Подписка на RSS - Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров

портрет: 

Беседа 17 июля 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 17 июля 2014.
Разговор о санкциях против России, аварии в московском метро, увольнении Александра Дугина, начале оранжевой революции в России, технологиях оранжевых переворотов, пятой колонне в СМИ и власти, русских дураках, проекте "Новороссия" и поготовке майдана в Санкт-Петербурге.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 17 июля 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-07-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова – Народное Освободительное Движение

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Артём Войтенков: Вопрос несколько такой, может быть, запоздалый, но тем не менее. Французский банк BNP Paribas признан виновным в нарушении санкций США в отношении Судана, Кубы и Ирана. Заплатит американским властям штраф в размере девяти миллиардов долларов. Это не первый случай. Британская банковская группа заплатила почти два миллиарда долларов в 2012-ом году, чтобы снять обвинения в работе со странами, находящимися под санкциями США. Также швейцарский банк Credit Suisse признал себя виновным в сокрытии данных об американских налогоплательщиках, и заплатил более двух с половиной миллиардов долларов штрафа.

Почему американцы штрафуют все эти банки?

 

Евгений Фёдоров: Дисциплину повышают. Всё понятно. Существует, как его Путин называет - однополярный мир. Историческое название однополярного мира – это колониальный мир с одной метрополией.

 

Если ещё сто лет назад было семь-восемь метрополий с колониями. Допустим, у той же Англии полмира было в составе английской империи, английской государственности, то сейчас только одна - Соединённые Штаты Америки. И все страны: либо вассалы, либо колонии. Европа - вассалы. То есть, это означает, что США их не эксплуатируют, но управляют, то есть, командуют, верховодят, есть такой хороший наш термин. И Франция не исключение. То есть, американцы определяют, кто будет во Франции президент. Помните историю со Стросс-Каном? Американцы определяют, по каким правилам будет функционировать Франция. Это во времена де Голля, когда был Советский Союз, де Голль мог взбрыкивать. А сейчас никто там не может даже и пошевелиться. Американцы формируют информационную политику французских СМИ. Да это видно и по сегодняшней ситуации с теми же санкциями. Ну, не хочет Европа, в том числе Франция, вводить санкции против России. Ну, не хочет. Но, приказ есть приказ.

 

Артём Войтенков: И Германия брыкается.

 

Евгений Фёдоров: Да. Приказ есть приказ. Приказы выполняются, а не обсуждаются. Причём, они не говорят, что они не выполнят приказ. Они затягивают выполнение приказа, обратите внимание. Если кто-то начинает затягивать выполнение приказа, что делает хороший начальник? Наказывает. Вот Францию наказывают - демонстративно, открыто и нагло: и по президенту Стросс-Кану, и по банкам. Чётко говорят: кто в доме хозяин, для того, чтобы не брыкались. И в том числе это связано и с санкциями в отношении России. Потому что, повышают дисциплину внутри колониального мира однополярного, среди своих вассалов, путём кнута. В данном случае это - кнут.

 

Мария Катосонова: Что касается санкций. Сегодня ночью Соединённые Штаты ввели санкции против Газпромбанка, Внешэкономбанка и банка Роснефти. Повлияет это как-то на внешнюю политику России, и на внутреннюю политику России?

 

Евгений Фёдоров: Уже скакнул доллар с евро. Евро превысил 47 после этого. Роснефть грохнулась на шесть процентов после этого на рынке.

 

Артём Войтенков: В смысле, акции?

 

Евгений Фёдоров: Да. Это всё из-за санкций. Мы об этом всегда и говорили. То есть, те, кто думают, что это история такая короткая, Вот я смотрел слова Матвиенко, она говорит: "Ой, надо потерпеть месячишко, и всё рассосётся".

 

Ничего не рассосётся. Это стратегическая война. Стратегическая война США на уничтожение русского государства и русского народа. Естественно, поэтапно – долгосрочная эта война. Эта война началась в сорок пятом году по их терминологии, по нашей - с Фултонской речи. Но они награждали медалями за эту войну с сорок пятого года. И эта война для США просто меняет формы. В 91-м году победили Советский Союз, а сейчас выждали одно поколение, и приступили к ликвидации тех государств, которые на территории Советского Союза. А главное - к ликвидации русского народа. Поэтапно. И мы видим, что на Украине русских уже физически уничтожают тысячами. Даже десятками тысяч в рамках этой карательной войны Соединённых Штатов Америки против России.

 

Просто не видеть эти факты, это значит, не отвечать на вопросы борьбы. То есть, если ты неправильно определяешь ситуацию, то потом ты неправильно выстраиваешь, естественно, защиту, получаешь поражение. А поражение для нас, это, худший вариант – это ликвидация нашего народа. Реальный вариант – это гигантские потери в людях, возможно даже, сопоставимые с потерями в Великой Отечественной Войне. То есть, предыдущей войны с англосаксонским миром, по сути своей. Хотя США тогда были союзники, но при этом они, естественно, вели свою игру. И Путин правильно сегодня сказал, что они циничны. Естественно циничны, потому что, человечество в конкурентной борьбе было всегда циничным. Бывало, что прятались за красивыми фразами, или откладывали решение.

 

Но суть-то вопроса - конкуренция наций, война наций за выживание:

- Победителю достаётся всё.

- Проигравший исчезает с политической, с этнической арены.

 

Это обычная история. И санкции – элемент этой борьбы. То есть, американцы последовательно (мы об этом всегда и говорили, НОД говорил) будут наращивать, потому что, они пошли ва-банк. Либо, они нас уничтожают, либо, мы терпением (даже не нападением), терпением, не отступлением, приводим к ликвидации американского мира, американской однополярной колониальной империи и к американской государственности. Именно поэтому они и говорят, что это вопросы их национальной безопасности. Они правильно говорят. Было ли для Гитлера вопросом национальной безопасности Германии, допустим, наступление на Сталинград?

 

Артём Войтенков: Да, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Сто процентов. Германии. Хотя, где Сталинград и где Берлин? Вот это - то же самое. Для США сегодня санкции, война на Украине против русских и украинцев, это всё - национальная безопасность. Потому что, их мир – не Америка. Вот обычно конкуренция наций, мир это когда одно государство воюет с другим государством. Американский мир – это весь колониальный мир. Весь. Куда входят все. Это другая форма. И они защищать будут этот мир в каждой точке планеты Земля. А уж тем более, против Путина и России, которая восстала и реально может победить. То есть, одно дело, восстаёт какая-нибудь там Венесуэла, от которой в принципе ничего и не зависит. Поэтому, сто процентов американцы будут биться до последнего украинца, русского, уничтожать русскую государственность.

 

И в этом нет ничего исторически странного. Я напоминаю, что Россия в своей истории конкурентной уничтожила девять империй: Австрийскую, Немецкую, Швецкую империю (Карла помните?), Польско-Литовскую, многие-многие другие. То есть, это способ существования человечества. В нём ничего хитрого нет.

 

Наш прогноз.

Санкции будут только усиливаться. Никаких шансов, что это закончится типа через пару месяцев, как Валентина Ивановна сказала, а даже через пару лет - нет. Будет только закручивание гаек. Потому что, вопрос не в Украине. Вопрос в однополярном мире. И эти санкции, даже по времени совпали, обратите внимание, с окончанием визита Путина по созданию альтернативы Соединённым Штатам Америки в лице стран БРИКС, которые создают, формируют национально-освободительное движение против американской метрополии. Это же видно. Альтернативная валюта, альтернативная экономика. То есть, идёт сколачивание национально-освободительного движения мирового.

 

Ну как вы думаете, американцы будут на это реагировать? Ну да, от этих санкций они чего-то там потеряют - три копейки. Но они, потеряв три копейки, сохранят свою государственность, свои гигантские сверхприбыли, и свою американскую империю. Понятно, что три копейки в этой ситуации ничего не значат. Вот, к вопросу о санкциях. Поэтому, ждём только усиления.

 

И ещё.

Решить проблему с санкциями в России очень легко - достаточно отказаться от её статуса колониальной, недоразвитой страны, в плане экономики. То есть, в плане экономики мы считаемся развивающимся миром. Ну, пора уже за полторы тысячи лет перейти из развивающихся в развитые.

 

Артём Войтенков: Развивающимися мы стали как-то последние лет триста.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Мы развивающимися назначены были в 91-м году. Терминология, причём, признанная в России, я подчёркиваю. Я говорю о том, что у нас является официальной позицией. Признанная в России терминология, что мы развивающиеся, то есть, недоразвитые (это же одно и то же) - с 91-го года. А развивающиеся от развитых отличаются институтами. А институты – это политическая воля. То есть, развивающиеся – это не движение истории и созревания. За полторы тысячи лет давно можно созреть. Это именно институты назначенные - статус страны.

 

Чем отличаются институты страны развивающейся от развитых?

Конкретным набором институтов. Я их могу перечислить, прямо по пальцам.

 

- Национальная валюта вводится через биржу, соответственно путём покупки иностранной валюты, доллара и евро. У развивающихся так происходит, у развитых этого нет.

 

- Наличие международных валютных резервов. Инвестиционный механизм идёт в стране через банковскую систему, а не через иностранцев. Вот, что сейчас за санкции? В чём суть этих санкций, которые американцы объявили, среди других? Они сказали: "Мы вам денег не дадим". Суть санкций в отношении банков, прямо, открыто американцы написали. У них подробно в этот раз санкции, они проработали на сотнях листов: "Мы вам не дадим денег" Так они нам наши деньги дают.

 

То есть, система работает так.

А) Мы деньги собираем в стране, отправляем в Америку.

Б) Америка часть денег нам возвращает в виде инвестиций.

 

И вот сейчас американцы сказали: "Мы вам эти деньги, ваши же, не дадим".

Так давайте примем решение глубинного характера - откажемся от того, чтобы давать деньги американцам. Оставим их себе - и тогда нам плевать на эти санкции. Всё очень просто. Мы сверхизбыточная страна по ресурсам, плюс наш рынок импорта - половина всей товарной массы страны. То есть, мы можем легко вообще отказаться от каких-либо американских денег. А это вообще ключевой вопрос.

 

- Следующий пункт. Наличие национального бизнеса. В России нет национального бизнеса. И у развивающихся стран нет национального бизнеса. Это специфика. Там есть особенность по Китаю, но общую картину это не меняет. Кроме государственного, конечно. Подчёркиваю, государственный бизнес - это отдельная история. То есть, частного национального бизнеса. Значит, его надо создать. Это та программа деоффшоризации, о которой говорил Путин, и которую никто не собирается выполнять. Потому что у него нет для полномочий - добиваться выполнения своих указаний. Опять же, возвращаемся к вопросу конституции.

 

То есть, мы можем очень легко решить проблему. Мы должны просто изменить принципы. Это можно сделать за один день. Но для этого надо иметь политическую волю. И для этого надо ликвидировать пятую колонну в стране в политике и экономике. В данном случае, в Центральном Банке, в министерстве финансов, в министерстве экономики, и в целом - в правительстве России. Всё. Это решение одного дня.

 

Мария Катасонова: Каким образом можно ликвидировать пятую колонну?

 

Евгений Фёдоров: Маша, вы сразу про ликвидацию.

 

Пятую колонну ликвидировать можно только одним путём.

Решениями человека, которого называют национальным лидером, который узурпирует в этом случае власть, потому что, он по должности, если мы говорим о президенте, не имеет право этого делать. Которое, в свою очередь, возможно, если ему это право даст народ. То есть, уличные действия. Или референдум - более мирный процесс.

 

То есть, если народ даёт право такое, то, в этом случае, один из начальников страны, в данном случае я говорю, естественно, о Путине, принимает решение и ликвидирует. Об этом даже уже Михалков заговорил. Что, кстати, характерно. Что необходимо убрать девяносто процентов элит, заменить их и так далее. Но это политическая часть вопроса. Вы спросили, как зачистить.

 

Бывает, и военным путём. Вот в Донецке, Луганске зачищают с помощью оружия. То есть, разные пути есть.

 

Важно сейчас задачу поставить. Вот задача – изменить принципы экономического устройства страны на развитые.

 

Какой результат?

- Нечувствительность санкций. Потому что не мы будем деньги у них просить: "Дайте нам, пожалуйста, денежку, потому что нам хочется кушать". До этого всё отдали, а теперь – "дайте нам немножечко обратно". А они будут у нас просить деньги. Мы будем источником, поскольку, мы богатая страна, источником инвестиций. То есть, мы будем объявлять санкции американцам. Мы вам денег не дадим, американцы, или кто-то, если вы не будете делать то-то. Логика вообще развернётся на другую сторону.

- И, как бесплатный бонус - двадцатичетырёхкратный рост экономики страны.

 

То есть, нечувствительность к вторжению и плюс двадцатичетыпёхкратный рост, что само по себе где-то десятикратный рост зарплат и доходов.

 

Мария Катасонова: Но на данном этапе, в связи с принятие нового витка санкций, и далее они будут ужесточаться, уже было неоднократно это заявлено, изменится ли внутренняя и внешняя политика России?

 

Евгений Фёдоров: Вот, вообще всё упирается в абсолютно прагматическую реальность. То есть, как описывать сегодняшнюю ситуацию - честно, правду. Если вы не будете признавать, что Россия является оккупированным государством, и не будете признавать, что Россия в экономике является колонией, то в этом случае, вы не ответите на вопрос, вы не сможете решить проблему. Потому что, если вы признаёте, что Россия внешне управляемое, оккупированное государство, то для этого вам придётся решить задачу взятия на себя управления, взятия на национальном уровне штурвала страны.

 

Что такое внешне управляемое государство, которым мы являемся с 91-го года? Это значит - за нас решения принимают в Америке, и институты, созданные американцами. В области экономики - МВФ. В данном случае, вот это вся история с процентными ставками, международными резервами - это всё МВФ. То есть, нам надо принять решение, что нам МВФ не начальник. А начальник у нас Сидоров, или кто-то внутри национальных институтов: президент, правительство, кто хотите. Вот, когда такое решение в стране будет принято, что не Обама начальник, а внутри страны кто-то: избранный чиновник, избранный политик, или назначенный чиновник. Вот с этого момента у вас появится право делать те или другие вещи.

 

В данном случае, вещи очевидные: ввести изменения в стране под названием формирование развитой национальной экономики. Всё. Не развивающаяся, не недоразвитая, как нам подсовывают, и мы сами так себя называем, я говорю про официальные власти, а развитые. Вот очень простая вещь. Как только это произойдёт, как только в России будет просто человек сидеть, может быть, не гениальный, просто, сориентированный на Россию, допустим, в правительстве - сразу всё, эта машина заработает в обратную сторону. То есть, вместо того, чтобы ежедневно принимались сотни решений против нас, будут приниматься ежедневно сотни решений за нас. И быстро, быстро будут рассасываться абсолютно нереальные, и кажущиеся незыблемыми, глыбы проблем. Просто, они как снег - раз и растаяли. Для этого достаточно, чтобы госаппарат начал работать на Россию. А сейчас он работает на Америку с 91-го года. В этом и суть оккупированной территории. В этом и суть страны – вассала, или страны-колонии, что наше государство работает на иностранцев, как система.

 

Артём Войтенков: Хорошо, что вы это объясняете. А большинству людей это преподносится, как одни дураки: там, во власти одни дураки.

 

Евгений Фёдоров: Для нас это выглядит, как дураки. Для человека, который живёт где-то у себя внизу, он смотрит наверх: у него тарифы повышают, у него пенсию отнимают. Он же не понимает, что пенсию отнимают потому, что это МВФ приказало переслать его пенсию в Америку. И он думает: "Вот надо мной какие идиоты сидят. Приказы принимают, по которым я хуже живу".

 

Потому что, он мир не воспринимает с позиции, как бы сверху. Он воспринимает позицию "на себя". Для него его начальник, председатель правительства, министр и есть дурак. Ну, не эти люди, а кто-то там, над ним сидящий чиновник. Так для человека. А на самом деле, это не дураки, это умные люди, которые просто работают на других.

 

А вот сидит теперь такой же низкий, маленький человек в Америке, пенсионер, и он наоборот, говорит: "Какие у меня умные люди!"

Сегодня добавили пенсию, решили проблему кризиса. Смотрите, жильё там вот сейчас начали покупать, двадцать процентов уже в год начинается рост. То есть, попёрло. Для него начальство в Америке - молодцы, хорошие ребята. А для нас… Мы же не понимаем, что там другая система работает. Но это надо разбираться людям. Хочешь хорошо жить, или просто жить сегодня уже – разберись. Не так сложно.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда вопрос отчасти, но это чисто мои подозрения, по поводу вот этой аварии в метро, которая была недавно. Как бы, техника ломается - это понятно. Тем более, при такой дурацкой системе управления, как сейчас, когда существует заказчик, подрядчики, субподрядчики, ещё не пойми кто. Каждый старается на этом наварить, а не сделать так, чтобы метро ходило исправно. Это не в их интересах. В их интересах деньги зарабатывать. Но, что меня насторожило? Авария произошла на перегоне между Славянским Бульваром и Парком Победы. Есть параллельная ветка, голубая, по которой это всё как бы можно объехать дальше. То есть, если бы это произошло где-то в центре, то вся ветка бы встала. А здесь очень хорошо так вот, в таком месте, где удобно, можно поток пустить транспортный…

 

Евгений Фёдоров: Если вы о мистических вещах, то, добавьте ещё сюда: до этого было предательство Славянска, при всём при том. Я понимаю, что вынужденное, под давлением врага, но тем не менее. А это - Славянский бульвар.

 

Артём Войтенков: Да, кстати. Я не учёл.

 

Евгений Фёдоров: Исторические параллели по датам. Тоже очень интересные.

 

Артём Войтенков: А в чём по датам?

 

Евгений Фёдоров: Потом посмотрите, исследователи многие говорят. Вообще говоря, некая вещь, которая говорит о том, что фактор рукотворности какой-то не исключён.

 

Артём Войтенков: Я сегодня читал, что там возможно бросили какой-то предмет.

 

Мария Катасонова: Там нашли обломки странные.

 

Артём Войтенков: Типа, лом. Можно же положить на рельсы, да?

 

Евгений Фёдоров: Мы с вами здесь не разберёмся. Надо, чтобы специалисты разбирались в области безопасности. Причём, скорее всего, если это теракт, вам не скажут. То есть, при всех прочих, вам не скажут по одной простой причине, что сегодняшняя российская государственная конструкция базируется на принципе закапывания головы в песок.

 

Недавно я читал статью - идёт такой разрыв между внешней политикой, которую проводит Путин, и внутренней политикой. Это не случайно. У него нет прав на внутреннюю политику реально, по конституции. На внешнюю есть большие права, чем на внутреннюю. Происходит разрыв какого характера? Мы как бы всеми способами задавливаем любую идеологию, или информацию, о том, что мы являемся внешнеуправляемой страной, то есть, не мы принимаем решения. Людям, которые об этом говорят, им категорически запрещено идти на телевидение. Весь НОД об этом говорит. Это сто пятьдесят тысяч человек уже, членов НОДа. Запрещён выход на телевидение, полная блокировка этой информации, выстраивание информационного пространства, чтобы об этом нельзя было сказать.

 

Государственный аппарат весь выстроен и просто закрывает, как только начинают говорить о фактах, связанных с внешним управлением, закрывают шторку, и всё - разговор невозможен. То есть, явно идёт всеми силами, причём, на каком-то, я бы даже сказал, последнем издыхании, потому что, настолько очевидные факты, тысячи фактов внешнего управления, что это трудно уже скрывать. Но, тем не менее, всеми силами, просто зашориваются, не пускают эту информацию. Сознательная государственная политика обмана. А значит, и нет возможности решить эти проблемы.

 

Вот вы же не случайно упомянули метро и назвали слово система. То есть, понятно, что люди ошибаются - вы правы. Может ошибиться стрелочник. Я в прямом смысле. Там сейчас сказали, что два стрелочника ошиблись.

 

Артём Войтенков: На них всё и повесят.

 

Евгений Фёдоров: Да. Может ошибиться машинист, может ошибиться даже начальник станции. Там же есть станции в этом метрополитене. Могут они ошибиться? Конечно. Могут, да.

 

Но, что такое система?

Система в области безопасности, это когда у вас специальные люди, обученные безопасности. То есть, не стрелочники, не машинист с улицы, а человек, который закончил соответствующий институт, потом имеет двадцать лет опыта в сфере безопасности, знает уязвимости.

 

Он продумывает механизмы, чтобы безопасность отладить.

Что это значит? Он рассчитывает на дурака. Он изначально закладывает в свои расчёты, что стрелочник будет дурак. Дурак стрелочник - ясно. Над стрелочником надо поставить систему контроля для этого. То есть, дурак стрелочник, и от этого ничего не должно произойти, потому что, контроль должен поймать это. Это как типа ОТК. Токарь может ошибиться, но есть ОТК, который проверяет эту деталь, смотрит, нет ли ошибки. Это касается всех узлов.

 

Мало того, система безопасности многоуровневая. Мало того, она сама по себе должна включать альтернативные механизмы, типа, объезд по соседним линиям, какие-то специальные меры проверок, и даже не проверок, организаций.

 

Безопасность – это элемент стратегического планирования.

 

Вот представьте себе, что вы архитектор, и строитель, и, допустим, электрик. И вот, архитектор запроектировал дом, в котором слабые стены, слабый фундамент, низкое сечение электропроводки, и чего-то ещё. После этого, в этот дом зашёл электрик, устроил короткое замыкание, может, дурак даже электрик зашёл, не важно. И в результате короткого замыкания вместо того, чтобы сработали автоматы защиты, дом сгорел. Это чья ошибка? Вот, то, что дом сгорел, это ошибка электрика, да? Который устроил замыкание. Но, реальная-то ошибка проектировщика, который не предусмотрел такой вариант событий. И заложил низкое сечение, для экономии, как вы сказали.

 

Артём Войтенков: Пожарную систему подешевле.

 

Евгений Фёдоров: Да. И для экономии низкое сечение электропроводки, из-за этого произошло возгорание. Для экономии. Потому что, маленький провод стоит дешевле, чем большой. А медный дороже, чем алюминиевый. Вот это, то же самое касается всего, в том числе и метро. А метро – это перевозки десятков миллионов людей. Это сверхопасная вещь. Там вопросы безопасности должны быть в десять порядков больше, чем при строительстве дома, которое мы сейчас с вами обсудили. У нас сейчас идёт следственное действие. Следственные действия говорят "плохой стрелочник" – поймали. Максимум, начальника станции зацепят. А где же проектировщики, планировщики, которые должны были всё это просчитать? У них нет ответственности? А теперь мы смотрим - а кто они? Вот, следователи не задаются этим вопросом - кто архитектор. А мы зададимся. И открываем. А кто же архитектор московского метро? Американские специалисты.

 

Артём Войтенков: Да ну?

 

Евгений Фёдоров: Мак-Кинли.

 

Артём Войтенков: Его же давно строили-то?

 

Евгений Фёдоров: Строили метро давно, но вопросы современной архитектуры и безопасности - а там вся начинка уже другая. В советское время были советские. С советских времён всё поменялось. То есть, добавилось в два раза больше ещё туннелей. Раз. Новых. Во-вторых, в старых туннелях поменяли всё.

 

Артём Войтенков: А вообще, Славянский бульвар новая станция?

 

Евгений Фёдоров: Пять лет назад введённая. Но даже не в этом дело. В старых туннелях поменяли всё. То есть, архитектура, это тот самый архитектор. А что такое архитектор? Вы когда-нибудь общались с архитектором? С ним очень сложно говорить, поверьте.

 

Архитектор приходит и говорит:

- "Вот здесь вот надо, мы посчитали, расчёт, здесь вам надо вложить сто тысяч долларов в укрепление фундамента за счёт дополнительных тридцати свай".

Вы ему говорите:

- "На кой мне эти сваи? Они где-то там внизу, в земле зарыты. Я лучше на сто тысяч куплю мебельный гарнитур".

Архитектор вам так настойчиво:

- "Надо, потому что вот, сваи".

Вы говорите:

- "Идите вы вон со своими сваями"

И для дома - даже дом может стоять без этих свай. А где-то, допустим, землетрясение небольшое, и он рухнул. Или нагрузка оказалась снеговая повышенная. Не сегодня, на пятый год. И он рухнул. Понимаете, что это такое. Так вот, за это отвечали американцы. То есть, в Москве, и вообще, в правительстве в целом, в стране, на такую работу, стратегическую привлекают исключительно иностранцев. Везде.

- Центральный банк – американцы.

Экономика страны - это тоже архитектура и стратегия.

- Правительство – американцы.

- Министерства и ведомства – американцы.

 

Недавно одно из министерств провело тендер, так называемый, консультацию. А стратегия – консультация. То есть, американцы формируют стратегию, а реализуют её через консультантов. То есть, просто через американских граждан, которые в России отвечают, как надо всё построить: вот увеличивать сваи в десять раз, или не увеличивать. Хотя это не видно. Так вот, из всех четырёх привлечённых - все четыре иностранные. И все четыре, не поверите - американские. В мире много стран, сто пятьдесят, сто шестьдесят две крупных. А вот только американские четыре компании выиграли тендер почему-то.

 

Артём Войтенков: На метро?

 

Евгений Фёдоров: Нет, это министерство строительства и коммунального хозяйства. Которое, тоже, кстати, отвечает частично и за транспортную часть, как бы прилегающие к транспорту вещи, например. В других министерствах то же самое. То есть, как-то странно. Вам не кажется, что тут есть какая-то логика в событиях? Если уж ты привлекаешь компанию, и ты почему-то не можешь привлечь российскую, но почему-то у тебя только американские компании выскакивают везде.

 

Артём Войтенков: Так они умнее. А наши глупые.

 

Евгений Фёдоров: Ясное дело, у них же триста лет государственности. Конечно, там же ума-то уже сколько накопилось. А у нас каких-то полторы тысячи. А у китайцев всего пять. Ясно, они идиоты, за пять тысяч лет ты сможешь быть развитым человеком, обществом или государством? Конечно, нет. Это понятное дело. Так это касается и конкретно метро. Конкретно компания, и не только она, кстати, - Мак-Кинли, которая и отвечала за стратегию развития московского метро. Даже за это получила, они много раз получали, но последний тендер они выиграли, по-моему двести сорок или двести тридцать миллионов рублей. То есть, они за деньги это делают, тоже не просто так. А что это означает? Это означает, что не налажена система безопасности многоуровневого характера, рассчитанная даже не на одного дурака, а может на пять дураков. Учитывая, что это десятки миллионов людей доверяют свои жизни в день. Естественно, там и безопасность должна быть адекватной. Условно говоря, дать на безопасность не сто миллионов, как они запланировали, а десять миллиардов. Надо, значит надо.

 

Это вот тот разговор с архитектором. Как только он приходит и говорит: "Эти сваи стоят столько-то". Он специалист.

Но, если этот ваш архитектор, ему:

- Во-первых, вы по барабану,

- Во-вторых, вообще ему на всё наплевать, только деньги хапнуть.

- И, в-третьих, он ещё подчиняется человеку, или системе, которая является вашим врагом.

 

А американцы наши враги, они же сами об этом заявили. Они санкции нам объявляют, они давят.

Что такое логика врага? Чем у нас хуже, тем у них лучше.

Это не значит, что они организовали диверсию. Я не об этом. Это значит, что премию этот Мак-Кинли или какой-нибудь орден получит за нашу аварию в метро, если что. То есть, не накажут его там. Если мы, допустим, найдём, что он виноват.

Американцы скажут:

- "Из России прислали бумагу, что ты виноват, в России убили людей. Какие-то там".

Они выкинут бумагу, скажут:

- "Молодец, ты хороший парень".

Другая мотивация. Ещё раз - я не говорю о том, что организовано. Я говорю о том, что другое отношение к делу.

 

Или, допустим, возьмите российскую компанию, которая, если что - сядет в тюрьму. Какой Мак-Кинли сядет? Никакая тюрьма ему не грозит. Даже этот фактор есть, хотя бы страха, который заставляет архитектора вам запланировать дополнительно не сто свай, а может двести.

А если он ни за что не отвечает, а вы ему скажете:

- "А мне денег жалко".

Скажет:

- "Да идите вы, и не нужны эти сваи, делать, а мне плевать".

Печать поставил и поехал себе в Америку.

 

Вот это, то же самое. Поэтому, планировщики, стратеги у нас как бы делают вид, что они не отвечают. Это и есть архитекторы в государственном строительстве. И эти архитекторы государственного строительства строят всю систему здания. Что у вас в комнате сделать, как обои поклеить, это вы - тактика. А чтобы эта комната была в здании, и чтобы это здание не рухнуло, как система, от ветра, например, это - стратегия. Так вот, стратегии американские, у которых мотивация не направлена на обеспечение безопасности в России и в Москве. И они создали такое метро, спроектировали, организовали, распределили функции между безопасностью и другими секторами, что надёжность снижена в десятки раз по отношению к необходимой реальности, с точки зрения вот этого объекта, метро, с его безопасностью, людьми и так далее. И вот вам результат.

 

Кстати, там умалчивается. Все сейчас говорят об этой трагедии. Вчера, или сегодня, погиб ещё один человек в метро. На прошлой неделе ещё двое. Вообще-то говоря там за несколько месяцев, погибших набирается больше, чем в этой трагедии. Об этом же не говорят. То есть, этот вопрос безопасности, он не просто авария, как бы. Там безопасность ниже, чем реально нужно, просто в десятки раз. Это видно уже по ежедневной работе этого объекта, метро. Так это чистая стратегия. Это у/ppже накапливается проблематика. То есть, создана такая стратегическая линия управления метрополитеном, что там мы знаем, что каждую неделю будет кто-то погибать. Мы просто это уже знаем. Что это такое? За это стратегия отвечает. А вы видите, чтобы о ней говорили в расследовании? Нет. Они за кадром. Дом рухнул, а архитектор не виноват. Вот, что мы не наблюдаем.

А почему не виноват?

Потому, что придётся отвечать.

А почему вы наняли американских архитекторов? И не только здесь. У нас вон, на Красной площади американские архитекторы почему-то строят вместо гостиницы Россия чего-то. Даже там. То есть, везде.

 

А это вопрос к мэрии Москвы:

- "А почему у вас массово идёт поддержка стратегии, не направленная на интересы граждан Российской Федерации, включая безопасность личную?"

А это уже - элементы пятой колонны. Вот вам простая взаимосвязь.

 

Почему американцы здесь гадят, я понимаю - они враги.

А почему наши их привлекают гадить? Значит, это наши – не наши.

А это уже вопрос конституции и оккупационной системы страны. Вот вам диалектика связи. Но, чтобы эту диалектику понять, надо иметь мозги, то есть, понимать логику государственного управления.

 

Артём Войтенков: Да, но никто же про это не говорит. Вот сколько новостей было про аварию в метро, ля-ля, трагедия. А вот про это - никто ничего не говорит.

 

Евгений Фёдоров: Потому что пропаганда прикрывает всю эту историю. Сила американцев, как и любой державы оккупантов, в том, что она имеет систему контроля. Это так же, как в метро. Вот система защиты граждан, у них она на нуле. А вот система защиты себя, у них она выстроена блестяще. То есть, если происходит что-то в метро - виноват стрелочник, но не американская компания-консультант.

 

Мы, естественно, НОД, сказали, показали эту цепочку. Так посмотрите - на меня там набросились с криками. То им говорят, что вы про стрелочника говорите, который виноват. Мы им объяснили почему, что есть ещё планировщики, которые за своей подписью дали такой план, который привёл к аварии. А нам: "Ой, так нельзя". Правильно, идёт прикрытие, информационное прикрытие, вбрасываются деньги на это прикрытие. Это и есть пятая колонна, она стабильна, она систему держит.

 

Артём Войтенков: После того, что вы объяснили, я уже почти уверен, что это рукотворная авария. Уж очень хорошо всё совпадает: Славянск, Парк Победы.

 

Евгений Фёдоров: Символично всё. Между Парком Победы и Славянском. Всё очень символично.

 

Артём Войтенков: Да. А поезд с рельс спустить - там не надо взрывчатки.

 

Евгений Фёдоров: Так же, как и ракету завалить. Много сил для этого не надо. Что мы и наблюдаем. Просто я бы отделял эти вопросы. Вопросы стратегии и вопросы человеческой воли конкретного характера: террористической или какой-то. Это называется не терроризм, это называется диверсия. Допуск диверсии к объекту, это тоже вопрос стратегии. Потому что, если у вас зоны безопасности, вы диверсию в объект не пустите. А если у вас всё нараспашку, так у вас любой диверсант туда зайдёт и побросает, что хотите. Проблем нет с этим. А диверсант пойдёт туда за двадцать тысяч долларов. Вот цена вопроса.

 

Артём Войтенков: За двадцать тысяч долларов ему вообще все пути откроют. Будет там гулять, как угодно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, сам диверсант рискнёт, потому что это тоже риск - вдруг милиционер участковый заметит, что он тащит туда чего-то. Двадцать тысяч долларов. Мало того, это будет, может даже не профессиональный диверсант. Какой-нибудь Правый сектор. Вот и всё.

Я не знаю ничего. Просто, как пример.

 

Для того и делаются зоны безопасности, перехваты безопасности - это всё продумывается в стратегии. А продумывают американцы. А им это не надо сто лет, это как минимум. А если надо, они очень чувствительны подрулить там, где надо. Вспомните вот эти странные истории с техникой военной. Это всё из этой сферы. Когда вдруг самолёты Саддама, американские, вдруг отключились в воздухе все с какой-то стати. Вообще, вся техника отключилась. Или наш спутник летал-летал, потом вдруг у него вышла из строя батарея. А чья батарея? Батарея изготовлена в странах НАТО. С какой стати она вышла из строя в нужный момент? И у нас сейчас отсутствуют вообще спутники, которые наблюдают за ядерной угрозой в России. Их же нет. А зачем в спутник надо было закладывать батарею НАТО?

 

Артём Войтенков: Да. Дураки же.

 

Евгений Фёдоров: Вот только дураки. Это не планировщики, которые консультируют наши министерства обороны с ельцинских времён. Это дураки. Всё понятно. Насколько я понимаю, никто тоже этого не скажет: всё-таки, в московском метро была диверсия. То есть, подбросили на железнодорожные пути какой-то костыль, или какую-то железяку.

 

Артём Войтенков: Лом просто бросили потолще.

 

Евгений Фёдоров: Да, что-то подбросили, из-за чего поезд наехал, подскочил, ударился вверх и закупорил проезд и дальше уже вмялся в эту закупорку.

 

Но, ещё раз говорю, это всё:

- Во-первых, американские эксперты должны были, или любые эксперты, которые создают стратегию, предусмотреть и просчитать. То есть, варианты при которых…

- Во-вторых, по-другому должна быть выстроена логистика метрополитена, чтобы туда нельзя было пронести лом. А реально в метрополитен любой может пронести лом. Вот вы можете пронести лом, или любой человек? Может.

 

Артём Войтенков: Да легко.

 

Евгений Фёдоров: Дать денег какому-нибудь отморозку хороших, на семью. Да даже и он сбежит оттуда. Милиционеру, чтобы тот отвернулся. Камеру заклеили жвачкой, заскочил в этот самый проход, бросил эту свою железяку, и убежал обратно. Всё.

 

Это как в своё время, помните, в Чечне говорили: идут боевики, на постах у ГАИ выдают деньги, чтобы их пропустили. Помните, было такое в девяностые годы, и во время чеченской компании. То же самое. То есть, это не сложно всё сделать при заранее подготовленной ситуации.

Я думаю, что поэтому отсюда и Славянский Бульвар с Парком Победы, и дата, и всё остальное.

 

Мария Катасонова: Кстати, на самом деле, эта версия имеет место быть. Если посмотреть на фотографии, которые были сделаны, там вообще возникает много вопросов. Если это просто там стрелочники ошиблись…

 

Евгений Фёдоров: Мы с вами не технические специалисты. Технические специалисты отработают.

 

Мария Катасонова: Но они же не скажут правду.

 

Евгений Фёдоров: Не скажут. Но мы специалисты в области политического контроля. И мы говорим о том, что есть заказ на такого рода действия. И мы говорим - да, такой заказ есть. Он подготовлен. В нём участвует, в том числе, и мэрия Москвы, которая создаёт условия для такого заказа. А это и есть элемент работы пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, я ещё хотел про Александра Дугина уточнить. Он после своей знаменитой речи, которую все обсуждают, и кто-то называет это истерикой, кто-то говорит, что Дугин молодец, правильно сказал. Его из МГУ отчислили. Мало того. Что его оттуда выгнали, выгнали доцента социологического факультета Добренькова.

 

Евгений Фёдоров: Добренькова, который его начальник.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю - потому, что именно Добреньков возглавлял соцфак, Дугин там работал.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Потому что Добреньков возглавлял соцфак и был в МГУ площадкой для патриотической работы. Само МГУ – некоторые говорят "либеральный клуб". На самом деле это абсолютно внешне управляемая система с точки зрения США. И на этом фоне проводить честную политику на одном факультете – это только Добреньков мог себе позволить с его авторитетом, с его жизненной ситуацией.

 

Я хочу сказать – у него были жизненные трагедии личные, в результате которых он принял для себя решение служить Отечеству, то, что называется "до конца". Несмотря на зарплату, выговоры и увольнения – он и служил до конца, пока его не выгнали. Он не слушал требования, команды, приказы, чтобы он прекратил бороться. Или давать на площадке МГУ альтернативу той площадке пятой колонны, которая там серьёзно присутствует. В результате – его убрали. Это поражение национально-освободительного движения в этом конкретном формате. Изгнание Добренькова – и не только его: пошли кеглями Дугин и другие.

 

Артём Войтенков: Но это произошло после слов Дугина. Нашли к чему зацепиться? Или это просто случайность.

 

Евгений Фёдоров: Это, как сейчас с санкциями. Это произошло после того, как Путин поехал и с китайцами, индийцами и другими договорился о новой экономической системе. И объединение для борьбы с американским колониальным миром, т.е. о мировом национально-освободительном движении. Только они договорились, поставили подпись – тут же начались санкции по России нового характера. Это всё – связанные вещи всегда. Повод же нужен – вот он повод.

 

Кто-то кому-то там позвонил и сказал: "Всё, больше терпеть нельзя".

И Дугина выгнали вместе с Добреньковым.

 

Артём Войтенков: Вопрос – почему Добреньков так долго в МГУ находился?

 

Евгений Фёдоров: Потому, что Добреньков имеет личный огромный авторитет. У него авторитет не меньше, чем у Садовничего.

 

Артём Войтенков: Нынешнего ректора МГУ (ред.: ректор МГУ - Садовничий Виктор Антонович).

 

Евгений Фёдоров: Не меньше. Он имеет личный авторитет, и на каком-то этапе – дожали. Сейчас идёт перегруппировка сил, усиление пятой колонны вообще в России.

 

Я просто вижу по системе:

- Путин поставил вопрос, допустим, бороться с иностранными агентами, закон проводил. Сейчас же этого нет.

- Его указания по деоффшоризации (а это борьба с пятой колонной в бизнесе) – полностью проигнорированы.

 

Понятно, что концентрация на Украине, но произошло на этом фронте внутри страны очень серьёзное отступление. И оно проявляется во многих деталях, в том числе ситуация в МГУ. Наступает пятая колонна.

 

Я вообще хочу сказать.

Мы сейчас проводили анализ с экспертами. С точки зрения Соединённых Штатов Америки в России началась оранжевая революция или интервенция. И началась она приблизительно месяц назад.

 

Мария Катасонова: С какого момента?

 

Евгений Фёдоров: С момента запуска решений по Санкт-Петербургу. Объясняю: уже понятно, что американцы начинают атаку на Россию с удара по Санкт-Петербургу. Первый удар будет оттуда – в сентябре месяце во время выборов губернатора.

 

Артём Войтенков: То есть – они хотят поставить там своего губернатора?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Им не нужен свой губернатор. Им нужна Россия, а не какой-то там Санкт-Петербург.

 

Они рассчитали, что в Санкт-Петербурге более слабая позиция – уязвимое место. Любое наступление идёт там, где слабее. Почему слабее? Потому что традиционно оппозиционный город. Если баланс оппозиции в Москве процентов тридцать, то в Питере под сорок (потенциальный). Расстановка сил, либеральные взгляды… Питер же город трёх революций. Это не случайно.

 

Артём Войтенков: Он более западный.

 

Евгений Фёдоров: Менталитет формируется определённый. Там крепче позиции, плацдарм, база.

Во-вторых, символически крупный город, город Путина. То есть это удар по Путину через Питер – это, как удар по России через Украину. Американцы это понимают.

 

Недели две-три назад, посол США проводил закрытую встречу в одном из театров в Москве. Где он открыто сказал, что первый удар мы нанесём в Питере в сентябре во время выборов.

 

Дальше уже пошло: я знаю, там американцы через пятую колонну продавливают, чтобы там была Дмитриева.

 

Артём Войтенков: Что значит "удар"? В чём это будет выражаться?

 

Мария Катасонова: Фактически Майдан будет в Питере. Начнётся.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это начинается раскачка.

Вот говорят оранжевая революция. Правильнее сказать – интервенция. Революция как бы внутри процесса, а интервенция – извне процесса.

Когда мы говорим об оранжевой интервенции, то это - форма вторжения. Вот как десант, как вторжение иностранных войск в военной обстановке.

 

И форма вторжения. Как и любое вторжение, происходит там, где слабее, там, где лучше подготовлено. И американцы концентрируют свои силы под оранжевую интервенцию на определённых участках. У них тоже есть участки наступления. И они выбрали в качестве такого участка Санкт-Петербург. И процесс запущен. Процесс поддавливается.

 

Вообще вся эта история с досрочными выборами в Питере, она не случайна – идёт поддавливание процесса.

- С одной стороны пятая колонна в России подыгрывает как бы.

- А с другой стороны – идёт давление как бы через улицу.

 

Это всё совместные вещи. Они выбрали это относительно слабое звено и начинают атаку здесь.

Что это значит?

 

1. Дадут на питерские выборы денег столько, сколько смогут освоить все кандидаты. Естественно, кандидатам дают всем, кроме Полтавченко. Они получат предложение получить любое количество денег. Причём, им не скажут "меняйте идеологию".

- "Делайте что хотите. Вот вам просто мешки. Делайте, что хотите".

Это первый фактор.

 

2. Второй фактор. Они направят в Питер ту подготовленную молодёжь, боевиков, которая подготовлена на Украине. Причём, при необходимости выдадут им российские паспорта. Общий объём подготовленных американцами боевиков для России составляет от пятидесяти до ста тысяч человек. Теперь тысяч на базе Украины. Естественно, вы их ничем не отличите. Приходят люди. Которые русские в чистом виде. Вы их не отличите. И такие люди в Питер приедут, поселятся на съёмных квартирах в массовом числе. И их задача будет – осуществить провокации, при необходимости вплоть до военных.

Что это означает? Террористическая деятельность.

 

Как вы понимаете. Для подготовленного американцами Правого сектора проблемы с террористической деятельностью нет никакой. У них нет моральных ограничителей. Выдать им в Питере автоматы, чтобы они там из машины кого-то обстреляли – вообще не проблема.

Эта компонента.

 

Пятьдесят, сто тысяч – это мирная компонента. Как мирная? При необходимости взяли дубины и всё – тоже не проблема.

 

3. Параллельно пятая колонна, которая подыгрывает. Что сегодняшнее появление Дмитриевой в Питере? Конечно, это работа пятой колонны. Как и Навального в Москве в своё время. Это – работа пятой колонны, которая работает через верхушку. Её же продавливают сверху – из Москвы. Это же не снизу. Снизу она барьер не прошла. Но это как примеры. Даже если она по какой-то причине сойдёт с дистанции, американцам есть на кого заменить.

 

Они начали нападение. Это прямой ответ:

- На БРИКС.

- На создание антиамериканской коалиции освободительного мирового движения.

-на наступление на Украине, если сейчас удалось отбить интервентов в Донецке, Луганске (в текущем ключе).

 

Идёт другая форма вторжения в Россию. Просто та – военная, а эта – как бы не военная. Но это оранжевая интервенция – она везде одинаковая. Тот же посол США, который в Россию сейчас назначен – вообще специалист по этим революциям. По успешным! Он лично провёл таких революций уже две: в Грузии и на Украине. Успешных, т.е. с заменой президентов. Поэтому для него эта технология просто отработана (лично для него). Американцы двадцать интервенций провели такого типа, но он лично – провёл три. Именно они определили Питер, как главную базу вторжения.

 

Дальше задача.

Воткнуть в Питер – запустить там нестабильность, раскачать ситуацию. Если удастся – вытащить на второй тур ситуацию.

- Второй тур – это просто вооружённое восстание будет, это уже понятно.

- Если не будет второго тура, то будет мощное уличное давление: провокации, драки. Будет система дестабилизации – это уже понятно, очевидно.

 

Почему я и говорю, что (вы можете даже в ролике поставить в заголовок) – оранжевая интервенция против России началась.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, правильно мы понимаем, - Соединённые Штаты сделали ставку не на Москву в качестве протестов (внутренних протестов), а на Питер.

 

Евгений Фёдоров: Они сделали ставку на ряд точек: Питер, Калининград…

 

Мария Катасонова: Если в двенадцатом году они так массово через Москву пытались это всё провести, то сейчас будут то же самое делать через Питер.

 

Евгений Фёдоров: В принципе – да. Можно сказать и то же самое. Только с новыми технологиями. Во-первых появился украинский фактор. А украинский фактор это – сто тысяч человек с промытыми мозгами. Это же пропаганда там сейчас работает – из людей делают зверей. У них появилось усиление позиции.

 

Многие люди сейчас смотрят и многие радуются победам на Украине. Там нет побед. Там есть тактические успехи. Там нет побед.

 

Ещё полгода назад рядом с нами была хотя бы нейтральная страна. Сейчас рядом с нами страна, в которой больше сорока миллионов населения абсолютно военно враждебное России. Какая же это победа? Причём с русским населением. Страна, которая может служить прекрасной базой (этого полгода назад ещё не было) для вторжения в Россию оранжевых интервентов. То есть оранжевого типа, современного. Это изменилось коренным образом – баланс сил вокруг России. Мы получили гигантское поражение в геополитическом смысле. То есть, вчера у нас не было врага, а сегодня у нас враг такой же, как мы. По сути – это победа пятой колонны в чистом виде. Вот у нас пятая колонна победила политически. Там она победила военным путём и дальше оттуда – вторжение в Россию. Это очень сильное изменение ситуации.

 

Когда были московские события, этого не было. Там были какие-то люди из Прибалтики, с той же Украины, со всего мира, но они не имели базы вторжения. Сейчас у них гигантская база вторжения. Это принципиальное изменение ситуации.

 

Мы, правда, тоже получше готовы, чем тогда, но всё равно это означает, что в Питере будет настоящая полномасштабная уличная битва. Не хочу сказать война, но это будет полномасштабная уличная битва. И мы можем об этом заранее сказать. И она будет уже в сентябре. Это не значит, что американцы там выиграют всю Россию. Но это означает, что этой битвой они создают плацдарм для уже вторжения в Москву в следующем году.

 

Артём Войтенков: Даже, если они там проиграют, но всё равно – пошуметь они там хорошо пошумят.

 

Евгений Фёдоров: Они, конечно, проиграют. Но надо знать политическую систему. С точки зрения формальной: выборы губернатора – конечно, они не изберут там американца. Но их задача такой и не стоит. Их задача – запустить дестабилизацию.

 

Мы можем изложить сто вещей. Например, они объявят, что выборы там сфальсифицированы. Железно. Что бы ни произошло – они объявят, что выборы сфальсифицированы. Они организуют беспорядки, ссылаясь либо на это, либо на что-то другое.

 

Уже их набор, поскольку это третья революция для посла успешная (ред.: посла США), мы просто видим, что предыдущие – то же самое.

- Это будет мощная работа пятой колонны.

- Это будет странное поведение полицейских в Питере.

- Странное поведение городских чиновников, глав районов, например, которые (вдруг окажется) при, будучи подчинёнными губернатору, будут воевать против него. И это будет найдено: система, следы и т.д. Прикрывать вот эти системы вторжения.

 

Произойдёт набор странных историй. Но они странные истории, если прятать голову в песок, и как у нас давится курс, что ничего не происходит, что нет конкуренции, что ничего такого нет.

А если смотреть в конкурентном плане (мировая конкуренция), то будут совершенно логичные вещи:

- Происходит вторжение в Россию.

- Цель – уничтожение русского народа и государства.

 

А дальше это вторжение разбивается на элементы и этапы. И первый из них этап – это Санкт-Петербург. Это уже понятно. Именно поэтому, я думаю, что НОД объявит мобилизацию программы поддержки нашего отделения в Санкт-Петербурге нодовское, которое сейчас будет подниматься на защиту своего города от иностранных интервентов.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, вы сказали, что и полиция начнёт действовать.

 

Евгений Фёдоров: Странно.

 

Мария Катасонова: Но понятно. Что они действуют по приказу.

 

Евгений Фёдоров: Полиция разная: какая-то странная, какая-то не странная. Начнут появляться какие-то странности.

 

Артём Войтенков: Как в Киеве они делали. Никто приказа не давал наступать.

 

Мария Катасонова: Я вот к этому клоню – в Киеве очень странно действовала полиция. В итоге, когда они уже решили плевать на приказы, было поздно. Неужели эта история никого не научит ничему?

 

Евгений Фёдоров: Давайте, Маша, ответим на ваш вопрос. Трагедия в Киеве произошла несколько месяцев назад. Она закончилась в марте месяце. Хоть кто-то в России проводил анализ? Обратили внимание? Хоть одно ток-шоу.

 

Мария Катасонова: Вы проводили.

 

Евгений Фёдоров: Я – понятно. Я говорю про официальные ресурсы: СМИ, власть.

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Вообще! Происходит гигантская катастрофа, результатом которой смерть десятков тысяч людей, и никого. Хоть одно ток-шоу по проведению анализа. Пускай, ток-шоу, понятно, глупость. Но ничего. Очевидно абсолютно, что в России прикрывается анализ ситуации на Украине – он не пускается. Кем не пускается? Теми же, кто готовит такой сценарий и в Москве, в России, и в Питере. То есть пятой колонной во власти, которая достаточно имеет сил, чтобы заблокировать даже анализ этой ситуации. А нас блокируют информационно. НОД анализ проводит – это очевидные вещи. Но нас блокируют, нас не пускают с этим анализом в СМИ. Наших активистов блокируют информационно в регионах, когда они эти лозунги поднимают. То есть не дают это даже обсуждать.

 

Что такое главное в оранжевой интервенции?

Главное в оранжевой интервенции не боевики.

Главное в оранжевой интервенции – технология работы пятой колонны во власти.

 

Как чиновники, генералы, бизнесмены, редактора СМИ вдруг начинают менять свою позицию. Буквально, в течение одного дня, они разворачивают свою позицию и начинают проводить другую позицию - не такую, как они проводили только что, и какую обещали, например, какому-то сотруднику из правительства или ещё откуда-то. Вот этот переворот. И технология подготовки этого поворота: как идут коммуникации, которые заставляют чиновника предать свою Родину в конкретный момент, в конкретном плане.

 

И второй момент. План, который формируется в Соединённых Штатах Америки и где сто пунктов мелких предательств, в совокупности приводящих к результату. Чиновник же не выходит на главную площадь: "Я предаю". Хотя на Украине и это было. Вспомните историю с начальником пограничной службы, который заявил, что он собьет главнокомандующего, если тот не выполнит приказы США. Там было и открытое предательство. Но большинство предательств (99%) всё-таки было скрытое.

- Например, ему (генералу) нужно защищать какой-то объект, а он не вышел. Говорит: "Я проспал".

Ну, проспал. Не поймёшь. Может выговор ему объявят. Вроде он предательство не совершил. Но он вписан в план предательства. И его "проспал" есть элемент этого плана: он "проспал" в нужно время, в нужном месте, и это место и время было захвачено специально подготовленным отрядом, который знал, что он "проспит".

 

Вот это – технология. Её никто не анализирует. Её запрещено анализировать. А это значит. что её запускают (сто процентов) у нас те же люди. Анализ этой технологии и есть метод борьбы с оранжевыми интервентами - анализ, которого не производится. И уж тем более, к нему не готово ни общество, ни государственные чиновники, ни полиция, вообще никто. Раз не анализируют, то, естественно, готовности нет. Если бы анализировали, то была бы готовность, понимание, что "проспал" не случайно, что надо на всякий случай предупредить двух генералов: один предаст, а другой выйдет вовремя.

 

Методы борьбы, потому что перевес сил есть.

Очень важная компонента в этом предательстве – скрытность технологии.

Которая на самом деле не скрытная, а запрещено её изучать и анализировать.

 

Артём Войтенков: Замалчивают.

 

Евгений Фёдоров: Сознательно замалчивают. Как только начали замалчивать технологию иностранной интервенции на Украине, это означает. Что в России готовится то же самое. Сам по себе факт замалчивания есть первый этап подготовки.

 

Артём Войтенков: Какие ещё города кроме Питера?

 

Евгений Фёдоров: Удар будет по Питеру. Вспомогательные удары: Калининград, Дальний Восток, Кавказ (через терроризм), Крым – вот основные точки, которые американцы выбрали. Москва, конечно, попытаются тоже. Пытаются на Урале, кстати, они хорошую базу создали в Екатеринбурге (американцы), базу вторжения.

 

Артём Войтенков: И всё это будет одновременно в сентябре.

 

Евгений Фёдоров: Всё будет согласовано. Конечно.

 

Мария Катасонова: Не даст силам, которые будут пытаться противостоять, национально-освободительным силам сконцентрироваться в каком-то одном месте, чтобы задушить это всё.

 

Евгений Фёдоров: Задача – чтобы национально-освободительные силы не стали системой. Силы-то есть, но они не имеют доступа к системе принятия решений в государстве. Там Путин, но решения принимает не Путин в государстве. В государстве решения принимают чиновники второго уровня. А эти чиновники второго эшелона управляются со стороны США технологически. Поэтому команды Путина они просто не пропускают вниз. Мы это видим повсеместно – та же деоффшоризация. Они напрямую работают на американцев, чиновники как бы второго эшелона, через разные механизмы. Почему они на них работают? Потому, что американцы их продвинули на эту кадровую должность и подобрали, в том числе по взглядам либеральным, например. Потому что они интегрированы в систему через угрозы и коррупцию. В отношении их имеются компрометирующие материалы и американцы предоставляют индульгенцию: защищают и прикрывают. И если они не будут обслуживать американцев, то сядут в тюрьму – их в России посадят в тюрьму не только милиционеры пятой колонны, но и честные милиционеры (полицейские). А как? Ему дали материал о коррупции чиновника – он обязан его посадить. Да ещё и денег дали, чтобы посадил. Что не посадить в такой ситуации? А вот сам материал по коррупции был основанием, чтобы этого чиновника на эту должность назначили. Вот эти технологии.

 

Дети за рубежом. Представьте – арестовали ребёнка за рубежом, где-нибудь в Лондоне на учёбе. Это удар посильнее будет, чем арест замка. Замок, конечно, жалко, но можно пережить.

А вот арест ребёнка, которому, допустим, угрожает:

- если в Америке арестовали, то смертная казнь;

- если в Лондоне, то пожизненное заключение.

Это совсем другая история – этого чиновника можно брать тёпленьким.

 

Есть целый набор методов, с помощью которых идёт эта работа. Они есть главный элемент оранжевой революции. Не боевики, пускай их даже сто тысяч. Главный элемент оранжевой революции – пятая колонна во власти.

Они будут дозировано предавать страну, поэтапно предавать страну по плану, разработанному в Соединённых Штатах Америки, ответственный за который – посол США Джон Теффт.

 

Задача, которую американцы ставят вокруг игры выборов мэра Питера – запустить идеологему (отработать) свержения Путина: схему, по которой потом можно будет работать со всеми гражданами России. Отработанную схему, отработанную на телевизор, в публичной сфере. И которая позволит уже на следующем этапе (следующий год или чуть позже) уже поджечь всю страну. Это именно десант: десант и захват плацдарма – так военным языком. Плацдарм он не решает вопросов войны, но он решает вопрос подготовки уже к генеральному наступлению. Для этого и Питер.

 

Мы очень серьёзно рассматриваем ситуацию в Питере. Это не значит, что в Питере победят. Такой задачи нет – победить и сделать Питер свободным от Путина. Нет.

 

Есть задача – начать наступление через Питер.

 

Артём Войтенков: Понятно.

Теперь с вопросом Украины хотелось бы немножко разобраться. А точнее даже с Крымом. Насколько я понимаю, основная задача (вы объясняли уже это несколько раз), что разжечь войну самое главное. И получается, образование вот этой Новороссии очень хорошо туда подходит. То есть, если бы даже там не возникли протестные движения, их бы всё равно организовали сами американцы, и сами бы всё этот дело направили, и сами стычки сделали, и вперёд. Это первый вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Они это делают через пятую колонну в России, да.

 

Артём Войтенков: Второй вопрос. Присоединение к России Крыма. Как я уже сейчас вижу, получается, что Крым американцы отдали, по большому счёту, спокойно, чтобы там создать точку напряжённости.

 

Евгений Фёдоров: В принципе, да. Ловушка.

 

Артём Войтенков: С одной стороны они у себя принимают закон, что мы присоединение Крыма вообще не считаем законным и наши самолёты и суда могут там плавать, как хотят, и летать над Крымом, как хотят. Нам, в общем-то, по барабану всё. А с другой стороны мы видим, что сейчас в Крым стягиваются наши войска с хорошим вооружением. То есть, специально создаётся вот такой очаг там.

 

Евгений Фёдоров: Он был создан, конечно. Он был создан специально такой очаг. При его создании огромное количество людей действовало искренне, но там конечно, на мой взгляд, были и планировщики из США, которые не стали, скажем так, вставлять палки в колёса этому процессу. Одно то, что разрешили вывести людей на улицы Москвы, уже показывает американский след.

 

Артём Войтенков: Да? А все говорят, что вот Путину надо вывести, - он вывел при присоединении Крыма.

 

Евгений Фёдоров: Нет, Путин, конечно, может сколько-то вывести. Но, во-первых, ему слово даже для этого не дадут, чтобы он даже кого-то вывел. Нет коммуникаций. Коммуникации в руках американцев. Средства массовой информации, коммуникации в интернете, - они их контролируют. Они планировщики в этих вопросах. Поэтому, вышли-то искренние люди.

 

Артём Войтенков: Ну да, проголосовали искренние.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но на манипуляцию как бы дали этот ресурс - конечнАртём Войтенково с согласия американцев. Они не возражали.

 

Артём Войтенков: Да, но получается тогда, что присоединение Крыма все расценивают, как победу России и победу Путина. А на самом деле, это, в общем-то, не победа. В тактическом смысле, да, - это победа. Но, в более дальнейшем развитии получается, что там ещё не известно.

 

Евгений Фёдоров: Всё зависит от того, о чём вы говорите.

- Если вы говорите о войне на оборону России - это поражение.

- А если в войне на наступление - это победа.

 

Артём Войтенков: Да, но сейчас мы имеем две.

 

Евгений Фёдоров: Вот смотрите, Артём. Для анализа это делается очень просто. Берёте обратный отсчёт. Берёте технологию обратного отсчёта, аналитическую. Делаете обратный отсчёт. Какой вы видите мир, допустим, через пять лет? И от этой даты отсчитываете технологию, что нужно для этого сделать. Если вы мир через пять лет видите свободным, как его видит Путин:  свободный от американцев, от однополярного мира. Он об этом публично многократно заявил, и он это делает. Но делает и при этом видит, иначе бы не делал. То, в этом случае, Крым – это победа. Почему? Она мобилизует через поражение, через удары по России, тактические, она мобилизует Россию. Может быть, это и не получится, но это мобилизует Россию. То есть, создаёт условия напряжения, точку напряжения, в которой не обязательно Россия проиграет. А может, это единственный способ мобилизовать её. Как бы он ещё зачистил пятую колонну, если бы в России не начались эти проблемы? Никак.

 

Артём Войтенков: А он её и не зачистил.

 

Евгений Фёдоров: Пока. Ещё пока мы говорим слово пока.

 

Артём Войтенков: Как-то времени уже прошло.

 

Евгений Фёдоров: А военный путь зачистки вы его не считаете? А военный путь зачистки возможен только в условиях осадного положения, например.

 

Артём Войтенков: То есть, это даёт большие полномочия.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. То есть, ещё пока рано об этом говорить. Мы только в начале. То есть, пока произошла ситуация, если виртуально, как и всегда в истории происходило: на нас напали, но, обычно в истории мы в результате победили.

 

Но, между напали и победили, проходит тяжёлый путь испытаний с очень большими рисками, жертвами, и не обязательно светящей в окно победы. То есть, в подсознании в неё верят. Верили в победу в 41-м году до того, как у Москвы отбили врага? Не обязательно. Многие не верили. То есть, вот так посмотрите на ситуацию.

Поэтому, да, это как бы, многослойный пирог с точки зрения планировщиков:

- То есть, тактически – победили.

- Средне тактически - проиграли, вы правы.

- А долгосрочно, стратегически - это может стать основой для дальнейшей победы.

 

Артём Войтенков: Или поражения.

 

Евгений Фёдоров: Мы ускорили события. Вот кто ускорил события? Поскольку, первый удар был за американцами, то ускорили события они. То есть, они создали ситуацию с Крымом и запустили вот этот маховик. Они же дали команду возмутиться тем, что Янукович что-то не подписал, и запустили процесс. Совершенно официально. Поэтому, игра их. Они сделали шаг. Первыми белыми были американские фигуры. Они сделали первый шаг этой пешкой на доске. И дальше уже началась партия. А дальше, как говорил Наполеон - "война план покажет".

 

Мы можем знать одно: мы вступили в войну. И для нас важно (НОДу) сказать гражданам честно и открыто:

- "Вы находитесь в состоянии войны, в государстве, которое воюет. А значит, вы должны сделать выбор, и должны предпринять действия, адекватные вашему положению. Если вы эти действия не предпринимаете, вы проигрываете войну".

Вот о чём речь. Но напали на нас, конечно.

 

Новороссия. Само по себе, проект Новороссия - ничего плохого нет. Это хорошо. Важно - этот проект конечный, или проект промежуточный? Вот в чём вопрос.

 

1. Если этот проект конечный, то это - сепаратизм, расчленение Украины, и мы говорим о том, что пятая колонна в России проводит проект под названием "конечный проект Новороссия". Не сама Новороссия, а вот "конечный проект Новороссия". То есть, это сепаратизм, это расчленение Украины, это война, это НАТО в Харькове. Вот задача пятой колонны в России. И это формирование враждебной страны Украины для цели вторжения в Российскую Федерацию. Вот технология пятой колонны в России под названием "Новороссия".

 

2. А теперь, Новороссия – хорошо. Новороссия, это промежуточный этап, первая база сопротивления против иностранных интервентов, партизанская республика. Но цель сопротивления - освобождение всей территории даже не Украины, а всего бывшего Советского Союза. Почему Стрелков и пишет на бумагах, что он военный руководитель народно-освободительного движения. Потому что нет рядом даже никакого сепаратизма и местничества. Это - отражение вторжения на территорию Украины.

 

Как бы две силы сошлись: силы национально-освободительного движения, путинская в том числе, и силы пятой колонны как бы сошлись на слове "Новороссия":

- Но для одних это этап для освобождении Родины.

- А для других это конечный проект, который должен похоронить Путина.

 

Мария Катасонова: Просто Артём сказал то, что американцам выгодно очень -  военные действия на Юго-востоке Украины. В том контексте, который Артём сказал, я считаю, это немножко неправильно. Конечно, военные действия, это всегда плохо. Но, если бы они не дали отпор, то НАТОвские базы могли бы появиться не в Харькове, а в Донецке.

 

Евгений Фёдоров: Артём сказал "военные действия". Кто осуществил военные действия? Что, Донецк напал на Киев?

 

Мария Катасонова: Нет, Артём сказал не то, кто начал. Он сказал, вот эти действия продолжаются, то это плохо.

 

Евгений Фёдоров: Если вы говорите, что военные действия, то вы говорите, имея в виду, что их начал кто-то. Они не возникли с неба, они кем-то начаты. Их начали американцы. Они вторглись и в Киев, и в Донецк. А дальше были ответные действия. Это другая совершенно логика. То есть, военные действия на территории Украины американцы ведут. Не донецкие.

 

Мария Катасонова: Я с вами в этом не спорю. Просто, в том контексте, в котором сказал Артём, мне очень сильно резануло слух.

 

Евгений Фёдоров: Значит, мы этот момент разъяснили.

 

Мария Катасонова: Да, просто людям разъяснить, чтобы люди не обижались.

 

Евгений Фёдоров: Речь идёт об американцах. Речь идёт о военных действиях Соединённых Штатов Америки на территории Украины силами пятой колонны интервентов и карателей из числа местного населения. И коллаборационистов  во власти.

 

Артём Войтенков: А Порошенко, почему поляки охраняют?

 

Евгений Фёдоров: Поляки. Вчера я общался с ними. Там, вообще-то говоря, только румын положили около двухсот человек. А вы говорите про поляков. Там в полном масштабе воюет НАТОвская армия. Там зелёные человечки - НАТОвская  армия.

 

Мария Катасонова: А сегодня ещё прислали технику.

 

Евгений Фёдоров: Это НАТОвцы. Это война Соединённых Штатов Америки с Россией на территории Украины. Это продолжение войны с Советским Союзом. Почему мы и говорим, что Стрелков - это народное освободительное движение всей территории СССР, России в том числе. Он умирает там, его солдаты, для того, чтобы не было бомбёжек Москвы, это однозначно. Как это в истории многократно и было.

 

А пятая колонна, мы же всё-таки, политическую компоненту смотрим, задача её - подрезать у Стрелкова сухожилия: не дать ему техники, перекрыть границу, а самое главное, выбить из-под него идеологическую основу. То есть, воткнуть туда проект сепаратизма для того, чтобы убрать из голов людей желание умирать за свою Родину.

- Потому что, за сепаратизм никто умирать не будет.

- А за освобождение от иностранных интервентов, то есть, бойцы Отечественной войны, - конечно, будут. Это наш дух, это наша суть русского человека. И мы так делали всегда. Вот за это идёт борьба.

 

Если пятой колонне в России, в том числе в Москве, удастся переломить дух, подсунув эти идеи сепаратизма, куда вкачиваются гигантские деньги. Одно совещание депутатов Госдумы в Москве, где разрабатывалась идеологема Новороссии (было несколько дней назад) чего стоит. Это же большие деньги и огромная организация. Это сверху только команда может быть на это. То есть пишутся целые учебники истории Новороссии, выступают профессора, говорят о том, что Украина это страна, в которой есть плохие украинцы и хорошие русские. Это всё оттуда. Американцы словами Правого сектора говорят, что есть хорошие украинцы и плохие русские ("ватники"). А наши в Москве говорят: "Есть хорошие русские и плохие украинцы".

Нет русских и украинцев. Это - один народ. Это изначально ложь. И на этой лжи строится государственная политика. Пишутся тома истории, учебники, программы, вкачиваются гигантские деньги. Это пятая колонна в чистом виде.

 

Но теперь какой практический вывод? Сегодня да, на Украине произошло что? Тактическая победа. Отбили иностранных интервентов. Будем уже говорить об этом чётко. Наступление американцев на территории Украины против партизанских республик Новороссии сорвалось, провалилось. Было убито огромное количество наёмников. Я говорю, румын около двухсот по данным. Причём, румыны были в своей форме - в чёрной, даже не стали переодеваться. Это говорят местные жители. Когда Грады накрыли как бы украинскую колонну, это была румынская. Часть колонны были румыны. Там же поляки. Там войска НАТО в полном объёме воюют. Поэтому и охрана. Нет такого должностного лица Порошенко. Кого охраняли немцы в Великую Отечественную войну? Кто охранял в Великую Отечественную войну бургомистра Киева?

 

Артём Войтенков: Немцы.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, немецкая комендатура. Хотя, бургомистр был украинец, житель Киева. То есть, он не немец был. Он был житель Киева, а охраняли его немецкие солдаты. Всё правильно. Так и должно быть. По-другому не может быть. Потому что, нет такой фигуры, как Порошенко, как самостоятельная фигура. Это Маньчжоу-Го, Пу И. Вот он такой Пу И. Кто он такой? Вообще никто. Там всё делали японцы, я про Монголию говорю, там всё делали японцы. Я про Монголию говорю - Манчьжоу-Го. Какой это Порошенко? Это Пу И, у которого вообще нет никакой власти. Максимум, ему слугам разрешено чего-то наливать и ему пишут американцы речи, всё.

Поэтому, это - обычное вторжение обычных иностранных интервентов.

Мы постоянно об этом говорим. И опять же, вернёмся к сегодняшней вещи. Всё-таки, у нас практическое обсуждение. Не только теоретическое, но и практическое.

 

Итак. Произошла победа. Что делать дальше? То есть, силы народно-освободительного движения Украины, силы ополченцев Отечественной войны, сопротивления победили в конкретной битве за Донецк и Луганск. Дальше возникает вопрос: с точки зрения Новороссии и пятой колонны в России, они должны зарыться в землю и праздновать победу.

 

Артём Войтенков: До следующего авиационного удара.

 

Евгений Фёдоров: Да. А с точки зрения Стрелкова и народно-освободительного движения?

 

Мария Катасонова: Идти дальше, освобождать всю оккупированную территорию.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Вплоть до станции Чоп. Вот так.

 

Артём Войтенков: Станция Чоп, это где?

 

Евгений Фёдоров: Это на границе с Венгрией. Вот так. Так устроена система. Вроде бы, какая ерунда - Новороссия, или Отечественная война. В чём разница? Война одна и та же. Солдаты одни и те же, автоматы одни и те же, Грады те же. А вообще другая логика. И от того, как сейчас пойдут события, и мы поймём - кто управляет сутью процесса.

 

Артём Войтенков: Кто управляет Новороссией. Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Да, если зароются в землю - всё понятно. Если начинают наступление и сбрасывают интервентов, значит, руководит основным процессом, люди (ну, под руководством Путина, конечно, идеологически) национально-освободительного движения. Всё просто. Причём, это просто видно: перейдут они в наступление, или нет.

 

Мария Катасонова: Обещали перейти.

 

Артём Войтенков: Ну, увидим. Обещать-то можно много чего.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, попробуйте, перейдите, когда вам режут запястья. Когда перекрывают границу, когда перехватывают добровольцев из России и судят их за статью наёмничество, о чём я говорил, и всё остальное. Попробуйте. Это такая история не простая. Это настоящая война, в которой главная проблема России - пятая колонна в России. И вообще, Украины тоже. Поэтому, эта борьба, когда закончится, она не на полях сражений закончится. Она в тиши кабинетов ведётся. Кто верховодит: чиновник из пятой колонны, или люди Путина? Вот вопрос, главный для нас.

 

Мария Катасонова: Очень была такая показательная история с тем, что буквально вчера нашу границу пересекли порядка двадцати военнослужащих Украины. Это обычные люди, призывники, которых забрали там на несколько недель, дали оружие и сказали, что если ты не будешь воевать, убьют твою семью, твоих родителей. И очень показательно то, что когда они попросили помощь, когда они подошли с белым флагом к границе России, наши не просто оказали им первую медицинскую помощь, они отвезли их в госпиталь, там провели сложные операции. Ваша оценка этих действий? Это ведь уникальная, мне кажется, черта русского народа, русского человека.

 

Евгений Фёдоров: Русский народ-то само собой. Но вообще-то решение принимал совершенно конкретный командир. Я вам скажу, командир, который принял это решение их вылечить - это сторонник народно-освободительного движения.

 

Мария Катасонова: Нет, я имею в виду то, что если бы аналогичная ситуация была наоборот, мне кажется, наших солдат бы просто расстреляли.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Когда решением суда, вот у меня на столе где-то есть, выдаются активисты антимайдана украинским властям, для целей расстрела, это что? Решение русского народа?

 

Мария Катасонова: Но это не аналогичные ситуации.

 

Евгений Фёдоров: Подождите, их же не русский народ отправил в госпиталь, а командир. Правильно?

 

Мария Катасонова: Но наши, когда подошли к ним, они не добили их.

 

Евгений Фёдоров: Это умный командир, а главное - патриотический и  понимающий логику событий. В сумме это выглядит, как решение русского народа, я с вами согласен. Но, конкретное решение было командира, который в данном случае интуитивно принял абсолютно правильное решение. Почему? Потому что, мы не с Украиной воюем и не с украинскими солдатами. Мы воюем с американскими интервентами, которые завербовали, в том числе, путём промывки мозгов, это и есть спецпропаганда, украинских парней. А украинский и русский одно и то же. И нам эти солдаты, вылеченные, будут потом воевать в наших рядах.

 

Мария Катасонова: Вот к основному вопросу подошли. Очень многие патриотически настроенные блоггеры, эксперты, они называют то, что сейчас происходит на юго-востоке, они называют это не Отечественной войной, а гражданской войной.

 

Евгений Фёдоров: Гражданская война – термин из пятой колонны. Потому что, гражданская война подразумевает мотивацию, в которой отсутствует иностранный интервент. То есть, если вам человек говорит,(а я видел по телевизору многие ведущие, он - сознательно, многие - не сознательно. Понимаете, если по телевизору диктор что-то говорит, то ему обычно кто-то это написал. Потому что, знаю, как работает телевидение. Кто ходит, знают. У них такой суфлёр, в котором редактор всё пишет. Там диктор ничего не придумывает.

 

Артём Войтенков: Да, перед ним экран просто стоит.

 

Евгений Фёдоров: Так вот, редактор, когда пишет гражданская война, этот редактор работает на американцев, на пятую колонну. Потому что, он врёт. Это враньё. Это не гражданская война. То есть, она выглядит, как гражданская война, но это война с иностранными захватчиками интервентами. Которые, интервенты опираются, в том числе, на местные кадры, это понятно. Они всегда опирались. Но это - иностранная интервенция, её основа.

 

Поэтому, когда слова "гражданская война", это как раз, очень просто. Как вот в НОДе - очень легко решить. Мы, наверное, единственная организация, штабы НОДа, у которой нет вообще проблем  с точки зрения оценки ситуации.

 

Если ты, политик, например, считаешь, что Россия страна, управляемая из-за рубежа, значит, ты изначально НОДовец. То есть, ты понимаешь события, ты реалист, и значит, ты НОДовец. Там может возникать, активный, неактивный, но ты правильно понимаешь ситуацию.

 

Если говоришь, что не управляется из-за рубежа, значит, ты - пятая колонна. Но я говорю, не из числа людей, которые не разбираются, а те, которые хоть немножко специалисты: чиновники, депутаты, политики. Он хоть чуть–чуть должны понимать процессы. А не просто, знаете, дворник вышел, он вообще не понимает о чём речь. Такие тоже есть. Вот очень просто. Так и здесь.

 

Если ты говоришь, что это гражданская война, ты - пятая колонна.

Если ты говоришь, что Отечественная война, что народное освободительное движение, и так далее, ты - народное или национально-освободительное движение. Ты на стороне России. Всё просто.

 

Поэтому, НОДы всегда и побеждают, потому, что в них легче с точки зрения свой-чужой. Всё можно легко распотрошить эти все обёрточки, как в капусте, и там понятно - кто.

 

Артём Войтенков: Они все говорят, что это гражданская война.

 

Евгений Фёдоров: Пятая колонна говорит. Это организованная пятая колонна.

 

Мария Катасонова: Многие не говорят, что это гражданская война.

 

Артём Войтенков: А что говорят?

 

Мария Катасонова: Кто-то говорит, что это просто война. Кто-то говорит Отечественная война.

 

Артём Войтенков: Ты имеешь в виду из телевизора?

 

Мария Катасонова: Да, по телевизору я где-то слышу гражданская война, где-то слышу просто война.

 

Артём Войтенков: Отечественная война - слышишь?

 

Мария Катасонова: Отечественной война - нет. Но всё равно, просто война и гражданская война, это тоже по-разному звучит.

 

Евгений Фёдоров: Вот смотрите.

На самом деле очень легко узнать, кто пятая колонна.

- Если слова "гражданская война" для специалистов, значит, пятая колонна.

- Если слова "армия Украины бомбит", например, Донецк, значит, пятая колонна.

Не обязательно человек пятая колонна. Команда поступила, и идёт система манипулирования. Значит, пятая колонна. Всё очень просто.

 

- Если он говорит "ополчение, движение сопротивления", значит, народно-освободительное движение.

- "Отечественная война" - народно-освободительное движение.

 

Мария Катасонова: А если "каратели"?

 

Евгений Фёдоров: Каратели – нейтральный термин. Каратели кого?

 

Мария Катасонова: Просто каратели.  Карательная операция.

 

Евгений Фёдоров: Карательная операция – это правда, просто она не отвечает на вопрос. Это из другого немножко.

 

Мария Катасонова: Просто часто говорят именно "карательная операция".

 

Евгений Фёдоров: Говорят, потому что, боятся другое сказать. Ну, как бы, не понимают люди, и тогда выбирают нейтральный термин. "Карательная операция" – нейтральный термин.

 

Артём Войтенков: Ты же не можешь сказать по первому каналу, что американские солдаты, американские военные бомбят русских людей.

 

Евгений Фёдоров: Многие журналисты, редактора понимают о чём я говорю, и они пытаются уклониться от линии. То есть, они не называют вещи своими именами. Потому что, абсолютные враги, они просто говорят, что это там, допустим, сепаратисты, террористы. Это понятно. Нейтральный термин – "ополченец". Но если ваш редактор говорит "ополченец, которого бомбит украинская армия", этот редактор работает на пятую колонну.

 

Объясняю почему. Потому что, украинская армия, как и русская, итальянская, французская, это легальный термин, то есть, законные войска. Слово украинские законные войска. И по отношению к этому слову "ополченец" – это незаконное формирование. То есть, он изначально закладывает вам в мозг идеологему, то есть, пропаганду, что незаконные вооружённые формирования ополченцев ведут войну с законными войсками Украины. Плохие ребята с хорошими.

 

Мария Катасонова: А если говорят ополчение ЛНР, ДНР. То есть, ополчение определённого государства, пускай самопровозглашённого.

 

Евгений Фёдоров: Это нейтральный термин. То есть, это уход от ответа.

 

Мария Катасонова: Но они же уже признают в таком случае, получается, и ЛНР и ДНР. Ведь раньше даже такого не было. Раньше говорили область. Потом говорили, что самопровозглашённая ЛНР.

 

Евгений Фёдоров: Согласен. Это нейтральный термин с окраской небольшой в сторону как бы народно-освободительного движения. Но это нюансы.

 

Мария Катасонова: Но борьба значит идёт?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А кто вам сказал, что нет? Если бы борьбы не было, России бы давно не было. Конечно, борьба идёт. Идёт борьба на всех уровнях. На всех этажах. Идёт борьба, в том числе, за правду.

 

У американцев и англосаксов всегда сильна пропаганда, исторически, как у всех бандитов. Поэтому, борьба за правду в России, это форма борьбы с Соединёнными Штатами Америки или с Англией. Это наша форма конкурентной борьбы с этими нациями. Борьба за правду.

 

Мария Катасонова: Они увидели угрозу. Их последнее собрание (я не помню только НАТО, не НАТО), но только уделили вопросу российской пропаганды отдельную тему. И они очень были взволнованы тем, что Россия начала как-то более уверенно стоять в информационном пространстве.

 

Евгений Фёдоров: Это может значить только одно. В-первых, это официальная  позиция США, был официальный сленг. И означает только одно – призыв усилить войну против России.

То есть, командующий США сказал:

- "Так, почему вы не побеждаете?"

Ему генералы доложили.

Он сказал:

- "Значит, усильте работу".

Это эзоповым языком он сказал. Вот и всё. То есть, он дал команду мобилизоваться и усилить обстрелы Донецка, Луганска и давление на Россию, назвав это, что она побеждает в информационной войне. Ну, это ясно, как любой командир.

Докладывает командир:

- "На нас наступают, мы отступаем, враг побеждает".

Вот так и сказали - враг побеждает. В данном случае, мы для них враг. Вот и всё. Соответственно, дайте больше денег, сил, оружия, для того, чтобы эту победу нейтрализовать.

 

Артём Войтенков: Так они у себя и приняли уже, по-моему, в третьем чтении этот закон, 722.

 

Мария Катасонова: По этому же закону сейчас Внешэкономбанк, Газпромбанк, Роснефть - это всё по этому закону.

 

Евгений Фёдоров: Идёт борьба. Вот, смотрите, вокруг санкций, ещё раз обратим внимание, это всё очень простая вещь.

 

Все санкции направлены против реально пятой колонны, в том числе и в экономике. И даже механизмы санкций.

Американцы говорят:

- "Мы не дадим вам деньги на инвестиции".

То есть, американцы признают, и это правда, что в России денег своих на инвестиции нет. А почему нет? Потому что, у нас недоразвитая экономика и мы внешнеуправляемая страна, в которой нет института национальных инвестиций. Но Россия богатая страна? А почему в ней нет денег?

 

Артём Войтенков: Дураки, потому что. Дураки и дороги.

 

Евгений Фёдоров: Полторы тысячи лет не были дураками, а тут стали. Чтобы стать богатыми, надо, чтобы как бы не были дураками. Дурак не может быть богатым. Значит, система. Какая система? Система колониальной эксплуатации и внешнего управления. Поэтому дураки. Ясно, какой умный будет подчиняться дяде зарубежному, и отдавать ему всё своё? Поэтому дураки.

 

Но, чтобы решить эту проблему, надо сделать простую вещь - надо просто отказаться выполнять американские команды в области экономики.

- То есть, национализировать Центральный Банк,

- национализировать рубль,

- запустить по низким процентным ставкам внутренние инвестиции и сформировать национальный бизнес, как элемент аристократии страны.

Всё.

 

Такие простые вещи. Их можно сделать за один день. С этого момента американцы не могут нам. Короче, деньги их нам не нужны - мы напечатаем сами. Нам не надо, как Стариков говорит, чтобы их печатала печатная машинка Англии или США. У нас своя печатная машинка их напечатает для нас.  С нулевой инфляцией. Всё просто.

 

Мы что, печатать деньги не умеем, что ли? Зачем тогда нам доллары, если мы можем сами печатать свои деньги? Всё просто. Ничего нет в мире сложного.

И все страны делятся на две категории:

- Если ты колония, то деньги тебе печатают иностранцы.

- Если ты суверенная страна, ты печатаешь сам.

 

Артём Войтенков: Но мы же вроде как сами печатаем?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Нам печатают американцы, потому что, мы рубль выводим на рынок только через биржу. То есть, обмениваем напечатанный рубль на американский доллар путём покупки доллара, то есть, в обмен на ресурсы.

 

Мария Катасонова: То есть, чтобы напечатать рубль, нам нужно сначала заплатить за него реальными ресурсами.

 

Евгений Фёдоров: Чтобы выпустить в оборот рубль, чтобы он у вас в кармане появился, вам нужно, чтобы Центральный Банк этот рубль поменял на доллар за реальные ресурсы. Потому что, чтобы поменять на доллар, он этот доллар должен купить. А доллар покупается только за реальные ресурсы: за проданную нефть, газ и так далее, Так устроена биржа.

 

Артём Войтенков: А это где-то написано в каком-нибудь законе? Или это такое, по умолчанию?

 

Евгений Фёдоров: Это написано в конституции через статус Центрального Банка, статус национальной валюты и это прописано в законе о Центральном Банке подробно, конечно.

 

Артём Войтенков: В конституции написано, что Центральный Банк сам по себе. А вот именно, что он деньги, а вот это уже в законе о ЦБ.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, конечно.

 

Артём Войтенков: Что эмиссия Центробанка должна быть обеспечена зарубежными активами и так далее.

 

Евгений Фёдоров: В этой проблеме нет экономики. Это политика. Эта проблема решается очень просто.

- 1. С завтрашнего дня принимаем решение о прекращении выплаты дани, что означает отказ от валютных резервов.

- 2. ЦБ снижает процентную ставку с семи с половиной до нуля.

- 3. Отказ от Базеля-3 и ввод системы управления, аналогично как во Франции, в Германии, в Италии и так далее по поддержке национальной экономики.

- 4. Учреждение института национального бизнеса, как института. Государство гарантирует частную собственность национальную и институт национальной частной собственности. Сейчас его просто нет, как института.

 

Вот, набор простых решений. Эти все решения можно принять за один день.

 

- 5. И ещё пятый пункт. Науки это касается. Это переход в области науки, переход на рынок технологий, но это более сложно.

 

Вот эти четыре решения можно принять за один день. И ровно на следующий день у вас конвейер экономики страны заработает не наружу: вывоз капитала, а потом просьба: "Дайте немножечко денег, чтобы мы тут могли чуть-чуть покушать". А вся система заработает вовнутрь страны, закачается внутрь.

 

Артём Войтенков: Кто ж нам даст это сделать?

 

Евгений Фёдоров: Вот смотрите, что Путин делает. Он, опираясь на политическую власть совместную с Китаем, Индией, Бразилией и другими, поднимает национально-освободительное восстание мировое народов, против американской метрополии (однополярного мира) в том числе в области экономики. Там главное решение какое? Это ввод так называемого "пула валют" (ред.: пул валютных резервов БРИКС. Пул в первоначальном объеме 100 миллиардов долларов). Ввод "пула валют" это антидоллар. Вот есть доллар, а есть антидоллар. Но, понятно, чтобы были национальные валюты, они должны быть сильны. Каждая национальная валюта у нас по отношению к доллару не тянет. Поэтому, совместный "пул валют", как антидоллар. Этот "пул валют" из ста миллиардов, которые они сейчас создали. Сто миллиардов - это приблизительно где-то пять-десять процентов национальных резервов всего лишь. То есть, небольшая часть.

 

Артём Войтенков: Чьих?

 

Евгений Фёдоров: Стран-учредителей. Вот, когда из пяти процентов, но их ещё нет, это только объявили, будет сто процентов, вот с этого момента доллар прекратит существование.

 

Что означает? Это означает, что когда из пяти будет сто - пять триллионов долларов будут отменены, как национальные резервы, отданы Соединённым Штатам Америки, чтобы те вернули обратно денежки, что означает дефолт США. Они естественно ничего не вернут, они же не дураки. И означает крах американской империи. То есть, Путин ударил в солнечное сплетение.

 

Другое дело, что этот удар, он только замахнулся, потому что, пять процентов, это только замах.

- Вот, сейчас ждём удар в Питере.

- Удар по Китаю в Уйгурском районе, там у американцев сильные позиции в террористической среде.

- Удар по Индии, с точки зрения отношений с Пакистаном.

- Удар по Бразилии в экономике.

- Удар по России в Питере через оранжевую революцию, на Украине через бомбардировки, заговор против Путина и оранжевая интервенция.

 

Это всё - защита Соединёнными Штатами Америки своего колониального мира. Вот то, что происходит, в системе - это ответ американцев на восстание России и Китая, и других стран. Вот по-русски сказать, это историческая терминология.

 

Артём Войтенков: Вот, хорошо, что вы увя/pзали одно с другим. Потому что, у многих людей с позиция, с подачи наших СМИ, это всё - какие-то разнородные события из разных областей: здесь экономика, здесь война, здесь политика, здесь ещё что-то, здесь майдан.

 

Евгений Фёдоров: Это важная часть власти США на оккупированных территориях. Конечно, они будут работать на них, это понятно.

 

Артём Войтенков: А всё это выливается просто в одну систему, которая действует по разным направлениям.

 

Евгений Фёдоров: Причём, она действует так миллионы лет человеческой эволюции. Это обычная конкуренция наций, разбитая на элементы, вот и всё.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Спасибо вам за беседу.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо

 

Мария Катасонова: Спасибо большое.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Ризаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1300 мб)
Видео MP4 640x360 (499 мб)
Видео MP4 320х180 (270 мб)

Звук:
(22 мб)
Звук 32kbps MP3 (22 мб)
Звук 64kbps MP3 (44 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (47.14 КБ)
FB2 (166.25 КБ)
RTF (494.43 КБ)

Американский надзиратель для русского депутата

В первой Государственной Думе России за каждым депутатом наблюдал куратор из США.
Если Россия свободное государство, то почему русским депутатам раздают написанные в США указания?
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Американский куратор русского депутата

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_us_curator_rus_deputat

 

Часть из "Евгений Фёдоров 27 июня 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-27

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров –депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Дмитрий Еньков – Партия Великое Отечество

Артём Войтенков http://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Евгений Фёдоров: Если говорить о моих личных воспоминаниях, то я избирался после роспуска, после государственного переворота, который устроил Ельцин во взаимодействии с Соединёнными Штатами Америки – очередного: сначала Горбачёв устроил, потом уже  Ельцин, когда был расстрелян Белый дом, - в 93-м году. Выбирался, по-моему, в декабре. Нас до этого Ельцин распустил. Я был депутатом  Ленинградского областного совета народных депутатов. И дальше меня избрали уже жители Ленинградской области депутатом. Основная у нас борьба была с  "Выбором России" Чубайса. То есть была такая серьёзная политическая борьба, конфликты и так далее. Тем не менее, избрали. 

 

И я вам хочу сказать, что помню, когда там комплектовалась Государственная Дума (даже может быть, позже я уже детально понял, потому что, тогда это был чисто такой удивлённый взгляд), то она вся комплектовалась под контролем Соединённых Штатов Америки в плане системы. То есть, вплоть до того, что большинство депутатов Госдумы, для того, чтобы их избрать, должны были проехать и пройти курсы в Соединённых Штатах Америки, либо у их союзников. В Прибалтике курсы работали, в Венгрии, в Германии, по подготовке депутатов Государственной Думы Российской Федерации на оккупированной территории.

 

Дмитрий Еньков: А вас тоже приглашали?

 

Евгений Фёдоров: Приглашали. Я помню, отказывался. У нас были такие методички, как сейчас помню, типа журналы в мягкой обложке: методички, разработанные Соединёнными Штатами Америки для российских депутатов. Это которые на месте раздавали.  Давали инструкции  всем по выборам, как бы по демократии. Методички, обучающие демократии. Помню, было три или четыре тома. По формату это лист А4, и такая мягкая тетрадь, толстенная, толстенная. И это всё разрабатывали институты Соединённых Штатов. Там было даже написано, что разработано такими-то институтами США для России. То есть, там никто ничего не скрывал.

 

Кроме того, людей тогда прокачали через систему подготовки выборов, и собственно, происходило обыкновенное комплектование представительного органа власти на оккупированной территории из числа местных жителей. Как и положено ему (он же представительный), комплектоваться. Дальше была, тогда и пропорции в Думе были другие. Основная победа тогда оказалась (коалиционная победа, конечно) за Чубайсом и "Выбором России", такая тогда была партия. Прошло порядка семи, по-моему, партий. Я тогда шёл в команде. Потому что, шёл я напрямую от округа, но при поддержке Собчака. Там и Путин у Собчака уже был. По сути, главный конфликт тогда был между Чубайсом и Собчаком в те времена, политический. И при их поддержке я проходил, чтобы подписи не собирать. Потому что эта поддержка позволила получить из Москвы такую бумагу, что подписи собирать не надо. И в результате… А как бы я собрал? Тогда денег на выборы вообще не было, не было понятия финансирования выборов. Это только первые выборы были такие, скажем так, в рамках американской демократии. Что сказал тогда, по большому счёту, телевизор, того и избрали. Не было ещё такой системы агитационной.

 

Помню: все выборные расходы тогда, если бы я сегодня назвал эти цифры, это было бы просто смешно. Против меня выступали кандидаты, у которых в десять раз было больше денег, и они проиграли. Но, при этом они деньги тратили на дискредитацию меня. Это вот как раз "Выбор России" на дискредитацию меня. Может быть, поэтому и проголосовали. Потому что, народ уже тогда смекнул, что если раздают богатые газеты по ящикам, что человек плохой, значит, он, наверное, хороший. Вот как-то так. Вот, были такие воспоминания.

 

Дума поменяла своё место три раза. Вначале она была в гостинице "Мир"

 

Дмитрий Еньков: Интересно, я не знал.

 

Евгений Фёдоров: Да. В гостинице "Мир". В самом начале она вообще была на Цветном бульваре в Парламентском центре, которого сейчас нет. Там сейчас красивый дом стоит. Потом была в гостинице "Мир", потом была собственно здесь, в здании Государственной Думы. Причём, Дума была только два года, двухлетняя Дума.

 

Механизмы были. За мной, помню, куратор был закреплён, фамилия его была Смит. Он был из американского посольства напрямую. Сейчас же грантополучатели – кураторы. То есть, как бы граждане  России, которые на зарплате у США. А в те времена посольство напрямую руководило процессами. За мной был вот куратор Смит, приходил в Думу ко мне. Я сначала не понял, чего он ко мне приходит чай пить? Какой-то американец приходит каждый месяц и просит чая. И что-то говорит со мной, рассказывает про демократию. Причём, чисто из посольства сотрудник. Ну, ладно. И ходит и ходит, ходит и ходит. Потом я уже понял, что он был куратор, и у себя там чего-то докладывал. Наверное, не только же ко мне. И так было за каждым, я так понимаю, закреплена была эта система. 

 

Поскольку, как-то от меня система голосования сильно шибко не зависела, потому что, верховодила тогда "Выбор России". Там надо было обязательно быть в какой-то фракции, поэтому, я записался в три. Если ты не во фракции, то по закону, который тогда сразу приняли, тебе не дают материалы, у тебя нет права голоса, в комитет ты не можешь в какой-то попасть. То есть, по сути, можешь на работу не ходить. Я записался для того, чтобы быть независимым, сразу в три фракции.

 

Артём Войтенков: Так можно разве? Сейчас же нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Это была первая Дума. Там можно было всё. Там все только правила делались. Потом приняли на каком-то этапе регламент, что нельзя, и пришлось там откуда-то выписываться, идти в специальную новую группу, "Стабильность" помню, называлась, уже позже созданная. Но, первоначально, да, записался в три, для того, чтобы меньше быть зависимым, или меньше попадать в систему вертикали власти. Потому что, во фракции есть фракционная дисциплина. Тогда всё только налаживалось: три здания сменили, регламент написали, статус, закон о статусе. То есть, только было такое, всё революционно новое.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (93 мб)
Видео MP4 640x360 (34 мб)
Видео MP4 320х180 (19 мб)

Звук:
(1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (6.52 КБ)
FB2 (12.72 КБ)
RTF (77.48 КБ)

Почему скачет рубль?

Почему меняется курс рубля? Что влияет на курсы доллара и евро?
Если рубль падает - это финансовое и экономическое давление на Россию. Если рубль укрепляется - значит, Россия выполняет приказы мировой империи США и финансовой верхушки.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Почему скачет рубль?

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_pochemu_skachet_rubl

 

Часть из "Евгений Федоров 26 июня 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-26 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Аминат Анчокова – пресс-секретарьНародного освободительного движения, http://www.rusnod.ru/

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Евгений Фёдоров: Экономика мира – она определяет эту систему курсов. Бизнес мира крупный - он определяющий. Банки и прочее интегрированы в политическое мышление США. Они - часть однополярного мира. 

 

- И если они видят, что какая-то провинция однополярного мира, Россия, начинает, например, бунтовать, то они рассматривают вариант бунта этой провинции. Что эту провинцию начнут гасить, соответственно в неё лучше не вкладываться. Так если, очень грубо сказать. 

- Если обратный идёт процесс, то есть, провинция признаёт власть и отказывается от политики бунта против однополярного мира, в этом случае, как бы у неё есть потенциал роста, потому что, она работает по правилам. Это очень простая вещь. 

 

Кстати, мы точно такой процесс наблюдали, когда было принято решение по Украине месяца два назад. Я просто, почему знаю, потому что,банкиры мне говорили. 

Они говорят: 

- "Мы просто удивились, почему на каком-то этапе времени вдруг резко прекратилось падение курса рубля, он начал укрепляться?" 

А когда я им говорю: 

- "А когда это было?" 

- Даты такие–то. 

Это как раз были те даты, когда было принято решение запустить на Украине проект "Новороссия", который сам по себе был проектом сдачи Украины. То есть, позиция России на Украине. И это мгновенно мировая система так и поняла. Там же от госдепартамента есть телефоны, они могут звонить банкирам, общаться. Поняла и так расшифровала. 

 

Это расшифровка номер два: капитуляция России означает для сил бизнеса (они же нейтралы), что Россия будет играть по американским правилам, а значит, ей можно доверять деньги. Всё просто.

 

Аминат Анчокова: То есть, ничего хорошего от этого ждать не нужно?

 

Евгений Фёдоров: В системе вассального положения России, колониального, этот показатель носит обратный характер. То есть, если вассал смиряется со своей участью, то, с точки зрения бизнеса значит - он хороший. Который привязан к Соединённым Штатам Америки. А раз он хороший, ему можно доверить деньги. Если он начинает бунтовать, кто будет давать бунтующему рабу деньги?

 

Аминат Анчокова: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Ясно, что это риски. Раз риски, бизнес, у него же много таких: Бразилия, Китай - много куда можно деть эти деньги. Значит, для него это вопрос отрицательного характера - он перекладывает средства. Всё просто. Там нет политики в этом. Есть исполнение политики. Банкиры, они просто исполняют политику.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, получается тогда что? Рубль растёт, как бы укрепляется - плохо, значит, ухудшается политическое положение. Рубль дешевеет относительно доллара - опять плохо, ухудшается экономическое положение. Получается, что и так плохо, и так плохо.

 

Евгений Фёдоров: Плохо по-любому, когда вы вассал и шестерёнка иностранного управления. 

 

Аминат Анчокова: Пока рубль привязан к доллару, как бы что ни происходило, в любом случае…

 

Евгений Фёдоров: Всё плохо. Плохо в том, что ваше положение подчинённо-рабское. А, следовательно, любые придумки вашего господина из Вашингтона, они для вас всегда плохо. 

- Господин решил раба покормить печенюшками – плохо, значит, гадость замыслил. 

- Решил раба стегануть плёткой - тоже плохо, потому что больно. По-любому плохо. Потому что, ваш статус такой - плохой. И дальше идут какие-то нюансы, игры и так далее. 

 

Есть тактические вопросы, есть стратегические. Стратегически американцам опускать рубль смысла нет, делать его слабым. Зачем им это? Тактически нужно, потому что, они с этого зарабатывают. В результате вот эти игры с волнами курса рубля. 

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (52 мб)
Видео MP4 640x360 (19 мб)
Видео MP4 320х180 (10 мб)

Звук:
(1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (5.98 КБ)
FB2 (10.45 КБ)
RTF (68.69 КБ)

Русские пенсии американским пенсионерам

Деньги из российского пенсионного фонда летом 2014 года были направлены американским пенсионерам.
Но министр финансов России солгал, сказав, что деньги из пенсионных фондов пошли на помощь присоединённому Крыму. На обмене гривны на рубли было заработано гораздо больше.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Русские пенсии американским пенсионерам

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_rus_pensii_us_pensioner

 

Часть из "Евгений Федоров 26 июня 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-26

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Аминат Анчокова – пресс-секретарьНародного освободительного движения, http://www.rusnod.ru/

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Евгений Фёдоров: Министр финансов вдруг заявил о том, что пенсионерам денег не вернут, которые у них отняли в прошлом году. Но обратите внимание - реакция наших СМИ. Для меня очень важно, честно вам скажу, как аналитика. Понятно, что надо глубже разбираться. Но для первого впечатления очень важна простая вещь, вы можете её использовать: если наши СМИ что-то поддерживают, значит, это гадость.

 

Артём Войтенков: Массово поддерживают.

 

Евгений Фёдоров: Да, если видна система поддержки. Вот, как только министр финансов вчера сказал о том, что пенсионные деньги направили на помощь Крыму. Во-первых, он соврал чуть-чуть. В чём чуть-чуть? Потому что, деньги-то направили в Соединённые Штаты Америки на выкуп доллара и евро, те, пенсионные, триста миллиардов. Но чуть-чуть, один процент, действительно достался Крыму. Но он при этом не сказал, что на Крыму мы заработали в тысячу раз больше за счёт эмиссии рубля. Он же это не сказал? То есть, он сказал, что да, часть денег из бюджета направили, но он не сказал, что российская экономика получила порядка за триллион рублей за счёт обмена рубля на гривну. Гривну же потом поменяли на доллары и евро. То есть, напечатали рубли, привезли в Крым, в Крыму поменяли на гривну, гривну изъяла банковская система и потом предъявила Украине, поменяла на доллары и евро, те которые им дал Евросоюз. То есть, мы заработали на этой операции в финансовом отношении несколько триллионов рублей.

 

Артём Войтенков: Да? Это столько гривен было в Крыму?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, посчитайте. А как вы хотите? Двухмиллионное население обеспечить наличкой? Наличкой и безналичными расчетами. Это огромная сумма. Посчитайте, сколько у вас за месяц через вас проходит, умножьте на два миллиона, добавьте предприятия и вы получите эту цифру.

 

Артём Войтенков: Предприятия по безналу в основном.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, безнал всё равно гривна, конечно. Поменяли гривну на рубли. И гривну поменяли, получили те самые евросоюзовские транши в обратном обмене. Потому что, гривну же не сожгли. Вы же не видели, чтобы костры горели на улицах Симферополя со сжигаемыми пачками гривны. Не было такого, правильно? Значит, их поменяли. Поменяли, значит, заработали. А чтобы поменять, напечатали бумажки, которые ничего не стоят нашему Гознаку, правильно? Если грубо. И всё. Но сам Минфин про это не сказал. Он сказал, "да, из бюджета дали в Крыму несколько миллиардов". Это правда. Но он не сказал о том, что заработали в тысячу раз больше. А немножко дали. Это первое. Второе. Вообще-то, он второе сказал. Он сказал - Крым (в этом его как бы линия как пятой колонны). А дальше добавил - и антикризисные меры. А наши средства массовой информации это не заметили

 

Артём Войтенков: Да, не было такого.

 

Евгений Фёдоров: А он сказал, министр финансов, можно поднять.

Так вот, пропорция:

- антикризисные меры – девяносто девять процентов,

- Крым – один процент.

 

Он как бы правду сказал. Но наши-то СМИ девяносто девять не заметили. А что это за девяносто девять? Это бюджетное правило прошлого года, куда были мобилизованы деньги пенсионеров. А бюджетное правило прошлого года – это покупка долларов и евро на бирже за счёт правительственных денег, изъятых у пенсионеров, бюджета и так далее, в объёме два триллиона рублей по году. То есть, мы два триллиона добавили дани. Почему дани? Потому что, мы купили доллары и евро, которые были тут же стерилизованы нашим ЦБ в долгосрочные обязательства, и на эту сумму тут же ФРС США напечатало эти доллары, и они, по соглашению ФРС с правительством поступили в бюджет США и были потрачены на американских пенсионеров.

 

То есть, у наших пенсионеров изъяли, американским пенсионерам дали. Крым здесь ни при чём. Об этом министр аккуратненько сказал. Он же не мог не заметить девяносто процентов расходов, да? Не мог не заметить. Он об этом и сказал. Но наши СМИ сделали вид, что это не заметили. Это для меня чёткий индикатор.

 

Понятно, что специалист разберётся. Я показал - как. Но для начала, чтобы искать где разбираться, это сразу видно. Если СМИ начали проводить кампанию, значит врут. Это сразу, автоматически. Потому что, не врать они не умеют.

 

Артём Войтенков: Работа такая.

 

Евгений Фёдоров: У них работа как театр, режиссёр. Производить враньё - работа. Людей подбирали, создавали. Но это отдельный разговор.

 

Артём Войтенков: Кстати, вспоминаю наш разговор о пенсионной реформе в прошлом году. Когда я вас про это спрашивал, вы сразу сказали, что это увеличение дани Соединённым Штатам Америки. Так получается, что сейчас мы к этому пришли, что все эти деньги ушли туда.

 

Евгений Фёдоров: Да. И даже Путин обратил внимание, что это рискованные вложения - международные резервы. В Астрахани. Тоже про это никто не говорит. То есть, там, где Путин говорит о второстепенных вещах, об этом орут на всех углах. А где он говорит главные вещи, об этом молчат. Это вообще революционное заявление, которого никто не заметил, якобы. Потому что, понятно, как это всё суфлируется в информационном пространстве. Так это и есть рискованные вложения. Так в эти рискованные вложения отправили деньги наших пенсионеров. Те самые, о которых сказал министр финансов.

 

Артём Войтенков: Вообще-то, даже смешно. С одной стороны, говорят, давайте деньги пенсионеров положим туда. Потом говорят: "А деньги кончились".

 

Евгений Фёдоров: Да. Ещё обвиняют в этом Путина, обратите внимание. То, что МВФ дал такую команду, никто не сказал. Вообще, вся история с международными резервами, а потом история с бюджетным правилом, которая добавила в международные резервы из правительственных источников, из бюджета. И гроханье пенсий, это тоже требование, следующее, МВФ было. Про это молчат. То, то, что это МВФ скомандовал - молчок. А решили, что это Путин. Потому что работает, начинается идеологическая подготовка к вторжению в Россию.

 

Артём Войтенков: Пенсионерам, конечно, нужно собраться, и взять этого Силуанова. Понятно, что он как бы пешка.

 

Евгений Фёдоров: Его заменят, да и всё.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, следующий будет знать, что пенсионеры способны кого-то разорвать.

 

Евгений Фёдоров: Вы не правы. Следующий будет знать, что он идёт на должность, в которой надо носить бронежилет, иметь хорошую охрану, не показываться на улицу, и иметь мощное здание где-нибудь на Лазурном берегу, чтобы в любой момент туда улететь. Заодно ещё и личный самолёт, чтобы это сделать. Вот, что он будет знать. А тот человек, который не сможет это обеспечить, он просто на эту должность не попадёт. То есть, вы получите ещё более худший вариант. Вы получите не просто пятую колонну в министерстве финансов, а вы там получите какую-нибудь военизированную пятую колонну, более жёсткую. Которая изначально идёт на вахтовый метод на пару лет. Такая вот, вахтовым методом прийти тут, поломать всё и спокойно доживать.

 

Артём Войтенков: Выжил – молодец.

 

Евгений Фёдоров: Да, молодец. Либо, идёшь туда, либо, торгуешь семечками. Вот, выбор у человека, который будет министром финансов.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (102 мб)
Видео MP4 640x360 (38 мб)
Видео MP4 320х180 (20 мб)

Звук:
(2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (7.75 КБ)
FB2 (17.68 КБ)
RTF (86.57 КБ)

Беседа 27 июня 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 27 июня 2014.
Разговор о колонии Запада Украине, Новороссии, пропавших пенсиях и первой Государственной Думе России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 27 июня 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-27

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров –депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Дмитрий Еньков – Партия Великое Отечество

Артём Войтенков http://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Дмитрий Еньков: Добрый день, Евгений Алексеевич. Немножечко поговорим о том, что вы были депутатом ещё в Ельцинские времена той самой Думы, когда собственно нас Америка и подминала полным ходом. А вот можно ли провести параллель той Думы с нынешней украинской Радой, как вы считаете?

 

Евгений Фёдоров: Можно провести параллель той Думы с тамошней украинской Радой и с нынешней украинской Радой; и с нынешней Государственной Думой и Советом Федераций. Если говорить о моих личных воспоминаниях, то я избирался после роспуска, после государственного переворота, который устроил Ельцин во взаимодействии с Соединёнными Штатами Америки – очередного: сначала Горбачёв устроил, потом уже  Ельцин, когда был расстрелян Белый дом, - в 93-м году. Выбирался, по-моему, в декабре. Нас до этого Ельцин распустил. Я был депутатом  Ленинградского областного совета народных депутатов. И дальше меня избрали уже жители Ленинградской области депутатом. Основная у нас борьба была с  "Выбором России" Чубайса. То есть была такая серьёзная политическая борьба, конфликты и так далее. Тем не менее, избрали.

 

И я вам хочу сказать, что помню, когда там комплектовалась Государственная Дума (даже может быть, позже я уже детально понял, потому что, тогда это был чисто такой удивлённый взгляд), то она вся комплектовалась под контролем Соединённых Штатов Америки в плане системы. То есть, вплоть до того, что большинство депутатов Госдумы, для того, чтобы их избрать, должны были проехать и пройти курсы в Соединённых Штатах Америки, либо у их союзников. В Прибалтике курсы работали, в Венгрии, в Германии, по подготовке депутатов Государственной Думы Российской Федерации на оккупированной территории.

 

Дмитрий Еньков: А вас тоже приглашали?

 

Евгений Фёдоров: Приглашали. Я помню, отказывался. У нас были такие методички, как сейчас помню, типа журналы в мягкой обложке: методички, разработанные Соединёнными Штатами Америки для российских депутатов. Это которые на месте раздавали.  Давали инструкции  всем по выборам, как бы по демократии. Методички, обучающие демократии. Помню, было три или четыре тома. По формату это лист А4, и такая мягкая тетрадь, толстенная, толстенная. И это всё разрабатывали институты Соединённых Штатов. Там было даже написано, что разработано такими-то институтами США для России. То есть, там никто ничего не скрывал.

 

Кроме того, людей тогда прокачали через систему подготовки выборов, и собственно, происходило обыкновенное комплектование представительного органа власти на оккупированной территории из числа местных жителей. Как и положено ему (он же представительный), комплектоваться. Дальше была, тогда и пропорции в Думе были другие. Основная победа тогда оказалась (коалиционная победа, конечно) за Чубайсом и "Выбором России", такая тогда была партия. Прошло порядка семи, по-моему, партий. Я тогда шёл в команде. Потому что, шёл я напрямую от округа, но при поддержке Собчака. Там и Путин у Собчака уже был. По сути, главный конфликт тогда был между Чубайсом и Собчаком в те времена, политический. И при их поддержке я проходил, чтобы подписи не собирать. Потому что эта поддержка позволила получить из Москвы такую бумагу, что подписи собирать не надо. И в результате… А как бы я собрал? Тогда денег на выборы вообще не было, не было понятия финансирования выборов. Это только первые выборы были такие, скажем так, в рамках американской демократии. Что сказал тогда, по большому счёту, телевизор, того и избрали. Не было ещё такой системы агитационной.

 

Помню: все выборные расходы тогда, если бы я сегодня назвал эти цифры, это было бы просто смешно. Против меня выступали кандидаты, у которых в десять раз было больше денег, и они проиграли. Но, при этом они деньги тратили на дискредитацию меня. Это вот как раз "Выбор России" на дискредитацию меня. Может быть, поэтому и проголосовали. Потому что, народ уже тогда смекнул, что если раздают богатые газеты по ящикам, что человек плохой, значит, он, наверное, хороший. Вот как-то так. Вот, были такие воспоминания.

 

Дума поменяла своё место три раза. Вначале она была в гостинице "Мир"

 

Дмитрий Еньков: Интересно, я не знал.

 

Евгений Фёдоров: Да. В гостинице "Мир". В самом начале она вообще была на Цветном бульваре в Парламентском центре, которого сейчас нет. Там сейчас красивый дом стоит. Потом была в гостинице "Мир", потом была собственно здесь, в здании Государственной Думы. Причём, Дума была только два года, двухлетняя Дума.

 

Механизмы были. За мной, помню, куратор был закреплён, фамилия его была Смит. Он был из американского посольства напрямую. Сейчас же грантополучатели – кураторы. То есть, как бы граждане  России, которые на зарплате у США. А в те времена посольство напрямую руководило процессами. За мной был вот куратор Смит, приходил в Думу ко мне. Я сначала не понял, чего он ко мне приходит чай пить? Какой-то американец приходит каждый месяц и просит чая. И что-то говорит со мной, рассказывает про демократию. Причём, чисто из посольства сотрудник. Ну, ладно. И ходит и ходит, ходит и ходит. Потом я уже понял, что он был куратор, и у себя там чего-то докладывал. Наверное, не только же ко мне. И так было за каждым, я так понимаю, закреплена была эта система.

 

Поскольку, как-то от меня система голосования сильно шибко не зависела, потому что, верховодила тогда "Выбор России". Там надо было обязательно быть в какой-то фракции, поэтому, я записался в три. Если ты не во фракции, то по закону, который тогда сразу приняли, тебе не дают материалы, у тебя нет права голоса, в комитет ты не можешь в какой-то попасть. То есть, по сути, можешь на работу не ходить. Я записался для того, чтобы быть независимым, сразу в три фракции.

 

Артём Войтенков: Так можно разве? Сейчас же нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Это была первая Дума. Там можно было всё. Там все только правила делались. Потом приняли на каком-то этапе регламент, что нельзя, и пришлось там откуда-то выписываться, идти в специальную новую группу, "Стабильность" помню, называлась, уже позже созданная. Но, первоначально, да, записался в три, для того, чтобы меньше быть зависимым, или меньше попадать в систему вертикали власти. Потому что, во фракции есть фракционная дисциплина. Тогда всё только налаживалось: три здания сменили, регламент написали, статус, закон о статусе. То есть, только было такое, всё революционно новое.

 

Дмитрий Еньков: Интересные воспоминания. Но давайте тогда перейдём ближе к формату нашей передачи, и тут мы вам поле для деятельности оставляем самое  широкое. Что вы считаете важными событиями, то и прокомментируете. А может быть начать с того, что буквально вот сегодняшняя новость о том, что Донецкая и Луганская республика объединились наконец-то, и выбрали себе в руководство Олега Царёва.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но до этого я закончу тогда ещё по Верховной Раде. В чём ещё сходство и отличие? Я бы сказал так. Первая Госдума она была импульсивно-прямая. То есть, американцы напрямую управляли процессами, прямо направляли своих людей из работников посольства. Прошло время, и сегодня в Верховной Раде эти механизмы, они тоже работают. Если вы обратили внимание, когда был майдан, там все говорили о том, что всех вызывали в посольство: и депутатов Верховной Рады, и с майдана командиров. Все говорили. Говорил об этом начальник службы безопасности Украины, который у нас потом по телевизору (он с Януковичем сбежал) выступал, и другие.

 

Артём Войтенков: В посольство США вызывали?

 

Евгений Фёдоров: Да, в посольство США. А говорил из службы безопасности, который с Януковичем сбежал. Что они там фотографировали и видели, что весь майдан работал от посольства, и депутаты тоже. Потому что, депутаты изначально избирались под контролем Соединённых Штатов: и у нас, и там. И в том числе финансовом контроле, кадров. Потому что, Украина, страна меньше, и там труднее жить просто в одной стране. То есть, всё время выезжаешь, приходится. Поэтому, там это лучше было всё отлажено. И вообще, американцы, они не сторонники, то, что называется персональной, наличной работы. Помните, как тогда была коробка из-под ксерокса? Это были ежедневные деньги на выборы, которые просто из посольства ежедневно носили в правительство, где был штаб, в котором распределяли наличку долларовую между кандидатами проамериканских партий. Коржаков тогда восстал, взбунтовался, и поймал одну коробку в день. За что был изгнан. То есть, надо было понять, что было за этими событиями.

 

Так вот, сегодня в Верховной Раде это просто систематизировано.

Потому что, когда у вас персональный контакт с человеком,

- Во-первых, тот, кто у вас на контакте, может воровать. Там же и деньги крутятся.

- Во-вторых, он может что-то искажать.

- В-третьих, это хуже работает через системные вещи, закреплённые в законах.

 

Именно поэтому, Верховная Рада на Украине и Соединённые Штаты пошли по пути закрепления в законах и в конституции для России внешнего управления. Потому что, тогда же была и конституция в России, где записана пятнадцатая статья, о внешнем управлении. А на Украине тогда депутаты побоялись. Там очевидные были вещи, они побоялись вписывать статью о управлении со стороны США. Потому что, не каждый советский человек, а тогда ещё были советские люди, готов признать себя холуём иностранного государства.

 

Артём Войтенков: Кто эту конституцию читал на выборах?

 

Евгений Фёдоров: Кому надо, более-менее специалистам, те читали.

 

Артём Войтенков: Специалисты. Там их ноль целых, ноль, ноль, ноль…

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Депутаты, это не дворники, которым мести улицу – главная работа. У них главная работа, всё-таки читать. То есть, ему приходится разбираться в системе. И когда вот этот слой людей получил эту бумагу на Украине, они, всё-таки, тоже получили указание вписать Америку, но они сумели от этого отказаться, потому что, для многих тогда это выглядело дико. Это просто СМИ об этом не говорят, а люди-то и тогда понимали эти вещи.

 

Артём Войтенков: А почему у нас это вписали, и это не выглядело дико?

 

Евгений Фёдоров: А потому что, у нас был расстрел парламента накануне, у нас была жёсткая военная диктатура, на период принятия конституции, и поэтому, вписали, или проголосовали, кто как - никто же не знает. Тогда вообще никто не следил: правильно голосуют, не правильно, честно считают, не честно считают. Проголосовали и проголосовали. И тогда это было вписано под обстрелами танков. Поэтому, куда бы делись. На Украине такого обстрела не было, и соответственно, там люди сумели вычеркнуть эти положения в конституции. Именно поэтому, американцам пришлось сегодня фиксировать это другой системой.

 

Зрители юристы они понимают, что есть конституция, как высшая форма, а есть ещё форма договоров, которые тоже высшая форма для любого государства, для украинского тоже. В конституции записано, что договора имеют высшую силу по отношению к украинскому законодательству. Поэтому, американцы зафиксировали это не в конституции, где уже трудно вписать, когда люди сообразили очевидную вещь, а в договорной системе.

 

В результате у них сегодня первый документ, который подписал Яценюк, когда его привели к власти военным путём, то есть, не выборами, а просто назначили военным переворотом со стороны США. Заранее, причём, сказали, кого назначить.

Сказали: "Вот этот у вас будет председатель правительства"

Первое, что он сделал, подписал договор, так называемый, "О евроинтеграции", суть которого не интеграция, а суть которого, так называемая вторая глава.

- Первая глава - о политике, в которой записано, что это недоразвитые  украинцы.

- Третья глава - об экономике и так далее.

- Четвёртая - о юридической.

- Пятая о правовой системе.

- А вторая глава - о вертикали власти.

 

То есть, первое, что сделал Яценюк, это - из всего документа в тысячу станиц, подписал маленький раздел о том, что он признаёт немецкую, евросоюзовскую вертикаль власти.

 

Дмитрий Еньков: Над собой.

 

Евгений Фёдоров: Над собой. Не только над собой, документ был ратифицирован Верховной Радой, - но и над Верховной Радой, и над президентом будущим, Порошенко, который тогда ещё не был избран. То есть, первое, что он сделал. Вот, перевели человека военным переворотом, и как это делается в классике военных переворотов и интервенции - переведённый на штыках из-за границы десантом военный начальник, тут же призывает страну, которая его привела на штыках, прийти сюда.

 

Артём Войтенков: Наведите нам порядок.

 

Евгений Фёдоров: Наведите нам порядок. Вот, то же самое. Первое, что он сделал, он подписал бумагу о введении на Украине института, так называемой ассоциации. Ассоциация – это не ассоциация с Евросоюзом. Ассоциация – это название института - правительства Украины во главе с иностранным чиновником. Фамилия чиновника – сейчас это Ромпей, чиновник Евросоюза. Но в принципе там предусмотрена система, это он временно. Потом Евросоюз должен назначить постоянного чиновника. И, согласно этому документу, Ромпей, почему он начальник? Там же в документе не сказано, что Ромпей – начальник всех украинцев. Там не так сказано. Там сказано: "Ромпей – начальник стратегии, по которой должна жить вся Украина".

 

А как только вы говорите в документе, что вот этот чиновник, или отдел, или управление, или ассоциация, или институт, занимается стратегией, вы автоматически ставите его выше любого другого института в этой стране. То есть, любой другой институт обязан выполнять приказ. Потому что, институт стратегии, это как Политбюро ЦК КПСС в Советском Союзе, отвечает за главное направление движения.

 

То есть, с момента подписи:

- Правительство стало тактическим органом распорядительным.

- Президент стал представительско-контрольным (Порошенко, будущий, которого ещё не избрали).

- Верховная Рада стала законопринимающим органом.

- А законо и стратегиею разрабатывающим стал господин Ромпей. Эта должность по терминологии гитлеровской германии называется гауляйтер. То есть, иностранный гражданин, отвечающий за стратегию на оккупированной территории. В чистом виде, понятном для немецкой терминологии, потому что, они уже это делали не первый раз, на той же самой территории.

 

Вот что это сделано. То есть, институт Смита, который ко мне приходил в первой Думе, сейчас заменяет институт Ромпеев, и его подчинённых, и дальше уже и тот же Яценюк, боясь Гаагского трибунала, куда он попадёт, если будет неправильно себя вести (за военный переворот, опять же).

 

Он и сказал уже вчера, что:

- У нас будут вводиться вице-премьеры по выполнению приказов Брюсселя.

- Что у нас будут вводиться замы министров по выполнению приказов.

- Замы начальников департаментов.

- Замы директоров заводов.

- Замы командиров отделений в армии.

 

Дмитрий Еньков: Комиссары такие.

 

Евгений Фёдоров: Да. Будет установлена немецкая вертикаль власти на территории Украины не только в виде Ромпея, и комитета ассоциации, а в виде полной вертикали власти по управлению и стратегическими, и, следовательно, тактическими вопросами жизни украинского государства. То есть, устанавливается оккупационный режим на территории Украины. Вот что подписал Яценюк, и что ратифицировала Верховная Рада - в сфере управления.

 

Теперь они ещё, вот завтра должны подписать второй документ из этой серии, где они обязуются выплачивать дань Европейскому Союзу, путём сокращения госрасходов: пенсий, зарплат, дотаций, повышения цен и тарифов. Они же должны кормить теперь. Оккупированная же территория не только должна управляться гауляйтером, она должна кормить оккупанта. Вот сейчас Украина уже разворачивает режим от управления, уже к колониальной системе эксплуатации на оккупированной территории. И это всё на бумаге. В России это всё в конституционном формате заложено. То есть, у нас нет так открыто. Нет гауляйтера на территории, я имею в виду у Москвы. Он есть, но он там, в Вашингтоне. А на территории Москвы гауляйтера нет.

 

Дмитрий Еньков: А вот вы как считаете, завтра-то они подпишут это соглашение? Вторую часть об ассоциации?

 

Евгений Фёдоров: Американцам и немцам нужны деньги. Они вообще любят деньги. И они там столько трудились, столько людей убили. Естественно, у них всё готово, обязаны подписать.

 

Мы в НОДе, в анализе исходим из исторического анализа. То есть, мы не смотрим сегодняшний факт. Часто анализ: вот, утром была плохая погода, поэтому я не пошёл на работу, - на уровне такой реакции.

У нас - другого типа.

Мы говорим: то, что было всегда, происходит и сейчас. А всегда - это записано в фактах истории. Вот если в истории было так всегда, миллион раз, то миллион первый будет так же. И мало того, если вы приведёте пример, что в истории было по-другому, вы никогда такого примера не приведёте. Потому что, все эти факты всегда повторяются. Это жизнь человечества.

 

И то, что происходит на Украине – это конкурентная борьба между Соединёнными Штатами Америки и Россией. И в рамках этой конкурентной борьбы Соединённые Штаты Америки опираются на две силы: на военную хунту и интервентов военных, вооружённых на территории Украины, и на пятую колонну в России.

 

На территории Украины победить и защитить там интересы русских, имея за спиной мощную пятую колонну, нельзя. Но, можно побороться, что мы сейчас и наблюдаем. В чём логика пятой колонны? Логика пятой колонны это - мягкая сила. Что такое мягкая сила? Мягкая сила - это аккуратные, но постоянные, методичные, ежедневные, ежесекундные методы воздействия (но не жёсткие), которые формируют среду, систему, обыгрывают, как в шахматы. Эта работа мягкой силы и пятой колонны напоминает игру шахматиста с неумехой. То есть, неумеха, наверное, может понимает как двигать фигуры, но он не понимает взаимосвязь этих движений, и не может просчитывать ходы. Пятая колонна, поскольку за её спиной стоят интеллектуальные силы США и госдепартамента, умеют просчитывать шаги, вернее, им просчитывают их, и пятая колонна управляет в рамках этих шагов.

 

На Украине происходит процесс сдачи Украины в рамках:

- Движения сопротивления иностранным интервентам, или иностранной оккупации, или Отечественной войны украинского народа против иностранных интервентов.

- Со стороны России - пятой колонны, но по сути России, потому что, она верховодит в России.

И игра российской пятой колонны с американскими оккупантами в Киеве, собственно. И суть этой игры - постепенная сдача того всплеска сопротивления и Отечественной войны, которая сложилась на Украине после военной интервенции Соединённых Штатов Америки во время госпереворота в Киеве и на всей территории. Вот, что на Украине происходит. Просто и понятно. Вот исторический язык.

 

Дальше эта форма "борьба" разбивается (шахматная партия) на какие-то детали. Эти детали очень видны. Главное в Отечественной войне это - дух и идеология борьбы с иностранным интервентом. Эту идеологию вышибают за счёт мощного информационного ресурса. То есть, средства массовой информации Украины, мира, и России, они все - единый план. Они мягкие по-разному, но в едином плане. Они убеждают, что это не Отечественная война, что это не сопротивление интервентам, что это не герои сопротивления, тоже термин известный во всём мире, в плане интервенции. А это мягкий вариант российский – "ополченцы сепаратисты". "Сепаратисты" слово не указывается часто, хотя "Дождь" и его указывает. Но, на самом деле, раз ты Новороссия (план "Новороссии" подбросили), значит, ты сепаратист. Если ты Новороссия, то сепаратист, потому что ты за часть. Это прямая аксиома. То есть, изначально подбрасывают эту идеологему, и вышибают идеологему, из-за которой люди взяли в руки оружие, потому что, они поднялись против иностранной интервенции на территории Украины. Вот, что происходит простого.

 

Дальше это оформляется в виде определённых технологий. И во всех тех институтах, которые эти технологии создают, в том числе институт нового союза, который там сформирован, присутствует и фактор борьбы, и фактор пятой колонны. И этот институт не исключение. То есть, это означает, самое главное, что силы русского сопротивления духовно сильнее. Но ум и стратегия пятой колонны и Соединённых Штатов на оккупированной территории долгосрочны. А долгосрочность всегда сильнее духовности, потому что, она переигрывает её. То есть, духовных людей же можно и уничтожить, в конце концов, потому что её переигрывают.

 

Поэтому, для того, чтобы там победить, надо вернуть идеологию, которая была два месяца назад:

- Сопротивление иностранным интервентам.

- Освобождение оккупированной территории, причём, не только на территории Украины, а и всей СССР. Потому что, это бойцы за освобождение всей захваченной территории 91-го года.

- Признать, что в 91-м году произошло поражение и оккупация всего СССР. То есть, тем самым, вы даёте легитимизацию освободительному процессу.

 

В рамках уже детали - возбудить уголовное дело по 91-му году о госперевороте Горбачёва, и интервенции нас. Это уже детали этого процесса. То есть - изменить принципы и курс России.

 

- Если изменится принцип и курс России по отношению к правде 91-го года и последующих событий, вы выиграете ситуацию на Украине.

- Если это не происходит, если энергия русского сопротивления иностранным интервентам уйдёт просто в автоматные очереди, то вы потеряете и Украину, и потом Россию.

Потому что, это не выработан механизм сопротивления - вы не сможете удержать российскую территорию. Вот, вкратце, что происходит на территории Украины.

 

Артём Войтенков: А сам Царёв как?

 

Евгений Фёдоров: Царёв хороший парень. Я его знаю, он хороший парень. Мы ему предлагали участвовать в НОДе, он не был против. Это было полгода назад. Не мы, а украинское народно-освободительное движение.

 

Дмитрий Еньков: Тогда может быть, перейдём от Украины к каким-то внутренним вопросам? Например, что у нас творится с пенсионным вопросом? Сейчас говорят, куда-то деньги там пропали. Не знаете об этом?

 

Евгений Фёдоров: Пропали? Ничего не пропало. Выступил министр финансов, и заявил о том, что конфискованные в прошлом году триста миллиардов рублей (или там чуть меньше цифра) у российских пенсионеров по команде МВФ, и переведённые в прошлом году в Соединённые Штаты Америки через механизм выкупа долларов и евро на российской бирже (все триста миллиардов), что их не вернут. А кто бы сомневался? Вот, что сказал Силуанов. Совершенно правильно сказал - да, их не вернут. Потому что, не для того их направили в качестве взноса Российской Федерации в бюджет Соединённых Штатов Америки через этот механизм. Потому что, как только мы выкупаем, тут же доллары допечатываются и попадают в американский бюджет, как расходные статьи бюджета. Чтобы их потом американцы вернули? Идите, возьмите у американских пенсионеров из горла выдерните подаренные им в прошлом году деньги. Конечно, вы не сможете это сделать. Вот и вся простая вещь.

 

Только наши СМИ почему-то не сказали про вторую часть, когда министр сказал, что эти деньги ушли на антикризисные мероприятия. То есть, на американцев. А только первую часть, что они ушли на Крым. На Крым ушёл один процент только этих денег. Министр не сказал, что в Крыму только за счёт того, что напечатали где-то порядка полутора-двух триллионов рублей и поменяли на гривны, то есть, для целей обмена на гривны. А потом гривны не сожгли. Вы видели хоть один костёр по сжиганию гривны в Севастополе? Не было. Гривны потом поменяли на доллары и евро, которые дали Соединённые Штаты Америки и Европа Украине. То есть, мы заработали на этой операции полтора-два триллиона рублей. А выдали, по-моему, пятьдесят, или шестьдесят миллиардов. Вот вам цена вопроса. Министр про это тоже не сказал. То есть, понятно, что это всё заявление укладывается в общее наступление идеологическое пятой колонны на Россию, для целей подготовки иностранной интервенции. То есть, путём вранья, или умалчивания, или искажения.

 

Дмитрий Еньков: Ещё какое-нибудь есть событие, которое вы сами хотели бы прокомментировать?

 

Евгений Фёдоров: Запрет на ввод войск.

 

Дмитрий Еньков: Да. Вот это интересно.

 

Евгений Фёдоров: Если говорить о событиях этой недели, то это конечно, решение Совета Федераций о лишении главнокомандующего Российской Федерации полномочий по распоряжению воинскими подразделениями и вооружёнными силами России за пределами Российской Федерации.

 

Я бы так сказал, как главнокомандующего, это ополовинивание власти главнокомандующего Российской Федерации под какими-то там предлогами:  потому что, американцы приказали. Причём, никто же это не скрывает: американцы приказали - мы выполнили. Надо признать: мы колония США, мы вассал США, приказы США мы выполняем. Приказали в два раза уменьшить власть президента, главнокомандующего - выполнили приказ. Прикажут полностью лишить власти - думаю, выполним. Только будет называться это государственным переворотом, аналогично Киевскому, и произойти это может не сейчас, для этого надо подготовиться. Ну, подготовка будет.

 

Артём Войтенков: Так это может быть хитрый тактический ход Путина?

 

Евгений Фёдоров: Да, хитрый тактический ход Красной армии, оставившей Харьков, Киев и Ростов, для того, чтобы заманить в Сталинград. Возможно. Цена высокая.

 

Дмитрий Еньков: Потому что, начиналось-то с того, что Путин сам вроде бы обратился в Совет Федераций, чтобы его лишили этих полномочий.

 

Евгений Фёдоров: Это вы словами-то не обманывайтесь. Естественно, обратишься, если другого варианта нет. Лучше самому попросить, чтобы тебя лишили полномочий, чем тебя их лишат без спроса.

 

Артём Войтенков: Пиши заявление по собственному желанию, а то мы тебя так уволим.

 

Дмитрий Еньков: Понятно. А у нас нет теперь такой возможности по просьбе Луганской и Донецкой республики ввести войска? Их же  уже признала Осетия.

 

Артём Войтенков: О, большое государство.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз. В России возможностей сколько угодно. Проблема в том, что Россия является подчинённым Соединённым Штатам Америки Государством. При том, что у нас высокий потенциал - ядерное оружие и так далее. Это означает, что, мы будем выполнять приказы США.

 

Просто взвесьте факты. 

Вот, вы с Артёмом равные люди, свободные граждане. Представляете, завтра Артём вам объявит санкции. Это что означает?

Это значит, Артём вам сказал: "Я начальник, ты дурак".

По-русски. Дальше вы ему скажите: "Пошёл вон".

Тогда вы восстановили статус, послали Артёма, как рэкетира.

А если вы сказали, как недавно один наш большой начальник, сказал: "Ну, это как комары, придётся терпеть".

То ясно, что вы признали власть Артёма. Хотя бы в этом. То есть, да, Артём начальник, всё. Это не хорошо.

 

Артём Войтенков: Ты можешь сказать, что я комар, но деньги приноси.

 

Евгений Фёдоров: Он не сказал, что американцы - комар, он сказал, что санкции – комар. Это большая разница. Вот, история.

 

Само наше отношение к санкциям показывает наш подчинённый статус. А дальше ясно, что если скажешь А, скажешь и Б.

 

Они реально управляют процессом:

- У них реальная пятая колонна.

- У них контроль за властью в России.

- У них контроль за бизнесом в России.

- За средствами массовой информации.

Попробуй, скажи "нет", такому партнёру, который тебя держит за все места, которые только может держать, и  только тебе смотрит в глаза и говорит: "Скажи теперь "да". А куда ты денешься?"

 

Вот это система управления. Это и есть оккупационный режим. Механизм идёт с 91-го года, и мы выполняем приказы. Да, была попытка: Путин устроил восстание с Крымом. Но сколько это восстание продержалось? Несколько недель.

Потом приехали ребята, которым позвонили американцы со словами:

- "Вы забыли, что вы наши агенты?"

Олигархи, агенты - не важно.

- "Вы там это, как бы, проснитесь, ребята, иначе мы сейчас вам тут перекроем семьи".

Всё, они пришли, объяснили президенту, что бунтовать против сверхнации не хорошо - не по рангу, и не по силам. Всё, процесс поехал в обратную сторону.

 

Дмитрий Еньков: То есть, Обама не зря недавно заявлял как раз о сверх вот этом превосходстве, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, он дал ответ:

- "Вы что ребята, там, обнаглели в Китае и в России? Если вы там будете выпендриваться, я вам сейчас хлыстом".

Он же войной грозил, если что. Ясное дело, что он был возмущён, что холопы взбунтовались. Холопы, значит, быстренько переобулись, и опять, сказали: "Не, не, мы тут просто. Бес попутал, Извините, вот так вот получилось"

 

Артём Войтенков: В Крыму, кстати, там неприятности начинаются с обменом паспортов, какая-то тягомотина.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас подождите, сейчас пятая колонна в России в Крыму устроит жизнь. Вы думаете как? Это же всё система работает. Так же как, если сдаётся Донецкая, Луганская республика, первые враги тем российским патриотам, которые сейчас там сражаются с оружием в руках, это российская правоохранительная система, которая будет вылавливать их. Как вы думаете?

 

Ещё раз говорю: мы - оккупированная территория СССР разной степени. На Украине военная оккупация, в России политическая. Но это ничего не меняет. Военная – это можно расстрелять, как на Украине делают. А политическая – это можно посадить. Наверное, посадить лучше, чем расстрелять, для человека. Но суть это не меняет. Явление воздействия.

 

Дмитрий Еньков: Интересно, а кто там устраивает вот эти теракты на железных дорогах на Украине? Наш состав недавно там сошёл с рельс.

 

Евгений Фёдоров: Да, там порядка девяти подрывов. Я не могу сейчас сказать, кто, но движение сопротивления есть. Несмотря на то, что ему бьют в спину, его предают из России. Кстати, его предают и в плане поддержки на улице. Где у нас массовая поддержка людей на улице? Нет. А на Украине убивают уже десятки тысяч людей. Конечно, движение сопротивления существует. И русский мир не умер. И русский дух не умер. Просто его давит оккупант. Но он пробивается, вырывается, в том числе с оружием в руках на Украине. В том числе, и вот в этих подрывах. Я даже не знаю, могут быть кто угодно. Потому что, в условиях войны с иностранными интервентами, в условиях карательных операций интервентов, в условиях движения сопротивления украинских граждан против иностранных интервентов, конечно, много всякого происходит, со всех сторон, и подрывы в том числе. Логично.

 

Дмитрий Еньков: Хорошо. Спасибо большое за  ваш такой интересный анализ. Надеемся, что вы ещё перед нашими зрителями выступите.

 

Евгений Фёдоров: С удовольствием. Удачи вам в вашем прекрасном начинании донести правду людям.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (459 мб)
Видео MP4 640x360 (169 мб)
Видео MP4 320х180 (92 мб)

Звук:
(7 мб)
Звук 32kbps MP3 (7 мб)
Звук 64kbps MP3 (14 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (19.94 КБ)
FB2 (61.49 КБ)
RTF (229.96 КБ)

Беседа 26 июня 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 26 июня 2014.
Разговор о проекте "Новороссия", войне на Украине, демократии англо-саксов, российских ВУЗах, партизанской борьбе Народного Освободительного Движения, новой эмблеме российской армии, нарушении законов Твиттером и куда пропали пенсии.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Федоров 26 июня 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-26

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Аминат Анчокова – пресс-секретарьНародного освободительного движения, http://www.rusnod.ru/

Артём Войтенковhttp://poznavatelnoe.tv познавательное интернет- телевидение

 

Евгений Фёдоров: Так вы устройте мне встречу с какими-нибудь противниками.

 

Аминат Анчокова: Хорошо, без проблем.

 

Евгений Фёдоров: Дискуссионную. А то у нас накопились вопросы. Можете просто дать в интернете клич.

 

Артём Войтенков: Кто хочет поругаться.

 

Евгений Фёдоров: Кто хочет поругаться.

 

Аминат Анчокова: Для меня это вообще не проблема.

 

Евгений Фёдоров: Вот и всё. Пусть зарегистрируются, кто хочет поругаться в публичной среде. И потом поругаемся. Хотите в Питере, хотите в Москве. С любыми оппонентами. Так и скажите, что кто-то там выступает с критикой, Фёдоров говорит: "Давайте встретимся". Какие проблемы?

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, для начала вопросы такие более лёгкие, а потом Украина и…

 

Евгений Фёдоров: Потом сложные.

 

Артём Войтенков: Да. Украину, вы же сами говорите, можно долго обсуждать. С одной стороны у нас федеральная служба по надзору в сфере образования и науки закрыла некоторые высшие образовательные учреждения, такие, как столичный институт иностранных языков, Сибирский университет потребительской кооперации, институт экономики и управления в сфере строительства и промышленности, ветеринарный институт птицеводства. С другой стороны правительство утвердило объём субсидий на 2014-й год на господдержку других вузов. Туда вошли, как всегда, высшая школа экономики, МИФИ, кстати, неплохо, МИСИС (институт стали сплавов), аэрокосмический университет. То есть, какие-то, на мой взгляд, нужные вузы закрывают, а другие, тоже в принципе нужные вузы, кроме школы высшей экономики, этот надо вычеркнуть вообще, - их поддерживают. Вот это что? Почему так?

 

Евгений Фёдоров: Это проведение политики. Собственно, это и есть политика. Теперь вопрос - кто эту политику проводит? В чьих интересах?

 

Любая политика - это тактика и стратегия.

- Тактические вопросы – это реакция на жизнь. Что-то произошло, и вот завтра реакцию надо сделать. У вас трубу прорвало: надо срочно вызвать ремонтников, они починят трубу. Это - тактические вопросы. И текущего жизнеобеспечения.

- А стратегические вопросы, это - что вы хотите построить. Как вы хотите изменить систему.

 

Позиция НОДа, это позиция взгляда на вещи с точки зрения стратегической конкуренции наций, как она проявляется в конкретных институтах и инструментах.

 

Министерство образования у нас точно является пятой колонной, как институт. Оно точно обслуживает иностранные интересы. Значит, скорее всего, из-за этой реформы, как и за многими другими, я просто вижу много реформ: Болонский процесс, единый госэкзамен, поддержка вузов, которые обеспечат максимальный экспорт своих выпускников за рубеж, зарубежным работникам. Поддержка, это значит, деньги платят тем вузам, которые это обеспечат. Это приказ от прошлого года всего лишь. И в данном случае, я понимаю, что и за этим приказом стоит вот эта стратегическая логика. Я не готов вам ответить в деталях, почему именно металлургический или не металлургический, но я думаю, что идёт перераспределение выпускников под иностранный заказ за счёт российских денежных средств. Скажем так. Укрупнённо.

 

Артём Войтенков: Ага. То есть, металлурги за рубежом нужны.

 

Евгений Фёдоров: За рубежом может, нужны металлурги, либо какая-то часть, которую он выпускает под флагом металлургов. Либо они нужны для обеспечения экспорта за рубеж. Допустим, если Россия даёт специализацию в этих отраслях, а в России есть специализация в этих отраслях. Скажем так, в России американцам нужна нефть, газ и металлургия чёрная тоже. Особенно, когда грохнут сейчас металлургию на Украине, где главный конкурент была украинская металлургия. Я так думаю.

 

Ещё раз говорю: мы даём общий методический взгляд. А дальше люди сами, используя этот метод - метод называется "конкуренции наций", доводит его до понимания сегодняшних решений, в данном случае, пятой колонны. Почему она так решила это грохнуть, а это поднять?

 

И к этому же относится и финансирование из России. Вчера или позавчера была идея финансирования из России экспорта тех, кто хочет учиться за рубежом. Там сказано, что на условиях их возврата, но понятно, что эти условия никто не организует.

 

Артём Войтенков: Это странно, да.

 

Евгений Фёдоров: Странная история. Это всё курс. Люди приходят каждый день на работу и думают, как выполнить указания США в деталях, в мелочах на своём рабочем месте.

 

Аминат Анчокова: Вот вчера была новость. Курс доллара впервые с января опустился ниже тридцати четырёх рублей. Это что значит? Доллар падает, или рубль растёт?

 

Евгений Фёдоров: То есть, это рубль укрепился, правильно? На мой взгляд, это реакция на обращение и решение Совета Федераций о запрете главнокомандующему Российской Федерации командовать своей собственной армией, пока за пределами Российской Федерации. Следующим этап, наверное, запретят и командовать в России.

 

Артём Войтенков: Как это связано?

 

Евгений Фёдоров: Очень просто. Экономика мира – она определяет эту систему курсов. Бизнес мира крупный - он определяющий. Банки и прочее интегрированы в политическое мышление США. Они - часть однополярного мира.

 

- И если они видят, что какая-то провинция однополярного мира, Россия, начинает, например, бунтовать, то они рассматривают вариант бунта этой провинции. Что эту провинцию начнут гасить, соответственно в неё лучше не вкладываться. Так если, очень грубо сказать.

- Если обратный идёт процесс, то есть, провинция признаёт власть и отказывается от политики бунта против однополярного мира, в этом случае, как бы у неё есть потенциал роста, потому что, она работает по правилам. Это очень простая вещь.

 

Кстати, мы точно такой процесс наблюдали, когда было принято решение по Украине месяца два назад. Я просто, почему знаю, потому что,банкиры мне говорили.

Они говорят:

- "Мы просто удивились, почему на каком-то этапе времени вдруг резко прекратилось падение курса рубля, он начал укрепляться?"

А когда я им говорю:

- "А когда это было?"

- Даты такие–то.

Это как раз были те даты, когда было принято решение запустить на Украине проект "Новороссия", который сам по себе был проектом сдачи Украины. То есть, позиция России на Украине. И это мгновенно мировая система так и поняла. Там же от госдепартамента есть телефоны, они могут звонить банкирам, общаться. Поняла и так расшифровала.

 

Это расшифровка номер два: капитуляция России означает для сил бизнеса (они же нейтралы), что Россия будет играть по американским правилам, а значит, ей можно доверять деньги. Всё просто.

 

Аминат Анчокова: То есть, ничего хорошего от этого ждать не нужно?

 

Евгений Фёдоров: В системе вассального положения России, колониального, этот показатель носит обратный характер. То есть, если вассал смиряется со своей участью, то, с точки зрения бизнеса значит - он хороший. Который привязан к Соединённым Штатам Америки. А раз он хороший, ему можно доверить деньги. Если он начинает бунтовать, кто будет давать бунтующему рабу деньги?

 

Аминат Анчокова: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Ясно, что это риски. Раз риски, бизнес, у него же много таких: Бразилия, Китай - много куда можно деть эти деньги. Значит, для него это вопрос отрицательного характера - он перекладывает средства. Всё просто. Там нет политики в этом. Есть исполнение политики. Банкиры, они просто исполняют политику.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, получается тогда что? Рубль растёт, как бы укрепляется - плохо, значит, ухудшается политическое положение. Рубль дешевеет относительно доллара - опять плохо, ухудшается экономическое положение. Получается, что и так плохо, и так плохо.

 

Евгений Фёдоров: Плохо по-любому, когда вы вассал и шестерёнка иностранного управления.

 

Аминат Анчокова: Пока рубль привязан к доллару, как бы что ни происходило, в любом случае…

 

Евгений Фёдоров: Всё плохо. Плохо в том, что ваше положение подчинённо-рабское. А, следовательно, любые придумки вашего господина из Вашингтона, они для вас всегда плохо.

- Господин решил раба покормить печенюшками – плохо, значит, гадость замыслил.

- Решил раба стегануть плёткой - тоже плохо, потому что больно. По-любому плохо. Потому что, ваш статус такой - плохой. И дальше идут какие-то нюансы, игры и так далее.

 

Есть тактические вопросы, есть стратегические. Стратегически американцам опускать рубль смысла нет, делать его слабым. Зачем им это? Тактически нужно, потому что, они с этого зарабатывают. В результате вот эти игры с волнами курса рубля. За этим всегда стоит обратная сторона вопроса. Смотрю, министр финансов вдруг заявил о том, что пенсионерам денег не вернут, которые у них отняли в прошлом году. Но обратите внимание - реакция наших СМИ. Для меня очень важно, честно вам скажу, как аналитика. Понятно, что надо глубже разбираться. Но для первого впечатления очень важна простая вещь, вы можете её использовать: если наши СМИ что-то поддерживают, значит, это гадость.

 

Артём Войтенков: Массово поддерживают.

 

Евгений Фёдоров: Да, если видна система поддержки. Вот, как только министр финансов вчера сказал о том, что пенсионные деньги направили на помощь Крыму. Во-первых, он соврал чуть-чуть. В чём чуть-чуть? Потому что, деньги-то направили в Соединённые Штаты Америки на выкуп доллара и евро, те, пенсионные, триста миллиардов. Но чуть-чуть, один процент, действительно достался Крыму. Но он при этом не сказал, что на Крыму мы заработали в тысячу раз больше за счёт эмиссии рубля. Он же это не сказал? То есть, он сказал, что да, часть денег из бюджета направили, но он не сказал, что российская экономика получила порядка за триллион рублей за счёт обмена рубля на гривну. Гривну же потом поменяли на доллары и евро. То есть, напечатали рубли, привезли в Крым, в Крыму поменяли на гривну, гривну изъяла банковская система и потом предъявила Украине, поменяла на доллары и евро, те которые им дал Евросоюз. То есть, мы заработали на этой операции в финансовом отношении несколько триллионов рублей.

 

Артём Войтенков: Да? Это столько гривен было в Крыму?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, посчитайте. А как вы хотите? Двухмиллионное население обеспечить наличкой? Наличкой и безналичными расчетами. Это огромная сумма. Посчитайте, сколько у вас за месяц через вас проходит, умножьте на два миллиона, добавьте предприятия и вы получите эту цифру.

 

Артём Войтенков: Предприятия по безналу в основном.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, безнал всё равно гривна, конечно. Поменяли гривну на рубли. И гривну поменяли, получили те самые евросоюзовские транши в обратном обмене. Потому что, гривну же не сожгли. Вы же не видели, чтобы костры горели на улицах Симферополя со сжигаемыми пачками гривны. Не было такого, правильно? Значит, их поменяли. Поменяли, значит, заработали. А чтобы поменять, напечатали бумажки, которые ничего не стоят нашему Гознаку, правильно? Если грубо. И всё. Но сам Минфин про это не сказал. Он сказал, "да, из бюджета дали в Крыму несколько миллиардов". Это правда. Но он не сказал о том, что заработали в тысячу раз больше. А немножко дали. Это первое. Второе. Вообще-то, он второе сказал. Он сказал - Крым (в этом его как бы линия как пятой колонны). А дальше добавил - и антикризисные меры. А наши средства массовой информации это не заметили

 

Артём Войтенков: Да, не было такого.

 

Евгений Фёдоров: А он сказал, министр финансов, можно поднять.

Так вот, пропорция:

- антикризисные меры – девяносто девять процентов,

- Крым – один процент.

 

Он как бы правду сказал. Но наши-то СМИ девяносто девять не заметили. А что это за девяносто девять? Это бюджетное правило прошлого года, куда были мобилизованы деньги пенсионеров. А бюджетное правило прошлого года – это покупка долларов и евро на бирже за счёт правительственных денег, изъятых у пенсионеров, бюджета и так далее, в объёме два триллиона рублей по году. То есть, мы два триллиона добавили дани. Почему дани? Потому что, мы купили доллары и евро, которые были тут же стерилизованы нашим ЦБ в долгосрочные обязательства, и на эту сумму тут же ФРС США напечатало эти доллары, и они, по соглашению ФРС с правительством поступили в бюджет США и были потрачены на американских пенсионеров.

 

То есть, у наших пенсионеров изъяли, американским пенсионерам дали. Крым здесь ни при чём. Об этом министр аккуратненько сказал. Он же не мог не заметить девяносто процентов расходов, да? Не мог не заметить. Он об этом и сказал. Но наши СМИ сделали вид, что это не заметили. Это для меня чёткий индикатор.

 

Понятно, что специалист разберётся. Я показал - как. Но для начала, чтобы искать где разбираться, это сразу видно. Если СМИ начали проводить кампанию, значит врут. Это сразу, автоматически. Потому что, не врать они не умеют.

 

Артём Войтенков: Работа такая.

 

Евгений Фёдоров: У них работа как театр, режиссёр. Производить враньё - работа. Людей подбирали, создавали. Но это отдельный разговор.

 

Артём Войтенков: Кстати, вспоминаю наш разговор о пенсионной реформе в прошлом году. Когда я вас про это спрашивал, вы сразу сказали, что это увеличение дани Соединённым Штатам Америки. Так получается, что сейчас мы к этому пришли, что все эти деньги ушли туда.

 

Евгений Фёдоров: Да. И даже Путин обратил внимание, что это рискованные вложения - международные резервы. В Астрахани. Тоже про это никто не говорит. То есть, там, где Путин говорит о второстепенных вещах, об этом орут на всех углах. А где он говорит главные вещи, об этом молчат. Это вообще революционное заявление, которого никто не заметил, якобы. Потому что, понятно, как это всё суфлируется в информационном пространстве. Так это и есть рискованные вложения. Так в эти рискованные вложения отправили деньги наших пенсионеров. Те самые, о которых сказал министр финансов.

 

Артём Войтенков: Вообще-то, даже смешно. С одной стороны, говорят, давайте деньги пенсионеров положим туда. Потом говорят: "А деньги кончились".

 

Евгений Фёдоров: Да. Ещё обвиняют в этом Путина, обратите внимание. То, что МВФ дал такую команду, никто не сказал. Вообще, вся история с международными резервами, а потом история с бюджетным правилом, которая добавила в международные резервы из правительственных источников, из бюджета. И гроханье пенсий, это тоже требование, следующее, МВФ было. Про это молчат. То, то, что это МВФ скомандовал - молчок. А решили, что это Путин. Потому что работает, начинается идеологическая подготовка к вторжению в Россию.

 

Артём Войтенков: Пенсионерам, конечно, нужно собраться, и взять этого Силуанова. Понятно, что он как бы пешка.

 

Евгений Фёдоров: Его заменят, да и всё.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, следующий будет знать, что пенсионеры способны кого-то разорвать.

 

Евгений Фёдоров: Вы не правы. Следующий будет знать, что он идёт на должность, в которой надо носить бронежилет, иметь хорошую охрану, не показываться на улицу, и иметь мощное здание где-нибудь на Лазурном берегу, чтобы в любой момент туда улететь. Заодно ещё и личный самолёт, чтобы это сделать. Вот, что он будет знать. А тот человек, который не сможет это обеспечить, он просто на эту должность не попадёт. То есть, вы получите ещё более худший вариант. Вы получите не просто пятую колонну в министерстве финансов, а вы там получите какую-нибудь военизированную пятую колонну, более жёсткую. Которая изначально идёт на вахтовый метод на пару лет. Такая вот, вахтовым методом прийти тут, поломать всё и спокойно доживать.

 

Артём Войтенков: Выжил – молодец.

 

Евгений Фёдоров: Да, молодец. Либо, идёшь туда, либо, торгуешь семечками. Вот, выбор у человека, который будет министром финансов.

 

Аминат Анчокова: Представители республиканцев в конгрессе США намерены подать в суд на Барака Обаму (сегодня появилась новость) за то, что Барак Обама не выполнял свои обязанности. То есть, должным образом не советовался с представителями этого конгресса. Как вы думаете, это шаг к импичменту, или просто так опять разговоры впустую?

 

Евгений Фёдоров: Я не исключаю, потому что, там в Америке есть серьёзный раскол между двумя большими силами. Одна сила - они в принципе за усиление политики оранжевого манипулирования и интервенции, которую проводит Обама. То есть, это же очень просто. Куда дать миллиарды долларов: на танки, или на агентов? Вот так, грубо. Миллиард на танки, или миллиард на агентов. Миллиард на два танка. Или миллиард на тысячу агентов, двадцать тысяч агентов. И как, что эффективнее. И вот эти две команды там спорят, дерутся, обсуждают.

 

Аминат Анчокова: А почему Обама так нагло себя ведёт тогда? С конгрессом не советуется, предпринимает какие-то действия.

 

Евгений Фёдоров: Да у них конгресс такая же фикция, как у нас Дума. О чём вы говорите?

 

Аминат Анчокова: Понятное дело, но всё равно, а народ.

 

Евгений Фёдоров: Ну, обидно народу. У них там типа "мы вот такие великие". Знаете, как у нас в Думе, когда их выкидывали на помойку, обижались люди? Вот недавно бюджет мы принимали. Посмотрите. Выходит комитет по бюджету наш, обижается: вот, мы так хотели, так надеялись, а правительство опять на нас наплевало, и внесло, чего хотело. Как всегда. Двадцать три года вносило, чего хотело, и вот опять внесло. И вот, мы опять двадцать третий раз обиделись.

Ну и плевать. И двадцать пятый обидитесь, и пятидесятый. Это институциональные вопросы.

 

Аминат Анчокова: Я вчера общалась с американцем Эндрю Корыбко, который вошёл в интернационал НОД "За суверенитет", вы с ним знакомы. На вопрос, что больше всего беспокоит граждан США, он ответил, что граждане США обеспокоены тем, что Соединённые Штаты тратят больше денег на внешнюю политику, нежели на внутреннюю. То есть, это самая главная озабоченность всех жителей, обычного американца. То есть, если они это понимают…

 

Евгений Фёдоров: От них тоже ничего не зависит. За вашим вопросом сквозит какое-то доверие к демократии. Такого не было никогда. Американское общество, англосаксонское общество было всегда классово, вертикально сегрегированное. От плебса ничего никогда не зависело. За плебс там отвечает телевизор. Возникают у плебса какие-то сложности, он начинает чего-то не так думать, как вы сейчас сказали.

 

Значит, вызывают телевизионных начальников и говорят:

- "Что это вы упустили аудиторию? Ну-ка, давайте меняйте, усиливайте свою политику, разыгрывайте свои эти истории, и обратно подводите под выборы, как надо, чтобы у нас был пятьдесят один процент за нашего президента, за партию, или за политику, хоть за что".

 

Всё, пошли, выполнили приказ. Англосаксонское общество рассматривает людей традиционно, как быдло, причём своих. Это и есть англосаксонская демократия. Если вы колониальная империя, и вы других людей рассматриваете, как недочеловеков, что же вы думаете, у вас внутри страны не такой же подход? Точно такой. Во главе у вас либо лорды, либо землевладельцы, либо олигархи, либо князья, либо кто-то, и они и есть начальство, они и есть нация, они и есть государство. Вот какой-то такой, который может быть формализован, не формализован. А все остальные для них - телевизор.

 

Кроме того, американцы потребляют почти половину мирового продукта, имея четыре с половиной процента населения и восемь процентов материального продукта. Это вообще-то достаётся всем, и пенсионерам, как мы сейчас видели на примере наших пенсий. Поэтому, это тоже сама по себе такая точка зрения, которая говорит о том, что идёт мировая освободительная борьба, которая сказывается и внутри Соединённых Штатов. То есть, есть люди, которые не хотят быть насильниками, не хотят быть в банде, как бы в американской государственной банде. И они проявляются на улицах, сопротивляются. Это всегда такой процент людей есть.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, тогда получается, если мы возьмём историю, вы же любите приводить исторические примеры: в любом государстве люди считаются за быдло. Всегда есть верхушка, элита, князья, цари.

 

Евгений Фёдоров: Степень отношений. Вот мы в ответе на ваш вопрос всегда сравниваем исторические институты. Степень. Люди же родились равные, но никогда в жизни они не бывают равны. Даже при коммунизме не ставили задачу полного равенства.

 

Артём Войтенков: В Советском Союзе не было равенства.

 

Евгений Фёдоров: Тем более, да. И это проявляется для нас, что важно, в институтах: где в большей степени, где в меньшей степени. Так вот, русское государственное строительство всегда изначально строилось на равенство. Это был его принцип, основа госстроительства. И даже те, кто были институционально не равны, например, крепостные, даже те, кто были не равны в системе, то есть, ниже, они при этом, как личность, уважались. А англосаксонская система и право всегда не уважала саму личность. Они говорят, мы как бы вроде эго, но они личность никогда не уважали. То есть, для них сегрегация личности была. Вот просто сравните худшие институты. Всегда лучше сравнивать худшие, потому что с лучшими понятно. Крепостное право и рабство. Раб – это персональное качество человека, и суть этого качества, что он не человек.

 

Артём Войтенков: Вещь.

 

Евгений Фёдоров: Вещь. Продать, заложить, убить, зарезать, отнять ребёнка, разрешить тут жениться, а здесь не разрешить. То есть, то же самое у нас ведут по отношению к племенному скоту, такую же политику. Быку говорят, с какой коровой ему дружить, и куда потом девать телёнка от этой коровы, и самому быку доживать ли ему два года, или его зарежут через год на молодое мясо. Абсолютно такое же отношение: статуса человека нет в системе. Это и есть раб. Крепостное право – душа, семья, то есть, статус семьи священный. Статус души священный. То есть, нельзя рассматривать его, как животное. Да, он человек, как бы второго сорта, но он человек. Это институт. Это как каста. То есть, он другая каста, но он человек. Он сам выбирает, как ему создать семью.

Артём Войтенков: Нет, не скажите, замуж тоже насильно выдавали.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это было нарушение закона. Вот как у нас есть, грабят банки - это нарушение закона. Так и там. И за это полагалось наказание от государства. То есть, государство следило, отслеживая права крепостных. И за это были наказания. Салтычиха та же. Она же была казнена за это. За то, что нарушала права крепостных. Например. Как один из известных исторических примеров. Но в принципе, сам институт был, не говоря о том, что в России крепостное право никогда не затрагивало больше пятнадцати процентов населения.

 

Артём Войтенков: Вот не знаю, откуда это у вас такие цифры.

 

Евгений Фёдоров: Это исторические цифры. Вот у меня предки по линии отца выходцы с Новгородской области, там никогда не было крепостного права. Никогда. Вообще за всю историю. Например. Донские земли. Крепостное право было где-то вот север Украины и юг Курской губернии, вот там оно было. А Дальний Восток – никогда не было. На Урале только часть была в петровские времена, и то в части заводов. Это именно привозили крепостных. А самого института крепостничества вне заводов, куда привозили, не было.

 

Историки же знают, посчитали - пятнадцать процентов. Но даже не в том, что пятнадцать процентов. А сам институт другой. То есть, нельзя продавать, убивать, разлучать с семьёй. Это другое отношение. Это обратная сторона государственного строительства. И другое дело, что мы уязвимы были исторически всегда, в плане пропаганды. Потому что, разбойники всегда лучше пропагандой занимаются и бандиты, чем нормальные люди. Потому что, нормальным людям делом надо заниматься. А у них всегда лучше вот это форт, имидж, пиар. И у англосаксов традиционно сильнее, поэтому, они нам всё время приписывали: то у нас цари пьяницы, то Россия пьяная страна, то значит, это крепостничество. То есть, вводили коэффициент всегда усиления по отношению к реальным фактам - врали всегда. Коэффициент вранья был всегда. И сейчас это полная победа уже и полное враньё. Вот просто они достигли высшей степени. Но это как раз характеризует обратную сторону госстроительства по сегрегации. То есть, госстроительство по колониальному принципу, которое проходит и внутрь страны. Поэтому, вы думаете что? Американские власти интересует американский народ? Да плевать ему на него, новый наберут.

 

Артём Войтенков: Кстати, да, Америка…

 

Аминат Анчокова: В этом нет сомнений.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Новый наберут. И это изначально, исторически. И опять же, всё относительно.

 

Аминат Анчокова: Да он им вообще не нужен никому.

Евгений Фёдоров: Всё относительно. Относительно их - мы, конечно же, светоч свободы, это же понятно. Потому что, сама архитектура наша изначально подразумевала более высокую роль личности, человека и семьи, чем англосаксонская система госстроительства и мира.

 

Артём Войтенков: Давайте теперь про Украину, к Украине перейдём.

- С одной стороны, вы говорите, что на Украине борются патриоты в Донецке, Новороссии.

- С другой стороны, вы говорите, что Новороссия - это проект Госдепа или ЦРУ, спецслужб американских.

- С третьей стороны, есть ещё разные люди, патриоты в том числе, которые говорят, что "Нет, наоборот, это хорошо, что Новороссия образовалась, что там идёт военное сопротивление. Всё правильно. Путин не поддерживает, Путин - плохой патриот". А другие говорят: "Нет, Путин - молодец. Вот он получил разрешение на ввод войск на Украину и взял Крым, присоединил Крым к России обратно". А потом он же (несколько дней назад) решение на использование войск за границей отозвал сейчас. "И правильно, что он сейчас это сделал".

Столько каких-то противоречивых мнений по поводу того, что творится, что тяжёло разобраться.

 

Евгений Фёдоров: Тяжёло разобраться, если думать тактически. Если использовать метод оценки через призму конкуренции наций, то есть исторический метод, вы легко отвечаете на все вопросы. Именно поэтому и "заводят тень на плетень", чтобы не допустить нормального функционирования мозгов людей, чтобы они просто, как их деды и прадеды, разложили всё за десять минут по полочкам. Всё просто. Конкуренция наций. На Украине иностранная интервенция.

 

Теперь ответьте мне на вопрос: "Почему Советский Союз победил в 45-ом году?"

 

Артём Войтенков: Потому что к нам приехали захватчики на танках, их было видно, они убивали наших. Наши поняли, что если мы не возьмём оружие...

 

Евгений Фёдоров: Конкретно отвечайте на вопрос. А конкретно я подскажу вам. Всё очень просто. Потому что мы считали себя абсолютно правыми. Правильно, мы и были такими, но и считали, что тоже важно.

 

Аминат Анчокова: Понимали, что мы правые.

 

Евгений Фёдоров: Мы были сильнее духовно, потому что мы были правее.

 

Артём Войтенков: К нам же пришли, нас завоевать, нашу землю отнимать, наших детей убивать.

 

Евгений Фёдоров: Кому-то это может и понравится.

 

Артём Войтенков: Кому?!

 

Евгений Фёдоров: В данном случае не нравится, да. То есть мы были, считались правыми. Кому-то же это можно представить, что пришли освобождать, что Гитлер и поднимал на знамёнах. Мы считали себя правыми. То есть мы были сильнее идеологически. Идеологию нам дало информационное поле. Сложившееся информационное поле дало нам правду, на базе которой мы сказали: "Блин, это не освободители из Берлина сюда прут с виселицами, а это захватчики-оккупанты". То есть нам до этого информационное пространство дало информацию, на базе которой мы так решили. Так?

 

Артём Войтенков: Ну....

 

Евгений Фёдоров: Да или нет?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вы сидите где-нибудь в Питере в коммуналке. Откуда вы знаете, что происходит? Из радио, от слухов, от соседей, из официальных газет советских, из подпольных каких-то (может быть, вы доступ имеете). Вот ваше совокупное восприятие информации. И это совокупное восприятие вам чётко дало ответ: "Это не освободители гитлеровские, а это интервенты-оккупанты, которые вас уничтожат". Так? Так.

 

Значит, тот, кто создал правильный информационный фон, тот предопределил победу или поражение. Так?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Евгений Фёдоров: Что такое проект "Новороссия"? Я, вообще говоря, за Новороссию, чтобы было понятно. Я просто говорю о том, что в этот смысл кто какие смыслы вкладывает.

Вот вы - боец Новороссии в Луганске, в Донецке. Какой сегодняшний у вас статус с точки зрения информационного пространства?

 

Артём Войтенков: Чьего?

 

Евгений Фёдоров: Которое вас окружает. Вот когда вы боец Луганска, Донецка в Великую Отечественную войну - понятно: вы - освободитель, боритесь с фашистом, с интервентом, вы и подвале, вы и в лесу, вы насмерть стоите за свою Родину. Всё понятно. А сейчас?

 

Аминат Анчокова: Террорист.

 

Евгений Фёдоров: С той стороны вам говорят: "Вы террорист". С той стороны вам говорят: "Вы сепаратист". Новороссия это и есть сепаратист. Понимаете, в чём логика? Если бы это была, условно ей назовём (как мы хотели) Русь, это не сепаратизм, потому что за этим стоит логика, что мы не устанавливаем границу, а мы решаем проблему свободы от интервентов. Это вообще другая логика. И в этом случае вы вооружены правильной логикой, которая помогла вашим дедам, прадедам, и вы - победитель, даже если против вас будет тысяча человек, потому что вы правы. Вы из тысячи человек сто убедите просто своим мужеством, своим оружием, своим поведением, своими словами, в конце концов, своей логикой, жизнью. А те девятьсот, которые вы не убедите, они всё равно будут ощущать себя подлецами, когда атакуют вас. Но сегодняшний-то расклад создали другой. Кто его создал?

 

Люди, которые сражаются в Донецке, Луганске, они сражаются за свободу своей Родины. Они - бойцы сопротивления. Вы слышали про это хоть раз, чтобы сказал информационный ресурс? Не интервентов. Понятно, что гитлеровский ресурс никогда бы и не стал говорить про освободительную Отечественную войну советского народа. А наш? Тот, кто формирует тыл. То есть фактически у вас боец сидит в Луганске, его везде убеждают, включая людей за спиной, где у него защищаемая Родина Россия идеологически, русский мир, что... Там говорят, что "Ты террорист и сепаратист", а сзади говорят, что "Ты ополченец", но не ополченец сопротивления, а по умолчанию ополченец Новороссии, а это сепаратизм.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: То есть вас автоматически...

 

Аминат Анчоков: Против властей украинских.

 

Евгений Фёдоров: Против украинского государства.

 

Аминат Анчокова: Да, получается.

 

Евгений Фёдоров: Которое как бы хорошее в этой ситуации.

 

Аминат Анчокова Не важно, хорошее или плохое. Это власть, а ты....

 

Евгений Фёдоров: Да. Получается, что ты не освободитель, который должен отдавать жизни, отдаёшь жизнь за Родину и всё отдаёшь для этого, а ты какой-то эгоист в лучшем случае, который пытается у себя в Донецке, Луганске обеспечить, может быть, защищая даже свою семью, но это временное явление. Сейчас Порошенко скажет: "Всё. Мы не будем убивать твою семью". И уже у тебя нет основы даже для защиты семьи. И ты полностью оказался на блюдечке идеологическом с точки зрения сдачи.

 

Получается парадоксальная вещь: чем больше людей сейчас в Донецке и Луганске смотрят телевизор и слушают радио, тем сильнее их дух сопротивления (причём и наше, в том числе).

 

Артём Войтенков: Дух сопротивления чему?

 

Евгений Фёдоров: Сопротивления иностранным интервентам. Тем больше они защищают свою Родину с оружием в руках, тем больше они готовы на этих постах, в окопах защищать и умирать. Чем больше они слушают радио со всех сторон (с России), тем меньше у них мотивация для такого рода действий - парадокс. Это значит, что мы изначально проиграли. Это же не он проиграл, не боец, который там. Это же кто-то создал. У меня вопрос - а кто создал? Кто создал идеологему проигрышного характера?

 

Артём Войтенков: Ну как? Вы же сами говорите, что мы колония - вот.

 

Евгений Фёдоров: Пятая колонна. Следовательно, сработал эффект в чистом виде пятой колонны, подставившей умственно, идеологически вначале, а потом и физически (как мы видим сейчас) русских людей, которые защищают свою жизнь, свободу и Родину. Как можно победить, имея в тылу вместо поддержки... Вы защищаете тыл, свою Родину, а вам Родина говорит: "Ты сволочь, ты сепаратист, ты бандит". И как вы после этого будете себя ощущать? Понятно, что в вас бьётся сердце предков, вы знаете, что вы правы. Но степень вашей правоты будет ослаблена, и рядом с вами товарищ, который, может быть, встал бы вчера, сегодня - не встанет. Вот в этой системе... Значит, это удар в спину. Это называется в чистом виде удар в спину. И этот удар в спину нанесли те, кто распланировал, планировщики. Недаром подскочил, укрепился рубль, когда это планирование было запущено два месяца назад. "Планировщики", реализующие это через проект Новороссию, который сам по себе неплохой, но интерпретированный как сепаратизм, он изначально уничтожил сопротивление на месте.

 

Аминат Анчокова: Подскочил рубль, Путин внёс в Совет Федерации предложение о запрете ввода войск на территорию Украины. Может быть, это как-то...

 

Евгений Фёдоров: Это второй раз. Конечно, это продолжение того курса. То есть "планировщики" в Штатах отлично знали. Как это происходит вообще (игра), чтобы было понятно. Собрались умные люди, не Псаки, а другие.

 

Артём Войтенков: Собрались в Америке, которые не светятся на экране.

 

Евгений Фёдоров: Да, в Америке, в Госдепартаменте, специалисты типа Кондолизы Райс, типа вот такие, подготовленные специалисты. И они посмотрели силы: "Итак, у нас есть хунта в Киеве (плюс) на нашей стороне. На нашей стороне иностранные войска вторжения, которых называют наёмники. Вот недавно польских застрелили снайперов. Иностранные войска вторжения, то есть интервенты, у которых тоже есть какой-то ресурс. Что ещё у нас есть?

 

Аминат Анчокова: Средства массовой информации.

 

Евгений Фёдоров: Пропагандистская машина, которая хорошо работает. Это плюс.

Второй плюс: пятая колонна в России, в том числе во власти, в СМИ, которая не может действовать так, как пропагандистская машина в Киеве. Она, например, не скажет, что это бойцы сопротивления. Она скажет, что это ополченцы. Вроде, доброе слово, но ополченцы - это ничего, это не ответ. Для чего эти ополченцы ополчились, взяли оружие? Для чего? Нет ответа. А ответ-то у них понятный: для сепаратизма. У них же Новороссия, они же бойцы Новороссии, они же не бойцы сопротивления антифашистского, как это было ещё пару месяцев назад.

 

- Пятая колонна в России, только помягче.

- Средства массовой информации, пропаганда в России.

И дальше - какой план?

Накопился мощный потенциал русского народа сопротивления, люди понимают, что они бьются за своё Отечество. Как их разбить? Можно, конечно, просто бомбить, но это, вроде: "А зачем?" То есть бомбят тоже масштабно. Можно за несколько месяцев с помощью пятой колонны в России их "рассосать", убрать дух сопротивления, подставить и дальше создать условия, чтобы они - capitulation.

 

Причём сами условия капитуляции будут в принципе то, что называется "с хорошим лицом", потому что у англосаксов есть привычка... Я вам приводил пример, когда они и сами сдавались, и принимали сдачу других армий и с оружием в руках. Им же важен результат всё-таки. Конечно, неплохо бы, как говорится, жёстко, чтобы запугать. Но можно, если что, как говорится, "сделать хорошее лицо".

 

Артём Войтенков: Типа "не посадим сначала".

 

Евгений Фёдоров: Да. А потом наша же система правоохранительная их потом будет сажать, наших же бойцов сопротивления, как мы говорим, ополченцев. Вот как это будет история. Если кто не догадается здесь спрятать информацию о том, что они там участвовали. Я говорю про события, которые будут через год, через два, через три. Это просто надо понимать. И вот эти "планировщики" всё распланировали. Дальше пошёл вершина - сдача.

- То есть история изменения идеологемы два месяца назад (первая сдача).

- Вторая сдача - это сегодня отказ от права главнокомандующего использовать войска за рубежом, что само по себе, кстати, тоже история такая.

 

Артём Войтенков: Наоборот, это хорошо. Это показывает, что русских войск нет на Украине, что русские не хотят туда вторгнуться. Для мирового сообщества.

 

Евгений Фёдоров: Взял бы главнокомандующий и сказал: "Я запрещаю российским войскам туда входить". Нет. Ему же сказали: "А ты теперь как бы полуглавнокомандующий, хромой главнокомандующий, у тебя прав нет теперь, даже если захочешь вводить, у тебя такого права нет". Это к вопросу... Вот у нас всё время говорят: "Путин всевластный, царь". Ему публично сказали: "У тебя прав нет как у главнокомандующего".

 

Артём Войтенков: Подождите, он же сам, вроде, внёс это предложение.

 

Евгений Фёдоров: И что? И что это меняет? Это расстановку сил показывает. Расстановка сил такова, что лучше самому иногда внести, чем тебе это сделают, скажем так, нехорошими методами, которые тебя же публично ещё и ослабят дополнительно, то есть не только снаружи страны, но и внутри страны. Всё просто.

 

Мы ребята простые, национальное освободительное движение, - вещи называем своими именами. А чтобы нам не ошибиться, мы ничего не придумываем. Нельзя ошибиться, если ты ничего не придумываешь. Берёшь историческую формулу, вставляешь сегодняшние даты (формула конкуренции наций) и получаешь ответ. Мыслительного процесса здесь особого не надо. Просто, как только у тебя возникли вопросы - возьми учебник истории, посмотри, как это отвечалось всегда до этого, и ты получишь сегодняшний ответ. Всё.

 

Артём Войтенков: Да. Но смотрите, как интересно получается. С вашей точки зрения, все вот эти шаги, что происходят: Новороссия, действия Путина, действия России - это всё последовательная сдача нас.

 

Евгений Фёдоров: Да. С точки зрения событий двухмесячной давности: Крыма и так далее, да.

 

Артём Войтенков: С точки зрения других патриотов, которых я и смотрю, и слушаю в Интернете, наоборот, мы всё укрепляем свои позиции, что Америка уже на Украине проигрывает вот эти события. Те же самые свидетельства, но с другого угла немножко освещённые - свидетельства о том, что они там проигрывают.

 

Евгений Фёдоров: Так, подождите. Войска хунты это антироссийские войска?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Сомнений нет?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Год назад они стояли у наших границ?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас стоят?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Кто выигрывает? Что там за такие странные люди, я не хочу сказать плохих слов, которые - абсолютно же очевидные факты - ещё придумывают себе какие-то их интерпретации. Надо же иногда включать мозг. Есть элементарные вещи. Вчера ещё этого не было - сегодня вражеские танки стоят у наших границ. Там, где вчера ещё была надежда сорок миллионов союзников в мировом противостоянии с иностранными державами интервентами, сегодня сорок миллионов человек - потенциальный резерв вторжения в Россию. Какой выигрыш?

 

Артём Войтенков: Говорят, что события уже так разворачиваются, что нам будет лучше, а Америке будет хуже.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Я же не спорю, что может быть. Вот здесь я не буду с вами спорить, потому что понятно, что если мы отступили до Сталинграда, то потом мы можем, наоборот, наступать. Я же с этим не спорю. Но факт отступления-то признайте.

 

В чём главная вещь, о которой НОД постоянно говорит? Признайте факт поражения 91-го года и последующих поражений на базе этого поражения, и тогда вы получите ключ к победе. Путь к победе лежит через тысячи поражений, в принципе. Не обязательно же всё время побеждать. Но если вы не признаёте 91-ый год как факт поражения, вы не получите ключ к победе. Значит, вы будете дурака валять в оценке сегодняшних, и прошлых, и завтрашних ситуаций. И каждый день будете проигрывать и отступать, пока вас не уничтожат. Всё просто. Если вы правду назовёте, вы получите тяжёлый (я же не говорю, что победа будет лёгкой), но результат через борьбу. Если вы правду не называете, вы вообще даже не боретесь, вы дурака валяете. Вы ходите по лесу, не знаете, куда идти, что само по себе глупо. То есть вы не двигаетесь в нужном направлении совсем - значит, у вас точно не будет победы, если вы даже туда не стремитесь. Правильно?

 

Артём Войтенков: Если не знать, куда идёшь, то не придёшь туда, куда хочешь.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. А чтобы знать, куда идёшь и что хочешь, надо иметь самый главный, маленький и чёткий базис - маленький в плане идеологических вещей, без этих длинных описаний. Статьи, тысячи томов там что-то описывают.

 

Вся правда - она в одной фразе.

И эта правда: мы - оккупированная страна.

Всё.

Как только вы понимаете эту правду, после этого вы начинаете выстраивать технологию освобождения и решения своих проблем.

 

Я привожу вам пример по Украине. Действительно, там настоящие герои, в том числе, кстати, и не только из России. Там из Франции и из Италии, там настоящее международное сопротивление не сепаратизму (плевать французам на Луганскую республику) - против американского фашизма, против иностранных интервентов. Кстати, их лишают права быть такими людьми. Им говорят, что "вы иностранные наёмники" - вот, что им говорят. Почему? Кстати, фактически они не бойцы сопротивления, как их деды и прадеды (во Франции же тоже было сопротивление), а они там неизвестно кто.

 

Хоть один ресурс назовите в России, который бы смотрело больше миллиона человек (в Интернете наши ролики - понятно), который бы называл просто правду, что это бойцы сопротивления. Их таких вообще нет. Это к вопросу о контроле информационного пространства и разнообразной информации. Вот такая простая вещь. Отвечайте на вопросы правду, и вы получите ответ, хотя, может быть, он для вас будет обидный, нервный, какой-то ещё, но вы получите ответ. И получите технологию решения своих проблем.

 

Артём Войтенков: Да. Многие люди просто не хотят признавать того, что мы проиграли.

 

Евгений Фёдоров: В этом и логика. Если вы не признаете, что мы проиграли, значит, у вас даже нет задачи - освободиться, вообще как таковой.

 

Артём Войтенков: "Да кто проиграл? Ну, Евгений Алексеевич, что вы говорите?"

 

Евгений Фёдоров: А что, Советский Союз выиграл?

 

Артём Войтенков: "Это демократия". Я просто повторяю слова тех людей. "Советский Союз был слабым государством. Он развалился сам. Из-за тупой партократической верхушки".

 

Евгений Фёдоров: Это всё не важно. "Слабый" - естественно, не сильный, потому что пятая колонна ослабляет любое государство. Но если у вас была вот такая страна, а стала вот такая, значит, проиграли.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Хоть, блин, тресни. Ну, так и всё. Раз вы проиграли, так и признайте это для себя, и тогда вы получите ответы.

 

Артём Войтенков: Вот, например, Прибалтике стало хорошо: она теперь "просвещённая Европа".

 

Евгений Фёдоров: При чём здесь Прибалтика?

 

Артём Войтенков: Так людям же лучше жить стало.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю: при чём здесь Прибалтика? Мы сейчас говорим о России.

 

Артём Войтенков: Вот. Вот была большая Россия, был СССР, страшный тоталитарный, с кровавыми коммунистами, со Сталиным, с ФСБшниками, с уравниловкой и всё такое прочее, с пустыми магазинными полками (что - враньё), но тем не менее.

 

Евгений Фёдоров: С кастрацией людей по национальному признаку.

 

Артём Войтенков: Нет, такого не было.

 

Евгений Фёдоров: А, это я перепутал с Америкой. Извините.

 

Артём Войтенков: Да, да.

 

Евгений Фёдоров: С убийствами в газовых камерах. Ой, с Германией перепутал... Ну, не важно. Так, дальше.

 

Артём Войтенков: Люди жили все плохо, ходили работать на заводы (ужас какой!), а потом к нам пришла демократия, к нам пришли реформы. Советский Союз, уж слабый, распался. Вот Прибалтика отошла в Европу, она теперь Евросоюз, она член НАТО. И там теперь хорошо. Там теперь демократия. Там теперь изобилие.

 

Евгений Фёдоров: Артём, вопрос "хорошо" и вопрос государственной или национальной конкуренции - другой вопрос.

 

Артём Войтенков: Людям-то лучше.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос "лучше или не лучше"... Мы на него по-другому можем только ответить. Где вам лучше, в какой семье?

 

- Хорошо ли тем же жителям Прибалтики в семье Германии? Не уверен, иначе бы 30% населения оттуда не съехало. Пропаганда, конечно, у них лучше работает.

- Россия? Россия сама оккупированная территория. Говорить о том, что в России низкий уровень жизни, потому что у нас природно низкий уровень жизни в силу каких-то объективных причин, нет оснований. У нас низкий уровень жизни потому, что мы оккупированы. Мы на цифрах рассчитаем, что уровень жизни подскочит в несколько, в десять раз, если мы будем просто свободные граждане, как любая суверенная страна.

 

Артём Войтенков: Это даже простой расчёт, не то, что мы сейчас посчитаем. Если мы даже возьмём те же США и ту же Европу. Я вот простой пример приведу. В Америке (многие знают по фильмам), когда в школу детей собирает автобус, то есть там одна большая школа и ездит автобус на большой площади собирает этих детей. А в Советском Союзе было иначе: было много школ, куда ты просто вышел и за три минуты дошёл пешком. То есть что дороже: построить много школ, выучить много учителей, платить им зарплату или построить одну школу и на автобусе свозить туда детей? Вот уже просто...

 

Евгений Фёдоров: Это вы уже чисто материально смотрите. Вообще, школа, которая у вас через дорогу, она ещё и семейный фактор. Это у вас происходит более лояльная, счастливая, по-русски скажем, жизнь людей, потому что у них возникает коммуникация, общение, чем они куда-то детей отправляют. Но это уже другие факторы, другого характера. Возникает вот это сдруживание, которое позволяет вам лучше решать проблемы. Когда вы водите через дорогу ребёнка...

 

Артём Войтенков: Нет, это понятно: лучше здесь, чем куда-то там..

 

Евгений Фёдоров: Communication, то есть общение. Вы с соседями дружите автоматически. Вы лучше друг другу помогаете. Самоуправление, если мы говорим о государственном строительстве, у вас начинает лучше, более реально работать. Возникает вот это понятие "русского мира" даже в таком ключе. Поэтому то, что у нас сейчас детей начали возить в школы на автобусах, кстати, а раньше не возили, это, правильно, чисто признак в этой части оккупационного механизма, который имеет другие задачи, другие цели.

 

Артём Войтенков: Так я к чему этот пример привёл? Что, даже сравнивая СССР, который считался бедным, худшим и плохим, и США - СССР-то больше гораздо денег тратил на социальные...

 

Евгений Фёдоров: Нет. Я с вами согласен об этом, конечно. Но я немножко о другом говорю. С точки зрения теории конкурентной, борьбы уровень жизни фактор второго характера, он важный. И очень тут всё просто.

Допустим, вместе с Аминат на вас миллион. У вас такие отношения, что вам достаётся 999, а Аминат достаётся один рубль. Вот такие отношения. Вы от Аминат отнимаете каждый день деньги - простая вещь. Ясно, что вы будете жить лучше, да?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот и всё. Так это и есть принцип конкуренции наций в этой сфере. Если мы поставили себя как страна, попавшая в иностранное управление, в рабское положение, естественно, мы будем кормить хозяина. А поставили мы туда себя в результате поражения (опять же исторический факт - невозможно с ним спорить). Элементарные вещи.

 

Артём Войтенков: Нет. Но вы рассуждаете с точки зрения государств, а люди не рассуждают такими позициями. Они рассуждают тем, что "Я иду в магазин - в Советском союзе нет бананов. А сейчас я иду в Эстонии в магазин (и даже в России) - у нас здесь есть бананы".

 

Евгений Фёдоров: Причём здесь бананы и государственное строительство?

 

Артём Войтенков: Да еда иностранная.

 

Евгений Фёдоров: Проблема государственного строительства...

 

Артём Войтенков: Да плевал человек на государственное строительство (обычный рядовой человек)

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но это личное дело, на что он плевал. А если он хочет остаться в живых (имею в виду в системе нескольких поколений, потому что конкуренция - многопоколенческая борьба, тысяча лет), то есть чуть-чуть подумать о своих детях, и если он хочет получить этих бананов в сто раз больше, если он уж ему очень нужны, то для этого ты должен играть за команду, которая сильная.

 

Артём Войтенков: Правильно, поэтому он и играет за американцев.

 

Евгений Фёдоров: Если ты хочешь... А американцы ему не предлагают играть внутри себя на равных. Они ему предлагают колониальную модель строительства.

 

Артём Войтенков: А он про это не знает.

 

Евгений Фёдоров: Говорят: "Ты можешь с нами интегрироваться? Можешь, не вопрос. Только в качестве раба. Я буду ходить с плёткой, а ты будешь на галере".

 

Артём Войтенков: Нет. Они так не говорят. Они так делают, но в открытую не говорят.

 

Евгений Фёдоров: Они так демонстрируют всю свою историческую государственную систему. Так у них было всегда, есть и будет.

 

Артём Войтенков: Ой, Евгений Алексеевич, даже всякие профессора...

 

Евгений Фёдоров: Кстати, когда вам американцы говорят, что "мы сверхлюди", а "вы недоразвитые" или как это ещё говорят "развивающиеся" - это же официально, то они вам уже об этом говорят даже на словах, просто вы не хотите включать мозг на их слова.

 

Артём Войтенков: Но, Евгений Алексеевич, даже умные люди, даже доктора наук, профессора - и те едут работать в США, потому что там выгоднее.

 

Евгений Фёдоров: А при чём здесь "выгоднее"?

 

Артём Войтенков: Потому что здесь наука разваливается, а там, наоборот, платят хорошие деньги.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, "разваливается" потому что в оккупации. Не потому что тут дураки, а потому что в оккупации. Профессор здесь появился, чтобы поехать? То есть была система, в которой он появился, не стал токарем, а стал профессором, да?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть было.

 

Артём Войтенков: Причём круче, чем у американцев.

 

Евгений Фёдоров: Да. А теперь не стало. Так?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Евгений Фёдоров: Не стало. Значит, что-то произошло. Это произошло - момент поражения Советского Союза, и как страна, потерпевшая поражение, - дань в виде профессоров, которым, конечно, при этом и зарплату платят. Даже когда оккупанты России или Руси захватывали, уводили в полон ремесленников, они, вообще-то, их кормили. Даже, я думаю, что и кормили...

 

Артём Войтенков: И неплохо.

 

Евгений Фёдоров: И неплохо, чтобы...

 

Артём Войтенков: Все работали.

 

Евгений Фёдоров: Да.То есть одно другому не мешает. И Гитлер, когда захватил Советский Союз, увозил людей на работу в Германию, тоже кормили. Мало того, многие ехали добровольно.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: У меня отец был в оккупации. Когда немцы собрали всю молодёжь и отправляли её в Германию с его деревни (он был мальчишкой) в Новгородской области, многие очень, чуть ли не большинство, шли не потому, что комендант немецкий их выгонял ружьём, прикладом, а потому, что им обещано было (там же голодное время оккупация) хороший паёк в Германии и прочее. Многие так шли. Моего отца просто бабушка (его мама) спрятала под печкой и его не нашли вот эти, из комендатуры солдаты. Но, ещё раз говорю, она-то догадалась, потому что она и Первую мировую войну жила и понимала правила. А была молодёжь, которая пошла. Потом всех расстреляли, правда, но это уже другая история. Всю деревню, я имею в виду, которых вывезли за паёк. Потому что за паёк поехали в Германию, хорошее питание и так далее, да и три года промывки мозгов. Деревня была оккупирована. Советских газет же не было. Была промывка мозгов - тоже сыграло свою роль. Но это не меняет принципы.

 

Артём Войтенков: Принципы не меняет, и люди не меняются. Люди одни и те же всегда: что они были сто лет, двести назад, что сейчас, пусть он даже профессор.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, естественно. Кстати, у профессора более узкое мышление, потому что он очень глубокий, но вглубь, а не в кругозор. А умные люди обычно, наоборот, кругозорные, которые понимают всю взаимосвязь явлений, они не пилят в узком направлении.

 

Аминат Анчокова: Не туннельное мышление.

 

Евгений Фёдоров: Да, не туннельное мышление. Поэтому с профессорами там отдельная история, особенно с математиками, с физиками (мы с ними общались). Они такие, как прожектор: вправо, влево - ничего не видят.

 

Артём Войтенков: Зато далеко.

 

Евгений Фёдоров: Да, очень. И в этом их гениальность. То есть им рядом надо иметь плечо - человека, который обеспечивал бы им право-лево. Это командная игра.

 

Артём Войтенков: Вот. В России всё развалилось, а за рубежом платят хорошие деньги. Что делать?

 

Евгений Фёдоров: Не развалилось, а ликвидировано в результате военного поражения. Терминология.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Аминат Анчокова: Потому что люди плохо информированы. Они же не знают, что в результате поражения.

 

Евгений Фёдоров: Пропаганда.

 

Аминат Анчокова: Да, пропаганда. О чём говорить, если главный редактор "Московского комсомольца" вам заявлял на РБК о том, что "Да, действительно в 91-ом году Российская Федерация воевала со странами СНГ, была война, в результате которой Российская Федерация выиграла эту войну". Вот, пожалуйста, результат.

 

Артём Войтенков: Что?

 

Аминат Анчокова: Да, так и сказал. Я могу тебе ссылку дать.

 

Евгений Фёдоров: Да, это правда.

 

Артём Войтенков: На РБК?

 

Аминат Анчокова: Да, он так заявил.

 

Евгений Фёдоров: Да, это правда. Большинство японцев считает, что ядерную бомбу на Японию сбрасывал Советский Союз. Пропаганда.

 

Аминат Анчокова: Да, я к тому, что Евгений Алексеевич приводит примеры, исторические факты, а о них никто не знает. Не знает, потому что все..

 

Артём Войтенков: Как не знают? Вон в учебниках написано.

 

Аминат Анчокова: Да эти учебники - это...

 

Артём Войтенков: Кто их читал, да?

 

Аминат Анчокова: Во-первых, кто их читал, а, во-вторых, кто их писал.

 

Артём Войтенков: Нет, тем не менее, там тоже это всё написано.

 

Евгений Фёдоров: Может быть, в других пропорциях.

 

Аминат Анчокова: По крайней мере, чтобы понять, надо хотя бы прочитать это не с тем, чтобы просто прочитать, а понять, то есть проанализировать. А этому в школах сейчас не учат абсолютно.

 

Артём Войтенков: Да этому и в Советском Союзе не учили, когда я учился. Думать не учили, кстати.

 

Евгений Фёдоров: Вот это, ещё раз говорю, это не учение, в которое, знаете, надо погружаться, как школа: 10 лет учат - и через 10 лет он проистёк истину.

 

Артём Войтенков: Повесить портрет Путина и молиться.

 

Евгений Фёдоров: Это, вообще говоря, надо просто преодолеть барьер пропаганды, пятнадцать минут - и ты в теме. И у тебя все ответы складываются на все вопросы.

 

Аминат Анчокова: Есть стержень, которым ты обладаешь, и просто вокруг него наматывается вся информация. То есть нужно её просто фильтровать с учётом тех основ. Мало кто это делает.

 

Артём Войтенков: Вот! Потому что обычному человеку вот картошка в магазине и зарплата важнее, чем всё остальное.

 

Аминат Анчокова: Да. Людям говоришь про государство, про важные темы, а они - про кастрюли.

 

Евгений Фёдоров: Мы это понимаем. Но мы также понимаем, что при том, при всём, это тоже нормально, что большинству людей важнее картошка.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Это тоже нормально. Но устроено общество таким образом, что, по сути, всю позицию определяет 5-10% общества. Вопрос - вот эти 5-10%, какую они занимают позицию?

 

Когда мы сейчас анализируем ситуацию на Украине, мы видим, что на Украине огромное количество героев, которые и пошли туда, в том числе из России, которые действительно патриоты-герои.

 

Мне только что рассказали случай, что предприниматель из Московской области, не олигарх, но достаточно успешный, у которого несколько детей, семья счастливая, он не мог сдержаться, пошёл туда в Луганск или в Донецк, нашёл там оружие и там защищал. В принципе, не будучи связан с Украиной, просто реализуя свой долг бойца сопротивления, борца с иностранным оккупантом, как его дед и прадед - ровно точно так. И его там убили. И по-тихому его, втихаря, вернули в Московскую область, втихаря похоронили как-то. Естественно, со словами, что он где-то в автокатастрофе, просто обычный парень, но, вообще-то говоря, он предприниматель.

 

Он, конечно, погиб за правое дело, но можно было решить проблемы, которые он пытался там решить через оружие, через политические механизмы, потому что предприниматели так мотивированы патриотически. Я спросил, когда мне об этом сказали: "Он участвовал в мероприятиях национально-освободительных движений?" Сказали: "Нет". То есть он, в принципе, чистый НОДовец, причём такой, абсолютно российский патриот. Но не научили или он не увидел механизм решения проблемы, что не обязательно... То есть когда-то и умирать надо, но не обязательно умирать, когда можно не смертью. Вообще, когда боец выживает на войне, это хороший боец. Но спрятаться в окопе - это хорошо, это не трусость. Но методы, они более являются политически интеллектуальными.

 

То есть предприниматель такого калибра, о котором мы говорим, он вполне мог бы в митингах, например, НОДа и мероприятиях организовать и поддержать несколько тысяч человек. Вот вам один такой предприниматель, вот второй, вот третий, вот сто. И у вас двести тысяч человек в Москве митинг. Но только после рабp/pоты несколько лет. Пожалуйста. Этого не произошло и он погиб. А что он достиг? Его "слили", энергию "слили". Там Донецк, Луганск ещё пока держатся, но Украину-то уже проиграли. То есть уже проиграли капитально. То, что мы проиграли, но кое-что не проиграли пока (пока!) - после действий пятой колонны из России и это очень вероятно, что проиграем.

Так мозги всё-таки надо включать. Это касается - вопрос жизни людей.

 

О чём и речь: для НОДа, для изменения ситуации в стране, для освобождения достаточно людей, достаточно понимающих людей, мотивированных, патриотов, желающих. Не достаточно включения мозгов для решения проблемы. Вот я бы так сказал. А от всех 140 миллионов, понятно, что не всё зависит. Хотя эти 140 миллионов, они тоже подхватят линию НОДа, то есть они окажутся в системе, хотя бы на интуитивном уровне, потому что интуиция в России как раз работает хорошо. Но чтобы интуиция сработала, должны быть центры кристаллизации. Центры кристаллизация - это вот этот парень, который из Московской области погиб. Вот он центр кристаллизации.

 

Артём Войтенков: Был или не был.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Я-то на это смотрю при всём уважении к этому человеку, патриоту, герою, как на систему. Это элемент системы. Элемент системы патриотической защиты нации. Но этот элемент работал не на достижение результата.

 

Артём Войтенков: Не туда пошёл просто.

 

Аминат Анчокова: Не пошёл, потому что... Буквально вчера общалась с человеком, который вхож в эти все так называемые тусовки олигарховские, так называемая наша элита. Этот человек сам по себе патриот, пришёл к нам в НОД, чтобы участвовать. Но он говорит, что у нас с теми людьми, с которыми я общаюсь, если ты скажешь, что ты за Путина, что ты патриот, значит, ты сразу дурак, лох, не модный. То есть это о чём говорим?

 

Артём Войтенков: Мало того, что ты не модный. С тобой уже дела будут иметь по-другому.

 

Аминат Анчокова: Да. Тебя никто не позовёт никуда. Это говорит о чём? О том, что люди просто, даже если в душе у них это есть, они это будут скрывать, потому что обществом это не принято.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это не модно.

 

Аминат Анчокова: Да, не модно, потому что это не принимается обществом. То есть завербованные они.

 

Евгений Фёдоров: А моду формирует пропаганда. Это оккупационный режим. Конечно, всё это тяжело. Борьба - тяжёлая вещь. Вот когда мы говорим о борьбе НОДа (национально-освободительной борьбе), я ни разу, сколько мы с вами встречались, не сказал, что будет легко. Вот хоть раз вы слышали?

 

Артём Войтенков, Аминат Анчокова: (одновременно): Нет.

 

Евгений Фёдоров: Мы всегда говорим, каксделать. Мы знаем, как сделать, и понять, как сделать, не трудно. Это вообще элементарно за 5 минут. Но то, что это путь борьбы, и что в этой борьбе надо напрягать силы, мы всегда об этом говорим. Оккупационная машина американцев очень хорошая (англосаксов). Мало того, она отработана за тысячи лет.

 

Аминат Анчокова: Грамотно работает.

 

Евгений Фёдоров: Отработана. Мы для них сотая страна или тысячная, если по несколько стран. Тысячная страна по отработке этой машины, технологиям. И Украина. Посмотрите, как Украину они...

 

Артём Войтенков: Обработали.

 

Евгений Фёдоров: Провернули. А что, в России? То же самое. Общаешься, даже что называется, как вы назвали, с элитой. Я говорю:

- "Вот пятая колонна, Украина".

- "Нет. Ну это же Украина, а это Россия".

Какая разница? Разницы содержательной нет: бизнес устроен так же, пропаганда устроена так же, пятая колонна такая же. Она была источник сдачи. Её же не анализируют. Почему на Украине произошёл госпереворот? Потому что пятая колонна. "Правый сектор" это так - театральные подмостки. Пятая колонна. Какой "Правый сектор" с пятью тысячами боевиками с битами против 170-тысячной украинской армии с танками? Понятно, вообще ничего. Танки-то сдались в результате работы пятой колонны во главе и с Януковичем. Вот кто сдал.

 

Артём Войтенков: Не говоря о том, что этот Майдан могли зачистить "Беркут" в течение часа.

 

Евгений Фёдоров: Это само... Даже без армии. Правильно. А сейчас эта же армия бомбит людей. Так она изначально (армия) была на стороне... Это и есть хунта, военный переворот. Изначально армия была на стороне интервента. То есть интервент пришёл, взял армию, договорился с генералами, договорился с президентом (тоже у каждого своя роль), договорился с министрами, пришёл и взял власть. Но это такая форма: полк "Бранденбург".

 

Я спрашиваю человека: "Почему вы считаете, что у нас по-другому? Вот как в России будут делать американцы?".

Мне говорят: "Вот, что ж это такое? В России другой настрой. Тут патриоты, ещё что-то". Они будут делать то же самое. Власть будет сдаваться чиновниками и олигархами.

 

Аминат Анчокова: На Украине бандеровцы тоже считают себя патриотами.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Власть будет сдаваться. То есть технология захвата власти будет в России такая же. Так же придут к тем же олигархам, которые сейчас говорят: "У нас другая ситуация, поэтому не надо делать...". Это же не случайно говорят. Чтобы не делать мер, которые позволят защититься от такого вторжения. Раз такой проблемы нет, то и меры не нужны. И уже забыли идею Путина, уже "против" выступает правительство по деоффшоризации. Это мягкие формы - прибрать сюда под национальный контроль бизнес, который будет участником заговора. Всё уже, про это забыли. Путина лишили части прав главнокомандующего. Идёт системная сдача не только там на Украине, но и здесь, в России. Мы уже видим, как работает этот график.

 

Мы уже видим, когда приблизительно американцы уже включат пятую колонну в России, как уже идёт промывка мозгов. Как только на Украине события закончатся, наше телевидение сразу приобретёт украинский лоск. Сейчас оно там ещё про правду иногда говорит (журналисты же погибают), но при этом оно не договаривает. Оно не говорит, что это сопротивление. Оно не говорит, что это войска путчистов и интервентов. Они говорят, что это украинская армия, а украинская армия - это легализация убийц, которую делают наши средства массовой информации.

 

Как только на Украине события закончатся, тут же, я вас уверяю, 2-3 месяца - и российские СМИ приобретут абсолютно украинский оттенок. Начнётся общее идеологическое наступление на Россию в результате поражения. То есть на плечах отступающих патриотов с Донецка, Луганска сюда буду вторгаться иностранные интервенты пока в виде пятой колонны и пропаганды (пока!), а потом они просто подготовят такой же фактор наступления.

 

Не значит, что победят, но это будет точно, это уже мы видим. Мы уже видим, что мы отступаем, уже побежали - идеологически и геополитически.

 

Артём Войтенков: Побежали мы давно, ещё в восемьдесят каком-то там году.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Но это называется вначале побежали от Смоленска, потом побежали от Киева, Ростова и так далее. Да. Но это борьба. Конечно, у нас есть плюс: огромная страна. Ещё раз говорю, это фактор важный. Но она тоже не бесконечна.

 

Артём Войтенков: Ну, в нынешнем мире, если раньше можно было откатиться до Урала и там как-то переждать, а сейчас не получится.

 

Евгений Фёдоров: Откатиться не в территориальном плане, хотя и территориальном: уже враг под Москвой - фактически Киев взял. В плане глубины, идеологическом плане. То есть мы откатываемся в плане влияния и сдачи позиции внутри России за счёт пятой колонны. Вот здесь мы откатываемся.

 

Ещё на одни момент я хотел бы обратить внимание, потому что да, для НОДа, особенно в последнее время возникла вот эта логика пятой колонны, что пятая колонна является главным врагом России. Это правда. Но пятая колона – вопрос тактики. Потому что, что такое пятая колонна? Институты. От нас всегда требуют фамилии назвать. Назовете вы фамилию, и даже вы сумеете надавить и уберете этого человека, на его место придет, может быть, даже ещё худший человек.

 

Артём Войтенков: Вы рассказывали про министра финансов.

 

Евгений Фёдоров: Потому что система работает, конечно. Пятая колонна - системного характера. Поэтому пятая колонна – главный враг. Но решить проблему пятой колонны, не решив проблему системы, вы не сможете. А проблема системы – это Конституция. Поэтому нам даже на такого сверхврага, как пятая колонна, отвлекаться нельзя. То есть, где-то влиять надо, давить надо. Но сосредоточиться как на главном направлении, на руках – не правильно или на плётке. Надо сосредоточиться на центре решения.

 

Артём Войтенков: В голову бить надо.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Центр решения – это Конституция и вертикаль власти оккупированной страны. Поэтому вопрос референдума и технология освобождения страны через референдум – главное направление работы НОДа. Даже главное по отношению к борьбе с пятой колонной.

 

Артём Войтенков: Понятно. Вот вопросы мне присылают. Вот, например, письмо одного из предпринимателей, что он поддерживает, он всё понимает, он, кстати, даже тратит деньги на поддержку НОДа свои. Но, с другой стороны, он боится выходить на улицы сам с флагом, потому что город небольшой и его могут…

 

Евгений Фёдоров: У него есть уязвимость.

 

Артём Войтенков: То же самое пишут, например, военнослужащие, они не могут выходить на улицу с флагами, работники полиции. А вот как им тогда делать? Вы говорите – выходите на улицы.

 

Евгений Фёдоров: Участвовать в организационной работе. Вот он финансирует, это значит, что он дал какие-то флаги, напечатал газеты. Отлично. У него есть какие-то его товарищи, которые не имеют такой уязвимости. Он же уязвим, он уязвим идеологически, потому что он на стороне сил сопротивления. Вот представьте себе оккупированная территория Советского Союза, Франции, кого угодно и у вас бойцы сопротивления. Или просто участники сопротивления. Потому что из участников сопротивления бойцов было, может, один из 20. Вот у вас сопротивление польское, например. У вас один боец из 100, 200, 300 участников сопротивления. Он участник сопротивления. Ему не надо лично засвечиваться. Мало того, если он засветится, а он работает, раз предприниматель, то в системе уязвимости, потому что все предприниматели уязвимы по отношению к Соединённым Штатам Америки, они так это и делали. То есть он уже работает по сути в системе, близкой к оккупационной. Конечно, если он выйдет и скажет: "Я патриот", его тут же свои сдадут. Это понятно. Не надо.

 

Артём Войтенков: А что делать?

 

Евгений Фёдоров: Включать мозги, помогать кому-то, кто не так уязвим. Ну, как вот участник сопротивления сидит где-нибудь в Варшаве. Что он делает? Он на улицы с автоматом не выскакивает. Тогда же военное время – автомат. А уж тем более – с флагом. Поскольку он интеллектуал, у него свои задачи, как у бойца сопротивления где-нибудь в оккупированном Париже или Варшаве или ещё где-то. У него своя роль. Он эту роль должен найти. Не обязательно ему лично выйти с флагом. Его потенциал, если он предприниматель, таков, что он может организовать, что выйдет 50 человек или 100 человек. А может, если крупный – и тысяча. Сам он при этом не засветится. Не нужно ему засвечиваться.

 

Отдельная система работы СМИ. Раз он предприниматель, значит, он где-то вращается в верхушке города. Там же вращается и редактор, там же вращается и банкир, там много кто. Там тоже можно вести работу. У каждого своя роль и своя работа. В этом и сила любого сопротивления или партизанской деятельности на оккупированных территориях, что там люди мощно идеологически каждый заряжен. Ему не надо команду давать, ему не надо строить шеренги. Потому что строить шеренги надо (на фронте это знают или на войне), когда надо присматривать за ними - шеренги. А когда не надо присматривать – рассыпной строй. Главный механизм работы НОДа – рассыпной строй. Для кого-то – это уличная компонента, кто менее уязвим. Кто уязвим, значит, у него организационная компонента, идеологическая, работа со средствами массовой информации.

 

Артём Войтенков: Хорошо, например, предприниматель может вложиться, пожертвовать деньги, напечатать газеты на эти деньги, купить колонки для улицы, еще что-то. Как быть людям, которые вроде и выйти не могут – военнослужащие, работники полиции, чиновники те же самые, но и денег у них особо нет. Им-то как быть?

 

Евгений Фёдоров: Про чиновников – отдельная история. Потому что чиновники втихаря очень сильно прикрывают... Вообще не были бы у нас уличные акции, если бы не было прикрытия чиновников. А уличные акции у нас ежедневно в огромных количествах по всей стране идут. Понятно, что СМИ запрещено о них говорить, но вы найдёте на наших порталах их массово. Мы всегда говорим, когда люди выходят на улицу – обязательно заранее договоритесь с чиновниками, что вы выйдете. Это даже не по юридическим канонам. По юридически это тоже – когда-то надо, когда-то нет. Одиночный пикет не требует, формально. Это форма работы. Вы тем самым агитируете чиновника на НОД, национально-освободительную борьбу. Тем самым, даже, когда получаете от него неформальное разрешение или звонок или ещё что-то. Это мягкая сила, мягкая партизанская война за освобождение своего Отечества.

 

У каждого своя роль. Кто-то не может публичную часть занимать. Отлично. Публичная часть – это же вершина айсберга. 90 процентов должно быть внутри скрыто. Но свою роль люди определяют только своими мозгами.

 

Артём Войтенков: Военнослужащим как, например, быть?

 

Евгений Фёдоров: Военнослужащим с соседним военнослужащим на кухне поговорить. Уже он свою роль сыграет. В интернете – уже он свою роль сыграет.

 

Аминат Анчокова: То есть, любой человек должен, ознакомившись с идеологией НОД, сесть, оценить свои ресурсы, которыми он обладает и отсюда и действия.

 

Евгений Фёдоров: Да, и найти форму, во взаимодействии с другими, своего участия. А, может, невзаимодействия, чтобы не светиться. Потому что иногда взаимодействие засвечивает. Это же каждый личный партизанский боец. Где-то ему надо координация для того, чтобы коллективная акция, а где-то и не надо. Работать в интернете можно и без этого. Задача наша – 140 миллионов человек привести к урнам голосования. То есть, охватить надо всё население страны. Вот. Даже военнослужащий может этим заниматься, не нарушая Устава.

 

Артём Войтенков: И не светясь.

 

Евгений Фёдоров: И не светясь. Не надо светиться. Огромное количество людей не светится и не должны светится. Это сила, когда не светятся, потому что это засадные полки. Они засветятся, даже если уж так, в нужный момент.

 

Артём Войтенков: Часто спрашивают. Референдум, это дело долгое. А можно подписи же собрать – за референдум, поддержать Путина. Подписи же вы не собираете или собираете? Есть смысл этим заниматься?

 

Евгений Фёдоров: Референдум - это организационная сторона вопроса. То есть, чтобы мы получили результат. Референдум- это результат. Надо пройти дорогу. Эта дорога организационная. Не только дорога, знаете, нравственная, но и организационная. То есть, провести ряд организационных действий.

 

Крупные из них:

 - Внести проект изменения Конституции,

- Провести решения парламента, Госдумы и Совета Федерации Внести – это 90 депутатов, провести решение – две трети.

- Провести закон о конституционном собрании, который нами написан, направлен в правительство и мы ждем официального отзыва правительства, такая процедура. Правительство должно нам ответить недели через две уже, и тогда он будет запущен официально, этот закон. То есть, летом его внесем во время каникул. Мы его уже внесли, просто процедура предвнесения такая есть специальная.

 

Артём Войтенков: Это закон о референдуме, да? Конституционном собрании?

 

Евгений Фёдоров: Да, о конституционном собрании, что позволяет провести референдум. Есть дорожная карта. Дорожная карта, я вам сейчас назвал 3-4 крупных, они разбиваются на тысячи. Ну, условно говоря, для того, чтобы нам внести проект Конституции, нам надо 90 подписей депутатов. В Думе их 450. Десяток у нас есть, членов депутатского объединения и так далее. Остальные 80 надо уговорить, так же, как уговорили в Луганске, в Донецке в Крыму. Уговорить надо, вежливыми людьми. Только вежливыми людьми – вот людьми, а не зелеными вежливыми людьми.

 

Надо уговорить. Как уговорить? У всех есть, 450 депутатов имеют приёмные в регионах. У нас есть Центральный штаб НОДа, который эти приёмные все распишет, разобьет эту работу организационную между штабами НОДа, которых у нас 200 по России. То есть каждому штабу НОДа скажут: "Приёмная у тебя на улице, не знаю, Ленина, 15. Там приём ведёт депутат Иванов, Петров, Сидоров с такого-то времени по такое. Зайдите, просто запишитесь, зайдите с бумагой. Бумагу распечатаем вам, дадим в интернете и скажите: "Уважаемый Иванов (Петров, Сидоров), вот такая-то ситуация, вы депутат, для освобождения Родины нужна ваша подпись. Вот, пожалуйста, подпишите вот здесь. Он откажется или согласится. Или откажется сегодня, значит, завтра к нему зайдут. Откажется завтра, зайдут через два дня. Когда-то согласится. Причём, согласие нужно 90 человек из 450. То есть, если вам откажут, это не значит, что плохо. Это борьба, мы должны просить всех. Вот так, например, персональное участие человека. И не уличное занятие, а себе спокойненько, в помещении, путём записи на приём к депутату и прихода на приём. Ему Центральный штаб даст, где эта приёмная и как это сделать и что надо у него подписать. Вот конкретная работа конкретных людей. В принципе, если это человек достаточно чиновник или кто-то в этом городе, он с этим депутатом, наверняка не только в приёмной может встретиться, но и в бане.

 

Артём Войтенков: Ну, это ограниченный круг.

 

Евгений Фёдоров: А почему нет? Депутаты обычно где-то крутятся вместе с мэрами, с судьями, с местными бизнесменами и так далее. Где-то в одном кругу. Ну, не в бане, так на дне рождения. Ну, они же там живут, не все же в Москве. Значит, можно. Есть возможности. Но эти возможности индивидуальные, аккуратные. Каждый смотрит, что он здесь сможет сделать.

 

Артём Войтенков: Это вы рассказываете про шаги, которые ведут к референдуму. А сбор подписей влияет на что-то сейчас?

 

Евгений Фёдоров: Сбор подписей после того, как слили инициативы Путина по 100 000.

 

Артём Войтенков: Всё-таки слили.

 

Евгений Фёдоров: Слили, конечно. Это чисто морально-психологический фактор. Он влияет. Но в идеологически-моральном плане, не в юридическом плане. Но это тоже фактор. Это как вышли с флагом на улицу. Вы влияете, но морально-идеологически, а не от вашего выхода кто-то пошёл и что-то сделал. Здесь то же самое.

 

Артём Войтенков: Я помню, как Кургинян собирал подписи против ювенальной юстиции, они коробками их несли, но всё осталось по-прежнему. Закон приняли независимо от этих подписей.

 

Евгений Фёдоров: Может быть, приняли в более мягкой редакции, кстати, чуть-чуть. Потому что какой-то закон не приняли, поэтому расписали три других, ну и всё. Напряглись.

 

Артём Войтенков: А Кургинян молодец – подписи собрал и в сторону.

 

Евгений Фёдоров: Но это надо понимать систему, потому что сам по себе сбор подписей и уличная деятельность важна для целей. Не сама по себе, а для целей. Надо понимать, что это чисто политическая деятельность – форма сбора подписей. Значит, надо идти к цели. Бороться не со следствием. Вот иногда собирают подписи против тарифов, против ювенальной юстиции. Может быть, и надо, если это не требует большого отвлечения сил. Но при этом никогда не надо забывать перераспределить эти силы на достижение главной цели. То есть, видеть в этой маленькой работе элемент большой.

 

Артём Войтенков: Да, вот я сейчас и пытаюсь понять, какими путями стоит идти, чтобы достигнуть наибольшей эффективности, а не просто распылить свои силы впустую, собрать миллион подписей, а их просто вот так вот там в палате, куда это сдают, пинком под стол отправят и всё. И ни на что это не повлияет.

 

Евгений Фёдоров: Нет, на что-то это повлияет всегда. Просто это не будет юридическое влияние, это будет морально-психологическое влияние, давление, если хотите.

 

 

Аминат Анчокова: Это может вызвать и обратный эффект. Люди будут давать свои подписи в надежде на то, что это на что-то повлияет, а в итоге ничего не будет и вызовет злость какую-то, ненависть.

 

Евгений Фёдоров: Это только те люди, которые не разберутся. А надо им объяснить. Сказать: "Я бы на это внимания большого не уделял". Но какое-то надо. То есть, надо просто соизмерять, условно, вот вы ходите с ленточкой георгиевской по улице. Вы, в принципе, занимаетесь общественно-политической деятельностью уже тем, что ходите с ней. Это влияет. Но это же вам не сложно. Если бы вам надо было сильно для этого напрягаться, может быть, возникли бы сомнения. А так – почему нет. Если вам кликнуть просто в интернете – ну, не жалко. В принципе, полезно.

 

Артём Войтенков: Ну, например, на голосовании в Общественную палату. Сейчас же многие зарегистрированы через портал госуслуг.

 

Аминат Анчокова: Что касается национализации Центрального банка. Уже собрано 100 000 подписей.

 

Евгений Фёдоров: Да, 100 000 подписей, ровно, как сказал Владимир Владимирович.

 

Аминат Анчокова: И что дальше?

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас эти подписи, это морально-политическое давление, направляем депутатам Госдумы, в администрацию, в правительство. То есть, мы используем эти подписи для целей усиления нашей позиции, продавливание реформирования Центрального банка. Реформирование произойдет, когда сложится баланс сил. Но не сейчас. Сейчас Центральный банк в силе, но может быть, через несколько месяцев и сложится, потому что после наступления обычно наступает эпоха отступления. И тогда баланс сил сложится. Если еще на улицы 100-200 тысяч людей выйдет, это подтолкнет.

 

Артём Войтенков: Вот ещё вопрос, кстати, очень часто задают: почему вы вот сейчас собираете народ, поднимаете менять Конституцию? Но в то же самое время у нас несколько лет назад была несколько другая Конституция. Срок президента был четыре года, а сейчас у нас шесть лет. То есть, почему Путин вот здесь вот поменял, так молча и без больших усилий Конституцию.

 

Евгений Фёдоров: Кто вам сказал, что Путин?

 

Артём Войтенков: Люди думают, что Путин под себя поменял Конституцию, чтобы править шесть лет.

 

Евгений Фёдоров: Будучи не президентом.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Аминат Анчокова: Премьер-министром.

 

Артём Войтенков: Так это же была рокировка, он вместо себя поставил Медведева. Вы не знаете про это, нет?

 

Евгений Фёдоров: Нет, я знаю, что была борьба, когда американцы запретили Путину идти в президенты и он тогда получил поражение. Понятия "поражение", и победа", тут как раз учебник истории и нужен, чтобы понять, где поражение, где здесь победа. Это всё просто. Был Путин президентом. Приехал вице-президент США, сказал: "Нельзя тебе идти в президенты". И он не стал президентом. Поражение?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Точка.

 

Артём Войтенков: Нет, подождите, у нас по Конституции было только два срока. Путин свои два срока отсидел.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, вы же только что сказали, что он захотел и поменял Конституцию с четырёх до шести лет.

 

Аминат Анчокова: Люди думаю, что Путин специально пролоббировал этот закон под себя.

 

Евгений Фёдоров: Да, так это пропаганда такая.

 

Аминат Анчокова: Не зная о том, что американцы надеялись Медведева оставить следующим…

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, это пропаганда так об этом говорит, во-вторых, элемент борьбы и тут есть. Он не обязательно же он должен был победить, тем более в той расстановке, которая была. А пошёл бы на выборы Медведев?

 

Аминат Анчокова: Вот я про это и говорю.

 

Евгений Фёдоров: Вот я, например, общаясь с людьми, которые связаны, в том числе и с Медведевым, я знаю, что в ночь накануне принятия решения (это на съезде "Единой России" было) Медведев хотел идти в президенты. Если бы Медведев пошёл в президенты, Путин бы не пошёл.

 

Артём Войтенков: В смысле, не прошёл бы?

 

Евгений Фёдоров: Не пошёл бы, вообще бы - не стал выдвигаться. Это же очевидная вещь. Потому что если бы он стал выдвигаться, возник бы раскол элит, а это вообще худшая ситуация. То есть, произошёл бы раскол страны: с одной стороны американцы и половина элит, с другой стороны – Путин и очень слабое национально-осовободительное движение, очень слабое. И рейтинги тогда у Путина были слабенькие, если вы помните. В этом расколе он бы просто не пошёл. Ему лучше было бы ещё раз договориться с Медведевым и ослабить ещё сильнее свои позиции (как бы ещё слабее стать), но сам идти на систему раскола он бы не стал, например. Это я просто один из вариантов сказал, а таких могло быть очень много.

 

То есть, конкретно приехал вице-президент США и сказал: "Нельзя, это нарушение демократии". Изменить Конституцию он не смог или не имел права, или баланса сил не было, это одно и то же. Соответственно он был отстранён от власти. Россия потеряла четыре года, потому что на четыре года национально-освободительное движение отступило тотально на четыре года. Мы бы сейчас были в другой стране, может быть, если бы он пошёл на третий срок, например.

 

Артём Войтенков: Так у нас Конституция тогда была такая, что только два срока.

 

Евгений Фёдоров: Только что вы мне сказали, что он может поменять в любой момент Конституцию. Поменял бы. Медведев же поменял.

 

Артём Войтенков: Ну, на шесть лет…

 

Евгений Фёдоров: Я ваш аргумент вам. Какая разница? Раз поменяли на шесть лет, значит, можно было и убрать слово "подряд".

 

Артём Войтенков: Ну, можно было.

 

Евгений Фёдоров: Ну, всё. Поменял. Или там было изменение Конституции, были варианты юридические, которые сказали, что вот , в связи с новой Конституцией (а мы тогда изменили Конституцию что-то там присоединив, формально – какую-то запятую поменяли тогда в Конституции мы) - это основание сказать, что вот, он теперь президент по Конституции, по которой… Там были юридические уловки, но, по крайней мере, не было проблем поменять Конституцию, убрать этот третий срок. Вообще никаких. Не было проблем, если бы были права на это. А у него права на это не было. И у Медведева не было. Американцы просто приняли решение. Они тогда решили, запустили процесс антироссийский типа сегодняшнего антиукраинского, кстати, и по времени совпадает. И тогда же они приняли решение удлинить срок под Медведева для того, чтобы Медведев выполнил роль Горбачёва, то есть ликвидатора Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: Все знают, что это Путин себе удлинил срок на шесть лет, а вы сейчас рассказываете, что это американцы под Медведева.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю. Кто был президентом страны, когда удлиняли срок?

 

Артём Войтенков: Медведев.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Ответ вам есть? Есть. Остальное всё - придумки. Ну, что я буду сейчас опровергать всякую чушь, которая…

 

Артём Войтенков: Этой чушью люди руководствуются.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это работает пропаганда. Людям надо понимать – они живут на оккупированной территории в оккупированном государстве, где пропагандой верховодят оккупанты, которые говорят всякую лапшу и врут с утра до вечера.

 

Артём Войтенков: И чем больше они на чём-то настаивают, значит, тем явно, что это враньё.

 

Евгений Фёдоров: Значит, больше враньё, и за этим больше организация и больше работа Госдепа.

 

Артём Войтенков: Да, но вопрос по Медведеву. Вы как-то давно говорили, ещё год назад, что это был у Медведева своеобразный подвиг, что он не пошёл на второй срок. И сейчас вы говорите, что он хотел идти. Что же тогда произошло? Почему он всё-таки не пошёл. Что с ним такое случилось?

 

Евгений Фёдоров: Я не знаю деталей этих событий, но мы это называем – героический поступок Медведева.

 

Артём Войтенков: Ну, он хотел туда идти.

 

Евгений Фёдоров: Но геройство иногда бывает под давление заградотрядов. Что там было - я не знаю.

 

Аминат Анчокова: Всё же меняется каждую минуту.

 

Евгений Фёдоров: Я не знаю, но он совершил геройский поступок, отказавшись от своего намерения идти на выборы, которое он до этого, по крайней мере, излагал своему окружению. Как факт.

 

Артём Войтенков: Нет, ну да, он долго там тянул…

 

Евгений Фёдоров: Да, как факт. Вот и всё. Почему это, как это? это не знаю детали, но Медведев совершил героический поступок. Сознательно или в результате каких-то продуманных вещей со стороны Путина – не знаю.

 

Аминат Анчокова: А, может, он специально до последнего тянул, а всё равно не собирался идти.

 

Евгений Фёдоров: А может быть, он героем был изначально. Вполне может быть, что он был настоящим патриотом, потому что, если бы он раньше отказался, то за неделю бы разыграли кого-то другого, выскочила бы другая фигура. Я с вами согласен, Аминат, вы правы. Могла бы ещё кто угодно - сыграть в эту игру. Не случайно.

 

Я видел Путина только один раз, когда он плакал – после победы на выборах. Явно психологически он лично для себя понимал, что это может быть очень вероятно не произойти. Может быть, для себя он даже решил, что то, что он не пройдёт на выборах – это более вероятно, чем то, что пройдёт.

 

Аминат Анчокова: Я хочу спроАртём Войтенковсить про "Твиттерp" и про звезду – новый символ российской армии

 

Евгений Фёдоров: Что с "Твиттером"?

 

Аминат Анчокова: По поводу вашего заявления генпрокурору вы же написали письмо…

 

Евгений Фёдоров: Ну, это с "Твиттером" вообще абсолютно наглая вещь. "Твиттер" нагло заявил, что ему наплевать на российские законы.

 

Аминат Анчокова: Да.

 

Артём Войтенков: А ему всегда было плевать.

 

Евгений Фёдоров: Представьте, что вы сейчас придёте, ограбите банк, к вам приедет полиция, а вы скажете: "Мне плевать на ваши законы! Мне деньги нужны!"

Что сделает полиция?

Вариант 1 – вас отпустят. Ну раз вам плевать, значит, можно отпустить с деньгами.

Вариант 2 – вас посадит. Скорее всего, второй.

А чем "Твиттер" от вас отличается?

 

Артём Войтенков: А он зарубежная сеть.

 

Евгений Фёдоров: Не важно. Он ведёт деятельность. То есть, если у вас есть французское гражданство и вы совершили грабёж банка в Москве, то у вас как раз первый случай - можете идти на все четыре стороны?

 

Артём Войтенков: Типа того, да. Если у вас англосаксонская крыша.

 

Евгений Фёдоров: Не поверите, если вы приехали гастарбайтером из Лондона и ограбили банк в Москве, вас тоже арестуют. В России был проведёт путинский закон по борьбе с иностранными интервентами через механизм пятой колонны (кое-что удалось), по которому нельзя в России поддерживать террористов и интервентов. Так вот решили. Ну, нельзя, такая страна. "Твиттер" его нарушил на территории России. Всё, он подлежит ответственности по российским законам. Если кто-то выдвигает аргументы, что его трудно за это привлечь к ответственности, ну я говорю, - ребята, вот, уважаемая генеральная прокуратура, скажите тогда, что надо нам поменять в законе, чтобы это можно было сделать. Я же про это тоже сказал. Но насколько мне сказали, что ничего не надо.

 

Аминат Анчокова: Так закон есть уже.

 

Евгений Фёдоров: Нет, в плане того, чтобы он исполнялся что-то надо поменять, чтобы он исполнялся. Но мне сказали, что закон работает, и его совершенствовать, чтобы заставить "Твиттер" выполнять законы России, не нужно. А заставить выполнять – это значит не вести здесь работу по уничтожению российского государства и граждан Российской Федерации. Подготовку.

 

Артём Войтенков: То есть, просто закрывать те твиты, которые…

 

Евгений Фёдоров: Например. Ну, я не буду в детали вдаваться. Например. Вот ждём, когда будет соответствующее…

 

Аминат Анчокова: Евгений Алексеевич, требует ли это поддержки со стороны народа? Могут ли обычные граждане на имя прокурора писать просьбы?

 

Евгений Фёдоров: Могут. И, кстати, ещё к вопросу о гражданах. Мы направили в 25 по-моему, субъектов Российской Федерации, то есть каждому третьему, обращения с просьбой изменить Уставы и основополагающие документы этих субъектов (областей, республик, краёв), где содержатся указания на то, что они являются колониями иностранного государства.

 

Аминат Анчокова: Да, верховенство международного права над внутренним.

 

Евгений Фёдоров: Под международным понимается американское. А американцы, как вы обратили внимание, это всего лишь 4,5 процента населения планеты. Под международным понимается мнение государства, у которого только двадцатая часть населения планеты. Это не всеобщая международная история. Это такая хитрость Конституции. Так вот, там прямо содержится, не только в российской Конституции содержится ссылка на то, что она обязана выполнять иностранные указания, но и многие субъекты Российской Федерации.

 

Аминат Анчокова: Напрямую просто.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, субъект федерации, как член России обязан выполнять иностранные указания, да ещё и сам субъект по себе обязан выполнять иностранные указания. Мы попросили депутатов этих Законодательных собраний принять решение об исключении этих пунктов из своих уставов. Вот к этому могут подключиться и штабы НОДа, и люди. Информация об этом есть. То же самое – идти к депутатам, писать им письма, обращаться на приёмах с просьбой убрать эти статьи из местных конституций.

 

Артём Войтенков: Они это могут решать своими местными законодательными собраниями?  

 

Евгений Фёдоров: Это как раз сейчас идёт избирательная кампания, это вполне может быть предметом избирательной кампании. Конечно. Уставы принимает местное законодательное собрание. Естественно, это не федеральный закон, это местное. Сейчас идут депутаты на выборы и их можно спросить – вы готовы этот пункт отменить? Если готовы, то мы вас будем поддерживать и за вас голосовать. Не готовы – значит, вы коллаборационисты. Значит, мы вас не будем поддерживать и за вас голосовать, как бы вы при этом не назывались – коммунистами, единороссами или… У нас куча - 70 названий уже есть.

 

Артём Войтенков: Но коммунисты первые сдали всё. Это всё хорошо, когда информационное поле насыщено правдой. А когда оно насыщено пропагандой…

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас говорите о тяжести нашей борьбы. Я согласен - борьба тяжёлая, не спорю. Но у людей есть мозги для того, чтобы они в этой борьбе сами находили правду, понимая, что от телевизора можно дождаться только вранья.  

 

Артём Войтенков: Мозги – это хорошо, только…

 

Евгений Фёдоров: Хочешь жить – включай мозги.

 

Артём Войтенков: Ну, правильно, дураки умирают.

 

Аминат Анчокова: Евгений Алексеевич, символ красной звезды поменяли на новый символ – звезду российской армии. Не видели?

 

Евгений Фёдоров: Не хочу вообще критиковать что-то, что происходит в российской армии, в принципе, по определённым соображениям.

 

Аминат Анчокова: Но у многих граждан вызвало это….

 

Евгений Фёдоров: Я удивился. То есть какая-то странная история. Не говоря о том, что там не всё просто с флагом, потому что многие называют его власовским, и наши деды вообще-то его бросали на Красной площади как фашистский символ. Поэтому, когда флаг у нас появился такого рода, это как раз из той серии – 20 лет российской государственности, вы помните вот это вот – независимость от Украины, флаг. Это всё не случайные вещи. Они тогда, изначально, оккупанты их… Ну, раз оккупанты победили, они свои флаги и привезли - тоже логично. Это форма промывки мозгов Российской армии на предмет будущего государственного переворота такая аккуратненькая. Такая естественно косвенная и люди, которые этим занимались, об этом вообще не думали, совсем. Они просто красиво так сделали.

 

Аминат Анчокова: Креативщики.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то да, креативщику что-то сказал. А вот кто это сказал и какая связь этого кого-то с Госдепартаментом – это отдельный разговор.  

 

Артём Войтенков: Ну, это, в принципе, легко объясняется, потому что Красная звезда – это символ Советского Союза и красная звезда у нас, скажем на боевой технике.

 

Евгений Фёдоров:Нет, мы сейчас говорим о другом: почему российская армия приняла этот символ в виде трёхцветной звезды.

 

Артём Войтенков: Я и говорю.

 

Евгений Фёдоров:Вы сейчас говорите, что надо было это сделать. Что-то сделать.

 

Артём Войтенков: Нет, я не говорю, что надо было это сделать. Я говорю, что это просто разрыв с Советским Союзом. Вот и всё.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это в том числе.

 

Артём Войтенков: Затирают все символы.

 

Евгений Фёдоров: Это дополнение к тому, что я сказал, конечно.

 

Аминат Анчокова: Чтобы следующее поколение вообще ничего не видело, ничего не помнило.

 

Евгений Фёдоров: Враньё добавят по поводу того, что Советский Союз бомбил Японию ядерными бомбами и всё будет закончено.

 

Артём Войтенков: И что мы первые напали на Германию.

 

Евгений Фёдоров: Да, и всё будет хорошо. И часть армии будет вполне спокойно после этого участвовать в госперевороте против России по идеологическим соображениям. Им же расскажут. То есть, телевизор им скажет одно, звезда покажет третье, а ещё и пятая колонна к ним в казарму придёт и устно ещё добавит, а то и с подарками.

 

Артём Войтенков: Вот как послушаешь наших патриотов, они говорят: "Да всё хорошо, мы побеждаем". А как вас послушаешь, вы говорите: "Мы проигрываем!"

 

Евгений Фёдоров: У меня вопрос – а патриоты ли эти патриоты?

 

Артём Войтенков: Вот, да, такой вопрос назревает. Нет, ну тем не мене, в других вещах они вроде бы правильно говорят и хорошие вещи. Но вот – мы побеждаем, мы побеждаем, ура!

 

Евгений Фёдоров: Именно поэтому с НОДом очень легко, потому что у него вся формула излагается за одну минуту и эта формула – учите учебники истории. Всё.

 

Аминат Анчокова: Учите историю.

 

Евгений Фёдоров: Мы не пытаемся спорить. Да, учите историю. Мы говорим, что если такой умный, иди почитай, как это делалось раньше и ты ответишь, как это делается сейчас.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Альшаева, Елена Залыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

: Вот как послушаешь наших патриотов, они говорят:

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1300 мб)
Видео MP4 640x360 (493 мб)
Видео MP4 320х180 (258 мб)

Звук:
(21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (42 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (49.47 КБ)
FB2 (180.22 КБ)
RTF (534.34 КБ)

Как Дума принимает законы

Депутаты в Государственной Думе РФ голосуют так, как им скажут руководители.
Дума - это театр, в котором проводятся спектакли голосования. Депутаты не принимают собственных решений.


полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Как Дума принимает законы

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_kak_duma_prinimaet_zakon

 

Часть из "Евгений Федоров 17 июня 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, кто как голосует. Голосуют по специальному листу. Дают: "Вот вы голосуете "за", вы голосуете "против". Если вопрос не проходит, то вопрос не ставится на голосование заранее. То есть всё, что в Думе ставится на принятие, не было случая, чтобы Дума не приняла за всю свою историю. Нужно закон принять.

 

Артём Войтенков: Подождите, вы же вносили законы - их не приняли.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Я говорю о... Все законы, которые принято решение на принятие, они все принимаются.

 

То есть вот нужно закон принять. Там есть процедура, которая формирует позицию, что нужно принять. Она не в Думе находится вообще. Если закон надо принять, значит, закон будет принят всегда. А дальше есть люди, которые распределяют голоса.

 

Закон, допустим, политически острый. Если он нейтральный, типа: "Голосуйте все - не жалко".

А вот политически острый:

-"Ну, вот давайте, "Единая Россия", например, проголосует сейчас, а, допустим, в 90-е годы коммунисты, а вы - оппозиционеры".

Ну, толку-то. Всё равно закон проходит. Это игра такая - распределительная игра. То есть надо принять, а уже специалисты в этой ситуации играют: кому дать политические дивиденды или, наоборот, негатив от принятия этих законов.

 

Артём Войтенков: А! То есть вот эта партия проголосовала "за" такой хороший закон - они молодцы. А вот эта партия проголосовала "против" хорошего закона - они...

 

Евгений Фёдоров: Да. Потом они будут пиариться уже на выборах или где-то. То есть это уже идёт для дальнейшей игры им.

 

Ещё раз говорю: Государственная Дума (вот она с 93-го года) - ни разу не было такого, чтобы Дума не приняла закон, который решили, что она должна принять. А решают, что она должна принять законы системные, Соединённые Штаты Америки. А мелкие (на более низком уровне) - опять же, та же пятая колонна. Вот такая технология. Кстати, это технология не только российского парламента. Это технология во всех парламентах мира.

 

Есть понятие "партийной дисциплины". Депутаты есть сотрудники партии, или фракции. И они должны выполнять эту дисциплину, выполнять это решение. Не будет такого, что придут новые, допустим, партии, и они будут играть по другим правилам. Вот если кто-то говорит, что "придут партии, и мы будем играть не по этим правилам, а у нас будут депутаты сами голосовать" - это точно вруны.

Любая партия обязательно будет иметь фракционную дисциплину, даже оппозиционная.

 

Если в партии правящей фракционная дисциплина нужна для принятия закона, то в оппозиционной - для политического пиара. А если голосов не хватает (иногда видно, когда закон Конституционный) - тут же партия объявляет, что у неё свободное голосование (такая придумка), и она предоставляет по решению лидера... Это и коммунисты в это играли, ЛДПР всегда в это играют, "справороссы".

 

Допустим, вот люди считают: "Нам надо для принятия 225 голосов, ну, для гарантии - 235". Обычно 235 уже и есть правящая. А вот, допустим, две трети голосов нужно для принятия 300, для гарантии - 310.

И вот тогда говорят:

- "Вот эти "за", вот эти "за", вот эти "за", а вы тогда не объявляйте минуту ненависти, а расколитесь (свободное голосование) и дайте нам 10 голосов".

 

И коммунисты дают 10 голосов, или ЛДРП даёт 10 голосов. И вопрос тогда принимается, чтобы насчитать эти 310. И этот механизм ни разу не дал сбоя. То есть это всё игра такая, спектакль. "За", "против" - это всё спектакль просто.

 

Артём Войтенков: Но люди в это верят (большинство).

 

Евгений Фёдоров: Вот так работает механизм спектакля. Верят, не верят - это личное дело людей. Механизм спектакля работает.

Вся эта англосаксонская демократия это всё спектакль. Это расстановка на две силы: республиканцы, демократы - это же всё игровая расстановка. То есть она к жизни отношения не имеет, а это для игры. Якобы идёт борьба, и люди смотрят в театре зрелище - вот это и есть демократия.

 

Сама партийная система. Вот чем отличается русская традиционная система народовластия, или "демократия" по-иностранному? Чем отличается? Тем, что она отражает реальные внутренние интересы. Это есть земская система политических решений. То есть я не просто играю, поковыряв в носу, "за" или "против", а я отражаю чьи-то реальные интересы, из которых я вышел, и если я их не буду отражать, меня система - к ногтю и заменит.

 

А партийная демократия, вот эта англосаксонская, это спектакль. То есть липовые партии, которые разыгрывают спектакли, как бы конкурируя или враждуя между собой, но решение принимают не они. Это центр отвлечения внимания. Решение принимают другие - так называемые элиты, или олигархи.

 

Набор текста: Наталья Альшаева.

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (66 мб)
Видео MP4 640x360 (26 мб)
Видео MP4 320х180 (13 мб)

Звук:
(1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (6.11 КБ)
FB2 (11.6 КБ)
RTF (58.68 КБ)

Про Дженнифер Псаки

Почему в Госдепартаменте США на высокие посты попадают малообразованные люди?
После победы над СССР Америка расслабилась. Назначение таких людей, как Дженнифер Псаки на должность представителя Госдепартамента США указывает на открытое пренебрежение к "туземцам".


полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров про Дженнифер Псаки

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_psaki

 

Часть из "Евгений Федоров 17 июня 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Я хотел бы понять, почему представителями Госдепартамента США работают такие высокообученные люди, как Дженнифер Псаки, которая заявляет, что газ добывается в Европе и через Украину транспортируется в Россию, что Америка пошлет свой флот к берегам Белоруссии и так далее. У неё много таких глупостей, но, понимаете, это даже не смешно. Такой человек занимает высокий государственный пост и ежедневно несёт какую-то бредятину постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Это просто показывает отношение Госдепартамента к вам, недочеловекам, как мы узнали.

 

Артём Войтенков: Но, слушайте, берега Белоруссии – это просто на карту посмотреть.

 

Евгений Фёдоров: Просто им по барабану ваше мнение. Вот они назначили какую-то там девочку, с точки зрения восприятия жизни и всё. Всё, что интересует американцев в России – это интересует российская дань и российские учёные и дети. Это просто показывает, что американцы рассматривают себя как сверхнацию, реально. Когда Обама это говорит – он не случайно эти слова сказал. Их не волнует ваше мнение совершенно. Что же тут непонятного?

 

Артём Войтенков: Ну, понимаете, выставлять себя в таком свете…

 

Евгений Фёдоров: Умного человека поставить на вашем направлении, информационном, это вас признавать как достойного партнёра. Они вас не признают достойным партнёром. И нас, и меня, и всех. Поэтому и поставили кого ни попадя, не задумываясь на эту тему.

 

Артём Войтенков: Вы думаете, настолько им плевать?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Это логично. Если они победители, почему это должно быть… Они всё - расслабились, закончили. Это когда был Советский Союз, они там напрягались, у них там Кондолиза была, руководила институтом советологии, ещё что-то, учёные, специалисты. А сейчас-то что? Дань идёт бесперебойно, учёные идут бесперебойно, дети идут бесперебойно.

 

Артём Войтенков: Газ и нефть бесперебойно.

 

Евгений Фёдоров: Там, где надо, союзникам идёт. Всё в порядке. Знают, что есть такой Путин, он им мешает наслаждаться жизнью. Вот они его выучили, начинают мочить.

 

Набор текста: Елена Залыгина.

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (32 мб)
Видео MP4 640x360 (12 мб)
Видео MP4 320х180 (7 мб)

Звук:
(0 мб)
Звук 32kbps MP3 (0 мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (4.8 КБ)
FB2 (6.98 КБ)
RTF (50.33 КБ)

Беседа 17 июня 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 17 июня 2014.
Разговор о войне на Украине, воспитании ненависти между русскими, пятой колонне в России, высказываниях Джен Псаки, разводе англо-саксов, невыученных уроках истории, деятельности Газпрома и предательстве русского народа.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Федоров

Евгений Федоров 17 июня 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-06-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, кто как голосует. Голосуют по специальному листу. Дают: "Вот вы голосуете "за", вы голосуете "против". Если вопрос не проходит, то вопрос не ставится на голосование заранее. То есть всё, что в Думе ставится на принятие, не было случая, чтобы Дума не приняла за всю свою историю. Нужно закон принять.

 

Артём Войтенков: Подождите, вы же вносили законы - их не приняли.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Я говорю о... Все законы, которые принято решение на принятие, они все принимаются.

 

То есть вот нужно закон принять. Там есть процедура, которая формирует позицию, что нужно принять. Она не в Думе находится вообще. Если закон надо принять, значит, закон будет принят всегда. А дальше есть люди, которые распределяют голоса.

 

Закон, допустим, политически острый. Если он нейтральный, типа: "Голосуйте все - не жалко".

А вот политически острый:

-"Ну, вот давайте, "Единая Россия", например, проголосует сейчас, а, допустим, в 90-е годы коммунисты, а вы - оппозиционеры".

Ну, толку-то. Всё равно закон проходит. Это игра такая - распределительная игра. То есть надо принять, а уже специалисты в этой ситуации играют: кому дать политические дивиденды или, наоборот, негатив от принятия этих законов.

 

Артём Войтенков: А! То есть вот эта партия проголосовала "за" такой хороший закон - они молодцы. А вот эта партия проголосовала "против" хорошего закона - они...

 

Евгений Фёдоров: Да. Потом они будут пиариться уже на выборах или где-то. То есть это уже идёт для дальнейшей игры им.

 

Ещё раз говорю: Государственная Дума (вот она с 93-го года) - ни разу не было такого, чтобы Дума не приняла закон, который решили, что она должна принять. А решают, что она должна принять законы системные, Соединённые Штаты Америки. А мелкие (на более низком уровне) - опять же, та же пятая колонна. Вот такая технология. Кстати, это технология не только российского парламента. Это технология во всех парламентах мира.

 

Есть понятие "партийной дисциплины". Депутаты есть сотрудники партии, или фракции. И они должны выполнять эту дисциплину, выполнять это решение. Не будет такого, что придут новые, допустим, партии, и они будут играть по другим правилам. Вот если кто-то говорит, что "придут партии, и мы будем играть не по этим правилам, а у нас будут депутаты сами голосовать" - это точно вруны.

Любая партия обязательно будет иметь фракционную дисциплину, даже оппозиционная.

 

Если в партии правящей фракционная дисциплина нужна для принятия закона, то в оппозиционной - для политического пиара. А если голосов не хватает (иногда видно, когда закон Конституционный) - тут же партия объявляет, что у неё свободное голосование (такая придумка), и она предоставляет по решению лидера... Это и коммунисты в это играли, ЛДПР всегда в это играют, "справороссы".

 

Допустим, вот люди считают: "Нам надо для принятия 225 голосов, ну, для гарантии - 235". Обычно 235 уже и есть правящая. А вот, допустим, две трети голосов нужно для принятия 300, для гарантии - 310.

И вот тогда говорят:

- "Вот эти "за", вот эти "за", вот эти "за", а вы тогда не объявляйте минуту ненависти, а расколитесь (свободное голосование) и дайте нам 10 голосов".

 

И коммунисты дают 10 голосов, или ЛДРП даёт 10 голосов. И вопрос тогда принимается, чтобы насчитать эти 310. И этот механизм ни разу не дал сбоя. То есть это всё игра такая, спектакль. "За", "против" - это всё спектакль просто.

 

Артём Войтенков: Но люди в это верят (большинство).

 

Евгений Фёдоров: Вот так работает механизм спектакля. Верят, не верят - это личное дело людей. Механизм спектакля работает.

Вся эта англосаксонская демократия это всё спектакль. Это расстановка на две силы: республиканцы, демократы - это же всё игровая расстановка. То есть она к жизни отношения не имеет, а это для игры. Якобы идёт борьба, и люди смотрят в театре зрелище - вот это и есть демократия.

 

Сама партийная система. Вот чем отличается русская традиционная система народовластия, или "демократия" по-иностранному? Чем отличается? Тем, что она отражает реальные внутренние интересы. Это есть земская система политических решений. То есть я не просто играю, поковыряв в носу, "за" или "против", а я отражаю чьи-то реальные интересы, из которых я вышел, и если я их не буду отражать, меня система - к ногтю и заменит.

 

А партийная демократия, вот эта англосаксонская, это спектакль. То есть липовые партии, которые разыгрывают спектакли, как бы конкурируя или враждуя между собой, но решение принимают не они. Это центр отвлечения внимания. Решение принимают другие - так называемые элиты, или олигархи, или, как в отношении России - внешняя система управления.

 

Кстати, в Советском Союзе тоже во многом это действовало, потому, что решение принимало Политбюро, а игра была в Верховном Совете и на съезде - там голосовали.

 

Артём Войтенков: Голосовали, выбирали.

 

Евгений Фёдоров: "Танцевали", да, выбирали, а на самом деле сидели ребята в Политбюро и принимали решение. То есть это общая тоже система. Нельзя сказать, что она есть. Почему Путин и поднял вопрос о земской системе демократии.

 

Артём Войтенков: Он сказал про это один раз, и дальше дело не пошло вообще.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не пошло, потому что, чтобы дело пошло, нужно, чтобы оно было поддержано системой, людьми. Американцы это точно не поддержат - им это не надо. Люди тоже далеки и не хотят заниматься устройством страны - вот и не пошло. Он много чего сказал - и не пошло. Вы скажите, что бы он сказал и пошло вот за пятнадцать лет. Вот скажите. СЧерьёзно, системно.

 

Артём Войтенков: Улучшение уровня жизни.

 

Евгений Фёдоров: Улучшение уровня жизни - согласен. Но это не то, что

"он сказал", а это он кое-что наладил. То есть он перевёл Россию из категории колонии третьего уровня в категорию колонии второго уровня (в высшую категорию): отменил соглашение о разделе продукции, навёл порядок элементарный на улицах, навёл элементарный порядок в экономике.

 

Когда писался Налоговый кодекс американцами для нас, они его писали для 22 компаний в стране. То есть расчёт был, что 22 компании будут платить налоги. Сейчас их платит шесть миллионов. То есть просто элементарный порядок привёл к серьёзным изменениям.

 

Артём Войтенков: Да... Хорошо бы, чтобы и дальше дело так пошло.

 

Евгений Фёдоров: Нет, дальше дело так не пойдёт, потому что мы исчерпали планку колонии того уровня, который нам разрешили. Есть колонии вообще третьего уровня (это африканские), которые просто живут впроголодь, а для второго уровня всё-таки более высокий уровень. Мы поставляем учёных, поставляем специалистов по всему миру. У нас, скажем так, более высокое интеллектуальное согласие на работу нашей колониальной системы.

Но если Россию расколют американцы, они, конечно, вернут обратно в колонию третьего уровня тех, кто здесь будет жить. При этом, как они говорили, оставят, может быть, там процентов двадцать населения, которые здесь (где-то пятую часть они обещали оставить). А остальные будут отправлены в миграцию, уничтожены, или, как на Украине, расстреляны.

 

Конечно, обычный процесс на Украине происходит, я бы даже сказал стандартный процесс иностранной военной интервенции, вооружённой уже, для цели, в том числе, сокращения населения, зачистки территории Украины. А главная цель (почему они и с этим не так гонят, торопятся) это, конечно, ликвидация России как конкурента.

 

В 91-ом году Советский Союз был ликвидирован, но не добит. И вот сейчас идёт процесс добивания поверженного противника. Это абсолютно в традициях англосаксов. Потому что они же не дураки. Они понимают, что если недобитый противник, он потом обратно восстановится: они ослабнут, а он восстановится. Значит, надо добить. Как добить? Расколоть для начала. Индия, Пакистан... Это не новая какая-то тактика.

 

Артём Войтенков: Бирма там, ещё что-то.

 

Евгений Фёдоров: Да. Расколоть, а потом стравить, добавить, чтобы не своими ресурсами, и уничтожить.

 

Кто на Украине противостояние? Где фронт? Фронт очень простой. Мы сейчас может легко это посмотреть: фронт очень простой. Это иностранные интервенты. Почему мы и говорим "интервенция"? А наши, в том числе, СМИ всё время уходят от этого слова. Иностранные интервенты путём госпереворота, то есть путём создания хунты... Результат создания хунты - это коллаборационистское правительство типа правительства Виши. Вот они создали коллаборационистское правительство на территории Украины. Это правительство решений никаких не принимает.

 

В чём суть коллаборационистского правительства? Любого, в любой стране. Что это просто марионетки, подставное правительство. Поэтому требовать от Порошенко, требовать от Яценюка что-то - бессмысленно: они просто исполнители иностранного управления со стороны США и их союзников.

 

Мало того, даже они формально зафиксировали, что главный начальник на Украине – Ромпей. То есть создали так называемую Ассоциацию (но это колониальное правительство) во главе с иностранным начальником. И согласно договору международному, который они подписали (а договор по их Конституции является выше, чем национальное законодательство), этому Ромпею обязаны подчиняться:

- Порошенко (обязаны (!), не то, что хочет/не хочет),

- Яценюк как председатель Правительства,

- Верховная Рада,

- губернаторы.

 

Вся система политическая Украины официально имеет начальника в лице Ромпея. На советской терминологии это генсек, только иностранный гражданин. Это в чистом виде оккупационное правительство, компрадоры. Задачей этого правительства... Вот когда у нас удивляются, делая вид, что наивные мальчики, что: "Как же так? Они не работают в интересах Украины." По "Газпрому".

 

Сегодня я слышу, критикуют, что они запретили поставлять в Россию военную технику, то есть грохают своё собственное производство. Так они не собираются даже и думать об Украине. У них нет такой задачи. Это коллаборационистское правительство. И Ромпей уж тем более иностранный гражданин. Что? Ромпея будут заботить рабочие места на Украине? Вы вообще подумайте: зачем ему это надо? Он начальник.

 

То есть там совершенно другие задачи. Какие задачи? Если мы понимаем задачи, мы понимаем, как решать проблему. Потому что через правду мы получаем возможность даже меньшими силами как-то реагировать на неё. Если мы ложные цели ставим, ложные подачи, то, естественно, не будет реакции никакой.

 

Это иностранная интервенция против России.

Кого?

Соединённых Штатов Америки, Германии и их союзников. Вот субъект.

Следовательно, когда "Газпром" пытается якобы договориться о поставках газа, он сразу не договорится, такой задачи изначально и не может ставиться. То есть плевать Ромпею на "Газпром", и на его расчёты и платежи.

 

Но тут важна роль и российской системы, особенно средств массовой информации. Когда наши СМИ говорят, что "бомбит Славянск украинская армия", они врут. Потому что если это иностранная интервенция, то это, как минимум, войска коллаборационистов. Это важно.

 

Я говорю, что в этих бомбёжках наши СМИ... Информационное пространство, оно обычно не имеет границ. То есть это кажется, что от "Первого канала", от "России", от "Вестей" этих, от НТВ ничего не зависит. Они иногда нам говорят: "Подумаешь, мы только на Россию".

 

Я на РБК когда встречался: "Мы же только на Россию вещаем".

Ничего подобного. Информационное пространство, оно всеобщее. Может быть, оно не так сильно влияет, допустим, на Украину или на мир, но оно на какой-то процент влияет всегда. Поэтому, когда они врут, они берут на себя, в том числе, и часть вины за кровь, которая проливается на Украине.

 

Как врут? Говоря, что это "бомбит украинское правительство". Сами же признали, что путч. Значит, это не украинское правительство, а это террористическое коллаборационистское, и вооружённые силы коллаборационистов.

 

Вот такой простой пример вины наших СМИ. Я подчёркиваю: это важный момент. Сбили вот этот транспортный самолёт. В самолёте были две группы людей. Первая группа людей - обычные украинские призывники, 18-летние ребята, призванные на Украине. Сейчас уже нашли их эти все фотографии в сетях. Естественно, они никакие не каратели сами по своей натуре. Они обманутые люди. Кто их обманул? Их обманули, в том числе, российские средства массовой информации. Может быть, на 1%, потому что они вещают на нас...

 

Вот представьте, что вы - призывник, молодой парень. Откуда вы знаете, что пришедшая вам бумага призывная (их же призвали в армию) является не бумагой, посланной официальным государством, которому вы обязаны служить (украинскому, российскому, немецкому, китайскому), а бумагой, присланной... Представьте себе: вам приходит бумага и на ней написано: "Призываем вас в банду номер шесть. Будете убивать своих родственников и уничтожать людей". Вот ваша реакция. Артём, вам приходит такая бумага - призыв в банду номер шесть.

 

Артём Войтенков: Понятное дело, мало, кто пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: "Бандит Вася Косой". Ваша реакция на эту бумагу? Если вы здравый человек и понимаете, что Вася Косой обладает силой, вы просто сбежите. Тем более, Украина не такая большая страна: сбежать можно. Но вы не пойдёте убивать своих друзей и родных в банде, если вы нормальный человек. А ненормальных, может, 1%.

 

Следовательно, когда наши СМИ говорят о том, что "это украинская армия бомбит", они изначально дают ложную информацию призывникам, и, конечно, на их совести ("Первого канала", например) смерть вот этих несколько пар десятков просто обычных призывников.

 

И вторая группа, которая там была, это наёмники. Там нашли же документы польских наёмников и прибалтийских. Но это не наёмники, это просто войска вторжения. То есть это карательные части Соединённых Штатов Америки и их союзников на территории Украины, которые обеспечивают "второй эшелон". То есть "первый эшелон" ("пушечное мясо") это призывники, зомбированные, в том числе российскими СМИ (хоть на 1%, но российскими), а уж тем более спецпропаганда на Украине работает с утра до вечера.

 

А "второй эшелон" - иностранные карательные части вторжения. Вот их там и сбили: и ту, и другую группу.

Но ещё раз говорю: кто противостоит?

- Это правительство коллаборационистов.

- Вооружённые силы.

- Иностранные интервенты: Соединённые Штаты Америки, Германия и их союзники.

С одной стороны.

С другой стороны, какие силы? А!

- И пятая колонна в России в лице средств массовой информации, и в лице российских властей, за исключением Путина. Что я под этим имею в виду?

 

Как работает вообще пятая колонна?

Вот у меня в руках решение Ростовского областного суда, который подтвердил решение Железнодорожного районного суда города Ростова-на-Дону за этот год, о высылке на Украину активистов Антимайдана. То есть наш суд принял решение, что активисты Антимайдана подлежат... Там штраф взяли 2 тысячи рублей и выслали на границу. Эти люди были по решению нашего суда отвезены на границу, переданы украинским пограничникам. По нашей информации потом их расстреляли, потому что они изначально входили... То есть пятая колонна выдаёт людей.

 

Вот только что я пришёл с совещания, где обсуждались вопросы беженцев. Едет автобус. Наш майор пограничник останавливает автобус уже на нашей территории. В нём дети. У каких-то детей нет подлинника свидетельства о рождении. Всё: разворачивают обратно. И плевали они на всё, что хотите. То есть это работает сис-те-ма. Понятно, что это не майор такой злой наш, а у него такое указание.

 

То есть задача - подточить силы национального сопротивления. А борются с интервентами силы ополчения, которые (тоже неправильно, не договаривают) ополчение сопротивления.

 

Что такое национальная освободительная борьба?

- Политические методы - это национальная, или народная, освободительная борьба.

- В условиях оккупации военной - это сопротивление.

- В условиях горячей войны - это отечественная война.

 

Это одно и то же. Терминология одного и того же процесса исторического, только в разных его проявлениях. Так вот на Украине сейчас идёт сопротивление. Вот во Львове, в Киеве - сопротивление. И сзади пятая колонна в России его подтачивает. Она чисто работает.

 

Или, допустим, позиция "Газпрома". Что вы думаете - в "Газпроме" дураки сидят? Они что, не понимают, что пять миллиардов, которые они уже перечислили на Украину, оно пошло на вооружение украинских карательных частей коллаборационистских? Отлично понимают: пять миллиардов уже просто так отдали им даром.

 

Вы думаете сейчас в Харькове загружены полностью мощности на производстве танков, которые расстреливают после этого людей? Откуда газ? Газ "Газпрома". То, что "Газпром" поставляет туда газ после госпереворота (а госпереворот, вы знаете, состоялся - есть конкретная дата: Януковича свергли и так далее) это поставки по линии пятой колонны, то есть для подготовки террористической деятельности интервентов. Это американцы любят чужими руками. Вот они за деньги "Газпрома" уничтожают русских людей и украинских людей на Украине. Пять миллиардов уже перечислили. И изображают из себя детских таких, мальчиков, которых обманули: "Ой, в детском саду нас... Мы уже полгода бесплатно поставляем, а нас обманывают. Блин, хомяк (как это в анекдоте)."

 

Трагические события, но скажу всё равно этот анекдот.

В колхозе идёт совещание. Посеяли 100 га пшеницы - "усю" поел хомяк. Посеяли 200 га пшеницы - "усю" поел хомяк. На следующий год посеяли 500 га пшеницы: "Пущай хомяк подавится!"

Вот такая логика. Взрослые дяди вроде.

 

Понятно, что если началось (41-ый год) вторжение немецких войск - переставайте поставлять туда пшено, материальные ресурсы, которые Советский Союз поставлял Германии. Всё, закончилось. История про то, что надо избегать провокаций, закончилась. Всё: провокаций уже нет. Началась война: вторжение Соединённых Штатов Америки, Германии и их союзников на территорию России, и Украины, и России.

 

Нет, изображают из себя дураков, которые собственно и создают условия, при которых убивают русских людей и будут убивать дальше. Потому что понятно, что раз это американское, немецкое, фашистское вторжение по форме - значит, они не остановятся чисто Украиной. Следующий удар будет по России. Он уже начинается. И люди, которые там умирают (добровольцы из России), они это тоже отлично понимают.

 

Но только вы говорите им правду. Вы говорите:

- Что "вы - добровольцы Отечественной войны".

- Что "вы - добровольцы сопротивления".

- Что "вы боретесь с фашизмом".

- Что "вы боретесь с иностранным интервентом".

- Что молодые ребята, которых против вас путчисты мобилизовали, обмануты и тоже являются пособниками интервентов. Чтобы они понимали.

 

А сейчас же информационная война, как они говорят, она проиграна, в том числе благодаря нашим СМИ. Там же с одной стороны, сепаратисты, а с другой стороны, люди бьются за целостность своей страны - Украины. То есть всё повёрнуто с ног на голову. Так это враньё же ведут наши СМИ.

 

И мало того, те ужасы, которые они показывают... Они готовят Россию к тем же ужасам уже на территории России. Это же тоже очевидные вещи. Будет вторжение - будут так же бомбить наши города уже, которые здесь, по эту сторону границы. И так же будет всё, что угодно.

 

Если кто-то думает, что это не произойдёт...

Я вам рисую простой сценарий, как это произойдёт в России. Вначале будет некоторое время Майдан, или, как у нас, Болотная площадь. Потом будет государственный переворот. Государственный переворот это чиновники во власти играют в игру под названием "сдача власти".

 

Артём Войтенков: Как это было на Украине.

 

Евгений Фёдоров: Так, как это было на Украине. После госпереворота здесь появляется информационно, не юридически (потому что юридически они не смогут) информационно другая власть.

 

В чём логика пятой колонны? В том, что они будут врать. И все наши каналы будут говорить, что свергнувшего Путина Ходорковский это есть и настоящий президент России - вот, что они будут говорить. После этого будет бомбёжка под каким-либо предлогом наших городов, и этой бомбёжке будет подыгрывать новая власть в Кремле, которая придёт в результате государственного переворота. СМИ назовут, что это не госпереворот, а это такая просто вот процедура - воля народа. Может, ещё что-то придумают. Вот так это будет. И будет уже в ближайшее время, потому что смысл наступления для США именно в этом.

 

Теперь, для чего они вообще устроили эту историю против России? Для того, чтобы сохранить... Путин же сказал "однополярный мир рухнул" - это ответ. Не рухнул. Однополярный мир - это колониальный мир Соединённых Штатов Америки. А если англосаксов, то это за последнюю тысячу лет колониальный мир, который не собирается.... За тысячу лет его никто не грохнул. Почему его грохнули сейчас? Это жизнь за счёт других наций и народов. Если нам Яценюк вдруг... Я смотрю, наши комментаторы такие опять удивились: Яценюк сказал, что в России и на Украине живут недочеловеки. По-моему, вчера сказал или позавчера.

 

Артём Войтенков: Недавно.

 

Евгений Фёдоров: Недочеловеки живут. А что удивляться-то? Ну как вы будете проводить карательную операцию против людей? И Гитлер говорил своим, что это недочеловеки, и Яценюк говорит, и американцы говорят, и немцы - все говорят. Естественно, это война, в которой идеологически нас называют недочеловеками для цели уничтожения.

 

Обратите внимание, кого он назвал недочеловеками? Жителей Украины и жителей России. Даже не недоразвитыми, как было записано в документе, 43-ий пункт, а недочеловеками. Это означает карт-бланш на прямое убийство любого количества людей. Это значит, что если вы человек даже недоразвитый (я говорю терминологией сорок третьего пункта договора Украины с ЕС), то недоразвитый человек тоже подлежит жалости: его нельзя травить фосфорными бомбами и газом, а недочеловека можно. На недочеловека не распространяются гуманитарные нормы. Он же не человек, он недочеловек. Значит, гуманитарные нормы на него не распространяются: можно газом травить, можно фосфором уничтожать, можно вести войну биологическую, какую угодно.

 

Это всё равно, что биологическая война с коровами - вирус пустить. ГМО называется. То есть это всё можно, это всё обычный арсенал англосаксонского мира вторжения, колониального господства, которому для цели государственного колониального строительства нужно другую сторону дать право своим солдатам убивать других людей, не испытывая моральных мук совести. Вот ребёнка убиваешь и есть муки совести. А если это недочеловек и ребёнок недочеловека - мук совести нет. Правильно? Гитлер это отлично понимал. Понимает это Яценюк, понимают это американцы. Это в традициях англосаксов.

 

Фашизм есть периодически появляющийся в арсенале англосаксов метод подавления колоний карательными операциями, то есть идеологического обеспечения карательных операций. И он сейчас так же востребован, как был востребован в 41-ом, как был востребован многократно до этого. Вспомните письма Наполеона к Александру по поводу "не тех людей, которые живут в России". 812-ый год между прочим. Помните, он писал Александру: "В России живут не те люди, не такие. Повлияйте на них".

 

То есть это обычная форма англосаксонского противостояния, конкурентной борьбы. И когда у нас врут на эту тему, то они, естественно, врут и о последствиях. Они врут, фактически готовят людей в России к закланию, наши, в том числе, средства массовой информации, когда не говорят правду.

 

Поэтому сегодня лозунг, единственный лозунг, который не только для цели нормальной жизни, но уже для обеспечения существования - это лозунги Отечественной войны. То есть восстановление суверенитета и борьба уже конкретно с пятой колонной в России. Нет борьбы с пятой колонной в России - будут на Украине в спину беспрерывно и Путину здесь закладываться ножи и, в конечном итоге, мы проиграем. Это все мы отлично понимаем. И наши деды это понимали - что такое пятая колонна и её роль в противостояниях.

 

Артём Войтенков: Если мы так долго говорим про Украину. Зачем они сейчас в одностороннем порядке границу свою обозначают? Зачем это им нужно именно сейчас?

 

Евгений Фёдоров: Смотрите. Украине, коллаборационистским властям на Украине. Вот называли бы наши СМИ своими именами, было бы всё расставлено по полочкам, и в голове бы всё уложилось. Коллаборационистские власти своей воли не имеют, у них нет своей мотивации. Интервенты, следовательно, принимают решение. Интервенты - Соединённые Штаты Америки. Какая задача интервентов? Уничтожить Россию. Задача не выполнена до конца в 91-м году.

 

Следовательно, все их действия абсолютно становятся логичными. Им нужна война с Россией руками украинского призывного контингента.

Для этого любые способы подходят.

- Перекрыть газопроводы. Не перекрыть, а воровать, потому что, это не воровство газа нашего. Военным языком называется уже не воровство, а трофеи. Потому что, это же взять трофеи у страны, с которой воюешь, это же молодец - медаль тебе за это. Сейчас они этому Укргазу медали раздадут, что те наворовали на пять миллиардов. Это же герои Украины. Логично.

- Демаркация границы для цели появления механизма конфликта. То есть, они сейчас назовут границу какую-нибудь левую. Начнут эту границу занимать войсками своими, и это прямое столкновение с российской армией.

 

Артём Войтенков: То есть, на это и был рассчитан погром посольства.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, всё это в одну лузу. Всё логично абсолютно. То есть, они ведут себя совершенно логично, здравомыслящая их задача, раскрутить военный конфликт при поддержке интервентов Соединённых Штатов Америки для того, чтобы ликвидировать российскую государственность. Всё правильно делают. Если бы на их месте были бы работники нашего Генштаба, они делали бы так же. Потому что это военные умения называется, стратегические умения. Отсюда эти границы, отсюда погромы посольств, отсюда демаркация, отсюда появление украинских войск на нашей территории. Я знаю, там уже пограничников наших убивают. Наших уже, на нашей стороне. Отсюда требования ввести российские воинские части для того, чтобы их тут же отбомбить, и это было бы поводом для полномасштабной войны. Всё вот это из одного ряда.

 

Артём Войтенков: А мы-то что будем делать? Если сейчас они возьмут какую-нибудь деревню себе пририсуют ещё, побольше район какой-нибудь. А мы что будем делать? Воевать с ними, действительно? Потому что, те, кто это задумал, они же не будут погибать там под пулями. Будут просто вот эти мальчишки восемнадцать лет. За ними будут стоять несколько поляков каких-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Что мы будем делать? Я не знаю, какое решение примет пятая колонна в России - что делать. Потому что решения принимает пятая колонна. Как и на Украине. Не Путин. То есть, Путин может говорить о решениях, но реальные решения стратегического характера принимает пятая колонна. Посмотрите сленг нашей пятой колонны. Они же с утра до вечера на телевизорах.

Он говорят: "Сейчас, чуть-чуть ещё и всё закончится, и всё будет, как раньше".

Обратили внимание? Они же не говорят, что идёт война. Они же не говорят, что на Россию напали.

Они говорят: "Ну, ещё вот две недели, и вот эти форс-мажорные обстоятельства закончатся".

Я вот сегодня только смотрел там выступление олигархов – "даа вот ещё чуть-чуть". Речь идёт о существовании Российского государства и российского народа, а они хотят, две недельки, и всё закончить. Или месяц - не важно, сколько.

 

Украинские власти, они тоже смотрите, что говорят: "Нам бы до сентября продержаться".

Значит, у них запланирована в сентябре эскалация конфликта в России. Они идут по своему плану. А Газпром этот план оплачивает. В этом плане Газпром чётко работает на пятую колонну - готовит иностранное вторжение за наш же счёт.

 

Артём Войтенков: То есть, то, что Миллер летает в Киев договариваться, это всё показуха.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это всё просто история под названием "Распределённая по времени, сдача ключей от твоих городов, от твоей Родины". Такое вот: не сразу, а по графику.

- Вот сегодня дурака валяем по поводу газа.

- Завтра дурака валяем, и молчим когда там убивают. Уже несколько тысяч людей убили, а у нас тут полное молчание.

 

Но самое важное в этой истории, что пятая колонна торжествует, потому что она понимает, что Путин в одиночестве, что народ не собирается защищать ни Украину, ни себя. А раз понимает, значит, можно наступать. То есть, идёт прощупывание. Прощупали даже фосфорными бомбами прощупали, Россию уже прощупывали. Это же террор показной. Это вот, не внизу в подвалах удавливают человека, а публично, публичная казнь. Чтобы посмотреть - вы как там, русские? Ага, русские – предатели. Отлично, ребята, прекрасно.

 

Следующий этап - ковровые бомбардировки запрещёнными боеприпасами. Тоже промолчали русские, не вышли на площади защищать себя, в защиту своих братьев, в защиту себя на самом деле. Прекрасно. Значит, следующий удар будет по вашим городам. Вы готовы быть недочеловеками, а значит, всё - вы такими и назначаетесь.

 

Артём Войтенков: Знаете, с прошлой нашей беседы, я получил большое количество писем неожиданно. Так пишут, время от времени, но почему-то после того, как я её выложил, меня просто закидали письмами. Я имею в виду, электронными. С разным: кто-то что-то предлагает, кто-то советует, а кто-то говорит: "А что мне делать?" И таких писем вообще-то много: "А что я могу сделать, что мне делать?"

 

Евгений Фёдоров: Что делать? Призываться, или идти в систему национально-освободительной борьбы.

 

Артём Войтенков: А куда конкретно?

 

Евгений Фёдоров: В твоём городе есть конкретно координатор национально-освободительного движения. Таких городов двести.

 

Артём Войтенков: Как его найти?

 

Евгений Фёдоров: Открываешь портал национально-освободительного движения, НОД. Пишешь в поисковик: национально-освободительное движение России. Поисковик тебя любой выбрасывает в наш портал. На портале видн- pо будет.

 

Артём Войтенков: Давайте на всякий случай дополним, чтобы людям понятнее было. Это http://rusnod.ru, или Засвободу.рф

 

Евгений Фёдоров: Выкладывается портал. Вот оно открыто.

 

Артём Войтенков: Дальше куда?

 

Евгений Фёдоров: Дальше открываем штабы НОД. Вот штабы НОД. Вот, пожалуйста, карта Российской Федерации. Открываешь, где ты живёшь. Допустим, живёшь где-нибудь, рядом с Монголией. Вот конкретно: в Ангарске штаб, и в Иркутске штаб. Открываешь, например, Анграский штаб. Вот, конкретно, Юртин Владимир Владимирович, город Ангарск, вот его телефон и электронный адрес. Значит, если ты житель Ангарска, либо рядом расположенного города, идёшь к нему, к Юртину Владимиру Владимировичу, и спрашиваете "что делать".

 

Если нет такого штаба, когда ты открыл вот эту страничку, а штаба нет в этом месте, на севере Якутской области нет, значит, сам создаёшь штаб. Для этого связываешься с центральным штабом НОДа здесь, в Москве, и получаешь от них инструкции, как стать координатором и создать штаб в регионе. И дальше включаешься в эту борьбу.

 

Причём, ещё раз говорю, НОД – это политический процесс, это не юридическое лицо. Это все партии. Вот у нас был недавно координационный совет, там было около двадцати партий, которые участвовали. То есть, это процесс объединения для решения одной задачи - суверенитета Отечества, восстановления суверенитета. А значит, все остальные задачи идут от этой задачи: борьба с пятой колонной, защита в связи с отечественной войной на Украине, и так далее. Такая простая вещь. Там независимо от партий, от общественных организаций - всё там вместе. Вот форма. А дальше тебе подскажут.

 

Технология очень простая. Если мы в Москве собираем, как результат, мы называем это поход на Москву, порядка полмиллиона человек, даже если мы собираем двести-триста, это уже пошёл процесс, это позволяет Путину запустить процесс референдума по конституции. А референдум, не случайно же везде, Луганск, Донецк - везде прошли референдумы. То есть, люди понимают, что это политическая форма спасения. А референдум позволит решить проблему восстановления суверенитета Российской Федерации, что изменит все параметры. От экономических…

 

Мы с вами обсудили вопрос с пятой колонной по Газпрому. А посмотрите - Центральный Банк. Каждый день, нет дня, чтобы не были приняты решения, как Путин говорит (в послании) "пятой колонны в области экономики" - не было решений на ухудшение жизни в России, ухудшения положения Российской экономики и бизнеса. Каждый день. То есть, люди сидят с утра до вечера, и просто по звонкам их Вашингтона ежедневно гробят российскую экономику.

- То поднимут курс.

- То ослабят рубль, который через биржу у нас.

- То выкупят дополнительно иностранные бумаги в международные резервы.

 

Путин же говорит, недавно в Астрахани сказал, международные резервы валютные – это риски. Да плевать, что сказал Путин, плевать, что он сказал снизить процентные ставки. Мы будем повышать. Плевать, что необходимо защитить национальную экономику. Нет, мы будем вводить Базель-3, чтобы её грохать. Будем вносить в Думу каждый день законы, которые будут усиливать внешнее управление страной. Система полностью работает. Где программа деоффшоризации? О которой тут активно говорили два послания ещё недавно. Всё, замолчали, нет её. Какая деоффшоризация? У порога стоят вооружённые силы интервентов. Какая тут уже деоффшоризация? Всё ушло в прошлое.

- Международный финансовый центр – ушёл в прошлое.

- Инновационный тип экономики – ушло в прошлое.

- Майские указы президента. Какие майские указы президента?

 

Завтра страны не будет уже. Граждане сдают свою страну: пятая колонна вместе с равнодушными гражданами.

 

Артём Войтенков: Вот ещё много писем приходит с таким вопросом: "А почему Путин не может своим решением провести референдум?" Вот, он решил, сказал, бах, референдум?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, это решение будет незаконно и противоречить конституции. За это ему объявят импичмент.

 

Артём Войтенков: А почему он не может объявить референдум? У него нет такой возможности?

 

Евгений Фёдоров: Нет. У него прав таких нет.

 

Артём Войтенков: А кто может объявить?

 

Евгений Фёдоров: Референдум по конституции может объявить только процедура, в которой несколько субъектов: депутаты Госдумы и Совета Федераций, конституционное собрание, которого нет, потому что нет закона о конституционном собрании. То есть, определённая процедура. Если эта процедура проходит, тогда может быть объявлен референдум. Когда американцы писали оккупационную конституцию, они всё это предусмотрели, чтобы не так было просто сбросить их политическим путём. Мозги надо включать. Не только на улицу выходить. Надо на улицу выходить ещё и с мозгами.

 

Артём Войтенков: Это уже в несколько раз сложнее. Мозги ещё…

 

Евгений Фёдоров: Тогда подлежишь процедуре, которую сейчас проходят жители Донецка и Луганска. Процедура называется "физическое уничтожение".

 

Артём Войтенков: Многие люди говорят: "Я бы пошёл на референдум, и поставил галку. Вот на улицу что-то не очень хочется. Вот на референдум я пойду".

 

Евгений Фёдоров: А с автоматом в окоп, нет?

 

Артём Войтенков: Вот про это не говорят.

 

Евгений Фёдоров: А вы поинтересуйтесь. Неправильно вопрос ставите. Вы спросите у человека: "Ты хочешь умереть в окопе с автоматом, или сходить три раза на улицу, а потом на референдум? Что выбираешь?"

 

Артём Войтенков: Пусть решают.

 

Евгений Фёдоров: Тоже интересно. Или по-другому поставить вопрос: "Ты хочешь, чтобы твоего ребёнка на твоих глазах расстреляли иностранные каратели, как это происходит в Донецке и Луганске? Или три раза хочешь сходить на улицу? С флажком, или с шариком?" Пусть выбирает. Что ему больше нравится, чтобы его в следующем году или через пару лет расстреляли, или сегодня сходить с флажком на улицу?

 

Артём Войтенков: То есть, получается, другого как бы выхода, другого пути, нежели чем выходить на улицу с флагами освободительного движения нет? То есть, референдум Путин не может объявить решением сверху. Его только можно протащить решением снизу.

 

Евгений Фёдоров: Единственный вариант - это улица, через уличную борьбу за суверенитет страны. Да, это политический метод. Есть второй механизм - это война. Военный механизм следующий. Задача же просвещения людей. Для чего нужна улица? Она просвещает людей. Консолидирует их, просвещает, создаёт условия для референдума. Референдум – это институт. То есть, это не Госдума, не президент, не правительство, референдум – это институт всех граждан. То есть, мы живём по конституции, принятой референдумом в 93-м году.

 

Когда у нас на уровне правительства что-то не получается, правительство говорит: "Нам нужно вот такое решение. Это решение – референдум об изменении принципов управления и отмене колониального статуса страны от 93-го года".

То есть, это технология, при которой каждый гражданин должен выразить свою позицию.

 

Для этого надо преодолеть что?

Информационную блокаду и спецпропаганду в средствах массовой информации.

 

Пробить эту пропаганду позволяет улица. То есть, улица – это форма. Если бы не было пятой колонны в СМИ, она была бы не нужна. Это просто Путин бы по телевизору сказал: прошла процедура, и люди бы пошли на реферндум. А поскольку есть мощное сопротивление пятой колонны, блокировка российских информационных ресурсов, блокировка российских мозгов, то пробить её реально может только улица. Просто реально. Если бы не было этого, улица была бы не нужна. Чтобы её пробить, эту блокаду информационную. Если у вас триста, пятьсот тысяч человек на улице, вы пробиваете информационную блокаду, у вас страна заводится, формируется вертикаль власти уже нового типа, под референдум, под захват национальными властями и народом управления страной, во главе с национальным лидером Путиным, и процесс пошёл. Вот как он прошёл в Крыму, как он не дошёл в Донецке, Луганске - всё так же.

 

Либо, это пробивается через войну, то есть, в условиях военного положения. Но в условиях военного положения это не с шариком три раза на улицу сходить. Это реально твой сосед должен быть убит, тогда у тебя включатся мозги. Вот такая логика. То есть, мы должны понимать, что, второй вариант, через военное положение, это убийство соседа.

 

Артём Войтенков: Ну как соседа? И тебя могут убить.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. В этом и есть воспитание, что не именно соседа. А либо тебя, либо соседа. Убило соседа:

- у соседа мозги уже всё, ничего там не произошло;

- а в твои (раз ты остался жив) произошло воспитание мозгов.

То есть, ты начал понимать процессы в реальном измерении, как они были всегда в истории человечества. Вот как работает эта процедура.

 

И в этом случае работает очень простая вещь, особенно в условиях информационной блокады. Если бы убили в условиях отсутствия пятой колонны пять человек, этого было бы достаточно. Но когда есть пятая колонна, то нужно убить американцам много людей, чтобы остальные воспитались.

 

Условно говоря, на Украине убили уже несколько десятков тысяч. Воспитание не произошло? На улицу люди не вышли. Значит, на Украине убьют уже несколько сотен тысяч. Мы это уже знаем, потому что, так устроена история. Это правило. Хочешь знать, что будет в будущем, узнай, что было в прошлом. Не прошло воспитание, значит, будет миллион убитых. Но когда миллион на Украине, это значит, в России тысяч десять прошло, процесс уже перебросился в Россию.

 

Артём Войтенков: Почему вы думаете, что он перебросится?

 

Евгений Фёдоров: Чтобы убить миллион человек на Украине, американцам уже потребуется вести военные действия, в том числе и на территории России. Они эти военные действия уже на территорию России и переведут.

 

Артём Войтенков: Но на Украине…

 

Евгений Фёдоров: Уже пограничник убит российский.

 

Артём Войтенков: В общем-то, да, им больше Россия нужна, а не Украина.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. То есть, сама технология: вот десять, двадцать, пятьдесят тысяч, сто тысяч можно убить на территории Украины, более-менее бомбить части территории. А если речь идёт о миллионах смертей, это без России никак. Вопрос может быть отложен. Они могут полностью уничтожить Украину с помощью фосфорных бомб, эту восставшую часть против иностранных интервентов, сопротивление. Это сопротивление не остановит в принципе, но может придавить.

 

Но Порошенко же на этом не остановится. Раз коллаборационистам нужна Россия, значит, они после этого перегруппируют силы и начнут вторжение в Россию. Причём, я не исключаю военное вторжение. Потому что, им нужна война. Американцам нужна война. Им нужно, чтобы украинские танки появились на российской земле.

 

Артём Войтенков: Поэтому они и границу сейчас рисуют такую - свою.

 

Евгений Фёдоров: В том числе. Они поступают абсолютно логично. Так же логично поступал Гитлер до них, Наполеон, и все остальные. Хотя, те проиграли, но после жертв, после тяжёлой войны. Поэтому, вот, либо три раза на улицу с шариком, либо испытай: когда каждого десятого убивают, тогда каждый девятый приходит в здравый смысл. Американцы бомбёжками учат русских Родину любить. Как и Гитлер бомбёжками учил русских Родину любить. К сожалению, это форма геополитической конкурентной борьбы.

 

Артём Войтенков: Коли вы про Гитлера упомянули, недавно в Швейцарии разрешили нацистское приветствие. То есть, раньше это как-то преследовалось, было запрещено, а сейчас сказали: "Ну и ладно, и хорошо".

 

Евгений Фёдоров: Идёт постепенная реабилитация. Гитлер и фашизм, ещё раз говорю, - это не исключение. Нам в советское время говорили, что это какое-то исключение. Вот есть такая хорошая немецкая нация, Гёте, Шиллер. И вот на них какое-то, блин, затмение нашло. Тогда почему это затмение одновременно, например, нашло на Рузвельта, который устраивал концлагеря, шесть миллионов человек свёз в концлагеря в Америке, и при котором действовал закон о стерилизации людей по национальному признаку. То есть, стерилизация людей по национальному признаку - это то же самое, что и делал Гитлера. Только он это делал газовыми камерами - отбирал по национальности: евреев и других. А Рузвельт это делал с помощью медиков. То есть, родился младенец, его кастрируют, если младенец не той национальности, которая записана в американский реестр. То же самое.

 

Это методы. Это методы англосаксов, это методы их конкурентной борьбы. Они абсолютно логичны, потому что они опираются на весь их тысячелетний опыт государственного строительства. Они всегда государства строили исходя из проживания за счёт других. Не было бы такого богатого и счастливого города Лондона, если бы в этот Лондон не гробились индийцы, пакистанцы, африканцы, американцы. То есть, все те многочисленные мировые колонии, которые на них работали. Не было бы таких красивых зданий, такого большого мощного города, такой богатой нации, не было бы в принципе. То есть, они иначе жить не могут. И когда они так живут, им нужно идеологию процесса обеспечить. Идеология процесса, это сегрегация. То есть, изначально англосаксонский процесс госстроительства за счёт колоний подразумевал расслоение людей: и внешнее и внутреннее, по линии границы.

 

Что это означает? Это изначально означает, что они всегда делили людей на людей и не людей. Это отсюда яценюковская эта история – недочеловеки. И людей они делили на сверхлюдей, тем, которым можно всё. Отсюда речь Гитлера о немецком сверхчеловеке, у Обамы – об американской сверхнации. Абсолютно логично. То есть он находится в своём менталитете, Обама, когда он это говорит, англосаксонском. Это цивилизованные народы. Напоминаю, цивилизованные народы - это где-то десять процентов населения планеты. И это нецивилизованные, или туземцы, или недоразвитые, как прописано в документе по Украине сорок третий пункт. Нам же тоже говорили "вы недоразвитые", "развивающиеся" - помните термин?

 

Артём Войтенков: А нам и сейчас это говорят.

 

Евгений Фёдоров: Вы развивающиеся, то есть, недоразвитые. Вот у вас полторы тысячи лет государственности, а у нас триста, но вы недоразвитые. А мы сверхнация.

 

Артём Войтенков: Россия – развивающаяся страна, официально.

 

Евгений Фёдоров: Да, официально признано. То есть, мы признаём себя недоразвитыми. А когда от Украины тоже потребовали на бумаге, кто-то вдруг это прочитал. А Россия давно это всё подписала. Мало того, это прописано в Конституции российской, в пятнадцатой статье, и в преамбуле, что мы недоразвитые, и обязаны подчиняться развитым цивилизованным народам из-за рубежа. А Конституция - это референдум народа. То есть, люди пошли и галочку поставили: "Я свинья. Недоразвитый".

 

Вот так. Мы и предлагаем отменить решение людей о том, что они признали себя недоразвитыми.

 

Артём Войтенков: Да, но людям это…

 

Евгений Фёдоров: Что? Нравится быть недоразвитыми?

 

Артём Войтенков: Большинство об этом не задумываются.

 

Евгений Фёдоров: Значит, пока они недоразвитые, в военных условиях будут недочеловеками, как это уже объявлено. То есть, не получилось недоразвитого развить, объяснят, поэтому, переводим его в категорию "не человека" – "недочеловек", то есть, животного. А животные - с ними другие законы. Можно убить миллион коров - за это наказание не последует.

 

Артём Войтенков: Похоже, что да.

 

Евгений Фёдоров: Вот такая логика. Её Яценюк чётко проводит. Потому что, ему нужна она для карательных операций, как и Гитлеру. Он же говорил "вы сверхлюди" для чего? Для того, помните он говорил: "Я вас освобождаю от совести, от химеры под названием совесть". Для чего? Чтобы на оккупированных территориях вести себя соответствующим образом. Чтобы не жалеть детей, а убивать их. Что они и делают.

 

Но, ещё раз говорю, это выходит из государственного строительства. То есть, англосаксонский мир, он был такой всегда. Поэтому, фашизм для него есть форма мобилизации в определённых обстоятельствах военных, для целей уничтожения туземцев, которые слишком размножились, увеличились, мешают колониальному миру, сбору дани и так далее. Это обычная история. То есть, они не придумали, американцы, ничего нового. Они так себя всегда вели, всю свою тысячелетнюю историю так себя вели. Отсюда и рабство они придумали: это тоже недочеловек, только тогда он назывался рабом, то есть, скотиной. Не человек, в отличие, кстати, от крепостного права. Потому что, крепостной был человеком, только низшей касты.

 

Артём Войтенков: Душа.

 

Евгений Фёдоров: Да. Душа. А это просто недочеловек. Есть люди, англичане, и есть недочеловеки. И есть Яценюк, который хочет заслужить звание человека цивилизованного, чтобы его похвалили из Лондона и Вашингтона. И для этого он: "Можно я с вами постою? Вот это недочеловек, а я вроде как человек такой рядом с вами".

 

Артём Войтенков: Да Яценюк смешной. Его же шлёпнут самого, отдадут под суд.

 

Евгений Фёдоров: Не важно. Если мы правду говорим, что коллаборационистское правительство, то его заменят тут же на Сидорова, Иванова, Петрова - это не вопрос. Нет Яценюка. Есть функция, которую выполнит любой за паёк. Или за расстрел. А кстати, Яценюк участник госпереворота, поэтому, если он будет плохо себя вести, ему Гаага и расстрел. Американцы его и кончат, официально, как участника госпереворота четырнадцатого года.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, как интересно получается. С одной стороны, если бы республика Донецкая, Новороссия не образовалась бы, то особой войны бы не было? То есть, фактически, почему их не задавили сразу? Их же могли сразу задавить? На Украине есть танки, советские остались, есть вертолёты. Подлетает вертолёт к этому блок-посту, один залп из неуправляемых ракет - блок-поста нет. Следующий - и так далее. Подъезжают три танка туда. У ополченцев не было тяжёлого вооружения. То есть, изначально, вот эта военная хунта, которая получила власть.

 

Евгений Фёдоров: Хунта интервентов, коллаборационисты.

 

Артём Войтенков: Захватчики, американцы, и плохие ребята. Они же Донецкую республику сильно сразу не давили. А могли бы сразу туда бросить тяжёлую технику, и просто всё раскатать, чем они уже сейчас начинают заниматься. Зачем они тянули два месяца?

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, что не они принимают решения. Решения принимают США. США нужна война в России. США надо решить проблему России. Чтобы решить проблему России, надо иметь пушечное мясо. Роль пушечного мяса отведена жителям Украины: русским, украинцам – не важно кому, жителям Украины. То есть, им такое доверие большое. Финансирование: отведена роль пятой колонне в России - Газпрому. То есть, они смонтировали обычную оранжевую революцию чужими руками. В продолжение 91-го года, подчёркиваю. Почему, не решив проблему 91-го года, мы не ответим, не решим сегодняшние вопросы. Отсюда уголовное дело наше и так далее. Абсолютно логично, последовательные действия. Так вот, им нужно для этого пушечное мясо. Пушечное мясо можно получить, только воспитав ненависть в украинской среде.

 

Артём Войтенков: И в русской.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Для этого надо иметь продолжительную войну. На фоне которой:

- Можно будет ввести военное положение: де факто или де юре - уже не важно.

- Запустить спецпропаганду, которая поддерживает интервента Соединённые Штаты. Разрешено врать абсолютно что угодно, и никто тебя не будет… Можно пытать журналистов, которые неправильно что-то говорят, как вот наши, со Звезды, второй раз пытают. Всё что угодно можно делать. Американцы только будут говорить: "Молодцы. Потому что, вы сукин сын, но наш сукин сын. Вы наши бойцы в армии вторжения против России. Естественно, мы вам всё разрешаем".

 

В рамках всего этого надо было воспитать ненависть. Война очень хорошо воспитывает ненависть. Сбили вот этих призывников с украинского самолёта, вот, у вас уже ненависть пошла. Убили там молодых ребят с Украины, просто призывников, которых, наши, в том числе, СМИ воспитали. Дали им неправильную информацию, ложную, и тем самым их подставили в кровь. Убили здесь мирных жителей, бомбят беспрерывно. Всё нормально, всё идёт по американскому плану. Этот план – Россия. И как только вы увидите фокус "в Россию", у вас всё станет там понятно.

 

Артём Войтенков: То есть, получается, что они специально так вот медленно давят эту Донецкую республику, именно медленно, чтобы пролить как можно больше крови, и вывести как можно больше ненависти, да? Даже если я украинец, и я за Россию, но раз моего родственника убили, моего сына, у меня уже совершенно другие мысли.

 

Евгений Фёдоров: Плюс ещё спецпропаганда наврёт ещё всякое, что это русские войска там и всё прочее. Естественно. Это делается всё специально, я вам уже говорил. В начале Первой Мировой войны, первые несколько дней были специальные карательные рейды по русским и немецким населённым пунктам, историки об этом говорят. На границе тогда ещё царской России, 14-й год, с Кайзеровской Германией для того, чтобы воспитать ненависть. Потому что, и там и там родственники, цари родственники, люди с Германией привыкли жить мирно и были специальные карательные рейды. То есть, Генштабы предусмотрели, причём, обоих армий, обратите внимание, и русской императорской, и немецкой императорской армии, наличие вот этого механизма.

 

Война без ненависти не получается. На войне ненависть становится предметом планирования. Не предметом случайных событий. А сидят умные люди, закончившие академии генеральных штабов, и они планируют ненависть. И для этого им нужно её воспитать. И дальше запускаются специальные методы, которые эту ненависть воспитывают. И сейчас американцы именно это и делают. Почему мы с вами и говорим, НОД почему говорит, что, это - вторжение в Россию. Мы об этом каждый день говорим. Люди же это не понимают. Остановить вторжение могут просто люди на улице, а они этого не понимают пока ещё.

 

Это - вторжение в Россию.

Это - первый этап вторжения. Но уже этот этап означает, что вторжение неизбежно. И первый этап, это воспитание ненависти, которое в том числе происходит на Украине. Такая простая вещь. Но это не значит, что оно само по себе. Для того, чтобы это делалось, существуют мощная пятая колонна в России, которая не только людей выдаёт, и которая мешает Путину, и которая подрывает русское сопротивление на Украине и многое чего ещё. Пятая колонна ещё и планирует часть действий патриотов на территории Украины. Вот эта история с сепаратизмом - это в чистом виде подстава, заранее запланированная.

 

Артём Войтенков: То есть, Новороссия: Донецк, Луганск заранее были запланированы?

 

Евгений Фёдоров: То есть, когда у вас планировщики, умные люди, они заранее вам выстраивают дорогу, которая приводит к смерти, то вы в начале дороги это не понимаете. Так вот, так это всё специально и сделано было. Вспомните, позицию НОДа изначально. Что такое позиция НОДа? Это же не моя позиция. Это же историческая позиция. Ещё раз вернусь коротко. Что такое НОД? Мы просто берём историческую формулу. Вот вы берёте учебник истории, почитайте. Если вы его из трёхсот страниц сведёте в одну, то у вас будет только одно: Война, мир, вторжение, интервенция, отечественная война, сопротивление, национально-освободительное движение, мир, война, вторжение, мир. Ничего другого нет.

 

Артём Войтенков: Это зависит, как учебники истории писать.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Вы возьмите любой учебник истории нормальный. Все исторические факты, они сводятся к этому. То есть, прочитав всё вы увидите, вся история человечества… Если коротко, что такое история человечества? Ответ - тысяча войн. Точка. Правильно?

 

Артём Войтенков: Отчасти.

 

Евгений Фёдоров: Это так. Потому что, это самые главные события. За эту тысячу лет у вас родилось миллиарды детей. У вас там произошли куча строительств университетов, построили первую дорогу, самолёт, всё, что угодно сделали, колесо изобрели. Но если вы всё это выжимаете в одну страничку, у вас получается перечень войн. Ничего другого у вас в эту страничку не влезает. Ни рождение вашего любимого ребёнка, ни первый самолёт. Только войны. Потому что, это и есть концентрированная история человечества. Вот мы её понимаем, сегодняшнюю историю, как обычную. То есть, ту, которая была всегда. Убираем вот эту как бы мишуру, которая для истории не является главной, и остаётся только конкурентная борьба. И в этой конкурентной борьбе войны, национально-освободительные движения, отечественные войны, интервенции, освободительные процессы. Всё.

 

И НОД подстраивается под историческую логику. То есть, мы говорим, а что дальше? Дальше будет то же самое, что и до этого: войны, конкурентная борьба, отечественные войны, колонии, сопротивления и прочее. Суть истории человечества – конкурентная борьба наций и государств. Ничего там другого, в концентрате, нет. Хотя в каждой секунде, в каждом дне истории миллионы жизней, любовь и всё, что хотите. Но для целей концентрации это уходит на второй план. Вот так и здесь.

 

Что такое на Украине происходит? Пятая колонна что подаёт? Она подаёт историю - сепаратизм. А почему возник этот термин? Сейчас в Луганске сражаются добровольцы из России, добровольцы из Италии, добровольцы из Франции, из Германии. Реально, я просто знаю это. Они что там, бьются за сепаратизм Луганской республики? Конечно, нет. И даже люди, которые в Луганской республике сражаются за свои семьи, они не за сепаратизм бьются, то есть, не за отделение Луганска. Они же бьются за свободу Луганской республики, и за свои жизни. То есть, они бойцы сопротивления.

 

Термин сопротивление общеукраинский, и общемировой, если хотите. Но им наша пропаганда, наша пятая колонна, планировщики, навязали как бы другую оценку их действий, тем самым, заранее переиграв. Вот вспомните этот знаменитый спор, который был у национально-освободительного движения с другими патриотами (честно вам скажу, слово патриот), когда события только начинались. Он был публичный. Есть ролик, я вам даже об этом говорил. Я даже когда общался с начальниками большими, они говорили, этот спор вышел на очень высокий уровень. В чём был спор? Спор был: концепции Новороссия и концепция Руси. В чём разница? Концепция Русь – это общеукраинская концепция, и общероссийская. То есть, это другое украинское государство. Какое? Свободное от интервентов, свободное от оккупантов, свободное от внешнего управления, суверенное.

 

Мария Катасонова: Единое.

 

Евгений Фёдоров: Единое, естественно, которое заложено в концепцию Русь. Концепция Новороссия и республика, означает раскол. Помните, я даже по радио спорил с Вассерманом, и он со мной согласился. Это было ещё несколько месяцев назад. Что не раскол нужен Украине (а Новороссия это раскол), а нужна единая Украина, свободная от оккупантов. То есть, свобода. И тогда нам с нашей концепцией НОДа не удалось её пережать. Мы давили по всем возможностям - нам её не удалось пережать.

 

В результате пошла концепция, заложенная американским генштабом, госдепартаментом и ЦРУ. И суть этой концепции - подвести людей в систему раскола, где автоматически возникают хорошие добрые ребята с Украины, которые бьются за свою страну и умирают. То есть, вначале неправильно заложив терминологию, почему мы говорим про наше телевидение, что оно неправильно заложив терминологию, называя людей, которые участники сопротивления, бойцы сопротивления. Бойцы отечественной войны за свободу украинского народа, даже называя их ополченцами, но не ополченцами антифашистами, а ополченцами-сепаратистами (по умолчанию), они тем самым закладывают изначально проигрыш.

 

Эта история была и с Новороссией. Изначально это был заложен проигрыш. Кем? Пятой колонной в России, которой на Украине люди верили. Патриоты на Украине, они же верили пятой колонне в России. Они же Россию воспринимают, как Путина. А Россия – это пятая колонна, Россия – это оккупированная территория. Российская власть-то под интервентом, под оккупантом вернее, иностранным. Может, помягче, чем на Украине сейчас, не военное, но тем не менее. Почему мы отсюда делаем главный вывод: нельзя решить проблему Украины, не решив проблему пятой колонны в России. Потому что, имея за спиной предателя в лице российского государства, борьба на Украине обречена на поражение. Понимаете? И люди, которые там сражаются, патриоты, за свободу своей Родины, причём, со всего мира уже сражаются, они будут иметь сзади предателей, которые будут ежедневно подрезать их возможности борьбы. Уничтожать их, давить, создавать совершенно другую логику и конструкцию действий. Я же вам говорю - вот отсюда эти решения, их будут выдавать. То есть, те граждане Украины, которые сейчас умирают в Луганске, я уже знаю, что с ними будет через, допустим, полгода. Допустим, их там кто-то остался жив, их выбили. Их наши выдадут Украине и те их расстреляют, понимаете? Наша пятая колонна в России выдаст. Уже выдают.

 

Мария Катасонова: Кстати, Евгений Алексеевич, тысячи беженцев у нас. Что с ними будет? Ведь обратно им пути нет, их там расстреляют. Если зачистят и Донецк и Луганск, они обратно вернуться не смогут.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, Маша, я вам хочу сказать. Нам всё время говорят: вопрос вины. Я вам хочу сказать: наказания без вины не бывает. То наказание, которое сегодня получают смертями жители Украины, и будут получать жители России, это результата предательства 91-го года, 93-го, и сегодняшнего не только на территории Росси, но и на Украине. Просто это результат - наказание за предательство приходит сейчас. Предательство было раньше, а приходит сейчас.

 

Поэтому, очень жалко людей, но законы истории неумолимы. В них нет судьбы человека. В ней есть люди, которые эти законы просто понимают. Они не сложные. Законы конкурентной борьбы укладываются в одну строчку. Сложно выучить одну строчку? Не сложно. То есть, люди в этом плане делятся. Если они понимают события, они понимают свои сегодняшние действия в событиях.

 

Так вот, что с беженцами. Я думаю, что Россия уже освоила много беженцев. Рассосутся по российским городам, по российским семьям, по сердобольным людям.

 

Мария Катасонова: Все тысячи? Сотни тысяч?

 

Евгений Фёдоров: А почему нет? Рассосались же тысячи. Вы как-то не заметили, за двадцать лет рассосались десятки миллионов. Куда рассосались триста тысяч русских из Чечни, например? А это всего одна республика. Куда с Узбекистана рассосались несколько миллионов человек? Куда рассосались часть из Прибалтики людей?

 

Артём Войтенков: У нас места много.

 

Евгений Фёдоров: Страна огромная, рассосутся.

 

Мария Катасонова: А какой будет их настрой? Ведь, они будут считать себя людьми, которых предали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, настрой будет негативный. Они потом будут, в том числе и они будут служить источниками карательных операций против граждан России, которые будут организовывать Соединённые Штаты Америки. Там будут тоже набирать людей для этих карательных операций. Правильно, вы правы. Это жизнь. Это геополитическая жизнь. Она была такой всегда. Но в геополитике есть только конкуренция. Ничего другого в геополитике нет.оссииР

 

 

Артём Войтенков: Вы обращаетесь с большими – с историей, с большими странами. Вы это понимаете. Большинство людей про это и не думает.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас идёт их обучение методами расстрелов, повешения, сожжения, уничтожения, бомбардировок, террора, - идет воспитательный процесс. Как школьника берут, розгами хлещут: ему больно, но он лучше понимает. Вот сейчас идет такой процесс. Обычный исторический процесс восстановления самосознания русского народа.

Вопрос только в том: завершится ли этот процесс восстановления самосознания до того, как русский народ будет уничтожен - тогда мы победим, как побеждали до этого, в Великую Отечественную войну и во все другие; или после - тогда он прекратит своё существование. Только в этом вопрос.

 

Артём Войтенков: Да, но если мы в ту же историю заглянем, Первая мировая война, что сделали? Взяли немцев, взяли русских. Причём, я напомню, у нас Романовы, последние XIX и начало ХХ века – они же, по сути, немцы.

 

Евгений Фёдоров: Ну, и что? А Обама – негр. И что?

 

Артём Войтенков: Все женщины Романовы либо из Дании, либо из Германии. Так вот, смотрите. Романовы – вроде как немцы. Мало того, Кайзер Вильгельм II – он кузен или достаточно близкий родственник Николаю II. Тем не менее, взяли нас с немцами стравили, заставили нас убивать друг друга. Нормально, отлично, пусть бьются. В результате этого после Первой мировой войны выплыла вверх Америка. Укрепился доллар, потерял рубль и германская марка сильно просела. Вы же сами про это рассказывали.

 

Евгений Фёдоров: Введена была конституция внешнего управления в Германии и так далее.

 

Артём Войтенков: Прошло всего ничего - сорок лет, даже меньше. Опять то же самое – опять русских опять с немцами. Опять бейтесь лбами. Проходит еще 60 лет, теперь уже делим Россию, отрезаем Украину и теперь уже не русские с немцами, а русские с русскими – давайте, воюйте, опять сшибайтесь лбами, убивайте друг друга. У меня такое ощущение, что история вообще никого ничему не учит. Через примерно 50 лет повторяется одно и то же, одно и то же…

 

Евгений Фёдоров: Вы начали, наконец, мыслить историческими категориями. Я вам про это и говорю. Так получается не потому, что учит или не учит, а это смысл существования человечества, его форма.

 

Артём Войтенков: Так плохо учит, если третий раз одно и то же.

 

Евгений Фёдоров: Еще раз говорю – это форма существования человечества. То, что люди пошли опять на те же разводки – это результат процесса между войнами, когда работала пропаганда в ту или иную сторону, которая вышибла предыдущий урок. Как только вы потерли урок Великой Отечественной войны, который из вас вышибла 20-летняя американская пропаганда, вы подготовлены к новому уничтожению, к новой войне. Все логично. Вас зачистили, ваш листочек чистенький, на нём опять готовы писать кровавыми чернилами историю.

 

Артём Войтенков: Но это уже третий или даже…

 

Евгений Фёдоров: Это не третий, это тысячный.

 

Артём Войтенков: Так почему это ничему не учит? Почему нас всегда стирают до чистого листа, и опять давайте убивайте друг друга.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это природа человека. Вот сколько "Спартак" с "Динамо" уже воюет?

 

Артём Войтенков: Это не воюет, они же играют. Они же не убивают друг друга.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо, хоть не убивают. Но природа одна и та же. Это конкуренция. Только в одном случае одна в спортивных формах, а с точки зрения конкуренции наций, она в военных формах. А психологическая природа одна. Вы говорите – немцы. У вас может один брат играть за "Динамо", а другой – за "Спартак"?

 

Артём Войтенков: Легко.

 

Евгений Фёдоров: Так, а почему вы считаете, что в Германии один брат не может служить за немецкую армию, которая воют с русской армией. То же самое.

 

Артём Войтенков: У нас было в 1917 году – одни брат за белых, второй – за красных.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос конкуренции наций – это не вопрос конкуренции по признаку крови. Это конкуренция по признаку команд. Русская команда – самая сильная в плане многонациональности. Изначально русское государство многонационально. То есть в России немцев было в русской армии… Фамилии только перечислить…

 

Артём Войтенков: Да, полно. Генералы.

 

Евгений Фёдоров: Большинство генералов – немцы. Спокойно отлично воевали с немецкими генералами в Германии. Потому что русские поглощают другие нации. Это сильная сторона русских. Это специфика русского развития. Англичане, немцы, французы почему маленькие – потому что у них другая логика. Если у вас колониальная логика, а не логика равенства, как в России, вы изначально не будете расширяться как единая нация…

 

Артём Войтенков: Как равных…

 

Евгений Фёдоров: Как равные. Да, конечно. Почему отсюда и вывод: Украина. Для чего они берут Украину? Как колонию. Что такое евроинтеграция по-англосаксонски? Это интеграция раба с господином. В чем она заключается? Раб должен пахать на господина, умирать по команде господина, а господин должен за него жить. Но, в принципе, они интегрированы, только по вертикали. Раб внизу в подвалах что-то обслуживает, а господин вверху потребляет. Это и есть евроинтеграция: обычная историческая традиционная евроинтеграция. Последний способ евроинтеграции – 1941-1945, до этого 1914-1917, до этого 1812. По-крупному только, по мелочи – без счёта. Вот и есть это, вот так вот. Это и есть государственное строительство англосаксов.

 

Артём Войтенков: Так почему у нас всё время по одному и тому же сценарию евроинтегрируют? Почему нас это ничему не учит?

 

Евгений Фёдоров: Не может научить.

 

Артём Войтенков: А почему они нас всё время делят и стравливают? Немцев с немцами даже.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это форма конкурентной борьбы "Спартака" и "Динамо".

 

Артём Войтенков: Мы почему так не делаем? Почему нас всё время разводят как лохов, извините?

 

Евгений Фёдоров: Потому что у нас другой менталитет. Как, я уже говорил, у хищника и у травоядных разные менталитеты изначально. Не будет бык вести себя также как волк, никогда. Даже если он понимает, что волком быть лучше. Потому что можно, в конце концов, получше поесть.

 

Артём Войтенков: Ну, знаете, бык против волка – это равные силы, в общем-то.

 

Евгений Фёдоров: Нет, я говорю – он не будет себя вести как волк. Он равная сила в схватке на поле. А волк может и подкрасться, и стаей, и много чего у него есть против быка. Они равные. Они и есть равные. Я же не говорю, что мы не равные. Я говорю, что у нас своим методы, своя технология государственного строительства, национального вопроса.

 

Артём Войтенков: Так нас давят всё время с этой технологией.

 

Евгений Фёдоров: Не нас давят с этой технологией.

 

Артём Войтенков: Нас делят и стравливают.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, Россия вела войны… Помните, когда 300-летие Российской империи праздновали, Россия не вела войны только два года. Это форма существования – войны. Вы почему-то войны воспринимаете как исключительный случай. Это обычная практика конкурентной борьбы для крупного государства. Даже не только для России. Потому что крупное государство имеет другой кругозор системы. Это обычное состояние. Постоянно бык знает, что ему нужно держать наточенные рога. Когда система сбалансирована – всё хорошо. Он отбивает границы, периодически подавляет врага в его логове, Берлин. Сколько русские брали Берлин?

 

Артём Войтенков: Два раза.

 

Евгений Фёдоров: Больше. Но не важно: Берлин, Париж, Рим и всё остальное. Периодически. Смотрите, стая волков нападает. Быки отбились, потом, которые поумнее, пошли и разорили гнездо. Вроде на полвека забили.

 

Артём Войтенков: Как забили. Что мы ушли из Берлина, из Парижа? Не надо было уходить тогда. Несколько раз, причём.

 

Евгений Фёдоров: Объясняю. Потому что мы - защитная цивилизация. Изначально русская цивилизация – защитная. У неё нет задачи… Всё расширение нашей границы реально идёт как форма защиты. То есть, когда из этого места идут постоянные набеги (Чечня, кавказские войны), идём, зачищаем эту территорию, чтобы этого не было. Даём туда денег, даём туда поддержку. Вот немцы, американцы, англичане приходят – они же не дают никогда денег. В Афганистан пришли – всё сломали. Русская армия пришла в Афганистан, защищаясь, кстати, - всё построила. Так это наш менталитет. Историческая форма государственного строительства. Потому что мы равные.

 

Ещё раз говорю, русские – носители свободы. И Александр Невский, и Даниил Галицкий, что они всё время говорили? Что с запада надо всё время ожидать агрессивных войн, а с востоком надо дружить и договариваться. Почему? Потому что менталитеты разные. Потому что на востоке привыкли жить за счёт своих ресурсов, за счёт внутреннего развития. На западе – Германия, Франция, привыкли жить за счёт набегов.

 

Артём Войтенков: Да, но если мы посмотрим на карту, этот Запад – это крошечная часть Евразии, это просто смешно по размерам. Почему эта крошечная часть постоянно нас разводит, почему она всегда живёт за счёт нас. Почему Берлин уже два раза на нас нападал? Это закономерность.

 

Евгений Фёдоров: Будет ещё нападать, если не уничтожать сейчас. Естественно. А мы имеем свою форму защиты под названием отечественная война от этих набегов. Это технология такая.

 

Мария Катасонова: Артём спрашивает, почему раз и навсегда не установить своё влияние и всё, не захватить и всё.

 

Артём Войтенков: Почему мы из Берлина уходили два раза? Почему мы ушли из Парижа?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, потому, что это не наш менталитет.

 

Артём Войтенков: Ну, при чём здесь менталитет.  

 

Евгений Фёдоров: Наш менталитет не позволяет это делать, потому что…

 

Артём Войтенков: А как же борьба наций, конкуренция?

 

Евгений Фёдоров: Разные формы борьбы. Русская нация более направлена на внутреннее развитие и внутреннее совершенствование. Сколько мы брали Измаил, вы знаете, например?

 

Артём Войтенков: Вы говорили, много раз.

 

Евгений Фёдоров: Прежде, чем до него добрались окончательно. Потому что условия должны созреть. Те люди, куда вы идёте, они должны сами просить вас, чтобы вы включили их в своё государство. А если туда приходят англичане, они возьму и останутся. Потому что им нужна колония. Они спрашивать никого не будут. А России нужно согласие.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, мы до этих условий можем не дожить просто как государство. Если посмотреть, сколько мы территорий присоединили оборонительным путём, почему бы нам не присоединить, действительно, оставшиеся части?

 

Артём Войтенков: Вот, Великобританию, например.

 

Евгений Фёдоров: Вы для начала отбейтесь от атаки, а вы уже рты раззявили.

 

Артём Войтенков: Ну, я к тому, что мы сейчас отобьёмся, а нас опять разведут в очередной раз.

 

Евгений Фёдоров: Это "Спартак" - "Динамо". Это ежедневная борьба. Что вы хотите?

 

Мария Катасонова: Почему с одними государствами это прокатывает, с другими нет?

 

Евгений Фёдоров: Вы пытаетесь сейчас сделать из меня умного человека, который придумает новую формулу исторической конкуренции.

 

Артём Войтенков: Я пытаюсь докопаться.

 

Евгений Фёдоров: Я, как НОДовец, не умный человек. Я, как НОДовец – исторический человек. Я вам говорю, что правила были, есть и будут. Вы предлагаете сейчас мне придумать новые правила. Сами придумывайте. Я не придумываю новые правила. Я беру старые правила, которые жили и работали всегда, и просто в эти правила, в эту формулу подставляю сегодняшние данные и получаю результат.

 

Мария Катасонова: У Артёма правильная мысль. Даже по этой старой формуле. Почему мы не можем… Эти государства можно оборонительным путём присоединить, а эти государства мы не можем, хотя они нападают…

 

Евгений Фёдоров: Не мы присоединяем, а как Крым. Попросили – присоединили. Если Берлин попросит – присоединим.

 

Артём Войтенков: Что-то Афганистан нас, по-моему, не очень просил-то?

 

Евгений Фёдоров: Да? Я вам как участник афганских событий. Просил 24 раза…

 

Артём Войтенков: Подождите, а кто там сопротивлялся тогда?

 

Евгений Фёдоров: Американцы. Иностранные войска вторжения. Это была война Советского союза с Соединёнными Штатами Америки. Это были стингеры, это был Бен Ладен, который вообще был агентом ЦРУ, и всё остальное. Кто сопротивлялся? Афганцы 24 раза или 26 просили (нам говорили на политзанятиях). Причём, всё руководство Афганистана, там три руководителя сменилось до появления советских войск, - все трое просили.

 

Мария Катасонова: Приднестровье просит, Осетия просит.

 

Евгений Фёдоров: Осетию мы признали.

 

Мария Катасонова: Нет, ну признать…

 

Евгений Фёдоров: Вы не забывайте, что сейчас Россия сейчас находится в статусе внешнего управления, колонии.

 

Мария Катасонова: Вообще, в Германии очень много людей просит.

 

Евгений Фёдоров: Германия - в своё время, каждый третий переехал жить в Россию. Логика, ещё раз говорю, очень простая. Россия сама по себе оборонительное государственное строительство у нее всегда было. Если возникают условия, при которых нельзя отказывать, она никому не отказывает. То есть, Крым в этом плане – обычная технология российского расширения.

 

Артём Войтенков: Какого расширения? Это наше было!

 

Евгений Фёдоров: Наше было не только Крым. Наш был Берлин, там славяне жили. Я думаю, надо просто уничтожить фашизм.

 

Мария Катасонова: Не добьём всё равно до конца. Несколько раз не добивали и сейчас не добьём.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что всему миру- 90 процентов населения колониального, надо объединиться против англосаксонского бандитского мира.

 

Мария Катасонова: На время они объединятся. А дальше?

 

Евгений Фёдоров: У нас же получилось. Помните, в России одно время не было ни одного бизнеса, который не подвергался рэкету и не платил дань. Сейчас же этого нет. Есть формы. Если мы укрепляемся, усиливаемся, мы создаем мировой порядок, в котором не будет англосаксонского бандитизма.

 

Мария Катасонова: До сих пор создать не могли, а теперь создадим?

 

Евгений Фёдоров: Это есть борьба. Это форма борьбы. Человечество тоже как-то учится. И на каком-то этапе я, например, верю, что России удастся объединить все страны мира против англосаксонского фашизма, как формы.

 

Артём Войтенков: Вот это уже ход. А то, что мы неоднократно говорили, что война на Украине…

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас уже уходите за горизонт.

 

Артём Войтенков: Почему за горизонт? Нет. Я не хочу, если даже мы сейчас отобьёмся, чтобы нас через 30 лет опять развели.

 

Евгений Фёдоров: Согласен, надо выводы сделать. Я с этим согласен.

 

Мария Катасонова: Нужно додавить до конца.

 

Евгений Фёдоров: Совместно с другими. Надо сделать мировой трибунал против колониального англосаксонского мира. То есть, шире формат развернуть.

 

Мария Катасонова: Как же тогда конкурентная борьба после этого?

 

Евгений Фёдоров: Это форма конкурентной борьбы. Она будет всё равно, вы не беспокойтесь. "Динамо" со "Спартаком", всё равно будет воевать. Посмотрите, допустим, Российская империя уничтожила порядка семи или восьми империй. Вспомните, Литовско-Польскую империю уничтожила.

 

Артём Войтенков: Да, Австро-Венгрия.

 

Евгений Фёдоров: Австро-Венгрия. То есть, это вечная конкуренция. Это как человек: родившись, он попадает в конкурентную среду, до смерти. Родился новый человек – опять конкурентная среда. Конкурентная среда не исчезнет. Но могут партнеры поменяться. Исчезнет "Динамо" или "Спартак" - будет другая команда.

 

Артём Войтенков: ЦСКА.

 

Евгений Фёдоров: Да, партнёры поменяться могут, а конкурентная борьба – никогда.

 

Артём Войтенков: Да, но всё это приводит к тому, что единственный путь сейчас – это бороться против англосаксов и колониальной власти.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. 90 процентов мира должны объединиться для борьбы с 10-процентным, как в нашей Конституции написано, "общепризнанные нормы", 10-процентным колониальным бандитским миром, фашистским по своей основе, в котором есть сверхлюди, сверхгосударства, цивилизованные народы, недоразвитые народы и недочеловеки.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, чтобы нам бороться с англосаксонским миром колониальным нам нужно сначала у себя в стране навести порядок. Основной момент – это убрать пятую колонну. Следующий момент – люди готовы выходить тысячами, сотнями тысяч, чтобы взяться на оружие и пойти воевать на Донбасс, но они не готовы выйти даже в количестве нескольких тысяч против пятой колоны. Для них пятая колонна – это нечто мифическое.

 

Евгений Фёдоров: Я не против - пусть помирают. Если люди приняли решение умереть – это их право. Вот у них такая форма суицида. Значит, это их решение. Тут мы ничего не можем сделать.

 

Артём Войтенков: Это не их решение. Это просто…

 

Евгений Фёдоров: Это их решение. Вы их оправдываете всё время. Вы говорите, что он не понял, он не посмотрел передачу НОДа, он не связался со штабом, он глупый человек.

 

Мария Катасонова: Нет, он просто работает, у него есть семья, у него дети. Вот он приезжает с работы в девять часов.

 

Евгений Фёдоров: Пусть помирает. Вот и детей на его глазах расстреляют каратели. А он пусть знает, когда это будет происходить, что это произошло по его личной вине и по его личному решению.

 

Мария Катасонова: Для него пятая колонна – это мифический враг, они его не видят.

 

Артём Войтенков: Это что-то непонятное.

 

Евгений Фёдоров: Я не против. Пусть помирают. Что вы меня уговариваете?

 

Артём Войтенков: Мы не уговариваем, мы просто говорим…

 

Мария Катасонова: Мы ищем пути решения.

 

Евгений Фёдоров: Вы сообразили? Значит, и другие сообразят. В Крыму сообразили? В Луганске, в Донецке сообразили?

 

Артём Войтенков: Вот мы были в Крыму на референдуме и я беседовал там с людьми… Знаете, большинство людей, вот разговариваешь с теми людьми, которые там стояли наблюдателями на…

 

Евгений Фёдоров: Значит, догадались пойти за правильными лидерами, уже хорошо.

 

Артём Войтенков: Да, но они как говорят: "Вот в России у учителей зарплаты выше, а у нас зарплаты очень маленькие". Понимаете, всё равно у людей бытовая часть идёт в большей мере.

- "Ой, надоела эта бандитская власть".

Они не мыслят как вы, категориями геополитики, стран, государств, истории. Они вот мыслят магазинами, своей зарплатой и что вокруг происходит.

 

Евгений Фёдоров: Значит, иди за лидером национально-освободительного движения, национальным лидером, если уж по-простому. Выходи на улицу, просто на уровне интуиции и интегрируйся в систему национально-освободительной борьбы. Если в систему национально-освободительной борьбы интегрируется пять процентов населения… Ну, пять-то процентов есть умных?

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, люди уже просто на самом деле сейчас не знают, кому верить. Их столько раз обманывали…

 

Евгений Фёдоров: А я же не против. Пусть помирают. Хоть 20 раз обманывали, хоть миллион. Хочет человек помирать и прикрывается тем, что ему некому верить – да пусть помирает. Хочет, чтобы расстреляли его ребёнка и семью – пусть. Это его решение. Чтобы он понимал. Почему мы сейчас об этом каждый день, постоянно говорим.

Мы сейчас говорим:

- "Ребята, через год, когда будут здесь события происходить, почитайте. Вы приняли решение, когда год назад посмотрели и не сделали даже не наших выводов, а тех, которые находятся в учебниках истории. Это ваше решение".

 

Почему я говорю, что сейчас, когда в Луганске и в Донецке убивают людей и беженцы, это - их решение 1991 года. Просто плата отсрочена была на какое-то время. Вот и всё. Наказание пришло за предательство. И сюда придёт, в Москву, наказание за предательство 1991-го, 1993-го, 2014-го года, потому, что это тоже геополитический закон. Предательство всегда наказывается.

 

Артём Войтенков: Я хотел бы понять, почему представителями Госдепартамента США работают такие высокообученные люди, как Дженнифер Псаки, которая заявляет, что газ добывается в Европе и через Украину транспортируется в Россию, что Америка пошлет свой флот к берегам Белоруссии и так далее. У неё много таких глупостей, но, понимаете, это даже не смешно. Такой человек занимает высокий государственный пост и ежедневно несёт какую-то бредятину постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Это просто показывает отношение Госдепартамента к вам, недочеловекам, как мы узнали.

 

Артём Войтенков: Но, слушайте, берега Белоруссии – это просто на карту посмотреть.

 

Евгений Фёдоров: Просто им по барабану ваше мнение. Вот они назначили какую-то там девочку, с точки зрения восприятия жизни и всё. Всё, что интересует американцев в России – это интересует российская дань и российские учёные и дети. Это просто показывает, что американцы рассматривают себя как сверхнацию, реально. Когда Обама это говорит – он не случайно эти слова сказал. Их не волнует ваше мнение совершенно. Что же тут непонятного?

 

Артём Войтенков: Ну, понимаете, выставлять себя в таком свете…

 

Евгений Фёдоров: Умного человека поставить на вашем направлении, информационном, это вас признавать как достойного партнёра. Они вас не признают достойным партнёром. И нас, и меня, и всех. Поэтому и поставили кого ни попадя, не задумываясь на эту тему.

 

Артём Войтенков: Вы думаете, настолько им плевать?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Это логично. Если они победители, почему это должно быть… Они всё - расслабились, закончили. Это когда был Советский Союз, они там напрягались, у них там Кондолиза была, руководила институтом советологии, ещё что-то, учёные, специалисты. А сейчас-то что? Дань идёт бесперебойно, учёные идут бесперебойно, дети идут бесперебойно.

 

Артём Войтенков: Газ и нефть бесперебойно.

 

Евгений Фёдоров: Там, где надо, союзникам идёт. Всё в порядке. Знают, что есть такой Путин, он им мешает наслаждаться жизнью. Вот они его выучили, начинают мочить. Вот Закон недавно приняли, вернее, принимают сейчас. Очень интересный закон. Акт Bill США № 2227, называется "Акт о предотвращении агрессии со стороны России", 2014-й год. "Предотвратить дальнейшую агрессию к Украине и другим суверенным государствам в Европе и Азии и для других целей". Закон прошёл два чтения, уже находится на последней, третьей стадии принятия.

 

Артём Войтенков: Уже прошёл? Я его просто читал, он был внесён только.

 

Евгений Фёдоров: Вот он прошёл два чтения, у них там три стадии принятия. В России тоже три с учётом Совета Федерации.

Усиление Вооруженных сил, НАТО, расширена поддержка Польши и Балтии. Санкции.

 

Артём Войтенков: Там разговор о том, что да, надо нападать на Россию, пока она на Украину сама не напала.

 

Евгений Фёдоров: Да, военная помощь Украине, разведку подключают, Грузию активизируют, Молдову. Я так понимаю, что будут на границе с Грузией у нас проблемы. Силы безопасности будут формировать на территории Украины. Энергетическая независимость и запрет на поставки российского газа в Европу. Непризнание аннексии Крыма, это понятно.

 

Артём Войтенков: А им хорошо, если наш газ не пойдёт в Европу? Европа накрывается тогда.

 

Евгений Фёдоров:Это нормально. Им же тоже параллельно надо решать проблему давления на Европу и контроля за своими европейскими вассалами. Эта бандитская англосаксонская государственность не подразумевает дружбы даже между собой. Когда у вас две банды или три банды, у них же есть между собой отношения. Они, кстати, друг друга уважают. У них этот бандитский кодекс, понятия уважительные. То есть, условно говоря, бандит с бандитом понимают по понятиям, а, допустим, если лоха ограбил – это нормально. А вот друг друга нельзя.

 

Такое есть у них. То есть у них есть внутренняя система взаимоотношений: Германия, Франция, Англия, Америка, как бандитских режимов, бандитской системы исторической государственного строительства. Это совершенно не значит, что они друг друга любят. У них между собой жёсткая конкуренция. На площадке своей, на бандитской: кто круче из бандитов, грубо говоря. Но система отношений у них есть. Поэтому сделать "козу" немцам для американцев нормально, чтобы те держались в стойле, не выпендривались и признавали иерархию американского правления хотя бы. Да, это вассалы, но они должны знать, что господин имеет не только пряник, но и кнут, если что. Это логично.

 

- Они активизируют террористические дела. То есть, будут пытаться взорвать метро московское и всё остальное.

- Активизируют давление по линии Грузии, вполне возможны инциденты в Осетии, например. То есть, по крайней мере, они будут этого требовать. Согласятся ли грузинские… Там же они тоже трусы.

- Пятую колонну будут здесь по линии экономики.

- Активизируют позицию Центрального банка.

 

У нас Центральный банк сейчас доклад дает, у нас с ними спор. Центральный банк чётко проводит линию на ликвидацию российской экономики, чётко говорит о Базеле-3, о том, что он грохает банки… Надо стенограмму взять, кстати, а то некоторые экономисты не связывают то, что у нас уже грохнули несколько десятков банков с Базелем-3. А Центральный банк чётко это связывает, что это взаимосвязанные процессы. Ввод по требованию американцев Базеля-3 и привел к тем нескольким десяткам банков, которые уже грохнули. Вы заметили? Это - прямая взаимосвязь. Идёт повышение процентных ставок, сокращение денег в экономику, ослабление рубля. Это всё позиции экономической пятой колонны для подготовки вторжения в Россию. Это всё взаимосвязь одной цепи.

 

- Выделяют деньги на внутреннее финансирование пятой колонны в России по этому законопроекту.

- Европу ставят в стойло.

- Санкции, как метод манипулирования российскими элитами.

- Дальше будут манипулировать, тут указано, прямо перечисляют: "Сбербанк", ВТБ, "Газпромбанк", сам "Газпром", "Новотек", "Роснефть", "Рособоротэкспорт" и так далее. Дополнительные санкции.

 

В общем, этот закон – это такой мощный механизм, развивающий билл имени Магнитского в плане вторжения в Россию по линии оранжевых революций. Суть этого вторжения – это манипулирование пятой колонной. То есть, усиление пятой колонны, манипулирование пятой колонной, и в дальнейшем она должна открыть ворота городов России уже для вооружённой компоненты вторжения, как на Украине. Вот такая логика. Она чётко прослеживается через этот закон.

 

Артём Войтенков: Его уже, судя по всему, примут, да?

 

Евгений Фёдоров:А они и без закона это всё реализуют. Это всё внутри системы санкций.

 

Артём Войтенков: Да, но это даст больше полномочий.

 

Евгений Фёдоров: Это даст право сажать в тюрьму тех должностных лиц в Америке, которые будут недостаточно чётко исполнять давление на Россию. Там же тоже есть бездельники и разгильдяи. То есть, повысить дисциплину американской государственной машины. Ту, которую вы критикуете с Псаки. Вот заставят Псаки более ответственно относиться к задаче ликвидации Российской Федерации в том числе.

 

Артём Войтенков: Если они уже принимают такие законы официально, то…

 

Евгений Фёдоров: Так это уже не первый. Билл имени Магнитского – точно такой же закон. Там то же самое.

 

Артём Войтенков: Но там без военной части было. Здесь и военная часть.

 

Евгений Фёдоров: Так потому, что они решают проблему Путина и России для цели защиты. Они защищаются, это вопрос национальной безопасности. Для цели защиты американского однополярного колониального мира. Это считайте, что Англия воюет в Индии, Сипайское восстание подавляет для того, чтобы Индия не выскочила из английstrong: Его уже, судя по всему, примут, да?ского владычества. Вот вам исторически аналог.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, сейчас очень популярен среди народа такой тезис, что люди простят Путину голод, если рухнет экономика, какие-то лишения для себя. Но если произойдёт сдача Украины, если будет дальнейшее отступление, вот этого люди не простят.

 

Артём Войтенков: Кто это придумал, интересно?

 

Евгений Фёдоров: Что значит – Путину не простят? Почему, допустим, не простят этому столбу № 3 напротив своего дома?

 

Мария Катасонова: Но столб же – не национальный лидер.

 

Евгений Фёдоров: Нет, Путин у нас – президент. Национальный лидер – это система, находящаяся вне государственной власти и система, находящаяся вне государства. То есть, реформатор, желающий восстановить суверенитет страны. Вот что такое национальный лидер. А Путин – президент. Это должностное лицо, предусмотренное (не случайно английское слово) колониальной системой управления, которое отвечает за представительскую функцию и соблюдение колониальной оккупационной Конституция.

 

Мария Катасонова: Но если он пойдёт на госпереворот, если выражаться…

 

Евгений Фёдоров: За это они его и отправят в Гаагский трибунал.

 

Мария Катасонова: А народ его поддержит.

 

Евгений Фёдоров: Какой народ? Я не вижу, чтобы народ его поддержал. Я не вижу народа на улице, чтобы он его поддержал.

 

Артём Войтенков: Ты сама видишь, сколько народа…

 

Евгений Фёдоров: О чём вы говорите, какой народ.

 

Мария Катасонова: Я вам ещё раз говорю – это что-то мифическое…

 

Евгений Фёдоров: Народ-предатель поддержит Путина? О чём вы говорите? Народ-предатель себя не поддержит. Народ-предатель – это суицидальный народ, понимаете? Он склонен к суициду, как нация.

 

Артём Войтенков: К самоубийству, переводя на русский.

 

Евгений Фёдоров: Переводя на русский – самоубийству. Какое поддержит, о чём вы говорите? Если бы на улице было хотя бы 50-100 тысяч в поддержку Украины, например, так у Путина были бы руки развязаны. Но этого нет. И вы говорите про какой-то народ. Мне смешно это уже слышать.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Наталья Малыгина, Елена Залыгина.

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1310 мб)
Видео MP4 640x360 (494 мб)
Видео MP4 320х180 (269 мб)

Звук:
(21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (42 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (48.41 КБ)
FB2 (167.66 КБ)
RTF (537 КБ)

Бандитский Запад

Страны Запада живут по бандитским принципам - мощная пропаганда и показная роскошь.
Основные признаки бандита - запугивание непокорных и жизнь грабежом. Государства Запада живут так сотни лет. Это не двойные стандарты, это основа построения государства.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров

Бандитский Запад

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_zapad_bandit

 

Часть из "Евгений Фёдоров 13 мая 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-05-13

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://www.rusnod.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Вся эта история про демократию, про двойные стандарты, это всё - пропагандистская чушь. Нет двойных стандартов. У американцев нет двойных стандартов. У них есть стандарт сверхнации Соединённые Штаты Америки, и остальных - либо вассалов, либо рабов. Вассалов они называют цивилизованными народами, а рабов они называют недоразвитыми народами, как это даже прописано в бумаге по Украине. А раньше они назывались просто туземцы. Вот как мир был устроен, так он устроен и сейчас. То есть, надо просто понимать, что всё остальное есть обыкновенная болтовня.

 

Евгений Фёдоров: Западные страны – это как раз эта женщина с бородой. Это, кстати, не случайные вещи.

 

Артём Войтенков: Это специально, чётко… 

 

Евгений Фёдоров: Западные страны – конкретная часть государства. Вот смотришь телевизор – международное сообщество. Международное сообщество, когда о нём говорит наш телевизор, означает миллион человек максимум жителей этого сообщества. Про китайцев "международное сообщество" никто не говорит, заметили? Хотя там живёт полтора миллиарда.

 

Артём Войтенков: И индийцев тоже.

 

Евгений Фёдоров: Тоже не говорят, что это международное сообщество. Хотя история у этих государств, у китайского и индийского раза в три больше, чем у европейских.

 

Артём Войтенков: И у африканских государств тоже древняя история. 

 

Евгений Фёдоров: Да, тоже не говорят про международное сообщество. То есть под международным сообществом понимается совершенно конкретная организационная система: Соединённые Штаты Америки и их вассалы, которые иногда называются союзниками. Англия, может быть, ближе союзник, чем вассал. Хотя тоже… Вот что такое международное сообщество. Этот термин был узурпирован. Почему? Потому что эта часть мира, которая составляет восьмую часть мира всего лишь даже с населением, а без населения там отдельная история, - она просто специфически ведёт конкурентную борьбу. Конкурентная борьба англосаксов, как её можно в целом назвать – французы, немцы, это всё равно англосаксонские методики. Борьба англосаксов – это борьба чисто колониального эксплуатационного метода. То есть, по сути, это бандитские государства в своей технологии, в своей государственной основе. 

 

Артём Войтенков: Все государства бандитские в своей основе.

 

Евгений Фёдоров: Нет, бывают разные степени. То есть это бандитские государства в своей основе. Основа следующая – государство бандитское по отношению к другим государствам. Внутри своих стран тоже. Для них идёт чёткая сегрегация населения по вертикали. Для них есть либо лорды, либо олигархи, либо ещё кто-то и остальное население, которое должно питаться ГМО. Для внешнего процесса существует раскладка мира: на коллегу-бандита (колонизатора, одно и то же) и ограбляемые (колонизируемые) территории и государства. Это их государственная система строительства. Для цели ограбления и колонизации им нужна мощная пропагандистская машина, конфетка. 

 

Не случайно, когда Советский Союз попал в так называемый рынок, рыночные отношения, на что главное люди обратили внимание? Что резко гипертрофировалась важность конфеток, обёрток. То есть, на самом деле, советские конфеты были вкуснее любых иностранных. Но обёртки там были на порядок лучше, и цена обёртки была – половина конфеты. Потом начали когда коробочки делать железные – одна конфетка, а вокруг неё это, это, это. Цена конфетки была 10%, а 90% – это коробочка. Это уже менталитет. То есть нужно не содержание не суть, а нужно обёрточная часть: маркетинг, внешняя подача. Это специфика этой англосаксонской колониальной системы и государственного строительства. У них очень мощный гипертрофированный. Как у любых бандитов. Бандиты всегда любят шик, блеск, внешний вид. Это специфика. 

 

Если ты убиваешь людей и ведёшь бандитский образ жизни, уважать тебя за это никто не будет. Значит, тебе надо компенсировать уважение за счёт внешней показной компоненты. Поэтому бандиты – это всегда особый шик и роскошь. 

Это характерная черта англосаксонской государственности. Мощная пропагандистская машина, направленная для покорённых народов или для конкурентов, для соседей. Меряются, даже между собой мощностью пропагандистского факта этого, механизма. 

 

Для народов, которые живут по другой методике, которые живут за счёт собственного развития, которые живут не за счёт бандитизма и ограбления, для них это не нужно. В их системе это просто глупость. Для такого народа иметь плохую конфету в красивой обёртке – глупость. Лучше иметь хорошую качественную конфету в плохой обёртке, но зато я знаю, что она хорошая. Суть явления важнее, чем показная часть. 

 

Сегодня, когда американцы выстроили, до них англичане выстраивали колониальные империи, они всегда внимание уделяли внешней показной стороне, сейчас сказали бы - пропагандистской. Здесь в принципе нельзя это сделать. У них пропаганда на вранье. А у нас считается неправильно делать даже пропаганду, пропаганда возможна, но на вранье. Как бы это считается некрасиво. Противоречит внутренним принципам изначально человеческого, семейного и государственного устройства.

 

Артём Войтенков: Пока. 

 

Евгений Фёдоров: И противоречило исторически по отношению к ним. Были эти вещи, но я говорю, пропорции разные. Поэтому бандитские государства всегда имеют более мощный пропагандистский аппарат. Они сейчас этот аппарат просто нормально используют, усовершенствуют его каждый день. Сейчас фаза изменилась. Когда вы ловите рыбу, вы на крючок червячка насаживаете?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Но ведь это обман рыбы.

 

Артём Войтенков: Да. 

 

Евгений Фёдоров: Тоже самое для бандита. Это нормальная практика. Вы же е считаете, что вы плохой человек, что вы ловите рыбу? Не считаете. Так и американцы не считают, что они плохие люди для себя. Да, они заманили идиотов всяких, они так считают, недоразвитых, как они говорят, хотя у них государство в пять раз больше, они никак не разовьются, недоразвитых. Теперь они пользуются с радостью этими недоразвитыми. Это не двойные стандарты. Это изначально заложено системой. Я человек, цивилизованный народ или сверхчеловек, а это просто стадо, недоразвитые народы, туземцы. Их обмануть? Классно. Если я их обману, мой сосед-колонизатор только скажет: "Какой ты классный парень, вот как ты здорово поддел этих лохов!"

 

Артём Войтенков: Уважать будет.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Просто сейчас это вскрывается. То, что некоторое время назад они маскировали – демократия, права человека, сейчас они просто дошли до такой стадии, когда им это не надо, им уже это западло. Они открыто перешли к военным действиям на нашей территории, потому что они видят перспективу решения проблемы. 

 

Артём Войтенков: Да, потому что им нечего уже скрывать. 

 

Евгений Фёдоров: Потому им нечего скрывать не только потому, что у них кризис, а потому, что они считают, что они победят. 

 

Артём Войтенков: Они не видят силы, которая может им противодействовать. 

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Также как и Гитлер не видел.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (105 мб)
Видео MP4 640x360 (39 мб)
Видео MP4 320х180 (21 мб)

Звук:
(1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (6.75 КБ)
FB2 (15.02 КБ)
RTF (44.74 КБ)

Страницы