кто-то несколько домов, как жители, допустим Чечни, из которых их изгнали в результате. Конечно, есть.

 

Артём Войтенков: А разве, когда поток таких писем в прокуратуру, он может что-то повлиять на саму прокуратуру? То есть она может просто это всё отбрехиваться, писать всякие отмазки и всё.

 

Евгений Фёдоров: Может.

 

Артём Войтенков: Ну, на десять писем в день, будет на десять тысяч в день.

 

Евгений Фёдоров: Может повлиять один выстрел одного бойца на фронте во врага на Победу. Он может вообще холостой, выстрел оказаться. Но в целом это и есть влияние. Вот эта совокупная система – мягкая сила называется. Это и есть технология мягкой силы –продавливают, формируют общественное мнение.

 

Мы же идём через формирование общественного мнения. Когда значительная часть людей поймёт, что они в оккупации, для России это означает состоявшееся решение. Та идея, которая овладев массами, становится решающим фактором исторического развития. Понимаете? Когда нам головы мутят всякой ерундой, да – мы: кто во что горазд, кто в лес, кто по дрова. Когда мы объединены единой идеологией освободительного процесса, мы сила. Хотя каждый – песчинка, но в совокупности это песчаная буря.

 

Артём Войтенков: Но тут ещё ветер нужен, чтобы песчинки поднять.

 

Евгений Фёдоров: А песчинки нам американцы подняли. Так дунули, что аж до неба поднялись. Это и есть санкции. Враг напал. Является ли ветром нападение гитлеровской Германии на Советский Союз в 1941 году?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот это вам ветер. С нами ведут войну с февраля месяца прошлого года. Ещё одно враньё, которое вешают сутра до ночи по телевизору, что "нет санкций, ничего не происходит". Даже договорились, что санкций нет. Уже договорились, что это ерунда на постном масле. Только по линии Центрального Банка исчезло четыреста миллиардов долларов, а это ерунда. Представляете, какая система ценностей?

 

Артём Войтенков: Центробанк это штука такая.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это только один из примеров, Центральный Банк. А вы думаете, только в Центральном Банке исчезло? Вы думаете, почему тарифы, почему зарплаты падают, почему эти социальные решения? Это и есть следствие. Вот это всё исчезнувшее распределяют на сто пятьдесят миллионов человек. Каждый получает убыток.

 

Артём Войтенков: А вы сказали в примере с Эрдоганом, что если парламент не твой, то следует отставка, да? Высшего должностного лица. А у нас же получается то же самое - Дума не Путинская в основном, а Путин как-то вот. Или Дума в отставке до сих пор?

 

Евгений Фёдоров: Путин не руководитель Единой России, это правда. Поэтому он и не кусается. Чтобы для политики кусать и царапаться, нужны зубы и когти.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, он не слетает с Президента.

 

Евгений Фёдоров: Правильно, потому что он координатор, умеющий маневрировать в системе политических сил, очень умно, профессионально, НОДовски, то есть идущий, продвигающий направление на суверенитет. Но изначально это английское слово "президент", которое к власти не относится. Он не власть.

 

Артём Войтенков: Но Эрдоган тоже Президент.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Эрдоган тоже манёвры ведёт. Видите, проиграл. Конечно, идёт борьба. Поэтому он ведёт манёвры, потому что нет когтей, чтоб царапать. Были бы когти, царапнул – будь здоров. Мы хотим дать ему когти в виде перевода его в состояние власти. То есть, предоставив ему власть. Нам в ответ говорят: "О, Путину, царские полномочия". Дайте. Тогда что вы сопротивляетесь, ребята? Давайте так и напишем: "Путин имеет право принимать обязательные решения. Точка". Молчат. Молчат, но если вы считаете, что это власть...

 

Артём Войтенков: Почему молчат? Говорят, что у него и так всё есть.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Почему-то под правом предоставить ему полномочия принимать обязательные решения, говорят, что ему хотят дать какие-то божественные полномочия. Нет. Дайте ему полномочия на уровне Председателя Госдумы или Председателя Суда Верховного, или Председателя правительства. Всего лишь. В части страны, а не в части своего суда, например. Что тут такого? Нет. Верещат, как резанные, потому что понимают, о чём речь идёт.

 

Артём Войтенков: ЛНР, Луганская народная республика своим официальным платёжным средством признала рубли. Это хорошо или плохо? Вы тоже какие-то деньги, помнится, рисовали для них полгода назад. Но так ничего и не вышло.

 

Евгений Фёдоров: Не вышло, потому что у них не хватило суверенитета, чтобы принять эти решения. Они же производная внешнего управления Пятой колонны в Москве.

 

Артём Войтенков: ЛНР-то?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, естественно. Сколько там до Захарченко и Плотницкого поменяли людей? А кто поменял? Послушайте Стрелкова. Кто поменял - всё известно. Меняли из Москвы для цели приведения, подчинения Пятой колонне в интересах американцев. То есть они через Москву действовали. То есть сами исторические события не позволили им сменить людей на проамериканских. Исторические события, допустим, из Захарченко сделали патриота, кстати. Хотя его подбирали не под эту функцию. Но так бывает, это нормально. Жизнь, она меняет человека. Но сама логика была в этом. В результате от элементарных решений, выпустить свой рубль, например, отказались. Хотя оно было на ровном месте. Просто тупо отказались от миллиардов долларов единовременных возможностей для решения государственных проблем. Я так скажу. И перешли на рубль, значит, на рубль. Это уже уехало. На рубль, значит, на рубль. Вы понимаете, мы сейчас ведём переговоры с руководством Донецкой, Луганской республики, знаете, о чём? О том, чтобы они выступили инициаторами принятия решений по незаконному 1991 году.

 

Артём Войтенков: А почему именно они?

 

Евгений Фёдоров: Не только они, но они наиболее заинтересованные лица. То есть фактически это осколки Советского Союза.

 

Артём Войтенков: То есть они говорят, что мы - часть Советского Союза.

 

Евгений Фёдоров: Мы – часть легитимного государства 1991 года, незаконно ликвидированного, и просим отменить решение по 1991 году.

 

Артём Войтенков: А здесь незаконная Украина образовалась после 1991 года.

 

Евгений Фёдоров: Это даёт им легитимность требования называть Украину сепаратистами. Потому что они - подлинные. У них государственная правовая основа. У них международные признанные границы. Они часть мира международно признанных границ. И они требуют восстановления этих границ.

 

Артём Войтенков: Подождите, а кто их признал ЛНР, ДНР? Или вы имеете в виду границ Советского Союза?

 

Евгений Фёдоров: Границ Советского Союза, кончено. То есть они часть признанной территории СССР. И это даёт им моральную, психологическую легитимность для того, чтобы обращаться с этими требованиями.

 

Артём Войтенков: Тогда Приднестровье должно вылезти.

 

Евгений Фёдоров: Вы правы. И Абхазия, и Осетия, естественно. Конечно, чтобы начались переговоры, чтобы был запущен проект поддержки восстановления легитимности 1991 года по всей границе Советского Союза. Конечно. А дальше уже, кто как хочет. Они хотят. А другие, узбеки, например, должны принять решение на референдуме, чего хотят, где хотят. За что они ведут войну? Вот если вы вдумаетесь, почему там сражаются люди с оружием в руках, они сражаются за это.

 

Артём Войтенков: Они сражаются за буфер между Россией и Украиной, чтобы не было войны.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Не за сепаратизм по отношению к сепаратистам. То есть Украина – сепаратисты, а они сепаратисты по отношению к сепаратистам. Да? Не за это. Они сражаются за признанную легитимную российскую государственность.

 

Артём Войтенков: Это вы так красиво рассказали.

 

Евгений Фёдоров: Вы спросите у человека. Если он уберёт всякую шелуху, которую ему грузят.

- "Вот ты человек. Ты пошёл в бой. Тебя чуть не убили, а твоего товарища убили. Почему ты так рискуешь?"

И он, когда вы с ним начнёте разговаривать, он придёт к этому.

- "Я борюсь за своё Отечество".

- "А что у тебя за Отечество, Донецк?"

- "Нет".

Спросите у любого: "Твоё Отечество Донецк или Луганск?"

Он скажет: "Нет".

- "Может твоё Отечество Краматорск?"

- "Нет".

- "А что твоё Отечество?" И вот тут у него мозги начинают скрипеть. За двадцать пять лет их немного там, они застыли с точки зрения восприятия действительности.

И он скрипливыми мозгами доходит: "Моё Отечество".

- "Киев, твоё отечество?"

- "Да".

- "Москва, твоё Отечество?"

- "Да".

- "Хабаровск, твоё Отечество?"

- "Да. Потому что это было Отечество моего деда, моего прадеда и моё Отечество.

- "И международный правовой закон признаёт это твоё Отечество?"

- "Да. Или ты хочешь придумать новое Отечество в лице Луганска?"

- "Нет, не хочу".

 

Вот спросите, хочет он придумать? Нет, не хочу. И Отечество не придумывают. Оно по праву рождения появляется, правильно? И всё. В этой цепочке, заплывшей в пропагандистском жире за двадцать пять лет, начинают прокручиваться шестерёнки. И у этих шестерёнок вы выходите на ту логику, о которой мы говорим. Мало того, эта логика - в Донецке и Луганске люди её понимают с оружием в руках. А в Москве и Хабаровске ещё не допёрли. А придётся.

 

Сейчас в камеру говорю. Ребята, придётся допереть. Жить хотите? Придётся включить мозги. А включив мозги, вам придётся среди заплывшего за двадцать пять лет пропаганды мозга допереть до первоисточника понятия Отечество. А первоисточник понятия Отечество это границы вашего Отечества 1991 года. Вот. Поэтому либо до конца победа, либо ликвидация, то есть смерть. Отсюда и лозунг текущего момента - "Победа или смерть".

 

Артём Войтенков: Он всегда был.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. В этом его и суть, и сила, что это было всегда, и всегда он заканчивался либо победой, либо смертью для нас, правильно?

 

Артём Войтенков: Не только для нас, для многих.

 

Евгений Фёдоров: Нет, для нас. Потому что для наций, которые уже потеряли драйв конкурентной борьбы, он заканчивался временно-промежуточной сдачей. Выносили ключи от города, допустим парижане или берлинцы - ключи от города либо сдача. И потом в дальнейшем, уже вторым этапом ликвидация.

 

Артём Войтенков: Европа сейчас совершенно точно идёт как бы вниз. Её этими мигрантами, приезжими дожимают, убивают, убивают, убивают. Просто не так быстро, а растянуто во времени.

 

Евгений Фёдоров: Дожимают. Исторически. Хорошо. Потому что исторически это означает, что та часть Европы, которая называется Восточная, спасаться придётся в объятиях Российской Федерации, которая возродится после победы или смерти. Вариант победы тоже есть. Вот после победы Восточной Европе придётся прятаться под наш зонтик.

 

Артём Войтенков: Как всегда это и было.

 

Евгений Фёдоров: Я про это и говорю! Мы ничего не предлагаем такого, что бы не было много раз в истории, и по-другому не было. Об этом и речь.

Мы просто тупо говорим: "Дважды два – четыре".

На нас смотрят и говорят: "Не может быть!"

Тогда вы идиоты, если для вас не может быть дважды два – четыре. Тогда ждём, когда у вас мозги прочистятся. Вот и всё. Кода прочистятся, пожалуйста, заявление заполните в интернете.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (996 мб)
Видео MP4 640x360 (385 мб)
Видео MP4 320х180 (213 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (22 мб)
Звук 32kbps MP3 (22 мб)
Звук 64kbps MP3 (44 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (67 мб)

Текст:
EPUB (179.64 КБ)
FB2 (355.13 КБ)
RTF (536.22 КБ)