Беседа 18 августа 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 18 августа 2014.
Разговор о лишении Андрея Макаревича государственных наград, победе пятой колонны над Стрелковым, агентуре российских СМИ, дележе российской элиты, ялтинской конференции Путина и первом ответном ударе России против США.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 18 августа 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-08-18

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Мария Катасонова – Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сегодня хотелось бы коснуться ограничения ввоза продуктов и товаров в Россию, возвращения компаний российских из оффшоров…

 

Звонок

Евгений Фёдоров: Алло. Да, здравствуйте.

- Я предложил внести изменения в статус государственных наград, вернув туда существовавшее там раньше положение, что Госнаград могут быть лишены лауреаты, которые осуществляют очень серьёзные, масштабные действия против Российской Федерации. Например, предательство, серьёзное преступление и так далее. И в этом случае они по суду могут быть лишены наград. Макаревич, конечно, относится к этой категории, потому что он поехал в зону военных действий, в зону карательной операции, в которую невозможно попасть просто человеку. Туда можно попасть только с согласия или по приглашению карателей – генералов. То есть, он поехал в эту зону, и он участвовал в их пропагандистских кампаниях в поддержку карателей, убийц и фашистов российских соотечественников. То есть, явно он участвовал в проекте, направленном против интересов России. И соответственно, он не может представлять Россию, потому что, лауреаты Государственных наград, они представляют страну, награды от которой получены. Потому что, они получают за заслуги перед Отечеством. А в данном случае, у него появились мощные заслуги против Отечества, которые, на мой взгляд, не должны быть согласованы со статусом лица России и лауреата Государственных наград... Во-первых, я думаю, что он не остановится, потому что, судя по его реакции, он не понимает даже, что он не только пошёл против интересов России, а он пошёл против интересов просто гуманного человека. То есть, он поддержал убийц. Не только поддержал фашистов, людей, которые убивают просто людей и убивают российских соотечественников. Он поддержал убийц. Это всё равно, что танцевать и петь на кладбище. Это противоречит самому статусу человека. Не то, что патриота, а человека. В этом плане, поскольку он не раскаялся, я думаю, что поводов он даст ещё достаточно.

 

- И самое главное - мы предлагаем это всё делать по суду. То есть, допустить изменения по суду, и суд будет взвешивать и решать: как и что…

- Да, будет процесс внесения, эти поправки существовали. Если вы помните, опыт Великой Отечественной войны: были предатели, которые перебежали на сторону фашистов, будучи награждёнными в Советском Союзе, и их спокойно лишали наград по определённой процедуре. То есть, это просто мы возвращаемся к нормальной норме этого статуса. Бывает, что люди перебегают на сторону врага, бывает, что предают, бывает, что совершают жесточайшие преступления против своего Отечества, будучи награждёнными. Не должны они быть при этом лицом страны. Страна должна от них дистанцироваться. Есть страна, есть нация, есть российский народ, а есть предатели этого народа, перебежчики, и другие люди, которые должны быть на определённой дистанции от политики этого народа. Это есть лишение их права на государственные награды.

 

У нас нормативное предложение. Мы же Макаревича, как пример показали. Вообще, мы с этим предложением выступали и ранее. Просто сегодняшняя история с Макаревичем, это повод для того, чтобы поднять наши предложения, которые звучали раньше: нельзя совмещать статус лауреата Государственной награды с антироссийской политикой человека. Это неправильная сама логика, которая сегодня, к сожалению, отражена в статусах о наградах.

 

- Нет, статус награды - это серьёзная вещь. Например, у человека учитывается статус награды, если он совершает, например, преступление. То есть, его при определённых обстоятельствах не направят в тюрьму, ещё что-то сделают. То есть, само по себе это такая серьёзная защита для человека, который имеет Государственную награду. Личная. То есть, отличающая его от других в плане защиты. Это именно заслуги перед Отечеством, которые списывают определённые грешки, которые он может потом совершить. И иметь такой статус защиты для человека, который идёт явно против интересов Российской Федерации, поддерживая карательную операцию против наших соотечественников, - это само по себе неправильно совершенно.

 

- Собственно, она почти готова. Когда Дума выйдет с каникул - в сентябре месяце. Спасибо.

 

Артём Войтенков: Коли мы заговорили о Макаревиче, то есть, вы что-то в общественном сознании остаётесь как депутат, который любит наезжать на деятелей искусства. До этого наехали на Цоя.

 

Евгений Фёдоров: Когда это я на него наехал?

 

Артём Войтенков: Было такое.

 

Мария Катасонова: Это СМИ так извратили.

 

Евгений Фёдоров: Я дал информацию, которую обязан был дать. То есть, мне сообщают от сотрудников КГБ информацию. Я на них сослался. Я же не придумал. Я же не сказал, что я вот так решил. Я на них сослался, что есть такая от них информация, которая нуждается в проверке, я же об этом сказал, в рамках уголовного дела по Горбачёву. Дальше, выдёргивает израильский девятый канал, так называемый. Я же потом смотрел, кто раскручивал. Израильский девятый канал это выдёргивает, и приписывает мне слова, что якобы я сказал, что Цой сотрудничал с ЦРУ. Я такого, во-первых, не говорил. Есть информация, что часть песен ему писали. Но это не значит, что сотрудничал. Потому что, песни можно и в тёмную привозить, и по-разному это может обернуться. Мне приписали эти слова и раскачали кампанию. Особенно мне понравился Московский Комсомолец, который написал пять статей вранья. Просто пять раз употребил, что Фёдоров сказал, что якобы так, так вот и так.

 

Звонок

Евгений Фёдоров: Алло. Да. Здравствуйте.

 

Вопрос: Прокомментируйте инициативу о лишении Макаревича Госнаград. Что такого спел он на Донбассе?

 

Евгений Фёдоров: Нет, вопрос не в том, что спел. Вопрос в месте и времени. Он приехал в зону карательной операции, в которую вход запрещён для обычного человека, для политика для журналистов даже - вы видите, что делается с журналистами. В эту зону без приглашения генералов–карателей попасть в принципе нельзя. Понимаете, да? То есть, он пришёл с согласия, или по приглашению карательных генералов, то есть, осуществляющих террор в отношении наших соотечественников, и осуществил действия. Тем самым, участвовал в их пропагандистской кампании - спецпропаганда называется, по поддержке карателей и их статуса. То есть, люди, которые убивают детей на Донбассе, которые обстреливают города, у них, конечно, есть какие-то сомнения человеческого характера. И когда рядом с ними находится такое серьёзное лицо, которого они знают, и которому доверяют, и он рядом с ними, как бы, спина к спине, то, естественно, у них возникает дополнительное чувство, что они правильно делают, что убивают детей.

 

Тем самым он, фактически провоцирует укрепление позиций самых низменных, античеловеческих, среди тех военных карательных подразделений Украины и Соединённых Штатов Америки, которые там собственно и убивают детей. То есть, по сути, на его руках часть крови детей, которые там убиты, если по-честному так сказать. Естественно, это противоречит статусу лауреата Государственной награды. И это, кстати, освобождает его от частичной уголовной ответственности, сам по себе статус - то есть там много привилегий. Где сказано, что он его получил за выдающиеся заслуги перед Отечеством. Какие же? Может он, когда то их делал, эти выдающиеся заслуги, но сейчас-то его действия носят такой же выдающийся антироссийский характер.

 

Естественно, не должны быть лицом России лауреатами Государственных наград люди, которые занимают антироссийскую политику. Тем самым государство должно дистанцироваться от этих людей. Оно должно говорить: "Наша политика – это вот это. По крайней мере, в ней нет убийства детей и фашизма. Но с нами не связан этот человек. Он не должен быть лауреатом нашей награды, если он занимает политику, прямо или косвенно поддерживая убийц и фашистов"

Понимаете?

 

Вопрос: Евгений Алексеевич, а в чём заключается поправка в законодательство?

 

Евгений Фёдоров: Вернуть статус в закон о государственных наградах, в соответствии с которыми… Там есть целый ряд пунктов по лишению государственных наград, там подделка документов, и так далее. Так вот, в этом перечне должно появиться действие, направленное против интересов Российской Федерации. Естественно, серьёзные, выдающиеся, извините за такой термин, действия, направленные против интересов Российской Федерации. Раньше так и было. Если в Великую Отечественную войну лауреат Государственной награды, ордена какого-нибудь, перебежал на сторону фашистов, стал предателем, его награды лишали. Никому и в голову не приходило оставить его лауреатом Государственной награды, например, Героем чего-нибудь, какой-то медали и так далее. Так бывает. Бывают предатели. Но это не значит, что государство должно быть с ними в виде награды.

 

Вопрос: Я понимаю вас. Спасибо.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо, До свидания.

 

Артём Войтенков: Видите, как все оживились. Вам вот уже за десять минут два раза позвонили насчёт Макаревича.

 

Евгений Фёдоров: Ещё опять звонят.

 

Артём Войтенков: Да. И по Цою звонят. То есть, людям нужны вот эти известные фигуры. Ведь то, что происходит даже, что касается известных фигур, хотя это пена, мусор, по большому счёту, информационный - о них вам звонят тысячу раз в день. А что касаемо тех событий, что происходят внизу, в Думе законы какие-то принимаются важные - о них почему-то все не говорят.

 

Евгений Фёдоров: Они не в фокусе. Но этот фокус формируется информационной средой. А информационная среда у нас основана на вранье, мы уже об этом говорили. Мы говорили о том, что например… Вот, абсолютно чёткий пример, когда российские средства массовой информации, ведущие всё время талдычат: "Украинская армия бомбит Донбасс", или "Украинской армии самолёты летают".

 

Это не украинская армия, и самолёты не украинской армии. Это войска путчистов, хунты, коллаборационистов. Говорите правду. И когда редактора проводят политику вранья абсолютно очевидного, а в данном случае, они же профессионалы, это же не сленг на базаре. Это люди, которые получают большие деньги, будучи редакторами изданий. И когда они это талдычат каждый день, продавливая через каналы эту подачу информации, легализуя преступников, хунту, путчистов, - это не случайно. Это означает - они интегрированы в систему внешнего управления.

 

Почему, когда мы с вами начинаем разбирать вопросы сегодняшнего дня (иногда за это на нас обижаются) - мы всё время говорим: "Верните девяносто первый год".

Вот, произошёл военный переворот 91-го года, организованный американцами, и предателем Горбачёвым с целью ликвидации Советского Союза. Обратного переворота не было?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: В 93-ем году он только усилился с обстрелом парламента. Обратного переворота не было. Значит, что? Мы живём в статусе побеждённой страны. Статус побеждённой страны - это внешне управляемая страна. Опять звонят.

 

Звонок

Евгений Фёдоров: Алло.

 

Вопрос: Евгений Алексеевич, радио "Комсомольская правда". Уделите несколько минут.

 

Евгений Фёдоров: Да. Здравствуйте. Давайте, если быстро, давайте сейчас.

 

Вопрос: По поводу вашей инициативы с Андреем Макаревичем. С чем она связана – расскажите, пожалуйста. Что вы предлагаете?

 

Евгений Фёдоров: Мы предлагаем изменить статус Государственных наград, вернув в него, в статус Госнаград (причём, не сейчас, а раньше предлагали) тезис о том, что Госнаграды могут лишаться деятели, лауреаты, которые занимают сильную, серьёзную антироссийскую позицию. То есть, свершили, извините за такие слова, выдающиеся действия, направленные против интересов Российской Федерации разного характера. То есть, не может быть статус у человека, который занимает антироссийскую позицию, совмещён со статусом представителя России. Потому что, награды даются людям, которые Россию представляют, которые совершили действия в поддержку Российской Федерации в своё время, и за это получили награды. Это полное противоречие.

 

Кроме того, статус наград, он даёт дополнительное освобождение от уголовной ответственности, от многих других вещей. И давать статус человеку, который занимается антироссийской деятельностью, предателю какого-либо характера, это тоже само по себе неправильно. Поэтому, мы предлагаем вернуть этот тезис, и по суду, в случае действий человека, направленных против интересов России, выдающихся действий, лишать его этого статуса. Макаревич в данном случае, как пример.

 

Вопрос: Туда может попасть не один Макаревич?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, мы предлагаем менять статус. Макаревич – пример. А Горбачёв, например? Макаревич просто пример этого явления под названием "Предательство Родины". Тех, кто ранее получил соответствующие Государственные награды. Вот, как пример, мы это и рассматриваем.

 

Вопрос: Спасибо вам большое за пояснения, Евгений Алексеевич.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо.

 

Артём Войтенков: Три раза позвонили насчёт Макаревича за десять минут.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Четвёртый раз звонят.

 

Звонок

Евгений Фёдоров: Алло. Да. Здравствуйте. Да, слушаю.

- Нет, Макаревич не сказал главное, что он там находился с разрешения генералов, осуществляющих карательные операции. Это была зона, закрытая для посещения кого-либо. Мало того, согласно решению Верховной Рады Украины, люди, которые эту зону посещают без разрешения, и есть для этого основания, то они вообще подлежат расстрелу на месте - так если. То есть, туда ни журналистам нельзя попасть, ни политикам. Можно только попасть с разрешения генералов-террористов, карателей. И, появившись в этой зоне с их разрешения, с их поддержки, он, естественно, поддержал их и поддержал карателей, которые убивают людей. У которых на руках кровь детей в массовом количестве. То есть, фактически, он разделил ответственность за эту кровь, политически их поддерживая, и идеологически.

 

Они же видят, что рядом с ними уважаемый человек, который им известен. И у них возникает иллюзия, что массовое убийство детей, это нормально. Я имею в виду тех карателей украинских, американских, которые там находятся в этой зоне. И естественно, у них продолжается желание убивать, убивать и убивать. И частично это желание, конечно, опирается на позицию, появившегося с их поддержки Макаревича. В этом речь. А перед кем он там конкретно пел - это значения большого не имеет.

 

Налицо - противоречие между статусом Государственной награды. А лауреат Государственной награды - он представитель России. То есть, он получил награду за действия в поддержку России, за выдающиеся поступки в интересах России. И он её представляет, он, как бы лицо страны.

 

И человек поменял свою точку зрения:

- Решил предать Отечество.

- Решил выступить против российского народа.

- В данном случае, как Макаревич, - поддержать убийство соотечественников своим присутствием и участием в спецпропагандистских проектах.

 

Понятно, что государство должно от него дистанцироваться. Оно должно сказать и гражданам, и молодёжи, всему миру, что "Я - государство, и этот человек - не одно и то же". То есть, он не может быть лауреатом этого государства. Это же понятная вещь. Это не значит, что его нам надо преследовать, но это значит, что он и государство должны быть в разных рядах. И государство об этом чётко и не двусмысленно должно понять. Для этого надо лишить.

 

А для этого надо вставить статус дополнительно, среди тех фраз, которые есть и фразу, о которой я сказал: то есть, право, если человек выступает против Российской Федерации с активной и выдающейся, серьёзной очень позицией, то он не должен представлять Россию в качестве лауреата.

 

Существуют процедуры лишения наград по суду, по ряду оснований. Мы предлагаем добавить ещё одно основание. То есть, мы корректируем законодательство просто дополнительным основанием, не меняя саму процедуру. Мы не собираемся менять процедуру лишения наград. То есть, она выглядит таким образом: те органы, которые присвоили награду Государственную, они перед судом возбуждают ходатайство, и суд рассматривает совокупность доказательств, и принимает решение.

Естественно. Тот, кто награждал - государство, в соответствии с установленной процедурой. Спасибо вам. До свидания.

 

Артём Войтенков: Я уже боюсь что-то спрашивать, потому что, сейчас опять позвонят по Макаревичу.

 

Евгений Фёдоров: Отключить?

 

Артём Войтенков: Да нет. Пусть звонят. Зато мы всё про него узнаем. Вот видите - на что уходит народная энергия? На Макаревича. А кто такой Макаревич? По большому счёту, это человек, развлекающий людей. Он не участвует в государственном строительстве, он никак к этому не завязан, однако…

 

Евгений Фёдоров: Шоу-бизнес.

 

Артём Войтенков: Да. Однако, вот эта новость про артиста, она всех будоражит, и вам постоянно звонят.

 

Евгений Фёдоров: Это искажённые стандарты. То есть, люди сориентированы на определённое искажённое информационное пространство, что само по себе уже враньё. Я имею в виду факт искажения этого информационного пространства. Поэтому, нам надо менять принцип работы средств массовой информации на принципы честной и правдивой работы. Чтобы они были средством массовой информации. Не средством пропаганды и агитации, как сейчас, а средством массовой информации. И когда будет восстановлен национальный курс в стране, когда победит национально-освободительное движение, я думаю, что это как раз и будет один из элементов этой победы. Мы поменяем принципы работы информационного пространства на правдивую, честную, адекватную человеческой жизни.

 

Вы же у себя в семье обсуждаете обычно реальные проблемы: как накормить ребёнка, как вылечить болезнь, как изменить планы на жильё, ещё что-то. Потому что, это для вас важно. Вот в обществе есть важные вопросы, а есть как бы, отвлекающего характера.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, если всё–таки вернуться к этому вопросу, мы слышали за сегодняшний день, как вы даёте комментарии. И не задают средства массовой информации одного вопроса: почему именно лишение Госнаград? И может быть, вы объясните, почему дают эти Госнаграды? Почему именно это действие?

 

Евгений Фёдоров: Я могу сказать. Вот у меня нет Государственных наград, кроме полученных в зоне боевых действий в Афганистане, и в армии. То есть, чисто военные или связанные с армией награды, хотя я двадцать три года занимаюсь государственной службой.

 

Государственные награды - это определённый метод поощрения людей, которые отражают определённый курс государства. Я, например, рад, что у меня нет Государственных наград, потому что, я не очень за то, чтобы получать Государственные награды от коллаборационистского государства. Так вот, если по-русски сказать. Поэтому, я как раз считаю, что это заслуга, что их нет, в определённых обстоятельствах. У Макаревича есть. И это тоже заслуга. Особенно его медаль за свободу, которую он получил за поддержку убийства людей во время государственного переворота при Белом доме. Тоже интересная награда, да? Отражающая, статус Российской Федерации, как оккупированного, не суверенного государства само по себе.

 

Артём Войтенков: Медаль "Защитнику свободной России".

 

Евгений Фёдоров: Свободной России, да. То есть, эти вещи, так же как флаг, который Россию не отражает. Который нам навязали американцы в качестве оккупационного, взяв власовский флаг, который наши деды бросали на Красной площади вместе с фашистскими знамёнами. Это всё - элементы оккупационной системы. В том числе и Госнаграды.

 

Но сами по себе Госнаграды, они дают права. То есть, человек, у которого Госнаграды, он освобождён от уголовной ответственности по целому ряду статей и преступлений. Это существенное смягчение уголовной ответственности. Его вообще могут не посадить в тюрьму за даже преступления, которые он совершает. Человек, который является лауреатом Государственной награды. Не случайно Макаревич так и держится за эту награду. Потому что, он ходит на грани, откровенно говоря, и вполне может эту грань переступить. И в этом случае награда ему поможет.

 

Мария Катасонова: Вот хорошо. Просто не все понимают – почему именно Госнаграда. Для людей Госнаграда - это просто какое-то признание от государства, ещё что-то.

 

Евгений Фёдоров:

1. Признание.

2. Это - демонстрация государства, что этот человек отражает его позицию, этого государства. То есть, надо ещё отделить эту часть. То есть, если человек не отражает позицию государства, а отражает позицию врагов государства, почему государство должно себя с ним идентифицировать наградой?

3. И в-третьих, - это статус личного характера в правовом плане: защита от уголовного преследования при определённых обстоятельствах.

 

Артём Войтенков: А вот скажите, почему на вас так журналисты сейчас набросились? Ведь, я так понимаю, законопроект о лишении людей Госнаград, он был внесён…

 

Евгений Фёдоров: Он обсуждается довольно давно, мы о нём уже говорили и полгода назад и раньше.

 

Артём Войтенков: Да. А почему они сейчас так прицепились к вам?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что сейчас просто всё обостряется. Обостряется национально-освободительная борьба, на Россию напали. Честно скажем: идёт Отечественная война российского народа против иностранных интервентов. Понимают это люди в Москве, Питере, других городах, не понимают - это их личное дело. Если они не понимают, значит, им объяснят каратели, как они сейчас в Донбассе объясняют людям, что есть фашизм и есть Отечество. И те, кто не понимает современной формы, и предыдущей формы конкурентной борьбы, подлежат расстрелу на площадях. Это такая школа.

 

Артём Войтенков: Из оружия массового поражения.

 

Евгений Фёдоров: По-разному. Фосфорные бомбы. По-разному. И убийство детей. То есть, идёт воспитательный процесс.

И когда люди смотрят, и говорят: "За что нас убивают?"

- За то, что вы, и мы, и вся страна, предали Отечество в 91-м году.

Наступает расплата. И если мы не отменим своего решения о предательстве 91-го, 93-го годов, то эта расплата придёт сюда: в квартиры Москвы, в Питере, и в каждый город России. Так устроена история. Так было всегда, будет и сейчас. Чем быстрее люди поймут реальную жизнь, как она была всегда (ещё же не надо ничего придумывать), тем меньше будет потерь, в том числе человеческих потерь, при восстановлении суверенитета, потому что, люди будут вести себя адекватно исторической обстановке. А сейчас они себя ведут не адекватно. Они ведут себя, в основной массе, как суицидальщики: то есть, люди, готовы к убийству нации и себя.

 

Артём Войтенков: Интересно всё-таки с Макаревичем докопаться. Мне просто интересно: вот этот информационный поток, который сейчас пошёл. То есть, вы где-то сказали, что у нас есть закон о лишении наград, и Макаревич может под него попасть? И после этого пошло?

 

Евгений Фёдоров: Да. Я сказал, что может быть. Мы поднимаем давно вопрос, и Макаревич является примером, при котором должен этот закон работать, когда он будет принят. Потому что, он публично поддержал карательную операцию своим участием, и фашизм и убийц, приехав на оккупированную территорию, на территорию карательной операции по приглашению или с согласия генералов-карателей. И тем самым легализовал убийц, которые убивают там детей.

 

Артём Войтенков: Правильно. Он их поддерживает - играет свои песни.

 

Евгений Фёдоров: Да. Тем самым они увеличивают эффективность убийств. То есть, так бы может быть, убийца через раз убивал бы людей, а тут он видит: за его спиной Макаревич, значит, можно это делать активнее. Значит, он как бы вдохновляется. Вот для чего эта поездка.

 

Кстати, этот эффект был и в Великую Отечественную войну. Тут нет особого. Допустим, когда враг стоял под Москвой, не секрет же, что часть артистов шила платья, и готовилась для участия в гитлеровском балу в Кремле, который Гитлер до этого обещал, напечатал приглашения и так далее. Предательство - оно не сегодня родилось. Мы просто должны понимать это как общественно-политическое явление. Вот есть негативные явления, к которым относится и предательство части людей своего народа, своей нации, своего государства. Активного предательства и пассивного предательства - это тоже фактор, который надо учитывать.

 

Артём Войтенков: То есть, вы один раз сказали про Макаревича где-то и дальше к этому зацепились все остальные.

 

Евгений Фёдоров: Да, и это пошло, пошло, пошло, как в своё время с Цоем: я даже не говорил, а уже приписали. По Макаревичу пока ещё не приписывают. Но, думаю, припишут.

 

Артём Войтенков: Смотрите, как вас, на мой взгляд, умело опускают. То есть, один раз наехал на Цоя, которого многие любят. Во второй раз наехал на Макаревича, которого тоже многие любят, который им нравится и который лауреат, по-моему, три у него награды.

 

Евгений Фёдоров: Государственных

 

Артём Войтенков: Да, государственных. То есть, депутат Фёдоров, какой-то полусумасшедший, с какими-то наездами на артистов, которые нам всем нравятся. Вот, пожалуйста. "А, Фёдоров? Слышали мы про вашего Фёдорова. Вот он там хочет Макаревича лишить…"

 

Евгений Фёдоров: Что вы хотите? Идёт пропагандистская борьба, война. Американцы же так её и называют.

Хиллари Клинтон так же говорит: "Мы ведём войну в России. Информационную" - добавляет.

 

А как вы хотите? На войне будет любое враньё. Будут заказы. Мероприятия. Посмотрите - видно же, что идёт мощная… Американцы где-то на российскую политику выделяют, по разным оценкам, больше пяти миллиардов, которые на Украину уж точно, выделяют они. И часть этой суммы, конечно, идёт и на борьбу с национально-освободительным движением. Причём, чем дальше, тем больше.

 

Вот, посмотрите, мне понравилось.

Вчера опубликована статья радио "Свободы". Это американское радио, чисто пропагандистский ресурс, который существует в России для инструктажа своих. То есть, его цель, этого ресурса - инструктировать грантополучателей, агентов Соединённых Штатов Америки, и руководителей из числа пятой колонны. То есть, давать им как бы план действий. То есть, такой вот, штабной инструктаж.

 

И они чётко написали в этой статье, в контексте питерских выборов, что НОД - единственная организация, которая встала на их пути вторжения в Российскую Федерацию. Они понимают НОД, как главного врага. И на Украине, напоминаю, что первая организация, которая была заявлена, как враг иностранных интервентов и хунты, это было национальное, на Украине народное освободительное движение, как организация. Это было ещё в феврале месяце.

 

То есть, НОД – единственная сила, которая сопротивляется иностранным интервентам и оккупантам.

Почему?

Не потому, что это организация.

А потому, что это - идеология спасения Отечества. Технология спасения Отечества, опробованная исторически, и всегда побеждающая в результате. Отечественная война - это форма национально-освободительной борьбы. Поэтому мы - главные враги для интервентов, для оккупантов. И естественно, на нас сосредоточены и мощные пропагандистские ресурсы, задача которых продавливать эти вопросы.

 

Мария Катасонова: Очень людей волнует вопрос. Несколько дней назад в течение нескольких дней были совершены перестановки в руководстве Донецкой Народной республике, в руководстве Новороссии, скажем так. И самая ужасная новость, которая всех потрясла, это то, что Стрелков больше не занимает свой пост, не является командующим. Поясните, пожалуйста.

 

Евгений Фёдоров: Тут всё понятно. Мы уже постоянно об этом говорили: нельзя победить, не решив проблему пятой колонны. Что такое пятая колонна вот в этом контексте? Это две силы.

- Силы национально-освободительного движения и борьбы - это Путин.

- И целый ряд сил в России, которые сильнее Путина системно, потому что, на их стороне система. Которые борются внутри России, добиваясь её поражения и уничтожения. Это те же самые, что и в Киеве, которые подготовили иностранную интервенцию. Это те же предатели. Помните, Янукович говорил, что он говорит со своими генералами, и они говорят, что мы тебя будем сбивать и убивать по приказу американцев (действующие генералы), если ты не будешь выполнять приказы США. Они же заранее были подготовлены. Такая ситуация и в России. Это мощная пятая колонна. Ребёнку понятно было всегда в истории России, что невозможно победить ни в войне, ни в национально-освободительной борьбе, если не выкорчевать пятую колонну. И Россия выкорчёвывала пятую колонну всегда, многократно. Вы можете сходу назвать пять случаев крупного выкорчёвывания, в том числе и сталинские времена, и Ивана Грозного. Я вам добавлю сотню случаев помельче и потише. То есть, это технология очищения Российской Федерации от иностранных интервентов.

 

Артём Войтенков: Опять по поводу Макаревича.

 

Евгений Фёдоров: Уже внизу, на Георгиевской? Сейчас я подойду.

 

Артём Войтенков: Как всех волнует этот, извините…

 

Евгений Фёдоров: Макаревич.

Идёт борьба. Не секрет, что Стрелков находится во взаимодействии с национально-освободительным движением России. В том числе, через него и с Путиным, идеологически. И не случайно лозунг "Стрелков и Путин, они освободят Россию". Это не случайный лозунг. Это все понимают, поэтому, под предлогом необходимости договариваться с американцами, под давлением санкций, пятая колонна в России продавливает вопрос отстранения Стрелкова от управления процессами на территории Украины. Через Звонокчто они действуют? Через закрытие границ. Заметили? Стоило Стрелкова убрать, как тут же там сказали, что у них появилось дополнительное количество добровольцев, техники и так далее. Это не случайные вещи. Через блокаду, через не поставки гуманитарной помощи, осуществляют блокаду со стороны России (пятая колонна) для того, чтобы выжать оттуда Стрелкова. И то, что он согласился уйти, я понимаю его. Он фактически, тем самым разблокировал ситуацию по гуманитарной помощи, по многим вопросам на территории. Как бы ослабил давление со стороны пятой колонны со стороны России.

 

 Но я думаю, что у них не получится. Путин перегруппирует силы и вернёт, поддержит, вернее, возвращение Стрелкова в систему борьбы с иностранными оккупантами. Вообще, судьба Стрелкова очень сильно напоминает судьбу Лебедя, кроме одного фактора: Лебедь ничего лично не сделал в плане риска.

 

Лебедь был командующим армией Приднестровья. Да, он устроил обстрел и победил интервентов и карателей, которые были в Приднестровье, и пришли со стороны Румынии и Молдавии. Да. Но у него был самолёт эвакуации, защищённая семья. Он в любой момент мог сесть и улететь в свою страну, где бы его никто не достал. И потом, Лебедь не случайно подписал такой документ о ликвидации Российской Федерации, Хасавюртовские соглашения. То есть, он был в каком-то смысле, подставная фигура, разыгранная.

 

Но, Стрелков не такой. Стрелков лично рискует, у него нет самолёта спасения. То есть, он именно настоящий патриот, сориентированный на Россию, путём проверки личной жизнью. Поэтому, конечно, у него поддержка в России потенциальная, на порядок больше, чем у Лебедя. И этого тоже боятся. Боятся, что он эту поддержку реализует в политические форматы. А Лебедь, напоминаю, весил в России тридцать процентов голосов. Это при том, что он ничем не рисковал, в отличие от Стрелкова.

 

Артём Войтенков: И не был политиком.

 

Евгений Фёдоров: Да. И этого боятся. И это дополнительный аргумент, чтобы пятая колонна в России так свирепо ненавидела Стрелкова, лично. Именно его внутри системы национально-освободительного движения, системы сопротивления на территории Донбасса и вообще, в целом Украины.

 

Мария Катасонова: То есть, фактически, отставка Стрелкова…

 

Евгений Фёдоров: Это победа пятой колонны в России. Честно скажем. И Болотова, кстати, тоже. Это победа пятой колонны в России. Ещё раз говорю, победа, не значит, что она фатальная победа. Потому что, люди на Донбассе уже встали в позицию защиты своего Отечества. Для русского человека это не пустой звук. Это русский медведь там проснулся. Он здесь не проснулся, там проснулся. И я думаю, что их не удастся выбить. Хотя, конечно, ослабить, в плане, добившись отставки Стрелкова, это да - ослабили.

 

Мария Катасонова: В этой отставке всё-таки есть положительный момент, что и там хватка стала меньше. То есть, в каких-то международных вопросах, казалось бы там, гуманитарной помощи. Хотя бы теперь мы можем поставить туда гуманитарную помощь.

 

Евгений Фёдоров: Это, вы знаете, предатели в России сказали, что они меньше будут предавать чуть-чуть. Я не думаю, что это большой выигрыш и большое достижение. Это просто рассматривайте отставку Стрелкова, как расстановку политических сил на геополитическом пространстве.

 

Мария Катасонова: Но он вернётся?

 

Евгений Фёдоров: Думаю, что вернётся. Потому что, ситуация будет там только ужесточаться. Лозунги Отечественной войны будут только подниматься. Начнётся постепенное пробуждение России под эти лозунги. И в этом случае, конечно, потребуются лидеры. И Путину потребуются лидеры, и он его продавит. Ещё раз говорю. Если глаз может у кого-то замылился, я напоминаю: лишение Путина полномочий главнокомандующего Советом Федерации - это демонстрация, кто в доме хозяин. Что пятая колонна сильнее в России, чем Путин. Это демонстрация публичная, если кто не понял. То, что Совет Безопасности отказал Путину в мерах по защите суверенитета и территориальной целостности России, это тоже публичная демонстрация, кто в России верховодит. Это к вопросу о тех людях, которые не хотят выходить на улицу в поддержку Путина, и думают, что там само собой разрешится. Ничего не разрешится, если ты не поддерживаешь Россию, то Россия погибнет. Это очевидная вещь. И Путин не справится без поддержки народа. Это тоже очевидно. Эта история с метанием у границы этой гуманитарной колонны, которая до сих пор туда не прошла. А почему? Кто-нибудь задавал вопрос: "А почему колонна с крупой, манкой и медикаментами, не может попасть на территорию Донбасса?" Вообще-то говоря…

 

Артём Войтенков: С российской стороны.

 

Евгений Фёдоров: На территорию Донбасса может попасть любой, по закону, человек, любой груз, но не военного характера. Почему она не может попасть? Вот задумайтесь? Потому что, американцы не разрешают. Тогда вопрос. Нам многие говорят: "А вот, Россия, нет проблемы суверенитета, нет проблемы 91-го года поражения" Как нет? Если американцы уже даже напрямую командуют Российской Федерации даже в гуманитарной помощи. Можно спасти людей на Донбассе где-то, или нельзя?

 

И чиновники в Москве, в Кремле, в Министерстве говорят: "Так точно, господин Обама, чего изволите, господин Обама? Как прикажете, господин Обама? Сделаем, господин Обама. Нельзя посылать туда людям помощь, чтобы они не умирали? Как скажете, господин Обама, пусть умирают, лишь бы вы были, господин Обама, довольны"

 

Вот позиция российской пятой колонны и она очевидно демонстрируется в публичной системе. А ограничения на границе, когда со всего мира, по нашей инициативе, никто не просил, обратите внимание. Мы требуем, чтобы сюда приехали наблюдатели, чтобы им показать - нет, мы ничего туда не посылаем, нету наших добровольцев. Мы за вас, мы за Америку, мы такие же оккупанты и предатели, как и вы. Всё нормально, за что вы нас лишили денег?" Вот это такой крик отчаяния российских чиновников, предателей пятой колонны. "Приедьте, посмотрите, мы с вами, мы предали своё Отечество, всё в порядке, мы такие же буржуинские, мы гады, сволочи, отдайте только наши деньги" Вот что требуют наша олигархия и бюрократия. Обратите внимание.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, вас там ждут интервью записывать.

 

Евгений Фёдоров: Давайте, перерыв.

 

Артём Войтенков: Ладно. Вот вы вернулись в очередной раз с собеседования с журналистами по поводу Макаревича. А сколько раз уже вас за сегодня, или за вчера?

 

Евгений Фёдоров: Раз двадцать, наверное, есть уже.

 

Артём Войтенков: Вот как всех волнует, что его лишат награды.

 

Евгений Фёдоров: Там же смотрите, есть же не простая вещь. На самом деле, вроде так ерунда, ерунда, а почему Макаревич так упёрся-то по поводу награды? Награда даёт статус защиты от уголовного преследования. Вот представьте, что…

 

Артём Войтенков: Официальный статус?

 

Евгений Фёдоров: Официальный. В суде это есть фактор смягчающего обстоятельства, официально. И поэтому, многие, особенно из числа нарушителей закона, коррупционеров, они добиваются даже, за деньги, за коррупцию, чтобы им дали этот статус государственный, поддержки. Многие. Я даже просто о коррупционерах, о жуликах разного характера. То есть, это дополнительный статус защиты для человека.

 

Вот теперь представьте. Победила Россия, и началось уголовное преследование людей, которые занимались массовым террором и убийством людей на Донбассе, и в целом по Украине. То есть, каратели хунты, которые нарушали, соответственно, законы против человечества, против конкретных людей, против личности. Такой суд, судебное преследование, уголовное преследование, и так далее. И конечно, там пойдут вот эти организаторы карательных операций. И вполне может оказаться, что в рамках уголовного преследования генералов-карателей, которые там возглавляют - я вам напоминаю, американский генерал Ки. Я думаю, что без его согласия Макаревич бы, скорее всего, не попал бы в зону закрытую для посещения политиков, иностранцев, журналистов, и так далее. Скорее всего, американский генерал дал согласие на это: на пропуск его в эту зону и на организацию этого визита.

 

Так вот, начнутся вот эти преследования, и в материалах всплывёт вот эта взаимосвязь - организационная. Потому что, суд интересуют не взгляды. Суд интересует: переписка, телефонные разговоры, документы, отражающие систему взаимодействий. Если Макаревич окажется привязан к этому судебному процессу, уголовному преследованию людей в качестве пропагандиста, то есть, в качестве человека, который обеспечивает пропагандистские действия.

 

Чтобы было понятно. Вот, принадлежность, например, к Гестапо, даже если ты там, повар в столовой, считается, что ты принадлежишь к организации, которую человечество признаёт, как античеловеческую организацию. Вот здесь может пойти такая же логика. И в случае этой логики, Макаревичу придётся доказывать, что у него не было взаимосвязи с убийцами. Просто в суде доказывать. И конечно, ему государственная награда облегчит эту работу.

 

Артём Войтенков: Понятно. Хорошо. Тогда давайте коснёмся ограничения на ввоз продуктов, который - экономическая торговая война, которая у нас сейчас началась с Западом. С одной стороны, нам объявили какие-то санкции. Мы тоже сказали, что не будем…

 

Евгений Фёдоров: Наконец-то мы отреагировали на санкции. Вообще, до этого, это было просто поведение забитой собачонки перед хозяином, который собачонку пинал, объявлял санкции, делал всё, что угодно, а собачонка только молчала, скулила, и зло смотрела. Это кто-то зло, а кто-то и не зло. А кто-то бегал в посольство целовал ручки, и в госдепартамент, и просил его лично не включать в разные списки и санкции. То есть, вот как это выглядело.

 

То, что мы отреагировали, во-первых, это для американцев и их союзников был шок. Обратили внимание? Они удивились, потому что, они не ожидали от забитой собачонки такого поведения. То есть, они до этого её били двадцать три года - собачонка молчала и скулила, а тут вдруг огрызнулась. Это как бы удивительная история. Это само по себе удивительно. Но эта история на самом деле запускает логику.

 

Запустился процесс национально-освободительной борьбы. И вот эта первая реакция России впервые (за двадцать три года впервые!), кстати, на давление и воздействие, причём, откровенно агрессивное, Соединённых Штатов Америки и их союзников, это дорогого стоит. Это вообще радикальный поворот в российской политике, принципиальный поворот. Потому что, впервые мы подлецу, фашисту, интервенту, оккупанту, сказали, что мы готовы на тебя немножко полаять. Чуть-чуть, но, тем не менее, - впервые. Всё начинается когда-то. Вот, это - начался процесс.

 

Это для меня означает, что в сегодняшней ситуации, не после того, как они санкции объявили, а после того, как мы отреагировали на эти санкции нашими санкциями, процесс пошёл по другому сценарию. То есть, уже хочет здесь пятая колонна, не хочет пятая колонна - стоит вопрос кто кого:

- Либо американцы Россию, потому что, они же тоже отступить теперь не могут.

- Мы отступить не можем, потому что, для нас отступление - это разоружение полное.

 

Артём Войтенков: Почему не можем отступить? Мы можем откатиться дальше.

 

Евгений Фёдоров: Откатиться, это значит сдаться.

 

Артём Войтенков: Да. Можем.

 

Евгений Фёдоров: Можем, но цена этой сдачи будет означать полную сдачу России: Москвы, Питера, и всех остальных, с Нюрнбергскими трибуналами и со всеми делами.

 

Артём Войтенков: Подождите, мы можем сказать: "Ну ладно, мы погорячились, извините. Всё".

 

Евгений Фёдоров: Но реально - нет. Артём, политические механизмы работают таким образом, что если мы так скажем, мы автоматически откроем врагам ворота. То есть, в Питере и в Москве приедут сразу с Украины боевики, и они просто сразу захватят власть тупо, в течение нескольких недель. Потому что, баланс сил. Понимаете, это как сигнал. Как только вождь сказал: "Бежим", - значит, все (вокруг стоящая рать) всё побросали, мечи, копья, и все побежали врассыпную.

 

Артём Войтенков: А, если он показывает свою слабость, то…

 

Евгений Фёдоров: Теперь. Потому что, до этого мы могли бы какое-то время валять дурака, изображать из себя вот эту слабую собачонку. Теперь мы изменили свою логику. Это существенное изменение, я бы сказал, радикальное за двадцать три года. Я бы сказал, существенное. И оно запустило другую логику. Эта логика приведёт к победе НОДа. То есть, я теперь уверен, что НОД победит. Почему? Потому что, само по себе мы встали на ранних стадиях нашей реакции на иностранную интервенцию.

 

Артём Войтенков: То есть, первый раз мы начали что-то делать против.

 

Евгений Фёдоров: За двадцать три года.

 

Артём Войтенков: А войска в Осетию?

 

Евгений Фёдоров: Войска в Осетию были не антиамериканские шаги.

 

Артём Войтенков: А чьи?

 

Евгений Фёдоров: Это были шаги по защите наших граждан. По защите наших миротворцев, но это не было антиамериканской:

- Мы не вводили войска против Америки.

- Мы не объявляли санкций против Америки.

- Мы не осуществляли действий против Америки.

 

Мы вот так вот голову спрятали руками, и полезли в горячую точку, туда в Осетию, защищать своих людей. Нас по этой голове били, долбали, орали, кричали. Мы оттуда выползли, посмотрели на синяки, которые после этого образовались. Это другая реакция была.

 

Мы впервые открылись и ударили.

Это - изменение типа поведения России.

 

Артём Войтенков: Да, но мы ударили по Европе, а не по Америке?

 

Евгений Фёдоров: Здравствуйте - это антиамериканские санкции.

 

Артём Войтенков: Там Европа и Америка.

 

Евгений Фёдоров: В другой последовательности: Америка и вассалы из Европы. Артём, то же самое говорите, только в другой последовательности.

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны, нам продукты больше поставляет Европа, а не Америка.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, Америка тоже поставляет нам ножки Буша, с которыми мы пытались справиться двадцать лет, с этой отравой, и нам никто не разрешал. Сейчас, более-менее, это налажено. Я ещё не говорю, что санкции наши ещё получатся, потому что, я знаю, что там уже пятая колонна нашли обходные пути по манёврам, через Белоруссию и так далее.

 

Я говорю, что впервые пошла реакция от России к Америке.

Впервые мы назвали Америку, не врагом, но почти - из этого сленга пошли отношения.

 

Мария Катасонова: Противником.

 

Евгений Фёдоров: Да. Это очень дорогого стоит. Это важные моменты. И они важные с точки зрения восприятия. Если мы посмотрим: НОД - это историческое явление. Смотрим учебники истории: Отечественные войны в России, их же было много, они все зарождались вот с этой позиции. Мы запустили первую позицию сопротивления иностранной интервенции так, как она у нас записана в нашем генетическом коде, технология. На самых ранних стадиях, ещё далеко не то, что до победы, ещё даже до разворачивания борьбы. Но мы уже этот процесс запустили - он пошёл. И чем больше, и чем жёстче будет борьба в Донбассе, и в целом по Украине, с иностранными интервентами, тем больше будет создаваться условий для освободительного процесса в России. Вопрос только в другом: какими жертвами? Как и всегда в Отечественной войне - вопрос жертв.

 

Артём Войтенков: Вот вернёмся к вашей собачке. Хорошее сравнение. Когда вы собачку били, она только скулила, потом вы её ударили, она осмелилась тявкнуть. Следующее поведение как? Ударить ещё сильнее?

 

Евгений Фёдоров: Собачку?

 

Артём Войтенков: Конечно. Чтобы не тявкала вообще.

 

Евгений Фёдоров: Это было бы хорошо. Вообще, я вам скажу так. Если бы американцы перешагнули черту в санкциях, это было бы здорово. Это бы дало невиданный расцвет Российской Федерации. Смотрите. Они же боятся перегнуть палку. Вот они сделали санкции - посмотрели. Какая реакция? Реакцию мы увидим. Вот я уже разговаривал: мы ждём осенью резкого повышения налогов, резкого увеличения выплаты дани в Америку. То есть, пятая колонна в России своё дело знает. Она чётко реагирует ужесточением колониальной эксплуатации, и выполнение указов США.

 

США приказали ослабить российскую экономику. Министр финансов, Центральный Банк, Министерство Экономики, ответили: "Есть, товарищ Обама, выполним ваш приказ. Так точно, товарищ Обама, немедленно уничтожим этот русский народ по вашему приказанию, всеми силами, которые только у нас есть". Вот реакция нашей системы коллаборационистских властей.

 

Американцы если передавливают, то, что происходит? Этих властей выкидывают. То есть, Путин выкидывает Министерство финансов, Минэкономики, Центральный Банк - там появляются другие люди.

 

Артём Войтенков: А почему он раньше не может?

 

Евгений Фёдоров: А потому что, у него нет таких конституционных полномочий.

 

Артём Войтенков: А почему, если они перегнут, они у него вдруг появятся?

 

Евгений Фёдоров: Они появятся, потому что произойдёт восстание элит: не всех - части, восстание элит. То есть, изменится логика. То есть, фактически, он получит полномочия другого характера. Не по закону и конституции от американцев, как сегодня. А как бы полномочия от народа. Под народом в данном случае, понимаются не люди, которые молчат, и его предают и не выходят на улицу. Может элиты сказать не очень правильно, а часть элиты страны, которые восприняли эту ситуацию, как личную угрозу. То есть, понятно, что они завязаны на американцев, но при этом, они поняли, что у них там нет судьбы. У них нет России за спиной, как для Украины, куда можно отступить. И произошёл раскол элит. То есть, раскол части людей на Путина и национальный курс, и ужесточение санкций усиливает этот раскол. В этом расколе я уверен, что победит кто? Сторонники национального курса. Если дело дойдёт до драки, победа будет за ними.

 

Артём Войтенков: А я не уверен.

 

Евгений Фёдоров: Тогда мы проиграем, и все умрём. Это нормально - другая история.

 

Артём Войтенков: Это бывало в истории.

 

Евгений Фёдоров: В российской - ни разу.

 

Артём Войтенков: Откуда вы знаете?

 

Евгений Фёдоров: Тогда бы нас не было с вами. В российской - ни разу. Вот можно к вам вопрос, Артём?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Почему мы отступили до Сталинграда, до ста метров до Волги, и там почему-то решили стоять насмерть? А почему не раньше в Ростове? Почему не раньше в Киеве? Почему надо было до ста метров до Волги, чтобы тылы простреливались и подход подкрепления через Волгу, и там умереть и не пустить врага? А почему не, хотя бы за сто километров? Чтобы не простреливались тылы. Есть разумное объяснение у вас?

 

Артём Войтенков: У меня вообще разумных объяснений Второй Мировой войны очень мало. Это очень странная война, Отечественная.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вот с точки зрения логики. Почему не остановить врага раньше? Чем такой Сталинград, такое место, в котором вот эти сто метров решили судьбу огромной войны? Сто метров до Волги.

 

Артём Войтенков: В Сталинграде это объяснимо. Во-первых, город Сталина. Если ты его сдаёшь, значит, соответственно падает очень сильно дух. И я помню, в повести у Василя Быкова (не помню сейчас повесть) у него немцы разбрасывали фальшивые листовки по тылам в Белоруссии, что "всё, Сталинград мы взяли". Народ читал, ну всё, взяли Сталинград, значит, всё - немцы выиграли, сопротивляться больше не надо. Вот - психологическая война.

 

Евгений Фёдоров: Во-вторых, далеко в тыл уже сильно отступили. То есть, вы сейчас перечисляете факторы. Вы хоть раз употребили в этих факторах количество танков, количество самолётов, количество солдат? Ничего этого не было. То есть, стояли бы мы в ста метрах от Волги, держали враг, или в пятистах метрах от Сталинграда, - количество танков, самолётов, солдат, было бы одинаково. С точки зрения военной компоненты там было бы легче держать оборону, не было простреливаемой Волги за спиной. Значит, там не было факторов материального характера. Там были факторы духовного характера. То есть, это - парадоксальная ситуация.

 

Почему я думаю, что в Донбассе мы победим и освободим Украину, и победим в Отечественной войне, которую сегодня нам навязали? Потому что работает тот же эффект. Чем сильнее давят, и чем меньше расстояние до границы, "Велика Россия, а отступать некуда", - тем больше возникает дух сопротивления. Тем больше один солдат может сдержать не десять, а двадцать карателей, не двадцать, а пятьдесят карателей. Один. Я имею в виду сопротивление, которое сейчас на Украине иностранному фашистскому вторжению. Понимаете? Срабатывает другая логика.

 

И эта логика создаёт точку опоры, когда мы от Сталинграда, от Волги оттолкнулись, и дошли до Берлина. Оттолкнувшись оттуда. Но этот толчок, он не материальный, он духовный. Вот сейчас складывается такой же духовный замес: и на территории Украины, и на территории России. А это и есть национально-освободительное движение. Его точка опоры. Можем ли мы проиграть? Можем. Но я вообще эту версию не рассматриваю. Я рассматриваю версию вторую - Победим. А если мы победим, у неё определённая логика есть у этой победы. Она не просто так происходит, а по определённому сценарию. И этот сценарий мы с вами обсуждаем.

 

Артём Войтенков: Да, будем надеяться, что дуло автомата пробудит к мыслительной деятельности остальную часть нашего народа.

 

Евгений Фёдоров: Да. Убийство родственников, друзей, знакомых, позволит людям сообразить, что они люди, а не животные, питающиеся американской оккупационной пропагандой.

 

Артём Войтенков: Кстати, вот интересная новость. Аркадий и Борис Роттенберги, которым приписывают в друзья к Путину, стали владельцами ООО "Стройгазмонтаж" напрямую. А раньше этой компанией владела Кипрская компания, которая подчинялась Роттенбергам, то сейчас вот они стали уже напрямую. То есть, вот это первый шаг…

 

Евгений Фёдоров: Не первый шаг. Министр иностранных дел свою дочку перевёз в Россию. Которая в России не жила и даже немножко подзабыла русский язык.

 

Артём Войтенков: Министр иностранных дел?

 

Евгений Фёдоров: Да, Лавров. Из Нью-Йорка перевёз дочку в Россию. Она в России давно не была, и он её перевёз, для того, чтобы не было уязвимости.

 

Артём Войтенков: А мы считали Лаврова таким хорошим.

 

Евгений Фёдоров: А он и есть хороший, если он перевёз. Он же не к ней переехал, а перевёз её. То есть, он сделал свой выбор.

 

Артём Войтенков: Молодец.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А вы сейчас называете других людей, которые делают. Так это и есть делёжка элит.

Элиты сейчас принимают решение:

- Они за интервентов, фашистов, оккупантов американцев,

- Или они на стороне России и Путина.

Если они принимают второе решение, то им придётся изменить всю свою систему работы. Это важнее. Важнее всего было бы конечно, люди на улицах. Но если их нет, то хотя бы вот это. Потому что, они влияют на реальные процессы. То есть, они и будут источниками чистки и источником, как вы называете это, при Иване Грозном?

 

Мария Катасонова: Опричнина.

 

Евгений Фёдоров: Опричнина. А для этого им придётся формировать национальное государство, как это в истории было многократно. То есть, получать власть и деньги не от американцев оккупантов, а на национальном уровне. Это те самые национально ориентированные, в данном случае, буржуа, которые могут быть точкой опоры для восстановления суверенитета.

 

Артём Войтенков: Ага. Это вам опять по Макаревичу звонят.

 

Евгений Фёдоров: Наверняка. Коротко. Я был на Ялтинской конференции, как вы её называете. Кстати, к нам туда приехали немецкое отделение НОДа и предложили провести Ялтинскую конференцию мировую по борьбе с фашизмом. Молодцы. Это НОДовцы немцы. Специально туда приехали для того, чтобы начать переговоры по этому вопросу. Самое главное, для чего? Первый вопрос: для чего Путин это сделал? Для чего собрал туда депутатов? Для того, чтобы их держать, как удав, в поле зрения. Потому что, вы же смотрите, что происходит на Украине, например: Верховная Рада в полном составе переметнулась на сторону интервента, врага. Правильно? Взяли, и прямо фракциями на сторону врага перешли. В России такое может быть? Может.

 

Артём Войтенков: Так вы сами говорите, что вся Дума работает под американцами.

 

Евгений Фёдоров: Системно. Но, есть системная работа, а когда американцы переходят к военной фазе оккупации, к военному перевороту, это - следующий этап, это другое. Одно дело, что человек просто втихаря работает в системе Соединённых Штатов Америки, а другое дело, что он занимает позицию, решение о публичном переходе на сторону карателей своего народа. Это серьёзное решение, которое украинские депутаты прошли. Они и раньше были системой американской на Украине. Но, на каком-то этапе они перешагнули черту и стали карателями. Вот на прошлой неделе Верховная Рада приняла закон о том, что любой человек, который находится в зоне карательной операции, подлежит расстрелу, если он не понравится солдату, или идёт ребёнок, не понравился, он его расстрелял и пошёл дальше. Право ему такое Рада дала, Верховная, законом.

 

Артём Войтенков: Что-то я про это не читал, но это совсем жутко.

 

Евгений Фёдоров: А как вы хотите? Это - карательная операция. Американцы устроили уничтожение украинского населения, полномасштабное.

 

Мария Катасонова: Право стрелять без предупреждения.

 

Евгений Фёдоров: Это уничтожение полномасштабное украинского населения. Потом и российского будет. Это же их карательная операция. Вот и всё. Это логично. Так было всегда. Ничего нового американцы не придумали.

 

Первое - поле зрения, чтобы держать их в контакте.

 

Артём Войтенков: Подождите. У депутатов сейчас летом каникулы. Они разъехались по югам.

 

Евгений Фёдоров: Да. Они приехали. Им предложили встретиться. Они три дня встречались с жителями Крыма. Жители Крыма им более-менее втолковывали как решать политические вопросы.

 

Артём Войтенков: А, это наоборот: это не депутаты втолковывали, а жители Крыма втолковывали?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Жители Крыма прошли через школу НОДа, как система. Референдум, освобождение, и прочее - это школа НОДа. И депутатам это объясняли. То есть, депутатам же надо ещё, как бы надавить на них.

 

Жители Крыма что сделали?

Они надавили на своих депутатов своего Совета государственного, там какой, и заставили принять решение в интересах народа. Что это такое? Это в чистом виде НОДовская технология. И сейчас они встретились уже с российскими депутатами, естественно, вежливо, естественно, как бы не всё понимая, но они установили с ними определённый контакт. После чего их привезли к Путину, и Путин посмотрел им в глаза, для того, чтобы они не свинтили в сторону врага. Вот для чего эта была встреча. Это первый аспект. Как это сделали депутаты на Украине. Я подчёркиваю, депутаты Верховной Рады ничем не отличаются от депутатов Госдумы - технология такая же. Это первое.

 

И второй момент. Путин там, фактически дал понять, что он пойдёт до конца. При этом он дал и технологию. Он сказал, что мы сейчас занимаем оборонительную позицию - я перевожу. Мы добьёмся пробоя и ошибок со стороны интервента, оккупанта Соединённых Штатов Америки и их союзников: Германии и других. И это как Курская битва. Враг проявит себя полностью, потому что, на его стороне информационное пространство, пропаганда.

 

Поэтому, важно, чтобы он проявил себя и как враг рода человеческого. Посмотрите, что делают американцы. Вон, американцы даже запрещают гуманитарный конвой на Украину. Это же чисто античеловеческая позиция.

 

Артём Войтенков: А канадский самолёт привозит каски, бронежилеты.

 

Евгений Фёдоров: И это создаст условия для контрнаступления - вот что сказал Путин. В принципе, он выбрал стандартную российскую уже тактику Отечественной войны: это защита, накопление сил, чистка пятой колонны, а без этого невозможно провести наступление. И дальше - контрнаступление. Вот общая логика.

 

Если вы обратили внимание, депутаты, которые там выступали, Зюганов, Жириновский, Мизулина, говорили вообще полностью из роликов НОДа - один к одному. Вот мы как закладывали это в мозги. Это к вопросу о НОД: побеждает НОД, или нет. Естественно, они никогда этой позиции не занимали. И вот за год, особенно за последнее время, у них единственный источник позиции оказался, это Национально-освободительное движение Российской Федерации.

 

То есть, мы - источник позиций для тех, кто после тяжёлых раздумий, решил всё-таки, не предавать свою Родину и встать на сторону национального курса и Путина. И когда такой человек так решил, в силу разных причин, разного характера, в том числе личной безопасности, или ещё чего-то, или недоверия к американцам, ему же надо свою позицию реализовать в план: а что делать, идеологию.

 

Почему мы и уверены, и спокойно ждём, когда эти же депутаты, которые сейчас категорически против референдума, которые категорически против изменения конституции, когда они сообразят, что иначе - труба.

 

Артём Войтенков: Что значит, когда они сообразят? Так надо им помочь сообразить.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Мы им помогаем. Общаемся с ними, уговариваем. То есть, они уже взяли восемьдесят процентов идеологии НОДа, осталось взять главное. Уже Жириновский заговорил языком НОДа, про флаг даже вспомнил. Зюганов заговорил. Осталось главное.

 

А главное: это 91-й год, внешнее управление России.

И механизм решения: конституция, и референдум по конституции.

 

Вот это главное. То есть, они прошли почтиp/p/ppp всю дорогу, а главное - ещё боятся.

Почему? Потому что, они участники процесса внешнего управления. Они же это знают лучше всех.

 

То есть, им теперь надо не просто встать на позицию НОДа, а им для этого придётся покаяться.

А это другое моральное напряжение. Нет, конечно, им не жалко покаяться для галочки, но это другое моральное напряжение. За него же может быть и спрос. Почему ты участвовал вместе с Полозковым в ликвидации Советского Союза, например? Могут же так спросить?

 

Артём Войтенков: И спросят.

 

Евгений Фёдоров: Вот поэтому Путину и надо смотреть в глаза, чтобы не сдрейфили, не разбежались.

 

Артём Войтенков: Так это им надо смотреть в глаза каждую неделю тогда.

 

Евгений Фёдоров: На это сил не хватит. Но это важно. Кроме того, он вообще повязал национальным курсом депутатов и министров, когда собрал в Крыму.

 

Спасибо.

 

Артём Войтенков: Вам спасибо.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (864 мб)
Видео MP4 640x360 (318 мб)
Видео MP4 320х180 (173 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (13 мб)
Звук 32kbps MP3 (13 мб)
Звук 64kbps MP3 (27 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (40 мб)

Текст:
EPUB (32.86 КБ)
FB2 (114.5 КБ)
RTF (365.21 КБ)