Куда тянет страну Путин?

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

125 мин
Беседа с депутатом Государственной Думы РФ Евгением Фёдоровым 1 июля 2012.
Разговор о причинах поражения СССР в холодной войне, почему люди предали своё отечество, почему Михаил Горбачёв разваливал Советский Союз, сколько денег давали американцы на уничтожение советского оружия, почему Борис Ельцин назначил президентом Владимира Путина, кто управляет Россией, кому подчиняются российские олигархи, кто контролирует СМИ, внешнем и внутреннем обороте доллара, оккупационном рубле, первом восстании Путина против метрополии, карательных операциях мировой империи США, соперничестве народов и русской формуле жизни.
0:00:09 - формула жизни Российской Империи
0:00:46 - конкуренция наций
0:02:00 - демократия США против коммунизма СССР
0:07:07 - горячая “холодная” война
0:14:43 - спецоперация “Горбачёв”
0:20:50 - разрушитель Ельцин
0:26:43 - план уничтожения России
0:28:13 - почему Путин стал президентом?
0:29:46 - как армия предала СССР
0:32:17 - первое восстание Путина
0:37:20 - соглашение о разделе продукции - ограбление России
0:40:58 - предательство поколения
0:44:50 - кто пасёт олигархов?
0:48:00 - оккупационный рубль
0:52:55 - чёрная нефть за зелёные фантики
0:57:18 - дань детьми
1:00:11 - глобальная империя США
1:03:53 - внешний и внутренний оборот американского доллара
1:08:17 - кто контролирует российские СМИ
1:17:23 - кто управляет российскими олигархами
1:22:13 - карательные операции США
1:29:27 - оболваненный народ
1:35:33 - кто управляет Россией
1:42:20 - сколько власти у президента?
1:53:03 - информационный враг Америки
2:01:56 - начинайте думать сами
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Специфика исторического развития Российской Империи исторической – это добровольное присоединение народов, желающих остаться в живых. Поскольку формула жизни, созданная русскими, на территории России такова, что в ней комфортно проживать. А формула, созданная другими народами не комфортна.

Например, Грузия. Некомфортно Грузии было погибнуть в Османской Империи, путём вырезания всего населения. И соответственно грузинские князья попросили Россию, чтобы она приняла их под свою руку, и тем самым защититься, просто остаться в живых.

Всегда так в мире. Мир настолько жёсткий был всегда, что если ты не выдерживаешь конкурентную борьбу, например, потому что слабый, маленький, значит, ты погибаешь. Тебя просто вырезают. Лет пятьсот назад просто народы вырезали подчистую. Они исчезали с лица земли.

И дальше, естественно, у народа возникала необходимость договориться. Поскольку Российская Империя предлагала форму договора, в которой сохранялись чувства собственной значимости этих народов, которые входили в неё, то они сюда шли.

Потому что Османская империя предлагала другую форму – "Мы тебя уничтожим, и на этом всё закончится. Ну, кто-то один, два, три останется, они будут у нас там работать. Женщины в гарем, мужчины в каменоломни".

Вот такая была формула. И Армении такое же было предложение, и странам в южной Европе, Болгарии, многим-многим другим. Это не отменяет суть разговора, который мы начали - конкурентная борьба есть суть жизни. Форма существования людей и наций - конкурентная борьба даже не ради денег, а ради чувства собственной значимости.

Что такое в понимании Советского Союза "коммунизм" и "социализм"? Это претензия. В основе этого лидерства лежит чувство собственной значимости. Это - претензия. Вот Советский Союз говорил "Коммунизм во всем мире!" - о чем он говорил? Он говорил о том, что мы имеем претензию на управление Соединенными Штатами Америки, на управление Европой, на управление Африкой - на управление всем миром. Но поскольку, мы так сказать это не можем - как бы, "некрасиво". Пятьсот лет назад это было нормально сказать: "Хотим, чтобы вы были под нами, были нашим вассалом"

А сейчас вроде некрасиво это сказать. Поэтому Советский Союз говорил "Коммунизм во всем мире", имея в виду доминирование над другими странами через эту формулу идеологическую. То же самое американцы. Когда они говорят "демократия американская" и в связи с этим бомбят Ливию или там африканские страны, или Югославию. Они бомбят их не потому что они там "демократию проводят". Они под словом "демократия" реализуют чувство своего лидерства в мире, то есть они реализуют позицию метрополии, которая других подавляет.

Советский Союз в силу своей специфики не ставил задачу сбора денег, но ставил задачу чувства собственной значимости, доминирования – однозначно. Когда он управлял Польшей, Чехословакией, он управлял с позиции хозяина, начальника. Другое дело, что он не ставил задачу грабить, как эту задачу ставят американцы. Но это уже дело метрополии: некоторые ставят такие задачи, некоторые не ставят.

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, получается, что между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом вы как бы ставите знак "равно"?

Евгений Фёдоров: Я ставлю знак "равно" между каждым человеком. Если Вы лично конкурируете с другим человеком, то вы равны в своей конкурентной борьбе. Любая нация - она конкурирует. Я не считаю, что американцы являются исчадием зла. Потому что исчадием зла - это уже политические процессы их к этому могут привести. Как они привели, допустим, немецкий народ, который создал нацизм как исчадие зла. Но создание этих процессов - это форма конкурентной борьбы наций. И в этом случае любая страна, любая нация – одинакова.

Все хотят быть лучше других, все хотят доминировать над другими - в рамках конкурентной борьбы. А как вы думаете? Я говорю какую-то новость? Я говорю о чём? Что мотивация одинакова. Методы - разные. В силу культуры народа - разные.

У одного народа более жёсткая, как бы, культура - он реализует одни принципы. Вот европейская культура по своей основе – подлая. Я не стесняюсь это говорить. У них основа такая, связанная с историей, со спецификой. На территории России - менее подлая культура. Это, кстати, отражено и в духовной сфере, и в сфере церковной - во всех отношениях. Но это - уже методы, а суть - одинаковая. Что две собачки конкурируют между собой: даже не за еду, а за чувство собственной значимости. По отношению - что нации, что люди. Методы бывают разные - они связаны с культурными особенностями. Здесь я согласен.

Американцы, как наиболее молодая нация, склонны к детским вещам. А детские вещи - это жестокость. И в этом плане методы конкуренции американцев - более жестокие, чем методы конкуренции, которыми действовал Советский Союз, а до этого Российская Империя. Вот с этим я согласен. Но то, что эта мотивация абсолютно одинаковая - это тоже факт. На этой планете все нации хотят быть главными. А если кто-то не хотел быть главным, тот исчез пятьсот лет назад.

В чем логика конкурентной борьбы? Если вы не хотите конкурировать - вас съедят. Потому что ваш конкурент продолжает хотеть конкурировать - и просто вас уничтожает. Поэтому те, кто отказался от логики конкурентной борьбы по каким-то причинам, те просто исчезли. Они растворились в других народах и нациях.

В этом плане методы Советского Союза (конкурентность) тоже были нелёгкие. Посмотрите, например, такой метод конкурентной борьбы, как Интернационал. Вообще-то говоря, это - вооруженное восстание. Вот американцы создали Госдепартамент для восстаний на других территориях и борьбы, а Советский Союз создал Интернационал. И суть этого механизма, куда вливались гигантские деньги - по некоторым расчетам просто сопоставимые с бюджетом Советской России. Деньги, которые туда  вливались на работу за рубежом. И эти деньги направлялись на создание вооружённых отрядов в других странах. Это метод конкурентной борьбы Советской России.

Я исхожу из того, что это стопроцентный метод конкурентной борьбы Советской России. Под флагом коммунизма. Но флаг - это прикрытие. Как американцы прикрывают правами человека убийства тысяч людей - в той же Ливии, например. Они говорят: "Вот ради того, чтоб люди жили - мы пришли, их убили." Интересная логика. Но они вот так прикрываются. А пропаганда на их стороне - она рассказывает эти сказки!

Артём Войтенков: Почему так получилось? Мы жили-жили, я помню это время, всё было хорошо. Потом бах! Резко …

Евгений Фёдоров: Во-первых, мы не жили, а воевали. Вот я лично воевал в Афганистане - в эпизодах этой войны. Война была сорок лет. Эта война была очень серьёзная. Вообще, мы войнами считаем Первую и Вторую мировую, но это просто исключительные войны, их всего две было такие по накалу, когда пять лет были интенсивные беспрерывные боевые действия.

А вообще, стандартные войны - это вот такие:

- как эта сорокалетняя: повоевали, поненавидели, повоевали поненавидели;

- тридцатилетняя европейская война;

- столетняя европейская война.

Вот они все так и шли эти войны обычно.

То есть, это была Мировая война, не третья, не горячая в масштабном понимании, но по сути это была стандартная европейская война, гигантского мирового масштаба. Там было больше пятидесяти боевых эпизодов:

- Афганистан - это только один из них;

- Вьетнам;

- Корея, где сотни людей погибли, - это же не шутка;

- Африка.

Огромное количество было боевых эпизодов по всему миру в этой войне. И я вам напоминаю - по отношению к этой войне те же американцы в землю зарывались: десятками миллионов людей строили бомбоубежища, ожидая бомбы из Советского Союза. Вы, может быть, забыли это?

Артём Войтенков: Мы тоже ходили в школе в бомбоубежище.

Евгений Фёдоров: Так это война. Она где-то шла в горячей части, где-то шла противостояниями другими, политическими, в том числе, методами. И, как на любой войне, воюют всеми силами и до конца. И были наши спецслужбы, которые воевали с американцами, и, кстати, убивали американских людей. Мы понимаем, что, когда шли процессы в мире, за ними же стояли и советские спецслужбы. Мы же это понимаем. И американцы убивали наших людей по всему миру, потому что там тоже стояли спецслужбы.

Через механизм спецслужб американцы оказались сильнее Советского Союза. Они нашли уязвимое звено Советского Союза. Причём, это нашли даже не американцы, нашли англичане, причём, нашли не сейчас, а нашли ещё двести лет назад. Потому что, если мы посмотрим более глубоко, мир - это беспрерывная конкуренция наций, в том числе военным путём. Это его история, по-другому мир не живёт. Как и, кстати, каждый человек. Потому что, смысл существования человека - чувство собственной значимости, которое приводит его к конкуренции с другими людьми, так и нации.

Так вот, в этой конкурентной борьбе мировой Советский Союз и Российская Империя - не самый слабый боец. Девять империй мы уничтожили, таких же, как тогда Российская Империя. Шесть войн с Османской империей было, чтобы её уничтожить. Это как настойчиво надо желать чувства собственной значимости и конкурировать, в данном случае, с Османской империей? Османская империя была не подрастающий враг, а такой же по масштабу, как Империя Российская - и по численности, и по масштабу. Просто Российская Империя оказалась сильнее, как боец. И за шесть войн, за сотни лет уничтожили конкурента и врага. Это борьба.

Та же история: Австрийская империя, Немецкая империя, Французская империя Наполеона, Шведская империя. Девять империй уничтожила наша нация в процессе конкурентной мировой борьбы.

В чём главная сила российской нации?

Главная сила российской нации в многонациональности - другой ментальный код по отношению к другим нациям, другой порядок жизни, если хотите, порядок жизни русского мира. Это - сила, и эта сила нас в будущем и спасёт. Другое отношение, следовательно, к миграции и ко всем другим вещам.

А в чём слабость?

Вертикаль власти. Исторически российская нация имела слабость в структуре вертикали власти. У нас власть, реальная и публичная, в одних руках, исторически. Это связано с бюрократическим характером российской государственности. Потому что всегда большая территория, сложные коммуникации, тяжёлые климатические условия привели к тому, что резко возросла роль вертикали власти, с точки жизни людей даже, не только управления. Просто иначе не выживаешь - не готовишься к зиме, голод наступает. Поэтому роль государства выше, чем в Европе.

Артём Войтенков: Подождите, а при чём здесь вертикаль власти? Если готовиться к зиме - я сам знаю что и где...

Евгений Фёдоров: Где вы знаете, как вы знаете? Вам из юга надо привезти хлеб на север, вам надо летом подготовиться к зиме. Вы лично что-то и знаете, но у вас нет инструментов, готовности. Это коллективное творчество - подготовка к зиме в таких масштабах. На юге вы банан сбили, съели, сыты - вам не надо иметь такое коллективное творчество.

Суть в чём? Российская вертикаль власти всегда была более значима и публична  (совмещала в себе), чем европейская. Кто такие были в России бояре? Это были слуги царя. Слуги. А кто такие были такие же князья или дворяне в Европе? Это были вассалы, но не слуги. Другой статус у них был: они имели свой голос, своё влияние, другую конструкцию отношений.

Но для России - это вертикаль власти, которая имеет другую структуру, чем в Европе и Америке. И один из древнейших конкурентов Российской Империи - это Английская империя, которую Советский Союз уничтожил вместе с американцами в 60х годах. Т.е. и эту империю мы победили, но при этом эта империя, конечно, вычислила главный код и слабость российской системы власти, как системы за сотни лет. Это - вертикаль и зависимость от первого лица. Вот в Европе и в Америке такой зависимости нет. В России есть. Это наша национальная особенность. И они всегда работали через эту национальную особенность.

Возьмите простой пример. Павел, который подружился с Наполеоном, послал войска брать Индию, как английскую колонию. Как остановить дружбу Наполеона с огромной империей царской России? Англичанам, врагам Наполеона, но в данном случае и Россия стала врагом Англии. Как остановить? Они нашли этот код - убили царя. Были участниками заговора, убили царя, технология сработала, войска казачьи развернулись на полпути в Индию, и потом Россия участвовала в войне с Наполеоном.

Англичане нашли слабое место нашей Родины, слабое место российской нации. И они не один раз использовали эту слабость: Ленин - английские деньги и революция, частично. И не только они, кстати, использовали, потому что это, скажем так, не секрет в геополитическом противостоянии. Часть царей было убито, не только Павел, но и другие - на английские деньги. Это давняя история. Требование чтобы Советский Союз формировался как федеративное государство - это было условие англичан. Это давняя историческая конкурентная форма борьбы, когда они в конкуренции давят своего главного геополитического противника - Россию, потом Советский Союз. Получилось так, что мы их победили в шестидесятые годы, но их механизмы, технологию борьбы с Советским Союзом, с Россией, с российской нацией перехватили американцы, которые встали на позицию главного конкурента Советского Союза, то есть российской нации тех времён. Они этот механизм использовали и использовали непосредственно механизм работы спецслужб по замене первых лиц государства на своих людей. То же самое, как история с тем же Павлом. Тогда, конечно, это было в мягких тонах, и, поскольку, была преемственность власти, англичане не могли привезти своего императора в Россию. Они вынуждены были выбирать из того, что есть.

Сейчас не так. Поскольку Советский Союз - это уже не царская империя, где надо выбирать из числа наследников, соответственно, они запустили механизм уже продвижения своего человека - Горбачёва.

Что такое своего человека? Они несколько тысяч человек, что называется, пасли с юности - в силу наличия компромата, наличия контактов. По Горбачёву, говорят, был конкретный компромат, по его родственникам. А для Советского Союза компромат на родственников - это очень серьёзно. Это не просто пятно, это запрет на карьеру, тем более политическую карьеру - в партии вообще был запрет, я имею в виду КПСС. Это очень серьёзная была вещь, они подхватили этот механизм компромата, плюс Раиса Максимовна со своими друзьями - это всё связанные вещи. И через этот компромат они его держали, чистили ему дорогу. История с Романовым странная, вообще не в советском стиле. Не в советском стиле обвинять первого секретаря в том, что он кушает из посуды, взятой в Эрмитаже, тем более этого не было, это было враньё. Это была в чистом виде информационная утка, пропагандистская такая, вот как сейчас: придумывают сказку и эту сказку размещают в силу пропагандистского воздействия. Они чистили дорогу Горбачёву, не только ему, тысячам своих агентов чистили - дошёл он. И через Горбачёва, через военно-политическую операцию спецслужб (по сути это операция спецслужб) - ликвидировали страну. Горбачёв изначально пришёл на должность первого секретаря с задачей ликвидации Советского Союза.

Артём Войтенков: Причём сознательно.

Евгений Фёдоров: Конечно, он об этом говорил, он об этом публично говорил.

Александр Куринов: Он же сказал, что всю свою жизнь он посвятил этому.

Евгений Фёдоров: Всю жизнь, с юности! Он дошёл до высшей точки и использовал эту высшую точку для разрушения страны. Это была специальная агентурная работа. Считайте, посадили своего "царя".

Артём Войтенков: А как же они проникали, чистили дорогу, пасли своих юных агентов? У нас же была система госбезопасности.

Евгений Фёдоров: На любую армию есть другая армия. На лом есть другой лом. Сильнее оказались. Кого-то поймали, кого-то не поймали, внедрились в систему госбезопасности. Не даром КГБ так быстро разлетелось на кусочки, даже не стало сопротивляться. Это война, в которой участвовали миллионы людей, миллиарды долларов. И масштаб внедрения в Советский Союз был адекватным военным действиям сорокалетним. Понятно, что вокруг Горбачёва формировалась система работы - это система работы спецслужб. Ну а как? А убивать царей в царской империи, вы думаете это менее значимое по масштабу событие?

Артём Войтенков: Всё-таки, одного царя убить - это одно...

Евгений Фёдоров: Мы привыкли видеть всё в текущем ключе: как это так, удивительно - Горбачёв агент! Да царей меняли даже, а цари помасштабнее были генерального секретаря по власти и влиянию. Мы должны это с вами понимать. Царь в царской империи был действительно диктатором по масштабу возможностей. Генеральный секретарь, конечно, тоже очень сильная фигура, значительно сильнее, чем президент в Российской Федерации по масштабу возможностей, но всё-таки послабее царя. И если с царями получалось, то с генеральным секретарём было легче сделать, чем с царями. Англичанам, я имею в виду, а потом их преемникам американцам. Это работа спецслужб, об этом прямо описывают, кстати, ЦРУ-шники. Это работало ЦРУ. Это сейчас Госдеп, а тогда это работало ЦРУ.

Госдеп отвечал за, так называемую, профессию криминологию. Вот Кондолиза Райс была официальным сотрудником Института изучению власти в Советском Союзе. Они подходили, как враг, системно к изучению врага. Они понимали, Советский Союз - система, власть такая-то. Создали институты, которые изучали систему власти: кто как даёт команды, как выдвигаются кадры, как можно перехватить выдвижение кадров, как можно свои кадры в эту систему подбора кадров советскую (тогда ещё партийную) внедрить. Это работа профессионалов, которые занимались ею сорок лет и получили результат - победу. Поэтому Кондолизу и назначили госсекретарём, за победу. Она главный генерал, как учёный, в этой войне была. Так же, как до этого генерал получил должность Президента во Вторую мировую войну – Эйзенхауэр.

Конгресс устроил специально парад победы по случаю победы в войне. Победы парад! Вот как у нас, на Кремлёвской стене бросали знамёна гитлеровской Германии, так в Америке был парад победы и торжественное заседание конгресса по случаю победы в сорокалетней войне с Советским Союзом. Можно найти это в интернете. Пропаганда не афиширует это, но любой человек, который захочет разобраться, он это всё найдёт.

Я не пытаюсь людям разжевать что-то. Главная задача, о которой я говорю - сами изучайте историю. Я просто говорю, где изучать. И не пытаюсь кому-то что-то навязать. Изучите и смотрите - там всё найдёте: там-то, по полочкам всё разложено.

Это была война, в ней победили американцы, ликвидировали врага и сформировали оккупационный механизм у ликвидированного врага. Стандартная мировая история. По-другому не бывает. Это единственный вариант, который существует в мире в случае победы в войне.

Горбачёв - ликвидатор Советского Союза, государства, по заданию США, как врага. И это военно-политическая операция спецслужб. Ельцин, как и другие президенты пятнадцати республик, получили власть в результате этой ликвидации. Если бы это был не Ельцин, получил бы власть кто-то другой, Хазбулатов, например. Власть то не может быть брошенная - её кто-то подберёт. Вот для Российской Федерации это сделал Ельцин. И понятно, что его роль велика и в разрушительных процессах, это понятно, но в рамках этой "работы" он не был сознательным агентом. Он был разрушителем в силу своих качеств: в силу желания власти, в силу желания стать большим и великим, в силу чувства собственной значимости. Он не делал это по заданию Соединённых Штатов Америки, в этом большая разница. Они его подобрали втёмную, как разрушителя. А Горбачёв - это сознательный процесс разрушения.

Мало того, Ельцин испытывал всегда моральные проблемы, что он является, возможно, последним президентом Российской Федерации. Потому что он понимал, что когда подписывались документы о ликвидации России, то это означает его и  след в истории, как такого же ликвидатора, как и Горбачёв. Поэтому, если мы говорим о суде истории, то Горбачёв, на мой взгляд, нуждается в суде реальном, за реальное предательство - это государственная измена, со всеми вытекающими последствиями. Если мы говорим о Ельцине, то в этом плане он идёт, как говорится, в составе группы, в которой он не несёт первой роли. Скорее его роль сложившаяся в результате такой расстановки событий.

Артём Войтенков: Просто он плыл по течению, скажем так.

Евгений Фёдоров: Да, он боролся за власть. Знаете, специфика людей такого психотипа - бороться за власть до последнего, где бы он ни был. Если бы он был в пионеротряде, он бы боролся за власть в пионеротряде, если бы он был у себя в обкоме, он боролся бы за власть в обкоме, на стройке - на стройке бы боролся. В любом коллективе эти люди борются за власть, за то, чтобы стать первыми. Конечно, он – фактор этой борьбы за власть, но разрушителем Советского Союза, сознательным, специальным, организованным, это, конечно, был Горбачёв.

Артём Войтенков: Хорошо, а Путин, почему он выбивается из этой...

Евгений Фёдоров: Путин, на самом деле, не выбивается. Путин, на самом деле, это логика любого оккупированного государства. Это уже законы истории, это законы, которые выше людей – исторические законы. В любом оккупированном государстве формируются условия национально-освободительного движения. И всегда успех этих условий определяется позицией элит, всегда. В элитах всегда есть люди, например, князья во время татаро-монгольского ига (не смотря на то, что эти князья были сильно завязаны на Орду), которые хотят иметь реально власть, иметь возможности, иметь первую позицию в своём государстве - это вообще желание нормального человека. И в этом плане вопрос появления Путина - это вопрос исторической закономерности.

То, что нам с Путиным повезло - это само собой повезло, как с личностью. Но признание лидера национально-освободительного движения - это историческая закономерность. Не может быть лидера с улицы, национально-освободительного движения. Лидер национально-освободительного движения всегда из власти, может быть не из первых лиц, бывает так в истории, но всегда из власти. Это всегда человек, который может реализовать потенциал этого лидерства. Потому что, по сути, суверенитет, если так честно сказать, это всегда суверенитет национальных элит. Если национальные элиты суверенны, то суверенна и страна.

Говорить о суверенитете народа - это сложно, всегда это национальные элиты. Поэтому американцы и запретили России создавать национальные элиты, фактически, с девяносто первого года, потому что они отлично это понимают. Они управляют этими процессами, и создание российских национальных элит для них это неприемлемое условие. Они создали механизм, в котором эти элиты не национальные. А элита - это всегда, всё-таки, богатый человек. Хочешь быть богатым - езжай в Америку или к союзникам. Это условие: не поедешь - не будешь богатым. А дальше уже выбирай себе дорогу: останешься там в среднем уровне или станешь действительно богачом. Богач – значит, обязательно под американцами. Простая логика. Кстати, такую же логику использовал и Советский Союз по отношению к восточной Европе, когда управлял этими процессами - Венгрия, Польша, Чехословакия… Хочешь быть каким-то начальником - учись в Советском Союзе, имей знакомства в Советском Союзе (в другом государстве), в политбюро и в ЦК. Специальный отдел был, отдел Фалина, который занимался этими вопросами. Желательно чтобы ты тут и лечился, Советский Союз лечил всех оттуда, напоминаю вам.

Александр Куринов: Но эта политика, всё-таки, не была направлена на разрушение этих стран. Цели разные.

Евгений Фёдоров: Да, правильно, и политика американцев не направлена на разрушение всех стран. Политика американцев, как оккупантов, направлена на разрушение России в силу специфики России. Вот американцы, конечно, управляют процессами в Польше, но им не надо разрушать Польшу. Потому что Польша маленькая и никогда не даст им вызова, она никогда не станет их конкурентом, поэтому задачи разрушения у Польши нет. Перед Польшей задача у американцев другая – собирать: брать от них людей, учёных, деньги - то, что называется, собирать дань. Вот эта задача стоит и перед Польшей, и перед Китаем, перед всеми странам, как у страны победителя.

Но перед Россией, кроме задачи сбора дани, которую они осуществляют и собирают дань деньгами, и людьми, и даже детьми через механизм вывоза детей. Вы же не знаете ни одного случая, чтобы российская семья усыновила американского ребёнка, а из России за рубеж усыновляются сотни тысяч. Это система. Вот среди сбора этой дани, второй стоит вопрос – это разрушить страну. Почему разрушить? Потому что история, амбиции, генетические амбиции российского народа, к которым мы сейчас и призываем в рамках национально-освободительного движения, кстати, - именно с ними они борются путём разрушения Российской Федерации, потому что понимают.

Ядерное оружие, то есть, целый набор факторов, исторических, которые они понимают как факторы риска, что Россия, при ослаблении Соединённых Штатов, например, в результате кризиса, вывернется и опять станет им конкурентом, то есть, восстановит свой суверенитет. В отличие от Польши, где такой опасности,  рисков таких нет. Поэтому в России у них есть вторая задача - ликвидация страны. И они эту задачу реализуют параллельно с задачей ограбления, сбора дани.

Артём Войтенков: Хорошо, а почему мы тогда не развалились в 2000 году?

Евгений Фёдоров: Путин. "Загогулина" Ельцина. Я же про это и говорю. При том, что Ельцин виноват, он сделал вещь, которая его частично реабилитирует. Он ушёл до того, как страна была ликвидирована, хотя решения о ликвидации уже были подписаны при нём, при его согласии. Он не хотел брать на себя ответственность за ликвидацию России.

Артём Войтенков: То-то он так быстро смотался.

Евгений Фёдоров: Конечно, это было всё очевидно, всё подписано. То, что Путин вывернулся, это вообще было чудо, это русское чудо. Вот иногда говорят в России - нет чудес. Это чудо, с точки зрения военной компоненты, идеологической, политической. Это реальное чудо! Потому что за ликвидацию Российской Федерации выступал даже российский народ, не понимая этого, под воздействием пропаганды. Вот эти сборы подписей Немцова, по три миллиона собирали - за ликвидацию России были подписи. Понимаете? Немцов собирал подписи, докладывал Ельцину.

Александр Куринов: Подписи собирал под чем?

Евгений Фёдоров: По поводу войны в Чечне. Но реально это подписи были за ликвидацию, это же как вы вопрос поставите.

Александр Куринов: За отсоединение Чечни?

Евгений Фёдоров: Да. Если вы поставите вопрос в сорок первом году: "Хотите ли вы умереть или хотите жить?" Наверное, вам напишут люди: "хотим жить". Но если вы им при этом не объясните, что речь идёт о том, что пришли немецкие захватчики, то они так, а если вы им объясните, то они по-другому себя поведут. Поэтому так объяснили, так была пропаганда, и люди собирали подписи за ликвидацию своей страны. Полутора миллионная армия была, а сколько согласилось воевать в Чечне? Ведь не просто приказали, и армия пошла воевать, собирали со всех подразделений того, кто согласен воевать за свою Родину. Посмотрите сорок первый год, массовый героизм, и сорок второй, и сорок третий. И война с Чечнёй, когда при Путине армия не хотела воевать. Вот сейчас говорят: "Армия, там, реформа, как же так?"

Да это армия, которая не хочет воевать за свою страну, зачем она нужна? Вот я как бывший офицер говорю. Зачем она нужна, эта армия? Она не хотела воевать за свою страну. И когда собрали с трудом сорок пять тысяч человек с полутора миллионной армии, которые согласны были пожертвовать своей жизнью за Родину. Это о чём говорит? Это чудо. Американцы рассчитывали, что и этих людей не соберут, поэтому они пропустили Чечню. А если бы они знали, они бы добавили туда денег у дудаевцев - удвоили, утроили бы подразделения и всё. Что, им трудно денег набрать? Наёмников со всего мира собрать. Решили-то проблему Чечни, буквально, на последнем, как говорится, риске. Ещё чуть меньше сил - и всё, с Чечнёй бы не справились. Мобилизовав все ресурсы, этих ресурсов оказалось сорок пять тысяч человек, а больше нет.

Артём Войтенков: А как американцы это проглотили?

Евгений Фёдоров: Ликвидацию Чечни? Не проглотили. Они же системно мыслят, они понимают абсолютно логично, что Путин ничего не сделает, какой бы он ни был. Во-первых, он же не сказал, что "я ваш враг" для начала. Некоторое время для них он был загадкой. Это понятно. Неизвестный человек. Кто он там такой? Не понятно. "Who is mister Putin?" – не понятно. Но, в любом случае, для них было очевидно, что он не справится с ситуацией, потому что система на их стороне. На их стороне парламент, отсутствие армии, вертикаль власти, подкупленные губернаторы через систему выборов - у них всё. И вдруг он справляется. Чудом!

Первое было для них удивление.

Второе - он же с ними вёл довольно такие "усыпляющие" переговоры долго, года два-три. И года два-три они не понимали кто он. Здесь, конечно, сказалась его личная подготовка, как сотрудника спецслужб. Это называется военная хитрость. Он не раскрывал своих намерений о национально-освободительном движении и о национальном лидерстве. Ведь лозунг, логику национального лидерства он сформулировал не сразу. Приблизительно тогда, когда началась  атака, когда была попытка, так называемого, первого национально-освободительного восстания под руководством Путина. Это восстание было приблизительно в 2003 году. Это тогда убрали Касьянова, поменяли администрацию, разрушили олигархическую систему, посадили Ходорковского, уехал Гусинский, уехал Березовский. Это же настоящая революция. Тысячи богатейших людей России сбежали в эмиграцию.

Александр Куринов: Произошёл очень большой слом системы.

Евгений Фёдоров: Конечно. Другое дело, что систему не доломали. А её нельзя доломать. Потому что, даже если ты отнимаешь власть у сотен богатейших людей, система опирается на десятки тысяч - это системные вопросы. Систему не сломали. Было, так называемое, первое восстание, неудачное. Тогда были отменены ещё "Соглашение о разделе продукции" - отняли у американцев право на контроль за российскими недрами и нефтью. Российская нефть России не принадлежала по закону, принятому во времена ещё Ельцина. Кроме того, то что американцы собирают дань (они и сейчас с России собирают дань и деньгами, и людьми), они вообще лишили Россию права юрисдикции над природными ресурсами. Вы подумайте об этом.

Они сказали: "Отлично, вот у Польши нет природных ресурсов и у вас пусть не будет". И заставили принять законы (а они управляют процессами закона в России до сих пор) о том, чтобы российские природные ресурсы России не принадлежали. Под флагом, как бы под прикрытием закона "Соглашение о разделе продукции", это было оформлено таким образом. Это идея Олбрайт о том, что российские недра не должны принадлежать России. Она была реализована в России при Ельцине. Это было сделано по команде оккупационных властей американских. Тут даже и вопросов нет. Ельцин это создал, а Путин это разрушил, он много чего разрушил, это было, так называемое, первое восстание.

=======

Артём Войтенков: Почему же они его до сих пор терпят?

Евгений Фёдоров: А с тех пор началась борьба на смерть. Началась борьба. Первое восстание у него не получилось. То есть оно получилось - часть целей достигнуто было. Американцы оказались ошарашены, но им понадобились силы, это же политическая борьба, а не военная. Это на войне самолётами перебросил десантников, а в политической надо создать инфраструктуру борьбы. Если они до этого финансировали прямо госаппарат и его изменяли, как, например, в Минатоме, где я работал, то после 2003 года они перегруппировали силы, начали финансировать политические процессы. Они начали:

- усиленно финансировать партии;

- усиленно создавать оппозицию уличную;

- создавать систему грантополучателей, не отраслевые, как в Минатоме и везде были,  а общенациональные политические;

- поменяли систему управления СМИ. Кстати, напоминаю вам - Путин разрушил американскую систему управления СМИ, частично. Гусинский же работал на американцев, ему подчинялся целый ряд каналов. Другое дело, что смена собственника не привела к изменению системы контроля. Почему я вам в начале и сказал, что система контроля американцев не опирается на собственника, она опирается на текущую деятельность средств массовой информации, на их финансирование. Поэтому, изменив систему собственников (Путин изменил в 2003 году во время восстания), не изменил подведомственность средств массовой информации американцам.

Скажем так, как и в любой борьбе, это было наступление, которое часть вопросов решило, но глобально оккупационный режим не разрушило. Условно говоря, это наступление советских войск под Москвой, которое от Москвы врага отбило, но проблемы войны не решило, и захлебнулось потом в потерях. Вот это точно такие события, только в качественном плане, и это события 2003 года.

Дальше американцы перегруппировали свои силы, сформировали систему грантополучателей, создали новый террористический механизм, основанный на них, укрепили влияние на элиты, укрепили влияние на финансовую систему России, на экономику России укрепили влияние.

Кроме того, самое главное, Путин что сделал - он поднял уровень жизни. Как можно говорить о восстании нищих? Он сделал людей, которые более или менее могут срастить концы с концами - поднял зарплаты, пенсии. Другое дело, что это всё было выхолощено. Вот когда у нас подняли зарплаты и пенсии в десять раз (в долларах) за десять-одиннадцать лет, понятно, что уровень жизни в десять раз не поднялся. Мы реально оплачивали американцев, потому что мы же в долларах подняли зарплату.

Они изъяли у Путина его победы с точки зрения уровня жизни людей. Он в долларах поднимает зарплаты - американцы обесценивают доллар. Они его усилия взяли и отправили на благо американского народа, за счёт этого подняли благосостояние американцев, за счёт благосостояния народа российского. Вдумайтесь просто в формальные вещи.

Что такое российская экономика конца девяностых годов по сравнению с сегодняшней нашей?

Её объем в два раза меньше, но не в десять раз меньше. А уровень зарплат во сколько раз меньше? В пятнадцать-двадцать! Значит, всё остальное просто изымается. Как это? Просто американцы тупо вычерпывали все ресурсы. Вот как пылесос пылесосит всё подряд, - они вычерпывали ресурсы страны и отправляли к себе в качестве дани. Через разные механизмы, в том числе и "Соглашение о разделе продукции", когда изъяли недра, которые потом Путин вернул. Вот что они сделали.

Они полностью осуществляли выемку дани из Российской Федерации. И когда Путин решил ряд проблем, он часть этих денег оставил стране. Ещё раз говорю, экономика то всего в два раза поднялась, а доходы поднялись в пятнадцать раз, иногда и в двадцать. Так откуда разница? В два и в двадцать, откуда? А разница в том, что эти деньги перестали отправляться в Америку в таких объёмах, как они отправлялись при Ельцине. Понимаете, да? Вот и всё.

Это же законы экономики, как законы физики. Если вы что-то там отпустите - это  падает вниз. Это закон физики, хоть вы лопните, он будет подать вниз. Вот так и здесь: если деньги где-то есть, значит их где-то нет. Если денег нет в России, значит они где-то в другом месте, при этих же объёмах экономики. Где? В Америке. Всё понятно, он (Путин) их у них отнял. Что, они после этого будут его любить? Если он отнял дань, которая выплачивалась американскому народу. Половину этой дани он реально отнял. Вот сейчас мы платим в два раза меньше, чем платили в девяностые годы.

Артём Войтенков: Так почему они его до сих пор терпят? Убрать первое лицо - тоже не вопрос.

Евгений Фёдоров: Потому что борьба идёт.

Во-первых, здесь личный опыт - не лезь на рожон, себя беречь, усилить охрану. Хотя на него было огромное количество покушений. Вы это знаете. Всё-таки он не человек с улицы, он всё-таки профессиональный специалист по спецслужбам. Он понимает методы борьбы врага. Он понимает, что будут заказные убийства, он понимает, что будут контратаки. Как работает ЦРУ - он это понимает, как специалист. В этом нам с ним повезло. Потому что, как лидер национально-освободительного движения, исторически родился бы кто-то обязательно. Но мог родиться неопытный человек, не умеющий, а мог опытный. Вот неопытного убили бы да и всё через пару лет. Потому что он орал бы с трибуны что-нибудь слишком сильно. А он всё-таки года три водил их за нос, по своей профессиональной привычке. И потом постепенно, более менее, когда накопил силы, пытался сделать это восстание. Восстание не получилось, в тех объёмах, как хотели – это да, не получилось. Сил не хватило, народ не поддержал, по-честному говоря.

Потому что под воздействием пропаганды люди не понимают многих вещей. Пропаганда - это серьёзное дело. И поэтому и сегодня надо вопрос поднимать национального восстания или национально-освободительного движения с информационных вещей. Это ключ. Если вы, и мы с вами сумеем сделать так, чтобы люди начали думать о своей стране, разобраться в процессах реально, убрали бы вот эти пропагандистские шоры, то это и есть ключ к успеху национально-освободительного движения и Путина, как его лидера. В этом ключ главный. Если они по-прежнему будут поддаваться подбрасываемому беспрерывно всякому вранью и пропагандистскому давлению, тогда нам ничего не светит. Значит, страна будет ликвидирована. По сути, как всегда.

Вопрос выживания страны - это вопрос мозгов её людей.

Артём Войтенков: Вот с Советским Союзом, вы говорите: "Предательство поколения". Ну как вот так: взяли все люди и предали свою Родину? Я это время помню достаточно хорошо, никто особо не желал смерти государства и смерти Советского Союза.

Евгений Фёдоров: Но никто не стал мобилизовываться, никто не рискнул жизнью ради своей страны. Вот в 41-ом году люди рискнули жизнью и погибли десятки миллионов людей.

Артём Войтенков: Тогда было понятно: к нам идёт враг, он к нам придёт и всех убьет.

Евгений Фёдоров: Это просто вопрос пропаганды. Ведь враг мог сказать что: "Я не враг, я европейская культура и цивилизация".

Артём Войтенков: Ну да, на танке, да? Европейская культура.

Евгений Фёдоров: А на танке просто, чтоб охранять вас от коммунистов. Так и говорили. Но люди же разобрались в пропаганде. Они же не поверили Гитлеру, а могли поверить.

Артём Войтенков: Некоторые, кстати, верили.

Евгений Фёдоров: Да.

Артём Войтенков: И уходили туда добровольно.

Евгений Фёдоров: Правильно. Но могли поверить? В массовом плане. А в 91-ом году поверили. В принципе пропагандистская машина, что у Гитлера, что в 91-ом у американцев - была одинаковая. Но в 41-ом не поверили, а поверили Сталину, который, кстати, до этого для многих был личным врагом, и судьбу свою люди решили: "Да моего родственника, допустим, в 37-ом году арестовали, но несмотря на это, я для себя делаю выбор в пользу Родины, и буду подчиняться главнокомандующему, который это сделал".

Артём Войтенков: С Советским Союзом, знаете, у меня, честно говоря, такое подозрение было, что его лет 20 последние валили специально. Создавали какой-то дефицит искусственный. Просто совершенно явные вещи, которые человек, нормальный управленец, не может допустить.

Евгений Фёдоров: Конечно. Так это и есть предательство, механизм предательства. Смотрите, мы с вами обсуждали: американцы расшифровали слабое место Советского Союза или Российской Империи. Причем, до них это расшифровали англичане и заставили сделать эту систему Ленина, вопреки Сталину, систему фёдеративного устройства, которая не свойственна была царской империи до этого, никогда. Была Тефлисская губерния, а не республика какая-то.

Первый этап отступления был тогда, когда по требованию англичан Ленин ввёл систему федеративного устройства, просто за деньги, потому что он деньги от англичан получал. Мы должны это чётко говорить: от немцев и от англичан. Англичане потребовали федеративное устройство, Ленин это сделал.

И второй этап это уже 91-й год и подготовка к нему, когда накануне Горбачёв всю свою сознательную политику - ликвидировал Советский Союз. Создавал условия для того, чтобы появились вот эти:

- республиканская самостийность союзных республик, провоцировал их на это;

- не отменял их желания, всякие придумки, создавал это искусственно;

- создавал пропагандистский фон проамериканский, специальный, т.е. сознательно занимался разрушением.

Это специалист своего дела работал, у него были хорошие советники из Центрального Разведывательного Управления - они сделали эту работу за 6 лет. Давайте спросим, как Штирлиц попал в немецкую спецслужбу, ну как Штирлиц попал? Был заслан туда, вот и попал. Так ведь? Это его работа, он патриот. Вот Горбачёв патриот Америки, он реализовывал американский курс. Для этого они чистили ему дорогу, он с молодости этого хотел, поднялся на этот уровень, на этом уровне он завершил процесс ликвидации СССР. А процесс начался с момента, я вам скажу, с момента фултонской речи, с момента объявления холодной войны.

Вот тогда американцы начали и уничтожать Советский Союз, а Советский Союз уничтожал Америку. Это война была, 40-летняя война. И в этой войне спецслужбы работать начали тогда. А Горбачёв - это был завершающий этап работы спецслужб.

Евгений Фёдоров: Эту систему просто у нас не понимают её масштаб и влияние. Эта система тотальна. Она заменила американских советников. Когда американские советники уехали из России в начале 90-х годов, вместо себя они формально оставили олигархов (через механизмы собственности), а оперативно оставили систему грантополучателей. И эта система всегда работала. Я работал в Минатоме, в конце 90-х годов, так вот, Минатом в год получал до полумиллиарда долларов грантов из Соединённых Штатов Америки. Полмиллиарда, причём, это было более десяти лет назад, в год. Доллары тогда были не такие, как сейчас - смело умножайте на пять. Это только одна отрасль, правда, оборонная.

Какая задача? Вырвать у России ядерный потенциал. На что шли финансы? Я знаю это, потому что там работал.

На что шли финансы?

- На уничтожение ядерного флота, под предлогом экологии и т.д.; на порезку этих ядерных лодок.

- На вывоз учёных и специалистов из атомных городов.

- На перепрофилирование атомных городов и специалистов, переучивание людей.

- На закрытие ядерных объектов, научных и оборонных, причём американцы просто финансировали. Например, есть атомная электростанция, она оборонного назначения, не энергетическая. Американцы говорят: «Её надо закрывать». Но так получается, что она ещё заодно и топит город, или города, причём там сотни тысяч людей живут. Закрыть её нельзя по социальным соображениям. Они говорят: «Хорошо. Вот вам деньги, строим вам в России электростанции тепловые и электрические, чтобы заменить эти мощности». И они вкладывали в это деньги.

Вот на что эти деньги шли. Полмиллиарда долларов!

Это мягкая сила. Когда на войне горячей захватили город - всё ясно. А мягкой силой меняют качество, т.е. эта цель - сменить качество Российского государства, убрать из него национальную ориентацию, т.е. сделать его проамериканским - государство и власть. Вот это главное направление. И уравновесить это проамериканское государство и власть своими открытыми пятыми колоннами, как сейчас мы наблюдаем на улицах. Потому что это – манипулирование. Это игра в две руки: с одной стороны - есть непримиримые граждане, за деньги и за пропаганду, что очень важно, а с другой стороны - есть власть, которая сдаётся. Это игра. Вот эти полмиллиарда шло на механизм сдачи власти. Власть как бы сдавалась, делала вид, что сдаётся.

Кстати, технологии Советского Союза были похожи, когда он управлял процессами в Афганистане, Польше, Венгрии… Эти технологии американцы не придумали. Это форма мировой конкурентной борьбы. Просто в этой конкурентной борьбе мы – колония, т.е. мы вассалы. Мы не боремся с ними на равных, а мы как бы пытаемся уменьшить процессы негативного воздействия внутри системы, которой они управляют.

Евгений Фёдоров: Когда американские советники создавали российское государство, они подготовили всё базовое законодательство по банковской системе. В том числе сформировали механизм Центрального Банка Российской Федерации, который юридически не вполне является российским созданием: то есть, Центральный Банк завязан на Российскую Федерацию с точки зрения уставного капитала в 3 миллиарда рублей. Имущество Центрального Банка по закону является имуществом Российской Федерации, но силу структуры золотовалютных резервов (они являются главным имуществом) - фактически он отделён от российской экономики и российского государства. Предлог для отделения был такой: чтобы был более устойчивый рубль. На самом деле это, конечно, только предлог, который, кстати, признаётся и самим руководством Центрального Банка.

Соответственно, специалисты Соединённых Штатов, которые работали в России, а это несколько тысяч, даже десятков тысяч человек, - в начале 90-х годов при прямом управлении Российской Федерации сформировали и законодательство, и систему модельность работы Центрального Банка. Суть этой модельности следующая: Центральный Банк независимо от российского государства по конституции и по закону о Центральном Банке, мало того он имеет право использовать международную судебную юрисдикцию, - Центральный Банк является единственным учреждением, которое имеет право эмитировать в Российскую Федерацию валюту, т.е. рубли. Специфика эмитации рублей, направления рублей в российскую экономику следующая: он покупает на бирже доллары, потом добавилось к этому и евро. В объёмах купленных долларов и евро может эмитировать российский рубль собственно в российскую экономику.

Артём Войтенков: А просто не может?

Евгений Фёдоров: Не может. Есть формально три условия эмитации, три условия направления средств:

- через банки,

- в виде кредитования банков, что то же самое, потому что кредит надо отдавать. Он даёт деньги, на которые выкупает через механизм биржи. То есть он фактически, чтобы подать рубль в российскую экономику обязан на эту сумму купить доллары, но доллары виртуальные.

Сегодня статус российского рубля - это оккупационный рубль, потому что рубль выпускается через механизм золотовалютных резервов пропорционально долларам. Рубль - реальный, доллар - виртуальный и, учитывая, что золотовалютный резерв носит особый статус, то есть они никогда не поступят в американскую экономику (это виртуальный накопитель цифирок под названием внешний американский доллар) - то это прямой обмен по номинальной стоимости.

Артём Войтенков: Золотовалютные резервы России кому принадлежат?

Евгений Фёдоров: Они принадлежат никому: то есть, формально они принадлежат России, но реально Россия взять их не может, не имеет права по конституции, и по закону о Центральном Банке, и по международным соглашениям. Условно говоря, у вас есть ящик, в него формально вы кладёте деньги, но взять из ящика вы их не имеете права. Это как копилка: туда монетку кидаешь, а обратно – только разбить, а разбить вам нельзя. Вот так вот устроены золотовалютные резервы.

Денис Ганич: Когда кризис был мы же как-то меняли доллары. Получается у нас уменьшался запас, как-то вливался в экономику?

Евгений Фёдоров: Когда был кризис, то Центральный Банк принял решение часть денег (небольшую) направить в качестве кредитов для банков Российской Федерации. Для банков кредитная ставка была довольно высокая и на этом американцы отдельно заработали: они дали кредиты банкам, кредиты банки вернули (я не знаю ни одного случая, чтобы не вернули банки кредит), вернули с процентами. Получилось, вот эта  "копилка ", "ящичек с долларом" – он ещё стал больше за счёт этой кредитной ставки. Всё просто: взять оттуда нельзя, можно взять кредит, какую-то часть, опять же через механизм ЦБ.

Надо понимать, что все банки в России не суверенны, поскольку они все замыкаются на системе Центрального Банка, а та в свою очередь действует на основе механизма рейтингов, которые вырабатываются в Нью-Йорке. Не случайно, если вы посмотрите европейские проблемы, когда взяли вдруг и объявили снижение рейтинга Греции, и всё - Европа посыпалась. Почему объявили снижение рейтинга Греции?! Вот просто так приняли решение. У Греции до этого рейтинга было 163% ВВП долг, после, и при вступлении в Евро было такой же, а почему-то взяли и объявили, в результате - посыпали всю Европу. Это удар по Европе со стороны Соединённых Штатов Америки, потому что конкуренты им не только мы, конкуренты американцам - весь мир, и давят они и терроризируют весь мир, а не только Россию, включая и Европу.

Артём Войтенков: Давайте с золотовалютными резервами проясним. Получается как? Россия продаёт нефть, ещё какие-то свои полезные ресурсы, получает за это американские доллары, виртуальные. На эти доллары кладёт в свой золотовалютный запас, а золотовалютный запас, получается не её, не наш, не российский.

Евгений Фёдоров: По конституции. Конечно.

Артём Войтенков: Получается, что мы отдаём всё бесплатно.

Евгений Фёдоров: Правильно! Вот вы как точно всё подметили. Абсолютно так и есть. Это называется дань. Именно так. Золотовалютные резервы мы трогать не можем, они по конституции не принадлежат государству, через механизм Центрального Банка, поэтому там просто складываются нули долларовые, виртуальные, но за это мы платим полномасштабными российскими ресурсами, чтобы эти нули там увеличить. Вот и всё. Это отражено в законе о Центральном Банке, его можно повесить где-то и пусть люди читают, если хотят справочку юридическую.

Простая, не хитрая формула платежа дани. Причём формула рассчитанная. Если Германия после поражения в первой мировой войне получила дань в виде конкретных цифр: столько-то миллионов должна была заплатить Франции, Англии… То на Россию дань наложена в более жёсткой форме: выплатить надо весь внутренний оборот, всю денежную массу, мы должны автоматически выдавать Соединённым Штатам Америки по номинальной стоимости. То есть, сколько бы в России не появилась необходимость в новой денежной массе (она растёт по мере роста экономики), - мы на 100% должны выкупить право на внутреннюю эмиссию у Соединённых Штатов Америки. Это более жёсткий вариант, чем акт о капитуляции Германии после первой мировой войны, когда цифра была всё-таки конечна.

И, если помните, французы и англичане сняли оккупацию с Германии после того, как она выплатила долги. Конечные! А Россия не может их выплатить никогда, потому что она всегда будет наращивать денежную массу. И всегда будет оплачивать американцам право на наращивание денежной массы.

Денис Ганич: Чем больше растёт экономика у нас..,

Евгений Фёдоров: Тем больше американцы получают доходы от Российской Федерации - прямая абсолютно зависимость. Даже, если мы их будем перегонять, они будут только радоваться (ну, теоретически) - потому что у них будут увеличиваться халявные деньги.

Артём Войтенков: То есть, все разговоры "давайте поднимем нашу экономику и догоним Европу " - это в общем-то…

Евгений Фёдоров: Почему? Это разные вещи. Вот вы пытаетесь решить свои проблемы, ускоряя экономический рост, при этом вы одновременно решаете проблемы Европы и Америки. То есть, ваши усилия делятся: часть усилий поступает на благо российского народа, а бОльшая часть усилий автоматически поступает на благо американского и европейских, прежде всего немецкого, народов. Автоматически.

Артём Войтенков: А почему немецкого?

Евгений Фёдоров: Потому что евро. А в евро там контролирует ситуацию Германия, Не только Германия - европейские страны, как союзники Америки. И Америка с них тоже деньги выбирает: евро тоже производное доллара. Там своя история. Но, когда мы поддерживаем евро, а мы его поддерживаем на 40%, мы тоже поддерживаем доллар через поддержку евро. Так что американцы собирают дань со всех.

Артём Войтенков: Но эта же система должна подойти к какому-то потолку: когда всё время денег больше, больше, больше в мире. Они должны куда-то слиться в конечном итоге?

Евгений Фёдоров: Эти деньги повышают потребление в Соединённых Штатах Америки. Если вы сравните потребление энергоресурсов на одного американца и немца (мне немцы эту цифру сказали) разница в три раза, то есть американцы в три раза больше потребляют ресурсов, чем немцы. Не потому, что они имеют больше производства на человека, а потому что у них больше потребления на человека: они ездят на автомобилях, у них больше квартиры, у них качество жизни лучше - уровень жизни выше. Это идёт на благо американского народа.

Вы вот сейчас про это говорите, а ведь дань оплачивается не только через оккупационный рубль. Дань оплачивается и людьми, и кадрами, наукой, например. Как раньше вывозили ремесленников, во времена монгольского ига, так вывозят и кадры.

Или вот дети. Мы видели, опять очередной скандал: наши дипломаты в Америке нашли детский дом для российских детей, которых они вывезли из Российской Федерации, 20 человек, недавно был сюжет. Сотни тысяч детей из России через механизм дани поступают в Соединённые Штаты Америки, как раньше поступали янычары в османскую империю, в том числе из Руси. Покорённые народы платили дань детьми.

Артём Войтенков: Зачем американцам наши дети?

Евгений Фёдоров: Генетика. Хорошая белая генетика. Белые рабы. Создают нижний класс рабов, ну, относительных, конечно. Как зачем?! Это конкурентная борьба - нации конкурируют. Вы думаете только с помощью денег? С помощью генетики, с помощью ремесленников, учёных. Только в Германии 26 программ переезда/вывоза людей из бывшего Советского Союза, причём, они за это платят. Чем в Германию приедет больше людей из Советского Союза бывшего, белых, тем сильнее немецкое государство. Что тут непонятного? И сильнее немецкая нация.

То же самое касается американцев: чем больше туда приедет людей из России: молодёжи, учёных, компьютерщиков - сильнее американский народ. В Соединённых Штатах Америки, допустим, в сфере экономики, в науке - 80% гастарбайтеров. Если Америка перестанет привозить к себе учёных со всего мира, в качестве дани людьми, америка перестанет существовать в экономическом смысле, потому что не кому будет работать в лабораториях. Поскольку сами они не хотят думать, они выбирают людей умных со всей планеты, которых подготовили, которые прошли институты, школы, которые творческие люди - они их отбирают и везут к себе. И делают это куда эффективнее, чем Германия вывозила с оккупированной территории рабочих и работников, и молодёжь - тоже вывозила.

Я могу сказать, что в деревне, где мой отец был в оккупации, половину деревни в конце войны взяли и всю молодёжь вывезли в Германию. До Германии не довезли - расстреляли под Псковом. Потому что уже началось, как бы война перебила коммуникации, не смогли вывезти. Но сам факт – тотально, то же самое.

Из Прибалтики европейцы и американцы вывезли треть, 30% населения из Литвы, например. Это за какие-то 7 лет – это больше, чем гитлеровская Германия во время оккупации Прибалтики с помощью гестапо. Это просто формы разные. Если в оккупационном механизме гитлеровцы вывозили - автомат под бок и вывозят, то в современном механизме это делается как бы добровольно, за деньги. Но суть-то одна - это укрепление нации одной за счёт других, за счёт вывоза оттуда людей, детей, ремесленников, денег, дани и всего остального.

Слушайте, мир он какой был, такой и остался. То, что пропаганда сейчас умеет очевидные вещи скрыть, так это только говорит о качестве оккупационной машины, вот и всё. Но методы сами остались, и механизмы те же, как и были сто, двести, пятьсот, тыщу лет назад. Если ты слабый - платишь, если совсем слабый - исчезаешь. Это жизнь.

Артём Войтенков (Poznavatelnoe.TV): ФРС, которая печатает доллары США, принадлежит американскому правительству, американскому государству. Она не подконтрольна ему, а скорее - наоборот.

Евгений Фёдоров (депутат Государсвенной Думы): ФРС есть продукт американского народа. Там говорят, что ее создавали банкиры - это правда. Но сами банкиры - продукт американского народа. То есть нация создаёт инструменты своего доминирования - в мире, в стране и так далее. И элиты (богатые люди) относятся к понятию нации. Поэтому американские банкиры, которые являются учредителями ФРС - это американская нация. Также, как американское правительство. Они могут между собой конкурировать, но они есть продукт американской нации! И ФРС работает на американскую нацию. Поэтому я абсолютно не сторонник теории заговоров и мировых правительств. Я, может быть по-крестьянски, но исхожу из простых вещей: как происходит в малом, так и происходит в большом. Если человечество за всю свою историю, которой много тысяч лет, всегда существовало путем конкурентной борьбы между разными нациями, или народами, или племенами, или стаями, еще даже, когда человека еще нельзя было назвать человеком, то так это есть и сейчас. У нас конкурируют даже деревья за доступ к солнцу на полянке, а уж живые существа, и уж такие команды под названием "нация" - это сто процентов! Проявляется эта конкуренция через войны, через создание специальных институтов и инструментов этой конкуренции. В основе этой конкуренции лежит чувство собственной значимости. И это в полном объеме относится к американскому народу, и ему удалось создать ряд инструментов глобального управления для своих целей, американской нации. То есть цель ФРС - обеспечить американских банкиров, которые есть принадлежность американской нации, огромными деньгами. Вот и всё! И они эту цель реализовали. Деньги поставляет Америке в сегодняшней системе - весь мир. Именно поэтому американская нация потребляет половину мирового продукта. То есть весь мир наполовину работает на одну страну - на Соединенные Штаты Америки. Это означает, что любое усилие, любой продукт, который производится в мире - в России, в Китае, в других странах,- половина его даром отдается Соединенным Штатам Америки. Чтобы мы понимали глобальную систему управления!

Артём Войтенков: А почему даром?

Евгений Фёдоров: Потому что это так устроено, что американцы половину ВВП потребляют, производя только (если мы отбросим сферу услуг) порядка восьми процентов. То есть они потребляют (убираем сферу услуг и сферу управления) пятьдесят процентов - вот сравните, при своем производстве 8-10 процентов. Как работает система производства? Американцы производят какой-то продукт. Объем их производства продукта, если убрать сферу услуг, порядка восьми процентов мирового ВВП. А потребляют 50! То есть они платят за 8 - а потребляют 50! За 50 они не платят: 50 есть форма сбора дани со всего мира - этакая современная, аккуратная! Так это и получается - почти 50 процентов, то есть усилия почти каждого второго человека на планете - это обеспечение (бесплатное!) Соединенных Штатов Америки продуктами его труда. Всё просто! Когда Римская империя собирала дань со своих каких-то территорий, когда Британская империя собирала дань с Индии и с других территорий - так же это было. Любая империя это делает! Если ты империя - ты грабишь колонии! Это новость я сейчас говорю?

Евгений Фёдоров: Те доллары, которые в Америке носят внешний оборот… В Америке есть внутренний оборот и внешний - это разные доллары, они выглядят одинаково, но у них разные номера и разные технологии оборота. То есть внутри Соединённых Штатов Америки нельзя оборачиваться иностранным долларам. Если вы поедете с долларами, которые вы купили в России, в Соединённые Штаты, вы на них что-то купить можете, но банк изымет ваши доллары по номерам и вывезет их с территории Соединенных Штатов Америки. Поскольку вас будет не много таких, которые из России привозят доллары и меняют, то эта работает система вот так. А если таких будет много, то американцы просто прекратят приём иностранных долларов на территории Соединенных Штатов Америки - и всё. И вы окажетесь с этими долларами, с пустыми бумажками.

Артём Войтенков: Почему американцы так делают? Почему у них разные?

Евгений Фёдоров: А потому, что у них есть оккупационный доллар внешний, и внутренняя национальная валюта. У меня отец был в оккупации мальчишкой во время Великой Отечественной войны в Новгородской области в Демьянском районе. Так вот на оккупированной территории СССР немцы выпустили так называемую оккупационную рейхсмарку. Они не свои марки там использовали, они выпускали вот такие пустые бумажки, обеспеченные военной силой немецких комендатур. Но за эти бумажки они выбирали абсолютно всё, что не отнимали. Потому что часть они отнимали, допустим, чернозём из воронежской области они вывозили. А часть они как бы выкупали у населения: продовольствие, товары народного потребления и вывозили это в Германию. Но реально это были просто пустые бумажки. То есть комендатуры выпускали эти пустые бумажки, на них покупали реальные продукты, реальные товары у оккупированного населения и вывозили в Германию для немецкого народа. Фактически это была форма изъятия этих товаров. Вот, как фильм "Сорок первый", - помните, такая расписка: "Я для революционных нужд изъял у тебя коня". Ясно, что это ерунда!

Вот это та же история. Мы чётко должны понимать: американцы для своих выпускают реальный доллар (то есть обеспеченный), и этот доллар внутри Соединённых Штатов является достаточно реальной валютой. А для внешних колоний они выпускают пустышку, пустую бумажку. Но баланс этой бумажки мягкий. То есть вы на неё можете поменять что-то, когда хотите, но как только таких будет много - например, начнётся мировой кризис экономический или ещё что-то, - и туда повезут доллары в больших количествах, и от них просто откажутся. Их перестанут принимать сами американцы. Они будут требовать только внутренних долларов, а их у вас нет. Потому что Центральный Банк ваш и других стран менял национальную валюту на виртуальные доллары. Так устроена американская система: экономическая и резервная система - ФРС.

Артём Войтенков: Так она пасёт все страны?

Евгений Фёдоров: Конечно. Как американцы могут собирать половину мирового ВВП, если они не будут собирать его со всех? Россия там только часть даёт. Свою часть дани Россия даёт, но такую же дань дают все страны. И Китай даёт. Но у Китая государственная валюта. Он свою часть дани отдаёт за счёт специальных договорённостей с Соединёнными Штатами.

Из России дань вытаскивается, то есть напрямую управляются процессами изъятия дани из Российской Федерации, а Китай платит дань как государство - это большая разница. Он суверенен, но перед лицом сильного  платит дань. Причём в огромных тоже размерах - больше, чем Россия раз в пять или в десять. Но это его решение суверенное Китая - он не хочет ссориться с американцами, предпочитает от них откупаться. А с Россией никто даже не считается - просто изымают всё, что в обороте.

В результате получается, что когда в России в оборот попадает российский рубль, автоматически американцы становятся богаче на этот рубль. Автоматически. То есть, автоматически американская экономика на рубль становится богаче.

По поводу доллара я скажу: такая история была, когда доллар был обеспечен золотом, и когда де Голль попытался обменять на золото. Во-первых, самого де Голля не стало, а во-вторых, через какое-то время американцы вообще отменили, по сути сделали дефолт доллара, потому что отменили его золотое обеспечение. Просто волевым решением. То есть, условно говоря, написали обещание, что они будут менять, а потом сказали: "А мы от своего обещания отказываемся. Мы же хозяева своего слова: хотели - дали, хотели - взяли!"

Евгений Фёдоров: Средства массовой информации напрямую подчиняются американцам с 90-х годов. С тех пор. Все. Это система, это не люди. Это надо понимать. Это системное подчинение, то есть машина пропаганды...

Александр Куринов (Профсоюз Граждан России):

От людей не зависит...

Евгений Фёдоров: Конечно! От людей не зависит. Человек приходит на работу. Вот он пришёл на работу - у него на работе есть повестка дня, его функции, которые он там выполнить должен. Всё. Вот эти функции написаны системно, американцами. При этом человек может быть любым, как бы патриотом, - он с 9 утра до шести вечера должен выполнять работы по вот этому списку, а сам список написан американцами. И выйти из списка он не может, потому что за конфигурацию повестки дня отвечают другие люди, а эти другие люди, по сути, в России отсутствуют, как система. То есть, в России нет системы преобразования системы. Она находится в Соединенных Штатах. Поэтому статус-кво сохраняется... А дальше…

Как это работает в СМИ? Два главных момента.

Первый момент это - собственно любое средство массовой информации это акционерное общество. То есть, главная задача любого СМИ (по решениям, которые были приняты тогда Соединенными Штатами в России) - зарабатывать деньги. Это в первых строчках любого устава акционерного общества написано - не важно, это 1-й канал, Россия, НТВ... Зарабатывать деньги.

Александр Куринов: То есть 1-й канал, 2-й канал - это не государственные?

Евгений Фёдоров: А какая разница? Акционерное общество. Есть у государства там пакет, нет у государства там пакета: сама работа акционерного общества - зарабатывать деньги. Не сеять разумное-вечное-доброе, не заниматься проведением какой-то там политики. Его задача - получать деньги. Всё. Если акционерное общество (любое - первый канал или Россия) перестаёт зарабатывать деньги, то есть не выполняет свою функцию, то оно разоряется, исчезает – его не будет. Поэтому работа директора, всей системы вот этого канала - зарабатывать деньги, в этом его работа.

Как он зарабатывает деньги? Он деньги зарабатывает через рекламу.

Как получать деньги через рекламу? Через механизм рейтингов!

Механизм рейтингов - это не думайте, что это механизм сколько людей смотрит и кому нравится. Это специальная система, завязанная на прямое управление из Нью-Йорка, в соответствии с которой по определенным методикам (и компании сами, кстати, подчиняются Нью-Йорку, который занимается этим) в средство массовой информации предоставляются условия, при которых оно получает доходы от рекламы, а это его главные доходы. В любом СМИ.

Артём Войтенков: У каждого СМИ есть свой менеджер.

Евгений Фёдоров: По доходам. Ну, конечно.

Артём Войтенков: Рекламные службы сидят, обзванивают: "хотите дать рекламу?" Это вроде на Нью-Йорк никак не завязано, они сами.

Евгений Фёдоров: Методика. Смотрите, что такое методика.

Специальный эксперт из Нью-Йорка по методикам Нью-Йорка (эксперты из России - часть, но часть - из Нью-Йорка). По методикам, разработанным в Нью-Йорке, вам говорят, что вот за это вы получите деньги, а вот за это – нет, и вот в таких вот объёмах. Методики настроены на негатив. Причём, это только российская специфика. В Европе не так.

То есть если канал постоянно производит гадости, особенно это если гадости глубокие, то есть он не просто говорит о плохих вещах, а он говорит об убийствах, об изнасилованиях, таких "жёстких" вещах - с подробностями, с постоянными повторениями, с выматыванием мозгов, с многолетними повторениями каких-то трагических событий, каждый день причём. В этом случае через систему рейтингов у него доход больше, то есть канал начинает получать большое количество денег, и, соответственно, в конкурентной борьбе выиграет у других средств массовой информации, которые, допустим, так не делают в силу, например, патриотизма, или просто честности людей, которые там работают. Вот и всё. Это конкретное конкурентное преимущество этого канала.

Александр Куринов: И работодатели тоже ориентируются на этот рейтинг. Вот этот канал - его больше якобы смотрят, и оттуда мы больше получим.

Артём Войтенков: А кто эту систему рейтингов устанавливает?

Евгений Фёдоров: Нью-Йорк. Это прямая нью-йоркская система.

Александр Куринов: Значит, наши рекламодатели смотрят на Нью-Йорк?

Евгений Фёдоров: Естественно. Абсолютно. Эта вся система написана в Нью-Йорке. Причем это не только в СМИ, это еще и банковская система. Но мы еще к этому вернемся. То есть вся система.

Вот Грецию сейчас кто обрушил? И вообще Европу... Что сделали?

Просто в Нью-Йорке решили, что вот сегодня у вас не такой индекс в Греции, а вот этакий. Всё. Поплыла Европа - миллиардные убытки, кто-то выкинулся из окна. Просто в Нью-Йорке приняли решение - обрушить Европу.

Что такое рейтинги? Это система управления современным миром, которая находится под американцами. И система СМИ - первый момент. То есть все СМИ, вся система средств массовой информации получает деньги так, как им скажут, как дадут возможность это сделать в Нью-Йорке. То есть Нью-Йорк командует финансовыми потоками СМИ. Это сразу надо понять. Соответственно вся система обслуживает вот этот механизм негативного рейтинга. А это создает общее в стране - психологию негатива.

Артём Войтенков: Всё плохо!

Евгений Фёдоров: Всё плохо. А значит, плохая власть, то есть создает такой общий фон. Кстати, между прочим, в Европе, если вы посмотрите, система рейтингов работает по-другому. Если у нас на 10 новостей 9 негативных, то в Европе на 10 (вот кто в Европу ездил, знает) новостей - 1-2 негатива. Это другая вещь. А, допустим, в Азии вообще запрещен негатив по телевизору. У нас его 90 процентов, а в Азии он запрещён. Вообще. Его нельзя показывать.

Артём Войтенков: В Азии это конкретно - в каких?

Евгений Фёдоров: Сингапур, Китай и многие другие - прямо прямой запрет. Сингапур, кстати, капиталистическая страна, что бы ни говорили. Там прямой запрет на негатив в средствах массовой информации в новостях. В Европе, если происходит какое-то событие... Вот помните "Хромую лошадь"? Событие, да – трагедия. Полтора года каждый день, так или иначе, это раскручивали. В Европе где-то в это же время сгорел детский дом в Прибалтике. Я помню, там погибло несколько десятков детей. Два дня – новость. В железнодорожной катастрофе погибло там тоже  десятки людей - два дня новость. Их никто не скрывает. Но масштаб подачи негатива, выпучивание его - принципиально другой. Это вот главная часть системы, то есть СМИ получают, как система, деньги под негатив. Это раз.

Второй момент - это прямая пропаганда. Вот обратили внимание, сейчас внесли закон о том, что те неправительственные организации, которые получают из-за рубежа деньги, должны информировать, что они иностранные агенты. Сами деньги не отменяются. Мгновенно Хиллари Клинтон прилетела в Санкт-Петербург, собрала этих своих, скажем так, финансируемую ею пятую колонну в России (часть из неё), и сказала: "Вы не беспокойтесь, мы понимаем, что вас здесь пугают. Мы найдем способ давать вам деньги так, чтобы никто не знал, что вы наши агенты."

Это надо понимать. То есть официально госсекретарь мгновенно, перепугавшись закона в России, приехал, чтобы успокоить систему грантополучателей в России, что они будут продолжать получать деньги. Я так понимаю, наличкой теперь будут возить, чемоданами... Но при этом они должны будут по-прежнему скрывать, что они получают деньги от американцев.

И второй момент - это собственно пропаганда. Пропаганда - это грантополучатели. Процессы механизма грантополучателей частично сейчас вытащили. Люди понимают, что неправительственные организации финансируются, двадцать тысяч грантополучателей.

Я вам скажу так: вы знаете, что половина средств массовой информации в той или иной форме получает деньги от Соединенных Штатов? Половина. Особенно региональных. Этот масштаб явления у нас даже не исследовали. Вот сейчас более-менее тронули уличную компоненту иностранного финансирования и узнали, что там сотни миллионов долларов. А я вам говорю, что половина СМИ – получают. И это получают они через государство, или при попустительстве государства. Потому что государство - частично под американцами системно. Вот в силу тех причин, о которых я сказал. И это тот пласт, который сейчас придётся поднимать. И когда мы говорим об иностранных агентах и законе, мы должны понимать, что сегодня этот закон описывает 10 процентов только реальных агентов (когда он будет принят), которые получают деньги из США. А 90 процентов (официальных) в нем даже не описывается - например, средства массовой информации. То есть до половины СМИ в России (это кроме манипулирования через систему грантов, то есть такое подковёрное как бы манипулирование), до половины СМИ в России должны будут вверху писать "мы - иностранные агенты". Половина! Люди про это же не знают. Потому что пропаганда закрывает эту информацию.

Евгений Фёдоров: Всеми вопросами стратегического характера занимаются по-прежнему американцы в России. Как они это делали в 91-м году (они тогда еще и прямо управляли), так они и занимаются вопросами системного стратегического характера. Как промежуточный вариант в конце 90-х годов ими была создана так называемая система олигархического управления. То есть уже стало неприлично напрямую управлять. Вот сидят люди, просто в министерствах сидят американцы  и командуют процессами в России. Вот так было в начале 90-х. И свидетелей этому - миллионы людей.

Об этом нельзя говорить в СМИ, но это нельзя скрыть. Вот вы возьмите любого управленца, который был каким-то директором, каким-то чиновником в 90-х годах в начале (в первой половине) - любой вам скажет: "Начальники мои были - иностранные советники" - в этом министерстве, ведомстве и так далее. Вот был министр (который формально вроде бы), рядом с ним был американский главный советник и под ним была система аппарата советников, которые реально управляли этим министерством. Но управляли - значит строили. Потому что в те времена наше государство только строилось, то есть выстраивали всю эту архитектуру.

Если мы посмотрим на сегодняшних крупных собственников России, получивших имущество в результате приватизации, мы не можем с уверенностью сказать, что они являются его собственниками. Мы этого не знаем. Потому что в условиях, когда эта собственность формировалась в 90-х годах, как "их", как бы "собственность". Но они вообще были никто, то есть их подбирали просто те же американские советники - по своим спискам каким-то, подходам, по своим знакомствам (ну, как кадровая политика делается). Дальше ему говорили: "Вот ты сейчас мелкий предприниматель, скажем так, фарцовщик, например, который не особенно умеет управлять большими бизнес-процессами. Давай так, мы с тобой договариваемся: ты становишься (якобы) владельцем крупнейших заводов, пароходов, фабрик, объектов и так далее. Но при этом эта собственность будет в нашей юрисдикции, и за ней будет контролёр и здесь в России, и у нас там, в европейской или американской юрисдикции".

Понятно же, что в этих условиях с этим человеком можно было договориться о чём угодно. Можно было договориться о том, чтобы он сделал вид, что он собственник. И мы до сих пор не имеем ответа на этот вопрос - владельцы этих крупнейших предприятий и холдингов в России те люди с российскими паспортами или нет? Потому что, судя по тому, как она формировалась, это вполне может быть операцией прикрытия вот этих инструментов собственности.

Дальше в России запретили с этого момента иметь вообще собственность национальную крупную, как класс, то есть это связано с тем, что через систему собственности формируются национальные элиты и формируется стратегическое управление государством. Если ваши самые крупные богатые люди вашей страны не являются вашими реальными собственниками, то соответственно, они будут проводить другую политику - тех, у кого находится их имущество. Иначе они его просто потеряют, да просто они ментально в другой находятся идеологии. Их подобрали не просто так (для начала)- то есть их подобрали уже исходя из каких-то нюансов, для того, чтобы они были сориентированы на вот эту собственность и на внешнего заказчика.

А во-вторых, они хотят оставить наследство, они хотят оставить будущее, и приблизительно патриотизм, судя по нашим исследованиям, утекает где-то лет за пять-десять. Человек любит родину, допустим, он попал в эту систему, он с ней согласился ради того, чтобы стать богатым человеком, но пять-десять лет и он уже не становится патриотом, он уже ментально уходит в другую страну.

И мы видим, как этот процесс происходит. То есть растут предприниматели до какого-то крупного более-менее объекта собственности, переводят в иностранную юрисдикцию - при этом он еще патриот, он любит Родину. А через пять-десять лет

он уже всё - вначале у него семья переехала, дети стали там учиться. Он разрывается между ними - в субботу-воскресенье в Лондон, в будние дни в Россию. А еще через лет пять-десять лет он ментально переезжает туда с семьей, а еще где-то пять лет он туда переезжает и физически, потому что разрыв этот ему становится уже невозможен. Просто психологический разрыв, физический разрыв - ну каждую неделю летать! И он, в конце концов, туда уезжает, оставляет здесь управляющих. Поэтому это процесс системного характера, и он так системно и работает.

А почему мы эти вопросы поднимаем? Что вопрос собственности или вопрос национальных элит? А вопрос национальных элит - это вопрос политической системы. То есть мы получили политическую систему, основанную фундаментально на иностранных элитах. А это означает, что вся политическая система будет не национальная, она вся будет работать против Российской Федерации. Это надо понимать!

Евгений Фёдоров: В Америке шаги будут в ближайшем будущем следующие: абсолютно такие же, как у всех империй, которые сталкиваются с трудностями. Америка будет переходить к ужесточению карательной политики. И Гитлер стал убивать миллионами людей не сразу, а тогда, когда  возникло у него желание ужесточить карательную политику в силу сопротивления, которое вокруг него сложилось. То есть мир начал сопротивляться - и Гитлер начал переходить к террору, к массовому тотальному геноциду.

Это прямая связь, и связь историческая, не связанная с Гитлером, не связанная с американцами, не связанная с Османской империей, которая вырезала тех же грузин или армян. Это исторические такие законы, они такие же железные, как и законы физики: падает вниз - потому что закон. Вот так и исторические законы.

Вывод следующий: американцы, защищая свою степень потребления, защищая свои механизмы сбора дани со всего мира, будут ужесточать карательную политику по отношению к колониям, в том числе к России. Мы это видим, они уже в Африке очевидно это ужесточают, в Европе - очевидно это ужесточают. В России готовятся ужесточать, и точно будут это делать, вплоть до бомбёжек!

Артём Войтенков: Нет, но бомбить, скажем, Ливию - это не то же, что бомбить Россию!

Евгений Фёдоров: Кто вам такое сказал? Это иллюзия!

Артём Войтенков: Но ведь у нас ядерное оружие...

Евгений Фёдоров: От этой иллюзии вам надо избавиться! Потому что эта иллюзия - она очень вредна. Она создаёт чувство успокоенности, а это на самом деле вредно. У Украины тоже было ядерное оружие, пока она его не отдала по требованию американцев. Я так просто напоминаю. Украина была крупнейшей мировой ядерной державой сразу после 1991-го года. Она перестала такой быть в течение буквально нескольких лет. Потому что американцы этого потребовали. Знаете, как не хотели украинцы отдавать ядерное оружие?! Но приказали - и отдали.

Артём Войтенков: И что, надо думать, также прикажут - и мы отдадим?!

Евгений Фёдоров: Прикажут - и отдадим!

Артём Войтенков: Почему они до сих пор его у нас не отобрали?

Евгений Фёдоров: Такое требование они выставляли. И, если вы помните, то в начале 2000-х годов обсуждался вопрос мирового складирования ядерного оружия под контролем ООН на территории Российской Федерации. То есть такие задачи они ставили. Путин, откровенно говоря, в этих задачах их кинул. Потому что они на него давили - и он не выполнил это их требование. Но они разобрались, что он категорически их выполнит только где-то года через три-четыре после того, как он пришёл к власти. Это позволило ему укрепиться. И, скажем так: это ведь "мягкая сила". Если вопрос не продавливается - он не снимается с повестки дня. Он продолжает давиться, просто откладывается на будущее решение этого вопроса.

Они этот вопрос решают по-другому.

Я Когда работал в Министерстве атомной энергии, американцы тратили на проекты Минатома полмиллиарда долларов в год. Это огромные цифры. Это было, вообще-то говоря, двенадцать лет назад.

Огромные цифры тратили на разные программы:

- ликвидация ядерного оружия,

- утилизация ядерных подводных лодок,

- вывоз учёных с территории атомных городов,

- ликвидация научного потенциала атомных городов,

- строительство на территории атомных городов альтернативных систем (коммунальных, например), потому что там были связаны коммунальные системы с оборонным сектором.

Вот это - форма ликвидации ядерного оружия. Они вкладывали деньги в ликвидацию ядерного оружия в России. Но у них не получилось реализовать этот проект. У них не получилось в том объёме, как они хотели. Не всё получается. Иногда и у партизан бывают успехи. Что же, совсем без успехов? Так тоже не бывает. Но дело в том, что это не является проблемой. В случае критической ситуации будет же по-другому всё выглядеть.

Вы как-то рассматриваете, что вот завтра полетели самолеты бомбить Москву. Не так. Вот сейчас мы приняли закон о выборах губернаторов - под давлением американцев. Завтра же они покупают какую-нибудь "небольшую, но гордую республику" Российской Федерации. Просто, как Грузию купили. А Грузия-то побольше будет некоторых республик в России. Грузию же они купили с потрохами. Покупают через выборы, через прямое финансирование "гордую республику". И уже "гордая республика" срочно получает авиа-эскадрильи, которые будут бомбить Российскую Федерацию.

Артём Войтенков: То есть они не сами полетят.

Евгений Фёдоров: А зачем им самим? Что они Ливию сами бомбили, что ли? Но ясно же, что бомбили американцы. У вас есть сомнения? Но чужими руками. Это что-то меняет?

Для москвичей, на головы которых посыпятся бомбы это что-то меняет? Что самолет, который летит, имеет грузинские опознавательные знаки, например. Что-то меняет? Ничего не меняет. Я уверен в таком развитии событий при определенных обстоятельствах. То есть если произойдёт выдавливание Путина и ликвидация национального курса, американцы обязательно примут решение о ликвидации Российской Федерации. Не потому, что они не любят Россию, а просто по одной причине: для них такая страна, с такой историей, идеологией, психологией лидерства, ядерным оружием тем же, и так далее, - не приемлема в плане рисков.

То есть маленькие страны для них приемлемы - никуда не денутся в этой мировой клетке. Платят налоги, дань, отправляют молодежь и молчат. А такая крупная страна может взбрыкнуть в любой момент. Как только они ослабнут - Россия тут же может взбрыкнуть. И для них такие риски неприемлемы. И они приняли решение о ликвидации России. Дальше для них просто вопрос времени.

Либо Россия восстанавливает суверенитет через национально-освободительную борьбу Путина, либо Россия в период 10-12 лет исчезает. То есть попадает в региональные разборки (чеченский сценарий никто же не отменял), как в Сирии: вдруг появляется откуда-то сто тысяч боевиков, почему-то арабскоговорящих (как это было в Чечне, кстати), и они вдруг почему-то ещё и побеждает на выборах местный президент, которого они поддерживают. И что вы будете делать? Опять воевать? Тогда местный президент обращается за помощью к международному сообществу.

Сейчас Россия может отреагировать позитивно, а что будет через 6-7 лет - мы не знаем, особенно, если выдавят Путина. Всё просто. А если это будет не Путин, значит, какой-то новый. Самый жёсткий сценарий: неизвестный руководитель говорит, как Горбачёв: "Ой! Я против крови! Давайте отпустим эту республику, а заодно и все остальные." Всё, сценарий удался. Потому что отпустить одну республику - отпустить всех.

Что, я говорю какие-то абсолютно неприемлемые вещи? Легко.

Вот этот сценарий абсолютно реален - он работает уже в десятках стран, мы это видим. На наших глазах это происходит. Почему он не реален в России? Потому что, мы такие внутренне гордые, у нас фига в кармане? Нет! Раз этот сценарий сработал в 1991-м, почему он не сработает сейчас? Всё то же самое. Проблема только в одном - в людях, которые оболванены пропагандой и не находят в себе силы эту пропаганду убрать, начать думать о своей стране и о своём будущем, и о будущем своих детей.

Поэтому я лично считаю, что проблема России 1991-го года - прежде всего в предательстве поколения, которое тогда жило. А сегодняшние проблемы России в конечном итоге упираются в недостаток желания разобраться в текущих событиях в стране и в мире. То есть нежелание подумать о своей судьбе и о судьбе своей страны. Только в этом!

Артём Войтенков: Ну да. Нас пресса специально отворачивает...

Евгений Фёдоров: Это правда. Это и есть пропаганда. Должны люди определиться в России - они свободный народ, или стадо, которое американцы ведут на заклание? Вот и всё!

Соединенные Штаты Америки усилят идеологическую войну в России. Механизмы очень простые. Вот как принимает армия решение наступать на какой-то город врага. Что делает? Увеличивает число дивизий, подвозит боеприпасы и наступает. В политике та же история. В карательной операции - та же история. Американцы просто увеличат финансирование специалистов, которые в России работают над уничтожением России.

Они усилят финансирование системы грантополучателей - это двадцать тысяч политтехнологов в Москве - это очень сильно, большой фактор.

Второе (отдельно я хотел бы сказать) - это история со списком Магнитского, якобы. Это вообще беспрецедентный случай!

Американцы официально заявили, что граждане Российской Федерации и некоторых других стран не имеют права иметь частную собственность по политическим соображениям. Просто это маккартизм в чистом виде! Они создают список, в этот список они вписывают людей. Вот Алексеева вчера на встрече на Круглом столе в Госдуме сказала, что: "Мы внесем (мы внесём! это грантополучатели американские, которые в России, пожилая женщина) в список Магнитского американский, например, депутатов Государственной Думы, которые будут голосовать по такому-то закону так, а по такому-то закону так". Она открыто об этом сказала. Официально.

Артём Войтенков: Депутатам Думы.

Евгений Фёдоров: Конечно. Она сказала: "Вот кто будет по этому закону вот так голосовать - тот попадет в список". А в чём суть этого списка? Он секретный. То есть это не список каких-то там прокуроров. Ничего подобного. Это список по политическим соображениям (то есть "охота на ведьм") людей, в отношении имущества которых Соединенные Штаты имеют право применить его арест или изъятие, и счетов в банке.

Где частная собственность? Никакого суда, ничего. Вроде бы у нас свобода частной собственности в Америке - ничего подобного! Знаете почему? А потому что частная собственность не распространяется на рабов. Рабы в понимании американцев не имеют права на частную собственность. И вот эта психология господ и рабов у них есть.

Русских они воспринимают как людей второго сорта. А уж если эти люди им чем-то не нравятся в России - автоматически решение господина: ликвидировать, отнять у него собственность. И законом это приняли! Официально! Очевидно абсолютные вещи, она выглядит, как анекдот. Ничего подобного! Это просто - психология господина и раба!

- "Мы господа в Америке, вы – рабы. Если ещё что-то вам не нравится, мы будем у вас, например, имущество отнимать". У депутатов, как Алексеева сказала, которые не так проголосовали в Государственной думе. Так это и сейчас делается - только это делается втихаря, а после этого закона это будет официально. Без суда будут отнимать имущество у граждан России, которые американцам не понравятся. Вот это и есть форма управления.

Артём Войтенков: Я так понимаю, что имущество будут отнимать не только в Америке, но и в Европе, и по всему миру.

Евгений Фёдоров: Естественно, по всему миру, где американская юрисдикция может дойти. Но дойти она может и в России, потому что система собственности в России завязана полностью на иностранную юрисдикцию. Поэтому это первый шаг, а второй шаг - будут реально здесь просто отнимать имущество, убирать людей, сажать их в тюрьмы, в России, руками наших правоохранительных органов тех, которые борются с Америкой, которые пытаются выступать за суверенитет. Изолировать Путина. Вот это путь и есть.

Как осуществляется карательная операция где-нибудь в колонии индийской, когда в Англии, например, решат, что эту колонию надо поставить на место? На место дают команду и на местах начинают идти процессы: аресты, изъятия имуществ, казни, привязывание к пушкам, и выстреливание сепаратистов из России против Америки.

Вот это путь, по которому пойдут американцы. Если Россия найдёт силы и сопротивление внутри себя этого пути, значит, этот путь будет внешний. То есть будут бомбёжки, как это было, другими странами. Это может быть любой разворот событий. Поскольку мы вступаем в период глобального экономического кризиса, значит, американцы переходят в систему военного контроля. Если сейчас они политически контролируют мир, то дальше они будут переходить в военную систему контроля. Вот эти истории с Ираном, например, это чисто военный контроль. После Ирана, конечно, кто будет? Будет Белоруссия, понятно. Будет Украина. А как вы думаете? Вот так, вот Иран, а потом будет Украина и Белоруссия под каким-то предлогом.

Артём Войтенков: Но в Америке у них самих немало проблем - вон, у них башни падают, еще что-то происходит, народ лишается жилья.

Евгений Фёдоров: Ну и что? А что это меняет? А наличие проблем вообще ничего не решает! Вы знаете, иногда говорят "вот у нас там кризис"

А я спрашиваю: "А что у нас в 1941-м году кризис был меньше?" В конце 1941-го года, или в 1942-м - да больше! Это что, отменяло борьбу за суверенитет страны? Борьбу за свободу Родины? Нет! Это вообще не имеет никакого значения! Проблемы сами по себе ничего не создают. Проблемы создают только в том случае, если враг сильнее использует проблемы для того, чтобы влиять на процессы в стране.

Евгений Фёдоров: В целом, если вы скажете, что такое Российское государство, - оно создавалось иностранцами, создавалось оккупантами. Это механизм оккупационного управления, как система, не как люди. И с 90-х годов это так создано, еще со времён Гайдара. И систему не поменяли, потому что система - это повестка дня, это не люди – кто чем занимается. Всеми вопросами стратегического характера занимаются по-прежнему американцы в России. Как они это делали в 91-м году (они тогда ещё и прямо управляли), так и занимаются вопросами системного стратегического характера.

Александр Куринов: Часто говорят, что указания мы получаем с Запада. То есть как это? Позвонили и сказали, что нужно сделать? И мы выполняем? Или как этот механизм отстроен иначе.

Евгений Фёдоров: По сути, так и отстроен. Но не позвонили, а это так называемый ежедневный механизм предложений. Тот же Международный Валютный Фонд, Всемирный Банк по своим направлениям, они в ежедневном режиме, на сайтах, официально, (выйти туда можно, посмотреть) посылают предложения конкретно в Россию - что нужно делать, какие распоряжения принимать, какие решения правительства необходимо принять, какие решения Центрального Банка, например. По сути, управляют процессами.

Например, в том же законодательстве: наиболее системные вещи - единый госэкзамен – это было прямое указание его сформировать. Менять систему финансирования так, чтобы сокращать расходы социального характера - тоже прямые указания. Они, кстати, не только в Россию. Если вы посмотрите в Европе - эти указания точно такие. Эти центры не принимают какое-то особое решение по отношению к России. Это общее решение, но для России оно адресное, носит конкретный характер. И секрета здесь никакого нет.

Артём Войтенков: То есть на сайтах можно зайти и посмотреть?

Евгений Фёдоров: Конечно. На сайте, можно зайти и посмотреть. Всемирный Банк, зайдите на сайт - там всё будет указано.

Никакую систему нельзя рассматривать в отрыве от другой, общей системы. Эта система создана специальным образом в 91-м году. Мы заскочили сразу на детали. Она создана в результате политических решений 91-го года.

А какие решения были?

Это капитуляция Советского Союза, ликвидация государства. И, как любое государство, которое победило своего врага, оно создало там другое государство. В данном случае США создало систему управления. Это система, из которой никогда нет исключений. Вот за всю мировую историю, а было миллионы войн, вы не найдёте ни одно исключение из этой системы.

Исключения выглядят как исключения только в том случае, если другие игроки запрещают что-то делать, как бы отнимают победу. Как было у победы над Турцией Царской России во время Балканской кампании, когда почти взяли Константинополь, а потом было запрещено воспользоваться плодами победы. Но это уже вступают в силу другие игроки. Причём вступают силой, потому что иначе война. Мы же понимаем, что России это грозило войной, если она не выполнит эти условия, не использует свою победу. А так всегда, проиграли - платите, по-другому не бывает.

И если кто не любит читать исторические исследования, пусть почитает просто историческую литературу, художественную, где это всё проходит везде, это жизнь человека. Поэтому проиграли – платите.

Дальше выстраивается система управления. Система управления, после Советского Союза распада, ликвидации, поражения в войне, - была создана система управления уже на оккупированной, откровенно говоря, территории.  Не в военном плане оккупированной (хотя в военном тоже, та же Прибалтика), а оккупированной частично в военном отношении, в основном в политическом отношении. Соответственно все пятнадцать государств получили систему внешнего управления. Они вообще были созданы как государства. То есть приехали специалисты, советники. Они в начале 90-х годов создавали Российское государство, как систему управления на территории Российской Федерации. Так же как и Украинское государство, и Узбекское государство, и все остальные, которые вышли из Советского Союза. Прямо создавали.

Артём Войтенков: А специалисты откуда?

Евгений Фёдоров: Их набирали из научных и учебных институтов в Соединённых Штатах Америки, прямо набором – это тысячи людей, десятки тысяч людей, это не то, что там отдельные люди. Их там набирали, готовили и дальше через механизм Госдепартамента их направляли, в данном случае, в Россию, на Украину, в тот же Узбекистан и так далее.

Они здесь создавали систему управления. Ельцин был фиктивный управленец, вообще, у него ничего не было, чтобы было чем управлять. Реально всю систему управления под ним создавали американцы. При этом они, конечно, рассматривали его как президента, потому что было принято решение, что в России должен быть российский президент. В той же Прибалтике, например, американцы приняли другие решения, они привезли своих президентов вместе с управлением. Приезжали советники, привозили с собой президента, который там не был пятьдесят лет, например (когда-то эмигрировал и жил в Америке), и говорили: "Вот это ваш президент". И его избирали, потому что они владели обстановкой и технологиями. Та же история была с Ельциным.

Поэтому, я бы сказал так, что позиция всего гайдаровского правительства - это была просто позиция прикрытия. Понятно, что люди вообще не умели ничем управлять, потому, что не имели опыта просто для этого. Взяли их только что, они там занимались научной деятельностью - и сразу министрами. Фактически, они просто прикрывали конструкцию, когда управляли напрямую американские советники, принимали все решения, и эти решения были направлены на реализацию военных планов.

А какие военные планы? Ограбить страну, которую ты победил. Вытащить из неё репарации, вытащить из неё кадры, вытащить из неё вообще всё возможное. Во время оккупации гитлеровской Германии, например, даже чернозём вывозили. Это же логика такая - раз ты оккупированная страна, ты должна полностью обеспечить победителя. Так и делали американцы в 90-х годах.

Дальше, если мы говорим об имуществе, их позиция разделилась. Часть имущества они просто вывезли, особенно касающегося военной компоненты, а часть имущества (то есть практически всё основное имущество Советского Союза на территории России) они завели в систему приватизации, и через механизм приватизации вывели с точки зрения собственности. Попросту говоря, напрямую стали управлять имуществом из-за рубежа.

Евгений Фёдоров: Раз проиграв войну, и став колонией (просто потому что мы так передумали), изменить ситуацию нельзя. Потому что на любой шаг национального курса, национальных сил, американцы будут отвечать системными десятью шагами. Они контролируют процессы. Т.е. условно говоря, у вас появились какие-то лидеры в этом направлении, они их (лидеров) задавят в зародыше. О них никто знать не будет, потому что пропаганда в  руках американцев. Так что-то он «кукарекнул», и его уже нет. Либо купили, либо убрали, либо скомпрометировали, либо что-то ещё сделали. Это делается несложно. Система блокирует, т.е. фактически, это, как представьте себе, немецкий оккупационный режим на части территории Советского Союза, и какой-то партизан начал что-то «бузить». Есть карательный отряд, послали, уничтожили. Другой партизанский отряд начал, там есть карательные отряды. Это, для начала надо понять, процесс нелёгкий. И неслучайно наши предки всегда умирали миллионами за свободу своей Родины. А в 1991 году наше поколение решило Родину сдать. Механизм контроля таков, что не выскочишь. Но есть конечно технологические вещи, просто они тяжёлые. Т.е. это нелёгкий путь.

В чём эти технологические вещи? Если взвесить ситуацию: как изменить, уйти от колониальной системы управления, уйти от вассализма. Самый сильный ход, это то, что Путин обозначил себя как национальный лидер. Это же сделал он не случайно. Изначально. Он обозначил желание, хотя бы формального первого лица в стране. Почему формальное? Мы можем обсудить. Потому что на самом деле он не может пойти против элиты, они контролируют процессы. Он может говорить что-то, может к кому-то обращаться, и он это делает. Но систему поменять – для этого надо иметь возможности. И мы можем поговорить, как это делается. Он чётко это обозначил. За это он получил отрицательное клеймо у оккупантов, у Соединённых Штатов. За это они с ним бьются. За это его не пустили на третий срок, надо откровенно сказать. Потому что в их силах не пустить.

Вопрос: Но они же пустили его (Путина)…

Евгений Фёдоров: Нет.

Вопрос: А третий срок?

Евгений Фёдоров: Третий срок – это… подождите, он был допущен, как говорится общипанным. Допущен на определённых условиях, в системе определённых ограничений. Поскольку они контролируют системные вещи, представьте себе рассол, и в нём огурец. Огурец как бы ни сопротивлялся, он все равно будет солёным. Вот они контролируют систему, контролируют все СМИ, информационное пространство, контролируют парламент через политическую систему. Что это означает? Это значит, что парламент будет до какой-то степени, скажем, нормальный (с точки зрения национальных подходов), а дальше, если Путин начинает выдвигать более жесткие идеи национального курса, парламент ставится ему в оппозицию. Вы посмотрите, чуть тронь этот вопрос, мгновенно парламент встаёт ему в оппозицию. Чуть просто тронуть этот вопрос. Выборы губернатора – чуть тронули, парламент в оппозиции. История с грантополучателями – чуть тронули (текущий закон) – уже все фракции против, или идёт мощная оппозиционная волна против. Хотя ничего же не меняется. Просто меняется правда. Говорят, вот пишите правду. Всё равно против. Т.е. это срабатывает мгновенно контрсистема: правительство (не забывайте, что правительство – самостоятельная ветвь власти в понимании американцев, и они влияют на механизмы правительства самостоятельно, по своим каналам), валютная система, центральный банк, элита страны. Т.е. это система, в которой Путин, как президент и гарант Конституции (конституционный нотариус – у него нет вообще особых полномочий, т.к. он должен только наблюдать за процессом, подписи правильно, голосование как надо, отменять систему он не имеет право как президент)…

Вопрос: Он исполнитель…

Евгений Фёдоров: Конечно. Медведев не даром говорил: «Я менеджер». Когда он был президентом, он говорил: «Я менеджер, у меня есть законы, я под этим, как менеджер, смотрю, чтобы всё крутилось». Так вот, как президент он (Путин) не может, а как национальный лидер, он и поставил вопрос национальной революции, фактически. Потому что обозначив себя как национального лидера, он автоматически обозначил себя как лидера национально освободительного движения. Т.е. это противоречие в позицией президента. Как президент он обязан систему сохранять (а система американская), а как национальный лидер он сказал, что «я хочу систему поменять». Вот это самая главная вещь. Её у нас замалчивают или не понимают. Он обозначил вот ту логику (возьмите татаро-монгольское иго – российских князей, что они готовы восстать против татаро-монгольской орды, помните? Это же князья делали), он обозначил, что он готов идти по этому пути. Дальше вопрос в том, что хватит ли у него сил и поддержки и возможности этот путь пройти и реализовать, в условиях оппозиции парламентской (против него), правительства (против него), системы вертикальной власти губернаторов после выборов особенно (она будет против него), СМИ, которые управляют процессами (против него, причём радикально). Против него вся система. Представьте, что на шахматной доске у вас есть одна фигура, пускай сильная, белая, и вокруг неё все фигуры чёрные, или наоборот – вот такая ситуация. Вот как вы выиграете партию, имея одну фигуру (с точки зрения национального курса) против тысяч фигур противника.

Евгений Фёдоров: Путин, на самом деле, - это логика любого оккупированного государства. Это уже законы истории, это законы, которые выше людей – исторические законы. В любом оккупированном государстве формируются условия национально-освободительного движения. И всегда успех этих условий определяется позицией элит. Всегда. В элитах всегда есть люди, например, князья во время татаро-монгольского ига (не смотря на то, что эти князья были сильно завязаны на Орду), которые хотят иметь реально власть, иметь возможности, иметь первую позицию в своём государстве - это вообще желание нормального человека. И в этом плане вопрос появления Путина - это вопрос исторической закономерности.

То, что нам с Путиным повезло - это само собой повезло, как с личностью. Но призвание национального лидера национально-освободительного движения - это историческая закономерность. Не может быть лидера с улицы национально-освободительного движения. Лидер национально-освободительного движения всегда из власти, может быть не из первых лиц, бывает так в истории, но всегда из власти. Всегда человек, который может реализовать потенциал этого лидерства. Потому что, по сути суверенитет, если так честно сказать, это всегда суверенитет национальных элит. Если национальные элиты суверенны, то суверенна и страна.

Начались события начала 2000-х тысячных годов. Американцы системно мыслят, они понимают абсолютно логично, что Путин ничего не сделает, какой бы он ни был.

Во-первых, он же не сказал, что "я ваш враг" – для начала, не было такого. Некоторое время для них он был загадкой, неизвестный человек. Кто он там такой - не понятно, "Who is mister Putin?" Но для них было очевидно, что он не справится с ситуацией, потому что система на их стороне. На их стороне парламент, отсутствие армии, вертикаль власти, подкупленные губернаторы через систему выборов. У них всё! И вдруг он справляется, чудом! Первое было для них - удивление.

Второе. Он же с ними вёл довольно усыпляющие переговоры: примерно года два-три. И года два-три они не понимали кто он. Здесь, конечно, сказалась его личная подготовка, как сотрудника спецслужб. Это называется военная хитрость: он не раскрывал своих намерений о национально-освободительном движении и национальном лидерстве. Логику национального лидерства он сформулировал не сразу, приблизительно тогда, когда началась атака, когда была попытка первого  национально-освободительного восстания под руководством Путина. Это восстание было приблизительно 2003 год: тогда убрали Касьянова, поменяли администрацию, разрушили олигархическую систему, посадили Ходорковского, уехали Гусинский, уехал Березовский – это же настоящая революция! Тысячи богатейших людей России сбежали в эмиграцию. Другое дело, что систему не доломали, но её нельзя доломать. Даже если  отнимаешь власть у сотен богатейших людей, система опирается на десятки тысяч - это системные вопросы.  Систему не сломали, то есть, было первое восстание, неудачное.

Тогда были отменены соглашения о разделе продукции: отняли у американцев право на контроль за российскими недрами и нефтью. Российская нефть России не принадлежала по закону, принятому ещё во времена Ельцина. Кроме того, что американцы собирают дань (они и сейчас с России собирают дань деньгами и людьми), они вообще лишили Россию права юрисдикции над российскими природными ресурсами.

Они сказали: "Отлично, у Польши нет природных ресурсов, и у вас пусть не будет".

И заставили принять законы, а они управляют процессами принятия законов в России до сих пор. Заставили принять законы о том, чтобы российские природные ресурсы России не принадлежали под флагом, как бы под прикрытием закона Соглашение о разделе продукции. Это было оформлено таким образом. Это идея Олбрайта о том, что российские недра не должны принадлежать России. Она  была реализована в России при Ельцине – это было сделано по команде оккупационных властей американских. Тут даже вопросов нет.

Ельцин это создал, а Путин это разрушил. Оно много что разрушил - это было, так называемое, первое восстание.

Евгений Фёдоров: А вы обратили внимание, например, что точно так Хиллари Клинтон объявила врагом Америки телеканал "Russia Today" в полном составе, причём публично, в конгрессе. Какая связь?

Вот вы говорите, что Гитлер Левитана объявил личным врагом Германии, а Хиллари Клинтон официально в конгрессе объявила целый канал под названием "Russia Today" фактическим врагом Америки. Именно канал перечисляла. Это просто в военных условиях более острые методы решения проблем, а сама конкурентная борьба, она и в мирных и в военных условиях, всегда идёт, никогда не затухает. И средства массовой информации и пропаганды - это важнейшие условия.

Вопрос для России заключается в одном, что воевать можно равным. Когда была холодная война, сорокалетняя война, воевали две равных державы, империи крупных, одна проиграла. Теперь мы не можем воевать.

Мы в состоянии оккупированной территории, соответственно вся наша форма войны - это такая партизанщина, в большей или меньшей степени. А противник в этой ситуации, оккупант, осуществляет карательные операции. Со стороны России это партизанские движения, во главе с Путиным, как национальным лидером. И, между прочим, он сказал об этом 7-8 лет назад, обозначил позицию института национального лидерства, то есть лидер национально освободительного движения.

Денис Ганич: Он так и сказал, что он лидер национально-освободительного движения?

Евгений Фёдоров: Он сказал, что он национальный лидер, согласился с этим, это было 7-8 лет назад. Слово национальный лидер применимо только к ситуации отсутствия суверенитета, потому что, когда в стране нет проблем с суверенитетом, понятие "национальный лидер" не нужно. Там нужны президенты, председатели правительств, то есть формальные должностные лица, когда они сохраняют статус-кво.

Национальный лидер - тогда, когда нужно решить какие-то серьёзные задачи. Эти серьезные задачи - восстановление суверенитета. Пропаганда это дело не подала, у нас вообще Путина не знают. Мы вот специально сделаем раздел в интернете "Путин под цензурой". Там будет очень много материалов, прямо его высказывания, которые один раз были и с тех пор они зацензуированы, и их больше нельзя использовать, или что-то связанное с ним. Поэтому он также подвержен цензуре, как и все, потому что цензура подчиняется Соединённым Штатам Америки.

Артём Войтенков: Почему тогда тот же самый Russia Today это же государственный канал и его оплачивает Российская Федерация.

Евгений Фёдоров: Да, но не реклама. Это бюджетный канал. И поскольку он личный проект Путина, он этот канал закрыл от внешнего воздействия, он закрыл его от методов, которыми американцы манипулируют внутренние российские каналы. Они ими манипулируют, прежде всего, через деньги, через систему рекламы, рейтингов и через грантополучателей. То есть через механизмы собственности и денег.

Russia Today - единственный проект, который удалось от этого прикрыть. Но это как раз то исключение, которое подтверждает правило. Вы не можете наладить государственные каналы такого типа, просто у вас для этого не хватит личного внимания Путина, для ручного управления.

Логика-то очень простая: государственная машина, она вполне себя комфортно чувствует в зоне реализации американских указаний. Само государство российское создавали американцы, также как украинское и все остальные. То есть, приехали советники, создали государство. Естественно, они его создали под себя. И оно, как и двадцать лет назад, исполняет их указания, потому что это элемент оккупационной машины, только мягкой, политической.

И, когда Путин обозначает позицию национального лидера, он как раз и обозначает, что его государственная машина (оккупационная), не устраивает, он хочет её поменять. А дальше - может ли это сделать? Я вам скажу - без поддержки народа не может, а поддержка народа в условиях пропагандистской войны и давления тотального невозможна. Потому что люди просто не знают, они не владеют информацией. Следовательно, американцы правильно сделали: они, контролируя информационное пространство, контролируют Путина. И что бы он ни хотел сделать, они его просто блокируют, когда они видят, что он становится для них слишком опасен в плане развития национально-освободительного движения. Обычные вещи. И это может продолжаться очень долго. Это сложный проект.

Артём Войтенков: Почему же тогда Путин сделал телеканал, работающий наружу, а не внутрь? Вот внутрь было бы гораздо важнее.

Евгений Фёдоров: Потому что внутрь нельзя категорически. Если канал начинает такого типа работать внутрь, то Путин чётко проявляет позицию на национально-освободительное движение, жесткую позицию. И это становится неприемлемым просто, до бомбёжек может дойти.

Но это по-другому: на наших каналах проходят определенные сюжеты этого типа, только люди, которые эти сюжеты размещают и проводят, они подвергаются гонениям. Если пообщаетесь в журналистском сообществе, то вы это узнаете. Происходит какой-то сюжет, например, фильм на НТВ заставили показать про то, как подкупается уличная оппозиция деньгами. Тут же давление на канал, тут же на Эрнста, хвать его за его имущество за рубежом. И Эрнст тут же заявление: "Мы это сделали, но мы это сделали потому, что мы вот такие свободные, а вообще мы так не думаем". Вот это фактически заявление руководителя.

Механизмы таковы, что в них система против Путина, но отдельные вылазки, вот как партизанщина, отдельные вылазки партизан возможны и в СМИ, и в каналах. Другое дело - реакция на эти вылазки, поскольку народ у нас генетически, исторически отлично понимает, что такое суверенитет, свобода, потому что это специфика все-таки. В России живут свободолюбивые люди, это исторически так было. Не даром у нас отменили барщину раньше, чем Соединённые Штаты Америки отменили рабство. Это же не случайно, история России - это история свободного российского народа. Поэтому даже такие небольшие партизанские вылазки в информационной сфере, которые осуществляет Путин, и которые он организует, они дают эффект, огромный, мгновенный эффект, особенно в стратегических вопросах. Поэтому 64% он и набрал, ведь против него работало всё информационное пространство. За него было только десяток фильмов и передач. Но для людей это важнее - правда, даже глоток её - чем вот эта тотальная пропагандистская ложь, которая закрывает всё осознание в России последние 20 лет.

Артём Войтенков: Но за Путина достаточно сильно работал интернет.

Евгений Фёдоров: Так это люди, которые сообразили. В интернете было против Путина, во-первых, потому что официально Соединённые Штаты оплачивали эту работу, у них в бюджете эти цифры заложены, закон такой. А во-вторых, действительно это пропаганда, она же работает, и советская пропаганда работала. Технология работы пропаганды какова? Она даёт разжёванное решение и создаёт условия, при которых человек в массовом сознании другие решения не получает. Человека окружают технологией решений, и он думает, что это так и есть, это правда, и верит этому. Но когда человек начинает задумываться, включает не чувства, а мозг, то эта пропаганда разрушается. И я хочу сказать, что вот та карательная операция, которую американцы запустили в России, особенно последние полгода-год...

Артём Войтенков: Что за карательная операция?

Евгений Фёдоров: Информационная, все эти белоленточники, наезд на политическую систему, вся эта болотная история - она дала обратный результат, потому что они не понимают российского менталитета. Они фактически разбудили российский национализм. Не в смысле национализм, как у нас иногда пытаются повесить: одна нация против другой. Национализм - как российская нация, национализм российского народа. Они его разбудили.

И я думаю, что они сейчас свернули эти методы работы, именно потому, что испугались этого. То есть получили совсем не то, на что рассчитывали. Да, они получили в начале - общество шарахнулось в их сторону, потом оно разобралось и пришло к прямо противоположному выводу. Потому что, скажем так, Россия не сегодня живет на белом свете, и люди не сегодня живут, а живут тысячи лет. И вот эта генетика, она важнее, чем текущее пропагандистское давление, которое на них оказывается победителем, оккупантом, Соединенными Штатами.

Евгений Фёдоров: Путин – национальный лидер. Единственный, кто в стране организовывает национально-освободительное движение. Понятно, что есть часть людей, которые его не любят, которым он не нравится. Под воздействием пропаганды многие ему не верят - есть такие. Но надо определиться: ты за Родину, и тогда ты за Путина, или ты против Путина, значит, ты против Родины автоматически. Потому что альтернативы Путину, как национальному лидеру и лидеру национально-освободительного движения, просто нет. Это выбор-то вот такой. Это всё равно, что в войну в 1941 году сказать: "Я не пойду в атаку, потому что главнокомандующий Сталин".

Артём Войтенков: Но на самом деле немножко странно это звучит, потому что у нас кандидатов в Президенты достаточно много было.

Евгений Фёдоров: Кандидатов в Президенты много, но они (все кандидаты) желают быть в оккупированной стране. Никто из них не ставил вопрос, как главный вопрос о национально-освободительном движении, восстановлении суверенитета России. Единственный человек из кандидатов, который этот вопрос ставил, назвавшись 8 лет назад национальным лидером, это Путин. И создал народный фронт для этих целей, т.е. двигался в этом направлении.

Понятно, что как действующий Президент он не может говорить абсолютно жёстко, как другие люди могут говорить. Но он единственный из других. А кто? Другие кандидаты либо участвовали в ликвидации СССР, либо прикрывали эту ликвидацию. Прохоров вообще официально предлагал отказаться даже от того оккупационного рубля, который у нас есть, и заменить его на евро.

Вообще-то всё открыто. Достаточно открытая палитра. Если ты пережёвываешь жвачку пропагандистскую, конечно эта палитра для тебя не видна, потому что ты в ней (в этой жвачке) сидишь. А если ты начинаешь чуть-чуть думать, чуть-чуть - поговорить на кухне, в конце концов, как это у нас было модно в советское время. Мгновенно все маски слетают, сразу же. Просто нет мозгов и желания подумать - это другой разговор. Значит всё, нет любви к Родине, я так считаю.

Не хочешь думать о Родине, значит, ты её не любишь. Извините, это моя точка зрения. Значит, выбор этого народа быть рабами у других народов. Исторически. Значит, так люди решили. Если человек хочет быть рабом, его никто не остановит. Он им будет. Я как раз считаю, что Россия такая страна, где прозрение и сопротивление наступает тогда, когда в других странах уже оно никогда не наступит, то есть в последний момент.

Вот этот подъём народных сил наступает тогда, когда кажется, что уже всё. Москву сдали, всё. Надо бежать уже до Урала и не рыпаться. Нет, Москву сдали, значит, начинается серьёзное восприятие событий. Люди начинают думать о стране только после этого. А когда они начинают о ней думать, они приходят к Путину, или к Сталину, или к другому лидеру национального типа. Это единственная технология.

И сегодняшний наезд на Россию, который был, привёл к обратному результату. Сегодня мы говорим о том, о чём бы год назад вообще бы нельзя было говорить. Я говорил год назад об этом, но просто не воспринималось обществом совсем. Год назад я об этом говорил с Навальным - 95% негативных отзывов. Сейчас те же ролики – 80% позитивные. Чего поменялось? Ролики те же, год назад. За год люди поменялись. Почему поменялись? Потому что американцы наехали. Карательная операция пробила у значительной части людей пропагандистское забрало. Хотя год всего прошёл. И это специфика России. Вот это и есть русское чудо.