Евгений Фёдоров 26 июня 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 26 июня 2015.
Разговор о Майдане в Армении, технологиях государственных переворотов, информационной войне, политическом оружии улицы, кому принадлежит власть в России, экономических санкциях и подготовке свержения Путина.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 26 июня 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-06-26

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, у меня вопросы по Армении, по Украине по Питерскому экономическому форуму, по Греции. С чего лучше с вами начать?

 

Евгений Фёдоров: Что больше беспокоит ваших зрителей, с того и начинайте.

 

Артём Войтенков: Их всё беспокоит. Давайте тогда с Армении начнём.

 

Евгений Фёдоров: Давайте.

 

Артём Войтенков: Что там происходит, и кто за этим стоит?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что никаких сомнений в этом нет, что там происходит, и все это давно знают. И американцы уже проявились, как организаторы процесса. Там они назначили какую-то украинскую женщину отвечать за ситуацию в Армении. Это обычная, уже на нашем веку, наверное, сотая оранжевая интервенция. И только в ближнем кругу уже двадцатая. То есть, на сотой, наверное, уже можно догадаться, что всё, как всегда, ничего не поменялось? Наверное, можно.

 

Поэтому повод избрали. Хотели, я так понимаю, в Гюмри, не получилось, не раскачали в свой время Гюмри, когда там было убийство. То есть, события какие-то негативные происходят всегда: то авария, то катастрофа, то проблемы какие-то.

- Повышение в данном случае тарифов - а как будто их нет, каждый день что-то повышается или понижается в худшую или в лучшую сторону. Поэтому, это повод, и просто использовали этот повод для того, чтобы вывести три тысячи человек.

- Потом в их числе была запущена группа провокаторов человек сто, которые подняли уже антироссийские лозунги, и как бы отражали лицо выступающих.

- И от имени лица выступающих подняли вопрос о том, что они не будут вести переговоры с президентом Армении, и пойдут до конца. И дальше постепенно тему начинают раскручивать.

- Потом, на каком-то этапе появятся сакральные жертвы.

 

Но тут важнее - выработали в Армении метод борьбы с оранжевой интервенцией или нет? По опыту Украины, России, Грузии соседней, в которой это было два раза, как минимум, американцы осуществляли вторжение методом оранжевой интервенции, последний раз Саакашвили приведя к власти. Ответ – нет.

 

Видите, не вырабатывается. И вам скажу, почему. Потому что, неправильно отвечено на ситуацию 91-го года. То есть, один раз наврав, и оставаясь во лжи, мы все последующие действия не будем получать правдивого ответа на них, и, соответственно, правдивой реакции на них, то есть, приводящей к результату. Если мы с вами признаём массово граждане России, и Армения признаёт законность ликвидации Советского Союза… Вот вы сейчас спросите у среднего гражданина России статистического: "Ты готов, если враг нападёт на нашу землю, и захватит город Псков, ты готов сражаться за своё Отечество?" Вам скажут: "Да". А если вы по-другому сформулируете вопрос: "Если враг нападёт на нашу землю и захватит город Львов, вы готовы сражаться за наше Отечество?

 

Артём Войтенков: Они скажут: "Это не наше".

 

Евгений Фёдоров: Вот. А это неправда. Поскольку события 91-го года были неправдивыми, ложными, государственный переворот, то есть, ничтожными с самого начала. Но в обществе сформировалось согласие со сложной оценкой ситуации. А вот если бы вы спросили у вашего деда, или прадеда: "Враг напал на ваш город Львов, вы готовы сражаться?" Потому что Львов вошёл только в 39-ом году. Он скажет: "Готов!" Даже по Львову, уж не говоря про Киев, или про Донецк. То есть, один раз сказав, и признав ложь, дальше вам те же специалисты скажут: "Ну смотрите. Вы за двадцать с небольшим лет признали, что Киев не нужно защищать, если на него нападёт враг? Признали. Значит, вы ещё за пять лет признаете, что и Псков не надо защищать, если на него нападёт враг, потому что вам кто-то объяснит, что Псков уже не наш. По той же причине. Даст бумажку, что псковское собрание приняло такое решение, например. И всё, он уже не наш, его не надо защищать, пусть умирают".

 

О чём мы говорим? О том, что надо с самого начала стоять на позиции правды. Как бы, идя по дороге лжи, все дальнейшие события вы будете только раскручивать ложь. Это касается и Армении. Мы рассматриваем ситуацию в Армении, как нас не касающуюся. Это тоже нападение на нас. Армяне рассматривают ситуацию на Донецке, в Москве, как их не касающуюся, и в результате они в одиночестве, их сейчас додавят. Почему думаю, что додавят? Уже вижу, как начало пошло процесса. Вот, когда в России попытались последнюю оранжевую революцию сделать на Болотной, там арестовали бунтарей, их посадили, и до сих пор многих не выпустили. А в Армении выпустили всех через три часа.

 

Артём Войтенков: Да, я тоже про это прочитал. События повторяются ровно так же, как в Киеве.

 

Евгений Фёдоров: А вот теперь посмотрите закулисье. Люди, которые вышли на площадь, получили от американского посольства гарантии, что с ними ничего не будет. Они же тоже люди, они боятся. То есть, мало того, что часть из них проплачена, но они же не хотят тюрьмы. Никакие деньги тюрьму не отменят. Им сказали, вы не бойтесь, у нас договорённость есть с МВД Армении о том, что вас выпустят. Им сказало это американское посольство, его представители, грантополучатели. Всё так и получилось. Люди ещё получили свои пайковые, командировочные, за то, что они сидят. Посидели три часа там где-то, не в тюрьме, а просто повозились с полицией. То есть, они вообще сейчас в фаворе. Они уже перешли из категории рядовых в сержанты, они уже прошли испытания тюрьмой, хоть и три часа. И теперь они, как преданные бойцы Соединённых Штатов Америки. То есть, пошло воспитание, в котором участвовало, в том числе, МВД Армении. Если вы их арестовали, так не надо было выпускать, ребята.

 

Или, допустим, президент Армении. Что он сделал, когда начались волнения? Он поехал в Брюссель договариваться, чтобы Брюссель не организовывал волнения в Ереване. С одной стороны он правильно как бы, понимает, откуда команды поступают. Но с другой стороны, сама логика – "договариваться", то есть, логика позиции слабости. Не в Москву поехал, чтобы с Москвой создать некую систему совместного отражения вторжения, а в Брюссель. То есть, понятно, что пошли по пути капитуляции. Понятно, что американцам потребуется ещё полгодика, годик, чтобы дойти до отставки президента Армении, но я думаю, что они по этой дороге пойдут.

 

Артём Войтенков: А почему? Вы говорите, что американцы, а он поехал договариваться в Брюссель?

 

Евгений Фёдоров: Брюссель - это слуги американцев.

 

Артём Войтенков: Это всё-таки разные силы. То есть, Европа тоже она сейчас вон бузит.

 

Евгений Фёдоров: Нет, если у вас были проблемы на оккупированной территории СССР, куда бы вы поехали их решать?

 

Артём Войтенков: В Берлин.

 

Евгений Фёдоров: Нет. В Минск, потому что, там сидит гауляйтер Кох. Берлин даже не согласится с вами встретиться без его согласия. Это же иерархия управления. За какую-то Армению отвечает Брюссель, вот и всё. Естественно, там были встречи с американцами в Брюсселе, и так далее. Поэтому, не по чину ехать в Вашингтон.

 

Артём Войтенков: Маленькая Армения, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не по чину. Но Армения в одиночку, как и Грузия в одиночку, и Украина в одиночку, и Россия, хоть она больше, в одиночку, отказавшись от правды 91-го года, она не справится. В этом и проблема. В этом плане отличие только одно: Армению быстро, за год можно её окучить, на Россию надо побольше времени, потому что, она больше, сложнее. А в принципе всё так же.

 

Артём Войтенков: А смысл какой этих действий у американцев?

 

Евгений Фёдоров: А они об этом чётко и недвусмысленно. Мне вот понравилось, откровенно говоря, высказывание министра обороны США неделю назад, недавнее. Он прямо сказал: "Мы не закончим санкции, пока не решим в России две проблемы: проблему отставки российской власти, то есть, Путина, и проблему ликвидации Российской Федерации". Вторая проблема - они её уже решают тысячу лет. Первая проблема - добавилась. Точно так они ставили вопрос. Тут просто надо понимать технологию их работы, технологию оранжевого вторжения.

 

Майдан в Ереване - это маленький элемент вторжения. Мы уже об этом говорили, но ещё раз, поподробнее.

Технология вторжения - это перевербовка людей, принимающих решения:

- под действием страха,

- компромата,

- и гарантирования политического убежища,

- и гарантирование, что состояние, которое он награбил, остаётся в его распоряжении.

Вот главные механизмы.

 

Их задача:

- Коммуникация на тысячу человек в России, или несколько сот человек в Армении, которые принимают решения: министры, олигархи, чиновники, ведущие медийные фигуры СМИ, и так далее.

- И персональная с ними договорённость о том, что они видят своё будущее в составе Соединённых Штатов Америки, либо уехав туда, если будут проблемы. "Вот тебе самолёт" - это называется. Вот как Ельцин, когда штурмовал Белый дом, американский самолёт ждал. То есть, если что, Ельцин знал, что бы ни произошло в Белом доме - он проигрывает, но полчаса, и он в самолёте, и он улетел. И всё, он сидит в Америке довольный. То есть, он потеряет должность президента, но он не потеряет богатство и жизнь. То же самое здесь. То есть, персональные переговоры.

- И дальше, в рамках этого переговорного процесса уже достижение результата.

 

Министр Обороны США он очень правильно, чётко сказал. Он отразил не ту пропагандистскую болтовню, что "когда вы там Крым отдадите, санкции прекратятся". Он отразил главное: сам Крым появился для этих целей. Потому что Крым появился после госпереворота в Киеве. То есть, на нас напали, и уже после этого возникли события второго порядка: Крым, Донбасс, и так далее. А цель нападения в феврале месяце в Киеве - это вообще-то, нарушение закона международного. Американцы на это пошли. Они идут на это, но не так часто, всё-таки, нарушение закона, это исключение. И, пойдя на это исключение, уже понятно, что они пойдут до конца. Они уже напали. Это, как Гитлер напал на Советский Союз. Он не может пройти на сто километров, а потом сказать: "Я передумал, вернусь". Так не бывает. Уже нападение до конца, насмерть.

 

И просто министр обороны чётко обозначил уже конкретно правдивые цели - ликвидация Российской Федерации, и смещение Владимира Путина. Всё. Дальше начинается механизм достижения этих целей. Каков этот механизм? Вот я был на Питерском форуме, мне очень понравилось, потому что там эти механизмы чётко были уже артикулированы. Не просто, знаете, мы догадываемся, зачем американцы давят, а там уже это проявилось. Они ведут переговорный процесс с российскими элитами о выдаче Путина. Так же, как они вели такой же переговорный процесс по Януковичу, например, на Украине. То есть, это методички посла Теффта, он по ней работает всё время. Так же, как до этого, когда приходил Саакашвили в руководство Грузией. То есть, механизм одинаковый.

 

Задача: чтобы тысяча человек вступили в этот заговор. По сути это можно назвать заговором. Как бы им не надо между собой договариваться, им надо договариваться с американским посольством, или с его представителями. Поэтому, назвать это в полном смысле заговором неправильно, потому что, они не между собой. А это именно механизмы внешней интервенции - они договариваются с американцами.

 

Говорит посол американский: "Мы согласны прекратить давление на Россию санкциями, если вы выдадите национального лидера Путина, и согласитесь на ликвидацию России, что потребует определённого времени".

Каков ответ? Ответ российского крупного бизнеса следующий. Буквально три дня назад Дерипаска на канале "Дождь", он говорит полчаса, в интервью, чётко сказал. А он в этом плане представитель как бы не только от себя, но от бизнеса, он сказал: "Надо с американцами договариваться".

 

Позиция американцев известна – "мы договариваемся на основе выдачи лидера России".

Дальше ответ российского бизнеса: "Мы согласны с вами разговаривать, и договариваться".

Условия американцами назначены, значит, только на этих условиях. Значит, дальше пойдёт уже переговорный процесс о выдаче, в который будут втянуты генералы, МВД, силовики, потому что, они должны быть обеспечены этим процессом. Появятся фигуры, которые будут фигурами переходного периода, и которым надо передать власть.

 

То же самое и на Украине. Посмотрите, Турчинов - это временная фигура переходного периода, которого поддержали американцы, и после которого пришёл уже их второй кандидат, сейчас придёт третий. То есть, они будут идти вот по этой дороге. А теперь посмотрите на форуме. Главное мероприятие форума.

 

Артём Войтенков: Питерского?

 

Евгений Фёдоров: Питерского. Главное мероприятие, на открытии, то есть, с самого начала, пять или шесть человек первых спикеров, - и вдруг поднимается вопрос о досрочных выборах президента. Где экономический форум и где выборы президента?

 

Артём Войтенков: Да, странно.

 

Евгений Фёдоров: Поднимается вопрос. А дальше, смотрите - пазл сошёлся. Американцы говорят: "Мы с вами будем договариваться на условиях выдачи". Я просто ссылаюсь на официальный бизнес, я не придумываю, бизнес говорит: "Мы готовы договариваться". И дальше начинается уже: профессионалы в политической сфере начинают искать компромиссы этих договоров. Они говорят: "Давайте, допустим, досрочные выборы".

 

Артём Войтенков: А как это влияет?

 

Евгений Фёдоров: А очень просто. Досрочные выборы президента - это лишение власти президента, при определённых обстоятельствах.

 

Артём Войтенков: А они насколько их хотят сместить?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они ещё это не назвали. Впервые обозначено на высшем уровне. То есть, уже впервые в бизнес сказано: "Вы хотите остаться в живых перед давлением санкциями, и американской агрессии? Вы хотите с ними договориться? Вот, давайте искать технологии, по которым они будут довольны вами, вы будете довольны ими".

 

Вы будете довольны ими, конечно, если они перестанут давить. Они будут довольны вами, если вы организуете смещение национального лидера. А дальше уже профессионалы говорят - как сместить. Это же надо оформить - оформить, досрочные выборы. Кстати, по Януковичу было так же - требовали досрочные выборы Януковича. Помните? Было такое накануне госпереворота. Было требование досрочных выборов президента. То есть, методичка повторяется просто достранично. Только в России дольше и сложнее, более сложная страна, поэтому, больше "мяса" - большее наполнение этой методички дорогой, но абсолютно так же всё идёт.

 

А теперь посмотрим, какова реакция России. Это же не просто так процесс идёт сам по себе. Вот мы начали с Армении, а переключились на Россию, потому что, нам это важно. Не просто же процесс сам по себе идёт, а он уже идёт в течение года определённым образом управляемый. И вот как бы вы характеризовали позицию России за этот год в условиях внешней агрессии, и как мы сейчас знаем, с целью уничтожения Российской Федерации? Вот как бы? Что сделали российские власти, прежде всего, правительство за этот год в ответ на агрессию против России?

 

Артём Войтенков: Такое ощущение, что мы закрываемся боксёрскими перчатками, бурчим, что не надо нас бить, но сами не бьём.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, мы даже не закрываемся.

 

Артём Войтенков: Почему? Как-то что-то делаем.

 

Евгений Фёдоров: Ничего не делаем.

 

Артём Войтенков: Учения армии.

 

Евгений Фёдоров: Нет, армии, учения - это не экономическая сфера. Удар в санкциях и экономике. Что мы делаем? Мы объявили эмбарго на некоторые товары и продукты - это никакая не защитная мера. Эмбарго - это некая месть. То есть, ты меня ударил, я тебя ударю, но на твой удар он не повлияет, это не смягчит удар. Это как бы некая такая реакция, я считаю, полезная, демонстрация желания, но не сам механизм преодоления внешнего удара. То есть, не сам механизм преодоления агрессии.

 

Артём Войтенков: Ну, ещё раз ударят, в общем.

 

Евгений Фёдоров: На вас это не влияет. Что такое санкции? Санкции лишают нас денег - в этом суть санкций, лишить нас денег. И на базе того, что мы лишены внутри экономической машины инструмента "денег", которого своего нет (это ключевой тезис), то мы как бы начинаем замораживаться, то есть, организм становится без крови. У него есть мускулы, сердце, мозги, ноги, руки, а крови нет, и поэтому мозг, руки, ноги, всё обездвиживается.

 

Вопрос: почему американцы могут нас лишить крови? Простой вопрос.

Ответ: потому что у нас нет своей. А это уже вопрос суверенитета.

То есть, американцы бьют, потому что мы не суверенны. Они бьют в то место, которое у нас не защищено, потому что мы своего института денег не создали. Можем мы его создать? Можем. Для этого надо выполнить команды Путина, снизить процентные ставки, и запустить рубль в экономику. Но тут стоят американские стражи в Центральном Банке, которые говорят: "Категорически нет".

 

Артём Войтенков: Подождите, у нас Центральный Банк, у него кредиты. Самый длинный кредит у него - это неделя. Это вообще никакую экономику невозможно развивать при самом длинном кредите в сроке "неделя".

 

Евгений Фёдоров: Артём, тут самое главное вот что. Центральный Банк, понятно, что он как-то обосновывает это – "неделя". Но он просто не даёт деньги экономике. "Неделя" - это денег нет.

 

Артём Войтенков: Так не важно, какая процентная ставка, хоть полпроцента, если срок "неделя" - ничего не получится.

 

Евгений Фёдоров: Если глубже, это называется "политика количественного смягчения". Политика, в ней много пунктов, но главный из них - ставка. А кроме того: нормы регулирования, сроки, резервы. У нас почему-то Базель-3, в Америке, в Европе, Базеля-3 нет. То есть, это всё создано тоже Центральным Банком. То есть, Центральный Банк - страж, управляемый извне, не дающий возможности России просто создать свою кровь, если грубо сказать, в экономике. Его задача - чтобы кровь не создавалась. То есть, его задача, чтобы не работали (что там, надпочечники кровь создают?) надпочечники в государственном организме. Мы в связи с этим кровь получаем от американцев через такие трубочки, которые назывались "иностранные инвестиции" и "кредиты". Они нам сказали: "Мы сегодня вам крови не дадим". Трубочки перекрыли. Своё – запрещено. Значит, организм тихо помирает - в этом суть санкций.

 

То есть, если вы хотите, чтобы на вас санкции не повлияли, вам надо не эмбарго делать для этих целей (эмбарго для других делается), а вам надо включить надпочечники, правильно? Тупо. Вот, совсем для простых людей говорю. Вы простой российский гражданин. Вы хотите есть мясо?

 

Артём Войтенков: Кто-то его вообще не ест. Вы хотите вообще есть?

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Вы хотите нормально питаться? Хотите. Вы хотите ездить на нормальной машине, просто на машине? Хотите. То есть, если у вас есть деньги, вы эти деньги потратите, чтобы купить еду. Эти деньги поступят в бизнес, который производит еду, молочные фабрики, фермы, и так далее, и те на эти деньги начнут крутиться, производить еду. Правильно? Политика России - вам денег не давать. Снижать вашу пенсию, снижать вашу зарплату, ещё лучше вас уволить. За этот год политика. Следовательно, вам не дают деньги в руки, и вы эти деньги не несёте в экономику. Или, вы хотите купить машину, а денег вам не дали, вы не купили машину. Не купили машину, в Калуге машинные заводы по производству машин остановились, что мы и наблюдаем, потому что у них перестали покупать машины.

 

Вам не дают денег, чтобы вы свои проблемы решили, но одновременно запустили экономический мотор. И это делают американцы вместе с Центральным Банком, потому что, раньше давали американцы, и чуть-чуть Центральный Банк и правительство. Теперь американцы не дают, Центральный Банк не даёт (жёстче, чем раньше), и правительство тоже проводит секвестр бюджета - не даёт.

 

Артём Войтенков: Так и раньше Центральный Банк тоже не давал.

 

Евгений Фёдоров: Но американцы давали.

 

Артём Войтенков: А Центральный Банк тут вообще не причём тогда.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело - он может дать. Нам же давали американцы от американского ФРС, то есть, от американского Центрального Банка. То есть, американский Центральный Банк выполнял функцию российского Центрального Банка по поддержанию вашего жизненного уровня. Понимаете? Отключив эту функцию, а наш, не разрешив запустить в эту функцию, вы автоматически замораживаете экономику. Но заморозка экономики - это сказывается на всех, но не сильно, а постепенно. Потому что, сегодня у вас зарплата тридцать тысяч, завтра двадцать семь, послезавтра двадцать, и вы смотрите, через год она уже стала двадцать, вместо тридцати, плюс инфляция. Не в шоковом ключе.

 

Артём Войтенков: Мягко.

 

Евгений Фёдоров: А для бизнеса это чёткий шок, потому что, ему надо тупо уходить на банкротство. И поэтому для бизнеса это - механизм манипулирования бизнесом, особенно крупным, для участия в заговоре. Что мы и наблюдаем. То есть, мы сейчас видим, что в России формируется заговор против Путина на базе санкций, и крупного бизнеса, который зависит от американцев, а другого у нас нет. И мы видим, что этот заговор начинает просто даже официально с телевизора звучать. Не просто там, втихаря на кухнях, а уже звучать с телевизора. Это значит, что по динамике в августе он дозреет до уже продуманных предложений, мы сейчас увидим. То есть, будет не просто "досрочные выборы", а уже подробности – "кого избрать". Мы с вами на выборы обратили внимание. На следующий день был в восемь утра завтрак Сбербанка, на котором прозвучали уже сомнительные тезисы "о последнем сроке". То есть, там уже начался разворот этого тезиса "о досрочных выборах". То есть, в понимании инициаторов-американцев - досрочные выборы других. Понимаете, да?

 

Артём Войтенков: То есть, не Путина.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, это очевидная вещь. То есть, мы видим, что заговор начинает формироваться. Причём, заговор законный. Если кто-то думает, что заговор, это люди с автоматами, так тоже бывает, то в данном случае не так. Заговор законный. То есть, они будут использовать свои ресурсы. А какие их ресурсы?

- Депутаты - большая часть завязана на бизнес.

- Чиновники - завязаны на бизнес.

- Сотрудники МВД - прикрывают бизнес, то есть, получают там деньги, завязаны многие.

 

Артём Войтенков: И сотрудники ФСБ.

 

Евгений Фёдоров: Это всё пошло, пошло. То есть, американцы нашли как бы уязвимое звено, через которое они формируют этот заговор. Что такое "законный"? Это значит - возможности для Владимира Путина проводить политику даже в ручном управлении будут сокращаться, сокращаться, сокращаться. Он захочет провести закон, а ему скажут: "Нет, мы тебя уже не боимся. Мы не будем проводить этот закон, потому что, нет подписи этой, этой, и вообще заморочим дело". И раньше это было, а сейчас это будет активизироваться. Мало того, выйдет это на кадровую политику. И после августа, я думаю, что через зиму, через падение жизненного уровня, им удастся к весне вытащить на улицы несколько сотен тысяч человек, как в Армении. Просто потому, что с помощью правительства они резко обрушат жизненный уровень людей. Особенно после зимы это будет чувствоваться. И я думаю, что главные залпы их уже, оранжевые, как сейчас в Армении, в России будет где-то весной следующего года. Но, для специалистов всё будет понятно уже в августе. Вот, понятный план, который просто Теффт реализует. Он для этого ездит по всей стране, со всеми общается, ищет точки бунта. Вот недавно ездил, в Екатеринбурге встречался с мэром Екатеринбурга Ройзманом, обсуждал эту тему. В Якутск ездили - тоже обсуждали. То есть, ищут.

 

Для того, чтобы устроить бунт, нужно тысяч сто, двести просто голодных людей, как в Армении, из которых девяносто процентов может быть и втёмную использовано, но при этом они организованы. Т есть, им как бы, не говорят, что они на американцев. Им просто говорят: "Вы голодные? Голодные. Выходите против власти". Всё. Но в них будут некие отряды, которые надо. Часть и с Украины подошлют. Не случайно наш закон о том, чтобы в митингах нельзя было участвовать украинцам, боевикам с Украины, отказывают в Думе проводить.

 

Артём Войтенков: А вы такой внесли, да?

 

Евгений Фёдоров: Мы такой внесли, наша группа "Российский суверенитет", внесли.

 

Артём Войтенков: О том, что нельзя иностранным гражданам участвовать?

 

Евгений Фёдоров: Что иностранным гражданам нельзя участвовать в политических митингах. В церковных, в религиозных, в культурных - пожалуйста, это сколько угодно. А в политических, с политическими лозунгами, когда инициативная группа пишет "политический митинг" - нельзя. Мы такой закон внесли. Правительство побоялось дать отрицательное заключение. Никто не дал отрицательное заключение, потому что очевидная вещь.

 

Артём Войтенков: Ещё бы!

 

Евгений Фёдоров: Продавили просто звонками, американское посольство продавило, потому что, наш закон, как и все остальные, это как говорится, кость в горле. Мы всё время такие кости втыкаем. Мы-то знаем, как система устроена. Наша маленькая кость разрушает всю систему в конкретном ключе. И вот, сейчас идёт борьба за этот закон, и она настолько очевидна, что даже правительство не хочет показывать свои уши.

 

Артём Войтенков: Правильно, потому что, он понятен, и он разумен достаточно.

 

Евгений Фёдоров: И он очевиден. То есть, идёт борьба. Но я сейчас не об этом. У нас по всем фронтам борьба, это просто маленький эпизод этой борьбы. Или по странам-агрессорам, когда закон не прошёл, вы знаете.

 

Суть-то закона - запретить американцам управлять процессами в России, официально которыми они управляют. Как вообще можно защититься от агрессора, если агрессор управляет вами? Вот нами управляют американцы официально в лице десятков американских компаний, которые работают во всех Министерствах, Ведомствах основных и которые производят управление - пишут законы. Ну, пишет МВФ, но они как бы переводят на русский язык и расшифровывают.

 

Пишут законы, постановления правительства, приказы министров, инструкции все. Просто в этих отделах нет своих креативных отделов, в Министерствах, все берут от американцев этот креатив, а свои запрещены Конституцией 13 статьёй "О запрете идеологии". То есть это мы предложили: хотя бы в законе, давайте пусть страны-агрессоры не будут нами командовать. Простой закон.

 

Артём Войтенков: Если американцы нами управляют этот закон же не пройдёт.

 

Евгений Фёдоров: Он и не прошёл.

 

Артём Войтенков: Так очевидно.

 

Евгений Фёдоров: Опять все попрятались, разбежались, не проголосовали. Но суть-то в чём? Очевидные вещи. Вы ведёте Великую Отечественную войну, а ваша Красная армия подчиняется Гитлеру. Сидит генерал и ждёт: пока не придёт приказ из ставки Гитлера, я приказ Сталина выполнять не буду, вот пусть продублирует. Но это глупость, абсолютно всё - вот у нас так вот в управлении. Что же мы удивляемся, что мы с каждых днём хуже, хуже, хуже.

 

И вы назвали, что за год ничего не сделано. Абсолютно точно - за год против иностранного заговора, интервенции, и агрессии, и санкций не сделано ничего. Есть антикризисный план 60 пунктов - ни одного из 60 пунктов борьбы с кризисом в нём нет. Там есть пункты смягчения удара кризиса чуть-чуть.

- Дать денег безработным, которые появляются в результате кризиса. А зачем они должны вообще появляться? Вы денег дайте в экономику и безработные не появятся. Нет, лучше безработным из бюджета отнять – денег дать. И вот такие планы все.

- Или субсидирование процентной ставки. Вы ставку снизьте - не надо будет субсидировать. Так делают все страны мира, 40 стран: Европа, Америка, Япония, Швейцария, Австралия. А зачем её субсидировать? Субсидировать - это значит брать у пенсионеров из бюджета и давать бизнесу. Зачем? Вы просто низкую ставку держите, как в Европе, и не нужно будет из бюджета отнимать у пенсионеров деньги. Мало того, под низкие ставки деньги закрутятся в экономике, пойдут в налоги и эти налоги поступят в бюджет - у вас бюджет наоборот увеличится, вы можете поднимать пенсии и зарплаты и это при нулевой инфляции. Нет - категорически не идём по этому пути.

 

На питерском форуме, вы его упомянули. Носителя идеологии нормальной экономической реакции, то есть снижение процентных ставок, вообще не пригласили, например, Глазьева. То есть это вообще не звучало. Звучали только пропагандистская болтовня из учебников по управлению колониями, что вы так должны делать, потому что так написано в нашем учебнике. И все выступающие об этом говорили, даже не ссылаясь на реальность. Потому что у них нет ни одного примера страны с низкими ставками и высокой инфляцией, например, просто нет таких примеров. А с низкими ставками - 40 стран.

 

Мы говорим о чём? О том говорили, что и раньше: в условиях отсутствия суверенитета страны говорить о сопротивлении внешней агрессии - бессмысленная болтовня. Не решив проблему суверенитета, вы не решите ни одну другую проблему.

- Не борьбы с агрессором.

- Не проблему Донбасса и Украины. Потому что там будет всё время пятая колона верховодить, и патриотизм и геройство людей будут подрезать ударами ножа в спину.

- Не выруливание в принципе в этой истории с кризисом.

Ничего, вообще ничего у вас не получится. Это понятно почему, потому что у вас нет власти. Потому что вопрос суверенитета – это вопрос власти. У кого власть? У иностранцев на территории России или у российских институтов власти, например, Путина, или парламента, или ещё кого-то? Вот об этом вопрос. Не решив проблему суверенитета, невозможно решить проблему выживания.

 

Отсюда мой прогноз: Россия, не решив проблему суверенитета, погибнет. Как, собственно, заявило американское правительство, министр обороны. Совершенно заявил сознательно и честно, что мы своих целей достигнем, потому что мы знаем, что в российских всех узлах управления сидят наши люди, которые командуют всеми процессами, и они должны просто тупо сдать Россию в установленные сроки. Всё. Посол отчитался перед Вашингтоном по выполнению задачи. То есть, не решив проблему суверенитета, то есть конституционные реформы, референдумы, невозможно решить проблему выживаемости, и даже преодоление или борьбы с кризисом невозможно. Это же азбука, очевидная вещь.

 

Артём Войтенков: Ну это понятно.

 

Евгений Фёдоров: А кому-то непонятно. Я смотрю в интернете: американцы денег туда дали, там вообще сейчас вакханалия.

 

Артём Войтенков: Да, чувствуется.

 

Евгений Фёдоров: Просто вакханалия. Причём абсолютно тупая, просто "Фёдоров плохой". Хлоп! Сказать нечего - он плохой и всё. А при чём здесь суверенитет? Вы за суверенитет или нет? "Нет, об этом и говорить нам нельзя, совсем".

 

История с Конституцией тоже. Смотрю, говорят сегодня: "Нарышкин поддержал верховенство международного права". И раскручивается на Российской Газете как бы против Бастрыкина, который говорит о необходимости верховенства.

 

Артём Войтенков: Но Нарышкин обязан это делать, потому что обязан подчинятся Конституции.

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите, это так говорят, то есть раскручивают, что Нарышкин не против. Нет, он конечно обязан подчиняться Конституции, он здесь об этом говорит. Дальше. Я цитирую Нарышкина: "Я, прежде всего, хотел бы подчеркнуть тот факт, что Россия строго выполняет все взятые на себя международные обязательства и не нарушает подписанных и ратифицированных международных соглашений".

 

То есть Бастрыкин, НОД говорит о верховенстве общепризнанных принципов и норм, а не о договорах, а пять средства массовой информации перевёртывают. Мы не против договоров, конечно, если ты договор подписал, ты должен его выполнять. Но речь-то не о договорах, речь идёт об обязательных для России принципах, которых мы не подписывали и обязательства, которые мы на себя не брали. Не брали! Нет, опять перевёртывают - это так работает пропаганда.

 

И как вы хотите? Если слова Путина, Нарышкина, Бастрыкина тоже всё время стараются подменить, перегнать, переврать и так далее. Это работа. Как можно решить проблему, это уже частный вопрос, не захватив средства массовой информации национальным курсом?

 

Артём Войтенков: Ой, я вам про это давно говорил.

 

Евгений Фёдоров: Вы здесь правы. Но всё равно в этой борьбе нельзя победить, если в ней нет активной позиции людей. Сам Путин не справится против системы, он не сможет поменять систему, в которую он пришёл, когда она уже сформировалась и которая работает по законам Конституции и без него. Мало того, он к ней уже адаптирован, то есть он пришёл с обязательством её исполнять. Его попытка поменять систему это есть нарушение Конституции, то есть государственный переворот. В сегодняшних условиях все СМИ так это охарактеризовывают, мы же это понимаем. То есть шаг вправо, шаг влево всё - госпереворот, необходимы процедуры те, которые требуют Соединённые Штаты Америки, смещение власти.

 

Без народа не получится решить эту проблему. Поэтому когда мы говорим этим людям: "Уважаемые граждане России, вы наполовину уже догадались, что без вас проблема не решится. Вы пошли по дороге НОДа наполовину и вышли девятого числа в количестве пятнадцати миллионов с портретами своих дедов из идентичной страны". Почему по дороге НОДа? Потому что год назад вы не выходили, два года назад не выходили. А 15 миллионов - это политическое действие, это не личная история, это уже работа в политической среде.

 

Догадались, что Отчество в опасности. Не достаточно. Надо сделать следующий шаг, надо ещё раз выйти в поддержку Путина с табличкой не только своего деда, который умер за свободу своего Отечества, но и с табличкой необходимых решений по суверенитету страны, то есть в поддержку Путина и в восстановлении суверенитета. Не будет вас десяти, пятнадцати или пяти хотя бы миллионов, не будет решена проблема СМИ, вранья, 91-го года, Конституции и внешнего управления. А если это не будет решено, то вас ждёт такой же конец, который мы сейчас наблюдаем у жителей Украины. В том числе персональная смерть для многих. Это же азбука.

 

Артём Войтенков: Вы с одной стороны говорите, что это госпереворот получается против американской системы управления, которая сейчас в России. С другой стороны вы сами говорите, что все государственные перевороты, которые делаются, тот же самый Майдан на Украине, Майдан сейчас ереванский, улица - это просто, так сказать, массовка.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Основной переворот происходит в кабинетах, в бизнесе и в управлении.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Таким образом, получается, что вы просто призываете народ выйти на улицу создать массовку, а тем временем будут происходить перевороты в кабинетах.

 

Евгений Фёдоров: Американцы перехватят перевороты в кабинетах и так, у них уже всё готово. Они уже формируют заговор против Путина, цель которого - переворот. Уже всё понятно.

 

Артём Войтенков: Нет, просто народ на улице зачем? Это просто массовка.

 

Евгений Фёдоров: Нет, народ на улице в поддержку Путина, национального лидера.

 

Артём Войтенков: Массовка.

 

Евгений Фёдоров: Массовка, укрепляющая Путина для целей преобразования. Потому что слово "переворот" почему здесь не очень подходит, когда мы ведём политику НОДа? Потому что вы ведём политику закона. В Армении сейчас незаконно, то есть они нарушили закон - незаконный митинг. Мы же к законному говорим. Если митинг возглавляет Путин, он законный? Законный, как девятого числа пятнадцать миллионов вышли на законный митинг? Абсолютно законный, во главе с Путиным. Так и здесь - в Армении незаконный, люди вышли на улицу незаконно, за что их на три часа и арестовали. На Украине люди вышли на улицу незаконно, да ещё с убийствами, да ещё в чистом виде военный переворот. Незаконный? Незаконный. Не надо нарушать закон - вот в этом грань.

- Американцы призывают нарушить закон.

- А мы призываем по закону свершить акт преобразования страны к суверенитету.

 

Артём Войтенков: Какая разница: по закону, не по закону, всё равно на улице.

 

Евгений Фёдоров: Артём, как это? Так это есть главный вопрос! Как это - какая разница? Вы преступник или вы честный человек, и не нарушаете законы, - это и есть главный вопрос.

 

Артём Войтенков: Слушайте, а если закон. Что вообще такое закон? Это приказ кого-то сверху: будь то группа, или один человек, царь.

 

Евгений Фёдоров: Если у нас во главе национального курса и НОДа, как явление, Путин, то на нашей стороне закон. Мы - организация закона, нам не надо нарушать закон.

 

Артём Войтенков: Да нет, это я не спорю.

 

Евгений Фёдоров: Это против нас нарушают. Сейчас в Питере сожгли наши автомобили.

 

Артём Войтенков: Какие это ваши?

 

Евгений Фёдоров: Прямо написали, что сожгли автомобиль, потому что это НОДовский.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: Против нас идёт террор, конечно. Против НОДа. А как вы думаете? Посольство. Причём сожгли в день приезда пасла американского в Питер. А как вы думаете? А десятки погибших НОДовцев на Донбассе. Против нас идёт террор, потому что мы главные, кто отвечает на вопрос реального преобразования системы. Все остальные разбежались по кустам. Кто может и хорошим делом занимается, кто помогает детям, кто ещё чего. А страну кто будет спасать? Поэтому мы главная кость, я же про это вам и говорю, задача - нас парализовать.

 

Почему такая вакханалия в интернете против НОДа? Причём не по существу, а просто забивают спамом отрицательным, потому что мы является главной проблемой для американцев. Потому что даже слабыми силами, которые есть у России, но при правильном решении историческом можно вырулить, то есть победить. А если у нас система. Что делает сейчас у нас правительство? Оно просто тупо ведёт в лес, в болото страну для цели уничтожения. Если бы ничего не делали было бы лучше. А тут - чем дальше, тем хуже, потому что они заводят просто туда, просто откровенно враждебная дорога. Мы единственные, кто предлагает технологию ответа. В этом же сила НОДа, и поэтому главный террор против нас идёт. У кого ещё машины сжигают в России? Только у нас. Потому что мы - главная технология, она историческая технология.

 

Артём Войтенков: Ну люди на улице – они же ничего сделать не могут, особенно в рамках закона.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Люди на улице - это технология, которая делает всё. Она может быть в руках врага, и она может быть в руках твоей страны. Мало того, люди на войне, например, Великая Отечественная война с оружием в руках, это те же люди на улице, только у них улица – окопы.

 

Артём Войтенков: Нет, там-то они хотя бы стреляли, а тут они просто идут с флагами и всё.

 

Евгений Фёдоров: Какая разница? Разницы никакой нет.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Объясняю. Потому что, когда против тебя стреляют, надо стрелять. Когда против тебя идут оранжевыми интервенциями, технологии должны быть такие же, - не обязательно стрелять, ты просто должен идеологически понимать процессы, и тогда ты победишь. Потому что американцы же подожгли нашу машину, но это пока ещё не стреляют, а будут стрелять. Вот будут стрелять, тогда потребуется армия. А пока не стреляют и работают методами заговора против Путина и страны, - о чём говорить. Санкции - это заговоры, это ещё не стрельба, это же не вторжение, вторжение готовят сейчас. Это не стрельба. Поэтому против технологии вторжения санкциями, оранжевой интервенцией методы улично-политические.

- Если вы даёте Путину власть - он решает проблемы.

- Не даёте ему власть – они его заклюют, это уже сейчас видно. Вы оставляете его один на один с олигархами, один на один с переметнувшимися чиновниками, которые каждый день будут по маленькому решению принимать в сторону изъятия у него власти, вот такому маленькому.

 

Артём Войтенков: Слушайте, сейчас доверие людей к Путину, оно очень сильно возросло. Даже если сравнивать с тем, что два года назад было, а еще, тем более что пять лет назад было, его вообще плевали просто все. Сейчас народ уже повернулся в другую сторону.

 

Евгений Фёдоров: Но это ничего не значит.

 

Артём Войтенков: Ну как ничего не значит? Поддержка народа.

 

Евгений Фёдоров: Объясняю. Это не поддержка народа, потому что поддержка – это действия. А внутренне во сне ощущение, что есть хороший человек – это не поддержка.

 

Артём Войтенков: Нет, почему? Ощущение того, что во главе государства стоит правильный человек и он делает правильно.

 

Евгений Фёдоров: Это не поддержка. Приведу вам простой пример: в Советском Союзе большинство граждан были за то, чтобы СССР жил, существовал и развивался.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: И даже на референдуме. То есть пошли, а не просто в головах, не опрос. Рейтинги – это опрос. Они пошли даже, то есть совершили действие. И куда их послали? Подальше и далеко.

 

Артём Войтенков: Ну это да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, невозможно решить проблемы, лично не потратив на них время и силы. Ты очень хочешь, чтобы был вот такой результат, не важно, чтобы девушка в тебя влюбилась, чтобы Родина была свободна, чтобы агрессор был изгнан с твоей земли. Не получится, ковыряя в носу, хотеть и всё, нужно делать: девушку завоёвывать, агрессора отбивать, Родину освобождать в конкретном ключе с оружием в руках, без оружия, по-разному бывает. Но это же азбука.

 

Наполовину граждане России это сообразили, именно поэтому они с портретом деда не в кухне у себя сидели, как в прошлом году, позапрошлом, предыдущие 60-70 лет, а вышли в коллективное действие. То есть мозги какие-то есть - просыпается что-то в извилинах. Дальше. Ещё потрать три часа (может, не один раз), ещё потрать три часа в поддержку Путина, дожми вопрос. А если ты его не дожмёшь, ты его оставишь один на один с олигархом и заговорщиками, и они его заклюют - отожмут на обочину. И как сейчас, он же открыто говорит: "Мои приказы не выполняются". Приказам по майским указам три года уже, за три года 20% выполнения. По Центральному Банку беспрерывно в трёх посланиях из двенадцати говорит - ноль эффект. Помочь надо, что ж тут непонятного? Помочь. Ты его любишь, у тебя к нему хороший рейтинг, сделай что-то, не ковыряйся в носу, сделай что-то раз ты так решил.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, просто у людей совершенно другая думалка в голове. Люди доверяют человеку, они его избрали на пост президента, доверили ему управление и дальше он должен разбираться со всем остальным. Доверили власть над страной.

 

Евгений Фёдоров: Ничего подобного, где вы нашли слово "власть"? Вы вообще Конституцию читали, где вы у президента услышали слово "власть"?

У нас три власти:

- законодательную возглавляет руководитель Совета Федерации и Государственной Думы,

- исполнительную возглавляет председатель правительства,

- судебную возглавляет председатель Верховного суда.

Где тут президент?

 

Артём Войтенков: Президент – глава исполнительной власти.

 

Евгений Фёдоров: У которого прописаны полномочия только по внешней политике, где у него успехи есть и командование войсками. Законному командованию. То есть ему даже запретили эти войска передвигать за границу, как вы знаете, решением Совета Федерации. Где эта власть? Слова "власть" нет. Это да - исполнительная власть в области внешней политики и обороны, всё. Но формально нет у него власти. О чём вы говорите? Ему доверили, но не власть, ему доверили контроль за Конституцией и представительскую функцию. Он глава представительской власти, то есть власти, не имеющей распорядительных функций, а имеющий портрет на стене - представляющий функцию. Так и у других президентов, это же не единственный президент в мире.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: То есть вот о чём речь. Вы от этой должности решения проблемы суверенитета не дождётесь, потому что решение проблемы суверенитета потребует другой должности с другим смыслом, другим наполнением. А для этого придётся отменить вам своё решение от 93-го года, по которому вы и прописали отсутствие полномочий у президента. Понимаете? Как избирателю. Это придётся сделать, умственную работу придётся продумать, об этом придётся поговорить с женой, об этом придётся сообразить и после этого придётся потратить три часа на улицах с лозунгом, с поддержкой и так далее.

 

Артём Войтенков: У людей не срастается это в голове.

 

Евгений Фёдоров: Не срастается? Мне их не жалко. Помирайте, я же не против. Вы знаете, я к этому фаталистично отношусь. Я тоже, как и вы, считаю, если пришло время умереть – это выбор людей. Наша задача только сказать: "Ребята, вы решили умереть сознательно, вы приняли это решение. Не говорите потом, как украинские шахтёры, за что же нам такое наказание". Мне жалко, конечно, людей, которые по телевизору плачут: "За что нам наказание?" Это вам наказание за предательство. Потому что то, что вы не хотите думать. Как вы сейчас сказали? Не сообразить или что там они?

 

Артём Войтенков: Не срастается.

 

Евгений Фёдоров: "Не срастается" – это ваше решение. Не вдуматься в этот вопрос, а значит решение о предательстве в виде глупости. Но это вы так решили.

 

Артём Войтенков: Дело в том, что люди думают очень на близкое расстояние. Люди живут просто. А современный мир очень сложен. Какой-то закон, принятый кем-то там, только через год-два начнет работать.

 

Евгений Фёдоров: Не поверите - мир очень сложен без слова "современный". Он был таким сложным всегда.

 

Артём Войтенков: Нет, раньше война была. Вот если тебя хотели покорить, к тебе приезжали с мечом, с топором...

 

Евгений Фёдоров: Да правда? А что же это англичане перебили столько царей в России? Это не война, не форма войны?

 

Артём Войтенков: А это уже более сложная ступень.

 

Евгений Фёдоров: Так и было всегда. Люди соображали, разбирались, перехватывали ситуацию. И в 1612-ом году вообще тотально захватили Кремль. И боярство признало захват Кремля! И всё равно люди сообразили - выгнали этих бояр (но, правда, они потом перебежали обратно на другую сторону), и решили проблему суверенитета. То есть можно включить мозги, когда больно. Тогда было больно просто.

 

Артём Войтенков: Вот. А сейчас пока не больно.

 

Евгений Фёдоров: Отсюда вопрос: значит, недостаточно больно. То есть вы сейчас мне сказали, что надо подождать, пока зарплата у тех самых людей, у которых, как вы сказали, не складывается там у них в головах, - пока зарплата у них упадёт в два раза, пока его выгонят с работы, пока начнётся бандитизм на улице, как уже пошёл в том же Киеве - после этого они сообразят. Но так это их проблема, их выбор: сообразить поздно, когда уже убили твоего родственника.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, но большинство людей думают только тем, что они вокруг себя видят.

 

Евгений Фёдоров: Согласитесь - это их проблемы, да? Я же не буду за людей решать их проблемы. И Путин не будет. То есть проблема суверенитета - это проблема каждого человека. И Путин за вас эту проблему не решит. Он может попытаться обозначить желание её решить с тем, чтобы опереться на вас. Но если он видит, что вам это не надо, он точно не полезет, он не камикадзе. Придётся включить мозг минут на двадцать, и на три часа включить ноги - выйти на улицы в поддержку Путина. Придётся. А как вы хотите? Или помирайте.

 

Артём Войтенков: Ну какой мозг? Если у нас большинство людей живут: работа - транспорт - ужин - дом - тупой сериал по телевизору...

 

Евгений Фёдоров: Успокойтесь, сейчас американцы эту проблему решат: сериалы оставят, работу отнимут (будет много времени свободного), транспорт отнимут (не будет денег ездить на транспорте). Будет много времени думать. Вот, подождём.

 

Артём Войтенков: Правильно, и выйдут так же, как в Ереване: против повышения тарифов на что-то там.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то выйдет. Значит такое решение людей. Я не против. Так решили люди. Я не против.

 

Артём Войтенков: Так при чём здесь решили? Просто люди...

 

Евгений Фёдоров: Артём, мы три года пытаемся людям объяснить, как им остаться в живых. Когда мы начали, мы им пытались объяснить, как жить лучше. За три года уже заметили? Риторика изменилась. Три года назад мы говорили: чтобы жить лучше, надо сделать то-то и то-то. После этого на нас напали. И теперь мы говорим, чтобы не только жить лучше, но и остаться в живых, надо сделать то-то и то-то. Вы сейчас мне говорите, что народ всё равно не понимает. Но это его проблемы.

 

Вот вчера смотрю репортаж из затопленного Сочи. Там мужик какой-то, видно армянин, орёт за кадром... Из аэропорта люди идут по воде, он орёт: "Там поребрик или камень". Какой-то женщине. В экран. Раза три орёт: "Камень там, камень!" В результате она в воде по пояс, натыкается на этот камень, падает. Он: "Я же, блин, говорил". Вот то же самое, та же история. Ждём, когда включите мозги. А не включите - да помирайте. В конце концов, раз это ваше решение, ну я ж не пойду против воли российского народа. Решил он умереть - пусть умирает.

 

Артём Войтенков: Ни один народ никогда решения не принимал.

 

Евгений Фёдоров: Неправда.

 

Артём Войтенков: Решения всегда принимает элита, управляющая народом.

 

Евгений Фёдоров: Элиты - это раскол. Путин принял решение. Не надо даже принимать глубокое решение. Я же не предлагаю продумывать за министров их функции. Решение-то простое: поддержать Путина в национальном курсе и в процессе освобождения страны от внешнего управления. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Нет, но это просто очень хитрая игра. Вот если на нас напали бы, как в 41-ом.

 

Евгений Фёдоров: Уже напали.

 

Артём Войтенков: Нет, тогда напали в форме...

 

Евгений Фёдоров: То есть вы хотите, чтобы вам по телевизору сказали, что на вас напали. Телевизор уже захвачен, он не скажет. Телевизор уже - полк Бранденбург. Он перерезал провода, вы сидите со своим гарнизоном, поднимаете телефон, а там тишина. Все. Войны нет - ну тишина же в телефоне. Приказа нет - войны нет. Сдаёмся. Вот ваша логика. Ну, сдавайтесь.

 

Артём Войтенков: Не, я к тому, что всё равно люди решения не принимают. Решения массой народа не принимаются. Всегда есть... Вы сами говорили про Майдан на Украине...

 

Евгений Фёдоров: Решения принимает народ. Только эти решения с одной стороны диктуются инстинктами, исторической памятью. Ведь то, что пойти добровольцем на фронт, массовое решение, оно же народом принималось.

 

Артём Войтенков: Ну правильно, напали же...

 

Евгений Фёдоров: Так сказали, что напали.

 

Артём Войтенков: Ну... Народ сам увидел и почувствовал.

 

Евгений Фёдоров: Ну народ в Ленинграде не увидел, что напали на Брестскую крепость. Им сказали об этом в газете и по радио.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: А сегодня газеты и радио - первое, что сделал, захватил враг: он захватил газету и радио. Надо включить чуть-чуть мозги и понимать, что напасть могут, и радио об этом не скажет. Ну, можно так сообразить?

 

Артём Войтенков: Нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Я уверен, что в некоторых деревнях Советского Союза не было радио, и всё равно сообразили. И пошли в военкомат. По сарафанному радио.

 

Артём Войтенков: Ну, это да.

 

Евгений Фёдоров: Вот идите в НОД координатором, включайтесь в борьбу, или погибнете. И это ваш выбор. Мы, что могли, сделали. То есть дорогу к свободе и к жизни мы проложили. А воспользуются массы людей в России или не воспользуются - это, в конце концов, их дело.

 

Артём Войтенков: Массы людей даже вас не видели ни разу.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы.

 

Артём Войтенков: Ну как их проблемы? Информации очень много, очень сложно найти...

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. Вот я исхожу из того, что это ваши проблемы. Мы все, что могли сделать, сделали. Ваши проблемы. Ваш выбор умереть. Да помирайте!

 

Мы отлично понимаем проблему со средствами массовой информации. Поэтому важнейшим направлением работы штабов НОДа, то есть, чтобы разбудить большой народ, надо, чтобы малый народ, члены НОДа и штабов, предпринимали действия, вели борьбу. И мы ведём эту борьбу. Всё время давим на средства массовой информации. Вот, кстати, приглашаю: во вторник в 12 часов у РБК будем проводить многочисленный пикет, протестуя против того, что одно из важнейших средств массовой информации, которое как раз для бизнеса (для бизнеса даже главное средство массовой информации), оно полностью проводит антироссийскую политику, в поддержку санкций, в поддержку внешнего управления. Мало того, вообще вопиющий случай - возглавляет это средство массовой информации гражданин страны-члена НАТО.

 

Артём Войтенков: У нас многое так...

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, что у нас это в бизнесе общепринято, но в данном случае это все-таки средство массовой информации. Мы просто должны понимать. Вот вы сказали "СМИ не скажут". Ну естественно они не скажут, если они враги. И даже возглавляет их то агент ЦРУ (Путин об этом говорит, не я), то гражданин страны-члена НАТО, который, естественно, выполняет эти приказы. Да просто пропагандистский рупор оккупантов. Ну, надо же об этом как-то говорить. Я уверен, если бы вокруг РБК был пикет (ну, мы его там выведем, несколько сотен человек), были бы тысячи, десятки тысяч человек, тот же Григорьев, который американский агент и даёт тому же РБК деньги, гранты, из российской казны, и "Эхо Москвы", и всем остальным, тот же Григорьев вынужден будет повлиять, чтобы не было этого иностранного гражданина во главе РБК.

 

Артём Войтенков: 30 июня у вас будет пикет возле РБК? Во сколько?

 

Евгений Фёдоров: В 12 часов дня. Это просто выдающийся случай, когда официально гражданин НАТО руководит российским средством массовой информации, и проводит соответственно пропаганду на ликвидацию российской экономики.

 

Артём Войтенков: Да у нас, если покопать, таких много. А в СМИ так полно.

 

Евгений Фёдоров: В данном случае - абсолютно чёткий... Вы не забывайте, нам же удалось продавить закон ручной о том, что у СМИ должны быть российские владельцы. Так российские владельцы назначают иностранных агентов возглавлять российское телевидение. То есть проблема шире. Это понятно, что она была шире. Но в данном случае она просто вопиющего характера. Вообще обнаглели. Будем митинговать, пока не добьёмся увольнения этого. (ред.: Дерк Сауер, Нидерланды - Президент РБК, Председатель совета директоров РБК)

 

Артём Войтенков: Ну хорошо, посмотрим.

 

Евгений Фёдоров: У нас получается. Мы многих уже уволили.

 

Артём Войтенков: А кого, например?

 

Евгений Фёдоров: Вы ж не забывайте, что у нас идёт борьба элит. То есть идёт раскол элит. И когда мы что-то делаем, то естественно, мы пытаемся договориться с той частью элит, которые под Путиным, под национальный курс, чтобы они подключались. Иногда нам удаётся. Например, с Московской валютной биржи уволили вот этого человека, который интриговал против российского рубля. Ещё целый ряд был успешных вещей. Зама министра образования выгнали в свое время и так далее.

 

Артём Войтенков: А тогда, возвращаясь к Еревану. Если ереванский Майдан будет успешен, что это для России означает?

 

Евгений Фёдоров: Вокруг нас формируется фронт. Собственно, он был всегда. Это очередная победа на одном из фронтов. Вокруг России как бы затягивается кольцо. Потом Белоруссия будет.

 

Артём Войтенков: Что именно это будет означать? Военный переворот на Украине ставил своей целью - войну Украины и России. А военный переворот в Армении - какая цель? Не будет же армянская армия воевать, там же армии-то, по сути, нет.

 

Евгений Фёдоров: Изоляция России. Чтобы у России не было никаких союзников. Я вам скажу, что, когда Армения, помните, внезапно вдруг вошла в Евразийский союз...

 

Артём Войтенков: Да, там что-то шуму было...

 

Евгений Фёдоров: Быстро, мгновенно. Я так понимаю, что там произошло. Армения – они отлично понимали, что и как происходит, они до последнего момента водили за нос американцев: нашим и вашим. И уже когда тянуть было нельзя, они, я так понимаю, по договорённости с Путиным, вступили. В результате, собственно, американцы их просто тупо записали во врагов и начали мочить тогда уже. А сейчас просто уже мы видим результат. Как бы это было закономерно.

 

Артём Войтенков: То есть независимо от успеха на Украине, всё равно Ереван был бы.

 

Евгений Фёдоров: Да конечно. Если вы обратили внимание, это было даже символично, что первый погибший на Майдане был армянин. То есть, я думаю, что уже и в плане символов американцы заранее всё это подготовили.

 

Артём Войтенков: В Европе что происходит? Почему они так вцепились в эту Грецию? В который раз уже она мозолит глаза со своими долгами.

 

Евгений Фёдоров: Вся история с Грецией только одна – полный монополизм американцев и европейцев, и никакая колония или вассал от них вырваться не может, потому что сразу они перекрывают кран жизни. Как только Россия решает проблему национального рубля, то есть снижает процентные ставки, запускает рубль. Имея за спиной треть мировых богатств – это будет самая крепкая мировая валюта. Потому что треть мировых материальных, не американских, виртуальных, а материальных богатств за нашей спиной, созданных нашими дедами и прадедами. С этого момента идёт раскол Европейского Союза. Потому что мы тогда можем на тех же условиях дать Греции кредит, на которых она берёт в Европейском Союзе. Напоминаю, условия такие: центральная процентная ставка ключевая в 300 раз ниже. Хорошие условия?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот и всё. Если мы такой кредит даём себе, естественно, мы открытая экономика, и другим, хоть и Греции, то в России запускается резкая индустриализация, рост денег. То самое: человек, о котором мы говорили, покупает и курицу, и автомобиль, и квартиру, потому что он начинает получать зарплату в 2-3 раза больше. Инфляция уходит в ноль, потому что мы замещаем доллар, которые несёт в Россию инфляцию. Напоминаю, что в российской экономике рубль составляет только четверть оборота, а три четверти – доллары, евро и иностранная валюта. В том числе, будем предоставлять кредиты иностранным компаниям, в том числе и греческим, почему нет? И всё, с этого момента Греция вышла из Европейского Союза. За ней последовала тут же Болгария, и Чехия, и Словакия, и даже Польша, а уже, тем более, Прибалтика.

 

Артём Войтенков: То есть, таким образом они удерживают Грецию, чтобы она не откололась от Евросоюза?

 

Евгений Фёдоров: Да они просто выкручивают ей руки. Делают, что хотят. Они монополисты. У них в руках главный инструмент – деньги. Все остальные, наш Центральный Банк, например, перекрыл - денег не даёт. Всё, они командуют процессом. Китай далеко, не добраться. Низкие процентные ставки – это означает десятки союзников России сразу, то есть идёт сразу переформатирование мирового пространства. Даже если мы не будем самые большие, но мы будем независимые, мы автоматически обрастём союзниками. А сейчас что союз с нами несёт? Только проблемы, как Армении. Больше ничего.

 

Артём Войтенков: Вы говорили в прошлом году, что основной бунт у нас поднимется летом, ближе к осени, лето-осень вот этого года. А сейчас вы говорите "после зимы уже бунт".

 

Евгений Фёдоров: Я говорил про то, что складываются условия. Мы же за это время ничего не сделали. Да, всё и складывается. То есть мы видим, что формируется заговор, что за этот год ничего не сделано. То есть, мы втягиваемся в систему. Естественно, бунт обязательно произойдёт. Если каждый день хуже, хуже, хуже и никакого просвета изменения ситуации. Придумали новый термин, мне даже он понравился. Теперь министры о чём говорят?

- "Да, действительно, кризис, всё плохо, но не так плохо, как мы думали".

То есть когда тут будет полный кирдык, народ вообще обнищает, скажут: "Ну, мы-то думали, что будут все мёртвые, а мы живые". Это что, не кризис?

 

Артём Войтенков: Ну, кризис – это понятие очень сильно растяжимое…

 

Евгений Фёдоров: Кроме того, народ немножко поучился на Украине. Но я не думаю, что надолго. Это просто поучился на Украине на уровне падения жизненного уровня на 20 процентов, которое сейчас произошло. Когда уровень жизни упадёт до 50 процентов, наука про Украину вылетит из мозгов.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что фактор мозгов и учёбы, наглядного примера, пересилит фактор пиления жены, голодных детей и так далее.

 

Артём Войтенков: Что-то не очень понял. Вы считаете, что когда совсем станет плохо, про Украину забудут, про украинский урок.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: То есть, народу будет уже, когда нечего есть…

 

Евгений Фёдоров: Американцам много не надо, им надо 5-10 процентов населения.

 

Артём Войтенков: Ну, это для любых переворотов достаточно 5-10 процентов.

 

Евгений Фёдоров: Вот эти 5-10 процентов из числа народа забудут Украину, её уроки, и будут злиться, вот как в Армении. Я уверен, там есть и честные люди, просто они мозг отключили, среди бунтовщиков.

 

Артём Войтенков: Вот я вам про это и говорю, что народ думает только тем, что вблизи…

 

Евгений Фёдоров: Вот это событие произойдёт следующей весной, после зимы.

 

Артём Войтенков: А зимой будет всё ухудшаться, ухудшаться?

 

Евгений Фёдоров: Да. Тем более, очень хорошее время отключать отопление, гробить котельные, снижать поставки продовольствия, увольнять людей очень удобно зимой на улицу, они лучше чувствуют холод. Это всё будет по полной программе разворачиваться. То есть мы с каждым днём будем всё жёстче, жёстче. Пике падения будет всё больше и больше. Нам сказочники из правительства говорят, что сейчас у нас падение, но потом, когда-то, у нас будет подъём. Но поскольку они ничего не делают, потому что нет суверенитета, не они решения принимают, даже к ним вопросов нет. Они просто трансляторы – министры экономики, финансов. Это будет просто расти, наращиваться пике. Сейчас министр финансов в Госдуму внесёт проект бюджета, по которому почему-то надо сократить процентов на 20 социальные расходы, то есть, зарплаты.

 

Артём Войтенков: Нет, не обязательно зарплаты.

 

Евгений Фёдоров: В результате сократятся зарплаты.

 

Артём Войтенков: Почему? Если социальные расходы – это….

 

Евгений Фёдоров: Уже всё сократили. В результате сократятся зарплаты. В МВД пошло увольнение 20 процентов состава. Реформа здравоохранения ни с того, ни с сего, и так далее. Будет только усиливаться, накручиваться, накручиваться. Но прочувствовать люди это смогут, ну, раз мозгов нет прочувствовать мозгами, через желудок - только зимой. Соответственно, следующей весной будет много злых. Части из этих злых американцы, я так думаю, до такой степени отключат мозги, что смогут вывести на улицы в том числе. Там никакие рейтинги никого не спасут.

 

Артём Войтенков: То есть, через работу в Интернете, в СМИ это всё будет объясняться.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Такие деньги вбухивают. Через антиНОД и через всё такое. Потому что остановить такую динамику может только НОД. Не потому, что мы гениальные, а потому, что у нас один принцип – мы говорим, что суверенитета нет. А многие другие, в том числе патриоты, говорят: "Надо сделать то-то и то-то". Но что делать, если у тебя нет власти и нет возможности? То есть, это просто болтовня. А правду только мы говорим. А наша правда очень простая: у нас нет власти и ничего не сделать, дайте власть Путину, он сделает.

 

Артём Войтенков: Осталось только понять, как дать ему власть.

 

Евгений Фёдоров: Мы подробно прописали – конституционная реформа, референдум. Подготовка к референдуму – это 90 подписей депутатов, процедура и так далее.

 

Тут надо разъяснить. Просто вижу наши коллеги проводят сбор подписей за референдум. Тут надо один момент понимать. По российским законам, американцы так и написали "российские законы", что референдум по Конституции запрещён.

 

Артём Войтенков: Там же есть, можно его проводить.

 

Евгений Фёдоров: Он запрещён, потому что нет закона. А есть закон о референдуме, в котором сказано – по Конституции референдум проводить нельзя, по этому закону. Поэтому сбор подписей по закону о референдуме для цели референдума по Конституции – это юридически бессмыслица. Это ничего не даст. Собирать подписи, чтобы вести активную работу, как бы пиар, это да, можно повлиять, как форма проявления. Но достигнуть результата референдума через этот механизм невозможно.

 

Почему мы и говорим – это такая тяжёлая дорога, которую американцы специально прописали, в которой надо:

- Принять закон о Конституционном Собрании. Мы его внесли.

- Внести поправки в Конституцию - 90 депутатов. Мы их подготовили: уже 25 или 30 депутатов подписались.

- Пройти Совет Федерации и Госдуму по голосованию.

- И дальше выносить вопрос на референдум.

Это единственный путь, который нам оставили американцы - легитимный достижения этих целей. Если на улице будет 15 миллионов человек, которые вместе с портретами своего деда будут держать требование о референдуме, это всё можно сделать за один день. Тут сразу все забегают по Думе и быстренько всё понажимают, все кнопки.

 

Артём Войтенков: То есть, даже без закона можно будет….

 

Евгений Фёдоров: Нет, за день можно всё это сделать. За день проголосовать за закон, за день сделать то-то, то-то, то-то. Всё по закону. Только можно быстро. Можно год делать, а можно один день, если сильно захотеть.

 

Артём Войтенков: Ну, народ сильно не захочет, потому что нужно очень-очень долго объяснять. А потом народ считает, что Путин и так царь. Какая у него власть? У него и так власть.

 

Евгений Фёдоров: Ну, ваше ТВ объясняет.  

 

Артём Войтенков: Ну, а кто нас слышит, Евгений Алексеевич?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, 200 тысяч актив – уже кто хочет, слышат все. А те, кто что-то не слышат – можно объяснить за один день в критической ситуации. На митинге очень хорошо объясняется.

 

Артём Войтенков: Да ну, митинг. Вот я не люблю митинги, честно говоря. Там просто политические выкрики, лозунги, там голова не думает.

 

Евгений Фёдоров: Нет, раз человек пошёл, он уже пошёл за чем-то. Вот вы идёте на курсы повышения квалификации…

 

 

Артём Войтенков: Правильно, там не орут с трибуны. Там ты сидишь и изучаешь.

 

Евгений Фёдоров: Вы когда туда идёте, вы уже понимаете, зачем вы идёте. Вы уже наполовину подготовлены. Вы уже соображаете, куда вы идёте, почитали домашнее задание, учебник. И уже пошли, вам какие-то ответы уже дали, всё уложилось. Так и здесь. Когда вы идёте на митинг, вы уже подготовлены. Иначе бы вы не пошли, а пошли бы в кино. А раз вы туда уже пришли, вы уже сумели провести подготовку через Интернет, через знакомых, через сарафанное радио. А там вы уже получили какие-то чёткие ответы буквально на два-три вопроса и всё.

 

Артём Войтенков: Ну, возможно для кого-то работает, для кого-то. 

 

Евгений Фёдоров: Для всех работает. Ну, у американцев работает, а у нас почему не будет? Вы думаете, на Украине американцы не так же делали? Точно так. Просто бойцы другой армии. У вас армия фашистов и армия красная:

- Те и те - на танках.

- Те и те - на самолетах.

- Те и те - с пушками.

А цели разные. А методы одни и те же. Методы танковой атаки, методы защиты окопа, методы блиндажей. А цели разные, противоположно разные. Так и мы.

 

Белоленточников и оранжевых интервентов, Майдан – цель: свержение российской власти и ликвидация России.

Мы - такая же армия, но наша цель – защита России, снижение уязвимости и, тем самым, отбивание атаки. Потому что у нас российская армия и государственность всегда направлены на внутреннюю защиту. Не на вторжение, как американская, английская, немецкая, а на защиту. Это наше отличие армий. И поэтому для нас важно выстроить эти механизмы защиты. Но главный механизм защиты – это независимость. Потому что как только вы становитесь независимым, вы автоматически становитесь сильным, сразу же. Те же силы, те же условия, те же деньги, те же заводы, но они все начинают работать по-другому. Поэтому вопрос независимости – это главный вопрос защиты.

 

В ответ на санкции главный ответ – это не эмбарго, которое тоже полезно, но оно о другом, оно о другой сфере. Главный ответ на санкции – это внутренняя независимость. А если вами управляют американцы – её нет, а, значит, не может быть никакого ответа вообще. То есть, санкции достигают своих целей. Как только они увидят, что мы независимы, они тут же от нас отстанут. Вон, как от Северной Кореи - всё, отстали, нет её.

 

Артём Войтенков: Кстати, да.

 

Евгений Фёдоров: Хотя она фушка. А почему к нам пристали? Потому что мы зависимы. Зависимы – значит, уязвимы. Значит, у них надежда и довольно реальная, что через уязвимость нас можно вытащить, то есть, заставить принять решения, которые от нас хотят. В том числе – выдать национального лидера и так далее. А Корея послала подальше и всё. Я за открытую страну, но независимую. Разницу понимаете?

 

Артём Войтенков: Корея маленькая, он неё толку-то никакого.

 

Евгений Фёдоров: Причём здесь маленькая? Чем больше страна, тем она легче может проводить политику независимости. Большую страну невозможно изолировать. Маленькую – можно, большую нельзя.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому у нас, в принципе, есть условия для того, чтобы мы плевали на все эти санкции, и наоборот использовали, как стимул развития. Но для этого надо перестать выполнять приказы американцев. А мы их выполняем.

 

Артём Войтенков: Выполняем.

 

Евгений Фёдоров: Значит, санкции на сто процентов достигнут своего результата – страна будет ликвидирована. Это же очевидно. Потому что они рассчитали всю динамику, проводят санкции, знают что делать, посол всё расписал. Осталось нам ещё потерпеть годик-другой и всё - нас нет. Всё, что от нас требуется – сидеть и ждать, пока враг пробьёт защиту. Тут ударил, тут ударил, ходит вокруг нас и бьёт. А мы: "Ой, не пробил, повезло, ой, не пробил опять!"

А сейчас: "Ой, пробил!"

И всё - кровь потекла.

 

Артём Войтенков: С другой стороны, люди начинают соображать, когда им становится плохо, это просто очевидно.

 

Евгений Фёдоров: О чём мы и говорим. Соображайте быстрее. Не хотите соображать быстрее – ваши проблемы.

 

Артём Войтенков: В условиях захвата СМИ и телеканалов всех основных, которые с утра до вечера ерунду несут, и сериалы показывают.

 

Евгений Фёдоров: Вы абсолютно правы. Но вы сейчас говорите о том, что враг силён.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Ну, силён. А когда он был слаб? Он силён. Значит, надо быть сильнее у себя, внутри. Вот и всё. Это наша страна. Хотим остаться в живых – надо быть сильными. А, значит, НОДовцами.

 

Артём Войтенков: Дело в том, что быть сильным одному человеку – это одно, это можно сделать. Но в одиночку не победишь, надо, чтобы было много людей. А много людей уже не соберёшь, потому что СМИ делают совершенно в другую сторону всё.

 

Евгений Фёдоров: 9 числа собрались?

 

Артём Войтенков: Девятого числа - это другой повод. Это юбилей Победы.

 

Евгений Фёдоров: Повод на порядок менее значимый, чем идея освобождения от рабства, идея суверенитета. На порядок менее значимый, чем реформа Конституции. И, тем не менее, ещё раз обращаю внимание, 15 миллионов человек нашлось, которых до этого не находилось. То есть, произошло просветление у 10 процентов населения в сторону национально-освободительного движения. Они по этой дороге не прошли до конца, но само по себе… Если бы мы с вами обсуждали год назад, я бы сказал: "Выйдут 15 миллионов человек". Вы бы вообще не поверили.

 

Артём Войтенков: Да.  

 

Евгений Фёдоров: А сейчас вышли. То есть, что-то произошло.

 

Артём Войтенков: Но всё-таки, по другому поводу.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вы понимаете, направление правильное. Вы согласитесь? Направление правильное - за идентичность нации. Не просто за своего деда. Если бы за своего деда – дома бы сидел со свечкой. А раз вместе – политическое действие: за идентичность нации, за память предков, за продолжение государственного строительства. Продолжение государственного строительства неизбежно. И когда ты начинаешь думать – почему у нас такое государство? Возникает вопрос. А потому, что у него нет суверенитета, оно проиграло войну в 1991 году войну. Который твой дед (портрет) выиграл. То есть ты уже сделал половину мыслительных шагов. Вторую половину, в принципе, не сложно сделать, но её надо сделать. И на вторую половину надо столько же сил, как на первую.

 

Артём Войтенков: Даже больше.

 

Евгений Фёдоров: Не намного. Как на первую. Потому что мысленно поговоришь со своим дедом и ответы получишь. Тут ничего хитрого нет. Наша задача, чтобы это произошло. В принципе, чудо произошло. Ну, половина чуда. Мы хотим полного чуда, русского чуда. Вы говорите, что не догадаются. Но потом говорите, что если сильно снизится жизненный уровень и начнётся стрельба на улицах, догадается часть. Мы говорим: "Отлично". Вот мы за то, чтобы догадались до того, как очень сильно… Условно говоря, давайте выработаем формулу: если снизится жизненный уровень в три раза, догадаются. А мы говорим – а давайте догадаемся, когда снизится в два раза. Уже есть дискуссия. Уже нормально.

 

Артём Войтенков: Ну, хорошо бы.

 

Евгений Фёдоров: Вот я об этом и говорю: "Догадайтесь пораньше, ребята". Посмотрите, как окрысились на НОД американцы, как весь Интернет выстроился. Всё, отлично. Враг нас уважает.

 

Артём Войтенков: Слушайте, а почему тогда НОД не раздавили в самом начале?

 

Евгений Фёдоров: Потому, что Путин 15 лет готовил свержение американской власти в России. Он накапливал войска, которые никто не знал. "Армада" появилась откуда-то из рукава. 15 лет готовил. Он 15 лет маневрировал, отступал, понимая свою слабость. Отстоял ядерное оружие, хотя они хотели дожать, я это лично знаю. Отстоял, скажем так, часть точек опоры в экономике, ещё где-то, отстоял демографию, жизненный уровень поднял, тем самым позитивный настрой создал у людей. То есть, он маневрировал очень долго. Это были манёвры отступления, но это были манёвры, которые в результате создали возможности победы. Её нет, конечно, но они возможности создали. И в рамках этих возможностей появился НОД, который был с самого начала. Путин и НОД – это все 15 лет было. НОД формализовался в штабы только три года назад с небольшим. А НОД был и до этого, мы об этом говорили. А штабы появились под прикрытием Путина. Не было бы Путина, не было бы штабов, нас бы раздавили сразу же, об этом и речи не может быть. Штабы появились уже под прикрытием, когда он развернул определённый плацдарм и там появилась уже организационная сторона вопроса.

 

Артём Войтенков: А почему сейчас не давят, не могут раздавить сейчас? НОД – это ведь не достаточно многочисленная организация.

 

Евгений Фёдоров: 200 тысяч.

 

Артём Войтенков: Нет, ну 200 тысяч – это записано формально, из них только 10 процентов.

 

Евгений Фёдоров: Подождите, вы не правы. 200 тысяч – это те, которые прислали анкету с телефоном.

 

Артём Войтенков: Из них три четверти – это не рабочие люди.

 

Евгений Фёдоров: Вы по-другому посмотрите. Из трех-четырех человек, которые хотят быть НОДовцами, анкету прислал один, потому что прислать анкету – это засветиться. Поэтому тут обратная пропорция. Другое дело, что сам состав людей в России такой, что вы на митинге. Я уверен, что все 200 тысяч вышли на 9 число, я в этом уверен. А на пикеты и митинги текущего характера не все могут, это да. Ну и что? Сейчас не все могут. Когда сильно рак клюнет в одно место – смогут все. База очень важна. Еще раз: база меньше, чем реальных членов НОДа. Я очень много людей знаю, которые НОДовцы, но которые ни в какую базу не дадут. Особенно если человек какой-то чуть-чуть известный, даже у себя в районе - его же сразу зацепят за это. Понятно, мы базу скрываем, но всё равно это риск.

 

Артём Войтенков: Понятно, любую базу можно украсть.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому я, например, свой паспорт никому копировать не даю. Многие люди не делают этого. И телефон я один только свой даю, который депутатский, и всё.

 

Артём Войтенков: То есть, вы считаете, что сторонников больше, чем 200 тысяч?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, больше, автоматически. Потому что 200 тысяч – это анкеты. Анкету надо заполнить, надо принять для себя решение, что ты готов заполнить анкету. Согласитесь, что из трех-четырех человек на этот поступок пойдёт один, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Объективно. Поэтому, это очень важно, это очень много. Но тут главное, ещё раз говорю, во всей этой истории, чтобы быстрее сообразили люди. Ещё я бы хотел обратиться, чтобы активнее вели борьбу, подключались. Сейчас очень много деньги американцы бросили в Интернет по борьбе. Они там ничего не говорят, это видно. Переводите разговор на содержательную часть. Уходите от фамилий каких-то, не важно – Фёдоров, даже Путин. Переводите: вы за суверенитет или нет?

 

Артём Войтенков: Вы советуете просто для бесед, каких-то общений в Интернете, на форумах…

 

Евгений Фёдоров: Двигаться по линии "суверенитет – не суверенитет", "реформа Конституции", "референдум". То есть, содержательную часть вопроса. Наши враги пытаются уйти от содержательной части, потому что там они ничего сказать не могут, или придумать ложь, как эта история с договорами. Вот сегодня смотрю, опять в Интернете (видно, проплачивается) выложили такую огромную информационную систему, в которой опять ругают нас за требование изменить Конституцию, а в конце объясняют это тем, что договора опять кто-то заключает. Мы против договоров ничего не имеем. Мы уже тысячу раз это сказали. То есть, сказать нечего, поэтому грузите апельсины бочками, называется. Вся контрпропаганда против НОДа - антиНОД весь такой, весь на лжи. Но она легко вскрывается. Поэтому занимайтесь содержательной частью. Вот вам как только начинают разговор: "А вот кто там в НОДе?" Сразу говорите: "Ребята, вы агенты, с вами всё понятно. А давайте-ка обсудим суверенитет". И всё, ваш егент тут же отпадает.

 

Артём Войтенков: Я уже раз беседовал с такими людьми, они начинают приводить какие-то выдержки из разных законов, что Конституцию менять нельзя… Знаете, вот для людей…

 

Евгений Фёдоров: Обратите внимание, никто ни разу.. Вот как только доходит дело, допустим, до постановления Пленума Верховного суда №5 2003 года, всё - сразу замолчали, там всё расписано, всё разжёвано досконально.

 

Артём Войтенков: Спасибо вам за беседу и за советы. Думаю, что люди частично ими воспользуются. Хотя бы частично.

 

Евгений Фёдоров: Хотят остаться в живых – воспользуются. Мы же только предупреждаем. Дальше пойдёшь – упадёшь.

 

Как знаете, в анекдоте в этом. Останавливает ГАИшник важного чиновника. А тот ехал под кирпич. Останавливает, тот ему удостоверение показывает, мол, отвали. Гаишник: "Я очень уважаю ваши корочки, вас очень уважаю, ничего не имею против, что вы сюда поехали, под кирпич. Просто хочу предупредить, дальше – обрыв".

 

Вот мы об этом - просто хотим предупредить: дальше предательство приведёт к ликвидации. Всё, больше ничего. Хотите ликвидироваться, пожалуйста.

 

Артём Войтенков: Но вы же не хотите умирать вместе с народом, если это произойдёт?

 

Евгений Фёдоров: Это другая история. Но мы за народ, за людей проблемы суверенитета не решим, ни Фёдоров, ни Путин. Поэтому это всё-таки решение людей. Как их решение было попасть в рабство в 1993 году. Они же голосовали. Не Путин голосовал и не Фёдоров, а 145 миллионов человек. Тогда было правда, 150, потом уменьшилось, потом опять увеличилось за счёт Крыма. То есть это ваше решение, которое вы должны отменить, отменить своё предательство. То есть, искупить своё предательство тремя часами хождения на улице в поддержку Путина. Нормально?

 

Артём Войтенков: Как-то мало.

 

Евгений Фёдоров: Достаточно. Только надо сообразить это сделать.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева, Елена Залыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1140 мб)
Видео MP4 640x360 (431 мб)
Видео MP4 320х180 (235 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (18 мб)
Звук 32kbps MP3 (18 мб)
Звук 64kbps MP3 (36 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (54 мб)

Текст:
EPUB (172.02 КБ)
FB2 (319.59 КБ)
RTF (493.7 КБ)