Беседа 31 октября 2013

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 31 октября 2013
Разговор о законе национального бизнеса, финансировании политических партий, подбора преступников во власть, карательном терроризме, рабской конституции, технологиях национализма, уничтожении производства на Украине, прослушке Ангелы Меркель спецслужбами США, обозначении Путина как врага Америки, и о высшей власти в России.


Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 31 октября 2013

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-10-31 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, eafedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv)

Мария Катасонова (Народное Освободительное Движение, засвободу.рф)

Марк Сагадатов (Народное Освободительное Движение, засвободу.рф)

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сейчас вы внесли закон о национальном бизнесе. Мы говорили с вами ранее о нём, вы объясняли, если какие-то изменения с нашего прошлого разговора произошли в законе, то объясните их, пожалуйста.

 

Евгений Фёдоров: Если мы говорим об этом законе, то он был достаточно давно подготовлен, мы давно его обсуждаем. Мы с вами его обсуждали несколько месяцев назад, к нему все были давно готовы. Просто мы заканчивали формирование, подготовку, уточнения, рассылки и так далее. На сегодняшний день он действительно внесён, причём внесён депутатами всех фракций, входящими в депутатское объединение "Российский суверенитет". И он действительно носит, я бы сказал, такой фундаментальный характер. 

 

Закон о Центральном банке, который нами был внесён и сейчас находится в Думе на рассмотрении уже год. Потому что отклонить вроде нельзя, а принять – ещё не назрели силы у Путина и у национально-освободительного движения, чтобы его протолкнуть. Это закон о национализации Центрального банка.

 

То этот закон носит немножко другой характер, но тоже – чрезвычайно важный. Этот закон о строительстве российского суверенного государства. И в основе суверенного государства в современном мире стоит (как всегда в истории) субъекты предпринимательства. Например, исторически это было – люди, которые занимались хозяйственной деятельностью на земле, например, ранее, если мы говорим о 100, 200, 500, 1000 лет назад.

 

А в силу современного понимания – это люди, которые занимаются предпринимательством и руководят объектами предпринимательства (предприятиями, бизнесами) на территории России. Вот для них это и есть закон о статусе национального бизнеса, который позволяет им определиться, что они работают на Россию и запустить механизм стандартной поддержки их. Я бы даже не сказал, что это льготы. Иногда, когда этот закон смотрят, то рассматривают, как закон о каких-то льготах.

 

Это не закон о льготах. Это закон о нормальных условиях ведения бизнеса и предпринимательства, и строительства в России, о нормальных условиях, таких же, на каких условиях работает предпринимательство в странах с более высоким уровнем суверенитета: в Европе, в США, в Китае, в Японии.

 

Сегодня в России бизнесом заниматься вообще нельзя. А если человек занимается предпринимательством, бизнесом, то не важно маленький у него бизнес (фермер на полях) или крупный у него бизнес (предприятие) – по любому условия созданы такие, чтобы для него это было практически невозможно. А если он это делает, то делает с героическими усилиями, фактически он идёт против системы. Осуществляя, например, выращивание сельхозпродукции – это героическая работа. 

 

Соответственно, мы предлагаем, чтобы в России началась нормальная работа предпринимательства, бизнеса. Если мы говорим о крупном бизнесе, то его вообще национального нет. 

 

Мы начали с того, что мы выделили сегмент национального бизнеса, которому относятся две главные вещи.

 

Предприниматель, вся собственность которого находится в российской юрисдикции, на российских паспортах в конечном итоге. Там может быть длинная цепочка собственников, но, в конце концов, вся прозрачна в России, и у которой нет зависимости перед иностранными системами кредитования в том числе. А кредиты американцы/европейцы дают нам не просто так - они их дают, как форму управления российской экономикой и бизнесом. Поэтому, когда у вас, допустим, Газпром закредитован за рубежом (что правда), то мы не можем Газпром назвать национальным бизнесом.

 

Артём Войтенков: В английских банках.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Если мы внимательно копнём, то все российские крупные компании, в том числе и государственные, не являются субъектом национального бизнеса. Как только мы это вскрыли, наш закон это и показывает.

 

Допустим, Газпром не может воспользоваться этим законом, попасть в категорию национального бизнеса и получить доступ к российским дешёвым кредитам. Потому что для этого Газпрому придётся изменить свою систему кредитования на национальную, т.е. пройти путь. И тогда Газпром, пройдя этот путь (а этот путь не простой, для Газпрома займёт несколько лет), может стать национальным бизнесом.

 

Под этот закон, конечно, попадает весь малый бизнес. Недавно американцы через Госдуму провели закон о том, что малый бизнес тоже может быть под иностранными владельцами (это было сделано пару недель назад). Крупный они весь подчинили. Пытаются подчинить и малый бизнес в России. Пока этот (американский) закон не заработал. Весь малый бизнес в России (пока ещё) является национальным. И он автоматически подпадает под этот закон (о национальном бизнесе), естественно, когда там покажут владельцы, что они являются владельцами, и запишут этот бизнес в реестр. И дальше он будет работать на стандартных условиях. Он будет получать кредиты, например, не по 20% годовых, а под те, которые получает бизнес во Франции или в Германии, а они там получают от 0% до 4%. Там бизнес, который поддерживается, те – нулевые, которые не поддерживаются – 4%. У нас – 20%.

 

Выйдет нормальная, стандартная система работы бизнеса. В начале – только для российского, для бизнеса национального, который находится в национальной юрисдикции, подробно описанной в этом нашем законе. А в будущем – весь бизнес в России должен работать на суверенных правилах. В перспективе – там будут работать немножко другие механизмы. 

  • − Вся система поддержки бизнеса должна быть 3-4%
  • − Должна быть мощная система инвестиций.
  • − Должно большое количество заводов строиться в России.

Сейчас это всё запрещается. И в этом плане этот закон является основополагающим:

  • − Для национальной экономики, уже суверенной. У нас сейчас не суверенная экономика.
  • − Для национального института собственности, а у нас такового нет. Институт собственности – основа суверенитета любой страны. 
  • − Именно на институте собственности базируется следующая надстройка – политическая.

Грубо – откуда политические партии получают деньги на своё существование?

 

Артём Войтенков: От предпринимателей.

 

Евгений Фёдоров: Если у нас в России нет национальных предпринимателей крупных. Мелкие – деньги большие не дадут, на самом деле там другая история. Крупных национальных нет. 

 

У меня вопрос к вам – откуда получают деньги в России основные политические партии?

Мелкие партии - понятно, у них и денег не надо. У малого бизнеса возьмёт миллион рублей. Малый бизнес миллион найдёт.

 

А крупные партии – это бюджеты в сотни миллионов в год. Очень крупные партии имеют бюджеты в миллиарды в год. Где миллиарды взять? Только у крупного бизнеса. Логично? Крупный бизнес национальный есть? Ответ – нет.

 

Значит, откуда получают деньги все крупные партии в России, в том числе, четыре, представленных в Госдуме? От США либо под их контролем. А если какой-то предприниматель начинает им давать деньги неправильно, с точки зрения американцев, например, он поддерживает партию, а эта партия начинает не пропускать американские законы. Не важно – какая это партия. Этот предприниматель подлежит конфискации по американскому законодательству.

 

Понимаете. В чём логика била Магнитского. Допустим ЛДПР или коммунисты, или "Единая Россия" начали принимать антиколониальные законы. Не отдельные ручные, как у Путина, раз в два-три месяца один, а так начали приходить в систему, то есть один, второй, третий. Что произойдёт? Произойдёт конфискация имущества у их партнёров, которые финансируют – они все иностранные, это не трудно. Даже не надо хитрить, это уже не работа спецслужб, это – официальная работа Госдепартамента и министерства финансов США, прописанная в законе билл имени Магнитского. Прекращается финансирование партии, кроме того, что и кадры партии грантополучатели, как правило, наполовину. И всё, эта партия перестаёт существовать. 

 

Ни на какие выборы она просто не попадёт.

Выборы это сбор подписей. Денег нет, значит, нет этой партии. Американцы могут закрыть любую партию в России, любую, курс которой будет противоречить их колониальному управлению в России. Все четыре партии в Думе могут быть закрыты американцами, если они будут плохо себя вести. 

 

Артём Войтенков: В смысле партии.

 

Евгений Фёдоров: Партии, естественно. Закрыто, потому что будет закрыто финансирование. В условиях отсутствия финансирования партии не смогут участвовать в выборах, вообще не смогут существовать. 

 

Аппарат любой партии с региональной составляющей – человек 500-1000. Это ещё такая – средненькая. А крупная – десятки тысяч аппарат. Они же зарплату получают, умножьте на зарплаты. Очень легко меняется политический ландшафт в стране. И это всё связано через бизнес. Поэтому, когда мы говорим о статусе национального бизнеса, мы смотрим вперёд. 

 

Первое

Мы создаём национальную экономику, которая сама по себе будет эффективнее со временем в 24 раза, чем сейчас, это:

  • − Право на национальные инвестиции, 
  • − Право на современный тип экономики, право на формирование национального капитала и через него вложения в страну. Национальный капитал – это вложение в страну.

Это одна линия, которая идёт из этого закона.

 

Второе

Вторая линия – политический ландшафт.

Мы постепенно создаём условия для создания национальной политической системы, которой сейчас просто нет. 

 

Третье

Третья логика этого закона – национализация институтов государства и институтов нации – того же Центрального банка, того же правительства, т.е. всей системы государственного строительства. Фактически в этом плане этот закон – коренной, он маленький, но коренной. Но уже в плане строительства, а не просто перехватить Центральный банк у США, что тоже важно. Но перехватить это не значит построить. А этот закон уже начинает строить российский суверенитет в практической плоскости. 

 

В том числе этот закон решает и другие вопросы. Национальный бизнес сможет и нормально платить людям, и нести на себе социальные обязательства, которые Россия скажет.

 

Чем отличается национальный бизнес от иностранного на территории России?

Национальный подчиняется российским правилам.

Если вы в законе напишете, что уровень разницы зарплат между директором завода и сотрудником завода (условно) не может быть больше пяти раз, или больше трёх раз – так и будет выполнено.

А если это иностранная компания, то она скажет "идите отсюда".

 

Недавно американцы провели учение (в интернете есть информация) в филиалах американских компаний в России. Американские компании имеют филиалы. С точки зрения зависимости – все компании в России есть филиалы американские, через механизм зависимости, о котором Путин говорил в послании. Но они провели в прямых филиалах учение. И суть учения такая: в случае конфликта между законами США и национальным законодательством, т.е. Российским, компания обязана выполнять американское законодательство на территории России.

 

Это была официальная позиция учения. Если не будет выполнять, то там, в США будут преследовать сотрудников компании, граждан другой страны (России) по уголовному кодексу США. 

 

Понятие "не национальный бизнес" уже становится не просто понятием экономическим – в чистом виде политическое понятие. Фактически американцы подводят базу под любой российской компанией и человеком в России не только конфискационную, о чём говорит билл Магнитского, но и уголовную.

 

Если вы – директор компании, которая работает в иностранной юрисдикции на территории России, согласно американским представлениям, вы подлежите преследованию за уголовное преступление в виде нарушения американских законов на территории России. Как вам это нравится?

 

Мария Катасонова: Они имеют право на это на территории России?

 

Евгений Фёдоров: А имел ли право Гитлер на территории Советского Союза принимать те решения, которые он принимал, в которых было и конфискация, и ликвидация, и расстрелы? Это право сильного. Что значит "имеют право"? им плевать на нас. Они решили, что в России все должны выполнять приказы и законы США, и они это проводят в жизнь: для начала в отношении бизнеса, потом в отношении любого человека.

 

Они решат, что вы нарушили закон США (кстати, они уже решили в отношении многих компьютерщиков), а в законе США, например, сказано "поддержка гомосексуализма". Они видят, вот вы нарушили законы США на территории России по поддержке гомосексуализма. Вы подлежите преследованию со стороны США. Например, вы уехали в отпуск, на Украину, например, уехали. Вас через соглашение о взаимной выдаче, которое на Украине частично подписано (сейчас будет подписано окончательно) – вас оттуда украинские власти арестуют и отправят в США для отбывания судебной процедуры, а потом наказания. Гуантанамы – это не случайный эпизод в американской мировой политике. Это – начало процесса (были тюрьмы ЦРУ), это начало большого процесса по формализации вертикали власти над оккупированными территориями мира. В этом плане нашим законом мы идём против этого процесса.

 

Мы создаём точку зрения и опору для национального курса на территории России. Следующие этапы там будут:

  • − Юридические
  • − Правовые
  • − Организационные
  • − Военные
  • − Все остальные.

 

Марк Сагадатов: Получается – принимать законы, которые препятствуют развитию мелкого бизнеса, а мелкий бизнес менее всего контролируется американцами у нас.

 

Евгений Фёдоров: Пока.

 

Марк Сагадатов: За последний год, как известно, сотни тысяч предпринимателей закрылись.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, они его закрывают. Не случайно в России малый бизнес – 15%, а в Германии – 50%, а в Китае – 55%. Это – политика: если я не контролирую на оккупированной территории что-то, это что-то подлежит ликвидации. и они эту политику проводят 

  • − через агентов во власти российской, 
  • − через конституцию, 
  • − через законодательство (законы пишут США на территории России, как и других колоний).

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, по закону. Вы начали разработку законопроекта, который заставит чиновников отчитываться за иностранные гранты. можете пояснить этот закон для слушателей?

 

Евгений Фёдоров: Вернёмся к истокам.

В Госдуме работает межфракционное объединение "Российский суверенитет".

Цель этого депутатского объединения – создать альтернативу в принципе системы законодательства американской технологии подготовки и принятия законов Российской Федерации. 

 

Обращаю внимание – все законы, которые принимает Госдума, все законы, которые принимаются в России они колониальные. Может быть не так ярко, не так оккупационно, не так жёстко, но они все до одного.

 

Мария Катасонова: Системные имеется в виду.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Они все – в системе. Уже 20 лет пишутся в системе законов и просто добавляются, дописываются, конкретизируются, уточняются, развиваются, в рамках колониальной системы управления США. Депутатское объединение пытается решить две задачи.

 

Первая – запустить альтернативный процесс подготовки законов под названием "Национальный курс". Чтобы законы писались не под оккупантов, а под интересы российских граждан. Отсюда эти законы о национальном бизнесе, о национализации Центрального банка и другие. В том числе и это законодательство о запрете чиновникам иметь имущество за рубежом, иностранные агенты, и в рамках его развития понятно, что агенты есть не только в специальных штабах под названием "неправительственная организация", они есть и в чиновничьей среде, и во власти, и в правительстве.

 

Для того, чтобы американцы создали агента, завербовали, хоть и политического агента влияния, это вербовка (например, министр образования Ливанов) – им нужно подготовить людей. Подготовка идёт через гранты, как правило. Объём грантополучателей в России во власти - за сотню тысяч человек. Это – массовое явление. Мы сейчас с вами разговариваем – сегодня из какого-то министерства человек 10-20 поехали в США получать свои гранты, проходить учёбу и так далее. Это – массовое явление прокачки людей.

 

Скажу, что американцы ничего не придумали. Советский Союз тоже управлял через эту технологию, только тогда эти гранты назывались "учёба в высшей партийной школе", "интернационал", "поддержка рабочих движений". Это – технологии управления вассальными территориями, либо колониями, как Россия, она традиционная.

 

Наша задача, чтобы эта технология вскрылась по отношению к российскому обществу и по отношению хотя бы к начальникам этих сотрудников. Министр должен знать, сколько у него в министерстве работает грантополучателей США. Могу сразу сказать, как аналитик – приблизительно треть, может половина, в зависимости от министерства. Сказать аналитически "половина" – не сказать конкретики. А министр должен знать – у него в министерстве работает 500 сотрудников, из них – американских грантополучателей 250, и вот их фамилии. И дальше министр уже смотрит, поручая этому сотруднику должность или работу, насколько наличие у него американского гранта в его работе может на эту работу повлиять.

 

Убирать людей – понятно, это невозможно, поскольку грантополучатели – основа российской государственной власти. Допустим, если завтра будет приказ их уволить, то просто перестанет функционировать российское государство – они занимают главные должности, главные посты. Но знать их надо и постепенно, мягко начинать их как бы передвижение на второстепенные роли, не связанные с возможным прямым ущербом США. Нужно смотреть, чтобы эти люди не стали агентами США. 

 

Опыт показывает, что из 10-20 грантополучателей, получается один агент. Как это делается?

Едет группа в Штаты, с ними работают американцы, они выбирают одного два человека в процессе этой работы, и уже с ним вступают в диалог, вербуют, делают из него агента.

 

Остальные возвратились, они у них на заметке, но агентами не являются. Они может, будут агентами, но не являются. Так технологически эта схема работает. Мы эту схему вскрываем, дальше мягко на неё воздействуем. Человека принимают с учётом наличия у него американского гранта. 

 

Мария Катасонова: Людям будет доступен этот отчёт – кто в каком министерстве, сколько там грантополучателей? Люди смогут увидеть фамилии?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что, сколько в министерстве грантополучателей, мы сейчас аналитически можем знать. Такую работу аналитическую мы проведём. А документальное подтверждение после принятия закона – конечно, будем знать. 

Министерство образования, коэффициент грантополучателей, например 7. 

Министерство обороны, коэффициент грантополучателей, например, 0.01.

 

Конечно, это будет известно, но не персонально по людям, а в целом по системе. 

 

Артём Войтенков: Давайте вернёмся к законотворческой деятельности. Вы говорите. Что систему законов пишут американцы. Вы вносите 1-2-3 закона. Насколько я помню – была принята только поправка в закон Димы Яковлева ваша.

 

Евгений Фёдоров: Что наше было принято?

Закон Димы Яковлева – была поправка принята. Мы же за авторством не гонимся.

 

Артём Войтенков: Дело не в авторстве.

 

Евгений Фёдоров: Тогда по сути.

  • − Димы Яковлева
  • − Закон об имуществе чиновников за рубежом. Там запретили счета как раз по нашему закону. Мы были инициаторами этого процесса. 
  • − Собственно курс и формирование понятия "иностранный агент" – это уже системная вещь. Мы получили в результате этого закона знания о системе управления страны. Агенты это не один, два, три – это функция в государстве. Американцы функцию через агентов выполняют в виде написания законов. И об этом Генеральный прокурор уже документально вскрыл. Мы ему дали инструмент в виде закона Димы Яковлева, как вы его называете. А уже Генеральный прокурор, проведя проверки, доложил нам и сказал, что да, эти агенты получают три миллиарда долларов в год, они пишут законы в России (цитирую Генпрокурора). И, мало того, как Генпрокурор сказал, у этих агентов есть их агенты во власти России. Вот что сказал Генеральный прокурор. Это – важная информация и она появилась только в этом году. Без этого закона она была бы невозможна.

Создались условия для дальнейшего наступления национального курса, национально-освободительного движения, законодательный плацдарм. Теперь мы определили (сделали разведку):

  • − Кто враги,
  • − Кто против нас стоит,
  • − Как идёт система управления России.

Следовательно, мы уже получили инструмент – что надо делать, чтобы её (систему управления) менять. Другое дело, что для этого инструмента не хватает массовой народной поддержки. Напоминаю – те же чиновники, которые во многом являются агентами США, они живут по законам, написанным по конституции России, которая сама по себе является оккупационной конституцией. Но за эту оккупационную конституцию проголосовали люди на референдуме. Это означает, что когда чиновник проводит антинародную политику, например, 

  • − выполняет решение США о сборе дани, как это делает Минфин и Центральный банк, 
  • − снижает доходы российских граждан, 
  • − изымает средства от пенсионеров – 350 миллиардов сейчас изъяли, отправили в Америку.

Всё это делается с согласия русского народа, российского народа, проголосовавшего за конституцию. Чиновник выполняет не только приказ американских оккупантов в этом случае, как агент, но и приказ российского народа, создавшего такие правила и принявшего решения (референдум о конституции) об этих правилах. 

 

Нам в ответ говорят, что российский народ проголосовал за конституцию, чтобы избежать гражданской войны. Это правда. В 1993 году после расстрела парламента. Но это не меняет принципов. Да, под дулом пистолета в виде гражданской войны, врага – США, оккупанта, российский народ принял оккупационную конституцию. Но принял же. 

 

Как может чиновник любого ранга: президентского, правительственного, думского - пойти против решения российского народа, если народ не требует, не принял другого решения. Ну, как? Это будет человек, который прошёл не только против американских оккупантов и у них там свои бил Магнитского, Гуантанамо, тюрьмы (свои технологии управления), - но он пошёл и против российского человека, проголосовавшего за статус страны, как колонии.

 

Вот вдумайтесь в ситуацию. Я не хочу слово "парадоксальную" говорить, но чтобы было понятно. Почему мы призываем людей идти на улицы и дальше на референдумы? Потому что люди приняли решение, чтобы Россия стала колонией, на референдуме, большинством голосов. Это - их выбор. Это – их выбор быть рабами и холуями, как страна. Они лишили свою страну свободы. Да, под воздействием угрозы гражданской войны. Но обычно так и делается. 

 

И Гитлер тоже заставлял людей принимать решение под воздействием угрозы. И во власовские войска сотни тысяч людей шли – мы знаем, как немцы их вербовали. Приходили в лагерь военнопленных и говорили "либо расстрел, либо власовские армии". Было такое? А в чём отличие? Мы власовцев называем предателями, потому что они под угрозой силы оказались во власовской армии. Но почему-то говорим, что российский народ он не такой. Он тоже под угрозой силы принял решение предать свою родину и установить статус колонии, но он – хороший. Не знаю – пусть наши зрители разбираются – хороший или плохой, как явление, как общество, как совокупное решение на российский народ.

 

Чиновники действуют на основе поручения российского народа в виде утверждения колониального статуса страны. Это надо понимать для себя. Не для целей кого-то пнуть и сказать "ты плохой, ты предатель", а для целей решения проблемы. Если решение проблемы в решении народа о колониальном статусе, то и решение проблемы освобождения тоже будет в решении народа об освободительном статусе, о суверенном статусе страны. И точно такой же технологической схемой:

  • − Под угрозой гражданской войны проголосовали за статус России, как колонии,
  • − Теперь набраться надо всей силы, мужества, энергии, выйти на улицы, создать условия, и во главе с Путиным принять такое же решение о референдуме об освобождении Родины. Отсюда наша технология национально-освободительной борьбы: 
  • Штабы, которых уже 200 штук, т.е. есть куда пойти. Не просто самому, а уже можно куда-то пойти и уже вместе с другими товарищами, которые выступают за свободу своей родины, за освобождение, начать этот процесс борьбы.
  • Освободительный поход на Москву, потому что без него не будет работать система референдума. Референдум должен быть подготовлен. Оккупационное же СМИ будет против него. Они вообще запрещают эту тему поднимать. 

Путину с трудом удалось протащить изменения. Он планирует в конституции в связи с Верховным судом, с объединением судами, чтобы хотя бы эта ветвь власти меньше подчинялась американцам. Хотя бы одна ветвь власти. Понятно, что в условиях прямого подчинения судебной системы оккупанту, тут трудно рыпаться – они управляют, подруливают всеми процессами. Сейчас говорят "почему Сердюкова не посадят?" А почему посадят? Сажает судебная система. А судебная система официально имеет начальство за рубежом. Это решение КС (Конституционный суд) принял, что судебная система обязана более выполнять иностранные решения, чем решения его судебной системы и конституции России. 

 

Поэтому в этом плане Путин действует. Создал рабочую группу в Думе (Путин дал команду) по изменению конституции во главе с Плигиным. Идёт процесс подготовки. У нас в НОДе есть система – группа по подготовке новой конституции. Процесс идёт через борьбу, СМИ естественно, его блокирует. Чтобы их пробить, нужен этот поход на Москву, иначе ничего не получится, так и будем холуями. Это технологическая схема, и она такая же была, как у наших дедов и прадедов. Тут нового ничего нет. Отсюда логика депутатской группы. Я назвал, что она (депутатское объединение "Российский суверенитет) готовит законы о суверенитете. 

 

Есть вторая система.

Американцы запретили, и закон о конституционном собрании не был принят в России. Единственный конституционный закон не принятый. Даже в оккупационной конституции был предусмотрен механизм изменения ситуации, и американцы запретили – этот механизм не был реализован. То есть, они даже не выполняют свою оккупационную конституцию, как авторы наших законов. Это закон о конституционном собрании. Его кто-то должен подготовить, внести. При поддержке людей на улицах – реальных, миллионов, его должна Дума принять. Потому что депутатское объединение его внесёт, а американцы будут биться, чтобы его не приняли. Если его удалось 20 лет не принять, прямо нарушая конституцию, то уж они будут бороться до конца. Это – сложная система, которая в совокупности называется система национально-освободительной борьбы. В ней роль людей на улицах – ключевая. Это есть главный движитель этой борьбы. 

 

Депутатские группы, позиция национально ориентированных чиновников во власти, позиция национально ориентированного бизнеса, который под американской юрисдикцией, но всё равно хочет жить, чтобы в России у него жизнь была – она вся определяется только движением людей в конечном итоге. Против народа никто не пойдёт, а народ заявил, что он хочет жить в колонии, тем самым парализовав все остальные институты, которые могли как-то бороться за свободу родины.

 

Артём Войтенков: Вы ощущаете какую-то разницу во внимании прессы, журналистов по внесению каждого закона? Вы внесли целый ряд законов. Я вижу, когда вы вносите какой-то закон, к вам в Думу начинают приходить журналисты, звонить постоянно по много раз на телефон. Вы им объясняете для чего тот или иной закон вносится, какие его цели. Так происходит со всеми законами, которые вы вносите, или по каким-то законам вообще тишина?

 

Евгений Фёдоров: Даже, если нас снимают, то это не обязательно выдают в эфир. Когда мы внесли закон о национальном бизнесе, да, вначале автоматически сработала система отслеживания. Дума – серьёзный институт. Закон попал в базу, при Думе аккредитовано несколько сотен журналистов, они базу увидели, немедленно расспрашивают – это обычная практика по закону.

 

Дальше возникает в отношении законодательства интересно. 

Вот закон о национальном бизнесе.

Вначале был резкий интерес. Потом СМИ начали отказываться от запланированных интервью по поводу этих законов и обсуждений.

 

Артём Войтенков: То есть они вам звонили, договаривались, а потом не приходили. 

 

Евгений Фёдоров: Низовое звено журналистов пошло вперёд – увидели, информация важная, а дальше сработала американская оккупационная цензура – она работает через редакторов, через верх. Журналисты доложили "мы готовы", а директора сказали "стоп, подождите". Директора почему так сказали? Все редакции крупные в России, они у американцев на контроле, либо там агенты, либо люди, которые не дураки. Он может не агент главный редактор, но он понимает, что против силы не попрёшь. Либо люди как-то на завязках, завязаны. 

 

Мы изучаем вопрос, что журналистам надо публиковать свои доходы через ту же декларацию, как у чиновников. Редактора имеют доходы очень высокие. Главные редактора (даже не руководители) ведущих федеральных СМИ имеют ежемесячный доход официальный под миллион рублей. Доходы у них выше, чем в бизнесе. Об этом не принято говорить, об этом вы не узнаете. Это – система, в которой и люди держатся за свою должность, и она в целом связана с системой финансирования СМИ.

 

Американцы работают прежде через институты оккупационные, а потом уже через людей. Агенты есть производная институтов.

 

Чтобы Первому каналу существовать, ему надо постоянно ежегодно заключать контракты на рекламу на миллиарды рублей. Процентов 80 этих контрактов заключается в иностранной юрисдикции, хотя рекламодатели российские. В чём отсутствие суверенитета России в этой части?

 

В том, что компания, чтобы заключить договор о рекламе с Первым каналом, должна уехать (у неё есть рекламный бюджет), например российская компания Пепси-Кола или Кока-Кола.

 

Артём Войтенков: Это – иностранные компании.

 

Евгений Фёдоров: Правда? А назовите хоть одну крупную российскую.

 

Артём Войтенков: Не знаю.

 

Евгений Фёдоров: Вот и все остальные.

 

Артём Войтенков: Скажем, Газпром, но Газпром тоже завязан.

 

Евгений Фёдоров: Газпром – они тоже еду за границу, чтобы за границей (Газпром едет, Газпром Медиа) заключить там контракт о размещении рекламы в России на Первом канале. Газпром тратит деньги на рекламу под американским контролем. Это всё – взаимосвязанные между собой вещи.

 

Мы говорили – является ли Газпром национальной компанией? С точки зрения нашего закона, который мы сейчас внесли, формальных признаков нет. Это не национальная компания. Она настолько сильно завязана на иностранное кредитование, что американцы в любой момент могут сменить у Газпрома собственника, у которого государство контролируют и, соответственно, руководителей. В любой момент под предлогом того, что перед кем долги, перед тем и процедуры. И рекламу он заключает за рубежом. 

 

Вы думаете почему НТВ работает в системе антироссийской? Во главе НТВ агент ЦРУ стоит, Путин говорит. Тоже не случайно. Это всё – связанные между собой вещи. Он себя отлично чувствует этот агент ЦРУ во главе НТВ. Потому что вроде Газпрому принадлежит, но на самом деле, система - это фикция. Это – компания, принадлежащая и находящаяся под контролем иностранных сил, в том числе Госдепартамента США. Поэтому он себя нормально ведёт. Поэтому у него высокая зарплата и всё остальное. 

 

Оккупация – это система, это институты. Поэтому она сильна, потому что работает через совокупность институтов. 

 

Те же каналы понимают от кого они зависят. Чем выше начальник (на Первом канале, на НТВ) он больше понимает – что бы в России не происходило, что бы ни говорил Путин, но его судьба, его жизнь, его зарплата, его карьера зависят от США. От Путина тоже, но меньше. Наиболее важные для него вещи безопасности его и его семьи – 100% от американцев. Если он поссорится с Путиным – ничего не произойдёт. Он уехал, заработал, его американцы любят, признают его заслуги в деле колониальной эксплуатации России, и он там нормально доживает до старости, его дети там учатся, всё будет хорошо. Это – ему гарантия, американцы ему дают основную жизненную гарантию, это если он с Путиным поссорится.

 

А вот если он поссорится с американцами, то ему не жить, потому что они его достанут. Они продвинула его на высокую должность, понимая, что он от них зависит. У него уже есть завязка по имуществу по семье, по внешнему управлению, по агентским обязательствам, если он агент влияния, например. Понятно – если ты работал на ЦРУ, то ты имеешь обязательства на всю жизнь, это очевидно.

 

Артём Войтенков: Оттуда не выходят просто так.

 

Евгений Фёдоров: Даже, если ты в России спрячешься где-то в нижегородских лесах, на даче, всё равно через 3-5-10 лет тебя американцы достанут здесь через своих агентов в России. Вот Россия, Путин через своих агентов не достанет где-то под Вашингтоном, а американцы в России достанут.

 

Поэтому у того же Кулистикова – у них нет вариантов, как служить американцам.

 

Артём Войтенков: Достанут через наши же органы правопорядка.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Патрон в карман – и ты в тюрьме, подсунут и всё. Это – технология. И это технология колониального управления. Я не защищаю и не реабилитирую агентов в СМИ, я говорю, как механизм работает. Его надо понимать. Вы не сможете менять систему, не зная её механизма, как она крутится, что от кого где завязано.

 

Когда мы говорим о национально-освободительной борьбе, мы говорим о тяжёлой, сложной борьбе. Не простой. И в ней у нас не будет второго шанса. У нас возник исторический шанс за последние 20 лет – ближайшие пару лет. Если мы, как народ, его упускаем – всё, нас не будет, как нации, и как русских, и как государство. Американцы второй шанс не дадут. Они разрежут страну, как в конце 90-х было прописано и подготовлено, и решат свои проблемы управления Россией. Это – единственный шанс. Ближайших пару лет – единственный шанс. Если мы не поднимем народ на освободительное движение, на освобождение своей родины, значит, будет то, о чём Путин публично сказал на встрече с культурой . Он сказал тогда - "пострадают миллионы людей". Я говорю более открытым текстом – погибнут миллионы людей, на территории России.

 

Марк Сагадатов: Силы влияния чувствуются даже у нас в регионе. Было мероприятие у нас. Журналисты готовили материал, приносили в газету, на телевидение. Но редактора их, посмотрев его говорили "нам это не интересно". Сейчас баннер повесили с рекламой нашего сайта патриотического.

 

Евгений Фёдоров: За ваш баннер вся страна бьётся. Единственный баннер в России, на котором написана символика национально-освободительного движения, размещённый за деньги, то есть коммерчески. Этих баннеров по стране – сотни тысяч, пропагандируют всё, что хотите: от жевательных резинок до нетрадиционной сексуальной ориентации. Единственный на всю огромную Россию баннер за деньги размещён, на котором изображена символика национально-освободительного движения. За него идёт реальная борьба. Снимают, вешают, обратно снимают, ставят – просто раскол идёт везде во власти. Люди не имеют права даже за деньги размещать символику и демонстрировать, что в России идёт национально-освободительная борьба. Это – абсолютное табу, цензура.

 

Марк Сагадатов: Знаете, чем объяснил руководитель муниципального управления "Городская реклама"? Она сказала, что ваш баннер не этичен.

 

Евгений Фёдоров: Понятное дело.

 

Артём Войтенков: Там что-то плохое было написано?

 

Марк Сагадатов: Орёл американский и наш медведь. При этом сотни баннеров, как вы сказали, такого полупорнографического содержания они оказывается этичны.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Даже по этому баннеру был депутатский запрос. Один баннер за деньги, в России нельзя. А вы говорите – почему СМИ не дают информации о работе и законах в том числе. Это запрещённое на оккупированной территории действие. Полный запрет.

 

Артём Войтенков: Вы внесли закон о национальном бизнесе. Мне стало интересно. Я залез на Яндекс, в поисковую систему набрал "закон о национальном бизнесе". На первую страницу вываливается два или три результата, совпадающие, действительно, на вас даётся ссылка, на законодательство. Всё остальное – шелуха какая-то, не в тему. Заходишь на Гугл, набираешь "закон о национальном бизнесе" и тебе несколько страниц идёт практически результатов в тему. Яндекс точно работает против, совершенно чётко, хотя, казалось бы, американский Гугл и русский Яндекс.

 

Евгений Фёдоров: Больше того, скажу. Я вышел на Познавательное ТВ и там у вас ролики ежедневно, и внизу комментарии. 

 

Артём Войтенков: На форуме комментарии.

 

Евгений Фёдоров: Под каждым роликом.

 

Артём Войтенков: Это на Ютубе.

 

Евгений Фёдоров: Да, на Ютубе. Под каждым роликом комментарии. Очень интересно. Я пишу комментарий. Если остаюсь в том виде, как я вошёл, он висит. Если я выхожу из этого вида, как вошёл, его нет. Обратили внимание?

 

Артём Войтенков: Это не обязательно происки врагов. Это система Ютуба так работает. Она просто не всегда успевает перевариваться.

 

Евгений Фёдоров: Давайте уточним. Что-то пишу, это туда попадает, через 2 часа снимается.

 

Артём Войтенков: Прямо снимается?

 

Евгений Фёдоров: Железно. Могу показать. Я раз 20 попробовал за последнюю неделю. Через 2 часа снимается. Т.е. туда вешается то, что я говорю, висит час два, потом исчезает. Два варианта исчезновения:

Первый вариант – говорят против и снимают, как СПАМ. 

 

Артём Войтенков: Он не снимается, он не показывается.

 

Евгений Фёдоров: Это первый вариант. Остаётся вверху строчка и как СПАМ.

 

Артём Войтенков: Его можно развернуть.

 

Евгений Фёдоров: Я знаю. У нас в Интернете против нас действуют (мы уже это вычислили) порядка ста человек, профессионально, ежедневно работающих людей. Американское посольство, гранты, заказало где-то компанию против НОДа порядка 100 человек активистов в Интернете. Сидят люди за деньги.

 

Артём Войтенков: Это видно.

 

Евгений Фёдоров: Это видно, порядка 100 человек. Это в половине случаев. А вторая половина случаев – просто бесследно исчезает. Если напишешь более такой жёсткий комментарий, он просто исчезает через 2 часа, его нет.

 

Артём Войтенков: А вы под моими роликами пишете? 

 

Евгений Фёдоров: Под вашими.

 

Артём Войтенков: Если вы матом не ругаетесь…

 

Евгений Фёдоров: О чём вы говорите? Вы хоть раз от меня в жизни слышали слово матерное?

 

Артём Войтенков: Откуда я знаю – как вы пишете? А под каким именем вы?

 

Евгений Фёдоров: Не скажу. Но я проверял несколько раз: по разным компьютерам с разных имён. Это зависит от текста. Вешаешь и текст потом бесследно исчезает. Но если ты заходишь опять под своим именем, под которым писал, - он есть. Заходишь под именем – есть, а заходишь без имени – нет. Почему-то через два-три часа, очень интересно. 

 

Все, которые острые я писал до этого (писал неделю назад) – все сняты. Причём говорю – я там случайный пользователь, я не под своей фамилией. Просто зашёл там и сделал это, исходя именно из текста моих сообщений. Никакого мата, о чём вы говорите, я даже не знаю что это такое. Я же всё-таки питерский.

 

Мария Катасонова: Две новости, буквально одна за одной следовали.

Первая - братьям Навальным предъявлено обвинение в мошенничестве на сумму в 30 миллионов рублей. Это – новое, не то, за которое ему дали условный срок, а новое.

И сразу же – зампредседателя комитета Госдумы по конституционному законодательству т государственному строительству Сергей Иванов от фракции ЛДПР подготовил поправки в закон об основных гарантиях избирательных прав. Он предлагает исключить пункт, расширяющий список граждан, ограниченных в праве быть избранными. Но при этом обязывает кандидатов указывать в наличии даже погашенных судимостей в избирательном бюллетене. Кстати, КПРФ в своё время выступали с такой же инициативой. Если у тебя была судимость, тебе можно избираться. Это не только ЛДПР, это от коммунистов я посмотрела было может полгода назад.

Это всё связано? Они хотят Навального в любом случае протолкнуть?

 

Евгений Фёдоров: Навальный вообще вне правового поля России живёт. Он является американским агентом влияния, у которого высокий уровень, поэтому – абсолютная неприкосновенность. В принципе, у него больше неприкосновенность, чем у американского посла. Всё таки посол – у него есть определённые обязательства, с этим связанные, а у Навального – никаких. 

 

То, что он массово нарушает законодательство – если бы массово не нарушал, он бы не был американским агентом. Это очень мощный стимул для человека, который находится на грани с законом, защититься. Как у него защита? У любого преступника две формы защиты. 

Первая форма защиты – уехать в Лондон и получить политическое убежище, как террористы там получали, которые просто организовывали взрывы людей. Это – один вариант. Но тогда он на Россию не повлияет, у него не будет источника дохода. Если мы говорим о тех, кто там Березовский и других в Лондоне, - они с деньгами уехали, наворованными, коррупционными, но с деньгами. А если денег нет, то в Лондоне особо тебя не ждут с хорошей жизнью. 

 

Второй вариант – уйти в чистые агенты влияния, договориться с американцами о политическом прикрытии, и на этом деле параллельно решать свои материальные вопросы. Он пошёл вторым путём.

 

Когда Гитлер на оккупированной территории набирал управленцев, гауляйтеров, гестапо, - они набирали из бандитов, из преступников, из обиженных советской властью. Откуда наберёшь ещё в те же полицаи и каратели? Были и другие люди, обычные. Но в основном, подход был такого характера. Это – специфика работы на оккупированной территории. 

 

Вы на оккупированной территории нормальных людей не найдёте, которые будут до конца убивать граждан своей страны, или давить их, душить. Не найдёте. Это человек должен быть с ущербом. Навальный просто из их числа. Вообще он в этом плане, нормальный, обыкновенный жулик, у которого появилась возможность за счёт предательства родины, резко поправить материальное положение. Он воспользовался.

 

Мария Катасонова: Эта законодательная инициатива – она под Навального или она в принципе?

 

Евгений Фёдоров: Она под систему. Американцам надо дать в российскую власть дополнительную массу агентов. Они понимают, что им надо усилить резко агентурную работу в российской власти. Там, где у них было 20 агентов, надо 50. Где их набрать? Нормальных людей в американскую агентуру идёт мало, откровенно скажем. Как и на оккупированной территории СССР шло – мало людей шло в полицаи, в отряды гауляйтеров, бургомистры. Надо расширить базу.

 

Как расширить базу? За счёт преступников. Сейчас у тебя доступ к одной базе. Если ты добавляешь преступников, у тебя сразу появляется несколько миллионов дополнительно людей, из числа которых ты можешь выбирать агентов, которые изначально уже отморожены. Многие из них пойдут до конца, пока не уничтожат свой народ, свою родину. Это – технология. И в основном, опора на них.

 

Где вы возьмёте (со стороны американцев) много коррупционеров? Человек со школы коррупционером быть не может. Или из института выпустился и сразу миллиардами хапать – так не бывает. Надо научиться, получить опыт, получить общение со "специалистами" в области воровства и коррупции – это школа. Вот вор – это школа. Может быть вором человек, который просто вышел и пошёл? Нет. Ему нужно, чтобы двор его подучил с десятилетнего возраста, потом его чтобы подучила зона, потом его подучили товарищи, и он тогда через 20 лет будет хорошим вором, в смысле профессиональным, плохим, но профессиональным.

 

Так и здесь. Чтобы профессионально работать на американцев, профессионально быть коррупционером, надо пройти школу. У тех людей, на которых давит США в России, пускает их в политический процесс через Конституционный суд (это всё не случайно), через вбросы такого рода законов – у них открывается огромный пласт людей, прошедших эту школу. Если он уже преступник, если он уже готов, может даже убивать людей за деньги, значит, ему чуть-чуть дай, он будет убивать и работать на американцев. Он уже готов к этому, не надо его учить лет десять в каких-то лагерях, курсах, грантах. Это – доступ к важному ресурсу для американцев и их агентуры в России. 

 

Артём Войтенков: "Правильно" воспитанные люди, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: "Правильно" воспитанные люди в ненависти к человеку, а, значит, и к своей родине. Если ты ненавидишь, согласен убивать людей, согласен грабить людей, то значит, ты уже наполовину иностранный агент.

 

Артём Войтенков: Степень испорченности.

 

Евгений Фёдоров: Ты уже готов. А дальше тебя осталось, что ты не просто грабишь, а получаешь хорошие деньги и тебе гарантированное прикрытие и гарантированная старость. Что не пойти после этого каким-нибудь мэром, или депутатом – одно удовольствие. Вместо зоны – в депутаты, это же лучше. Вообще лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным, вы правы.

 

Артём Войтенков: Было недавно заседание Совета по противодействию коррупции, уволено порядка восьми крупных чиновников и порядка 200 чиновников поменьше, после проверки налоговых деклараций. Путин на этом заседании Совета по противодействию коррупции сказал, что только восемь процентов взяточников осуждены к реальным срокам. Остальные там – штрафы какие-то, они откручиваются…

 

Евгений Фёдоров: Или живут в Лондоне. 100 тысяч человек. Только начали возбуждать дело – он уже свалил. Это относится к этой статистике. Например, зам губернатора Московской области, который по финансам, Кузнецов – себе живёт на лазурном берегу. Он входит в эту статистику, которых не смогли осудить. Потому что украл, несколько десятков миллиардов, и уехал в Лондон, потом во Францию. И там довольный, эти деньги тратит на себя, семью, свою жизнь – все довольны.

 

Артём Войтенков: Как раз это совпадает с тем, что с одной стороны у нас идут чистки более жёсткие, а с другой стороны – американцы хотят протолкнуть закон о том, что брать судимых. Явно видно – борьба этих систем.

 

Евгений Фёдоров: Подготовка. Борьба с коррупцией сейчас идёт очень жёсткая. Решить проблему коррупции в России, не решив проблему суверенитета, нельзя. Потому что коррупция – элемент оккупационной американской машины, в принципе. Надо нашим зрителям понять взаимосвязь вещей: что первое, что второе, где телега, где лошадь. 

 

У нас для того, чтобы занять ряд должностей, обязан человек быть коррупционером. Если сложится ситуация, при которой не будет соискателей-коррупционеров, эта должность не будет занята, она будет вакантна. Не будет так, что на должность попадёт честный человек. В принципе он не попадёт туда. Это целый ряд должностей, связанных с американской оккупационной машиной:

  • − с идеологией, 
  • − с информацией, 
  • − с выплатой дани, 
  • − с экономикой и так далее.

Есть должность. Как пишут? Для того, чтобы в качестве соискателя, обязан быть коррупционером.

 

Артём Войтенков: Требуется: начальник управления, генерал… Компромат обязательно.

 

Евгений Фёдоров: Да, начальник управления, зам министра… Не коррупционер – проходи мимо. Нет коррупционера, значит, должность будет вакантна пока коррупционер не появится. 

 

Дальше коррупционер сидит, думает, чешет репу: пойду на эту должность, а он уже в милиции начал работать, Путин требует. Меня ж посадят. 

 

Что он делает? Он бежит в посольство и договаривается о прикрытии, и тогда он на эту должность идёт на год. За год его посадить не успеют, он там только успеет контракты подписать. Только получил вал и он свалил. Это называется – выходное пособие. В результате туда всё равно коррупционер идёт, но короткий бег. Чем сильнее наваливается правоохранительная система на коррупцию (мы статистку видели), тем сокращается на коррупционных должностях время нахождения чиновника. Он там годик поработал, хапнул как следует (он к этому готов был сразу) и свалил, сидит в Лондоне. На его место пришёл следующий. Только правоохранительные органы, за год не успел ещё попасть в поле зрения, напартачить успел.

 

Артём Войтенков: Машина пока не развернулась.

 

Евгений Фёдоров: Да, не развернулась. А ему там за небольшие деньги… В правоохранительных системах такая же коррупция. Там за небольшие деньги стоят "сторожа", которые даже не рискуют ничем. Его задача "сторожа" правоохранительной системы вовремя стукнуть клиенту, что в отношении него возникло внимание правоохранительной системы. Оно только возникло, а он (клиент) уже получил информацию, он подбил бабки и уехал. Какой-то чиновник на прошлой неделе просто сбежал. Только начали говорить, что он может быть коррупционер, а он уже из Лондона ручкой машет. Не то, что дело не возбудили, только заговорили о нём, а его уже нет. Перестраховался парень.

 

Артём Войтенков: Тут известно – их вызывает суд в качестве свидетелей, а они сбегают и просят политического убежища. Другой вопрос в том, почему, если всё так хорошо и по-честному, почему Лондон не выдаёт обратно. Если бы казалось – против коррупции.

 

Евгений Фёдоров: А кто против коррупции? Кто там был хоть раз против коррупции? Лондон живёт на колониальной системе эксплуатации 500 лет. Он коррупционеров воспитывал в Индии. Думаете, кого он там воспитывал, когда Индия была колонией? В Африке, по всему миру. Он 500 лет уже опирается на преступников. 

 

Кто были корсары? Обыкновенные бандиты, убивающие людей тысячами на море, но под прикрытием английской короны. Королева на тебя даст рыцарский титул. Это стандартная технология, они в этом 500 лет живут. Почему они должны вам, Артём, как-то пойти на встречу, выдать вам преступников, если они 500 лет их не выдавали? И на этом держится их колониальная власть. С какой стати вообще?

 

Артём Войтенков: Я это для людей говорю, которые думают, что Европа такая честная. Если бы Европа была бы честная, то честный поступок – выдать их обратно, тогда бы никто бы не бежал бы в Лондон.

 

Евгений Фёдоров: Наивный вы человек. Если они выдадут хотя бы несколько человек, они разрушат систему. Выдача из Лондона, из 100 тысяч коррупционеров, 100 тысяч это цифра правоохранительной системы. Они знают, что у них в Лондоне в одном городе живёт 100 тысяч преступников, которые либо в розыске, либо планируют объявить в розыск, либо знают, что связаны те с криминалом. 100 тысяч живёт. 

 

Если бы из этих 100 тысяч выдали десяток, то в России бы коррупция на следующий день. Вы бы удивились, как массово начали бы писать заявления разные там замы министра, начальники департаментов, начальники предприятий об увольнении с работы. Просто удивились бы – что за такое, тысячи людей стали писать. Потому что у них уже выстроены мосточки. Если они почувствуют, что есть проблема системного характера, они скажут "идите вы со своими взятками, откатами, я сваливаю, пойду на дачу, я тут заработать успел сколько-то, это я потрачу и всё".

 

Это вопрос системы. Коррупция это не вопрос характера у человека. Если на должности нужны коррупционеры, и они знают, что им ничего не будет, а, наоборот, будет всё хорошо, у них есть прикрытие, они туда пойдут. Не он, так другой такой же коррупционер пойдёт. 

 

Работа параллельной системы важна, Путин её раскочегарил, что называется, как огонь в печке. Но она сама по себе проблему не решит. Она коррупцию загонит в более профессиональную область, быстрее будут меняться коррупционеры, они будут раньше убегать. Они будут как бы не в окно выскакивать, когда к ним будет милиция приходить арестовывать, а они там за пару месяцев, получая информацию, уходить заранее. Что сейчас в принципе и делают.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, сейчас мы затронули вопрос подготовительного этапа на улице, что со стороны национально-освободительного движения, что со стороны оккупационных властей. Есть ещё такая информация. Резко обострились сепаратистские настроения в России, националисты сейчас опять поднялись. О националистах уже говорили кто такие, это лженационалисты.

 

Евгений Фёдоров: Националисты агенты.

 

Мария Катасонова: Да, националисты агенты США. Теракты в Волгограде, потом, сколько сейчас обезврежено, плюс у нас не прекращались на Кавказе теракты.

 

Евгений Фёдоров: Усиливались, я бы сказал, каждый день идут.

 

Мария Катасонова: Да, усиливались. Несмотря на то, что Сирия в полной мере сотрудничает по ликвидации химического оружия у себя, страны, поддерживающие сирийскую оппозицию, приняли решение увеличить помощь боевикам и данную инициативу полностью поддержали США. Есть знакомые из ФСБ (сейчас они ушли на пенсию), и они говорят, что в ФСБ ходят разговоры о том, что к 2015 году готовятся к войне на Кавказе. В связи с этим, если обратить внимание, что сейчас происходит под эгидой олимпиады. Ведь туда перебрасываются войска, там улучшена инфраструктура, там людей больше должно быть. Это всё реально?

 

Евгений Фёдоров: Реально что? Открывается окно возможности. Если российский народ не воспользуется окном возможности, не перехватит инициативу в стране через референдум, то следующий этап будет последовательная ликвидация России. Война на Кавказе – элемент ликвидации, как и в девяностых годах. Запускается процесс. 

 

Как будут американцы ликвидировать Россию?

Начнут они ликвидацию России приблизительно в 2015 году. 

Как это будет выглядеть?

 

Первое.

На Кавказ будет переброшено порядка 10 тысяч, первый транш террористов из Сирии, Ливии и других, которые на сегодняшний день американцы готовят в сотни своих лагерей по всему миру. И ФСБ об этом говорил, и Путин говорил. В том числе из них граждан России довольно много – тысячи людей. Причём, это не мусульмане. Обратите внимание волгоградская трагедия – муж русский в чистом виде. Просто он власовец, предатель.

 

Россия с первого дня своего рождения (древнерусское государство) была многонациональная и многоконфессиональная. Когда сегодня нам вдруг говорят с экрана через Бирюлёво или другого, что в России есть проблемы межнациональные или межконфессиональные и в связи с этим ваххабиты и преступность, и терроризм – это ложь изначальная. Это же пропагандистский штамп, который забивают в мозги, причем, довольно успешно. Многие люди так и думают, что в России есть межнациональные проблемы. 

 

В России, если она будет жить по своим правилам, межнациональных проблем не может быть потому, что она изначально – межнациональная, её так делали. С первого дня собрались люди разных национальностей и сказали тысячу лет назад "будем называться Русью" (потом Россией). Как между ними может быть конфликт, если они – отцы-основатели нации? Это не может быть. Это иностранная технология ликвидации страны. И эта технология дальше начинает развиваться в деталях. Появляются националисты (русские националисты), которые объявляют "Россия без всех территорий, только Россия там Калуга, даже Рязань нельзя назвать (Касимское ханство). Россия это значит, Калуга с Московской областью, а всё остальное – идите отсюда. 

 

Артём Войтенков: Причём, совершенно не понятно, по каким признакам они определяют, кто русский, а кто не русский.

 

Евгений Фёдоров: У них чёткий признак. Только несколько областей. Карта американская есть, Госдепартамента – вот признак. Вот они там 5 областей в центре России называют Русью, а всё остальное – не Россия. Вот простой принцип. Это принцип называется Приказ Государственного департамента о ликвидации Российской Федерации. Вот принцип, из которого они сказали – Россией называем эти 5 областей. То, что Украина, например, больше России, чем Россия, если по принципам крови смотреть, это вообще они даже не знают про это. Нормальные националисты говорят: Россия это Украина, Белоруссия, ещё 100 миллионов русских, которые живут по всему миру – вот это Россия. А эти ребята говорят "нет, Россия это 2-3 области в центре, а всё остальное – уходите. Понятно, что это просто обыкновенный карательный проект по ликвидации страны. Просто люди в американской, хоть и не публичной военной форме, называют себя националистами. Это – чушь, глупость. Точно такие националисты на кавказских республиках, которые никакие не националисты, а просто агенты, цель которых сделать: 

  • − эти на этих пяти областях, 
  • − те на других, 
  • − третьи – на третьих, 
  • − четвёртые – на уральских республиках, 
  • − пятые – на сибирской республике, 
  • − шестые – на дальневосточной республике, 
  • − восьмые – казачья республика.

Вот их задача – ликвидация. Сидит в Госдепартаменте специалист, он дал грантополучателям (20 тысяч в Москве) и в нём расписано вот эти 20 территорий России, которые должны быть друг от друга разделены. Ив от каждому дали по миллиону долларов – идите, работайте, ребята. Вы за касинское ханство, вы за уральскую республику, вы за то, вы за это. Вот как технология работает. Там вообще нет никаких подходов национальных, про патриотизм я вообще молчу.

 

Вот как это технологически работает, и элемент этот. 

  • − Дали им деньги, дальше дали деньги Навальному гранты и на выборы, технологически. 
  • − Всё это сопровождается – общий фонд 3 миллиарда, только официальных долларов, без чемоданов. 
  • − Чемоданов, я думаю, там ещё пять-десять из посольства. 
  • − Дальше идёт раскачка.

 

Пробили закон (пока Путин был слабый совсем) о выборах губернатора, под себя же они его пробили. Цель этого закона провести, как в девяностые годы. В девяностые годы так было – там тоже губернаторы выбирались. Кстати, отменили выборы губернаторов с целью борьбы с ликвидацией Российской Федерации терроризмом. Сейчас всё это вернулось обратно, потому что в России оказалось много предателей. Просто власовцев оказалось, их традиционно было не мало, а тут они оказались рельефны. За Навального, как за агента, проголосовало 650 тысяч, в Москве это много. 

 

Артём Войтенков: Москва – это отдельная.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. Это же проголосовали не для вас и не для меня, а для СМИ. СМИ это нужно как повод объяснить народу России, что он предатель – видите, 650 тысяч за агентом, значит, всё уже, народ готов к прямому управлению со стороны США, ожидает хлыста по спине, разделся, показал спину, ждёт.

 

Мария Катасонова: Самое страшное, что действительно есть и в социальных сетях группы и в них большое количество людей, которые открыто пишут "мы за то, чтобы нами управляла Америка, мы хотим видеть Россию в составе штатов Америки". 

 

Артём Войтенков: Из них – большая часть это проплаченные люди.

 

Евгений Фёдоров: Из них проплаченных много. Но эти проплаченные – может их проект состояться, им деньги дадут (на дурака деньги никто давать не будет, даже американцы), потому что есть 650 тысяч реальных предателей, которые составляют фон народа. Говорят не просто так, вас власовцев не тысяча, а сотни тысяч, вот голосуют за ликвидацию страны, вот голосуют, чтобы Россия была не штатом. Где в Штаты кого-то возьмут? Россия для Штатов это колония. Это – туземцы, рабы, задача которых просто поставки людей, материалов. Вот в чём логика дани и всего прочего. Поэтому это уже прямая система управления идёт. 

 

В гитлеровскую оккупацию были люди, которым она нравилась. Были такие люди, мы это понимаем. Не все же там, не то, что в партизаны пошли, а были люди, кого всё устраивало.

 

И сейчас такой же процесс. И вот эта совокупность. Дальше выборы. Как им провести президента, главу республики, территории? 

  • − Привезти миллиард долларов – и всё, его изберут. 
  • − Предатели есть. Если надо, переедут в этот субъект за деньги – процесс запущен. 
  • − Дальше эта власть прикрывает террористов. 
  • − Дальше приходят террористы, эти десятки тысяч, которые подготовлены в лагерях, в том числе, русские граждане, в том числе русские этнически.
  • − И дальше эти террористы начинают раскачивать ситуацию. 
  • − Дальше они её раскачивают так, чтобы власть была загнана в угол, слаба (национальная власть). Надо ещё обсудить вопрос НОД и национальные власти как отдельный дискуссионный вопрос.
  • − Дальше власть слаба и что требуется от власти на местах в этом случае – прикрыть терроризм. Не вмешиваться, не делать ничего, просто создать условия, чтобы там появились террористические группы, они начали работать, чтобы их не давили, не преследовали.
  • − Дальше такие же агенты проникают в органы управления правоохранительной системы, и запускается процесс собственно ликвидации страны военным путём. 

 

Этап этого процесса под названием "через два года после начала" (если начало 2015 год, то 16, 17 годы) мы видим в Сирии – сто тысяч погибших, 4 или 5 миллионов беженцев. Это – этап, только на второй год. То есть, первый год терроризм, выборы, потом массовый террор, потом террор в Москве, и потом миллионы погибших. Потому что для Сирии 100 тысяч, а для нас – миллионы. Вот как это – технологическая вещь. В основе этой технологии стоят предатели – 650 тысяч, которые голосовали за агента влияния США, а в конце стоят – смерть, в том числе и этих людей. Кто-то сбежит, конечно, во-первых, их тоже приветствовать там не будут. Если американцы решат проблему России, они резко уронят уровень жизни для своих союзников, в том числе, им смысла не будет их поддерживать.

 

Резко упадёт уровень жизни в Европе, на порядки. Эти беженцы – их будут рассматривать, как врагов, те же самые европейские народы. Они же понимают связь вещей. Поэтому этих беженцев ничего хорошего не ждёт. Там мало кто из них устроится. Миллионы людей погибнут в России. То есть начнётся тотальный кровавый террор – баня. Будут виселицы на площадях Москвы стоять. Путин об этом говорил. Никто ничего особо и не скрывает, всё это понятно, как будет технологически выглядеть: одно, второе, третье, четвёртое, пятое…

 

И в целом этот весь путь называется путь предательства народа. Народ предал свою страну, идёт по пути уничтожения. А если бы народ предал свою страну в 1941 году – было бы то же самое. Что, Гитлер отказался бы от своих планов ликвидации русского народа? Не отказался бы, у него эти планы были записаны на бумаге. Там один, второй, третий пункты бы шли. Поэтому единственный вариант здесь (он традиционный, он исторический) – сопротивляться оккупации и освобождать свою родину. Путь тяжёлого напряжения, хорошо хоть не жертв, в отличие от наших дедов и прадедов. 

 

Мария Катасонова: Ну, жертвы будут, там теракты.

 

Евгений Фёдоров: Теракты – нет. Если народ выйдет на улицу за суверенитет, в ближайшие два года – не наступит американское вторжение. Они не могут сюда направлять свои войска вторжения, если здесь не готова почва. Нельзя взять и высадить десант, если к нему нет условий.

 

Мария Катасонова: А для устрашения?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это взаимосвязанные вещи. В целом американцы на терроризм пустят несколько десятков тысяч. А армия вторжения будет несколько сотен тысяч человек, которые сейчас в Сирии. Она многонациональна, но она не пойдёт в Россию, если здесь не будет условий. Потому что американцы бросить на смерть 100 тысяч своих подготовленных бойцов Аль-Каиды (они же не дураки) они не будут этого делать. 

 

Артём Войтенков: Если их здесь схватят, скрутят и посадят, то какой смысл?

 

Евгений Фёдоров: Они сюда их вторгнут.

 

Мария Катасонова: Я про вторжение не говорю, говорю про теракты, как запугивание.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. И теракты, масштабные теракты, возможны только в условиях поддержки терроризма властью: местные, губернаторы, муниципалитеты, А это возможно, если власть американцы в России перехватят через Навального. Если они власть не перехватят через Навального, посылать сюда массовый терроризм глупо. Будет какой-то, но он будет единичный. Массовый посылать глупо, потому что людей просто схватят. 

 

Можете себе представить, чтобы террорист в России мог прожить без поддержки (секретной) хотя бы местных властей? Это невозможно, у нас слишком много людей живёт в стране – обязательно бабушка позвонит, дедушка позвонит. Увидит человек с дороги – в лесу не проживёшь. Зима бывает в России, может, слышали? Не проживёшь, без поддержки невозможно. Специфика России такова, что американцы не могут здесь создать террористическое подполье, не имея опоры во власти. Они пытались это делать – у них не получается. 

 

Вариант один – создать опору во власти. 

  • − А создать опору во власти – перехватить политическое управление. 
  • − А политическое управление – это Навальный, выборы и так далее.

Вот какая логика.

Нет перехвата политического управления, хотя бы частичного. Понятно, что не президента России они перехватят, а перехватят отдельные территории, регионы. Вот там и будет гнездо терроризма. Условно говоря, удалось пробить Немцова главой Владимирской области, куда он там рвётся, сейчас является депутатом. Вот во Владимирской области и будет сформировано гнездо терроризма. У Немцова появится ещё 100 коттеджей в Америке, в Лондоне, на лазурном берегу, а на территории Владимирской области появится террористическое подполье. 

 

Удастся перехватить кавказскую – там будет террористическое подполье. 

Нет власти – нет подполья. Вы же это видите хотя бы по Кадырову. 

 

Артём Войтенков: Он жёстко всех прижал.

 

Евгений Фёдоров: А это любой так будет. Поэтому задача главная – перехватить управление и власть хотя бы на маленькой территории. И называется это "под предлогом демократии". Люди сами должны проголосовать. Я говорю: американцы не смогут уничтожить граждан России, если в России число предателей не превысит определённое число. Если число предателей, граждан, рядовых в том числе, превысит число – да, американцы запускают террористический каток, дальнейшее – кровавый каток. Нет определённого числа предателей – они не могут воткнуться, влезть не могут в страну. А подполье диверсионное, террористическое – чем отличаются.

 

Диверсионное.

Приходит из-за границы банда. Неделю походила, что-то взорвала, ушла. Такое в России  работать не будет – огромная территория, огромное пространство. Сложно.

 

Артём Войтенков: Тогда в подтверждение ваших слов могу сказать, что между СССР и США была война, явная война, не скрываемая. Прямо чётко говорили "наш враг Америка", но терроризма не было.

Было сильное государство, люди стояли за государство. 

 

Евгений Фёдоров: У нас терроризм в России носит карательный характер. Это не терроризм военный, не диверсия. Это – карательный терроризм. Что это означает?

 

Как гитлеровские специальные части осуществляли карательные операции на оккупированной территории СССР: вешали людей, расстреливали, газовые камеры. Это было сделано, чтобы вызвать публичный шоковый испуг, чтобы люди заткнулись и не выпендривались, и молча выполняли приказы на оккупированной территории. Вот для чего цель была – карательный терроризм. Так и сегодня в России карательный терроризм. Американцы организуют терроризм в России для карательной функции, чтобы люди испугались, не выпендривались, и соглашались с сегодняшним статус-кво колонии.

 

Ситуация с терроризмом зависит на самом деле не от террористов. Сам террорист – это источник подачи случая. 

Самое важное – как это интерпретировать. 

  • − Если американцы контролируют СМИ достаточно, чтобы те любой террористический акт интерпретировали против российской власти, значит, теракты будут.
  • − Если они интерпретировать не могут, у них не хватает сил на эту интерпретацию, значит, терактов не будет. Они не будут делать теракты, которые несут американцам вред, как оккупантам.

Когда мы видели массовый терроризм в девяностые годы, а убивалось тысячи детей в России, то он был вызван тем, что американцы достаточно контролировали СМИ для того, чтобы интерпретировать эти трагические события в свою пользу, т.е. против национальных властей. 

 

Мы хотели обсудить очень деликатную вещь. Я бы её назвал так: национальные власти и национально-освободительное движение, отношение между ними, как систем.

 

Много раз это поднимается. Мы на примере митингов по российской Академии Наук этот вопрос затрагивали. Надо всё-таки прояснить суть.

Почему мы от многих именно требуем признания, что Россия является колонией? Это мы делаем не просто, чтобы человек расстроился. Например, того же Кургиняна. Не просто, чтобы человек расстроился. Это очень важная вещь. Потому что отсюда идёт коренная основа для дальнейших ответов.

 

Если организация, человек признаёт, что Россия является колонией, то у него автоматически выкладывается технология освободительного процесса. И в этой технологии освободительного процесса он, в том числе отвечает на вопросы:

  • − Если он признаёт, что Россия колония – одним образом,
  • − А если не признаёт – другим. 

Например, в отношении национальных властей. 

Проводили митинг по Академии Наук. Ни разу не сказали, что:

  • − Учёных в результате получили США.
  • − Ликвидация Академии есть прямой приказ США.

Раз так не сказали, а так можно сказать, понимая, что Россия колония. Если Россия колония, значит, понятно, что США приказали. Если ты считаешь, что она не колония, и не говоришь об этом, значит, вроде как дураки в правительстве ни с того, ни с сего решили ухудшить жизнь учёных в силу злобы. Плохо утром побрились, обозлились и решили кому-то сделать гадость – попались учёные.

 

Артём Войтенков: У нас в основном так и говорят, что у нас очень плохая власть, она только и стремится сделать, чтобы было хуже народу во всём.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Как только вы, как умный человек, поставите в основу логической цепочки, что Россия является стандартной колонией, у вас всё станет на свои места. 

 

Артём Войтенков: Так и получается.

 

Евгений Фёдоров: Отсюда и отношение к национальным властям. Если Россия не колония, то национальные власти – плохие ребята, как система, которых надо мочить со страшной силой. 

 

Артём Войтенков: Которые 20 лет только и занимаются тем, что хотят что-то испортить.

 

Евгений Фёдоров: Которые просто идиоты, натуральные придурки. И надо брать дубину, бить их по хребтине, чтобы они чуточку поумнели или заменить. И может ты заменишь (правда, непонятно на кого), вот как-то их учить. Как вот ребёнка, национальные власти учить хлыстом, чтобы они поумнели, и стали нормально управлять страной. Логично?

 

Но если ты понимаешь, что Россия колония, у тебя всё по-другому выстраивается. В этой ситуации национальная власть у тебя становится разными:

Есть та часть властей, которая пытается родину освободить, на национальный курс стала.

Есть часть, которая интегрирована во внешнюю систему управления, причём, основная. Потому что институты власти национальные интегрированы в американскую систему управления, они её создавали. 

 

Просто американцы приехали и создали в России 

  • − правительство, 
  • − Государственную Думу, 
  • − администрацию президента, и все институты,
  • − Центральный банк, 
  • − суды Верховный и все остальные.

Создали систему. Естественно они систему создали под себя, колониальную, даже с терминами такими: сити менеджер, мэры. Президент республики, муниципалитеты. Это всё – просто технологический набор иностранных терминов. Они это делали для себя. Приехали и создали по своим инструкциям англосаксонским, со своими названиями аппарат. Назвали его, как у них он называется. Соответственно он обслуживает их, но в нём есть сторонники национально-освободительной борьбы и освобождения своей родины. Такие сторонники есть всегда. 

 

Во всех национальных властях колоний (все колонии имеют национальные власти) есть всегда люди или силы, которые хотят освободиться. Потому что не только людям не нравится быть холуями и рабами, но не поверите – начальникам тоже. Им тоже не нравится, что ими помыкают из Вашингтона. Иногда силой, иногда лаской, но помыкают. И они хотели бы, чтобы ими не помыкали. И бизнесу не хочется, чтобы им помыкали из-за рубежа, потому что ему приходится не просто делиться, 90% отдавать тому, кто им управляет. Я имею в виду в том числе и крупного российского бизнеса. Поэтому у всех у них есть желание освободиться. Другое дело, что в силу давления иностранной системы управления и правила, они не могут решить проблемы. Они каждый выполняют свою работу, которую им нарезали американцы. И суть этой работы такова, что они с этой позиции, с этой должности не могут решить системные проблемы, потому что система решается у тех. 

 

Дальше возникает вопрос. В системе НОД кто такие национальные власти?

  • − Национальные власти обслуживают иностранцев, ими созданы.
  • − Там огромное число агентов, т.е. напрямую сознательных, работающих на иностранное государство, на эксплуатацию своей страны, на её уничтожение в том числе.

 

Но при этом это – естественный союзник национально-освободительного движения. 

 

Дальше, как только вы определяете, что страна в оккупации, становится понятно зачем ликвидировали Академию Наук? Приказал оккупант.

Зачем ввели бюджетное правило?

Усилили колониальную эксплуатацию оккупанта. 

И дальше, если вы, если вместе с оккупантом начинаете за эти решения мочить национальные власти – вы усиливаете власть оккупанта в России. 

 

Соответственно вы не 20% заплатите дани, если вы начнёте мочить российскую власть за то, что они ввели дополнительную дань 20% по бюджетному правилу. А, наоборот, она ослабнет и американцы назначат 50%. То есть будет обратная реакция. 

 

А если вы с частью национальных властей и с Путиным будете бороться с оккупацией, вы, наоборот, усилите национальные власти. И они смогут не 20% дани отдать, а 10 для начала. Потом выйти в ноль, что Путин и хочет.

 

В чём позиция Путина?

Американцы сказали "платите 20%". Путин поборолся, выиграл ситуацию в Сирии, и сказал "20% не дадим, дадим 10%, а 10% верните обратно на дорогу Москва-Казань, или на кольцевую дорогу по Московской области.

 

Он сказал, из этих денег, которые мы вам пообещали дать 20%, 10% верните нам назад.

 

Артём Войтенков: Он не так сказал, это вы переводите. Он сказал, что мы будем нашу международную часть…

 

Евгений Фёдоров: Половину, он сказа половину резервов, сформированных правительством (я об этом и сказал), просим вернуть обратно. А сформированный резерв международный, т.е. в валюте иностранной, вернуть обратно для строительства дороги, или строительства кольца вокруг Москвы – вот что он сказал.

 

Опять возвращаюсь к нормальному политическому диалогу. Он попросил или потребовал обратно половину дани вернуть, потому что он здесь укрепился, в Сирии укрепился. Дальше что произошло? На него набросились со страшной силой – все подряд: Оксана Дмитриева из "Справедливой России", ещё там толпы пятой колонны, и начали его блокировать в этих решениях. Начали говорить "украдут" – там просто отдаём, а тут половина вернётся, нельзя, типа украдут. Придумывают всякие истории. 

 

До такой степени надавили на ситуацию в России, в том числе через пятую колонну, что буквально три дня назад выходит зам министра экономики страны, недавно назначенный, фамилия на П, и заявляет, что он решения Путина о возврате половины дани из правительственной дани в Россию отменяет. Буквально три дня назад. Фамилия его как-то на П, сказал "я это решение отменяю" и там как-то это дело обосновал.

 

Кстати, это обычный типичный случай. Путин, например, дал команду учебника истории: создать учебник истории. Два-три месяца выдержали паузу, потом вышел министр образования Ливанов и сказал "я решение Путина о едином учебнике истории отменяю, будет концепция".

 

Концепция, чтобы было понятно. Учебник истории, это берётся книжка, пишется "учебник истории", утверждается начальником каким-то (министром, правительством) и всё – во всех школах России 100 миллионов этих учебников, по ним учатся. 

 

А концепция, это такой лист бумаги, на котором написано: описать период 1917 года, 1918 года, 1919 года, 1920 года и чуть-чуть о чём. В принципе, что есть эта концепция, что нет – никакой разницы нет. Эту концепцию взяли, за те же деньги Сороса или чьи-то напечатали учебники истории, извратившие историю России, и их раздали в школах. Что у нас сейчас и есть. У нас 600 учебников истории написаны на иностранные гранты. 

 

Попросту министр образования отменил решение президента о введении учебника истории. 

 

Артём Войтенков: Подгузов Николай.

 

Евгений Фёдоров: Да, точно так зам министра экономики, только что назначенный, недели две назад, прямо свеженький, с пылу с жару (для этого его и назначили) тут же вышел и сказал " я отменяю решение Путина о возврате половины дани в Россию". Всё. Народ не вышел на улицы поддержать Путина по поводу возврата, того, чтобы часть дани возвратить. Народ безмолвствует, народ по-прежнему придерживается (раз он не вышел), своего предыдущего решения оккупационной конституции о статусе России колонии. Всё. Решение Путина было отменено заместителем министра. 

 

Артём Войтенков: Подгузов Николай Радиевич окончил в 1997 г. Санкт-Петербургский государственный технический университет, а в 2000 г. - Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД России. Работает в министерстве финансов.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас зам министра экономики.

 

Артём Войтенков: Вот он работает в министерстве финансов.

 

Евгений Фёдоров: Вы же понимаете, что такое министерство финансов? Это же ближайшая, как система, как и Центральный банк, к американцам система. Тут всё понятно. Прошёл хорошую школу, ещё и МИДовскую, значит, наладил необходимые отношения. Скорее всего – получил соответствующий грант от Штатов. Мы начнём копать биографию, всё это найдём. Ему поручена высокая миссия – отменять решения Путина в области экономики, не согласованные с Госдепартаментом и МВФ. Он их будет отменять. У него власти больше, чему Путина в конкретном вопросе, чтобы было понятно. Ну, если человек может отменить решение другого должностного лица – у кого больше власти? У зам министра экономики, или у человека, который это решение принял, в данном случае у президента России?

 

Артём Войтенков: Я смотрю. С 2000 года он консультант министерства финансов РФ.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, там найдете, откуда эти гранты и всё остальное. Всё просто. Это к вопросу о тех людях, которые говорят, что у Путина царская власть и прочее. 

 

Артём Войтенков: Вы уже давно говорите, что у Путина нет царской власти, однако другие вражеские СМИ 

 

Евгений Фёдоров: Оккупационные.

 

Артём Войтенков: Они наоборот, картинку рисуют, что Путин может всё.

 

Евгений Фёдоров: Может он всё, но отменить всё, что он может, может отменить простой зам министра, в данном случае, экономики, а до этого – министр образования.

 

Артём Войтенков: Вы говорите, что сейчас в России открылось окно для действий против США, у нас есть где-то два года.

 

Евгений Фёдоров: Да, геополитическое окно.

 

Артём Войтенков: За счет каких условий оно сложилось?

 

Евгений Фёдоров: В силу кризиса в США. Это абсолютно такая же ситуация. На самом деле, все национально-освободительные движения мира, и России предыдущие, были успешными в том случае, когда оккупант слабел. Например, национально-освободительное движение, которое в России поднялось с 1917 года. После Первой Мировой войны державы ослабли, начался большой американский кризис, и Сталин сумел восстановить часть суверенитета. 

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду сталинский Советский Союз?

 

Евгений Фёдоров: Там поэтапное движение. Вначале от оккупантов военным путем освобождались в 1918 году. Вначале от немецких освободительных комиссий освободились к 1918 году, которые согласно Брестскому договору были развернуты по всей территории России.

 

Артём Войтенков: То есть, мы, грубо говоря, в 1917-ом году проиграли?

 

Евгений Фёдоров: Да, проиграли Первую мировую войну. Перешли в статус оккупированной территории. У нас были сформированы оккупационные комиссии немцев по Брестскому договору. Проиграли, потому что немцы с англичанами провели свою агентуру: Керенского, а потом - Ленина. Точно так, кстати, как и в 1991 году. 

 

Дальше начался процесс освобождения. 

Первый этап его закончился в 1918 году - отменили немецкие оккупационные комиссии. 

Дальше этапы частично продолжались: 

  • − сбросили американские войска с Дальнего Востока, 
  • − английские воинские части - с Архангельска, то есть сбросили интервенцию. 

А потом мир ушел в большой экономический кризис. Это освободило Сталину возможности для резкого восстановления суверенитета через индустриализацию и так далее, сложились условия. Это как бы события того времени. 

 

События 1612 года, которые мы сейчас будем отмечать (4 ноября), 

которые являются наиболее близко к сегодняшней ситуации на самом деле. Тоже был поход.

 

Артём Войтенков: Польские захватчики.

 

Евгений Фёдоров: Польские захватчики, освободительный поход на Москву, агенты в Кремле лже всякие: Дмитрий и так далее. Очень близкие события, система. Тут освободительный поход на Москву, который Минин и Пожарский и так далее.

И вот посмотрим те времена.

 

Польских захватчиков сбросили, но дальше-то начался период тяжелейших европейских войн, которые запесочили всех. В том числе и Польша участвовала в европейских войнах, и она не смогла в Россию, в Москву отправить серьезный военный карательный поход, потому что войска Минина и Пожарского все-таки были многочисленные, они бы не справились с мощными польскими войсками, если бы те вторглись в Россию. Но те были связаны с европейскими войнами, то есть в Европе начался кризис, и поляки не смогли сохранить оккупационное господство над Россией. То есть тоже сложились объективные обстоятельства: здесь - Минин и Пожарский, там - ослаб оккупант.

 

И такие же ситуации складываются и сейчас:

  • − Кризис 2008 года, 
  • − Кризис сегодняшний американский. 

Как Вы думаете, почему начались эти странные терминологии?

Вы могли бы себе представить, чтобы вассалы США и европейские союзники в лице, например, руководства Комиссии Европейского Союза, то есть власти Евросоюза, назвали американскую политику тоталитарной десять лет назад? 

 

Да об этом и речи не могло быть! Сегодня европейские чиновники называют (Баррозу называл) тоталитарной политику Соединенных Штатов. Почему? Потому что американцы ослабли до такой степени, даже в системе отношений со своими союзниками, в силу (отдельно почему), что возникла вот эта история. Возникло решение английского парламента не участвовать в карательной операции против Сирии. То есть возникли шатания в рядах оккупационных сил, там. 

 

Соответственно, эти силы уменьшились по отношению к оккупированной территории, к России. Появился сам НОД в России, потому что американцы ослабли, так, если честно сказать: штабы НОД, иначе бы нас просто задавили. Сегодня Путин окреп все-таки, то есть возникли условия для национально-освободительной борьбы, а, значит, и для победы в этой борьбе. И эти условия исторически объективны. 

 

Поэтому я говорю как аналитик, что окно возможности будет года два. Следующий год после Олимпийских игр и еще один год. 

 

Мы не случайно начали с Академии наук. Сейчас резко упадет жизненный уровень граждан России. Он либо будет гражданами расшифрован как полный идиотизм национальных властей – вообще с ума сошли. Вот были идиоты, сидели в Белом доме, а сейчас вообще придурки окончательные решили не только Российскую академию наук грохнуть, но и у граждан взяли ни с того ни с сего отняли половину их достояния: зарплаты снизили, пенсии не увеличили, предприятия позакрывали. Вообще сумасшедшие.

 

Артём Войтенков: Но большинство средств массовых информаций так и будут говорить.

 

Евгений Фёдоров: Да. Либо это стандартное усиление колониальной эксплуатации. Если сил хватит, чтобы оценить эту ситуацию как стандартное усиление колониальных сил оккупанта, то энергия людей будет направлена на эксплуатацию, то есть на борьбу с врагом. Условно говоря, представьте, что в 1942-ом году граждане бы развернулись и начали осаждать Кремль и Сталина со словами «ты - плохой человек, отдал немцам Харьков, Минск, Ростов и сейчас собираешься отдать Сталинград, поэтому мы тебя сейчас, Сталина, из Кремля выгоним».

 

Артём Войтенков Да, и продуктов стало меньше.

 

Евгений Фёдоров : Да, и продуктов меньше, и бомбят нас. Вот вчера не бомбили, а сегодня бомбят. 

 

Артём Войтенков: Плохой руководитель.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Плохой руководитель - надо его убрать. Вот один вариант событий. 

И второй вариант.

Люди понимают: бомбят, потеряли города, надо мобилизоваться на освобождение своей Родины. 

Это же два разных пути одного человека, конкретного советского или русского человека. Если граждане поймут правду через гору американской пропагандисткой лжи на территории России, то они пойдут против оккупантов, и создадутся условия для борьбы с оккупантами. Потому что, честно говоря, сытые люди, даже русские люди, если они сыты, не очень-то хотят мобилизоваться на освобождение своего Отечества.

 

Марк Сагадатов: Тем более, когда они ещё не совсем понимают.

 

Евгений Фёдоров: Да. Я всё с учётом этих факторов. Поэтому возникают эти два года. И в результате этих двух лет:

  • − Либо мобилизация идёт по линии освободительной борьбы, и мы сбрасываем внешнее управление и становимся счастливыми, богатыми, нормальными людьми.
  • − Либо мы, наоборот, помогаем американцам ликвидировать Россию, как помогали в 1999-ом году, кстати.

 

Марк Сагадатов: Евгений Алексеевич, в подтверждение Ваших слов. Недавно был разговор с настоятелем нашего храма, прихожанами которого мы являемся. Он сказал "НОД даёт правильный взгляд людям". То есть, когда начинаешь с позиции именно национально-освободительного движения смотреть на вещи, происходящие в нашем мире, сразу всё становится на свои места. Он как бы даёт взгляд и проводит линию фронта. 

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно согласен. Ещё раз хочу сказать, что НОД так же закономерен геополитически, как и Россия в статусе колонии. Проиграв Советский Союз, мы стали колонией, проиграв войну. Точно так сами процессы освободительные - они объективны. Я согласен с Вашей оценкой. 

 

Людям через НОД даются смыслы, и тем самым им даётся возможность победить, возможность технологии освободительной борьбы. Потому что она исторична, потому что это повторяется из столетия в столетие, от прадеда к деду. У людей есть личный опыт, семейный, генетический, народный, какой-то внутренний маленький опыт, в котором они знают, что это всегда получается победа. 

 

Если ты вместе со всеми поднимаешься за свою Родину, ты ее освобождаешь. Тебя невозможно запугать. Это очень важная вещь. И абсолютно правильно подведено вы и с кем вы разговаривали, что само по себе НОД - это борьба людей, не кто-то там. Это - технология борьбы. Когда человек просто сидит на кухне, вначале ругается, потом он злится, потом он подумает, и потом выходит, зная, что ему делать. Что ему делать, чтобы освободить свою Родину?

 

И борьба с этим тоже. 

Обратите внимание, когда мы смотрим контрпропаганду против НОДа, а уже американцы развернули ее очень мощно, где-то сто человек профессионалов работают в Интернете, ежедневно с утра до вечера в информационном ключе. Они же - во всех СМИ, они во всех органах власти. Идёт борьба. 

 

Когда идет борьба с НОДом, найдите хоть одно, чтобы содержательно выступали против НОДа. Это как раз показывает технологию против методик, против подхода, против самой системы. Россия - это колония, оккупирована, надо освобождаться. Потому что сказать нечего. 

 

Марк Сагадатов: Потому что это правда.

 

Евгений Фёдоров: Да, потому что это правда настолько... Ведь бывает правда, когда всё равно можно что-то наврать. Но когда правда повторяется тысячу лет, из года в год. Против нее уже даже стыдно говорить врагу, даже врать стыдно. Поэтому, в принципе, уже не врут. Пытаются выбить координаторов, пытаются по персоналиям..

 

Артём Войтенков: Что Фёдоров работал у Чубайса...

 

Евгений Фёдоров: Да, это не важно. Когда это говорят эти вруны -американские пропагандисты, я к этому отношусь, если хотите, позитивно. Знаете почему? Потому что я понимаю, что им нечего сказать по существу. Я-то уйду в сторонку, мне-то ничего не надо. Если что-то не так сложится, я уйду. Важно достигнуть результата - освободительный процесс родине. А он поднимается, он набирает силу. Пока они набросились на меня, как собаки, там тысячи людей через лес проходят по тропинкам - и не только. Вы думаете только я говорю об этом? Рогозин заявил о необходимости НОДа открыто и публично, Зюганов заявил, Жириновский заявил. 

 

Мы просто вскрыли волшебный ларчик восстановления России. Он уже вылетел, то есть ключик повернулся, дверца открылась - свобода пошла. Дальше - вопрос сроков. Вопрос - как эта свобода доберется до каждого в условиях цензуры и запрета информации. Она доберётся. И персоналии здесь уже не важны. Я считаю - потомки оценят. Помните очень хороший фильм про адмирала Ушакова и войну с турками, когда на Ушакова доносы всё время писали, наезжали на него. Он сказал, что пусть потомки разберутся, мне, мол, турка надо бить, Родину освобождать, а потомки разберутся, кто с кем и когда работал.

 

Артём Войтенков: Про эти доносы в учебниках не пишут, пишут, что Ушаков был адмиралом, принимал участие в войне с турками.

 

Евгений Фёдоров: И победил. И освободил.

 

Марк Сагадатов: Не проиграл ни одного боя.

 

Евгений Фёдоров: Не проиграл ни одного боя и освободил Грецию, и много чего еще. Вот что пишут. Ушаков, как Суворов, только на море. Такой же. 

 

Марк Сагадатов: Ф.Ф. Ушаков причислен к лику Святых. 

 

Евгений Фёдоров: Да, к лику Святых и освободил, кстати, Рим от французской оккупации. Не пишут. Это всё не важно – эти все доносы. Я даже в каком-то смысле рад этому. Они показывают, что мы побеждаем. Потому что нечего сказать и противопоставить по существу. Поэтому придумывают всякую чушь, но я-то выдержу, у меня работа такая, в конце концов. 

 

В чём сила агентов американцев? Не в том, что они могут сказать какое-то враньё, а в том, что это враньё будет растиражировано средствами массовой информации. Вот, СМИ запрещено о нас говорить, а вранья против нас - с удовольствием, в любой момент. Если произойдёт малейшее враньё, оно тут же будет массово поддержано и будет забиваться в сознание, в мозги. Поэтому там сила в этом в СМИ, а не в человеке, который придумал какое-то очередное красивое или некрасивое враньё. 

 

Мы боремся с системой. Мы – одиночки сегодня, которые борются с системой, но мы победим, потому что на нашей стороне законы истории. Что из нас, из одиночек, было вчера один, сегодня уже сто, тех же экономистов уже сто. Мне не надо рассказывать про доллар, уже сотни экономистов. Одного еще можно враньём затыкивать, а когда сотни об этом уже говорят, уже не заткнёшь, все, процесс пошёл. Джин свободы России вырвался из сундука. Дальше просто вопрос - когда он наберёт силу и сбросит оккупантов. Даже без меня сбросит. 

 

Поэтому процесс идёт нормально. К сожалению, медленно. Каждый год мы теряем людей, возможности, и ниже будет старт у страны, когда она освободится, для дальнейшего развития. Но это уже зависит от людей. Надо людям быстрее вникать в сущность национально-освободительной борьбы. Самим начинать быстрее разбираться, тратить своё время, чтобы понять причины, следствия, механизмы и так далее. А если не хотят разбираться, мне не надо верить. Поверят пусть своему деду или прадеду. Почитают семейные архивы и там найдут ответы на все вопросы. 

 

Артём Войтенков: Вы всегда отсылаете к семейным архивам, но там было проще. 

 

Евгений Фёдоров: Кто вам это сказал, что было проще?

 

Артём Войтенков: Там было виднее...

 

Евгений Фёдоров: Это сейчас мы считаем, что было виднее. Это сейчас мы считаем, что было виднее. Мы сейчас думаем, что было лучше. А это было далеко не проще для тогдашнего человека.

 

Это мы сейчас говорим, что колония - это плохо, априори. Двести лет назад так люди не считали. Они думали, что колония, наоборот, это, значит, придёт цивилизация. Как у нас сейчас: гомосексуализм, ювеналка, придёт цивилизация и наладит у нас здесь, на туземном государстве в Африке хорошую жизнь. Так же считали? 

 

Артём Войтенков: Да. Было такое.

 

Евгений Фёдоров: Это сейчас мы понимаем, что колония - это есть не свобода, это есть плохо. Человечество все-таки оно с одной стороны всё время идёт по своей дороге всегда, а с другой стороны - оно всё время переходит на новый уровень каждый год. И сегодняшняя освободительная борьба через пятьдесят лет будет восприниматься, как очевидная вещь. Это я Вам гарантирую. Но человеку надо в неё погрузиться, разобраться в ней, дойти до понимания процесса. 

 

Артём Войтенков: Хорошо. Почему Вы считаете, что США будут предпринимать основные действия по развалу России в 2015 году, а не в 2014? 

 

Евгений Фёдоров: Знаете, как на пароходах есть такая ручка - ход назад, ход вперёд, полный, малый. Вот в них сейчас эта ручка на максимуме. Как у Гитлера, у него военная машина работала на максимуме с 1941 года. Когда он вторгался, у него войска были во Франции, он их потом подтянул, но в принципе она была на максимуме. Потом он начал уже чистками заниматься, потом объявил тотальную мобилизацию. Вот так и американцы, они поставили машину на максимум. Потом они видят – машина не справляется, хотя и на максимуме. На максимуме - это значит, берите деньги Навальный, сколько хошь, сколько сможешь освоить, столько и бери. 

 

На максимуме не справляется. Тогда они будут зачищать ситуацию, подбирать откуда-то ещё, перебрасывать силы. Это, в принципе, саму машину на максимум не меняет. То есть они ещё могут усилить работу раза в два. Но при этом они ее усилят путем дополнительной внутренней мобилизации, что не так просто. Им надо еще принять для себя решение, что для них это тотальная смерть. Победа России - это смерть Америки. 

Если они такое решение примут для себя, а они к нему подходят, тогда они ещё дополнительно мобилизуются, направят сюда уже все силы. Поэтому, в принципе, хуже, если вы так спрашиваете, не будет. Всё, что плохое мы хотим, мы сегодня наблюдаем. Если народ не предаст, если он не уйдет с пути предательства, на котором он стоит с 1991 года, хуже не будет. Если уйдет с пути предательства, начнётся сирийский сценарий. 

 

Артём Войтенков: То есть, будут просто долбить взрывами.

 

Евгений Фёдоров: Да, будут просто переходить в другое качество. Будет террор, будут убийства, будет массовая смерть детей от каких-либо террористических газовых атак, как их назовут. Что американское подразделение вдруг откуда-то взяло газ, который могут производить только нормально развитые страны, и вдруг начала им травить детей. Вот что будет.

 

Но это, если хотите, кара за предательство людей, потому что сегодня уже понятно, что ты предаешь. Процесс, когда ты не знал, что ты предаёшь, уже проходит. Люди уже начинают понимать и реально оценивать свои поступки в политическом плане. 

 

Артём Войтенков: Совсем недавно начался такой скандал с канцлером Германии Ангелой Меркель, которая вдруг заявила, что её телефон прослушивался спецслужбами США уже в течение нескольких лет. Они покричали, покричали, ни до чего не договорились. 

Понятно, что Ангела Меркель прекрасно знала, что её телефон прослушивается, так как Германия является вассалом США, там стоят войска американские, английские, и существует (он официально не светится) канцлер-акт, когда канцлер Германии ездит в США подписывать ярлык на княжение. Совершенно понятно, что за ним будут следить. 

Другой вопрос – что они сейчас эту тему подняли, они чувствуют ослабление США? И на этом пытаются играть? Или что здесь завязано?

 

Евгений Фёдоров: Два фактора. 

Как за Ангелой Меркель могли бы не подглядывать, не подсматривать, если за руководителями Германии подглядывают с 1945 года? Никто ничего не отменял. Германия является оккупированной территорией США давным-давно. То, что оккупационные силы до какого-то момента назывались оккупационными, а потом стали называться силами размещения НАТО - ничего не поменялось. Они размещены в тех же местах, где и раньше, те же базы, та же инфраструктура тотального контроля со стороны США - ничего не поменялось. То, что за ней подглядывали и подслушивали, она об этом знала с рождения. С детского сада. 

 

Артём Войтенков: Я-то как раз это понимаю.

 

Евгений Фёдоров: Все это знают. Вопрос, что сейчас-то произошло? Почему вдруг они сейчас заметили, обратили на это?

Очень просто. Два фактора. 

Первый фактор

Вы правы, ослабли США. Часть национальных властей Германии занервничала. Начали требовать обратно золотой запас. Шестьдесят не требовали, тут вдруг вспомнили, с чего бы это? Начали дергаться

 

Второй фактор

Деньги. Это же немцы.

 

Артём Войтенков: При чём здесь деньги?

 

Евгений Фёдоров: А зона свободной торговли? 

 

Артём Войтенков: При чём здесь зона торговли и прослушка телефонов? 

 

Евгений Фёдоров: Вы заметили? Первая реакция Меркель – сказала "мой телефон прослушивают". И первое, что она после этого сказала – "как с этим бороться" или "что нам делать?"

Второе, что она сказала – "мы не хотим, приостанавливаем вступление в зону свободной торговли с Америкой, ровно потому, что нас прослушивают". 

 

Что такое зона свободной торговли? 

Американцы жили за счёт России 20 лет, за счёт СССР, за счёт переваривания советского наследства: людей, деньги, технику, материалы, имущество и так далее. Когда мы в девяностые годы жили раз в десять-пятнадцать хуже, чем сейчас, мы в принципе не намного имели меньше экономики или промышленности. 

 

Артём Войтенков: Мы её больше имели даже. 

 

Евгений Фёдоров: Вы правы. Была ещё авиационная промышленность, которой сейчас уже нет. Просто был очень высокий уровень эксплуатации. То есть американцы вычерпывали из нас всё. И это логично. На оккупированной территории в первые пять - десять лет вычерпают всё. Просто ходят команды и тыкают пальцем - вывези это, вывези то. Потом уже переходят в плановую оккупацию, там уже Центральный банк и другие механизмы. Поэтому американцы этого не скрывают, они публично говорят, что выжили за счет советского золота, советских товаров в девяностые годы и так далее. 

 

Что дальше произошло?

Американцы нарастили половину мирового ВВП, и отступать они уже не могут. Дальше у них возникает вопрос: где взять деньги? Где взять американскому бюджету те триллион сто миллиардов долларов, которые они должны собрать с мира до седьмого февраля 2014 года. До 7 февраля им надо собрать дани - один триллион сто миллиардов долларов.

 

Артём Войтенков: Грубо говоря, впихнуть свои долговые обязательства?

 

Евгений Фёдоров: Заставить брать пустые бумажки, абсолютно рискованные, пустые бумажки и за них получить реальную экономику? Часть - они надавили на Россию, Россия им дала восемьдесят миллиардов долларов где-то. Это только за три месяца. А у них же нарастающим итогом, через три месяца им ещё понадобится триллионов пять – уже до конца года и так далее. Где-то надо брать? 

 

Они начинают постепенно переводить своих вассалов в категорию данников. То есть, если до этого они за счет советских ресурсов и сами жили хорошо, и чуть-чуть перепадало их вассалам в Европе, то теперь, этот источник ослаб, уменьшился. А они своё снижать не хотят. Значит, начинается команда. Дальше начинается: 

  • − Греки - затяните пояса, 
  • − итальянцы – затяните пояса, 
  • − испанцы – затяните пояса, 
  • − французы – затяните пояса,
  • − португальцы - затяните пояса.

 

 Значит, дальше на очереди уже немцы. Как "затяните пояса"? Технология.

 

Свободная торговля. Будете брать от нас товары по тем ценам, которые мы скажем, а ваша промышленность будет закрыта, той же Германии говорят. То есть начинается изменение балансов. Все это замаскировано под словами зоны свободной торговли. 

 

Артём Войтенков: Германия же вступила в ВТО? 

 

Евгений Фёдоров: Нет, это не ВТО. Это - зона свободной торговли с США, единое торговое пространство.

 

Артём Войтенков: А ВТО - не единое торговое пространство? 

 

Евгений Фёдоров: Это другая история. ВТО - формально называется торговое пространство. На самом деле, это механизм открытых границ, но 

это нельзя такого качества открытое пространство, как европейское или американское, которое они им предлагают. 

Куда сейчас вступает вступившая в ВТО Украина? В европейское торговое пространство, из-за которого Украина потеряет половину своих возможностей, бюджета, ресурсов и так далее. 

 

Артём Войтенков: Да она больше, похоже, потеряет. 

 

Евгений Фёдоров: Как минимум.Мы говорим половина, без процентов. То же самое касается и Европы. Всю Европу, вместе с этой Украиной, о которую они ноги вытирают, американцы загоняют уже в своё единое торговое пространство, в котором они установят свои правила дополнительной эксплуатации Европейского Союза и государств, которые туда входят. Немцы, которые бюргеры до мозга костей, всё это просчитали до копейки. У них началась паника. И они увидели вдруг, что Меркель прослушивают. Вот и всё.

 

Европейцев надо понимать. Не забывайте, что это цивилизация золотого тельца в отличие от русской. Это для нас с Вами деньги - дело важное, но не главное. Для европейца деньги - дело важное и главное. Это уже англосаксонская цивилизация. Они по-другому к деньгам относятся. Они за копейку удавятся. 

 

Артём Войтенков: За пфенниг.

 

Евгений Фёдоров: А в России всё-таки не так. 

 

Артём Войтенков: Получается, что ВТО - это одна степень объединения, а единое торговое пространство - уже более плотной степени.

 

Евгений Фёдоров: Да, это более жёсткая система эксплуатации со стороны Соединенных Штатов европейских стран. Понятно, что там взаимный товарный поток усилится, но при этом общий его баланс будет в пользу США, и цен тоже

 

Артём Войтенков: То есть США будут туда поставлять свои в большей степени и по меньшим ценам. Их не смогут сдержать немецкие торговые пошлины.

 

Евгений Фёдоров: Наоборот. В большей степени и по большим ценам. Просто будут так выстроены барьеры, по которым американские товары в Европу будут идти, а европейские в Америку – нет, либо в меньших процентах или пропорциях.

 

Кстати, и с Украиной же барьеры. 

Вы за шумом не заметили главную содержательную часть: Украине же говорят:

  • − Мы вам вводим нормативы: свободный рынок, европейское пространство. Мы вам нормативы вводим. 

А украинцы спрашивают:

  • − А какие нормативы? Можно узнать?

Им в ответ Европейский союз и немцы говорят:

  • − Такие нормативы, что вам запрещается что-либо производить. Эти самые технические регламенты.

 

Артём Войтенков: Это технические требования к составу продукции, к экологии, к техническому обеспечению?

 

Евгений Фёдоров: Да, в который будет написано. Такой большой том технических требований, в котором будут длинно перечисляться технические требования, а в конце будет написано:

  • − В принципе, всё, что производится на территории Украины, этим требованием выполнено не будет. 

В силу разных причин: экологических, технических, организационных, инфраструктурных и каких-либо еще.

 

ВТО - это только первый шаг. Украина от ВТО потеряла, наверное, процентов тридцать экономической мощи, от вступления в ВТО на тех условиях. Но Украина тоже, как и Россия, вступила в ВТО давным-давно, но еще и соглашение подписала отрицательное. 

 

Например, на Украине запрещено торговать украинским салом. Вы в курсе?

Запрещено торговать украинским салом в системе основной торговли (на рынках можно). Потому что это сало противоречит техническим нормативам, выработанным в Европейском Союзе. А почему-то, польское сало - нормально, проходит. Поэтому Украине сейчас украинское сало замещается польским.
А после вступления в европейскую торговую зону (следующий этап интеграции) Украине будет запрещено знаете что производить? Сахар. Второй крупнейший украинский товар. Украинцы будут есть тростниковый сахар, заодно и в Россию поставят.

 

Если очень грубо - как это выглядит?

Сидят умные люди, с образованием и думают - как усилить эксплуатацию других стран, чтобы ты жил лучше. Умные люди в Америке сидят и думают, как им повысить доходы американского народа, бюджета, нации. 

 

Вот смотрят: 

  • − это мы выжмем из России - восемьдесят миллиардов долларов вам распишем; 
  • − это выжмем из Украины, хоть копейки, но тоже в кассу.
  • − это - из Европейского Союза, потому что уже Украина с Китаем не закрывают платёжный баланс США. Надо уже постепенно и вассалов заставлять подплачивать, хоть чуть-чуть, но пора. 

 

Это и есть, в том числе - условия для национально-освободительной борьбы. Я напоминаю – на территории Германии существует национально-освободительное движение. И мы о нём знаем. И оно даже на выборах уже звучало. А теперь ему навстречу идёт уже и позиция Меркель, то есть основных политических сил. Если вы добавите сюда, лондонские дела, то вы начинаете видеть, что американский жёсткий однополярный мир в виде вассалов и союзников начинает не трещать, но колыхаться. В нём начинают идти процессы. Наряду с обострением НОДа в России, эти процессы в конечном итоге приведут к ликвидации американской империи.

 

Артём Войтенков: Журнал "Форбс" присудил президенту России Владимиру Путину самое первое место среди влиятельных людей мира. В прошлом году первое место занимал Барак Обама. Сейчас на первом месте Путин, на втором Обама, на третьем - председатель КНР Си Цзиньпин, на четвертом - Папа Римский, на пятом - Ангела Меркель. 

"Форбс" - это американский журнал, достаточно влиятельный в мире, у него даже девиз: "Инструмент капиталиста". Почему он Путина (если "Форбс" американский журнал, они берут с нас дань) ставит самым первым? Это же реклама своеобразная даже среди населения той же Америки и людей всего мира? Среди которых, кстати, Путин достаточно набирает вес, и достаточно много людей клянут Обаму, наоборот говорят, что Путина молодец в том же США.

 

Евгений Фёдоров: понятно, да. А Теперь посмотрите виртуально, что было бы написано в бумагах Вермахта или Гитлера по отношению к Советскому Союзу во время войны? Там была чёткая оценка:

  • − Это Жуков – он серьезный командующий, 
  • − Это Сталин – его недооценивать нельзя. 

 

Это – сигнал о необходимости серьёзно обратить внимание на Россию в плане её национально-освободительного движения, процессов. Обратить внимание и вышибать Путина. Это - попытка мобилизовать союзников и общественное мнение против Путина, понимая его высокую, действительно, значимость, что он ключевой человек становится. 

 

То есть американцы оценивают Путина, как ключевого человека, который может похоронить Америку. Они его реально оценивают. И, естественно, они поднимают этот вопрос, как значимый, важный. Это, кстати, вполне в англосаксонской или немецкой традиции. 

 

Дня два назад я смотрел исторический фильм в очередной раз, об операции вокруг Вердена немецких и английско-французских войск в Первую Мировую войну. Когда немцы захватили соответствующий город после длительной операции, они наградили шпагой командующего - майора французской армии, который героически против них сражался. Это знак уважения к противнику. 

В данном случае к Путину, если хотите. Это уважение, но это и мобилизация своих сил.

 

Артём Войтенков: Уважение - уважением, а силы - силами. Когда идёт разговор о выживании государства, ни о каком уважении на государственном уровне речи не идёт никогда. 

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Пока об этом разговор для американцев не идёт. Вы на это их глазами посмотрите. Они считают, что ситуацию контролируют. Да, у них кризис, да, у них явления, то у них трещат отношения, но они есть. Для этого им надо чётче сформулировать понятие "врага", чтобы всем гуртом навалиться на него. Для этого они поднимают Путина. Они его вычислили, как главного врага, не китайца. Ведь совсем недавно нам про китайцев говорили, которые экономически давят на Америку. 

 

Артём Войтенков: Да и сейчас говорят. 

 

Евгений Фёдоров: Да, но при этом американцы понимают, что мощнейший в экономическом отношении Китай, в десять раз более сильный, чем Россия не является для них таким важным субъектом их жизни геополитической, как Россия. 

 

Потому что 

  • − у России есть Путин, 
  • − у России есть национально-освободительное движение (сегодня только у посольства оно стояло), 
  • − у России есть история и генетика историческая, 
  • − у России есть методики, с помощью которых Россия может уничтожить американскую империю. 

У Китая таких методик нет, хотя Китай самый сильный. У Европейского Союза нет, а у России - есть. И Россию принимают, как главную проблему. Это, кстати, плохо. Если бы не замечали, если бы не знали, то партизанский отряд тогда бы не бомбили. А если его воспринимают, как серьезную силу, его начинают бомбить. 

 

Марк Сагадатов: На нашем уровне, на региональном, на уфимском, мы недавно заметили следующее. Мы делали автопробег по городу, нас остановил инспектор, начал смотреть документы и делать вид, что нас впервые видит, хотя он нас уже останавливал зимой и даже был заснят на видео. В видеоролике фигурирует как главное действующее лицо в том эпизоде. Вдруг в какой-то момент раздался звонок. Не звонок, а по рации кто-то вызвал. И я услышал, как голос по рации (такой жёстким) называл номер одного из наших автомобилей. Он тут же отошёл в сторону, чтобы не слышали разговора (за машину ушёл). Вернулся буквально через две-три минуты, улыбаясь, посмотрел на наклейку на машине, сказал, что у него такая же наклейка на кружке, которую мы ему подарили, сразу нас вспомнил. Хорошие ребята, отдал документы и отпустил. 

Получается, что хотя мы никому об этом не рассказывали, никаких заявок не подавали, но кто-то получается... 

 

Евгений Фёдоров: Идёт отслеживание, это понятно. Самое главное - берегите себя, потому что система национально-освободительной борьбы она идёт через людей, но она должна идти через аккуратных людей. Героизм солдат на фронте хорошо, но умение прятаться в окопах важнее, потому, что это позволяет солдату сохраниться и решить задачу. То есть "героизм" и "в окопы" – там нет противоречия. В окопах спрятался, в каске, под накатиком, но ты – герой. Потому что ты сумел защитить свою Родину. 

 

Очень важно беречь себя. 

В отношении отделений НОДа я всё время об этом говорю: 

  • − продумывайте ситуацию, 
  • − устанавливайте контакты с властями, 
  • − устанавливайте контакты с правоохранительными органами. 

 

Если вы видите, что Вы где-то уходите на риск. 

Все время, как я ни поеду на юг, в Ростов, там все говорят - хотим рвануть вперёд, на танки, ура, и всё тут сметать. 

Ни в коем случае. 

 

Система НОД – она сбалансирована, и штабы тоже сбалансированы. Завоевание системы и успех в системе важнее, чем отдельные героические какие-то элементы. Это надо аккуратно соизмерять с рисками. 

Главное – сохранить систему, выжить, расширить штабы, а для этого надо всё время быть в контакте и не рисковать. Лучше двадцать раз потрогать воду, тогда вступить в неё ногой. 

 

Условно говоря, если есть сомнения провести пикет, получив разрешение, даже разрешенный, или не получив. Одиночный же можно. Лучше разрешение получить, если есть сомнение. 

 

Если уже налажена системы, ты понимаешь - всё нормально. Если есть сомнения, лучше обратиться, получить разрешение, дополнительное, отложить, как мы сейчас, у американского посольства, которое мы называем штаб-квартирой гауляйтерапо управлению Россией. Напротив штаб-кватиры мы митинговали сейчас. 

 

Мы вначале обратились, не успели получить разрешение, мы его отложили этот массовый пикет. Провели там одиночные несколько штук. Отложили. Получили разрешение, спокойно провели, сегодня. Хотя, можно было пожёстче, но не нужно, ни в коем случае. Лучше перестраховаться. Нам главное - сохранить силы. И эти силы нам понадобятся в следующий год и через год. 

 

 

Набор текста: Наталья Ризаева, Наталья Альшаева

Редакция (обработка) текста: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1869 мб)
Видео MP4 640x360 (656 мб)
Видео MP4 320х180 (354 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (56 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (58.29 КБ)
FB2 (206.29 КБ)
RTF (646.83 КБ)