Подписка на RSS - Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров

портрет: 

Евгений Фёдоров 5 декабря 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 5 декабря 2014.
Разговор о послании президента Путина Федеральному Собранию 4 декабря 2014, Центробанке РФ, который работает на США, уничтожая экономику России, росте цен, западных кредитах, закрытии проекта “рубль”, власти и полномочиях президента РФ, амнистии капиталов, проплаченных уличных протестах и механизмах свержения Путина, третьей мировой войне и новых деньгах для Новороссии.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 5 декабря 2014 года

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-12-05

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров -депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, мы с вами встречаемся пятого декабря. Это как раз следующий день после выступления Владимира Путина со своим ежегодным посланием к Федеральному собранию, или даже, можно сказать, ко всем россиянам и другим странам.

 

Евгений Фёдоров: Второе за этот год.

 

Артём Войтенков: Да. Но, если честно, я вот его послушал, посмотрел, почитал, там очень много хороших вещей сказано с одной стороны, а с другой стороны, вот какая разница, что говорит Путин? Вы сами говорите, что он говорит, а Центробанк его посылает, указы не выполняются. Ну, вышел, опять что-то сказал. Вот какой, зачем вообще?

 

Евгений Фёдоров: Про процентные ставки он говорил уже в третьем послании. То есть, третий год говорит. В этом послании он уже даже грозил. Намёк, конечно, был, но, я так понимаю, что намёк был на уголовный кодекс и на правоохранительных работников, которые пойдут разбираться, кто там спекулянт в Центральном Банке.

 

Хотя, спекулянта искать долго сильно не надо, он сидел перед Владимиром Владимировичем. Потому что, главный спекулянт страны - Центральный Банк. Поскольку, он экономику страны не поддерживает, у него нет вообще другой функции, кроме как спекуляция. То есть, это профессиональный спекулянт, который получает доход от спекуляции, часть доходов перечисляет в федеральный бюджет. Но при этой спекуляции, перечисляет в бюджет он где-то двести миллиардов рублей, а принёс убытков только за последний год где-то порядка пятнадцать-двадцать триллионов рублей. То есть, вот это та самая история, когда чуть-чуть заработал, а обрушил всю страну.

 

С точки зрения закона, у него нет никаких задач других, кроме как проводить спекуляции и поддерживать американский доллар. Вот американский доллар он поддерживает профессионально выше всяких похвал. То есть, я думаю, американцы довольны. Благодаря ЦБ они только за ближайший год получили до триллиона долларов либо дохода прямого, который они получили, допустим, в результате того, что необходимо отдавать кредиты на пятьдесят процентов больше, чем брали. А иностранные заимствования - семьсот миллиардов, значит, отдавать надо порядка четырёхсот миллиардов уже с учётом курса, который у нас сегодня сколько? Пятьдесят два?

 

Артём Войтенков: Ой, я даже не смотрел сегодня. Я уже привык, что он…

 

Евгений Фёдоров: Около пятидесяти двух, да. Вот, считайте. Можете взять калькулятор, и посчитать. Итак, берём, иностранных заимствований у нас семьсот миллиардов, правильно? Долларов. Умножаем, сейчас курс у нас где-то пятьдесят четыре, по-моему, был вчера. Равно – тридцать восемь триллионов рублей у нас на сегодняшний день в рублях иностранных заимствований. Тридцать восемь, запомнили, а было, ещё в конце прошлого года - семьсот умножаем, было тридцать, равно - двадцать один. Итак, тридцать восемь минус двадцать один, получается, что семнадцать триллионов рублей – убытки российской экономики, благодаря не исполнению Центральным Банком конституционных указаний, и закона о конституции, по которому он должен был держать курс рубля. То есть, не выполнив свою функцию, не исполнив конституцию, Центральный Банк нанёс ущерб российской экономике семнадцать триллионов рублей. С этого он получит доход - двести миллиардов.

 

Артём Войтенков: А вы считали по пятьдесят четыре, доллар?

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Сейчас он пятьдесят два шестьдесят девять.

 

Евгений Фёдоров: Ну, давайте пересчитаем, будет не намного меньше.

 

Артём Войтенков: Не, ну он поднимется, это однозначно, он поднимется.

 

Евгений Фёдоров: Так, семнадцать триллионов. А двести миллиардов мы получили в бюджет дохода от этих спекуляций Центрального Банка. То есть, Центральный Банк заработал двести миллиардов, потратив на это наших с вами денег семьсот триллионов дополнительных. Вот вам цена сверх профессиональной позиции Центрального Банка. Разделите семнадцать триллионов на двести миллиардов. Хотите, могу разделить, чтобы посмотреть…

 

Артём Войтенков: Понятно, что это гораздо меньше.

 

Евгений Фёдоров: Семнадцать триллионов делим на двести миллиардов, получаем - восемьдесят пять раз. То есть, Центральный Банк, эффективность его работы, его негатива в восемьдесят пять раз больше, чем позитива для страны.

 

Артём Войтенков: А почему вы считаете всю сумму иностранных заимствований? Мы же, если что-то продаём за рубеж, мы сразу продаём за доллары, правильно?

 

Евгений Фёдоров: Я говорю только про одну статью убытка. То есть, были иностранные заимствования, по ним продали, то есть, по ним взяли в долг, отдавать надо больше, понимаете, да? Отдавать надо больше на семнадцать триллионов рублей. То есть, убыток страны - семнадцать триллионов рублей. Прибыль США - семнадцать триллионов рублей, потому что, если здесь убыток, значит, там прибыль. То есть, Центральный Банк только за год обеспечил прибыль Соединённым Штатам Америки дополнительно к дани, ко всем доходам семнадцать триллионов рублей, в пересчёте на доллары. Это порядка трёхсот, четырёхсот миллиардов долларов. Это только прибыль США от деятельности ЦБ за один год. То есть, он строго выполняет своё предназначение - обеспечивает Соединённые Штаты Америки, особенно в условиях кризиса, ресурсами и возможностями страны-колонии. Правильно?

 

Значит, гарантия уже - руководство Центрального Банка получит от Соединённых Штатов Америки все необходимые премии, виды на жительство, коттеджи, и всё остальное. Он блестяще справляется со своей работой обеспечивать США за счёт граждан России.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Это я только одну статью, которая легко считается, а там много чего. Да, у нас где-то платёжный баланс был положительный, порядка ста миллиардов долларов у нас был положительный платёжный баланс, даже к ста двадцати поднимался. То есть, мы больше продавали, чем покупали. Но политика Центрального Банка к чему приводит? К тому, что тот, кто зарабатывает доллары, никогда с ними не расстанется. Логично ведь? То есть, он эти доллары, где оставит? Там, где их получил, то есть, за границей. Он не будет их ввозить в Россию.

 

То есть, вообще, откуда возник этот снежный ком падения курса рубля? Он же возник не просто так. Он был сознательно создан Центральным Банком. Если ЦБ в соответствии со своими задачами, предусмотренными конституцией, ещё бы полгода, год назад, остановил бы падение курса рубля, для этого у него были все резервы. Мне тут аргумент такой, недавно я нашёл, выдали, говорят: "А вот, при Ельцине у нас был дефолт, потому что, Центральный Банк там что-то попытался". При Ельцине у нас не было такого инструмента, как валютные резервы. Вот как только вам дают такой аргумент, что при Ельцине, когда был дефолт, вот так сделали, а сейчас вот так сделали, я отвечаю: "Когда там был дефолт, Российское государство приняло решение застраховаться от дефолта. А знаете, как? Изъяв у нас, у всех граждан, из кармана деньги, и на эти деньги, купив валютные резервы".

 

Артём Войтенков: Интересное решение.

 

Евгений Фёдоров: Но оно было тогда принято.

 

Артём Войтенков: Это, в каком году? При Ельцине?

 

Евгений Фёдоров: Да, оно принято было при Ельцине. Потом оно только исполнялось. То есть, на сегодняшний день валютные резервы, которые были созданы Центральным Банком для защиты курса рубля, в отличие от ельцинских времён, составляют четыреста пятьдесят миллиардов долларов. Наличный рубль в России - семь триллионов. Давайте посчитаем. Семь триллионов умножаем, какой там вы сказали курс?

 

Артём Войтенков: Пятьдесят два и семь.

 

Евгений Фёдоров: Пятьдесят два, равно – тридцать шесть триллионов рублей с половиной. То есть, валютные резервы у нас в пересчёте на рубли составляют тридцать шесть с половиной триллионов рублей. А рубль у нас наличный - семь триллионов. А это тридцать шесть и пять. Делим тридцать шесть и пять на семь, получаем…

 

Артём Войтенков: В пять раз.

 

Евгений Фёдоров: Да. В пять раз. То есть, у нас в пять раз меньше рублей, чем валютные резервы. То есть, это означает, что если все принесут все рубли, наличные я имею в виду, то под только двадцать процентов валютных резервов, взятых у нас, не подаренных американцами. И всё, и никаких проблем с курсом рубля нет. Все спекулянты, и все желающие поменять – все поменяли, рублей не осталось, а валютные резервы использованы только на двадцать процентов. А ещё восемьдесят остались. Неизвестно, правда, зачем, но остались, бы. Но, Центральный Банк почему-то пошёл по другому пути.

 

Он пошёл по двум путям. Он, во-первых, заморозил рубли. То есть, политика Центрального Банка такая: мы замораживаем рубли, рубли не вращаются в российской экономике. Это их официальная политика. Что это означает? Это означает, что он запретил, чтобы в экономику шли рубли.

 

Вот вы, представьте себе, бизнесмен. Вы можете поговорить с соседями бизнесменами. У них там сегодня надо что-то купить, на это что-то построить, что-то купить, завтра продать в розницу, купить оптом. Это их работа, покупать и продавать. То есть, у них бизнес на деньгах. То есть, они что-то делают важное, но при этом оборот денег – главная основа их бизнеса.

А теперь Центральный Банк говорит: "А рубли теперь вы не имеете право оборачивать. Я вам их не дам. Я их заморозил, чтобы вы с ними не пришли спекулировать"

Не важно, какой повод нашли. Что вы делаете, как предприниматели? Либо закрываете бизнес, часть так и делает, либо переходите в доллары, по которым ограничения нет. Так? Значит, где вы доллары возьмёте?

 

Артём Войтенков: У банка.

 

Евгений Фёдоров: На бирже. У банка, а он на бирже. Значит, начнётся массовая скупка долларов на бирже, правильно? На остатки рублей, потому что, новые вам не дают, а старые вам надо перевести в доллары. Всё, пошёл процесс. Что это означает? Давление на рубль на бирже. Это что? Это продолжение падения курса. Можно назвать это и паникой. То есть, фактически, Центральный Банк сознательно раскрутил механизм отказа России от рубля и перехода в доллары, естественно, в пропорции: дешёвый рубль – дорогой доллар. Так это сознательная политика.

 

Добавьте к этому инфляцию. Говорят сейчас Центральный Банк отвечает иногда, когда мы сейчас с ним, направили в прокуратуру, фактически, судимся, он отвечает: "Зато мы боремся с инфляцией".

Когда мы имели один к тридцати курс, в прошлом году у нас инфляция была четыре процента. Сегодня у нас инфляция официальная десять процентов, а реальная инфляция двадцать где-то. И точно она в следующем году, уже в первой половине будет процентов сорок-пятьдесят. Это очевидная вещь. Потому что, инфляция автоматически следует за курсом, потому что, всё кредитуется в долларах, отдавать надо будет больше. И соответственно, всё это будет в ценах, картошки, бензина, нефти и всего остального.

 

То есть, Центральный Банк нарушил вторую часть закона, который говорит, что он в конституции отвечает за курс, а в законе отвечает за курс и за инфляцию. Он запустил в стране инфляцию, причём, в гигантских масштабах. То есть, он дважды преступник. То есть, всё, что можно было нарушить в законе о Центральном Банке, а там всего два пункта, он оба нарушил, запустив ещё и инфляцию.

Отвечает он так: "Я отпустил рубль под предлогом борьбы с инфляцией".

Это вообще сюр.

 

Артём Войтенков: Да, это непонятно.

 

Евгений Фёдоров: То есть, он запускает инфляцию, потому что, цена кредита резко подскакивает. Иностранные товары, а их у нас половина, резко подскакивают, то есть, запускает инфляцию на всю катушку, из-за того, что не держит курс. И говорит, что я, не держа курс, зато вот, борюсь с инфляцией. Естественно, бессмысленно, потому что, инфляция у нас наоборот увеличивается, в десять раз увеличивается. То есть, очевидный преступник. Я абсолютно чётко говорю, что цель политики Центрального Банка – сместить Путина. Тут даже сомнений никаких нет. Это чётко работает система - задача сместить Путина. А для этого надо создать коллапс в экономике, и параллельно недовольство людей.

 

Артём Войтенков: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что тут цель больше. Я думаю, что тут цель организовать голод, судя по тому, как активно ведёт политику Центральный Банк, как он взялся за дело, с какими темпами он роняет рубль, мог бы и помягче. Значит, у него установка просто на голод, как на Донбассе, когда запрещают вводить в оборот национальную валюту в Донецке и Луганске, цель – организовать там голод. Это сто процентов, скажут потом, голодомор.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, я новость увидел, что Минфин, это уже не Центробанк, а Минфин - до конца декабря заберёт с банковских депозитов более одного триллиона рублей на свои нужды. Говорит - заместить эти средства, они могут, заняв рубли у банка России. А банк России, как у него самого на его сайте нарисовано, он денег больше, чем на неделю, не даёт.

 

Евгений Фёдоров: Задача - уничтожить в России рубль. Вот смотрите, я вот здесь нарисовал небольшую схемку.

Объём валютных заимствований, как мы уже говорили, в российской экономике тридцать восемь триллионов рублей, если пересчитать на рубли.

Объём рублёвых по самым большим показателям составляет тридцать, но реально, из этих тридцати, половина, это липа. Потому что это расчёты между Центральным Банком и банками. Наличный рубль семь и депозиты семь триллионов рублей. То есть, даже возьмём эту цифру тридцать, даже в этом случае сегмент рубля в российской экономике меньше, чем сегмент доллара.

 

То есть, мы можем сказать смело, что она не рублёвая, экономика. То есть, у нас экономика доллара. Соответственно, вместе с долларом идёт и инфляция, и всё остальное. И банк на доллары никак не влияет. Он влияет только на рубли. Рубли он сокращает. То есть, Центральный Банк поставил задачу вот этот сегмент ещё уменьшить. И Минфин из этих вот тридцати сейчас триллион выкупит, Центральный Банк ограничит, заморозит деньги, чтобы нельзя было их крутить. Он вот этот сегмент, как бы уменьшает, увеличивая сегмент доллара. Естественно, в процессе уменьшения долларового сегмента, те, кому нужно просто заниматься экономической деятельностью, рубль использовать нельзя, они бегут покупать доллары. Следовательно, Центральный Банк толкает рубль в сторону ослабления больше и больше, пока рубли в стране не закончатся, останутся только у пенсионеров, которые просто не понимают, почему их толкают просто в голодную смерть.

 

Вот позиция Центрального Банка. То есть, по сути, это в чистом виде политическая позиция по уничтожению России. Ровно так, как Соединённые Штаты Америки, Англия приказали уничтожить российскую экономику, сказал председатель правительства Англии Кэмерон, по-моему. Центральный Банк ответил, есть. Так это в чистом виде пятая колонна. Вот почему мы всё время говорим, НОД, что невозможно решить проблему, не зачистив пятую колонну, потому что, они будут каждый день принимать решения на смещение Путина, и на голод в стране, на бунт в стране, и на ликвидацию Российской Федерации. Вот сидят чиновники, их там, не знаю, сто человек, тысячи, они каждый день думают, каким образом навредить нам с вами, каждому гражданину России. Это их работа такая теперь, в условиях нападения на нас Соединённых Штатов Америки и Англии, то есть, их хозяев. То есть, им хозяин так приказал, и они вот этой функцией занимаются.

 

Артём Войтенков: Да, кстати, вот к разговору о хозяевах, прислали из Соединённых Штатов и Великобритании, вот такая нашивочка "Ветеран холодной войны". Вот это вот американская медаль за победу в холодной войне, вот это английская медаль за победу в холодной войне.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, победили, а сейчас добивают. То есть, все прекрасно понимают, что победа сама по себе, она важна, когда противник уничтожен. Вот они Советский Союз победили, но не уничтожили, осталась Россия, осталась Украина, осталось население на этой территории, живёт, причём идеологически русское население, российское. И задача уничтожить теперь это население, уничтожить остатки Советского Союза, тогда победа будет полной. И мы сейчас просто видим, как это делается. Центральный Банк просто боец-каратель в этой войне против нас. Это обычное историческое явление, в нём ничего нового нет. Просто оно это явление сейчас приобрело такие формы, когда есть ядерное оружие. Но когда будет бунт, никакое ядерное оружие от бунта не спасёт.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Против бунтовщиков ядерную Булаву не примените, это же понятно. Или против Украины. Поэтому, тут чётко работает система.

Иногда спрашивают: "А что делать Центральному Банку? Как ему быть в условиях давления на Россию?"

Очень просто. Делать ровно то, что делают банки всех стран мира, как они называются, развитые, а у нас недоразвитые, - снижать ставки до нуля.

 

Вот почему такая картина у нас, в нашей экономике? Потому что, вот для этого сегмента процентные ставки были тридцать процентов, а сейчас ЦБ их догоняет до девяноста процентов годовых. Вот эти процентные ставки, это не процентные ставки, которые можно взять. То есть, это запретные, это барьерные ставки. То есть, задача этих цифр не пустить в рублёвую экономику кредиты, чтобы рубль не попал… Вот в зону торговли можно без кредитов. У вас деньги есть, мама дала на мороженое, вы пошли, купили мороженое.

 

А вся экономика, всё производство, всё стоит на кредитах, по-другому там не бывает. То есть, задача - не дать туда денег, рублей, задача Центрального Банка. И, соответственно, для того, чтобы не дать, современным языком, построили забор. Вот этот забор называется "кредитные ставки". И через них рубль перепрыгнуть, чтобы попасть в российскую экономику, не может, он может быть только на бирже. То есть, они его толкают только в сторону биржи, и через биржу к населению в виде зарплат, пенсий, и так далее. Вот задача Центрального Банка. И он ставки только повышает.

 

Почему Путин уже в трёх посланиях, вчера последнее, требовал снизить процентные ставки? Потому что, это очевидная вещь. Он ставки повышает, то есть, барьер ставит выше, потому что, находятся смельчаки, которые даже через высокий барьер пытаются перекинуться. Ну, такой активный бизнес-потенциал в России, что-то пытаются построить. Вот сволочи, да? И Центральный Банк их просто ловит на границе, и не даёт.

- "Нельзя строить ни в коем случае. Что, вы научились строить за тридцать процентов? А вот шишь вам. А вот вам сорок. Блин, кто-то там, единицы, и за сорок может. Представляете, какая богатая страна? А вот вам тогда девяносто".

Вот задача Центрального Банка – барьер.

 

Почему семьсот миллиардов иностранных инвестиций? Потому что, они, естественно, у них этого барьера нет, они получают их под два-три процента у себя в банках, и вкладывают в Россию, используя их по два-три процента. Поэтому, это - искусственный сегмент, который был специально создан процентными ставками. Поэтому, он такой огромный в стране. Потому что никакой разумный человек. нормальный, если у него есть возможность…

 

Вы строите завод. Вам без разницы, в чём кредит получить: в долларах, или в евро, или в рублях. Вам нужен на завод, условно говоря, миллиард рублей. Что вы в долларах этот миллиард получите, что в евро, что в самих рублях напрямую, вам всё равно. Потому что, вы всё равно их переведёте в рубли, и на эти рубли вы будете нанимать рабочих, строительные материалы, строить этот завод, потом купите оборудование. Если у вас оборудование импортное, часть маленькая, процентов десять-двадцать, уйдёт у вас на покупку оборудования, всего лишь. То есть, из миллиарда вы на оборудование потратите, где-то двести миллионов приблизительно. Естественно, вы, допустим, за рубежом его купите, например, в юанях. Потому что, основной поставщик оборудования сегодня, процентов девяносто, это Китай, не Америка.

 

Артём Войтенков: Подождите, а как же тяжёлое машиностроительное, точное оборудование? Это не Китай.

 

Евгений Фёдоров: Его очень мало в системе экономики страны. Я говорю - основной процент. То есть, мы процентов девяносто покупаем из Китая оборудование. Все вот эти вот станки, трактора, самосвалы - всё с Китая идёт. И только процентов десять мы покупаем оборудования из Европы и Америки, потому что, оно не производится в Китае. А Китай же всё уже давно освоил. То есть, всё основное оборудование Китай давно производит. Все эти бурильные машины, всё вообще.

 

Артём Войтенков: А европейцы лепят на них свои марочки, типа "Bosch".

 

Евгений Фёдоров: Какие-то уникальные только объекты производятся в Европе. А так, все эти Bosch-и, всё это китайская сборка. О чём вы говорите? Поэтому всё это, там даже и доллары-то не нужны. А когда вам Америка даёт кредит, или Европа, она естественно, зашивает туда это оборудование. То есть, Китай его производит, а поставляет к вам через Европу, как бы. На самом деле, тоже напрямую, но как бы, формально, это проходит через Европу.

 

Если вы имеете деньги, вы на эти деньги сами купите оборудование, где вам нужно оно. А чтобы вы имели деньги, вам надо дать кредит. Поскольку, до этого кредиты нам давали европейские и американские банки, то, естественно, условия этого кредитования были (открыто, официально) - покупать технику в Европе.

 

Артём Войтенков: А, даже кредиты с такими условиями?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, если вы просто имеете деньги, то вы купите в два раза дешевле в Китае то же самое, с тех же самых заводов. Но в два раза дешевле. То есть, вы хозяин своего заказа. А тут вы не хозяин своего заказа. То есть, вот эти кредиты иностранные, они несут большой негатив, потому что, в них зашифрована совершенно чёткая логика развития экономики: оборудование покупай у нас, в авиацию вкладывать нельзя, можно только в природные ресурсы. То есть, там чётко ещё и потому, что на них на всех ещё действует американская система рейтингов.

 

За кредитом, для того, чтобы европейские, американские банки дали эти деньги, кстати, российские тоже, то есть, должно быть получено согласие Нью-Йорка, там находится кредитное агентство. Банки должны через консалтинговый аудит подтвердить исполнение этой системы рейтингов. То есть, рейтинг в Нью-Йорке, контроль за исполнением рейтинга, аудит и консалтинг. И это касается всех банков, и европейских и американских и российских, потому что, Центральный Банк заставил российские банки встроиться в систему. Мало того, он даже приказал российским банкам зарегистрироваться в американском налоговом управлении.

 

Артём Войтенков: Это вот эта ФАТКА (FATCA).

 

Евгений Фёдоров: Да. Но это отдельная ещё история. Это политика Центрального Банка, не только ставки там, много чего ещё. Но мы говорим о политике. То есть, политика борьбы с суверенитетом России - сто процентов. Так вот, в результате, вы, получая вот эти семьсот миллиардов иностранных заимствований, вы их получаете под задачи и цели, которые определили в Вашингтоне.

То есть, они сказали: "Вот на это можно потратить деньги, на это нельзя".

Да ещё вы заплатили за них сверх за оборудование. То есть, у вас получилась куча других дополнительных издержек. Тут-то барьер. Тут же тридцать процентов, а там три. Поэтому, они на это три накрутили соответственно, ещё дополнительных обязательств. Они же тоже не дураки. В результате, всё это нам обходится значительно дороже, и формирует однобокость развития российской экономики.

 

Если вы спросите, для того, чтобы поменять Россию, что надо? Возглавить правительство, или Центральный Банк? Я скажу, конечно, Центральный Банк, команде Национально-освободительного движения. Потому что, он важнее правительства в десять раз. Правительство может только запрещать, то есть, оно может навредить. А Центральный Банк, он основа экономического движения.

 

Центральный Банк выставил барьер и не пускает рубли в российскую экономику. Он барьер этот только повышает, и в результате он создаёт пространство доллара, которое он, естественно, не контролирует, и которое приносит нам вот эту гигантскую инфляцию, которая была, но она была большая. А теперь она ещё раскачивается, потому что, Центральный Банк вообще пошёл на закрытие рубля. Проект рубль закрывается Центральным Банком России. Неудачный проект. Переходим обратно в валюту господина, в валюту доллара.

 

Артём Войтенков: То есть, как в девяностые, прямо будем зарплату получать в долларах?

 

Евгений Фёдоров: Центральный Банк к этому доведёт. В следующем году, судя по всему, если его не остановит ОМОН, или народ, в следующем году вторая половина. Нет, я вам говорю, следующий год будет вообще, начнётся голодомор. То есть, это очень серьёзная установка. Американцы поставили задачу ликвидации России. Если кто-то думает, что сейчас вот у них тут не получится, и они отъедут, нет. Задача – ликвидация. Это значит, что они доведут до голода. Может кто-то сейчас мне не поверит, пусть запишут на бумажку. Я думаю, что они организуют бунт до голода, но голод уже начнёт касаться людей.

 

Артём Войтенков: Нет, ну правильно, бунт-то должен быть чем-то разогрет. Добрые люди, у которых всё хорошо, они бунтовать-то не будут.

 

Евгений Фёдоров: Что нужно сделать? Снизить процентную ставку, изменить политику Центрального Банка. Как только вы снижаете процентную ставку до нулевой, допустим, до европейской, что у вас происходит? У вас появляется, у инвестора, альтернатива взять кредит для работы (не только для инвестиций, а просто даже у бизнеса альтернатива) в долларах или по той же ставке в рублях. Сейчас такой альтернативы нет. Вы предприниматель, директор завода, сейчас у вас вариант один – умолять дать доллар, потому что Центральный Банк запретил использовать рубли, поднял барьер. У вас появляется: хочу возьму доллары, хочу возьму рубли.

 

Что возьмут в России предприниматели?

 

Артём Войтенков: Те, которые работают на внутреннем рынке, скорей всего рубли.

 

Евгений Фёдоров: Все возьмут рубли. Даже те, которые работают за рубежом, производство у них всё равно в России. Им в России добывать нефть надо, им в России её надо транспортировать. Значит, им нужны рубли. Если для экспортёров нужны какие, но это торговый бизнес, его немного. Торговый бизнес возьмёт доллары, но его немного, его в пропорциях очень небольшое количество.

 

Артём Войтенков: Да? А денег они накручивают себе много.

 

Евгений Фёдоров: Это другой разговор. У вас появляется право, у российского директора, взять рубли по тем же ставкам, что и доллар. Что это означает? Мгновенно эта вся система пошла в другую сторону – началось перекредитование. Вы предприниматель, даже иностранец, который живёт в Калуге и является директором немецкого завода Volkswagen, построенного на немецкие деньги за 3% годовых – даже вы. Если у вас появляется в России возможность получить кредит не дорого, по тем же ставкам, вы возьмёте в России. Потому что банк рядом, удобно рассчитываться, не надо трансферт. Много что надо сделать, но ключ – процентная ставка. Как только вы берёте нулевые ставки, вы даёте право директору завода выбрать в долларах или в рублях (сейчас у него такого права нет) взять инвестиционный кредит, да и просто кредит на деятельность.

 

И дальше вы замещаете автоматически, вместо доллара у вас в стране появляются рубли. Кстати, этим путём, как всегда, вперёд всех пошёл Китай. Как только отвлеклись на Россию, американцы, на Путина, начали с ним выяснять отношения, Китай под шумок скинул свои процентные ставки. У него тоже были 12, 9, 8, потом 5.4, сейчас уже 2.4. Что это означает решение Китая?

 

Артём Войтенков: Рванёт вперёд сейчас.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это означает, что сейчас Китай рванёт вперёд в индустриализации, потому что он начнёт юанями кредитовать свою экономику. А во-вторых, что произойдёт? Заместит. В Китае тоже такая, у них не такие пропорции, но основа. Он заместит доллары внутри Китая на юани. Что это означает? Американцам поедут пароходы пустых долларов, которые надо просто в шредер опускать и стерилизовать.

 

Артём Войтенков: Так они их будут распихивать, к нам в том числе.

 

Евгений Фёдоров: Нельзя распихать. Теперь вы понимаете, почему Центральный Банк России грохнул Россию на один триллион? Они компенсируют политику Китая. Т.е. Китай триллион долларов ввёз, а Россия триллион долларов вывезла. Китайские пароходы прямо, не заходя в Америку, могут причаливать во Владивостоке и разгружать там доллары. Если грубо сказать.

 

Артём Войтенков: Если американцы разваливают нас, с Китаем – прижмут его потом.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Американцы сделали ставку на уничтожение России. Дело так закручено, что из этой схватки выйдет либо Россия, либо Америка. С однополярным миром я имею в виду. Не получится так, что американцы скажут: "Ну, ладно, что-то у нас не получается. ладно, Путин, давай дальше, делай что хочешь. Мы санкции сняли".

 

Артём Войтенков: Мир, дружба, жвачка…

 

Евгений Фёдоров: Такого не будет. А если такого не будет, тогда что болтать? Надо идти до конца – чистить пятую колонну немедленно. Я понимаю почему многие медлят о чистке пятой колонны. Потому что надеются на то, что с Америкой удастся, и вроде как ссориться с ними до конца не хотят. Пятая колонна американцев это она, у нас внутри. Ничего не выйдет. Они просто, откровенно говоря, устроят уничтожение граждан России, на улицах Москвы будет террор, полное уничтожение государства. То, что они не считают людей, которые живут в России и на Украине за людей, это видно сейчас. хоть миллион на Донбассе убьют, никто даже не почешется. Это же видно.

 

Они не считают, что тут люди живут. Потому что это разбойничий тип цивилизации колониальной. У них люди чётко делятся, как у Гитлера: человек недочеловек. А недочеловек счёту не подлежит, это, как стада животных психологически. Поэтому они тут затеют кровавую баню, в которой погибнут миллионы людей, и никто даже не будет, никаких правозащитников вы при этом не увидите.

 

Артём Войтенков: Правозащитники все сбегут кое-куда.

 

Евгений Фёдоров: Можете быть уверены. Я сегодня смотрел интервью Костина. Суть интервью его такая: это не мы спекулянты.

 

Артём Войтенков: Кто это Костин?

 

Евгений Фёдоров: Костин – глава ВТБ, это Госбанк России. Говорит "не мы спекулянты". Дальше он в интервью говорит, что у нас произошло перекладывание (он назвал 12.5 или 13%) вкладов с рублей в доллары. А куда ты дел полученные в результате перекладок рубли? Где ты купил эти доллары, вернее на которые тебе переложили клиенты твоего банка? Только на бирже. Вначале он сказал "мы не спекулянты", а тут же сказал "мы купили" (перевожу) "на бирже миллиарды долларов". Вот вам и причина падения рубля.

Потому что Центральный Банк организовал

- и панику,

- и уход от рубля,

- и раскручивание доллара,

- и выплату гигантской дани Соединённым Штатам Америки в объёме до триллиона (с учётом элемента замораживания) долларов практически за год.

 

Артём Войтенков: Получается: ключ - Центральный Банк, основной плохиш сейчас.

 

Евгений Фёдоров: Это главный вопрос. Он всегда был такой. Просто раньше не было команды уничтожить Россию. А сейчас команда поступила. Он всегда был американский. Просто сегодня его вызвали и сказали: "А теперь твоя задача – уничтожить Путина и Россию. Вперёд! Посмотрим, как ты заслужишь жить в нашем мире после ликвидации России. Либо ты попадаешь в кровавую баню на улицах Москвы, уважаемый чиновник из Центрального Банка, либо вы будете белыми господами (может быть, ещё мы подумаем), и разместим вас на территории Соединённых Штатов Америки для жизни. Может быть в концлагерях - мы ещё не решили где, но привилегированных.

 

Артём Войтенков: А после развала России они будут уже не нужны.

 

Евгений Фёдоров: Не нужны. Будут такие же туземцы, как и все остальные. Там вообще мир поменяется. Там просто тупо вернут обратно механизм "ты – раб, я – господин" и всё.

 

Артём Войтенков: Не перед кем будет больше…

 

Евгений Фёдоров: Держать марку.

 

Артём Войтенков: Тогда вернёмся к выступлению Путина. зачем он всё время выходит и выступает, и говорит те вещи, которые потом не воплощаются в жизнь, и показывает, что Путин ничего не может?

 

Евгений Фёдоров: Он выполняет свой долг. Он пытается решить проблемы. Он говорит как их решить. И вы же тоже говорите на кухне, и я говорю, и все говорят.

 

Артём Войтенков: Одно дело я, а другое дело – первое лицо государства. Это совершенно разное положение.

 

Евгений Фёдоров: Это должностное лицо, он говорит. Любой министр что-то там говорит, как он считает нужным. Это работа такая говорить. Другое дело, что не работы слушать, исполнять – вот такой работы ни у кого нет, нет должности.

 

Артём Войтенков: Зачем так говорить? Вы же не будете говорить пустому стулу.

 

Евгений Фёдоров: А потому, что он национальный лидер, и поэтому он хочет поменять систему. Вы слышали хоть одно послание, чтобы он сказал "всё отлично, ничего не меняйте, ребята"?

 

Артём Войтенков: Такого не было.

 

Евгений Фёдоров: Все – об изменениях. А права на изменения у него нет. Потому что право на изменение это система, т.е. стратегия. А стратегия в России запрещена конституцией, тринадцатая статья. Он даёт альтернативный путь развития страны, который никто не слушает, т.е. слушают, но не исполняют, потому что не обязаны исполнять, и даже не должны.

 

Артём Войтенков: Зачем так говорить?

 

Евгений Фёдоров: Как зачем? Для того, чтобы выработать альтернативу. Смотрите: либо мы поменяем это добром, либо не добром, либо погибнем. Если надо менять, нам нужны идеи и технологии. Значит, он – штаб, производящий эти идеи и технологии, Путин, как национальный лидер, которые не востребованы, потому что нет прав на их реализацию, нет инструментов.

 

Именно поэтому НОД и говорит, что одно из промежуточных механизмов. Мы там меняем конституцию, референдум – это главные вопросы, но это же не просто там люди пошли 60-70-ят миллионов галочки поставили. Что-то после этого произойдёт. А что произойдёт? После этого или параллельно с этим. Произойдёт появление в стране стратегических органов управления.

 

Артём Войтенков: Смотря какой референдум ещё будет, и какие галочки кто поставит.

 

Евгений Фёдоров: Если референдум победит. Я думаю, что если референдум будет объявлен, он победит. Сила американцев в том, что они не допускают его объявления, они блокировали законы, не дают его. Но если он будет объявлен, он же всерьёз, не то, что скажут "ой, это какой-то чиновник, который в отставке, что-то сказал". В этом случае он пойдёт. Нам надо выйти на его объявление – очень важный аспект.

 

Артём Войтенков: А его же могут замылить, и нужные вопросы оттуда убрать, например.

 

Евгений Фёдоров: Да, вот этим и будут заниматься. В этом и есть борьба.

 

Артём Войтенков: Будет пустой просто.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Тогда это не будет наш референдум, будет о чём-то другом, но им сложнее. Не случайно американцы в России запретили референдумы с 1993 года, потому что им сложнее управлять процессами народных решений. Потому что народ в России имеет полуторатысячелетний опыт госстроительства. У него своё мощное мышление, ему просто не разрешают его проявить. Референдум – проявление позиции человека, каждого. Когда человек принимает это решение, он немножко подумает. А откуда он возьмет мысли для этого "подумает"? От деда, от прадеда, семейной логики, от соседа.

 

Артём Войтенков: Как показывает история, одни и те же грабли подкладываются человечеству через равные промежутки времени, когда предыдущее поколение уже забывает о прошлом.

 

Евгений Фёдоров: Тем не менее. Полторы тысяче лет – большой опыт, это сильно закладывает, уже генетика. В частности – наше уважение к лидерам. Вот у Путина нет власти, а уважение есть к нему.

 

Артём Войтенков: Как это нет? Есть власть – все думают, что он царь, бог…

 

Евгений Фёдоров: Это и есть уважение. Любой человек, который посмотрит на юридическую сторону вопроса, увидит, что это не так. Но уважение есть.

 

Артём Войтенков: Никто не смотрит.

 

Евгений Фёдоров: Так это русская традиция.

 

Артём Войтенков: С этим надо разбираться, а это тяжело.

 

Евгений Фёдоров: Вот референдум это и есть "разобраться".

 

Артём Войтенков: Согласен.

 

Евгений Фёдоров: Это механизм, когда вы думаете, впервые вы о стране подумаете за поколение, с 93-го года.

 

Артём Войтенков: А там вопрос: изменять конституцию.

 

Евгений Фёдоров: А почему? А что? Из двадцати человек один – докопается и скажет остальным девятнадцати, которые у него спросят на завалинке в деревне Зюзюкино. Это же так происходит, это же будет обсуждение – это будет процесс. Поэтому очень важен этот референдум. Параллельно с референдумом у нас появляется право на создание. Для чего мы в референдуме тринадцатую статью отменяем? Право на идеологию. Что такое право на идеологию? Право на стратегическое управление страной. Что это означает? Создание институто стратегического управления.

 

Артём Войтенков: Долгосрочных планов.

 

Евгений Фёдоров: Планы кто-то должен составить. Значит, институты.

 

Артём Войтенков: Институты могут подумать, что это такие дядьки, общественные объединения.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Чтобы наши зрители понимали.

Институты это государственные органы, имеющие статус.

Право у вас, у Путина, у меня есть говорить стратегии, или что-то говорить.

А право нас слушать ни у кого нет, или обязанности, никому это не важно. Путина посмотрели и забыли на следующий день.

А это – обязательные к исполнению решения должны быть.

Если помните, в советское время были такие органы – Политбюро, ЦК КПСС. Политбюро выпускали бумаги, называется "протоколы", ЦК КПСС выпускали бумаги под названием "постановление ЦК КПСС". Они были никому не нужны, кроме чиновников Советского Союза:

- министров,

- председателя кабинета министров, там не было английского слова премьер-министр,

- президенту, который тоже не было английского слова, а называлось по-русски – председатель президиума Верховного Совета.

 

Артём Войтенков: Президиум тоже не по-русски.

 

Евгений Фёдоров: Президиум – более менее, Ленин привёз это слово, да. Вот эти вещи были обязательные. То есть, издавал ЦК КПСС бумагу – постановление ЦК КПСС, всё, все органы власти и каждый человек в России, который при власти. Это бумаги были для начальников, не для людей. Законы – для людей, законы у нас прямого действия, Уголовный кодекс там… А это – для начальников. Верховный Совет, т.е. депутаты – для них постановления ЦК были обязательны. Т.е. издал ЦК постановление на основании решения Политбюро – всё, депутаты обязаны выполнить это постановление, президент Советского Союза обязан выполнить это постановление, правительство обязано, министры обязаны, КГБ обязано, армия – все обязаны. Был орган, который отвечал за стратегическое управление страной.

 

Наше изменение конституции, тринадцатая статья, приведёт к тому, что придётся создавать орган, отвечающий за стратегическое управление страной, у которого будут полномочия тогдашнего Политбюро или ЦК, или всего вместе.

 

Артём Войтенков: А нельзя это на правительство как-то переложить?

 

Евгений Фёдоров: Правительство правит, исполняет. То есть, правительство это лошади, а этот орган создаёт направление движения, цели, полётное задание, как достигнуть цели, каким образом всё это рассчитать. Дальше команда лошади – гони! Лошадь гонит: вправо только оборачивается или влево – куда гнать, где стегают сильнее?

 

Это разная институциация. Если любой орган в России, правительство например, захочет производить стратегию, он нарушит Конституцию. То же самое касается и президента – он не имеет права этого делать, даже, если он захочет. А с какой стати он захочет? Его же брали не под эту работу, а под исполнительно-контрольную.

 

Что такое должность "президента"?

Контролёр, гарант конституции, причём, контролёр не страны, а властей.

Американская демократия имеется у власти: законодательная, исполнительная, судебная. И вот над ними координатор и контролёр их между собой – президент. Он не является субъектом для принятия решений ниже этой системы, этих трёх властей. Он не может вниз идти со своими решениями. Поэтому его ни губернаторы, никто не слушают с точки зрения системности, потому что у них нет таких указаний, задач, институциаций. Вот как.

 

А для иностранного мира президент есть представительская фигура. Это вообще портрет на стене. Он говорит, но при этом он лично производит представительскую функцию. Эта представительская функция не требует внутренней динамики процесса. Поэтому внутри страны у него власти почти нет, а вне страны – у него более менее уважение, потому, что он представляет всю страну. Там немножко он цепляет элемент власти. Причём, этот элемент власти тоже исполнительный сам по себе, потому, что он действует на основе законов, т.е. исполняет их - не производит процесс законов, а их исполнение.

 

Артём Войтенков: С одной стороны вы говорите, что у Путина нет власти, с другой стороны мы видим, что американцы с нами бодаются. Если бы у Путина не было бы власти сейчас, мы бы сдали ядерное оружие, давно бы его сдали. Мы бы выполняли приказы американцев без всяких там Центральных Банков.

 

Евгений Фёдоров: Так мы их и выполняем. А кто вам сказал, что мы их не выполняем? Ядерное оружие – они этот вопрос ставили. Они просто не дожали. Я думаю, что они об этом очень сильно жалеют.

 

Артём Войтенков: Это понятно. Другой вопрос, что не получилось отобрать. Значит, нет полного контроля.

 

Евгений Фёдоров: Это не ключ, ядерное оружие. У них другая технология. Они же видят, что решают проблему без оружия. У них же оранжевая интервенция, у них пятая колонна в России. Они знают, что они здесь хозяева, у них Центральный Банк. Зачем им ядерное оружие? Они понимают, что ядерное оружие важный фактор, но не главный. Что для решения проблемы смещения Путина, ликвидации России можно ядерное оружие оставить. Как оно было, кстати, в Советском Союзе. Только сейчас у них "коллективный Горбачёв". Там был Горбачёв, а сейчас у них "коллективный Горбачёв" в лице министерств, ведомств, Центрального Банка и т.д.

 

Артём Войтенков: Получается, когда валили СССР, верхушка предавала, а вот эта середина пирамиды управленческой она, наоборот, не хотела этого делать.

 

Евгений Фёдоров: Она просто исполняла приказы.

 

Артём Войтенков: Исполняла приказы. А сейчас наоборот: верхушка как бы "за".

 

Евгений Фёдоров: Одни человек "за".

 

Артём Войтенков: Кто-то же есть там у него.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения власти – нет. Есть, может быть, приятели, но это их личное дело. С точки зрения человека, который может принимать решения – нет. Потому что все люди, которые принимают решения, под американским контролем. Там может быть в разных степенях, но все под американским контролем. Они уже оккупировали Россию, они создали оккупацию. Дальше они используют эту оккупацию для ликвидации. В данном случае – через Центральный Банк.

 

Артём Войтенков: Если бы у них была полная здесь власть, они бы нас раньше развалили.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Зачем вы так думаете?

 

Артём Войтенков: А зачем так долго ждали с нами?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых: кто их торопит? Раз.

Во-вторых: раньше сложнее, потому что остались остатки советского мышления, советской системы, которая просто мешала бы это сделать.

 

Артём Войтенков: Советские люди…

 

Евгений Фёдоров: Люди советские, ещё такое было восприятие. Это сейчас они создали беспринципных людей. они же за 20-ть лет обрушили образование, обрушили историю. Они создали условия для ликвидации. Они так поступали во всех колониях.

 

Сколько они делили Индию? Они делили её сто лет: делили на Индию и Пакистан. Создавали условия, подготавливали – у них другое мышление. Они осваивают страну, как бы переваривают её. Вот им на переваривание надо было вот эти 25-ть лет. Они это переварили и теперь они пошли на второй этап. Надо сказать, что может они и позже это сделали, позже ещё сильнее было бы. Вот как в животе удава переварено – позже. Но их уже начал поджимать кризис. У них возникли свои проблемы.

 

Может они хотели это в двадцатом году, а сказали: "Ускоряем".

О чём Путин и сказал. Он сказал, что у них фальстарт. На самом деле фальстарт, но не намного – на пару лет.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, Путин же пользуется какой-то властью в стране. Какая-то власть у него есть, правильно?

 

Евгений Фёдоров: Власть есть, уважение есть.

 

Артём Войтенков: Если бы у него не было власти, его бы выкинули из Кремля давно.

 

Евгений Фёдоров: В Кремле куча народу, у которых никакой власти нет. Кто их там выкидывает? О чём вы говорите?

 

Артём Войтенков: Тем не менее, мало ли власти нет, он просто служит нужному хозяину. Путин явно не служит.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Вы, занимая любую должность, совершенно не обязательно вас оттуда выкинут, даже за ваши взгляды, если вы исполняете правила.

 

Артём Войтенков: Такое бывало.

 

Евгений Фёдоров: Бывает, у кого-то там водитель есть у начальников, который всё время ворчит. Ворчишь и ворчи себе, музыку погромче включи только. Главное – ты возишь, как надо, пробки объезжаешь, условно говоря. Так и здесь. Функция идёт, всё в порядке, но есть проблемы, а проблемы накапливаются. Соответственно, на каком-то этапе.. надо понимать – он же с американцами в диалоге, в контакте. Он не взбунтовался против них. Он взбунтовался де-факто, но не де-юре. Понимаете, да?

 

Артём Войтенков: Не очень.

 

Евгений Фёдоров: Они напали. Не он напал, а они напали, т.е. он защищается.

 

Артём Войтенков: Ну и что?

 

Евгений Фёдоров: Это очень важно. Т.е. он-то считал, что он не взбунтовался, а они считают, что взбунтовался. Понимаете разницу?

 

Артём Войтенков: По-моему в его послании достаточно чётко сказано.

 

Евгений Фёдоров: Стало. Он защищается. Пошёл процесс защиты. Если бы они не напали, не было бы такой риторики, это очевидно.

 

Артём Войтенков: Многие люди мне пишут, что у них в голове не склеивается, что Путин с одной стороны против американцев, а с другой стороны он работает на них. Он же работает на американцев по сути в системе.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Он работает в системе, которая работает на американцев. А это большая разница. Объясняю.

Работать на них, это звонит посол и говорит, как это он звонит в Европе европейским начальникам: "Так, сделайте то-то и то-то, завтра доложите".

Вот так. Вот это – работать на них.

 

А работает в системе – это значит, система исполняет приказы американцев напрямую. Он в этой системе занимает определенную роль. Эта роль контролёра процедуры. Но процедура под американцами. Бумаги, которые мимо него идут через стол: или мимо него, или без него идут. Он же говорил, что только часть бумаг может перехватить, а основное идёт без него. Условно говоря – конвейер такой катится, схватил одну, повертел, что-то сказал, поставил.

 

А конвейер большую часть вопросов решает без него. Молотит и молотит государственное управление. Оттуда идёт вал указаний, здесь они перерабатываются, идут в законы, в постановление правительства, в решение Центрального Банка, в решение общественных организаций, в средства массовой информации. Всё это крутится, машина сама по себе, напрямую. А он в этой машине видит: тут вот нити управления, здесь нити - вокруг него всё это происходит. Сам он решение не принимает, у него нет функции принятия решений вообще. Просто работать на кого-то может человек или орган, принимающий решение.

 

Нет такого - позвонили американцы и сказали: "Сделай вот так вместо того, чтобы сделать вот так". Такой функции нет. Всё крутится по их команде и без него. Условно говоря, он может уйти отдыхать, в отпуск уехать на год, система будет работать и без него.

 

Артём Войтенков: Понятно. Но тем не менее, он у нас есть.

 

Евгений Фёдоров: Он есть, потому что он взял на себя роль национального лидера. Мог, кстати, взять и не президент, мог взять премьер-министр. Во времена 1612-го года это взял просто член царской семьи – один из двадцати бояр. Взял кто-то эту роль на себя. Но, как правило, специфика России огромная страна – это должно быть первое лицо. И так бывало всегда, во всех предыдущих случаях брали первые лица, условно говоря, роль лидера национально-освободительного движения. Первое лицо страны билось, цари например, в России, с иностранными интервентами и сбрасывали. Но это обычная история.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, у народа в голове не укладывается - как так? Мы вроде колония, а тут Путин начинает бастовать.

 

Евгений Фёдоров: Просто народу надо объяснить. Должность руководителя России вакантна. Её нет, она находится в Вашингтоне, юридически. А те должности, которые в России оставлены: глава государства, вернее называется (иностранное слово) президент, премьер-министр тоже иностранное слов (это всё не случайно) – это должности, у которых нет права на стратегическое управление, на изменение системы. То есть, у них есть право и работа смотреть за системой, но нет права её поменять.

 

Вот система сама по себе работает, у неё есть правила, инструкции, законы, и они работают по этим законам. У них нет права поменять эти законы, по которым они работают.

- И законы в узком смысле "закон текст системный". Потому что ручные тексты они систему не меняют, их не так много.

- И закон в широком смысле – общие правила функционирования. Общие правила это ещё обороты, деловой обычай, многое другое.

 

Артём Войтенков: Хорошо. То есть, получается: Путин с одной стороны выполняет свои обязанности смотрящего контролёра, как бы старосты.

 

Евгений Фёдоров: За тремя властями, не за страной. Он контролирует, чтобы между собой власти соблюдали процедуры взаимоотношений.

- Законодательная власть готовит законы. Чтобы она их определённым образом согласовывала здесь. Чтобы она сама при издании не нарушала процедуру, т.е. подписи чтобы все были там.

- Судебная власть тоже у неё своя роль – её отношения чтобы были конституционные с другими властями.

 

Вот он что делает. Гарант конституции – это гарант конституционных процедур. А конституционные процедуры – это процедуры между властями. А сами власти уже регулируются законами – более нижний этаж регулирования.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, занимая эту должность, он хочет поменять положение.

 

Евгений Фёдоров: Да, поменять систему.

 

Артём Войтенков: И, находясь на этой должности, он выступает с обращениями к народу.

 

Евгений Фёдоров: Да, где он говорит, надо поменять систему.

 

Артём Войтенков: И система сидит и на него смотрит, говорит: "А он нас хочет менять, ещё чего".

 

Евгений Фёдоров: Вышли, почесались, интересно как.

 

Артём Войтенков: Забавно, как они сидят, хлопают.

 

Евгений Фёдоров: Вежливые. Да. Потому что в России принято уважительно относиться. Допустим, если бы он был президентом Германии, там бы уважения было бы меньше, хотя должность такая же и полномочия такие же, кстати.

 

Это не наша должность. Он занимает иностранную должность по системе, по технологии принятия решений. То, что у нас в головы пропаганда вложила, что это и есть царь, - это не правда. Это не царь. Это – тринадцатое лицо по иерархии власти в советской системе, если мы смотрим.

 

Артём Войтенков: С другой стороны – а зачем он выходит и так в открытую начинает себя раскрывать. Можно же это делать, есть же определённая работа, которая ведётся скрыто, внутри. А он выходит и начинает…

 

Евгений Фёдоров: Его задача – изменить систему. Изменить систему можно только через революционный процесс. Не важно как это называется – мягкий, жёсткий. Что такое революция? Это изменение системы.

 

Артём Войтенков: Переворот - Revolution по-английски.

 

Евгений Фёдоров: Изменение системы. Законное может быть, как через референдум мы предлагаем, незаконное – но это изменение системы. Изменение системы – таких полномочий ни у него, ни у правительства, ни у кого в России нет. Это полномочие только по тринадцатой статье и пятнадцатой конституции у американцев.

 

Он говорит: "Надо менять систему".

Вот у вас есть подчинённые, которые вам каждый день ходят на заседание отдела и говорит: "Плохо работаем. Надо менять систему, товарищ, начальник отдела".

Он говорит: "Ладно, потише, потише".

И вот так настойчиво каждый день. Ну и что?

 

Вот он так настойчиво и требует. Он может требовать до посинения до пенсии. Само по себе, то, что он требует – ничего не значит.

Это значить будет, когда

- либо американцы к этому прислушаются, что не реально, как вы понимаете,

- либо сложатся условия для изменения системы внутри страны, революционные.

А это легитимность, которая даётся либо референдумом, либо улицей. Либо и тем и другим, как правило. Потому что улица потом укрепляется референдумом. Это прошёл Крым, это прошёл Донбасс. Это очевидные вещи. Это технология.

 

Он говорит: "Надо менять систему".

А что такое улица? Улица это миллионы людей. вот где бы эти миллионы людей узнали, что её надо менять? Кроме как от более менее открывшегося одного из лидеров страны.

 

Артём Войтенков: Да, но он не сказал открытым текстом. Он опять сказал так, что надо это всё переводить на уличный русский, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: А как он скажет? Если он скажет самые острые слова, это ничего не произойдёт после этого. Потому что ровным счётом от этого… Люди, да, его люди, понятно же, что на Тверской без его ведомства…, ну, это знали все – организовано было его людьми. Кто вышел? 75-ть тысяч человек. Это явно мало для изменения системы. А вызвать открыто? Представляете, он скажет: "Завтра все выходим на улицы менять систему". Что произойдёт? Народ не выйдет, телевизор выключат, всё – его послезавтра не будет, и пошёл контрперевопрот, т.е. всё пошло в обратную сторону.

 

Артём Войтенков: То есть, надо это делать осторожно.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Иногда это маскируется. Например, на него и вообще на Россию надавили американцы и сказали: "Запрещаем вам вмешиваться в поддержку соотечественников, которых убивают".

Всё. Совет Федераций тут же собрался и отменил у него право на ввод войск. И что? Если бы он не написал эти письма, это было бы явное поражение в правах. Значит, всё это было оформлено красиво. Но суть от этого не поменялась. Теперь они знают на Украине, что ввод войск не будет ни при каких обстоятельствах. А, значит, нет никаких тормозов в геноциде. Так бы, может воска бы не вводили, но хотя бы была такая идея, что была такая возможность. И, следовательно, кто-то там, там условно десять карателей из них два задумались бы и сказали своим приятелям: "Слушайте, давайте поосторожнее здесь. детей не будем резать, а то такая большая Россия, танки, ядерное оружие. Давайте аккуратненько".

А сейчас не нужно этого.

- "Режем? Да, всё в порядке. Эти не придут. Они полностью в одно место засунули язык по приказу американцев и молчат. Всё нормально. Можем резать, как хотим".

 

Поменялась принципиально ситуация в головах - наёмники со всего мира слетайтесь, бояться некого.

 

Артём Войтенков: А что вы думаете по поводу нынешнего выступления Путина?

 

Евгений Фёдоров: Хорошее выступление. Самое главное, что в этом выступлении, он опять сказал, что Россия зрелая, и народ России зрелый, помните? А наши министры каждый день нам талдычат, что она недоразвитая. Опять же вот этим же самым, сотне, которая перед ним, которая с утра до вечера говорит, что

- Мы рубль роняем, потому что, Россия недоразвитая.

- Деньги не даём, потому что, Россия недоразвитая.

- В школах образование сворачиваем, потому что, у нас все недоразвитые.

А он сказал - она зрелая. Ну, разрыв шаблона. Теперь министры будут чесать в носу, прежде, чем говорить, что она недоразвитая. Но от этого не поменяется.

 

Артём Войтенков: Они даже не изменятся, они по-прежнему будут говорить, что недоразвитая.

 

Евгений Фёдоров: А потом, мне понравилось, когда Путин говорил, видели, когда он бросил этот свой доклад, и вспомнил историю встречи со школьниками. Он рассказал (пересказываю).

Что я вот встречался со школьниками, проводили какие-то сравнения креативности и ума школьников, студентов, и выпускников уже вузов. Школьники, он сказал, на порядок умнее, чем студенты. А студенты умнее, чем выпускники вузов.

 

То есть, он открытым текстом сказал, что министерство образования и образовательная система дебилизируют русский народ. То есть, он изначально рождается умным, и в семьях производят умных людей. Идёт же семейное воспитание и образование. А потом задача этой всей, министерства образования и науки сделать так, чтобы они были полные дебилы. И поменять их в будущем вообще лучше на иностранных специалистов, если это серьёзные специальности, типа, лётчик, уже поменяли, кстати.

 

Артём Войтенков: Да? А что поменяли?

 

Евгений Фёдоров: А всё, у нас теперь лётчики иностранцы.

 

Артём Войтенков: Как?

 

Евгений Фёдоров: А вот так. В своё время, каждый третий лётчик в мире был наш, а теперь лётчики иностранцы у нас.

 

Артём Войтенков: Что, и русских брать нельзя? Или какие-то хитрые…

 

Евгений Фёдоров: Можно. Нет, ввели для иностранцев право быть лётчиками в Аэрофлоте и других компаниях. Понятно, что теперь министерство образования свернёт программу подготовки лётчиков, она же денег стоит, и всё, и возьмёт иностранцев.

 

Артём Войтенков: Правильно, да. Это очень дорогостоящая штука, тренажёры, обучение, тренировочные полёты.

 

Евгений Фёдоров: Это всё так и сделают. Так это касается всего. И хирурги иностранные будут. Задача русских, работать в зарубежных лабораториях, если ты гений. Не в российских. А всем остальным - чистить сапоги по улицам Европы и Америки. Вот задача русских с точки зрения американцев. Они это и делают. То есть, это обычная колониальная линия. Вчера только посмотрел хороший фильм (канал мне нравится "365") - Как был устроен колониальный мир.

 

Артём Войтенков: Это, по-моему, какое-то спутниковое у вас, видимо. Или кабельный?

 

Евгений Фёдоров: Он кабельный. И здесь есть. То есть, он такой, распространённый. Там подробно три или четыре серии, как был устроен колониальный мир ещё буквально в прошлом веке. Что в прошлом веке Европа спокойно опиралась на рабство.

 

Артём Войтенков: Ну, да. Так колонии-то у Франции, Испании, Германии частично. У Германии отобрали после Первой Мировой войны, у Франции, Испании и Италии после Второй. Всё.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но колонии есть, колонии, а есть, внутри колонии рабство. То есть, труд не за вознаграждение, а за наказание, и так далее. Там очень подробно это было всё сделано. Там было чётко, у французов, как раз, было чёткое деление в колониях:

- На французов, граждан Франции, которые могли быть и негры.

- И подданные Франции.

Видите, какой богатый язык колонизаторов. А у нас он называется так – развитые, недоразвитые. А у них: граждане Франции, подданные Франции. То есть, ты негр – гражданин Франции, а ты подданный. А подданный – можно бить, убивать, ты должен работать бесплатно, и так далее. Ну, фильм посмотрите, интересно. Для меня они важны, эти фильмы, посмотреть, как методику понимать. Она абсолютно такая же, как сейчас. И нам эту методику вводят.

 

Мир, какой был, такой и остался. То есть, то, что мы теряем суверенитет, мы только уходим, погружаемся в самую средневековую компоненту мира. Мы идём в нижний этаж. Смотрите, нас Китай даже, судя по процентной ставке, нас обогнал. То есть, это означает, что Китай, как бы недоразвитый, но первой категории, а мы недоразвитые где-то третьей-четвёртой категории. То есть, уходим туда, в сторону таких, Буркина-Фасо. Так это политика Центрального Банка и пятой колонны, это же понятно.

 

Артём Войтенков: А вот эти сложности с газопроводом "Южный поток"? Это чем объясняется? Нет, понятно, что на Болгарию просто надавили, а она в ущерб себе отказалась.

 

Евгений Фёдоров: Нет такой суверенной территории, как Европа. Есть вассалы США. Они, конечно, не колония, но вассалы. Американцы приехали, приказали, Европе запретили сотрудничать с Россией. Всё, Европа сказала: "Есть". Ну вассалы, что с них взять?

 

Артём Войтенков: Да, но Турция тоже вассал?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Не так. Турция, если вы обратили внимание, американцы с Турцией ошиблись. Они начали свергать Эрдогана.

 

Артём Войтенков: Это когда прошлогодние эти, в парке там у них, из-за трёх деревьев?

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот поэтому Турция, но у них Эрдоган, который прекрасно понимает, что стоит американцам усилиться в Турции, его лично вздёрнут на сосне. Если там есть сосны. Ну, на пальме. Он это понимает. Поэтому, там он ведёт такую… Он и в НАТО, и так и сяк. То есть, он, как Путин, крутится, как уж на сковородке.

 

Артём Войтенков: То есть, влияние американцев на Турцию меньше, нежели, чем на Болгарию.

 

Евгений Фёдоров: Да просто нет такой страны Болгария. Естественно, Болгария просто тупо колония автоматического характера. Турция из-за позиции Эрдогана, скажем так, бузит. Кроме того, у него там рядом Сирия. То есть, у него рядом там американские все эти дела, которые, они понимают, что расстрел, это не теоретическая вещь, она может быть реальна в любой момент. Тех лидеров, которые не устраивают американцев.

 

Артём Войтенков: Но, тем не менее, американцы тоже могут нажать там. А там же он идёт через Грецию. Греция, это та же самая Болгария, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Идёт хаб (hub) на Грецию. Ну, может. Никто с этим не спорит.

 

Артём Войтенков: Прижмут.

 

Евгений Фёдоров: Ну, прижмут, да. И что?

 

Артём Войтенков: А почему они сейчас это сделали? Это один из шагов давления на Россию? Почему они именно сейчас закрыли план Южного потока?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что американцы, они бы скорее тянули резину, чем отказали. Вот здесь Путин проявил волю. Он сказал: "Стоп". Если хотите, он хлопнул дверью.

 

Артём Войтенков: Понятно. Не хотите так, я пошёл от вас.

 

Евгений Фёдоров: Он хлопнул дверью. В принципе, я считаю, очень такой, серьёзный поступок. Вот в этом и есть его фронда. Систему поменять не может, но хлопнуть дверью может.

 

Артём Войтенков: А ему позволяют это делать?

 

Евгений Фёдоров: Или сказать сильное послание. Или согласиться на присоединение Крыма.

 

Артём Войтенков: Крым-то уже понятно, почему нам отдали. Специально, в качестве затравки, ловушки. Это уже всё больше и больше становится очевидным.

 

Евгений Фёдоров: Да. Такой вот, заглотил тунец, дальше ведём.

 

Артём Войтенков: Да, но манёвр Путина. Всё-таки, Путин может, оказывается, проложить газопровод через другую страну.

 

Евгений Фёдоров: Нет, почему?

 

Артём Войтенков: Вот, он от Болгарии отказался.

 

Евгений Фёдоров: И что?

 

Артём Войтенков: Пошли через Турцию.

 

Евгений Фёдоров: Сказали, что пойдём через Турцию, Артём, о чём вы говорите, где здесь газопровод?

 

Артём Войтенков: То есть, ничего не определено вообще?

 

Евгений Фёдоров: Мы просто сказали: "Через Болгарию не будет, потому что, нам не разрешили".

То есть, тут хлопнули-то дверью, конечно, мы, но, вообще говоря, нам вначале ударили по носу. А потом мы хлопнули дверью, и сказали:

- "А тогда мы пойдём в Турцию"

И турки сказали:

- "Да, согласны. Может быть. А там посмотрим. Сколько там говорите? Шесть процентов скидочка? Хороший разговор для начала".

 

Артём Войтенков: Вот ещё интересная штука. Мне люди, живущие в США, написали, что в США подешевел бензин с четырёх долларов за галлон до двух долларов, восьмидесяти центов. Галлон, это почти четыре литра. То есть, у нас бензин сейчас бензин дорожает, а у них бензин дешевеет, хотя мы нефтедобывающая страна, а они сейчас…

 

Евгений Фёдоров: Вот наш бензин. Кредит дорожает, бензин дорожает. Всё просто. Всё в нефтяной отрасли стоит вот в этом сегменте.

 

Артём Войтенков: Слушайте, а почему у нас нефтяная отрасль берёт кредиты, если это самая богатая, так скажем, отрасль, которая получает прямые деньги с продаж.

 

Евгений Фёдоров: И что с того?

 

Артём Войтенков: А зачем ей кредиты тогда?

 

Евгений Фёдоров: Кредиты нужны всегда, потому что, чтобы вы получили деньги от продаж, вам надо что-то построить. Газопровод.

Артём Войтенков: Он уже построен, он работает.

 

Евгений Фёдоров: Нет, он всё, построен на кредит. Приватизирован. То есть, иностранная собственность, да ещё и на кредит.

 

Артём Войтенков: Мне кстати говорили, что Газпром должен в основном английским банкам, частным банкам.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Я же говорю, что все должны иностранным банкам. Все. Большая часть российской экономики, она здесь такая, реально на самом деле надо вот так. Потому что, я бы только половину этой цифры зачёл. Вторая половина - расчёт Центрального Банка с банками России. Она, скорее всего, вот под эту логику не подпадает. Это, скорее вот это. Надо здесь вот так вот. Это вот сегмент российских денег. Вот он. То есть, реально, этот сегмент вот такой. А вот это всё, скажем так, это долларовый оборот внутри страны. У нас долларовая страна. Поэтому, здесь находится нефть, здесь газ находится, здесь находится производство, здесь картошка вологодская. Здесь коровы бурёнки и курятина тамбовская. Всё здесь. Всё построено на иностранные кредиты. Артём, всё.

 

Центральный Банк грохнул курс рубля одним махом. Вот это гениальный ход американцев. Одним махом, я думаю, просто не ожидали, одним махом всё поставил под банкротство. Просто реально всё. Под рост цены и под банкротство. Гении. То есть, молодцы, управляют колониями хорошо, давно, имеют опыт. Майдан уже тоже понятно. Уже вот этот план американского посла, уже кристаллизуется. Понятно, как будет. Майдан будет под предлогом обиженных медиков, учителей, врачей, пенсионеров, студентов. Уже это видно. Это не будут медики. Это будет, может десять процентов медиков, мы специально провели опрос на последнем нашем… Люди пошли из НОДа: медик не медик, медик – не медик? Медиков там было процентов десять–пятнадцать.

 

Артём Войтенков: Это вот это выступление "Врачи без границ"?

 

Евгений Фёдоров: Да, вот эта липовая организация. Всё остальное - были люди, которые назывались медиками. То есть, уже система заработала. Поэтому, это всё как бы прикрытие. Основу будут составлять украинские боевики - понятно уже. И тоже против этой системы никто. Когда министерство внутренних дел говорит: "А мы зато подготовим внутренние войска".

Да предадут ваши генералы вас вместе с войсками.

 

Артём Войтенков: Не, ну войска-то не предадут, а генералы, как на Украине…

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Войска будут в одном месте, а штурмовать будут в другом, вот и всё.

 

Артём Войтенков: Кстати, знаете, интересно как, я вот говорил с людьми. Сейчас же устраиваются вот эти митинги, в том числе врачи, ещё что-то. И там платят деньги за это. Я вот говорил конкретно с людьми, которые ходили на эти митинги зарабатывать деньги. Там платили, по-моему, триста рублей, если ты просто стоишь. А если ты выходишь и что-то говоришь, там, уже что-то, рублей пятьсот.

 

Евгений Фёдоров: Денег там немерено. Вот вы уже сказали, что упала цена в Америке. Так естественно, если им триллион качнули долларов через наш Центральный Банк. Можно снизить налоги, можно там много чего подкрутить. Такой подарок обломился. Китай, правда, тут, как бы подвёл, но всё равно подарок.

 

Артём Войтенков: Так вот хотел спросить по поводу вот этих собраний. Одно из них было по поводу закрытия банка. То есть, закрылся какой-то банк, обанкротился, Или его Центробанк закрыл, по-моему, в связи с Базелем-3, и прочими делами. И вот, кто-то проплатил толпу вот этих выступающих. А они выступали как бы за то, чтобы банк вернул деньги. У меня вопрос, кто оплатил, если банк обанкротился? Явно не банк платил, а кто же тогда?

 

Евгений Фёдоров: Там могли быть более сложные схемы, но политическая сторона, вам же об этом подробно сказала ещё Кондолиза Райс: "Мы привезём в Россию столько чемоданов долларов, сколько надо".

А сейчас доллар в цене, так что, проблем не будет.

 

Артём Войтенков: То есть, даже вот такие выступления, казалось бы, безобидные, по поводу, верните наши деньги, мы вкладчики, но на самом деле профинансировано…

 

Евгений Фёдоров: Выступления, это политическая армия. Бывает сильная, эффективная армия, бывает спецназ в армии. А бывают тыловые части, у них разные есть. Вот так и любые уличные выступления. Это политика. Политика – это армия политическая. А в армии бывает только две стороны: вражеская и своя. В армии не бывает третьей стороны. Случайных людей в армии не бывает. Либо они во вражеской армии, либо в своей. Если человек идёт на улицу, он находится в каком-то отряде. Либо он находится в отряде пятой колонны, либо в отряде национально-освободительного движения. Третьего не дано. Он может это не понимает. Но, если он не понимает, то, скорее всего, он в отряде пятой колонны, как правило.

 

Артём Войтенков: А как же тогда быть, если цены повышаются, зарплаты понижаются, купить на них можно меньше, а людям предлагают сходить: "Сходи на митинг, заработаешь там столько-то денег". Они просто туда идут, даже не зная, о чём там будет изначально разговор. Главное, чтобы заплатили. И получается большая толпа, которая начинает свергать, в общем-то, свою страну, по большому счёту.

 

Евгений Фёдоров: Да, так и получилось на Украине. И что?

 

Артём Войтенков: Но этот механизм, он на Украине сработал, сработает и у нас.

 

Евгений Фёдоров: Возможно. Это вот та история, как с Центральным Банком. Заработал двести миллиардов, а грохнул страну на семнадцать триллионов.

 

Артём Войтенков: Это уж развалил навсегда.

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот и всё. Вот, то же самое. Вот смотрите, ещё раз говорю, если мы начали с Центрального Банка. Мы сейчас можем говорить о том, что приход команды национально-освободительного движения в Центральный Банк, (а на каком-то этапе без этого не обойтись, Госбанк, Центральный Банк) означает первое решение первого дня – нулевые процентные ставки.

 

Артём Войтенков: Ну, это вы уже много раз говорили, вопрос, как этого добиться?

 

Евгений Фёдоров: Прихода? Это политический вопрос.

 

Артём Войтенков: Через референдум, а референдум нельзя, и так далее. И пошло поехало.

 

Евгений Фёдоров: Через референдум. Вы заметили, что если я в прошлом году говорил: "Референдум, референдум, референдум", А в этом я говорю: "Референдум параллельно с уличным процессом".

 

Артём Войтенков: Но и в прошлом году вы говорили про уличные процессы.

 

Евгений Фёдоров: Да, но как уличный процесс к референдуму. А сейчас параллельно. То есть, складывается ситуация военного противостояния. В военном противостоянии референдум может быть в результате процесса. То есть, не цель процесса, а результат процесса. То есть, чем дальше, тем ситуация складывается в эту сторону. То есть, референдум может быть при критической ситуации объявлен даже вне закона, президентом. Но, при критической ситуации, когда уже терять будет нечего, и уже стрельба на улицах будет. А сейчас референдум не законен. Он просто запрещён конституцией. Пока. И законами. А в этом случае он может быть объявлен и в таком…

 

Артём Войтенков: То есть, если будет уж совсем плохо, то президент может выйти, и сказать: "Так, ребята, решаем чего-то, наконец-то. Туда, или сюда".

 

Евгений Фёдоров: Да, либо погибаем окончательно, либо есть шанс. Вот, где-то так. Поэтому, уличный процесс сегодня становится более важным. Нет, референдум самый важный, но, как бы, контекст уличного процесса становится на порядки выпуклее, чем, допустим, это была даже совсем ещё недавно. Раньше можно было, какое-то время назад, сделать даже без уличного процесса, в принципе. Чисто политическими давлениями президента, и так далее. Теперь, когда на нас напали американцы, уже уличный процесс, без него не обойтись, без армии не обойтись. Армия – страховка референдума. Я имею в виду уличная армия. Уличная армия национально-освободительного движения, под Путиным. Страховка референдума.

 

Артём Войтенков: То есть, получается, чем жёстче давление, тем соответственно, жёстче должен быть ответ.

 

Евгений Фёдоров: Меняются методы, да. То есть, методы выскакивают уже за легитимное поле, и там легитимность получается через улицу уже. Не через закон, а через улицу. Для преобразования Путина. Но, к этому всё и идёт. К этому и дойдёт. То есть, вот эти уговоры, как было вчера, а он вчера смотрел на этих спекулянтов, и уговаривал их не спекулировать.

 

Артём Войтенков: Слушайте, по-хорошему, это его выступление должно было закончиться так.

- Ряды с первого по пятидесятый, вывести и расстрелять. С пятидесятого по сотый на отсидку. С сотого уже дальше будем разбираться. По-хорошему.

 

Евгений Фёдоров: По-историческому.

 

Артём Войтенков: Да. Но, тем не менее, этого не произошло.

 

Евгений Фёдоров: Нет, это незаконно, и я вообще противник репрессий, я вам честно скажу. Потому что, репрессии, очень плохая вещь, очень.

 

Артём Войтенков: Ну, понятно, что это жёстко очень.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому, мы выступаем за чистку, но не репрессиями. Мы выступаем за чистку мирного характера. За чистку пятой колонны из власти путём их увольнения, на пенсию. Пусть вредят с пенсии.

 

Артём Войтенков: С пенсии? Вот, Евгений Алексеевич, знаете, вы вот часто говорите, что народ предал свою страну. Вообще, по сути, так и есть. Но предавали люди, которые уже более старшего поколения. Например, люди, которым вот, тридцать пять, они ещё не голосовали. Им ещё не было восемнадцати лет, они не ставили галочку. Сейчас те, которые двадцать пять, тридцать пять, они не имеют как бы того морального груза.

 

Евгений Фёдоров: Они были дееспособны через родителей.

 

Артём Войтенков: Как я на родителей повлияю? Я могу, конечно, им что-то сказать, а многие сами не разбирались. А если человеку было десять лет, как он мог разобраться?

 

Евгений Фёдоров: Они дееспособны через родителей. Если вам десять лет, то за вас родители решают: что вам делать, что не делать, какое иметь имущество, и вообще, что организовывать. В том числе, и политические вопросы. То есть, у них была дееспособность, но через родителей.

 

Артём Войтенков: Но решили-то родители. Решал не я. Я вот не ставил галок, я туда не ходил.

 

Евгений Фёдоров: До восемнадцати лет таковы правила.

 

Артём Войтенков: И эти люди имеют все моральные основания и нравственные, что они не предавали, получается. Я получаю эти письма постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Мы же говорим о предательстве юридического характера. Мы же не говорим о сознательном предательстве. Мы никогда не говорили о сознательном. Я понимаю вас. Просто, для того, чтобы вы поменяли систему, вы должны признать ошибки. Предательство – это ошибка. Не признав ошибку, вы не поменяете систему. То есть, если вам говорят - система неправильная, а она кем-то создавалась, значит, создатель ошибся, да?

 

Артём Войтенков: Кто систему создавал.

 

Евгений Фёдоров: Признайте, что ошибка.

 

Артём Войтенков: Нет, система не то, что неправильная, система для нас плохая. Для кого-то хорошая.

 

Евгений Фёдоров: Для нас неправильная. А для них хорошая. Для американцев хорошая, вон, триллион гахнули через своих агентов в России и пятую колонну, молодцы. Только можно сказать - блестяще. Триста лет, или пятьсот лет колониального опыта даром не проходят.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, в послании Путина, у него там в частности, что, кстати, очень не понравилось Валентину Юрьевичу Катасонову, есть упоминание об амнистии капиталов, которые Путин приглашает, что ли, вернуться к нам в Россию. С одной стороны, может быть, это и правильно, амнистия капиталов, которые гуляют там, пусть лучше они придут к нам. А с другой стороны, вот смотрите, вы же возбуждаете дело по развалу Советского Союза. То есть, это дело будет преследовать тех, кто разваливал Советский Союз. И значит, вот эти капиталы, полученные при развале СССР, а мы же понимаем, что все крупные капиталы получились как раз делёжкой имущества СССР, и собственности, они получаются незаконными. Вот здесь противоречие на мой взгляд.

 

Евгений Фёдоров: Нет противоречия. Мы сегодня принимаем в день тридцать законов разного характера. Это будет один из тридцати законов, в конечном итоге, оформлен. Вот этот, амнистия капитала. Правильно? И все эти законы противоречат интересам Российской Федерации системно. И что это меняет? У нас система окупационно-колониальная, поэтому, все законодательные наши действия направлены на решение проблем другой страны - Соединённых Штатов Америки, на территории России. Вот, такой курс с девяносто третьего года утвердили граждане в конституции. То есть, я ваш довод о том, что этот закон противоречит этому курсу, поэтому, его не надо принимать, не принимаю. Мы изменим, когда в результате уголовного дела, и изменения конституции, процессы в России пересмотрим все законы. В том числе, и принятые завтра. Если мы это сделаем послезавтра, конечно.

 

Артём Войтенков: Нет, ну хорошо, а вот, возврат капиталов.

 

Евгений Фёдоров: Хорошая это идея? Ну конечно, хорошая. Пусть лучше здесь будут под нашим контролем, национальным. Речь идёт об амнистии капиталов. Что такое амнистия? Это, привёз человек деньги в Россию, и он не должен объяснять, откуда у него эти деньги. Из-за границы. То есть, заезжает такой дядечка в чемодане к таможеннику, хлоп на стол чемодан, там доллары, или евро.

Таможенник: "Где взял?"

- "А у меня амнистия, имею право не говорить".

Вот, что такое амнистия. Всё. Он чемодан завёз в Россию, и начал эти деньги что-то здесь в России делать, инвестировать, например. А что ж тут плохого?

 

Артём Войтенков: Нет, наверное, в нынешних условиях ничего.

 

Евгений Фёдоров: Да в принципе. То есть, деньги были не наши, не под нашим контролем, делали там с ними, что хотели, сейчас они в России под нашим контролем. Завтра этот дядечка обанкротил, например, чего-то, и у него эти деньги отняли, потому что, в обеспечение банкротства, например, или ещё что-то. А вчера не могли бы. Что ж тут плохого? Простой вопрос?

 

Артём Войтенков: С одной стороны да.

 

Евгений Фёдоров: А вы хотите по-другому. Вы хотите: "Дядечка, деньги в Россию ввозить нельзя". Вот сейчас так - ввозить нельзя, всё. Точка. Теперь мы меняем слово "ввозить нельзя" на "ввозить можно". Что тут плохого?

 

Артём Войтенков: Плохого ничего, но, с другой стороны, всё-таки, капитализм, это страшная штука.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос в другом. Мы там можем наводить порядок?

 

Артём Войтенков: Там нет.

 

Евгений Фёдоров: Здесь можем?

 

Артём Войтенков: Судя по вашим словам, тоже нет.

 

Евгений Фёдоров: Мы не можем, но хотим. А там мы точно не можем и не будем. А здесь, может быть, получится. То есть, сюда привезли деньги, которые мы теперь можем контролировать за счёт государственных инструментов и институтов. Что ж тут плохого?

 

Артём Войтенков: Пока ещё не привезли. Пока ещё Путин только сказал в своём послании, которое никто не слушает.

 

Евгений Фёдоров: И которое могут и не выполнить. Или оформят таким образом, в извращённой форме, что это будет совсем не так, и не для тех, и не потому. И деньги в результате не привезут. Я с этим согласен.

 

Помните, было, Народный фронт, на который он, кстати, ссылался, там вдруг выяснили великую истину: Указы Путина исполняются на двадцать процентов. Представляете, как люди были удивлены? Причём, изданные два года назад, эти, майские. Я вам скажу так: двадцать процентов, это очень высокая степень исполнения. Это случайно, это погрешность. Просто, эти двадцать процентов как-то там совпали с чем-то, поэтому, они были выполнены. Никто даже не думает их выполнять. И ни у кого такой задачи нет. Мы это уже обсуждали.

 

Поэтому, если это решение совпадёт со стратегией американцев, оно будет реально реализовано. Может какой-то закон могут и принять, такой, эффективный. Не совпадёт, не будет реализовано. Так что, не беспокойтесь.

 

Артём Войтенков: Из всей речи Путина (я так понимаю), какие-то части были направлены на то, что - новая индустриализация: капиталы, ввоз в страну капиталов, предприятия, отечественное производство, импортозамещение.

 

Евгений Фёдоров: Уменьшить контроль. Хотя контроль только в части проверок, которые не являются сильной проблемой. Главная проблема для бизнеса это правоохранительная система и судебная система. Но тоже – неплохое направление.

 

Артём Войтенков: Два года от налогов, и от проверок – тоже не плохо.

 

Евгений Фёдоров: Не плохо, да. Важный момент, но он не является ключевым, решающим. Решающие всё-таки деньги. Представьте себе: инвестор, решили построить завод. Чтобы вы построили завод, что вам надо?

Две вещи:

- Право его построить. Чтобы полиция не запретила вам его строить.

А всё остальное вы купите.

- И деньги.

Земля нужна? За деньги купите. Технологии? За деньги купите. Инженер немец – за деньги приедет. Всё приедут – за деньги. Вам нужно право и деньги.

Право – Путин о нём в послании сказал. Осталось только деньги. Он тоже сказал про низкие ставки в послании (третий раз).

- За Право отвечает правительство.

- За Деньги отвечает ЦБ.

 

По линии правительства Право – он там сказал что сделать, меньше вам будут мешать. Даже если у вас будут миллиарды, вам не разрешат строить, вы не построите.

 

Ключ всё-таки в деньгах. Правительство влияет на эти процессы на 10%, а 90% - Центральный Банк. Поэтому без захвата Путиным Центрального Банка, его идея послания индустриализации, инвестиций не получится, даже бессмысленно о ней даже говорить. Что они будут строить под 90% годовых, как Центральный Банк сейчас загнал кредит?

 

Артём Войтенков: А уже 90?

 

Евгений Фёдоров: При некоторых обстоятельствах – 90. Мне понравилось (ещё раз сошлюсь), вчера Костин выступал и говорит: "Ну, да, у нас негативный фактор – Базель-3".

Признался. Он там перечислял негативные факторы, которые давят на банк, Базель-3, и на валюту. Центральный Банк загнал нормы регулирования: даже деньги, которые у тебя есть, нельзя тратить. Их запрещает тратить – процентные ставки высокие даёт. Так ещё и то, что дал – запрещает тратить за счёт Базеля-3 и норм регулирования. Это в чистом виде саботаж и антироссийская политика. Это же очевидная вещь.

 

Давайте мы попробуем пофантазировать.

Удалось отбить Майдан, удалось отбить вторжение, и мы зачистили пятую колонну. Следующая идея американцев – попытаться загнать нас в вариант Северной Кореи. Вариант Северной Кореи это – социализм, государственная собственность, которая нигде в мире не работает.

 

Артём Войтенков: Как не работает? У нас работала в СССР.

 

Евгений Фёдоров: Я сказал – не работает. Слово "у нас работала раньше" – не поднимается. Сегодня ни одна страна мира не имеет институт (мощный, системный) государственной собственности – он не работает.

 

Артём Войтенков: А как же та же Северная Корея?

 

Евгений Фёдоров: Кроме Северной Кореи. Я и говорю – "вариант Северной Кореи".

Вариант Северной Кореи – это американское предложение для России.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому, что – если у них не получается взять наскоком Путина, они хотя бы отложат решение. Они его изолируют, Россию изолируют – а это вариант Северной Кореи. То есть они поставят команду пятой колонне в России вдруг воспылать любовью к социализму и коммунизму. Это ещё увидите.

 

Артём Войтенков: Ой, я, кажется, знаю, кто на это работает.

 

Евгений Фёдоров: На это заработают вдруг все либералы. Вы удивитесь, как вдруг министры станут (на каком-то этапе) коммунистическо-социалистическими министрами. Это будет просто удивительная история, но это отдельный разговор, если до этого дело дойдёт. Наше предложение очень простое:

- Посылайте в Центральный Банк команду национально-освободительного движения – не людей, а явление, т.е. сторонников национально-освободительного движения.

- Нулевые ставки.

- Отказ от Базеля-3.

- Напечатают 25-35 триллионов рублей.

В следующем 2015 году ровно на следующий день, как эта команда туда приходит, принимается решение о нулевых ставках, запускается замещающий печатный станок.

 

Как вы думаете, те доллары, которые к нам, тут вот крутятся в обороте, они настоящие или напечатаны на принтере Федеральной резервной системы?

 

Артём Войтенков: Да это всё нолики.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поэтому – мы тоже умеем печатать. Поэтому вместо напечатанных долларов мы лучше введём в оборот напечатанные рубли. Результат – нулевая инфляция. Потому что инфляция она здесь – в долларовой зоне. Если доллара нет, то нет инфляции, а наоборот – укрепление рубля.

 

- Приход команды национально-освободительного движения в ЦБ.

- Нулевые ставки.

- 23-30 триллионов в инвестиции страны. Это то, о чём Путин говорил "индустриализация".

 

У инвесторов России по скромным оценкам – от 15 до 30 проектов на 15-30 триллионов рублей лежит сейчас. просто под европейские ставки, не под российские. Как только вы даёте по европейским ставкам им деньги, т.е. 3-4% годовых, у вас идут стройки – десятки тысяч заводов. Это – индустриализация, рост экономики в 15-20% в год. Мы гарантируем это уже к концу следующего года, если в начале года в ЦБ придёт команда национально-освободительного движения. Это рост зарплат. Чтобы привлечь вам работников на стройки, нужно будет деньгами их заманить. Приедут и немцы, если не хватит вам специалистов – кто угодно.

 

Рост зарплат – всё это потянет все остальные зарплаты. Инфляция в ноль. Курс 1 к 30-ти практически сразу, как придёт команда национально-освободительного движения. И полный разворот на всех парусах экономики в сторону развития и сильной страны с высокими зарплатами и доходами.

Вот такое решение одного года.

 

Артём Войтенков: Это такая красивая картинка. Но как показывает жизнь, красивые картинки быстро и полностью не воплощаются. Всё воплощается быстро и полностью по одной причине: у нас за спиной одна треть мировых богатств, о чём Путин вчера тоже сказал. Это, о чём я говорю, никак не расходится с тем, что он говорил вчера. Реперные точки, обратите внимание: индустриализация, низкие ставки, треть мировых богатств. Он же сказал в послании, такое слово у него было – "соответствующее нашему геополитическому историческому весу" – как-то так сказал. Это вот – треть, то, о чём говорим.

 

Если у нашей страны треть мировых богатств в распоряжении, значит, наш справедливый от равного мира, т.е. мира равных конкурентных наций – наш справедливый доход должен тоже составлять треть. А он сейчас составляет 2%, в Советском Союзе было 23%, т.е почти треть. 2% - это значит, что у нас потенциал роста по этой схеме – 15 раз. Это тоже не рост вечный. Это рост, пока мы не достигнем потенциала 15-ти кратного роста. Сейчас у нас 2%, мы по этой системе "нулевые ставки", просто европейские, просто у инвестора есть такие же права взять кредит в Германии, как и в России, у российского банка – ничего нового, ничего дополнительного. Автоматический рост в 15 раз в течение пяти-семи лет. В течение одного года 30% рост гарантирую.

 

Артём Войтенков: Сложно проверить. Но потом нас ждёт война по-любому.

 

Евгений Фёдоров: Это всё – параллельные процессы. Американцы уже выложились по полной программе. Хуже не будет.

 

Артём Войтенков: Будет.

 

Евгений Фёдоров: Нет.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Будет за пятой колонной. Если мы её зачистим… А чтобы это сделать, надо её зачистить. Без этого нас не пустят туда – вы же понимаете.

 

Артём Войтенков: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Если мы зачищаем, хуже не будет. Потому что внешние проблемы американцы, с точки зрения внешнего воздействия, как бы индикатор мощности выкрутили по максимуму, уже скоро сломается. То есть они сильнее воздействовать на Россию, чем сейчас, не могут.

 

Артём Войтенков: Они задействовали полностью этот механизм управления и давления. Педаль нажата там до пола.

 

Евгений Фёдоров: Полностью. А внутри России они действуют через пятую колонну. Поэтому зачистка пятой колонны автоматически означает, что с их стороны фактор давления исчезает. Путин говорил вчера о давлении вечном со стороны США, вечный принцип конкуренции наций и англосаксов.

 

План, о котором мы сейчас говорим, он на самом деле стандартный, и он автоматически обыкновенный. В отношении его никто не может возразить. Мы сколько обсуждаем, ни один ни экономист… У нас же пропагандисты – 90% на экране это американские пропагандисты. Всё, что они не могут, они об этом могут не говорить. Вот говорят там: "Фёдоров предлагает в Центральный Банк ОМОН послать. И заставить Центральный Банк держать курс рубля один к тридцати". После этого говорят:

- "Вот Центральный Банк спалит все резервы".

Мы только что обсудили – не может спалить все. Потому что только 20% резервов - закончились рубли. Всё. Наличными. То есть невозможно спалить.

 

Сравнивают с Ельциным. Во времена Ельцина не было валютных резервов. Сейчас есть. Как только вам эти аргументы говорят, спросите: "А что у нас с валютными резервами?"

Тут же с этим убегает.

 

Все споры заканчиваются, как только произносятся слова "а у нас есть валютные резервы".

 

Артём Войтенков: Да. А что вы их не используете?

 

Евгений Фёдоров: На этом заканчивается весь разговор.

 

Артём Войтенков: Подводя итоги, я так понимаю: нас ждёт война в любом случае. Другой вопрос – какую форму она примет и сколько человек погибнет.

 

Евгений Фёдоров: Либо американцы, либо мы.

 

Артём Войтенков: Это без войны не решить.

 

Евгений Фёдоров: Это зависит не от нас, а от них. Дальше они принимают решение, что война. Не мы же решаем, а они. Скорее всего.

 

Артём Войтенков: Они же не будут просто сдавать - ну, русские взбунтовались, хорошо, пусть всё забирают.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Вопрос степени. Накал. Судя по их украинскому настрою, их накал на полное уничтожение. И никто их не остановил, за рукав не дёрнул. То, что они там развязали фашизм и тотальное уничтожение людей – "всё нормально, так и должно быть". Значит, что их союзники, общественное мнение в Европе готово к уничтожению русских, полному под ноль – абсолютному уничтожению.

 

Понятно, что не выступили в помощь украинцам, значит, не выступят в помощь России – это очевидно. Значит, скорее всего вы правы. А дальше вопрос, что это будет война – вы правы. Но не ядерная, а современными методами. Если будет современными методами, значит, нам не надо валять ваньку, а надо как можно быстрее защищаться от войны нашими методами – чистками.

Изменение системы на суверенную одномоментно, жёстко.

Жёсткая работа правоохранительной системы по зачистке врагов внутри страны.

И на этой базе подготовка уже к возможному полувоенному вторжению.

Так, что мы и предлагаем.

 

Артём Войтенков: То есть, до военного вторжения тоже, скорей всего, дойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Может. В каких-то формах. Например, с украинской территории. Формы найдутся.

 

Артём Войтенков: Понятно. Ладно, хорошо. Сколько надо закупать продуктов?

 

Евгений Фёдоров: В нашей семье есть такое семейное предание. Когда началась война в 1941 году, в первый же день старший брат отца, по-моему, пошёл в магазин и купил шоколад, два чемодана. А жил он в городе Ленинграде. И потом началась блокада, которую конечно, в первый день войны никто представить себе не мог. И на этом шоколаде, как подкормка, вся семья выжила его, брата. Я на всякий случай гречку и макароны купил.

 

Артём Войтенков: Уже. А вы говорите, только весной понадобится, я так понял.

 

Евгений Фёдоров: Просто цена подскочит, сейчас дешевле.

 

Артём Войтенков: Понятно. Всё достаточно грустно, но выход есть.

 

Евгений Фёдоров: Выход всегда есть. Но этот выход через людей.

Вот мы подготовили закон – Донецкая Народная Республика об эмиссии рубля Донецкой Народной Республики.

Закон подготовлен нашей рабочей группой депутатской. Мало того, мы сейчас подготовили купюры для Донецкой, Луганской республики, которые можно было бы напечатать. Сильно показывать не буду – есть такая. Будем искать типографию, печатать.

 

Артём Войтенков: Вы сами будете печатать?

 

Евгений Фёдоров: А что делать? Там же запрещено им вводить в оборот рубли свои.

 

Артём Войтенков: То есть вы, здесь, в России, напечатаете деньги, донецкий рубль – отвезёте им туда.

 

Евгений Фёдоров: Как образцы. Пусть принимают решение. В Донецке, Луганске всё ведут к голоду и уничтожению. Пятая колонна из России не просто не даёт возможности им защищаться от обстрелов, бомбардировок. Сменив там многократно команду, они откровенно ведут вопрос к уничтожению через голод. Соответственно, Порошенко закрывает оборот гривны, руководители этих республик запрещают производить свои деньги и запрещают оборот рубля. то есть, идёт откровенное предательство. Соответственно, мы пытаемся этот вопрос пробить, национально-освободительное движение. Для этого подготовили этот закон и подготовим образцы денег. Найдём типографию в России, или в Китае, или ещё где-то, сейчас ищем, чтобы были степени защиты. И подготовим все условия для выпуска денег.

 

Артём Войтенков: Но этот закон должны принять они – руководство Донецкой республики. А если вы говорите, что они против, как они его примут?

 

Евгений Фёдоров: Они против не потому, что они не понимают, что это надо делать. Они против потому, что они исполняют приказы пятой колонны из Москвы. Ситуация может поменяться в Москве, у них. В конце концов массовые голодные смерти людей (зима тяжёлая) могут заставить изменить ситуацию там. Мы должны быть готовы к этому.

 

Как только у них произошло осознание своего предательства своего населения тем, что они отказываются от ввода валюты. Вопрос валюты – он же ключевой, вы же понимаете. С этого момента в течение одного дня всё должно быть готово.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Если нас кто-то смотрит оттуда (наверняка смотрят), вот пусть знают, что выход есть.

 

Евгений Фёдоров: Да. Мы его подготовили.

 

Артём Войтенков: Пусть идут к своим. Я не знаю, как там подразделение начальников, управление.

 

Евгений Фёдоров: Там прекрасно всё знают. Речь идёт о технологии. Технология нами подготовлена. Валюту мы проработаем детально: где заказывать, что заказывать, образцы – всё сделаем. Останется только принять решение.

 

Артём Войтенков: Хорошо, будем надеяться, что они его примут и это будет на пользу. Это будет спасение от смерти при определённых обстоятельствах.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Наталья Ризаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1380 мб)
Видео MP4 640x360 (528 мб)
Видео MP4 320х180 (285 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (22 мб)
Звук 32kbps MP3 (22 мб)
Звук 64kbps MP3 (44 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (66 мб)

Текст:
EPUB (169.96 КБ)
FB2 (337.4 КБ)
RTF (472.86 КБ)

Беседа 20 ноября 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 20 ноября 2014.
Разговор о вражеском Центробанке РФ, вложениях России в облигации правительства США, власти Путина, пятой колонне во власти России, официальной сдаче Россией Новороссии, “недоразвитых” русских и “цивилизованных” европейцах, последней войне для США, искусственном ухудшении жизни в России для свержения Путина, и способе бескровного освобождения от колониальной власти США.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Федоров

Евгений Федоров 20 ноября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-11-20

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, я хотел бы поговорить о курсе рубля (как всегда, это - больная тема), но несколько позже. Я так понимаю, курс рубля является уже производной от чего-то другого, а точнее - от выплаты нашей дани в Соединённые Штаты Америки. Вы неоднократно эту тему поднимали, вы говорили, что мы платим столько-то, туда-то. Но хотелось бы понять вообще каналы выплаты за рубеж: по каким каналам идёт, ну и примерно какие суммы.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос можно задать?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Я хотел вас вообще поблагодарить лично за ваши познавательные ролики, где вы лично рассказываете на пальцах: как, что происходит.

 

Артём Войтенков: Не только я один.

 

Евгений Фёдоров: Ну, да. Мне очень последний особенно понравился, где очень чётко была вся история с финансами раскрыта.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду, сколько Россия платит США.

 

Евгений Фёдоров: Да. Где вы с планшетиком всё это рассказываете.

 

Артём Войтенков: Это не я, кстати. Я там просто в качестве собеседника.

 

Евгений Фёдоров: Не важно.

 

Артём Войтенков: Рассказчик-то другой.

 

Евгений Фёдоров: Молодцы. На мой взгляд, очень хорошо. Мы же говорим сейчас об абсолютно очевидных вещах. Мы говорим об абсолютно чёткой правде, то есть так это и есть. На нашей стороне вот именно правда.

- То есть нам не надо ничего приукрашивать.

- Нам не надо никого агитировать.

- Нам не надо пропагандировать.

- Надо пытаться, чтобы люди просто начали разбираться в простых, в принципе, вещах.

Вот здесь вы - молодец. Большое вам спасибо.

 

Артём Войтенков: Приятно слышать, конечно, но давайте к делу.

 

Евгений Фёдоров: Давайте.

 

Артём Войтенков: Первый, наверное, канал выплаты денег США - это государственные облигации США.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Так называемые "трежерис" (Treasuries) на их языке, на нашем - ГКО, получается.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: На сейчас Россия (это данные именно американского казначейства) за сентябрь 2014 года мы вложили в государственные казначейские облигации США 117 миллиардов долларов и 700 миллионов. То есть 117 миллиардов долларов. Причём эта цифра, я смотрю, она то больше становится, то меньше становится. Мы можем всё оттуда забрать или не можем?

 

Евгений Фёдоров: Нет, не можем.

 

Артём Войтенков: У нас вот эта цифра падает, например, до ста как-то упала.

 

Евгений Фёдоров: Мы часть можем оттуда забрать. То есть со 107 упала до 100. 7% можем забрать. Там есть небольшой манёвренный фонд, а основной массив этих денег - это долгосрочные вложение на 25-50 лет в ценные бумаги, которые забрать можно, но по ставкам ниже рыночных в некоторых случаях в десять раз.

 

Артём Войтенков: То есть положил на миллион, а досрочно забрать ты можешь только на сто тысяч.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть когда Центральный Банк заключал эти соглашения (а это международные соглашения и бумаги Центрального Банка), он предусмотрел механизм, что даже если придёт неправильный глава Центрального Банка, который, допустим, попытается пересмотреть эту политику (хотя ему будет трудно, но тем не менее), то даже в этом случае он будет связан этими ранее заключёнными международными обязательствами и соглашениями Центрального Банка, что мы и наблюдаем. Потому что когда Набиуллина приходила в Центральный Банк, она изначально обещала выполнить указание Путина об изменении политики Центрального Банка. Причём подробно, в параметрах говорила, в Думе докладывала минут тридцать, как она это сделает. А потом, придя туда, она вначале замолчала месяца на два - три, вперёд вышел первый зам Симановский, который сказал: "Ничего этого делать не будем". Или дал понять, вернее, потому что он там это аккуратнее это говорил. А через какое-то время уже и Набиуллина заговорила языком Симановского.

 

Артём Войтенков: Понятно. В общем, перегнули, так скажем.

 

Евгений Фёдоров: Да нет. Просто человек пришёл в организацию, в которой налажены правила. Причём эти правила носят международный юридический характер. Человеку просто объяснили, что "если ты будешь не тут подписывать, а пытаться переломить систему, то ты поставишь себя вне закона".

 

Извините, вы сейчас придёте директором фирмы любой российской и захотите вдруг: "Что это мы тут много налогов платим? Ну-ка быстро давайте перестаём платить налоги да увеличим зарплаты работникам". Вначале постучит бухгалтер вам в дверь и скажет: "Вы неправы. Я уйду в отставку". Кстати, именно поэтому чиновник Центрального Банка, который отвечал за юридические вопросы, уволился. То есть был такой "бухгалтер", который постучал в дверь Набиуллиной. А потом придёт к нему следователь, к этому директору фирмы, и посадит в тюрьму. Вот здесь то же самое.

 

То есть, какие бы ни были благие намерения, а, ещё раз говорю, Набиуллина демонстрировала благие намерение, она демонстрировала, что она будет выполнять реформы Путина в области реформы ЦБ, до назначения. Она обещала это с трибуны Думы. А когда пришла на место, то у неё нет таких полномочий. Вот это вопрос полномочий. У неё нет полномочий менять правила, определённые Конституцией, законами и международными соглашениями. Вот три инстанции, которые она не имеет право поменять своими решениями, как бы она ни хотела. Тем более там, не уверен, что и желание-то было очень большое.

 

Артём Войтенков: Получается, что наша сумма американских ГКО вложений, она ходит туда-сюда, гуляет - это заканчиваются обязательства трёхлетние, пятилетние?

 

Евгений Фёдоров: Большинство обязательств сейчас переводится или переведёны на 25-50 лет.

 

Артём Войтенков: 50 лет - самый большой срок?

 

Евгений Фёдоров: Да. Причём, чтобы вы знали - мы вкладываемся под 0,1% годовых. 0,1%, то есть тысячная доля.

 

Артём Войтенков: Это на короткосрочные, которые на 1, 3, 5 лет.

 

Евгений Фёдоров: Нет, мы говорим о средних за прошлый год. О средних. Причём Центральный Банк отчитывается не вообще обо всём, а о средних. По евро - чуть больше, а по доллару - 0,1% в среднем.

 

Артём Войтенков: Нет, мы имеем в виду вот эти ГКО американские.

 

Евгений Фёдоров: Смотрите, валютные резервы России вкладываются в разные виды ценных бумаг - в американские ценные бумаги под 0,1% годовых, в том числе эти, о которых вы говорите. В евро - чуть-чуть больше: там буквально в 2-3 раза.

 

Артём Войтенков: Так, хорошо. Это один канал. То есть наши международные резервы - раз. Из них кусок - это американские ГКО (ГКО США). Что ещё?

 

Евгений Фёдоров: В европейские ценные бумаги.

 

Артём Войтенков: ГКО Европы. Это евробонды называемые?

 

Евгений Фёдоров: В том числе и евробонды. Там не только эти. И, наконец, доллары и евро на счетах Центрального Банка.

 

Артём Войтенков: Давайте с европейскими бумагами. Это что за бумаги? Бумаги долговые государств?

 

Евгений Фёдоров: Такие же. Евробонды и другие долговые бумаги, которые выпускает Центральный Банк и государства, скажем, Европейского Союза. Тоже, да, есть там часть.

 

Артём Войтенков: Почему они так называются? Я посмотрел: "еврооблигации" называются, но их выпускает и Америка, и Россия выпускает еврооблигации. Это что - не привязка же к стране и евро?

 

Евгений Фёдоров: Просто название. Вот вы берёте бумагу (она по-русски называется "расписка" или "вексель") и называете "евробондом" или называете "ценными бумагами". Это не важно, как вы называется - важно, что в тексте написано. В тексте написано, что вы продаёте определённые бумаги, которые дают определённый доход при определённых условиях и рассчитаны на такое-то время. Вот и всё, а название может быть абсолютно разное в зависимости от фантазии.

 

Надо ориентироваться на официальные цифры для простоты. Мы вам их сейчас дадим из отчёта ЦБ: 0,1% по американским ценным бумагам. То есть наши валютные резервы в части валюты (золото - небольшая часть, около 8%) большей частью вложены под 0,1%. Это такой у вас уже, немножко профессиональный разговор. Я думаю, что для профессионального разговора надо вам взять бухгалтера из какого-нибудь банка, и он вам всё расскажет. Это будет просто доходчивее.

 

Артём Войтенков: Я просто хочу понять, в каком направлении копать.

 

Евгений Фёдоров: Мы на это вообще не смотрим. Мы смотрим в принципе, что позиция, связанная с тем, что Центральный Банк покупает иностранные доллары, она есть позиция неправильная с точки зрения национальных интересов.

 

Если мы с вами заговорили о Центральном Банке, вот очень интересно - буквально Набиуллина вчера была в Думе на "правительственном часе". И главная тематика какая? То, что Центральный Банк делает гадости по полной программе - ни у кого уже сомнений нет: ни у президента, ни у самого Центрального Банка, ни у депутатов. Их нет ни у кого.

 

Артём Войтенков: Вы только верхушку говорите.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю о тысячах людей, которые реально в материале. То есть таких, которые бы говорили, что Центральный Банк - прекрасная пророссийская организация, вообще сейчас нет, если вы обратите внимание.

 

Артём Войтенков: Его никто не ругает, кстати, Центробанк.

 

Евгений Фёдоров: Кроме президента страны.

 

Артём Войтенков: Кроме президента, никто. И вас ещё.

 

Евгений Фёдоров: Да. Не ругает, потому что Центральный Банк - это настолько могущественная организация, что очень хорошо может снять рубль. Вот сейчас, когда я иду на телевидение, иногда нас пускают. Меня спрашивают: "Будете говорить о Центральном Банке или нет?" Поскольку я - честный человек, я всегда говорю, что я буду говорить правду. Мне говорят: "О, блин! У нас только эту передачу перенесли", или "Не получается у нас. У нас студию отняли". Вот такие придумывают. Я потом смотрю: передачи-то выпускаются... без меня.

 

Просто Центральный Банк - могущественная, богатая организация, у которой любое количество денег, причём бесконтрольных, поэтому она может легко договариваться со всеми субъектами в России, даже помимо политических властей. У неё есть прямая система контактов. По сути, это такое правительство внутри Российской Федерации, у которого и деньги.

 

Я вам хочу сказать, что российское правительство контролирует финансовые средства, то есть деньги в стране, в России, в двадцать раз меньше, чем контролирует Центральный Банк. Никто не задумывался об этом? Зона контроля ЦБ в 20 раз (по деньгам) превышает зону контроля правительства. Потому что правительство может контролировать только бюджет, госпрограммы, правила (налоги, например), которые меняют чуть-чуть, но не меняют финансовые потоки. А Центральный Банк контролирует сами финансовые потоки - не важно, российские, иностранные. Объём финансовых потоков, которые контролирует ЦБ, в 20 раз превышает объём финансовых потоков, которые контролирует правительство. Что это значит? Это значит, что власти у ЦБ внутри страны (экономической) в 20, раз больше, чем власть у правительства.

 

Поэтому когда нам говорят "надо сместить правительство", "плохое правительство" - правильно говорят. Мы даже говорим, что это правительство министров-коллаборационистов. Но у этого правительства власти (при том, что оно плохое или хорошее) в 20 раз меньше, чем у Центрального Банка. Потому что кто контролирует финансовые потоки, тот, естественно, может контролировать и политические решения. Это же понятно.

 

Артём Войтенков: Естественно. Самый главный - тот, кто деньги даёт.

 

Евгений Фёдоров: Да. Есть ещё такой фактор "пистолета". То есть если у вас пистолет - вы главнее того, у кого деньги. Но этот фактор включается иногда, а деньги работают в ежедневном режиме. Поэтому власть Центрального Банка в России очень большая. "Его не ругают"... А попробуй его поругай. Тот, кто его ругает, тут же на него и выходит.

 

Я недавно общался с одним высокопоставленным чиновником. Он меня спрашивает: "А тебе что - из Центрального Банка не звонили тебе, не говорили, чтобы ты прекратил?" То есть звонили всем. Система работает, конечно.

 

Артём Войтенков: То есть прямо до такого, что звонят и говорят, что "не балуй, знай своё место".

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. Для этого есть куча механизмов: через банки, которые можно попросить это сделать, от которых зависит всё. Вот получает депутат зарплату - он же через банк её получает. В банкомате.

 

Артём Войтенков: Ну и что? Не дадут что ли?

 

Евгений Фёдоров: Нет, так по мелочи-то нет, а покрупнее... А инвестиции, а зависимость, а кредитование? А если у него фирма своя? А фирме деньги можно дать, можно не дать.

 

Артём Войтенков: Депутатам можно разве сейчас фирмы иметь?

 

Евгений Фёдоров: Нельзя. Но, я думаю, что процентов у девяноста есть.

 

Артём Войтенков: Через подставных.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. Что, вы думаете, люди бросили бизнес и пошли работать в Госдуму? Вы так серьёзно думаете?

 

Артём Войтенков: Нет, я уже так не думаю. Я вижу, какие люди ходят по Думе и, честно говоря...

 

Евгений Фёдоров: Это касается не только Думы, и правительства и всего остального. Сейчас мы готовим запрос об одном из не очень высокопоставленных чиновниках Московской мэрии, который недавно прикупил ещё один гольф-клуб в Америке, например. Так вот бывает. Излишки денег вложил.

 

Артём Войтенков: Москва - богатый город.

 

Евгений Фёдоров: Там богатые зарплаты, да, понятно.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, по Центральному банку люди часто вопрос: "Мы ругаем Центральный Банк, а Набиуллину разве не Путин назначил?"

 

Евгений Фёдоров: И что?

 

Мария Катасонова: Она - глава Центрального Банка. Просто задавали вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Так, секундочку. У Путина должность такая: он - человек последней подписи.

 

Мария Катасонова: Почему он Глазьева, например, не назначил?

 

Евгений Фёдоров: Откуда у него такие права есть?

 

Мария Катасонова: Набиуллину он назначил.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю: не он Набиуллину назначил. Он подписал бумагу о назначении Набиуллиной. А назначена Набиуллина была в результате расстановки политических сил. А расстановку политических сил определяют кланы. А расстановку сил кланов определяют Соединённые Штаты Америки, которые контролируют все кланы. Так, если укрупнённо сказать.

 

То есть, по сути, это олигархическая система, в которой Путин лишил олигархов официальной власти, но это не значит, что эти иностранные олигархи её потеряли реально. Они и есть вот тот баланс управления страной в результате. А Путин в этом балансе смотрит, чтобы не было нарушения процедуры. У него должность - президент. То есть человек, отвечающий за про-це-ду-ру. Англосаксонский. Эта должность не случайно названа английским словом, потому что она отражает суть управления, которая за этим стоит. То есть его задача не решать вопросы, не производить решения. Он не Генеральный секретарь. Он - контролёр решений:

- то есть, как голосуют,

- или сложился ли баланс сил не только в юридической плоскости, но и в политической плоскости.

 

Вы не найдёте ни одного решения Путина, которое бы он произвёл и которое было бы реализовано. Даже мне понравилось, как тут "Народный фронт" собирался и вдруг обнаружил, что только 20% указаний Путина выполняется. Я вам скажу - случайно выполняются. Просто эти 20% случайно не противоречат американской политике, поэтому и выполняются. А если они противоречат американской политике, вот те 80%, они и не выполняются.

 

Решения по ЦБ не выполняются и не должны выполняться, потому что нет у такого должностного лица с названием "президент" прав требовать исполнения своих решений - нет. Говорить можно. Вы можете тоже говорить. Вот Артём может говорить. Это не значит, что это будет реализовано, потому что прав у Артёма требовать нет.

 

Мария Катасонова: Люди же не видят борьбу этих кланов. Они же не видят то, что Путин назначает уже из тех, кого ему "Выбирай!"

 

Евгений Фёдоров: Если люди видят - значит, я могу только сказать, что это их проблема. Как вот есть такой анекдот: "Это проблема слепого, что он не видит разнообразия цветов".

 

То есть это их проблема, людей, что не видят. Разбирайтесь в Конституции. Вы же такую Конституцию утвердили, вы же создали эту систему управления - идите и разбирайтесь, что вы натворили в 1993 году.

 

Мария Катасонова: Все на вас обидятся.

 

Евгений Фёдоров: Кто обидится?

 

Артём Войтенков: Я опять начну письма получать, что "народ не предатель, это верхушка нас предала, а мы - хорошие, добрые, пушистые..."

 

Евгений Фёдоров: Кто скажет? Взяли бюллетень, в бюллетене поставили "галочку". Эта "галочка" утвердила написанный текст. В тексте написано "Россия - колония. Путин - президент. Но президент имеет право только на формат решений контрольного характера". Всё. Ну, ещё представительская. Но представительская - это он представляет страну. В основном, на международной арене это немножко работает, потому что на международной арене он по Конституции как бы представляет мнение страны. Не своё мнение, а мнение страны.

 

А внутри страны у него только своё личное мнение, как у вас или у Маши. И никто не обязан ваше мнение учитывать как обязательное. А обязаны даже наоборот - учитывать мнение своего работодателя, того, кто подобрал тебя на работу. А тебя на работу подобрали либо кланы, связанные с американцами, либо напрямую американцы. Кадровая политика - за ними, потому что это политика.

Мало того, если Путин начнёт производить обязательное управление, ему немедленно скажут, что это государственный переворот, потому что тринадцатая статья Конституции запрещает это обязательное управление.

 

Я всё время об этом говорю. Если кто-то помнит советское время, в советское время огромная была власть - политбюро и ЦК КПСС. Если кто-то помнит, то все помнят, что слово Генерального секретаря было главное в стране. А вот конституционно как это выражалось? Это шестая статья Конституции, где сказано было, я цитирую: "Руководящая и направляющая сила советского общества - КПСС". Под КПСС понималось Политбюро и Генсек и, соответственно, ЦК КПСС.

 

Поэтому, когда Политбюро выпускало протоколы, а ЦК КПСС постановления, то эти протоколы и постановления, они касались стратегии идеологии, были обязательны

- Для правительства,

- Для президента Советского Союза. Была такая должность, называлась Председатель Президиума Верховного Совета, тоже с теми же полномочиями контролёра, как и сейчас, ничего не поменялось, даже больше у него. Мы тут писали, сравнивали полномочия Председателя Президиума Верховного Совета СССР и президента России. Полномочия у председателя президиума были выше, чем у сегодняшнего президента России, хотя он был двадцать третья должность в стране по Табелю о рангах.

Вся эта конструкция реальной власти Советского Союза опиралась только на шестую статью Конституции.

 

Так вот, такая статья сегодня у нас называется пятнадцатая, и власти даётся не, как там было написано, "ЦК КПСС - руководящая и направляющая сила", а у нас сейчас руководящая и направляющая сила - Соединённые Штаты Америки и Госдепартамент. То есть Генеральный секретарь у нас - Обама, а ЦК у нас сейчас - Госдепартамент США по Конституции.

 

Для того, чтобы Путину, вам или мне, кому-то в стране не вздумалось перехватить эту власть внешнюю на внутрь на всякий случай, для этого придумана третья статья, которая прямо запрещает идеологию для целей государственного строительства. Соответственно, вы не можете производить управление, потому что любое управление - это идеология.

 

Закон написать. Чтобы написать закон надо иметь идеологию, цели, задачи. Если вам это запрещено, а можно только американцам для нас, значит, естественно, вы будете принимать американские законы. Всё просто. Это - механика процесса, но она такая же была и в Советском Союзе. Только в Советском Союзе Политбюро был национальный орган, а в Российской Федерации Политбюро сегодня - иностранный орган. В этом разница. И шестую статью Конституции заменила пятнадцатая статья, которая вместо внутреннего органа Политбюро определила начальством за рубежом - Соединённые Штаты Америки.

 

Артём Войтенков: Хорошо, давайте вернёмся тогда к деньгам.

 

Евгений Фёдоров: Давайте.

 

Артём Войтенков: Мы платим: выкупаем обязательства европейские - какие ещё пути?

 

Евгений Фёдоров: Артём, это не важно, что мы там выкупаем, это, конечно, интересно в этом разбираться. Но это всё способы стерилизации выкупленных долларов и евро.

 

Артём Войтенков: А, знаете, как это действует, когда ты понимаешь, что куча твоих денег уплывает за рубеж.

 

Евгений Фёдоров: Нет, это другой вопрос. Просто вы должны знать: за рубеж они уплыли с момента покупки на бирже. Смотрите, у нас сегодня вдруг все заорали. Я так понимаю, пропаганда, которая у нас, естественно, она ложная, она заорала о том, что:

- "Как же так! Центральный Банк, как он может поддержать рубль? Он потратил 5, 6, 10 миллиардов долларов на поддержание рубля. Ой, долларов не хватит, зачем?"

 

Когда в прошлом году, или в позапрошлом, Центральный Банк потратил 3, 5 триллионов рублей на покупки доллара, никто не орал: "Как же так?! Центральный Банк потратил 3 триллиона рублей, чтобы на бирже купить доллары". Не было ора. Вы слышали?

 

Артём Войтенков: Не было.

 

Евгений Фёдоров: Вы слышали? Не было. Сейчас, когда потратили в десять раз меньшую сумму на обратный процесс - заорали. Вопрос: на кого работает эта вся пропаганда, все кто орёт? Это же очевидные вещи. Когда тратили 3, 5 триллионов (триллионов!) рублей на покупку доллара – молчание: "Так и надо, молодец, Центральный Банк, накапливает золотовалютные резервы, здорово!"

А когда эти резервы для этих же целей…

 

То есть тогда Центральный Банк сдерживал, не давал возможность рублю укрепиться. Он же для чего покупал доллар? Чтобы рубль не упал ниже 30 - один к 30. Рубль, чтобы не стал стоить 1 к 25, 1 к 20 и так далее. Теперь, когда рубль пошёл в другую сторону и Центральный Банк так же, как и до этого, тратил бешеные деньги на покупку долларов, тоже эти же доллары купленные только в прошлом году, свеженапечатанные, потратить на рубль, чтобы он остался в коридоре 1 к 30, заорали: "Это же стоит столько денег!"

 

Артём Войтенков: Так он же выбрасывал достаточно много - по два с половиной миллиарда в день долларов.

 

Евгений Фёдоров: По два с половиной миллиарда в день. Вот смотрим, 2 с половиной?

 

Артём Войтенков: Да, 2 округлённо.

 

Евгений Фёдоров: Три уж тогда давайте. Округляем – 3. Три миллиарда умножаем на 30 (старый курс) - получаем 90 миллиардов рублей. В прошлом году ЦБ грохнул 3 триллиона рублей (прошлый год, позапрошлый чуть-чуть). Три триллиона рублей. Никто даже не пошевелился. 3 триллиона - и 90 миллиардов. Разницу понимаете?

 

Когда он поддерживал доллар, выкупал доллар, все молчали, всем это всё нравилось. Сегодня он начал выкупать рубли - все заорали: "Как же так! Он много долларов тратит". А что изменилось? Он для этого и покупал доллары, чтобы держать рубль. То есть сегодня, когда он рубль отпустил, он прямым образом стал вести себя ровно противоположно тому, чему он вёл в прошлом году. Это как-то нуждается в объяснении? И кричат: "Ужасные суммы. Три миллиарда потратил". Да хоть 3 потратил, хоть 10, хоть 30. У тебя 450 миллиардов, что в два с половиной раза больше, чем наличная денежная масса, рублёвая, страны. То есть, по любому, у тебя денег хватит.

 

Артём Войтенков: Да, но это из наших резервов.

 

Евгений Фёдоров: Не наших, а купленных в прошлом году для этих целей. То есть это вообще, это анекдот. Вы пошли, вы работаете в автопарке, ваша задача возить людей. Для этого вам выдаётся бензин. Вы бензин взяли, но в бак не залили, а заорали, что "Эти люди! Столько много надо на них бензина!"

 

Артём Войтенков: Да, конечно, безобразие одно. Пусть пешком ходят.

 

Евгений Фёдоров: И отдали бензин обратно кому? Соединённым Штатам Америки, реально. Мало того, из-за того, что вы не повезли людей, у вас резко упала экономика, и люди тоже начали платить неустойки за то, что они не попали на работу. И объём этих неустоек… То есть Центральный Банк заявил нам, что сэкономил 5, например, миллиардов долларов. Например, 6. Сколько там он в день он тратил? 20? Хорошо, 20 миллиардов долларов он как бы говорит, что сэкономил.

 

Артём Войтенков: В месяц, например.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вообще, не в месяц, а вообще. Потому что за 20 миллиардов долларов он бы остановил падение рубля, если бы он сразу держал курс один к 30, как это делает, например, Казахстан, для примера. Говорят: "Спекулянты". Спекулянты - это когда утром купил за 30, вечером продал за 35 или наоборот. Вот это спекулянты. А если у вас утром и вечером 30 - нет спекулянтов.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Вот и всё. Держи и не много денег для этого надо. Значит, он опускает рубль, запускает механизм спекулянтов, то есть даёт ещё им заработать хорошо денежек. Кроме того, у нас иностранных заимствований 700 миллиардов долларов в России.

 

Артём Войтенков: А под какие проценты, вы можете сказать?

 

Евгений Фёдоров: Иностранные заимствования, очень разные. В основном это инвестиционные деньги. Инвестиционные деньги - например, построили завод в Калуге "Ford". Построили немецкие банки. Они вложили в этот "Ford" где-то под 3% годовых. Им стоил этот "Ford "3% годовых. Но выглядит, как механизм заимствования.

 

Артём Войтенков: Подождите, а это чей "Ford"? Американский "Ford", немецкие банки.

 

Евгений Фёдоров: "Volkswagen".

 

Артём Войтенков: Американский "Volkswagen".

 

Евгений Фёдоров: Может быть и американский "Ford" - банкам всё равно куда. "Volkswagen".

 

Артём Войтенков: Но он же не наш.

 

Евгений Фёдоров: Он на нашей земле, в Калуге находится.

 

Артём Войтенков: Ну и что? Он не наш.

 

Евгений Фёдоров: Он платит налоги?

 

Артём Войтенков: Не знаю.

 

Евгений Фёдоров: Уверен, что платит. Там люди работают, зарплату получают, налоги платят?

 

Артём Войтенков: Ну, видимо да.

 

Евгений Фёдоров: Рабочие - платят. Отдавать вложенные деньги надо?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Евгений Фёдоров: Надо. Откуда их возьмут? Из внутренней экономики России, правильно?

 

Артём Войтенков: А, продажи автомобилей.

 

Евгений Фёдоров: За счёт продажи автомобилей, например, из внутренней экономики. То есть вложено 700 миллиардов долларов по курсу, когда их вкладывали, курс был 1 к 30. Сейчас надо отдавать по курсу 1 к 45. Давайте с вами посчитаем.

 

Артём Войтенков: В полтора раза.

 

Евгений Фёдоров: Сколько это?

 

Артём Войтенков: Смотря, какие цифры считать. 700 миллионов?

 

Евгений Фёдоров: 700 миллиардов.

 

Артём Войтенков: А, миллиардов.

 

Евгений Фёдоров: На сколько надо больше отдавать? У вас есть калькулятор.

 

Артём Войтенков: На 350.

 

Евгений Фёдоров: То есть сэкономили 20, а отдавать надо 350. Это что за бизнес? Всё просто. Если мы отдаём на 350 больше, теряя - значит… В материальном мире если кто-то теряет - кто-то находит. Значит, кто находит? К вашему началу разговора - те, кто это дал. Правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть заработал кто?

 

Артём Войтенков: Банки.

 

Евгений Фёдоров: Иностранные инвесторы и кредиторы. Если мы говорим о 700 миллиардов, только об одной цифре. Соответственно, они иностранные. Это не китайские. Там китайских, может, тысячная доля процентов. Это американские и европейские. Следовательно, 350 миллиардов одним решением ЦБ об экономии 20 миллиардов - 350 миллиардов заработали Соединённые Штаты Америки и Европа, у которых, конечно, в результате этих денег уменьшились проблемы кризиса. Логично?

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, смотрите, то, что они говорят, что 20 миллиардов сэкономили, на что они их могут потратить? То есть ради чего они, теоретически, могли их сэкономить?

 

Евгений Фёдоров: Ни на что. Потому что единственная цель валютных резервов – поддержка курса рубля. Всё. У правительства есть тоже свои 200 миллиардов для поддержки бюджета - это другие деньги, и другой адресат, и другой хозяин.

 

Мне тут понравилось на "России 24". Умная такая эксперт, она всё время там выступает, говорит: "Молодец, Центральный Банк! Он не дал эти три миллиарда, поэтому он их сэкономил в валютном фонде для других целей". С телевизором трудно, неудобно общаться - спрашивается: "На какие цели?" Других целей нет.

 

То есть вы сэкономили бензин, не залив его в бак. А кроме, как в бак, вам бензин никуда заливать нельзя. На что вы его сэкономили? Машина не поехала, экономика остановилась, всё грохнулось, у вас есть не нужный вам бензин, который вам некуда больше девать, а экономика стоит. И даже потом, если вы его обратно дольёте - уже ничего, уже будет поздно: пассажиры не доставлены, уже иски запущены, работа не пошла, всё остановилось. Всё уже, всё закончилось. И всё это под названием "Экономия 20". Это - издевательство.

 

И когда я смотрел выступление главы ЦБ - для неё самой очевидно, что она валяет дурака.

 

Артём Войтенков: Они-то прекрасно знают, что они делают.

 

Евгений Фёдоров: Даже, как на вопросы отвечать, как уходят - это же очевидные вещи. Для нас важно другое - мотивация. То, что Центральный Банк грохнул российскую… Особенно вот этот выверт последний Центрального Банка. Мне он вчера понравился. Смотрю: "Центральный Банк заявил о том, что не будет эмиссионно поддерживать инвестиции". Такое сложное слово.

 

Артём Войтенков: Да они говорят вообще не на русском языке.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. А в чём суть? "Мы не будем давать денег внутрь страны за счёт эмиссии". То есть "мы будем держать высокие ставки, не давать деньги в страну". Почему? Европейский союз эмиссионно поддерживает, Соединённые Штаты Америки эмиссионно поддерживают национальную экономику, Япония поддерживает, Англия поддерживает. Десятки стран поддерживают. Австралия, Португалия с Грецией поддерживают, а России нельзя. А почему? Почему нищей Греции или Японии можно поддерживать эмиссионно национальную экономику, а России - банк выступил - категорически нельзя поддерживать. Почему? Простой вопрос.

 

Артём Войтенков: Потому что они - Европа, цивилизация, а мы...

 

Евгений Фёдоров: Вот! Правильно! Поэтому руководство банка очень подробно (надо, кстати, Маша, взять эти выступления, их много, и банк об этом говорит, и министры-коллаборационисты об этом говорят), они на самом деле всё объясняют. То есть мы с вами удивляемся: "Как же так: здесь грохнули, здесь грохнули?". Они всё объясняют. Потому что в России, цитирую, "недоразвитая экономика", в России "недоразвитый народ" и в России "недоразвитое государство".

 

Почему это можно делать, допустим, в Словакии или Чехии, а в России нельзя? Потому что в Словакии, Чехии развитый, цивилизованный народ, государство. Я уже не говорю про Англию и Японию, а в России не цивилизованный, не развитый народ и государство. Так они это открыто и говорят. То есть для туземцев и рабов - одно, а для цивилизованных народов - другое.

 

Вы знаете, у меня есть приятель, хороший очень, который работает в чешском банке. Большой, очень крупный чешский банк. Приятель с советских времён, так получилось. Обычный советский человек, на русском разговаривает - советский чех. Работает одним из руководителей этого крупного чешского банка. Он, в принципе, отвечал за инвестиции в Россию, то есть он сидел всё время в Москве, Питере, подбирал проекты и так далее. Так вот, чешский банк вкладывал в Россию, до последнего момента, до санкций, по 4% годовых максимум, мог и 2, 3, там были сделки, где и 2 и 3.

 

То есть чешскому банку, в котором работают советские люди (не какие-то гении экономической мысли - я вот о чём), можно вкладывать в Россию под 4%. А российскому банку (которых у нас 800 и которых у нас огромное количество) нельзя вкладывать в Россию (никогда за последние 25 лет) под 4%. Можно только было под 30%. А сейчас ЦБ выступил и сказал: "Мы замораживаем рубль, - для целей борьбы с инфляцией якобы, - и поэтому даже под 30% не разрешаем вам вкладывать в российскую экономику".

 

То есть чешскому можно под 4 всегда, а российскому никогда меньше 30 нельзя, а сегодня даже и 30 нельзя. Там они говорят о ставках уже в 98.

 

Артём Войтенков: Ого!

 

Евгений Фёдоров: Да, уже в ЦБ звучат ставки в 98% в рамках аналитики, но не важно - уже звучат, и для этого и делается.

Что такое понятия "недоразвитый" и "развитый"?

Когда Набиуллина говорит: "У нас не развитая экономика, а у них развитая" (в Чехии). Это чехам можно под 4%, а русским под 30 даже, а сейчас и 98 – нельзя. Понимаете? То есть там люди, а здесь не люди. Вы бы доверили корове кредит под 30%?

 

Артём Войтенков: Нет, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Потому что у нас коровы, а в Чехии - люди, а людям можно. Вот в этом и разница. То есть они считают, это вообще у них летит с языков просто, как "Отче наш" - в России недоразвитая экономика, в России недоразвитый рынок (она говорит). Рынок в России (так, напоминаю), появился раньше, чем государство, торговать раньше начали. Государству полторы тысячи лет, рынку, наверное, тысячи три лет и он у нас всё ещё недоразвитый (!?). А вот в Чехии, которая советская страна, там уже всё, там уже развитые люди, им можно в Россию вкладывать.

 

Артём Войтенков: Так они же в еврозоне.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. То есть они уже развитые, они уже цивилизованные, развитые люди. А мы - недоразвитые дикари, это официальная позиция ЦБ. Поэтому объяснение очень простое: "Вам, дикарям, в России деньги давать нельзя, поэтому мы вам их и не даём". И это всё официально.

Это я вам ответил.

 

Артём Войтенков: Это вы переводите.

 

Евгений Фёдоров: Как я перевожу? "В России развивающийся рынок, в России развивающаяся экономика" - я же цитирую.

 

Артём Войтенков: Ну, люди смотрят и думают: "Да, действительно, мы такие недоразвитые". Искренне считают так.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, значит тогда и логично, что мы хуже живём. Если ты считаешь себя рабом, недоразвитым дебилом ("я дебил") - всё: естественно ты и не будешь пытаться что-то, нормально работать.

Ты скажешь: "Я же дебил. Что с меня взять? Дайте мне, пожалуйста, дяденьки из Америки, немножечко, корочку хлеба. Всё. И большое спасибо вам за это".

Логично? Так они так и рассматривают.

 

То есть это - оккупационный механизм даже по сленгу, по идеологеме, по головам (сотни чиновников), которые работают в этой системе. Это не либералы, это - управленцы на территории дикарей. Это - другая психология. Это - Миклухо-Маклай, заброшенный к дикарям.

 

Вот на Неглинной сидят белые люди, поправшие страну дикарей (не важно, что они здесь родились), им повезло, их выбрали колонизаторы. Всё. За Неглинной, за железным заборчиком этим, дикари бродят, которым нельзя давать деньги. Они же дикари, они же недоразвитые. Которым нельзя давать инвестиции, которым нельзя давать те инструменты, которые можно давать вот рядом в Чехии или в Польше, или в Японии или всем. Вот так вот. Это официальная позиция.

 

Ясно, что с этой позицией (а это фундаментальная позиция в головах) невозможно ничего сделать. Вы никогда не заставите этих людей работать на Россию. Потому что они уже, как Яценюк говорит: "Вы там в России, на Украине – недочеловеки. А я съездил в Вашингтон - я теперь человек".

 

Артём Войтенков: Прикоснулся к великой белой цивилизации.

 

Евгений Фёдоров: Да. Так что же вы от них хотите? Так вот в этом основа этой политики. То есть она изначально рассматривает людей в России как: второго сорта как официальную государственную политику. Это колониальная политика в чистом виде, это политика оккупантов. Потому что немецкий полицай во время Великой Отечественной войны рассматривал себя выше на порядок, чем вот эта тусня, которая у него тут живёт, на оккупированной территории. Всё правильно. Так мы с этого и начали.

 

Поэтому НОД - политическое движение, а не экономическое. Потому что мы прежде всего говорим, что мы не хотим быть недоразвитыми, дебилами. Мы такими не являемся, уважаемые руководители Центрального Банка. Мы - развитая цивилизация, не менее развитая, чем японцы или чехи или поляки. И поэтому мы хотим сами принимать решения, и дайте нам разрешение самим работать на свою страну.

 

Артём Войтенков: Кто ж вам такое разрешение даст?

 

Евгений Фёдоров: Вот это разрешение называется "свобода". Поэтому путь к богатству и процветанию лежит через борьбу за свободу своего народа. Этим и занимается национально-освободительное движение. Всё просто.

 

Вы не заставите Центральный Банк работать на Россию, потому что у него идеологема такая. Убрали вы Набиуллину – пришёл Сидоров, он под эту идеологему пришёл. Он пришёл в колониальную управляющую контору, отсюда и необходимость фундаментального изменения системы, референдума и всего остального. Отсюда.

 

Если уже мы говорим о Центральном Банке… Вот почему мы с очень большим оптимизмом смотрим в будущее? Да потому что мы знаем, как можно за один всё поменять. Для этого надо просто моторчик в головах переключить. Вот слово "недоразвитые" или "дебилы", знаете, стрелка "недоразвитые", "дебил недоразвитый", "полный идиот"? Вот эту стрелочку надо, индикатор повернуть к развитому. Про Америку, эту сверхнацию я вообще молчу, там сверхразвитые. Просто стрелочку поверните в головах, психологию.

 

Артём Войтенков: Это сложно.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Если вы не можете у этих людей - выгоните их. Поставьте своих, национальных.

 

Артём Войтенков: Кто же их поставит?

 

Евгений Фёдоров: Сила. Политическая сила. Это и есть борьба НОД.

 

Мария Катасонова: Каким образом?

 

Евгений Фёдоров: Через политическую борьбу, которую мы формализуем как референдум, потому что дебилы и недоразвитые (как они о нас говорят) сами решили себя назвать недоразвитыми, прописав это в Конституции, и дав указание чиновникам Центрального Банка себя эксплуатировать. Корова разрешила пастуху себя хлестать и командовать собой. Вот как это всё. Корова в 1993 году так решила.

 

Мария Катасонова: Центральный Банк на данный момент нарушает даже тот закон, который мы сейчас имеем.

 

Евгений Фёдоров: Правильно, потому что он считает, что у туземцев не может быть законов.

 

Мария Катасонова: Почему не послать туда ОМОН?

 

Евгений Фёдоров: Для того, чтобы туда послать ОМОН, надо принципиально поменять мозги, в том числе, кстати, и у ОМОНа. ОМОН тоже должен понять, что не дебилы и не недоразвитые.

 

Мария Катасонова: Нет, это же будет законно абсолютно. Ведь они, правда, нарушили закон.

 

Евгений Фёдоров: Правда, нарушили. Здесь вы правы. Вот в данном случае нарушение закона абсолютно очевидно. Публично этим они подставились. То есть они до такой степени пошли по своей идеологеме, что они находятся в царстве недоразвитых дебилов, что даже тут у коровы есть какие-то права, называется закон "О защите животных" (мучить нельзя). Они решили: "Да будем мучить и плевать на неё". То есть они закон нарушили. За это мы их поймаем.

 

Но тут ещё надо один момент учитывать парадоксальный. Ведь они нарушили колониальный закон, и мы их сейчас ловим юридически. ОМОН, уголовное дело - мы сейчас возбудим, это добьёмся. Даже если они сейчас отмажутся деньгами или как-то от прокураторы - факт нарушения закона мы зафиксировали. Значит, когда НОД победит через год, через два, их и тогда можно будет привлечь к уголовной ответственности, потому что нам важно сейчас зафиксировать факт нарушения закона. Мы это фиксируем: письмами, фактурой, обращениями (уже десятки тысяч граждан написали в прокуратуру и в суды). Ответственность их поймает, это по-любому, то есть они отвечать за это будут. Но нам нужен результат.

 

Они работают по колониальному праву. Колониальное право они нарушили. То есть они как бы сказали, что:

- "Мы не просто тут работаем в колониальной экономике, скупая иностранные доллары и выплачивая дань. А мы вообще воспринимаем эту экономику и страну как сверхколониальную".

 

Артём Войтенков: "Делай, что хочу" - называется.

 

Евгений Фёдоров: Колония – ниже категория, да. То есть колонизатор тут просто считает себя абсолютным господином и всевластным. Это связано с санкциями, потому что американцы так сказали:

- "Вы там никого не бойтесь: ни Путина, ни прокуратуру. Мы вас прикроем от любых действий".

 

В результате они и приняли решение дополнительно подарить вот эти 350 миллиардов. Это же подарок. А вот эта история с плавающим курсом – это ещё и второй подарок. Вы правильно (сейчас мы вернёмся) Артём задали вопрос: "Зачем нужны тогда валютные резервы?"

 

Если Центральный Банк ввёл плавающий курс, значит, валютные резервы не нуж-ны. Значит, что произошло? Подарил 450 миллиардов долларов.

 

Мария Катасонова: Нет, но фактически он же не сказал то, что "всё, ликвидируем".

 

Евгений Фёдоров: Но все это поняли. ФРС тут же допечатала деньги и всё.

Он просто сказал: "Мы не только 350 выплатим дани за полученные кредиты (там же и по товарам, и по всему), но мы ещё и к тому же подарим 450 миллиардов долларов валютных резервов, которые теперь нам не нужны".

И они тихо ставят в ваших ценных бумагах по 50 лет хранения. Всё.

 

Артём Войтенков: Судя по тому, что с десятого ноября Центробанк уже не поддерживает курс рубля, то есть вообще нет ежедневных выплат, в смысле для поддержания курса. То есть он просто на него, так скажем, забил, всё.

 

Евгений Фёдоров: Это значит, что он заморозил валютные резервы, у которых одно предназначение. Это значит, что валютные резервы подарены США. Я же про это и говорю. То есть он одним решением два подарка дал: 350 плюс 450. Итого сколько по вашему калькулятору? 800 миллиардов он подарил одним решением:

- В течение года, когда опускал рубль. За счёт этого 350.

- И когда отказался от поддержки рубля - ещё 450.

800 миллиардов - подарок. Это его вклад в санкции против России.

 

Артём Войтенков: Это связано с тем, что им так плохо, или это связано с тем, что они хотят нас раздавить?

 

Евгений Фёдоров: Это связано с тем, и с другим.

- Во-первых, они таким образом отвечают на кризис, собирая, увеличивая дань и накачивая себя дополнительными ресурсами с покорённых стран.

- Во-вторых, они это рассматривают как удар по Путину, возбуждение недовольства, снижение жизненного уровня и ликвидация Российской Федерации через майдан.

Они решают сразу две задачи. Типично англосаксонское поведение.

 

Артём Войтенков: Да. Кстати, недовольство уже пошло очень сильное.

 

Евгений Фёдоров: Для этого это и делается. Ещё бы - из страны изъять 800 миллиардов в совокупности за год.(!) Ясное дело. Вас ободрать, как липку - вы будете недовольны?

 

В своё время, когда проводили исследования, исторически - от чего народы больше всего недовольства имеют. Знаете, от чего? На оккупированных территориях. От двух вещей:

- Изнасилование (когда оккупирующая армия).

- И от изъятия и грабежей.

Вот в данном случае второй фактор.

 

Теперь смотрите, в позитиве (если хотите, можете это назвать план НОДа), технологически что мы предлагаем? Понятно, что политическое наше решение - это референдум, это предоставление главе государства как институту полномочий, которые сегодня у Обамы. То есть отмена 15-ой статьи Конституции в части иностранного управления, отмена 13-ой статьи, и сливание этих двух статей в будущем конституционном законе в полномочия для главы государства и для национальных властей в области стратегического управления. То есть появляются полномочия, изъятые у американцев.

 

Полномочия – это как материальная вещь: если где-то убираешь, то где-то добавляется. Так и здесь. Откуда мы убираем, когда добавляем полномочия главе государства? Мы не убираем их у регионов. Мы не убираем их у правительства. Мы убираем их у Обамы, у Соединённых Штатов Америки. То есть мы стратегическое управление переводим на этот уровень. Таким образом, изменение Конституции позволит в России сформировать систему стратегического управления.

 

Дальше, чисто в экономической плоскости, план НОДа очень простой. Центральный Банк за один день после того, как его Путин выбьет, конечно, с помощью ОМОНа, уголовного дела либо уличным процессом (а до этого дойдёт). Так вот, Центральный Банк устанавливает нулевую процентную ставку. Ничего хитрого нет.

- В Японии она отрицательная.

- В Европейском Союзе она 0,25.

- В Соединённых Штатах Америки она тоже около 0,2 – 0,25%.

То есть нулевая ставка - ничего в этом нет такого необычного. Это обычная история, по которой живут десятки стран мира. Это ключ - нулевая ставка.

 

Второе. Лояльный режим национальных инвестиций такой же, как в этих же странах Евросоюза, Америка, Англия, Япония. То есть никаких Базелей-3, которые мы почему-то ввели (не "почему-то", а по приказу американцев). Это означает на выходе ставку 2-3%. Не 98%, как сейчас добивается Центральный Банк, а 2-3, как сейчас работают в той же Чехии (у моего приятеля).

 

Что это означает? Это означает - просто те же права мы даём российской инвестиционной системе, которая у нас сегодня в России дана иностранным банкам. Приравниваем права.

 

Артём Войтенков: Вы говорите, как будет хорошо, если бы... А вот чтобы "если бы" наступило…

 

Евгений Фёдоров: Вот "если бы" наступило, мы говорили в политической части – референдум или улица. Вернее, референдум, улица, изменение полномочий. Я просто экономическую часть. Итак, нулевая ставка. Выход на кредит 2%.

 

Чтобы наши зрители ещё раз восприняли.

Экономика страны это не налоги.

Экономика страны не бюджет.

Экономика страны - это оборот денег по линии банковской системы. Банковская система - это кровь экономики. То есть когда крови нет, то отдельные усилия правительства, даже положительные (мы от них не ждём, но тем не менее) ничего не дадут, потому что масштаб влияние 1 к 20.

 

Поэтому нулевые ставки – это повышение эффективности сразу (как бы обороты экономики) в 20 раз, сходу, с первого дня. За один день можно это сделать. Итак, нулевая ставка - на выходе 2-3%. Это позволит Центральному банку напечатать 25 триллионов рублей сразу в первый день.

 

Почему 25 триллионов? Вот эта цифра 700 миллиардов иностранных инвестиций, она в России уже есть. Она больше, чем рублёвая масса страны (мы уже это говорили). То есть у нас, вообще-то, Россия не страна рублей. У нас Россия - страна доллара, потому что рубль носит только характер обслуживания населения где-то в магазинах. А экономика стоит на долларе. Значит, 25 триллионов - замещение 700 миллиардов иностранных инвестиций и кредитов.

 

Что такое замещение? Тот же наш любимый завод в Калуге "Volkswagen". Он сегодня кредитуется по линии Германии под 2-3%, 4 максимум. Он просто перекредитуется в российских банках, потому что российские банки дают такие же условия, как даёт немецкий банк. Но немецкий далеко, а российский рядом. То есть 25 триллионов вы печатаете, не изменив объём денежной массы страны, но заместив доллар.

 

Побочная ситуация с этим решением: 700 миллиардов бессмысленных пустых бумажек возвращается в США, что, естественно, роняет их платёжный баланс и ударяет по их экономической системе. Сейчас продолжим.

 

Артём Войтенков: К нам плывут семь авианосцев.

 

Евгений Фёдоров: Ну, да. Каддафи за это расстреляли. Итак, 25 триллионов запускаете в экономику. 25 триллионов в экономике даже замещающего характера – это одновременное строительство десятков тысяч заводов и фабрик.

 

Я разговаривал с Ассоциацией региональных банков. Они говорят: "У нас где-то 15 триллионов (а это не все банки) проектов, лежащих, которые мы не можем реализовать, потому что нет денег". Вот они получают деньги на тех же европейских кредитных ставках, под которые готовы проекты, и завтра же начинают стройки.

 

Что такое десятки тысяч заводов одновременно? Это одновременно миллионы рабочих мест. Причём поскольку миллионы рабочих мест ещё надо найти, значит, это рабочие места с повышенными заработными платами, чтобы людей заманить на работу. Это инвестиционный блок – раз. Во-вторых, это, при необходимости, иностранные инженеры с технологиями. Ровно то, что было, допустим, в тридцатые годы в Советском Союзе, когда была резкая индустриализация. То есть если вы платите на Калужском заводе, то, естественно, к вам приезжают немецкие инженеры, и плевали они на санкции. В тридцатые годы санкций было больше. Советский союз вообще не был признан – и все приехали. За денежки англосаксы бросят всё, приедут. Вот вам система индустриализации. Вот вам, откуда появляется технология.

 

Резкий экономический рост - 20-30% годовых на этой базе 25 триллионов. Причём при нулевой инфляции. Придётся ещё с дефляцией бороться, потому что будет попытка рубля укрепиться в этой ситуации. Как нулевая инфляция в Европе или Америке, она же там не случайно. Потому что они контролируют национальные финансовые инструменты и в результате у них нулевая инфляция. Мы не контролируем (у нас доллар в большинстве) - в результате у нас инфляция проскакивает сейчас уже 20%. Мы уже это видим. ЦБ уже признал 10, что само по себе анекдот.

 

Что это означает, когда Россия печатает 25 триллионов национальных инвестиций и выгоняет 700 миллиардов долларов? Это означает, что на Америку обрушивается 700 миллиардов пустых бумажек.

 

Артём Войтенков: К нам плывёт ещё несколько авианосцев.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Что это означает с точки зрения геополитической цепной реакции? Это означает - запускается пусковой механизм крушения однополярного мира. Отказывается от этого Китай, у которого эта проблема, о которой мы сейчас говорим, в десять раз больше. Значит, в Америку едет уже не 700 миллиардов долларов, а в Америку уже едет порядка 4 триллионов долларов.

 

Артём Войтенков: Да. У Китая, я сейчас скажу, вложений в американские ГКО триллион 266 миллиардов долларов.

 

Евгений Фёдоров: Это только ГКО. А плюс ещё чисто валюта. Плюс инвестиции. Всё это уезжает оттуда. Это уезжает из Индии, из Бразилии. Что это означает? Это означает крах однополярного мира и ликвидация американской империи. Мы нащупали слабое место американцев.

 

Артём Войтенков: К нам сразу все авианосцы, все ЦРУшники, всё, что можно.

 

Евгений Фёдоров: Артём, вот именно поэтому, когда они уговаривали Путина отказаться от ядерного оружия в начале 2000-х годов, а он вертелся, как уж на сковородке, но сумел не отказаться от него... Я просто знаю, как этот механизм тогда работал. Давили не хуже, чем сейчас: и на него, и на его окружение. И он сумел тогда вывернуться и не отказаться от ядерного оружия. Тогда они хотели его свести под эгидой ООН. Вот в этом и гарантия. Вот за это они сейчас локти кусают. Если бы не это - судьба Каддафи железно, или Саддама или Милошевича.

 

А поскольку ему удалось вывернуться тогда, пятнадцать лет назад из удавки, сегодня есть шанс… В России, если шанс есть у последней черты – это гарантия победы. Вот так наша история скроена. Есть шанс, что не будет авианосцев, а будет то, о чём он говорил на Валдайской встрече в Сочи – крах однополярного колониального паразитического американского мира, потому что запуск вот этого механизма запускает цепную реакцию.

 

Отсюда вывод: наше главное направление удара, НОДа, должно быть не по министрам-коллаборационистам (которые, конечно враги, но ладно), а по главному элементу американского управления - Центральному Банку. Потому что крах доллара (то есть крах российского Центрального Банка, потом доллара) есть крах Соединённых Штатов Америки и победа России и флаг победителя над Вашингтоном.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, ну как вы говорите, что авианосцы не поплывут, если они прекрасно понимают, чем это для них обернется? Неужели они не используют все возможные способы?

 

Евгений Фёдоров: Какие? Они уже все использовали. Уже войну развязали на Украине, уже майдан подготовили, уже пятую колонну…

 

Мария Катасонова: Ядерное оружие у них есть.

 

Евгений Фёдоров: И у нас есть, и что? Вы считаете…

 

Мария Катасонова: Кто говорил про ядерный пепел?

 

Артём Войтенков: Они кстати мне сказали, кто в Америке живет, что они там строят бомбоубежища. Они сейчас вот усиленно бомбоубежища свои ядерные окапывают.

 

Евгений Фёдоров: И что это меняет?

 

Мария Катасонова: Неужели просто возьмут так и сдадутся?

 

Артём Войтенков: Они готовятся к ядерной войне.

 

Евгений Фёдоров: Что значит, возьмут так и сдадутся? Где вы видите, чтобы они так сдавались? Вы по политике Центрального Банка видите, что они собираются сдаваться? Просто оборона идет в этой плоскости, не в ядерной плоскости, а в этой. В ядерной плоскости у нас паритет. Не важно, чуть больше, чуть меньше, у нас паритет. Мы слабы здесь, внутри страны. Почему мы и говорим: освобождение России в сегодняшней войне с США, не во внешней войне, а во внутренней. Поэтому мы и говорим: вопрос чисток сегодня есть вопрос выживания страны. Вот и все. То есть когда вы чистите внутри страны Центральный Банк… Министров-коллаборационистов тоже надо, но от них меньше зависит. Я вам скажу так. У нас же граждане – все-таки шестьдесят поколений государственного строительства здорово сказываются на мозгах, несмотря на пропаганду.

 

Артём Войтенков: Не сказываются…

 

Евгений Фёдоров: Артём, неправда. Знаете, почему вы не правы. Смотрите. Я давно в Государственной Думе. В Госдуме ни один закон не рассматривался, у которого было бы сто тысяч подписей граждан. Или больше. Ни один. Кроме одного: по Центральному Банку. Дума вообще-то в день рассматривает по тридцать-сорок законов. Почему граждане в количестве ста тысяч с хвостом человек сообразили, что это главное?

 

Артём Войтенков: Потому что начинают потихоньку понимать, нельзя же обманывать всех постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. У нас же все орут: коммунисты орут "плохой бюджет", кто-то говорит "маленькие пенсии". У нас поводов-то сколько угодно. Почему люди решили, что главное – это? Это же надо мозги иметь, чтобы понимать, что главное – не бюджет, не пенсии, не медицина, а Центральный Банк.

 

Артём Войтенков: Нет, но любой человек, который хоть что-то соображает, понимает, что пенсии, бюджет берутся из банка.

 

Мария Катасонова: Сто тысяч для такой большой страны это очень мало.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Я же в сравнении. Нет, это мало…

 

Артём Войтенков: И закон не прошел.

 

Евгений Фёдоров: И это тоже, это понятно. Я о другом. Это единственный закон, в отношении которого сто тысяч граждан сообразили, что это главный вопрос. Понятно, что мало. Но я вообще о другом сказал. Я о том, что в отношении других вещей, более прямых, - такого единодушия нет. То есть, нет такого количества людей, которые понимают это до такой степени, что готовы расписаться и организовать давление на власть.

 

Артём Войтенков: Ну, не все же у нас дураки. У нас достаточно много умных людей.

 

Евгений Фёдоров: Артём, я еще раз говорю: я говорю о приоритете. Умные люди могут расписаться и в десяти местах. Но нет тех десяти мест, где бы это было расписано. Есть только одно – Центральный Банк. То есть в системе приоритетов Центральный Банк является ключом, не только с точки зрения мышления, но и с точки зрения семейного исторического воспитания огромного количества людей в России.

 

Артём Войтенков: Что-то Вы загнули. Это просто обычный здравый смысл.

 

Евгений Фёдоров: А здравый смысл потребовать, чтобы повысили зарплату медикам, нет? Не работает?

 

Артём Войтенков: Так а зарплата-то откуда медикам?

 

Евгений Фёдоров: Из бюджета.

 

Артём Войтенков: Вот. А бюджет кто контролирует?

 

Евгений Фёдоров: Нет, это вы уже сложную цепочку…

 

Артём Войтенков: Это простая цепочка.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, медик такую цепочку… Ему нет времени связывать Центральный Банк со своей зарплатой и бюджетом Москвы. Например.

 

Артём Войтенков: Зря вы так на медиков. Медики – они люди достаточно грамотные все-таки.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо, принимается. То есть не дебилы мы?

 

Артём Войтенков: Мы – нет.

 

Евгений Фёдоров: Всё!

 

Артём Войтенков: Большинство людей – они не дебилы, но они просто не хотят об этом думать. Для них нужно, чтобы все было очень просто. Сказали: нажал на кнопку – получилось. Сказали пенсии маленькие – значит, пенсии поднять.

 

Евгений Фёдоров: Так просто – выйди, поддержи Путина на Тверскую, и все получится: и пенсии, и зарплата, и рабочее место, и будешь самым обеспеченным медиком в мире. Потому что твоя страна – самая богатая в мире страна.

 

Вот я вам сказал план НОДа, а добавьте к этому еще, что в отличие от Японии или Англии, нищих, как церковные крысы, Россия – самая богатая в мире страна, треть мировых богатств. И вы получаете рубль, который востребован не на двадцать пять триллионов дополнительных инвестиций, а смело на полтинник, а может быть, в перспективе, и на сто. То есть рубль становится более важной валютой, чем доллар, который пустой, потому что за рублем треть мировых богатств, а не просто так.

 

Артём Войтенков: А за долларом - такой большой кулак.

 

Евгений Фёдоров: За долларом только авианосцы. Поэтому пока на вас смотрит дуло авианосца, вы доллар покупаете. Как только оно отвернулось, вы его выкидываете. Понимаете разницу? А когда за рублем или за валютой находятся богатство, вам не нужны эти авианосцы, вы это богатство будете прятать под подушку, потому что понимаете, что оно никуда не исчезнет.

 

Артём Войтенков: Да, ну вы так хорошо говорите, что вот ОМОН, Центробанк, Центробанк виноват. Центробанк-то работает по закону. Законы принимает Государственная Дума, то есть ключевое место не Центробанк даже, а Дума, вот здесь вот.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Ключевое место – Конституция. Цепочка, следите за руками.

- Центральный Банк работает, как скажет Дума.

- Дума – как скажет Конституция.

- Конституция – как скажут Соединенные Штаты Америки.

 

Артём Войтенков: А почему депутаты не могут принять законы не "как скажут Соединенные Штаты Америки"?

 

Евгений Фёдоров: А потому что они обязаны выполнять Конституцию.

 

Артём Войтенков: А в Конституции не написано, что они обязаны там что-то принимать.

 

Евгений Фёдоров: Написано. Так и написано: Государственная Дума принимает законы. Точка.

 

Мария Катасонова: Кстати, почему отклонили закон по Центробанку? Мы просто слушали трансляцию, когда Евгений Алексеевич выступал. Одно из оснований было, что он противоречит Конституции Российской Федерации. Значит, мы не можем принять.

 

Артём Войтенков: В чем он там противоречит?

 

Мария Катасонова: То, что хотели расширить долю участия Правительства в принятии определенных решений, а у нас Центральный Банк не зависит от Правительства.

 

Артём Войтенков: А в законопроекте такое было, да?

 

Мария Катасонова: Я не помню точно формулировку.

 

Евгений Фёдоров: Байкальская вода – зачем писать по-иностранному? (рассматривает этикетку на бутылке с водой)

 

Артём Войтенков: Так это же круто по-иностранному. Иностранная фирма разливает и получает с этого деньги, а вода наша. Ну, как всегда.

 

Евгений Фёдоров: Так, ладно. Итак?

 

Артём Войтенков: Итак, предложение. За каждым депутатом закрепить десять человек с дубинками, которые сейчас по ипотеке должны платить много-много долларов…

 

Мария Катасонова: Артем, мы определились, что законы не принимаются, потому что они противоречат Конституции.

 

Артём Войтенков: Вот закон не принимается, депутаты выходят на улицу, сюда вот, там стоит десять человек с дубинками на каждого.

 

Евгений Фёдоров: Какой-то киевский сценарий у вас.

 

Артём Войтенков: А что делать-то? Это война.

 

Мария Катасонова: Да подождите вы. Как Госдума может принять закон, который противоречит Конституции?

 

Артём Войтенков: Госдума может принять все, что угодно. Когда депутаты почувствуют, что вот выйдешь и дальше десяти метров от Думы не уйдешь.

 

Мария Катасонова: Нет, если там будут стоять не десять человек с дубинками…

 

Артём Войтенков: На каждого я говорю.

 

Евгений Фёдоров: Артём, тогда есть Конституционный суд, который отменит решение, противоречащее Конституции.

 

Артём Войтенков: Ну, и Конституционный суд тоже…

 

Евгений Фёдоров: Видите, число людей с дубинками расползается, вплоть до Конституционного суда.

 

Артём Войтенков: Да нет, они туда постоят, потом туда.

 

Мария Катасонова: Все правильно, на каждого по десять – и вот та толпа, о которой говорит Евгений Алексеевич - пятьсот тысяч человек, которые требуют изменения Конституции.

 

Евгений Фёдоров: Весело. Не весело, а именно по этой методике Маша и начала действовать вчера.

 

Артём Войтенков: Да? Кого вы поучили?

 

Евгений Фёдоров: А именно: она лично стояла у Совета Федерации. А для того, чтобы Совет Федерации не вздумал свинтить и не проголосовать за закон о деофшоризации. И получилось. Сто процентов? Видите, работает.

 

Артём Войтенков: А что за закон, поясните.

 

Евгений Фёдоров: Закон, который патронировался Путиным, но им не вносился, о котором он говорил многократно в трех посланиях о том, чтобы перевести…

Во-первых, он там создал институт зависимых организаций. Институт зависимых организаций, откровенно говоря, это просто иностранные агенты в экономике, это по-русски перевожу, ну зависимые от иностранных. Этот институт зависимых организаций он заставил платить дополнительный налог. Налог-то это ладно, заплатят не заплатят, не знаю, а институт есть. То есть можно на лоб кое-что написать. Уже первый шаг. Очень хороший закон. Второй хороший закон (мы с вами обсудили) – это нулевые процентные ставки…

 

Артём Войтенков: Подождите, я не очень понял… Организации, которые находятся в оффшорах, они, получается, должны как-то регистрироваться как иностранные предприниматели?

 

Евгений Фёдоров: Да, смотрите: если у вас есть завод в России, и вы в России, но вы владеете фирмой за рубежом. А фирма за рубежом владеет заводом в России, причем установлена связь ваша с этой фирмой и фирмы с заводом, то в этом случае вы зависимое лицо, которое определено в этом законе. То есть иностранный агент.

 

Артём Войтенков: Но там так не называется.

 

Евгений Фёдоров: Нет, там так не называется. Это просто для экономики так назвали – "зависимое лицо", такой термин. Просто, чтобы было понятно, куда мишень вешать, заранее все это расписали.

 

И теперь вы принимать должны решение.

- Если вы согласны со своим статусом зависимого лица, то есть иностранного агента, вы просто платите там определенный налог, он выше, чем у нас, но это определенный налог, и платите и терпите.

- Либо вы под давлением этого налога начинаете менять свою политику. Например, отказываетесь от оффшора или от иностранной фирмы, и напрямую переводите управление своего завода в России на себя. Либо уезжаете за границу и становитесь иностранным инвестором.

То есть из тройного лица вы становитесь двойным: либо в России, либо иностранный инвестор.

 

Артём Войтенков: То есть этот закон приняли, и он будет работать с какого числа, с какого месяца?

 

Евгений Фёдоров: Он будет работать согласно моей поправке, моей личной поправке, через год.

 

Артём Войтенков: Через год, а что…

 

Евгений Фёдоров: Нет, через год уже должны будут перерегистрироваться люди. То есть они должны определиться. А налогообложение пойдет вообще через два года. Но это … О нем говорят, что этот закон позволяет собрать налоги. Естественно, не в этом дело. Этот закон позволяет на лбу написать: "зависимое лицо", то есть иностранный агент.

 

Артём Войтенков: Так год еще это не будет работать.

 

Мария Катасонова: Нет, он вступает в силу с пятнадцатого года, с 1 января.

 

Евгений Фёдоров: Он вступает с пятнадцатого, но механизмы работают согласно моей поправке через год. А раньше в законе было записано "через два года". Поправкой мы приблизили эту дату.

 

Артём Войтенков: То есть с Нового года, с пятнадцатого, уже будет надпись, что ты иностранный агент в экономике.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А это будет работать? Потому что, вот помните, был закон об иностранных агентах, этих НКО, о регистрации. Там же никто не регистровался. Там какое-то смешное количество.

 

Евгений Фёдоров: А что значит "работать"? Если вы понимаете под словом "работать" - платить налоги, то…

 

Артём Войтенков: Нет, просто регистрация как иностранный агент.

 

Евгений Фёдоров: Будет, конечно.

 

Артём Войтенков: Думаете, будет? А тот-то не работает.

 

Евгений Фёдоров: Процесс идет в правильном направлении. Чтобы все заработало, нужна общественная поддержка людей национального лидера. Тогда все заработает. А это начало процесса. Вы не ждите волшебных законов, тем более от Государственной Думы и Совета Федерации. Благодаря пикетчикам и Маше Совет Федерации единогласно проголосовал. Кстати, они использовали опыт нашего отделения в Крыму, которое точно также заставило людей, депутатов местных крымских, провести референдум. Помните?

 

Артём Войтенков: Я думаю, не одно это отделение заставило. Там народ более сообразительный, чем в Москве.

 

Евгений Фёдоров: Мы это знаем. Было наше отделение, которое запустило процесс, и были вежливые люди Путина. Естественно, это соединилось в решении задачи. Здесь все та же ситуация: людиди, народ, то есть Национально-освободительное движение, и Путин. Путин этот закон обозначил, он его толкнул, он заставил Госдуму его принять. Хотя тут упирались со страшной силой. Пикеты надо было и в Думе ставить. И потом, уже мы отследили, чтоб он прошел цепочку и был принят в Совете Федерации. Мы прорабатываем сейчас механизм взаимодействия с национальным лидером, который сработал в Крыму, для свержения американского колониального управления в России вообще. В том числе через законодательную систему.

 

Так же будем вести работу по референдуму, по изменению закона о Конституционном собрании. То есть проводить реформирование страны на суверенитет, вот таким образом. Мы же мирная организация, Артём.

 

Артём Войтенков: Какая мирная? Война идет.

 

Евгений Фёдоров: Можно просто с плакатом выйти перед Советом Федерации и сказать, что если вы так не сделаете.

 

Мария Катасонова: Вы говорите выходить с дубинками, а мы просто с плакатами.

 

Евгений Фёдоров: С плакатами, когда Путин за спиной – удобнее. И безопаснее.

 

Артём Войтенков: Ну, понятно, за Путиным тоже кое-что стоит. Такое вот, не очень мягкое.

 

Евгений Фёдоров: Вот об этом и речь. Формула нашего освобождения: народ плюс национальный лидер. Но вот народ пока подкачал.

 

Артём Войтенков: Ну народ вон мёрз, теперь сопли пускает (Мария).

 

Евгений Фёдоров: Народ мёрз, молодец народ, но не весь.

 

Артём Войтенков: Вот, к сожалению, только отдельные представители.

 

Мария Катасонова: А вы где были?

 

Артём Войтенков: Каждый делает свое дело.

 

Евгений Фёдоров: Нет, их бы было больше раз в тысячу, наверное, важный закон. Но просто у органов власти же запрещены массовые пикеты. Поэтому сколько могли - полностью укомплектовали всю Дмитровку.

 

Артём Войтенков: А сколько было народу?

 

Мария Катасонова: Десять человек вплотную стояли.

 

Евгений Фёдоров: Плюс около ста сочувствующих. Которые не члены пикетов, но ходили и всячески выражали свою поддержку.

 

Артём Войтенков: Ну, хорошо. Скоро сочувствующие будут негодующими, я так чувствую. А что, мне вот пишут люди, что они брали кредит несколько лет назад по ипотеке, причем в долларах. А как им сейчас отдавать? Доллар-то растет…

 

Евгений Фёдоров: Естественно.

 

Артём Войтенков: И вот они стоят: если ты заплатишь все, тебе нечего будет есть…

 

Евгений Фёдоров: Вот они и входят в эти триста пятьдесят миллиардов. То есть это не только они в такой ситуации, такая ситуация у российской экономики, которая одним решением ЦБ обязана выплатить дополнительно триста пятьдесят миллиардов. Одним решением.

 

Мария Катасонова: Так нужно сносить ЦБ?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, как иностранного агента.

 

Артём Войтенков: Думу надо сносить.

 

Мария Катасонова: Причем здесь Дума?

 

Артём Войтенков: Так Дума же законы принимает.

 

Евгений Фёдоров: К пуговицам претензии есть? К пуговицам есть претензии? К рукавам претензии есть? Так что вы пристали? Рукава с пуговицами в один костюм объединяет, если на наш язык, - Конституция. Поэтому вы меняйте там, в Конституции, тогда у вас хорошие пуговицы с хорошими рукавами сольются в хороший костюм.

 

Артём Войтенков: В Конституции это как-то на самом деле не очень явно. Написано, что международные законы имеют верховенство над российскими.

 

Мария Катасонова: Не законы.

 

Артём Войтенков: Ну, правила и соглашения.

 

Мария Катасонова: Принципы и нормы.

 

Евгений Фёдоров: Принципы и нормы. Не законы и не соглашения. А указания. Принципы и нормы – это приехал Обама и сказал: делайте так. Вот это вот международные правила, все. Есть, товарищ Обама. Артём, то же самое было написано в Советской Конституции. Вся советская политическая система стояла на всевластии КПСС. Согласны?

 

Артём Войтенков: Мы опять возвращаемся.

 

Евгений Фёдоров: Еще раз повторяю…

 

Мария Катасонова: Вы хотите, чтобы Евгения Алексеевича судили за превышение должностных полномочий вместе со всеми остальными депутатами Государственной Думы.

 

Евгений Фёдоров: Артём, еще раз, ответьте на мой вопрос. Вы согласны, что вся советская правовая система стояла на всевластии КПСС или нет?

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Согласны. Так все это всевластие прописано было в шестой статье Конституции, в которой было сказано: "руководящая и направляющая сила советского общества и государства – КПСС". Так вот сегодня такая же статья, а в размазанном виде она находится еще в двадцати статьях Конституции, она содержится в пятнадцатой статье, где сказано, что руководящая и направляющая сила российского государства и народа являются Соединенные Штаты Америки. То же самое. Для советской системы вы это воспринимаете как "да, это правда", а для сегодняшней такой же системы вы это воспринимаете с удивлением. Артём, будьте последовательны.

 

Артём Войтенков: Нет, я не воспринимаю это с удивлением. Я просто помню прекрасно девяностые, где у нас тоже были законы, и тоже было много чего написано, но не соблюдалось вообще ничего. Кто был сильнее, тот и прав. Какая бандитская шайка была сильнее, та была и права.

 

Евгений Фёдоров: Так это обычно во время первого года оккупации…

 

Артём Войтенков: А при чем здесь законы? Так же в международном отношении: кто сильнее, тот и прав. Не важно, что у кого где в Конституции написано…

 

Евгений Фёдоров: Вы нигилист. Ваша фамилия не Базаров?

 

Артём Войтенков: Нет. Я реалист, я просто смотрю, что в жизни происходит.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, он хочет вас всех под трибунал.

 

Евгений Фёдоров: Мы пойдем мирным путем. И добьемся свободы мирным путем, потому что у нас есть Путин.

 

Артём Войтенков: С хорошей, кстати, фамилией, объясняющей многое.

 

Евгений Фёдоров: И с хорошей фамилией, и с хорошей миссией. А самое главное – историческая технология.

Лидер с народом освобождают страну:

- Нет народа – нет освобождения.

- Нет лидера – нет освобождения.

У нас есть то, но пока нет второго - народа. Задача НОДа – поднять народ в поддержку лидера по освобождению страны.

 

Артём Войтенков: Ну, вот, десять человек поднялось.

 

Мария Катасонова: Семьдесят пять.

 

Артём Войтенков: Семьдесят пять. Хорошо, уже лучше.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, "Известия" написали, что вы отправили на отзыв в правительство законопроект под рабочим названием "Помощь соотечественникам за рубежом", согласно которому те восемьсот банков, про которые вы говорили, российских, могут работать на территории зоны гуманитарной катастрофы, где проживают русские люди.

 

Евгений Фёдоров: Не только банки, просто в статье сделали концентрацию на банки. А закон следующего характера.

 

Мы ввели понятие "зона гуманитарной катастрофы с массовым проживанием соотечественников".

Статус соотечественника (это юридический термин) – подробно прописан в законе о соотечественниках. Что это - известно. Украинцы туда входят, естественно. Верховный суд по обращению избранных органов этих территорий либо по обращению определенного количества граждан, принимает решение о том, что это место является зоной гуманитарной катастрофы. Понятно, что Донбасс в полном объеме попадает под эту логику. Дальше на основе решений Верховного Суда вступает в действие автоматическая статья закона, по которому на эту территорию распространяются свободные движения товаров и услуг, кроме вопросов безопасности и качества.

 

Соответственно, люди, которые на этих территориях, они могут свои товары продавать в Россию - уголь. А российская торговля может свои товары беспошлинно, то есть без платежей, в открытом режиме продавать на этой территории. Кроме того, там разрешается работать российским банкам, формировать корреспондентские счета, создавать филиалы, то есть на эту территорию, по-русски говоря, полностью распространяется режим проживания в Российской Федерации. Решается проблема гуманитарного характера за счет того, что люди имеют доступ к товарам, услугам и зарплатам таким же, как имеют люди в России. То есть из бюджета ничего туда не платится. Но фактически это зона приравнивается к российской территории по обороту товаров и услуг.

 

Мария Катасонова: Просто сейчас это очень важно. Мы знаем, что официальный Киев прекратил выплаты зарплат…

 

Евгений Фёдоров: То есть блокаду устроил.

 

Мария Катасонова: Сейчас они разбомбили, вот сегодня, лишили отопления, лишили электричества снова…

 

Евгений Фёдоров: Согласно этому закону, там сказано - "доступ товаров и услуг". У меня к вам вопрос: танк является товаром?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Является. Но танк попадает в этом законе под так называемые "товары и услуги, имеющие ограничения в обороте". В отношении этих товаров и услуг решение должно принять правительство, разрешив части товаров и услуг из этого списка поставляться на эту территорию. Я думаю, что система ПВО вполне является системами оборонительными. И системы подавления артиллерийского огня тоже.

 

Артём Войтенков: От комаров. Я так понимаю, что вы просто хотите расширить экономическую зону на Новороссию.

 

Евгений Фёдоров: Не экономическую зону. А мы Новороссию приравниваем к территории Российской Федерации с точки зрения экономического оборота. Мы даем право людям, которые там живут, жить на таких же условиях, как экономическим субъектам, как и граждане России.

 

Артём Войтенков: И денежная единица, естественно, рубль?

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Российские банки там начинают работать, они могут работать с рублем, могут работать с другими валютами, могут работать со своей. Я-то как раз сторонник, чтобы они выпустили свою валюту. Но даже при своей валюте необходима банковская поддержка из России. Ну, если они отказываются категорически под давлением пятой колонны выпускать свою валюту, а судя по всему, это так, ну это же видно, что они просто издеваются над людьми. Что, трудно напечатать новоросский рубль, что ли? Это можно сделать за две недели. На Гознаке сделать коммерческий заказ, вам напечатают. Не хотите Гознак, вон в Белоруссии или в Китае. И все. И вы получаете деньги в оборот. То, что они это не делают - это прямая политика. Вообще, если мы затронули с вами Украину, Маша, давайте… Мы же с вами договорились, что мы говорим всегда правду.

 

Мария Катасонова: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: Был такой уговор?

 

Артём Войтенков: Было бы, конечно, хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Был. Давайте посмотрим правде в глаза. Какова позиция Российской Федерации по отношению к Новороссии?

 

Артём Войтенков: Никакая.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это неправда.

 

Мария Катасонова: Борьба разных группировок.

 

Евгений Фёдоров: И это нет. Это СМИ. Позиция официальных, допустим, МИДа. Какая? Я вам скажу. МИД ежедневно настаивает на необходимости вести диалог, да? Для каких целей? А МИД же говорит: для целей федеративного устройства Украины. Так?

 

Но мы же с вами понимаем, что МИД говорит не о федеративном устройстве Львова по отношению к Киеву, а значит, о какой территории МИД говорит, когда требует федеративного устройства Украины?

 

Артём Войтенков: Понятно, что о Новороссии.

 

Евгений Фёдоров: Вот. То есть МИД требует, чтобы Новороссия вошла в состав Украины, правильно?

 

Мария Катасонова: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот это позиция России. Теперь вы понимаете, почему они не выпускают новоросский рубль?

 

Артём Войтенков: А это хорошо или плохо?

 

Мария Катасонова: Плохо, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Это предательство. Киев сейчас вообще поставил задачу их уничтожить. Отключил от тепла, отключил от денег, запрещает России поставлять гуманитарную помощь, мы видим постоянные скандалы с этим. Таможня России перекрывает. Это в чистом виде позиция предательства. Нет, можно, конечно, красивые слова вешать, но давайте называть вещи своими именами. Это чистое предательство. Официально. Позиция МИДа – чтобы Новороссия вошла в состав Украины. МИД запрещает, ну не МИД, а пятая колонна в России, запрещает Новороссии в связи с этим формировать государственность, выпускать свою валюту.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорили, что МИД в большей степени подконтролен Путину?

 

Евгений Фёдоров: Я не говорил, что МИД, я говорил внешние отношения.

 

Артём Войтенков: Ну а МИД – это как бы часть.

 

Евгений Фёдоров: Нет, МИД производит… Я тогда по-другому скажу: Россия под контролем Соединенных Штатов Америки. Путин выбивается из-под этого контроля. Государственная власть в России контролируется США, как система: законотворчество, исполнительная система работает. Системно мы под контролем. Это и есть оккупированная территория. Россия такая же оккупированная территория, только не военными методами, вот и все. И естественно, как Киев выполняет приказы Вашингтона, так и Москва выполняет приказы Вашингтона.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, смотрите. Если позиция России такова, что Новороссия должна войти в состав Украины, это означает фактическое уничтожение там большей части населения в Новороссии.

 

Евгений Фёдоров: Нет, смотрите. Позиция России заключается в том, чтобы договориться с американцами или с Киевом о том, что Киев не убьет все пять миллионов человек.

 

Мария Катасонова: Все равно, даже не всех, но больший процент. В недавнем интервью немецкому изданию Путин заявил о том, что Россия не позволит этого сделать. Так кому верить: МИДу или Путину?

 

Евгений Фёдоров: Нет, не в этом дело. Возникает треугольник. Вы правильно подметили.

 

Предложение России – Новороссия входит в состав Украины на федеративных принципах, то есть принципах особой защиты территории, в том числе от убийства людей.

Киев. Нормальная страна, если бы она не была оккупирована, сказала бы: "Супер, классно", все проблемы решены. У Порошенко рейтинг пять миллионов процентов сразу – присоединил мятежную территорию.

 

Артём Войтенков: Почему? Им не нужны федеративные…

 

Евгений Фёдоров: Это все не важно, что там написано внутри. Сегодня федерация… Вон Крым был федеративным в отношении с Украиной до, по-моему, двухтысячного года. Потом отменили и все. Он же был уже, это же был такой опыт. Отменили, и Крым тогда вошел чисто как регион Украины. А до этого он был Республика Крым, Конституция была своя, президент, Комарова, помню, там избирали. Отменили.

 

Если ты контролируешь процесс, подождешь… Вон Гонконг китайцы присоединяли сколько? Девяносто девять лет. Присоединили. То есть все. Никто там в Киеве не будет разбирать: федеративное это, не федеративное устройство. Молодец, Порошенко. Медаль золотая, золотой памятник на всех улицах Киева. Все. Это гарантия.

 

Но Порошенко против. Значит, Порошенко против восстановления единства Украины. То есть Россия за единую Украину… Чтобы не было у наших кого-то там, слушайте, я говорю, официальная позиция России, продиктованная американцами. Но она есть. Она такая артикулируется. Официально. То есть Россия за единство Украины, а Порошенко против единства Украины. Я прав?

 

Артём Войтенков: Интересно.

 

Мария Катасонова: А давайте введем третью позицию: за единство Украины через освобождение солдатами Новороссии Киева.

 

Евгений Фёдоров: Я не про это. Это мы сейчас обсудим. Я говорю об официальной позиции России. Мы уже с вами обсуждали, что на Украине происходит отечественная война всего Советского Союза. Мы сейчас эту линию рассмотрим. Я говорю об официальной позиции, которая ежедневно артикулируется МИДом, что мы за единую Украину, в которую входит Новороссия. И против нашей позиции - Порошенко, который за раскол Украины и войну.

 

У меня вопрос к вам: а почему Порошенко за войну? Вот представьте себе, что Порошенко в этой войне победил. Что произошло? Новороссия вошла в состав Украины. МИД России победил. Ну, так, да? И МИД тоже за это. Там нюансы – федеративная не федеративная. Все. МИД России победил. Но вы же понимаете, что это не так. То есть Порошенко за войну не для этого. Он за войну, потому что нет такого субъекта права как Порошенко, есть субъект права Вашингтон. А какие задачи у Вашингтона? А у Вашингтона нет задачи разбираться там с Новороссией и Украиной. У него есть задача ликвидация России и Путина. Так? Следовательно, Порошенко здесь просто марионетка Вашингтона, задача которого подготовить вторжение в Москву. И тогда, когда вы так объясните ситуацию, у вас все складывается.

 

Мария Катасонова: Но получается, позиция МИДа противоречит позиции Президента.

 

Евгений Фёдоров: Нет, почему?

 

Мария Катасонова: Потому что позиция МИДа предусматривает любым образом уничтожение большого количества человек.

 

Евгений Фёдоров: Нет, не в этом дело.

 

Мария Катасонова: Объединение Новороссии с Украиной приведет в любом случае к жертвам.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Речь идет о том, что МИД предлагает федеративное устройство.

Что предлагает МИД, по-русски говоря?

Он предлагает, чтобы Новороссия вошла в состав Украины. При этом Новороссии запрещено иметь свою валюту. То есть она, войдя в состав Украины, будет пользоваться гривной и будет частью украинского экономического пространства. Потом МИД предлагает фактически заморозить ситуацию лет на десять, чтобы украинские войска не пересекали границу Новороссии, но полностью управляли там экономическими и политическими процессами, просто войск не было. И за десять лет типа улягутся страсти, и пять миллионов человек не будет уничтожено. Вот позиция МИДа. Я её расшифровываю. Реальная она или нереальная – это другой вопрос. Но в этом является позиция.

 

Позиция Национально-освободительного движение – освобождение всей территории Советского Союза. Но чтобы мы с вами юридически обосновали позицию Национально-освободительного движения, надо тоже говорить правду до конца. Мы сейчас сказали только одну правду. А в чем эта правда? В том, что Советский Союз был ликвидирован государственным переворотом, то есть нелегитимно. Следовательно, мы последовательно говорим: проведите расследование 1991 года. Расследование вам даст юридически нелегитимность ликвидации Советского Союза и, соответственно, образований, которые после этого на нем образовались. Юридически нелегитимность не значит физически нелегитимность.

 

После этого у вас появляются правовые основания для политического освободительного процесса на всей территории бывшего СССР. В том числе на территории Украины. В том числе право поставлять оружие, право помогать Новороссии освобождать всю территорию Украины, Киева от фашистов и интервентов и так далее. Потому что тогда все сегодняшние события двадцатипятилетней истории воспринимаются как история интервенции. Не история России, Украины, Киргизии и так далее, а история интервенции на территорию СССР. Вы все меняете. Вся юридическая плоскость меняется. И для этого достаточно прокуратуре следствие провести: выделить пять следователей, они напишут красивые бумаги. Все. Это последовательная позиция Национально-освободительного движения.

 

Дальше вы запускаете Национально-освободительное движение на территории, в том числе Украины в виде Отечественной войны.

Три – освобождаете Киев. Кто освобождает Киев? Я вам скажу. На территории Украины сейчас действует три силы. Они видны четко.

- Одна сила – это бойцы Сопротивления, партизанских республик, бойцы Отечественной войны.

- Вторая сила – это вооруженные силы хунты.

- А третья сила? Так называемые батальоны. Это вооруженные силы, подчиняющиеся напрямую Вашингтону.

 

В чем работа Порошенко? Его работа не только говорить то, что скажут американцы. Его работа – прикрывать эту третью силу. То есть он, как пятая колонна американская. Его задача – прикрывать третью силу, а третья сила ему не подчиняется. Она, кстати, об этом публично и говорит. Она напрямую подчиняется Вашингтону. Они туда ездят вон каждую неделю. Вчера опять в Вашингтоне было совещание командиров батальонов американских на территории Украины. Все открыто, все публично.

 

Следовательно, процесс освобождения Киева – это соединение национально-освободительной борьбы плюс подполья, которое в Киеве есть, в том числе и НОДовское подполье мощное. Раз.

 

Второе. Вооруженные силы хунты, часть из которых, я думаю, большая, переходит на сторону бойцов Сопротивления, они сформируют единую позицию против войск СС и иностранных интервентов, то есть батальонов. Вот вам формула освобождения Киева. Причем не обязательно военная. Потому что для того, чтобы сломить десяток батальонов, даже украинской армии путчистов, хунты, хватит. Там даже не нужно особенно не нужно добавлять людей из Сопротивления. Дальше вопрос, когда эта формула сработает.

 

Мария Катасонова: Когда здесь, в Кремле перестанут бороться…

 

Евгений Фёдоров: Раз – зачистить пятую колонну в Кремле. Второе – когда в Киеве американцы уронят жизненный уровень ниже плинтуса, два, то есть создадут условия экономические. И в целом это все наступит, когда мы отобьём вторжение американцев, то есть контратака в Россию приблизительно весной. Следовательно, на Украине сложатся условия для освобождения Киева этой весной. Приблизительно. Может, осенью. Но этой весной, скорее всего.

 

Артём Войтенков: А вы уверены, что здесь мы отобьём атаку весной?

 

Евгений Фёдоров: Я исхожу из того, что мы либо отобьём, либо не отобьём. У вас есть третьи варианты?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Если мы отобьем – мы это обсудили. Если не отобьём – нас повесят.

 

Артём Войтенков: Да, умеете вы поднять дух и настроение.

 

Мария Катасонова: То есть, все ключевые события произойдут в 2015-ом году. Правильно?

 

Евгений Фёдоров: Пятнадцатый год оказывается решающим в силу, опять же, не нашей инициативы. То есть, стратегическая инициатива в руках США. Они напали. И они напали, это часто бывало, вот в России весь исторический процесс начинается с того, что на нас напали. Вы не найдёте иначе ни разу. Вот сколько России? Полторы тысячи лет. Всегда, на нас напали, после этого начинается какая-то история. Всегда так. Поэтому, это не исключительный случай. На нас напали.

 

Мария Катасонова: То есть, они даже не будут тянуть до выборов президента.

 

Евгений Фёдоров: Нет, не будут. Они не вытянут. У них нет у самих время. Они могут держать историю с нефтью, может быть, полгода. Они могут историю с Китаем держать полгода, год, максимум. Историю с союзниками, заставляя их как бы работать против России, они тоже могут тянуть. У них инициатива. Они могут в игру вводить новые фигуры, элементы. Например, Боинг, или например, ядерное оружие тактическое, или какое-то. То есть, они могут вот эти элементы вводить в игру. Но у них нет времени на длительное держание ситуации. Вот этого уже чувствуется - нет. Именно поэтому они в феврале пошли. Путин же назвал это фальстартом не случайно, аналитически. Потому что, у них не было времени, подготовившись, сделать это позже.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду майдан украинский?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Февраль. Военный переворот. Поэтому, в принципе, расстановка сил пятьдесят на пятьдесят. Но напали на нас. И они выбрали момент. Но они этот момент выбрали, в том числе, исходя из своих соображений, что дальше не смогут. Дня четыре назад смотрел, такой канал есть исторический "365 дней". Там фильм был, называется "37", или "38". О чём фильм? Фильм, как бы, историко-документальный о тридцати семи днях, которые прошли с момента убийства в Сараево герцога Фердинанда, и начала Первой Мировой войны. Английский. И фильм сфокусирован на шахматных партиях под названием Геополитики английского правительства вот за эти тридцать семь дней. Фильм для профессионалов. То есть, для тех, кто изучает вопросы геополитики. А геополитика это, считайте, шахматы. Если вы шахматист, значит, вы уже наполовину геополитик. Там показаны вот эти интриги англичан. Естественно, фильм пропагандистский. Но важна не пропаганда Англии, понятно, что они там врут в части пропаганды, потому что, Англия хотела этой войны. Они там делают вид, что все тридцать семь дней Англия пыталась войну остановить. Но не важно.

А вот сами методики, механизмы, очень хорошо вскрываются.

 

И вот как там происходит? Посмотрите на события отстранённо. Четырнадцатый год. Убийство герцога Фердинанда в Сараево. То, что он провокатор, само собой. Потому что, он туда приехал в святой день для сербов. А он же оккупант. То есть, уже понятно - он подставился. Дальше. Австрийцы вскрывают за сараевским убийством спецслужбы Сербии. Не важно: правы они или нет, но такая версия. На этом основании они Сербии дают ультиматум. И Россия заступается за Сербию. Вот такая как бы фабула войны. И начинается война. Но это же не так. Возникает вот эта история. Австрийцы начинают спорить с Сербией и Россией. Вопрос. А с чего началась Первая Мировая война? Не помните? Я вам напомню. Вторжение Германии в Бельгию. Вопрос. Как связан спор России и Сербии и Австро-Венгрии из-за убийства в Сараево герцога с вторжением Германии в Бельгию?

 

Артём Войтенков: Да это просто был повод убийства этого, Фердинанда.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Я понимаю. Связь. Даже не немецкого кого-то там убили. Мало того. В конце фильма понравилось, в этом они правы. И когда Россия с Австро-Венгрией и Сербией вступила в войну, уже все воевали. То есть, началось событие здесь. Результат этих событий - шахматное домино, партия: началась война с Бельгии и Германии. Потом Франция, Англия вступила. И когда тут уже кровавая каша была в Европе, те, из-за кого, как бы это всё начиналось, они только потом вступили. Могли бы и не вступать, кстати, потом вступили в войну. Понимаете, как устроены геополитические шахматы?

 

Вот сегодня мы находимся вот в этих - тридцать семь дней. Запущен процесс. Этот процесс уже не зависит от Путина, от Обамы, от англичан, от немцев. Кстати, в этом фильме, очень интересно - все были против войны: или в таком виде против войны, или в другом. Германия хотела только с Францией воевать. Она с Россией не хотела. Австрия вообще ничего не хотела, её заставляли немцы. То есть, все были против. Но в конце все оказались самыми главными. И потом всё это привело к крушению империи. Вот сегодня мы в этих событиях. Может, кто-то не понял ещё. Уже не мы эти события определяем. Даже не Путин.

 

Уже события определяют военные правила, и правила военных законов. То есть, уже система заработала: удар на удар, реакция на реакцию, действие на действие, интрига на интригу. Уже что бы тут ни хотели - мы уже работаем по военному сценарию. Дальше просто - когда этот сценарий выйдет в горячую фазу? Всё. Он и сейчас в горячей фазе. Вот когда он выйдет в горячую фазу? Исходя из сил американцев, которые сдерживают…

 

Вот я же не случайно наш разговор начал с этого плана. Нулевая процентная ставка вроде бы. Двадцать пять триллионов. А в конце у меня пункт четыре: крах США. Где связь? Где связь между Сараево и вторжением Германии в Бельгию? Где? Она абсолютно железобетонная в геополитическом смысле.

- Выгоняем семьсот миллиардов долларов.

- Присоединяются китайцы, которые уже на стрёме.

- Пошли процессы защиты Соединённых Штатов Америки от катастрофы.

- Защита от катастрофы приводит к каким-то фазам военных действий, например.

 

То есть, процессы пошли. То, что Россия при этом, с учётом трети мировых богатств, выигрывает… Вы понимаете, позавчера премьер-министр Англии вдруг заявил: "Мир находится на пороге нового кризиса". Слышали, да? Так это их кризис. Для нас это манна небесная. Это кризис колониального однополярного мира. Они, наконец, поняли, ударились головой о потолок. Поняли. Для них - кризис, для нас - спасение. Для них кризис, это значит, им привезут семьсот миллиардов долларов из России. Понимаете?

 

Артём Войтенков: Какое для нас спасение, если они у нас их возьмут?

 

Евгений Фёдоров: Семьсот миллиардов долларов пустых бумаг?

 

Артём Войтенков: Почему пустых?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, семьсот миллиардов пустых бумаг привезут.

 

Артём Войтенков: А, вы имеете в виду, если мы Центробанк переключим?

 

Евгений Фёдоров: Естественно.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: И они об этом публично сейчас заговорили. То есть, то, что кризис для американцев и англичан, то для нас освободительный процесс. Путь к богатству и процветанию лежит через освобождение. И для нас это расцвет, для них кризис. Всё логично.

 

Артём Войтенков: Для нас это война.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно Артём. Я ещё раз говорю. Поскольку Путин отбил историю с ядерным оружием - не обязательно.

 

Артём Войтенков: Это не будет большая война, как Вторая Мировая, но как бы мелкая война будет.

 

Евгений Фёдоров: Это уже от вас не зависит, от Путина тоже, это раз. Это может должно вас успокоить. А во-вторых, я как раз исхожу из того, что Россия в эту войну вступит последней, как и в той истории с четырнадцатым годом. Да, она оказалась, как бы главная. Она запустила механизм своим сопротивлением, тем, что не сдалась. Вот до этого сдавались. С Ливией сдалась, а тут не сдалась. Но она окажется последней в силу своего геополитического, исторического, и ядерного потенциала.

 

Артём Войтенков: Нет, я не говорю, что это будет война, солдаты там. Это на улицах будет война, это в головах будет война.

 

Евгений Фёдоров: Вот с этим в России справляться умеют.

 

Артём Войтенков: По тому, что я вижу, пока нет.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, в России не запустили обыкновенный исторический защитный механизм - чистка пятой колонны. Всё просто. Без этого механизма… Смотрим, берём, читаем учебники истории. Любая такая ситуация, как сейчас - чистка пятой колонны. Ни разу без этого. Просто вопрос - когда? Мы уже сидим - когда же? Не сегодня? Ну, подождём. Плохо, конечно, потому что, хуже стали условия, подождём ещё.

 

Артём Войтенков: Когда станет совсем хуже.

 

Евгений Фёдоров: Марш пустых кастрюль? А, ещё не готовы? Подождём.

 

Артём Войтенков: Так кастрюли-то знаете, куда пойдут? Вот врачи уже пошли против Путина.

 

Евгений Фёдоров: Организовали их.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, московская мэрия, ответственные чиновники, поставили зама мэра врача, который в политике вообще ни туда, ни сюда. Всё же это шито белыми нитками. Они так всегда делают. То есть, как бы из своих, и запущен процесс. Вывели людей на улицу. Это же мэрия выводила.

 

Артём Войтенков: А почему мэрия?

 

Евгений Фёдоров: А как вы думаете? Коммуникации на пять тысяч человек без мэрии? Как вы себе это представляете?

 

Артём Войтенков: Там же все эти деятели пятой колонны, Яблоки и прочие, прочие.

 

Евгений Фёдоров: Они там были в виде агитаторов, комиссаров - не больше. Массу людей подтянула мэрия. Это вообще очевидная вещь. То есть, просто в мэрии дали команду, и по медицинским учреждениям вызвали людей, и сказали:

- "Ты хочешь, чтобы тебя завтра лишили зарплаты, и выгнали на улицу?"

Баба Маня, какая-нибудь санитарка: "Нет, не хочу"

- "Завтра же на улицу"

Вот так это было. Подставили какую-то там "Врачи без границ", или придумали какую-то организацию, которой не было вчера ещё.

- "А кого мы там?"

- "Там будут какие-то там врачи, не знаю, вот к ним".

Вот так. Директора выгнали всех. Чиновники мэрии. Даже не сомневайтесь, Артём.

 

Артём Войтенков: Нет, это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Так и всё.

 

Артём Войтенков: Люди сами пошли.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Это пятая колонна. Вот то, что делали сотрудники мэрии, и директора, это и есть пятая колонна. Это её работа. Слушайте, почему Сталин их чистил? Почему чистил Грозный, Почему чистил Ленин? Да вообще все чистили. Потому что, они так делали всегда. У них другое начальство. Они всегда так делали. Вы хотите, чтобы вот это историческое правило тысячу раз сработало, а на тысячу первый вы вдруг от него откажетесь?

 

Артём Войтенков: Нет. Я не отказываюсь.

 

Евгений Фёдоров: Не бывает. Ждём. Смотрим, ковыряем в носу.

 

Артём Войтенков: Я и говорю, что надо приходить к Думе, восторженным избирателям.

 

Мария Катасонова: Вы чего не Думе зациклились-то? Надо выходить под лозунгами чистки пятой колонны.

 

Евгений Фёдоров: Артём, в чём главная задача НОДа? НОД дал ответ. Причём, он не придумал его, взял из истории и просто рассказал. Дальше, когда вы начинаете сидеть на сковородке, и сковородка начинает сильно накаляться, вы начинаете резкий мыслительный процесс - а что делать? У вас пар начал идти - что делать? А вот уже вам ответ. Ответ очень простой: делай то же… Знаете, голос оттуда: "Делай то же, что и делал твой дед". Всё. А это есть НОД.

 

Артём Войтенков: Это не до всех дойдёт. Это вот если бы вас пускали на телевизор…

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Подождём, тогда, прибавим газу. Не мы, конечно, американцы.

 

Мария Катасонова: Потом будут пускать, когда будет тяжелее. Я заметила: чем хуже ситуация в стране, тем чаще показывают Евгения Алексеевича.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, это объективный процесс.

 

Артём Войтенков: Уже показывают?

 

Мария Катасонова: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это объективный процесс.

 

Артём Войтенков: Но вы же не рассказываете про Центробанк?

 

Евгений Фёдоров: Рассказываю.

 

Артём Войтенков: Вы же только что объясняли, что вас не пускают про Центробанк рассказывать.

 

Евгений Фёдоров: Меня не пускают. Вы понимаете, это какой механизм. То есть, можно спокойно, а можно с напрягом. То, что не пускают - создают напряг. Но это не значит, что отменяют процесс. Просто процесс запущен будет чуть позже. Или чуть позже пустят. Или чуть позже пустят идею. Всех, кого сегодня пускают на телевидение, - девяносто девять процентов пропагандистская машина США. Это же очевидно.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Дурака валяют. Просто смотришь телевизор - вроде взрослые люди. За идиотов держат страну все эти эксперты независимые, такие, сякие, ведущие. Но это же всё становится очевидно. Но очевидно почему? Потому что, температура попы поднялась.

 

Мария Катасонова: Кстати, очень хороший показатель того, что чем хуже, тем больше пускают, и тем понятней людям становится. Два года назад, когда мы говорили абсолютно всё то же самое, на нас смотрели, как на сумасшедших, вы помните, абсолютно просто. А сейчас об этом даже президент как бы открыто говорит. Говорят все, везде совершенно нормально. За два года мыслительный процесс пошёл.

 

Артём Войтенков: Ты знаешь, я много слышу, что это во всём Путин виноват. Это наша власть такая сякая воровская…

 

Евгений Фёдоров: Отлично. Очень хорошо. Значит, ещё температурку американцы прибавят, мысли облегчатся.

 

Артём Войтенков: Ну и люди пойдут на улицу свергать эту власть.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно.

 

Мария Катасонова: Нет, кстати, если зачистить пятую колонну…

 

Артём Войтенков: Если зачистить. А если не зачистить?

 

Евгений Фёдоров: Артём, слушайте, вы сейчас исходите из того, что, а если не зачистить? Жить захотите - зачистите. Это я не вам говорю.

 

Артём Войтенков: Вы такие общие говорите – "жить захотите". Как вот, лично, простой Вася…

 

Евгений Фёдоров: При чём здесь Вася? Я говорю не вам сейчас, а прокурорам. Жить захотите - зачистите.

 

Артём Войтенков: Прокуроры - это ставленники американской системы.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз. Жить захотите: кто-то ставленник, кто-то не ставленник, расколетесь на два лагеря, и зачистите. Один зачистит другого, и пятую колонну заодно. Такая история и правила. Это не я придумал. Так написано в учебниках.

 

Мария Катасонова: Подождём до весны.

 

Артём Войтенков: А чего ждать-то? Рубль падает.

 

Евгений Фёдоров: Не подождём. Продолжим борьбу до весны. А к весне к нам присоединятся дополнительные массы людей, у которых сильно нагрели заднее место. Вы знаете, как я тут с одним нашим коллегой разговаривал, который занимал высокие должности. Сейчас депутат Госдумы. Высокие должности занимал в начале девяностых годов. Он уверен, что, да, весной мы ждём на улицах большое количество людей с холодной ненавистью в головах.

 

Артём Войтенков: Вопрос, к кому?

 

Евгений Фёдоров: Артём, этот вопрос, как бы это сказать, не исторический. То есть, он бытовой, он правильный, логичный, но не исторический. К тому, куда поведут.

 

Артём Войтенков: Вот.

 

Евгений Фёдоров: То есть: куда поведёт Путин.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич ответил на ваш вопрос.

 

Евгений Фёдоров: А кто поведёт? Посол Соединённых Штатов Америки? Хомяк.

 

Артём Войтенков: Нет, но у него достаточно подручных, которые будут глотку драть. И по средствам массовой информации тоже.

 

Евгений Фёдоров: Я же вам не говорю, что победа вас ждёт, и золотой дождь на вас сыпется - нет. Я говорю: будет борьба. Когда вы выходите на борьбу, вы что, уверены на сто процентов в победе? Нет, надо быть уверенным. Но любая борьба, это: либо проиграете, либо выиграете. Я вам описал ситуацию.

 

Мария Катасонова: Артём, ищите расположение официальных зданий средств массовой информации. Будем захватывать здания средств массовой информации.

 

Артём Войтенков: А что их захватывать-то? Они все известны.

 

Мария Катасонова: А что вы говорите тогда про СМИ? Тут мне кажется уже вопрос массы.

 

Евгений Фёдоров: И массы, и общественных настроений, уровня недовольства людей, энергии злости. Там много факторов. Я же про это не спорю. Мы в эти детали не погружаемся. Там уже психологи должны работать. Мы геополитики. Мы говорим о том, что процессы пойдут таким образом. И для движения процессов таким образом, мы делаем то, что можем делать. А именно, мы дорожку протаптываем, куда идти. Мирно мы хотим. Мы самая мирная организация в стране, если вы не заметили. Мы самая мирная организация, потому что, мы хотим всё это разрешить. Вот этот кризис, как говорит председатель правительства Англии, а на самом деле, войну, мы хотим её разрешить мирным путём: через головы, через референдум. А тащат нас разрешать её через войну, через кровь. Понимаете разницу? Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Да, я вам про это и говорю.

 

Евгений Фёдоров: Мы самая мирная организация. Вообще, на сегодняшний день в стране организации более мирной, чем НОД, нет. Потому что, все остальные тащат страну просто в военную систему, решение этой проблемы.

 

Артём Войтенков: А кто все остальные, например?

 

Евгений Фёдоров: А как вы думаете? Играют все на этой шахматной доске. Все сто сорок миллионов человек.

- Кто-то своим предательством.

- Кто-то бездельем.

- Кто-то тупыми мозгами.

- Кто-то политикой Центрального Банка.

Люди же функционируют, они же действуют. Вот, вся совокупная шобла, извините меня, вся тащит страну в войну.

 

НОД говорит: "Мы решим это мирно. Не надо нам войны. Нам не нужно, чтобы начались убийства на улицах. Мы хотим решить это через избирательную комиссию, и через кабинки для голосования".

Понимаете, о чём мы говорим?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Что делать? Человек посмотрел наш с вами разговор - что делать? Он понял, что во всём виноват Центробанк…

 

Евгений Фёдоров: Когда Путин по-крупному в очередной раз позовёт людей, а он уже зовёт их через каждый месяц, полтора, на улицы – прийти.

Посмотреть - смотр сил. Ага, сколько народу? Не хватает. По домам. Идите дальше ковыряйте в носу. Раз. Первое, что он должен делать.

 

Второе. Он должен чётко подключиться к национально-освободительной борьбе. Если он более такой активный человек. Следовательно, войти в контакт со штабами НОДа, как минимум, и там, вместе с ними уже участвовать в наших проектах более такого, конкретного характера. Вот я общий назвал. Но, чтобы общий сработал, до этого надо, часть из людей, чтобы поработала. Чтобы сто человек пришло сюда, надо, чтобы один из ста поработал до этого.

 

Идти в систему НОДа. И в системе НОДа запускать вот эти наши проекты. В том числе, кстати, и по вопросу Центрального Банка. Формализовать Центральный Банк, как мишень, как главную цель для чисток. Потому что, он действительно сейчас ключ, ключевой элемент. Мы про это говорили. А для этого надо, чтобы вокруг него сформировалась вот эта технология общественного давления, как в Крыму. Но она не обязательно должна быть в таких формах, как там. Там были жёсткие, всё-таки, формы. Но технология внешнего давления. Создание условий для подключения вежливых людей Путина на втором этапе борьбы.

 

Кто-то пишет, кто-то обращается в суд, кто-то в прокуратуру, кто-то стоит в пикетах, кто-то участвует в митингах, кто-то в региональной работе. Мы же, почему не проводим, мы же объявили, что решающая схватка будет в Кремле. Почему мы и говорим, поход на Москву - это ключ. Но она ещё не готова. То есть, для его подготовки надо поработать в регионах. В регионах огромный объём работы.

 

В интернете, в средствах массовой информации, надо там тоже всё это сформулировать, вычленить, определить врагов, определить, от кого надо освобождаться и чиститься, с кем надо разговаривать, кого на кого менять. То есть, выстраивать идеологему освобождения. А это творческая работа большого количества людей. В том числе продвинутых людей. Массы, они подтянутся на уличные мероприятия. А вот эта творческая ежедневная работа, она нуждается в коммуникациях. То есть, надо выходить на штабы НОДа, если коротко, и там обсуждать совместно эти вещи. Энергию вот эту формировать, направлять, подготавливать, готовить эту дорожку, по которой пойдут уже миллионы людей.

 

Артём Войтенков: В общем, взаимодействовать с НОДом, получается.

 

Евгений Фёдоров: Если коротко - да. Потому что, я для каждого человека не скажу его роль.

 

Артём Войтенков: Ну понятно.

 

Евгений Фёдоров: Если коротко. А там он внутри выработает свою роль конкретную: кто-то в СМИ, кто-то в бизнесе, кто-то где.

 

Артём Войтенков: Понятно. Ладно, хорошо, спасибо вам большое за такой радостный рассказ.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо. Артём, всё будет хорошо, как всегда. Но не без борьбы.

 

Артём Войтенков: Как всегда, убьют несколько миллионов, как всегда всё развалится, как всегда придётся всё устраивать заново. Как всегда. Почитайте учебники истории ваши любимые. Вот всё, как всегда.

 

Евгений Фёдоров: Это из-за людей. Но когда у вас в распоряжении треть мировых богатств, естественно, вы не будете спать спокойно, никогда. Это же понятно.

 

Артём Войтенков: Всё. Спасибо.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Маргарита Надточиева, Надежда Алексеева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1510 мб)
Видео MP4 640x360 (574 мб)
Видео MP4 320х180 (311 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (48 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (73 мб)

Текст:
EPUB (182.85 КБ)
FB2 (367.16 КБ)
RTF (647.46 КБ)

Беседа 7 ноября 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 7 ноября 2014.
Разговор о скачке курса доллара и евро, повышении цен и налогов, пятой колонне во власти и Центробанке, подготовке переворота в России, намеренном уничтожении экономики России, выводе людей на улицы и плане посла США по свержению Путина.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Федоров 7 ноября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-11-07

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Самая горячая новость на сегодня и на ближайшие дни - это повышение курса доллара и евро. То есть, доллар сейчас уже сорок семь рублей восемьдесят семь копеек на этот день, на сегодня. Евро - пятьдесят шесть рублей, пятьдесят четыре копейки. Мало того, Центробанк увеличил свою ключевую ставку.

 

Мария Катасонова: До девяти с половиной.

 

Артём Войтенков: Да. И всё это такой ком. Тут какие-то аналитики, высказывания Центробанка, никто ничего не понимает: что, почему растёт. Вот, объясните нам, пожалуйста, в чём дело.

 

Мартия Катасонова: Ещё, буквально вчера были внесены поправки в налоговый кодекс, согласно которым муниципалитеты могут вводить региональные сборы по двадцати двум пунктам. И также предлагают увеличить налог с продажи недвижимости. Я думаю, в целом ситуация будет дальше усугубляться, будут больше и больше налоги на разные виды.

 

Евгений Фёдоров: Вы уже начали мыслить геополитически. То есть, Артём задал вопрос, на который можно было ответить, как у нас пропагандистские эксперты из общества знания, как оболванить людей, говорят: "Это какой-то набор случайностей". Никакого набора случайностей. То есть, действует система резкого ухудшения жизни граждан России. Путин о ней и говорил в послании во время Крыма, что будут действовать национал-предатели и пятая колонна. Он говорил национал-предатели в области экономики. И мы об этом говорили ещё год назад. А что тут для кого-то удивительного?

 

То есть, происходит ровно тот процесс, который и не мог не происходить. А именно, не зачищенная в России пятая колонна готовит в России свержение Путина путём резкого ухудшения жизни граждан, формирования их недовольства, и на базе этого недовольства, организация майдана и свержение Путина. Естественно, ликвидация российской государственности и российской нации заодно с жителями российских городов и регионов. То есть, естественно, будет массовая резня на каком-то этапе, по сравнению с которой, резня в Донецке - это просто абсолютное торжество закона и справедливости. То есть, это будут действительно миллионы погибших, потому что, ликвидация России, это последняя война Соединённых Штатов Америки, как они считают. Поэтому, они на это выложатся. Это абсолютно очевидная и понятная вещь, которая была многократно в нашей истории. Ничего сейчас нового не происходит. А конкретно, этот план, он разбивается на элементы плана, и у каждого своя роль. Нельзя победить в условиях пятой колонны. Нельзя. Не было ни разу победы.

 

А Россия, слава Богу, в войнах и национально-освободительных движениях, - в войнах побеждала тысячи раз: в национально-освободительных движениях по крупному пять и по мелочи больше. То есть, ни разу не было такого, чтобы победа была без чистки пятой колонны. Ни разу. Все сотни раз, и тысячи. Ни разу. Так не бывает. Если вы допускаете работу пятой колонны в стране, вам не победить. А уже работа пятой колонны, она же не в лоб идёт. В лоб, это уже отряды диверсантов, как в Подмосковье, кстати, уже появились. А пятая колонна работает в органах власти. У каждого своя функция.

 

Какая функция у Центрального Банка? То, с чего вы начали вопрос. Функция Центрального Банка – задушить российскую экономику. Почему он занимается этой функцией? Потому что он является пятой колонной, подчинённой Соединённым Штатам Америки. Мало того, если вы поднимите закон о Центральном Банке, вы увидите, вернее, не увидите в нём ни строчки о российской экономике, вообще. То есть, в законе о Центральном Банке упоминания российской экономики нет совсем. Так же, как нет совсем государственных упоминаний на рубле: герб неизвестного государства, и так далее. А государства российского привязки на рубле нет. Так и здесь. Но, о Центральном Банке в законе написано, что он действует на основе международных соглашений. То есть, России у него нет, а международные соглашения у него есть. То есть, у него написано, по-русски, что Центральный Банк подчиняется иностранному управлению, а российскому не подчиняется. Перевожу на русский язык для непонятливых.

 

Что же вы от него хотите? Поскольку там сидят специалисты, но они тоже считают, что они не являются блестящими специалистами по удушению экономики. У них, конечно, получается, но они привлекли специальную американскую фирму, чтобы та им помогла. Фирма называется Wyman (Oliver Wyman консалтинговая компания). Специализирующаяся фирма на удушении экономик государств, в отношении которых введены санкции Соединённых Штатов. Так прямо у неё в положении фирмы и написано: "Вы хотите уничтожить свою экономику? Приглашайте нашу фирму".

И Центральный Банк, поскольку, у него нет должного опыта, пригласил. И сегодняшнее падение курса рубля есть результат управления этой фирмы американцами.

 

Артём Войтенков: Oliver Wyman, по моему, она называется.

 

Евгений Фёдоров: Wyman, да. Вот это и есть результат управления. А что вы от него хотите? Это специальное подразделение США внутри России, которое раньше занималось сбором дани, а с февраля месяца этого года ей добавилась функция – ликвидация Российской Федерации, и они её выполняют.

 

Я вам больше того скажу. У меня нет никаких сомнений, что сейчас Центральный Банк постарается сделать всё возможное, для того, чтобы грохнуть рубль минимум, где-то за пятьдесят, за шестьдесят к Новому году. После чего, когда здесь начнутся уже бунты голодных кастрюль, руководство Центрального Банка во главе с Симоновским уедет за границу, что им и обещано там политическое убежище. Всё, они функцию выполнили.

 

Мария Катасонова: Сегодня Центральный Банк заявил, что именно после Нового года они надеются стабилизировать рубль. То есть, до Нового года нам этого не ждать, в этом признались.

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите, Центральный Банк у нас отвечает за рубль. У него даны резервы, чтобы этот рубль держать. Вот иногда спрашивают: "А что должен делать Центральный Банк?" Центральный Банк должен вести себя, согласно конституции, абсолютно тупо, и автоматически.

- Давление на рубль? Выкидывать доллары из валютных резервов, которых у него больше в два с половиной раза, чем вся наличная рублёвая масса. То есть, проблем нет.

- Ослабло давление, начался подъём рубля - закупайте доллары. Это вообще, плохой принцип. Этот принцип называется - принцип работы недоразвитых государств, о чём Центральный Банк и говорил. Но, хотя бы его выполняйте.

 

Фактически конституция защищает народ России от Центрального Банка, предписав Центральному Банку поддержку рубля. Потому что Банк Центральный - он сразу был иностранным агентом и пятой колонной, но российская конституция, хотя она оккупационная, хотя бы элементы защиты от него заложила. И он нарушает конституцию тем, что не поддерживает рубль. То есть, он рассматривает российскую экономику даже не как недоразвитую, а как сверх недоразвитую, у которой даже не надо поддерживать национальную валюту. Это просто отношение, как…

 

Я не знаю, даже в колониях такого отношения нет, как у Центрального Банка по отношению к России. Потому что в колониях хотя бы Центральные Банки держат валюту национальную. Они гробят экономику, они высокие процентные ставки, но они хотя бы держат паритетную национальную валюту:

- Спрос на валюту - выкидывают доллары.

- Спрос на доллары - выкидывают валюту национальную.

 

То есть, для этого и валютные резервы. Это же сегодня валютные резервы, как бы тают, как он говорит, а ещё год назад они росли. То есть, они дышат, но так и должно. Это колониальный статус. Он конечно, плохой, но он такой прописан. То есть, они дышат. В прошлом году они росли, потому что рубль пытался укрепиться. В этом году они тают, потому что рубль пытается ослабнуть. Ну и что? Центральный Банк же не отказывался от выброса, от покупки долларов и евро в прошлом году, когда он набирал валютные резервы. Вот если бы он не начал набирать валютные резервы, рубль тогда был бы не тридцать, а допустим, двадцать пять. Но, он же не говорил: "У меня теперь валютный коридор вниз. Теперь у нас валютный коридор не пятьдесят, а вот, двадцать пять". Не говорил. А он спокойно скупал доллары в массовом количестве, не напрягаясь. А вот теперь, когда обратная ситуация: "Я не буду это делать". Почему? Простой вопрос. Почему ты не будешь? Почему год назад ты скупал доллары, а сейчас отказываешься скупать рубли? Хотя это прямая твоя функция по конституции. Молчание. Понятно, потому что ему приказали США. Но они это стесняются говорить, поэтому они просто молчат.

 

Мария Катасонова: То есть, в дальнейшем надо ждать повышение налогов, цен?

 

Евгений Фёдоров: Да. В дальнейшем нам ждать повышения налогов, цен, закрытия десятков заводов, безработицы. Для части населения, малоимущих, то есть какой-то процент населения, будет деградация просто до уровня полуголода: для многодетных семей, ещё для кого-то.

 

Артём Войтенков: Как в девяностые было.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но это рукотворная политика. Это политика иностранных агентов в России, которую они даже не скрывают. А противостоять этой политике может только национально-освободительное движение в широком смысле. То есть, национальный лидер, плюс народ. Национальный лидер обращается к народу, и говорит, например, на Поклонной горе: "Придите ребята, поддержите меня, я хочу бороться с Центральным Банком". Он об этом, что бороться хочет, говорил в двух посланиях, на Госсовете, в десятках интервью. Но у него нет полномочий на борьбу.

 

Он к людям обращается, и говорит: "Придите, помогите мне, люди. Вы хотите жить, чёрт побери, нормально? Помогите мне справиться с пятой колонной". Приходит девятнадцать тысяч человек на Поклонную гору. Привет семье, и Центральному Банку. После это что? Рубль пошёл вверх.

 

Второй раз Путин обращается, через месяц с небольшим: "Придите на Тверскую. Вы же видите, кирдык наступает стране". Семьдесят пять тысяч человек. Это называется - плевали мы на вашу страну, и на себя лично. А потом, через три месяца, вот эти, с голодными кастрюлями, они побегут, и скажут:

- "А почему нас выгнали с работы? Ой, а что же у меня в холодильнике нечего кушать? А чем же я буду кормить детей?"

А где ты был, когда тебя просил национальный лидер помочь стране, спасти её, и чтобы не было твоего личного падения жизненного уровня?

- "А я ковырял в носу перед телевизором".

Ну, так и всё. Тогда забудь нормальную жизнь. Ты сделал выбор. Твой выбор – предательство страны. И в дальнейшем ты отвечаешь за это, для начала - падением жизненного уровня. А потом кровавыми делами в Москве - вторая часть твоего выбора. Но это твоё решение.

 

Вот, говорят: "Путин если меня позовёт".

Позвал. И что? Ни-че-го. Всё. Двери закрываются. Конечно, он позовёт ещё раз, будет пытаться укрепиться за счёт людей. Наверное, выйдет больше народу, но, уже уровень-то резко упадёт. Выйдут больше через пару месяцев, я думаю, уже потому что, дети голодные будут выгонять папу от телевизора. Да. Но уже уровень-то упадёт.

 

Артём Войтенков: Часть людей пойдёт против Путина.

 

Евгений Фёдоров: Ещё лучше, прекрасно. Значит, в этом случае, тот голодный ребёнок, который выгоняет папу, он окажется в руках бандитов, после этого, ещё через месяца три-четыре, вот и всё. Это выбор людей.

 

Артём Войтенков: Они не понимают.

 

Евгений Фёдоров: Да это их проблемы. То, что не понимают, ну дебилы. Ну, дебилы, ну и помирайте. Кто их будет спасать? Дебилов никто не будет спасать. Это вы выбрали. Вы решили помереть? Да помирайте, пожалуйста. Вот на Донбассе люди решили заработать, когда надо было спасать свою страну в Киеве. Заработали. Сейчас их закапывают и откапывают со связанными руками за спиной. Вот. Это вы выбрали свою судьбу, ребята. Вот ваш дед и прадед, выбрал другую судьбу. Он решил защитить свою Родину. А вы решили её предать. Он выжил, и родил вас. А вы не выжили, и вас закопали. Это ваше решение.

 

Мария Катасонова: Вопросов больше после этого нет.

 

Артём Войтенков: Вы как расскажете… Но я хотел бы разобраться всё-таки, с тем, что влияет на курс рубля. Каким образом это происходит. Просто, на сайте Центробанка, он же отчётность вывешивает. Я дополню. Валютные международные резервы, они были в прошлом году, у нас было год назад пятьсот двадцать два миллиарда долларов США. А сейчас у нас четыреста пятьдесят четыре. То есть, примерно на семьдесят миллионов мы меньше сделали их. Всё равно цифры там не слишком разные.

 

Евгений Фёдоров: Десять процентов мы потратили валютных резервов. А до этого, мы за два года на десять процентов их увеличили. Что от этого меняется? Это дыхание. Это переливающаяся система. Ещё раз говорю - она очень плохая, она колониальная, но она хотя бы защищает стабильность. Вот смотрите, можно страну развивать.

 

Для того, чтобы развивать страну, надо Центральному Банку перейти на принципы функционирования Центральных Банков, так называемых, развитых государств. Это принципы - это не люди другие. Принципы, главные из которых, это низкие процентные ставки. Вот это главный принцип. То есть, английский Центральный Банк, японский, европейские все, французский, немецкий, португальский, польский (у них такие ЦБ), американская ФРС - все работают на принципах низких процентных ставок. Это значит, что они валюту привязывают к национальным богатствам и экономике, и пускают её в свою экономику, а заодно и в нашу в виде инвестиций за счёт нулевых ставок.

 

Наш Центральный Банк работает на принципах (и он об этом говорит) недоразвитых экономик и рынков. То есть, он держит высокие процентные ставки, не пуская национальную валюту внутрь страны. То есть, запрещены национальные инвестиции, только иностранные. Это признак, они говорят - недоразвитого государства. А мы говорим - это признак колониального статуса, то есть, в колониях так. В колониях инвестиции идут из метрополий, так устроена система колониальной экономики.

 

Артём Войтенков: Но вот на сайте Центробанка, у него есть процентные ставки по операциям Банка России. Вот прямо документ. И изменения вот этих всяких разных ставок. Что интересно, я посмотрел, что на длительный срок… Все кредиты почему-то даются либо на один день, либо, вот здесь есть три месяца. А вот то, что дольше, на два года, - это кредиты, обеспеченные золотом. То есть, если у меня есть золото, они мне дадут на два года деньги. Либо кредиты, обеспеченные не рыночными активами или поручительством. То есть, ещё что-то.

 

Евгений Фёдоров: Это и называется, что нет кредитов. Если у вас есть золото, это и есть деньги. То есть, у вас есть деньги, и вам разрешили взять кредит, с процентами за то, что вы эти деньги отдали кредитору. Так это не кредит. Это просто обмен залогами, вот и всё. Вам в обмен на ваше золото дали кредиты, как бы, они их называю, которые вам ещё и с процентами, отдавать. Так вы могли бы это золото продать, и то же самое получить, без всякого кредита. Так это не кредит. Это нельзя назвать кредитом.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, здесь так написано.

 

Евгений Фёдоров: А почему один день? Да очень просто. Потому что, наш Центральный Банк организовал работу банков только для кассового разрыва. То есть, для обеспечения текущей деятельности. То есть, условно говоря, вам надо продать холодильники, для этого вам надо купить холодильники. Вы торговля. Вы взяли кредит, купили холодильники, через неделю их продали. Кредит вернули. Но не на инвестиции. Инвестиции - это стройки. А стройки, это три-пять лет.

 

Артём Войтенков: Да. Плюс ещё производство.

 

Евгений Фёдоров: Если вы хотите построить, вам надо обращаться в немецкий банк, или в польский, или в чешский, или в португальский, который вам до санкций дал бы кредит под четыре процента, четыре-шесть. Дал бы кредит под четыре процента для России. А российскому банку нельзя. То есть, мы считаем, что португальский банк в Россию может вкладывать под четыре процента, и вкладывает. Потому что, у нас иностранных заимствований на семьсот миллиардов долларов, для целей инвестиций в том числе. А российским запрещено. Так это институция. То есть, Центральный Банк запрещает России вкладывать деньги в себя. Вот чтобы было понятно. Только для цели кассового разрыва. Всё. Но это не инвестиции.

 

А для того, чтобы запустить внутрь инвестиции, надо сделать очень простую вещь - снизить процентные ставки до нуля. То есть, приравнять российскую банковскую систему, я не знаю, к чешской, или португальской, греческой, какая там ещё. Какое самое уничижительное слово в европейских странах, с точки зрения кредитной системы, вот не знаю, сами найдите. Румынской.

 

Артём Войтенков: Страны Восточной Европы.

 

Евгений Фёдоров: Хоть какую. У них у всех это. К румынской экономике приравняйте нас и разрешите российским банкам вкладывать деньги в страну. Снизьте процентные ставки до нуля, уберите Базель-3, снизьте нормативы до двух-трёх процентов на выходе, как они это сделали, ничего нового не надо делать. И у вас в страну пойдёт поток денег. Этот поток денег, мы его посчитали - двадцать пять триллионов, минимум. А вообще сейчас, с падением курса рубля - тридцать. Почему двадцать пять, тридцать? Это только в первый год. Потому что, это - объём иностранных кредитов. То есть, двадцать пять, тридцать триллионов - это семьсот миллиардов долларов, которые мы имеем, иностранные кредиты. То есть, это деньги, которые, естественно, эмитирует Центральный Банк, - это не дополнительные деньги в экономику, это замещение в экономике иностранных кредитов.

 

То есть, это означает, что мы вместо долларов будем кредитоваться рублями в этих же объёмах, и на этих же условиях. Что означает - нулевая инфляция, и запуск экономического роста. То есть, вчера, этот Фольксваген (Volkswagen), который находится в Калужской области, принадлежал немецкому банку, который его кредитовал, сегодня он будет принадлежать одному из трёхсот российских банков. И всё. Поменяется владелец: кредиты, а значит, владелец производства.

 

То есть, национализация произойдёт. И это автоматически обрушит инфляцию до нуля, и запуск инвестиционного процесса в стране, как он работает в других странах. Но, в отличие от других стран, от Японии нищей, где это работает, или Англии нищей, в России - треть мировых богатств. То есть, это означает востребованность рубля, потому что за ним стоит гигантский потенциал роста, потому что, доверяют росту. Не доверяют экономике, доверяют потенциалу. Доверие потенциалу. Так вот, за ним стоит треть мировых экономических богатств, которые создали наши предки, а не сами они с неба упали - за счёт огромной территории страны.

 

Это означает востребованность российского рубля не только в России, но и по всему миру, как надёжной валюты, которая связана не с долларом, как сейчас, а связана с национальной экономикой и с природными ресурсами. Что означает только первый год двадцать пять, тридцать триллионов рулей. А во второй год, ещё двадцать пять, десять, двадцать - легко. Потому что, начинается запуск национального производства, резкий подъём. А вот представьте, что такое, закачать в экономику взамен долларов, рубли в объёме двадцать пять, тридцать триллионов долларов. Это значит, что вы одновременно начинаете строить десятки тысяч заводов, в которых, естественно, рабочие места: на заводах же люди, строители для начала, а потом работники. Технологии вы начинаете покупать. У вас появляются зарплаты. Причём, чтобы привлечь на заводы, зарплата должна расти. Потому что, придётся же зарплатами людей привлекать. Вот вам рост не только экономики, но и социальной сферы в первый же год.

- В первый год - в области инвестиций в промышленности.

- А второй год - во всей экономике.

 

И ничего хитрого тут нет. Это автоматическая схема, которая работает в десятках стран мира. Эта схема называется - печатная машинка, но для себя. Не для дяди, как Англия печатает для нас. Нищая Англия печатает для России деньги. Вообще, вдумайтесь. Англия, нищая, как церковная крыса, у которой есть только печатный станок, - России деньги печатает, и строит в России заводы. Это как вообще? На эти деньги. Богатой России, у которой треть мировых богатств. То есть, вся система меняется с ног на голову.

 

Но, чтобы вам поменять систему, надо решить политический вопрос с пятой колонной, Центрального Банка. А политический вопрос привязан к военному вопросу девяносто первого года: Россия, Советский Союз, проиграла, платит дань, управляется извне - это заложено в конституции.

 

А дальше выбираете: либо путь легитимности национального лидера.

Вот почему я возмущаюсь предательством людей? Путин, он президент, это иностранное слово. У президента (иностранного слова) две функции. У всех президентов.

Это функция гаранта конституции, то есть, нотариуса. Что это за функция? Это значит, принимают решения определённые системы, и силы, и кланы, если хотите. А президент только смотрит, чтобы эти решения принимались по процедуре, чтобы не было нарушения процедуры. Условно говоря, голосуется закон - чтобы все депутаты проголосовали, большинство. Выпускается указ - чтобы были собраны подписи. То есть, просто гарант процедурного вопроса. Он не имеет права производить управление. Вы не знаете ни одного случая, чтобы президент сказал "Сделать" и кто-то сделал. Если вдуматься - не такого.

 

Артём Войтенков: Как это нет? Все знают, что он приказывает, и…

 

Евгений Фёдоров: Где? Он Центральному Банку приказывал десятки раз снизить процентные ставки. Да плевал Центральный Банк на эти приказания с высокой колокольни. Причём, в открытом, в извращённом виде. Президент ему приказывает на Госсовете: собрал губернаторов, "приказываю". Через две недели Центральный Банк проводит форум "Россия зовёт" называется, где он говорит публично, я интервью смотрел руководства ЦБ: "Поскольку в России недоразвитая экономика и рынки, мы решили, что процентные ставки нас устраивают".

 

Плевать на президента, называется. А ещё через месяц, он же говорит: "А теперь они нас не устраивают, они низкие". То есть, президент говорит

- "Снижайте".

- "А мы повысим".

И повысили. И что? И кто в доме хозяин? И, кстати, абсолютно законно повысили. Потому то, Центральный Банк подчинён американцам, а не президенту России. Дали команду американцы - они и повысили. Потому что, те дали команду санкций и ослабления российской экономики. Всё. Вызвали фирму Wyman эту. Она посоветовала, и те повысили ставки, обрушили рубль, и всё такое прочее - всё как положено врагу делать. Они поступают, как положено делать врагам.

 

Почему я знаю, что они поднимут до пятидесяти, шестидесяти? Потому что, они враги. И я понимаю, что будет делать враг, чтобы нас сильнее ударить. Он будет максимально, вот как на Украине, - враг будет максимально из "Градов" палить по городам. Центральный Банк будет максимально палить по российской экономике. Вот что он может, то и будет палить. А потом, когда начнутся бунты, он просто соберёт манатки, и уедет, руководство. Вот и всё. Вот такой у них план.

 

Артём Войтенков: Понятно. Вернусь к Центробанку. Вот по этим кредитам, которые как раз ключевая ставка. У него оказывается, срок от одного до шести дней - одна неделя, и всё. А какой тогда смысл имеет повышать эту ключевую ставку, если неделя, это всё равно ничто?

 

Евгений Фёдоров: Задача Центрального Банка - не давать деньги в национальную экономику. А если давать, то, только на кассовый разрыв чуть-чуть. То есть, у него функция такая. Ставка высокая ключевая - не с целью давать деньги по высокой ставке. Ставка с целью установить барьер, забор, между биржей, где доллары, евро и рубль крутятся, и российской экономикой. То есть, с целью не пустить рубль в Россию. Для чего не пустить? Чтобы это место освободить для доллара. То есть, Центральный Банк не пускает рубль, чтобы это место занял доллар.

 

Что такое семьсот миллиардов иностранных кредитов в России? Это двадцать пять, а сейчас уже тридцать триллионов рублей. А российская наличная денежная масса сколько? Семь триллионов. То есть, у нас сегодня долларов в России, считайте, сколько - в четыре раза больше, чем наличных рублей. Уже сегодня. Так вопрос: "А какая валюта в России работает?" Если валюты рублёвой в четыре раза больше, чем валюты иностранной, то, вообще, это чья территория?

 

Артём Войтенков: Так в девяностые все долларами рассчитывались друг с другом.

 

Евгений Фёдоров: Так и сейчас. Только сейчас это ушло в инвестиции. Так это чья территория? Это оккупированная территория. Они выпустили вот этот рубль, а Гитлер в своё время выпустил оккупационную рейхсмарку. У меня отец был в оккупации мальчишкой, он мне оставил эти марки, они лежат где-то дома. Окупационную рейхсмарку выпустил - это такая производная марки немецкой специально для оккупированной территории. А они для оккупированной территории выпустили такие рубли, в небольших объёмах, четверть всего лишь, по сравнению с наличкой. Потому что, если мы сравниваем с наличкой, там получается где-то половина.

 

Артём Войтенков: А вот зачем поднимать тогда ключевую ставку? На что это сыграет?

 

Евгений Фёдоров: Это сыграет укреплению барьера. Вот вы идёте вдоль забора, и там, за забором, что-то бушует, а именно - российский народ, который хочет жить. И вы смотрите: "Тут что-то низковато. Может перепрыгнуть, если сильно припечёт голод. Давайте-ка мы его поднимем заранее, на метр-два".

Вот это и есть. В девяностые годы эта ставка была двести пятьдесят. Потому что, там сильно бушевали голодные люди - высокие заборы пришлось ставить. Сейчас поменьше. Потом смотрят, надо всё-таки, нарастить. Нарастил.

 

Артём Войтенков: Это что значит? Что банки будут в меньшей степени брать деньги у Центробанка. Вот на неделю - всего лишь, на неделю.

 

Евгений Фёдоров: Они вообще не будут у него брать. На неделю - это тоже ограничитель. У Центрального банка можно взять только на неделю по высоким ставкам, чтобы покрыть кассовый разрыв чуть-чуть, и всё. Вот этот забор чуть-чуть раздвинули, вернее, через верх там бросили чего-то, но сказали: "Через день обратно перебрось. На величину увеличенной процентной ставки".

Это чисто мелкие покрытия кассового разрыва по банкам, и всё.

 

Артём Войтенков: Получается, что Центробанк наш, он вообще нашу экономику не кредитует вообще никак?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. У него функция такая.

 

Артём Войтенков: У него даже здесь вот видно, по этим его данным, что это невозможно кредитовать при таких ставках.

 

Евгений Фёдоров: Ну, наконец-то, вы начали смотреть бумаги. Мы об этом говорим уже двадцать лет. Естественно. Это не наш Центральный Банк. Это иностранный Центральный Банк на территории России. Это я сейчас фактически цитирую закон о ЦБ, где сказано, ещё раз, я напоминаю вам, проснитесь: Центральный Банк никакого отношения к российской экономике не имеет, ни одним словом, ни одной строчкой. Но, у него там написано - он является подчинённым Соединённых Штатов Америки, потому что он выполняет международные договора. Мало того, у него написано, что он является филиалом МВФ, потому что, является депозитарием. У него много чего написано в законе. Это не наша история. Центральный Банк, который на Неглинной, - это иностранный банк в России. Вот если вы это увидите, то дальше у вас вся картина сложится. Он ведёт себя совершенно логично. Он так же, как и правительство США, участвует в удушении российской экономики и государства, в подготовке бунта против Путина - в этом его функция. Это и есть пятая колонна. Когда майданы и покрышки на улицах, - это уже завершение процесса. А чтобы процесс подготовить, надо, чтобы агентура США, пятая колонная уронила жизненный уровень. И вот здесь как раз и возникает Машин вопрос.

 

Вот, смотрите, у американского посла план, который у него успешно сработал в Грузии, на Украине, и так далее. У него в плане написано, прямо поручения своей агентуре, и пятой колонне. Вот, у него написано:

- Центральному Банку – обрушить рубль.

Поднять ставки, запретить в экономику деньги, для чего? Чтобы остановить даже те стройки, которые шли. Своему ФРС и своим организациям прекратить

поступление в Россию средств за счёт санкций, то есть, иностранное кредитование. То есть, чтобы российская экономика не могла деньги взять ни в ЦБ, ни за границей. Нигде. И умерла. То есть, кушать нечего, она просто прекратит существование. Прямо по пунктам это идёт.

 

- У Ливанова свои задачи в отношении министерства образования.

- У московской мэрии, у пятой колонны московской мэрии - организовать доступ на улицы белоленточников для целей подготовки майдана, и запретить туда доступ национально-освободительному движению, или патриотическим силам. Так и написано.

Следующий пункт.

- Московской мэрии организовать увольнение массовое категорий граждан, например, врачей, для того, чтобы формировать из их среды недовольных. Всё, московская мэрия, чиновники, отчитались перед американским послом: "Мы эту часть выполнили, уволили несколько десятков тысяч человек".

Специально грубым образом, специально сейчас, а не неделю, не полгода назад, когда было всё спокойно. Для того, чтобы из их числа сформировать недовольство. Не пустили на улицы патриотов. А запустили на улицы белоленточников и недовольных. Например, тех же врачей, которые, естественно бы шесть тысяч человек без усилий московской мэрии не собрались. Тем более, их приглашала вообще неизвестная никому организация, созданная буквально накануне до этого. То есть, это явно, чисто готовилось чиновниками мэрии. Это же очевидная вещь. Вот такая… Это идёт план подготовки майдана в России. Прямо по пунктам: раз, два, три, четыре, пять.

 

Или, например, в контру этому Путин проводит на Тверской митинг. Организаторам, например, НОДу… У нас же сто шестьдесят тысяч человек. Система сбора у нас через СМС-рассылки и через порталы, и через интернет. Нам, под предлогом (вдумайтесь!) того, что мы призываем членов НОДа прийти на организованный президентом России митинг, нам, именно под этим предлогом отключают сайт Министерство связи и Роскомнадзор. Именно на эти дни. И не только нам, но и другим организациям. Для чего? Для того, чтобы Путин не собрал людей на Тверской площади. Это же и есть работа пятой колонны. У каждого своя функция. Всё они это сделали, американский посол им галочки поставил. Уже, господину Волину (Волин Алексей Константинович заместитель Министра связи и массовых коммуникаций Российской Федерации), господину Сеславинскому (Сеславинский Михаил Вадимович, Руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям) со слов американского посла, гарантировано убежище в Америке, когда здесь начнётся кровавая баня. Всё. Каждый решает свою судьбу. Это и есть работа пятой колонны.

 

Я понимаю, что у нас НОДовцев пришло больше трёх тысяч, а в целом, больше десяти по стране. И в целом семьдесят пять получилось. Но, если бы не вот эти действия пятой колонны, может было бы не семьдесят пять, а сто. Тоже мало. Но так и идёт борьба. Там она идёт на всех фронтах. Это система работает. И в России готовится свержение…

 

Дальше. Уже Госдепартамент. Цена на нефть, снижение. Они максимум могут на полгода. Почему мы знаем, что они устроят попытку госпереворота этой весной? Потому что, они не могут держать низкие цены на нефть больше полугода. Потому что, они от этого поднимают Китай, и создают проблемы своим союзникам: Саудовской Аравии, и так далее. И те объясняют, что: "Мы, хорошо, мы ваш приказ выполним, Обама, но только вот, максимум полгода".

Поэтому, они и торопятся.

 

Поэтому и ЦБ не стал ронять рубль долго, как он это делал до этого целый год. А он начал его грохать прямо ежедневно. Потому что им надо срочно подготовить майдан в Москве. У них время только до весны.

Им до весны надо

- Пикалёво организовать, бунты организовать.

- И голодных людей, массу пустых кастрюль.

- Стучание касок на Горбатом мосту.

 

Им это сделать надо в ближайшие три-четыре месяца. Иначе у них уже нет времени, манёвра. Поэтому, все так и напряглись. Понятно, что Центральный Банк на этой акции спалится. То есть, не мытьём, так катаньем, а Путин туда ОМОН пошлёт, и выбьет пятую колонну, на каком-то этапе, когда уже будет всё хреново. Это понятно, да. Я так думаю, что так будет. Но, у них нет времени. Они уже своих агентов не берегут - Симоновского и других.

 

Артём Войтенков: Да. Набиулиной вообще не слышно и не видно в последнее время вообще никак.

 

Евгений Фёдоров: Её там запинали.

 

Артём Войтенков: Заперли где-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. Там, кстати, интересно. В Центральном Банке даже главный юрист, Голубев был, по-моему, уволился (Сергей Голубев Зампред и директор юридического департамента ЦБ РФ до апреля 2014 г.). Который и наподписывал все эти бумаги. Потому что, понял, куда ветер дует, что будут уголовные процессы, и лучше заранее свалить.

 

Артём Войтенков: Если разобраться с курсом рубля, что на него влияет?

 

Евгений Фёдоров: Если бы вы меня сейчас спросили про экономику Еврозоны или английскую или американскую, я бы вам сказал по-другому. Российская экономика, так называемая (как они говорят) недоразвитая, с прямым, тупым выпуском национальной валюты, пропорционально выкупленному доллару, евро и фунтам английским.

 

Что это означает? Это значит, чтобы рубль попал в экономику, надо выкупить на эту сумму доллары. Соответственно, валютные резервы у нас равны денежной массе страны. То есть, сколько денег в стране, столько и валюты.

 

Артём Войтенков: 454 миллиарда долларов США.

 

Евгений Фёдоров: А наличных рублей - семь триллионов, пересчитайте. Это в два с половиной раза меньше. А все рублёвые массы, которые находятся в банках, и этот Агрегат М1 – 15 триллионов. Там есть ещё и дополнительные показатели, но они, скажем так, спорные с точки зрения их влияния на ситуацию. Они больше такие, формальные: расписки всякие и так далее. Но вот ваши главные цифры — 15 и 7. Умножьте эти 450 на... Сегодня какой курс? 42?

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Вот умножьте.

 

Артём Войтенков: Сейчас. 454 миллиарда...

 

Евгений Фёдоров: Да, долларов умножить на 42. Или 43 уже?

 

Артём Войтенков: Уже, наверное, 43. Девятнадцать с половиной.

 

Евгений Фёдоров: Девятнадцать с половиной триллионов. Ещё раз говорю, а цифры наличного рубля в российском обороте (вы можете поднять цифру) - 7 (семь) триллионов, а у вас 19 (девятнадцать) резервов. А если вы ещё возьмёте рубли, которые на счетах банков, Агрегат М1 – 15, всё равно на порядок, но значительно меньше: 15 и 19.

 

Ещё раз говорю: у нас нет национальной валюты. Это так к слову, а суть очень простая. Для того чтобы в России, как в недоразвитой стране, появились национальная валюта – рубли, на эту сумму должны быть выкуплены доллары и они должны быть заложены в резервах. Ровно это и происходит. И задача Центрального Банка таких недоразвитых стран, которая была прописана в Конституции, просто тупо держать курс с помощью этих валютных резервов. То есть давят на российский рубль — отправляй валютные резервы, ослабляется давление — выкупай доллары.

 

Артём Войтенков: Что это значит "давят", "ослабляется давление"? Кто давит? Как давит? Каким образом?

 

Евгений Фёдоров: Да кто угодно давит: давят санкции, давит цена на нефть, давит паника населения. То есть факторов давления — огромное количество, в жизни давит. Артём, у вас функция, вы – водитель, возите в магазин продукты. Вам для этого дан бензин. Валютные резервы – это как бензин для этой функции. У вас там: то пешеход дорогу перебежал, то светофор красный долго горел, то гаишник с вами поругался. Это что, отменяет вашу функцию возить продукты?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Это жизнь. Так и на валюте. На валютной бирже всё время происходят процессы давления или контрдавления: туда-сюда, туда-сюда. Так для этого вам валютные резервы: давление — поддержали, ослабление давления — выкупили. Это же система переливания.

 

Артём Войтенков: Понятно. А курс доллара, он от чего зависит? От торгов на Московской валютной бирже?

 

Евгений Фёдоров: Курс конкретно определяет Центральный Банк своим решением.

 

Артём Войтенков: А торги на бирже, нет?

 

Евгений Фёдоров: Исходя формально из торгов, где он полностью контролирует ситуацию за счёт наличия валютных резервов. То есть он на торгах говорит, например: "Курс будет 1 к 30". Всё. Все идущие на торги знают: будет 1 к 30, хоть ты тресни, хоть ты тысячу раз спекулянт. Если ты иностранный спекулянт, у тебя рублей не будет столько, потому что их уже ограниченное количество. Чемоданами, КамАЗами вывез — всё равно они входят в эти семь триллионов, потому что семь триллионов напечатано. За всю историю России напечатано семь триллионов. Ты хоть иностранный спекулянт, у тебя больше, чем из этих семи триллионов, ты денег, чтобы заниматься спекуляцией, не найдёшь. Так? Так. Всё. На эти семь триллионов у ЦБ в два с половиной раза больше резервов. Невозможно сдвинуть курс. К тридцати — будет к тридцати.

 

Вот в другую сторону — ослабить рубль, можно. Что такое ослабить рубль? Это спекулянты из Америки приехали с долларами и начали скупать рубли. Здесь другая ситуация. В этом случае они скупают рубли, то есть Центральному Банку дают доллары. Центральному Банку нужно печатать много рублей для того, чтобы держать курс в сторону снижения, чтобы не было 25 или 20, а оставалось 1 к 30, что и было, год, два, три назад. Откуда такие валютные резервы накачались? А они накачались, что из Америки много долларов привозили к нам. Простая вещь.

 

Поэтому сегодняшнее решение о падении рубля — это не рыночное решение, это решение администрации Центрального Банка, конкретно с фамилиями, именами и отчествами. Почему мы уголовное дело и возбуждаем? Потому что за этим решением стоят конкретные фамилии людей, абсолютно обнаглевших до такой степени, что они решили плевать на российскую Конституцию, на президента России (это они имеют право), и на закон "О Центральном Банке".

 

Вот вам, если вы нарушите закон, грозит уголовка, а Центральному Банку – такие же правила: они нарушили закон — им должна грозить уголовка. Мы по этому поводу и обратились. Но при этом мы, как ни парадоксально (я кого-то, может, сейчас смущать буду), я за плавающий курс, но только при низких процентных ставках, то есть за другой тип экономики.

 

То, что они обрушили рубль, это нарушение закона — колониального, но, тем не менее, закона. А если мы изменяем принципы работы, мы вводим низкие процентные ставки, у вас будет проблема с укреплением рубля: нулевая инфляция и укрепление рубля будет проблема. Вот как она есть проблема в Европе, в Америке, в Англии. То есть у вас совершенно по-другому, зеркально начинает работать экономика. У вас появляются массовые инвестиции, у вас появляется нулевая инфляция и у вас появляется проблема укрепления рубля, которую надо будет... То есть много будут привозить долларов и скупать рублей, я вам по-русски говорю, в этом случае - долларов, юаней и других валют.

 

Артём Войтенков: Это вы говорите уже на будущее, я хочу с настоящим разобраться.

 

Евгений Фёдоров: С настоящим? Преступники.

 

Артём Войтенков: А как же вот эти объяснения, что сегодня по результатам торгов на Московской валютной бирже доллар станет стоить столько-то, евро стало стоить столько-то. Это враньё?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это решение Центрального Банка, ссылающееся на торги, на которых он определяет этот курс.

 

Артём Войтенков: Но говорят же, что по результатам торгов.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю, торги определяет Центральный Банк.

 

Артём Войтенков: Но он что — всем говорит, что "ты покупаешь столько, ты продаёшь столько"? Он же не раздаёт такие указания.

 

 

Евгений Фёдоров: Он просто говорит своим чиновникам Центрального Банка, что сегодня курс будет такой-то. Курс будет "давление" — выбрасывайте доллары и всё (или рубли). Чиновники сидят в этой валютной бирже, которую, кстати, он может закрыть, если что-то не так пойдёт, в любой момент.

 

Мария Катасонова: То есть не они формируют курс, а курс формирует Центральный Банк.

 

Евгений Фёдоров: Центральный Банк, конечно. Чиновник Центрального Банка по указанию руководства Центрального Банка. Он сидит на торгах и решает курс, он формирует курс. После этого, оформленный этим чиновником курс, ещё дополнительно утверждается Центральным Банком, как указание для банков.

 

Артём Войтенков: А кто скупает, банки вот эти доллары, рубли? Это что межбанковская биржа, где они обмениваются деньгами?

 

Евгений Фёдоров: Это валютная биржа.

 

Артём Войтенков: Валютная биржа.

 

Евгений Фёдоров: Валютная биржа, где собственно и формируется курс и где Центральный Банк и присутствует.

 

Артём Войтенков: Да, но Центральный Банк он же гораздо крупнее всех остальных банков. Он получается, что захочет, то и навязывает.

 

Евгений Фёдоров: Нет, не просто, что захочет. Он обязан держать курс - это сказано в Конституции, в законе.

 

Артём Войтенков: В законе может быть много чего сказано.

 

Евгений Фёдоров: Извините, в Конституции не так много прямых указаний, может быть, даже одно единственное. Но Конституция вам, Артём, не запрещает грабить банки, вам банки запрещает грабить закон.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Конституция Центральному Банку запрещает ослаблять рубль, понимаете разницу? Закон тоже запрещает. То есть у Центрального Банка регулирующих жёстких указаний больше чем у вас, если вы захотите грабить банк.

 

Артём Войтенков: Какой объём примерно продаваемых и покупаемых валют на бирже? Вы знаете? Ежедневно.

 

Евгений Фёдоров: Если Центральный банк объявит жёсткий курс, допустим, 1 к 30, то объём резко упадёт. Просто сегодня из-за спекуляции объём поднимается, он фактически раскачал волну спекуляции. То есть сегодня все боятся рублей: их боится бизнес, их боятся граждане. Граждане берут со счетов деньги, меняют на доллары и кладут под кровать, то есть идёт массово. Это Центральный банк специально раскачал вот эту волну. Но даже в этой спекулятивной волне и волне нервов, он может очень легко изменить ситуацию. Сказать, что "мы возвращаемся к Конституции", и с этого момента все поверят в рубль, в колониальны. Мы бы хотели, чтобы изменилась система. Но на сегодняшний день, раз уж у нас колониальные законы и Конституции, то хотя бы выполняйте их. Потому что они хотя бы дают низкую, колониальную, но стабильность, а вы же и стабильность ломаете. Не только платите дань, но и ломаете стабильность.

 

Артём Войтенков: По данным того же Центробанка получается, что он для поддержания курса рубля выбрасывал на биржу (в этом месяце я имею в виду, с сегодняшнего дня, месяц назад) по 420-ть, например, миллионов долларов, а потом он стал выбрасывать вообще по два с половиной миллиарда долларов ежедневно.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Если бы он сразу выбросил два с половиной тогда, когда началось падение, пару месяцев назад, его бы не было. Эти бы два с половиной тут же сделали своё дело, и курс бы остановился. А сейчас он раскачал отказ от рублей. То есть в России начался массовый отказ от рублей. Но даже эти суммы абсолютно маленькие в масштабах Валютного фонда. Даже эти суммы маленькие. Но сделали, и эти расходы - искусственные. Если бы он выполнил свою функцию строго, как предписано ему законом и Конституцией, этого бы не было. То есть не было бы массового отказа от рублей.

 

Артём Войтенков: Понятно. Он с самого начала бы держал его ровно и держал.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Держал и никто не начал бы на него давить, потому что не было бы паники. Все бы знали: к 30-ти - к 30-ти. Что мне менять? Эти мои рубли, которые у меня есть, они так же и останутся в этих же пропорциях. А сейчас люди, конечно, панически бегут, потому что у них ежедневно из кармана вытаскивают деньги. У вас маленькие (у вас маленький карман), а у крупного бизнеса - крупные. Представляете, каждый день грохают им по 2-3%. Каждый день бизнес и люди становятся на 2-3% беднее. Занервничаешь.

 

Артём Войтенков: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: Вот люди и нервничают: давят и избавляются от рублей. И это сделал Центральный Банк сознательно, как иностранный агент и враг. Это, кстати, точно так, Стариков хорошо описывает, как это делали англичане, пытаясь обрушить русский рубль в 1905 году. То есть это у них давняя эта история. Только теперь у них появился свой агент в России. Тогда они действовали через иностранных агентов, а сейчас у них Центральный Банк выполняет их указания.

 

Артём Войтенков: А тогда тоже был агент, этот, министр Витте. Тот же был тот же самый, граф Полусахалинский.

 

(ред.: Серге́й Ю́льевич Ви́тте (граф, российский государственный деятель, министр финансов России (1892—1903), председатель комитета министров, председатель Совета министров Российской империи (1905—1906) получил шутливое прозвище "граф Полусахалинский")

 

Евгений Фёдоров: Не было поражения в войне.

 

Артём Войтенков: Как это? В Японской было.

 

Евгений Фёдоров: В Японской было, но это не такой масштаб. Не захвачена территория, как территория Советского Союза, не расчленена страна. Соответственно, не установлена конституция, оккупационные институты. А то, что англичане... Вообще-то, это их метод. Пятая колонна – это их метод. Они несколько раз (раз пять) участвовали в убийстве русских царей, в заговорах, с целью изменения курса России - это их технология и, в конце концов, победили.

 

Артём Войтенков: А то, что они сейчас установили коридор в 350 только миллионов (они ежедневно будут выбрасывать) и выбросили шестого числа только 350 миллионов, это что значит?

 

Евгений Фёдоров: Да издевательство, просто обнаглели вообще выше крыши. Просто откровенное издевательство. Это означает, что они сказали: "Плевали мы на вашу страну, ваши законы, и президента, и всё. Не будем выполнять свои функции и всё. Плевали на всё. Вот так вот решили. Вот так мы вас, а потом вот так".

 

Мария Катасонова: Мне интересно другое. Понятно, что сейчас в экономике будет очень-очень сложно. Возможно, это будет крах экономики, то есть люди на себе это ощутят.

 

Евгений Фёдоров: Не "возможно", а это специально делается. То есть задача Центрального Банка – организовать крах экономики и обнищание людей. Это его цель. Он это делает не для чего-то вообще, по злому умыслу, а он это делает по плану уничтожения российской экономики, официально объявленного Обамой и Кэмероном.

Они сказали: "Мы уничтожим российскую экономику".

Публично, официально.

- Центральный Банк сказал: "Есть".

- Министр Ливанов сказал: "Есть".

- Министерство Финансов с налогами сказало: "Есть".

- Пятая колона в Московской мэрии сказала: "Есть".

И таких "есть" мы ещё не знаем всех.

 

В чём функция этого посла американского? Он сидит и вот эти все кто "есть", он ставит галочки, подписывает табели, утверждает выполненные работы, принимает доклады от министров России о подготовке Майдана. В этом его функция, в этом он специалист. Они формируют ситуацию кризиса. Мы очень подробно, многократно говорили о том, в чём их план. И мы просто видим сегодня, что они по этому плану идут.

 

Мария Катасонова: Ну, вот мы дошли до той ситуации полнейшего кризиса, представим. Дальше люди выходят на улицы.

 

Евгений Фёдоров: Часть людей, которая видит, что у них нищие холодильники, что им нечем кормить детей, что у них просто краховая личная жизненная ситуация: их уволили с работы, им некуда податься. Особенно в зонах, где нет другой вообще никакой работы — дворником не устроишься (те же моногорода, например). Формируются вот эти центы жёсткого недовольства.

 

Плюс к этому добавляются группы, например, ипотечников, которые сейчас не могут отдавать. А сейчас банки по требованиям ЦБ будут с них требовать кредиты, причём ускоренными порядками. Значит, к людям будут просто приходить судебные приставы отнимать последнее жильё, их выметать, выгонять на улицу. Представьте: вы на улице с ребёнком, есть нечего, работы нет. Вы преодолеете своё нежелание выходить на улицу?

 

Мария Катасонова: Нет, я даже сейчас не говорю о том, на какой стороне они будут.

 

Евгений Фёдоров: Оказавшись на ней со скарбом.

 

Артём Войтенков: Так объяснят, что это Путин виноват.

 

Мария Катасонова: Сейчас даже, если не брать ситуацию - на чьей стороне будут эти люди.

 

Евгений Фёдоров: Маша, давайте разбирать. Мы получаем на улице миллионы зверски недовольных людей. Зверски – это значит им некуда податься.

 

Артём Войтенков: Отступать некуда.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Мария Катасонова: Они потеряли всё.

 

Евгений Фёдоров: Они потеряли всё благодаря пятой колонне. Вот у вас на улице масса, миллион человек, зверски недовольных людей. Точка. План посла в этой части реализован. Центральному Банку благодарность, Министру Финансов благодарность, Думе Государственной благодарность, и обещание ответственным политического убежища в Америке в случае чего. Дальше.

 

Мария Катасонова: Какие действия будут принимать национально-ориентированные силы в данном случае?

 

Евгений Фёдоров: Национально-ориентированные силы во главе с Путиным будут делать собственно то, что и сейчас. Дальше возникает у меня вопрос: Куда пойдёт этот миллион зверски недовольных людей?

 

Мария Катасонова: Кто возглавит, за тем и пойдёт.

 

Артём Войтенков: Куда-то пойдёт. Сначала разграбят магазины.

 

Евгений Фёдоров: Будет и такое. Будут ларьки пожжённые, будут машины пожжённые. Он будет на улицах. Но это будет периферия процесса. А куда пойдёт основная масса?

 

Артём Войтенков: В городскую администрацию.

 

Евгений Фёдоров: Не пойдут они. О чём вы говорите? Они даже не знают, что это такое.

 

Артём Войтенков: Знают.

 

Евгений Фёдоров: Дальше в их среде будет раскол. Одна часть людей будет понимать, что до этой нищеты их довели Соединённые Штаты Америки и пятая колона.

 

Мария Катасонова: Это будет меньшая часть людей.

 

Евгений Фёдоров: Подождите, почему вы так думаете? Это вы не правы.

 

Мария Катасонова: Это как скажут СМИ. А СМИ у нас в чьих руках?

 

Евгений Фёдоров: Секундочку, СМИ у нас ещё кое-что у нас говорят. СМИ – они враги, но всё-таки они частично говорят правду. В чём эта правда? В чём правду, которую вы видели в СМИ сегодня? Убиты два ребёнка в Донбассе. Вчера убиты, по-моему, десять человек в результате обстрела. Это наша судьба. СМИ показывают (я буду в той части, где они говорят правду, потому что СМИ антироссийские), что если ты будешь умный ты сопоставишь

- Работу пятой колонны в Центральном Банке.

- Своё предательство, что ты не пришёл на Тверскую, когда тебя позвал Путин.

- И твою судьбу, если ты пойдёшь по сценарию пятой колонны и революции, интервенции иностранной.

 

Сценарий? Донбасс тебе показан: тебе закопают вместе с твоим ребёнком. То есть у людей есть определённая мозговая активность, в которой они будут выбирать свою судьбу. Часть людей глупых выберут судьбу суицида.

 

Мария Катасонова: Большая часть людей в таких критических обстоятельствах не смогут дебет с кредитом сопоставить.

 

Артём Войтенков: Они не могут. Они вообще ничего не соображают.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Во-первых, соображают. Вообще голод и отбитые почки в гестапо либо в службе безопасности Украины здорово прочищают мозги.

 

Артём Войтенков: Так то там, а не здесь, а здесь - просто падение жизненного уровня.

 

Евгений Фёдоров: Тоже прочищает мозги. То есть когда у вас всё хорошо, вы вообще ни о чём не думаете. Когда вы поняли, что у вас всё плохо, вы хотя бы поставили вопрос: "А почему?"

 

Артём Войтенков: Да.

 

Мария Катасонова: Им там скажут: "Потому, что Путин такой-то".

 

Евгений Фёдоров: Кто "там"? Маша, нет, подождите. Во-первых, вы в России всё-таки живёте, а в России есть ответы. Я понимаю, что пропаганда промывает мозги, как на Украине, но есть ответы, которые правдивые исторические. Можно спросить у дедушки, у бабушки. Можно вообще анализировать ситуацию.

 

Просто огромная масса людей сейчас не склонна к анализу. Они просто зазомбированы и не думают. Но когда у них пустой холодильник и плачущий ребёнок, они начинают немножко думать. Вот те, которые подумают, они придут в поддержку Путина. И это ошибка американцев, потому что американцы сейчас именно на это и рассчитывают, что люди будут дебилами до такой степени, что они помогут им уничтожить Российскую Федерацию.

 

Мария Катасонова: Вы хотите сказать, что наш народ умнее, чем народ, который живёт на Украине. Там люди допустили...

 

Евгений Фёдоров: Там не люди допустили. Там американцам пришлось пойти на госпереворот. Они не смогли выборами... Они же Ющенко там протаскивали - не смогли. Они на госпереворот пошли. То есть даже они не смогли до такой степени оболванить украинское население, чтобы те демократически избрали фашизм. Они вынуждены были устроить госпереворот и назначение под предлогом выборов.

 

Фактически там власть не отражает интересы народа, потому что она назначена из-за границы. Это тоже не случайно. Они хотели выборы там? Конечно, хотели - у них не получилось. Нормальные выборы, они же на Ющенко тренировались. Кроме того, в России некуда отступать. То есть возникает эффект последней черты. Кроме того, не забывайте русское чудо.

 

Если вы вдумаетесь, всё-таки скажите мне, Маша: почему Гитлер, Наполеон и многочисленные интервенты нападали на Россию? Ведь они же были не дураки. Они же рассчитывали на победу. Значит, они ошибались. А в чём они ошибались? Они неправильно рассчитывали психологию русского народа. То есть они рассчитывали, что на каком-то этапе русский народ поведёт себя, как их народ, у которого в глазах только деньги, меркантильность и эго - это европейская так называемая, англосаксонская цивилизация. А русский народ имеет другую подкорку цивилизации.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, но до этого всегда было прямое вооружённое столкновение, скажет так, а сейчас этого нет, но риски велики.

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу так: ларьки начнут гореть - это будет восприниматься как прямое вооружённое столкновение.

 

Артём Войтенков: По сути, да.

 

Мария Катасонова: Но они будут гореть не из-за того, что пришли люди из Америки, откуда-нибудь и подожгли. Мы сейчас общаемся с людьми. Мы же слышим, что говорят люди. Я же не от себя спрашиваю

 

Евгений Фёдоров: Маша, я понимаю, но Гитлер тоже считал, что колосс на глиняных ногах рухнет. Он тоже считал, что коммунизм... У него тоже в рядах были, как он говорил, русские патриоты. Вот этот триколор, который у нас сегодня реет над Кремлем, он вообще-то был знаменем гитлеровской армии, не забывайте. То есть у него всё это было. И всё равно произошёл перелом, для него непонятный. В этом и есть, если хотите, русское чудо.

 

Я вас понимаю. Но если бы не было таких рисков, о которых вы говорите, Гитлер бы не напал. Он же тоже так, как и вы, в народе спрашивал. Ему же народ тоже говорил: "Мы не любим. Мы недовольны. Мы готовы". Но потом произошло очищение сознания. Это очищение сознания дало совершенно другую войну, особенно когда в конце 1941-го года. То есть оно тоже не сразу произошло. Армия же вначале тоже побежала. Процесс будет такой же.

 

Почему мы и говорим: процесс через испытания. Те люди, о которых вы говорите, у которых промыты мозги уже сейчас. Да, промыты, но, столкнувшись с жесточайшей личной деградацией, они вынуждены будут принимать выбор последней черты. Я считаю (может, я ошибаюсь), что они выбор такой же примут, как до них приняли их деды и прадеды. То есть примут правильную сторону в основной своей массе. Возможно, я ошибаюсь. Если ошибаюсь, значит, мы будем висеть на столбах. Я не против этого.

 

Мария Катасонова: Люди готовы будут пойти на такой отчаянный поступок "либо пан, либо пропал" только в том случае, если президент сделает так же. То есть если он пойдёт, может быть, где-то на нарушение закона.

 

Евгений Фёдоров: Маша, это уже частности. Президент бы пошёл где-то так на нарушение закона, если бы было на Тверской 500 тысяч человек.

 

Мария Катасонова: Так они ждут, когда он сначала пойдёт на нарушение закона.

 

Евгений Фёдоров: Пусть помирают, господи. А он ждёт, когда они...

 

Мария Катасонова: Я не хочу помирать. Почему я из-за них должна помирать?

 

Евгений Фёдоров: Маша, потому что вы помираете из-за предателей массового характера. Так бывает.

 

Артём Войтенков: Потому что в одиночку не выживешь никогда. Вот и всё.

 

Евгений Фёдоров: Вы в составе народа. Народ примет решение о суициде — значит, придётся помирать всем. Это решение народа. Глас народа - высший глас. Всё. Путин пытается вытащить народ, мало того - административным ресурсом. Я хочу просто обратить на это внимание, потому, что это важный момент. Не случайно, таким образом, легализовалась, проявилась пятая колонна, допустим, с нашим сайтом. Это же не случайно. Я чисто аналитически. Они же раньше не проявлялись.

 

Мария Катасонова: Кстати, извините, я перебью. Не только с сайтом, но и когда мы делали смс-рассылку, её тоже заблокировали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, заблокировали смс-рассылку. Почему? Потому что мы призывали на Путинское мероприятие. Они не НОД блокировали и не Фёдорова - они блокировали Путина, надо понимать. У них есть высшая степень. Они понимали - где главный вопрос. Если бы Волин с Сеславинским, как говорится, был в каждой бочке затычка, его бы Путин может быть снял бы, как Миронюк (Светлана Миронюк), которая РИА-Новости возглавляла, то есть откровенный агент и враг. А поскольку они такие, более надёжные, профессиональные, они только в критической ситуации проявляют себя как пятая колонна. Они расшифровали четвёртое число, как критическую ситуацию, поэтому проявились.

 

Мы-то сейчас, конечно, доложим Путину, что пятая колонна, Волин и так далее. Но если бы они это делали постоянно, то их бы давно сняли. То есть они бы засветились, как пятая колонна, агенты. А здесь они всё-таки, как говорится, резерв главного командования США, который включается в критической ситуации. В чём критика?

 

Евгений Фёдоров: Давайте обсудим аналитически. Вообще, что это за такое - четвёртое число? Это праздник, который ввёл Путин.

 

Артём Войтенков: День народного единства.

 

Евгений Фёдоров: Главное, что ввёл Путин. А в чём праздник? Артём, вы вообще, задумывались? Вот не эту болтовню, которую пятая колонна потом переврала, и начала говорить о народном единстве. Праздник-то о чём?

 

Мария Катасонова: Праздник освобождения.

 

Артём Войтенков: Да, праздник освобождения, когда выгнали захватчиков из Кремля.

 

Евгений Фёдоров: А подробнее?

 

Артём Войтенков: Ополчение народное.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Суть-то в чём? А суть в том, что в Кремле власть захватила пятая колонна. Рассказываю сказку 1612-го года. Пятая колонна не просто захватила, а назначила там лжецарей - лжепрезидентов на наш перевод, если кто-то не понял, Ходорковского, например, лжепрезидентом. И как русский народ, несмотря на то, что в Кремле сидели люди, которые говорили "Я царь", мобилизовался, организовался, пошёл в Кремль, и скинул пятую колонну. То есть, национально-освободительное восстание - в классическом виде. Настолько классическом, что все шесть национально-освободительных восстаний, которые были в России, НОДов, этот - самый классический, как бы сказать. Потому что, другие, там с примесью войны и так далее. А этот - самый классический.

 

То есть, из всего многообразия НОДов, из шести крупных, Путин выбрал один.

Из всего многообразия событий истории России, Путин выбрал одно.

Какое? Свержение пятой колонны в Кремле.

И под этот лозунг, который придумал Путин, ввёл в качестве праздника, чтобы мозги прочистить у людей, он пытался вытащить людей на улицы Москвы, для того, чтобы продолжить процесс свержения пятой колонны.

Логика. Понимаете? Пришло семьдесят пять тысяч. Из-за Волина, может быть, было бы сто, сто пятьдесят. Но этого тоже мало. Надо пятьсот. Сколько людей помогли американцам скинуть Советское государство на улицах Москвы? Полмиллиона. Хотите, фотографии покажу?

 

Артём Войтенков: Я видел - Красная площадь там вся забита.

 

Евгений Фёдоров: В этих же местах, кстати. Тоже не случайно. Вы же понимаете, в эти места без Путина не попадёшь. В этих же местах. Так, хотя бы, чтобы отменить то решение, надо иметь хотя бы то же количество людей сейчас. Поэтому напрягались, вся команда Путина, пытаясь вытащить людей. А им блокировали Волин, пятая колонна, часть московской мэрии, которая враги, и всё остальное. Поэтому. Потому что была попытка решающей схватки. Неудачная. Но не значит, что последняя.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, вот если бы средства массовой информации сказали то, что ребята, вы вот сейчас выйдете, у вас всё будет хорошо. Они же, как это преподнесли? В последний момент, и сказав о том, что вот такой марш будет здесь, мы едины, ура, миру-мир. Конечно, народ под этот лозунг не выйдет.

 

Евгений Фёдоров: Маша, ну мозги-то надо включать.

 

Мария Катасонова: Не будут они включать мозги.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо, хоть они правду про Украину показывают, что там детей убивают. Хорошо, хоть это. Я, конечно, людей называю предателями, но я верю в то, что даже предатель, столкнувшись с дубиной в отношении его головы, он начинает осмысливать происходящее. То есть, я всё-таки считаю, что основной контекст предательства, это глупость, как бы, в основе лежит. А не осознанное предательство своего Отечества.

 

Пожары, горящие автомобили, перевёрнутые ларьки, голод, плач голодного ребёнка - создают условия для прочищения мозгов. И прочищенные мозги… Я согласен с вами, могут уйти в сторону врага, да. Но я считаю, что основная масса в России, в отличие от других стран, я имею в виду англосаксов, уйдёт в сторону национально-освободительной революции. А дальше, вы спрашиваете, Путин - это всё детали процесса.

 

Артём Войтенков: Как детали? Организация тоже важна. Кто куда пойдёт и поведёт.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но это детали процесса. Я говорю об исторических процессах.

 

Артём Войтенков: Если мы говорим об исторических, там были Минин и Пожарский, которые, один - снабжение, второй – командование.

 

Евгений Фёдоров: Ну, извините, Минин и Пожарский, так напоминаю, шли против президента Российской Федерации, если перевести на сегодняшний язык, который сидел в Кремле в качестве иностранного агента, так если. В виде Лжедмитрия. Так ведь? То есть, насколько была сложнее задача? А в Кремле сейчас у нас союзник, национальный лидер.

 

Мария Катасонова: Но он не может ничего сделать. Значит, он должен пойти на нарушение закона.

 

Артём Войтенков: Маша, я не пойму, чего ты хочешь добиться? Ты хочешь, чтобы Путин чего-то нарушил?

 

Евгений Фёдоров: Я же говорю, праздник о чём? О революции. А что такое революция? Это нарушение закона. В 1612-ом году произошло нарушение закона.

 

Мария Катасонова: Но в этом году не произошло нарушение закона.

 

Евгений Фёдоров: В этом году не произошло нарушение закона законным путём. Мы призываем к референдуму по конституции. То есть, изменению закона, более правильно сказать. Потому что референдум, он как раз решает эту проблему законно.

 

Мария Катасонова: Я хочу сказать то, что пока мы будем…

 

Евгений Фёдоров: Маша, в этом году не произошло, потому что, люди в очередной раз предали национального лидера, свою страну, и себя. И сейчас, я, почему эти фразы постоянно говорю, сейчас, когда они через три-четыре месяца осознают последствия своего предательства, они должны осознать механизм решения проблем.

 

А вот дальше я вам хочу сказать в позитиве. Каков механизм решения проблем? Механизм решения проблем находится экономически на Неглинной. Если Путину удастся захватить Неглинную, вот почему нас заблокировали? Потому что, мы там, в том числе говорили: "Путин, пошли ОМОН в ЦБ". То есть, послать ОМОН к Евтушенко можно. Послать ОМОН к министру обороны можно. А в ЦБ послать ОМОН нельзя, с точки зрения господина Волина, и пятой колонны. Понимаете, насколько важный для них вопрос Центрального Банка? Так вот, захват Путиным, и национальными силами Центрального Банка меняет ситуацию мгновенно за один день в прямо противоположную тенденцию. Сразу.

 

Артём Войтенков: Слушайте, Центробанк, это не здание, это же, как бы система.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Да, это система. Это изменение закона о Центральном Банке.

 

Артём Войтенков: То есть, закон надо менять, а не здание захватывать.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Но, чтобы поменять закон, захватить здание, не значит, что люди туда придут. Захватить здание, значит, придёт туда новая команда.

 

Артём Войтенков: Вас поймут многие, что ОМОН ворвётся, всех положит на пол.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, ОМОН же, это не бандиты. ОМОН, это у нас государственная организация, которая работает по закону, правильно? То есть, ОМОН не может беззаконно прийти, так?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Евгений Фёдоров: Вот бандит без закона прийти может, а ОМОН не может. Поэтому, когда мы говорим "ОМОН Центральный Банк", мы говорим абсолютно законные вещи. Возбудите уголовное дело, и по уголовному делу пошлите ОМОН для ареста фигурантов уголовного дела, нарушителей закона и конституции Российской Федерации. Я ответил на ваш вопрос? Никакого нарушения закона здесь нет. У нас ОМОН посылается в день раз, наверное, двадцать по всей нашей необъятной Родине. Тут нет нарушения. Это их функция, ОМОНа.

 

Поэтому - технология. Мы ещё раз вернёмся - Референдум по конституции. Быстрый, как в Крыму за неделю, медленный - референдум по конституции. А полномочия на референдум и перехват управления Путину даёт народ. А для этого существует улица, куда Путин народ и приглашал много раз.

 

Мария Катасонова: А вот теперь, мы возвращаемся к средствам массовой информации: как они подают, так люди и слышат.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, это враги. Тут и разговора нет. Тогда опять, вы вернитесь к моим фразам: не решив проблему пятой колонны, в том числе в СМИ, вы не решите вопрос восстановления суверенитета. Сегодня эта проблема обострится. Вчера ещё в СМИ можно было пойти политически, с помощью саморегулирования, завтра в СМИ тоже придётся посылать ОМОН.

 

Вот вы мне всё время задавали вопрос. Я попробую по-другому перефразировать. Про миллион человек голодных людей на улице. Зверски недовольных миллион людей на улице - всё, сформировалось: посол организовал миллион людей на улицах. К вам вопрос. Вот, если Путин обратится к людям, и попробует провести уличное мероприятие, как он проводил четвёртого числа, вот в тот период времени, когда будет на улицах миллион человек.

 

Мария Катасонова: Мы не будем забывать тот момент, что пятая колонна будет пытаться провести своё мероприятие.

 

Евгений Фёдоров: Она и сейчас пыталась.

 

Артём Войтенков: Марш националистов, я так понимаю, что это для того, чтобы разбавить…

 

Евгений Фёдоров: Марш националистов. Националисты, которые за ликвидацию своей нации. Это вот этот американский сленг. Что такое слово "голубь мира"? Что это такое в вашем понимании? Такая беленькая птичка, которая несёт мир. А в американском, англосаксонском? Это бомбардировщик с ядерными бомбами. Это такой сленг. Это просто вам надо зеркально ставить это и в зеркальном виде воспринимать эти слова. Поэтому, марш националистов, это марш за ликвидацию Российского государства, путём отчленения от неё всех субъектов и дальнейшей ликвидации оставшихся. Это то же, что и Ярош: националист украинский пришёл к власти, выгнал Крым, выгнал Донбасс, сейчас ликвидирует Украину. Всё на американские денежки. Это вот наши, которые проводили марш. То же самое, с таким же результатом, только хуже на порядок, потому что, последний бой. Поэтому, вы на это не смотрите. Это тот голубь мира в виде ядерного бомбардировщика. Да, проводили, и будут проводить. Но это уже кто кого.

 

Слушайте, национально-освободительная борьба, поэтому и называется борьбой, что, во-первых, в ней результат неизвестен, но всегда в предыдущих случаях мы побеждали. Уже хорошо. То есть, мы уже знаем. Статистика на нашей стороне. А так, это борьба. Если вы думаете, что в этой борьбе можно только победить, значит, вы глубоко ошибаетесь. В ней можно и проиграть: потерять Родину, народ и жизнь. Можно. Такие ставки в этой борьбе.

 

Артём Войтенков: Так вот, последнее вероятнее, мне кажется.

 

Евгений Фёдоров: Какой-то вы пессимист просто.

 

Мария Катасонова: Мы реалисты.

 

Артём Войтенков: Я с людьми общаюсь.

 

Евгений Фёдоров: Значит, смотрите. Артём, статистика против вас.

 

Артём Войтенков: Если её кто-то не подделал.

 

Евгений Фёдоров: Нет, ну историческая статистика. Если бы её подделали, нас бы не было. Мы бы с вами не разговаривали. На этой территории жили бы два англичанина, и китайцы, и африканцы. И англичане бы здесь устраивали плантации рабов, и нас бы с вами здесь не было.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, всё-таки, тогда прежде, чем выводить людей на улицу, нужно послать ОМОН в СМИ. Потому что, ещё раз: куда СМИ скажут пойти, туда люди и пойдут. Не будут они сами думать.

 

Евгений Фёдоров: У нас ОМОНа хватит на всех.

 

Мария Катасонова: Ну, всё тогда. Что мы тогда спорим? С этого нужно было начинать.

 

Евгений Фёдоров: Нет, но для ОМОНа нужна, ещё раз говорю, обращайте внимание: у президента прав нет. Права есть, если грубо, у национального лидера. Национальному лидеру права даёт народ через улицу, или референдум. По-русски уже в лоб вам говорю.

Нет народа - нет прав.

Нет прав - нет ОМОНа.

Нет ОМОНа - нищета и падение рубля.

Вот прямая взаимосвязь.

 

Артём Войтенков: А нет ОМОНа - нет народа.

 

Мария Катасонова: Круг замкнулся. Евгений Алексеевич, мы с Артёмом всё прекрасно понимаем. Но мы общаемся с людьми, мы видим, что большинство людей не понимают. И вряд ли они что-то поймут, пока им не вы будете здесь, собирая пускай десятки тысяч просмотров, объяснять, а пока им по первому каналу не будут ежедневно вдалбливать эту информацию. А они этого не будут делать, пока ОМОНа не будет в средствах массовой информации.

 

Артём Войтенков: Вот, поэтому я и говорю, что поражение вероятней, чем победа.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Пятьдесят на пятьдесят, нормально?

 

Артём Войтенков: Нет, меньше на самом деле. Я бы сказал, шестьдесят на сорок.

 

Евгений Фёдоров: А когда немцы были под Москвой, вы бы какие проценты посчитали?

 

Артём Войтенков: Меня тогда не было, я не знаю.

 

Евгений Фёдоров: Но проценты посчитать можете? Вот вы же аналитик, сейчас мы выяснили. Вот немцы под Москвой - какие проценты? А я вам скажу. Скорее всего, если б вы тогда были беспристрастным аналитиком с Луны, вы бы рассчитали процентов семьдесят пять, что Москва будет сдана. Потому что в Москве уже началась паника.

 

Артём Войтенков: Да там уже немцы ездили по окраинам.

 

Евгений Фёдоров: Паника началась. Уже артисты из числа пятой колонны, как бы мы сказали, сшили платья для участия в бале Гитлера. Уже Гитлер напечатал приглашения на Красную площадь. Уже процесс был. А после Москвы…

 

Артём Войтенков: Они там даже, по-моему, мрамор уже стали везти для украшения.

 

Евгений Фёдоров: То есть, если вы бы всё взвесили, и наши и ваши, вы бы увидели - семьдесят пять процентов. Сработало двадцать пять. Это двадцать пять называют русское чудо, которое работает, просто с какой-то завидной регулярностью. Потому что, такое же чудо сработало в 812-ом в виде народной войны. Такое же чудо сработало многократно ранее, и в 1612-ом, и так далее.

 

Артём Войтенков: Ну, чудо чудом, а как бы, люди людьми. Чудо от людей всё-таки…

 

Евгений Фёдоров: Я считаю, что проиграть можно.

Результат проигрыша:

- Ликвидация Российского государства конкурентная.

- Ликвидация русского народа, как многонационального, вообще народов России.

- Кровавая баня в Москве, в Питере, во всех городах России. А в деревнях ещё больше, потому что, там пойдёт красный петух уже по другим принципам, по бандитским.

- И полное исчезновении русского, и российских людей с территории планеты Земля, подобно тому, как исчезли индейцы с территории Америки. Вот и всё.

И как исчезли, не поверите - тысячи народов в истории.

 

Артём Войтенков: Почему не поверю? Верю охотно.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, так написано, да. Вот, тогда такая судьба. Тогда, вот такая судьба.

 

Артём Войтенков: Жили некогда могучее племя, но умерло.

 

Евгений Фёдоров: Но умерло. Да. Такое может быть? Может. Я верю в русский народ, который освободится от дебилизма. Я лично верю. В последний момент.

 

Артём Войтенков: Вот, возможно.

 

Евгений Фёдоров: Рассматривайте это, как мой индивидуальный прогноз.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда ваше мнение по поводу того, что что-то у нас стали люди умирать, и их стали как-то так вот… На самолётах: двадцатого октября разбился де Маржери. А третьего ноября утонул зампред Внешэкономбанка Александр Иванов. Мало того, что он зампред Внешэкономбанка, он ещё и сын Главы администрации.

 

Евгений Фёдоров: Я бы этот вопрос всё-таки, начал с другого. Появилась банда в Подмосковье в количестве десяти человек, которая просто начала устраивать засады на дорогах, убивать людей. А как вы хотите? Война началась.

Артём, проснитесь. Мы вступили в стандартную историческую эпоху, под названием война. Хорошо, хоть не ядерная, потому что, у нас ядерный щит есть. А всё остальное можно.

- Можно Центральному Банку открыто идти против России.

- Можно пятой колонне открыто поднимать восстание против Путина.

- Можно в России появиться бандам.

- Можно уничтожать тех людей, которые как-то связаны с системой управления. Всё. Запущен не только Госдепартамент, но и ЦРУ, чего вы хотите?

 

Артём Войтенков: То есть, вы считаете, что это не просто случайная смерть, когда Александр Иванов купался с дочкой в океане, и бух, вдруг утонул?

 

Евгений Фёдоров: Я не знаю, что там произошло. Вы же тоже не знаете? Это вам кто-то сказал об этом, да?

 

Артём Войтенков: Много совпадений.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Мы не знаем, что там вообще произошло. То есть, нам кто-то сказал, что было такое событие. Я понимаю так, что в массовом числе у чиновников высокого ранга странности с детьми по теории вероятности одновременно в таких количествах произойти не могут. Я ответил на ваш вопрос?

 

Артём Войтенков: Ну да. А ещё вот - пятого ноября на охоте убит заместитель начальника УФМС России по Москве.

 

Евгений Фёдоров: Да. А мы с вами обсуждали в своё время, что один из ударных отрядов майдана в России будет миграция. Причём, как миграция азиатская, где подбирают мусульманский фактор, то есть, оттуда проходят мусульманские банды, типа ИГИЛ. Так и миграция с Украины специально подготовленных майданщиков. Это Федеральная миграционная служба.

 

Артём Войтенков: Я сегодня, когда почитал эту новость, то одно к другому очень хорошо лепится. Просто замечательно.

 

Евгений Фёдоров: Вы знаете толщину плана, который лежит на столе у посла Соединённых Штатов Америки?

 

Артём Войтенков: Я не знаю, меня туда не пускают. Тем более в его кабинет.

 

Евгений Фёдоров: Мы знаем величину этого плана аналитически. Так вот, величина этого плана, это том, я думаю, вот такой величины. Вот такая пачка бумаг. Каждый день там расписан на целый ряд событий.

 

Артём Войтенков: А, у них каждый день расписан.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Штаб - это Генеральный штаб ликвидации Российской Федерации. Они работают, каждый день. В их подчинении десятки тысяч людей в России, не считая пятой колонны. Это люди, как бы коммуникаторы с пятой колонной. Это работает система. И когда этому послу дали сюда верительные грамоты, это был первый акт. С этого момента пятой колонной был запущен процесс.

 

Артём Войтенков: Наверное, это легко объяснить, но в ООН заявили, что прошедшие в Донбассе выборы совершенно бесполезны. То есть, Организация Объединённых Наций сказала, что выборы ваши…

 

Евгений Фёдоров: Вообще странная история. Есть люди, которые кого-то избирают, не важно: кого и кто, то есть, демократия. Это, то - святое, да? Вот это тот бомбардировщик атомный, который называется "Голубь мира". Это вот, зеркальное восприятие действительности. Демократия хорошо, но вам демократию, коровам, нельзя. Вот так.

 

Артём Войтенков: Но это же ООН, организация объединённых наций.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, это не ООН, это структура, расположенная в Нью-Йорке, в которой какой-то чиновник сказал, и потом это было раскручено и растиражировано.

 

Артём Войтенков: То есть, это просто так…

 

Евгений Фёдоров: Это система.

 

Артём Войтенков: Написано, что официальный представитель Генсека это сказал.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не какой-нибудь хмырь из горы.

 

Артём Войтенков: То есть, вы считаете, что это не официальное заявление ООН, это просто раскрутка.

 

Евгений Фёдоров: А как вы считаете? Официальное заявление, это такая бумага, на которой стоит штамп, печать, и так далее.

 

Артём Войтенков: Нет, мы откуда? Мы же не увидим эту бумажку. Нам СМИ рассказывают.

 

Евгений Фёдоров: Сразу рассматривайте СМИ, как иностранного агента, не сомневайтесь. Как систему СМИ. Это важнейшее звено однополярного колониального американского мира.

 

Артём Войтенков: Нет, это я понимаю прекрасно. А вот смотрите, Николя Саркози (опять–таки СМИ сказали) обвинил президента Франции Франсуа Олланда во лжи. Бывший президент сказал, что в течение двух с половиной лет ложь в стране была возведена в политический принцип, что привело к ослаблению в республике демократии. Что у них такое?

 

Евгений Фёдоров: Ну, как? Это борьба на всех уровнях.

 

Артём Войтенков: Они же оба проамериканские, что тот, что этот?

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Разные системы подходов. Олланд, это чисто американский назначенец, как и Меркель. И там у них есть напряжение внутри системы. И вообще, если вы думаете, что им там всем нравится быть рабами и холуями Америки, вы ошибаетесь. Холуями вообще никому не нравится быть. Даже если тебе дают денег, как дают американцы французам, немножко жить. Наши, кстати, деньги, потому что, мы скупаем французские евро, а не болгарские, и не какие-нибудь там, чешские. Именно поэтому в Чехии уровень жизни меньше, чем у нас, а уж в Болгарии, тем более. Там вчера уже сжёгся, по-моему, десятый человек из-за нищеты. А во Франции более-менее нормально. Мы скупаем французские евро, немецкие евро. То есть, не все евро Евросоюза. Но это уже детали. И это всё, естественно, по команде США.

 

Артём Войтенков: А венграм не нравится, и венгерский премьер подтвердил свою решимость реализовать проект газопровода "Южный поток", против которого возражает Евросоюз.

 

Евгений Фёдоров: Борьба идёт, естественно. Идёт борьба. Раз уж мы к этому перешли, я бы хотел ещё раз обратить внимание: мы всё-таки украинскую тему должны немножко понимать. На Украине Отечественная война. И события в Донбассе - это южный фронт России. Давайте мы так и называть. Донбасс – южный фронт России. Война началась. Горячая её часть находится на Южном фронте. Поэтому - помощь фронту, всё для фронта, всё для победы. Я к тому, что мы вносим сейчас закон об особом статусе, гуманитарном, Донбасса. В соответствии с которым, мы должны помогать не из бюджета, о создав условия для движение товаров и услуг таких же, как в России. Тем самым помочь людям там жить и воевать против фашистских интервентов.

 

Артём Войтенков: Вы же один такой законопроект уже выдвинули, внесли. О том, что беженцам оттуда предоставлять по упрощённой системе… И этот же ваш законопроект…

 

Евгений Фёдоров: Вы недооцениваете наши законопроекты. Мы законопроекты пишем не для сегодняшних исторических событий, а для тех, которые будут через два-три месяца. Вы подождите, они все ещё будут приняты. Вот если мы правильно понимаем ситуацию, то вот этот миллион сверх злых людей на улицах через жесточайшие страдания запустят процесс физического освобождения Российской Федерации от иностранной оккупации. Раз эти же люди не хотят выйти сейчас, пока ещё более-менее всё нормально. Под Путина. Не хотите по-доброму, будет по-злому. Не хотите свободу взять умом, возьмёте свободу задним местом.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1100 мб)
Видео MP4 640x360 (424 мб)
Видео MP4 320х180 (230 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (18 мб)
Звук 32kbps MP3 (18 мб)
Звук 64kbps MP3 (35 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (53 мб)

Текст:
EPUB (169.75 КБ)
FB2 (319.06 КБ)
RTF (450.08 КБ)

Беседа 28 октября 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 28 октября 2014.
Разговор о выборах в Верховную Раду Украины, подготовке американцами войны Украины с Россией, как Центробанк уничтожает экономику России, как врут про цены на нефть и бюджет, зачем раскручивают лихорадку эбола, законопроектах-пустышках, как подготавливается зачистка улиц для вторжения, сколько будет стоить доллар, открытой войне между Россией и Центробанком и подготовке свержения Путина пятой колонной.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 28 октября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-10-28

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Сейчас самое громкое событие – это выборы на Украине. Лично мне они даже не интересны, потому что совершенно понятно - что там произойдёт. А вам они интересны?

 

Евгений Фёдоров: Если мы рассматриваем вопрос выборов, то мы должны его рассматривать в контексте: что-то там происходит, по какому-то плану. На Украине работает чей-то (американский) план, мы это видим: государственный переворот, свержение Януковича, Майдан, мощная пятая колона, предательство, война – это всё элементы плана. Даже Крым – это элемент плана, потому что Крым позволяет завести ситуацию в тупик. То есть явно работает планировщик. Этот планировщик - ему для чего эти выборы? Если вот так мы вопрос с вами поставим?

 

Для чего американцам выборы на Украине в Верховную Раду, на которых прошли, в основном, полевые командиры и значительная часть людей, не имеющая отношения к политике, не понимающая механизмов, но, скажем так, отобранных на принципах ненависти к Российской Федерации.

 

Мария Катасонова: Чтобы сформировать легитимное правительство, состоящее из тех людей.

 

Евгений Фёдоров: Какое легитимное? Американцы сделали военный государственный переворот.

 

Мария Катасонова: Формально легитимное.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Легитимное - это если их вообще не беспокоят. И до этого Верховная Рада была выбрана, она выполняла все приказы американские.

 

Мария Катасонова: Нужно было сформировать такую Раду, которая…

 

Евгений Фёдоров: Которая что?

 

Мария Катасонова: Будет проводить жёсткую такую, военную политику.

 

Евгений Фёдоров: Ответ неправильный. Правильный ответ:

- Американцы готовят Украину к войне с Россией.

Вот и всё. Для этого им нужны отморозки во власти - формальные. Естественно там никаких выборов не было с точки зрения демократии, когда диктуется всё это, подделываются бюллетени, когда информационное пространство зачищено, то ясно, что выборов не было. Были просто назначения. Если Гитлер назначал своих бургомистров просто распоряжениями комендатур, то американцы посчитали необходимым оформлять это якобы выборами, у которых нет выбора. Это для чего-то делается.

 

Мы получили и наблюдаем сейчас, как сорокамиллионная страна, расположенная рядом с Россией, готовится воевать с Россией. Для этого нужны такие люди во власти, которые бы не вздумали остановить этот каток. То есть вся задача Верховной Рады - не остановить каток подготовки Украины к войне с Россией.

 

Кроме того, Украина является плацдармом для оранжевой интервенции в Россию. Вся история с Украиной затеяна только ради России. Вообще вся эта история, военный переворот - всё это нужно, для того, чтобы выбить лидерство России. А внутри России метод выбить лидерство: это отделить Путина от государства, изолировать его, совершить государственный переворот уже собственно в России на базе военных технологий, которые идут с территории Украины, и на базе оранжевой интервенции здесь, в Москве, в России. Именно этим всю жизнь занимался посол, который сидит, американский.

 

Мария Катасонова: А что будет первичное: военное вторжение или оранжевое?

 

Евгений Фёдоров: Параллельно. Классика, как про испанского генерала и пятую колону. То есть для того, чтобы мы захватили Мадрид... Мы понимаем, что в нём мощная пятая колона. Майдан – это элемент пятой колоны. То есть, нет смысла, нельзя наступать, если ты не понимаешь, что тебе откроют ворота города или откроют ворота страны. Вот открыть ворота страны должна пятая колона в России и Майдан.

 

Технология.

Мы эту технологию видим, и она просто идёт по азбучному учебнику.

То есть, как этот американский посол делал в Грузии, как он это делал дважды на Украине: первый раз, когда Ющенко привёл не легитимным путём (третье голосование – это не легитимное). Сейчас это уже доведено до чистого военного переворота, чистый захват власти интервентами, причём ещё с фашистским уклоном. Фашистский уклон им нужен для того, чтобы воевать с Россией. То есть необходимы люди, хотя бы тысяч 100 абсолютно отмороженных. А фашизм очень хорошо отмораживает мозги: то есть заставляет людей действовать, убивая других людей, рассматривая этих других людей, как не людей, то есть, как животных. Это классика. Собственно, для этого и Гитлер использовал фашизм. То есть это - технология.

 

Мы же понимаем, как на Украине. Вы же про Украину вопрос задали - будут развиваться события. Сейчас есть уже сформированные органы власти, смысл их функционирования только в одном - воевать с Россией. Дальше будет за зиму выморожено украинское население, то есть сформировано недовольство уже материального характера. Потому что там фашистов 10 тысяч, может, будет 100, а недовольных будет 40 миллионов.

 

Как сделать 40 миллионов людей недовольными? Обрушить их жизненный уровень: создать, чтобы у них были большие трудности в плане жизни, зимы и всего остального. Сейчас это будет делаться. То есть будет параллельно искусственно снижаться жизненный уровень резко Украины и жителей Украины. Для чего? Для того, чтобы воспитать в них (это же с пропагандой работает) ненависть по отношению к России. То есть всё, что сейчас там происходит, говорят: "Это Россия. Потому что Россия с нами воюет". Врут, но не важно. Это пропаганда, она и при Гитлере была. То есть просто промывка мозгов.

 

Следовательно, следующий этап, уже согласованный: 50% успеха с Украины, 50% внутри пятая колонна в России, Майдан - это уже планы на весну.

Меня волнует другое: насколько Россия готовится к этому сценарию. Потому что сценарий - он автоматический, американский посол его прописывал многократно и многократно реализовывал. Ничего нового в этом сценарии нет. Насколько Россия готовится? Если кто-то думает, что война, Украина слабее России... Не важно: слабее она или сильнее - важен механизм войны, для того, чтобы помочь внутри пятой колоны скинуть Путина. Вот для чего это важно - дестабилизация. И могут быть любые провокации.

 

Допустим, на Украине сегодня по Донецку, по Луганску Точки-У уже летают просто, как мухи, их уже пачками выбрасывают. Вообще-то это такое, полустратегическое оружие. Оно вообще-то предназначено, в том числе, и для ядерного боеприпаса. Плюс тяжёлая артиллерия - она предназначена для ядерного боеприпаса.

 

Вы можете дать гарантию, что весной пара ядерных боеприпасов тактических не окажется в руках (допустим, их американцы передадут) тех же отморозков фашистов в Киеве и они эти боеприпасы не используют против России? Не с целью победить Россию, потому что победить её нельзя этим, а с целью:

- Построить Европу.

- Запустить здесь кровавую кампанию, которая резко дестабилизирует мировое положение, выбьет Россию из лидерства. Потому что она будет вынуждена заниматься внутренними проблемами, а не объединять весь мир против Соединённых Штатов Америки.

- Построить, собственно, союзников Америки по принципу: "Либо ты с нами, либо ты предатель", потому что в военных обстоятельствах другая система.

 

Может быть такой сценарий? Да легко. Это один из вариантов. Понятно, этим нельзя добиться военных побед. Но этим можно добиться геополитических побед по дестабилизации мировой ситуации. Вполне можно кинуть эти вещи на российскую территорию, например. То есть мы не должны исключать такого сценария. Тем более, о нём многократно говорило руководство Украины, вообще-то говоря (разного характера). Сегодняшняя Верховная Рада, Порошенко и все остальные - они просто в этом плане исполнители американской воли. Но и их тоже надо раскачать. А для этого могут быть провокаторы, которые этим и будут заниматься.

 

Не было бы этого сценария на Украине, если бы в своё время те же шахтёры в январе месяце не предали своё Отечество, себя, и не взяли инициативу, не пошли просто в Киев и не выкинули интервентов, когда те ещё были слабенькие. Мы тогда об этом говорили. Помните? А взамен шахтёры говорили: "Зато мы выполняем три нормы в шахтах". Сейчас эти шахты уже разрушены. Интересно теперь посмотреть на этих шахтёров.

 

Сегодняшняя динамика на Украине, она не просто так. Сегодня тысячи людей, которые на Донбассе умирают, они умирают в силу предательства, совершенного многими из них в январе месяце. Надо понимать взаимосвязь вещей, а не делать вид, что это - случайная цепь событий. Никакой случайной цепи! Можно было всё это дело изменить, перехватить, если бы по-другому относиться к Отечеству.

 

Второй момент. Что же делать на Украине, чтобы предотвратить вот этот элемент американского вторжения? Только один - тот, о котором НОД всегда и говорит и который пытается пятая колонна вымыть, то есть убрать с точки зрения логики событий, патриотических сил, антифашистских сил на Украине. Они пытаются (пятая колонна из Москвы) давить таким образом, чтобы заменить идеологему борьбы с фашизмом и освобождения территории Украины и Киева на идеологему сепаратизма, а, следовательно - войны. Потому что это взаимосвязь: если ты за сепаратизм - ты автоматически за войну, о которой мы сейчас говорили, вплоть до ядерных угроз и так далее. Это не случайно. Не случайно пятая колонна из Москвы подруливает в эту сторону. Это элемент плана.

 

У посла США есть план. В этом плане сотни, тысячи пунктов. У каждого - своя роль в этом плане. Задача пятой колонны в Москве, которая подруливает ситуацию на Украине:

- В том числе, которая лишила Путина на право ввода войск через Совет Федерации.

- В том числе, которая отказалась обсуждать на Совете Безопасности его план защиты суверенитета.

- В том числе, которая даёт сейчас команду таможенникам не пропускать гуманитарную помощь (мы уже об этом говорили).

Это всё элементы плана, то есть формирование вот этого механизма.

 

Самое главное - замена тех кадров, которая происходит на Украине. Не забывайте: в Новороссии уже сменили три команды начальников. Это же под давлением отсюда - убрала Стрелкова. Это всё под давлением. Для чего? Для того, чтобы подготовить сценарий. То есть люди, которые так манипулируют процессами, они являются (в тёмную или в открытую, я думаю, они не дураки, скорее всего, в открытую) заговорщиками против Российской Федерации. Просто это чётко надо понимать. Потому что технология приведёт к этому. Хотя она выглядит сейчас как политическая игра. Это не политическая игра. Это специальная технология.

 

- Плюс поддержка мародёрства откровенная и расхлябанность на территории.

- Плюс отказ, запрет откровенный строить государственность Новороссии или Донецка или Луганска.

А ключ к государственности (мы уже обсуждали это) - это просто выпуск своей валюты - донецкого рубля, например. Это же не сложно сделать - заключить с типографией договор, по этому договору напечатать. Как в своё время, я помню, когда Украина выходила из состава СССР, она заключила с Канадой договор и напечатали вот эти гривны, которые сейчас. Никто не мешает. Фабрики есть в России, в Белоруссии, за границей, в Китае в конце концов, они умеют печатать деньги уже. То есть проблем с этим нет. Это автоматически даёт сотни миллиардов рублей, причём полновесных, для восстановления от бомбёжек, для социальных вопросов, для становления государственности и так далее. Это просто откровенный выигрыш.

 

Поскольку эти решения не принимаются, вся система власти в Новороссии оказывается подвязана на Москву - а подвязана она на пятую колонну в Москве. То есть, получается, у них других вариантов, кроме как выполнять приказы национал-предателей в пятой колонне из Москвы, нет. Иначе у них просто ни денег, ни имущества, ни продовольствия - ничего. Это не случайные вещи. Появление рубля дало бы самостоятельный центр стабильности на территории Донецка или Луганска. Я имею в виду печать рубля. И это дало бы резкое укрепление национально-освободительных сил и создало бы условия для дальнейшего освобождения всей территории Украины. То есть эти все события совершенно не случайно происходят.

 

В России то же. Сейчас я скажу и, может быть, не все увидят взаимосвязь, но она абсолютно, жёстко очевидная. Если мы хотим решить проблему Украины, мы должны возбудить уголовное дело по 1991-му году, о котором НОД говорит всегда, с первого момента (против Горбачёва, не против Горбачёва - не важно) по госперевороту в 1991-м году в Советском Союзе. Почему? Потому что это уголовное дело покажет юридически факт оккупации территории Советского Союза из-за рубежа, что создаст юридические правовые основания для взаимодействия с национально-освободительными силами на территории Украины для цели освобождения от внешнего оккупанта.

 

Попросту говоря: если мы имеем это дело, то появление российской поддержки освободительному процессу в Киеве будет иметь легальность и легитимность. Потому что это - национально-освободительное движение всего Советского Союза, часть которого опирается на российские ресурсы. Если мы не имеем этого дела, значит, Украина для нас - это всё равно что Буркина-Фасо, и мы не имеем права никак влиять на процессы там. Это принципиальный вопрос. Почему мы и говорим: это дело не сложно, оно должно быть. То, что оно откладывается, это тоже...

 

Вот вы спрашиваете: что Россия не предпринимает?

Я уже называю:

- Не даёт Путину даже угрожать вводом войск.

- Не даёт Путину проводить политику суверенитета.

Да, он говорит, особенно, посмотрите, его последняя речь - она блестящая. Но между речью и политикой - огромная разница. У него нет полномочий на политику. У него есть полномочия на речь, но нет полномочий на политику. Потому что полномочия на политику даются через Конституцию. А по Конституции полномочия на политику у нас у Соединённых Штатов Америки согласно пятнадцатой статье. А тринадцатая запрещает Путину выстраивать идеологемы, то есть идеологией заниматься, тем самым запрещая ему просто барьером его мысли или мысли посланий, госсоветов прикладывать на практическое управление страной. То есть они отдельно: для книжек, для истории, для пиара, для средств массовой информации. А управление страной из Вашингтона - отдельно. Это разные, не смешиваемые понятия.

 

Для того, чтобы решить проблему Украины, нужно перехватить власть в Москве, стратегическую власть в Москве. То есть необходимо ликвидировать зависимость Российской Федерации от Соединённых Штатов. Для меня, как человека, который занимается политикой, геополитикой, абсолютно очевидна, что пока эти события не совершатся, Россия идёт на заклание. А эти события, тоже, как и в своё время во многом, как ситуация на Украине зависела от шахтёров, которые предали Украину в январе месяце - сегодня они зависят от граждан России и их активного участия в национально-освободительном движении, в том числе и в штабах НОДа наших, а можно и без них. От этого зависит. Этого нет. Пятая колонна сдерживает появление НОДа, сдерживает появление на улицах сторонников суверенитета. Но, тем не менее, мы видим, что этого нет, нет необходимой активности. Следовательно, нет полномочий для того, чтобы идти по пути быстрого восстановления суверенитета с целью выживания. Вот такая простая взаимосвязь явлений.

 

Технологически мы всё это давно уже прописали. Могу даже зачитать предложения НОДа на этот счёт.

 

Необходимо провести референдум, который консолидирует общество.

Пока ещё для этого есть необходимый рейтинг, потому что по плану американского посла, где-то через три - четыре месяца, максимум, полгода рейтинг Путина должен уйти, где-то раза в три ниже, чем сейчас. У него план такой, и на это всё работает.

 

- Провести референдум по тринадцатой и пятнадцатой статьям.

Мы уже об этом многократно говорили.

Запустить конституционную реформу по изменению полномочий российских институтов власти. В том числе такого института власти, как глава государства. В чём суть полномочий? Российским институтам власти в результате референдума, то есть после него, должны быть переданы полномочия стратегического управления. То есть фактически не Вашингтон должен командовать стратегией в России, а российские органы власти, например, глава государства.

 

Кроме того, в результате референдума он должен получить систему управления в результате референдума стратегией (это институты при главе государства). Дальше система должна идти вниз, минимум, до полпредов в округах и в субъектах Российской Федерации на важнейшие направления. В Министерстве обороны должны появиться соответствующие органы стратегического контроля, которые отслеживают курс. Сказал глава государства на Валдае речь, а после этого должны тысячи людей иметь должностные обязанности, отследить, чтобы эта речь была доведена до решений правительства, министерств и ведомств, на местах для всей системы государственного управления.

Такой системы нет. Её в результате референдума нужно восстановить.

 

Второй пункт, важнейший для нас.

НОД должен будет организовать и провести расширенный съезд национально-ориентированных сил, которые должны выработать стратегию восстановления суверенитета, утвердить её.

 

- Необходимо запустить процесс преобразования Центрального банка в Госбанк (по сути, ликвидация Центрального банка). Этот процесс позволит в течение буквально небольшого времени, например, в 2015-м году, дополнительно инвестировать в страну 25 триллионов рублей. Эти цифры тоже не случайные. Это объёмы (цифры), которые сегодня в России замещают иностранные финансовые ресурсы, то есть доллары, евро и другие. Соответственно, мы имеем уже эти средства в составе денежной массы страны. Мы их должны заменить на рублёвые денежные средства.

 

В результате мы не меняем баланс денежной массы страны и, мало того, выходим на нулевую инфляцию. Скорее всего, у нас будет даже проблема борьбы с дефляцией. Почему? Потому что рубль сразу опирается на страну, у которой треть мировых материальных ресурсов. Это значит, что потенциал рубля становится недооцененным в 15 раз сразу за счёт того, что он привязан не к валютным резервам и доллару, а привязан к потенциалу страны. Это означает тенденцию на резкое укрепление рубля, то есть дефляция.

 

Вот с дефляцией надо будет думать, как бороться. Это делается тоже очень просто. Госбанк запускает политику низких процентных ставок и 25 триллионов рублей направляет в виде кредитов по нулевым ставкам для инвестиций. Чтобы было понятно, то же самое имеет право, допустим, немецкий или японский банк для цели инвестиции в России, то есть зарубежный банк. Вон "Фольксвагены" и "Форды" строят они за 2-3%, а российским банкам запрещено за 2-3%, можно только за 30, и то нельзя, потому что Базель-3. Мы просто приравниваем российскую инвестиционную систему по правам возможностей к иностранной, что даёт резкий экономический рост. Мы рассматриваем порядка 20% в год. Короче, сразу одновременно начинают строиться десятки тысяч предприятий одномоментно, и деньги для этого есть: они выдаются Центральным банком.

 

- Формирование института национального бизнеса.

- Формирование системы государственных органов, обеспечивающих проведение государственной политики органов власти и управления.

Это мы всё будем обсуждать на Высшем Совете НОДа, который состоится в ближайшую неделю.

 

- В средствах массовой информации должна быть реформа. Мы её давно предлагаем. Это перевод СМИ в систему саморегулирования, которая будет отвечать, чтобы СМИ не врали.

 

- Ну, и народные дружины, мы считаем, как механизм работы с уличной компонентой. Необходимо формировать штаб народных дружин. Это предложение НОДа. Штаб народных дружин должен парализовать уличную компоненту иностранной интервенции - то, что называется Майданом.

 

Вот вкратце предложения, которые можно реализовать. Это предложения по восстановлению суверенитета в текущей программе. То есть всё это можно сделать за несколько месяцев. Кстати, 25 триллионов в экономику - это резкий рост зарплат.

 

Артём Войтенков: Вам скажут: "Рост инфляции".

 

Евгений Фёдоров: Нет. Я же говорю - нулевая инфляция, дефляция, проблема будет дефляцией.

Смотрите: у нас сегодня рубль привязан к доллару. Если вы рубль привязываете через механизм низких процентных ставок к экономике страны, к её материальным ресурсам, вы автоматически, потенциально укрепляете рубль в 15 раз. Потому что у нас треть мировых богатств, а весим мы только 2%. То есть у вас потенциал укрепления рубля - 15 раз. Вам придётся бороться с укреплением рубля. У вас рубль будет стремиться уйти не то, что на 30 (сейчас, я напоминаю, он 42) - на 25, на 20, на 15, на 10. И вам надо будет специальными мерами, в этом случае, Госбанка, проводить политику, чтобы не было укрепления рубля. То есть придерживать рубль.

 

Единственное, нам тут иногда говорят: "Где технология"? Технологии покупаются. Когда технологию покупаете, она на порядок дешевле стоит. Вы покупаете то, что вам надо, плюс, кстати, иностранные специалисты тоже, как носители технологии. И вы спокойно выстраиваете инвестиции под купленные технологии. Зачем их брать вместе в пакете с долларом пустым? Их можно просто купить в 10 раз дешевле и качественнее. Поэтому инфляция будет, наоборот, не то, что нулевая, а придётся бороться с дефляцией.

 

Артём Войтенков: Для этого нам нужно выгнать всю верхушку, почти всю.

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас с вами обсудили украинскую часть сценария. То есть американцы заходят как бы двумя охватами: одна рука через Украину – война, другая рука через Россию – пятую колону. Российская пятая колона - это, прежде всего: Центральный банк, финансовые власти. Их задача, которую перед ними поставили Соединённые Штаты Америки и Госдепартамент, - резко за зиму обрушить уровень жизни в России. История с падением курса рубля - наглядное этому свидетельство, вообще на пустом месте. Просто Центральный Банк принял решение грохнуть экономику и рубль, на пустом месте.

 

Чтобы было понятно, что такое пустое место, я специально даже ношу с собой официальные цифры - это цифры так называемых денежных агрегатов, которые существуют в России.

 

Артём Войтенков: Нам это ни о чём не говорит.

 

Евгений Фёдоров: Я объясню. Тут всё написано на самом деле. Итак. Знаете ли вы, Артём, сколько у нас наличных денег в обращении вне банковской системы?

 

Артём Войтенков: Не знаю, нет.

 

Евгений Фёдоров: Вот цифры.

На 21.09.2014, то есть актуальные цифры, - меньше семи триллионов рублей.

Максимальный денежный агрегат, так называемый М2, когда и банковские вклады, и много чего входит, - составляет меньше 15 триллионов.

А вот эта цифра - это валютные резервы страны: 18 триллионов 860 миллиардов рублей.

 

То есть наличный рубль - 7 триллионов, а валютные резервы - 19 триллионов. Какие проблемы покрыть? Курс один к тридцати. Какие проблемы - держать курс один к тридцати? Никаких.

 

Мало того, почему мы говорим, что Центробанк в этой ситуации является государственным преступником? Не потому, что он плохую политику проводит, потому что плохую политику могут проводить и не преступники, а неумехи, кто угодно, а потому что он нарушает закон о себе - Конституцию, где сказано, что он должен поддерживать рубль. Какая это поддержка? Было 30, стало 42. Раз.

 

Это значит - он разогнал инфляцию. А в законе у него второй пункт: он должен бороться с инфляцией. Так он инфляцию искусственно разогнал - грохнул курс рубля абсолютно бессмысленно. То есть понятно, что это откровенный, в чистом виде заговор против России и Путина, который откровенно, нагло проводит... Они даже не объясняют это, Центральный Банк, потому что им объяснить нечего.

 

Имея 19 триллионов резервов и всего 7 триллионов денежную массу наличную, невозможно не сознательно опустить курс рубля. Просто невозможно. Нет столько рублей в стране, чтобы они так сильно давили, что не хватило бы денег и валютных резервов для покрытия этого давления.

 

Артём Войтенков: Ну, вы же сами говорили, что это не резервы, это дань. То есть их нет, он не может ими распоряжаться.

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос. Но если их нет и это дань, так открыто об этом скажите.

 

Артём Войтенков: Ну да?

 

Мария Катасонова: Нет, а так, получается - они нарушают закон.

 

Евгений Фёдоров: Они нарушают Конституцию, не только закон.

 

Артём Войтенков: Закон, что дышло: куда повернул - туда и вышло. Кто сильнее, тот и прав. Какой закон вообще?

 

Евгений Фёдоров: За нарушение закона, согласно российскому законодательству, предлагаются разные сроки тюрьмы. Почему мы и говорим: для того, чтобы решить эту проблему, надо дать полномочия Путину, послать ОМОН в Центральный Банк, и мы получим 20% экономического роста и нулевую инфляцию.

 

Артём Войтенков: Всего-то - одна рота ОМОНа.

 

Евгений Фёдоров: Всего одна рота - да, но на неё надо дать полномочия. А мы сегодня видим, что полномочия у Путина, наоборот, отнимаются. Пример - Совет Федерации и право на ввод войск. То есть идёт прямо противоположный процесс.

 

Артём Войтенков: И нефть дешевеет на фоне.

 

Евгений Фёдоров: Дешевеет - это для нас, говорят, что важный фактор. Но он важный в долгосрочной перспективе - не в тактической. Сегодняшние расходы бюджета они от нефти не зависят - от той, которая подешевеет в следующем году.

 

Артём Войтенков: Так она сейчас дешевеет.

 

Евгений Фёдоров: Не важно. Цикл удешевения нефти до бюджета докатывается только после сбора налогов. А сбор налогов у нас, как вы знаете, повременной: квартальный и так далее. Поэтому пока дешёвая нефть докатится до расходов бюджета.

 

Кроме того, расходы бюджета, согласно бюджетному правилу, вот это цифра валютных резервов Центрального Банка. А есть ещё цифра валютных резервов правительства, отдельно ещё - 200 миллиардов долларов. Пересчитайте в рубли, умножьте на сорок. Так вот цифра валютных резервов правительства и нужна для компенсации падения цены на нефть, формально. Понятно, что её тоже, скорее всего, нет (это тоже форма выплаты дани по линии правительства), но тем не менее. Поэтому проблем с ценой на нефть у нас нет вообще никаких. Это - фикция, блеф, когда говорят, что "сегодняшнее падение цен на нефть до 80, оно, блин, какая-то катастрофа для бюджета". Это просто цифры эту катастрофу не видят. Для катастрофы надо через полгода, год, чтобы цена на нефть ушла где-нибудь до сорока. А 80 – это меньше, чем покрытие по линии валютных резервов правительства ещё.

 

Артём Войтенков: То есть все эти так называемые эксперты опять нам врут.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Это мощная пропагандистская машина, массовая задача которой – врать.

 

Мария Катасонова: А вот ещё про ложь. Немножко не с нефтью, не с деньгами связано - Эбола. Вирус Эболы, который тоже массировано раскручивают в средствах массовой информации. Для чего это делается, кем это делается, и что этим хотят прикрыть? Ведь от гриппа умирает больше людей, чем от Эболы.

 

Евгений Фёдоров: Не просто больше, а в тысячи раз больше. Это очень просто. У американцев имеется мощная пропагандистская машина, такая геббелевская система управления мозгами. Она должна быть чем-то загружена. Там должны быть пугалки. Вот вы ответьте себе на простой вопрос: что такое, допустим, эпидемия Эболы? Медицинская проблема. Тогда при чём здесь американские военные базы? Потому что, американцы для борьбы с Эболой формируют военные базы в Африке. Как раз в тех зонах, где Китай планировал разместить инвестиции, случайным образом.

- У вас Эбола? Тогда мы летим к вам с военными базами.

 

То есть, они не закрывают пространство США от африканских самолётов, обратите внимание. То есть, африканские самолёты, которые летят в Америку из Африки, из зоны распространения эпидемии Эболы, везут постоянно в Америку потенциальных больных. Некоторых из них ловят, замечают и так далее. Так они не говорят нам: "Мы всё, делаем карантин, нельзя летать самолётом". Но посылают тысячи военных туда, которые ещё могут и заразиться, кстати. Но это не важно, что они могут заразиться, важно, что Соединённые Штаты Америки установили там военные базы и оккупационные войска разместили. Так же как в этих колониях там размещали англичане, немцы, голландцы. Это всё поводы для колониальной политики, не больше того. Заодно и пугалка, с помощью которой можно всех напугать, а в случае чего и прикрыть вторжение в Россию биологической войной: "Эбола же, вы же чего, телевизор не видите?"

 

Артём Войтенков: Я, кстати, случайно увидел наш телевизор, у меня его нет, но случайно возле него оказался - наш Первый канал на какой-то передаче, я даже не знаю название, и они пугали всех Эболой. Вышли два ведущих в масках, сказали: "Сейчас мы будем обсуждать эту Эболу. У нас тут врачи, эксперты. Те, кто там уже побывал, в Африке".

- "А что это вы без масок-то сидите?"

Те, кто там побывал.

 

Евгений Фёдоров: Пугают.

 

Артём Войтенков: Тут же вопль ведущего: "Маски не помогут".

 

Евгений Фёдоров: Что такое карательная операция (в истории человечества)? Карательная операция - это пугание: то есть, кого-то убивают, остальные должны испугаться. Но если вы можете запугать без карательной операции, значит, можно и без карательной операции. То есть, результат тот же: запуганное государство, люди, те же власти африканских стран, они естественно от Китая тут же разбежались, побежали в Америку, потому что, та, как бы несёт пугание, спасение, да ещё и базы военные в спину толкают. Обычная колониальная политика.

 

И ещё, если вы обратили внимание, за последние пару месяцев - как ситуация в России, в чём ещё поменялась? То, о чём говорил НОД идеологически, пошло во все уровни власти и средства массовой информации. Обратили внимание?

 

Артём Войтенков: Тут какой-то антиоффшорный закон приняли уже. Или не приняли, внесли.

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас обсудим антиоффшорный закон. Всё пошло. То, о чём говорит НОД, пошло на всех уровнях.

 

Мария Катасонова: Даже в речи своей Путин на Валдае об этом сказал.

 

Евгений Фёдоров: Да, и в речи. Но, с точки зрения исполнения - идеология исполнения задач передана в руки пятой колонны. Понятно, да? То есть, это второй резерв. Уже нельзя сопротивляться национально-освободительному движению с точки зрения идей, но дать их надо не ста шестидесяти тысячам членам движения, реализацию этих идей, а дать пятой колонне для того, чтобы они эти идеи провалили. Это тоже такой характерный этап сегодняшнего дня. Это означает, что следующий этап уже без чистки (мы об этом говорим) - невозможно обойтись. Почему мы говорим, что без счистки невозможно обойтись? Потому что, у нас пятая колонна управляет процессами, она будет всё время пытаться перехватить инициативу, доведя в обратную сторону, даже используя идеи НОДа, без которых уже невозможно выжить. Это же понятно - идеи НОДа, они же не наши. Это идея технологически - это мировые идеологии освобождения от оккупации. И если возглавляет освобождение от оккупации оккупант, то будет ровно то, что с Центральным Банком, который для борьбы с американскими санкциями привлекает американские компании. Естественно, компании ему советуют обрушить рубль и грохнуть всю экономику, и помочь санкциям дойти до печёнок граждан России. Вот, это понятно. То же самое будет и здесь, только в более широком формате.

 

Поэтому, если бы люди были на улицах, значит, Путин сумел бы проводить идеи НОДа, скажем так, через НОДовцев. Людей на улицах нет, соответственно, пока идеи НОДа пытается перехватить пятая колонна. У них, конечно, ничего не получится, но месяца два-три они реализацию задач, как НОД ставит, отсрочат, к сожалению.

 

Артём Войтенков: А почему вы думаете, что у них не получится? По-моему, очень даже хорошо получается. Вот Новороссию сливают хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Сливают.

 

Артём Войтенков: Вот. Получается.

 

Мария Катасонова: Кстати, в Новороссии как можно не признать государство, но признать в нём выборы?

 

Евгений Фёдоров: Смотрите. В условиях давления пятой колонны много разных чудес происходит. То, что Лавров пытается держать удар, он молодец. Но Лаврову очень трудно держать удар, когда он находится в телеге предателей, и вообще, в поезде предателей. Очень сложно. Поэтому, он там выкручивается, как только может. А логика-то очень простая.

 

- Девяносто первый год.

- Не легитимность ликвидации СССР, на это накладывается военный переворот.

- И не легитимность сегодняшних выборов в Верховную Раду и президента, что даёт основание для национально-освободительного процесса на территории Украины.

- Плюс, на это накладывается ещё и геноцид, который даёт дополнительные основания.

Вот технология освободительного процесса. Вопрос только заключается в том:

- Мы хотим эту технологию реализовать сегодня мирным путём и так, более-менее спокойно - уже не мирным, к сожалению, но, более спокойным.

- Или после того, как будет пара тактических ядерных взрывов.

Вот и всё.

 

Мария Катасонова: Кстати, Евгений Алексеевич, по поводу военного вторжения, сценария, сейчас средства массовой информации, в основном западных, конечно, не устают нас удивлять заголовками.

- То у них наша подводная лодка там терпит бедствие.

- То Путин договаривается, я не помню с кем, с президентом Польши, по-моему, о том, что давайте разделим Украину, вы там Польшу себе, мы Восток.

То есть, постоянно какие-то это абсурдные новости. Для чего? Для того, чтобы сформировать опять образ зла?

 

Евгений Фёдоров: Нет, смотрите. У англосаксов пропаганда, это считайте - вторая армия, даже первая. Это технология. Просто людям тотально врут. А врут, потому что, людей окружили информационными источниками, которые они контролируют: телевизор, радио, газеты. Они все эти информационные источники контролируют, и у человека создаётся ложное восприятие действительности: политической, геополитической, человеческой, какой угодно. Создаётся такой мир абсолютного вранья вокруг человека и они этим миром пользуются.

 

Тут недавно я смотрел воспоминания сотрудника ЦРУ, который, кстати, написал, что свои воспоминания он согласовал с ЦРУ. То есть, прошел цензуру ведомства.

 

Артём Войтенков: Ещё бы он не прошёл.

 

Евгений Фёдоров: Он на пенсии, да. Видно, чтобы пенсии не лишили. Но это ещё важнее, что у него правда в фактах, иначе бы убрали. Там сказано, что именно ЦРУ организовало в Швеции так называемые неопознанные подводные лодки, якобы, миф о "советских" лодках, который позволил Швеции поднять уровень неприятия Советского Союза с десяти процентов (он там пишет) до семидесяти. Что позволило уже повлиять на политические процессы, выборы в Швеции, и втянуть Швецию в американскую систему управления. То есть, это технология, основанная на вранье. Он пишет, что мы и тогда врали, и сейчас врут. Что поменялось? Ничего. То есть, это надо просто быть во взрослом мире и понимать, что взрослые дяди в мире врут, особенно, если это англосаксы. У них так вот положено.

 

Мария Катасонова: Пятая колонна развернула достаточно такую большую информационную кампанию и против вас лично.

 

Евгений Фёдоров: А это мы заметили.

 

Мария Катасонова: И против людей движения. Раньше такого не было. Были какие-то небольшие статьи, а сейчас это системная такая работа. Заметно, что в это вкладываются деньги, и раскручивается всё больше и больше: против вас, против Евразийского Союза молодёжи, в частности, Дугина. Нам есть чем на это ответить?

 

Евгений Фёдоров: Это как раз признание, что НОД занял абсолютно правильный окоп: в национально-освободительной борьбе штабы НОДа заняли правильные окопы, и в целом, борьбы за свободу нашей Родины. И соответственно, по этим окопам идёт масштабный обстрел. Деньги американцы на это дали большие, всё это осваивается, всё это крутится. Это будет всё только усиливаться. Будут провокации. Разве мы думали с вами, ещё годик назад, что когда человек на улицах Москвы ходит вот с такой ленточкой, его за это будут бить? А вас уже избили за это. Правильно? Лично. Вот за это же?

 

Мария Катасонова: Да

 

Евгений Фёдоров: То есть, началась откровенная подготовка сценария. По тому сценарию американского посла, там определённые пункты стоят. Вот уже в Москву закачаны, кстати, покажу, кто избил, может быть, поищем по линии НОДа. Закачаны сюда боевики. То есть, у нас боевики Навального, где-то, от трёх до пяти тысяч, может, до десяти по максимуму. Плюс, сюда добавили украинских боевиков, в Москву. Где-то порядка нескольких тысяч, может быть десять, а по пику будет и двадцать тысяч. Русских. Даже не русскоговорящих, а просто русских, подготовленных на Украине, в Киеве, в Прибалтике, в Польше, для цели государственного переворота в Москве. И у них, откровенно говоря, чешутся кулаки.

 

Им запретили высовываться из съёмных квартир, а вы просто столкнулись с группой, у которой, как говорится, не сдержались кулаки. Они вышли на улицы и начали бить тех, кто носит ленточки просто по сценарию, по которому они били таких же людей в Киеве, или по всей территории Украины. То есть, у них нет как бы, барьера. Для них это просто продолжение киевских событий. Это будет только усиливаться. И просто это надо понять. Это всё делается при попустительстве пятой колонны во власти, в мэрии, например, когда запрещены НОДу, допустим, митинги. Когда запрещены митинги в поддержку Украины, или они ограничены или связаны. И абсолютно зелёный свет пятой колонне. Мало того, это сопровождается работой. Помните, когда был вот этот марш пятой колонны месяц назад.

 

Мария Катасонова: Двадцать первого сентября.

 

Евгений Фёдоров: Двадцать первого сентября. Там были студенты, которых туда заставили идти ректора. Понятно, да? То есть, Ливанов, как агент пятой колонны надавил на ректоров, чтобы они направили студентов на марш белоленточников. То есть, это всё организовано. И кстати, то же в Киеве было. Там тоже, помните, на Майдан выходили студенты, которых гнали туда ректоры под угрозой увольнения из институтов. Сценарий одинаковый.

 

То есть, как этот Теффт, как там писал сценарий, так и здесь взял сценарий. Что, он будет переделывать, если всё работает? То же самое работает и здесь. То есть, будет обязательно и предательство, и генералов, как и там. Будет обязательно, и заговор олигархов, как и там. Будет обязательно заговор чиновников, как и там, которые должны будут… Сегодня остриё американцев направлено на отделение Путина. Вот эта история с падением рейтинга, смотрите, как она афишируется.

 

Мария Катасонова: Очень сильно раскручивается.

 

Евгений Фёдоров: Это раскручивается. То есть, у них по сценарию, они сегодня объявляют: рейтинг упал на пять процентов.

 

Артём Войтенков: И непонятно, как они его считают, что это такое.

 

Евгений Фёдоров: Сегодня они вот это объявляют. Завтра они, через месяц скажут: "Рейтинг упал на десять процентов". А по сценарию, по их бумажкам, никакого отношения к жизни это нет имеет. Рейтинг должен к моменту выступления, то есть, с момента наступления украинских войск и с момента подъёма здесь майдана в Москве, рейтинг по их сценарию, в публичной сфере должен упасть где-то порядка до двадцати, пятнадцати процентов, они скажут. Опять же, это не будет отношения никакого иметь.

 

Это всё технологическая карта, в ней много таких вещей, которые там и здесь, и эта карта существует. Мы кстати, обещали эту карту разместить, аналитическую, мы это сделаем. То есть, что где планируют американцы в России в течение ближайших полгода, года.

- Первое: у них восстание будет весной.

- А окончательное восстание будет, скорее всего, осенью следующего года. То есть, по плану у них этот цикл рассчитан, и они планируют. Плюс, там будет покушение на Путина, наверняка, и всё остальное. То есть, собственно военный переворот, я думаю, они планируют на осень.

 

Мария Катасонова: А террористические акты?

 

Евгений Фёдоров: Это всё сюда добавляется. Кстати, заметили, и подполье террористическое поднялось. Ну, если сюда закачали, идёт война. Американцы сказали: "Мы с вами воюем". Это у нас дураки, якобы. Конечно, это пятая колонна, а не дураки, делают вид, что они не воюют, а это не пойми что, сейчас через месяц всё рассосётся.

 

Артём Войтенков: Так они ж про это всё рассказывают. Большинство людей не думают, что мы воюем. Какая-то часть начинает это понимать. Наконец-то начинает. Но большинство пока не думает.

 

Евгений Фёдоров: То, что большинство не думает, я считаю, что это не беда людей, а это их не то, что недальновидность, а это их форма предательства, что они не задумываются в исторических реалиях о событиях.

 

Мария Катасонова: Кстати, Первый канал недавно опубликовал статью тоже бывшего агента ЦРУ, который открыто написал о том, что

- Да, наша цель – сместить Путина, да, именно персонально его. Нам не нужно никаких чиновников, ничего, вот, персонально Путина. Не важно, как мы это сделаем: с помощью уличных каких-то восстаний, либо, вынесут его, грубо говоря, вперёд ногами.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они будут делать и то, и другое. То есть, их задача – создать в России в целом систему заговора, как это на Украине. То есть, они сейчас ведут переговоры, там десять тысяч влиятельных людей в России, бизнесмены, чиновники, министры, депутаты, с ними со всеми сейчас идут переговоры. И суть этих переговоров под прикрытием США и при их гарантиях, которые пустые (на словах), но при их гарантиях - твоя задача подруливать в этой системе. Условно говоря: подруливать в системе заговора против Путина. Причём, этот заговор расписан технологически.

 

То есть, по сигналу, когда произойдёт покушение на Путина, они должны запустить этот сценарий уже конкретного характера. В этом конкретном характере, поскольку они владеют информационным пространством, вы же не будете знать. То есть, вам телевизор говорит: "На Путина совершено покушение". Было ли оно вообще, чем оно закончилось - вы не знаете, потому что телевизор реальную картинку не даст. Будет придуманная картинка, которую с места подадут, ещё что-то, какую-нибудь чушь, и на этой базе произойдёт переход к власти по определённой технологии.

 

И по этой технологии вначале власть пообещают одним людям, допустим, из правительства. Их ровно через неделю после этого кидают, и появляются другие люди, например, Ходорковский, или ещё кто-то. То есть, идёт быстрая эскалация изменений. И вы уже через неделю даже не будете думать, а что там было реально с Путиным, потому что, эту неделю они постараются его как-то изолировать, хотя бы информационно. Это технология такая.

 

Артём Войтенков: Слушайте, так это было в емнадцатом году - ровно, то же самое.

 

Евгений Фёдоров: Это было многократно: и в Киеве это было и везде. Это технология. Эта технология разбивается на детали.

- То есть, будут предатели в вооружённых силах.

- Будут предатели во внутренних войсках, с которыми американцы заранее выстраивают систему отношений.

- Про олигархов я вообще молчу - тоже система предательства.

- В средствах массовой информации - там просто появятся американские эмиссары, которые будут сидеть в редакциях и направлять редакционную политику под угрозой изъятия иностранного имущества, уголовного преследования детей главных редакторов, чего угодно. То есть, вот так будет работать эта технология.

- Будет на улице часть с украинскими боевиками, и российский майдан.

То есть, это всё будет поддержано, а самое главное, умножаться. Потому что, у вас на улице тысяча человек, а СМИ скажут, что сто тысяч, Это же от них зависит.

 

Мария Катасонова: Как обычно бывает.

 

Евгений Фёдоров: Да, то есть, они будут специально подруливать эту схему. То есть, это технология, технологическая система. И она будет раскручиваться, и работать. В той же Государственной Думе. Вот не случайно сейчас Гудков и Пономарёв где-то там. Есть информация, что они где-то за границей сидят. Это же не случайно. Они просто ждут, когда на золотой колеснице их ввезут в Думу, чтобы они возглавили вместо Нарышкина. Всё уже идёт по плану. Сейчас задача американцев их просто сохранить до этого момента. Чтобы их ввезли, а они вышли на трибуну, вышли к СМИ, которые к тому времени возьмутся под контроль, и на СМИ сказали, что "вот только что меня избрали председателем Госдумы, а меня ещё кем-то. И вот, теперь, решения Думы такие-то".

 

Никто никакие решения может, даже не будет принимать. Это же всё, как бы, спектакль для телевизора. Если ты контролируешь информационное пространство, ты можешь туда выдавать любые сказки. Понятно, какая-то реальность будет, но эта реальность будет, скажем так, просто для того, чтобы эту сказку не поломать.

 

Артём Войтенков: А вот другая технология, операция "Мигрант 2014" в Москве. Когда стали проверять документы у этих мигрантов, что-то более четырнадцати тысяч иностранных граждан проверили, кого-то там задержали, кого-то посадили. Кому-то ничего не сделали.

 

Мария Катасонова: А, кстати, был ещё даже такой вброс в средствах массовой информации о том, что в Москве готовятся провести многотысячный митинг мигранты.

 

Артём Войтенков: Но ничего не было.

 

Мария Катасонова: Но вброс был.

 

Евгений Фёдоров: Мигранты - это важная часть. Мы видим по событиям, особенно в Грузии, что мигранты являются таким ударным отрядом оранжевой интервенции. И среди тех мигрантов с Украины, например, как бы беженцев, которых в России где-то около миллиона, я думаю, что минимум где-то тысяч пятьдесят, это люди, так или иначе организационно связанные с американцами на Украине. То есть, технологически они вполне могут использоваться для уличных акций, для действий, тем более, они русские, для действий и так далее. Это всё элементы подготовки оранжевой интервенции.

 

Я вот сейчас говорю немножко такие технические вещи. Просто мы должны понимать. На Украине сейчас идёт террор. Масштаб террора: убиваются десятки тысяч людей. В том числе, пытают, закапывают в землю - мы это знаем. Но, масштаб террора там, в принципе американцы стараются придержать. Для чего? Чтобы не испугать Россию. А в России придержать, чтобы кого-то не испугать, уже не потребуется. То есть, масштаб террора в России в случае майдана, будет - миллионы людей. Просто будут карательные банды ходить по улицам Москвы и уничтожать людей. Я никого не пугаю, просто говорю, как это технологически выглядит. Потому что, там уже это будет последний рубеж.

 

Поэтому, то, что сегодня пятая колонна сдаёт, а я вижу сегодня ситуация такова, пока. Может, она поменяется, но пока пятая колонна сдаёт Россию. То есть, она вступила во взаимоотношение с американским послом, и идёт по вот этому плану прямо попунктно: первый, второй, третий, четвёртый, пятый, пункт.

 

Мария Катасонова: У меня вопросов нет.

 

Артём Войтенков: Вопросы есть, но вы как всегда, Евгений Алексеевич, так красиво всё расскажете, что хочется пойти куда-нибудь подальше…

 

Евгений Фёдоров: Ничего, в блокаду Ленинграда было хуже.

 

Артём Войтенков: Наверное.

 

Мария Катасонова: Но там было всё очевидно.

 

Евгений Фёдоров: И сейчас всё очевидно. Маша, всё очевидно.

 

Мария Катасонова: Просто людям мозги включить, а не все включают.

 

Евгений Фёдоров: Всё было очевидно и сейчас и тогда. Просто, тогда, скажем так, официальные средства массовой информации в России были в Советском Союзе советскими, то есть, национально ориентированными. А сейчас средства массовой информации - иностранно ориентированные. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, это очень большой перевес.

 

Евгений Фёдоров: Нет, я, кстати, не скажу, что вообще нет попыток на средствах массовой информации вести борьбу. Я просто вижу, что эту борьбу, пытаясь использовать правильные идеологии НОДа, ведёт пятая колонна. То есть, это как бы демонстрация борьбы. Я вижу, что…

 

Артём Войтенков: Примеры можете привести?

 

Евгений Фёдоров: А вот это сюжеты с Украины, которые наполовину реальная правда, наполовину ложь. Оценка ситуации. Вы посмотрите последнее: оценка выборов в Верховную Раду. Официальные каналы, заметили?

Они говорят: "На Украине произошёл раскол".

Между кем раскол? У меня вопрос. Между вурдалаками и фашистами? Нет, оказывается, есть какие-то там совсем плохие ребята, а есть очень плохие ребята. И вот как весело очень плохие, типа, побеждают, а совсем плохие, типа, проигрывают. Ну, это же издевательство. Они же вообще не говорят, что Украина готовится к вторжению в Россию. Они не говорят, что Украина готовится к войне с Россией. Значит, что они делают? С одной стороны, они вроде освещают, вроде для думающего человека информацию дают. А для массового человека, они его обманывают. Он скажет: "О как, избрали, молодцы какие. Сейчас там мир начнётся".

Какой мир? Страну готовят к вторжению в Россию, к войне. Про это не говорят. А это обман. Результат этого обмана - это неготовность. А результат неготовности - это катастрофа и массовая гибель людей.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То, что дают информацию, хорошо. А то, что искажают - это редакционная политика, видно, как правят редактора. Это - пятая колонна. То есть, фактически разделились. Журналисты добывают нормальную информацию, а пятая колонна в редакциях эту информацию разворачивает наоборот.

 

Артём Войтенков: Как всегда.

 

Евгений Фёдоров: Видели этот немецкий ролик юмористов, клоунов немецких? Как они оценивали работу немецких средств массовой информации, по информации на Украине. Посмотрите. Немцы точно сфокусировали технологию. Она и в России такая же. Поскольку, журналистов тысячи, им запретить добывать информацию сложнее, всё развёрнуто. Поэтому в редакциях просто информацию извращают. То есть, её дают, но её извращают с точки зрения анализа. Это явно. Те, кто извращают - это пятая колонна. Те, кто дают, это как минимум, независимые люди, которые честно выполняют свой долг.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, а если всё-таки вернуться к более таким, позитивным моментам, которые происходят. Вот Артём уже затрагивал тему законопроекта о двойном налогообложении компаний, которые находятся в оффшорах. Есть ли шанс у этого законопроекта?

 

Евгений Фёдоров: Давайте называть вещи своими именами. Путин многократно требовал деоффшоризации. Никто ничего не делал. Начались санкции. Что такое санкции? Это запрет на частную собственность по национальному признаку. То есть, гражданам России запретили иметь частную собственность некоторым. Не важно, раз некоторым, значит, всем.

 

Прекрасный случай - зеркально произвести принудительную деоффшоризацию. Это не предлагается. Предлагается реально сложный механизм, пустышка с точки зрения результата. То есть, имитация решений Путина. Это как раз показывает уровень власти. То есть, когда он начинает стучать кулаком по столу и давить, тогда кто-то внизу говорит: "Ну, хорошо, раз вы так требуете, Владимир Владимирович, хорошо. Вот вам, мы написали, смотрите, какая красивая бумага".

 

Это вот была история такая же, как с имуществом чиновников. Когда он требовал, НОД внёс, НОДовский закон почему-то не пустили. А пустили закон-обманку, которую Путину потом пришлось разоблачать. Хорошо, он тогда это заметил. Вот это – такая же история. То есть, фактически, делают закон-фикцию. Мало того, аспект как бы на налоге. Налоги-то здесь при чём? Оффшоры, это не налоги. Оффшоры, это управление. Оффшоры, это вопрос собственности. Это не вопрос доходов.

 

Тут как с имуществом. Когда понятие "имущество за рубежом, как форма агентурного манипулирования", подменили на понятие "борьбы с коррупцией" - что совсем другая история. Так и здесь. То есть, подменили реальные понятия.

 

Артём Войтенков: То есть, вы хотите сказать, что вот этот антиоффшорный закон, про который сейчас так много написали, на самом деле пустышка и деятельность пятой колонны.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, если много написали, это уже можно смело ставить галочку, что это что-то не то.

 

Артём Войтенков: Там - депутаты всех фракций внесли антиоффшорный закон - вот это меня сразу, с первых строк напрягло.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, это конечно пустышка. Депутаты законы не пишут. Вносят, да. Но не пишут. Конечно, пустышка.

 

Артём Войтенков: Все внесли.

 

Евгений Фёдоров: Ясное дело, абсолютная пустышка изначально.

 

Артём Войтенков: То есть, если депутаты всех фракций чего-то вносят, это чётко ерунда?

 

Евгений Фёдоров: Нет, не так. Это может быть и ручной закон Путина, но в данном случае - это откровенная подмена пятой колонной указаний Путина. То есть, вместо зеркального замораживания иностранных активов в России, и передачи их в российское управление (что просто, понятно, и легко, и это адекватно, позиции США) ввели историю, под названием "мы там заставим их платить какой-то дополнительный налог за что-то". Это просто смешно.

 

Артём Войтенков: Там контролируемые лица, контролируемые компании, что-то такая муть.

 

Евгений Фёдоров: Всё это дополнительно для чего? Чтобы с них дополнительно взять деньги. Не чтобы запретить. Не чтобы провести деоффшоризацию, а чтобы взять с них дополнительные деньги. Вы обрежьте. Возьмите ножницы, и по границам Российской Федерации с ножницами провезите и обрежьте все системы управления. И всё. Вот вам деоффшоризация. Если ты хочешь своей фабрикой в России владеть, а ты, допустим, иностранный гражданин, переезжай в Россию и владей. А вот оттуда, из Лондона, управлять нашей фабрикой нельзя. Всё просто.

 

Артём Войтенков: А как нам понимать: какой закон хороший, а какой плохой? То есть, если про него много пишут, уже плохой?

 

Евгений Фёдоров: Артём, все законы, которые пишутся по этой конституции, все плохие, кроме отдельных ручных, случайных законов Путина, которые сами по себе систему не меняют.

 

Артём Войтенков: Так откуда я пойму, что это ручной закон?

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас пытаетесь увильнуть от референдума. Не получится.

 

Артём Войтенков: Я не пытаюсь увильнуть.

 

Евгений Фёдоров: Пытаетесь.

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Пытаетесь. Я вот объясню для наших зрителей. До референдума все законы по этой конституции будут плохие с разной степенью плохости.

 

Мария Катасонова: Даже законопроект по Центральному банку, который вносил Евгений Алексеевич, один из аргументов (там была дискуссия, просто мы за ней наблюдали) был то, что этот законопроект противоречит конституции Российской Федерации, поэтому его принимать нельзя.

 

Артём Войтенков: Что такое внесли, что противоречит конституции?

 

Евгений Фёдоров: Вот тот, где больше ста тысяч подписей граждан. Потому что, по конституции Центральный Банк подчиняется по пятнадцатой статье и по отдельным статьям конституции Соединённым Штатам Америки. Потому что, я даже выписал, можете тоже разместить.

 

Артём Войтенков: Давайте сначала. Значит, народ собирал за этот законопроект подписи. Собрал больше ста тысяч.

 

Мария Катасонова: Сто четыре тысячи.

 

Артём Войтенков: Сто четыре тысячи подписей собрали. Вы этот законопроект внесли.

 

Евгений Фёдоров: Семь с половиной тысяч листов подписей.

 

Артём Войтенков: А зачем были эти подписи, если вы и так можете внести?

 

Евгений Фёдоров: Давление, политическая поддержка. Потому что, каждому уже это понятно: Центральный Банк же ничего не объясняет, он просто тупо работает на американцев, и всё. Вот, я даже не поленился и выписал статьи цели деятельности Центрального Банка. Тоже можете разместить. Тут нет ничего про национальную экономику вообще.

 

Артём Войтенков: А это откуда вы взяли? Из закона?

 

Евгений Фёдоров: Из закона о ЦБ. Тут нет национальной экономики. Эта организация "Центральный Банк", которая расположена в России, но которая к России не имеет никакого отношения с точки зрения экономики. То есть, задачи у Центрального Банка что-то сделать для российской экономики нет. Но, в другой статье закона написано, что задача Центрального Банка выполнять международные соглашения. То есть, открыто в законе сказано: Центральный Банк подчиняется иностранному государству. Про российское – ничего. Про иностранное – целая статья. Это иностранная организация на территории России, официально, по закону. Мы пытались это переломить, поэтому и сто тысяч подписей граждан. И естественно, поступила команда. Разместите тоже, мне понравилось: Миронов, который видно получил отдельные какие-то коврижки от американцев, потому что он отдельно этот закон критиковал.

 

Артём Войтенков: Миронов, это кто?

 

Евгений Фёдоров: "Справедливая Россия". И грозил всяческими карами тем членам "Справедливой России" (а там были же и оттуда авторы), которые поддерживают закон, связанный с тем, чтобы заставить Центральный Банк работать на Россию. То есть, категорически. Я думаю, у американцев много закладок, довольно неожиданных.

 

Артём Войтенков: Так, а вы что хотели? Что именно вы меняли вашим законопроектом? Что там менялось?

 

Евгений Фёдоров: Мы меняли принципы управления Центральным Банком.

Мы вводили необходимость Центральному Банку исполнять решения правительства, то есть, государства России, по некоторым показателям.

То есть, требовали, чтобы у Центрального Банка появилось начальство в России. Не только за границей, но и в России. И чтобы он обязан был выполнять приказы этого начальства.

 

Артём Войтенков: А сейчас по закону о ЦБ и по конституции у него такого начальства нет в России вообще.

 

Евгений Фёдоров: Наоборот - за границей. По закону о ЦБ, у него начальство за границей. Там написано – "начальство за границей", через статью о международных договорах. А в России написано про начальство ни слова. То есть, в России начальства у ЦБ нет.

 

Артём Войтенков: Там, наоборот, сказано, что Центробанк не имеет права давать российскому правительству деньги.

 

Мария Катасонова: Не подчиняется ни правительству, ни президенту, никому.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, это иностранная организация. Мы попытались по этим законам её мягко национализировать. Мягко, это значит, не меняя конституцию. Потому что, лучше бы вообще отказаться от конституционного статуса Банка, подчинённого иностранцам. Но хотя бы в рамках этой конституции мы нашли вот такую формулу. И поэтому сто тысяч подписей. Там я знаю, что было десяток совещаний в Центральном Банке по нашему закону. Там просто была паника.

 

Артём Войтенков: Но всё равно знали, что он не пройдёт.

 

Евгений Фёдоров: Знали, что не пройдёт. Но понимали, что не пройдёт сейчас, пройдёт через полгода, когда уже кирдык, когда у людей в холодильниках нечего будет есть, и некоторые из них будут думать: "А почему это у меня нечего есть в холодильнике?"

 

Артём Войтенков: Путин виноват. Кошка бросила котят…

 

Евгений Фёдоров: Некоторые решат, что это Путин виноват, и пойдут на майдан для целей свержения российского государства, как на Украине. А некоторые пойдут и для того, чтобы вынести Центральный Банк, и дать полномочия Путину туда отправить ОМОН.

 

Артём Войтенков: А может без ОМОНа обойдёмся, своими силами? Или там всё так очень…?

 

Мария Катасонова: Давайте законно.

 

Евгений Фёдоров: Давайте законно, да. НОД – законная организация.

 

Артём Войтенков: НОД - законная организация. Я же не говорю, чтобы НОД туда пошёл. Я говорю о тех, у которых в холодильнике есть будет нечего.

 

Евгений Фёдоров: Такие вещи так не делаются никогда. Если бы вы посмотрели, кто вошёл в Центральный Банк в Киеве, то там не вошли люди с майдана. Там вошли специально подготовленные отряды из США.

 

Артём Войтенков: Про это же не рассказывают.

 

Евгений Фёдоров: Нет, там было, проходили моменты тогда ещё, в феврале месяце.

 

Артём Войтенков: А вот то, что глава концерна французского Тоталь разбился в подмосковном аэродроме Внуково, это как расценивать, как случайность? Или… Как-то уж очень всё клеится одно к другому хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Я не знаю. Честно вам скажу - не знаю. Понятно, что это странная случайность, как выглядит. Но для целей анализа мне важнее другое. То есть, есть такие маркеры. Вот какой маркер самый яркий в связи с этим событием? То есть, какая пропагандистская информация была подана в информационное пространство в связи с вот этой трагедией?

 

Мария Катасонова: Что в России опасно.

 

Евгений Фёдоров: Алкоголик, пьяница. Но это неправда. То есть, кто-то в генеральной прокуратуре, кстати, тоже напоминает историю с Сердюковым – "обыском в шесть утра у Васильевой в присутствии журналистов".

 

Артём Войтенков: Многих, кстати.

 

Евгений Фёдоров: Что странно, да? То есть, тайна следствия существует. Нет, в шесть утра с журналистами идут на первое вторжение. То есть, когда никто ещё ничего не знал. Случайно в шесть утра журналисты с камерами проходили мимо квартиры охраняемого дома Васильевой? В это не поверишь. Явно где-то там существует крот, который подаёт информацию. Причём, подаёт информацию сознательно во вред России. То есть, это технология работы пятой колонны. Информация искажается в сторону отрицательных механизмов.

Там было много чего странного:

- отключение связи,

- появление снегоуборки в отсутствие снега.

Много было странного.

 

Артём Войтенков: Да, у нас до сих пор снега нет.

 

Евгений Фёдоров: Да, но пьяного водителя не было. Вот этого факта не было. А он был подан, как главный. Эмоционально главный, в условиях тайны следствия, ещё раз напоминаю так. Алё, гараж. Может быть это случайное событие? Может быть это теракт, потому что, он как бы к месту и вовремя. Возможно всякое. Это должно следствие разбираться. Кстати, про теракт тоже никто не говорит. А если обычное событие, которое надо просто среди версий рассмотреть, то почему бы не рассмотреть? А он даже не рассматривается.

 

Артём Войтенков: Да, никто не заикнулся даже.

 

Евгений Фёдоров: А тоже не случайно. У любого следователя как бы автоматически возникает: бытовуха, любовница, … теракт. А нет. То есть, явно отрезается, подруливается система в сторону поражения, посольский план. Странные вот эти утечки, которые не соответствуют действительности. Из тех органов, которые не должны давать утечки по закону. И которые направлены на дискредитацию, чётко на дискредитацию России. То есть, вписываются в систему подготовки оранжевой интервенции. Оранжевая интервенция на что опирается? На то, что в России живут недочеловеки, поэтому, их надо как-то вот так приводить в цивилизованный вид. А это вполне вам демонстрация - какие же это человеки? Алкоголики ездят по правительственному аэропорту на снегоуборочных машинах и ломают самолёты. Это что это?

 

Артём Войтенков: Тут ещё Кристоф де Маржери (Christophe de Margerie), который разбился, он высказывался против введения экономических запретов в отношении России. Вот, довысказывался.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Конечно, это всё вот в этом ключе. Естественно, американцы зачищают всех. Они вон Стросс-Кана (Dominique Strauss-Kahn) во Франции зачистили, а уж этого тем более. Кстати, он давно их раздражал. Во Франции же нет, если вы обратили внимание, природных нефти и газа.

 

Артём Войтенков: Не особо, да.

 

Евгений Фёдоров: Просто нет. А компания крупнейшая в мире.

 

Артём Войтенков: Да, мировой производитель.

 

Евгений Фёдоров: То есть, это достояние Франции, её суверенитет, точка опоры для её экономики. Правильно?

 

Артём Войтенков: Да. В какой-то степени это опора.

 

Евгений Фёдоров: Следовательно, в конкурентной борьбе, если Стросс-Кана можно посадить за то, что он там что-то не то говорил, чтобы он не был президентом, то уж убить какого-то там руководителя Тоталя, который дал Франции точку опоры для её суверенитета, - самое первое дело.

 

Мария Катасонова: То есть, в принципе возможна и случайность, а возможен и теракт.

 

Артём Войтенков: Да очень хорошо всё одно к другому укладывается.

 

Евгений Фёдоров: Как минимум – это надо расследовать. Теракты расследуют другие люди с другими методиками.

 

Артём Войтенков: Да, так по поводу вот этого антиоффшорного законопроекта. То есть, это полная пустышка, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, это слив указаний президента. Просто изменилась логика. Если раньше указания президента замалчивались, то, когда он сильно давит, а, учитывая, что он борется с оффшорами уже много лет (в посланиях президента, высшая форма), то надо было что-то ему отчитаться. А вот для того, чтобы снять с контроля в контрольном управлении президента это его многочисленное поручение, туда сейчас доложат: вот есть такой пустой закон, снимите с контроля. И всё. То есть, он направлен не на ликвидацию внешнего управления экономикой, а он направлен на изъятие гипотетических средств, которые как бы подлежат налогообложению в связи с оффшорами. То есть, другая логика закона. То есть, он не меняет архитектуру экономики и частной собственности в России. Он как бы декларирует дополнительные доходы. Это совершенно другая логика.

 

Артём Войтенков: То есть, получается, сейчас они увильнуть от давления Путина не могут, просто делают - у нас так получилось.

 

Евгений Фёдоров: Просто отписка, да. Он не заметит - они рассматривают. Естественно, сейчас не до этого. И всё пройдёт. С контроля сняли, а ничего не получилось. Всё как всегда.

 

И ещё раз: не отлынивайте, Артём.

Без референдума решить эти проблемы не получится, Если кто-то думает, что эти проблемы можно решить, если напряжётся Путин, силовики, не знаю, кто там ещё напряжётся, люди думают, то это ложная точка зрения, которая прикрывает собственную трусость и собственное предательство.

Эти вопросы решаются только массой народа.

Это технология такая, другой технологии нет, потому что, народ утвердил колониальный статус конституции.

Отменить своё решение может только народ.

Решение шестидесяти пяти миллионов, голосовавших за колониальную конституцию отменить дядя Вася не может.

 

Артём Войтенков: Дядя Вова.

 

Евгений Фёдоров: Никакой Вова не может, ни дядя, никто. Только те, кто приняли это решение. И за право отменить это решение, ещё надо побороться. В том числе, побороться в поддержку Путина на улицах. Ещё вам там не разрешат провести референдум просто так. Ещё вам будут палки в колёса вставлять, что мы сейчас и наблюдаем.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, ещё такой интересный вопрос. Появилась сейчас большая…

Патриотическое сообщество разделилось, можно сказать.

- Разделились на людей, которые говорят "да, Путин принимает плохие решения, но, в связи с тем-то, тем-то, тем-то, вот статьи конституции", грубо говоря.

- И на тех людей, которые говорят, что "у Путина нет плохих решений. И всё что он ни делает, всё великолепно, замечательно, ничего менять не нужно, а мы тут собираемся устроить патриотический Майдан".

 

Артём Войтенков: Мы отступаем, Путин всё просчитал. Что бы ни произошло, всё равно, Путин…

 

Мария Катасонова: Да. "Путин всех перехитрил". И нас начинают обвинять в подготовке патриотического майдана. Вот эти, скажем так, ура-патриоты, они какую роль сыграют в дальнейшем?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, сама логика, которая упирается в Путина, она изначально ложная, то есть, не соответствует действительности. То есть, во-первых, нет права, у такой должности англосаксонской, под названием "президент", принимать решения. Есть функция (не право, а функция) эти решения визировать при определённых обстоятельствах. Это называется гарант: гарант процедуры, гарант конституции. Это специально придумали американцы на оккупированной территории, наделив эту должность такими полномочиями. Они придумали конституцию, они придумали формат власти, и придумали иностранные названия. То есть, есть местные кадры. Эти местные кадры они имеют определённые права, но в рамках системы, которые у них от и до.

- Пришла к тебе бумага, на ней тридцать, условно, подписей, ты ставишь тридцать первую, проверив тридцать, что они реальные. Вот твоя функция.

- Плюс вторая функция - представительская. Представительская – это картина на стене.

Вот две функции у этой должности.

 

Если вы хотите, чтобы должность принимала решения (хорошие, плохие - другой вопрос), вы должны эту должность наделить правом принимать решения, обязательные к исполнению. Это другие должности.

В Советском Союзе эти должности назывались - генеральный секретарь ЦК КПСС.

В царской России - царь. Это другие должности.

 

Президент был и в Советском Союзе, он тоже визировал документы, принятые теми, кому положено принимать решения. То есть, принимало решение Политбюро, оформлялось это решение Верховным Советом, а визировал его президент Советского Союза, который тогда назвался – Председатель Президиума Верховного Совета. Вот какая технология, функции.

 

Поэтому, когда идёт спор по поводу того, что, плохие Путин решения принимает, хорошие Путин решения принимает, - это всё изначально спор ложный. То есть, он не стоит на реальной основе. Это всё равно, что вы требуете хороших, или плохих решений где-нибудь в театральной труппе, например. При чём здесь решения? Решения там пишет режиссёр.

 

В данном случае стратегию России пишут американские режиссёры по конституции - это такая функция. То есть, это просто надо технологию понимать. Поэтому, люди, которые как бы вот так ставят вопрос, они изначально уходят от здравого смысла. Тут бессмысленно с ними даже спорить. Потому что, этот спор сразу уходит, как в спор, схоластический: сколько чертей удержится на игольном ушке. Это всё туда уходит. Реальность - она в другом.

 

Вы создайте в России должность или орган, которая имеет право принимать решения. Тогда вы будете говорить: "Вот этот орган принял хорошие решения, или плохие". А у вас такого органа нет. Эти решения за вас все принимает Вашингтон, и его органы под названием Госдепартамент. Коммуникации - через посла и грантополучателя. Вот, как это делается. Поэтому, надо суть вопроса смотреть.

 

Дальше вопрос технологии. Как вы сможете поменять систему без толчка? Вот как? То есть, система у вас стоит. В статике. Она, на самом деле, тонущий пароход сегодня. В силу санкций, в силу войны, которую США объявили России, экономическую, политическую, это - тонущий пароход. Чтобы вам изменить конструкцию, вам надо иметь толчок. То есть, вы, просто находясь в статике, не измените. Вы будете тонуть вместе с пароходом. И каждый день вам будет приносить плохие вести. Этот толчок должен откуда-то прийти.

 

Этот толчок может прийти либо от народа, либо, чрез механизм референдума, что, то же самое от народа.

Но, чтобы вы добились референдум, вам надо сбросить пятую колонну.

А чтобы вы сбросили пятую колонну, нужна уличная поддержка.

А её просто нет. Даже, когда Путин обращается к ней, вспомните, например, митинг на Поклонной горе. Её нет.

 

Мария Катасонова: Когда?

 

Евгений Фёдоров: На Поклонную гору, митинг, сколько пришло?

 

Мария Катасонова: Семнадцать тысяч.

 

Евгений Фёдоров: Семнадцать?

 

Мария Катасонова: Кстати, очень многие удивились, что пришло семнадцать тысяч. Не готовы были к этому.

 

Евгений Фёдоров: А должно было прийти полмиллиона.

 

Мария Катасонова: Учитывая обстановку, да.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Учитывая обстановку смертельной опасности для граждан Российской Федерации должно полмиллиона - их нет. А значит, их нет. Когда я говорю о предательстве, как шахтёры на Донбассе, которые пахали в три смены под землёй, когда надо было поехать в Киев, и силами, в сто раз меньшими, чем сейчас, скинуть хунту, чем сейчас они, кстати, выставили, шахтёры. Они вылезли из этой шахты, когда их начали убивать и резать, и начали воевать. А что не тогда? Когда можно было без оружия эти проблемы решить? Выставить сто тысяч шахтёров в Киеве, и они бы снесли этот студенческий американский майдан. Это же понятно. И никто бы там не справился с ними. То есть, сегодняшняя смерть – результат предательства тогда.

 

Так и здесь. Сегодня страна находится на грани, просто находится в реальной опасности. Отечество в опасности. На нас напали - официально и публично, поставили задачу нас уничтожить. А люди, которые живут в этой стране, не собираются её защищать, когда сейчас это можно сделать мирно и предварительно, влившись в Путинскую систему, влившись в национально-освободительное движение, поддержав прямо, или косвенно, тот же митинг на Поклонной горе. Перекрыли бы они всю вот эту вот. Толпа народу бы пришла, и чтобы там стояло полмиллиона. Всё бы. Этого не сделали. Это предательство. То есть, предательство 91-го года, 93-его конституция и сейчас. Если у тебя три предательства, по исторической формуле следует смерть. Что мы на Украине сейчас и наблюдаем. Чтобы потом не говорили, что, блин, как-то так получилось неправильно. Что меня пытаются убить. Потому что, ты предатель. Кроме НОДа, конечно. Но НОД, к сожалению, не имеет необходимой силы, количества людей, чтобы решить проблему.

 

Мария Катасонова: То есть, фактически, задачи вот этих ура-патриотов - остановить правильный протест, правильное возмущение.

 

Евгений Фёдоров: Это не ура-патриоты, а это люди, которые, либо в тёмную, либо не в тёмную используются американским послом.

 

Мария Катасонова: У них такое общее название появилось.

 

Евгений Фёдоров: Их задача, обратите внимание - поддержать белоленточный майдан, и освободить для этого майдана улицы. Это не просто их задача. Их задача - зачистить улицу для интервенции. То есть, их задача, чтобы не выходили люди. Вот то, что вас избили за георгиевскую ленточку, Маша, это из этого. Их задача - зачистить улицы, чтобы там не было людей, и в эти улицы влить уже, собственно говоря, боевиков и вот эти несколько сотен тысяч майдана интервентов. И те люди, которые, я не знаю почему вы называете их, ура, не ура...

 

Мария Катасонова: Потому что, всё, что ни сделал бы там Путин, они всё очень здорово…

 

Евгений Фёдоров: Это просто люди, я ещё раз говорю - это называется "толкать в спину". То есть, можно, как бы, сопротивляться движению, а можно наоборот, толкать в спину, чтобы упал, в данном случае, Путин, система, и так далее. То есть, эти люди зачищают московские улицы. Здесь они действуют в паре с послом Соединённых Штатов Америки для майдана. То есть, условно говоря, когда вас бьёт вот этот человек, он бьёт это вас по команде посла США для целей подавления той части людей, которая понимает, что происходит, и вышли на улицах пытаются с помощью ленточек не пустить на улицы Москвы интервентов. То есть, это люди, которые стоят, как бы передовое укрепление, триста спартанцев. Они пытаются, чтобы на улицы не попал интервент. Их задача, естественно, эти отряды передовые выбить с улиц, чтобы их там не было. И одновременно разрешены белоленточные митинги, шествия, демонстрации, накачка для того, чтобы захватить улицы интервентами. Это абсолютно взаимосвязанные вещи.

 

И идеологическое обеспечение тут, часть людей говорят: "Вы с ленточками на улицы не ходите. А вы, интервенты с белыми ленточками, на улицы ходите. Мы очищаем улицы, в том числе пропагандистски, для вас, для захвата вашей власти в Москве".

Вот для чего они это делают. А не просто так. Потому что, если бы интервентов майдана не было в Москве, как-то ещё можно было бы говорить о статике процесса. Но когда улицы Москвы захватываются интервентами, то люди, которые запрещают бороться с ними, являются интервентами, это же очевидно, они работают в их рядах. При этом, у них может быть любая риторика. Это вообще, технология. То есть, у американского посла существуют расходы средств на работу в патриотической среде. Откуда должны происходить как бы идеологические импульсы, которые пишутся в американском посольстве, но, которые как бы, теоретически могут исходить от патриота. Понимаете, якобы. Вот это всё оттуда. Это спецпропаганда называется. И те люди, которые в этом участвуют, либо дураки, либо участники спецпропаганды сознательные. Вот, два варианта для них.

 

Артём Войтенков: А коли вы заговорили про улицу, например, в Германии, в Кёльне был протест, направленный против проживающих в ФРГ салафитов. Там вышли вот эти футбольные клубы, ещё кто-то.

 

Мария Катасонова: В большом достаточно количестве для Европы.

 

Артём Войтенков: Да, достаточно много народу пришло. На самое интересное, что они не салафитов били, они полицию били немецкую. Кто за этим стоит? Или это действительно что-то стихийное?

 

Евгений Фёдоров: Понятно, мы уже многократно всё это обсуждали, и ещё раз давайте обратим на это внимание: как работает система, американская система управления улицами в мире - миром, и улицами в мире.

Она работает по принципу: любой, кто готов идти на конфликт под любыми лозунгами, патриотическими, антипатриотическими с национально более менее ориентированными властями, мы их поддерживаем.

- Это мог быть по национальному признаку конфликт.

- Это может быть конфликт по религиозному признаку.

- Это может быть по признаку отношения к миграции.

То есть, мы поддерживаем любые зёрна конфликта.

 

Артём Войтенков: В смысле, американцы поддерживают?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, деньгами, организацией, системой.

 

Артём Войтенков: Не важно против чего, против кого.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно им это не важно.

 

Артём Войтенков: Главное, чтобы вот такие люди были.

 

Евгений Фёдоров: Важно, чтобы эти люди были. Потому что, в этих людей, если ты их поддерживаешь, можно внедрить группу уже своих агентов, которые будут, допустим, расшатывать ситуацию, или заниматься провокациями, как на Украине. Но сам фон недовольства массовый - в принципе любого характера может быть. Это такой механизм. И американцы его там так же используют. Им же надо кошмарить этих европейских вассалов, чтобы те тоже голову не подняли. Это колониальный, однополярный мир, он так работает. Все, кто помогает - все правы. И может быть любая раскачка ситуации здесь.

 

Артём Войтенков: А как же нам тогда понимать: кто за кого? То ли НОД германский, то ли не НОД германский, эти за кого, кто за кого, эти поддерживаются американцами, все на улицы выходят.

 

Евгений Фёдоров: Очень просто - суверенитет. Как только вы говорите о внешнем управлении и суверенитете, у вас всё расставляется на свои места. То есть, ключ – идеология. Не ключ – слова, болтовня, крики, вопли, программы. А ключ – идеология. Правда сводится к одному слову – "свобода, суверенитет, Отечество". Всё. Вот вокруг этого слова вы определяете расстановку векторов и расстановку сил. Это историческая технология. Она всегда работает. Её обмануть нельзя.

 

Если ты за право своей нации решать вопросы - ты автоматически оказываешься в позиции НОДа, и автоматически приводишь к этому результату.

Ещё раз подчеркну: мы выдвинули программу переходного восстановления суверенитета России.

Важная часть программы - это полная реформа Центрального Банка.

И я, почему об этом говорю? Потому что, запуск реформы, и преобразования Центрального Банка в Госбанк - это вещь, которую можно сделать буквально за небольшой срок: месяц, два, три. Это автоматически за счёт замещения иностранного кредитования, влив в экономику страны, в инвестиции, не в бюджет, а в инвестиции, двадцати пяти триллионов рублей, которые являются аналогом иностранных кредитов и заимствований. То есть, это цифра не с потолка. Вы можете напечатать двадцать пять триллионов рублей, и это ни копейки вы не добавите в российскую экономическую систему. Потому что, вы ими просто заместите иностранное заимствование.

 

Артём Войтенков: Это надо будет эти кредиты убрать сначала?

 

Евгений Фёдоров: А они автоматически будут вытеснены. Потому что, кредиты под три-четыре процента, а российский рубль под тридцать процентов. И сейчас мы ожидаем, что ЦБ ещё будет поднимать эту ставку. То есть, будет грохать экономику просто ускоренными темпами.

 

Артём Войтенков: Предел роста доллара и евро неизвестен.

 

Евгений Фёдоров: Они будут поднимать доллар и евро, пока не уничтожат всё, что шевелится в России.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Мария Катасонова: А нельзя на них в суд подать? Они же нарушают закон.

 

Евгений Фёдоров: Мы подготовили обращение в следственные органы, в прокуратуру, в другие органы, о привлечении к уголовной ответственности тех, кто принял решение о нарушении конституции Российской Федерации и Закона о Центральном Банке - изменение курса рубля с тридцати двух, до сорока двух по отношению к доллару. Там за год, не важно, за какой срок. То есть, тот, кто принял такое решение, а это принял орган в Центральном Банке, - прямо нарушил конституцию и законы. За это полагается уголовная ответственность. Мы такое обращение в прокуратуру направили.

 

Мало того, мы будем сейчас поднимать массовое обращение, я уже говорю по линии системы НОД, массовое обращение граждан по привлечению к уголовной ответственности чиновников из пятой колонны, которые откровенно уничтожают Российскую Федерацию через институты и инструмент Центрального Банка.

 

И я всех призываю присоединиться к этой акции национально-освободительного движения: к сбору обращений и подписей по привлечению к уголовной ответственности, к судебным искам.

То есть, необходимо, чтобы люди защищали свои права против иностранных интервентов, в том числе и имущественные.

 

Артём Войтенков: То есть, любой человек может написать заявление в прокуратуру с жалобой на Центральный Банк, что он уронил мой жизненный уровень.

 

Евгений Фёдоров: Лично мой на четверть уронил жизненный уровень, да ещё дал мне инфляцию - и в результате у меня в холодильнике в два раза меньше продуктов. Конечно. Это личный ваш ущерб, вызванный действиями конкретных должностных лиц, работников Центрального Банка.

 

Артём Войтенков: А текст есть этого обращения?

 

Евгений Фёдоров: Текст есть на сайте НОДа и его можно разместить и в комментариях, конечно.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Вот это лучше, чтобы хоть каждый включался хоть бумажку написать.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, это важный вопрос.

- Либо Центральный банк уничтожит Россию, вместе с американцами.

- Либо, Россия уничтожит Центральный Банк.

Сейчас уже третьего не дано.

 

Артём Войтенков: А, то есть, всё. Уже схватка идёт просто неприкрытая.

 

Евгений Фёдоров: Война. Что, ещё кто-то не понял? Война. На войне свои правила. Если вы, или кто-то в России делает вид, что войны нет, это значит, он идиот, которого просто бьют по голове кто хочет, потому что, идиотов надо бить. Это всё уже - нет обратного пути. Причём, парадокс этой ситуации: как в том фильме – "либо я её веду в ЗАГС, либо, она меня к прокурору".

 

Парадокс этой ситуации заключается в том, что Россия, как самая богатая страна мира за неделю может решить все свои экономические проблемы. То есть, просто за неделю. Напечатав взамен иностранных кредитов и инвестиций, двадцать пять триллионов рублей, которые можно напечатать (печатаются же не все, это же компьютерная программа) за неделю.

 

То есть, решить проблему можно за неделю.

И через неделю, тренд, который сегодня идёт на уничтожение российской экономики пойдёт на резкий, просто ракетообразный взлёт при нулевой инфляции. У нас проблема будет с дефляцией бороться. То есть, двадцать пять триллионов.

 

Я вот с Аксаковым вчера говорил, который, кстати, голосовал против нашего закона, я спрашиваю: "Сколько у банков России имеется инвестиций?" То есть, проектов, которые они не могут реализовать.

Он говорит: "Где-то пятнадцать триллионов рублей".

Уже есть. Почему их не могут реализовать? Потому что, нет денег. Центральный Банк деньги печатает, производит, это называется эмиссия, снижает процентные ставки до нуля, убирает Базели-3 и нормы регулирования до… Это называется - смягчение финансовой политики - это слова европейского Центрального Банка, японского, то есть, я ничего нового не произношу. И автоматически двадцать пять триллионов пускает не на валютную биржу, где он покупает на них доллары, а в экономику страны. Это приводит к взрывообразному укреплению курса рубля. То есть, там придётся просто рубль сдерживать, чтобы он не укрепился. Потому что, он сразу попытается уйти туда вниз: на пять, на десять рублей за доллар. Его надо будет сдерживать, потому что, мы самая богатая в мире страна, ещё раз подчёркиваю, и на спрос рублей во всём мире. Вот простое решение, технологическое, которое работает в десятках стран. Если вы не знаете, как это сделать, возьмите немецкого банкира, французского, датского, польского, в конце концов. Что, вы не найдёте там толкового банкира, который вам здесь наладит, если вы идиоты?

 

Артём Войтенков: Не, у нас и свои есть умные люди.

 

Евгений Фёдоров: Само собой. Я уже для тех, кто своим не верит. То есть, это работает во всём мире. Ничего сложного в этом нет. И у вас, что это означает двадцать пять триллионов инвестиций? Это у вас в области строительства инвестиции, резкий взлёт рабочих мест зарплат. Вы только одним этим манёвром через год-два вытаскиваете российские зарплаты под немецкий уровень, например. За год-два. Потому что вы же даёте кредиты, но эти кредиты идут дальше в зарплаты. Инвестиции, это же рабочие места: это строители, это инженеры, это проектировщики, это комплектующие, это вспомогательное оборудование, это импортозамещение - это вся система.

 

Артём Войтенков: Столовая, в конце концов.

 

Евгений Фёдоров: Всё это тянет вверх. Соответственно, у вас происходит выравнивание зарплат. А вы понимаете, что это такое - выравнивание зарплат в России, например, с той же Германией? Это означает, что - прощай Германия. Вы не забывайте, англосаксы, они супермеркантильные люди. То есть, если немец увидит, или англичанин, или француз, что в России заработки и уровень жизни такой же, как у него, и даже выше, да он сюда побежит, пятки засверкают. Вы думаете, почему при Екатерине каждый третий немец приехал в Россию, жил тут, Саратов, Энгельс, и всё такое?

 

Артём Войтенков: Потому что, она немка была.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Потому что, здесь деньги платили.

 

Артём Войтенков: Это тоже, да.

 

Евгений Фёдоров: А платили, потому что, очень богатая страна. А теперь представьте, что произойдёт с Европейским Союзом, если рядом с Европейским Союзом оказывается богатая, обеспеченная Россия? А она может быть богатая и обеспеченная буквально в несколько месяцев. Если мы запускаем изменение типа экономики, как это ни парадоксально, на европейский. Это означает, что все эти прибалтийские вылетают все эти, значит, Ланбергисы, или кто, в Литве, Латвии и Эстонии и все бегут сюда, задрав подол, все эти прибалтийские территории. Польша, Восточная Европа - все сюда ломятся, потому что, у них менталитет такой: где богатство, туда и надо гнать.

 

Артём Войтенков: Да им плохо в Европе-то, вот этой Восточной Европе.

 

Евгений Фёдоров: Плохо-то плохо, но здесь-то ещё, как бы хуже. Это же специально созданные барьеры низкого уровня жизни. Что там будет с Евросоюзом? Да Евросоюз развалится, как карточный домик после этого. Понимаете, почему эта геополитика? То есть, двадцать пять триллионов в экономику за счёт европейской политики российского банка. Ни о какой-то придуманной Фёдоровым, а европейской политики, то есть, на тех же условиях, равенства, означает крах Европейского Союза и крах однополярного мира одним решением.

 

Артём Войтенков: Это значит, что Центробанк так просто не сдастся.

 

Евгений Фёдоров: Это означает, что будет драка насмерть. Каддафи за это расстреляли публично, я согласен с вами. Но, поскольку на нас напали, если кто-то думает, что удастся договориться, что ещё потерпим и через пару месяцев (что нам вешают лапшу с экрана, между прочим, должностные лица) и санкции уберут. Это откровенные враги всю эту лапшу вешают.

 

Выход из этой системы – изменение системы на суверенитет. А это и есть национально-освободительное движение. Почему я и говорю, что сегодня официальные лица и телевизор заговорили наполовину языком НОДа. Но, только они ещё заговорили ртом пятой колонны, а надо, чтобы актив НОДа пришёл в систему реализации политики национально-освободительного движения. Чтобы он был носителем её, а не просто подсказчиком, без которого уже все понимают, что это единственная конструкция. В этом ничего сложного нет. За несколько недель можно всё поменять. Всю систему.

 

Задача американцев - грохнуть Россию до того, как сложатся условия у Путина, чтобы это поменять. Поэтому это падение цен на нефть. Они же тоже от этого страдают. Для них - это последний бой, они должны уничтожить Путина.

 

А наш последний бой, опираясь на страну. Вообще, у нас треть мировых богатств не потому, что нам повезло, а потому что, наши деды и прадеды создали такую страну, где треть мировых богатств.

 

Артём Войтенков: "Ленивые, тупые, пьяницы русские" создали самое мощное в мире государство.

 

Евгений Фёдоров: Да, в этом система. То есть, надо вернуть конструкцию национальной власти, чтобы продолжить курс, который полторы тысячи лет проводили наши предки. Ничего нового не надо придумывать. И этот курс автоматически означает лидерство России. Потому что, пустышки, мыльные пузыри под названием Европейского Союза, и Японии, они лопаются мгновенно, как только сталкиваются с материальной жизнью. А в России треть материальной жизни. А всё остальное - просто придуманная история.

 

Артём Войтенков: Да, понятно.

 

Мария Катасонова: Спасибо

 

Евгений Фёдоров: Спасибо.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (926 мб)
Видео MP4 640x360 (494 мб)
Видео MP4 320х180 (268 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (21 мб)
Звук 32kbps MP3 (21 мб)
Звук 64kbps MP3 (41 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (62 мб)

Текст:
EPUB (144.65 КБ)
FB2 (298.42 КБ)
RTF (522.01 КБ)

Беседа 8 октября 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 8 октября 2014.
Разговор о нападении США на Россию, почему ООН скрывает массовые убийства людей на Украине, разбойничьем доходе Польши и стран Евросоюза от украинской войны, торговле русскими детьми, почему изменяются цены на нефть, будет ли Украина платить за газ, за чьи деньги убивают людей на Украине, бутафорском проекте «Новороссия», как Центробанк убивает российскую экономику, почему закрывают банки, попытках уничтожить российскую армию, «железном» министре образования, слугах американского однополярного мира, артиллерии народного освободительного движения, почему Саакашвили закрыли американскую визу, беспорядках в Гон-Конге и геополитике Китая, попытках отделения Каталонии, зачем был нужен референдум в Шотландии, карательном подразделении ИГИЛ, массовой промывке мозгов и наглости пятой колонны.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 8 октября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-10-08

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вот в интернете уже опять пошёл шум после очередного вашего высказывания. Вы сказали, что "Надо напечатать больше денег". И на вас, соответственно начали "выливать" всё, что можно. Вот поясните, что вы имели в виду? И зачем это всё нужно делать?

 

Евгений Фёдоров: Артём, у вас есть какие-нибудь деньги?

 

Артём Войтенков: Есть, да. Ой, знаете, что? Мне тут, хорошо, что вы напомнили, монетку такую мне дали в магазине, смотрите.

 

Евгений Фёдоров: Ага.

 

Артём Войтенков: Со знаком рубля международного.

 

Евгений Фёдоров: Да, да я видел такие – хорошие. Смотрите, вот эта монетка напечатана, изготовлена на Монетном дворе. Вот это – напечатано. То есть все государства делают это - печатают деньги. Нет ни одного государства, которое бы не печатало деньги. Валюта исторически, там, допустим, золотой рубль или вот шиллинг или ещё что-то, когда чисто золотая монета идёт: тогда она сама по себе, монета золотая, является ценностью номинальной. И в этом случае государство доход с изготовления этой монеты не получает. Оно получает доход только с торговли и контроля. Любое государство, которое печатает любые деньги, получает доход от печати этих денег.

 

В чём на сегодняшний день отличие экономики России, допустим, от экономики Америки или Франции, или Германии, или Японии, или огромного количества других стран? Но особенно это касается, конечно, Америки и европейских стран, потому что Япония, она в большей степени оккупирована, американцы её тоже рассматривают как колонию. Так вот, чем это отличается? Тем, что они печатают эти деньги для нас. То есть совершенно пустой печатный станок, который стоит в ФРС Соединённых Штатов Америки, печатает деньги для России. Или он печатает деньги для Китая, или он печатает деньги для той же Японии.

 

Мы предлагаем для себя печатать деньги самим, то есть мы сами хотим получать доход и национальное развитие от печатания денег. Вот и всё. На сегодняшний день для того, чтобы этот рубль был у меня в руках, на него необходимо было, не просто его напечатать Центральному Банку, а взамен него уничтожить на эту же сумму доллары. Уничтожить – это стерилизовать в валютных резервах. То есть Центральный Банк имеет право выпускать рубли в России только через биржу. По сути, у России нет национальной валюты. Если по-честному - российский рубль не является российским рублём, это есть российский доллар. Потому что раз ко мне дошла эта бумажка, значит, на эту сумму Центральный Банк выкупил долларов, тем самым уплатил дани. Но мы сами умеем печатать. Вы же видите, у нас хороший Гознак, хорошие монетки.

 

Артём Войтенков: Бумага качественная.

 

Евгений Фёдоров: Да. Мы сами это можем сделать. Зачем нам дарить гигантские средства, которые идут от эмиссии денег в любом государстве, Соединённым Штатам Америки? Ну, понятно зачем: потому что мы – колония. Вот когда мы хотим освободиться, когда мы хотим жить нормально для себя. А нормально, учитывая богатства России... Вот смотрите, не только же американцы. Ладно - в Америке какие-то ресурсы есть. Англия - ничего нет, нищая страна. Нищая страна, живёт только за счёт печати бумажки под названием фунты стерлингов.

 

Вопрос: для чего мы фунты стерлингов покупаем, Центральный Банк? То есть когда нам правительство говорит: "Давайте переставать покупать итальянские сапоги или финское Valio". А что вы тогда покупаете доллары и евро? И фунты стерлингов, кстати. Объёмы закупки фунтов стерлингов - 10% расходов. То есть мы 10% из общего числа выплаты дани даём англичанам, 40%, приблизительно 50% даём американцам, а оставшиеся 30% делятся на Германию, на Францию. Не на весь Евросоюз, потому что мы не вообще евро покупаем, а мы покупаем евро, выпущенные Францией, Германией и некоторыми другими странами в меньшей степени.

 

Мы платим дань конкретно:

- США (основа дани),

- Англия,

- Германия,

- Франция.

 

Когда вы видите немца, вы должны понимать: он лучше нас живёт, потому что он живёт за наш счёт, или француза. Вот в отношении, допустим, греков это не работает: мы греческие евро не покупаем, а вот французские и немецкие покупаем, причём в огромных объёмах: 10% на Францию, 10% на Германию. Это просто надо знать основы, экономическую систему, как она работает.

 

Поэтому мы предлагаем самим печатать деньги. Не просто напечатать, а самим напечатать. И не просто напечатать. Я там же сказал (и правильно сказал), что от этого снизится инфляция. Сколько инфляция в Европейском Союзе, которая печатает евро? Один процент. А в Америке? Полтора процента. А в Японии вообще дефляция. Почему я упоминаю Японию? Япония тоже платит дань, у неё валютные резервы. Просто если у страны есть валютные резервы, значит, это - колония. Но Японии разрешили зарабатывать на эмиссии национальной валюты, то есть на низких процентных ставках. Вот это чёткое отличие.

 

Все страны делятся на:

- Страны, у которых низкая процентная ставка. Это страны, которые производят вот эти самые бумажки, которые потом меняются на национальные валюты, включая Японию. И тем самым позволяя им зарабатывать, эксплуатируя другие страны. Это, прежде всего Соединённые Штаты Америки, их союзники в Европе (большое количество стран, десятки просто стран – союзники Европы), и зарабатывать разрешено Японии.

- Страны, которые имеют высокие процентные ставки, то есть колонии. Что такое процентные ставки высокие? Это вот эти деньги, которые печатает, допустим, российский Центральный Банк или Центральные Банки других государств, их не пускают в свою собственную экономику. Создают барьер между экономикой и деньгами, можно только на биржу. То есть вот напечатал деньги Центральный Банк... Кстати, печать – это всего лишь где-то четверть денег, а три четверти – это компьютерные программы. То есть даже бумагу не надо тратить. Но направить напечатанное (их же на складе не удержишь, их же куда-нибудь везти надо) можно только на биржу, покупая доллары. Вот так устроена экономика. А чтобы в экономику не попало, сделали барьер. Барьер называется: высокие процентные ставки. Он искусственный, то есть он создан из двух элементов. Это, когда Центральный Банк, например, в России объявил ключевую ставку 8,5 %, ещё ввёл Базель-3 и жёсткие норма регулирования. То есть, даже есть в банк попадают деньги, их нельзя отдавать в экономику. На каждый рубль, который тратит банк, допустим, на инвест-проект, он должен иметь там огромные собственные средства, залоги в пять раз больше, чем европейские банки и так далее. То есть создан барьер, и суть этого барьера, чтобы эти деньги сюда не прошли. Барьер когда-то был в 90-ые годы был 250%, сейчас он порядка (на выходе) - 25-30% годовых. Но это всё равно железный барьер, если бы деньги начали переваливать через него в экономику.

 

Вот, недавно, Греф сказал: "У нас нет проектов, поэтому мы не знаем, куда давать деньги" (было такое). Естественно, потому что он же не берёт проекты строительства завода, как в Европе, в Германии или в Америке, или в Японии. Он говорит: "Дай мне проект, чтобы он был окупаемым на 30% годовых кредита". Не на 3%, как в Германии или во Франции, а на 30. Ну, не один экономист, не один бизнесмен такой проект написать не может. Но если может, то это будет очень небольшая часть проектов. То есть, представьте: 30 % годовых должны покрываться только кредиты, но это значит, доход от проекта должен быть порядка 40% минимум. Так не бывает. Вы можете себе найти бизнес в промышленности в реальном секторе (не спекулятивный), чтобы туда вложили деньги и получили доход 40% годовых?

 

Артём Войтенков: Только наркотики, проституция.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Но я говорю про промышленный бизнес. Такого нет. Поэтому Греф может ждать проектов всю жизнь: под 40% доходности ему проекты ни один бизнесмен написать не сможет. Просто таких не существует, поэтому проектов нет. А ты снизь процентные ставки, как в Германии, подчёркиваю, как в десятках, где-то в тридцати странах мира. Снизь их до 3%, с 30-ти до 3-ёх. Да тебе завалят стол этими проектами. То есть просто придут сотни бизнесменов, которые скажут: "У нас есть десятки заводов на брата. Тысячи заводов мы готовы строить завтра же. Дайте нам деньги". Причём они ничего у него не попросят больше, чем просят немецкие бизнесмены у немецкого банка или у французского, или у американского. А уж тем более у японского, где, кстати, некоторые из порогов вообще минусовые, не просто нулевые, допустим ключевая ставка, а минусовая - минус 0,1.

 

Артём Войтенков: Ну, это мы какие-то важные отрасли.

 

Евгений Фёдоров: Нет, важные отросли – это промышленная политика. А вообще в экономику – это общеэкономические принципы работы. То есть, если вы предприниматель, и у вас есть расчёт проекта, но вам нужно, чтобы его построить, 3% годовых – вы идёте и строите. Банку же всё равно, для чего вы эти деньги тратите. Хотите булочки выпускайте, хотите космические корабли, главное, чтобы экономика била. Если у вас трёхпроцентный доступ к кредиту, всё: вы автоматически заваливаете проектами. Если у вас 30-ти, как сейчас, конечно, не будет проектов, потому что вы... Ну, вы же разумный человек, вы же не можете свести, тем более в условиях конкуренции. Вам же предлагают эти же деньги в Германии или в Америке, правда, на условиях своих.

 

Представьте, вы бизнесмен. В России вы должны вытащить из проекта 40% годовых, что невозможно, в принципе, в промышленном проекте. Только наркотики, вы правы. А в Германии вам говорят: "Да вот, пожалуйста, кредит 3-4% максимум. Иди строй, в том числе вы. Но, если ты - российский предприниматель, будь к нам лоялен: стань нашим олигархом, перейди в нашу юрисдикцию, свези к нам семью (в качестве заложников фактически), лично установи контакты с политическими начальниками нашей страны - Германии, Франции, Англии, Америки. Особенно Англия этим много на России специализируется. И тогда, поняв, что ты свой, наш, английский буржуин, враг России реально, мы тебе денег дадим. А в России - иди, пожалуйста, к Грефу, к Банкам России – 30%. Иди. Ха, ха, ха".

 

Сам барьер до 30-ти снижен с 250-ти в 90-ые годы именно потому, что тогда попытки были за 250 перепрыгнуть национальной валюты, ну, была такая ситуация в экономике, слишком богатство ещё было большое Советского Союза, которое позволяло иногда и такие проекты вытаскивать. А сегодня видят, что 30 – нормально, не перепрыгивают. Вот почувствовал Центральный Банк, что некоторые пытаются перелезть через это, они ключевую ставочку подняли две недели назад на пол процентика. Потому что почувствовали, что есть сумасшедшие, которые пытаются перескочить 30-ти процентный барьер.

 

Артём Войтенков: А ключевая ставка же 7%.

 

Евгений Фёдоров: Нет, уже 8,5.

 

Артём Войтенков: А, 8,5. А почему вы говорите 30. Центробанк же говорит про 8,5.

 

Евгений Фёдоров: А, потому что Базель-3. Центробанк даёт банкам, банки дают…

 

Артём Войтенков: То есть сам напрямую не даёт, Центробанк.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. А банки, а их 800 банков в России - дают экономике страны. Вот обратите внимание: банки России сейчас грохаются, уже около сотни загрохали за полгода. Это же не потому, что вдруг в сотнях банков обнаружились жулики. Вот сразу, вот до этого обнаруживали один банк в год с жуликами (я динамику), а сейчас вдруг сто банков за полгода, за год. Вдруг количество жуликов возросло в 50 раз. Нет. Ставку Базель-3 ввели.

 

Базель-3 – это ужесточение норм регулирования. Но Базель-3 касается объёмов собственного капитала, а кроме того, там вообще в целом усиление регулирования. Что это значит? Допустим, банк имеет вот этих денег много (разными причинами), даже не Центральнобанковские, а вот свои: доход, от вас получил, от кредитов получил, от вложения населения получил, откуда-то. У него много денег, но он не может потратить их на строительство завода, даже если у него их куча.

 

Артём Войтенков: То есть Базель и здесь ограничивает.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Центральному Банку, а Банк ЦБ контролирует банки в ежедневном режиме, каждую платёжку, то есть вы платёжку отправили – в Центральный Банк ушёл контроль. Говорит: "Нельзя, я знаю, что у тебя есть миллиарды рублей, но тебе их нельзя вкладывать в национальную экономику, потому что мы тебе такие нормативы подняли, чтобы ты, даже имея деньги (мешок с деньгами), ты не мог их отдать инвестору, не мог отдать в бизнес".

 

Артём Войтенков: То есть там определённые условия под такие-то проценты, такие-то там годовые.

 

Евгений Фёдоров: Условия залогов должны быть такие-то, собственные средства. Условно говоря: миллиард хочет дать - миллиард имей собственных средств. Банк должен иметь, это банк. То есть представляете, банку, чтобы дать миллиард предпринимателю, нужно иметь собственных средств миллиард, которые он должен заморозить на счетах Центрального Банка. Какой смысл, объясните?

 

Артём Войтенков: Даёшь деньги, они должны у тебя быть.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Либо ты их заморозил, либо ты их даёшь. Вот, представьте, что у вас тысяча рублей, вам говорят: "Чтобы вы мне дали тысячу рублей, ты должен тысячу рублей у дяди заморозить, и тогда ты имеешь право дать мне тысячу рублей". А у тебя есть только тысяча.

 

Артём Войтенков: А она там останется заморожена?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, она там заморожена, её нельзя трогать.

 

Артём Войтенков: Так это глупость.

 

Евгений Фёдоров: Это не глупость, это Базель-3. Это норма регулирования банковской системы. Это не глупость, это политика. Это экономическая политика по отношению к России. А, допустим, такая же экономическая политика по отношению к Германии, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Испании, Португалии, Польше, Чехословакии (и я буду кучу их перечислять) - принципиально другая. Там говорят: "Пожалуйста, у тебя есть тысяча рублей, отдай их в бизнес. Естественно, в долг, под 3% годовых, но отдай в бизнес и контролируй".

 

Ставка на выходе состоит из этих двух норм регулирования:

- цена денег, которую даёт Центральный Банк - ключевая ставка,

- и нормы регулирования, которые тоже даёт Центральный Банк.

У него два этих полномочия. И то и другое Центральный Банк направляет на выполнение приказа американцев о замораживании российской экономики.

 

Но возвращаемся, ещё раз, к первому вопросу. Если мы меняем экономическую систему (как это ни парадоксально) банковскую, на ту систему, которая есть в десятках стран, подчёркиваю: в Америке, Германии, Франции, Италии, Греции, Португалии, Польше, Испании, Дании.

 

Артём Войтенков: В общем – вся Европа.

 

Евгений Фёдоров: Да, всё вот это, на них вы меняете. Даже в Японии в части ключевой ставки и в части банковского кредита (не в части валютных резервов), вот если вы на них на всех меняете. То есть проверенная, ну жизнь - 10% человечества живёт по этим законам. Что тут изучать? Ну, если вы не знаете, сходите в германский банк на стажировку, вы всё узнаете, всё легко. В этом случае, с учётом богатства России, Россия может, как первый этап, спокойно напечатать заместителей иностранного кредитования.

 

Тут ещё один нюанс. Когда нам запрещают банкам давать... Вообще, вот вдумайтесь, какой парадокс: российским банкам запрещено, согласно указаниям ЦБ, финансировать российскую экономику - 30% годовых, Базели и так далее. Но в России есть иностранные банки, им можно. То есть российскому банку нельзя строить заводы, а немецкому банку в России можно. Это не парадокс? Что, немецкий банк лучше знает, что нам надо?

 

Вот вы понимаете, почему Россия 20 лет назад производила каждый третий самолёт мира, а сейчас ноль. Ну, потому что в течение 20-ти лет российскому бизнесу запрещали вкладывать деньги в авиацию, например. А не иностранным банкам, тем более, запрещали вкладывать деньги в авиацию, потому что американцы считали, что России авиация не нужна. Всё. Вот вам и каждый третий самолёт мира ушёл в ноль. И это касается машиностроения, и огромных секторов промышленности, частично сельского хозяйства. Это просто управление оккупированными территориями, где можно куда-то деньги давать, например на нефть и газ, а куда-то нельзя. В чистом виде.

 

Почему мы и говорим: что такое напечатать двадцать пять триллионов рублей? Это 700 миллиардов долларов, 700 миллиардов долларов – это иностранные инвестиции. Иностранные инвестиции, то есть иностранные деньги в российской экономике, не рубли, а иностранные деньги в российской экономике. Что это означает? Мы их не контролируем. Вот вы никогда не задумывались... Мне тут понравилось, сегодня, по-моему, или вчера смотрю: зарплата врачей в Москве на следующий год запланирована 130 тысяч рублей, средняя. Официальные цифры.

 

Артём Войтенков: Интересно, да.

 

Евгений Фёдоров: А вы знаете, сколько была зарплата врачей в Москве, ну, например в 2001 году, в 2000 году?

 

Артём Войтенков: Ну, я не помню, ну, тогда это всё очень резко просело.

 

Евгений Фёдоров: Не просело, в 90-ых было то же самое. Знаете сколько? Полторы тысячи рублей. То есть полторы тысячи рублей сейчас, в следующем году будет 130 тысяч.

 

Артём Войтенков: Тогда и цены другие были.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Разница в 70 раз, не в 90, как может показаться, а в 70. Объясняю почему. Курс доллара и рубля какой там был? 30, сейчас стал под 40, а тогда был 30. Что это означает? Это означает, что зарплата в долларах выросла в 70 раз. Я не про рубли говорю, в долларах выросла в 70 раз.

 

Артём Войтенков: Доллар дешевеет.

 

Евгений Фёдоров: А почему? Почему доллар в Америке дешевеет на 1% в год, мы с вами это обсудили, то есть за 15 лет – 15%. А в России доллар дешевеет, вы тут правы: квартира в Москве в то время стоила где-то 300, 400 долларов квадратный метр. Сейчас квартира в Москве стоит, ну, меньше 6, 7 тысяч не найти. Вопрос, почему тот же самый (как бы) доллар там подешевел на 15%, а у нас подешевел тоже раз в 20.

 

Артём Войтенков: Ну, просто они его больше выбрасывают к нам.

 

Евгений Фёдоров: То есть к нам экспортируют инфляцию, так?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ, почему в Америке один процент инфляции, а в России 8-9, а реальные 10. То есть, отказавшись от механизма иностранных инвестиций, мы отказываемся от инфляции. Нет иностранных денег - нет инфляции. Почему? Потому что российское правительство не может контролировать доллары (а у нас долларовая инфляция), а рубли может. Она может больше их дать в экономику, меньше, поднять, в конце концов, туже процентную ставку. Но она должна быть там 2-3%, но можно там 4 поднять, если это надо. То есть она может управлять процессами: может дать кредит на год, а может на полгода. Это же всё кредитные деньги, они же возвратные. Вы дали 25 миллиардов: напечатали - отдали. То есть управляемые процессы, а это означает - нулевая инфляция.

 

А теперь подумайте ещё один фактор, мы с вами обсудили Японию, которой решили зарабатывать на России (американцы). Ну, Япония вообще нищая страна, как "церковные крысы", ну, просто реально нищие, ничего нет, вообще.

 

Артём Войтенков: Ну, у них, зато промышленность есть.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку, промышленность – это то, что делается. То есть, вот вы, я, ещё кто-то получили деньги, кредиты, сняли запрет на строительство самолётов и мы построили самолётные заводы. И почему я про самолётные заводы говорю, потому что мы их умеем строить, потому что мы их строили 20 лет назад, каждый третий самолёт наш. Никаких других проблем нет, кроме инвестиционных. Будут деньги - будут самолёты. Разрешите потратить деньги на самолёты - построим самолётные заводы авиационные. То есть это не проблема.

 

ВВП России и СССР до этого был 22% мировой, сейчас - 2%. За 20 лет падение в десять раз, относительного ВВП мирового. То есть наш вес сегодня 2%, а весили мы когда-то 22%. Но ещё раз говорю: у Японии ничего нет - нищая страна. Япония за счёт низких процентных ставок - уровень жизни у них выше, чем в России приблизительно в два раза, чуть меньше, чем в два раза. Про Америку - там уровень жизни раза в четыре-пять выше. Но Америка хотя бы какие-то природные ресурсы имеет.

 

Запрет на промышленность в России, внешнее управление, высокие процентные ставки, которые были все 25 лет, валютные резервы уничтожили российскую промышленность и экономику в 10 раз, сократив её, при гигантских богатствах России. А этот же метод, использованный в нищей стране Японии, Англии, Дании дал, поскольку страна нищая, это хорошие результаты, скажем так. А теперь умножьте потенциал богатства России (треть мировых богатств) на технологию низких процентных ставок, и право на выпуск национальной валюты. То есть право самим печатать: печатную машинку для себя, не американскую использовать, а свою

 

Артём Войтенков: Мы всех задавим.

 

Евгений Фёдоров: Самая богатая в мире страна по уровню жизни, автоматически. Я вам даже скажу, мы посчитали масштаб усиления богатства. Сегодня у России каждая треть ресурсов мира в распоряжении. Это материальные ресурсы, они - основа. Завод вы построить можете, а месторождений нефти построить не можете. Фабрику построить можете, а шахту, вернее, месторождение угля для шахты построить нельзя.

 

То есть те, у кого есть основа материальная, те - главные, они - монополисты главного продукта. В России треть главного продукта, материального, на котором строится всё остальное. Следовательно, это - фундамент экономики, и на нём построить уже стены ровно вверх. Не как сейчас: у нас треть мировых богатств, а весим мы 2%. Это какая-то такая пирамида. А построить нормальное здание, пожалуйста, - наш вес 33% мировой экономики должно быть и мировых доходов. Нам не надо для того, чтобы это сделать, заглядывать в карман соседу. Вот Япония, чтоб стать богатыми, чтобы жить лучше, чем граждане России почти в два раза, им надо заглянуть в карман к нам: то есть у нас с помощью американцев здесь что-то взять и за счёт этого построить своё богатства. А нам ничего не надо. Просто мы, самодостаточно опираясь на свои ресурсы, при открытом мире, подчёркиваю, легко поднимаем благосостояние Российской Федерации в 15 раз, частично возвращая советский опыт, который был 22%, а, вообще-то, он тоже не дожимал, как говорится. Это вообще не сложная вещь. А для этого надо просто для начала хлопнуть дверью и сказать: "Всё. Мы печатать деньги будем для себя сами, ребята, без вашего американского станка".

 

Артём Войтенков: Ого. Был такой президент американский, и Каддафи был тоже.

 

Евгений Фёдоров: Правда, Каддафи за это расстреляли публично, но у Каддафи не было ядерного оружия, которого его предки подготовили. То есть у него были слабые конкурентные условия, основа был слабенькая. А у Россия есть основа так сделать, и она так до этого исторически и делала многократно, потому что англосаксы всегда строили колониальный мир, то есть всегда хотели жить за счёт других наций. России всегда от этого удавалось уходить, не вторгаясь на территорию других народов, то есть не пытаясь жить за их счёт, как англосаксы, потому что у нас свой счёт достаточный, основа своя достаточная.

 

Так вот, если говорить уже о чисто прагматичных вещах.

Первые шаги, которые надо сделать в экономике при восстановлении суверенитета: сходу напечатать 25 триллионов, чтобы заместить иностранное кредитование. Никаких дополнительных денег в экономику это не потребует. Я даже не говорю утомительные цифры типа, что в России самая сухая экономика, что она суше американской в четыре раза. Сушесть экономики - это количество денег в экономике по отношению к ВВП. То есть у нас на наш ВВП меньше всего денег, потому что в правом кармане у вас рубль, а в левом кармане, если вы богатый человек, у вас доллар. Соответственно, в правом кармане рублей вам надо меньше, потому что в левом можете ещё доллар доставать. Поэтому если мы вытесняем доллар (ни в коем случае не запрещая его) рублём из российской экономики, что очень легко сделать, дав права нашим банкам такие же, как немецким. Но наш банк лучше в Москве справится, чем немецкий банк.

 

Артём Войтенков: Да уж, наверное.

 

Евгений Фёдоров: Он и язык знает, сотрудники и обстоятельства лучше. Просто права ему дайте такие же, не рабские, а такие же, как у господина из Германии или из Франции и всё - и начнётся гигантский экономический бум.

 

Первый этап. У нас в НОДе давно разработаны механизмы восстановления суверенитета, только надо скинуть пятую колонну. Можете развёрнуть, она вещает, пятая колонна в Думе на пленарке, разверните просто покажите. Вот пятая колонна вещает. Это был министр экономики.

 

Артём Войтенков: Да там вся пятая колонна, по большому счёту.

 

Евгений Фёдоров: Ну да. Потому что это - система управления, потому что это вопрос Конституции. Пятая колонна не просто так, а потому что народ поручил российскому государству и его министрам обслуживать иностранное государство США пятнадцатой статьёй Конституции, и поручил это на референдуме. Но это уже организационная сторона вопроса, мы её обсудим.

 

То есть первый этап - спокойно печатаем 25 триллионов, не шелохнувшись. Это с точки зрения российской денежной массы – 60 триллионов, которые у нас сейчас есть (общая масса), добавляем 25 - будет 85. 85 - для России мало, потому что с учётом сухости российской экономики 25 это первый только этап, просто объективно. Дальше - больше можно. Самое главное, чтобы эти деньги ушли в инвестиционный механизм, чтобы их взяли банки... Вот как банки берут иностранные доллары и дают в российскую экономику, так же они должны взять российские рубли и дать в ту же российскую экономику, заместив иностранные доллары, которые будут просто эффективно рубли здесь работать. Это первый этап.

 

И второй этап - рост благосостояния людей, зарплат, пенсий, и автоматически вторая волна печатания денег за счёт доллара, то есть за счёт замещения иностранных валют. Тем самым мы изымаем эти валюты из доходов этих наций. То есть, если мы напечатали 25 триллионов и вместо них, и заменили ими 700 миллиардов долларов, которые находятся в российской экономике (американских денег), мы, тем самым, американцев "кинули", "опустили" на 700 миллиардов. Это же пустые деньги - они просто печатают на станке. Тем самым эти деньги у них исчезли, и им придётся на 700 миллиардов затыкать свою дыру. Но это их проблема, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Нет, это наша проблема. Они к нам приплывут на всём, на чём можно.

 

Евгений Фёдоров: Они уже приплыли. Они уже воюют на Украине. Хуже не будет. Они уже поставили задачу нас уничтожить. Почему мы и связываем этот вопрос с санкциями. Что если вчера, когда санкций не было - как бы нам войну не объявляли. Мы были рабами, мы обслуживали США, но нам как бы не сказали, что "мы вас убьём".

 

А сейчас нам сказали:

- "Ребята, мы вас убьём. Вы - рабы, конечно, но нам не нравится, что вы не хотите быть рабами. Поэтом мы вам не верим. Мы понимаем, что вы всё равно будете бунтовать, и мы вас решили убить. Начали с Украины".

 

Всё уже - хуже не будет, с точки зрения их отношения. То есть все силы, которые они могли выложить на карательную операцию против России, они уже выложили.

 

Артём Войтенков: Не все пока.

 

Евгений Фёдоров: Артём, все, потому что у них других нет.

 

Артём Войтенков: А как же регулярная армия, например?

 

Евгений Фёдоров: Регулярная армия - её нет, это миф. Американская регулярная армия - это армия поддержки "оранжевых" интервенций: это специальные части, специальные подразделения, авианосцы, ракеты, космические войска, ПВО. Это системы поддержки "оранжевых" интервенций.

 

"Оранжевая" интервенция состоялась в самой жёсткой форме: закапывают людей в землю на Украине. Жёстче формы не бывает. Массовые убийства уже происходят. Следующий объём массовых убийств - это просто перевести их на промышленную основу: газовые камеры и так далее. Но это не увеличит объём убийств, это просто изменит их технологию. Всё случилось. Нам нечего бояться. У нас ничего нет, кроме своих цепей, что бы мы могли потерять. Сильнее американцы "наехать" на Россию в принципе не могут теоретически. С учётом фактора ядерного оружия - не могут .У них больше нет ресурсов и возможностей.

 

Артём Войтенков: А как же пятая колонна внутри?

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас это обсудим.

- Будут попытки устроить Майдан.

- Будут попытки устроить госпереворот.

- Будут попытки убить Путина.

Обязательно будут, только они будут по-любому. То есть проведение национальной политики и чистка пятой колонны - не увеличит возможностей американцев для интервенции в России ни на грамм, а, наоборот, уменьшит, потому что даст в распоряжении национальных властей ресурсы для подъёма уровня жизни и для борьбы с иностранными интервентами.

 

Вот вы платите дань, как рэкетиру. Рэкетир вдруг решил, обоснованно, потому что вы сами ему сказали, Путин же сказал, что "Мы ликвидируем однополярный мир".

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть обоснованно рэкетир решил, что вы хотите перестать ему платить дань. Для него это смерть (для рэкетира) - он ничего не умеет делать, кроме как жить за ваши деньги. Ему же надо и отряды содержать, и систему, а без ваших денег это всё рухнет. Естественно, что ему нужно? Он принял решение вас расчленить и уничтожить для того, чтобы вы не бунтовали и другим типа Китая, Индии не повадно было. И закрыть убытки, которые он получит от вас (от неполученной прибыли) за счёт них. Решение такое состоялось.

 

Теперь ваше поведение. Вы можете сказать: "Я что-то передумал бунтовать, забыл про этот однополярный мир. Я опять согласен тебе платить дань и быть твоим рабом, уважаемый рэкетир".

Он говорит: "А я тебе уже не верю".

 

Артём Войтенков: Да, опять взбунтуешь.

 

Евгений Фёдоров: Да.

- "Я тебе голову отрублю, вот тогда я точно буду знать, что ты бунтовать не будешь. Я тебя знаю, исторически знаю. Я с тобой конкурирую сотни лет в лице Англии. Я знаю, кто ты такой, что ты будешь всё время выскакивать из моего хлыста. Не Путин, так кто-то другой всё равно тебя будет вытаскивать. Поэтому я тебя и так и так уничтожу".

 

А теперь второй вариант. Вы решили:

- "Пошёл вон, рэкетир, я буду жить для себя. Я тебе перестаю платить дань и всё остальное. У тебя есть во мне сила, пятая колонна - я её зачищаю".

Что сделал рэкетир? Ничего. Потому что всё, что он мог, он уже сделал, а все его дальнейшие действия прямо связаны с вашей покорностью.

 

Артём Войтенков: Он может просто приехать и убить, скажем так?

 

Евгений Фёдоров: Так он и так уже приехал: он приехал, убил, он убивает. Только поскольку мы живём по его правилам, то есть по правилам раба, мы не признаём убийство людей в Донбассе, как убийство людей в Москве, как бы. То есть мы типа говорим народу: "Вот если бы убивали в Москве, мы бы защищали людей. А вот поскольку убивают в Донбассе, мы не защищаем".

 

Какая разница? С какой стати мы вообще (вернёмся к началу 91-го года) признали легитимность ликвидации СССР? С какой стати? А в геополитике так: если ты признал врага в мелочи, значит, ты отдашь ему душу и свою жизнь, обязательно, просто автоматически. Почему мы и говорим, НОД, почему мы уверены, что восстановление суверенитета в России означает восстановление суверенитета по всему СССР? Потому что одно цепляет другое.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Мы про СССР как бы молчим. Но мы-то знаем, что восстановление суверенитета в России, которое проводит Путин, означает восстановление суверенитета на всей территории СССР, что, в свою очередь означает в условиях враждебной конкуренции и окружения (если бы этого не было, то такого второго элемента не произошло) восстановление единой государственности. А в условиях враждебной конкуренции будет единая государственность. А знаете почему? А куда она денется.

 

Вот сейчас американцы создали в качестве карательных операций вот этот ИГИЛ, которая террористическая организация, убивает людей. Так вообще-то этот ИГИЛ открыто заявил, что "Мы будет убивать людей на Кавказе людей в Ташкенте, в средней Азии, в Казахстане и везде".

 

Значит, вопрос: "Куда они денутся, Ташкент и Казахстан, если не хотят, чтобы их вырезали под корень?" Ну, такой простой вопрос. Захотят каким-то образом либо в военный блок войти, либо государственную систему восстановить, которая существовала в Советском Союзе. Логично?

 

Артём Войтенков: Почему? Они могут упасть на колени и сказать: "Не убивайте нас".

 

Евгений Фёдоров: ИГИЛу? Там стояли на коленях. Они очень удачно режут людей, которые стоят на коленях, под камеры, чтобы было понятно всем. Вставали на колени, говорили, что "Да, мы каемся за свою страну", после чего под камеру отрезали им голову.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что это Исламское государство якобы это же американские боевики.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Вот покаются американцам, американцы их простят.

 

Евгений Фёдоров: Гитлер никогда не прощал даже покаявшихся. Они не могут простить животных. Они не считают за людей. С какой стати? Вот вы можете простить корову? Вот представьте: вас лягнула корова. Вы её простить можете? Да вообще вы в другом измерении: ну, лягнула и лягнула, это я не правильно голову подставил. Значит, её надо сильнее в стойло, скрутить или на мясо пустить, вот и всё. Но это не месть корове. Это ваша политика по отношению к корове.

 

У американцев политика по отношению к нелюдям… А Яценюк же открыто сказал, что это нелюди (после Вашингтона). Об этом англичане всегда говорили: у них всегда мир делился на колонии и туземцев. Там никто жалеть никого не будет. Там просто тотальное будет вырезание людей и всё. И все это знают: и в Армении, и в Грузии, и в Ташкенте, и в Казахстане, что тот же ИГИЛ будет вырезать их под корень просто для того, чтобы освободить территорию для других народов, которые более лояльны, с точки зрения их государственного строительства. И до этого так было всегда всю тысячу лет.

 

Вообще это принцип создания русской государственности - убежище других народов и наций. Не хотите, чтобы вас вырезали, уважаемые армяне, ну, мы вам всё равно не разрешаем войти в состав России, подождём лет сто. Сколько вас там стало меньше? В десять раз за сто лет? Ну, ладно, хрен с вами, идите, прячьтесь. Грузины - то же самое. Молдаване - то же самое.

 

Артём Войтенков: Так мы же потом войны там вели из-за этого всего, из-за этих присоединений.

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите.

 

Артём Войтенков: Грузинская война, например, та же самая.

 

Евгений Фёдоров: Какая? Когда была грузинская война? Включение по просьбе царицы Тамары Грузии в состав России остановило войны в Грузии, потому что османы и те завоеватели, которые там были, с Россией побоялись связываться. Это другой вес. Одно дело - ты уничтожаешь маленькую Грузию, маленькую Сирию, маленький Иран, Ирак и так далее. А другое дело - ты имеешь дело с коллективной системой безопасности, которая раньше называлась Российской империй и общее название "Русский мир". Это просто побоишься.

 

То есть любой рэкетир и бандит, он всё-таки за свою жизнь-то переживает. Одно дело кушать слабого, беззащитного или по очереди, как сейчас Украина, потом Россия. А другое дело - ты имеешь дело с сильной коллективной безопасностью народов и наций под названием "Русский мир". То есть срабатывает обычно та же история.

 

Вот видите, мы начали, вроде, с напечатывания рубля, а вернулись к геополитическим государственным механизмам. Это всё связанные вещи. Ещё раз говорю: смело Россия может первый транш 25 триллионов. Это приблизительно 10 тысяч заводов и фабрик. Это рост 15-20% годовых. Это первые 3-4 года после победа национально-освободительного движения в России, и национального курса.

 

Артём Войтенков: Вот. Сначала должен произойти вот этот вот щелчок.

 

Евгений Фёдоров: А для этого надо выгнать пятую колонну, мы сейчас её показали. Поменять принципы управления страной на суверенные. А вот чтобы это сделать, нужно стратегически решить фундаментальную проблему Конституции - референдума о Конституции, то есть отменить решение народа от 93-го года. Провести референдум по отмене 13-ой и 15-ой статьи о колониальном статусе России.

 

Более тактическая задача - зачистить пятую колонну. А чтобы зачистить пятую колонну - дать дополнительные полномочия президенту страны, он же национальный лидер, который поставил задачу восстановления суверенитета страны. Но он не имеет права чистить пятую колонну, потому что он гарант Конституции, гарант системы, в том числе системы, в которой у пятой колонны есть права во всех её субъектах, и тем более это конституционный вопрос. Следовательно, такого рода полномочия ему может дать (президенту)

- либо улица, отсюда уличная компонента НОД,

- либо политический процесс через референдум.

 

Но когда напали, такие полномочия президенту может дать война (национальному лидеру), а война началась. То, что нам говорят о том, что война в Донбассе это не война в России - это враньё, мы это уже обсудили. Потому что 91-ый год нельзя признавать, итоги госпереворота 91-гоа года. А если мы их не признаем, значит, это война в России. А если это война в России, значит, у нас есть право на полную защиту в отечественной войне, поскольку там очевидно напали фашисты, интервенты немецко-американские. Я насколько вижу, там даже уже появились немецкие войска.

 

Артём Войтенков: Да. Что-то Германия заявляла, что отправит десантников своих.

 

Евгений Фёдоров: Регулярные части, естественно. Их там немного будет, потому что кто-то же должен смотреть за карательными операциями. А, судя по всему, там у них не получается, поэтому они решили непосредственно отправить специалистов-карателей. Понятно, что это предлог. Скажут, 200 военнослужащих, а на самом деле там будет тысячи две.

 

Артём Войтенков: Понятно. А вот интересно: доклад ООН они же сделали по событиям на Украине, и там не отражены эти массовые захоронения.

 

Евгений Фёдоров: Будут скрывать.

 

Артём Войтенков: С другой стороны написали, что где-то там действительно вот эти украинские силовики, вот эти вот войска Хунты стреляли по жилым домам. То есть что-то они показали, а что-то не показали.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они ничего не показали. Во-первых, очень интересно: когда писался доклад, специалисты говорили о массовых захоронениях, сами специалисты вот этой организации международной. Но, естественно, начальство это всё повычёркивало, и сказало: "Пишите в доклад только вот это".

 

Представьте: идёт Отечественная война, Гитлер устроил Бабий Яр под Киевом, например, и правозащитники требуют от Гитлера наказание виновных за Бабий Яр, и признание факта убийства людей. Ну, может Гитлер не считает их за людей, он же сразу говорил это недочеловеки (Яценюк говорил). Ну, зачем на бумаге-то гадости писать против себя? Это же они и напали. Вы ходите, чтобы их же чиновники, представляющие нападающую сторону, то есть карателей фашистов, ещё сами про себя что-то писали? Ну, это глупости. Ну, они же не дураки.

 

Артём Войтенков: Так это же ООН.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Американцы контролируют исполнительную систему ООН.

 

Артём Войтенков: Да - ООН же в Америке сидит.

 

Евгений Фёдоров: Если дипломаты там неприкосновенность какая-то, хотя тоже они не пускают дипломатов, когда не хотят. А если не правильно напишет чиновник, ему тут же наркотики в карман и в тюрягу.

 

Артём Войтенков: Понятно, а кстати, вот, по поводу этого Саакашвили, что ему визу закрыли американскую, это как понимать? Плохо работал?

 

Евгений Фёдоров: Надо просто выпустить воспоминание англичан о работе в колониях. Они не считают за людей: Саакашвили, Ющенко, Порошенко. Это для них не люди, это для них "туземные князьки". Вот, понимаете слово "туземный князёк"? С ним обсуждают, договариваются, ему дарят бусы, ему обещают, но он для них не человек. Как только от него отпала нужда, да на него доллара не потратят, а тем более какой-то политический ресурс прикрытия. С какой стати? Сам облажался.

 

Артём Войтенков: Да, кстати: одних увозят к себе, а другим - ему закрыли.

 

Евгений Фёдоров: Только увозят по политическим соображениям. То есть, если считают, что для дела сигнал нужно дать, как бы такой позитивный – увозят, если считают, что это не нужно ничего, и так контролируют ситуацию, да плевать на тебя.

 

Артём Войтенков: Другие же посмотрят и…

 

Евгений Фёдоров: Кто? Коровы?

 

Артём Войтенков: Плохоработать будут, тот же Порошенко плохо работать будет на них, тот же Яценюк.

 

Евгений Фёдоров: Порошенко работает не за конфетку, Порошенко работает, чтобы его не уничтожили, чтобы его не подвергли смертной казни: либо здесь, либо американцы каких-нибудь типа Фирташа, за какие-нибудь приписанные ему дела. Это надо понимать менталитет, нам трудно это. Когда вы встанете на позицию человека хозяина животных, вот тогда вы поймёте отношение этого человека к животному. Он может и корову эту погладить, или там коня. Коня, кстати, может даже и любить, но это животное и нужда в этом животном есть только пока, есть нужда функции:

- Есть функция Порошенко - нужда в Порошенко есть.

- Нет функции Порошенко, или вот этого, как Саакашвили, всё - не нужно, на мясо.

 

У него нет задачи договариваться, ни с украинцами, ни с грузинами. У него есть задача строить их на уровне животных, которые должны выполнять окрик господина. За это животного можно хорошо кормить. Я помню голландскую рекламу, когда там на рекламе какую-то корову катали на самолёте таком, чтобы её ублажить. Вот это отношение к животным - могут и катать, но только пока съёмка длится.

 

Артём Войтенков: Потом прикатят на мясобойню.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Коровы для мяса, предатели для расстрела - у каждого своя судьба. А новых вырастят. Это не уговаривают людей стать предателями и агентами США, их выращивают уже изначально как агентов и предателей. То есть он изначально взят американцами, выдвинут на руководящую должность, и уже занимает эту функцию, а не наоборот.

 

Артём Войтенков: Сейчас ещё было много шума по поводу понижения цен на нефть, то есть в июле 2014 года нефть марки Brent стоила 115 долларов за баррель, а сейчас в начале октября она стоит 92 доллара за баррель. Но это не резкое падение - шло полгода. В то же самое время я смотрел, что были скачки гораздо и больше: например, в июне 2008 года цена барреля была 134 доллара, а в декабре 2008 года она была 43 доллара. То есть в три раза практически снизилась тогда, а сейчас - не так уж и сильно. Но с другой стороны нефть всё равно падает, а мы всё-таки от неё зависим.

 

Евгений Фёдоров: Ну, падает пока в системе общих колебаний. Я бы так сказал: в последний год она поднялась до высоких уровней, а сейчас возвращается немножко на ту позицию, на которой была год-полтора назад.

 

Я бы сказал так: нефть сегодня становится не единой ценой (а вы просто взяли один из сортов), а как бы там множество цен. Американцы пытаются на рынке нефти маневрировать ситуацией: они пытаются уменьшить доходы Росси от нефти, конечно, но при этом не дать возможности получить Китаю доступ к дешёвой нефти. Они Россию считают главным врагом, но Китай они считают как бы так врагом номер два после России. А вот союз России с Китаем это для американцев вообще катастрофа. Когда главный враг соединяется огромной мощью экономической, как бы, но меньшим политическим опытом и если хотите, стремлением к свободе. Потому что у России мощное стремление к свободе, у Китая такого нет - его за годы колониальной истории сильно забили туда, в рабское состояние психологически. Они не дадут возможности Китаю расти, значит, ниже снижения цены на нефть не будет просто. Иначе тогда проблема с Китаем возникает: у него выскакивает рост резко, которого они очень боятся. А если Китай откажется от валютных резервов - это для американского доллара будет просто катастрофа.

 

Артём Войтенков: Ну, Китай сам потеряет, если откажется?

 

Евгений Фёдоров: С какой стати?

 

Артём Войтенков: Ну, у него же там миллиарды этих долларов.

 

Евгений Фёдоров: Так и у нас 460 миллиардов долларов, и что? Ну, у Китая больше, там 2, по-моему. И что из этого? Что это меняет по сути? Это пустышки, это выкинутые деньги, это уплаченная дань. Вот это тоже, кстати, расписка об уплаченной дани, не больше (ред.: о денежной купюре рублёвой). Вот это у меня в руке бумажка, которая называется "Расписка о том, что Центральный Банк России выплатил на сумму 1000 рублей дань Соединённым Штатам Америки". Вот можете смело её так называть. Так и у Китая. Отказ от валютных резервов Китая (а он всё время, как и Россия, двигается, как бы пытается выйти на эту парадигму) означает крах американской системы доллара и однополярного мира сам по себе. Поэтому и Гонконг, поэтому все эти манипуляции.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду беспорядки в Гонконге.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно.

 

Артём Войтенков: Это - давление на Китай.

 

Евгений Фёдоров: Это - давление на Китай. А с учётом того, что американцы как бы продемонстрировали, что у них есть позиции по всему Китаю, это - условие для переговоров с Китаем о его не дружбе с Россией.

 

Артём Войтенков: То есть, эти беспорядки в Гонконге - это система давления США на Китай.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И беспорядки преследуют…

 

Евгений Фёдоров: Первый этап начала оранжевой интервенции на территории Китая для того, чтобы собственно уничтожить Китай как государство.

Они там пробуют Китай со всех сторон:

- То Уйгурский район, где терроризм.

- То Гонконг.

- То попытки недовольства в Пекине.

То есть, они всё время пытаются пробить китайскую защиту.

 

Артём Войтенков: Тибет - всё время там что-то.

 

Евгений Фёдоров: Тибет, всё время через Далай-лама, они всё время пытаются пробить китайскую защиту. Это конкуренция нации, это было всегда. Только в сегодняшних условиях цели эти - для того, чтобы парализовать Китай в плане участия в мировом национально-освободительном движении Путина, будем уже так говорить.

 

Артём Войтенков: Понятно, что китайская верхушка это всё прекрасно понимает. Другой вопрос: чью сторону она займёт или куда склонится.

 

Евгений Фёдоров: Я бы так сказал: китайская верхушка в отличии от российской, там нет раскола. Российская верхушка – раскол на пятую колону и сторонников национального курса Путина. А в китайской верхушке этого не произошло. Почему? Потому что Россия оккупирована, а Китай нет. То есть Китай договорился о статусе колонии.

 

России статус колонии назначен актом о капитуляции 91-го года. А Китай, посмотрев на ситуацию, оказавшись в одиночку, он же видит: Советский Союз грохнули американцы, там грохнули, Япония – извечный враг, там американская база. Японцы уже забыли, что их американцы ядерной бомбой бомбили, считают, что это Советский Союз. Они же (китайцы) это видят, и перед лицом вот этого фронта, который сложился, Китай у которого и так не было большого запала - это надо иметь запал к свободе это надо быть каким-то в смысле фанатиком свободы, чтобы за неё драться. А у Китая с его тысячелетней историей колониализма, этот запал подрезан. И они просто - пошёл на поклон (как они знают, у них же дорога протоптана за тысячу лет) к англосаксам и сказал: "Мы готовы работать по вашим правилам, пожалуйста, не убивайте нас".

 

А поскольку американцы не видели тогда в лице Китая (только Советский Союз ещё они завалили) стратегического вызова такого, который фундаментальный, как русские, то они сказали: "Ну, хорошо. Вот вам правила, мы напишем на бумажке". И китайцы по этим правилам трудясь, выплачивая дань, вытаскивая Америку на своём горбу, втихаря оказались державой по экономике номер 2. Ну, реально номер 1, мы же понимаем – в материальном мире номер 1. Всё. Потому что в американском придуманном мире - номер 2, а в реальном мире - номер 1. Потому что они обшивают, обстраивают весь мир. Но это, как бы, на фоне борющейся России, втихаря китайские кто там они считают - "китайская обезьяна она вдруг разбухла и разъелась".

 

Артём Войтенков: Желание китайской обезьяны какое? Она будет продолжать кланяться под США?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, у неё исторический опыт - конфуцианство, будут кланяться, но при этом они с удовольствием воспользуются плодами победы, если эту победу им обеспечит Путин своим мировым лидерством и национально-освободительной борьбой.

 

Артём Войтенков: А, вот так.

 

Евгений Фёдоров: С удовольствием! Но это любой человек воспользуется. Вообще если у человека есть выбор быть рабом или господином, обычно выбирает второе.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Вот если такого выбора нет, китайцы - терпят, русские - борются.

 

Артём Войтенков: Как всегда: мы ломим грудью, китайцы стоят за нами.

 

Евгений Фёдоров: Если получится. Если не получится, они будут нас делить вместе с американцами, кусочек им достанется.

 

Артём Войтенков: То есть если они увидят, что мы падаем, они побегут к США тут же.

 

Евгений Фёдоров: Они и так к ним бегают. Им не надо к ним бегать. Они, если увидят, что здесь падение, то они просто откажутся от русского вектора. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Но сейчас же у нас с ними связи укрепляются: поставки газа.

 

Евгений Фёдоров: Потому что мы укрепляемся, потому что мы не дрейфим, мы не сдаёмся, мы не подставляем голову на американскую плаху, и не выдаём Путина.

 

Артём Войтенков: Ну, китайцы, получается, тоже совместно действуют. Китай же мог отказать с этим газом там, с другими договорами, сказать: "А не будем и всё".

 

Евгений Фёдоров: Почему он должен отказывать? В Китае есть свой интерес: естественно, российский газ укрепляет его экономику и политику. Это понятно. Потому что это диверсификация поставок, это газ ближе, это понятнее территория. Нет, для него это - чистая выгода, в принципе, для Китая, для его экономики. Он на хороших условиях договорился. Зачем им отказываться? Если они видят, что складывается ситуация, они ещё и тут заработали, да ещё есть возможность глотнуть чуть-чуть больше глотка свободы, то, конечно они вместе с Путиным и за свободу. Ну, если они видят, что этот путь не получается, если на этом пути можно проиграть, конечно, они скажут: "Всё ребята, мы это боимся, не полезем за этим вашим сыром, или там за чем".

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны на месте американцев после победы над Россией, я бы расчленил Китай.

 

Евгений Фёдоров: Сто процентов американцы это и планируют. Китайцы это понимают, именно это их подвигает более активно работать с Россией. Но ещё раз говорю, вопрос в другом: если Россия рушится, не получается путинский проект национально-освободительного движения мирового, ликвидация однополярного мира, то китайцы будут уничтожены - это да. Но если он не получается, то они считают, что они всё равно будут уничтожены, и они тогда будут мимикрировать под новую американскую политику путём просто ползучего такого поведения: просто падать вниз, обнимать ноги и говорить: "Руби голову батюшка из Вашингтона, блин бой бес попутал". Настоящих-то буйных наций мало.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, буйные каталонцы: в Каталонии приняли закон о том, что можно проводить референдум, а официальный Мадрид сказал, что "вы неправильный закон приняли, не надо такое проводить". А вот здесь кто чего, вот почему они бузят? Или это опять американцы?

 

Евгений Фёдоров: Ну, я думаю, что это американцы с одной стороны, потому что это позволяет им контролировать Европейский Союз и ту же Испанию. Это система контроля Испании или вообще других стран - у каждого свой крючок. Вот сидит Госдепартамент, продумывает крючки - как можно манипулировать:

- Чтобы Германия не выпендривалась.

- Чтобы Франция, история с Стросс-Каном (Dominique Strauss-Kahn).

- Чтобы Испания.

- Чтобы Англия, кстати, история с этим самым…

 

Артём Войтенков: Референдумом.

 

Евгений Фёдоров: Референдумом, который американцы организовали, а потом как бы дали задний ход. Но напугали. То есть они показали свою силу и английские руководящие кадры они как бы укрепились в вертикали власти на Америку: "Да, мы не претендуем, мы понимаем, что вы сильны".

 

Артём Войтенков: Постучали по столу кулаком.

 

Евгений Фёдоров: Да. Это всё технология такая. Помните, так же в своё время, когда Советский Союз американцы разрушали, в Советском Союзе тоже были игры, республики в составе федеративных республик, на них была какая-то опора, попытка. Вот тогда Осетия появилась, Абхазия.

 

Артём Войтенков: Что-то начало всё валиться, разрушаться.

 

Евгений Фёдоров: Механизмы, да. Это была вот такая же игра. Так и сейчас американцы игру эту ведут. Игра же она везде. Технология игры одинаковая, вот эта геополитическая на местном уровне.

 

Артём Войтенков: Это как бы ослабление Европы, и Испании в частности.

 

Евгений Фёдоров: Это ослабление Европы в целом. Это не допущение сильного европейского государства, которого хотят немцы. Потому что немцы хотят сильное европейское государство, а американцы понимают, что сильное европейское государство – это конкурент номер 2 или 3. Россия вдруг появилась конкурентом, маленькой, но наглой оказалась с Путиным. Китай…

 

Артём Войтенков: Ничего себе маленькой, мы не маленькая.

 

Евгений Фёдоров: Маленькой с точки зрения их как бы веса в мировых делах. Маленький, но наглый, поэтому и хотят расчленить, чтобы были маленькими и соответствовали весу, Китай, который набух. То есть возникают вот эти вызовы, и они эти вызовы подавляют. В том числе они контролируют ситуацию в Евросоюзе. Вы же слышали про этот скандал с недавней прослушкой. Там кукарекнуть петух не может в Евросоюзе, чтобы американцы не знали кто, что делает.

 

Артём Войтенков: Такие время от времени скандалы возникают. То французы кричат, что их слушают, то Меркель, то ещё кто-то.

 

Евгений Фёдоров: Слушают для того, чтобы контролировать.

 

Артём Войтенков: Президент Путин подписал закон, который позволит компенсировать дефицит Федерального бюджета за счёт доходов от нефтегазовой промышленности. Речь идёт о той части доходов с продаж нефти и газа, которая должна была в 2015-ом году уйти на пополнение резервного фонда РФ.

 

Евгений Фёдоров: Попросту говоря, Путин, отбил от американцев часть дани, которая выплачивается по линии правительства и резервного фонда. Мы уже говорили, в своё время этот вопрос, что резервный фонд – это 20% бюджета страны, который приблизительно года 3 назад по команде США и МВФ был назначен России в качестве дополнительных платежей дани. То есть они получали мало денег, от Центрального Банка, сказали: "Давайте-ка ещё 20%". Как это было раньше - десятина, помните? Каждые 10% отдавать там, допустим, оккупанту. Было такое или ещё кому-то. А это - двадцатина. Вот эту двадцатину назначил МВФ: в начале была десятина, потом через год стала двадцатиной. И вот эту двадцатину Путин сократил, приблизительно учитывая, что мы американцам (по этой линии) выплачиваем дань порядка 2 триллионов рублей в год. Путин по расчётам сократил её где-то до 1,2 триллионов. То есть сократил дань, соответственно, почти в два раза.

 

Артём Войтенков: В прошлом году что-то сокращал же.

 

Евгений Фёдоров: Это он там говорил, что мы из этого будем строить дороги - его все послали.

 

Артём Войтенков: Ничего не получилось?

 

Евгений Фёдоров: Никто не будет. Эти команды не выполняются.

 

Артём Войтенков: Слушайте, как интересно, когда он что-то заявляет, да, то такой шум сразу. Потом получилось, не получилось - никто вообще ничего не говорит. Но я имею в виду из СМИ, такая тишина.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Уже, я бы сказал - пятая колона обнаглела. Мы начали наш разговор с Центрального Банка и валютной системы. Вот. Путин требует, чтобы Центральный Банк снизил процентные ставки. Первый раз он это пытался сделать ещё в 2000-ом году, когда продавливал закон, который там, по Центральному Банку, который только частично получился. Он многократно давал команды, в том числе два раза на послании Федеральному собранию, это главный разговор от президента. На послании Федеральному собранию два раза он давал команду снизить процентные ставки. Центральный Банк не снижал, при этом Набиулина обещала это сделать, даже в Думе обещала. Потом это не делала, и кто-то из чиновников втихаря говорил: "Мы это делать не будем", - там Симановский, по-моему. А сейчас ещё более открыто, Путин получается уже в десятый раз проявил в этом вопросе позицию, собрал Госсовет (это серьёзный орган, такой мощный государственный орган), и на Госсовете дал команду. Целый Госсовет посвятил снижению процентных ставок и работе банковской системы. Прямо целый Госсовет. Сейчас даже интересно - не стали даже ждать, вот как раньше ждали месяца два-три, потом говорили "Нет", втихаря. Сейчас даже ждать не стали.

 

Артём Войтенков: А когда он совет собрал?

 

Евгений Фёдоров: Это было где-то две недели назад с небольшим, был Госсовет. А неделю назад был форум "Россия зовёт", на котором руководство ЦБ открыто сказало: "Мы не будем выполнять приказы Путина о снижении процентный ставок. Мы считаем, что процентные ставки оптимальны". Точка. То есть даже не стали ждать. Отказ вежливости: из вежливости три месяца подождали, потом как-то втихаря сказали: "Не получается".

Тут тоже сказали: "Не будем. Вопросы есть уважаемый президент? Нет. Пошёл вон. Всё".

Всё просто и чётко.

 

Артём Войтенков: Открыто послали Путина.

 

Евгений Фёдоров: Открыто, через неделю, вместе с Госсоветом, на котором было человек 200.

 

Артём Войтенков: Как-то это в СМИ не попало особо.

 

Евгений Фёдоров: Как это не попало? Это всё чётко было, я же помню доклады ЦБ, где было чётко сказано.

 

Артём Войтенков: Так это вы отслеживаете, доклады ЦБ, а никто этим вообще не занимается.

 

Евгений Фёдоров: Потому что пропагандистская система СМИ она же фокусы меняет: она что-то говорит, что-то не говорит.

 

Артём Войтенков: iPhone новый вышел. iPhone!

 

Евгений Фёдоров: Между событиями прошла неделя. Ну, можно было удержать в мозгу одно и второе.

 

Артём Войтенков: Они забивают вообще всяким мусором, чтобы люди вообще ничего в мозгу не держали. Чтобы, как в прямой кишке, всё через голову пролетало.

 

Евгений Фёдоров: Ну, прямая кишка какое-то время всё-таки требует, а тут неделя всего лишь. Скоро Путин будет говорить, а через час скажут - "э-э-э".

 

Хочу сразу сказать. Что такое мы понимаем: национально-освободительное движение под национализацию?

Национализация – это не огосударствование.

Русский язык под национализацией понимает: перевод в национальную юрисдикцию, в национальную собственность - и государственную, и частную. То есть это уже другой вопрос: в государственную это попадёт или в частную это попадёт.

 

Мы выступаем за замораживание активов стран, которые являются агрессорами по отношению к России. И осуществили такое замораживание на своей территории, то есть зеркальное замораживание. И первый шаг – замораживание, второй – национализация. Весь бизнес в России должен быть национализирован. Я хотел сказать слово "иностранный бизнес", но у нас другого нет, поэтому весь, кроме государственного.

 

Частный бизнес в России должен быть национализирован в смысле стать национальным по юрисдикции, не государственным, а частным или государственным там, в зависимости от того, какой это бизнес. Они должны быть все национальные виды бизнеса, то есть весь в национальной юрисдикции. И мы выступаем за национализацию. Говорить, если языком Путина - деоффшоризацию, если кому-то хочется такой язык, то пожалуйста. Если хотите - принудительная деоффшоризация. В нашем понимании национализация - это принудительная деоффшоризация.

 

Артём Войтенков: Возвращайтесь в родные, как бы, налоговые органы.

 

Евгений Фёдоров: Да. Не только органы, но и юрисдикцию: в родные суды, в родные системы управления, в родные системы собственности, ну и в родные системы проживания.

 

Артём Войтенков: Возвращайтесь на Родину.

 

Евгений Фёдоров: Живите на Волге, да.

 

Артём Войтенков: На Волге, кстати, не плохо.

 

Евгений Фёдоров: А кто же говорит…

 

Артём Войтенков: А вот ваш коллега по партии единоросс Алексей Журавлёв внёс законопроект о том, что призыв делать в армию один раз в год. Якобы это объясняется для борьбы с дедовщиной. Ну, у нас сейчас раз в полгода получается, там старослужащие, вот они молодых там как-то принижают, они – деды. Но, если бы это было в другое какое-то время, я бы ещё подумал, что он действительно там заботится об этих вот молодых там. А с другой стороны - на фоне войны, которая сейчас идёт, которая будет только увеличиваться, вот этот призыв один раз в год это просто всем понятно, по крайней мере, людям.

 

Евгений Фёдоров: Борьба с российской армией.

 

Артём Войтенков: Здравомыслящим, что набор один раз в год – это хуже, чем набор каждые полгода. Это преемственность сразу снижается, это куча этих новичков, которые не обучены, а те старослужащие уходят.

 

Евгений Фёдоров: Ну, надо узнать, откуда у него этот закон появился. Вы же не забывайте, что кто-то же законы пишет, в том числе грантополучатели, а кто-то их вносит. Посмотрим позицию правительства: если мы увидим, что правительство поддерживает, значит, это игра. Он просто в этой игре ему дали, он просто сказал. Всё. А может и просто дурь, всякое бывает.

 

Артём Войтенков: Ну, может быть, да. Но как-то уж дурь такая чётко направленная.

 

Евгений Фёдоров: Дурь настроенная вполне.

 

Артём Войтенков: Да, но тут ещё значит, что государство не будет финансировать пенсионный накопительный компонент в ближайшие 5 лет. Вот такая новость. Это высказывает зампред правления пенсионного фонда России.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это задача у нас пятой колоны в России - гнать все деньги в Америку.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Параллельно выполняя их приказ по снижению жизненного уровня. И не получится нам выжить без чистки пятой колоны, потому что они до такой степени обрушат жизненный уровень в России, при гигантских богатствах страны, что всё равно их придётся зачищать только на уровне нищих людей. Если сейчас мы можем их зачистить на уровне обеспеченных в стране более менее, то тогда наш жизненный уровень упадёт у граждан России, и после этого их всё равно придётся зачищать. Может сейчас лучше?

 

Артём Войтенков: Ну, лучше сейчас. Но люди-то, вы понимаете… Народ простой устроен так, что пока хуже, плохо не станет, он ничего делать не будет. Это вот чётко совершенно.

 

Евгений Фёдоров: Смотрите, вот уже плохо стало: убивают людей массово.

 

Артём Войтенков: Ну, там далеко убивают.

 

Евгений Фёдоров: Потом людям скажут:

- "800 километров до Донбасса – это далеко, поэтому это не ваше".

Потом скажут:

- "700 километров до Белгорода – далеко, поэтому это не ваше".

Что 700, что 800 - какая разница? Потом скажут:

- "600 километров до Воронежа - далеко, поэтому убивают в Воронеже – это не ваше".

Потом скажут:

- "До Калуги 300. Ну, что там Калуга? Далеко. Что 600, что 300 – это не ваше".

Потом скажут, уже 100 километров будет до Обнинска: "Это всё не ваше".

Потом на соседней улице: "Так это же не ваша улица".

Потом в соседней квартире: "Так это же не ваша квартира".

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это и называется - предательство Родины. Вы говорите о народе, а я говорю о предателях.

 

Артём Войтенков: Ну, а я говорю о способе мышления народа. Вот народ пока лично не будет дуло торчать.

 

Евгений Фёдоров: Артём, не надо, способ мышления предателей, это не способ мышления народа. Чтобы народ мыслил нормально, для этого существуют технологии политические, зачистки пятой колонны, и государство само демонстрирует позицию народа на дальних подступах, в Донбассе, например. А то, что вы говорите - это технология предательства: вот предательство Донбасса, потом предательство Белгорода, потом Воронежа, Калуги, Обнинска и Москвы. Это технология предательства. А предателям, что полагается? Смерть. А кто же будет жалеть предателей?

 

Артём Войтенков: Да никто их никогда не жалеет: ни с той, ни с другой стороны.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Это пусть предательства, на который стала Россия в 91-ом году. Конечно, он закончится либо смертью, либо очищением мозгов от предательской фальши.

 

Артём Войтенков: Ну, да. Я так понимаю, что геополитические как бы процессы они просто такие долгие иногда, их не сразу видно там год, два, три, но они всё равно приходят к определённым точкам.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно. Это же законы, такие же железные, как законы физики или математики: дважды два четыре – всегда. Предатель всегда подлежит уничтожению. Всегда. Это законы, потому что предатель, значит, ты уже не наш, ты другая общность, только слабый представитель другой общности. Значит, мы (наша общность – англосаксы) за счёт поедания тебя усилимся. Это животный мир, это мир конкурентной борьбы наций.

 

Это не важно в этой конкурентной борьбе, что предательская овца выдала всё стадо овец волкам. Это не важно. Тебя тоже съедят, потому что важнее то, что ты тоже овца, а не то, что ты предатель. Овцу можно скушать, а собственно смысл существования для волков – кушать, следовательно, ты будешь скушанным, последним, но скушанным.

 

Артём Войтенков: Может и не последним.

 

Евгений Фёдоров: А может и не последним, как Саакашвили.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, Великобритания уже принимает участие в налётах на это якобы Исламское государство. Вы, помнится год назад, говорили, когда американцы откатились от Сирии, что они всё равно придут, перегруппируются, придут и всё равно там устроят.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, потому что они защищают свои национальные интересы в Америке, убивая людей по всему миру.

 

Артём Войтенков: Да, вы оказались в очередной раз, к сожалению, правы.

 

Евгений Фёдоров: Это не я, это геополитические законы оказались правы, потому что они не могут ошибаться, потому что они всегда были правы. Если это было миллион раз, то это будет в миллион первый.

 

Артём Войтенков: Да. Но ещё вы говорили, что тогда, в прошлом году, американцев подвели англичане, то есть если бы англичане с ними пошли вместе, то они бы тогда ещё разбомбили бы Сирию. А почему сейчас англичане пошли вместе с американцами?

 

Евгений Фёдоров: Потому что вот для этого и был этот референдум, и всё остальное. Потому что англичан построили за годик, подняли дисциплину в нестабильных союзнических войсках, или вассальных войсках, и всё - и дальше вперёд. Куда они денутся? Сзади смерть, впереди карательная операция и служба американцам.

 

Артём Войтенков: Вот теперь понятно, теперь уже укладывается всё в одну мозаику. Да. Референдум.

 

Евгений Фёдоров: Восстановление дисциплины во внутренних рядах. Конечно.

 

Артём Войтенков: Но, а смотрите: вместе с Великобританией там куча других стран - там Дания и Нидерланды.

 

Евгений Фёдоров: Везде, где есть посол США, за которым стоят либо солдаты, как в Германии, либо механизмы манипулирования и технологии, как в Англии или Франции, и управления, как и исторически везде - это просто солдаты американского однополярного мира, они выполняют приказы.

 

Артём Войтенков: Слушайте, а почему тогда американцы вот этих солдат толкают европейских. У них хватит самолётов побомбить там очень хорошо. Почему они вот этих европейцев толкают в боевые действия на Ближнем Востоке?

 

Евгений Фёдоров: Психология. Вот представьте, что вы рэкетир, у вас десять банд: есть ваша личная охрана и как бы внутренняя банда, есть ещё девять банд, которые так или иначе вы примкнули к себе, заставили. И вам надо сделать какую-то операцию. Первых кого вы пошлёте?

 

Артём Войтенков: Ну, тех, кого не жалко.

 

Евгений Фёдоров: Вот их и посылают:

- Во-первых, не жалко.

- Во-вторых, это в целом повышает дисциплину.

- В-третьих, они тем самым демонстрируют лояльность начальнику, воюя там и за это их можно погладить по головке и разрешить подольше пожить.

 

Ну, это так устроено. Это не только американская система, это всякая система так устроена. Кстати, напоминаю, что, когда Советский Союз вёл геополитические войны, он тоже старался там. Например, не сам же во Вьетнаме, то есть частично сам, но кого-то другого отправлял воевать, или в Корее. Это не американское изобретение, это в принципе технология конкурентной борьбы. Она требует такой методики. Отправляют, кого не жалко. Недавно смотрел исторический фильм, отряд пса-рыцаря был, и весь отряд в засаду попал, всех убили кроме этого пса-рыцаря, он сказал: "Да, это убили, этих, холопов, да и хрен с ними".

 

Артём Войтенков: Новых наберу.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно. Но есть пёс-рыцарь, а есть псы-холопы - это просто разные миры.

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны им же и своих американцев не жалко, я имею в виду американской верхушке.

 

Евгений Фёдоров: Если у вас страна колониального мира, если она делит народы на туземцев и цивилизованные народы, то есть сегрегацию народов проводит (в отличие от русского мира, где никогда такой сегрегации не было), то, естественно, и внутри себя она делит людей на рабов и господ. То есть эта пирамида не может быть только за границами государственности.

 

Недавно Фонтанка.ру, по-моему, интервью давал - так и не выпустили, испугались. Мы с ними говорили про историю рабства, это продолжение исторической технологии. Просто я вот о чём. Вот не был никогда, допустим, нам это не понять даже. Просто психологически людям в России не понять. Вот не было в России никогда рабства, кроме как иностранного, во времена нашествий угоняли русских в рабов и так далее. Не было. Вот у меня отец выходец Новгородской области Демьянский район, там вообще не было даже крепостного права.

 

Вот говорят, рабство у них, у нас крепостное право - это разные вообще принципы. Потому что крепостное – это низшее сословие человека. Ты человек, у тебя семья, у тебя собственность, у тебя жильё, у тебя право на жизнь, ты – человек, но по отношению к барину ты – низший как бы человек, вот технология, но ты человек. То есть в русском менталитете люди: голова, ноги, руки, homo sapiens - человек, иногда разных сословий, но человек.

 

В англосаксонском менталитете есть люди, которых они рассматривают, как вот люди делятся на рабов, то есть не людей, то есть животных, то есть они часть людей относят к категории животных. В русском мире тоже были животные: коровы, кони, собаки. Правильно? Звери в лесу – это животные. Но это животные, у которых был соответствующий статус: их можно было убивать, их можно было есть. Если у вас убили лошадь – это не убийство человека. А вот если убили в Англии раба – это убийство лошади, не больше того.

- То есть если вы убили своего раба - всё нормально, вообще не вопрос.

- А если убили соседнего, значит, вы убили лошадь соседа, за это вам полагается наказание. Но не за то, что убили человека, а за то, что убили животного, хотя двуногого homo sapiens. Это чисто англосаксонская методика.

 

Просто, чтобы нашим слушателям было понятно: в чём отличия. И крепостное право в России было отменено раньше, чем в Америке рабство, кстати. В чём отличие крепостного права от рабства? Даже не то, что крепостное право только 15% территории Царской Империи занимало, то есть не везде. Вот в Новгородской не было, Север – не было. Крепостное от рабства - в чём отличие от англосаксонского?

Крепостное.

Человек с правом частной собственности, с правом семьи, нельзя разлучать детей с родителями, нельзя разлучать жену с мужем, нельзя отдать другому помещику крепостного, если он несовершеннолетний, и вошёл в брак. То есть, у вас пока (если вы крепостной) ваш сын не женится, вот тогда этого сына с женой и детьми можно только рассматривать, как самостоятельный объект, допустим, передачи другому помещику. То есть признаются все ваши права: нельзя вас убивать, нельзя вас жестоко наказывать, за это была, кстати, смертная казнь в России за наказание, жестокое наказание крепостного, потому что это человек. Естественно, у вас частная собственность, право на жилище и всё остальное, на орудие труда и всё остальное.

 

А теперь раб.

- Право на жизнь - нет, можно убить.

- Право на собственность - нет, вы не имеете права владеть ничем, вот как корова. Вот корова имеет право владеть подстилками, на которых она лежит? Нет. Подстилка, на которой лежит корова, принадлежит хозяину коровы, правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Так же как и коровник. А у крепостного его жилище принадлежит ему, крепостному, а не барину. У раба нет никакого права: ни на подстилку, ни на ложку, которой он ест, ни на жилище, ни на что. Соответственно, продать его можно, убить, родился у него ребёнок, ребёнок стал автоматически доходом хозяина с момента рождения. Тут же младенца можно взять и отдать, продать, сделать с ним всё, что угодно. С крепостным такого нельзя. Почему? Потому что разные просто категории, то есть это не просто разные отличия в правах, это категория.

 

Крепостной со всеми своими ущербами в правах относится к категории людей.

А раб со своими, скажем так, подходами относится к категории животных: вот хлев, потом раб, а в хлеву там коровы. Хозяин, соответственно, который коровой владеет и рабом. Это чётко. Только это двуногое животное, которое умеет разговаривать - вот терминология раба. То есть это вот технология государственного строительства. То есть это не просто так англосаксонский мир, европейские ценности. Это - технология.

 

Вот сейчас Украина столкнулась с технологиями:

- Вот их сейчас убивают.

- Потом на Украине жителей будут убивать не только на Донбассе, но по всей Украине.

- А потом Украину зачистят.

- Туда привезут других поселенцев и на этом всё закончится. Но, естественно, если мы не победим, то есть не сбросим иностранных интервентов оккупантов.

 

Мы не закончили предыдущий вопрос про ИГИЛ.

ИГИЛ – это американское военное подразделение. Там сейчас пропагандистские мировые СМИ орут, что этот ИГИЛ страшна вещь. ИГИЛ – 30 тысяч бойцов, сирийская армия – 200 тысяч, иранская – сотни тысяч. Раздавить ИГИЛ - никаких проблем. Сирии дайте оружие. Всё. Да какое оружие? Право Сирии дайте - ИГИЛ будет раздавлен за несколько месяцев, просто потому, что у Сирии больше войск, даже без оружия. А если оружие дадите и авиационную поддержку - разметелят вдребезги. Так это свои, ИГИЛ. Сирия – это враги, они бунтуют против американского колониального мира. А ИГИЛ - это просто свои подразделения. То, что их там бомбят это картинка, театр.

 

Артём Войтенков: Да и на самом деле не понятно кого они там бомбят.

 

Евгений Фёдоров: Театр.

 

Артём Войтенков: Сирийскую армию или.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь, это просто театр. То есть американцы создали карательное подразделение – слабенькое, 30 тысяч. Запретили это подразделение давить и уничтожать тем, кто хочет и может это сделать: Сирия, Иран и так далее. Делают вид, что они бомбят для того, чтобы валять дурака, то есть делать этот спектакль. При этом они это подразделение укрепляют. Это подразделение открыто признаётся, там всё собранное из американцев и европейцев. Ну, что вы себе представляете, что американское государство, европейское государство допустило бы десятки тысяч людей, чтобы туда уехали воевать? Что их тогда не арестовали по дороге? Они же, чтобы поехать туда, договаривались, звонили по телефонам. Это же не просто человек работал на заводе, никому ничего не говорил, вечером ушёл с рабочей смены и за ночь на лодке переплыл, значит, в этот ИГИЛ. Нет, он же организовывался. Понятно, что это организовывалось через государственные машины США и европейских их вассалов и союзников. То есть это в чистом виде их армия. И что вы думаете, они разрешат какой-то Сирии эту армию бомбить или что-то с ней делать?

 

Эта армия направлена в качестве механизма карательной угрозы против России (они уже сказали), Средней Азии (они уже это сказали), Сирии, Ирана, саудитов с нефтью. Это по поводу цены на нефть, на всякий случай: "Если будете себя плохо вести, господин король Саудовской Аравии, мы к вам этих ребят пошлём. Вы же видите, какие они отмороженные". Вот такая логика.

 

Артём Войтенков: А потом мы их ещё и побомбим.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Потому что вы с ними не справитесь.

 

Евгений Фёдоров: Якобы.

 

Артём Войтенков: Якобы, да.

 

Евгений Фёдоров: Это просто обыкновенное карательное подразделение. Обычно в истории тысячи раз так делали интервенты, то есть это ничего нового американцы не придумали. Придумали только то, что мировая пропаганда, которая им подчиняется, дурака валяет и вешает лапшу. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Тоже ничего нового.

 

Евгений Фёдоров: Такой масштаб всё-таки впервые.

 

Артём Войтенков: Технологическое развитие.

 

Евгений Фёдоров: Технологическое развитие, которое дало такой масштаб пропаганды, да. Я сегодня читаю - опрос провели на Украине: 50% жителей Украины (55 что ли) по опросу считают, что Украина уже полгода воюет с Россией. Прикиньте, да? Это вот как японцы считают, что это их Советский Союз бомбил ядерными бомбами. Пропаганда работает. Причём тупо не просто пропаганда, а абсолютная ложь, враньё, которое человеку загружает в мозг абсолютную ерунду и верят. Вот к вопросу об искусстве пропаганды, и к вопросу о важности вычищения пятой колоны в России в системе средств массовой информации, кстати.

 

Артём Войтенков: Я вам давно говорю, что это, наверное, самый важный вопрос. Захватив средства массовой информации, ты можешь рассказать настоящее положение вещей, а рассказав его людям, люди сразу начнут задавать вопросы и разбираться. А так пока им вешают лапшу ежедневную.

 

Вице-президент США Джо Байден (Joe Biden)в своём выступлении (это вот к СМИ вопрос) в Гарвардском университете признал, что Америка заставила европейские страны ввести санкции против России. Но западные СМИ не заметили этого высказывания.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз говорю: они не замечают. И вообще наши СМИ даже не замечают высказывания Путина. СМИ – это институт управления пропагандистский. У них своё начальство. Им плевать на Байдена, на Обаму, они выполняют приказы только своих редакторов. Редактора выполняют приказы своего начальства в Политбюро американской нации. Всё. Если что-то там Байден не то сказал - да плевать на него: мы выключим его, включим другого. Вернее он сказал то, просто это не обязательно знать всем, вот и всё.

 

Артём Войтенков: А ещё интересно, сейчас, пока к вам ехал, прочитал новость, что министр иностранных дел Польши требует увеличить санкции против России. Это при том, что в Польше уже стонут, что им некуда свой урожай девать, ну много польских овощей к нам же завозили, а сейчас нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Тоже смотрю - у нас эта тенденция: "Они там дураки. Как же они так? Объявили санкции - одним хуже". Ну, слушайте, Гитлер напал на Советский Союз, потратил миллиарды марок на танки, на самолёты, на авиацию, это же денег стоит напасть.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Кто-то говорил, что Гитлер дурак?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: А Наполеон дурак, что он напал на Россию? Нет, он в результате оказался проигравшим и неправильно всё рассчитал, да. Но не было, ни у кого с языка не сходило, что он был дурак. Это конкурентная борьба. Дурак, что "Динамо" с "Зенитом" сейчас играли, и при этом "Зенит" победил, а "Динамо" проиграли. Дурак Динамо? Нет. Они вступили в бой и проиграли. Вот и всё. Какие же они дураки?

 

Артём Войтенков: Да. Но Польша не вступает с нами в войну.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Кто вам сказал?

 

Артём Войтенков: Польша – маленькое европейское государство.

 

Евгений Фёдоров: Ничего подобного. Польша – нет. Есть американская система, американская колония, американский вассал, который выполняет их приказы. Называется территория этого вассала – это Польша. Американцы дали команду - те тявкают. Это война. Американцы сказали: "Мы с вами воюем". Значит с нами воюют все вассалы США. Что же тут не понятного?

 

Артём Войтенков: Несмотря на то, что им от этого хуже.

 

Евгений Фёдоров: Вассалам?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: А кто вам сказал, что хуже? Им не хуже.

 

Артём Войтенков: Пока хуже.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Но это пока, это значит, голосование за военные кредиты в мирное время означает снижение социальных расходов как бы, да?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это конкуренция наций. Стратегически победителю достаётся всё. Вот победила в своё время Америка Советский Союз, ей досталось от Советского Союза всё: фабрика, территория, место в истории, 20% мирового ВВП, которое было у Советского Союза, а перешло к Америке, всё досталось. Компенсировали они свои расходы на Вьетнамскую войну, на Корейскую войну, на войну в Афганистане, поставку стингеров и создание Бен Ладена американцы? Компенсировали?

 

Артём Войтенков: Наверняка да.

 

Евгений Фёдоров: Так и сейчас. Они собираются всё компенсировать за счёт расчленения России и ограбления колоний, которые были на территории России, Украины и всех остальных. С Украины они уже вывозят всё, и Польша в том числе. У них доход уже пошёл. Это разбойничий доход.

 

Артём Войтенков: Поэтому для них это даже выгоднее в каком-то плане.

 

Евгений Фёдоров: Если победят – выгодно, если проиграют – не выгодно. Но это судьба разбойника. Любой разбойник идёт на дело, понимает, что его могут убить, зарезать, но это его жизнь. Жизнь разбоем.

 

Артём Войтенков: Вы внесли в Государственную Думу законопроект об иностранном усыновлении, то есть поправка в него. Раньше, два года назад, вы вносили на запрет усыновления в США (Димы Яковлева).

 

Евгений Фёдоров: Я один из авторов закона Димы Яковлева - да, это правда. Давайте говорить по-русски. Сегодня усыновленные дети (иностранными усыновителями) делятся на две категории. Вообще иностранное усыновление - это, конечно, просто покупка, торговля. Это в нашем понимании - усыновление по любви, то есть ребёнка усыновляют для того, чтобы усилить, расширить свою семью. А в англосаксонском мире усыновить ребёнка туземца - это просто купить собачку для того, чтобы она в твоей семье выполняла функции младшего какого-то туземца при семье, скажем так. Это выплата дани детьми. Кстати, такую же дань в своё время наладил, например, Гитлер, только он это делал открыто: просто присылал солдат, они отнимали детей малолетних из семей. Родителей, если сопротивлялись, убивали, а детей отправляли в немецкие семьи для воспитания истинных арийцев. При том, что он считал, что славяне - это низшая раса. Просто программа вывоза детей с оккупированных территорий СССР для воспитания в немецких семьях для укрепления немецкой нации - это программа Гитлера.

 

То же самое делают и американцы. Они за усыновленных детей, например, платят до ста тысяч долларов из бюджета США. То есть это для них государственная программа такая же, как у Гитлера, и они решают свои вопросы за счёт детей из Российской Федерации. Называется это - программа усыновления. Ясное дело, что запретили в Америку, так они перекупают детей просто через другие страны, через ту же Канаду: там резко возросло чисто детей, которые продаются в Канаду. Но это общий фон, который в принципе негативный. Но закон даже не об этом - он мягче.

 

Закон о том, что просто дать равные права российским детям, которые усыновляются за рубежом, а именно: усыновлять только в страны, с которыми заключены договора. У нас есть страны, с которыми заключены договора. То есть дети, которые в России усыновляются, сегодня делятся на категорию детей, которым повезло и они поехали, например в Италию. Почему? Потому что за ними там наблюдает российский консул по соглашению с Италией. Это же гражданин России, не забывайте. Ребёнок до совершеннолетия - гражданин России. То есть консул в Италии за ним смотрит. Приезжает (у него график), смотрит, чтобы его не перепродали в другую семью, чтобы его не убивали, чтобы его не использовали для сексуальных утех (этого ребёнка, я имею в виду), чтобы его не продали.

 

Вот представьте, вы гражданин России, уехали, допустим, в другую страну. С точки зрения системы этой страны, вас видят только наполовину. Условно говоря, если на вас на улице наедут и ударят, то полиция будет рассматривать вас так же, как граждан этой страны. А если вы исчезните в этой стране, вас искать не будут, потому что вы не гражданин страны и не подлежите движению как гражданин страны, то есть, в том числе и контролю за вашей судьбой.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть тамошняя система иностранцев не видит.

 

Евгений Фёдоров: Не видит, да. Это касается и детей. То есть приехал маленький ребёнок - он не человек с точки зрения юрисдикции любого государства, не человек. То есть он человек только в некоторых обстоятельствах.

 

Артём Войтенков: Ещё несовершеннолетний к тому же.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть это означает, что если ребёнок исчезает, например его взяли на органы... А я напоминаю, я знаю цифры по Америке: там порядка пяти тысяч криминальных операций проводят на детских органах в год. Это, вообще-то, данные главного прокурора, прокурора США. Что это значит? Это значит, на чёрном рынке покупают детские органы, по-русски скажем. Ну, откуда? Если вы можете купить эти органы в лице ребёнка. Вы - преступник, бандит, что вы не купите? Пожалуйста, сто тысяч в России заплати - тебе выдадут этого ребёнка, а дальше ты его на органы и заработаешь в пять раз больше. Это же понятно. И это признаётся американским генеральным прокурором. Но это отдельно, к слову. А всё это - элемент системы.

 

Получается: некоторые дети имеют защиту у российского государства, а некоторые нет. Закон просто уравнивает права детей.

Он говорит:

- "Если вы торгуете детьми, не уважаемая пятая колонна в российской власти, раз уж вы организовали торговлю (Министерство образования), ну, вы хотя бы до 18 лет за ними наблюдайте, чтобы, когда мы вас здесь скинем, можно было этого ребёнка обратно в Россию пригласить, хотя бы".

А сегодня они категорически против этого (Ливанов). Они говорят:

- "Нет. Вот мы торгуем детьми бесконтрольно, мы хотим, чтобы у нас было право торговли бесконтрольно. Всё".

 

Артём Войтенков: С какими странами у нас заключены договора?

 

Евгений Фёдоров: С Италией, с Францией и заключен договор с Испанией, но не ратифицирован, то есть не вступил в силу.

 

Артём Войтенков: У нас же он был с американцами, по-моему, в своё время, да?

 

Евгений Фёдоров: Да, был с Америкой, но его Дума денонсировала.

 

Артём Войтенков: Но они плевали на этот закон вообще.

 

Евгений Фёдоров: Они на него плевали, да, помните, Путин говорил. Потому что, оказывается, дети - это юрисдикция Штатов, а Штатам плевать, что там приняло федеральное правительство. Короче, обманули - наш МИД.

 

Артём Войтенков: Ну, как всегда.

 

Евгений Фёдоров: Фиктивный закон. Заключили фиктивное соглашение.

 

Артём Войтенков: Знаете, мне вот недавно рассказали случай, что в Европе (это просто человек рассказывал, который в Европе жил). Усыновила там их знакомая, одинокая женщина, работающая где-то в госсистеме на невысокой должности совсем - усыновила российского ребёнка. То есть одинокая женщина может усыновить русского ребёнка и совершенно легко, а у нас тут попробуй усынови. Там кучу бумажек, справок.

 

Евгений Фёдоров: Потому что за деньги. Очень просто. Потому что у нас людям в голову не придёт прийти заплатить за ребёнка, там, три миллиона рублей, потому что он по любви усыновляется. В результате, этого ребёнка продают тому, кто заплатит деньги, а платят американцы и их союзники, англосаксы - у них другой менталитет. У них другое отношение к туземным детям, ну, как к животным, я же говорю. То есть можно купить кошку, собаку, а почему нельзя купить ребёнка?

 

Артём Войтенков: Просто дороже чуть-чуть.

 

Евгений Фёдоров: Может, дороже, а, может, и дешевле, чем элитная собака. А у нас другое отношение. Поэтому когда наши семьи годами пытаются усыновить детей, стоят в очереди... Реально дети есть, но их тут же, если это соответствует рынку, продают.

 

Представьте: вот вы - чиновник в России, который отвечает за усыновление. Тут дают сто тысяч, а тут - ничего. Какое решение чиновник, как вы думаете, в России примет? А ему ещё надо оплачивать того, кто его назначил на это чиновничье место. Он же за деньги это место купил, скорее всего. Вот и всё. Есть целые детские дома, вон в Питере я знаю, которые просто фабрики по торговле детьми, просто реально фабрики, у которых весь персонал дома настроен на это: ребёночка моют, одевают, красивый бантик, работа в интернете, поиск покупателя, торговля с покупателем, моя комиссия, вот тебе ребёнок. Целые детские дома. Прямо видно: в некоторых детских домах иностранное усыновление 90%, а в некоторых нет вообще. Там, скажем, пробились коррупционеры и вымогатели, а здесь - нормальный детский дом, в котором работают нормальные люди, которым не приходит в голову за деньги торговать своими детьми. Даже в этом есть раздел.

 

Артём Войтенков: Думаете, примут ваш закон?

 

Евгений Фёдоров: Думаю, нет, потому что Ливанов категорически против защиты прав детей?

 

Артём Войтенков: Почему тогда вы его вносите?

 

Евгений Фёдоров: Мы за него боремся. По-другому отвечу: закон, конечно, примут, но не сегодня. Но чтобы его приняли потом, его сегодня надо написать.

 

Артём Войтенков: Можно написать, но не внести.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Его надо написать, внести, надо показать откровенную эту пятую колонну. Пятой колонны много в правительстве, но против Ливанова все фракции высказались за необходимость его увольнения. Это не случайно, это единичный случай в российской истории, потому что он - абсолютно открытая пятая колонна, такая железная пятая колонна. Если уж мы получили поражение, такие тоже нужны. Для чего? С кого-то надо чистку начинать. Начнём с железных - закончим всеми. То есть он настолько одиозная фигура иностранного управления в России, что когда-то эта верёвочка закончится, причём закончится не для него, а закончится для пятой колонны. То есть он как бы весь подставляет весь класс пятой колонны тем самым, своей такой железобетонной антироссийской позицией. Такой откровенный железный солдат - враг России.

 

Артём Войтенков: Зачем вносить законопроект сейчас, если вы знаете, что его точно отклонят?

 

Евгений Фёдоров: Внесённый законопроект не исчезает. Вот мы внесли законопроект, его обсудили. Его обсуждали. Они выбрали момент, когда можно отклонить. Они же его полтора года выбирали. Закон давно внесён. Выбрали момент, когда можно. Ещё раз внесём. Дождёмся, когда снимут Ливанова, и внесём ещё раз. Закон уже написан, вокруг него уже сформировалась ситуация - очевидно нужный. Да, сегодня конъюнктурно его отклонила пятая колонна, у неё пока такие права есть. Через 3-4 месяца она ослабнет, а закон уже готов. Закон же это не бумага. Закон же это идея. Она есть, она зафиксирована, всё - она будет принята.

 

Кстати, этот закон будет точно принят. Вот мы как-то считали: те законы, которые мы вносим, принимаются на 50%. Иногда другие авторы там, типа закона об имуществе чиновников за рубежом, агенты в СМИ, дата-центры, ну много их, которые просто принимаются и всё. Обычно - это борьба. Вот форма внести - это борьба. И если вы проиграли какое-то сражение в этой борьбе, это не значит, что вы проиграли всю войну. То есть в этом месте у вас получилась неудача, которая создала для вас условия для будущей победы.

 

Артём Войтенков: Наверное, можно сказать так, что вы этими законопроектами как бы стреляете, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, мы ими стреляем как артиллерия национально-освободительного движения.

 

Артём Войтенков: Но никто этого не видит.

 

Евгений Фёдоров: Видят.

 

Артём Войтенков: Большинство людей не видит.

 

Евгений Фёдоров: СМИ об этом не скажут, да. А те, кто принимает решение, десять тысяч человек в Российской Федерации, более-менее принимают тактическое, но решение, - они всё отлично видят. Поэтому мы стреляем нормально, по позициям, и получаем результат.

 

Артём Войтенков: То есть, это часть общего наступления.

 

Евгений Фёдоров: Это часть общей технологии. Вот когда у вас артподготовка по врагу, ну, не все же снаряды ложатся в траншеи врагов.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что ж теперь - в два раза меньше стрелять, что ли? Тогда в два раза меньше будет в траншеи врагов снарядов ложиться. Это как бы процент. Ещё раз говорю: как раз этот закон будет принят. Просто не при этом министре. А этот министр, я не думаю, что он долго протянет. Когда начнутся чистки, скорее всего, начнут с него.

 

Артём Войтенков: Ну, пока он ещё при власти.

 

Евгений Фёдоров: Не он при власти - американцы при власти.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Это две большие разницы. Пока они при власти, Ливанов будет стойким американским врагом России. Когда Путину удастся американцев подвинуть от власти в России с помощью народа или войны (два варианта: с помощью народа или войны, война не наш метод, да, но, тем не менее), тогда первый, кто слетит, конечно, засвеченный со всех сторон как американский агент Ливанов.

 

Артём Войтенков: Это будет знаком.

 

Евгений Фёдоров: Определённым, да. Но для этого надо, в том числе, ему припомнить и вот это - торговлю российскими детьми, в том числе.

 

Артём Войтенков: Ему много что можно припомнить. Список очень большой.

 

Евгений Фёдоров: Я не спорю. У Гитлера тоже был большой список, ну и что?

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, сейчас Украина, там какие-то начинаются подвижки по газовому делу. Украина заявляет, что она заплатит.

 

Евгений Фёдоров: С какой стати? Никто даже не собирается платить.

 

Артём Войтенков: Так заявляют.

 

Евгений Фёдоров: Это спектакль.

 

Артём Войтенков: Враньё.

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. Давайте я по-другому поставлю вопрос: за какие деньги на Украине убивают русских людей?

 

Артём Войтенков: За американские.

 

Евгений Фёдоров: Американцы... Обычно на туземные войны не раскошеливаются англосаксы, чуть-чуть только, на бусы для туземных князьков. Обычно за счёт внутреннего ресурса. А в данном случае ресурс не внутренний. Сколько "Газпром" туда поставляет газ, например?

 

Артём Войтенков: Ну, вы как-то говорили, что закачки газа не прекращаются. То есть он, как шёл, так идёт.

 

Евгений Фёдоров: То есть бесплатно "Газпром" поставляет газ на Украину с прошлого года. Уже этот год заканчивается, напоминаю. Объёмы вы знаете.

 

Артём Войтенков: Но он не может перекрыть газ, иначе он в Европу не пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Может. У него железяка такая есть: покрутил - перекрыл.

 

Артём Войтенков: А в Европу "Южный поток" закрылся.

 

Евгений Фёдоров: Так, секундочку. Это деньги на войну по убийству русских людей. Это одно связано с другим. Если мы понимаем, что там убивают русских людей и следующее убийство будет в Москве, то мы должны понимать: финансирует это убийство бесплатный газ "Газпрома", который поставляется каждую секунду без перерыва больше года, просто так, даром. И то, что какие-то переговоры где-то и лапшу друг другу вешают, ровным счётом ничего не значат.

 

Я смотрю, вчера, по-моему, новость прошла, что Украина за прошедшие несколько недель закачала в хранилища порядка одного (там в миллиардах, по-моему) кубов газа российского, ни копейки не заплатив. Хранилище на территории Украины. Это даже не то, что транзит газа в Европу, речь идёт о том, что Украина открыто закачивает газ (и публично об этом говорит) в свои хранилища ("Газпрома"), ничего не платя. Но у себя-то они за газ деньги получают. Они же деньги дают: население, промышленности - те платят. Вы за газ платите или за электричество дома?

 

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: И украинцы платят. Куда идут деньги? "Газпрому" их не отдают. На войну. Значит, кто оплачивает войну и убийство русских людей? "Газпром", больше года, и ничего с тех пор не поменялось. А всё остальное - просто лапша, это называется "работа пятой колонны". Появятся деньги? Тогда мы скажем, что уменьшились на сумму этих денег финансирование "Газпромом" карательной операции на Украине.

 

Артём Войтенков: Когда Украина заплатит.

 

Евгений Фёдоров: Когда деньги придут на счёт "Газпрома" за поставленный газ. А их нет больше года, и никто не собирается, и плевали они, там, на какую-то там Европейскую комиссию, которая типа согласилась с "Газпромом", что Украина должна заплатить. Украина говорит: "Идите к Обаме, ребята. Пошли вон отсюда и всё, холуи американские". И это говорят украинцы - такие же холуи американские украинцы говорят таким же холуям из Германии во главе с каким-то там на "Р" (какой там представитель Комиссии Евросоюза).

 

Артём Войтенков: Всё будет продолжаться по-прежнему, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Почему должно иначе? Пятая колонна в Москве, пятая колонна на Украине, где она уже получила власть, то есть перешла к фашистско-карательным операциям, интервенты иностранные, фашисты - они все союзники и друзья.

 

Отдельная история, посмотрите, сколько уже существует Новороссия? Я уже вам этот вопрос задавал три месяца назад. С тех пор выпустили новоросские деньги?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Напечатать их - два дня. Даже не собирается никто.

 

Евгений Фёдоров: Создали Новоросское государство или Донецкое, или Луганское?

 

Артём Войтенков: Нет, но они что-то пытаются, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Даже не пытаются. Там нет государства. Там есть отряды, но государства нет.

 

Артём Войтенков: Но они там выборы собираются проводить.

 

Евгений Фёдоров: Выборы проведут, а государства нет. Выборы - это такая история. Когда нет государства – не понятно, куда выбираешь. Нет государства.

 

Артём Войтенков: Что же тогда является основой государства?

 

Евгений Фёдоров: Правительство, экономика, вертикаль власти, судебная система, прокурорская система, валютная система (национальные деньги) и всё остальное - вот основа. А этого нет ничего. Никто даже ничего не делает.

 

Артём Войтенков: Им, наверное, просто не до этого. Там же война идёт.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Воюют одни, а государство делают другие. Воют солдаты и генералы, и офицеры, а государство создают чиновники. Нет государства, а, значит, вся история с Новороссией это бутафорский проект по требованию пятой колонны. Это просто мы должны понимать. То есть люди, которые там воюют, они настоящие российские патриоты. Но, как я уже говорил про это полгода назад - не решив проблему пятой колонны в Москве, там что-то сделать и победить фашизм нельзя. Фашизм он везде: он в Москве. Просто в Киеве он - фашизм, реализовавшийся в убийствах десятков тысяч людей, а в Москве он пока, временно, к этой технологии не перешёл.

 

Артём Войтенков: Кстати, становится всё более и более понятным, почему американцы отдали нам Крым. Они всё более и более, ну, вот те люди, которые живут за границей - я же общаюсь с ними. В средствах массовой информации, в тамошних, это всё более накаляется, что Россия захватила Крым. И Россию теперь можно обвинить в том, что она - захватчик.

 

Евгений Фёдоров: И решить проблему России, скинув Путина и, совершив госпереворот и ликвидацию России. То есть обвинить русский народ (в конкурентом плане) в необходимости его, русского народа, уничтожения, потому что он - народ плохой.

 

Артём Войтенков: Конечно. Крым захватил.

 

Евгений Фёдоров: Да. Всё логично. Это элемент ликвидации России. То есть отдать Крым - это элемент ликвидации России. Другое дело, что как Россия этот вызов переварит:

- То есть, выйдет ли она из этого вызова, ликвидировав однополярный мир, который на неё устроил карательную операцию. То есть, решив проблему мира, а не свою какую-то защиты от этого вторжения.

- Или будет ликвидирована и уничтожена.

 

Если по-другому сформулировать вопрос: какая будет динамика событий на Украине? Как мы с вами видим, пятая колонна в России запрещает строить нормально Донецкую, Луганскую и Новоросскую государственность. Первый вопрос любого государства - хотя бы деньги напечатать, обеспеченные своей экономикой, своим оборотом.

 

Артём Войтенков: Большевики, кстати, печатали сразу, начали.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это любое государство печатает. Иногда нам говорят, (дураки, конечно, говорят): "Вот у них там что-то с обеспечением". При чём здесь обеспечение? Вот такие малюсенькие государства (Сан-Марино) имеют свои деньги, потому что это обязательный атрибут. А тут большое государство, в котором живёт пять миллионов человек (якобы государство), и денег не имеет и даже не пытается их сделать. То есть понятно, что это не глупость, а это прямое указание фашистов и интервентов и их союзников - пятой колонны в Москве, запрещающее формировать проект под названием "самостоятельная государственность".

 

Отсюда вывод: вся история с Минскими переговорами - это история по ликвидации Новороссии, чтобы было понятно. Вот это линия, которая ведётся из Москвы пятой колонной - ликвидировать Новороссию. А для этого - переговоры, дуракаваляние, перекрытие границ. Кстати, тут недавно были добавлены огромные деньги и границы были, скажем, не то что реально перекрыты, но на порядок сильнее, чем раньше. Вот это все сейчас добровольцы говорят и поставщики гуманитарной помощи.

 

Вы знаете, наверное: гуманитарную помощь на Украину поставлять нельзя, это категорический запрет, кроме государственных поставок по линии МЧС, вот эти белые КАМАЗы. То есть все поставки гуманитарной помощи на Украину сегодня с точки зрения нашей таможенной службы незаконны.

 

То есть если вы пытаетесь, сейчас вы захотите на Украину провезти тушёнку, ящик - вас таможня не пустит. Вам надо будет сойти и через лес (ну, граница большая) попытаться - тогда вы сможете это сделать. То есть в принципе запрещено. Это борьба пятой колонны в России в принципе с русскими людьми на Донбассе, и помощь их фашистам. Это к вопросу о пятой колонне. Так вот сейчас эту границу с нашей стороны перекопали и укрепили, чтобы вот этих попыток троп, протащить, чтобы их не было.

 

Артём Войтенков: Наши же.

 

Евгений Фёдоров: Да. Я вон даже смотрю, вплоть до анекдота. Там какой-то человек, пишут, перевозил гуманитарную помощь, повёз двести тёплых курток и комплектов зимней одежды. Так ему пришлось формально двести раз переходить таможенный пункт для того, чтобы протащить свои двести комплектов.

 

Артём Войтенков: То есть по одному-то можно, типа мой.

 

Евгений Фёдоров: Да, по одному можно. Представляете. Он целый день ходил взад-вперёд. То есть это душат просто из Москвы, пятая колонна душит. Вы не можете решить проблему с фашизмом на Украине, не решив проблему в Москве. Но это отдельный разговор.

 

Тем не менее, при всех сложностях есть много патриотов, в том числе и в государственных органах, которые не выполняют приказы пятой колонны в виде своего начальства и пропускают людей, ну, как бы неофициально и незаконно, под угрозой увольнения и так далее, но тем не менее. То есть процесс борьбы идёт. Россия борется, несмотря на то, что она тоже находится в оккупации, с фашистскими оккупантами на территории Украины. Это нормально.

 

Прогноз стратегический. Сегодня понятно, что каратели выдохлись. Именно поэтому им понадобились немецкие подразделения карателей. Сейчас Германия туда отправляет своих военнослужащих, усиливают они. Там, не знаю - французские, американские солдаты направляются, потому что выдохлись, не получается. Вон вчера я смотрю репортаж с Новороссии. Если до этого наши журналисты показывали советские танки, которые были на Украине, а уже на Украине "Абрамсы" показывают.

 

Артём Войтенков: Уже даже "Абрамсы".

 

Евгений Фёдоров: Уже, да. "Россия" или кто-то показали "Абрамсы". То есть идёт подготовка карательных частей и их усиление со стороны американцев. Собственно войну ведут же американцы. Генерал Ки командует операцией. То есть это американская карательная операция.

 

Артём Войтенков: На "Абрамсах" точно не украинцы ездят.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно. Не ездили пока, да. Уже есть. И причём в горячих точках, то есть, не просто на складах, а уже поступили, и наши журналисты их уже показали в американской карательной армии, которая называется украинской по какому-то там их терминологическому вранью. Просто у них не получилось. Поэтому были устроены вот эти мирные переговоры, на которых остановлено наступление. То есть не удалось взять Мариуполь и не удалось освободить Харьков.

 

Идёт борьба. В этой борьбе пятая колонна всячески подрезает постромки, как говорили, и не даёт возможности патриотам бороться с иностранными интервентами. В ближайшее время американцы будут накапливать силы интервентов для того, чтобы начать генеральное наступление на партизанскую республику Новороссию.

 

Когда они подготовятся? Я всё-таки думаю, что в зиму они побоятся, потому что американцы не любят зимой воевать, даже украинской зимой. Скорее всего, это всё-таки будет ближе к весне, скорее всего. Но, может быть, пробу сил они сделают через месяцок, приблизительно, какую-то разведку боем. Если это генеральное наступление у них получится (мы всегда рассматриваем прагматичные варианты), то в этом случае следующий удар по Крыму (для этого Крым), и по Москве. И будет уже подготовлена армия вторжения по линии майдана украинского, то есть боевики, восстание в Москве и Питере, и так далее.

 

Если Новороссии удастся отбить, при том, что, конечно, сил у них будет раз в сто меньше, чем у атакующих американцев, но это - русский дух, там один против ста может победить и побеждал в войну. Вообще в такой ситуации мы всегда побеждали. Это было парадоксально. Именно поэтому мы и говорим, что странные люди Гитлер, Наполеон, что напали. Они-то считали, что они победят, потому что они были сильнее реально. И американцы на Украине реально сильнее. Но это не значит, что они победят, потому что они имеют дело с русскими. Это "русское чудо".

 

Так вот, если отбивается (конечно, будет пятая колонна в Москве мешать, надеюсь, к тому времени Путину удастся её прижать хоть как-то), то тогда, конечно, будет процесс освобождения Киева. Там вообще нет вариантов: либо будет захвачена Москва, либо будет освобождён Киев. Нет никаких промежуточных вариантов в принципе. История не допускает: исторические правила не допускают промежуточного варианта. Либо будет освобождён Киев от фашистов, либо будет захвачена фашистами Москва - физически захвачена и вырезано где-нибудь полмиллиона человек обязательно при этой операции. Без вариантов.

 

Сейчас весь сценарий откладывается на следующий год. Вообще, следующий год, наверное, будет в России ключевой. И Украина будет ключ к этому ключу: либо Киев, либо Москва. Если Киев, то это вся Восточная Европа: разрушение Европейского Союза и однополярного мира в целом, это уже становится понятным.

 

Артём Войтенков: Ну, всё, в общем - пошла большая драка.

 

Евгений Фёдоров: Как она была и всегда. И всегда в этой драке Россия побеждала, но большой ценой. Почему мы и говорим: цена нашей победы. Я уверен - НОД в России победит, как и до этого всегда побеждала. Но цена этой победы, с точки зрения сроков и реальной цены, может быть очень высокой, к сожалению.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Альшаева Наталья

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1510 мб)
Видео MP4 640x360 (567 мб)
Видео MP4 320х180 (308 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (48 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (73 мб)

Текст:
EPUB (60 КБ)
FB2 (199.31 КБ)
RTF (672.62 КБ)

Беседа 24 сентября 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 24 сентября 2014.
Разговор о расколе в российской элите, чёрной метке для олигархов, "марше мира" в Москве, закладках Путина, почему Георгий Полтавченко стал городским главой Санкт-Петербурга, а Сергей Нарышкин - председателем Государственной Думы, пробитой защите Москвы, почему США начали войну на Украине, планах американцев по государственному перевороту в России, зачем Госдепартамент США вкладывал деньги в Ходорковского, намеренному ухудшению жизни в России, авиаударах США по Сирии, отказе Франции отдавать России вертолётоносцы "Мистраль" и дрессированных депутатах ГосДумы, которые голосуют по указанию Вашингтона.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 24 сентября 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-09-24

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, в последнее время ваши ролики стали смотреть большое количество людей. Мы с вами где-то с 2012 года, я вас снимаю. Получается, ваши ролики тогда набирали 20-30-40 тысяч просмотров, а сейчас они набирают уже больше 200.

 

С одной стороны, может быть, понятно, с чем это связано: то, что народ пытается найти ответы на вопрос "что происходит вокруг", а официальная информация и официальные каналы ему это не дают (людям). Они поэтому начинают вас смотреть в том числе. Возможно, ещё и какие-то другие причины есть.

 

Евгений Фёдоров: Речь не в моих роликах и тем более не во мне. Речь идёт о востребованности логики, динамики национально-освободительной борьбы. Мы, кстати, обращали (может быть, и мы с вами обсуждали) внимание, что вот на Украине НОД был слабенький, он был слабее, чем в России. Вот как раз во времена полгода назад, год назад.

 

Когда на Украине началась прямая военная вооружённая интервенция американцев, немцев, фашистов и так далее, то резко для цели спасения были востребованы идеологии и технологии национально-освободительной борьбы и её подразделений: это Отечественная война, сопротивление подполья против интервентов и оккупантов и так далее. В некоторых местах НОД даже победил. Например, Крым, где произошла победа НОДа. В начале НОДовцев 20 человек там вышли и организовали на двухмиллионной территории политический процесс. Другое дело, что этот процесс привёл Крым в Россию, которая, конечно, не в той стадии вооружённой оккупации, как Украина, но всё равно под внешним управлением. Но это - другой немножко разговор. Но сама технология сработала, причём даже в деталях. Мы же о референдуме говорили до. Мы о референдуме говорим года два. Именно в Крыму на идеях НОДа и провели референдум, и провели решение вопросов.

 

НОД - это объективный процесс, который востребуется всеми странами, всеми народами на определённых стадиях их исторического развития, на стадии восстановления после поражения и оккупации, которая возникает после поражения в серьёзных войнах. И для России это шестой раз. И если до этого пять раз это востребовалось, но, естественно, и шестой будет востребовано. Для нас важно другое: чтобы это произошло быстрее.

 

Теперь, если мы говорим о самих роликах. НОД - это не только борьба людей, в том числе и на улицах. НОД - это, прежде всего технология освобождения. А технология подразумевает общение, подразумевает методику, подразумевает науку. Причём это технология, обратите внимание, которая касается всех слоёв общества и системы.

 

Мы говорим, что борьба - национально-освободительная борьба, она идёт не только в России, она внутри России идёт в каждой прослойке, в каждом объекте: в сфере бизнеса, в средствах массовой информации, во власти, где везде идут либо расколы, либо разные окрасы, либо внутреннее напряжение в связи с национально-освободительной борьбой. И люди - профессионалы и специалисты, которые находятся в отраслях, занимаются конкретным делом, им нужен совет, нужна помощь в методике выстраивания этой борьбы внутри системы.

 

Иногда даже в семьях идёт борьба: одни члены семьи за оккупантов, другой член семьи за освобождение своей Родины. Мы особенно ярко это видим по Украине сейчас, где один член семьи - каратель, а другой член семьи - в сопротивлении и им договориться невозможно. Это жизнь. Вот она так устроена. Поэтому и ролики. То есть нужна технология.

 

Мало того, вот вы говорили "просмотры". Просмотры - это достаточно массовое явление. Если мы говорим о людях, которые принимают решения, я вас уверяю, практически 100% из них в той или иной степени интересуются, что там происходит в НОДе, в том числе то, о чём мы говорим. То есть это практически настольная вещь. Я же общаюсь с людьми, я же знаю. То есть они-то как раз не проявляют себя, как правило, то есть они не идут на улицы, они не машут флагами, не стоят в пикетах. Они вообще ничего как бы не проявляют, да. Но они это воспринимают как основу, на базе которой они принимают решения. Причём не обязательно решения именно в рамках НОДа, просто для них это совершенная чёткая ясность.

 

Чем больше, чем сильнее человек находится во власти, в бизнесе, в системе, тем больше он знает, что я говорю абсолютно очевидные вещи, которые его окружают. Он это знает, да, но у него есть свой интерес.

У него же своя роль, вызванная его статусом, его взаимодействием.

- Для бизнеса - взаимодействием с американцами.

- Для власти - кадровой системы или родственниками за рубежом или ещё чем-то.

Но для всех это - абсолютно понятная вещь.

 

Сила НОДа в законах, в объективности процесса. Понятно, что люди, которые выходят на улицы, они и победят за освобождение своей Родины. На улицах или с оружием в руках - они победят, я уверен в этом, потому что всегда в России они побеждали. Но при этом само по себе это - объективный процесс.

 

Вот что заставило тысячи людей бросить семьи и уйти воевать? Иногда говорят (ведёшь переписку): "Я поехал, потому что там выше зарплата (в Америку)", или ещё что-то. Люди поехали - никакой зарплаты, людей убивают. Они пошли. Что произошло? Это - объективный процесс. Это внутренняя конкуренция наций поднимает людей на борьбу за свою Родину, даже несмотря на то, что им голову всё время телевизор промывает, что нет на Украине нашей Родины, Украина - это другое государство. Или (как мы в прошлый раз обсуждали) даже официальная позиция правительства, что на Украине живут для нас, с юридической точки зрения, такие же люди, как негры Африки. Это же позиция. Ясно же, что это - откровенная чушь. Но, тем не менее, это официальная позиция. Она как раз и показывает (один из элементов показывает), что страна находится в оккупация, и в том числе пропагандистское враньё является элементом этой оккупации. Но люди-то всё равно подсознательно понимают, где свой, где чужой. Это внутренняя коммуникация. И поэтому они едут защищать свою Родину. То есть те люди (Стрелков, например), которые на Донбассе, защищая, ведут Отечественную войну против американо-немецко-фашистских оккупантов, они там защищают Москву, Питер и Россию. Для них это очевидная вещь. И для всех это очевидная вещь, кто либо погружён, либо просто опирается на память предков и на традиции своей семье личные и свои личные.

 

Задача наша, и роликов в том числе, давать просто определённые тонкости технологий. Например, мы говорили, что не получится победить фашизм, пока не будет в Москве ликвидирована пятая колонна. Говорили?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас видим, что не получается. Но мы же заранее об этом предупредили. Это ко многому привело. В России в результате позиции НОДа ускорились процессы, потому что мы как бы выстроили вот эти ручейки, по которым начал двигаться главный процесс.

 

Пятая колонна - мы же о ней всё время говорили. Сейчас, посмотрите, уже начали трогать олигархов. Я про Евтушенко. Я просто вижу средства массовой информации, Интернет кое-где: люди просто не понимают в основной своей массе, что случилось. Ядерная бомба взорвалась в элитах страны, просто ядерная бомба взорвалась в элитах страны.

 

Артём Войтенков: То есть раньше их нельзя было трогать, а сейчас их уже начинают.

 

Евгений Фёдоров: Это неприкасаемые были люди по своему классу. Это была колониальная аристократия, статус которой был подкреплён Соединёнными Штатами Америки, как сверхнации и метрополии. То есть у туземцев были колониальные князья, присланные из-за океана - юридически. Естественно, их трогать было нельзя, потому что за ними стояла вся мощь метрополии, а тут какие-то туземцы. Это бомба. Это процесс только начинается, в головах начинается. Он обязательно приведёт к полной трансформации.

 

Я вам больше того скажу, может быть, жёстко.

Как тысячи людей пошли защищать свою Родину на Донбасс, просто вырвавшись и от своих семей, от детей, от работы, потому что они иначе не могли - эти процессы будут и на этом уровне. То есть сформируется та часть больших руководителей, если хотите, элиты или как там ещё по-другому, которая будет насмерть уничтожать Путина, для которых это будет просто вопрос личной жизни и смерти. Причём физически они могли бы просто съехать, если уж так не любят. Они не будут съезжать. Они будут здесь биться насмерть за его уничтожение.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это обратная сторона. Это человеческая сущность, существо. То есть сложился компрадорский управляющий класс, и Путин фактически революцию запускает по взламыванию этого класса и перестраиванию всей страны. И часть этого (не весь) класса именно выкристаллизуется как фанатики колониального строительства России.

 

Мария Катасонова: Будет сила в тех же самых элитах, которые будут противостоять им?

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно. Раскол элит. Там будут те элиты, начальство или бизнес, которые перейдут или уже перешли, кстати, на сторону национального курса, Путина и суверенитета страны.

 

Смотрите, теория вопроса: есть колония, в колонии всё начальство назначено метрополией из-за океана. Всё начальство, все, кто более-менее важные люди. Это система: то есть ты не станешь начальством или богатым человеком, если ты не присягнёшь американцам и не докажешь иногда, что ты полностью их. И тогда ты можешь оказаться в начальстве. Вот эта вся народная система, она является частью, как бы гарантом внешней системы управления. А система управления работает через законы и систему, но с точки зрения человека это - дополнительная гарантия.

 

И вот сейчас часть из них переходит на сторону национального курса и Путина. Вообще формирует задачу перехода. Ещё несколько лет назад такого просто не было. То есть не было такой ниши под названием "национальный курс и сторонники Путина и суверенитета страны" - вот такой ниши не было. Для таких людей не было ни названия, ни позиции, ни понятия, ничего. Сейчас оно появилось - благодаря НОДу, кстати (к вопросу о роликах). Благодаря НОДу появилось, потому что вещи названы были своими именами. Оно бы и так появилось - НОД объективен. НОД - это не я, НОД шире, естественно, НОД объективный – и так бы появилось. Но, по крайней мере, мы частично это всё разжевали - и это стало оружием. Идеология НОДа стала оружием в руках национально-освободительного движения, национально-освободительного курса.

 

Произошёл раскол, часть людей перешла на сторону Путина, им обратно дороги нет. И мы сейчас видим по событиям во всём мире, что им действительно обратно дороги нет. Посмотрите, буквально несколько недель назад несколько олигархов перешли в российскую юрисдикцию, а сегодня уже по всему миру начинаются аресты. С какой стати, кстати, вопрос? Где санкции и где аресты? Санкции арестов не предусматривали. Санкции - это замораживание. А тут пошли аресты и конфискация бизнеса по всему миру, которые, естественно, там имеются. Это что значит? Это - "чёрная метка".

 

То есть американцы чётко сказали: "Вот вам чёрная метка. Обратной дороги не будет. Вы перешли на сторону Путина - это навсегда. Вы либо вместе с ним умрёте и со страной Россией, которую мы хотим уничтожим, либо вместе с ним и со страной Россией останетесь в живых, и там не важно, какие у вас внутри буду процессы и взаимоотношения".

 

А огромная часть, большинство осталась там. Между ними сейчас идёт чёткая система раскола. И вот в этой оставшейся части будет сформирована и группа фанатиков. Эта группа фанатиков и организует собственно военный заговор против Путина или политический заговор, возможно, с попытками его убить.

 

Мне заговорщики никакие ничего не говорили (я с ними не знаком). Я просто знаю, как в учебниках истории эти процессы отражаются, как объективный ход истории. И я знаю, что это всегда востребованная компонента - заговор против национального лидера, который проводит курс на восстановление суверенитета.

 

Мария Катасонова: Но он жедолжен быть к этому готов?

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос. И мы, в том числе, его предупреждаем, чтобы он был к этому готов (кстати). Это само собой, это отдельный разговор - готов/не готов. Знаете, я вам немножко так скажу на вопрос. Пока Россия занимает защитную позицию, первый заговор не удастся, второй не удастся, а двадцать пятый удастся, потому что тот, кто нападает, у него преимущество. Он может раз проиграть - перегруппировался. Американцы денег дали - второй раз проиграл, третий. Победить можно только наступлением - вот это ключевой момент, о котором говорит только НОД, больше никто, потому что вот это историческое понимание, технологию формализует только НОД в России.  

 

России для того, чтобы защититься, необходимо наступать - не защищаться. Вот если вы посмотрите, в Думе вдруг и везде пошли законы о защите: сейчас по иностранному бизнесу, который мы поднимали, кстати, 2 года назад поднимали. Все на нас орали (про СМИ-агентов), кричали, вопили, та же "Единая Россия", кстати. И те же люди, которые тогда на нас вопили, сейчас так же выходят на экраны, говорят, какой хороший закон и как его надо срочно принимать. Молодцы! Мы довольны, потому что нам не важно, кто автор, важно, чтобы решалась проблема. Это как раз типичное поведение вот этого среднего слоя, который перебегает. Вначале они против национального курса и Путина, и потом Путин, укрепляя свою власть, его подтягивает к себе, и они перебегают на его сторону и потом будут, естественно, получать награды и медали и всё остальное - нормально. Это мы видим прямо на конкретных вещах.

 

Так вот как наступать и куда наступать - говорит только НОД.

Вот как защищаться, уже говорят многие: такой закон принять, тут в Интернете дата-центры в Россию перенести, тут средства массовой информации, наконец, объявить иностранными агентами и решить проблему, как мы говорили всё время. То есть, как защищаться, более-менее понятно становится людям.

 

Но решить проблему можно только наступлением. А наступление НОД изначально  дал чёткую теорию из истории (не мы придумали) технологии решения проблемы. Если мы укрепим государство в суверенитет, мы автоматически сделаем непосягаемые основы российской государственности. То есть там уже будет вопрос не в личности.

 

Вот сейчас они скинут Путина - попытаются, естественно. Почему заговор против него? Потому что они надеются, что им удастся вместо него Ходорковского подтащить. А изменение основ на суверенные меняет саму вертикаль. То есть, кто бы там ни был, какие бы люди там ни начальствовали, какие бы должности ни занимали, уходит один - его тут же автоматически заменяет другой, третий, четвёртый, двадцать пятый. Даже если один окажется по каким-то причинам из чиновников (из крупных) перекуплен, значит, система автоматически его продублирует, выгонит из себя. Это и есть технология защиты суверенитета. И НОД предлагает наступать.

 

В чём наступление НОДа? Я вам уже могу, опять же, прогноз гносеологический, как это говорят, то есть познавательный - сказать.

Защищаться какое-то время будут. На базе защиты сформируется гвардия национального курса путинского - это хорошо. Но потом всё равно в результате заговоров, борьбы с ними - перейдут к необходимости наступать. Цель, то есть Берлин, наступление и прочее - говорим мы.

Мы заранее говорим:

- Без референдума не обойтись.

- Без Конституции не обойтись.

- Без изменения устройства страны не обойтись.

 

Другое дело, что если мы получим здесь тяжёлые процессы в связи с иностранными заговорами в России, то, как это ни парадоксально, наши решения окажутся более радикальными. Мы же вообще добрые люди. Мы говорим: "В Конституции поменяйте тринадцатую, пятнадцатую статью". Если в стране начинается, например, попытка переворота, восстания антироссийского, интервенции майдановского типа или ещё чего-то, это приведёт к резкой радикализации наших предложений. То есть возьмут не первый лист наших предложений, а следующий, где надо поменять все должности в стране, где надо поменять не только два раздела Конституции, а вообще всю её, потому что её архитектура сама по себе колониальная. Мы это тоже делаем, но мирным путём - второй, третий, четвёртый этап, а это может оказаться немедленно востребовано. Так устроена история, так устроена конкуренция наций.

 

Поэтому мы находимся объективно на пороге жесточайшей борьбы в стране, борьбы внутри всех систем: элиты с элитами, бизнес с бизнесом, чиновники с чиновниками, генералы с генералами. И в этой борьбе нам придётся победить. Я думаю, что эта борьба не будет просто так, будет цена: и материальная, и моральная, и человеческая. Нам придётся в ней победить, как мы до этого всегда и побеждали. А технология победы - НОД. Значит, НОД востребован. Вот ваши ролики.

 

Артём Войтенков: В общем-то, ваши. Вы вот говорите: люди будут, там, генерал с генералами, а форма-то одна, люди одни, звания одни - поди разбери, кто за кого. Генералитет милицейский - вот кто там за кого? Я ж не знаю.

 

Евгений Фёдоров: Артём, вы в академии Генерального штаба учились?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Поучитесь. Вы не представляете, как сложно вести войны и вообще сложно планировать эти войны, какие факторы для этого надо учитывать. Это наука, в которой люди, там, 10-20 лет учатся этой науке и тогда из них получаются хорошие командиры, начальники, генералы и так далее.

 

Это - то же самое.

НОД и национально-освободительная борьба - это борьба, война, иногда, как на Украине, в форме войны. И там побеждают интеллектуалы. То есть там понятно, что сердце является мотором этой борьбы, и желание свободы своей Родины, но победа будет в руках умных голов, которые внутри этого процесса. Мы не можем отсюда взять и каждой умной голове вложить ум. Эти умные головы сформируются во всех узлах нашей борьбы, то есть, как мы сейчас говорили, по секторам: в бизнесе, в средствах массовой информации, во власти, среди генералов и так далее. То есть пойдут процессы очищения.

 

Очень много будет ложных процессов, к сожалению, потому что мы не пошли по мирному пути, пошли по жёсткому пути национально-освободительной борьбы, Россия объективно пошла. Поэтому, как говорили раньше, "Лес рубят - щепки лепят". К сожалению. Ну, таковы объективные процессы. Вы там даже сразу не скажете, если кто-то кого-то ударил политически, то это - национальный курс ударил пятую колонну или пятая колонна национальный курс? Это так сразу даже не поймёшь.

 

Артём Войтенков: Вот я и говорю.

 

Евгений Фёдоров: Это внутри люди понимают, которые в этой конструкции находятся. Один олигарх понимает: другой олигарх является пятой колонной или сторонником национального курса, потому что они из одной парты, они из одной кухни, рядом стоят с поварёшками. И они ещё оба были рядом в системе внешнего управления, и один из них или другой, третий уже принял решение перейти. Он же знает, какое решение, через что он прошёл. Они же одной крови, и они между собой там будут бороться. Это отдельная история, мы её сейчас увидим. Мы увидим, как эти драматические события будут разворачиваться.

 

Мария Катасонова: Нам стоит ждать уличных беспорядков?

 

Евгений Фёдоров: Обязательно. Я думаю, что американцам надо собрать силы. У американского посла.... А раз его пропустили на должность посла (могли бы, кстати, и не пропустить) - уже означает, что в России подготовлена мощная точка для пятой колонны. То есть уже предательство предварительного характера состоялось. Так вот, у американского посла - у него методика, которую он везде использовал. Если вы хотите узнать, что будет в России, просто посмотрите, что было в Грузии.

 

Артём Войтенков: Где он был послом.

 

Евгений Фёдоров: Да, накануне прихода Саакашвили. На Украине накануне выборов Порошенко и назначения Яценюка из-за океана и Ромпея. У них там методика-то одна: прямо один, два, три, четыре, пять, шесть и каждый из пунктов ещё разбивается на сотни. Их сейчас никто не анализирует - это запрещено, но, в принципе, можно найти несколько часов для такого анализа. Я думаю, что и мы у себя краткий анализ сделаем именно по датам, чтобы люди понимали. То же самое в России.

 

Недавно прошёл марш предателей и фашистов - это начало процесса.

Моя оценка. Я знаю, что там не так много народу пришло, но тем не менее оценка такая: туда уже пошли деньги олигархов, пошёл заговор, в самом начале. То есть ткнулись в Питер - не прошло: в Питере оказалось неожиданно - Полтавченко. Кстати, очень хорошая фигура оказалась. Может быть, не все это понимают. То есть человек двадцать лет во власти и во власть не погрузился, обратите внимание. Это вообще редкий случай.

 

Артём Войтенков: Что значит "не погрузился"?

 

Евгений Фёдоров: Не погрузился. Участник власти - это определённая система отношений. И он каким-то образом (это исключительный случай), будучи в системе власти везде (ближним человеком к президенту), не погрузился в обязательства и связи этих отношений. Я ж не буду употреблять всякие слова, там, "коррупция", "взаимоотношения".

 

Артём Войтенков: "Кумовство", "сватовство".

 

Евгений Фёдоров: Да, "иностранные завязки" - не буду. Но мы же понимаем, что у 80-ти процентов это так. А если всё посмотреть, то практически у 90% это так, даже 95. Я боюсь сказать цифру 100, потому что не будем обижать. 5-10% оставим - это элемент системы. А он не погрузился, поэтому он там. Вообще неожиданное назначение для Питера, заметили? Что Путин взял его туда поставил?

 

Артём Войтенков: Я не понял. Я, честно говоря, не отслеживаю.

 

Евгений Фёдоров: А вот вообще, если взвесить логику, - не понятно. То есть Путин его туда воткнул, будучи стойким оловянным солдатиком. Или, посмотрите - Нарышкин.

 

Артём Войтенков: Председатель Госдумы?

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот последние два года человек абсолютно тихий и незаметный. И вдруг пошёл танк. То есть потащил законы, против которых выступает правительство, куча людей из администрации президента, которые опираются на пятую колонну, и которые в принципе верховодят процессами. То есть уже элемент заговора Путина с Нарышкиным по проведению ручных законов против пятой колонны олигархов - пятой колонны и проамериканских, скажем, олигархов, системы и так далее.

 

Фактически, давайте говорить честно: Путин сделал закладки в ключевых позициях вторжения. Вот как Генеральный штаб рассчитывает ситуацию и говорит: "Скорее всего, враги пойдут вот на этом участке, будут десантироваться на этом участке побережья". Побережье - тысяча километров, а Генеральный Штаб считает: вот на этой сотне, может, на одном проценте. Почему он так считает? Потому что там сидят люди, которые умеют... Они могут ошибиться. Ошибиться -  проиграть войну. Всё побережье не закрыть, всю систему не закрыть, значит, какие-то... Он правильно выставил. То есть атака в Питер – отстоял. А Москва – нет. Москва - пробой, защита пробита.

 

Артём Войтенков: Ничего ещё не произошло.

 

Евгений Фёдоров: Но я уже вижу: защита пробита.

 

Артём Войтенков: Почему вы считаете? Там вышло семь тысяч человек, но их много было достаточно.

 

Мария Катасонова: Одновременно с этим запретили контрмитинги.

То есть были неоднократно поданы на ближайшее время заявки по проведению митингов либо в поддержку Донбасса, либо против пятой колонны, антимайдановские. Больше пяти точно было заявок на достаточно крупные мероприятия, народ готов был прийти - тысячи человек, более пяти тысяч: мэрия Москва всё заворачивает.

 

Евгений Фёдоров: То есть разрешено только антироссийским силам. Вроде бы, мелочь, ерунда. Я понимаю, что в системе власти мэрия Москвы (я немножко знаю технологию решений) - она не субъект принятия решений. То есть там есть определённые субъекты, которые в результате формируют позицию этого уровня, то есть к ним спускается решение. Но мы говорим по факту. Мы видим, что защита пробита. Москва - я не хочу сказать беззащитна, но Москва с пробитой защитой в отличие от Питера. Это означает для нас, как специалистов: следующий удар будет в Москве, такой масштабный. В регионах тоже попробуют: в Калининграде (там в Калининграде неблагополучно, видно), в Новосибирске, во Владивостоке (традиционно там у них сильные), Кавказ. Они почувствовали, как запах крови хищники чувствуют: в Москве.

 

Артём Войтенков: То есть более слабое место, можно поджать.

 

Евгений Фёдоров: Оказалось, да, то есть у них сильнее позиции. Питер не прошёл, хотя Питер, в принципе, для них с точки зрения первичного подхода был объективно более ближе, то есть удобнее.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Традиции города, сильные пропорции. Если в Москве массовая поддержка предательства пятой колонны где-то достигает 30% потенциально, то в Питере где-то 40%. Лучше работали американцы там, например. Лучше там разложились, расположились. Он ближе к границам, а значит, несёт определённые пограничные элементы кармы. Есть такие моменты. Это такие вещи (видите, я руками так делаю), которые надо чувствовать.

 

Так вот, Москву пробили, и это означает, что в Москве будет генеральное наступление американцев. Когда будет генеральное наступление американцев? Ну, я думаю, что весной. Потому что с учётом "пробитой" Москвы тянуть им два года не надо.

 

Артём Войтенков: Ну, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Просто не надо. Нет, так бы они тянули. Это же, знаете, если видят, что не получается - откладывают. Вот как с Питером: не получилось, штаб эвакуировали, отложили, бедную Дмитриеву Оксану бросили. Она там орала, как комиссар, бегает, орёт: "Вперёд, в атаку!" А никого солдат нет: все ушли кушать. Как-то так получилось, глупо немножко, но тем не менее.

 

Артём Войтенков: Маша, ты же была на этом Марше якобы мира. Что там интересного? Рассказать. Я не был, я смотрел фотографии. Меня поразило достаточно большое количество плакатов на иностранном языке, на английском: "Not War!", там, про Путина ("грязный Путин" на английском всё это).

 

Мария Катасонова: С самого начала, 21-го числа с самого утра в Яндексе в топе полдня держалась новость о том, что Ходорковский в случае кризисной ситуации в России готов стать президентом. Буквально когда два месяца назад Евгений Алексеевич говорил о том, что Ходорковский назначен на место Путина при госперевороте, все говорили то, что это невозможно, опять из разряда фантастики. Сейчас Ходорковский французской газете говорит о том, что "Да, я готов". И прямо перед маршем мира эта новость держится в топе новостей.

 

На самом Марше мира было удивительно то... Ну, не удивительно, а вот, опять, технологически интересно то, что впереди колонны (то, что показали все средства массовой информации) шли порядка нескольких сот человек, действительно за мир, счастливые улыбающиеся лица, никаких провокационных плакатов. Но остальные там несколько тысяч человек шли с НАТОвскими флагами.

 

Артём Войтенков: С НАТОвскими даже?

 

Мария Катасонова: Да, там были НАТОвские флаги, у нас есть фотографии), с бандеровскими флагами (кстати, как их пропустили?). Шли с плакатами и растяжками, скандируя лозунги про свержение президента, про подготовку революции в России. То есть никто ничего не скрывает. Были иностранные флаги. Были флаги Евросоюза. Не буду, там, про американские флаги на футболках (это достаточно привычно сейчас). Было очень много иностранцев, было много студентов, было много представителей ЛГБТ сообщества. И было много людей, которые, в принципе, немножко не понимали, зачем они пришли. У них был такой потерянный взгляд. Вот эти прохожие случайные, которых собрали под красивый лозунг "Нет войне". На самом деле 80% лозунгов, если не больше, 90 наверное, было посвящено тому, что "Давайте свергать Путина, партию жуликов и воров, партию убийц". То есть антигосударственный, антипутинский характер носил этот митинг.

 

Артём Войтенков: Понятно, в общем, не Марш мира.

 

Мария Катасонова: Марш мира - там было первые пятьсот человек. Всё.

 

Евгений Фёдоров: Это надо понимать. Вот есть такое понятие – "Полк Бранденбург", немецкий?

 

Артём Войтенков: Вы рассказывали.

Евгений Фёдоров: Люди знают, это же историческая вещь. Когда отбирается целый полк людей, которые тогда говорят по-русски, немцев (там чистые немцы), специально подготовленных, которые переодевались тогда в советскую форму и осуществляли функцию в тылу Красной Армии диверсионную, декоммуникационную, т.е. разбивали коммуникации. То есть создавали ситуацию, когда основные силы могли бы наступать. То есть мы видим, что количество вот этих сил "полка Бранденбург" интервентов в Москве значительное. А с учётом того, что есть так называемый резерв из Украины, который может подкинуть до двухсот тысяч человек в критической ситуации. Критическая ситуация - это значит один раз. То есть под специальный какой-то процесс, когда пойдёт, когда уже начнут жечь покрышки на улицах Москвы, можно перебросить двести тысяч. Это огромная сила.

 

Мария Катасонова: Кстати, я, извините, перебью, среди вот этих людей, которые пришли на Марш, было очень много радикальных организаций. И источники в полиции (я не знаю, насколько это правда или нет) мне лично говорили о том, что там были представители "Правого сектора". Не просто там флаги "Правый сектор" кто-то поднял, а действительно боевики были.

 

Евгений Фёдоров: Маша, но для этого американцы и напали на Украину. Удар по Украине - есть подготовка удара по центральной России, в этом логика этого удара. Естественно, когда они планировали этот удар, двухходовка и была. То есть удар по Украине, перехват на Украине пропаганды людей, подтягивание наёмников, переформатирование людей, их раскручивание, и потом они должны прийти в Россию - иначе нет смысла.

 

Количество людей, которых американцы могут загнать в Россию - не просто радикалов, а подготовленных в боевых лагерях. То есть он без оружия, но его месяца три готовили, ему тут вдруг приехала машина, из кузова раздали - он вооружён, он уже полностью подготовлен. Вот таких до двухсот тысяч. Причём это русские люди - внешне русские, которых вы ничем не отличите. Они подготовлены, они подготовлены в плане инструктажа. То есть они не будут вам выскакивать, у них задача одного дня. У них не задача всё время расшатывать ситуацию. Расшатывать ситуацию - власть сумеет реорганизоваться и перехватить. Их задача - внезапный бросок в критической сфере, "Ночь длинных ножей". В том числе и физическое устранение тысяч людей в Москве, чтобы было понятно, обязательно будет заложено в их план в какой-то ситуации. Просто по квартирам пойдут.

 

Артём Войтенков: Кстати, вот по поводу пятой колоны, мне случай рассказали на днях. Ребята приехали из Донецка, которые воюют в пятнистой форме. Они захотели на ВДНХ сфотографироваться на ВВЦ. Они взяли флаг Донецкой республики, какой-то плакат, то есть всего лишь два предмета: флаг и какой-то плакат. Их там несколько человек. Их повязали в милицию, значит, увезли. ОМОН сразу разобрался. Те, кто простые бойцы, сразу там побратались, шевронами поменялись.  А какие-то вот те, сотрудники полиции, даже, в общем-то, один человек, который дал команду их брать, он не считал, что они что-то сделали такое хорошее, он считал, что они наоборот нарушили закон, ну и соответственно отпустил это всё дело.

 

Евгений Фёдоров: Его надо в нашу картотеку, потому что мы понимаем, что будет много предательства в правоохранительных системах. Американцы с ними работают. Это такая технология - они с ними работают. Ну, какой-то процент будет предателей, может быть 10%. И, причём, чем начальственнее человек, тем этот процент будет расти, потому что они работают с начальством.

 

Мария Катасонова: Да, вот мы заметили такую тенденцию, мы же работаем тоже с улицей. Именно в моменте противодействия белоленточным акциям, рядовые там, сотрудники полиции, ОМОНа очень хорошо относятся к нам, с пониманием всё. Приходит начальство, человек, который отдаёт приказ - просто настолько категоричен, даже если нет прямого нарушения закона, стараются подогнать под это.

 

Евгений Фёдоров: Некоторые, да. Это идёт. Система управления идёт оккупация сверху вниз. Соответственно, народ, он больше рассматривает себя в парадигме свободных людей, свободной страны, а начальство, чем выше начальство, тем оно интегрировано. Американцы же сверху назначают: сверху вниз, а не снизу вверх. Поэтому это всё логично.

 

И технология, которую проводит американский посол:

- Зацепиться на улицах.

- Следующий этап - предательство части силовиков.

- Параллельно с этим этап – заговор олигархов.

Олигархи очень важная фигура. Почему? Потому что большая часть чиновников завязана на олигархах. Чтобы было понятно. То есть так у нас устроена система кадровых назначений массовых (тысяч, десятки тысяч людей), что практически каждый, большинство чиновников имеет персональное назначение от какого-то олигарха или крупного предпринимателя. Это такая система. Она осталась ещё со времён 90-ых годов, когда Путин частично её разрушил, убрал Политбюро вот это, семибанкирщину, начальство как бы, совет такой олигархов убрал. А система по-прежнему осталась.

 

Поэтому американцы через олигархов, через имущество за рубежом, через крупных собственников как бы выходят на чиновников. И в том числе на силовиков, особенно в МВД. Минобороны меньше интересует их. А МВД - там обязательно завязки, крыши, прикрытия взаимные, команды. Это всё часть системы и, естественно, она через олигархов выходит на зарубежную компоненту. Поэтому с генералами идут беспрерывные такие разговоры, чтобы их взять, чтобы их подтащить и чтобы их в нужный момент, чтобы они предали. При этом их будут беречь, чтобы они не засветились раньше времени. Поэтому много нас ждёт сюрпризов именно, мы будем видеть предательство от человека, от которого, может быть, мы и не ожидали такого. И тут вдруг эта ситуация всплывёт.

 

Соответственно, заговор олигархов, заговор в органах власти, в силовиках, параллельно улица, как раскачка ситуации и дальше главное действие это – государственный переворот. Просто иногда спрашивают: "Как будут американцы делать государственный переворот? Содержательно". Очень просто. Тут ничего сложного нет. Ну, например: силовики, улица, олигархи, заговор. Заговор каким-то образом, допустим, если у них удастся, отстранит Путина или каким-то образом его выведет за информационное пространство там - варианты. Может и без этого быть. И параллельно с раскачкой ситуации формируются вот эти же, внутри уличных отрядов, где (ещё раз говорю: американцы готовы из Украины завести до 200 тысяч боевиков) формируется подотряд профессиональный, узкий, спецназ такой Майдана, который, допустим, возьмёт под контроль Государственную Думу, например, Совет Федерации и та же Государственная Дума с теми же депутатами. Не случайно американцы согласовали продление на год Госдумы. Назначат, например, Ходорковского председателем правительства. Ну, как бы, на волне народного такого движения, то есть, как бы народ врывается в Государственную Думу, вносит на плечах Ходорковского. Это же отработано в Киеве. За каждым депутатом стоит человек с дубиной или с пистолетом, камеры их, естественно, не показывают, показывают только кнопки голосования. И происходит такое фиктивное голосование, как в Верховной Раде.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, но всё равно в Киеве, мы просто непосредственно, там были - там не было противодействия на улице. То есть на улице была представлена только одна сторона. Даже в Москве, в которой…

 

Евгений Фёдоров: Там был фон. Улица даёт фон.

 

Мария Катасонова: Фон был представлен, но только с одной стороны. В Москве же выйдут и те люди, которые не согласны видеть премьером Ходорковского. Не получится какое-то такое кровавое месиво?

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Во-первых, про Ходорковского вам скажут, когда его уже назначат.

 

Мария Катасонова: Но всё равно люди выйдут.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Когда его назначат. Мы просто сценарий рассматриваем. Произошёл факт государственного переворота, в Думу ворвались американские боевики русскоговорящие, они инсценировали избрание, например, Ходорковского, председателем правительства. И в условиях первого акта, когда Путин каким-то образом отодвинут, отжат и так далее, Ходорковский – исполняющий обязанности президента, о чём он собственно и сказал, не забывайте. То есть это вот такая технология, она уже видна. Просто рука у Тэлботта американского, она уже набита. Он этой рукой одинаково всё время рубит капусту. Поэтому это видно, как они выстраивают схему. Это не какой-то инсайд, хотя было совещание в Госдепартаменте и при назначении Тэлботт, когда Ходорковский звучал, и американцы открыто сказали, что они планируют Ходорковского назначить президентом России. Но, в принципе, это как утечка. А, вообще говоря, они в него вкладывались 10 лет.

 

Как технология работы пятой колонны? Я вам говорю, например: вплоть до того, что в средствах массовой информации заключали договора, наши российские, с проамериканскими фондами об упоминаниях Ходорковского. Вы думаете, если вы немножко забыли, когда Ходорковский сидел, ну только утюг про него каждый день не говорил. Это не потому, что утюг такой Ходорковского любит, а потому что это организованный процесс промывания мозгов и пропаганды. Когда заключаются, в том числе договора с информационными ресурсами, об упоминании. Задача информресурса, по договору, по официальному, в том числе: упомянуть Ходорковского 20 раз за неделю. Вот они сидят из пальца высасывают. Адвокаты Ходорковского сказали: "Собака Ходорковского гавкнула это". Потому что у них так записано, и они этот договор отрабатывают. Это не проамериканские информационные ресурсы, а те, которые пятая коло