Беседа 8 октября 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 8 октября 2014.
Разговор о нападении США на Россию, почему ООН скрывает массовые убийства людей на Украине, разбойничьем доходе Польши и стран Евросоюза от украинской войны, торговле русскими детьми, почему изменяются цены на нефть, будет ли Украина платить за газ, за чьи деньги убивают людей на Украине, бутафорском проекте «Новороссия», как Центробанк убивает российскую экономику, почему закрывают банки, попытках уничтожить российскую армию, «железном» министре образования, слугах американского однополярного мира, артиллерии народного освободительного движения, почему Саакашвили закрыли американскую визу, беспорядках в Гон-Конге и геополитике Китая, попытках отделения Каталонии, зачем был нужен референдум в Шотландии, карательном подразделении ИГИЛ, массовой промывке мозгов и наглости пятой колонны.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 8 октября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-10-08

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вот в интернете уже опять пошёл шум после очередного вашего высказывания. Вы сказали, что "Надо напечатать больше денег". И на вас, соответственно начали "выливать" всё, что можно. Вот поясните, что вы имели в виду? И зачем это всё нужно делать?

 

Евгений Фёдоров: Артём, у вас есть какие-нибудь деньги?

 

Артём Войтенков: Есть, да. Ой, знаете, что? Мне тут, хорошо, что вы напомнили, монетку такую мне дали в магазине, смотрите.

 

Евгений Фёдоров: Ага.

 

Артём Войтенков: Со знаком рубля международного.

 

Евгений Фёдоров: Да, да я видел такие – хорошие. Смотрите, вот эта монетка напечатана, изготовлена на Монетном дворе. Вот это – напечатано. То есть все государства делают это - печатают деньги. Нет ни одного государства, которое бы не печатало деньги. Валюта исторически, там, допустим, золотой рубль или вот шиллинг или ещё что-то, когда чисто золотая монета идёт: тогда она сама по себе, монета золотая, является ценностью номинальной. И в этом случае государство доход с изготовления этой монеты не получает. Оно получает доход только с торговли и контроля. Любое государство, которое печатает любые деньги, получает доход от печати этих денег.

 

В чём на сегодняшний день отличие экономики России, допустим, от экономики Америки или Франции, или Германии, или Японии, или огромного количества других стран? Но особенно это касается, конечно, Америки и европейских стран, потому что Япония, она в большей степени оккупирована, американцы её тоже рассматривают как колонию. Так вот, чем это отличается? Тем, что они печатают эти деньги для нас. То есть совершенно пустой печатный станок, который стоит в ФРС Соединённых Штатов Америки, печатает деньги для России. Или он печатает деньги для Китая, или он печатает деньги для той же Японии.

 

Мы предлагаем для себя печатать деньги самим, то есть мы сами хотим получать доход и национальное развитие от печатания денег. Вот и всё. На сегодняшний день для того, чтобы этот рубль был у меня в руках, на него необходимо было, не просто его напечатать Центральному Банку, а взамен него уничтожить на эту же сумму доллары. Уничтожить – это стерилизовать в валютных резервах. То есть Центральный Банк имеет право выпускать рубли в России только через биржу. По сути, у России нет национальной валюты. Если по-честному - российский рубль не является российским рублём, это есть российский доллар. Потому что раз ко мне дошла эта бумажка, значит, на эту сумму Центральный Банк выкупил долларов, тем самым уплатил дани. Но мы сами умеем печатать. Вы же видите, у нас хороший Гознак, хорошие монетки.

 

Артём Войтенков: Бумага качественная.

 

Евгений Фёдоров: Да. Мы сами это можем сделать. Зачем нам дарить гигантские средства, которые идут от эмиссии денег в любом государстве, Соединённым Штатам Америки? Ну, понятно зачем: потому что мы – колония. Вот когда мы хотим освободиться, когда мы хотим жить нормально для себя. А нормально, учитывая богатства России... Вот смотрите, не только же американцы. Ладно - в Америке какие-то ресурсы есть. Англия - ничего нет, нищая страна. Нищая страна, живёт только за счёт печати бумажки под названием фунты стерлингов.

 

Вопрос: для чего мы фунты стерлингов покупаем, Центральный Банк? То есть когда нам правительство говорит: "Давайте переставать покупать итальянские сапоги или финское Valio". А что вы тогда покупаете доллары и евро? И фунты стерлингов, кстати. Объёмы закупки фунтов стерлингов - 10% расходов. То есть мы 10% из общего числа выплаты дани даём англичанам, 40%, приблизительно 50% даём американцам, а оставшиеся 30% делятся на Германию, на Францию. Не на весь Евросоюз, потому что мы не вообще евро покупаем, а мы покупаем евро, выпущенные Францией, Германией и некоторыми другими странами в меньшей степени.

 

Мы платим дань конкретно:

- США (основа дани),

- Англия,

- Германия,

- Франция.

 

Когда вы видите немца, вы должны понимать: он лучше нас живёт, потому что он живёт за наш счёт, или француза. Вот в отношении, допустим, греков это не работает: мы греческие евро не покупаем, а вот французские и немецкие покупаем, причём в огромных объёмах: 10% на Францию, 10% на Германию. Это просто надо знать основы, экономическую систему, как она работает.

 

Поэтому мы предлагаем самим печатать деньги. Не просто напечатать, а самим напечатать. И не просто напечатать. Я там же сказал (и правильно сказал), что от этого снизится инфляция. Сколько инфляция в Европейском Союзе, которая печатает евро? Один процент. А в Америке? Полтора процента. А в Японии вообще дефляция. Почему я упоминаю Японию? Япония тоже платит дань, у неё валютные резервы. Просто если у страны есть валютные резервы, значит, это - колония. Но Японии разрешили зарабатывать на эмиссии национальной валюты, то есть на низких процентных ставках. Вот это чёткое отличие.

 

Все страны делятся на:

- Страны, у которых низкая процентная ставка. Это страны, которые производят вот эти самые бумажки, которые потом меняются на национальные валюты, включая Японию. И тем самым позволяя им зарабатывать, эксплуатируя другие страны. Это, прежде всего Соединённые Штаты Америки, их союзники в Европе (большое количество стран, десятки просто стран – союзники Европы), и зарабатывать разрешено Японии.

- Страны, которые имеют высокие процентные ставки, то есть колонии. Что такое процентные ставки высокие? Это вот эти деньги, которые печатает, допустим, российский Центральный Банк или Центральные Банки других государств, их не пускают в свою собственную экономику. Создают барьер между экономикой и деньгами, можно только на биржу. То есть вот напечатал деньги Центральный Банк... Кстати, печать – это всего лишь где-то четверть денег, а три четверти – это компьютерные программы. То есть даже бумагу не надо тратить. Но направить напечатанное (их же на складе не удержишь, их же куда-нибудь везти надо) можно только на биржу, покупая доллары. Вот так устроена экономика. А чтобы в экономику не попало, сделали барьер. Барьер называется: высокие процентные ставки. Он искусственный, то есть он создан из двух элементов. Это, когда Центральный Банк, например, в России объявил ключевую ставку 8,5 %, ещё ввёл Базель-3 и жёсткие норма регулирования. То есть, даже есть в банк попадают деньги, их нельзя отдавать в экономику. На каждый рубль, который тратит банк, допустим, на инвест-проект, он должен иметь там огромные собственные средства, залоги в пять раз больше, чем европейские банки и так далее. То есть создан барьер, и суть этого барьера, чтобы эти деньги сюда не прошли. Барьер когда-то был в 90-ые годы был 250%, сейчас он порядка (на выходе) - 25-30% годовых. Но это всё равно железный барьер, если бы деньги начали переваливать через него в экономику.

 

Вот, недавно, Греф сказал: "У нас нет проектов, поэтому мы не знаем, куда давать деньги" (было такое). Естественно, потому что он же не берёт проекты строительства завода, как в Европе, в Германии или в Америке, или в Японии. Он говорит: "Дай мне проект, чтобы он был окупаемым на 30% годовых кредита". Не на 3%, как в Германии или во Франции, а на 30. Ну, не один экономист, не один бизнесмен такой проект написать не может. Но если может, то это будет очень небольшая часть проектов. То есть, представьте: 30 % годовых должны покрываться только кредиты, но это значит, доход от проекта должен быть порядка 40% минимум. Так не бывает. Вы можете себе найти бизнес в промышленности в реальном секторе (не спекулятивный), чтобы туда вложили деньги и получили доход 40% годовых?

 

Артём Войтенков: Только наркотики, проституция.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Но я говорю про промышленный бизнес. Такого нет. Поэтому Греф может ждать проектов всю жизнь: под 40% доходности ему проекты ни один бизнесмен написать не сможет. Просто таких не существует, поэтому проектов нет. А ты снизь процентные ставки, как в Германии, подчёркиваю, как в десятках, где-то в тридцати странах мира. Снизь их до 3%, с 30-ти до 3-ёх. Да тебе завалят стол этими проектами. То есть просто придут сотни бизнесменов, которые скажут: "У нас есть десятки заводов на брата. Тысячи заводов мы готовы строить завтра же. Дайте нам деньги". Причём они ничего у него не попросят больше, чем просят немецкие бизнесмены у немецкого банка или у французского, или у американского. А уж тем более у японского, где, кстати, некоторые из порогов вообще минусовые, не просто нулевые, допустим ключевая ставка, а минусовая - минус 0,1.

 

Артём Войтенков: Ну, это мы какие-то важные отрасли.

 

Евгений Фёдоров: Нет, важные отросли – это промышленная политика. А вообще в экономику – это общеэкономические принципы работы. То есть, если вы предприниматель, и у вас есть расчёт проекта, но вам нужно, чтобы его построить, 3% годовых – вы идёте и строите. Банку же всё равно, для чего вы эти деньги тратите. Хотите булочки выпускайте, хотите космические корабли, главное, чтобы экономика била. Если у вас трёхпроцентный доступ к кредиту, всё: вы автоматически заваливаете проектами. Если у вас 30-ти, как сейчас, конечно, не будет проектов, потому что вы... Ну, вы же разумный человек, вы же не можете свести, тем более в условиях конкуренции. Вам же предлагают эти же деньги в Германии или в Америке, правда, на условиях своих.

 

Представьте, вы бизнесмен. В России вы должны вытащить из проекта 40% годовых, что невозможно, в принципе, в промышленном проекте. Только наркотики, вы правы. А в Германии вам говорят: "Да вот, пожалуйста, кредит 3-4% максимум. Иди строй, в том числе вы. Но, если ты - российский предприниматель, будь к нам лоялен: стань нашим олигархом, перейди в нашу юрисдикцию, свези к нам семью (в качестве заложников фактически), лично установи контакты с политическими начальниками нашей страны - Германии, Франции, Англии, Америки. Особенно Англия этим много на России специализируется. И тогда, поняв, что ты свой, наш, английский буржуин, враг России реально, мы тебе денег дадим. А в России - иди, пожалуйста, к Грефу, к Банкам России – 30%. Иди. Ха, ха, ха".

 

Сам барьер до 30-ти снижен с 250-ти в 90-ые годы именно потому, что тогда попытки были за 250 перепрыгнуть национальной валюты, ну, была такая ситуация в экономике, слишком богатство ещё было большое Советского Союза, которое позволяло иногда и такие проекты вытаскивать. А сегодня видят, что 30 – нормально, не перепрыгивают. Вот почувствовал Центральный Банк, что некоторые пытаются перелезть через это, они ключевую ставочку подняли две недели назад на пол процентика. Потому что почувствовали, что есть сумасшедшие, которые пытаются перескочить 30-ти процентный барьер.

 

Артём Войтенков: А ключевая ставка же 7%.

 

Евгений Фёдоров: Нет, уже 8,5.

 

Артём Войтенков: А, 8,5. А почему вы говорите 30. Центробанк же говорит про 8,5.

 

Евгений Фёдоров: А, потому что Базель-3. Центробанк даёт банкам, банки дают…

 

Артём Войтенков: То есть сам напрямую не даёт, Центробанк.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. А банки, а их 800 банков в России - дают экономике страны. Вот обратите внимание: банки России сейчас грохаются, уже около сотни загрохали за полгода. Это же не потому, что вдруг в сотнях банков обнаружились жулики. Вот сразу, вот до этого обнаруживали один банк в год с жуликами (я динамику), а сейчас вдруг сто банков за полгода, за год. Вдруг количество жуликов возросло в 50 раз. Нет. Ставку Базель-3 ввели.

 

Базель-3 – это ужесточение норм регулирования. Но Базель-3 касается объёмов собственного капитала, а кроме того, там вообще в целом усиление регулирования. Что это значит? Допустим, банк имеет вот этих денег много (разными причинами), даже не Центральнобанковские, а вот свои: доход, от вас получил, от кредитов получил, от вложения населения получил, откуда-то. У него много денег, но он не может потратить их на строительство завода, даже если у него их куча.

 

Артём Войтенков: То есть Базель и здесь ограничивает.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Центральному Банку, а Банк ЦБ контролирует банки в ежедневном режиме, каждую платёжку, то есть вы платёжку отправили – в Центральный Банк ушёл контроль. Говорит: "Нельзя, я знаю, что у тебя есть миллиарды рублей, но тебе их нельзя вкладывать в национальную экономику, потому что мы тебе такие нормативы подняли, чтобы ты, даже имея деньги (мешок с деньгами), ты не мог их отдать инвестору, не мог отдать в бизнес".

 

Артём Войтенков: То есть там определённые условия под такие-то проценты, такие-то там годовые.

 

Евгений Фёдоров: Условия залогов должны быть такие-то, собственные средства. Условно говоря: миллиард хочет дать - миллиард имей собственных средств. Банк должен иметь, это банк. То есть представляете, банку, чтобы дать миллиард предпринимателю, нужно иметь собственных средств миллиард, которые он должен заморозить на счетах Центрального Банка. Какой смысл, объясните?

 

Артём Войтенков: Даёшь деньги, они должны у тебя быть.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Либо ты их заморозил, либо ты их даёшь. Вот, представьте, что у вас тысяча рублей, вам говорят: "Чтобы вы мне дали тысячу рублей, ты должен тысячу рублей у дяди заморозить, и тогда ты имеешь право дать мне тысячу рублей". А у тебя есть только тысяча.

 

Артём Войтенков: А она там останется заморожена?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, она там заморожена, её нельзя трогать.

 

Артём Войтенков: Так это глупость.

 

Евгений Фёдоров: Это не глупость, это Базель-3. Это норма регулирования банковской системы. Это не глупость, это политика. Это экономическая политика по отношению к России. А, допустим, такая же экономическая политика по отношению к Германии, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Испании, Португалии, Польше, Чехословакии (и я буду кучу их перечислять) - принципиально другая. Там говорят: "Пожалуйста, у тебя есть тысяча рублей, отдай их в бизнес. Естественно, в долг, под 3% годовых, но отдай в бизнес и контролируй".

 

Ставка на выходе состоит из этих двух норм регулирования:

- цена денег, которую даёт Центральный Банк - ключевая ставка,

- и нормы регулирования, которые тоже даёт Центральный Банк.

У него два этих полномочия. И то и другое Центральный Банк направляет на выполнение приказа американцев о замораживании российской экономики.

 

Но возвращаемся, ещё раз, к первому вопросу. Если мы меняем экономическую систему (как это ни парадоксально) банковскую, на ту систему, которая есть в десятках стран, подчёркиваю: в Америке, Германии, Франции, Италии, Греции, Португалии, Польше, Испании, Дании.

 

Артём Войтенков: В общем – вся Европа.

 

Евгений Фёдоров: Да, всё вот это, на них вы меняете. Даже в Японии в части ключевой ставки и в части банковского кредита (не в части валютных резервов), вот если вы на них на всех меняете. То есть проверенная, ну жизнь - 10% человечества живёт по этим законам. Что тут изучать? Ну, если вы не знаете, сходите в германский банк на стажировку, вы всё узнаете, всё легко. В этом случае, с учётом богатства России, Россия может, как первый этап, спокойно напечатать заместителей иностранного кредитования.

 

Тут ещё один нюанс. Когда нам запрещают банкам давать... Вообще, вот вдумайтесь, какой парадокс: российским банкам запрещено, согласно указаниям ЦБ, финансировать российскую экономику - 30% годовых, Базели и так далее. Но в России есть иностранные банки, им можно. То есть российскому банку нельзя строить заводы, а немецкому банку в России можно. Это не парадокс? Что, немецкий банк лучше знает, что нам надо?

 

Вот вы понимаете, почему Россия 20 лет назад производила каждый третий самолёт мира, а сейчас ноль. Ну, потому что в течение 20-ти лет российскому бизнесу запрещали вкладывать деньги в авиацию, например. А не иностранным банкам, тем более, запрещали вкладывать деньги в авиацию, потому что американцы считали, что России авиация не нужна. Всё. Вот вам и каждый третий самолёт мира ушёл в ноль. И это касается машиностроения, и огромных секторов промышленности, частично сельского хозяйства. Это просто управление оккупированными территориями, где можно куда-то деньги давать, например на нефть и газ, а куда-то нельзя. В чистом виде.

 

Почему мы и говорим: что такое напечатать двадцать пять триллионов рублей? Это 700 миллиардов долларов, 700 миллиардов долларов – это иностранные инвестиции. Иностранные инвестиции, то есть иностранные деньги в российской экономике, не рубли, а иностранные деньги в российской экономике. Что это означает? Мы их не контролируем. Вот вы никогда не задумывались... Мне тут понравилось, сегодня, по-моему, или вчера смотрю: зарплата врачей в Москве на следующий год запланирована 130 тысяч рублей, средняя. Официальные цифры.

 

Артём Войтенков: Интересно, да.

 

Евгений Фёдоров: А вы знаете, сколько была зарплата врачей в Москве, ну, например в 2001 году, в 2000 году?

 

Артём Войтенков: Ну, я не помню, ну, тогда это всё очень резко просело.

 

Евгений Фёдоров: Не просело, в 90-ых было то же самое. Знаете сколько? Полторы тысячи рублей. То есть полторы тысячи рублей сейчас, в следующем году будет 130 тысяч.

 

Артём Войтенков: Тогда и цены другие были.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Разница в 70 раз, не в 90, как может показаться, а в 70. Объясняю почему. Курс доллара и рубля какой там был? 30, сейчас стал под 40, а тогда был 30. Что это означает? Это означает, что зарплата в долларах выросла в 70 раз. Я не про рубли говорю, в долларах выросла в 70 раз.

 

Артём Войтенков: Доллар дешевеет.

 

Евгений Фёдоров: А почему? Почему доллар в Америке дешевеет на 1% в год, мы с вами это обсудили, то есть за 15 лет – 15%. А в России доллар дешевеет, вы тут правы: квартира в Москве в то время стоила где-то 300, 400 долларов квадратный метр. Сейчас квартира в Москве стоит, ну, меньше 6, 7 тысяч не найти. Вопрос, почему тот же самый (как бы) доллар там подешевел на 15%, а у нас подешевел тоже раз в 20.

 

Артём Войтенков: Ну, просто они его больше выбрасывают к нам.

 

Евгений Фёдоров: То есть к нам экспортируют инфляцию, так?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ, почему в Америке один процент инфляции, а в России 8-9, а реальные 10. То есть, отказавшись от механизма иностранных инвестиций, мы отказываемся от инфляции. Нет иностранных денег - нет инфляции. Почему? Потому что российское правительство не может контролировать доллары (а у нас долларовая инфляция), а рубли может. Она может больше их дать в экономику, меньше, поднять, в конце концов, туже процентную ставку. Но она должна быть там 2-3%, но можно там 4 поднять, если это надо. То есть она может управлять процессами: может дать кредит на год, а может на полгода. Это же всё кредитные деньги, они же возвратные. Вы дали 25 миллиардов: напечатали - отдали. То есть управляемые процессы, а это означает - нулевая инфляция.

 

А теперь подумайте ещё один фактор, мы с вами обсудили Японию, которой решили зарабатывать на России (американцы). Ну, Япония вообще нищая страна, как "церковные крысы", ну, просто реально нищие, ничего нет, вообще.

 

Артём Войтенков: Ну, у них, зато промышленность есть.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку, промышленность – это то, что делается. То есть, вот вы, я, ещё кто-то получили деньги, кредиты, сняли запрет на строительство самолётов и мы построили самолётные заводы. И почему я про самолётные заводы говорю, потому что мы их умеем строить, потому что мы их строили 20 лет назад, каждый третий самолёт наш. Никаких других проблем нет, кроме инвестиционных. Будут деньги - будут самолёты. Разрешите потратить деньги на самолёты - построим самолётные заводы авиационные. То есть это не проблема.

 

ВВП России и СССР до этого был 22% мировой, сейчас - 2%. За 20 лет падение в десять раз, относительного ВВП мирового. То есть наш вес сегодня 2%, а весили мы когда-то 22%. Но ещё раз говорю: у Японии ничего нет - нищая страна. Япония за счёт низких процентных ставок - уровень жизни у них выше, чем в России приблизительно в два раза, чуть меньше, чем в два раза. Про Америку - там уровень жизни раза в четыре-пять выше. Но Америка хотя бы какие-то природные ресурсы имеет.

 

Запрет на промышленность в России, внешнее управление, высокие процентные ставки, которые были все 25 лет, валютные резервы уничтожили российскую промышленность и экономику в 10 раз, сократив её, при гигантских богатствах России. А этот же метод, использованный в нищей стране Японии, Англии, Дании дал, поскольку страна нищая, это хорошие результаты, скажем так. А теперь умножьте потенциал богатства России (треть мировых богатств) на технологию низких процентных ставок, и право на выпуск национальной валюты. То есть право самим печатать: печатную машинку для себя, не американскую использовать, а свою

 

Артём Войтенков: Мы всех задавим.

 

Евгений Фёдоров: Самая богатая в мире страна по уровню жизни, автоматически. Я вам даже скажу, мы посчитали масштаб усиления богатства. Сегодня у России каждая треть ресурсов мира в распоряжении. Это материальные ресурсы, они - основа. Завод вы построить можете, а месторождений нефти построить не можете. Фабрику построить можете, а шахту, вернее, месторождение угля для шахты построить нельзя.

 

То есть те, у кого есть основа материальная, те - главные, они - монополисты главного продукта. В России треть главного продукта, материального, на котором строится всё остальное. Следовательно, это - фундамент экономики, и на нём построить уже стены ровно вверх. Не как сейчас: у нас треть мировых богатств, а весим мы 2%. Это какая-то такая пирамида. А построить нормальное здание, пожалуйста, - наш вес 33% мировой экономики должно быть и мировых доходов. Нам не надо для того, чтобы это сделать, заглядывать в карман соседу. Вот Япония, чтоб стать богатыми, чтобы жить лучше, чем граждане России почти в два раза, им надо заглянуть в карман к нам: то есть у нас с помощью американцев здесь что-то взять и за счёт этого построить своё богатства. А нам ничего не надо. Просто мы, самодостаточно опираясь на свои ресурсы, при открытом мире, подчёркиваю, легко поднимаем благосостояние Российской Федерации в 15 раз, частично возвращая советский опыт, который был 22%, а, вообще-то, он тоже не дожимал, как говорится. Это вообще не сложная вещь. А для этого надо просто для начала хлопнуть дверью и сказать: "Всё. Мы печатать деньги будем для себя сами, ребята, без вашего американского станка".

 

Артём Войтенков: Ого. Был такой президент американский, и Каддафи был тоже.

 

Евгений Фёдоров: Правда, Каддафи за это расстреляли публично, но у Каддафи не было ядерного оружия, которого его предки подготовили. То есть у него были слабые конкурентные условия, основа был слабенькая. А у Россия есть основа так сделать, и она так до этого исторически и делала многократно, потому что англосаксы всегда строили колониальный мир, то есть всегда хотели жить за счёт других наций. России всегда от этого удавалось уходить, не вторгаясь на территорию других народов, то есть не пытаясь жить за их счёт, как англосаксы, потому что у нас свой счёт достаточный, основа своя достаточная.

 

Так вот, если говорить уже о чисто прагматичных вещах.

Первые шаги, которые надо сделать в экономике при восстановлении суверенитета: сходу напечатать 25 триллионов, чтобы заместить иностранное кредитование. Никаких дополнительных денег в экономику это не потребует. Я даже не говорю утомительные цифры типа, что в России самая сухая экономика, что она суше американской в четыре раза. Сушесть экономики - это количество денег в экономике по отношению к ВВП. То есть у нас на наш ВВП меньше всего денег, потому что в правом кармане у вас рубль, а в левом кармане, если вы богатый человек, у вас доллар. Соответственно, в правом кармане рублей вам надо меньше, потому что в левом можете ещё доллар доставать. Поэтому если мы вытесняем доллар (ни в коем случае не запрещая его) рублём из российской экономики, что очень легко сделать, дав права нашим банкам такие же, как немецким. Но наш банк лучше в Москве справится, чем немецкий банк.

 

Артём Войтенков: Да уж, наверное.

 

Евгений Фёдоров: Он и язык знает, сотрудники и обстоятельства лучше. Просто права ему дайте такие же, не рабские, а такие же, как у господина из Германии или из Франции и всё - и начнётся гигантский экономический бум.

 

Первый этап. У нас в НОДе давно разработаны механизмы восстановления суверенитета, только надо скинуть пятую колонну. Можете развёрнуть, она вещает, пятая колонна в Думе на пленарке, разверните просто покажите. Вот пятая колонна вещает. Это был министр экономики.

 

Артём Войтенков: Да там вся пятая колонна, по большому счёту.

 

Евгений Фёдоров: Ну да. Потому что это - система управления, потому что это вопрос Конституции. Пятая колонна не просто так, а потому что народ поручил российскому государству и его министрам обслуживать иностранное государство США пятнадцатой статьёй Конституции, и поручил это на референдуме. Но это уже организационная сторона вопроса, мы её обсудим.

 

То есть первый этап - спокойно печатаем 25 триллионов, не шелохнувшись. Это с точки зрения российской денежной массы – 60 триллионов, которые у нас сейчас есть (общая масса), добавляем 25 - будет 85. 85 - для России мало, потому что с учётом сухости российской экономики 25 это первый только этап, просто объективно. Дальше - больше можно. Самое главное, чтобы эти деньги ушли в инвестиционный механизм, чтобы их взяли банки... Вот как банки берут иностранные доллары и дают в российскую экономику, так же они должны взять российские рубли и дать в ту же российскую экономику, заместив иностранные доллары, которые будут просто эффективно рубли здесь работать. Это первый этап.

 

И второй этап - рост благосостояния людей, зарплат, пенсий, и автоматически вторая волна печатания денег за счёт доллара, то есть за счёт замещения иностранных валют. Тем самым мы изымаем эти валюты из доходов этих наций. То есть, если мы напечатали 25 триллионов и вместо них, и заменили ими 700 миллиардов долларов, которые находятся в российской экономике (американских денег), мы, тем самым, американцев "кинули", "опустили" на 700 миллиардов. Это же пустые деньги - они просто печатают на станке. Тем самым эти деньги у них исчезли, и им придётся на 700 миллиардов затыкать свою дыру. Но это их проблема, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Нет, это наша проблема. Они к нам приплывут на всём, на чём можно.

 

Евгений Фёдоров: Они уже приплыли. Они уже воюют на Украине. Хуже не будет. Они уже поставили задачу нас уничтожить. Почему мы и связываем этот вопрос с санкциями. Что если вчера, когда санкций не было - как бы нам войну не объявляли. Мы были рабами, мы обслуживали США, но нам как бы не сказали, что "мы вас убьём".

 

А сейчас нам сказали:

- "Ребята, мы вас убьём. Вы - рабы, конечно, но нам не нравится, что вы не хотите быть рабами. Поэтом мы вам не верим. Мы понимаем, что вы всё равно будете бунтовать, и мы вас решили убить. Начали с Украины".

 

Всё уже - хуже не будет, с точки зрения их отношения. То есть все силы, которые они могли выложить на карательную операцию против России, они уже выложили.

 

Артём Войтенков: Не все пока.

 

Евгений Фёдоров: Артём, все, потому что у них других нет.

 

Артём Войтенков: А как же регулярная армия, например?

 

Евгений Фёдоров: Регулярная армия - её нет, это миф. Американская регулярная армия - это армия поддержки "оранжевых" интервенций: это специальные части, специальные подразделения, авианосцы, ракеты, космические войска, ПВО. Это системы поддержки "оранжевых" интервенций.

 

"Оранжевая" интервенция состоялась в самой жёсткой форме: закапывают людей в землю на Украине. Жёстче формы не бывает. Массовые убийства уже происходят. Следующий объём массовых убийств - это просто перевести их на промышленную основу: газовые камеры и так далее. Но это не увеличит объём убийств, это просто изменит их технологию. Всё случилось. Нам нечего бояться. У нас ничего нет, кроме своих цепей, что бы мы могли потерять. Сильнее американцы "наехать" на Россию в принципе не могут теоретически. С учётом фактора ядерного оружия - не могут .У них больше нет ресурсов и возможностей.

 

Артём Войтенков: А как же пятая колонна внутри?

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас это обсудим.

- Будут попытки устроить Майдан.

- Будут попытки устроить госпереворот.

- Будут попытки убить Путина.

Обязательно будут, только они будут по-любому. То есть проведение национальной политики и чистка пятой колонны - не увеличит возможностей американцев для интервенции в России ни на грамм, а, наоборот, уменьшит, потому что даст в распоряжении национальных властей ресурсы для подъёма уровня жизни и для борьбы с иностранными интервентами.

 

Вот вы платите дань, как рэкетиру. Рэкетир вдруг решил, обоснованно, потому что вы сами ему сказали, Путин же сказал, что "Мы ликвидируем однополярный мир".

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть обоснованно рэкетир решил, что вы хотите перестать ему платить дань. Для него это смерть (для рэкетира) - он ничего не умеет делать, кроме как жить за ваши деньги. Ему же надо и отряды содержать, и систему, а без ваших денег это всё рухнет. Естественно, что ему нужно? Он принял решение вас расчленить и уничтожить для того, чтобы вы не бунтовали и другим типа Китая, Индии не повадно было. И закрыть убытки, которые он получит от вас (от неполученной прибыли) за счёт них. Решение такое состоялось.

 

Теперь ваше поведение. Вы можете сказать: "Я что-то передумал бунтовать, забыл про этот однополярный мир. Я опять согласен тебе платить дань и быть твоим рабом, уважаемый рэкетир".

Он говорит: "А я тебе уже не верю".

 

Артём Войтенков: Да, опять взбунтуешь.

 

Евгений Фёдоров: Да.

- "Я тебе голову отрублю, вот тогда я точно буду знать, что ты бунтовать не будешь. Я тебя знаю, исторически знаю. Я с тобой конкурирую сотни лет в лице Англии. Я знаю, кто ты такой, что ты будешь всё время выскакивать из моего хлыста. Не Путин, так кто-то другой всё равно тебя будет вытаскивать. Поэтому я тебя и так и так уничтожу".

 

А теперь второй вариант. Вы решили:

- "Пошёл вон, рэкетир, я буду жить для себя. Я тебе перестаю платить дань и всё остальное. У тебя есть во мне сила, пятая колонна - я её зачищаю".

Что сделал рэкетир? Ничего. Потому что всё, что он мог, он уже сделал, а все его дальнейшие действия прямо связаны с вашей покорностью.

 

Артём Войтенков: Он может просто приехать и убить, скажем так?

 

Евгений Фёдоров: Так он и так уже приехал: он приехал, убил, он убивает. Только поскольку мы живём по его правилам, то есть по правилам раба, мы не признаём убийство людей в Донбассе, как убийство людей в Москве, как бы. То есть мы типа говорим народу: "Вот если бы убивали в Москве, мы бы защищали людей. А вот поскольку убивают в Донбассе, мы не защищаем".

 

Какая разница? С какой стати мы вообще (вернёмся к началу 91-го года) признали легитимность ликвидации СССР? С какой стати? А в геополитике так: если ты признал врага в мелочи, значит, ты отдашь ему душу и свою жизнь, обязательно, просто автоматически. Почему мы и говорим, НОД, почему мы уверены, что восстановление суверенитета в России означает восстановление суверенитета по всему СССР? Потому что одно цепляет другое.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Мы про СССР как бы молчим. Но мы-то знаем, что восстановление суверенитета в России, которое проводит Путин, означает восстановление суверенитета на всей территории СССР, что, в свою очередь означает в условиях враждебной конкуренции и окружения (если бы этого не было, то такого второго элемента не произошло) восстановление единой государственности. А в условиях враждебной конкуренции будет единая государственность. А знаете почему? А куда она денется.

 

Вот сейчас американцы создали в качестве карательных операций вот этот ИГИЛ, которая террористическая организация, убивает людей. Так вообще-то этот ИГИЛ открыто заявил, что "Мы будет убивать людей на Кавказе людей в Ташкенте, в средней Азии, в Казахстане и везде".

 

Значит, вопрос: "Куда они денутся, Ташкент и Казахстан, если не хотят, чтобы их вырезали под корень?" Ну, такой простой вопрос. Захотят каким-то образом либо в военный блок войти, либо государственную систему восстановить, которая существовала в Советском Союзе. Логично?

 

Артём Войтенков: Почему? Они могут упасть на колени и сказать: "Не убивайте нас".

 

Евгений Фёдоров: ИГИЛу? Там стояли на коленях. Они очень удачно режут людей, которые стоят на коленях, под камеры, чтобы было понятно всем. Вставали на колени, говорили, что "Да, мы каемся за свою страну", после чего под камеру отрезали им голову.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что это Исламское государство якобы это же американские боевики.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Вот покаются американцам, американцы их простят.

 

Евгений Фёдоров: Гитлер никогда не прощал даже покаявшихся. Они не могут простить животных. Они не считают за людей. С какой стати? Вот вы можете простить корову? Вот представьте: вас лягнула корова. Вы её простить можете? Да вообще вы в другом измерении: ну, лягнула и лягнула, это я не правильно голову подставил. Значит, её надо сильнее в стойло, скрутить или на мясо пустить, вот и всё. Но это не месть корове. Это ваша политика по отношению к корове.

 

У американцев политика по отношению к нелюдям… А Яценюк же открыто сказал, что это нелюди (после Вашингтона). Об этом англичане всегда говорили: у них всегда мир делился на колонии и туземцев. Там никто жалеть никого не будет. Там просто тотальное будет вырезание людей и всё. И все это знают: и в Армении, и в Грузии, и в Ташкенте, и в Казахстане, что тот же ИГИЛ будет вырезать их под корень просто для того, чтобы освободить территорию для других народов, которые более лояльны, с точки зрения их государственного строительства. И до этого так было всегда всю тысячу лет.

 

Вообще это принцип создания русской государственности - убежище других народов и наций. Не хотите, чтобы вас вырезали, уважаемые армяне, ну, мы вам всё равно не разрешаем войти в состав России, подождём лет сто. Сколько вас там стало меньше? В десять раз за сто лет? Ну, ладно, хрен с вами, идите, прячьтесь. Грузины - то же самое. Молдаване - то же самое.

 

Артём Войтенков: Так мы же потом войны там вели из-за этого всего, из-за этих присоединений.

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите.

 

Артём Войтенков: Грузинская война, например, та же самая.

 

Евгений Фёдоров: Какая? Когда была грузинская война? Включение по просьбе царицы Тамары Грузии в состав России остановило войны в Грузии, потому что османы и те завоеватели, которые там были, с Россией побоялись связываться. Это другой вес. Одно дело - ты уничтожаешь маленькую Грузию, маленькую Сирию, маленький Иран, Ирак и так далее. А другое дело - ты имеешь дело с коллективной системой безопасности, которая раньше называлась Российской империй и общее название "Русский мир". Это просто побоишься.

 

То есть любой рэкетир и бандит, он всё-таки за свою жизнь-то переживает. Одно дело кушать слабого, беззащитного или по очереди, как сейчас Украина, потом Россия. А другое дело - ты имеешь дело с сильной коллективной безопасностью народов и наций под названием "Русский мир". То есть срабатывает обычно та же история.

 

Вот видите, мы начали, вроде, с напечатывания рубля, а вернулись к геополитическим государственным механизмам. Это всё связанные вещи. Ещё раз говорю: смело Россия может первый транш 25 триллионов. Это приблизительно 10 тысяч заводов и фабрик. Это рост 15-20% годовых. Это первые 3-4 года после победа национально-освободительного движения в России, и национального курса.

 

Артём Войтенков: Вот. Сначала должен произойти вот этот вот щелчок.

 

Евгений Фёдоров: А для этого надо выгнать пятую колонну, мы сейчас её показали. Поменять принципы управления страной на суверенные. А вот чтобы это сделать, нужно стратегически решить фундаментальную проблему Конституции - референдума о Конституции, то есть отменить решение народа от 93-го года. Провести референдум по отмене 13-ой и 15-ой статьи о колониальном статусе России.

 

Более тактическая задача - зачистить пятую колонну. А чтобы зачистить пятую колонну - дать дополнительные полномочия президенту страны, он же национальный лидер, который поставил задачу восстановления суверенитета страны. Но он не имеет права чистить пятую колонну, потому что он гарант Конституции, гарант системы, в том числе системы, в которой у пятой колонны есть права во всех её субъектах, и тем более это конституционный вопрос. Следовательно, такого рода полномочия ему может дать (президенту)

- либо улица, отсюда уличная компонента НОД,

- либо политический процесс через референдум.

 

Но когда напали, такие полномочия президенту может дать война (национальному лидеру), а война началась. То, что нам говорят о том, что война в Донбассе это не война в России - это враньё, мы это уже обсудили. Потому что 91-ый год нельзя признавать, итоги госпереворота 91-гоа года. А если мы их не признаем, значит, это война в России. А если это война в России, значит, у нас есть право на полную защиту в отечественной войне, поскольку там очевидно напали фашисты, интервенты немецко-американские. Я насколько вижу, там даже уже появились немецкие войска.

 

Артём Войтенков: Да. Что-то Германия заявляла, что отправит десантников своих.

 

Евгений Фёдоров: Регулярные части, естественно. Их там немного будет, потому что кто-то же должен смотреть за карательными операциями. А, судя по всему, там у них не получается, поэтому они решили непосредственно отправить специалистов-карателей. Понятно, что это предлог. Скажут, 200 военнослужащих, а на самом деле там будет тысячи две.

 

Артём Войтенков: Понятно. А вот интересно: доклад ООН они же сделали по событиям на Украине, и там не отражены эти массовые захоронения.

 

Евгений Фёдоров: Будут скрывать.

 

Артём Войтенков: С другой стороны написали, что где-то там действительно вот эти украинские силовики, вот эти вот войска Хунты стреляли по жилым домам. То есть что-то они показали, а что-то не показали.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они ничего не показали. Во-первых, очень интересно: когда писался доклад, специалисты говорили о массовых захоронениях, сами специалисты вот этой организации международной. Но, естественно, начальство это всё повычёркивало, и сказало: "Пишите в доклад только вот это".

 

Представьте: идёт Отечественная война, Гитлер устроил Бабий Яр под Киевом, например, и правозащитники требуют от Гитлера наказание виновных за Бабий Яр, и признание факта убийства людей. Ну, может Гитлер не считает их за людей, он же сразу говорил это недочеловеки (Яценюк говорил). Ну, зачем на бумаге-то гадости писать против себя? Это же они и напали. Вы ходите, чтобы их же чиновники, представляющие нападающую сторону, то есть карателей фашистов, ещё сами про себя что-то писали? Ну, это глупости. Ну, они же не дураки.

 

Артём Войтенков: Так это же ООН.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Американцы контролируют исполнительную систему ООН.

 

Артём Войтенков: Да - ООН же в Америке сидит.

 

Евгений Фёдоров: Если дипломаты там неприкосновенность какая-то, хотя тоже они не пускают дипломатов, когда не хотят. А если не правильно напишет чиновник, ему тут же наркотики в карман и в тюрягу.

 

Артём Войтенков: Понятно, а кстати, вот, по поводу этого Саакашвили, что ему визу закрыли американскую, это как понимать? Плохо работал?

 

Евгений Фёдоров: Надо просто выпустить воспоминание англичан о работе в колониях. Они не считают за людей: Саакашвили, Ющенко, Порошенко. Это для них не люди, это для них "туземные князьки". Вот, понимаете слово "туземный князёк"? С ним обсуждают, договариваются, ему дарят бусы, ему обещают, но он для них не человек. Как только от него отпала нужда, да на него доллара не потратят, а тем более какой-то политический ресурс прикрытия. С какой стати? Сам облажался.

 

Артём Войтенков: Да, кстати: одних увозят к себе, а другим - ему закрыли.

 

Евгений Фёдоров: Только увозят по политическим соображениям. То есть, если считают, что для дела сигнал нужно дать, как бы такой позитивный – увозят, если считают, что это не нужно ничего, и так контролируют ситуацию, да плевать на тебя.

 

Артём Войтенков: Другие же посмотрят и…

 

Евгений Фёдоров: Кто? Коровы?

 

Артём Войтенков: Плохоработать будут, тот же Порошенко плохо работать будет на них, тот же Яценюк.

 

Евгений Фёдоров: Порошенко работает не за конфетку, Порошенко работает, чтобы его не уничтожили, чтобы его не подвергли смертной казни: либо здесь, либо американцы каких-нибудь типа Фирташа, за какие-нибудь приписанные ему дела. Это надо понимать менталитет, нам трудно это. Когда вы встанете на позицию человека хозяина животных, вот тогда вы поймёте отношение этого человека к животному. Он может и корову эту погладить, или там коня. Коня, кстати, может даже и любить, но это животное и нужда в этом животном есть только пока, есть нужда функции:

- Есть функция Порошенко - нужда в Порошенко есть.

- Нет функции Порошенко, или вот этого, как Саакашвили, всё - не нужно, на мясо.

 

У него нет задачи договариваться, ни с украинцами, ни с грузинами. У него есть задача строить их на уровне животных, которые должны выполнять окрик господина. За это животного можно хорошо кормить. Я помню голландскую рекламу, когда там на рекламе какую-то корову катали на самолёте таком, чтобы её ублажить. Вот это отношение к животным - могут и катать, но только пока съёмка длится.

 

Артём Войтенков: Потом прикатят на мясобойню.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Коровы для мяса, предатели для расстрела - у каждого своя судьба. А новых вырастят. Это не уговаривают людей стать предателями и агентами США, их выращивают уже изначально как агентов и предателей. То есть он изначально взят американцами, выдвинут на руководящую должность, и уже занимает эту функцию, а не наоборот.

 

Артём Войтенков: Сейчас ещё было много шума по поводу понижения цен на нефть, то есть в июле 2014 года нефть марки Brent стоила 115 долларов за баррель, а сейчас в начале октября она стоит 92 доллара за баррель. Но это не резкое падение - шло полгода. В то же самое время я смотрел, что были скачки гораздо и больше: например, в июне 2008 года цена барреля была 134 доллара, а в декабре 2008 года она была 43 доллара. То есть в три раза практически снизилась тогда, а сейчас - не так уж и сильно. Но с другой стороны нефть всё равно падает, а мы всё-таки от неё зависим.

 

Евгений Фёдоров: Ну, падает пока в системе общих колебаний. Я бы так сказал: в последний год она поднялась до высоких уровней, а сейчас возвращается немножко на ту позицию, на которой была год-полтора назад.

 

Я бы сказал так: нефть сегодня становится не единой ценой (а вы просто взяли один из сортов), а как бы там множество цен. Американцы пытаются на рынке нефти маневрировать ситуацией: они пытаются уменьшить доходы Росси от нефти, конечно, но при этом не дать возможности получить Китаю доступ к дешёвой нефти. Они Россию считают главным врагом, но Китай они считают как бы так врагом номер два после России. А вот союз России с Китаем это для американцев вообще катастрофа. Когда главный враг соединяется огромной мощью экономической, как бы, но меньшим политическим опытом и если хотите, стремлением к свободе. Потому что у России мощное стремление к свободе, у Китая такого нет - его за годы колониальной истории сильно забили туда, в рабское состояние психологически. Они не дадут возможности Китаю расти, значит, ниже снижения цены на нефть не будет просто. Иначе тогда проблема с Китаем возникает: у него выскакивает рост резко, которого они очень боятся. А если Китай откажется от валютных резервов - это для американского доллара будет просто катастрофа.

 

Артём Войтенков: Ну, Китай сам потеряет, если откажется?

 

Евгений Фёдоров: С какой стати?

 

Артём Войтенков: Ну, у него же там миллиарды этих долларов.

 

Евгений Фёдоров: Так и у нас 460 миллиардов долларов, и что? Ну, у Китая больше, там 2, по-моему. И что из этого? Что это меняет по сути? Это пустышки, это выкинутые деньги, это уплаченная дань. Вот это тоже, кстати, расписка об уплаченной дани, не больше (ред.: о денежной купюре рублёвой). Вот это у меня в руке бумажка, которая называется "Расписка о том, что Центральный Банк России выплатил на сумму 1000 рублей дань Соединённым Штатам Америки". Вот можете смело её так называть. Так и у Китая. Отказ от валютных резервов Китая (а он всё время, как и Россия, двигается, как бы пытается выйти на эту парадигму) означает крах американской системы доллара и однополярного мира сам по себе. Поэтому и Гонконг, поэтому все эти манипуляции.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду беспорядки в Гонконге.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно.

 

Артём Войтенков: Это - давление на Китай.

 

Евгений Фёдоров: Это - давление на Китай. А с учётом того, что американцы как бы продемонстрировали, что у них есть позиции по всему Китаю, это - условие для переговоров с Китаем о его не дружбе с Россией.

 

Артём Войтенков: То есть, эти беспорядки в Гонконге - это система давления США на Китай.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И беспорядки преследуют…

 

Евгений Фёдоров: Первый этап начала оранжевой интервенции на территории Китая для того, чтобы собственно уничтожить Китай как государство.

Они там пробуют Китай со всех сторон:

- То Уйгурский район, где терроризм.

- То Гонконг.

- То попытки недовольства в Пекине.

То есть, они всё время пытаются пробить китайскую защиту.

 

Артём Войтенков: Тибет - всё время там что-то.

 

Евгений Фёдоров: Тибет, всё время через Далай-лама, они всё время пытаются пробить китайскую защиту. Это конкуренция нации, это было всегда. Только в сегодняшних условиях цели эти - для того, чтобы парализовать Китай в плане участия в мировом национально-освободительном движении Путина, будем уже так говорить.

 

Артём Войтенков: Понятно, что китайская верхушка это всё прекрасно понимает. Другой вопрос: чью сторону она займёт или куда склонится.

 

Евгений Фёдоров: Я бы так сказал: китайская верхушка в отличии от российской, там нет раскола. Российская верхушка – раскол на пятую колону и сторонников национального курса Путина. А в китайской верхушке этого не произошло. Почему? Потому что Россия оккупирована, а Китай нет. То есть Китай договорился о статусе колонии.

 

России статус колонии назначен актом о капитуляции 91-го года. А Китай, посмотрев на ситуацию, оказавшись в одиночку, он же видит: Советский Союз грохнули американцы, там грохнули, Япония – извечный враг, там американская база. Японцы уже забыли, что их американцы ядерной бомбой бомбили, считают, что это Советский Союз. Они же (китайцы) это видят, и перед лицом вот этого фронта, который сложился, Китай у которого и так не было большого запала - это надо иметь запал к свободе это надо быть каким-то в смысле фанатиком свободы, чтобы за неё драться. А у Китая с его тысячелетней историей колониализма, этот запал подрезан. И они просто - пошёл на поклон (как они знают, у них же дорога протоптана за тысячу лет) к англосаксам и сказал: "Мы готовы работать по вашим правилам, пожалуйста, не убивайте нас".

 

А поскольку американцы не видели тогда в лице Китая (только Советский Союз ещё они завалили) стратегического вызова такого, который фундаментальный, как русские, то они сказали: "Ну, хорошо. Вот вам правила, мы напишем на бумажке". И китайцы по этим правилам трудясь, выплачивая дань, вытаскивая Америку на своём горбу, втихаря оказались державой по экономике номер 2. Ну, реально номер 1, мы же понимаем – в материальном мире номер 1. Всё. Потому что в американском придуманном мире - номер 2, а в реальном мире - номер 1. Потому что они обшивают, обстраивают весь мир. Но это, как бы, на фоне борющейся России, втихаря китайские кто там они считают - "китайская обезьяна она вдруг разбухла и разъелась".

 

Артём Войтенков: Желание китайской обезьяны какое? Она будет продолжать кланяться под США?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, у неё исторический опыт - конфуцианство, будут кланяться, но при этом они с удовольствием воспользуются плодами победы, если эту победу им обеспечит Путин своим мировым лидерством и национально-освободительной борьбой.

 

Артём Войтенков: А, вот так.

 

Евгений Фёдоров: С удовольствием! Но это любой человек воспользуется. Вообще если у человека есть выбор быть рабом или господином, обычно выбирает второе.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Вот если такого выбора нет, китайцы - терпят, русские - борются.

 

Артём Войтенков: Как всегда: мы ломим грудью, китайцы стоят за нами.

 

Евгений Фёдоров: Если получится. Если не получится, они будут нас делить вместе с американцами, кусочек им достанется.

 

Артём Войтенков: То есть если они увидят, что мы падаем, они побегут к США тут же.

 

Евгений Фёдоров: Они и так к ним бегают. Им не надо к ним бегать. Они, если увидят, что здесь падение, то они просто откажутся от русского вектора. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Но сейчас же у нас с ними связи укрепляются: поставки газа.

 

Евгений Фёдоров: Потому что мы укрепляемся, потому что мы не дрейфим, мы не сдаёмся, мы не подставляем голову на американскую плаху, и не выдаём Путина.

 

Артём Войтенков: Ну, китайцы, получается, тоже совместно действуют. Китай же мог отказать с этим газом там, с другими договорами, сказать: "А не будем и всё".

 

Евгений Фёдоров: Почему он должен отказывать? В Китае есть свой интерес: естественно, российский газ укрепляет его экономику и политику. Это понятно. Потому что это диверсификация поставок, это газ ближе, это понятнее территория. Нет, для него это - чистая выгода, в принципе, для Китая, для его экономики. Он на хороших условиях договорился. Зачем им отказываться? Если они видят, что складывается ситуация, они ещё и тут заработали, да ещё есть возможность глотнуть чуть-чуть больше глотка свободы, то, конечно они вместе с Путиным и за свободу. Ну, если они видят, что этот путь не получается, если на этом пути можно проиграть, конечно, они скажут: "Всё ребята, мы это боимся, не полезем за этим вашим сыром, или там за чем".

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны на месте американцев после победы над Россией, я бы расчленил Китай.

 

Евгений Фёдоров: Сто процентов американцы это и планируют. Китайцы это понимают, именно это их подвигает более активно работать с Россией. Но ещё раз говорю, вопрос в другом: если Россия рушится, не получается путинский проект национально-освободительного движения мирового, ликвидация однополярного мира, то китайцы будут уничтожены - это да. Но если он не получается, то они считают, что они всё равно будут уничтожены, и они тогда будут мимикрировать под новую американскую политику путём просто ползучего такого поведения: просто падать вниз, обнимать ноги и говорить: "Руби голову батюшка из Вашингтона, блин бой бес попутал". Настоящих-то буйных наций мало.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, буйные каталонцы: в Каталонии приняли закон о том, что можно проводить референдум, а официальный Мадрид сказал, что "вы неправильный закон приняли, не надо такое проводить". А вот здесь кто чего, вот почему они бузят? Или это опять американцы?

 

Евгений Фёдоров: Ну, я думаю, что это американцы с одной стороны, потому что это позволяет им контролировать Европейский Союз и ту же Испанию. Это система контроля Испании или вообще других стран - у каждого свой крючок. Вот сидит Госдепартамент, продумывает крючки - как можно манипулировать:

- Чтобы Германия не выпендривалась.

- Чтобы Франция, история с Стросс-Каном (Dominique Strauss-Kahn).

- Чтобы Испания.

- Чтобы Англия, кстати, история с этим самым…

 

Артём Войтенков: Референдумом.

 

Евгений Фёдоров: Референдумом, который американцы организовали, а потом как бы дали задний ход. Но напугали. То есть они показали свою силу и английские руководящие кадры они как бы укрепились в вертикали власти на Америку: "Да, мы не претендуем, мы понимаем, что вы сильны".

 

Артём Войтенков: Постучали по столу кулаком.

 

Евгений Фёдоров: Да. Это всё технология такая. Помните, так же в своё время, когда Советский Союз американцы разрушали, в Советском Союзе тоже были игры, республики в составе федеративных республик, на них была какая-то опора, попытка. Вот тогда Осетия появилась, Абхазия.

 

Артём Войтенков: Что-то начало всё валиться, разрушаться.

 

Евгений Фёдоров: Механизмы, да. Это была вот такая же игра. Так и сейчас американцы игру эту ведут. Игра же она везде. Технология игры одинаковая, вот эта геополитическая на местном уровне.

 

Артём Войтенков: Это как бы ослабление Европы, и Испании в частности.

 

Евгений Фёдоров: Это ослабление Европы в целом. Это не допущение сильного европейского государства, которого хотят немцы. Потому что немцы хотят сильное европейское государство, а американцы понимают, что сильное европейское государство – это конкурент номер 2 или 3. Россия вдруг появилась конкурентом, маленькой, но наглой оказалась с Путиным. Китай…

 

Артём Войтенков: Ничего себе маленькой, мы не маленькая.

 

Евгений Фёдоров: Маленькой с точки зрения их как бы веса в мировых делах. Маленький, но наглый, поэтому и хотят расчленить, чтобы были маленькими и соответствовали весу, Китай, который набух. То есть возникают вот эти вызовы, и они эти вызовы подавляют. В том числе они контролируют ситуацию в Евросоюзе. Вы же слышали про этот скандал с недавней прослушкой. Там кукарекнуть петух не может в Евросоюзе, чтобы американцы не знали кто, что делает.

 

Артём Войтенков: Такие время от времени скандалы возникают. То французы кричат, что их слушают, то Меркель, то ещё кто-то.

 

Евгений Фёдоров: Слушают для того, чтобы контролировать.

 

Артём Войтенков: Президент Путин подписал закон, который позволит компенсировать дефицит Федерального бюджета за счёт доходов от нефтегазовой промышленности. Речь идёт о той части доходов с продаж нефти и газа, которая должна была в 2015-ом году уйти на пополнение резервного фонда РФ.

 

Евгений Фёдоров: Попросту говоря, Путин, отбил от американцев часть дани, которая выплачивается по линии правительства и резервного фонда. Мы уже говорили, в своё время этот вопрос, что резервный фонд – это 20% бюджета страны, который приблизительно года 3 назад по команде США и МВФ был назначен России в качестве дополнительных платежей дани. То есть они получали мало денег, от Центрального Банка, сказали: "Давайте-ка ещё 20%". Как это было раньше - десятина, помните? Каждые 10% отдавать там, допустим, оккупанту. Было такое или ещё кому-то. А это - двадцатина. Вот эту двадцатину назначил МВФ: в начале была десятина, потом через год стала двадцатиной. И вот эту двадцатину Путин сократил, приблизительно учитывая, что мы американцам (по этой линии) выплачиваем дань порядка 2 триллионов рублей в год. Путин по расчётам сократил её где-то до 1,2 триллионов. То есть сократил дань, соответственно, почти в два раза.

 

Артём Войтенков: В прошлом году что-то сокращал же.

 

Евгений Фёдоров: Это он там говорил, что мы из этого будем строить дороги - его все послали.

 

Артём Войтенков: Ничего не получилось?

 

Евгений Фёдоров: Никто не будет. Эти команды не выполняются.

 

Артём Войтенков: Слушайте, как интересно, когда он что-то заявляет, да, то такой шум сразу. Потом получилось, не получилось - никто вообще ничего не говорит. Но я имею в виду из СМИ, такая тишина.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Уже, я бы сказал - пятая колона обнаглела. Мы начали наш разговор с Центрального Банка и валютной системы. Вот. Путин требует, чтобы Центральный Банк снизил процентные ставки. Первый раз он это пытался сделать ещё в 2000-ом году, когда продавливал закон, который там, по Центральному Банку, который только частично получился. Он многократно давал команды, в том числе два раза на послании Федеральному собранию, это главный разговор от президента. На послании Федеральному собранию два раза он давал команду снизить процентные ставки. Центральный Банк не снижал, при этом Набиулина обещала это сделать, даже в Думе обещала. Потом это не делала, и кто-то из чиновников втихаря говорил: "Мы это делать не будем", - там Симановский, по-моему. А сейчас ещё более открыто, Путин получается уже в десятый раз проявил в этом вопросе позицию, собрал Госсовет (это серьёзный орган, такой мощный государственный орган), и на Госсовете дал команду. Целый Госсовет посвятил снижению процентных ставок и работе банковской системы. Прямо целый Госсовет. Сейчас даже интересно - не стали даже ждать, вот как раньше ждали месяца два-три, потом говорили "Нет", втихаря. Сейчас даже ждать не стали.

 

Артём Войтенков: А когда он совет собрал?

 

Евгений Фёдоров: Это было где-то две недели назад с небольшим, был Госсовет. А неделю назад был форум "Россия зовёт", на котором руководство ЦБ открыто сказало: "Мы не будем выполнять приказы Путина о снижении процентный ставок. Мы считаем, что процентные ставки оптимальны". Точка. То есть даже не стали ждать. Отказ вежливости: из вежливости три месяца подождали, потом как-то втихаря сказали: "Не получается".

Тут тоже сказали: "Не будем. Вопросы есть уважаемый президент? Нет. Пошёл вон. Всё".

Всё просто и чётко.

 

Артём Войтенков: Открыто послали Путина.

 

Евгений Фёдоров: Открыто, через неделю, вместе с Госсоветом, на котором было человек 200.

 

Артём Войтенков: Как-то это в СМИ не попало особо.

 

Евгений Фёдоров: Как это не попало? Это всё чётко было, я же помню доклады ЦБ, где было чётко сказано.

 

Артём Войтенков: Так это вы отслеживаете, доклады ЦБ, а никто этим вообще не занимается.

 

Евгений Фёдоров: Потому что пропагандистская система СМИ она же фокусы меняет: она что-то говорит, что-то не говорит.

 

Артём Войтенков: iPhone новый вышел. iPhone!

 

Евгений Фёдоров: Между событиями прошла неделя. Ну, можно было удержать в мозгу одно и второе.

 

Артём Войтенков: Они забивают вообще всяким мусором, чтобы люди вообще ничего в мозгу не держали. Чтобы, как в прямой кишке, всё через голову пролетало.

 

Евгений Фёдоров: Ну, прямая кишка какое-то время всё-таки требует, а тут неделя всего лишь. Скоро Путин будет говорить, а через час скажут - "э-э-э".

 

Хочу сразу сказать. Что такое мы понимаем: национально-освободительное движение под национализацию?

Национализация – это не огосударствование.

Русский язык под национализацией понимает: перевод в национальную юрисдикцию, в национальную собственность - и государственную, и частную. То есть это уже другой вопрос: в государственную это попадёт или в частную это попадёт.

 

Мы выступаем за замораживание активов стран, которые являются агрессорами по отношению к России. И осуществили такое замораживание на своей территории, то есть зеркальное замораживание. И первый шаг – замораживание, второй – национализация. Весь бизнес в России должен быть национализирован. Я хотел сказать слово "иностранный бизнес", но у нас другого нет, поэтому весь, кроме государственного.

 

Частный бизнес в России должен быть национализирован в смысле стать национальным по юрисдикции, не государственным, а частным или государственным там, в зависимости от того, какой это бизнес. Они должны быть все национальные виды бизнеса, то есть весь в национальной юрисдикции. И мы выступаем за национализацию. Говорить, если языком Путина - деоффшоризацию, если кому-то хочется такой язык, то пожалуйста. Если хотите - принудительная деоффшоризация. В нашем понимании национализация - это принудительная деоффшоризация.

 

Артём Войтенков: Возвращайтесь в родные, как бы, налоговые органы.

 

Евгений Фёдоров: Да. Не только органы, но и юрисдикцию: в родные суды, в родные системы управления, в родные системы собственности, ну и в родные системы проживания.

 

Артём Войтенков: Возвращайтесь на Родину.

 

Евгений Фёдоров: Живите на Волге, да.

 

Артём Войтенков: На Волге, кстати, не плохо.

 

Евгений Фёдоров: А кто же говорит…

 

Артём Войтенков: А вот ваш коллега по партии единоросс Алексей Журавлёв внёс законопроект о том, что призыв делать в армию один раз в год. Якобы это объясняется для борьбы с дедовщиной. Ну, у нас сейчас раз в полгода получается, там старослужащие, вот они молодых там как-то принижают, они – деды. Но, если бы это было в другое какое-то время, я бы ещё подумал, что он действительно там заботится об этих вот молодых там. А с другой стороны - на фоне войны, которая сейчас идёт, которая будет только увеличиваться, вот этот призыв один раз в год это просто всем понятно, по крайней мере, людям.

 

Евгений Фёдоров: Борьба с российской армией.

 

Артём Войтенков: Здравомыслящим, что набор один раз в год – это хуже, чем набор каждые полгода. Это преемственность сразу снижается, это куча этих новичков, которые не обучены, а те старослужащие уходят.

 

Евгений Фёдоров: Ну, надо узнать, откуда у него этот закон появился. Вы же не забывайте, что кто-то же законы пишет, в том числе грантополучатели, а кто-то их вносит. Посмотрим позицию правительства: если мы увидим, что правительство поддерживает, значит, это игра. Он просто в этой игре ему дали, он просто сказал. Всё. А может и просто дурь, всякое бывает.

 

Артём Войтенков: Ну, может быть, да. Но как-то уж дурь такая чётко направленная.

 

Евгений Фёдоров: Дурь настроенная вполне.

 

Артём Войтенков: Да, но тут ещё значит, что государство не будет финансировать пенсионный накопительный компонент в ближайшие 5 лет. Вот такая новость. Это высказывает зампред правления пенсионного фонда России.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это задача у нас пятой колоны в России - гнать все деньги в Америку.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Параллельно выполняя их приказ по снижению жизненного уровня. И не получится нам выжить без чистки пятой колоны, потому что они до такой степени обрушат жизненный уровень в России, при гигантских богатствах страны, что всё равно их придётся зачищать только на уровне нищих людей. Если сейчас мы можем их зачистить на уровне обеспеченных в стране более менее, то тогда наш жизненный уровень упадёт у граждан России, и после этого их всё равно придётся зачищать. Может сейчас лучше?

 

Артём Войтенков: Ну, лучше сейчас. Но люди-то, вы понимаете… Народ простой устроен так, что пока хуже, плохо не станет, он ничего делать не будет. Это вот чётко совершенно.

 

Евгений Фёдоров: Смотрите, вот уже плохо стало: убивают людей массово.

 

Артём Войтенков: Ну, там далеко убивают.

 

Евгений Фёдоров: Потом людям скажут:

- "800 километров до Донбасса – это далеко, поэтому это не ваше".

Потом скажут:

- "700 километров до Белгорода – далеко, поэтому это не ваше".

Что 700, что 800 - какая разница? Потом скажут:

- "600 километров до Воронежа - далеко, поэтому убивают в Воронеже – это не ваше".

Потом скажут:

- "До Калуги 300. Ну, что там Калуга? Далеко. Что 600, что 300 – это не ваше".

Потом скажут, уже 100 километров будет до Обнинска: "Это всё не ваше".

Потом на соседней улице: "Так это же не ваша улица".

Потом в соседней квартире: "Так это же не ваша квартира".

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это и называется - предательство Родины. Вы говорите о народе, а я говорю о предателях.

 

Артём Войтенков: Ну, а я говорю о способе мышления народа. Вот народ пока лично не будет дуло торчать.

 

Евгений Фёдоров: Артём, не надо, способ мышления предателей, это не способ мышления народа. Чтобы народ мыслил нормально, для этого существуют технологии политические, зачистки пятой колонны, и государство само демонстрирует позицию народа на дальних подступах, в Донбассе, например. А то, что вы говорите - это технология предательства: вот предательство Донбасса, потом предательство Белгорода, потом Воронежа, Калуги, Обнинска и Москвы. Это технология предательства. А предателям, что полагается? Смерть. А кто же будет жалеть предателей?

 

Артём Войтенков: Да никто их никогда не жалеет: ни с той, ни с другой стороны.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Это пусть предательства, на который стала Россия в 91-ом году. Конечно, он закончится либо смертью, либо очищением мозгов от предательской фальши.

 

Артём Войтенков: Ну, да. Я так понимаю, что геополитические как бы процессы они просто такие долгие иногда, их не сразу видно там год, два, три, но они всё равно приходят к определённым точкам.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно. Это же законы, такие же железные, как законы физики или математики: дважды два четыре – всегда. Предатель всегда подлежит уничтожению. Всегда. Это законы, потому что предатель, значит, ты уже не наш, ты другая общность, только слабый представитель другой общности. Значит, мы (наша общность – англосаксы) за счёт поедания тебя усилимся. Это животный мир, это мир конкурентной борьбы наций.

 

Это не важно в этой конкурентной борьбе, что предательская овца выдала всё стадо овец волкам. Это не важно. Тебя тоже съедят, потому что важнее то, что ты тоже овца, а не то, что ты предатель. Овцу можно скушать, а собственно смысл существования для волков – кушать, следовательно, ты будешь скушанным, последним, но скушанным.

 

Артём Войтенков: Может и не последним.

 

Евгений Фёдоров: А может и не последним, как Саакашвили.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, Великобритания уже принимает участие в налётах на это якобы Исламское государство. Вы, помнится год назад, говорили, когда американцы откатились от Сирии, что они всё равно придут, перегруппируются, придут и всё равно там устроят.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, потому что они защищают свои национальные интересы в Америке, убивая людей по всему миру.

 

Артём Войтенков: Да, вы оказались в очередной раз, к сожалению, правы.

 

Евгений Фёдоров: Это не я, это геополитические законы оказались правы, потому что они не могут ошибаться, потому что они всегда были правы. Если это было миллион раз, то это будет в миллион первый.

 

Артём Войтенков: Да. Но ещё вы говорили, что тогда, в прошлом году, американцев подвели англичане, то есть если бы англичане с ними пошли вместе, то они бы тогда ещё разбомбили бы Сирию. А почему сейчас англичане пошли вместе с американцами?

 

Евгений Фёдоров: Потому что вот для этого и был этот референдум, и всё остальное. Потому что англичан построили за годик, подняли дисциплину в нестабильных союзнических войсках, или вассальных войсках, и всё - и дальше вперёд. Куда они денутся? Сзади смерть, впереди карательная операция и служба американцам.

 

Артём Войтенков: Вот теперь понятно, теперь уже укладывается всё в одну мозаику. Да. Референдум.

 

Евгений Фёдоров: Восстановление дисциплины во внутренних рядах. Конечно.

 

Артём Войтенков: Но, а смотрите: вместе с Великобританией там куча других стран - там Дания и Нидерланды.

 

Евгений Фёдоров: Везде, где есть посол США, за которым стоят либо солдаты, как в Германии, либо механизмы манипулирования и технологии, как в Англии или Франции, и управления, как и исторически везде - это просто солдаты американского однополярного мира, они выполняют приказы.

 

Артём Войтенков: Слушайте, а почему тогда американцы вот этих солдат толкают европейских. У них хватит самолётов побомбить там очень хорошо. Почему они вот этих европейцев толкают в боевые действия на Ближнем Востоке?

 

Евгений Фёдоров: Психология. Вот представьте, что вы рэкетир, у вас десять банд: есть ваша личная охрана и как бы внутренняя банда, есть ещё девять банд, которые так или иначе вы примкнули к себе, заставили. И вам надо сделать какую-то операцию. Первых кого вы пошлёте?

 

Артём Войтенков: Ну, тех, кого не жалко.

 

Евгений Фёдоров: Вот их и посылают:

- Во-первых, не жалко.

- Во-вторых, это в целом повышает дисциплину.

- В-третьих, они тем самым демонстрируют лояльность начальнику, воюя там и за это их можно погладить по головке и разрешить подольше пожить.

 

Ну, это так устроено. Это не только американская система, это всякая система так устроена. Кстати, напоминаю, что, когда Советский Союз вёл геополитические войны, он тоже старался там. Например, не сам же во Вьетнаме, то есть частично сам, но кого-то другого отправлял воевать, или в Корее. Это не американское изобретение, это в принципе технология конкурентной борьбы. Она требует такой методики. Отправляют, кого не жалко. Недавно смотрел исторический фильм, отряд пса-рыцаря был, и весь отряд в засаду попал, всех убили кроме этого пса-рыцаря, он сказал: "Да, это убили, этих, холопов, да и хрен с ними".

 

Артём Войтенков: Новых наберу.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. Но есть пёс-рыцарь, а есть псы-холопы - это просто разные миры.

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны им же и своих американцев не жалко, я имею в виду американской верхушке.

 

Евгений Фёдоров: Если у вас страна колониального мира, если она делит народы на туземцев и цивилизованные народы, то есть сегрегацию народов проводит (в отличие от русского мира, где никогда такой сегрегации не было), то, естественно, и внутри себя она делит людей на рабов и господ. То есть эта пирамида не может быть только за границами государственности.

 

Недавно Фонтанка.ру, по-моему, интервью давал - так и не выпустили, испугались. Мы с ними говорили про историю рабства, это продолжение исторической технологии. Просто я вот о чём. Вот не был никогда, допустим, нам это не понять даже. Просто психологически людям в России не понять. Вот не было в России никогда рабства, кроме как иностранного, во времена нашествий угоняли русских в рабов и так далее. Не было. Вот у меня отец выходец Новгородской области Демьянский район, там вообще не было даже крепостного права.

 

Вот говорят, рабство у них, у нас крепостное право - это разные вообще принципы. Потому что крепостное – это низшее сословие человека. Ты человек, у тебя семья, у тебя собственность, у тебя жильё, у тебя право на жизнь, ты – человек, но по отношению к барину ты – низший как бы человек, вот технология, но ты человек. То есть в русском менталитете люди: голова, ноги, руки, homo sapiens - человек, иногда разных сословий, но человек.

 

В англосаксонском менталитете есть люди, которых они рассматривают, как вот люди делятся на рабов, то есть не людей, то есть животных, то есть они часть людей относят к категории животных. В русском мире тоже были животные: коровы, кони, собаки. Правильно? Звери в лесу – это животные. Но это животные, у которых был соответствующий статус: их можно было убивать, их можно было есть. Если у вас убили лошадь – это не убийство человека. А вот если убили в Англии раба – это убийство лошади, не больше того.

- То есть если вы убили своего раба - всё нормально, вообще не вопрос.

- А если убили соседнего, значит, вы убили лошадь соседа, за это вам полагается наказание. Но не за то, что убили человека, а за то, что убили животного, хотя двуногого homo sapiens. Это чисто англосаксонская методика.

 

Просто, чтобы нашим слушателям было понятно: в чём отличия. И крепостное право в России было отменено раньше, чем в Америке рабство, кстати. В чём отличие крепостного права от рабства? Даже не то, что крепостное право только 15% территории Царской Империи занимало, то есть не везде. Вот в Новгородской не было, Север – не было. Крепостное от рабства - в чём отличие от англосаксонского?

Крепостное.

Человек с правом частной собственности, с правом семьи, нельзя разлучать детей с родителями, нельзя разлучать жену с мужем, нельзя отдать другому помещику крепостного, если он несовершеннолетний, и вошёл в брак. То есть, у вас пока (если вы крепостной) ваш сын не женится, вот тогда этого сына с женой и детьми можно только рассматривать, как самостоятельный объект, допустим, передачи другому помещику. То есть признаются все ваши права: нельзя вас убивать, нельзя вас жестоко наказывать, за это была, кстати, смертная казнь в России за наказание, жестокое наказание крепостного, потому что это человек. Естественно, у вас частная собственность, право на жилище и всё остальное, на орудие труда и всё остальное.

 

А теперь раб.

- Право на жизнь - нет, можно убить.

- Право на собственность - нет, вы не имеете права владеть ничем, вот как корова. Вот корова имеет право владеть подстилками, на которых она лежит? Нет. Подстилка, на которой лежит корова, принадлежит хозяину коровы, правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Так же как и коровник. А у крепостного его жилище принадлежит ему, крепостному, а не барину. У раба нет никакого права: ни на подстилку, ни на ложку, которой он ест, ни на жилище, ни на что. Соответственно, продать его можно, убить, родился у него ребёнок, ребёнок стал автоматически доходом хозяина с момента рождения. Тут же младенца можно взять и отдать, продать, сделать с ним всё, что угодно. С крепостным такого нельзя. Почему? Потому что разные просто категории, то есть это не просто разные отличия в правах, это категория.

 

Крепостной со всеми своими ущербами в правах относится к категории людей.

А раб со своими, скажем так, подходами относится к категории животных: вот хлев, потом раб, а в хлеву там коровы. Хозяин, соответственно, который коровой владеет и рабом. Это чётко. Только это двуногое животное, которое умеет разговаривать - вот терминология раба. То есть это вот технология государственного строительства. То есть это не просто так англосаксонский мир, европейские ценности. Это - технология.

 

Вот сейчас Украина столкнулась с технологиями:

- Вот их сейчас убивают.

- Потом на Украине жителей будут убивать не только на Донбассе, но по всей Украине.

- А потом Украину зачистят.

- Туда привезут других поселенцев и на этом всё закончится. Но, естественно, если мы не победим, то есть не сбросим иностранных интервентов оккупантов.

 

Мы не закончили предыдущий вопрос про ИГИЛ.

ИГИЛ – это американское военное подразделение. Там сейчас пропагандистские мировые СМИ орут, что этот ИГИЛ страшна вещь. ИГИЛ – 30 тысяч бойцов, сирийская армия – 200 тысяч, иранская – сотни тысяч. Раздавить ИГИЛ - никаких проблем. Сирии дайте оружие. Всё. Да какое оружие? Право Сирии дайте - ИГИЛ будет раздавлен за несколько месяцев, просто потому, что у Сирии больше войск, даже без оружия. А если оружие дадите и авиационную поддержку - разметелят вдребезги. Так это свои, ИГИЛ. Сирия – это враги, они бунтуют против американского колониального мира. А ИГИЛ - это просто свои подразделения. То, что их там бомбят это картинка, театр.

 

Артём Войтенков: Да и на самом деле не понятно кого они там бомбят.

 

Евгений Фёдоров: Театр.

 

Артём Войтенков: Сирийскую армию или.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь, это просто театр. То есть американцы создали карательное подразделение – слабенькое, 30 тысяч. Запретили это подразделение давить и уничтожать тем, кто хочет и может это сделать: Сирия, Иран и так далее. Делают вид, что они бомбят для того, чтобы валять дурака, то есть делать этот спектакль. При этом они это подразделение укрепляют. Это подразделение открыто признаётся, там всё собранное из американцев и европейцев. Ну, что вы себе представляете, что американское государство, европейское государство допустило бы десятки тысяч людей, чтобы туда уехали воевать? Что их тогда не арестовали по дороге? Они же, чтобы поехать туда, договаривались, звонили по телефонам. Это же не просто человек работал на заводе, никому ничего не говорил, вечером ушёл с рабочей смены и за ночь на лодке переплыл, значит, в этот ИГИЛ. Нет, он же организовывался. Понятно, что это организовывалось через государственные машины США и европейских их вассалов и союзников. То есть это в чистом виде их армия. И что вы думаете, они разрешат какой-то Сирии эту армию бомбить или что-то с ней делать?

 

Эта армия направлена в качестве механизма карательной угрозы против России (они уже сказали), Средней Азии (они уже это сказали), Сирии, Ирана, саудитов с нефтью. Это по поводу цены на нефть, на всякий случай: "Если будете себя плохо вести, господин король Саудовской Аравии, мы к вам этих ребят пошлём. Вы же видите, какие они отмороженные". Вот такая логика.

 

Артём Войтенков: А потом мы их ещё и побомбим.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Потому что вы с ними не справитесь.

 

Евгений Фёдоров: Якобы.

 

Артём Войтенков: Якобы, да.

 

Евгений Фёдоров: Это просто обыкновенное карательное подразделение. Обычно в истории тысячи раз так делали интервенты, то есть это ничего нового американцы не придумали. Придумали только то, что мировая пропаганда, которая им подчиняется, дурака валяет и вешает лапшу. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Тоже ничего нового.

 

Евгений Фёдоров: Такой масштаб всё-таки впервые.

 

Артём Войтенков: Технологическое развитие.

 

Евгений Фёдоров: Технологическое развитие, которое дало такой масштаб пропаганды, да. Я сегодня читаю - опрос провели на Украине: 50% жителей Украины (55 что ли) по опросу считают, что Украина уже полгода воюет с Россией. Прикиньте, да? Это вот как японцы считают, что это их Советский Союз бомбил ядерными бомбами. Пропаганда работает. Причём тупо не просто пропаганда, а абсолютная ложь, враньё, которое человеку загружает в мозг абсолютную ерунду и верят. Вот к вопросу об искусстве пропаганды, и к вопросу о важности вычищения пятой колоны в России в системе средств массовой информации, кстати.

 

Артём Войтенков: Я вам давно говорю, что это, наверное, самый важный вопрос. Захватив средства массовой информации, ты можешь рассказать настоящее положение вещей, а рассказав его людям, люди сразу начнут задавать вопросы и разбираться. А так пока им вешают лапшу ежедневную.

 

Вице-президент США Джо Байден (Joe Biden)в своём выступлении (это вот к СМИ вопрос) в Гарвардском университете признал, что Америка заставила европейские страны ввести санкции против России. Но западные СМИ не заметили этого высказывания.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю: они не замечают. И вообще наши СМИ даже не замечают высказывания Путина. СМИ – это институт управления пропагандистский. У них своё начальство. Им плевать на Байдена, на Обаму, они выполняют приказы только своих редакторов. Редактора выполняют приказы своего начальства в Политбюро американской нации. Всё. Если что-то там Байден не то сказал - да плевать на него: мы выключим его, включим другого. Вернее он сказал то, просто это не обязательно знать всем, вот и всё.

 

Артём Войтенков: А ещё интересно, сейчас, пока к вам ехал, прочитал новость, что министр иностранных дел Польши требует увеличить санкции против России. Это при том, что в Польше уже стонут, что им некуда свой урожай девать, ну много польских овощей к нам же завозили, а сейчас нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Тоже смотрю - у нас эта тенденция: "Они там дураки. Как же они так? Объявили санкции - одним хуже". Ну, слушайте, Гитлер напал на Советский Союз, потратил миллиарды марок на танки, на самолёты, на авиацию, это же денег стоит напасть.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то говорил, что Гитлер дурак?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: А Наполеон дурак, что он напал на Россию? Нет, он в результате оказался проигравшим и неправильно всё рассчитал, да. Но не было, ни у кого с языка не сходило, что он был дурак. Это конкурентная борьба. Дурак, что "Динамо" с "Зенитом" сейчас играли, и при этом "Зенит" победил, а "Динамо" проиграли. Дурак Динамо? Нет. Они вступили в бой и проиграли. Вот и всё. Какие же они дураки?

 

Артём Войтенков: Да. Но Польша не вступает с нами в войну.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Кто вам сказал?

 

Артём Войтенков: Польша – маленькое европейское государство.

 

Евгений Фёдоров: Ничего подобного. Польша – нет. Есть американская система, американская колония, американский вассал, который выполняет их приказы. Называется территория этого вассала – это Польша. Американцы дали команду - те тявкают. Это война. Американцы сказали: "Мы с вами воюем". Значит с нами воюют все вассалы США. Что же тут не понятного?

 

Артём Войтенков: Несмотря на то, что им от этого хуже.

 

Евгений Фёдоров: Вассалам?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: А кто вам сказал, что хуже? Им не хуже.

 

Артём Войтенков: Пока хуже.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Но это пока, это значит, голосование за военные кредиты в мирное время означает снижение социальных расходов как бы, да?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это конкуренция наций. Стратегически победителю достаётся всё. Вот победила в своё время Америка Советский Союз, ей досталось от Советского Союза всё: фабрика, территория, место в истории, 20% мирового ВВП, которое было у Советского Союза, а перешло к Америке, всё досталось. Компенсировали они свои расходы на Вьетнамскую войну, на Корейскую войну, на войну в Афганистане, поставку стингеров и создание Бен Ладена американцы? Компенсировали?

 

Артём Войтенков: Наверняка да.

 

Евгений Фёдоров: Так и сейчас. Они собираются всё компенсировать за счёт расчленения России и ограбления колоний, которые были на территории России, Украины и всех остальных. С Украины они уже вывозят всё, и Польша в том числе. У них доход уже пошёл. Это разбойничий доход.

 

Артём Войтенков: Поэтому для них это даже выгоднее в каком-то плане.

 

Евгений Фёдоров: Если победят – выгодно, если проиграют – не выгодно. Но это судьба разбойника. Любой разбойник идёт на дело, понимает, что его могут убить, зарезать, но это его жизнь. Жизнь разбоем.

 

Артём Войтенков: Вы внесли в Государственную Думу законопроект об иностранном усыновлении, то есть поправка в него. Раньше, два года назад, вы вносили на запрет усыновления в США (Димы Яковлева).

 

Евгений Фёдоров: Я один из авторов закона Димы Яковлева - да, это правда. Давайте говорить по-русски. Сегодня усыновленные дети (иностранными усыновителями) делятся на две категории. Вообще иностранное усыновление - это, конечно, просто покупка, торговля. Это в нашем понимании - усыновление по любви, то есть ребёнка усыновляют для того, чтобы усилить, расширить свою семью. А в англосаксонском мире усыновить ребёнка туземца - это просто купить собачку для того, чтобы она в твоей семье выполняла функции младшего какого-то туземца при семье, скажем так. Это выплата дани детьми. Кстати, такую же дань в своё время наладил, например, Гитлер, только он это делал открыто: просто присылал солдат, они отнимали детей малолетних из семей. Родителей, если сопротивлялись, убивали, а детей отправляли в немецкие семьи для воспитания истинных арийцев. При том, что он считал, что славяне - это низшая раса. Просто программа вывоза детей с оккупированных территорий СССР для воспитания в немецких семьях для укрепления немецкой нации - это программа Гитлера.

 

То же самое делают и американцы. Они за усыновленных детей, например, платят до ста тысяч долларов из бюджета США. То есть это для них государственная программа такая же, как у Гитлера, и они решают свои вопросы за счёт детей из Российской Федерации. Называется это - программа усыновления. Ясное дело, что запретили в Америку, так они перекупают детей просто через другие страны, через ту же Канаду: там резко возросло чисто детей, которые продаются в Канаду. Но это общий фон, который в принципе негативный. Но закон даже не об этом - он мягче.

 

Закон о том, что просто дать равные права российским детям, которые усыновляются за рубежом, а именно: усыновлять только в страны, с которыми заключены договора. У нас есть страны, с которыми заключены договора. То есть дети, которые в России усыновляются, сегодня делятся на категорию детей, которым повезло и они поехали, например в Италию. Почему? Потому что за ними там наблюдает российский консул по соглашению с Италией. Это же гражданин России, не забывайте. Ребёнок до совершеннолетия - гражданин России. То есть консул в Италии за ним смотрит. Приезжает (у него график), смотрит, чтобы его не перепродали в другую семью, чтобы его не убивали, чтобы его не использовали для сексуальных утех (этого ребёнка, я имею в виду), чтобы его не продали.

 

Вот представьте, вы гражданин России, уехали, допустим, в другую страну. С точки зрения системы этой страны, вас видят только наполовину. Условно говоря, если на вас на улице наедут и ударят, то полиция будет рассматривать вас так же, как граждан этой страны. А если вы исчезните в этой стране, вас искать не будут, потому что вы не гражданин страны и не подлежите движению как гражданин страны, то есть, в том числе и контролю за вашей судьбой.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть тамошняя система иностранцев не видит.

 

Евгений Фёдоров: Не видит, да. Это касается и детей. То есть приехал маленький ребёнок - он не человек с точки зрения юрисдикции любого государства, не человек. То есть он человек только в некоторых обстоятельствах.

 

Артём Войтенков: Ещё несовершеннолетний к тому же.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть это означает, что если ребёнок исчезает, например его взяли на органы... А я напоминаю, я знаю цифры по Америке: там порядка пяти тысяч криминальных операций проводят на детских органах в год. Это, вообще-то, данные главного прокурора, прокурора США. Что это значит? Это значит, на чёрном рынке покупают детские органы, по-русски скажем. Ну, откуда? Если вы можете купить эти органы в лице ребёнка. Вы - преступник, бандит, что вы не купите? Пожалуйста, сто тысяч в России заплати - тебе выдадут этого ребёнка, а дальше ты его на органы и заработаешь в пять раз больше. Это же понятно. И это признаётся американским генеральным прокурором. Но это отдельно, к слову. А всё это - элемент системы.

 

Получается: некоторые дети имеют защиту у российского государства, а некоторые нет. Закон просто уравнивает права детей.

Он говорит:

- "Если вы торгуете детьми, не уважаемая пятая колонна в российской власти, раз уж вы организовали торговлю (Министерство образования), ну, вы хотя бы до 18 лет за ними наблюдайте, чтобы, когда мы вас здесь скинем, можно было этого ребёнка обратно в Россию пригласить, хотя бы".

А сегодня они категорически против этого (Ливанов). Они говорят:

- "Нет. Вот мы торгуем детьми бесконтрольно, мы хотим, чтобы у нас было право торговли бесконтрольно. Всё".

 

Артём Войтенков: С какими странами у нас заключены договора?

 

Евгений Фёдоров: С Италией, с Францией и заключен договор с Испанией, но не ратифицирован, то есть не вступил в силу.

 

Артём Войтенков: У нас же он был с американцами, по-моему, в своё время, да?

 

Евгений Фёдоров: Да, был с Америкой, но его Дума денонсировала.

 

Артём Войтенков: Но они плевали на этот закон вообще.

 

Евгений Фёдоров: Они на него плевали, да, помните, Путин говорил. Потому что, оказывается, дети - это юрисдикция Штатов, а Штатам плевать, что там приняло федеральное правительство. Короче, обманули - наш МИД.

 

Артём Войтенков: Ну, как всегда.

 

Евгений Фёдоров: Фиктивный закон. Заключили фиктивное соглашение.

 

Артём Войтенков: Знаете, мне вот недавно рассказали случай, что в Европе (это просто человек рассказывал, который в Европе жил). Усыновила там их знакомая, одинокая женщина, работающая где-то в госсистеме на невысокой должности совсем - усыновила российского ребёнка. То есть одинокая женщина может усыновить русского ребёнка и совершенно легко, а у нас тут попробуй усынови. Там кучу бумажек, справок.

 

Евгений Фёдоров: Потому что за деньги. Очень просто. Потому что у нас людям в голову не придёт прийти заплатить за ребёнка, там, три миллиона рублей, потому что он по любви усыновляется. В результате, этого ребёнка продают тому, кто заплатит деньги, а платят американцы и их союзники, англосаксы - у них другой менталитет. У них другое отношение к туземным детям, ну, как к животным, я же говорю. То есть можно купить кошку, собаку, а почему нельзя купить ребёнка?

 

Артём Войтенков: Просто дороже чуть-чуть.

 

Евгений Фёдоров: Может, дороже, а, может, и дешевле, чем элитная собака. А у нас другое отношение. Поэтому когда наши семьи годами пытаются усыновить детей, стоят в очереди... Реально дети есть, но их тут же, если это соответствует рынку, продают.

 

Представьте: вот вы - чиновник в России, который отвечает за усыновление. Тут дают сто тысяч, а тут - ничего. Какое решение чиновник, как вы думаете, в России примет? А ему ещё надо оплачивать того, кто его назначил на это чиновничье место. Он же за деньги это место купил, скорее всего. Вот и всё. Есть целые детские дома, вон в Питере я знаю, которые просто фабрики по торговле детьми, просто реально фабрики, у которых весь персонал дома настроен на это: ребёночка моют, одевают, красивый бантик, работа в интернете, поиск покупателя, торговля с покупателем, моя комиссия, вот тебе ребёнок. Целые детские дома. Прямо видно: в некоторых детских домах иностранное усыновление 90%, а в некоторых нет вообще. Там, скажем, пробились коррупционеры и вымогатели, а здесь - нормальный детский дом, в котором работают нормальные люди, которым не приходит в голову за деньги торговать своими детьми. Даже в этом есть раздел.

 

Артём Войтенков: Думаете, примут ваш закон?

 

Евгений Фёдоров: Думаю, нет, потому что Ливанов категорически против защиты прав детей?

 

Артём Войтенков: Почему тогда вы его вносите?

 

Евгений Фёдоров: Мы за него боремся. По-другому отвечу: закон, конечно, примут, но не сегодня. Но чтобы его приняли потом, его сегодня надо написать.

 

Артём Войтенков: Можно написать, но не внести.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Его надо написать, внести, надо показать откровенную эту пятую колонну. Пятой колонны много в правительстве, но против Ливанова все фракции высказались за необходимость его увольнения. Это не случайно, это единичный случай в российской истории, потому что он - абсолютно открытая пятая колонна, такая железная пятая колонна. Если уж мы получили поражение, такие тоже нужны. Для чего? С кого-то надо чистку начинать. Начнём с железных - закончим всеми. То есть он настолько одиозная фигура иностранного управления в России, что когда-то эта верёвочка закончится, причём закончится не для него, а закончится для пятой колонны. То есть он как бы весь подставляет весь класс пятой колонны тем самым, своей такой железобетонной антироссийской позицией. Такой откровенный железный солдат - враг России.

 

Артём Войтенков: Зачем вносить законопроект сейчас, если вы знаете, что его точно отклонят?

 

Евгений Фёдоров: Внесённый законопроект не исчезает. Вот мы внесли законопроект, его обсудили. Его обсуждали. Они выбрали момент, когда можно отклонить. Они же его полтора года выбирали. Закон давно внесён. Выбрали момент, когда можно. Ещё раз внесём. Дождёмся, когда снимут Ливанова, и внесём ещё раз. Закон уже написан, вокруг него уже сформировалась ситуация - очевидно нужный. Да, сегодня конъюнктурно его отклонила пятая колонна, у неё пока такие права есть. Через 3-4 месяца она ослабнет, а закон уже готов. Закон же это не бумага. Закон же это идея. Она есть, она зафиксирована, всё - она будет принята.

 

Кстати, этот закон будет точно принят. Вот мы как-то считали: те законы, которые мы вносим, принимаются на 50%. Иногда другие авторы там, типа закона об имуществе чиновников за рубежом, агенты в СМИ, дата-центры, ну много их, которые просто принимаются и всё. Обычно - это борьба. Вот форма внести - это борьба. И если вы проиграли какое-то сражение в этой борьбе, это не значит, что вы проиграли всю войну. То есть в этом месте у вас получилась неудача, которая создала для вас условия для будущей победы.

 

Артём Войтенков: Наверное, можно сказать так, что вы этими законопроектами как бы стреляете, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, мы ими стреляем как артиллерия национально-освободительного движения.

 

Артём Войтенков: Но никто этого не видит.

 

Евгений Фёдоров: Видят.

 

Артём Войтенков: Большинство людей не видит.

 

Евгений Фёдоров: СМИ об этом не скажут, да. А те, кто принимает решение, десять тысяч человек в Российской Федерации, более-менее принимают тактическое, но решение, - они всё отлично видят. Поэтому мы стреляем нормально, по позициям, и получаем результат.

 

Артём Войтенков: То есть, это часть общего наступления.

 

Евгений Фёдоров: Это часть общей технологии. Вот когда у вас артподготовка по врагу, ну, не все же снаряды ложатся в траншеи врагов.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что ж теперь - в два раза меньше стрелять, что ли? Тогда в два раза меньше будет в траншеи врагов снарядов ложиться. Это как бы процент. Ещё раз говорю: как раз этот закон будет принят. Просто не при этом министре. А этот министр, я не думаю, что он долго протянет. Когда начнутся чистки, скорее всего, начнут с него.

 

Артём Войтенков: Ну, пока он ещё при власти.

 

Евгений Фёдоров: Не он при власти - американцы при власти.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Это две большие разницы. Пока они при власти, Ливанов будет стойким американским врагом России. Когда Путину удастся американцев подвинуть от власти в России с помощью народа или войны (два варианта: с помощью народа или войны, война не наш метод, да, но, тем не менее), тогда первый, кто слетит, конечно, засвеченный со всех сторон как американский агент Ливанов.

 

Артём Войтенков: Это будет знаком.

 

Евгений Фёдоров: Определённым, да. Но для этого надо, в том числе, ему припомнить и вот это - торговлю российскими детьми, в том числе.

 

Артём Войтенков: Ему много что можно припомнить. Список очень большой.

 

Евгений Фёдоров: Я не спорю. У Гитлера тоже был большой список, ну и что?

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сейчас Украина, там какие-то начинаются подвижки по газовому делу. Украина заявляет, что она заплатит.

 

Евгений Фёдоров: С какой стати? Никто даже не собирается платить.

 

Артём Войтенков: Так заявляют.

 

Евгений Фёдоров: Это спектакль.

 

Артём Войтенков: Враньё.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. Давайте я по-другому поставлю вопрос: за какие деньги на Украине убивают русских людей?

 

Артём Войтенков: За американские.

 

Евгений Фёдоров: Американцы... Обычно на туземные войны не раскошеливаются англосаксы, чуть-чуть только, на бусы для туземных князьков. Обычно за счёт внутреннего ресурса. А в данном случае ресурс не внутренний. Сколько "Газпром" туда поставляет газ, например?

 

Артём Войтенков: Ну, вы как-то говорили, что закачки газа не прекращаются. То есть он, как шёл, так идёт.

 

Евгений Фёдоров: То есть бесплатно "Газпром" поставляет газ на Украину с прошлого года. Уже этот год заканчивается, напоминаю. Объёмы вы знаете.

 

Артём Войтенков: Но он не может перекрыть газ, иначе он в Европу не пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Может. У него железяка такая есть: покрутил - перекрыл.

 

Артём Войтенков: А в Европу "Южный поток" закрылся.

 

Евгений Фёдоров: Так, секундочку. Это деньги на войну по убийству русских людей. Это одно связано с другим. Если мы понимаем, что там убивают русских людей и следующее убийство будет в Москве, то мы должны понимать: финансирует это убийство бесплатный газ "Газпрома", который поставляется каждую секунду без перерыва больше года, просто так, даром. И то, что какие-то переговоры где-то и лапшу друг другу вешают, ровным счётом ничего не значат.

 

Я смотрю, вчера, по-моему, новость прошла, что Украина за прошедшие несколько недель закачала в хранилища порядка одного (там в миллиардах, по-моему) кубов газа российского, ни копейки не заплатив. Хранилище на территории Украины. Это даже не то, что транзит газа в Европу, речь идёт о том, что Украина открыто закачивает газ (и публично об этом говорит) в свои хранилища ("Газпрома"), ничего не платя. Но у себя-то они за газ деньги получают. Они же деньги дают: население, промышленности - те платят. Вы за газ платите или за электричество дома?

 

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: И украинцы платят. Куда идут деньги? "Газпрому" их не отдают. На войну. Значит, кто оплачивает войну и убийство русских людей? "Газпром", больше года, и ничего с тех пор не поменялось. А всё остальное - просто лапша, это называется "работа пятой колонны". Появятся деньги? Тогда мы скажем, что уменьшились на сумму этих денег финансирование "Газпромом" карательной операции на Украине.

 

Артём Войтенков: Когда Украина заплатит.

 

Евгений Фёдоров: Когда деньги придут на счёт "Газпрома" за поставленный газ. А их нет больше года, и никто не собирается, и плевали они, там, на какую-то там Европейскую комиссию, которая типа согласилась с "Газпромом", что Украина должна заплатить. Украина говорит: "Идите к Обаме, ребята. Пошли вон отсюда и всё, холуи американские". И это говорят украинцы - такие же холуи американские украинцы говорят таким же холуям из Германии во главе с каким-то там на "Р" (какой там представитель Комиссии Евросоюза).

 

Артём Войтенков: Всё будет продолжаться по-прежнему, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Почему должно иначе? Пятая колонна в Москве, пятая колонна на Украине, где она уже получила власть, то есть перешла к фашистско-карательным операциям, интервенты иностранные, фашисты - они все союзники и друзья.

 

Отдельная история, посмотрите, сколько уже существует Новороссия? Я уже вам этот вопрос задавал три месяца назад. С тех пор выпустили новоросские деньги?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Напечатать их - два дня. Даже не собирается никто.

 

Евгений Фёдоров: Создали Новоросское государство или Донецкое, или Луганское?

 

Артём Войтенков: Нет, но они что-то пытаются, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Даже не пытаются. Там нет государства. Там есть отряды, но государства нет.

 

Артём Войтенков: Но они там выборы собираются проводить.

 

Евгений Фёдоров: Выборы проведут, а государства нет. Выборы - это такая история. Когда нет государства – не понятно, куда выбираешь. Нет государства.

 

Артём Войтенков: Что же тогда является основой государства?

 

Евгений Фёдоров: Правительство, экономика, вертикаль власти, судебная система, прокурорская система, валютная система (национальные деньги) и всё остальное - вот основа. А этого нет ничего. Никто даже ничего не делает.

 

Артём Войтенков: Им, наверное, просто не до этого. Там же война идёт.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Воюют одни, а государство делают другие. Воют солдаты и генералы, и офицеры, а государство создают чиновники. Нет государства, а, значит, вся история с Новороссией это бутафорский проект по требованию пятой колонны. Это просто мы должны понимать. То есть люди, которые там воюют, они настоящие российские патриоты. Но, как я уже говорил про это полгода назад - не решив проблему пятой колонны в Москве, там что-то сделать и победить фашизм нельзя. Фашизм он везде: он в Москве. Просто в Киеве он - фашизм, реализовавшийся в убийствах десятков тысяч людей, а в Москве он пока, временно, к этой технологии не перешёл.

 

Артём Войтенков: Кстати, становится всё более и более понятным, почему американцы отдали нам Крым. Они всё более и более, ну, вот те люди, которые живут за границей - я же общаюсь с ними. В средствах массовой информации, в тамошних, это всё более накаляется, что Россия захватила Крым. И Россию теперь можно обвинить в том, что она - захватчик.

 

Евгений Фёдоров: И решить проблему России, скинув Путина и, совершив госпереворот и ликвидацию России. То есть обвинить русский народ (в конкурентом плане) в необходимости его, русского народа, уничтожения, потому что он - народ плохой.

 

Артём Войтенков: Конечно. Крым захватил.

 

Евгений Фёдоров: Да. Всё логично. Это элемент ликвидации России. То есть отдать Крым - это элемент ликвидации России. Другое дело, что как Россия этот вызов переварит:

- То есть, выйдет ли она из этого вызова, ликвидировав однополярный мир, который на неё устроил карательную операцию. То есть, решив проблему мира, а не свою какую-то защиты от этого вторжения.

- Или будет ликвидирована и уничтожена.

 

Если по-другому сформулировать вопрос: какая будет динамика событий на Украине? Как мы с вами видим, пятая колонна в России запрещает строить нормально Донецкую, Луганскую и Новоросскую государственность. Первый вопрос любого государства - хотя бы деньги напечатать, обеспеченные своей экономикой, своим оборотом.

 

Артём Войтенков: Большевики, кстати, печатали сразу, начали.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это любое государство печатает. Иногда нам говорят, (дураки, конечно, говорят): "Вот у них там что-то с обеспечением". При чём здесь обеспечение? Вот такие малюсенькие государства (Сан-Марино) имеют свои деньги, потому что это обязательный атрибут. А тут большое государство, в котором живёт пять миллионов человек (якобы государство), и денег не имеет и даже не пытается их сделать. То есть понятно, что это не глупость, а это прямое указание фашистов и интервентов и их союзников - пятой колонны в Москве, запрещающее формировать проект под названием "самостоятельная государственность".

 

Отсюда вывод: вся история с Минскими переговорами - это история по ликвидации Новороссии, чтобы было понятно. Вот это линия, которая ведётся из Москвы пятой колонной - ликвидировать Новороссию. А для этого - переговоры, дуракаваляние, перекрытие границ. Кстати, тут недавно были добавлены огромные деньги и границы были, скажем, не то что реально перекрыты, но на порядок сильнее, чем раньше. Вот это все сейчас добровольцы говорят и поставщики гуманитарной помощи.

 

Вы знаете, наверное: гуманитарную помощь на Украину поставлять нельзя, это категорический запрет, кроме государственных поставок по линии МЧС, вот эти белые КАМАЗы. То есть все поставки гуманитарной помощи на Украину сегодня с точки зрения нашей таможенной службы незаконны.

 

То есть если вы пытаетесь, сейчас вы захотите на Украину провезти тушёнку, ящик - вас таможня не пустит. Вам надо будет сойти и через лес (ну, граница большая) попытаться - тогда вы сможете это сделать. То есть в принципе запрещено. Это борьба пятой колонны в России в принципе с русскими людьми на Донбассе, и помощь их фашистам. Это к вопросу о пятой колонне. Так вот сейчас эту границу с нашей стороны перекопали и укрепили, чтобы вот этих попыток троп, протащить, чтобы их не было.

 

Артём Войтенков: Наши же.

 

Евгений Фёдоров: Да. Я вон даже смотрю, вплоть до анекдота. Там какой-то человек, пишут, перевозил гуманитарную помощь, повёз двести тёплых курток и комплектов зимней одежды. Так ему пришлось формально двести раз переходить таможенный пункт для того, чтобы протащить свои двести комплектов.

 

Артём Войтенков: То есть по одному-то можно, типа мой.

 

Евгений Фёдоров: Да, по одному можно. Представляете. Он целый день ходил взад-вперёд. То есть это душат просто из Москвы, пятая колонна душит. Вы не можете решить проблему с фашизмом на Украине, не решив проблему в Москве. Но это отдельный разговор.

 

Тем не менее, при всех сложностях есть много патриотов, в том числе и в государственных органах, которые не выполняют приказы пятой колонны в виде своего начальства и пропускают людей, ну, как бы неофициально и незаконно, под угрозой увольнения и так далее, но тем не менее. То есть процесс борьбы идёт. Россия борется, несмотря на то, что она тоже находится в оккупации, с фашистскими оккупантами на территории Украины. Это нормально.

 

Прогноз стратегический. Сегодня понятно, что каратели выдохлись. Именно поэтому им понадобились немецкие подразделения карателей. Сейчас Германия туда отправляет своих военнослужащих, усиливают они. Там, не знаю - французские, американские солдаты направляются, потому что выдохлись, не получается. Вон вчера я смотрю репортаж с Новороссии. Если до этого наши журналисты показывали советские танки, которые были на Украине, а уже на Украине "Абрамсы" показывают.

 

Артём Войтенков: Уже даже "Абрамсы".

 

Евгений Фёдоров: Уже, да. "Россия" или кто-то показали "Абрамсы". То есть идёт подготовка карательных частей и их усиление со стороны американцев. Собственно войну ведут же американцы. Генерал Ки командует операцией. То есть это американская карательная операция.

 

Артём Войтенков: На "Абрамсах" точно не украинцы ездят.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно. Не ездили пока, да. Уже есть. И причём в горячих точках, то есть, не просто на складах, а уже поступили, и наши журналисты их уже показали в американской карательной армии, которая называется украинской по какому-то там их терминологическому вранью. Просто у них не получилось. Поэтому были устроены вот эти мирные переговоры, на которых остановлено наступление. То есть не удалось взять Мариуполь и не удалось освободить Харьков.

 

Идёт борьба. В этой борьбе пятая колонна всячески подрезает постромки, как говорили, и не даёт возможности патриотам бороться с иностранными интервентами. В ближайшее время американцы будут накапливать силы интервентов для того, чтобы начать генеральное наступление на партизанскую республику Новороссию.

 

Когда они подготовятся? Я всё-таки думаю, что в зиму они побоятся, потому что американцы не любят зимой воевать, даже украинской зимой. Скорее всего, это всё-таки будет ближе к весне, скорее всего. Но, может быть, пробу сил они сделают через месяцок, приблизительно, какую-то разведку боем. Если это генеральное наступление у них получится (мы всегда рассматриваем прагматичные варианты), то в этом случае следующий удар по Крыму (для этого Крым), и по Москве. И будет уже подготовлена армия вторжения по линии майдана украинского, то есть боевики, восстание в Москве и Питере, и так далее.

 

Если Новороссии удастся отбить, при том, что, конечно, сил у них будет раз в сто меньше, чем у атакующих американцев, но это - русский дух, там один против ста может победить и побеждал в войну. Вообще в такой ситуации мы всегда побеждали. Это было парадоксально. Именно поэтому мы и говорим, что странные люди Гитлер, Наполеон, что напали. Они-то считали, что они победят, потому что они были сильнее реально. И американцы на Украине реально сильнее. Но это не значит, что они победят, потому что они имеют дело с русскими. Это "русское чудо".

 

Так вот, если отбивается (конечно, будет пятая колонна в Москве мешать, надеюсь, к тому времени Путину удастся её прижать хоть как-то), то тогда, конечно, будет процесс освобождения Киева. Там вообще нет вариантов: либо будет захвачена Москва, либо будет освобождён Киев. Нет никаких промежуточных вариантов в принципе. История не допускает: исторические правила не допускают промежуточного варианта. Либо будет освобождён Киев от фашистов, либо будет захвачена фашистами Москва - физически захвачена и вырезано где-нибудь полмиллиона человек обязательно при этой операции. Без вариантов.

 

Сейчас весь сценарий откладывается на следующий год. Вообще, следующий год, наверное, будет в России ключевой. И Украина будет ключ к этому ключу: либо Киев, либо Москва. Если Киев, то это вся Восточная Европа: разрушение Европейского Союза и однополярного мира в целом, это уже становится понятным.

 

Артём Войтенков: Ну, всё, в общем - пошла большая драка.

 

Евгений Фёдоров: Как она была и всегда. И всегда в этой драке Россия побеждала, но большой ценой. Почему мы и говорим: цена нашей победы. Я уверен - НОД в России победит, как и до этого всегда побеждала. Но цена этой победы, с точки зрения сроков и реальной цены, может быть очень высокой, к сожалению.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Альшаева Наталья

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1510 мб)
Видео MP4 640x360 (567 мб)
Видео MP4 320х180 (308 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (48 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (73 мб)

Текст:
EPUB (60 КБ)
FB2 (199.31 КБ)
RTF (672.62 КБ)