Беседа 11 октября 2013

Беседа с депутатом Государственной думы Евгением Фёдоровым 23 сентября 2013
Разговор о контроле российских СМИ, почему Евгений Фёдоров голосует за плохие законы, карателях Гринписа, сверхлюдях США, воровстве из космической отрасли и последней загогулине Ельцина.


Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Беседа от 11 октября 2013 года

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-10-11

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров (депутат Государственной Думы, eafedorov.ru)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv)

Мария Катасонова (Народное освободительное движение (НОД), засвободу.рф

 

 

Артём Войтенков: Навальный на Якунина наехал, на его дачу. 

 

Евгений Фёдоров: Нам-то что до этого? Это не повод. Наехал и наехал, мало ли что. Мы будем каждый крик Навального обсуждать? Будем обсуждать, как он с утра побрился? 

 

Евгений Фёдоров: Но Навальный же – часть системы.

 

Мария Катасонова: Почему он затаился?

 

Евгений Фёдоров: Он затаился?

 

Мария Катасонова: О нём не так слышно, как совсем недавно. 

 

Евгений Фёдоров: «Слышно» и «затаился» – это разные вещи. Давайте проверим. У нас же есть любимый способ проверки теперь, как и у всех наших зрителей. У меня даже закладка есть «РИА новости». Это на самом деле объективный показатель. Навального в России крутит американская система управления, в том числе через российскую власть, в том числе и через российскую систему. 

Очень удобно проверять – есть «РИА новости». Это ГУП, государственное, это не ОАО, а стопроцентный государственный агент. Набираем «Навальный» и мы с вами сейчас узнаем, затаился Навальный или нет. Когда американцам надо было, они Навального крутили в день по 10-20 раз. В день! Сегодня у нас 11 октября 2013 года... Правда, затаился. Вчера Навального они упомянули 4 раза. Сегодня, 11 октября 2013 года, у нас разговор в 14:20, «РИА новости» его ни разу не упомянули. Сегодня он затаился.

 

Давайте для сравнения наберём «национально-освободительное движение», в котором участвовало 200 городов. Не один Навальный, а 200 городов и общий объём актива около 100 тысяч человек. Мы видим, что у курдов есть национально-освободительное движение. У дарфурских повстанцев есть национально-освободительное движение. Это за всё время я смотрю. Навального мы посмотрели за день, а тут смотрим за всю историю «РИА Новости». У Кубы праздновалось 160-я годовщина со дня чего-то и национально-освободительного движения. В Италии было национально-освободительное движение. Это согласно исследованию наших «РИА Новости». Сказки Братьев Гримм как-то связаны с национально-освободительным движением, но ни с российским. И так далее.

Патриарх Кирилл упоминается как конструкция национально-освободительного движения, правда, в связи с Кипром, то есть на Кипре оно даже было, как мы знаем, через патриарха Кирилла. То, что патриарх Кирилл совсем недавно в Смоленске говорил о суверенитете, об этом говорить «РИА Новостям» не обязательно. Вот это Кипр и национально-освободительное движение. В Судане есть национально-освободительное движение, в южном по крайней мере. В Ливии есть. И так далее.

 

В принципе национально-освободительные движения есть в мире, но не в России. То, что 200 городов в России поднимает национально-освободительное движение и бунтует, российские «РИА Новости» не замечают. Что происходит на Кубе, на Кипре – это, пожалуйста, а тут ни одной заметки о национально-освободительном движении в России. Вот вам, пожалуйста. Это и есть государственная политика, проводимая США, как оккупантами, на территории российской колонии.

 

Навальный в «РИА Новости» есть. Хоть четыре раза вчера, но его заметили. Четыре – это меньше, чем пятнадцать. Здесь вы правы, затаился. Изменилась политика немножко, корректировалась США по отношению к России. В том числе они понимают, что сегодня обсуждение фамилии Навального для многих людей связано уже с термином предателя. 600 тысяч предателей, о которых мы ранее с вами говорили. Создаются условия для того, чтобы при обсуждении Навального для части людей поднимался вопрос национально-освободительного движения, как бы о них не замалчивали. 

 

Соответственно, они играют аккуратно. Они аккуратно подают информацию, аккуратно её снимают. Это политика, это игра. В том числе позиция «РИА Новостей», позиция основных СМИ, как иностранных агентов, тоже идут в этой игре. Это профессиональная игра. Поэтому перебарщивать с Навальным они не хотят. 

 

То, что мы сейчас с вами смотрели, это называется упоминаемостью. Она может быть любых векторов. Допустим, в позапрошлом месяце Навальный упоминался чаще, чем тот же Путин. Хотя Путин каждый день производит информационные поводы. Но всё равно Навального из пальца высасывали больше, чем его. Есть политика упоминаемости, а есть политика узнаваемости. У них задача, чтобы Навального узнавали, а НОД не узнавали – понятно, это политика оккупационной системы.

 

Сейчас они снизили активность, но это не значит, что они отказались. Сейчас перегруппируют силы, найдут новый формат, потому что предыдущий формат им отбили. Что такое Навальный? Это оккупационно-карательная система. Это пинг-понг: Навальный как бы на «улице», американский агент, а во власти есть американские агенты во власти. Они этим пинг-понгом управляют страной. 

 

Сегодня для огромного количества граждан России Навальный стал олицетворяться просто с гитлеровским солдатом, в каске, с автоматом и с лозунгом «Я убиваю ваших детей» в перспективе. Они немножко сняли фокус с него в информационном поле. Поднимут опять, даже не сомневайтесь. В принципе им Навальный не нужен. Если Навальный окажется отыгранной фигурой, как в своё время Касьянов, в каком-то смысле, Немцов, они заменят его... на Толоконникову. Хорошая кандидатура.

 

Артём Войтенков: Да, в тюрьме сидит против режима. 

 

Евгений Фёдоров: Да. Поэтому для них менять свою агентуру можно как перчатки, это не проблема. Им главное – цель, задача, а не человек.

 

Артём Войтенков: Кстати, пока вы смотрели на «РИА Новостях», я посмотрел Яндекс.Новостях, который собирает со многих СМИ статьи и новости. По Навальному за месяц найдено больше восьми тысяч сообщений.

 

Евгений Фёдоров: Это другое. Хорошо, что вы посмотрели, но почему я на «РИА Новости» показал? Я показал на что направлена инициатива американцев через свою агентуру во власти. Если хотите, это индекс американской активности в российских властных структурах, связанных со СМИ. Вот что такое «РИА Новости». Мы можем смело называть это индексом для целей анализа. Понятно, что там будет восемь тысяч или сколько-то упоминаний. Это ясно.

 

Артём Войтенков: Так вот, Навальный – 8 137 упоминаний; Шойгу – 3 798 упоминаний; о вас – 2 упоминания. 

 

Евгений Фёдоров: Вот, видите. Раскручивают. Ладно, мне неважно это, но сама система раскручивает, всё правильно. Просто изменился вектор государственной системы, а американцы ведь ещё напрямую работают со СМИ. Им государство не всегда нужно. Это любой зритель может посмотреть.

 

Артём Войтенков: Толоконникова – 4 330 упоминаний, больше чем Шойгу.

 

Евгений Фёдоров: Будут раскручивать. Сначала «РИА Новости», потом через полгода та система ресурсов, о которой вы говорите. Это поэтапно, откуда-то же надо начинать. Начинают раскручивать через государственные механизмы, через агентов в госвласти, а потом уже подхватывает остальная среда.

 

Артём Войтенков: Коль мы заговорили о Навальном, он сейчас начала наезжать на Якунина, главу РЖД. Но дело не в том, что он на него наезжает, а дело в том, что Якунина летом пытались отправить в отставку. Была новость, что Якунина увольняют с должности главы РЖД. Потом она пошла во все СМИ, они у себя вывесили - «Интерфакс», «РИА Новости», все большие. Потом вдруг было какое-то совещание, и сказали, что нет, это всё неправда. Откуда идёт этот канал информации в главные новостные агентства? Там же явно один канал получается из правительства.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Всё-таки наши зрители – люди умные. Посмотрим, как работают механизмы пропаганды или информации, как вы их называете. На самом деле у нас уже нет средств массовой информации, у нас есть средства массовой пропаганды. 

 

Артём Войтенков: Их ещё хорошо называют СМРАД – средства массовой рекламы, агитации и дезинформации – термин Андрея Ильича Фурсова. 

 

Евгений Фёдоров: Да, они же получают деньги американцев или под контролем американцев, все СМИ – это их основной бюджет. Если вы посмотрите Первый канал, то контролируемых американцами денег на Первом канале будет примерно 80%. 

 

Артём Войтенков: А где я это найду? 

 

Евгений Фёдоров: Например, для того чтобы Первый канал заключил стратегические договора о рекламе на год, он должен уехать за рубеж. Туда же должны уехать рекламодатели из России, и там заключить договора в иностранной юрисдикции. 

 

Артём Войтенков: Куда за рубеж?

 

Евгений Фёдоров: Они в разных местах проводят свои ежегодные ярмарки. 

 

Артём Войтенков: А почему в России не могут?

 

Евгений Фёдоров: Американцы не разрешают. Это система. Вы просто сейчас затронули маленький элемент системы. В России СМИ на 70-80% финансируются под контролем американцев. Все, включая Первый канал и все остальные.

 

Поэтому они с одной стороны и Путина боятся, но с другой стороны для Первого канала вопрос служения американцам является вопросом жизни, потому что если американцы захотят – Первый канал обанкротится через год, соответственно, всех начальников поувольняют. Это в дополнение к агентам, которые там работают, для того чтобы создать общий механизм. Поэтому устроена так система. 

Кстати, все эти каналы также попадают под билль Магнитского. Если они будут плохо себя вести, например, не пропагандировать гомосексуализм, о котором, если вы сейчас наберёте – проверьте сколько пропагандируют слова «гей-движение» и так далее.

 

Мария Катасонова: ЛГБТ.

 

Евгений Фёдоров: Это всё тоже не случайно, за это им и платят. Им не обязательно в лоб говорить «Путин плохой». Они могут создать много второстепенных поводов. Навальный, Толоконникова, гомосексуализм – хорошие. И на этом поводе Путин как бы утонет. Им не обязательно в лоб с ним ругаться. Потому что если они будут говорить, что Путин плохой, кто-то на них обидится. А зачем им это надо? Это им не требуется для достижения целей.

 

Артём Войтенков: Всё-таки, где канал поступления информации из правительства в новостные агентства?

 

Евгений Фёдоров: Очень просто. Всё поступление информации идёт из-за рубежа. 

 

Артём Войтенков: Подождите. Это же наше правительство.

 

Евгений Фёдоров: Неважно. В правительстве отсутствуют механизмы формирования национальных информационных новостей. Технологически. Что такое формирование пула национальных новостей? Это есть система, которая эти новости собирает, обрабатывает. Причём этих систем обычно несколько, обрабатывает, свозит, перерабатывает и подаёт на ленты. Такой системы нет. 

Даже когда у вас на местах сидят корреспонденты, корпункты, они вам рассказывают, что происходит в Белгородской области. Но вы же про это не увидите. Редко одно событие, то есть это просто впустую выкидывается в мусорную корзину. Информация, которая подаётся через американскую систему информационного влияния в России, она подаётся и носит приоритетный характер. 

 

В России по Конституции отсутствуют институты, потому что это решать могут только институты, в которых работает тысяча людей, которые формируют национальные новости. Все эти институты под внешним управлением, если мы говорим об институтах, которые формируют новости для российских СМИ и Интернета.

 

Артём Войтенков: А кто это? Это же конкретные люди, которые сидят в аппарате правительства и отсылает.

 

Евгений Фёдоров: В аппарате правительства таких людей нет, потому что пресс-служба аппарата правительства – несколько человек. У них другие цели. Они просто рассказывают: какой маршрут у Медведева, или какие решения формально приняло правительство. Они не занимаются формированием новостей о стране. 

 

Артём Войтенков: А откуда тогда «Интерфакс» и прочие крупные новостные агентства получают новости якобы от правительства?

 

Евгений Фёдоров: От правительства они получают формальные новости: куда поехал Медведев, какое распоряжение выпущено, всё. 

 

Артём Войтенков: Так вот они написали «уволить Якунина» летом в июле или в августе.

 

Евгений Фёдоров: Это формальная новость, которую по официальной версии написали хакеры, но я думаю, что там было всё на порядок сложнее. На мой взгляд, там произошла следующая история. Это как раз показывает кадровую систему назначения. 

Было принято решение о замене Якунина. Это решение начало реализовываться. Причём Путина не спросили. Кстати, по большинству решений не спрашивают. Дальше возникла ситуация, при которой Якунин в этот момент оказался лично с Путиным, когда это решение было доведено до них. 

 

Кстати, оно было доведено при мне, потому что я в это время ехал в поезде в Санкт-Петербург на «Сапсане», со мной в одном вагоне ехал как бы формальный преемник Якунина, его первый заместитель. Действительно, эта новость первоначально воспринялась как официальная, в том числе и теми людьми, которые ехали со мной в поезде, как вы понимаете.

 

Это сейчас разобрались, что это липа, а первоначально это была ожидаемая новость. По сути, сработал кадровый механизм, дали команду «Заменить». Эта машина начала вертеться, начали менять. Это американцы дали команду, потому что они являются источником кадровой политики в России. На каком-то этапе эта машина упёрлась в Путина, и он её вручную остановил. Случайно, по сути своей, потому что в это время Якунин был с Путиным в одном месте, на одном совещании, в одном кабинете. Там произошло так, что когда они заседали, в дверь зашли помощники и принесли эту информацию на бумаге. Путин очень удивился. Якунин тоже.

 

Мария Катасонова: О Якунине я читала в блогах, там утверждают, что у Якунина есть какие-то связи с ЦРУ, то есть он работает в интересах Америки.

 

Евгений Фёдоров: Я не знаю. 

 

Артём Войтенков: Про каждого можно столько написать.

 

Евгений Фёдоров: Я бы слухи не комментировал. В своё время я уже отвечал на этот вопрос. В принципе система работает таким образом, что все более-менее значимые или влиятельные фигуры в России должны быть так или иначе связаны с Америкой. Иначе они бы не попали на свой пост, а были бы просто торпедированы на подходе к этому посту. Например, их бы обвинили в коррупции и слили.

Меня всё время люди спрашивают, а где команда хороших ребят против команды плохих ребят? Учите материальную часть. На оккупированной территории, в любой колонии не бывает хороших и плохих. На оккупированной территории все сотрудничают с оккупантами – это технология. Кто более-менее с управлением хоть как-то связан, а в принципе все жители оккупированной территории сотрудничают с оккупантами. Это тоже технология любой колонии. Хочет этого человек или нет хочет. 

 

Даже партизан в партизанском отряде сотрудничает с оккупантами до того, как он в этот отряд пришёл. Чтобы ему прийти в этот отряд, ему надо притвориться бабой Машей, пройти через патруль с красивым лицом, то есть сотрудничать, тогда он туда попадёт и после этого сможет выместить всё своё зло, которое у него в этот момент накапливается. 

Если мы говорим о формальных смыслах, то любой человек в России, который имеет в кармане денежный знак, например, 100 рублей, с точки зрения финансовой и оккупационной системы – это справка, выданная мне, что я уплатил американцам дань в размере 100 рублей через наш Центральный банк. Сейчас к этому добавилось «через наш бюджет», но это всё равно через Центральный банк. Любой человек, который имеет какую-то бумажку, – это справка о сотрудничестве с оккупантами на территории России. Может быть, некоторые расстроятся – я извиняюсь. 

 

Не случайно, если вы обратите внимание на анкеты Советского Союза, то там было записать «Ваш родственник жил на оккупированной территории», даже не ты сам, а ваш родственник. Вы, наверное, не помните.

 

Артём Войтенков: Нет, я помню. Заполнял такие. 

 

Евгений Фёдоров: Заполняли. Это было на все должности. Пришёл человек оформляться продавцом в магазине, он в анкете пишет «Мой дед был на оккупированной территории», даже не он сам. Для чего-то это писали. Понятно, что когда он идёт оформляться продавцом – это неважно, но всё равно он на всякий случай это писал. Компетентные, как тогда говорили, органы в Советском Союзе брали на заметку, что если что, то у него есть некая мотивация, по которой он может оказаться в системе влияния иностранной агентуры через родственника. 

 

Это же не случайно всё делалось. Не потому, что переводили бумагу от нечего делать. Это технология внешнего управления, которую наши специалисты в Советском Союзе знали отлично. Сами такую делали для других стран. Жизнь-то не поменялась. Поэтому говорить о том, что сегодня есть какие-то святые, а иногда так говорят, которые не сотрудничают с американцами – это просто враньё, так не бывает, к сожалению или к обиде. Пускай даже на меня обижаются, но я считаю, что правда – важнее. Надо просто правду в лицо сказать, чтобы понятно было. 

 

Дальше люди взвешивают, что является неприемлемым сотрудничеством, а что является приемлемым. Расстреливать людей в интересах оккупанта – я считаю, неприемлемое сотрудничество, а иметь в кармане 100 рублей – приемлемое. Это если грубо.

 

Артём Войтенков: Много людей присылают вопрос, что если Евгений Алексеевич говорит, что занять высокую должность можно было только с согласия американцев, а он сам двадцать лет в политике, в Госдуме, значит, он тоже сотрудничал.

 

Евгений Фёдоров: Играл по правилам американцев. В принципе, у меня не было ни одной должности, которую американцы рассматривали как ключевую, как важную. Так получилось, что я не был губернатором или министром. 

 

Они не могут перехватить всю систему управления. Да и не нужно этого. Знаете сколько в российской системе управления чиновников? 1,5 миллиона человек. Понятно, что им даже в голову не придёт держать 1,5 миллиона человек в качестве своих агентов или контролировать их процесс. Они контролируют ключевые для них вещи. Причём ключ они выбирают. Они понимают, что важно, а что менее важно. 

 

Я скажу, какие должности для них важные, также как и для Советского Союза на территории Польши, например. Тут ничего нового нет. Для них важные должности, связанные с образованием, с идеологией. Она запрещена, но есть же примыкающие к ней – СМИ, следовательно, есть госчиновники, которые связаны с ними. Например, тот же Сурков, который их прикрывал. Информационная часть, идеологическая, стратегическая, и часть, связанная напрямую с выплатой дани, где нужны агенты, которые просто берут лопаты и гребут эту дань. 

 

Вот технология. Отсюда и образование, потому что дань детьми, дань учёными, специалистами, молодёжью и так далее. Отсюда финансовый, экономический блок – обязательно, там преимущественно должны быть агенты. Хотя бы формально. Не случайно, допустим, когда назначали ту же Набиуллину, то же американское посольство доложило, что всё нормально – она устраивает их в плане критериев их грантополучателя. Они же публично сказали, что она являлась грантополучателем США. Они за этим следят, если вы обратили внимание. 

 

Есть целый ряд должностей, куда ни грантополучатель, ни человек. Лучше агент, конечно, привязанный либо имуществом за рубежом, либо коррупционер. Коррупция рассматривается как механизм привязки. Особенно если это коррупция – информация, которая есть у американцев. Например, имущество за рубежом в результате коррупции сформировалось. Такие вещи они пропускают. 

 

Логика очень простая. Первое, самое лучшее – если этот человек агент, то у него вообще зелёный свет. Дальше, грантополучатель. Дальше, коррупционер. Вот технология тех людей, на которую американцы опираются в системе управления на оккупированной территории, в частности в России.

 

Так получилось, я таких ключевых должностей не занимал. Я занимал должности, на которых я владел информацией, знал, что вокруг меня происходит, в том Минатоме, например. Однако я решений не принимал. Решения в том время принимал министр. В Минатоме были специальные люди, которые работали на американцев. Я хочу сказать, что тогда в Минатоме американцы тратили где-то до нескольких сотен миллионов долларов в год на ликвидацию российского ядерного потенциала. Это когда я работал в министерстве. 

 

Это сейчас они направляют деньги на Навального, а тогда они отправляли деньги на прямую ликвидацию оборонного потенциала России и так далее. Но эти деньги или технологии шли не через меня. Я просто знал, видел их, мы же в одном Министерстве. Это всё было видно. Мы как-то в своё время об этом говорили. 

 

Например, депутата в Госдуме они не считают ключевой фигурой для себя. Депутатов они рассматривают как возможных министров, как возможных назначенцев, то есть это предбанник, это не баня. Поэтому здесь тоже контроль не такой жёсткий. Самое главное в депутатской среде они контролируют институты – фракции, партии в плане механизмов финансирования, в том числе кадрового подбора. 

 

Я хотел бы сразу сказать – да, я работаю по правилам, установленным американцами на оккупированной территории

Именно поэтому я и мог занимать те позиции, которые занимал, был депутатом и так далее. Особенно в 90-е годы без этого и разговора не могло быть. Как только я отошёл от этих позиций, это произошло в 1995-м или в 1996 году, меня тут же сбросили с этих должностей. Мгновенно. Я напоминаю, у меня был свой серьёзный избирательный блок «В поддержку независимых депутатов», в нём был министр финансов того времени в качестве второго номера. Первым номером был я. Как только американцы почувствовали, что этот блок выступает не с их позиции, а с позиции суверенитета, то они просто выкинули меня из Думы и всё, я вышел из Думы на два созыва. 

 

Они меня не пускали два созыва, пока не пришёл Путин и не изменилась глобальная ситуация в стране в сторону суверенитета. Я вернулся в Думу, когда позиции Путина были наиболее сильны – это был, по-моему, 2003 год. Когда он как раз победил, в этот момент я вернулся в Думу. После этого они на него же наехали. Уже выбили его из президентской должности, и Дума опять начала откатываться в сторону прямого управления со стороны США. Это же тоже борьба идёт. Она проходит и через кадры, и она персонифицирована.

Поэтому я ещё раз говорю – да, в составе Государственной Думы я работаю на американцев, как и вся Государственная Дума, потому что это система. В принципе, каждый гражданин России, к сожалению, работает на американцев, проживая в этой стране, а если проживает за границей – вдвойне. Пусть ругаются на меня, я не против, если для дела.

 

Артём Войтенков: Возвращаясь к разговорам о СМИ. Яндекс.Новости по запросу «гомосексуализм» нашёл за месяц 1 836 упоминаний, «ЛГБТ» – 1 690. 

 

Евгений Фёдоров: Это идёт раскрутка. А сколько у «национально-освободительное движение»?

 

Артём Войтенков: 205. 

 

Евгений Фёдоров: Немало, но всё равно меньше, чем у гомосексуалистов.

 

Мария Катасонова: Наверное, половина опять-таки из Испании, Италии, не только из России.

 

Артём Войтенков: Здесь «Дом-музей Ленина в Выборге», «Коммунисты ушли из зала парламента».

 

Евгений Фёдоров: Даже то, что Рогозин, вице-премьер, сказал о необходимости национально-освободительного движения – это не сподвигло СМИ это упоминать. Об этом и речь. Он же говорил, что набрав «национально-освободительное движение» должна была появиться статья с Рогозиным. Он об этом и говорил. 

 

Артём Войтенков: «Рогозин» - 3000.

 

Евгений Фёдоров: Нет, сам Рогозин – 3000, а национально-освободительное движение, которое он упоминал? Технология цензуры работает не столько против людей, сколько против идеи. 

 

Мария Катасонова: Кстати, как его допустили? Почему не вырезали из эфира?

 

Евгений Фёдоров: Вырезали. Вот вам, пожалуйста.

 

Артём Войтенков: А «Рогозин национально-освободительное движение» – вообще нет.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Вырезали. Он там сказал, его уже купировали. Как это работает? Человеку же рот не заткнёшь, никто и не пытается. Он об этом сказал, его прямая речь один раз прозвучала в каком-то ресурсе, который более-менее с ним связан, а все остальные ресурсы будут говорить вам о чём угодно: о погоде в Волгограде, о том, брился ли с утра Навальный, но только не о национально-освободительном движении. Неважно кто это скажет – Рогозин, Путин, Зюганов, который тоже об этом говорил, Жириновский. Неважно кто. Тема национально-освободительного движения запрещена для движения на информационном пространстве России – это прямой запрет пропаганды. Россия – оккупированная территория, о чём может идти речь?

Мария Катасонова: Кстати, можно приписать это всё к нарушению Конституции. У нас же запрещена цензура. Получается, цензурируют.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они не нарушают Конституцию. У нас запрещена цензура, а под цензурой подразумевается вмешательство российской национальной власти в информационный процесс. Для того чтобы вмешиваться в информационный процесс российская национальная власть должна иметь институты. Вот они запрещены, и она не вмешивается. А то, что американская власть вмешивается в российский процесс и в американской Конституции написано «Пропаганда и цензура в России», прямо в бюджете страны – это наша Конституция на них юридически не распространяется. Конституция распространяется на нас. Цензура – это запрещено вмешиваться Кремлю, а американскому Белому дому – пожалуйста. Это разнообразие мнений.

 

Мария Катасонова: Свобода слова. 

 

Артём Войтенков: Также как и наш Центробанк не имеет права давать деньги нашему правительству, а имеет право давать деньги американскому правительству.

 

Евгений Фёдоров: Что он и делает.

 

Артём Войтенков: Так записано в законе о Центробанке. В октябре 2013 года в квартиру советника посланника посольства Российской Федерации в Гааге Дмитрия Бородина ворвались полицейские. Под предлогом о якобы плохом обращении с детьми, жестоко избили, заковали в наручники, отвели в участок, где продержали почти до утра. После чего без извинений и объяснений отпустили. Российский МИД вызвал голландского посла и вручил ему ноту протеста. Также потребовал в течение нескольких часов объяснить причину таких действий полиции. Власти Нидерландов после суток раздумий все-таки принесли извинения за задержание в Гааге...

 

Евгений Фёдоров: Частичные извинения.

 

Артём Войтенков: Да. При этом голландские власти заявили, что полиция действовала в соответствии со своими профессиональными обязанностями, «реагируя на ситуацию, о которой поступило сообщение». Как бы мы извиняемся, но было всё правильно.

 

Евгений Фёдоров: Да, добавьте к этому убийство нашего дипломата в Абхазии, добавьте обстрелы наших посольств, которые имели место в других странах. В целом – это система демонстрации власти. Добавьте к этому около ста похищенных граждан России, которые вывезены в американские тюрьмы, в том числе блоггеры, в том числе интернетчики, которые уезжают отдыхать в Латвию, его хватают и увозят в Штаты. 

 

Артём Войтенков: А такие есть?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, даже заявление МИДа есть на этот счёт, можете почитать. Даже МИД это заметил, наконец-то.

 

Артём Войтенков: МИД сказал, что если у вас какие-то напряжённые отношения с США, если вы думаете, что вас могут посадить в тюрьму – не ездите в те страны.

 

Евгений Фёдоров: То есть везде.

 

Мария Катасонова: Список ста с чем-то стран.

 

Артём Войтенков: Европа точно вся.

 

Евгений Фёдоров: Не ездите никуда пока, а в будущем и по России не ездите, потому что и в России похитят. 

 

Артём Войтенков: Дело в том, что я так понял, что это заявление к тем людям, которые нарушают американское законодательство. 

 

Евгений Фёдоров: Это относится к тем людям, которые понимают, что американцы их будут преследовать в силу их убеждений, потому что сегодня американское законодательство, согласно американскому представлению, распространяется на весь мир, включая Россию. Если вы в России, например, противник гомосексуализма, то вы нарушили американское законодательство. 

 

При определённых обстоятельствах вы подлежите похищению из Крыма, когда Украина полностью ляжет под Америку, вывозу в Штаты или в Гуантанамо и там осуждению. 

 

Американцы исходят из того, кстати, логично с их стороны. Опять же если мы чётко определимся, что Россия, как и все колонии, попала в определённую конструкцию отношений, то есть колониальную, вассальную, то естественно на нашей территории с точки зрения метрополии действует их законодательство. А что, когда американцы открывали свои экстерриториальные тюрьмы в европейских странах, они по-другому к этому относились? Это не отношение к Росси у них такое. 

 

Они считают, что в мире есть только дна юрисдикция – США, а национальная юрисдикция является ниже юрисдикции США и решение любого суда в Америке важнее, чем решение тысячи судов во Франции, Германии, Латвии, России, Украине, где угодно. 

 

Это их логика такая. Они живут в этой логике, и их логика логична. 

Естественно, и Советский Союз считал, что советская судебная система является приоритетным для Германии сразу после 1945 года, да и потом тоже. Советская судебная система принимала решение в отношении граждан Германии. Почему? По праву победителя. Американцы, победив Советский Союз, исходят из того, что они автоматически получили права победителя над оккупированной территорией. Если хотите, это древнее право победителя, право военного трофея, это логика тысячелетнего восприятия. 

Отсюда эти слова Обамы, что в Америке живёт сверхнация, потому что ему же под это надо подвести идеологическую основу. Гитлер также делал. 

 

Представьте себе Сирию. Сегодня я посмотрел очередную новость – убили ещё 200 человек. Американские отряды просто врывались в дома и расстреливали людей – обычный террор. Отряды «Аль-Каиды» и так далее. Это американские отряды, которые они создали и финансируют 50 лет уже. Это нерегулярные части. Они запустили этот террор.

 

Понятно, когда женщин и детей расстреливают отморозки из нерегулярных американских частей, но прикрывают-то их регулярные американские части. Следовательно, человек, который из ЦРУ или из Госдепартамента, или из Министерства обороны, который на авианосце рядом плавает по Средиземному морю, он же знает, аль-каидовцы же ему отчитываются по телефону, по видеосвязи: «Мы ворвались в дом, убили 10 человек, ждём наград». Они же перед ним отчитываются. 

 

Значит эти американские военные, уже штатные (не внештатные, как «Аль-Каида», а штатные), должны иметь в голове определённые идиологеммы. Ему же потом к семье возвращаться по окончанию службы, а у него останется осадок двойного стандарта. В Америке он человек, который соблюдает закон, который понимает, что нельзя убивать людей. Когда он плавает на авианосце рядом с Сирией, он человек, который убивает людей и имеет право их убивать. Это принципиально другая логика. Следовательно, ему надо в голову вложить, что он – сверхчеловек, а люди, которые живут в Сирии, есть свиньи и скот. Убивать скот – нормально. Отсюда и необходимость Обамы, который выступил с заявлением, что в Америке живут сверхлюди. Следовательно, остальные скоты и их можно убивать. 

 

Система выстраивается исторически так же, как она выстраивалась у многих. У того же Гитлера. Он же убеждал немецкую нацию в том, что они сверхлюди, не просто так, а для цели. Для того чтобы они занимались террором на оккупированной территории СССР. Иначе террор не складывался. Если ты убиваешь ребёнка, в нормальном воспитании – это есть преступление. Нужно объяснить, что если это русский или сирийский ребёнок, то его можно убивать. Это всё равно, что ты убил свинью. Если это американский ребёнок, то нельзя. 

Это же надо объяснить, и Обама это объясняет, и действует совершенно логично. В рамках этой логики, естественно, дипломаты и всё остальное они их не воспринимают всерьёз. 

 

Какой может быть у туземного племени дипломат? Прибежал к английским ещё оккупантам туземец, с кольцом в носу: «Я – дипломата от вождя...». Можно его выслушать, а можно его отвести на кухню и выпороть. Вот такая логика у них и они эту логику демонстрируют. Постоянно нам объясняют через свои СМИ в России, что это система, которую вы должны принять. Вы – рабы, над вами есть белый господин из Америки и вы должны принять для себя в голову, что вы – рабы и не смейте ему даже слова сказать. Вот для чего это делается. 

Посмотрите, сколько раз этот инцидент упомянуты в СМИ и вы поймёте.

 

Артём Войтенков: Довольно много.

 

Евгений Фёдоров: До каждого гражданина России это довели – у вас есть белый господин из Вашингтона, даже дипломатический паспорт вас от этого господина не защитит. Вы – никто, вы – туземцы с кольцом в носу. Это то сообщение, которое американцы посылают нам. Привыкайте, мы сейчас будем вас немножко резать, мы сейчас будем вас немножко стричь. Готовьте, ваша роль такая, вы – люди второго сорта. Это типичная английская технология идеологемы в колониях. Колониям объясняют, что вы недостойны белого господина, вы должны ему служить. Всё правильно. 

 

Артём Войтенков: Они уже открыто плюют на дипломатический статус?

 

Евгений Фёдоров: Они это делают не открыто, а специально. Они делают идеологему, они загоняют нас в то состояние, в котором мы на самом деле и находимся. Почему я и говорю, что когда люди сегодня предали свою Родину в России и в Советском Союзе, когда они не стали себя вести как деды, отцы и прадеды, то есть защищать свою страну, биться за её свободу и суверенитет, за её освобождение. Они автоматически приняли для себя решение, что они – туземцы и рабы. Это решение людей. Заставить человека быть богатым и здоровым нельзя, если он хочет быть бедным и больным. Вы не заставите, это его решение. Миллионы граждан России приняли решение быть рабами. Пока они для себя лично не примут другое решение, их никто не спасёт.

 

Артём Войтенков: Продолжение истории Greenpeace, что корабль, на котором в конце сентября приплыли активисты Greenpeace на нашу нефтедобывающую платформу «Приразломная» в Арктике. Они туда пытались забраться. После этого наши пограничники задержали этот корабль. Там интернациональный экипаж: четверо наших, два гражданина США, потом с миру по нитке каждого. Всех задержали, судили. Нашим дали сроки уже до 15 лет. Насколько я понимаю, сейчас какие-то судебные процессы идут в отношении иностранных граждан. Дело в том, что очень много людей, по крайней мере, в нашем Интернете, начинают шуметь: что этот Greenpeace? Почему им такие жёсткие сроки дают? Наказали бы слегка и отпустили. Вообще это судно не подходило вплотную к платформе, не нарушало ничего. По-моему, там 300 метров?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они вторглись.

 

Артём Войтенков: Но судно-то не вторглось. Вторглись на лодках.

 

Евгений Фёдоров: Люди вторглись. И что?

 

Артём Войтенков: Говорят, что очень власть такое им страшное наказание даёт, 15 лет.

 

Евгений Фёдоров: Вы хотите, чтобы ледокол полез на платформу? 

 

Артём Войтенков: Сейчас я озвучиваю не своё мнение, а мнение большой части людей, которые считают слишком жестоким это наказание.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. «А ты не лезь». Знаете, если вы подходите к часовому на посту и пытаетесь проникнуть в его зону охраны, то он имеет право стрелять, фактически убить вас. Так не вторгайтесь, не лезьте к этому часовому. 

На самом деле это были пробивка российских властей на предмет их слабости перед американцами и внешней системой управления. Ещё раз, во власти агенты и так далее. Насколько эти агенты во власти убедят власть в этой ситуации проявить слабость, отступить и согласиться с американским локальным, но вторжением через Greenpeace. Я считаю, что достойно ответили. В другой раз уже вторгаться побоятся. 

 

Артём Войтенков: Вы считаете, что всё правильно?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Что происходит? Всё время проводят проверку на вшивость. Американцы создали систему управления, в которой часть агентов, часть внешнего управления пишут законы. При этом они всё время должны тестировать систему: насколько система готова дальше отступать перед давлением внешних оккупационных сил в плане суверенитета. Съёживать суверенитет. В данном случае они делали это тестирование. Не поленились, потратили деньги – несколько миллионов долларов – на этот ледокол. Тестирование показало, что нет, ещё не труха. Ещё есть возможности повлиять национальным властям на чёткое выполнение законов, даже если вторжение прикрывают американские иностранные части.

 

Артём Войтенков: Понятно. Если бы наши прогнулись и не стали бы давать соответствующее наказание, они стали бы дальше жать, жать, жать. 

 

Евгений Фёдоров: Да, это было бы ежедневное давление, это был бы блицкриг. Они бы продолжали резко наступать. Они и так наступают, но это был бы не верхний, а нижний уровень.

 

Артём Войтенков: Дашь палец – откусят всё остальное. 

 

Евгений Фёдоров: Мгновенно. В плане суверенитета. Если бы наши власти повели себя по-другому, то мы бы платили сейчас не 20% дополнительной дани из бюджета, а уже 30% или, может быть, 40%. Это всё взаимосвязанные вещи между собой. Как только Навальный и 600 тысяч предателей – тут же платежи возросли до 20% от бюджета. Здесь отбили, значит, дальнейший рост приостановился – связанные между собой вещи. Это же политика. 

 

Артём Войтенков: Вот ещё интересно. Британская газета Daily Mail, точнее её сайт, где она вывешивает все новости. Сейчас наши газеты перевели некоторые высказывания людей, которые пишут комментарии под статьями. Зачитаю некоторые.

 

«Никогда бы не подумал, что соглашусь с действиями России, но на этот раз – так держать! Эти идиоты из Greenpeace думают, что они могут делать безнаказанно всё, что захотят. Если бы любой другой человек попытался сделать то же самое, его бы попросту посадили бы. Почему в этом случае должно быть иначе?»

«Активисты Greenpeace годами безнаказанно нарушали закон. Наконец-то нашлась страна, которая что-то предприняла против организации, которая только создаёт беспорядок и мешает работать другим».

 

«Это лучшая новость о Greenpeace, которую я слышал. Если ты забираешься на другое судно без разрешения – это пиратство. Им ещё повезло, что их не застрелили на месте, а гринписовцы никогда не отличались хорошими манерами. 15 лет – самое подходящее наказание для них».

 

Ещё отмечают, что сам ледокол плавает на дизельном топливе, который является продуктом нефтепереработки. Кстати, у них это на сайте написано, что они используют очень чистое топливо, которое даёт мало выбросов, но оно стоит в три раза дороже. Откуда деньги? 

 

Евгений Фёдоров: У Greenpeace? Это гранты, такие же, как у Навального. Технология одна и та же, это система многоэшелонированного грантового воздействия. Поэтому Greenpeace на этих деньгах и содержится. Вы же понимаете, что никакого ледокола бы не было, если бы не было поддержки США в принципе: он бы не получил лицензии, не прошёл разные государственные моменты всевозможного характера. Плюс и денег у него бы не было на эту акцию – это само собой. Это всё организовано, это как «Аль-Каида». Знаете, каратели одинаковые, но у одного на каске написано «Людоед», как в Сирии, чтобы он публично было понятно, кто он, у другого написано «Greenpeace», у третьего ещё что-нибудь. Суть от этого не меняется. 

 

Мария Катасонова: Касаемо дани. Выплата дани, увеличение выплаты дани. В прошлом интервью мы говорили о том, что Медведев открыто сказал гражданам Российской Федерации, что готовьтесь, дальше будет только хуже.

 

Евгений Фёдоров: Он сказал, что ему, как специалисту, это виднее.

 

Мария Катасонова: Да. Чуть погодя Путин на саммите АТЭС-2012 заявляет о том, что самая острая фаза кризиса уже пройдена.

 

Евгений Фёдоров: Это пожелание. Какая роль у Путина? Путин уговаривает американцев не давить на Россию в плане усиления колониальной эксплуатации. Для этого ему нужна терминология. Он же знает, что они главные, он им объясняет: «Острая фаза пройдена, поэтому не требуйте от нас, ребята из Америки, дополнительной дани». Они ему в ответ говорят: «Нет, ещё не пройдена, поэтому давай нам дань, нам она нужна». 

 

Это переговоры барина с крепостными крестьянами. Барин вышел и сказал крестьянскому двору: «У меня сын женится, поэтому теперь будете давать дани не одну телегу овса, а две», а крестьяне и говорят: «Пожалуйста, не берите от нас две телеги овса, потому что, конечно, ваш сын женится, но уже в третий раз... Поэтому возьмите полторы». Идёт такая система торга. 

 

Путин, естественно за страну. Он пытается уменьшить негативное воздействие колониальной эксплуатации. Медведев внутри страны, как этот крестьянин, вышел к своей семье и говорит: «Барин приказал, так что едим сегодняшнего дня в два раза меньше», телегу же овсом надо наполнить. Отсюда и взгляд на события. Конечно, Медведев прав. Он видит, что колониальная эксплуатация усиливается

 

Почему этого не видят граждане России, почему они не вступаются за свой суверенитет – это я опять же отношу к тому вирусу предательства, который с 1991-го года доминирует в обществе. Но в принципе я могу сказать как специалист, что в следующем году резко упадёт материальное состояние огромного количества людей, но связано это будет с увеличением колониального гнёта. 

Дальше люди поумнее начнут понимать, что бороться надо с колониальным гнётом. Люди поглупее будут бороться с национальными властями, чтобы усилить колониальный гнёт, потому что ослабление национальной власти в этой системе качелей правительства автоматически усиливает позиции колониального гнёта. Если у тебя на оккупированной территории слабые национальные власти, значит, ты можешь сильнее на них надавить в том числе, чтобы они платили больше дани. В этом случае платить народу придётся намного больше. Мы эту ситуацию сейчас и наблюдаем. 

 

Поэтому когда я смотрю, например, очень хороший внешний митинг планируется профсоюзными работниками РАН на днях. Но в этом митинге ни слова не сказано о причине ликвидации РАН, ни слова не сказано о том, что это по команде американцев, по команде МВФ.

 

Мария Катасонова: Почему этого не сказано? Неужели не понимают?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что они не дураки и всё понимают. Просто они находятся в систему управления со стороны американцев, не обязательно лобовой и не обязательно грантовой. Это более сложная система.

 

Вы знаете, если посмотреть логику, то это напоминает одну историю. Кто выгодоприобретатель от ликвидации РАН? Конечно, американцы. Разве Медведев выгодоприобретатель или Ливанов, министр образования, который выступил с инициативой о ликвидации Академии наук? Нет. А что он приобретает? Ничего. Кто приобретает выгоду от этой ликвидации? От этого выгоду приобретают американцы. Именно туда уезжают российские учёные в результате этой ликвидации. Это же очевидная вещь, но об этом здесь ни слова. Умные люди типа это не замечают. 

 

История такая. Наступил 1941-й год – бери ружьё, иди на фронт защищать Родину. Только не сказали на какой фронт и некоторые решили, что можно встать на фронт со стороны немцев и защищать их Родину. Получается так. Вот вам практическая реализация конкретной политики. 

 

Мы исходим из того, что в следующем году будет не только ликвидирована Академия наук, а произойдёт резкое падение жизненного уровня миллионов граждан России. Дальше возникнет по инициативе США, потому что команду это сделать дал именно МВФ. Это публичная позиция, которая не скрывается. Также как он дал такую команду в Греции, на Кипре и многим другим государствам.

Дальше возникает вопрос. Люди, которым лично будет нечем кормить детей, кого обвинят в этом? 

 

Артём Войтенков: Путина.

 

Мария Катасонова: Путина.

 

Евгений Фёдоров: Значит, после этого эти дети умрут, потому что если они сбивают национальный режим, ослабляют его до степени нуля, то происходит процесс ликвидации страны. 

 

Мария Катасонова: Это они потом поймут, они же сейчас этого не хотят понимать. 

 

Евгений Фёдоров: То, что они это потом поймут – это их личное дело. Пусть они родственникам объясняют на могиле своего ребёнка, что они не поняли: мы не поняли, мы глупые, мы не разобрались, мы не туда стреляли, мы не ту сторону приняли, мы думали, что это, а оказалось это. Это пусть они им объясняют. От этого ничего не изменится. 

 

Ход истории всегда стандартный. Если ты не на стороне национальных властей в условиях колонии – ты на стороне врага, ты на стороне оккупанта. При том, что национальные власти – наполовину агентура, это тоже правда. Но таков выбор и людям этот выбор придётся делать. Им придётся понять суть событий, а не кричать «Плохие ребята, плохой агент».

 

Я всегда говорю, Ливанов – американский агент влияния. Он инициировал ликвидацию Академии наук. Это правда, но это не значит, что надо уничтожать национальные власти в интересах оккупанта, пускай даже под этим предлогом. Это значит, что надо выставлять главный лозунг «Восстановление суверенитета своей страны». Тогда не будет ни агента Ливанова, на его месте появится уже министр или другая должность, которая будет защищать интересы России, а не интересы Америки на территории России, что делает Ливанов. 

 

Изменится система, при которой начнёт восстанавливаться суверенитет, в том числе и в науке, а значит и Академия наук. Вот ключ событий. Просто гаечным ключом по голове бить – ты результата не получишь. Надо подкручивать в нужном месте, а не просто махать им направо и налево, как от тебя американцы и хотят.

 

О чём я говорю? Усиление колониального гнёта России как колонии, причём конкретное, материальное, ежедневное, которое развернётся в ближайшие месяцы, уже в следующем году, в том числе есть и задача сбросить национальные власти в России в интересах оккупантов, ликвидировать Россию как государство. 

Путин, конечно, в этом плане абсолютно всё говорит. Он тут же выступает на комитете по культуре, несколько дней назад и говорит – я перевожу на язык пальцев: «Уважаемые друзья, в результате потери суверенитета России, которой от нас требуют американцы, поднимая людей и усиливая колониальную эксплуатацию (потеря – это значит не восстановление) произойдёт смерть, убийство миллионов людей в России». Это факт, это говорит президент страны.

 

Про то, что Медведев предупредил о том, что нужно затянуть пояса ради американцев, вы заметили. А то, что Путин сказал, что будут убиты миллионы граждан России в результате бунта, организованного США в России – не заметили.

 

Мария Катасонова: Он же там говорил, что мы не можем поменять суверенитет...

 

Евгений Фёдоров: А дальше, что он объяснил? Что погибнут миллионы людей в процессе потери суверенитета, правильно?

 

Мария Катасонова: Мы это заметили, но СМИ...

 

Евгений Фёдоров: ...этого не осветили. Но это было, это факт, можете посмотреть. А что означает ослабление национальной власти, которое требуют уважаемые коллеги, друзья и хорошие ребята на митинге? Оно означает потерю суверенитета. Потеря суверенитета означает смерть миллиона людей. Круг замкнулся. Понимаете, что говорил Путин? Он открыто говорил, что нас ждут тяжёлые времена не потому, что для нас усиливается колониальная эксплуатация, а потому что люди не понимают процессов, которые происходят в стране, в отличие от их дедов и прадедов. 

 

Очень много людей их не понимают – я говорю в продолжение этой мысли – потому что люди предали свою страну, потому что они приняли для себя решение быть подлецами и предателями своей Родины, а это всегда наказуемо. Если бы люди не предали свою страну, не было бы затягивания поясов, ликвидации Академии наук и дальнейшей смерти людей, о которой говорил Путин. Не было бы этого, а было бы освобождение Родины и резкое повышение качества и уровня жизни по всей стране. Но они сделали другой выбор и в 1991 году, и сейчас. 

 

Иногда, когда другие люди нам говорят, что же нам делать? Вот 200 городов вышли на улицу. В каждом городе, в котором вы живёте, есть штаб, есть русские люди, которые бьются за свободу своей Родины, присоединяйтесь к ним или создавайте параллельный. Всё, понятно, что делать. 

 

Поэтому сегодня говорить «не понимаю», «не знаю, что делать», «не знаю, куда пойти», «не знаю, как освободить свою Родину» – это уже глупость, это уже чистое дезертирство. 

 

Если ты чего-то не знаешь – у тебя в городе есть люди, которые тебе объяснят. Просто приди к ним и вступи в борьбу за освобождение своей Родины. Не хочешь вступать в борьбу – ты предатель и дезертир, тогда не обижайся, что тебя американцы будет выжимать до позвоночника.

 

Мария Катасонова: Кстати, СМИ также не осветили вообще речь Путина на Валдае, где его речь продолжалась 30 минут. По сути, он там обозначил две линии фронта, то, что идёт откровенная война, это – те, а это – другие. 

 

Евгений Фёдоров: Да. В конце речи он что сказал? «Я прошу, чтобы мою речь начали обсуждать по всей стране». Он уже даже об этом сказал. То, что они не осветили – это они прямо саботировали его. Вообще говоря, даже если бы он этого не говорил, то тоже надо освещать. А когда он прямо попросил об этом и его откровенно послали СМИ в России – это как раз и есть вопрос: у кого власть? У президента по американской Конституции или у реальных штабов внешнего управления, в виде грантополучателей, Госдепартамента США и системы внешнего управления страной, как колонией. Вот вам и ответ на вопрос.

 

Мария Катасонова: Кстати, у Навального любимый слоган «Кто здесь власть? Мы здесь власть». Он открыто говорить, что он – власть.

 

Евгений Фёдоров: Да, он знает, что власть. Естественно, он приезжал в Вашингтон, где ему выдали мандат и сказали: езжай на эту далёкую Чукотку, ты там начальник. Всё правильно. Он приехал на Чукотку – в Москву, и удивился, что ему не все подчиняются. Некоторые подчиняются, но не все. Вот он сейчас борется и выстраивает тех, которые ему не хотят подчиняться, и опирается на 600 тысяч предателей. Это даёт ему в дополнение к американскому мандату ещё и моральное право, на основании которого он не просто с чиновниками общается и говорит им: «Я не просто от американцев. Видите, за мной 600 тысяч, которые хотят ликвидировать Россию. Во время ликвидации лично ты, чиновник, который мне, с американским мандатом, сопротивляешься, будешь пущен в расход». Вот его разговор.

Это не шутки и не какое-то пустое мнение. Для людей профессионально погружённых в тему, а чиновники все погружены профессионально, это для них конкретный вопрос. Если ты не будешь работать в системе оккупантов, тебя зарежут, как режут семьи, детей, кто не хочешь работать в системе оккупантов в десятках странах мира те же американцы. Сирия, Ливия, Югославия, Иран, Грузия, в конце концов. Это система так работает. Думать, что в этой ситуации чиновники или даже депутаты, или кто-то, будут радостно размахивать флагом национально-освободительного движения – это считать людей идиотами. 

 

Поэтому ещё раз повторяю. Вопрос решается не у чиновника, президента или председателя правительства. Вопрос решается в головах миллионов людей. Они будут делать как их деды и прадеды, или они плюнут на свою страну и тогда они совершенно логично получат потери, в том числе и своих жизней, и жизней своих близких. Это логично, если ты предатель, то кара – это нормально, это надо принимать. Предал? Жди кары. Не сейчас, через пару лет, но она будет.

 

Мария Катасонова: Многие люди говорят, что мы пойдём только тогда, когда Путин официально скажет, что он поддерживает национально-освободительное движение или то, что он – лидер национально-освободительного движения. Многие руководствуются такой логикой. Потому что они считают, что вы люди вообще непонятные, говорите, что Путин за вас, переводите какие-то его фразы, которые можно интерпретировать по-разному. Рогозин заявляет о создании национально-освободительного движения только уже в политической сфере. Они не знают, кому верить. 

 

Евгений Фёдоров: Поймите, он боится лезть не в свою сферу. Он же всё-таки вице-премьер. У него зависимость куда больше – это понятно. Как может быть в политической сфере национально-освободительное движение, чтобы люди в нём не участвовали? Так не бывает. Просто он взял эту часть, он уже очень много сказал. На самом деле я абсолютно его поддерживают. Он молодец. Просто надо понимать, что не все люди отмороженные, даже за Родину. Есть люди, которые живут в реальном мире. Не надо от всех ждать всего. Я думаю, что людям, о которых вы говорите, надо для себя решить, они лично хотят быть рабами и подлецами или нет? Не ждать и на кого-то смотреть – если Иванов, Петров, Сидоров будет таким, тогда и я не буду подлецом, а для себя решить: подлец я или нет? 

 

Мария Катасонова: Они и говорят, пока Путин не заявит...

 

Евгений Фёдоров: ...я будут подлецом.

 

Мария Катасонова: Нет. Вдруг вы вообще какая-то левая группа, я начну вас поддерживать, а окажется, что вы на самом деле против системы и такие же оккупанты.

 

Евгений Фёдоров: Не надо нас поддерживать. Создавай своё национально-освободительное движение. Если сказать грубо, военным языком, это многочисленные партизанские отряды на оккупированной территории с некой системой координации, но они самостоятельны в своей мотивации. Не нравится наш партизанский отряд – создавай свой. Главное цель, задачу поставь. Выходи не бить национальные власти, а выходи поднимать освободительные процессы и освобождаться от оккупантов и от внешнего управления. Вот и всё. 

 

Мария Катасонова: Создавать опору национальным властям.

 

Евгений Фёдоров: Той части национальных властей, которые за народ, живущий в России, потому что власть расколота на агентов и сторонников национального курса, как говорит Путин. Сам решай этот вопрос, не перекладывай ответственно на другого. 

Твой дед брал в руки гаечный ключ, если он на «Урале» работал, или автомат, если в Европе на фронт шёл, не потому что ему нравился или не нравился Сталин или кто-то, а потому что он Родину защищал. Для себя реши этот вопрос: ты за Родину или за оккупантов, а дальше всё выстроится и координация выстроится, и место своё найдёшь в строю и так далее.

 

Если бы мы с вами говорили год назад, было бы справедливо, когда люди бы нам говорили в ответ, что мы не знаем, что делать. Когда сегодня уже существует система национально-освободительной борьбы, в которой не обязательно тебе самому отряд создавать. Ты уже можешь примкнуть к одному из двухсот отрядов, которые существуют в двухста городах России. Такой проблемы уже нет. Иди и примыкай, если в тебе нет сил создать свой отряд. Примыкай, уже всё работает. Уже рядом с тобой есть люди, которые готовы положить жизнь за Родину, а ты уже решай: ты – предатель и подлец или ты вместе с ними.

 

Мария Катасонова: Если опять вернуться к кадровым вопросам. Бывшего замминистра обороны Олега Остапенко официально назначили главой Роскосмоса. Чего ждать от этого назначения? Это будет дальнейшая ликвидация Роскосмоса?

 

Артём Войтенков: Там просто ещё интересно было, что с утра им звонили и спрашивали, а будут ли менять главу Роскосмоса, а в пресс-службе отвечали, что нет, всё нормально, останется старый. Потом тут же в этот день поменяли.

 

Евгений Фёдоров: Потому что решение-то принимал не пресс-служба Роскосмоса. Откуда они знают, кто останется? Понятно, что идёт реальный процесс ликвидации космической отрасли. Он не связан с фамилиями, с людьми. Он связан с системой. Как американцы дали команду на ликвидацию Академии наук, так они дали команду ликвидировать и космос. Дальше их люди, грантополучатели, начинают эту команду выполнять. 

 

Кто возглавляет Роскосмос – в принципе, неважно. Потому что это не вопрос человека, это вопрос системы. Я не думаю, что что-то поменяется. Да, Путин пытается отстоять космическую отрасль в России, пытается увеличить финансирование и так далее. Но я думаю, что, не решив проблему суверенитета, невозможно будет сохранить космическую отрасль. Она будет ликвидирована в ближайшие 5-6 лет. Кто там будет начальник – вообще неважно. 

 

Артём Войтенков: По-прежнему будут падать наши ракеты с нашими спутниками.

 

Евгений Фёдоров: Военные ракеты. По-прежнему будут падать военная компонента, коммерческая – не обязательно. Не забывайте, что это процесс, в котором даже американцы вынуждены летать на наших двигателях, потому что у них своих нет. Потому что настолько был мощный потенциал суверенного Советского Союза, что там созданы технологии, которые до сих пор опережают время на десятки лет. Поэтому это ситуация, в которой они будут опираться на части космической программы России, бывшего Советского союза, её использовать. Как только они свою создадут нашими учёными, они её кончат полностью. А вот военную компоненту они будут кончать, потому что с их точки зрения колония не должна иметь такой мощный военный потенциал и она не должна иметь космос в принципе. Со временем они эту проблему решат. 

 

Артём Войтенков: СпутникиГЛОНАСС относятся к военной системе. 

 

Евгений Фёдоров: Частично относятся, но вы не забывайте. Мы никак не можем сформировать, создать космическую группировку, необходимую по штатному расписанию по ГЛОНАССу, там у нас до сих пор дырки в спутниках. 

 

Артём Войтенков: Я читал, что всё нормально, всё покрыто.

 

Евгений Фёдоров: Нет, до сих пор отсутствует необходимый уровень резервирования.

 

Артём Войтенков: Всё покрыто, но резервов нет?

 

Евгений Фёдоров: Да. Кроме того, ГЛОНАСС – это мирно-военная компонента. Военную инфраструктуру они просто разрушают, ломают. Но при этом всё делается в борьбе. Если кто-то думает, что американцы приказали, и кто-то всё сделал. Не совсем так. Они приказали, но есть какие-то островки сопротивления, которые опираются на ручное управление Путина, которые сопротивляются их решениям о ликвидации. В принципе, учитывая территорию России, её специфику, исторические традиции, это сопротивление может длиться довольно длительное время. В целом они всё равно своего добьются, потому что они управляют самым главным методом влияния – финансовыми потоками. Либо они сократят финансирование этой системы до такой степени, что она исчезнет, либо они организуют там коррупцию так, что эта система даже при финансировании, которое гонит туда Путин, не работала. 

 

Артём Войтенков: Всё растащат.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, они же поддерживают коррупционеров. Условно говоря, если ты украл в нефтянке 1 миллиард, то тебя жду в Лондоне с политическим убежищем. Если ты украл в космосе 100 миллионов, в десять раз меньше, тебя тоже ждут в Лондоне с политическим убежищем. То есть коэффициент воровства и поддержки воров у них в космосе выше, чем в других отраслях. Это же всё просто, это технология управления процессами. Приходит в Лондон герой и говорит: «Я хоть всего 100 миллионов украл, но зато из космоса». Ему говорят: «Молодец, твои 100 миллионов приравниваются к 1 миллиарду из нефтянки. Вот тебе политическое убежище, вот тебе в Лондоне квартира, вот тебе прикрытие. Можешь жить и радоваться».

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, объясните простым языком как специалист в экономике. Почему евро стоит дороже доллара?

 

Евгений Фёдоров: Не у нас. В мире стоит евро дороже доллара. Европа – это вассал, но не колония. Американцы не считают нужным Европу эксплуатировать, хотя они к этому уже переходят по линии Греции, по линии Португалии. Им не хватает денег, они начинают и из Европы подбирать. 

 

Курс евро к доллару – это просто административное установление со стороны ФРС США. Они назначили евро такой курс, считают, что это должно быть больше доллара. Какой-то же должен быть, вот они и считают, что это должно быть больше доллара для того, чтобы обеспечить систему торговых взаимоотношений между Европой и Америкой в плане европейского рынка. Это система направлена на то, чтобы американцы не потребляли европейские товары или поменьше потребляли. Если вы заметили, они потребляют китайские, а не европейские товары. В то же время, постепенно баланс усиливался в сторону американских товаров на территории европейских государств. Под эту логику они и выстроили курс. 

 

Сам по себе курс ничего не значит – это административное назначение. Могли бы назначить 1:50 или 1:60, но решили 1:40. Почему у нас 1:30? Назначила у нас ФРС 1:30, вот у нас и 1:30, иногда к 1:33 подскакивает. Такое назначение. При этом в отличие от рубля там нет мощного фактора эксплуатации. В рубле ещё фактор эксплуатации есть, кроме вассала, а в Европе фактор вассала и небольшой фактор периферийной эксплуатации.

 

Мария Катасонова: Хотела спросить про Путина. Как его пропустили в президенты? Получается, он тоже был коррупционером?

 

Евгений Фёдоров: Потому что колония – это не значит солдат на плацу, «направо! налево!». Это система зависимости и подчинения, но она не носит брутальный характер. Это зависимость серий стратегий и планов, стратегических вопросов. Назначение кадров всё-таки не относится к стратегическим вопросам, это относится к кадровой политике, которая тоже за оккупантом, но не в таком брутальном ключе. Это мы сейчас с вами говорим, что Путин – главное лицо в России. Почему вы так решили? Почему люди в России решили, что президент – главное лицо в стране? 

 

Артём Войтенков: Это, наверное, наш образ мыслей исторический.

 

Евгений Фёдоров: У нас не было президентов.

 

Артём Войтенков: У нас царь всегда был.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, что люди ищут царя или генсека. Почему они решили, что именно должность президента и есть царская? Потому что он чаще всего по телевизору выступает?

 

Мария Катасонова: Нет, потому что он официально представляет страну.

 

Евгений Фёдоров: Потому что больше всего выступает по телевизору. Но ведь на самом деле у председателя правительства власти не меньше, а даже больше, если по-честному сказать. 

Я вам напоминаю, что в своё время, когда Сталин выбирал, какую должность ему занять в Советском Союзе, формальную, он приказал Калинину подписать решение о своём назначении председателем правительстве. Помните, было такое. Калинин своим решением назначил Сталина председателем правительства, это факт. 

Сама по себе должность генсека, лидера, царя, она не обязательно олицетворяется с какой-то конкретной должностью, прописанной Конституцией. Полномочий у председателя правительства, ещё раз говорю, в России не меньше, чем полномочий у президента, может быть где-то и больше технологически. 

 

Просто у нас сложилось мнение при Ельцине за счёт пропаганды в СМИ, что эта должность наиболее главная из числа национальных должностей. При этом я хочу вам ещё раз сказать, что эта должность параллельно по советской системе управления 22-я в стране, а 23-я – председатель правительства, что тоже не намного отличается. Хотя Сталин считал, что из конституционных она более важная, чем должность президента Советского Союза, который тогда был председателем президиума Верховного Совета. У него власти было по советской Конституции куда больше, чем у президента РФ. Мы этот сравнительный анализ делали. Это СМИ сделали из этой должности главную национальную должность в стране, а не реальная система расстановки сил и власти. 

 

Теперь посмотрите на эту историю со стороны далёкого заокеанского американского механизма контроля. В принципе им по барабану, что происходит в российской колонии. Тем более, в 1999 году, когда подписанное решение о её ликвидации, уже Хасавьюрт, когда уже всё сделано – уже всё, они победили, ждут когда их наградят, как и Горбачёва, медалью свободы, то есть Героя США в переводе, за окончательную ликвидацию геополитического врага под названием Советский Союз – Россия. 

 

Тут происходит взбрыкивание Ельцина, который копил ненависть с момента, когда он стал марионеткой США. Просто копил ненависть. Понятно, что он выполнял их приказы, взял из их рук власть, но он не был их агентом. Не было такого, чтобы они его как Горбачёва растили, а потом сказали: «За твою службу будешь президентом», нет. Ему власть выпала потому, что кому-то американцы должны были передать власть на части оккупированных территорий. Раздали украинскому президенту, российскому и другим.

 

Артём Войтенков: Он согласился работать в полиции, грубо говоря?

 

Евгений Фёдоров: Он согласился работать бургомистром. В каком-то смысле он считал ради своего народа, чтобы народ не умер с голоду. Логично, потому что бургомистр не только вписан в иностранную систему управления, а он обслуживает конкретные интересы людей. Это называется меньшее зло. Эту же проблему тоже надо решать. Если не наладить местное тактическое управление, тем более 90-е годы – это было начало, то просто миллионы людей погибли. Их же надо снабжать.

 

Я помню, когда работал в Ленинградском областном совете нам, депутатам областного совета, привозили американские военные пайки и раздавали. Подкармливали, чтобы было что кушать. Это факторы иногда просто выживаемости людей. Ельцин в те времена – неоднозначная фигура, как и бургомистры неоднозначными фигурами всегда были, потому что они всё-таки вертелись между оккупацией сверху и нуждами снизу, которые они по-разному понимали. Некоторые, если они были из числа преступников, значит, им на свой народ вообще было наплевать, только на оккупантов служили. Некоторые были совестливыми. 

 

В этом плане, конечно, Ельцин, я его лично знал, испытывал личную (из-за этого он пить начал жутким образом) внутреннюю оплёванность себя, как человека, который был человеком русским и человеком, который в каком-то смысле имел понятие о совести. Хотя этого его лишают. Может и правильно, но, тем не менее, он имел об этом определённое понятие. Это пошло в его внутреннее самоедство. 

Поэтому он начал пить, уходить в себя, резко постарел. Вспомните, он постарел буквально за год, а не такой ведь был старый мужик, хорошее питание, хорошее обслуживание, лечение за границей. Почему он так резко постарел? Из-за внутреннего самоедства. Всё это привело его к решению сделать американцам загогулину. Подкинуть подлянку, по-русски говоря.

 

Это мы считаем, что должность президента почему-то в нашем понимании сложилась, потому что телевизор чаще показывает, как главная из национальных властей должность. Американцы так не считали. У них рядом Германия. У них президент тоже есть, они даже с ним не разговаривают. Зачем с Меркель разговаривать по пустякам?.. Они так не считали. Со своей точки зрения для них не было тотальным разрушением ситуации, если туда проскакивал какой-то другой человек.

 

Я к тому, что этой загогулине Ельцина они и не особенно сопротивлялись. Сделана эта загогулина была, когда у них были праздники – Рождество, когда они победили, когда поехали получать награду за победу над Россией и её ликвидацию, подписаны документы были. И тут такая загогулина...

Тем более, Путин не вышел с баррикад с криками «Свободу Родине!». Это был, если хотите, антиамериканский заговор Ельцина, но втихаря. Тихий заговор Ельцина. Как подобно до этого был заговор через Коржакова, который попытался скинуть Чубайса. Помните знаменитую статью «Коробка из-под ксерокса»? Вот такой же был заговор Ельцина в отношении назначения Путина. 

Кроме того, это был четвёртый кандидат. Там Кириенко был, Степашин... Ельцин ещё и запутал всех. В Америке уже не понимали, чего там хотят. Один, второй, третий, и чёрт с ними. Вот какая была история.

 

Дальше постепенно Путин начал разворачиваться в борьбе с американцами. Он же понимал, куда он попал. Помните, он выступил и сказал: «Я внедрился в правительство». Он же открыто говорил, что он внедрился в банду. Путин открыто сказал: «Ребята, я внедрился в американскую оккупационную, управленческую банду, в их систему управления. Я тут сейчас легализовался, более-менее освоился. Скинул главных паханов типа Касьянова. Сейчас собираюсь заняться делом». Логично.

 

Мария Катасонова: Когда Ельцин уходил, он сказал: «Я ухожу. На смену мне придут молодые, опытные, которые смогут чуть ли не освободить...»

 

Евгений Фёдоров: Смогут то, что не смог я.

 

Мария Катасонова: Да.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Потому что внутри себя Ельцин разрушился под грузом предательства и личных неудач в плане своей Родины.

 

Мария Катасонова: Можно сказать тогда, что Ельцин также обозначил свои действия, кого он поставил.

 

Евгений Фёдоров: Это для всех было понятно и тогда. Дальше американцы какое-то время ещё были в неведении. Во-первых, они не ожидали, что резко попрёт власть президента. Я, кстати, помню, с Сурковым как-то обсуждался этот вопрос людьми, не мною, и Сурков тогда сказал: «Мы не ожидали, что власть попрёт». Это было начало 2000 годов. 

 

Сурков же смотрит глазами американцев, как их контролёр, смотрящий. Они действительно не ожидали, что одна из должностей в системе власти не главная, а самая важная, не наполненная властью. У нас нет наполненных властью должностей по Конституции. Все они наполнены функциями, но не властью, то есть нет права производить решения, а только участвовать в каких-то других решениях. 

Вдруг, одна из должностей чудом начинает наполняться реальной властью. Условно говоря, Путин говорит, а его приказы или слова выполняют. До этого не выполняли и не должны выполнять по Конституции. 

 

Вы сейчас выйдите и скажете: «Эй, вы! Сделайте вот то-то». На вас так странно посмотрят и подумают, что это вы тут командуете? А в другой раз вы выйдите на соседнюю стройку и скажете: «Эй вы! Кран туда поставьте». Они раз и выполнят. Вы удивитесь и они удивятся. Именно об этом Сурков и говорил. Произошел русский чудесный процесс наполнения дополнительной властью должности, у которой такой власти нет. Это начало 2000-х годов. 

 

Тогда Путину много чего удалось. Он тогда ликвидировал Хасавьюрт. Не была ликвидирована страна. Кстати, если бы, как это было подписано, была ликвидирована страна, мы бы сейчас с вами не разговаривали. Тут уже были бы княжества какие-то, а мы бы говорили с вами на английском языке. Соглашение о разделе продукции, то есть вернул природные ресурсы в российскую юрисдикцию. В целом Россия не суверенна. Но внутри этого ещё отдельно не было суверенитета над природными ресурсами. 

Он это вернул в результате борьбы – сбросил прямое управление Касьянова. 

 

Касьянов – чистый американец. В американской психологии он имел власти не меньше, чем Путин. То, что он её потерял бездарно в конфликте с Путиным, это тоже их удивило. Оказалось, вдруг в Путина поверили, а в Касьянова нет. Хотя власти у Касьянова было не меньше. Помните, он собирался выиграть выборы президента? Его американцы раскручивали для этого.

 

Прошли процессы, которых они не ожидали. Если хотите, некое русское чудо, то, что мы и называем первым восстанием Путина. Другое дело, что этот процесс рванул, но остановился. Не оказалось должной поддержки народа в том числе. Если бы люди тогда массово пошли на улицу, они бы толкнули Путина уже вперёд к освобождению, а они не пошли. Ему двигаться вперёд к нарушению Конституции уж слишком далеко, он от неё и так уже начал отходить. Выше уходить, а это значит Гаагский трибунал, это значит другая парадигма, это уже диктатура. 

 

Он остановился, потому что он не захотел перешагивать рубеж закона. Кстати, если бы он его перешагнул, не обязательно бы всё получилось. Потому что если он видит, что народа нет за спиной, только голосование, но этого явно недостаточно для изменения Конституции, то перешагнуть этот рубеж – это значит подвергнуть Родину реальной опасности. Потому что если в России государственный переворот, как они бы это определили, значит, можно Россию бомбить и там запускать свои процессы. Плюс за спиной Касьянов, система, Госдума и много чего ещё.

 

Поэтому Путин не получил необходимую народную поддержку, чтобы двигаться дальше по пути уже революционного сбрасывания американского управления. Дальше он оказался опутан системой. Тут Сурков... Я помню, Путин только начал укреплять своих людей, Беспалова назначил, Сурков начал его выбивать. Американцы начали просто работать. Они начали работать по персональной системе управления. В результате этот первоначальный рывок, блицкриг Путина, это как под Москвой – когда Гитлера под Москвой отбили и рванули вперёд. Хотели же до Берлина. Помните? Хотели, только до Ржева дошли. Хотели-то до Берлина, но этот рывок тут же погряз в системе, в этой паутине тогда гитлеровского сопротивления.

 

Так и здесь. Он рванул, народ его не поддержал – предал, откровенно скажем. Может быть, тогда в больше степени не разобрался, чем сейчас, но неважно – предал. И всё, путинское наступление захлебнулось. Дальше они уже навалились всем мировым гуртом и уже его повязали по всем возможностям, на этом всё и остановилось. Дальше они его вообще скинули, и мы откатились назад. Сейчас он уже как битый, второе пытается выстроить наступление и опять народ предаёт. Мы же это видим. Поэтому без народа тут ничего не получится.

  

Стенограмма видеозаписи подготовлена компанией «Орфографика» (http://услуги.орфографика.рф).

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

 
Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1189 мб)
Видео MP4 640x360 (417 мб)
Видео MP4 320х180 (226 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (36 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (39.86 КБ)
FB2 (135.29 КБ)
RTF (465.73 КБ)