Подписка на RSS - Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров

портрет: 

Почему убили Немцова

Борис Немцов был убит для поджигания Майдана в Москве и последующего государственного переворота.
По технологии для революций и переворотов обязательно нужны жертвы. Затем на место гибели нагоняется толпа, в которой устраивают беспорядки и бросают на штурм Кремля.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Почему убили Немцова

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_nemtzov

 

Часть из "Евгений Фёдоров 4 марта 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-03-04

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров -депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что ни для кого не секрет, что ЦРУ организовывало тысячи убийств разного рода.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: У них ни на секунду не дрогнет рука принять решение, если это нужно для целей государственной безопасности и строительства американского мира.

 

Артём Войтенков: А почему вы думаете, что это именно американцы?

 

Евгений Фёдоров: Любой интервенции нужна сакральная жертва, оранжевой интервенции, мы это видим, они везде были:

- Года три назад была попытка революции в Иране - убили девушку.

- На Украине - небесная сотня.

- В России, помните 91-ый год - троих ребят задавили танками, и это позволило Горбачёву разыграть спектакль под названием "ликвидация", спектакль, сопровождающий ликвидацию Советского Союза.

 

То есть, это везде, это стандартная технология. Значит, вопрос: кто удобен для такого рода сакральной жертвы? Понятно, что лучше всего, если это будет человек, как бы спровоцирующий пятую колонну в стране на какие-то действия, заранее подготовленные, организованные, но, якобы, внезапные и спонтанные. Это же в этом как бы главная фишка. Вот вчера ещё было тихо, а потом вдруг внезапно мощная спонтанная ситуация.

 

Дальше смотрим, почему Немцов в этой ситуации? Потому что, известен во всём мире. А в этой спонтанной реакции очень важно мировое финансирование, мировая поддержка, и мировая консолидация. Аналог – Боинг. Нужно было сбить Боинг для того, чтобы обвинить Россию, и как бы создать мировую консолидацию против России. Сейчас абсолютно такая же история - террористические акты. У нас же было много терактов, десятки, если не сотни.

- Вот, убили пятнадцать полицейских в Грозном не так давно.

- Или взрыв на вокзале в Волгограде.

- Или взрыв в метро в Москве раньше.

 

Для чего это делается? Для того, чтобы создать возбудительный фактор. Здесь - это террористическое убийство, то есть, теракт в центре Москвы, учитывая, что Немцов известен всем, а в то же время, он не так нужен американцам для организационных дел, у них есть уже подросшая смена. Кроме того, он как бы из прошлой команды в целом, недостаточно в организационном плане их устраивал, это видно было. Кроме того, он, вообще-то говоря, изначально был за Путина. Поднимите его интервью начала двухтысячных годов, он был на стороне Путина, и поддерживал Путина.

 

Артём Войтенков: Но потом он наоборот стал.

 

Евгений Фёдоров: А потом он так же и обратно станет, если что, они же это понимают. У них есть подросшая молодая смена, например, тот же Навальный. Поэтому, Немцов им как бы стал не очень нужен, а на жертву кого-то надо назначать. Очень удобный Немцов, именно с учётом факторов. Теперь, почему теракт? Понятно: центр Москвы, Красная площадь, рядом Кремль, все условия для громкого террористического акта. То есть, что-то вроде небесной сотни, только в одном лице. То есть, сто человек убили неизвестные снайперы.

 

Кстати, Бжезинский говорил, что это те же самые люди, то есть, те, которые организовали, просто физически та же команда. Те, которые организовали расстрел небесной сотни в Киеве, провокаторы со снайперскими винтовками. А мы помним, кто организовывал - это Парубий был и нынешнее руководство, которое американцы сегодня назначили на Украине главными. Поэтому, это даже технологически та же самая команда, профессиональная. Она, эта команда прекрасно знает, что такое Москва, часто в Москву ездят люди, поэтому, для них это, организовать теракт в Москве, в принципе, это, так же, как в Киеве, не так сложно в плане знания и организационной стороны. Ресурсов там более, чем достаточно. Спецов там более, чем достаточно. То есть, минимум, в этом убийстве привлекалось наверно десятки людей, это видно в каких-то организационных моментах: слежка, сопровождение Немцова, движение автомобиля, может быть, автомобиль был не один, страховочный. Скорее всего, это десятки людей участвовали. Поэтому, в чистом виде террористический акт, организованный спецслужбами Соединённых Штатов Америки, их стиль, и спецслужбами, им подчинёнными на территории Украины. Вот, если грубо сказать.

 

Теперь, посмотрим как бы, пошире на проблему. Итак. Американцы запланировали в России мощный такой марш, который должен был ознаменовать начало собственно подготовки, и переход в ситуацию майдана.

 

Артём Войтенков: Это который вот "Антикризисный марш Весна".

 

Евгений Фёдоров: Да, так его назвали. Впервые этот марш потребовали провести в центре Москвы, господин Ходорковский. Мало того, он потребовал провести, даже если не будет разрешения. То есть, с точки зрения письма Ходорковского, которое мы знаем, и товарищей, которые его подписали, там сказано: "Мы при любых обстоятельствах будем проводить в центре Москвы марш". То есть, подготовка началась больше месяца назад.

 

Артём Войтенков: Такие вещи делаются сильно заранее, да.

 

Евгений Фёдоров: Да. С момента этого письма. Дальше начинается в рамках подготовки этого марша накачка людей, подготовка территории. После этого, мэрия Москвы разрешает этот марш в Марьино. В принципе, организаторы спокойно на это пошли, потому что, скорее всего, планировщики, они организаторов в такие вещи не посвящают, чтобы не было утечек, типа террористического акта. Но, тот, кто заказал, то есть, посольство Соединённых Штатов Америки, ЦРУ и Госдепартамент, они конечно уже распланировали, что произойдёт событие, в результате которого будет реализован первоначальный замысел. То есть, марш произойдёт в центре Москвы, рядом с Кремлём, что собственно требовал Ходорковский, и как бы при любой ситуации.

 

Ситуацию, я так понимаю, планировщики понимали, они создадут. Появляется Немцов, появляется сакральное место на Васильевском спуске, и соответственно, появляется возможность этот марш провести там, где он изначально и был задуман. В этом письме это было изложено, рядом. Для чего им нужна была Тверская, Манежка, или вот, как Васильевский спуск? Чтобы подготовить ситуацию со штурмом Кремля. То есть, мы понимаем, что американцы готовили первые события майдана в виде, неудачной, наверное, на первый раз, но, попытки штурма Кремля.

 

Дальше происходит вот это запланированное американцами убийство в этом месте, марш сюда возвращается, и вся машина подготовки, а она подготавливалась на сто тысяч человек, обращаю ваше внимание, эта цифра была заложена сразу у Ходорковского, вся машина подготовки запускается сюда.

 

Мало того, смотрите, как изменилась позиция самого Ходорковского. Почему мы о нём часто говорим? Потому что по американской версии он - президент России. Результат этого марша – привод Ходорковского к власти, как промежуточный этап, и дальнейшая ликвидация России. Так вот, он вдруг резко изменил слова. То он говорил о том, что Путин ещё пять-десять лет. Тут вдруг, внезапно, он говорит: "Всё, остались буквально последние дни, срочно, срочно, типа, на штурм". Это означает, что они все рассчитывали, что история с убийством Немцова запустит вот это процесс, который позволит им перехватить уличную инициативу, и запустить марш.

 

Дальше посмотрим. Начинаются такие чисто профессиональные вещи.

Во-первых, кто смотрел этот марш, он видел так называемые красные капюшоны. Можете посмотреть, у нас есть лекции, мы ведём для актива Национально-освободительного движения, как противодействовать интервенциям. И там обрабатывается опыт уже порядка двадцати успешных интервенций со стороны США, оранжевых, то есть, вот такие технологии. И там везде есть неизвестные снайперы, красные капюшоны, или, так называемые бригадиры, вот здесь мы их тоже видим. То есть, вроде траурный марш, но мы чётко видим несколько десятков красных капюшонов. Это бригадиры в толпе, которые координируют толпу.

 

Следующий момент. Помните, мы всегда говорили, начнётся госпереворот, внезапно будет странное поведение средств массовой информации? Внезапно. То есть, до этого они были такие, просто, чуть ли не облизывали Россию, а тут вдруг, они странным образом поменяют. Не обязательно в лоб. Мы явно наблюдали это. Когда убили пятнадцать полицейских из Грозного, вот точно не было такой истерики и ажиотажа, как после убийства Немцова, хотя, это государственные служащие, в результате теракта, например. Или даже те теракты, которые были в Москве массовые, такого ажиотажа не было - не было траурных маршей, всего остального.

 

Артём Войтенков: Ну да, когда дома взрывали.

 

Евгений Фёдоров: Дома взрывали, да. То есть, этого не было. То есть, понятно, что это некая идея, которая появилась, и которая обрабатывается. Но важно даже не то, что, как бы почтить память Немцова. Я, кстати, пользуясь случаем, хочу выразить соболезнование его родственникам и родным, потому что, категорически нельзя использовать метод убийства, на который пошли американцы. Но это другой разговор. То есть, даже не в этом дело, не в личности. А дело в конкретной организационной компоненте проведения марша на Васильевском спуске. То есть, вы понимаете, почтить память можно по-разному. Но, не обязательно, чтобы почтить память, в центре Москвы организовывать марш. А дальше начинаются профессиональные вещи.

 

Итак, смотрим.

Понятно, "Дождь" всегда относился к системе пятой колонны. К нему вдруг присоединяется в полном объёме РБК - внезапно, и по полной программе.

 

Артём Войтенков: Ну, РБК тоже…

 

Евгений Фёдоров: Не до такой степени. Добавилось. То есть, к ресурсу "Дождя" добавился ресурс РБК. Дальше: "Вести 24" - вообще странная история. Мы специально записали, и вы можете посмотреть, до сих пор в интернете есть, как вело себя "Вести 24" после убийства Немцова накануне марша. Не в том дело, что они всё время говорили о Немцове, ещё раз говорю, это разное может быть отношение к человеку, возможно, это очень важный для редакции "Вестей 24" человек, уж несравнимо важнее убитых людей в Московском метро, или в других террористических актах.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, он известный человек.

 

Евгений Фёдоров: А при чём здесь известный? А убитые люди простые, это что? В Московском метро.

 

Артём Войтенков: Для средств массовой информации мусолить известного человека лучше, его больше знают.

 

Евгений Фёдоров: Я даже не об этом. Надо видеть профессиональную сторону вопроса. "Вести 24" начали, есть такой термин, "упоминание", вдалбливать в мозг людей, что завтра, то есть, они целый день это делали, состоится траурный марш, на который обязательно надо прийти. Вот в чём логика была. Называется это - упоминание. Просто, чтобы было понятно. Вот накануне проводился Антимайдан. На Антимайдан собрались силы пророссийской ориентации. "Вести" тоже о них говорили, потому что, всё-таки, статус мероприятия, бегущей строкой. Так вот, упоминаемость в пятьдесят раз ниже, чем те же "Вести" на марш, как бы траурный. Он на самом деле изначально не планировался, как траурный, он должен был перерасти в беспорядки и штурм Кремля.

 

Артём Войтенков: В Марьино это сложно сделать.

 

Евгений Фёдоров: Это само собой. Про Марьино никто даже не думал. Мало того, соглашаясь на Марьино, уже планировщики знали, что будет повод, в результате чего вся эта машина, я так думаю, что тут было не без коммуникаций и с Московской мэрией, и со всеми остальными, переместится сюда, к Васильевскому спуску. То есть, будет какое-то событие.

 

Так вот, в пятьдесят раз выше упоминание. Что это означает? Это означает, что туда вытаскивали, психологически, людей, которые никакого отношения не имеют. Им создавали такой камертон общественный, что вот там происходит очень важное событие в центре Москвы, на Васильевском спуске, и ты будешь всю жизнь себя клясть, если ты там не окажешься, чтобы быть сопричастным к этому событию. Я был в этом районе, я вам честно скажу, и накануне марша, минимум несколько человек ко мне подходило, и спрашивало, как пройти на это мероприятие, которые даже не знали вообще, о чём речь. То есть, их подняла просто эмоциональная телевизионная волна. Но эта волна, она структурируется. Не надо думать, что это вот так просто нужно упоминать каждую минуту Васильевский спуск, марш памяти, траур, что просто так. Это всё элемент пропаганды, подготавливающей массовые явления.

 

То есть, с точки зрения американцев, сочетание факторов: Немцов, их работа, пятой колонны в средствах массовой информации, подготовка больше чем за месяц, должны были создать условия, чтобы туда пришло человек двести-триста тысяч. И в принципе, такое могло быть. То есть, их расчёт был не так далёк от истины.

 

Я скажу, почему он не получился. Почему там было двадцать пять, тридцать, самые большие оценки, говорят сорок-пятьдесят. Возьмём официально - двадцать пять, или двадцать семь тысяч. Да пускай и пятьдесят, это не важно. Это недостаточно, чтобы организовать толпу на дикие действия. То есть, понятно, что там были боевики, они были завезены с Украины. Там не случайно, даже одного профессионального боевика поймали с мандатом депутата. А таких там были сотни.

 

Артём Войтенков: Это Гончаренко?

 

Евгений Фёдоров: Гончаренко. Он же профессиональный майданщик, умеющий всё это организовывать. У него прикрытие депутата, это не важно. Напечатаны, также, отдельная история, майки с Немцовым были. Вообще-то говоря, чтобы напечатать, неделя нужна. И уж точно в рабочий день, потому что, фирмы в выходные не работают. Это не трафарет дома нарисовали, это фирма печатала. Мы же печатаем майки многие, мы знаем. То есть, это минимум неделя, и точно в рабочий день, даже если ты очень будешь просить. Невозможно напечатать это за ночь. То есть, всё это было явно заранее подготовлено. Понятно, что те, кто это печатал, готовил, они не знали, что будет убийство Немцова, а им как-то по-другому это мотивировали. Кстати, надо тут следствию разобраться. Объясняя, например, что Немцов один из лидеров, и поэтому, надо носить майку с ним, но, почему-то с намёком на то, что он убит. Двузначно.

 

Артём Войтенков: Я сильно подозреваю, что там ещё майки с Навальным были.

 

Евгений Фёдоров: Запасены. Вполне возможно. Но их не дали в нужный момент. Навальный - тоже интересная история. Навальный же точно не дурак.

 

Артём Войтенков: Точно не дурак.

 

Евгений Фёдоров: И что-то я не видел за всю свою историю, агитировал в метро за какие-то свои акции или митинги, которые он проводит в принципе часто. Впервые такое. Ну, сагитировал там пять человек, максимум. Но, думаю, что это был разыгранный спектакль, договорной, чтобы его посадили, и он был в стороне: и от возможного убийства своего, он же догадывался, что это может и на него.

 

Американцы же, им плевать, для них же туземцы все: и предатели здесь, и мы с вами – дня них все туземцы, они жизни-то тут считать не будут. Что, на Украине они считают жизни своих что ли? Посмотрите, сколько там своих перебито сейчас. Я имею в виду американцев своих, то есть, те, которые служат верно американскому оккупационному режиму. То есть, они точно не будут своих жалеть: ни Немцова, ни Навального, никого.

 

Поэтому Навальный свинтил. И дал себе, с одной стороны, алиби, с другой стороны, не участвовал в этих событиях, которые могли бы перерасти в штурм Кремля, который был бы отбит, но был запущен необратимый процесс. Тут бы спросили, а где там был Навальный, во время этого штурма? А его нет, он пятнадцать суток получил. И помните, в прошлый раз, когда Навального посадили на пятнадцать суток, орал аж госсекретарь США. Сейчас полное молчание. То есть, понятно, что это была договорная история, в том числе, и со стороны планировщиков из Соединённых Штатов Америки. Это достаточно видно хорошие вещи.

 

Но для нас какие выводы надо сделать?

- Первое. Средства массовой информации пошли по сценарию госпереворота. Они остановились через сутки, потому что, видят - ситуация не получается.

- Второе. Антимайдан сработал. То есть, люди почувствовали, что будет провокация. Если хотите, русская чуйка. И в результате, двести-триста тысяч человек не пришло. Пришло двадцать семь, максимум пятьдесят.

 

Соответственно, не заработал сценарий штурма Кремля, и соответственно, вот эти красные капюшоны, они как бы зря подсуетились - украинские боевики зря подсуетились. Это всё равно, что Гитлер отменил наступление на Советский Союз, перенёс на какое-то время. Перенёс, он же это тоже делал много раз. Так бывает, мы это чётко должны понимать.

 

Но мы должны понимать, что это убийство, это первый выстрел во внутреннем вторжении собственно в Российскую Федерацию. Вот как на Украине первый выстрел был, это кровь на площадях, на Грушевского и других, небесная сотня, и так далее, и тому подобное, то в России, это выстрел в Немцова. Первый выстрел. Вот так они, американцы распланировали.

 

Дальше должно было быть - штурм Кремля, который был бы отбит, но изменилась бы ситуация в России, кровавый режим, там пошла вся эта история. Появилась бы реальная, своих бы там подрезали, сколько-то человек в этой толпе, в сваре. И появилась бы наша уже как бы эта небесная сотня, российская, символическая. И дальше они бы уже на этой базе закрепились бы там, на Васильевском спуске, даже не взяв Кремль. И дальше уже стандартный вариант - покрышки, палатки, и машина заработала. Это сорвалось.

 

Кстати, пришли на этот траурный марш совершенно посторонние люди: женщины с грудными детьми туда пошли, которые не ходят на политические мероприятия.

 

Артём Войтенков: Почему? Они пошли почтить память.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Кто-то и пошёл почтить память - небольшая часть, у кого есть память. Потому что Немцов не такая узнаваемая фигура для нас. Для американцев - узнаваемая. Пошли, потому что, их вытащили на траурное шоу. То есть, телевизор им объяснил, что в центре Москвы происходит важнейшее событие, в котором ты должен участвовать, чтобы быть причастным к важным событиям, о котором каждую минуту говорят ведущие средства массовой информации.

 

Вы представьте: вы домохозяйка, режете огурцы у себя на кухне. У вас телевизор шумом где-то там из комнаты, и он каждую минуту вам говорит: "Траурный митинг в центре, Васильевский спуск, туда, сказал такой, сказал сякой, это так важно, там такое событие должно произойти". Ну, вы как бы, даже не занимаясь политикой, поневоле думаете: "Такое важное событие, мне надо там быть, иначе, что я потом скажу своим детям, что я не был? Там что-то важное происходит".

 

И те, у кого сработала чуйка Антимайдана, у тех в мозгах сложился стоп: "Нет я не пойду, на всякий случай". А те, которые проскочили через вот этот опыт, это называется общественно-политический опыт людей, они туда пошли. Вот, их набралось пятьдесят тысяч. Из них боевиков было тысяч пять. Вот такой баланс. В принципе, боевиков Навального в Москве пять тысяч, больше нет. То есть, с Украины можно подвезти, но, когда уже будут палатки и покрышки. Тогда можно с Украины подвезти. Тогда, как бы уже начинается предательство в коммуникациях. Потому что, подчёркиваю, госпереворот - это предательство власти, о чём всё время хотят соскочить в сторону, и об этом не говорить. А предательство власти, это, в том числе, возможность туда пройти вот этим двадцати-сорока тысячам боевиков с Украины, которых как бы власть не заметит, что они там оказались. Так-то невозможно, чтобы не заметить такую толпу. Кстати, именно поэтому вот этого депутата и чуть-чуть приарестовали, чтобы дать понять, что на уровне правоохранительной системы у нас тоже контролируют ситуацию по такой динамике событий.

 

Артём Войтенков: А так его не должны арестовывать из-за того, что депутатская неприкосновенность по сути?

 

Евгений Фёдоров: Не имеют права, конечно. То есть, пока идёт война сигналов. Как на войне. Американцы бьют уже по главной нашей крепости. Здесь не получилось, здесь не получилось, будут бить здесь, здесь, здесь. Почему мы и говорим - будут бить, пока не добьют. То есть, не получится десять раз - будут двадцать бить. Не получится двадцать - будут сто пробивать нашу оборону. И на каком-то этапе пробьют, если мы не сделаем некоторых шагов.

Все же понимают, что государство всегда сильнее любого майдана, просто на порядок.

 

Артём Войтенков: Да понятное дело, Янукович мог разогнать этот майдан в любое время.

 

Евгений Фёдоров: Да, в любой момент. Он это не сделал и его генералы это не сделали. И Верховная Рада запретила ему это сделать. Там всё сложнее. В результате - войска объявили о нейтралитете. Это иностранная интервенция, а войска, то есть, стопятидесятитысячная украинская армия заявляет, что она нейтральна. Он там снял министра обороны, но уже было поздно, за неделю снял до госпереворота. И собственно, его свергло пятьдесят боевиков, которых в принципе отбить мог бы отряд из тридцати преданных солдат. Их не было.

 

То есть, у Януковича не было даже тридцати преданных солдат из стапятидеясятитысячной армии и тридцати двух тысяч Беркута. Преданных, это не значит, что сами солдаты. Это значит, генералы так выстроили систему, что в нужный момент все они исчезли, после чего Янукович сбежал из кабинета, и свершился госпереворот. Собственно, в его кабинет вошли вооружённые люди, посланные американцами, и взяли власть на Украине, в конце. А майдан был как бы антураж, спектакль для этого дела. То есть, сдачу власти осуществляет пятая колонна во власти. А майдан - только улица, это только спектакль для этого дела.

 

Артём Войтенков: Хорошо, как тогда бы пошли события, если бы на это марш пришло бы двести тысяч?

 

Евгений Фёдоров: А ровно так, как они произошли в таких случаях, в двадцати предыдущих случаях по всему миру, начиная от Египта, Украины, Грузии, Арабской весны и всего остального. Даже слово "весна" - видите, одно и то же. Методичка одна и та же. Методичку подробно мы о ней говорили, мы её изучали, это прописано вот (Эдвард Люттвак "Государственный переворот: практическое пособие")

 

Артём Войтенков: О, я тоже читаю эту книжку. Замечательная вещь. Просто замечательная.

 

Евгений Фёдоров: Теоретические исследования. Хотя книжка старенькая.

 

Артём Войтенков: Да, шестидесятого года.

 

Евгений Фёдоров: Но, тем не менее, технология, она же везде одинаковая. Поэтому, всё там прописано.

 

Итак. Пять тысяч боевиков Навального находятся в центре. У Навального самого алиби, он в околотке на пятнадцать суток. Он как бы, ни причём. Собирается двести, триста тысяч человек. Соответственно, двести-триста тысяч человек на эту улицу и набережную не влезают. Они скачиваются со всех сторон, и со всех сторон начинают туда проникать, просто продавливая кордоны полиции, и через Варварку, через Ильинку, и с других направлений. Они как бы, не проходят рамку, и пытаются пройти со всех сторон. Вот я видел людей, которые шли со всех сторон. Просто они как бы уходили за рамки. Рамки стояли, если кто помнит в районе Славянской площади. Рамки, это где была полиция, где пропускала. То есть, вы можете остановить на рамках пять тысяч человек, даже десять, но вы не можете на рамке остановить сто тысяч, или двести.

 

Артём Войтенков: Если они попрут.

 

Евгений Фёдоров: А куда они денутся? Для этого есть пять тысяч боевиков Навального с этими своими красными капюшонами, которые управляют толпой. То есть, они дают в каком-то месте, допустим, вспышку события, какой-то взрыв. Как бы сто человек могут и без взрыва возбудить толпу каким-то образом, давку, и так далее. И эта давка сметает и рамки и полицию. Тем более, полиция там, она была без всего. Сметаются рамки. То есть, вместо траурного шествия начинается как бы компот, кисель, драка, буча, давка, в которой ещё погибнет человек сто, двести, в давке просто - там же дети, там женщины с грудными детьми. Это же всё рассчитано было, это же не случайно "Вести 24" всё это качали, вот эту толпу, случайную. Значит, давка, крики, начинается просто испуг людей. Толпа в двести, триста тысяч начинает просто беситься. Но при этом она поддерживается и управляется пятью тысячами боевиков Навального со спецами с Украины, они где-то там человек пятьсот привезли во главе с этим депутатом. И вот это как бы бурление взбесившейся толпы, которая хочет куда-то бежать, будет направлена в сторону их главной цели. Главная цель – Красная площадь и Кремль. Соответственно демонстрируется – наверняка там СМИ со всего мира, камеры, штурм Кремля.

 

Артём Войтенков: Кремль трудно штурмовать.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, не требуется его взять. Начинается штурм Кремля. Начинается давка у стен Кремля. То есть, непосредственно у стен Кремля задавят человек сто, например. Это под камеры мировые. Нам не надо, как бы прыгать через стенку. Кто-то вышибается толпой (тоже не случайно сделано, этот митинг вдоль набережной), вышибается толпой в Москва-реку. Значит, в Москва-реку вываливается пару тысяч человек. Это же толпа, напор, идите - вынесут любые заборчики. То есть, тоже не случайно всё это продуман маршрут таким образом. Потому что, если бы пустили по Варварке, вы бы в Москва-реку тысячу две человек не скинули. А ещё кто-то там утонул бы, считайте Ходынка. Помните, что такое Ходынка?

 

Артём Войтенков: Ходынское поле.

 

Евгений Фёдоров: Да. Это революция, Русская революция семнадцатого года, к тому времени началась с Ходынки. То есть, возникает параллельно, условно говоря, утонули, задавили несколько сотен человек.

 

Артём Войтенков: Извините, я вас перебью. На восшествие на престол Николая II, за что его прозвали кровавый, там тысячу человек, по-моему, задавило на площади. Причём, они не хотели там кого-то убивать, они за подарками пришли.

 

Евгений Фёдоров: Раздавали конфетки, да. То есть, то же самое, логика такая же. Всё, в результате, представляете, утонет несколько сотен человек, давится несколько сотен человек, включая детей, включая младенцев. Это как вы воспринимаете, в центре Москвы? После этого усидит Путин?

 

Артём Войтенков: Не знаю, всё зависит от действий.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения американцев - не должен. Они же просчитывают логику. То есть, после этого они идут по своим коммуникациям, через бизнес, через чиновников, через пятую колонну, и говорят: "Вы видите, где вы, в какой стране? Вы видите, кто у вас начальство, которое организовало такую давку?" Как это было вот в те времена.

 

Вы видите, что ровно к вечеру этого дня все средства массовой информации России, все СМИ основные переходят на жёсткую, вскрывают пакет номер два так называемый, который им из американского посольства уже доставлен. Там у них у всех есть где-то на уровне главного редактора, уже подготовленный от Америки человек, который как бы берёт управление каналом на себя, если главный редактор ещё там что-то сомневается.

 

Артём Войтенков: То есть, просто ему пинок под зад…

 

Евгений Фёдоров: Да конечно, и зам главного редактора: "Вы же видите, какая кровавая каша, люди, коллектив, вы, на чьей стороне?" Он перехватывает управление каналами. На каналы тут же влетают боевики Навального, которые готовы. Толпа взрывает, в смысле, освобождает Навального, выносит его на руках, телевидение, захват телевидения, сдача пятой колонной во власти, которая уже готова для сдачи, и перехват управления страной. Вот сценарий, который прописан в американском посольстве был. Для этого и убили Немцова, понимаете? Вот для такого сценария Немцова не жалко. После этого про Немцова все, естественно, забывают и говорят о сотнях убитых, задавленных, и утопленных. Понятно? Вот такой сценарий прописан был в американском посольстве, и ради этого Немцова и убили. И вот вам перехват управления.

 

Дальше варианты:

- Давление на Путина.

- Перехват управления.

- Давление на Государственную Думу.

- Силовое принесение на руках в Государственную Думу депутатов. А можно и не приносить.

 

Сто человек они здесь наберут, а сто человек всегда скажут: "А нас было тут четыреста". Никто же не проверит. Потому что, телевизор на стороне врага, интервента, оккупанта. А рассказывает о том, какие решения принимает Дума, телевизор. Как телевизор себя ведёт, мы видели. Соответственно, в Думу приводят вот этого, сидящего, прячущегося то в Киеве, то в Вашингтоне, то в Нью-Йорке, Пономарёва, который, кстати, об этом уже говорил в Киеве. То есть, там уже всё было подготовлено. Когда печатали майки… Это же депутаты украинские, которые приехали, они уже прилетели в напечатанных майках с Немцовым, из которых можно было понять, в том числе, что он убит. Уже прилетели. То есть, уже там был штаб. Весь штаб вот этого процесса, то, что сейчас говорю, он в американском посольстве по главным позициям, а детализированный процесс, это на специалистах майдана, которые прошли опыт, только что, год назад. И этот опыт, они там взяты, их работает в штабе несколько сотен человек, специалистов. И они вот уже детали планировали события.

 

И уже там Пономарёв к ним прилетел. Он уже ждёт, несите меня на руках в Государственную Думу. Государственная Дума якобы собралась вечером этого же дня, кто мог, кто не мог, по телевизору, вечером, потому что им быстро надо было бы перехватить инициативу. Вечером бы уже сместили Нарышкина, избрали Пономарёва. Вот на что рассчитывали американцы, убивая Немцова.

 

Просто нас Бог миловал от катастрофы, сравнимой со взрывом множества ядерных бомб просто, на территории России. Потому что, волны от этого пошли бы. И не случайно об этом и говорил, кстати, Ходорковский, что свергается Путин быстро, он же говорил об этом, посмотрите. После чего начинается период долгой дестабилизации.

 

Перевожу на русский язык слова Ходорковского: "После чего убивают миллионы людей по всем городам России". Как бы, под предлогом дестабилизации в Москве, борьбы за власть, там он писал, и так далее. Всё уже, американцы уже игру под названием "борьба за власть" распланировали: кто там будет с кем бороться за эту власть. Уже тут, в Госдуме Пономарёв сидел бы так: "Несите сюда нового председателя Правительства", - которого утверждает Дума, напоминаю, и он же исполняющий обязанности президента. Уже Госдума бы принимала решение о процедурах, связанных… Как и Верховная Рада, можно взять просто - что делала Верховная Рада. Вот как всё это было запланировано.

 

Дума рядом - тоже не случайно тут. То есть, явно в этой каше, в этой давке, оттуда спокойно на втором этапе выдвигается тысяча две людей, которые захватывают Думу. Тем более, это же всё информационный фон. То есть, охрана, которая в Думе, она совершенно не обязательно будет тут сидеть и ждать, пока к ней прибежит разъярённая толпа. Она же будет получать информацию из телевизора, из радио, отовсюду. Вот такой простой, как бы отработанный успешно двадцать раз сценарий. Ещё раз говорю: это ничего нового я не говорю сейчас. Я говорю стандартный сценарий, описанный в стандартных процедурах, которые известны для специалистов давным-давно.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (467 мб)
Видео MP4 640x360 (173 мб)
Видео MP4 320х180 (94 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (7 мб)
Звук 32kbps MP3 (7 мб)
Звук 64kbps MP3 (14 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (21 мб)

Текст:
EPUB (399.08 КБ)
FB2 (566.15 КБ)
RTF (194.94 КБ)

Евгений Фёдоров 4 марта 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 4 марта 2015.
Разговор о подготовке государственного переворота в России, ради чего и был убит Борис Немцов, пятой колонне США в российской власти и СМИ, траурном шоу для проведения переворота, партиях болтунов, отношениях между Путиным и народным освободительным движением.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 4 марта 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-03-04

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, самое громкое событие нынешних дней, это убийство Бориса Немцова. Хочется узнать, что вы по этому поводу думаете?

 

Евгений Фёдоров: Не знаю, правда, или неправда, но в интернете есть слова Бжезинского. Не самый большой друг России, но решил по внутренним американским соображениям сказать правду. Там, в этих словах сказано: "Организовали Соединённые штаты Америки через подчинённых на Украине". Я думаю, что ни для кого не секрет, что ЦРУ организовывало тысячи убийств разного рода.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: У них ни на секунду не дрогнет рука принять решение, если это нужно для целей государственной безопасности и строительства американского мира.

 

Артём Войтенков: А почему вы думаете, что это именно американцы?

 

Евгений Фёдоров: Любой интервенции нужна сакральная жертва, оранжевой интервенции, мы это видим, они везде были:

- Года три назад была попытка революции в Иране - убили девушку.

- На Украине - небесная сотня.

- В России, помните 91-ый год - троих ребят задавили танками, и это позволило Горбачёву разыграть спектакль под названием "ликвидация", спектакль, сопровождающий ликвидацию Советского Союза.

 

То есть, это везде, это стандартная технология. Значит, вопрос: кто удобен для такого рода сакральной жертвы? Понятно, что лучше всего, если это будет человек, как бы спровоцирующий пятую колонну в стране на какие-то действия, заранее подготовленные, организованные, но, якобы, внезапные и спонтанные. Это же в этом как бы главная фишка. Вот вчера ещё было тихо, а потом вдруг внезапно мощная спонтанная ситуация.

 

Дальше смотрим, почему Немцов в этой ситуации? Потому что, известен во всём мире. А в этой спонтанной реакции очень важно мировое финансирование, мировая поддержка, и мировая консолидация. Аналог – Боинг. Нужно было сбить Боинг для того, чтобы обвинить Россию, и как бы создать мировую консолидацию против России. Сейчас абсолютно такая же история - террористические акты. У нас же было много терактов, десятки, если не сотни.

- Вот, убили пятнадцать полицейских в Грозном не так давно.

- Или взрыв на вокзале в Волгограде.

- Или взрыв в метро в Москве раньше.

 

Для чего это делается? Для того, чтобы создать возбудительный фактор. Здесь - это террористическое убийство, то есть, теракт в центре Москвы, учитывая, что Немцов известен всем, а в то же время, он не так нужен американцам для организационных дел, у них есть уже подросшая смена. Кроме того, он как бы из прошлой команды в целом, недостаточно в организационном плане их устраивал, это видно было. Кроме того, он, вообще-то говоря, изначально был за Путина. Поднимите его интервью начала двухтысячных годов, он был на стороне Путина, и поддерживал Путина.

 

Артём Войтенков: Но потом он наоборот стал.

 

Евгений Фёдоров: А потом он так же и обратно станет, если что, они же это понимают. У них есть подросшая молодая смена, например, тот же Навальный. Поэтому, Немцов им как бы стал не очень нужен, а на жертву кого-то надо назначать. Очень удобный Немцов, именно с учётом факторов. Теперь, почему теракт? Понятно: центр Москвы, Красная площадь, рядом Кремль, все условия для громкого террористического акта. То есть, что-то вроде небесной сотни, только в одном лице. То есть, сто человек убили неизвестные снайперы.

 

Кстати, Бжезинский говорил, что это те же самые люди, то есть, те, которые организовали, просто физически та же команда. Те, которые организовали расстрел небесной сотни в Киеве, провокаторы со снайперскими винтовками. А мы помним, кто организовывал - это Парубий был и нынешнее руководство, которое американцы сегодня назначили на Украине главными. Поэтому, это даже технологически та же самая команда, профессиональная. Она, эта команда прекрасно знает, что такое Москва, часто в Москву ездят люди, поэтому, для них это, организовать теракт в Москве, в принципе, это, так же, как в Киеве, не так сложно в плане знания и организационной стороны. Ресурсов там более, чем достаточно. Спецов там более, чем достаточно. То есть, минимум, в этом убийстве привлекалось наверно дсятки людей, это видно в каких-то организационных моментах: слежка, сопровождение Немцова, движение автомобиля, может быть, автомобиль был не один, страховочный. Скорее всего, это десятки людей участвовали. Поэтому, в чистом виде террористический акт, организованный спецслужбами Соединённых Штатов Америки, их стиль, и спецслужбами, им подчинёнными на территории Украины. Вот, если грубо сказать.

 

Теперь, посмотрим как бы, пошире на проблему. Итак. Американцы запланировали в России мощный такой марш, который должен был ознаменовать начало собственно подготовки, и переход в ситуацию майдана.

 

Артём Войтенков: Это который вот "Антикризисный марш Весна".

 

Евгений Фёдоров: Да, так его назвали. Впервые этот марш потребовали провести в центре Москвы господин Ходорковский. Мало того, он потребовал провести, даже если не будет разрешения. То есть, с точки зрения письма Ходорковского, которое мы знаем, и товарищей, которые его подписали, там сказано: "Мы при любых обстоятельствах будем проводить в центре Москвы марш". То есть, подготовка началась больше месяца назад.

 

Артём Войтенков: Такие вещи делаются сильно заранее, да.

 

Евгений Фёдоров: Да. С момента этого письма. Дальше начинается в рамках подготовки этого марша накачка людей, подготовка территории. После этого, мэрия Москвы разрешает этот марш в Марьино. В принципе, организаторы спокойно на это пошли, потому что, скорее всего, планировщики, они организаторов в такие вещи не посвящают, чтобы не было утечек, типа террористического акта. Но, тот, кто заказал, то есть, посольство Соединённых Штатов Америки, ЦРУ и Госдепартамент, они конечно уже распланировали, что произойдёт событие, в результате которого будет реализован первоначальный замысел. То есть, марш произойдёт в центре Москвы, рядом с Кремлём, что собственно требовал Ходорковский, и как бы при любой ситуации.

 

Ситуацию, я так понимаю, планировщики понимали, они создадут. Появляется Немцов, появляется сакральное место на Васильевском спуске, и соответственно, появляется возможность этот марш провести там, где он изначально и был задуман. В этом письме это было изложено, рядом. Для чего им нужна была Тверская, Манежка, или вот, как Васильевский спуск? Чтобы подготовить ситуацию со штурмом Кремля. То есть, мы понимаем, что американцы готовили первые события майдана в виде, неудачной, наверное, на первый раз, но, попытки штурма Кремля.

 

Дальше происходит вот это запланированное американцами убийство в этом месте, марш сюда возвращается, и вся машина подготовки, а она подготавливалась на сто тысяч человек, обращаю ваше внимание, эта цифра была заложена сразу у Ходорковского, вся машина подготовки запускается сюда.

 

Мало того, смотрите, как изменилась позиция самого Ходорковского. Почему мы о нём часто говорим? Потому что по американской версии он - президент России. Результат этого марша – привод Ходорковского к власти, как промежуточный этап, и дальнейшая ликвидация России. Так вот, он вдруг резко изменил слова. То он говорил о том, что Путин ещё пять-десять лет. Тут вдруг, внезапно, он говорит, "всё, остались буквально последние дни, срочно, срочно, типа, на штурм". Это означает, что они все рассчитывали, что история с убийством Немцова запустит вот это процесс, который позволит им перехватить уличную инициативу, и запустить марш.

 

Дальше посмотрим. Начинаются такие чисто профессиональные вещи.

Во-первых, кто смотрел этот марш, он видел так называемые красные капюшоны. Можете посмотреть, у нас есть лекции, мы ведём для актива Национально-освободительного движения, как противодействовать интервенциям. И там обрабатывается опыт уже порядка двадцати успешных интервенций со стороны США, оранжевых, то есть, вот такие технологии. И там везде есть неизвестные снайперы, красные капюшоны, или, так называемые бригадиры, вот здесь мы их тоже видим. То есть, вроде траурный марш, но мы чётко видим несколько десятков красных капюшонов. Это бригадиры в толпе, которые координируют толпу.

 

Следующий момент. Помните, мы всегда говорили, начнётся госпереворот, внезапно будет странное поведение средств массовой информации? Внезапно. То есть, до этого они были такие, просто, чуть ли не облизывали Россию, а тут вдруг, они странным образом поменяют. Не обязательно в лоб. Мы явно наблюдали это. Когда убили пятнадцать полицейских из Грозного, вот точно не было такой истерики и ажиотажа, как после убийства Немцова, хотя, это государственные служащие, в результате теракта, например. Или даже те теракты, которые были в Москве массовые, такого ажиотажа не было - не было траурных маршей, всего остального.

 

Артём Войтенков: Ну да, когда дома взрывали.

 

Евгений Фёдоров: Дома взрывали, да. То есть, этого не было. То есть, понятно, что это некая идея, которая появилась, и которая обрабатывается. Но важно даже не то, что, как бы почтить память Немцова. Я, кстати, пользуясь случаем, хочу выразить соболезнование его родственникам и родным, потому что, категорически нельзя использовать метод убийства, на который пошли американцы. Но это другой разговор. То есть, даже не в этом дело, не в личности. А дело в конкретной организационной компоненте проведения марша на Васильевском спуске. То есть, вы понимаете, почтить память можно по-разному. Но, не обязательно, чтобы почтить память, в центре Москвы организовывать марш. А дальше начинаются профессиональные вещи.

 

Итак, смотрим.

Понятно, "Дождь" всегда относился к системе пятой колонны. К нему вдруг присоединяется в полном объёме РБК - внезапно, и по полной программе.

 

Артём Войтенков: Ну, РБК тоже…

 

Евгений Фёдоров: Не до такой степени. Добавилось. То есть, к ресурсу "Дождя" добавился ресурс РБК. Дальше: "Вести 24" - вообще странная история. Мы специально записали, и вы можете посмотреть, до сих пор в интернете есть, как вело себя "Вести 24" после убийства Немцова накануне марша. Не в том дело, что они всё время говорили о Немцове, ещё раз говорю, это разное может быть отношение к человеку, возможно, это очень важный для редакции "Вестей 24" человек, уж несравнимо важнее убитых людей в Московском метро, или в других террористических актах.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, он известный человек.

 

Евгений Фёдоров: А при чём здесь известный? А убитые люди простые, это что? В Московском метро.

 

Артём Войтенков: Для средств массовой информации мусолить известного человека лучше, его больше знают.

 

Евгений Фёдоров: Я даже не об этом. Надо видеть профессиональную сторону вопроса. "Вести 24" начали, есть такой термин, "упоминание", вдалбливать в мозг людей, что завтра, то есть, они целый день это делали, состоится траурный марш, на который обязательно надо прийти. Вот в чём логика была. Называется это - упоминание. Просто, чтобы было понятно. Вот накануне проводился антимайдан. На антимайдан собрались силы пророссийской ориентации. "Вести" тоже о них говорили, потому что, всё-таки, статус мероприятия, бегущей строкой. Так вот, упоминаемость в пятьдесят раз ниже, чем те же "Вести" на марш, как бы траурный. Он на самом деле изначально не планировался, как траурный, он должен был перерасти в беспорядки и штурм Кремля.

 

Артём Войтенков: В Марьино это сложно сделать.

 

Евгений Фёдоров: Это само собой. Про Марьино никто даже не думал. Мало того, соглашаясь на Марьино, уже планировщики знали, что будет повод, в результате чего вся эта машина, я так думаю, что тут было не без коммуникаций и с Московской мэрией, и со всеми остальными, переместится сюда, к Васильевскому спуску. То есть, будет какое-то событие.

 

Так вот, в пятьдесят раз выше упоминание. Что это означает? Это означает, что туда вытаскивали, психологически, людей, которые никакого отношения не имеют. Им создавали такой камертон общественный, что вот там происходит очень важное событие в центре Москвы, на Васильевском спуске, и ты будешь всю жизнь себя клясть, если ты там не окажешься, чтобы быть сопричастным к этому событию. Я был в этом районе, я вам честно скажу, и накануне марша, минимум несколько человек ко мне подходило, и спрашивало, как пройти на это мероприятие, которые даже не знали вообще, о чём речь. То есть, их подняла просто эмоциональная телевизионная волна. Но эта волна, она структурируется. Не надо думать, что это вот так просто нужно упоминать каждую минуту Васильевский спуск, марш памяти, траур, что просто так. Это всё элемент пропаганды, подготавливающей массовые явления.

 

То есть, с точки зрения американцев, сочетание факторов, Немцов, их работа, пятой колонны в средствах массовой информации, подготовка больше чем за месяц, должны были создать условия, чтобы туда пришло человек двести-триста тысяч. И в принципе, такое могло быть. То есть, их расчёт был не так далёк от истины.

 

Я скажу, почему он не получился. Почему там было двадцать пять, тридцать, самые большие оценки, говорят сорок-пятьдесят. Возьмём официально - двадцать пять, или двадцать семь тысяч. Да пускай и пятьдесят, это неважно. Это недостаточно, чтобы организовать толпу на дикие действия. То есть, понятно, что там были боевики, они были завезены с Украины. Там не случайно, даже одного профессионального боевика поймали с мандатом депутата. А таких там были сотни.

 

Артём Войтенков: Это Гончаренко?

 

Евгений Фёдоров: Гончаренко. Он же профессиональный майданщик, умеющий всё это организовывать. У него прикрытие депутата, это неважно. Напечатаны, также, отдельная история, майки с Немцовым были. Вообще-то говоря, чтобы напечатать, неделя нужна. И уж точно в рабочий день, потому что, фирмы в выходные не работают. Это не трафарет дома нарисовали, это фирма печатала. Мы же печатаем майки многие, мы знаем. То есть, это минимум неделя, и точно в рабочий день, даже если ты очень будешь просить. Невозможно напечатать это за ночь. То есть, всё это было явно заранее подготовлено. Понятно, что те, кто это печатал, готовил, они не знали, что будет убийство Немцова, а им как-то по-другому это мотивировали. Кстати, надо тут следствию разобраться. Объясняя, например, что Немцов один из лидеров, и поэтому, надо носить майку с ним, но, почему-то с намёком на то, что он убит. Двузначно.

 

Артём Войтенков: Я сильно подозреваю, что там ещё майки с Навальным были.

 

Евгений Фёдоров: Запасены. Вполне возможно. Но их не дали в нужный момент. Навальный - тоже интересная история. Навальный же точно не дурак.

 

Артём Войтенков: Точно не дурак.

 

Евгений Фёдоров: И что-то я не видел за всю свою историю, агитировал в метро за какие-то свои акции или митинги, которые он проводит в принципе часто. Впервые такое. Ну, сагитировал там пять человек, максимум. Но, думаю, что это был разыгранный спектакль, договорной, чтобы его посадили, и он был в стороне: и от возможного убийства своего, он же догадывался, что это может и на него.

 

Американцы же, им плевать, для них же туземцы все: и предатели здесь, и мы с вами – дня них все туземцы, они жизни-то тут считать не будут. Что, на Украине они считают жизни своих что ли? Посмотрите, сколько там своих перебито сейчас. Я имею в виду американцев своих, то есть, те, которые служат верно американскому оккупационному режиму. То есть, они точно не будут своих жалеть: ни Немцова, ни Навального, никого.

 

Поэтому Навальный свинтил. И дал себе, с одной стороны, алиби, с другой стороны, не участвовал в этих событиях, которые могли бы перерасти в штурм Кремля, который был бы отбит, но был запущен необратимый процесс. Тут бы спросили, а где там был Навальный, во время этого штурма? А его нет, он пятнадцать суток получил. И помните, в прошлый раз, когда Навального посадили на пятнадцать суток, орал аж госсекретарь США. Сейчас полное молчание. То есть, понятно, что это была договорная история, в том числе, и со стороны планировщиков из Соединённых Штатов Америки. Это достаточно видно хорошие вещи.

 

Но для нас какие выводы надо сделать?

- Первое. Средства массовой информации пошли по сценарию госпереворота. Они остановились через сутки, потому что, видят - ситуация не получается.

- Второе. Антимайдан сработал. То есть, люди почувствовали, что будет провокация. Если хотите, русская чуйка. И в результате, двести-триста тысяч человек не пришло. Пришло двадцать семь, максимум пятьдесят.

 

Соответственно, не заработал сценарий штурма Кремля, и соответственно, вот эти красные капюшоны, они как бы зря подсуетились - украинские боевики зря подсуетились. Это всё равно, что Гитлер отменил наступление на Советский Союз, перенёс на какое-то время. Перенёс, он же это тоже делал много раз. Так бывает, мы это чётко должны понимать.

 

Но мы должны понимать, что это убийство, это первый выстрел во внутреннем вторжении собственно в Российскую Федерацию. Вот как на Украине первый выстрел был, это кровь на площадях, на Грушевского и других, небесная сотня, и так далее, и тому подобное, то в России, это выстрел в Немцова. Первый выстрел. Вот так они, американцы распланировали.

 

Дальше должно было быть - штурм Кремля, который был бы отбит, но изменилась бы ситуация в России, кровавый режим, там пошла вся эта история. Появилась бы реальная, своих бы там подрезали, сколько-то человек в этой толпе, в сваре. И появилась бы наша уже как бы эта небесная сотня, российская, символическая. И дальше они бы уже на этой базе закрепились бы там, на Васильевском спуске, даже не взяв Кремль. И дальше уже стандартный вариант - покрышки, палатки, и машина заработала. Это сорвалось. В том числе, благодаря, честно скажем, Антимайдану. И я в этом плане благодарен организаторам Антимайдана, которые его организовали. Не все думаю, это всё просчитывали, но, фактически, они дали прививку, которая сработала. Это очень хорошо. Плюс полторы тысячи лет российской государственности.

 

Артём Войтенков: Из-за того, что люди просто вышли на шествие Антимайдана, что ли, это не сработало? Или как? Просто вышли, поддержали. А там не вышли, другие.

 

Евгений Фёдоров: Сигнал. Когда вышло пятьдесят тысяч человек на Антимайдан, это называется в политике и в медицине - прививка. То есть, люди начали понимать, что возможен майдан. Кто-то, не все, конечно, начал изучать, а что такое майдан, как эта технология? "Пятая колонна" - возникли термины, "госпереворот", возник термин "борьбы с майданом, как чистки". То есть, возникло определённое общественное восприятие. То есть, был дан сигнал в общество, общественный сигнал, что майдан в России возможен, и возможны провокации. И это позволило не получить вот этот камертон в двести-триста тысяч, который рассчитывали планировщики из США. Просто позволило его не запустить. Да, камертон сработал на тридцать тысяч, условно, но не сработал на триста. Кстати, пришли на этот траурный марш совершенно посторонние люди: женщины с грудными детьми туда пошли, которые не ходят на политические мероприятия.

 

Артём Войтенков: Почему? Они пошли почтить память.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Кто-то и пошёл почтить память - небольшая часть, у кого есть память. Потому что Немцов не такая узнаваемая фигура для нас. Для американцев - узнаваемая. Пошли, потому что, их вытащили на траурное шоу. То есть, телевизор им объяснил, что в центре Москвы происходит важнейшее событие, в котором ты должен участвовать, чтобы быть причастным к важным событиям, о котором каждую минуту говорят ведущие средства массовой информации.

 

Вы представьте: вы домохозяйка, режете огурцы у себя на кухне. У вас телевизор шумом где-то там из комнаты, и он каждую минуту вам говорит: "Траурный митинг в центре, Васильевский спуск, туда, сказал такой, сказал сякой, это так важно, там такое событие должно произойти". Ну, вы как бы, даже не занимаясь политикой, поневоле думаете: "Такое важное событие, мне надо там быть, иначе, что я потом скажу своим детям, что я не был? Там что-то важное происходит".

 

И те, у кого сработала чуйка антимайдана, у тех в мозгах сложился стоп: "Нет я не пойду, на всякий случай". А те, которые проскочили через вот этот опыт, это называется общественно-политический опыт людей, они туда пошли. Вот, их набралось пятьдесят тысяч. Из них боевиков было тысяч пять. Вот такой баланс. В принципе, боевиков Навального в Москве пять тысяч, больше нет. То есть, с Украины можно подвести, но, когда уже будут палатки и покрышки. Тогда можно с Украины подвезти. Тогда, как бы уже начинается предательство в коммуникациях. Потому что, подчёркиваю, госпереворот - это предательство власти, о чём всё время хотят соскочить в сторону, и об этом не говорить. А предательство власти, это, в том числе, возможность туда пройти вот этим двадцати-сорока тысячам боевиков с Украины, которых как бы власть не заметит, что они там оказались. Так-то невозможно, чтобы не заметить такую толпу. Кстати, именно поэтому вот этого депутата и чуть-чуть приарестовали, чтобы дать понять, что на уровне правоохранительной системы у нас тоже контролируют ситуацию по такой динамике событий.

 

Артём Войтенков: А так его не должны арестовывать из-за того, что депутатская неприкосновенность по сути?

 

Евгений Фёдоров: Не имеют права, конечно. То есть, пока идёт война сигналов. Как на войне. Американцы бьют уже по главной нашей крепости. Здесь не получилось, здесь не получилось, будут бить здесь, здесь, здесь. Почему мы и говорим - будут бить, пока не добьют. То есть, не получится десять раз - будут двадцать бить. Не получится двадцать - будут сто пробивать нашу оборону. И на каком-то этапе пробьют, если мы не сделаем некоторых шагов.

 

В чём как бы наша логика была? То есть, мы поддержали Антимайдан, имея в виду, что первая ступень. Вторая ступень защиты - это суверенитет. Вот смотрите, когда мы участвовали в Антимайдане, вот наша газета. Вот это - здание Генеральной прокуратуры. Вот здесь - Национально-освободительное движение. У Генпрокуратуры нас митинговало шесть тысяч человек. Вот это здание Генпрокуратуры, тут вот написано на фронтоне. Тут сидит как раз собственно руководство Генпрокуратуры. То есть, мы туда ещё пошли для того, чтобы запустить второй эшелон обороны, защиты и строительства. В чём он заключается? Одним словом – суверенитет. И технология – чистка пятой колонны во власти. То есть, мы понимаем, что невозможно будет отбиваться от этих десятков сотен атак Соединённых Штатов Америки, не выстроив внутри монолитную систему государственного строительства, вертикаль власти. Все же понимают, что государство всегда сильнее любого майдана, просто на порядок.

 

Артём Войтенков: Да понятное дело, Янукович мог разогнать этот майдан в любое время.

 

Евгений Фёдоров: Да, в любой момент. Он это не сделал и его генералы это не сделали. И Верховная Рада запретила ему это сделать. Там всё сложнее. В результате - войска объявили о нейтралитете. Это иностранная интервенция, а войска, то есть, стопятидесятитысячная украинская армия заявляет, что она нейтральна. Он там снял министра обороны, но уже было поздно, за неделю снял до госпереворота. И собственно, его свергло пятьдесят боевиков, которых в принципе отбить мог бы отряд из тридцати преданных солдат. Их не было.

 

То есть, у Януковича не было даже тридцати преданных солдат из стапятидеясятитысячной армии и тридцати двух тысяч Беркута. Преданных, это не значит, что сами солдаты. Это значит, генералы так выстроили систему, что в нужный момент все они исчезли, после чего Янукович сбежал из кабинета, и свершился госпереворот. Собственно, в его кабинет вошли вооружённые люди, посланные американцами, и взяли власть на Украине, в конце. А майдан был как бы антураж, спектакль для этого дела. То есть, сдачу власти осуществляет пятая колонна во власти. А майдан - только улица, это только спектакль для этого дела. Соответственно, технология защиты – чистка пятой колонны. То есть, если удастся убрать пятую колонну из власти, то и невозможен будет никакой майдан, потому что, он будет бессмысленен. Вы выведете людей, и что это даст? Ничего?

 

Артём Войтенков: Постоят, пошумят.

 

Евгений Фёдоров: Тридцать солдат, преданных главнокомандующих - и вы ничего не сделаете. Но, в нужный момент в нужном месте, а не просто где-то. Потому что, если просто где-то, их можно как-то задавить, изолировать. А когда они в нужном месте, они отобьют любую. Плюс, в России, вообще-то говоря, восемьсот тысяч мест в тюрьмах есть. Поэтому, в случае госпереворота, и появления преступной компоненты, пожалуйста - сработает Уголовный кодекс, если всё будет налажено в государстве, если оно не предаст, понятно.

 

Поэтому, чистки пятой колонны - главный метод борьбы с майданом. И мы понимаем, что это единственная технология. И у Генпрокуратуры мы это говорили тоже не просто так. Генпрокуратура нас услышала. Если вы обратите внимание, мы там подняли два лозунга: "чистка пятой колонны во власти" - и Генпрокуратура заговорила о финансовых властях, и что там надо наконец-то разбираться, ровно на второй день, или на третий после нашего митинга. И ровно на третий день Бастрыкин заговорил о необходимости изменить конституцию, которая является диверсией в российском государстве.

 

Артём Войтенков: Правда? Он только сейчас заметил?

 

Евгений Фёдоров: Нет, мы ему об этом говорили, шесть тысяч человек ему это орали на митинге. То есть, это не случайно все события происходили. Логика событий понятна. Причём, это сказал Бастрыкин в день встречи с президентом, накануне. И понятно, что случайно такие слова не произносятся. Потом, как бы Песков дистанцировался, сказал, что президент как бы такого нет говорил. Но и правда, действительно, когда президент это скажет, уже всё - процесс пошёл. Не говорил. Но это не меняет логики.

 

НОД - это отряд передовой, мы как бы идём вперёд, как разведчики, как солдаты рассыпного строя. Дальше идёт тяжёлый калибр в виде Бастрыкина, и дальше идёт главный калибр в виде президента. То есть, сработал до уровня тяжёлого калибра, ситуация пока не готова для конституционной реформы. А в случае конституционной реформы, а Бастрыкин о ней говорил, об отмене внешнего управления Россией, о суверенитете. Но в случае конституционной реформы России никакие майданы уже точно не грозят.

 

И тоже посмотрим на СМИ. Главный правоохранитель страны, один из главных, заявляет о том, что конституция является диверсией, хоть одно ток-шоу (я посмотрел, их в этот день штук двадцать ток-шоу, или на следующий день) – там обсуждали, как Обама живёт с курицей. Ничего, ни слова - эта тема запрещена к обсуждению.

 

Артём Войтенков: Да, казалось бы, достаточно громкое заявление. Сама прокуратура такое говорит.

 

Евгений Фёдоров: То есть, понимаете, да? Это показывает нам расстановку сил. Теперь вопрос. Как будет себя вести государственное телевидение в случае государственного переворота? Мы это уже знаем. Они уже начли так себя вести. Правда, приостановили тут же, опять начали рассказывать, какая Россия хорошая. Стоп дали. Но мы понимаем, что они просто сегодня понимают, что нельзя наезжать на Путина, пока. Но завтра точно будут. Значит, мы уже видим, что они предатели потенциальные? Сто процентов видим. Когда мы говорим о чистке пятой колонны, мы имеем в виду средства массовой информации? Конечно, имеем. При том, что они часть правды говорят, там про Донбасс. В главных вопросах, не в лоб, а когда надо будет - по Путину и в лоб бить просто из главного калибра своего.

 

Артём Войтенков: Слушайте, я вижу и слышу, как они эту правду говорят про Донбасс. Они показывают, что там укрофашисты, там страшные люди, нацисты. То есть, они наоборот накручивают, чтобы наши говорили, что вот, какая плохая Украина, там власть нацистов...

 

Евгений Фёдоров: Это само собой. Это тоже стратегические вещи. Но, тем не менее, мы просто видим, как расстановка сил складывается. А теперь некоторые нас спрашивают: "А почему Путин завтра не сделает конституционную реформу, о которой говорил Бастрыкин?" Извините, девяносто процентов против него. Средства массовой информации, мы видим, - против него. На зондаже.

 

Вот зондаж провели. Конкретная история с Немцовым и маршем. Прошёл зондаж. Что зондаж показал? Нет средств массовой информации, на которые может опираться Путин. Нет. То есть, он завтра начни конституционную реформу (это главный вопрос), против него реализуется с очень высокой долей вероятности, девяносто процентов СМИ России, включая государственные, это факт? Факт. Это надо учитывать ему? Как главнокомандующему, когда он даёт сигнал?

 

Артём Войтенков: Конечно.

 

Евгений Фёдоров: Надо. Значит, он прозондировал ситуацию, и увидел расстановку сил. Кто на его стороне? Да, на его стороне следственный комитет. Понятно. Запишем. Вот эта дивизия, или гвардия - есть. Понимаете, как на счётах. Дивизия врага – российское телевидение, большая часть российской власти, почти весь российский крупный бизнес, это сейчас мы к этому отдельно придём. Свои дивизии: следственный комитет, часть МВД, часть регионов, а часть нет. Потому что, эти странные заигрывания с разрешениями, там, сям, здесь, то, можно. Зачем это?

 

Артём Войтенков: Какие разрешения?

 

Евгений Фёдоров: Траурное шествие в центре Москвы кто разрешил? Незаконно. Потому что, по закону запрещено. Надо подавать в определённый период времени, за десять дней, и вначале так было сказано - по закону не имеем права. Потом - почему так? То есть, были проведены какие-то вещи, которые явно показывают, что идёт вялотекущая сдача, как вата. Вот Путин пробивает где-то остриём своим - его боятся. А чуть вправо-влево, в сторонку, уже пошла вот эта вата сдачи, вата капитуляции.

 

То есть, бизнес против, но армия за, по крайней мере, большая часть армии, там отдельная тоже история. Добровольцы наши в ДНР, ЛНР - за. Это тоже в нужный критический момент эта гвардия может появиться. То есть, идёт расстановка. Когда вы рисуете фронт, и вы там рисуете: столько-то дивизий у вас, столько-то у врага. Вот эта расстановка идёт. Общий баланс сил не в пользу Путина. Следовательно, мы не готовы к конституционной реформе, пока.

Теперь вопрос: когда мы будем к ней готовы?

Мы говорим, что готовы мы к ней будем уже довольно быстро.

 

Артём Войтенков: Ой, это за счёт чего?

 

Евгений Фёдоров: За счёт работы, за счёт врага, который Россию консолидирует. Россия такая страна, если кто забыл, где он живёт – посмотрите учебники истории. Для того, чтобы там она отбила врага, ей надо его пустить очень глубоко в себя.

 

Артём Войтенков: Правильно.

 

Евгений Фёдоров: Называется это - "Технология отечественных войн".

 

Артём Войтенков: Правильно.Пока тебя убивать не будут, никто чесаться не будет.

 

Евгений Фёдоров: Другие страны не такие. То есть, врагу надо было взять Москву, Наполеону, чтобы его уничтожили. А что его не могли раньше уничтожить?

 

Артём Войтенков: Да легко.

 

Евгений Фёдоров: Ну не легко, но могли.

 

Артём Войтенков: Но могли.

 

Евгений Фёдоров: Расстановка сил была после Москвы такая же по силам, как и до. Что не могли уничтожить гитлеровскую армию в начале 41-го? Ну не в начале, а сразу через несколько месяцев после начала войны или до неё, в конце концов.

 

Артём Войтенков: Тут вопрос.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения расстановки сил. Танков было больше?

 

Артём Войтенков: Ой, там много разговоров, почему мы проиграли сначала.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, я о чисто механической истории. Механическая история: танков было больше, самолётов было больше, артиллерии было больше, солдат было больше. То есть чего не было больше? Не было больше желания сопротивляться и организации государственной по сопротивлению, если обобщённо сказать. И чтобы и то и другое появилось необходимо, чтобы враг пришёл к стенам Москвы, чтобы он дошёл до Сталинграда, захватив по дороге всю Украину, Ростов и так далее.

 

Вообще, с точки зрения элементарной расстановки сил, их было явно не меньше в середине 41-го, чем в 42-ом или 43-ем, не меньше было. Потом уже начали выжигаться немецкие дивизии и так далее. То есть мы понимаем, что срабатывают совершенно другие уникальные качества России, которые может быть даже в каком-то смысле отрицательные в том плане, что, чтобы победить врага, надо чтобы было сожжено 10 тысяч твоих городов. Это вообще хорошо?

 

Артём Войтенков: Тогда до людей дойдёт, что следующий будешь ты.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Это хорошо? Вообще с точки зрения здравого смысла это плохо.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Но зачем потерять 10 тысяч городов, миллионы людей, чтобы сообразить, что надо защищаться, по настоящему, я имею в виду, защищаться от интервента. Зачем?

 

Артём Войтенков: Потому что народ думает одним местом, а не головой, извините уж.

 

Евгений Фёдоров: Назовём это – "культурная специфика".

 

Артём Войтенков: Я бы по-другому это назвал, ну ладно.

 

Евгений Фёдоров: А как, мы же учёным языком говорим - культурная специфика. То есть культурная специфика заключается в том, что нужно, чтобы до печёнок достал враг, эти печёнки вытащил, размазал и тогда запущен будет процесс сопротивления. Для этого сопротивления у нас сил достаточно сейчас? Да конечно достаточно. Мы с вами говорили, мы завтра можем, изменив политику Центрального Банка, как ни парадоксально, на европейскую, то есть на проверенную, запустить пятнадцатикратное увеличение потенциала страны и вообще плюнуть на эти санкции. Потому что все санкции заключаются в том, что денег не дадут. Но мы сами можем деньги изготовить, не хуже американских пустых бумажек. Понимаете, да?

 

Но, чтобы этот механизм запустить, вы знаете, мне кажется, может быть, это плохо так говорить, может кто-то на меня обидится, мне кажется, что под ударами врага должна умереть сегодняшняя колониальная экономика. И фактически мы видим, как эти удары приводят к её ликвидации. И потом, после смерти колониальной экономики, уже появится национально ориентированная экономика в виде низких процентных ставок и запуска национального инвестиционного рубля.

 

Как бы пол страны окажется разрушенным в результате банкротства для того чтобы, как и в войну, для того, чтобы переключилась стрелка мозгов, парализован был класс предпринимателей, как элементов колониальной экономики, то есть коллаборационистских предпринимателей, это не их вина, это их беда, потому что по-другому предпринимателем в России быть нельзя - только коллаборационистским, получая оттуда кредиты и располагаясь в иностранной юрисдикции, в лондонской или какой там.

 

То есть этот класс будет экономически уничтожен в результате процедуры банкротства. Сейчас я смотрю, уже новый закон вносят, молодцы, новый из технологии процедуры банкротств.

 

Артём Войтенков: У нас в России.

 

Евгений Фёдоров: Да. О переходе банкнотных предприятий сразу к новым собственникам. А что это за новые собственники? Те, которые будут иметь доступ к дешёвым рублям, мы уже понимаем это, как всё идёт вперёд паровоза.

 

Артём Войтенков: Так Обама этому способствует, он на год продлил ещё.

 

Евгений Фёдоров: А Гитлер способствовал тому, что Советский Союз стал сильным? Как это ни парадоксально, да. Вот это и есть русская культурная технология: на нас напали, к нам вторглись и это создало условия для того, чтобы мы освободились и изменили внутри себя на суверенитет. Это не обязательно получится - это риски, это определённые риски. И в этом ключе совершенно понятно, почему Бастрыкин сказал. Ну и понятно, почему мы говорим - мы это говорим с утра до вечера, это главная задача НОД.

 

А почему Бастрыкин? То есть начинается подготовка к главному контрнаступлению, которое в России называется Отечественная война - за счёт изменения качества российской системы, экономической, политической, силовой и всех остальных на суверенное. И, к сожалению, судя по всему, как ситуация складывается, 90% сегодняшнего бизнеса умрёт.

 

Артём Войтенков: Умрёт не в смысле, что их убьют, а обанкротится.

 

Евгений Фёдоров: О чём вы говорите, естественно.

 

Артём Войтенков: Умрёт экономически.

 

Евгений Фёдоров: Умрёт экономически. То есть, потеряет контроль над своим бизнесом, в результате процедур разного характера, в том числе банкротство. Это странная история с отдачей иностранных кредитов, которые принято решение отдать все до последнего. 700 миллиардов, которые мы заняли за рубежом тем странам, которые нам санкции объявили, вообще говоря. И у нас есть закон, разрешающий этого не делать – 416-ая статья гражданского кодекса и 401-ая. То есть это всё приведёт к полному разрушению экономической системы, к полному разрушению.

 

Артём Войтенков: А кто решил отдавать кредиты? Минфин или кто?

 

Евгений Фёдоров: Минфин требует, Центральный банк требует, американцы требуют - они же требуют отдать кредиты. В чём санкции? Других не дают. В результате будет ликвидировано производство: промышленность и экономика вообще. То есть на какой-то период, я понимаю, физически станки не исчезнут и вряд ли даже их разворуют за год, но они на какой-то промежуток перестанут работать. Перестали работать станки, значит, класс собственников потерпел банкротство катастрофическое.

 

Класс собственников – это предприниматели, создавшие состояние в 90-ые годы, других у нас нет, на приватизации, на всём остальном. То есть происходит процесс выжигания коллаборационистских собственников. Это очень интересный процесс, я думаю, потом будут писаться на эту тему диссертации - как враг помогает России восстанавливать суверенитет, желая, естественно, её добить.

 

В данном случае это качество идёт через этот процесс, потому что понятно, что побочная история этого процесса - это заговор олигархов против Путина. Мы это понимаем. Но заговор олигархов - с заговором борются силовые структуры. Я думаю, что заговор такого рода, если он будет неудачный, а скорее всего, надеюсь, что он будет неудачный, он наоборот ускорит процесс…

 

Артём Войтенков: Перехода собственности, да?

 

Евгений Фёдоров: Она даже не столько перейдёт. Потому что перейдёт, это когда известно к кому. А в данном случае - кто окажется победителем в этой битве. Я вам скажу: та активная российская молодёжь, которая готова работать в форматах национальной экономики. Потому что вы не сможете просто пойти в Центральный Банк, да мы напечатаем эти 45 триллионов рублей, они полностью модернизируют российскую экономику, позволят полностью всё перестроить, запустить обратно заводы, которые будут сейчас останавливаться американцами из-за отдачи кредитов. Но это будут новые собственники, и чтобы они взяли новый кредит, они должны выполнить ряд условий. То есть это не просто так - я классный студент, я пошёл и стал миллиардером.

 

Артём Войтенков: Дайте мне денег.

 

Евгений Фёдоров: Да, так не получится. То есть это будет более сложный процесс. И фактически в этом процессе, мне кажется, 90% бизнеса не пройдёт. То есть наиболее умным из предпринимателей, они должны это проанализировать, и мы в НОДе такую площадку для анализа дадим, мы уже подготовили планы переходного периода и всё остальное. Им придётся, расстаться со своими коммуникациями своих экономических империй, если они умные, и выстроить коммуникации под новую экономику Российской Федерации с дешёвыми рублёвыми кредитами. И эти коммуникации по-другому вообще будут выглядеть. То есть кто-то, конечно, сохранится, кто-то просто переждёт где-то, такие, наверное, тоже выиграют.

 

Но основной вал бизнеса, он будет полностью, конечно, перестроен. Судя по всему, это так складывается.

 

Артём Войтенков: Это связано с тем, что они все закредитованы на Западе?

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно, это система. То есть они закредитованы на Западе, потому что в России было запрещено им давать кредиты всегда, а сейчас запрещено категорически, вот в чём условие.

 

Артём Войтенков: А сейчас Запад закрыл кредиты, мало того, что Обама сказал, что ещё на год мы вам не дадим. И они просто обанкротятся.

 

Евгений Фёдоров: Да, и они просто обанкротятся по новому закону, который сейчас привезло наше правительство из Америки.

 

Артём Войтенков: Спрашивается, Обама дурак? Или как?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Обама надеется ровно на то, о чём говорил господин Ходорковский, особенно последнее, что в ближайшее время, Путин будет свергнут.

 

Артём Войтенков: А, то есть снижение уровня жизни, предприятия обанкротятся, люди без работы.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Этот период будет очень тяжёлый. Будет заговор олигархов. Олигархи - это чиновники, они же многие назначаются по линии олигархов, там коррупция и всё остальное. Причём у многих предпринимателей силовые крыши, вы же понимаете - это тоже компонента. Поэтому этот процесс приведёт к заговорам, к попыткам свержений. И сами попытки свержения, заговоры, они будут только ускорять процесс, на наш взгляд, если победим, потому что это же борьба. Если вы выходите на ринг драться или бороться, или что-то ещё делать в спортивных соревнованиях, совершенно не обязательно вы побеждаете.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Всё-таки 50 на 50. Поэтому мы рассматриваем вариант победы, хотя теоретически может быть и вариант поражения. Если мы рассматриваем вариант победы, то произойдёт полное переформатирование. А что означает переформатирование? Да плевать на Америку, мы сами производители рублей, мало того, мы производители рублей альтернативных доллару для всего мира. Этим не надо злоупотреблять.

 

Артём Войтенков: Имеющих вес.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но у нас за рублём всё-таки треть мировых богатств, за долларом нет такого. Но вот в чём дело, есть ещё третья волна, которая говорит: "Давайте тогда упадём в ноги Китаю и будем пользоваться почему-то вместо американских пустых бумажек напечатанных, юанями напечатанными". Это издержки вражеской логики, то есть это из тех же рядов, как и оставить всё как есть.

 

Отдельно по Немцову обратите внимание: три раза Обама лично высказался по поводу Немцова.

 

Артём Войтенков: Три даже?

 

Евгений Фёдоров: Три раза. Но это как бы видно, что это для него главный вопрос. Тогда понятно, почему Бжезинский сказал об этом, потому что он понимает менталитет. То есть для Обамы это, считайте они бросили (в их логике) ядерную бомбу в Москву, и сейчас Москва должна сдать ключи быстрее. Это психология англосаксов. То есть они просчитали ситуацию, Путин должен сдаться, просто надо быстрее, чтобы он выносил ключи. И для него не понятно, почему это не происходит. То есть для них тоже шаблоны пошли не в ту сторону, как они рассчитывали. Они рассчитывали, что будет, 300, 400 им наверняка эти же лапшу вешали - полмиллиона будет.

 

Артём Войтенков: Типа аналитики, сейчас мы это сделаем и …

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А не получилось. Но это первая битва как бы. В целом мы победили, хотя расстановка уличных сил: 50 на 50 в Москве, по России, конечно, большинство за национально-освободительное движение.

 

Артём Войтенков: Хорошо, как тогда бы пошли события, если бы на это марш пришло бы двести тысяч?

 

Евгений Фёдоров: А ровно так, как они произошли в таких случаях, в двадцати предыдущих случаях по всему миру, начиная от Египта, Украины, Грузии, Арабской весны и всего остального. Даже слово "весна" - видите, одно и то же. Методичка одна и та же. Методичку подробно мы о ней говорили, мы её изучали, это прописано вот (Эдвард Люттвак "Государственный переворот: практическое пособие")

 

Артём Войтенков: О, я тоже читаю эту книжку. Замечательная вещь. Просто замечательная.

 

Евгений Фёдоров: Теоретические исследования. Хотя книжка старенькая.

 

Артём Войтенков: Да, шестидесятого года.

 

Евгений Фёдоров: Но, тем не менее, технология, она же везде одинаковая. Поэтому, всё там прописано.

 

Итак. Пять тысяч боевиков Навального находятся в центре. У Навального самого алиби, он в околотке на пятнадцать суток. Он как бы, ни причём. Собирается двести, триста тысяч человек. Соответственно, двести-триста тысяч человек на эту улицу и набережную не влезают. Они скачиваются со всех сторон, и со всех сторон начинают туда проникать, просто продавливая кордоны полиции, и через Варварку, через Ильинку, и с других направлений. Они как бы, не проходят рамку, и пытаются пройти со всех сторон. Вот я видел людей, которые шли со всех сторон. Просто они как бы уходили за рамки. Рамки стояли, если кто помнит в районе Славянской площади. Рамки, это где была полиция, где пропускала. То есть, вы можете остановить на рамках пять тысяч человек, даже десять, но вы не можете на рамке остановить сто тысяч, или двести.

 

Артём Войтенков: Если они попрут.

 

Евгений Фёдоров: А куда они денутся? Для этого есть пять тысяч боевиков Навального с этими своими красными капюшонами, которые управляют толпой. То есть, они дают в каком-то месте, допустим, вспышку события, какой-то взрыв. Как бы сто человек могут и без взрыва возбудить толпу каким-то образом, давку, и так далее. И эта давка сметает и рамки и полицию. Тем более, полиция там, она была без всего. Сметаются рамки. То есть, вместо траурного шествия начинается как бы компот, кисель, драка, буча, давка, в которой ещё погибнет человек сто двести, в давке просто - там же дети, там женщины с грудными детьми. Это же всё рассчитано было, это же не случайно "Вести 24" всё это качали, вот эту толпу, случайную. Значит, давка, крики, начинается просто испуг людей. Толпа в двести, триста тысяч начинает просто беситься. Но при этом она поддерживается и управляется пятью тысячами боевиков Навального со спецами с Украины, они где-то там человек пятьсот привезли во главе с этим депутатом. И вот это как бы бурление взбесившейся толпы, которая хочет куда-то бежать, будет направлена в сторону их главной цели. Главная цель – Красная площадь и Кремль. Соответственно демонстрируется – наверняка там СМИ со всего мира, камеры, штурм Кремля.

 

Артём Войтенков: Кремль трудно штурмовать.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, не требуется его взять. Начинается штурм Кремля. Начинается давка у стен Кремля. То есть, непосредственно у стен Кремля задавят человек сто, например. Это под камеры мировые. Нам не надо, как бы прыгать через стенку. Кто-то вышибается толпой (тоже не случайно сделано, этот митинг вдоль набережной), вышибается толпой в Москва-реку. Значит, в Москва-реку вываливается пару тысяч человек. Это же толпа, напор, идите - вынесут любые заборчики. То есть, тоже не случайно всё это продуман маршрут таким образом. Потому что, если бы пустили по Варварке, вы бы в Москва-реку тысячу две человек не скинули. А ещё кто-то там утонул бы, считайте Ходынка. Помните, что такое Ходынка?

 

Артём Войтенков: Ходынское поле.

 

Евгений Фёдоров: Да. Это революция, Русская революция семнадцатого года, к тому времени началась с Ходынки. То есть, возникает параллельно, условно говоря, утонули, задавили несколько сотен человек.

 

Артём Войтенков: Извините, я вас перебью. На восшествие на престол Николая II, за что его прозвали кровавый, там тысячу человек, по-моему, задавило на площади. Причём, они не хотели там кого-то убивать, они за подарками пришли.

 

Евгений Фёдоров: Раздавали конфетки, да. То есть, то же самое, логика такая же. Всё, в результате, представляете, утонет несколько сотен человек, давится несколько сотен человек, включая детей, включая младенцев. Это как вы воспринимаете, в центре Москвы? После этого усидит Путин?

 

Артём Войтенков: Не знаю, всё зависит от действий.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения американцев - не должен. Они же просчитывают логику. То есть, после этого они идут по своим коммуникациям, через бизнес, через чиновников, через пятую колонну, и говорят: "Вы видите, где вы, в какой стране? Вы видите, кто у вас начальство, которое организовало такую давку?" Как это было вот в те времена.

 

Вы видите, что ровно к вечеру этого дня все средства массовой информации России, все СМИ основные переходят на жёсткую, вскрывают пакет номер два так называемый, который им из американского посольства уже доставлен. Там у них у всех есть где-то на уровне главного редактора, уже подготовленный от Америки человек, который как бы берёт управление каналом на себя, если главный редактор ещё там что-то сомневается.

 

Артём Войтенков: То есть, просто ему пинок под зад…

 

Евгений Фёдоров: Да конечно, и зам главного редактора: "Вы же видите, какая кровавая каша, люди, коллектив, вы, на чьей стороне?" Он перехватывает управление каналами. На каналы тут же влетают боевики Навального, которые готовы. Толпа взрывает, в смысле, освобождает Навального, выносит его на руках, телевидение, захват телевидения, сдача пятой колонной во власти, которая уже готова для сдачи, и перехват управления страной. Вот сценарий, который прописан в американском посольстве был. Для этого и убили Немцова, понимаете? Вот для такого сценария Немцова не жалко. После этого про Немцова все, естественно, забывают и говорят о сотнях убитых, задавленных, и утопленных. Понятно? Вот такой сценарий прописан был в американском посольстве, и ради этого Немцова и убили. И вот вам перехват управления.

 

Дальше варианты:

- Давление на Путина.

- Перехват управления.

- Давление на Государственную Думу.

- Силовое принесение на руках в Государственную Думу депутатов. А можно и не приносить.

 

Сто человек они здесь наберут, а сто человек всегда скажут: "А нас было тут четыреста". Никто же не проверит. Потому что, телевизор на стороне врага, интервента, оккупанта. А рассказывает о том, какие решения принимает Дума, телевизор. Как телевизор себя ведёт, мы видели. Соответственно, в Думу приводят вот этого, сидящего, прячущегося то в Киеве, то в Вашингтоне, то в Нью-Йорке, Пономарёва, который, кстати, об этом уже говорил в Киеве. То есть, там уже всё было подготовлено. Когда печатали майки… Это же депутаты украинские, которые приехали, они уже прилетели в напечатанных майках с Немцовым, из которых можно было понять, в том числе, что он убит. Уже прилетели. То есть, уже там был штаб. Весь штаб вот этого процесса, то, что сейчас говорю, он в американском посольстве по главным позициям, а детализированный процесс, это на специалистах майдана, которые прошли опыт, только что, год назад. И этот опыт, они там взяты, их работает в штабе несколько сотен человек, специалистов. И они вот уже детали планировали события.

 

И уже там Пономарёв к ним прилетел. Он уже ждёт, несите меня на руках в Государственную Думу. Государственная Дума якобы собралась вечером этого же дня, кто мог, кто не мог, по телевизору, вечером, потому что им быстро надо было бы перехватить инициативу. Вечером бы уже сместили Нарышкина, избрали Пономарёва. Вот на что рассчитывали американцы, убивая Немцова.

 

Просто нас Бог миловал от катастрофы, сравнимой со взрывом множества ядерных бомб просто, на территории России. Потому что, волны от этого пошли бы. И не случайно об этом и говорил, кстати, Ходорковский, что свергается Путин быстро, он же говорил об этом, посмотрите. После чего начинается период долгой дестабилизации.

 

Перевожу на русский язык слова Ходорковского: "После чего убивают миллионы людей по всем городам России". Как бы, под предлогом дестабилизации в Москве, борьбы за власть, там он писал, и так далее. Всё уже, американцы уже игру под названием "борьба за власть" распланировали: кто там будет с кем бороться за эту власть. Уже тут, в Госдуме Пономарёв сидел бы так: "Несите сюда нового председателя Правительства", - которого утверждает Дума, напоминаю, и он же исполняющий обязанности президента. Уже Госдума бы принимала решение о процедурах, связанных… Как и Верховная Рада, можно взять просто - что делала Верховная Рада. Вот как всё это было запланировано.

 

Дума рядом - тоже не случайно тут. То есть, явно в этой каше, в этой давке, оттуда спокойно на втором этапе выдвигается тысяча две людей, которые захватывают Думу. Тем более, это же всё информационный фон. То есть, охрана, которая в Думе, она совершенно не обязательно будет тут сидеть и ждать, пока к ней прибежит разъярённая толпа. Она же будет получать информацию из телевизора, из радио, отовсюду. Вот такой простой, как бы отработанный успешно двадцать раз сценарий. Ещё раз говорю: это ничего нового я не говорю сейчас. Я говорю стандартный сценарий, описанный в стандартных процедурах, которые известны для специалистов давным-давно.

 

Но, ключ к сценарию, обратите внимание, кто – "Вести 24". Вот, как всей этой истории. Потому что, на них была главная задача, потому что, РБК и "Дождь" не могли бы накачать туда такое количество людей, у них маленькая аудитория. И, кроме того, у них в принципе, особенно у РБК, аудитория умная, которая не хочет, как бы догадывается, что происходит. Надо накачать домохозяек, то есть, любителей ток-шоу.

 

Артём Войтенков: А почему не Первый канал, НТВ?

 

Евгений Фёдоров: Видно им не пробили. Видно они не пробили те каналы в такой степени. Нет, те тоже участвовали. Просто мы же сейчас сравниваем баллы. Те тоже участвовали, тоже тянули людей, но просто удивляют "Вести", которые тянули их, просто работал насос - насос, который качал домохозяйкам мозги целый день.

 

Артём Войтенков: Причём это странно, потому что, когда вы выходите на уличные мероприятия, именно "Вести 24" освещает мероприятия НОДа в большей степени. Если все остальные молчат, по "Вестям" ещё может что-то пройти.

 

Евгений Фёдоров: Но до цензуры, обратите внимание. Вы имеете в виду Антимайдан?

 

Артём Войтенков: Нет, не только Антимайдан. Вот ваши, небольшие даже мероприятия, бывает.

 

Евгений Фёдоров: Сложный канал: там всякое есть, есть и сторонники. Это всегда так, если идёт острая борьба, есть сторонники и противники. Поэтому, интересно, кто это организовал. Я бы там следствие провёл. Я же факты говорю, ничего кроме фактов.

 

Мы готовы дать анализ поведения каналов накануне этого марша. Критерий абсолютно формально тупой, мы сейчас его подсчитываем: кто сколько раз упомянул (галочку поставить) марш в центре Москвы. Не немцовскую смерть, не похороны, а именно марш в центре Москвы. Вот сказал: "В центре Москвы тогда-то будет марш. Марш тогда-то будет там-то. Марш будет там-то тогда-то". Вот кто вот эти слова говорил, то есть, программировал людей на массовый приход туда - вот это важный момент для анализа.

 

Артём Войтенков: Смотрите, вы же сами говорите, что американцы выбрали момент для свержения, этот где-то лето, осень. А сейчас ещё не лето и не осень, и даже и не весна особо, потому что, ещё холодно.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что?

 

Артём Войтенков: А зачем им сейчас именно устраивать это? Переворот.

 

Евгений Фёдоров: Они вообще не отступаются от своего. Они идут к своей цели. Видно, они просчитали ситуацию. Я бы назвал это – первая попытка. То есть, у них таких попыток будет много. Как бы сказать, на их стороне стратегическая инициатива. Вы видели, чтобы Россия хоть что-то предложила стратегического? Допустим, в антикризисном плане, хоть один пункт о том, что вот этот пункт выполнили и кризис закончился - такого нет.

 

Артём Войтенков: Военные учения.

 

Евгений Фёдоров: Защита. Демонстрация силы - это защита. Кстати, не случайно вокруг этого РЛСМ заявили о своей готовности второго числа. То есть, происходит событие…

 

Артём Войтенков: Стратегические войска?

 

Евгений Фёдоров: Да, стратегические войска заявили о своей готовности, что они отразят любой ядерный удар. Тоже такие слова не часто произносятся на этом уровне, на уровне какого-то генерала. То есть, это всё не случайно. В принципе сценарий-то был прогнозируемый. Но Антимайдан свою роль сыграл. Не было бы Антимайдана, я думаю, было бы народу в два раза больше.

 

Артём Войтенков: То есть, получается, что это как бы удар такой, что если получится, пробьём. Не получится - всё равно хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, начинается процесс. Как минимум, появилось сакральное место. На это сакральное место можно будет привязываться, а провокацию ещё одну устроим. Это уже дело техники, в конце концов. Такая огромная держава Америка, столько денег, такой союзник в лице протектората украинского. Что-нибудь ещё придумаем.

 

Арьём Войтенков: То есть, смотрим, кого будут печатать на майках, того и убьют.

 

Евгений Фёдоров: Желательно заранее спрашивать - что там с майками происходит. Это разведка так же устроена, смотрят, что на базарах продают. Если продают, вдруг резко подскочила цена на шкуры, значит, точно армия закупает тулупы. Значит, будет зимняя кампания - этот метод у аналитиков в Генштабе?

 

Артём Войтенков: Нет, не знаю, но интересно.

 

Евгений Фёдоров: Метод аналитиков. То есть, они анализируют ситуацию. Если ваша страна готовится к военной кампании, вам надо. Если это зимняя кампания, значит, надо армии закупать тулупы. Значит, что? На рынках вдруг исчезнут шкуры баранов. Но это уже специалисты это знают, конечно.

 

По поводу СМИ. Мы сейчас анализ дадим объективный: второго числа кто сколько упоминал этот митинг. И этот объективный анализ, мы его выложим у нас, покажет с кого спрос. То есть, покажет, кто наиболее серьёзно интегрирован. Может быть, вслепую, я ничего не говорю конкретно, это не обвинение конкретных людей. Кто интегрирован в систему подготовки? Потому что, предать могут только свои. Знаете этот термин, да?

 

Артём Войтенков: Чужие, они уже чужие.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, "Дождь" предать не может, и "Эхо Москвы" предать не могут. Предать могут только свои.

 

Артём Войтенков: И что тогда? Чистка в средствах массовой информации?

 

Евгений Фёдоров: Чистка в органах власти, которая должна быть подготовлена. Должны для неё сложиться условия, расстановка сил. А самое главное - народ должен захотеть эту чистку, и выразить своё желание.

 

Артём Войтенков: Каким образом?

 

Евгений Фёдоров: В виде, например, Антимайдана.

 

Артём Войтенков: То есть, ещё раз выйти на улицы, или что?

 

Евгений Фёдоров: Американцы планируют резкое ухудшение, мы об этом говорили, уровня жизни. Соответственно, они планируют, что им удастся подпитать уже по социальным обстоятельствам людей в Москве на бунт, где-то, через несколько месяцев. То есть, когда сработает цикл безработицы, и когда сработает цикл остановка бизнеса. То есть, будут обозлённые абсолютно бизнесмены, предприниматели. И будут абсолютно обозлённые работники, которых выгнали с работы. И при этом подскочат цены, инфляция, то есть, свою задачу пятая колонна выполнит. Вот, в части, именно так, как Путин и говорил - пятая колонная во власти, задача которых ухудшить экономическую ситуацию, социально-экономическое положение. Просто посмотрите его послание. Он об этом в послании говорил. То, о чём я сейчас говорю, он об этом за год предупредил.

 

Артём Войтенков: Да он про это, по-моему, последние два года говорит постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Он конкретно говорил, что американцы, иностранцы, поставят задачу резкого ухудшения качества жизни.

 

Артём Войтенков: Ну да, в Симферополе уже бастуют.

 

Евгений Фёдоров: Например. Соответственно, сложится вот этот баланс недовольства. Дальше, наша задача, чтобы баланс недовольства пошёл на восстановление суверенитета. Это наша задача. Но это армия. Вот надо, чтобы эта армия помогла Путину скинуть пятую колонну. Может быть, в этом плане, идти на чистки раньше тоже нельзя, потому что, если вы идёте на чистки раньше, у вас ещё нет общественно-политической поддержки - вас сразу обвиняют, вы знаете, в чём вас обвинят сразу: в тридцать седьмом годе, и всё, чего хотите. Поэтому люди должны прийти к этому решению. Должна сложиться общественная поддержка этого направления, чистка пятой колонны массовая должна… А не массовая, она пошла. Вот, сегодня губернатора арестовали.

 

Артём Войтенков: Сахалина?

 

Евгений Фёдоров: Сахалина, да.

 

Артём Войтенков: А казалось бы, какая связь? Москва здесь, Сахалин, ой, далеко.

 

Евгений Фёдоров: А при чём здесь, далеко или нет? Калининград и Сахалин. Сахалин, Дальний Восток - посмотрите, мы об этом говорили: точки, где они будут атаковать. То есть, для того, чтобы ударить по Москве, им надо вначале, это разные тактики. Вот сейчас они ударили в Москву, не получилось. Сейчас они будут бить по точкам. Сахалин, конечно, к ним относится. Территория отдалённая, сильная привязка к иностранной экономике, к иностранной политике. Скажем так, с точки зрения американцев, достаточно уязвимое место. Для нас.

 

Артём Войтенков: Это что, они хотят поднять там просто какое-то недовольство? Что?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, как в Калининграде. Поднять там бунт, захватить региональную власть.

 

Артём Войтенков: А что это даст с точки зрения удара? Сахалин-то просто далеко всё-таки.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, что далеко. Это захват региональной власти означает. На них же будут работать СМИ - они будут подавать вам подсознательно, что идёт распад России, это ослабляет здесь. Это как история. Представьте, была бы давка на Васильевском спуске, и люди в Москва-реку попадали бы, это бы парализовало, в том числе, охрану Государственной Думы, которая как бы прямого отношения к этому не имеет. Просто, получив эту информацию, тут бы тоже народ забеспокоился, это же понятно.

 

Артём Войтенков: Ну да, что к ним побегут.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Поэтому, это вот такие удары: Сахалин оттуда. Плюс Сахалин - это Япония, фактор Японии.

 

Артём Войтенков: А как Япония?

 

Евгений Фёдоров: Япония, напоминаю вам, претендует на часть Сахалинской области, вы не забыли ещё?

 

Артём Войтенков: А, то есть, они могут и отдать кусочек, да?

 

Евгений Фёдоров: То есть, японцы готовы вкладывать туда деньги, энергию. То есть, не всё же американцам всё оплачивать.

 

Артём Войтенков: Есть заинтересованность.

 

Евгений Фёдоров: Если там начнётся процесс на Сахалине, японцы тут же туда подкинут денег. Не, американцы, они к тому же ещё и жмоты.

 

Артём Войтенков: Почему жмоты? У них денег вон, сколько хочешь.

 

Евгений Фёдоров: Но, тем не менее, всё равно жмоты. Потому что все бандиты жмоты. Это же кровавым путём добываются деньги, жалко отдавать.

 

Артём Войтенков: Так это, когда работаешь, жалко. А кровавым, наоборот.

 

Евгений Фёдоров: Когда работаешь, ты думаешь "ещё заработаю". А кровавым жалко отдавать, потому что, ты же, как бы отнимал.

 

Артём Войтенков: Да у них же машина своя печатная - сколько хочу, столько и напечатаю.

 

Евгений Фёдоров: Не имеешь права напечатать больше, чем у тебя возьмут. Это вы не путайте. То есть, у вас машинка есть, а печатать вы не можете, сколько хотите. Я вам сейчас поставлю здесь машинку, и напечатаю какие-нибудь там, московки, какую-нибудь валюту.

 

Артём Войтенков: Фёдоровки печатайте.

 

Евгений Фёдоров: И что? И кто её возьмёт? Никто. А вот если я создам систему политической власти, чтобы их брали, тогда их возьмут. Вот немцовки же были. Немцов же, помните, напечатал в Нижнем Новгороде деньги. Он напечатал денег, и в случае чего, он должен был их дать в экономику, и соответственно, Нижегородская область сказала: "Всё ребята, прощай Россия, мы тут сами богатые".

 

Артём Войтенков: Немцов, конечно, хорошо участвовал в развале России, Советского Союза.

 

Евгений Фёдоров: Мало того, собирал подписи за ликвидацию Российской Федерации, обращаю внимание, ни много, ни мало, под флагом Чечни - три миллиона набрал.

 

Артём Войтенков: А мне ещё рассказывали, как он предприятия закрывал. То есть, хорошие, работающие предприятия просто, с помощью Немцова…

 

Евгений Фёдоров: Я предлагаю, знаете, про Немцова плохо не говорить, в течение сорока дней нельзя.

 

Артём Войтенков: Хорошо, не будем.

 

Артём Войтенков: У меня ещё экономические вопросы, они несколько смешные даже получаются. То есть Греция просит Россию разрешить импорт её продукции: фруктов, апельсинов, клубники и персиков - с одной стороны. А с другой стороны наши пограничники или таможня задержали контрабандный сыр. Представляете, в Россию уже вводят сыр из Европы под видом бетонита, строительных смесей. Неужели им до такой степени плохо без наших рынков?

 

Евгений Фёдоров: Войны в мире шли за рынки. Рынок – это важный фактор конкурентной борьбы, и там даже за рынки шли войны. Поэтому, конечно, закрытие нашего рынка даже небольшое, слабенькое, - это такой определённый удар. Именно поэтому, если вы обратили внимание, очень сильные в России требования: рынок этот обратно вернуть европейцам.

 

Артём Войтенков: Да постоянно.

 

Евгений Фёдоров: Даже 5 депутатов Госдумы всполошились, правда, им потом выговор объявили. Но тоже, это как раз будущий Президиум или Совет Государственной Думы в случае захвата власти американцами был бы. То есть это все вещи просто так не происходят. Что вы думаете, они не знали, эти депутаты, что руководство фракции будет против их инициативы, знали. Просто они работают уже в другом формате, они уже являются американскими коммуникаторами. Они уже считают, как и Ходорковский, что ещё полгода, год и всё - проблема Путина будет решена, у них это в мозгах. Это не шутки, это не то что: "А, ерунда, ничего страшного, всё получится". Ничего подобного, будут эти ещё, одна за другой истории проскакивать, будут бить в эту стену. Поэтому восстановление суверенитета, то о чём говорил Бастрыкин, является гарантией сохранения государства и гарантией Антимайдана и против госпереворота. Потому что когда у вас страна, в которой пятая колона является крупнейшим элементом управления, самым главным и многочисленным, вы всё время находитесь на гране ликвидации. Они всё время будут провоцировать историю, типа с Немцовым, как с другими.

 

Артём Войтенков: Понятно, всё время будут бить, бить, бить. И ты не всегда будешь знать откуда.

 

Евгений Фёдоров: А если вы восстановили суверенитет и зачистили на этой базе пятую колону, даже не люди ушли. В смысле люди с работы ушли или не ушли - это не так важно. Мы, кстати, даже не говорим о том, что нужно массово кого-то увольнять, может быть точечно надо увольнять, я имею в виду чистки. Но у вас изменилось правило работы государственного аппарата - он стал работать на страну. А раз он стал работать на страну, он стал заинтересован быть в стране, а раз стал заинтересован быть в стране, уже к нему так не подъедешь.

 

Люди, которые работают на иностранцев в такой системе, являются уже не пятой колонной, а шпионами, а их всегда очень мало: Пеньковский, буквально точечно - они повлиять на ситуацию не могут. Потому что агентами влияния может быть только пятая колона. А шпионы - они слабоваты, они могут украсть информацию и подложить бомбу, но они не могут развернуть движение страны в другую сторону.

 

Артём Войтенков: Понятно. А вот ещё, про вас последнее время. Про вас часто в интернете можно на что-то наткнуться. Сейчас пошло утверждение такой, что Фёдоров, он не от Путина. Вы же призываете, что Путин позовёт выйти на улицу. Но зовёт не Путин, зовёте вы. И многие это уже переводят, с подачи тех же самых троллей, понятно, что в интернете работа тоже проводится, что, в общем-то, вы с Путиным не связаны никак, у вас свои интересы.

 

Евгений Фёдоров: Вы знаете, я думаю, что резкая катализация этого заказа в отношении меня и НОДа это, конечно, срыв планов подготовки. Ещё раз хочу похвалить организаторов антимайдана, что они фактически подорвали американский план, проведя эту акцию, достаточно внезапную. Они сорвали их план раскачки людей, который они уже знали, что будет теракт и всё остальное. Поэтому для них этот антимайдан и особенно НОД в нём. Видите и сам Антимайдан, они сказали: "Если мы не можем противостоять вашему Антимайдану, давайте мы сделаем из него исторический фестиваль". И сделать из него исторический фестиваль у них не получилось, то есть не получился фестиваль, только благодаря НОДу и некоторым другим участникам, но по численности в основном НОДу. Потому что и Хирург был против фестиваля, он говорил о пятой колоне и тем самым чисток и Саблин говорил. Они хотели, чтобы это был чисто фестиваль хотя бы.

 

Артём Войтенков: Чисто песни попеть?

 

Евгений Фёдоров: Как бы исторический фестиваль о событиях годовой давности на Украине, что в их понимании в другой стране. То есть, кто туда пришёл бы? Никто. Ни в коем случае они не хотели, чтобы пробился общественно-политический импульс в общество, с центра Москвы, что в России может быть госпереворот, Майдан и к нему надо быть готовым, то есть готовым быть к провокациям.

 

Поскольку это произошло, то часть людей была психологически готова к провокациям и не поддались на вытягивание их на траурный марш, последующий, о котором, конечно, тогда не знали. То есть все понимали, что это очень хорошо, что было подготовлено заранее. И, соответственно, поскольку мы единственная сила, которая не просто говорит о пятой колонне и чистках пятой колонны во власти, а мы идём дальше, говорим: "Суверенитет". Окончательно закрываем вопрос, готовим окончательную победу, то мы, естественно, - главные враги.

 

Вы же видите, что против Путина развёрнута какая мощная, и против России, кампания.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: В этой кампании мы начали занимать большее место. Значит больше денег поступило средствам массовой информации и троллям, и интернету, и наши сторонники увидели это. НОД усилился после этого. И наши враги. То есть мы оказались на передовой, мы из батальона выросли в полк, если хотите. Естественно, на полк приходится больше обстрелов, атак врага, чем на батальон, особенно если полк занимает главную целевую позицию, то есть занимает главные редуты, которые надо выбить. Поэтому нет ничего удивительного, что на нас наезжают и будут увеличивать только наезд - вы ещё не то придумаете.

 

Я уверен, что просто сотни людей думают, каким образом какие-нибудь гадости написать. Да пусть пишут, вы знаете, я вам скажу, что я не боюсь совершенно этих наездов, знаете почему?

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что Фёдоров, ровным счётом, в этой истории ничего не значит. В этой истории значит только одно - суверенитет. Поэтому вы можете спросить у тех, кто наезжает: "А как вы относитесь к тому, что Россия оккупирована?" И на этом весь разговор с ними прекратится. Потому что они борются против восстановления суверенитета. Сегодня за суверенитет не только Фёдоров и не только Путин, сегодня за суверенитет и Бастрыкин, и система, и огромное количество людей.

 

Поэтому, ну выдавят Фёдорова, что Фёдоров не смог в поддержку Путина собрать много людей, как в критической ситуации, конечно. Мы просто так людей, конечно, не приглашаем, - в критической ситуации. Типа Антимайдана, чтобы сделать прививку. Не было бы прививки, не было бы поражения интервентов на Васильевском спуске.

 

Артём Войтенков: Всё-таки не очень понимаю взаимосвязь. Ведь на марш Антимайдана пришли одни люди, а к Немцову пришли другие люди.

 

Евгений Фёдоров: Не важно. На марше Антимайдана дали сигнал обществу, что есть такая опасность, проблема. То есть, на кухне заговорили, что есть проблема госпереворота и Майдана, и в этом есть прививка. То есть люди увидели, что проблема. Если бы там было 10 тысяч, как планировали часть организаторов вначале, конечно, этот сигнал был бы слабенький.

 

Артём Войтенков: Там на 15 тысяч, по-моему, заявка была.

 

Евгений Фёдоров: На 10.

 

Евгений Фёдоров: Сигнал был бы слабенький, его бы не заметили. Благодаря НОДу было 50, так честно скажем.

 

Артём Войтенков: И благодаря административному ресурсу тоже, если честно.

 

Евгений Фёдоров: Благодаря административному ресурсу было 10, потому что административный ресурс готовил на 10. А НОД переформатировал, туда добавил людей, эмоционально направленных на защиту своей страны, что организаторы не хотели, часть из них.

 

Артём Войтенков: А, вот в чём дело.

 

Евгений Фёдоров: Соответственно, мы переформатировали из слабенького десятитысячного мероприятия, честно скажем: из слабенького десятитысячного мероприятия под названием "Не забудем, не простим годовые события на Украине" в мероприятие, вот это. Видите, "Прокуратура и массовый митинг за чистку пятой колоны во власти и за суверенитет Российской Федерации". Понимаете, как формат сразу поменялся? То есть импульс, поданный в общество, в полном объёме или в значительной мере сыграл именно на прививку, которая сработала через две недели на Васильевском спуске. Вот как произошло, но это серьёзное событие. Люди же понимают, что в центре Москвы митинги, особенно силы, сориентированные на Путина, а Антимайдан - это сила, сориентированная на Путина, в этом сомнений нет, просто так не проходят.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Просто не бывает такого. Вот НОД бы такое разрешение один никогда бы не получил, например. Люди же в России не идиоты, они же понимают как. Вы это называете административным ресурсом, а мы понимаем - силы, сориентированные на Путина. И поэтому они понимают, что этими силами в общество дан сигнал: "Ждите Майдана, а, значит, готовьтесь к провокациям. И этот сигнал НОД там и укрепил: поэтому там 50 тысяч, поэтому прокуратура, поэтому последующие выступления Бастрыкина, поэтому сработала защитная прививка на Васильевском спуске - американцам не получилось. То есть события начали развиваться по другому сценарию. Я ещё раз говорю, мы участники этого митинга и я очень благодарен организаторам, часть из которых может об этом не думала, но которые эту прививку дали, и эта прививка сыграла свою роль - спасла нашу страну от катастрофы второго числа.

 

Артём Войтенков: Да, как всё интересно получается.

 

Евгений Фёдоров: Ну как? Это борьба. Слушайте, мыслите категориями военных действий, даже если у вас взвод солдат на фронте штурмуют деревню Зюзюкино, это есть элемент победы или поражения, если неудачный, во всей войне. Это такой же элемент, причём очень важный и одно связано с другим, одно вытекает из другого. И самое главное - события сейчас пойдут в ускорительном ключе, то есть мы понимаем, что никуда не деться без чисток. Мы понимаем, что никуда не деться без восстановления суверенитета и референдума. Кстати, Бастрыкин о референдуме же говорил, вы же понимаете. Чтобы эту конституцию поправить в этой части надо референдум. Что ещё нужно? На каком ещё уровне надо сказать, что мы, и Путин, и Бастрыкин, и Фёдоров, и НОД - это элементы национально-освободительной борьбы.

 

Артём Войтенков: Это вы так преподносите. А, например, я в интернете читал, что НОД – это движение, наоборот, хотящее скинуть власть Путина.

Отступление небольшое сделаю, как интересно было.

Когда мы с вами начали только записываться, это 2012-ый год был, в основном позиция троллей, их слова были про то, что "какая Россия, что вы говорите, что Россия колония, такого не может быть, Россия независимое государство, у нас Путин царь и бог, и всё такое прочее".

Сейчас уже разговор другой. То есть для большинства народа начинает доходить, что Россия всё-таки колония. Они говорят: "Да, Россия колония, да, Путин хочет её освобождения. Но вот НОД - они плохие, они против Путина".

 

Евгений Фёдоров: Есть ещё – "как быплохой Фёдоров, а НОД хороший". Есть и такие нюансы.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Но, слушайте, я в этом плане, как бы это сказать, не то, что фаталист, а я очень спокойно к этому отношусь. Я считаю, что люди заслуживают того, чего они, как говорится, понимают, чего они заслуживают.

 

Артём Войтенков: А люди ничего не понимают в своём большинстве, к сожалению.

 

Евгений Фёдоров: Поймут по мере воспитательного процесса, люди понимают всегда в результате воспитательного процесса.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Воспитательные процессы, к ним относятся порка в школе или дома на диване. Воспитательный процесс?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Воспитательный процесс. Кровь в случае уличных событий - воспитательный процесс? Вон в Киеве.

 

Артём Войтенков: Смотря как повернуть.

 

Евгений Фёдоров: Воспитывается нормально.

 

Артём Войтенков: В общем-то, да.

 

Евгений Фёдоров: Война - воспитательный процесс?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот мы находимся в ситуации воспитательного процесса.

 

Артём Войтенков: А я и говорю, пока не убьют половину.

 

Евгений Фёдоров: Враги хотят, те, которые работают на пятую колону и на интервентов, хотят, чтобы этот воспитательный процесс мы прошли как можно дольше, чтобы мы его не прошли, чтобы не поняли этих уроков исторических. Вы знаете, я никого не призываю защищать свою Родину.

 

Артём Войтенков: Как это? Вы постоянно это делаете.

 

Евгений Фёдоров: Нет, я не призываю, я информирую. Если ты хочешь защищать свою Родину, то такой вариант. Если тебе не нравится Фёдоров для целей защиты своей Родины (я вообще к себе никого не приглашал), защищай сам. Тебе Фёдоров не нравится, значит, поэтому ты Родину не будешь защищать? Определяйся, что для тебя важнее: не нравящийся тебе Фёдоров, или всё-таки твоя Родина и твоя жизнь, следовательно, личная и жизнь твоего ребёнка. У меня простой подход.

 

И вы сейчас говорите, что какие-то тролли уговаривают не защищать свою Родину, потому что им, этим троллям, не нравится Фёдоров.

 

Артём Войтенков: Или НОД.

 

Евгений Фёдоров: Или НОД. Так это проблема людей. Не хотите защищать свою Родину, не защищайте – помирайте. Я же не буду вас спасать. Я вам сказал возможные варианты, сами анализируйте и принимайте решение. Если вам не нравится для целей борьбы за защиту своего Отечества и своих жизней, напоминаю, Фёдоров, пожалуйста, идите под другие организационный структуры какие-то, но их нет.

 

Артём Войтенков: Почему нет?

 

Евгений Фёдоров: А кто за суверенитет? Кроме Бастрыкина.

 

Артём Войтенков: Подождите, у нас же много различных…

 

Евгений Фёдоров: Что различных?

 

Артём Войтенков: Движений, каких-то организаций.

 

Евгений Фёдоров: Суверенитет - вот метод, цель и средство. Кто за него? Я же говорю, это единственное, что важно для человека - суверенитет. Кто ещё поднимает знамёна организационно в массовом плане суверенитета - назовите эти организации этим людям, не мне, пусть они идут туда.

 

Артём Войтенков: По-моему, Стрелков про это говорил.

 

Евгений Фёдоров: Пожалуйста, мы только за. Я никого не приглашаю в систему штабов НОДа. Я говорю о том, что нам надо добиться суверенитета. Если вы ходите, вам удобно, можете в нашей системе штабов добиваться этого. Если по какой-то причине вас не устраивает система штабов НОДа, добивайтесь другим путём, в другой системе, в другой организации. Но организация, для которой главная и единственная цель суверенитет - это НОД.

 

Я видел, как сравнивали в каком-то очередном антироссийском опусе партию "Национальный курс" с другими уставами, и удивлялись, почему в положении о партии "Национальный курс" нашей записано (не в положении, а в декларации) - добиться суверенитета. И по сути всё, точка.

А потом говорили: "А вот эти же партии, посмотрите, какие они хорошие, у них 20-ть целей, 30-ть целей, а у вас только одна".

Да потому, что не может быть никаких целей, если нет суверенитета. Если ваша какая-то организация, или партия говорит: "Надо добиться высокого уровня жизни", или "борьбы с коррупцией", или "с преступностью", а у вас нет суверенитета в стране, то это болтуны.

 

Артём Войтенков: Ой, да это все тогда.

 

Евгений Фёдоров: Я про это и говорю. На нашей территории суверенитета нет, поэтому всё это болтовня. Всё это ерунда и труха, театр - вся эта политическая система, Государственная Дума, партийное строительство, потому что суверенитета нет, чушь, звук шагов. А у нас партия, поэтому и запись всего одна. Пожалуйста, если кто-то запишет к себе на знамёнах "мы за суверенитет" и понимаем, что ничего другое нельзя достигнуть без этого, идите туда, но найдите такие. Потому что как только вы начинаете реально бороться за суверенитет, не болтать под телевизор, вам становится понятно, что главную проблему надо решить, то дальше у вас просто нет никаких других мощных узлов коммуникаций прямого действия, кроме НОДа. Прямого, это значит, которые открыто об этом говорят. Почему? Потому что, а этого же добивается Путин, этого же добивается Бастрыкин, и многие другие. Но у них свой этаж работы:

- У Путина - этаж глобального геополитического планирования.

- У Бастрыкина - этаж чистки пятой колоны и загнать врагов выгнать, а для друзей расчистить площадку. У каждого своя технология, свой этаж.

- А у НОДа - это общественно-политическое обеспечение процесса восстановления суверенитета. Всё.

 

Если на нашем этаже, это этаж разведки и полевая армия, условно говоря, есть кто-то, кто ставит эту задачу как единственную.

- Во-первых, мы будем очень рады, потому что я хоть поменьше буду тратить время на работу, уже хорошо, реально да.

- Во-вторых, я уверен, что мы договоримся.

Но пока реально нет. Вот и всё.

 

Поэтому это не вопрос Фёдорова или НОДа. Вы хотите сражаться за свою Родину и не хотите, чтобы вас убили в результате государственного переворота и иностранной интервенции - пока для вас есть вариант НОД, либо вы сами, отдельная единица борьбы. Мы будем рады и первому, и второму, и третьему случаю, которого пока нет, когда сложатся какие-то другие дополнительные элементы штабов. Там же предлагали тролли, пятая колона и параллельные какие-то НОДы делать, где они? Нет. Ничего не получилось. Два раза прокукарекали, люди туда даже пришли, увидели, что это блеф, отвлечение внимания.

 

Представляете, мне говорят: "Создали ячейку НОДа, в Калининграде звонят, и на ячейке НОДа уговаривают на митинги за суверенитет не ходить". Люди сходили раз, другой, пускай даже чаем угощают, - поняли, что к чему. Пошли всё сделали сами. Что тут сложного не понять?

 

Артём Войтенков: Перехват управления.

 

Евгений Фёдоров: Попытка. Невозможно перехватить управление человека, который нацелен на освобождение своего Отечества и защиту своей жизни. Невозможно.

 

Артём Войтенков: Ну, его можно заболтать.

 

Евгений Фёдоров: Он не идиот, он серьёзно к делу относится, он занят серьёзным делом борьбы за свободу своей страны, его нельзя заболтать. Его можно на какое-то время обмануть, на пару недель, но не больше. А потом он через две недели разбирается, что это подставы и делает выбор. Поэтому мне, честно говорю, я наоборот даже рад этим заказам, потому что американцы за свои денежки ещё помогают НОДу, по крайней мере, информационно. Это же не некрологи - информационно раскручивать НОД, молодцы. Дураки вернее. Наверное поэтому Россия и побеждает часто, что в борьбе с Россией даже самые умные гитлеровские генералы становятся дураками.

 

Артём Войтенков: Ой, что-то мы и проигрываем часто, а потом приходится побеждать после этого, а потом опять проигрываем.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но в целом мы побеждали. В результате, в итоге - мы побеждали всегда, в итоге.

 

Артём Войтенков: Это, смотря, что брать за точку отсчёта и за конечную точку. По-моему, мы проигрываем уже на протяжении двухсот лет мы проигрываем.

 

Евгений Фёдоров: Полторы тысячи лет назад мы были малюсенькие, за полторы тысячи лет мы стали самой большой в мире страной - это главное. А то, что при этом мы проиграли 100 лет назад в 17-ом году, проиграли в 91-ом году, - да, проиграли. Но с точки зрения первичного отсчёта мы ещё не проиграли, мы просто потерпели поражение историческое, да. Но мы не проиграли, мы живы и у нас по-прежнему есть ресурсы восстановить нашу роль в мире, как главную и самую сильную, а значит, мы не проиграли, мы отступили.

 

Артём Войтенков: Хорошо бы, если так.

 

Евгений Фёдоров: Это жизнь. Ещё раз говорю: нас - полторы тысячи нашей истории, 60 поколений, так просто мы не сдадимся. И так просто мы не уйдём с этой земли, как думают американцы: сейчас они убили Немцова, скинули Путина, и выгнали нас. Не получится.

 

Артём Войтенков: Зато получится по-другому - не так, так эдак.

 

Евгений Фёдоров: Артём, у меня сомнения нет, победим.

 

Артём Войтенков: Хорошо бы вашу уверенность.

 

Евгений Фёдоров: Восстановим суверенитет России, восстановим единое государство с Украиной, потому что уже за это заплачено кровью. 50 тысяч убитых достаточная цена, чтобы заплатить за восстановление единого государства, незаконно, в результате такого же госпереворота, потери в 91-ом году.

 

Артём Войтенков: Там не 50, там больше, если всё собирать с 91-го года.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю про Украину только. А так-то, конечно, там с потерями можно сказать миллионы, а если там десятки, а с беженцами и сотни, и не родившимися. Да, это борьба, это жестокая конкурентная борьба наций, в ней проигравшие уничтожаются, просто стираются в порошок.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1230 мб)
Видео MP4 640x360 (466 мб)
Видео MP4 320х180 (254 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (20 мб)
Звук 32kbps MP3 (20 мб)
Звук 64kbps MP3 (39 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (59 мб)

Текст:
EPUB (488.69 КБ)
FB2 (749.84 КБ)
RTF (482.38 КБ)

Бунт внутри Евросоюза

Евросоюз возник как механизм распределения военной добычи после поражения СССР.
Когда грабить стало нечего, основные государства Европы начали зажимать слабые страны в своём же Евросоюзе. В ответ начались бунты.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Бунт внутри Евросоюза

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_bunt_vnutri_eu

 

Часть из "Евгений Фёдоров 6 февраля 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-02-06

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Выборы в Греции. Там победили ребята, которые вообще хотят выйти из Евросоюза, по крайней мере, грозят это сделать.

 

Евгений Фёдоров: Национальные силы.

 

Артём Войтенков: Да. Отказаться от евро. Это что? Это опять игра? Или действительно это так?

 

Евгений Фёдоров: В любой истории есть игра и действительно так. Хотят ли греки быть рабами и холуями? Нет. Но в отличие от граждан России греки понимают слова "рабы" и "холуи" уже в политическом контексте. То есть в виде организационных вещей, вытекающих на выборы. То есть для них совершено понятная вещь. Сегодня как раз, я видел, прошёл митинг против европейского Центрального Банка и ФРГ.

 

Артём Войтенков: В Греции?

 

Евгений Фёдоров: В Греции. Который многотысячный и люди совершенно чётко понимают, что ими командуют из-за рубежа в интересах ухудшения их жизни. И они не хотят этого, то есть они не хотят быть внешнеуправляемой страной, не хотят быть холуями, не хотят быть рабами. Но в отличие от России это интерпретировалось уже в политическую партию. То есть дошло до выборов и эта партия на выборах вместе с союзниками, взяла большинство. Вот ситуация, которая сложилась в Греции.

 

А дальше эту партию:

- Либо она окажется бутафорской, верхушку перекупят, так бывает, не обязательно сразу победа достигается.

- Либо они дожимают свой вопрос и вытаскивают Грецию из Евросоюза.

 

Артём Войтенков: А им хуже не будет, что они Грецию из Евросоюза вытащат?

 

Евгений Фёдоров: Свободному всегда лучше, чем рабу.

 

Артём Войтенков: Знаете, домашняя кошка ест хорошо или собака. А свободная собака ходит по помойке собирает объедки. Если Греция отделится от Евросоюза, ей же сразу станет плохо в каком-то смысле.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Кто вам такое сказал?

 

Артём Войтенков: Ну, потому что это отделение.

 

Евгений Фёдоров: Это когда как. Десять лет назад, пятнадцать лет назад Евросоюз переваривал огромную добычу, которой с ней поделились американцы в виде ликвидированного Советского Союза. То есть это была вакханалия налётчиков, осваивающих награбленные ресурсы на огромной стране. Вот что это было.

 

Артём Войтенков: Гораздо больше, чем вся Европа в несколько раз.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, и которую она имела, им никогда не иметь такого в жизни. За счёт военного приза нашего они решали свои проблемы, доставалось Евросоюзу половина, отсюда и евро появилось и сам Евросоюз, кстати, на этой волне появился, так бы его не было, не было бы оснований. По сути, Евросоюз появился, как механизм распределения репараций, контрибуций и военной добычи, полученной с территории СССР. То есть надо же распределять между собой - вот для этого появился механизм распределения. И на этом механизме появилась его власть, кстати, во многом, как, допустим, в ДНР и ЛНР, если вы обратите внимание. Власть появилась на механизме гуманитарной помощи из России, то есть схожие политические процессы.

 

И дальше Европейский Союз поделился этим имуществом и этими возможностями со своими частями, в том числе с Грецией, и дал возможность Греции резко пойти в рост, и Греция пошла в рост. Как только уменьшился колониальный сбор с территории Советского Союза всего, в том числе с России, уменьшились возможности Брюсселя. Уменьшились возможности Брюсселя, он начал зажимать кого? Периферию, в том числе Грецию. И у Греции смысла быть в Евросоюзе не стало. То есть, если до этого смысл был понятен, надо было поделить огромное богатство, бабло, отнятое у других народов. А теперь бабло заканчивается, богатства заканчиваются, делить нечего особенно, и возникает эффект, когда старшие кушают младших. То есть в Германии привыкли жить хорошо, во Франции жить привыкли хорошо. Значит им надо жить теперь хорошо, раз нельзя взять из-за рубежа хорошую жизнь, значит, её надо взять за счёт внутреннего расслоения. И они начинают закручивать эти режимы экономии якобы для Греции, для Испании, для Португалии и всех остальных.

 

Естественно одно дело ты грек или испанец, который делит богатства чужие, халявные, и тебе достаётся хоть маленький кусочек, но достаётся. А другое дело, что теперь ты жертва - ты должен кормить этих самых ребят из Берлина и Парижа. Это вообще другая история, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Греки это, как прагматичная нация, иначе бы они умерли давно. Они это сообразили и начинают перестраивать свою политику. И как только в Европейском Союзе уменьшается объём доходов из-за рубежа до уровня произведённого самим Европейским Союзом, то есть нечего делить дополнительного, нет дополнительного дележа, то нет смысла оставаться больше в Греции. Как только она выходит из такого, особенно если начинает вниз идти потребление в Евросоюзе, они сразу становятся свободными и сразу они, как минимум, смогут жить по средствам, которых у них в принципе достаточно. То есть в Греции, конечно, нет нефти и газа, но, во всяком случае, Греция, с точки зрения возможности явно не беднее чем Германия, или Англия, или Франция. А чем она беднее? Климат там чуть-чуть получше, значит сельское хозяйство всё-таки получше, туризм там не хуже, а на самом деле получше. Тогда что нужно Греции от Евросоюза?

 

Артём Войтенков: Да, в данном случае уже мало что.

 

Евгений Фёдоров: Да, то есть они после этого уже, как свободный субъект, договариваются. Договариваются с другими странами с тем же Евросоюзом, европейскими странами, с Америкой, с африканскими странами (у Греции очень хорошее положение), с Турцией, с Россией, с Китаем и со всеми остальными. Но договариваются уже на равных. Их уровень жизни зафиксировался на уровне их свободы, а Европейского Союза уровень будет продолжать падать. А зачем Греции делить с Европейским Союзом это падение? Не нужно. Поэтому греки молодцы и испанцы сейчас отскочат от Европейского Союза, но не сразу, через политический цикл.

 

И англичане занервничали. Обратили внимание? Начали англичане скакать. Потому что нет халявы, халява закончилась советская в Евросоюзе, соответственно и смысл Евросоюза исчез или исчезает. А раз исчезает смысл, зачем там находиться?

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (108 мб)
Видео MP4 640x360 (40 мб)
Видео MP4 320х180 (22 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (4 мб)

Текст:
EPUB (402.52 КБ)
FB2 (546.85 КБ)
RTF (85.06 КБ)

Как свергают Путина 2

Рукотворный кризис был запущен для ухудшения экономического положения в России - что бы в дальнейшем отстранить от власти Владимира Путина.
Повышение цен, увольнения врачей, безработица, повышение пенсионного возраста, и многие другие события - часть плана США для возбуждения недовольства народа и подготовке государственного переворота в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Как свергают Путина 2

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_kak_svergayut_putina_2

 

Часть из "Евгений Фёдоров 6 февраля 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-02-06

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Как мы с вами говорили, у посла американского Теффта (John Francis Tefft) есть план. По этому плану есть тысяча пунктов. 

В этих пунктах: 

- Процентные ставки, изложенные в редакции МВФ от сентябрьских указаний. Можете найти разместить. Эти указания носят обязательный характер для российской системы управления, и за нарушение это сажают в тюрьму.

- Дальше – реформа ни с того ни с сего на ровном месте врачей в Москве. Кстати, учителей тоже.

- Дальше – безработица, вытекающая из первого пункта, которая сейчас пойдет.

Недавно разговаривал с банкиром. Он говорит: "У нас филиалы по всей Российской Федерации. В конце прошлого года люди пошли и поменяли всё в доллары и евро". 

 

Артём Войтенков: То есть рубли сдали и купили доллары. 

 

Евгений Фёдоров: Да. Когда Центральный банк грохнул рубль. "А сейчас, – говорит, – я вижу, они приходят и по мелочи начинают менять обратно".

 

Артём Войтенков: Потихонечку, потихонечку. 

 

Евгений Фёдоров: И я его спрашиваю: 

- Ну ты же видел, сколько ты им дал? 

В филиалах это видно. В Москве трудно. А где-то там, в маленьком городке все прозрачно.

 – Вот ты видел, сколько ты им дал?

- Да, – говорит, – мы знаем, сколько мы им дали.

- Вот по мелочи, сдавая, когда они поменяют все обратно?

Он говорит:

- Приблизительно через два-три месяца. 

То есть через два-три месяца у людей кончатся деньги, у среднего класса.

 

Артём Войтенков: То есть в мае где-то?

 

Евгений Фёдоров: Да, кончатся деньги. Не на что просто будет жить. Я понимаю, что можно просто уйти на нижний уровень жизни: отказаться от дорогой машины, которая требует денег, поменять квартиру на более дешевую. Сам факт: у среднего класса деньги кончатся приблизительно через два-три месяца. То же самое: через два-три месяца пошла безработица, потому что та же РЖД, которую вы упомянули, вообще прекратила финансировать закупки. А что это такое? Не только РЖД, все прекратили. Что такое "прекратила закупки РЖД"? Вагоны, рельсы, шпалы... Заводы все остановились. Их продукции нет другого потребителя. Малый бизнес шпалы не покупает.

 

Артём Войтенков: Ну, это да. 

 

Евгений Фёдоров: Если уже РЖД – ноль, значит ноль производства шпал. Ноль производства шпал – ноль производства предприятий, которые их производят. Или рельсы, или вагоны.

Артём Войтенков: А кто еще прекратил закупки кроме РЖД? 

 

Евгений Фёдоров: Все госзаккомпании, в разной степени. Некоторые оставили небольшой зазор. В принципе, прекратили все. Полная остановка. Она просто не сразу сработала. 

 

Артём Войтенков: Ну, понятно, что большие предприятия...

 

Евгений Фёдоров: Пока они там переработают какие-то товарные запасы, предыдущие какие-то закончатся контракты, подчистят все... Но все равно, два-три месяца – пошла массовая безработица. Это все рукотворно. 

 

Сама история с правительственным антикризисным планом... В антикризисном плане 60 пунктов. Конкретных. Ни одного антикризисного пункта. Вот что такое антикризисный пункт? Вот такой-то пункт, если его выполнишь, – кризиса не будет, или он уменьшится. Ни одного! Какие там пункты? 

- 50 миллиардов дать безработным, которые появятся. На три-шесть месяцев. И что, это решит проблемы? Нет. 

 

Артём Войтенков: Это сгладит. 

 

Евгений Фёдоров: 10 миллиардов дать малому бизнесу. Малый бизнес потерял почти триллион на кредитах, ему взамен дают десять миллиардов. Это просто похоронные, и то не для малого бизнеса, а для тех, кто распределяет деньги. Так, чуть-чуть, чтобы сразу в ноль не уходить по взяткам. Но это же смешно. Это нет денег! Это ничего! Триллион банкам. 

У меня вопрос: в какой стране банкам деньги дает бюджет? 

 

Артём Войтенков: А по-моему, в Америке тоже давали во время кризисов. 

 

Евгений Фёдоров: ФРС! 

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Центральный банк! А тут бюджет! То есть от вас как от бюджетополучателя (пенсионеры, врачи) деньги взяли и дали банкам, которые должны кормиться из Центрального Банка. Не из бюджета страны, не от пенсионеров, а из Центрального Банка - это разные источники, разные объемы. Потому что Центральный Банк располагает деньгами в десятки раз больше, чем бюджет. 

Вот сейчас возникли кризисные явления в Европе. Что делает Европа? Европа проводит политику количественного смягчения. Слышали?

 

Артём Войтенков: Ну да, просто тупо печатают евро. 

 

Евгений Фёдоров: Напечатали полтора триллиона евро в виде кредита для банков – не в виде бюджета, а в виде кредита для банков. Так же и Америка. 

 

Что делает Россия? Ставки повышает, а деньги вытаскивает из бюджета, снижая расходы на граждан. В бюджете только граждане. Принципиально другая методика, абсолютно другая! И все это обосновывается тем, что там живут цивилизованные люди, а тут живут недочеловеки, недоразвитые. 

 

Это как в детском саду. Чем можно объяснить, что ребенку ложку давать можно, а вилку нельзя? Ребенок вилкой глаз проткнет. Вот так и нам. Чешскому или португальскому банку можно дать деньги по нулевым ставкам, чтоб он в России потратил их, а российскому нельзя. Почему? Потому что чешский банк развитый, ему вилку дать можно, а в России живут дебилы недоразвитые, им вилки давать нельзя. Вот такое простое объяснение. И оно касается антикризисных мер, якобы. Это никаких антикризисных мер. 

 

Весь план правительства – я здесь согласен даже с Кудриным, который сказал, что это меры обезболивания. Весь план правительства – это меры обезболивания в процессе ликвидации российской экономики и государства. То есть это изначально план врага, прописанный в плане Теффта. Но для того чтобы не взбунтовались... Представьте, этих безработных выгнали сейчас, им не дали на шесть месяцев пособия... Они же прямо сейчас прибегут в Москву, обозленные. 

 

Артём Войтенков: Ну да. 

 

Евгений Фёдоров: Чтобы они не прибежали сейчас в Москву, а прибежали через шесть месяцев, когда их накачает пропаганда, когда все будет организовано Навальным. Вот для этого этот план и существует. 

 

Артём Войтенков: Так вот этот отказ от электричек, это тоже план Теффта?

 

Евгений Фёдоров: Да, вот это все входит в этот план. Отказ от электричек, безработица, инфляция, падение жизненного уровня, непонятные реформы на голом месте врачей. Какие-то новые инициативы - каждый день придумывают инициативы, как долбануть. 

- То говорят, надо повысить пенсионный возраст. 

- То говорят давайте будем давить на граждан, чтобы они нам быстрее отдавали долги, для этого им запретим ездить на машинах. 

То еще чего-то. То есть постоянно идут инициативы по ухудшению жизни. Это все из этого плана, включая электрички. Вот сейчас посмотрим на всесилие главы государства, который просто наорал на них чуть ли не матом.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Пока из трехсот сорока отмененных электричек поехало сорок.

 

Артём Войтенков: А я читал – двести уже. 

 

Евгений Фёдоров: Сегодня утром было сорок. Сказать они могут все что хотите. Посмотрим, кто главнее. 

 

Артём Войтенков: Да, кстати, интересно проверить – на электричках. 

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим. Я думаю, что приказ Путина, как и все его предыдущие приказы, выполнен не будет. 

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (119 мб)
Видео MP4 640x360 (44 мб)
Видео MP4 320х180 (24 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (5 мб)

Текст:
EPUB (387.78 КБ)
FB2 (523.86 КБ)
RTF (87.47 КБ)

Евгений Фёдоров 6 февраля 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 6 февраля 2015.
Разговор о бунтах Испании и Греции против Евросоюза, усилении Китая под драку США и России, ценах на нефть, зависимости инфляции от ключевой ставки, антикризисном плане правительства, разведке Путина в Государственной Думе и подготовке пятой колонной государственного переворота в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 6 февраля 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-02-06

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Я бы начал с Европы. Вы всегда говорите, что за уличными выступлениями всегда стоят американцы. Ну, за большими…

 

Евгений Фёдоров: Организованными.

 

Артём Войтенков: Да. С одной стороны в Европе уже достаточно много времени, просто нам это не показывают СМИ, а в интернете это где-то проскакивает, причём из Европы тоже народ присылает. В общем, там проходят митинги против исламизации и этих приезжих, причём они с каждым разом всё больше и больше и больше.

 

И в Европе, в Кёльне (это Германия) недавно прошёл митинг против экстремистских движений, пропагандирующих нетерпимость и ксенофобию. Акция проходила под лозунгами "Нет расизму", протестующие выразили своё возмущение деятельностью этих антиисламских организаций, которые за чистку Европы от приезжих. Участие более 15 тысяч человек - так пишут.

 

Вот здесь уличное выступление, здесь уличное выступление против. Кто за кем может стоять и зачем это всё делается?

 

Евгений Фёдоров: За организованными большими выступлениями всегда стоят две группы.

- Либо группа суверенитета и национальная, скажет так, группа буржуазия власти, по-разному.

- Либо внешняя система, если мы говорим о крупных организованных, имеющих мировое резонансное значение.

 

Потому что если группа имеет только значение внутри страны, условно говоря, борьба за пятна застройки, - тогда понятно, есть желающие получить пятно застройки, а есть желающие, чтобы он не получил, а получил сам, например, это другая история.

 

Если такого рода характер, политический, тогда две силы, и мы их и наблюдаем. А смотрите, как в России:

- провела пятая колона митинг - митинг проводит власть,

- провела пятая колона митинг - митинг проводит власть.

Правильно? Заметили?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Болотная – парк Победы, парк Победы – Болотная, Навальный – власть, то есть это обычная история. То есть это политический фронт, на котором есть красные и белые: одна армия, другая армия и между ними идёт борьба на улицах. Что ж вас тут удивляет?

 

Артём Войтенков: Да, но меня удивляет то, что вы говорите, что в Европе за всем стоят американцы.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А здесь кто тогда? С одной стороны американцы…

 

Евгений Фёдоров: Национальные силы. В Европе есть НОД и официальный НОД, в смысле, конкретные граждане, которые понимают вопрос освобождения совершенно правильно. Кстати, например, в Германии это очень мощные силы национально-освободительного движения. Они на последних выборах подтянулись на третью позицию, то есть это очень серьёзная вещь, так же как и во Франции, Ле Пен, например.

 

Есть силы, которые обслуживают оккупационную машину, оккупационный режим и, которые считаются официальной властью, та же Меркель.

 

Артём Войтенков: Получается тогда, с одной стороны, эти антиисламисты - это как бы за Европу, типа освободительного движения с каким-то оттенком.

 

Евгений Фёдоров: Они против американцев. Смотрите, вот эти ребята, которые за эту редакцию и как бы на этой волне организовали спектакль под названием "Четырёхмиллионный митинг во Франции", которого не было в Париже. Это как бы линия, которую продавливали США, и они сразу её пытались оседлать, сразу создав мировое правительство против России.

 

А им начали противостоять силы национального характера. В России это митинг в Чечне, как бы зеркально в Грозном тоже миллион человек. То есть не тоже, а больше чем там, четыре там, конечно, не было. Мы видели, как эти картинки выглядели. Кстати, немецкое издание показало, что это всё был фальшивый спектакль. Это же не в России журналисты заметили, приехали, что там было 10 тысяч человек, которые махали из стенки дома, как будто миллионная толпа их приветствовала. То есть была чисто театральная постановка.

 

Это заметили немецкие журналисты и во всём мире об этом сообщили, показав фотографии с такого ракурса, где видно, что это была просто, как мы смотрим какой-нибудь фильм и там красивые интерьеры, дома, квартиры, города, а если приедете на съёмочную площадку, это просто деревянные декорации на маленьком пятачке, на которых разыгрываются сцены, где герои и которые просто бутафория. Вот там та же история была и это показал немецкий журнал, разоблачил. Национальные силы в Германии, которые вскрыли чистую утку, которая была сформирована Меркель, которая туда поехала, Олландом и всеми остальными. Поэтому идёт борьба.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда выборы в Греции. Там победили ребята, которые вообще хотят выйти из Евросоюза, по крайней мере грозят это сделать.

 

Евгений Фёдоров: Национальные силы.

 

Артём Войтенков: Да. Отказаться от евро. Это что? Это опять игра? Или действительно это так?

 

Евгений Фёдоров: В любой истории есть игра и действительно так. Хотят ли греки быть рабами и холуями? Нет. Но в отличие от граждан России греки понимают слова "рабы" и "холуи" уже в политическом контексте. То есть в виде организационных вещей, вытекающих на выборы. То есть для них совершено понятная вещь. Сегодня как раз, я видел, прошёл митинг против европейского Центрального Банка и ФРГ.

 

Артём Войтенков: В Греции?

 

Евгений Фёдоров: В Греции. Который многотысячный и люди совершенно чётко понимают, что ими командуют из-за рубежа в интересах ухудшения их жизни. И они не хотят этого, то есть они не хотят быть внешнеуправляемой страной, не хотят быть холуями, не хотят быть рабами. Но в отличие от России это интерпретировалось уже в политическую партию. То есть дошло до выборов и эта партия на выборах вместе с союзниками, взяла большинство. Вот ситуация, которая сложилась в Греции.

 

А дальше эту партию:

- Либо она окажется бутафорской, верхушку перекупят, так бывает, не обязательно сразу победа достигается.

- Либо они дожимают свой вопрос и вытаскивают Грецию из Евросоюза.

 

Артём Войтенков: А им хуже не будет, что они Грецию из Евросоюза вытащат?

 

Евгений Фёдоров: Свободному всегда лучше, чем рабу.

 

Артём Войтенков: Знаете, домашняя кошка ест хорошо или собака. А свободная собака ходит по помойке собирает объедки. Если Греция отделится от Евросоюза, ей же сразу станет плохо в каком-то смысле.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Кто вам такое сказал?

 

Артём Войтенков: Ну, потому что это отделение.

 

Евгений Фёдоров: Это когда как. Десять лет назад, пятнадцать лет назад Евросоюз переваривал огромную добычу, которой с ней поделились американцы в виде ликвидированного Советского Союза. То есть это была вакханалия налётчиков, осваивающих награбленные ресурсы на огромной стране. Вот что это было.

 

Артём Войтенков: Гораздо больше, чем вся Европа в несколько раз.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, и которую она имела, им никогда не иметь такого в жизни. За счёт военного приза нашего они решали свои проблемы, доставалось Евросоюзу половина, отсюда и евро появилось и сам Евросоюз, кстати, на этой волне появился, так бы его не было, не было бы оснований. По сути, Евросоюз появился, как механизм распределения репараций, контрибуций и военной добычи, полученной с территории СССР. То есть надо же распределять между собой - вот для этого появился механизм распределения. И на этом механизме появилась его власть, кстати, во многом, как, допустим, в ДНР и ЛНР, если вы обратите внимание. Власть появилась на механизме гуманитарной помощи из России, то есть схожие политические процессы.

 

И дальше Европейский Союз поделился этим имуществом и этими возможностями со своими частями, в том числе с Грецией, и дал возможность Греции резко пойти в рост, и Греция пошла в рост. Как только уменьшился колониальный сбор с территории Советского Союза всего, в том числе с России, уменьшились возможности Брюсселя. Уменьшились возможности Брюсселя, он начал зажимать кого? Периферию, в том числе Грецию. И у Греции смысла быть в Евросоюзе не стало. То есть, если до этого смысл был понятен, надо было поделить огромное богатство, бабло, отнятое у других народов. А теперь бабло заканчивается, богатства заканчиваются, делить нечего особенно, и возникает эффект, когда старшие кушают младших. То есть в Германии привыкли жить хорошо, во Франции жить привыкли хорошо. Значит им надо жить теперь хорошо, раз нельзя взять из-за рубежа хорошую жизнь, значит, её надо взять за счёт внутреннего расслоения. И они начинают закручивать эти режимы экономии якобы для Греции, для Испании, для Португалии и всех остальных.

 

Естественно одно дело ты грек или испанец, который делит богатства чужие, халявные, и тебе достаётся хоть маленький кусочек, но достаётся. А другое дело, что теперь ты жертва - ты должен кормить этих самых ребят из Берлина и Парижа. Это вообще другая история, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Греки это, как прагматичная нация, иначе бы они умерли давно. Они это сообразили и начинают перестраивать свою политику. И как только в Европейском Союзе уменьшается объём доходов из-за рубежа до уровня произведённого самим Европейским Союзом, то есть нечего делить дополнительного, нет дополнительного дележа, то нет смысла оставаться больше в Греции. Как только она выходит из такого, особенно если начинает вниз идти потребление в Евросоюзе, они сразу становятся свободными и сразу они, как минимум, смогут жить по средствам, которых у них в принципе достаточно. То есть в Греции, конечно, нет нефти и газа, но, во всяком случае, Греция, с точки зрения возможности явно не беднее чем Германия, или Англия, или Франция. А чем она беднее? Климат там чуть-чуть получше, значит сельское хозяйство всё-таки получше, туризм там не хуже, а на самом деле получше. Тогда что нужно Греции от Евросоюза?

 

Артём Войтенков: Да, в данном случае уже мало что.

 

Евгений Фёдоров: Да, то есть они после этого уже, как свободный субъект, договариваются. Договариваются с другими странами с тем же Евросоюзом, европейскими странами, с Америкой, с африканскими странами (у Греции очень хорошее положение), с Турцией, с Россией, с Китаем и со всеми остальными. Но договариваются уже на равных. Их уровень жизни зафиксировался на уровне их свободы, а Европейского Союза уровень будет продолжать падать. А зачем Греции делить с Европейским Союзом это падение? Не нужно. Поэтому греки молодцы и испанцы сейчас отскочат от Европейского Союза, но не сразу, через политический цикл.

 

И англичане занервничали. Обратили внимание? Начали англичане скакать. Потому что нет халявы, халява закончилась советская в Евросоюзе, соответственно и смысл Евросоюза исчез или исчезает. А раз исчезает смысл, зачем там находиться? Единственное, что их туда ещё загоняет НАТО и спецслужбы, это типа как с Стросс-Каном, но это спецоперации, они работать долго тоже не могут. Они могут работать один избирательный цикл, обманывать людей, а потом люди через цикл разберутся, что их обманывают методами спецслужб США и Германии, и тоже это переварят.

 

Артём Войтенков: Как раз хотел ещё про Испанию спросить. Там же тоже выступления по поводу политики, по поводу того, что у них снижается жизненный уровень. Испанское правительство тоже начинает подрезать свои расходы. Я так понимаю, что там пенсии начинают уменьшаться, какие-то социальные выплаты, ещё чего-то. Испанцам это не нравится. Но другой вопрос: откуда они это возьмут? Хорошо, они отделятся от Евросоюза, промышленность всё равно в Азию уехала.

 

Евгений Фёдоров: Какое-то у вас такое рассуждение. Есть люди. Люди работают, и они, как и везде. Ничем Испания не хуже, чем Германия, или Франция: такие же люди, так же работают. Такие же заводы, такое же сельское хозяйство. Только в отличие от Германии получше, потому что юг. Всё то же самое. То есть, как минимум, они изначально от природных условий должны жить на одинаковом уровне, правильно? Изначально.

 

Артём Войтенков: В Испании четверть трудоспособного населения безработные.

 

Евгений Фёдоров: Стало. Потому что, они создали из Испании, Евросоюз же не просто зарабатывает на провинции. Это же в формах каких идёт? Под давлением Германии Испания стала безработной страной для чего? Чтобы покупать немецкие товары. То есть, это форма эксплуатации Испании, как и Греции. Как только Испания отделяется от Евросоюза, она сразу меняет уровень занятости, и всё. Находит свою нишу в мировом разделении труда. Перестаёт выполнять приказы Брюсселя - поэтому находит. Потому что, сейчас ей запрещают найти. Им сейчас знаете, какое разделение труда сказали? Будете пенсионеров из Англии содержать. Вот для них, для Испании разделение труда нашли.

 

Артём Войтенков: В смысле, что они туда отдыхать будут приезжать?

 

Евгений Фёдоров: Жить. А вы будете строить им города, и там будут пенсионеры в этих городах отдыхать. Вот разделение Испании в рамках Евросоюза. Это же дохода Испании не приносит, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Не знаю.

 

Евгений Фёдоров: Кроме какого-то туристического. В принципе, промышленность это не поднимает. Просто даёт дополнительно туристический доход, согласен. Но и так пенсионеры поедут.

 

Артём Войтенков: Они и так с Англии едут туда.

 

Евгений Фёдоров: А зачем Евросоюз? Зачем создавать общие правила, по которым ты обслуживаешь богатые и главные страны, которые за счёт этих правил живут за твой счёт? Ну, зачем? Ты отсоединяешься, и как минимум, ты становишься с ними на равных. А став на равных, ты, как минимум, перестаёшь их обслуживать. Переставая их обслуживать, ты, как минимум, получаешь дополнительные возможности для себя, решаешь свои проблемы, в том числе, проблемы безработицы.

 

Артём Войтенков: Но, много рабочих мест сразу не возникнет на пустом месте. То есть, их надо чем-то занимать, надо строить…

 

Евгений Фёдоров: А кто говорит, сразу? Я не говорил - сразу. Просто возникнут рабочие места, потому что Испания начнёт решать проблему безработицы. А сейчас ей запрещают решать проблему безработицы из Брюсселя. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Даже так?

 

Евгений Фёдоров: А как? Вы думаете, ни с того, ни с сего появилась четверть безработных? Вот, не было, не было, не было, а потом появилось?

 

Артём Войтенков: Нет, там постепенно всё это шло.

 

Евгений Фёдоров: Постепенно, потому что из Брюсселя командовали: "Тут закрыть, тут закрыть, тут закрыть". Через рейтинговые агентства, через прямые команды Брюсселя, через финансирование Европейского Союза - деньги собирали, часть отдавали. Через эмиссию, через разделение труда, которое Брюссель видел по отношению к Испании.

 

Артём Войтенков: Да, но, с одной стороны получается тогда: рабочие места закрывают, а этим людям выплачивают социальные пособия. Это же всё равно расходы, это деньги.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Но выплачивает-то социальное пособие Испанское Государство.

 

Артём Войтенков: А оно берёт в долг.

 

Евгений Фёдоров: У кого?

 

Артём Войтенков: Да у них долг тоже государственный.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Это всё маскировка системы отношений. Долг, не долг - это маскировка системы отношений. Берёт долг в Европейском Банке, которому Испания должна. Конечно. То есть, напечатанные пустые бумажки евро.

 

Артём Войтенков: Понятно, то есть, для европейских стран, получается - отделение от Евросоюза, это благо в какой-то степени.

 

Евгений Фёдоров: Не для всех. Для барина освобождение рабов - это недостаток. А для раба освобождение от барина - это благо. Да. То есть, в зависимости от их системы отношений. А система отношений такова, что периферия Европейского Союза и Восточной Европы работает на главные страны Европы, и на США.

 

Артём Войтенков: А Францию здесь как воспринимать? Как главную?

 

Евгений Фёдоров: Как главную страну Европы, и одновременно, как вассал США. То есть, это многоступенчатая система.

США командует Европой через узлы контроля:

- Это Германия, мы видим.

- Это Франция.

- Это Польша.

 

Через них осуществляются прямые команды Европы. И за это они, эти страны, получают дополнительный доход. То есть, как бы американцы же понимают, что со своими надо делиться, приближёнными, исполнителями - надо им побольше давать возможностей, чем нижним исполнителям. Вот, они и делятся. Поэтому, Германия, Франция получше живёт за счёт Испании и Португалии.

 

Артём Войтенков: А Польша что-то похуже.

 

Евгений Фёдоров: Нет, в Польше хороший рост экономический. Она самая динамичная страна Европы, она не перешла на евро, если кто не знает, работает на злотых. И она напрямую является как бы форпостом США и Англии. Как, кстати, и была исторически.

 

Артём Войтенков: Ну да, чуть что, сразу поляки начинают ездить на майдан, ещё куда-то.

 

Евгений Фёдоров: Да, такая вот база, конечно.

 

Артём Войтенков: Как всегда, тех же самых славян использовать в войне друг с другом.

 

Евгений Фёдоров: Просто, в материальном мире, Артём, не бывает халявы. Если у вас что-то есть материальное, то это материальное откуда-то к вам пришло. Если вы живёте хуже, значит, кто-то живёт за ваш счёт лучше. Если вы живёте среднего уровня, на который можете претендовать в силу своего труда, или возможности, не обязательно труда, потенциала, и так далее. И если вы этот потенциал не используете, значит, кто-то сделал так, чтобы этот потенциал использовал кто-то другой. В данном случае - Германия и Франция.

 

Артём Войтенков: Вот, кстати, к вопросу о Германии и Греции. Министр финансов Германии сказал, что мы Греции не будем долги прощать, если они как-то посмеют что-то своё делать. То же самое сказал, по-моему, некто из Евросоюза, какой-то чиновник. То есть, Евросоюз, он не хочет Грецию отпускать, грозит там всяческими карами. Им же тоже будет непросто отделиться, так вот выйти и сказать: "А, с завтрашнего дня мы не Евросоюз, всё".

 

Евгений Фёдоров: Нет, я же не говорю, что они завтра отделятся. Просто у них идёт система. Возможно, через цикл выборов они отделятся. Пока может быть, и не отделятся. Пока Евросоюз силён.

 

Артём Войтенков: Ага, то есть, сейчас пока это просто расшатывание.

 

Евгений Фёдоров: Предварительное расшатывание, и попытка, скажем так, сепаратных переговоров с Евросоюзом. Пока. Но, они будут, скорее всего, безуспешны, и тогда Греции придётся выходить: объявлять дефолт по европейским обязательствам, и всё. Объявили дефолт - вышли из Европы. Если к тому времени Россия запустит путинский золотой рубль, значит, взяли кредиты в России, и всё, сразу все проблемы решились. Или в Китае, который сейчас запускает золотой юань, аккуратно. Самый хитрый Китай сейчас. Из всей сегодняшней войны, кризиса, больше всех выиграет Китай.

 

Артём Войтенков: Правильно, у него же там не идут боевые действия.

 

Евгений Фёдоров: Боевые действия не идут. Россия взяла на себя американскую агрессию. У американцев нет сил, сразу воевать с несколькими странами, понятно. Тем более, такой монстр Путин, на него надо все силы сосредоточить. Американцы даже с Кубой начали договариваться, чтобы перебросить даже мелкие политические силы с Кубы на Россию, на давление на неё. Это обычная тактика. То есть, вести войну на много фронтов невозможно, на два фронта даже. Поэтому, сосредотачиваются на одном, здесь добьют, потом на другое.

 

Они планируют добить Россию в этом году. После этого переброситься на Китай. Китай этим пользуется, пока с ними не начали войну. Там в Гонконге они пытаются, но у них не получается, нет масштаба. Соответственно, Китай этим пользуется. Что он делает? Для меня, как экономиста, важны циферки. Месяц назад Китай снизил процентные ставки с восьми или девяти, как у нас. Мы подняли до семнадцати, а он снизил до двух с половиной.

 

Артём Войтенов: Ух ты.

 

Евгений Фёдоров: Как вы думаете, какая после этого в Китае стала инфляция?

 

Артём Войтенков: Очень маленькая.

 

Евгений Фёдоров: Два с половиной. Мгновенно. То есть, он снижает процентные ставки. А три дня назад Китай следующий шаг совершает, блестящий (как бы они все из одного): он снижает обязательную норму регулирования.

 

Чтобы было понятно, как это работает, даже вот, нарисую.

Самое главное - кредит на выходе. Кредит на выходе у нас сейчас от тридцати до ста, стал после последних решений ЦБ. Кредит на выходе формируется из двух тем, из двух систем.

- Первая система - это процентные ставки Центрального Банка, или Госбанка, как в Китае. У нас сейчас это пятнадцать стало.

- И второй - это нормы регулирования. В том числе Базель-3. Это целый набор мер - собственные средства банков, резервные фонды, которые он обязан держать на финансировании, и так далее. Суть которых, что из тех денег, которые есть у банка, сколько он может давать на инвестиции, а сколько не имеет права давать, даже, если они у него есть, у него зарегулированная ситуация, и на каких условиях.

 

Нормы регулирования в России самые высокие в мире. Это что означает? Особенно, после последних решений ЦБ? Это означает, что к пятнадцати процентам, которые даёт ЦБ, добавляется ещё 15%-80% дополнительных вещей, связанных с нормами регулирования банковской системы. Так вот, Китай три дня назад, или четыре дня назад снизил нормы регулирования за счёт сокращения необходимых резервов собственных средств банков.

 

Артём Войтенков: То есть, проще стало.

 

Евгений Фёдоров: Что теперь в Китае происходит? В Китае происходит, вот эта вот цифра стала не как у нас, пятнадцать, а два и семь. Она была два и четыре, потом чуть-чуть они подняли, аккуратно делают - два и семь. Нормы регулирования они снизили, они тоже имеют определённый скользящий характер. Снизили, в результате китайский кредит на выходе у них составляет сейчас порядка шести процентов.

- Шесть процентов китайского кредита на выходе.

- У нас на выходе от тридцати до ста процентов.

- Американцы дают, и в России давали до кризиса, а сейчас дают в Китай кредит по ставке около четырёх процентов.

Вот вам главные цифры человечества. То есть, шесть процентов уже стало сопоставимо с четырьмя, и что это происходит? Перекладка кредитов в долларах, в кредиты в юани. А до решения трёх дней назад, эта цифра была семь процентов.

 

Артём Войтенков: Они, наверное, ещё её подпустят.

 

Евгений Фёдоров: Они аккуратно, конечно, минимум, догонят до четырёх через месяц, два, три, четыре. Что это будет означать? Это будет означать, что гигантские деньги, которые… А китайская экономика, так же, как и российская, я вам цифры покажу. То есть в России одна четвёртая часть - это рубли сейчас. Три четвёртых части - это доллары в российской экономике. У нас сейчас так. И соответственно, задача Центрального Банка - увеличить объёмы долларов в российской экономике, уменьшить объём рублей.

 

В китайской экономике те же близкие пропорции были, и теперь эти пропорции меняются в сторону юаня. То есть, Китай чистит свою экономику от доллара за счёт замещения юанем доллара по тем же ставкам. Это на самом деле, для инвестора, для банка, вообще всё равно - доллары, рубли, юани. Главное- цена денег и доступ к деньгам.

 

Так вот, эта чистка что означает? Что пустые бумажки под названием "доллары", никому не нужные, собираются в пароходы, наличка, а которые не наличка, по системе СВИФТ через банковскую систему отправляется в Америку. Поступает на счета ФРС, и ФРС вынужден эти деньги списывать, уничтожать. Естественно, за это не получая ничего, бесплатно. То есть, идёт удар по платёжной системе Соединённых Штатов Америки в объёмах замещаемого доллара.

 

По нашим расчётам Китай в этом году выгонит из Китая порядка триллиона долларов. И половину из этой суммы он уже выгнал. То есть, в мировом балансе, балансе ФРС минус триллион долларов, плюс где-то полтриллиона долларов из России, которые Россия выкупила за счёт мер действия Центрального Банка Российской Федерации. То есть, мы частично, как бы выкупили те доллары, которые слил Китай в море, и поддержали Америку. Мы сейчас её поддерживаем очень активно. Но, всё равно, это удар по платёжному балансу США. То есть, разница всё-таки есть, и США сейчас будут эту проблему как-то решать за счёт наращивания внутреннего долга, либо за счёт повышения эксплуатации России. Будет ли повышение эксплуатации России, сейчас увидим по мерам правительства.

 

Артём Войтенков: Да, интересно как с Китаем получается. То есть, под шумок, пока большие дерутся, он…

 

Евгений Фёдоров: Тихонько, по процентику, по два процентика, по три процентика начинает выгонять. Так же делал в своё время де Голль. Если вы помните, когда доллар носил другой характер, золотой, де Голль собрал доллары пустые, такие же, как и сейчас, на пароход, отправил в Америку. За что де Голля сместили с должности.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Совершили оранжевую интервенцию под названием "Студенческая весна", что-то такое. Исторические события они всегда одинаковые. И везде идёт борьба за деньги. Если у вас стреляет система Град под Луганском, значит, точно делят бабло.

 

Артём Войтенков: Какая у вас связь получается.

 

Евгений Фёдоров: А как? Вот так, жизнь.

 

Артём Войтенков: Где Луганск, а где Китай, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А бабло, оно везде циркулирует. Вот вам, пожалуйста.

 

Артём Войтенков: Кстати, много было шума вокруг обложки журнала "Экономист" за январь 2015-го года, мировой журнал. Там было всё на китайском, неожиданно, и народ там картинки расшифровывал. Но, тем не менее, это, в общем-то, явный сигнал, что Китай идёт, усиливается.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Он усиливается, потому что, американцы не могут его сдерживать сейчас, будучи заняты Россией. Условно говоря, представьте себе: идёт Первая Мировая война, Германия воюет на два фронта.

 

Артём Войтенков: И во Второй на два фронта, и в Первой на два фронта.

 

Евгений Фёдоров: Во Второй они разделили: они вначале один фронт подавили, потом второй - Францию захватили, потом начали войну. То есть, их научило что-то. Тем не менее, Германия воюет на два фронта. Ясно, что если они воюют на одном фронте, то на другом фронте у них нет сил контролировать ситуацию.

 

Артём Войтенков: Сложнее, по крайней мере.

 

Евгений Фёдоров: Как правило, нет, потому что, войска требуют полного сосредоточения. Тут начала наступление российская армия, тут же они сняли давление на Париж. Мы же это знаем по истории. Здесь та же история. То есть, американцы, получив этот урок, понимают, что они воевать на два фронта, по России и Китаю, не могут, и они выбрали главного врага. Главный враг для них Россия. Не экономически, а политически. Потому что, Россия - отмороженная страна с точки зрения суверенитета генетического. То есть, то, что она не борется за суверенитет, только в силу непонимания людей, что они являются вассалами, рабами США. А когда-то же они это поймут, правду же нельзя вечно держать. И поэтому они понимают, что Россия является…

 

Россия просто не была колонией, поэтому, она просто не приемлет для себя роль колонии. А Китай был, и поэтому, китайские руководители, они всегда задним числом… Во-первых, конечно, им не нравится быть колонией, но они задним числом помнят, что если что, то мы знаем, как договариваться, чтобы остаться в живых. И американцы это тоже понимают. И поэтому, они как бы сейчас на Китай не давят. Закончат, по их плану, ликвидацию Российской Федерации, займутся Китаем. Да ещё дадут им какой-нибудь огузок России на Дальнем Востоке, как бы в рамках того, чтобы договариваться с ними.

 

Артём Войтенков: Ну да, не маленький, Может, уже и обещают чего-то.

 

Евгений Фёдоров: Сто процентов обещают. Причём, говорят об этом уже полгода назад. Полгода уже американцы Китаю обещают пол России, если Китай будет играть по американским правилам. А к этим правилам относится, в том числе, это статус эксплуатируемого Китая.

 

Артём Войтенков: А вот тут другое, я прочитал, что Саудовская Аравия говорит, что она может сократить добычу нефти, что вероятнее всего приведёт к росту мировых цен на неё, если власти России откажутся от дальнейшей поддержки сирийского правительства, которое борется с ИГИЛом, боевиками, которые поддерживаются из Америки. Те же самые договоры.

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу так. Мой анализ по Саудовской Аравии. В Саудовской Аравии вопрос цен на нефть - это вопрос политики, не экономики.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: В Саудовской Аравии умер король, у короля были договорённости со Штатами. И вообще он с ними, верно, служил, потому что он там давно правил, и при нём Саудовская Аравия расцвела благодаря политике сотрудничества с американцами. То есть это не просто подчинённые, а он понимал результат этого.

 

Ну, были у него нефть и газ, но что толку от них. А приехали, разбурили, создали супердержаву в экономическом плане Саудовскую Аравию - американские деньги. Кстати, Советский Союз мог бы тоже это сделать, но он по этому пути не пошёл, он вообще недооценивал деньги, бабло, Советский Союз. Но это русский менталитет - для нас деньги не является таким важным идолом, как для англосаксов, то есть разное восприятие денег. И поэтому эту зону перехватили американцы: они туда вкачали инвестиций. Им жалко напечатать что ли? Построили гигантскую индустрию нефти и собственно создали Саудовскую Аравию, как богатейшую страну мира.

 

Потом Аравия начала падать, я хочу сказать, роль Саудовской Аравии в добычи нефти сократилась в 3 раза за последние где-то 10 с чем-то лет. Но, тем не менее, они создали. Они из нищих бедуинов пустыни, которые ничем не отличались от Судана, Эфиопия, создали богатейшее государство. Руководство Саудовской Аравии понимало, что союз с американцами при всех издержках, сложностях, он приносит результат. Тем более американцам плевать было на характер этого режима, там же и женщин камнями до сих пор прибивают.

 

Артём Войтенков: Никакой демократии вообще просто.

 

Евгений Фёдоров: Американцам плевать на это. Союзник он и союзник - вот так там сложилось. Но пришло новое поколение. Ну как новое? Там новому королю - на 10 лет он младше старого, но, тем не менее, новое поколение.

 

Первый этап перестать быть вассалом это иметь двух господ – это первый этап.

А второй этап – отказаться от обоих. Но Саудовская Аравия государство маленькое, слабое, то есть такой мешок с деньгами, который в принципе любой, кто посильнее, может взять. Это, кстати, Кувейт показал и Садам, поэтому им всем нужна крыша. И вот они в этой геополитической игре сейчас начинают часть ставок делать на Китай, новые власти Саудовской Аравии.

 

А что такое часть ставок на Китай? Та же история с деньгами, Китай начал печатать юани: снижать процентные ставки, печатать юани. Значит у Китая появились альтернативные инвестиционные механизмы. То есть Китай сейчас может допечатать тот самый триллион долларов, но в юанях, который он отправил в Америку в виде юаней. Этот триллион долларов он может, например, в том числе направить на месторождение Саудовской Аравии. Следовательно, Китай уже не так заинтересован в низких ценах на нефть. То есть у него появляется возможность печатать пустые бумажки и получать за них реальный продукт.

 

И новое руководство Саудовской Аравии начинает вести переговоры с Китаем. Как только исчезла политическая мотивация, цены поползли вверх, вот и всё. Мой прогноз, что они дальше будут расти вверх. Что не является обязательно хорошо, потому что если это произойдёт слишком быстро, то в России не созреют условия для победы национально-освободительного движения и скидывания олигархов.

 

Артём Войтенков: Подождите, а зачем Китаю дорогая нефть? Он же заинтересован в дешёвой нефти, ему как мировой фабрике…

 

Евгений Фёдоров: Правильно, но только в том случае, если он – страна третьего мира. То есть страна недоразвитая, как говорят американцы про Китай и Россию. А недоразвитые страны от развитых, чем отличаются? Одним - процентными ставками. Как только Китай переместился из категории страны потребителя инвестиций, а процентные ставки большие – это потребители инвестиций.

 

Артём Войтенков: Понятно, у себя взять не могу, значит возьму там.

 

Евгений Фёдоров: Возьму там, соответственно получу над собой управление оттуда. Потому что деньги не дадут просто, а дадут под задачи, под управление, под свою стратегию. Как только Китай начал снижать ставки, он сразу стал Америкой номер 2, или Англией номер 2, или Евросоюзом номер 2 с точки зрения производства бабла. И начал пустые бумажки юани частично (он же их печатает, сколько хочешь, у него вообще Госбанк в отличие от России), начинает вкладывать. Соответственно он на пустые бумажки стоимостью ноль, получает нефть. Какая ему разница, какая цена этой нефти?

 

Артём Войтенков: Есть же определённый предел печатанья юаней.

 

Евгений Фёдоров: Нет, предел печатанья юаней есть ровно такой, сколько экономика Китая и других стран его берёт - это единственный предел. То есть печать вы можете, сколько хотите, вы просто не дадите эти деньги в экономику, вам же надо как-то туда передать. Представьте, что вы Центральный Банк, вы напечатали, у вас подвалы забиты юанями или рублями в России и что? Как-то между подвалом вашего банка и экономикой должен существовать коммуникации поступления туда денег. Правильно?

 

Артём Войтенков: Кредит тот же самый.

 

Евгений Фёдоров: Через низкую процентную ставку, об этом и речь. То есть, снижая ставку, вы открываете шлюзы поступления этих ваших денег пустых, бесплатно напечатанных в подвале, в экономику страны. Правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вы даёте её через кредит, бывает и через государство, как Советский Союз. В этом случае государство расширяет функцию эмиссии, не банки. Это плохая функция, потому что инвестиционные деньги это не те деньги, которые на жизнь, они имеют разный характер. Я считаю, что абсолютно правильно, нет вариантов, Советский Союз его нет, нет этой модели, нет вариантов, когда бы это смешивалось. То есть у вас через банки поступает в экономику страны, так и через банки Китая это поступает. Если у вас возьмёт эти деньги Саудовская Аравия даже на высокую нефть в виде инвестиций, так вам отлично.

 

Артём Войтенков: А зачем Саудовской Аравии брать деньги в виде инвестиций, если у них у самих денег выше крыши?

 

Евгений Фёдоров: Потому что Саудовской Аравии нужно покупать всё это за границей, что они там в этой инвестиции осуществляют.

 

Артём Войтенков: Им всё надо за границей покупать кроме нефти, в общем-то.

 

Евгений Фёдоров: Да. Кроме результата. Поэтому им тоже нужны инвестиции.

 

Артём Войтенков: Но они же продают нефть, им сразу деньги. Всё, деньги потрачены на что-то.

 

Евгений Фёдоров: Большая часть так. Но при этом им надо держать платёжный баланс.

 

Артём Войтенков: Вот это я совсем не понимаю, ну ладно. А, разница между доходом и расходом.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для них это без разницы - юани брать или доллары. Они просто переходят на юани и всё. То есть, смотрите, ещё раз попытаюсь. Раз вы не понимаете, значит и многие не понимают.

Вы, например, Китай. У вас в подвалах ваш Госзнак напечатал сколько хочешь.

 

Артём Войтенков: Это я понял.

 

Евгений Фёдоров: Причём только четверть в подвалах, а три четверти на компьютерных счетах, то есть вообще бесплатно, совсем. Сколько стоит циферка в компьютере? Вы напечатали, допустим, один триллион юаней. Эта бумажка стоимостью один триллион, она у вас лежит в подвале - куда вам её девать? На сегодняшний день вы её как даёте?

- Вы даёте частично через бюджет страны в виде госрасходов.

- Большую часть через банки своей страны - внутрь Китая.

А у вас этих бумажек по триллиону напечатано много. А дальше что? Всё вроде бы далее закрутилось, двигается, всё хорошо. Ставки ниже шести не снижаются, если вы снизите ниже шести, вы ещё туда десяток триллионов вольёте.

 

Но ниже шести вы не можете снижать ставки в силу определённых причин, в том числе политических отношений с американцами, - вы не можете догнать их цену кредита по политическим соображениям, вы не хотите с ними ссориться. А у вас эти бумажки в подвалах лежат. Теперь вы представьте, вы нашли способ этот триллион юаней направить в Саудовскую Аравию, взамен вы получили на триллион нефть.

 

Артём Войтенков: Хорошо.

 

Евгений Фёдоров: То есть, вы на халяву получили на триллион нефти.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Форма, по которой вы отправили Саудовской Аравии деньги не важно: это может быть на счета экспортёров, это может быть на счетах компании ваших партнёров, это могут быть инвестиции, это более предпочтительная форма, она более долгосрочная. Вам без разницы. У вас получилась дырка, куда вы слили один триллион. За этот триллион вы получили бесплатную нефть. Вот для чего вам это надо, понимаете?

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, американцы, мне понравилось, в прошлом году были переговоры, так называемые по ВТО, в которых Россия, по-моему, не участвовала или участвовала "под дурака", то есть сидели статистами. Суть этих переговоров: изменить формы мировых расчётов (усовершенствовать) в мировой торговле. Такая глупая, бухгалтерская тема. А в чём суть? Да очень просто. В рамках гигантской мировой торговли всех со всеми было принято решение на ВТО дополнительно зарезервировать порядка одного или двух триллионов долларов. По правилам. Условно говоря, вы продаёте бананы из Эквадора в Африку, а Африка вам взамен продаёт уголь в Эквадор, и у вас взаимная торговля. По решению ВТО было принято: чтобы повысить надёжность этой торговли, и те и другие должны иметь определённые резервы. В чём резервы?

 

Артём Войтенков: В долларах?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Вот триллион долларов американцы напечатали и туда, это к тем 17 триллионам, которые госдолг США. И этот триллион, куда поступил в результате? В бюджет Соединённых Штатов Америки. То есть, где Эквадор, Африка, переговоры они были где-то в Индийском океане на одном из островов - где? Вроде нигде, вообще не пойми. Нет. Станок в Америке триллион напечатал, американцы довольные триллион получили. Молодцы дипломаты, провели хорошие переговоры на островах. Прекрасно? Прекрасно. Россия, кстати, тоже туда вложилась немножечко, в части, нашей части торговли. У нас, конечно, мировая торговля не ахти, но всё-таки какая-то есть.

 

Артём Войтенков: Так, понятно.

 

Евгений Фёдоров: Вот так это работает. И Китай претендует на мировую валюту, снижая процентные ставки, и мы претендуем на мировую валюту, снижая процентные ставки. Но не бывает такого, что если кто-то радуется и получает, как мы только что вычислили, на один триллион халявной нефти. Чтобы кто-то получил на миллион халявной нефти и это все были довольны, потому что это возникло ниоткуда. Деньги ниоткуда напечатать можно, а нефть нельзя. Правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Значит, кто потерял?

 

Артём Войтенков: Кто-то потерял.

 

Евгений Фёдоров: Как вы думаете, кто?

 

Артём Войтенков: С одной стороны американцы, потому что их доллары не взяли.

 

Евгений Фёдоров: Так.

 

Артём Войтенков: А с другой стороны мы ещё и потеряли.

 

Евгений Фёдоров: Евросоюз ещё.

 

Артём Войтенков: Евросоюз.

 

Евгений Фёдоров: Потому что их евро не взяли. И англичане, потому что их фунты не взяли. И швейцарцы, потому что их франки не взяли. То есть Китай этот триллион хапнул, скажем, так, во всей этой каше, не с кого-то, а, как ни парадоксально, только почему-то с союзников США и с них самих.

 

А результат этого процесса – рост цен на нефть, но не сильный рост, Китаю большой не нужен, потому что там возникают балансы между экономической частью и чисто торговой частью. Потому что всё это взвешивают, считают и так далее. Поэтому они начинают там подталкивать рост цен чуть-чуть. Саудиты тоже от роста цен начинают выигрывать в этой ситуации. Проигрывает США - вот прямая связь политики с экономикой.

 

Артём Войтенков: Да, а почему тогда Саудовская Аравия предлагала, чтобы Россия отказалась от поддержки Сирии? Зачем им это?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это просьба американцев - раз. Во-вторых, Сирия - это форпост России в этом регионе. Сегодня Сирия молчит и защищается, а через 10 лет что будет? Сирия будет управлять процессами.

Вот представьте: Соединённые Штаты Америки - однополярный мир рухнул. Что произойдёт?

 

Артём Войтенков: Мы, Китай, Индия, Бразилия.

 

Евгений Фёдоров: Но это понятно. В этом регионе, что произойдёт, где Саудовская Аравия, Сирия. Давайте просто на пальцах. Исчезают авианосцы США, которые там шастают, как у себя дома, пачками. Так? Их нет, нет Америки, нет авианосцев, исчезают американские базы, Евросоюз либо в распаде, либо находится в серьёзной склоке он не игрок.

Игроки появляются отдельные:

- отдельно Италия, которая на Эфиопию давно смотрит,

- отдельно Греция, которая тоже имеет свои интересы,

- отдельно Турция, она резко усиливается, кстати.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть возникает совершенно новый расклад игроков. Кто такая Сирия в этом раскладе?

 

Артём Войтенков: Никто.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас Сирия никто. А в этом случае Сирия - это представитель ядерной державы России. Штаты улетают и Россия становится победителем. То есть в Ялтинской конференции участвуют в такой как бы, одна Россия, в балансах этих. При мощных, сильных партнёрах, каждый из которых слабее России, каждый из которых слабее, но при этом вместе они сильнее. То есть вот такой складывается новый пасьянс. И в этом заваренном новом пасьянсе, что сделают все эти ребята в первую очередь? Скушают Саудовскую Аравию.

 

Артём Войтенков: А ну, да, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Потому что халява такая, такое бабло, и так бесплатно, и так без прикрытия.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Придётся специальный договор мировых держав по обеспечению статуса саудитов. И во всей этой игре враг саудитов - Сирия, у которой есть чёткая линия по саудитам, у которых есть понимание региональных проблем, и которая становится мощной региональной державой. Которая контролирует, после того, как американский каток прошёл по Ираку, то есть возникает ось: Сирия, Иран, которая закатывает всю эту площадку в противовес Турции. А если ещё и с Турцией договорятся, то это вообще появляется вторая Османская империя.

 

Артём Войтенков: То есть наше влияние в Сирии не желательно, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, никому не желательно.

 

Артём Войтенков: И Китаю.

 

Евгений Фёдоров: Китаю в Сирии? В принципе Китай в этой ситуации претендует на державу номер один в экономике: Россия номер один в политике, Китай в экономике. И Китаю тоже, наверное, это не очень надо в этой ситуации будет.

 

Вообще, слушайте, кому нужен человек мощный, авторитетный, с оружием в руках, который ходит по коридорам и там чайку попьет, и здесь кофейку нальют, - не откажешь. Ну, кому он нужен? Так и Россия не нужна нигде никому, и вообще никакой сильный игрок не нужен.

 

Артём Войтенков: К разговору о нефти. На американских нефтеперерабатывающих заводах начались забастовки. Потому что цена на нефть падает, соответственно доходы уменьшаются, там начинаются увольнения, снижение зарплаты и там, по-моему, 9 предприятий уже бастовало и к ним ещё хотят присоединиться. Получается, что американцы снижением цен на нефть, они же гробят и свою нефтеперерабатывающую промышленность. Этот момент, когда они идут по краю, он уже наступил, перевал или ещё нет?

 

Евгений Фёдоров: Представьте, что вы большая торговая сеть в большом городе. У вас 100 магазинов, а ещё у вас у конкурентов 500 магазинов, но вы самые большие. Какой ваш будет главный метод, который запрещён российским законодательством сразу же.

 

Артём Войтенков: Снижение цен и скупка конкурентов.

 

Евгений Фёдоров: Да, снижение цен вопреки экономическим интересам текущего дня.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть вы берёте кредит и на этот кредит (потому что вам же компенсировать надо низкие цены закупки) снижаете цены, выжигаете всё вокруг низкими ценами, и потом всё это скупаете - обычный метод. Так поступают американцы с саудитами. Низкими ценами всё выжечь, перехватить управление, скупить, вернуться в рынок. Кстати, саудиты, я не случайно сказал, в три раза уменьшили свою долю за 10 лет в производстве нефти. Естественно, им хочется вернуть хотя бы часть потерянных позиций, и американцам тоже, по политическим соображениям - удар по России. Китай они отложили, они понимают, что Китай на этом выигрывает, но они этот вопрос просто отложили на год. "То есть мы эту проблему скушаем через год" - сказали американцы.

 

Артём Войтенков: Но получается тогда, что своим нефтяным компаниям они должны как-то это компенсировать, возместить.

 

Евгений Фёдоров: Да, правильно. А почему вы думаете, российское правительство увеличило сборы с населения в интересах США и Центральный Банк?

 

Артём Войтенков: Какие сборы увеличила?

 

Евгений Фёдоров: Бюджетное правило, выкуп доллара, кризис в стране, жёсткая отдача кредита, в которой можно не отдавать по российскому законодательству. Только в прошлом году дополнительно, а дополнительно это значит, не перекредитовались как было бы, а дополнительно, просто с нуля отдали 120 миллиардов долларов. Просто взяли с нуля отдали 120 миллиардов, а могли бы не отдавать. Без кризиса не отдавали бы перекредитовавшись, то есть деньги не отдавали, а взяли, пролонгировав кредиты. А в условиях кризиса по 416 статье можно было бы не отдавать, потому что это обстоятельства непреодолимой силы, форс-мажор.

 

Нет, команда жёсткая - "отдавать", за счёт нас с вами, за счёт каждого младенца в России, потому что это цена. И 120 миллиардов бахнули на эту, передали американцам. В этом году тоже 130 миллиардов планируют передать, часть уже начинают - выплаты в первом квартале пошли. Что вы думаете цены улетают? Поэтому и улетают. Зачем это? Мы должны где-то 700 миллиардов были. Вот 700 миллиардов американцам и даём для того, чтобы они просубсидировали свои проблемы в нефтяной и другой промышленности. Они все проблемы решают за счёт колоний, как всегда, в том числе усиление эксплуатации колонии решается за деньги колонии.

 

Артём Войтенков: А почему же тогда Центробанк ставку снизил? Было 17…

 

Евгений Фёдоров: На 2 процента?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Путин давит. Но это не существенно.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Они бы не снизили, если бы это было существенно.

 

Артём Войтенков: Большой разницы это не даёт.

 

Евгений Фёдоров: Он занудничает, Белоусов, это помощник президента, который давит на них по поводу ставки, звонит каждый день. Помните даже, Белоусов говорит: "Ставка будет снижаться". Центральный Банк на следующий день: "Нет, ставка не будет снижаться". То есть послали президента и помощника, по-русски говоря. Но те давят, а какая реакция самая главная? Вообще-то я поднял специально, ни разу я не слышал, чтобы Госдепартамент проявил свою позицию по поводу ставки рубля в России.

 

Артём Войтенков: Да, вроде не было такого.

 

Евгений Фёдоров: А сейчас проявил, впервые за 20 лет. Нет, ставку всегда контролировал МВФ. А стоило ЦБ снизить ставку на два процента – прорезался голос Госдепартамента, который сказал: "Это шаг в неправильном направлении, ребята из Центрального Банка. Поднимите!" То есть госдепартамент пригрозил Эльвире Сахипзадовне американской тюрьмой, я перевожу на русский язык, если она будет продолжать выполнять приказы Путина о снижении ставки. Такого не было! Еще раз говорю.

 

Госдепартамент вписывался по политическим вопросам, по Навальному - это часто. А по поводу ставки и процентной ставки Центрального банка – впервые. То есть впервые в МВФ доложили, что Москва не выполняет его приказы, хоть немножко, но не выполняет. МВФ дает команду повышать ставки, а она тут чуть-чуть снизила. Тогда появился главный хозяин, босс, который говорит: "Вы что не слушаете моего мальчика МВФ? Я вас в тюрьму посажу, Эльвира Сахипзадовна".

 

Вот что означают политические слова Госдепартамента. Это не экономический орган, политический. Ему подчиняется по так называемой 15-й статье - внешняя система управления Россией. Это я взял то самое Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 октября 2003 года № 5, Москва, где говорится об обязательности. Тут общепризнанные принципы норм международного права судьи расшифровывают, что это такое и как их понимать. Говорится о том, что решения специализированных международных учреждений являются обязательными. Непосредственно действующими и обязательными для определения смысла, содержания, применения закона о деятельности исполнительной власти и местного самоуправления, и обеспечиваются правосудием - вот это главная фраза.

 

То есть по 15-й статье – просто судьи Верховного суда русским языком разъясняют, за что будут сажать в тюрьму, – если будете нарушать указы и общепризнанные принципы и нормы, то есть американские указания. То есть Госдепартамент разъясняет работникам банка, что к ним будет применено правосудие, в том числе российское, если они будут продолжать снижать процентную ставку в Центральном Банке, выполняя команды Путина. Вот и все. Вот для чего это было сделано.

 

Артём Войтенков: Да, интересно получается.

 

Евгений Фёдоров: Ну а как? Система работает. ЦК КПСС и Политбюро в лице Госдепартамента США действует. Окрик дали, чтобы тут не выпендривались. А то вздумали – Путина слушаться.

 

Артём Войтенков: Проще было бы Путина не пустить на выборы.

 

Евгений Фёдоров: Нет, слушайте, когда пускали на выборы, Путин был один, а сейчас оказался другой.

 

Артём Войтенков: В смысле?

 

Евгений Фёдоров: В их понимании.

 

Артём Войтенков: Он, что, был свой?

 

Евгений Фёдоров: Он не был свой, но, по крайней мере, тогда они не рассматривали его как человека, который ставит задачу ликвидировать США и однополярный мир. А тут оказалось, что такая задача у него есть. Не важно – в силу объективных обстоятельств или личных решений. Так бывает. Вы назначили Сидорова начальником отдела, а Сидоров вдруг оказался не таким, каким вы думали, когда назначали. Вы решили его уволить. Вот так и с Путиным.

 

Артём Войтенков: Неугодных людей-то обычно проще увольняют: они в катастрофы попадают, что-то с ними происходит...

 

Евгений Фёдоров: Это тоже происходит, обязательно. И были покушения на Путина. За них, правда, выпускают сразу всех, если вы заметили: судили-судили, потом выпустили.

 

Артём Войтенков: На Украине… А, он оказался командиром батальона чего-то...

 

Евгений Фёдоров: Уже все нормально, уже готовит новое покушение.

 

Артём Войтенков: Ну, оттуда далеко пока.

 

Евгений Фёдоров: А это вам неизвестно.

 

Артём Войтенков: А с другой стороны – отмена электричек. Я как прочитал новость, думаю: да что за ерунда! А электрички тоже отменяют для того, чтобы создать недовольство.

 

Евгений Фёдоров: Как мы говорили с вами, у посла американского Теффта (John Francis Tefft) есть план. По этому плану есть тысяча пунктов.

В этих пунктах:

- Процентные ставки, изложенные в редакции МВФ от сентябрьских указаний. Можете найти разместить. Эти указания носят обязательный характер для российской системы управления, и за нарушение это сажают в тюрьму.

- Дальше – реформа ни с того ни с сего на ровном месте врачей в Москве. Кстати, учителей тоже.

- Дальше – безработица, вытекающая из первого пункта, которая сейчас пойдет.

Недавно разговаривал с банкиром. Он говорит: "У нас филиалы по всей Российской Федерации. В конце прошлого года люди пошли и поменяли всё в доллары и евро".

 

Артём Войтенков: То есть рубли сдали и купили доллары.

 

Евгений Фёдоров: Да. Когда Центральный банк грохнул рубль. "А сейчас, – говорит, – я вижу, они приходят и по мелочи начинают менять обратно".

 

Артём Войтенков: Потихонечку, потихонечку.

 

Евгений Фёдоров: И я его спрашиваю:

- Ну ты же видел, сколько ты им дал?

В филиалах это видно. В Москве трудно. А где-то там, в маленьком городке все прозрачно.

 – Вот ты видел, сколько ты им дал?

- Да, – говорит, – мы знаем, сколько мы им дали.

- Вот по мелочи, сдавая, когда они поменяют все обратно?

Он говорит:

- Приблизительно через два-три месяца.

То есть через два-три месяца у людей кончатся деньги, у среднего класса.

 

Артём Войтенков: То есть в мае где-то?

 

Евгений Фёдоров: Да, кончатся деньги. Не на что просто будет жить. Я понимаю, что можно просто уйти на нижний уровень жизни: отказаться от дорогой машины, которая требует денег, поменять квартиру на более дешевую. Сам факт: у среднего класса деньги кончатся приблизительно через два-три месяца. То же самое: через два-три месяца пошла безработица, потому что та же РЖД, которую вы упомянули, вообще прекратила финансировать закупки. А что это такое? Не только РЖД, все прекратили. Что такое "прекратила закупки РЖД"? Вагоны, рельсы, шпалы... Заводы все остановились. Их продукции нет другого потребителя. Малый бизнес шпалы не покупает.

 

Артём Войтенков: Ну, это да.

 

Евгений Фёдоров: Если уже РЖД – ноль, значит ноль производства шпал. Ноль производства шпал – ноль производства предприятий, которые их производят. Или рельсы, или вагоны.

Артём Войтенков: А кто еще прекратил закупки кроме РЖД?

 

Евгений Фёдоров: Все госзаккомпании, в разной степени. Некоторые оставили небольшой зазор. В принципе, прекратили все. Полная остановка. Она просто не сразу сработала.

 

Артём Войтенков: Ну понятно, что большие предприятия...

 

Евгений Фёдоров: Пока они там переработают какие-то товарные запасы, предыдущие какие-то закончатся контракты, подчистят все... Но все равно, два-три месяца – пошла массовая безработица. Это все рукотворно.

 

Сама история с правительственным антикризисным планом... В антикризисном плане 60 пунктов. Конкретных. Ни одного антикризисного пункта. Вот что такое антикризисный пункт? Вот такой-то пункт, если его выполнишь, – кризиса не будет, или он уменьшится. Ни одного! Какие там пункты?

- 50 миллиардов дать безработным, которые появятся. На три-шесть месяцев. И что, это решит проблемы? Нет.

 

Артём Войтенков: Это сгладит.

 

Евгений Фёдоров: 10 миллиардов дать малому бизнесу. Малый бизнес потерял почти триллион на кредитах, ему взамен дают десять миллиардов. Это просто похоронные, и то не для малого бизнеса, а для тех, кто распределяет деньги. Так, чуть-чуть, чтобы сразу в ноль не уходить по взяткам. Но это же смешно. Это нет денег! Это ничего! Триллион банкам.

У меня вопрос: в какой стране банкам деньги дает бюджет?

 

Артём Войтенков: А по-моему, в Америке тоже давали во время кризисов.

 

Евгений Фёдоров: ФРС!

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Центральный банк! А тут бюджет! То есть от вас как от бюджетополучателя (пенсионеры, врачи) деньги взяли и дали банкам, которые должны кормиться из Центрального Банка. Не из бюджета страны, не от пенсионеров, а из Центрального Банка - это разные источники, разные объемы. Потому что Центральный банк располагает деньгами в десятки раз больше, чем бюджет.

Вот сейчас возникли кризисные явления в Европе. Что делает Европа? Европа проводит политику количественного смягчения. Слышали?

 

Артём Войтенков: Ну да, просто тупо печатают евро.

 

Евгений Фёдоров: Напечатали полтора триллиона евро в виде кредита для банков – не в виде бюджета, а в виде кредита для банков. Так же и Америка.

 

Что делает Россия? Ставки повышает, а деньги вытаскивает из бюджета, снижая расходы на граждан. В бюджете только граждане. Принципиально другая методика, абсолютно другая! И все это обосновывается тем, что там живут цивилизованные люди, а тут живут недочеловеки, недоразвитые.

 

Это как в детском саду. Чем можно объяснить, что ребенку ложку давать можно, а вилку нельзя? Ребенок вилкой глаз проткнет. Вот так и нам. Чешскому или португальскому банку можно дать деньги по нулевым ставкам, чтоб он в России потратил их, а российскому нельзя. Почему? Потому что чешский банк развитый, ему вилку дать можно, а в России живут дебилы недоразвитые, им вилки давать нельзя. Вот такое простое объяснение. И оно касается антикризисных мер, якобы. Это никаких антикризисных мер.

 

Весь план правительства – я здесь согласен даже с Кудриным, который сказал, что это меры обезболивания. Весь план правительства – это меры обезболивания в процессе ликвидации российской экономики и государства. То есть это изначально план врага, прописанный в плане Теффта. Но для того чтобы не взбунтовались... Представьте, этих безработных выгнали сейчас, им не дали на шесть месяцев пособия... Они же прямо сейчас прибегут в Москву, обозленные.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Чтобы они не прибежали сейчас в Москву, а прибежали через шесть месяцев, когда их накачает пропаганда, когда все будет организовано Навальным. Вот для этого этот план и существует.

 

А что вы не решите проблемы безработицы? Почему вы просто не дадите, как в Европе или Америке, низкие ставки от Центрального Банка? Сам, кстати, план должен быть не от правительства, а от государства, потому что главную скрипку в нем Центральный Банк, а не правительство играет, в той же Америке, Европе, политика количественного смягчения и так далее. Напечатали, дали – у вас подъем экономики, у вас о безработице вообще забыли, наоборот, у вас людей не хватает, вы их собираете по всему миру. Почему так не сделать, как это делают сорок стран мира? Вот у меня в руках ставки Центральных Банков мира, некоторых.

 

Артём Войтенков: Интересно.

 

Евгений Фёдоров: Можно разместить. И соответственно инфляция.

 

Артём Войтенков: Озвучьте некоторые.

 

Евгений Фёдоров: Пожалуйста!

- Европа: ставка 0,05. А Европа – это 25 стран еврозоны. Значит, 0,05 ставка, инфляция – 0,02. Пять сотых процента, по отношению к нам, это значит не в 30 раз – 300 раз! То есть в Европе ставка в триста раз ниже, чем в России. В триста!

- Япония – 0,1, инфляция – 2,2. 0,1 – это десятая часть процента.

- США – 0,25, инфляция – 1,3.

- Швейцария – 0,25, инфляция – минус 0,01. То есть дефляция.

- Англия – 0,5, инфляция – 0,5.

- Канада – 1, инфляция – 2,2.

- Австралия – 2,5, инфляция – 2,3.

- Китай стал – 2,7. Стал, а был как у нас – инфляция сразу стала 2,5.

Весь мир делится на страны: 40 стран, у которых развито. Все эти страны, у которых низкий процент, называют развитыми.

 

Артём Войтенков: А вообще весело. Это надо нашим экономистам показывать, которые по телевизору выступают и рассказывают, что "Центробанк поднимает ставку в связи с инфляцией". Так все же взаимосвязано, наоборот, да...

 

Евгений Фёдоров: Нет ни одного случая. Инфляция – это экономическая вещь, то есть процесс. Он результат определенного экономического процесса. А ставка – это решение Центральных Банков или правительств.

 

Я смотрю вчера пропагандистские наши каналы, которые якобы государственные, а на самом деле антигосударственные. И там, в "Реплике", по-моему "Вести-24", говорят: "Вы представляете, дебилы в Европе. Выступил Олланд и сказал, что Европейский Центральный Банк завтра снизит процентную ставку". Потом другой пример привели:

- А вот в Турции выступил председатель правительства, или кто-то там, и сказал, что завтра наш турецкий банк снизит процентную ставку. Представляете, какие они там дебилы? Какая же у них независимость Европейского Банка, если за день ему говорит глава одного из государств Европы, что ставка будет снижена, и она после этого снижается. А в России не так, в России настоящий независимый Центральный Банк. Типа, делает что хочет.

 

Извините, нам нужно, чтобы у нас был высокий уровень жизни или нам нужен какой-то непонятный фетиш под названием независимый Центральный Банк?

А официальная пропаганда говорит, что у нас хорошо, Центральный Банк независимый, это хорошо. Что тут хорошего? Ну что это за такие мозги? Вот в Европе он зависимый, в Турции зависим, в Америке зависим, а в России независим. И что тут хорошего? Вот вам инфляция будет в этом году двойная, вот вам остановка производства, безработица и все остальное. Это вам причины независимого от России, надо сказать, Центрального Банка. От кого-то же он зависит.

 

Артём Войтенков: Ну понятно, что он не сам по себе.

 

Евгений Фёдоров: Зависит от МВФ, от США, от Госдепартамента, который может давать ему команды. Вот Олланд сказал, что завтра наш Центральный Банк снизит процентные ставки. А МВФ сказал России: "А завтра российский Центральный Банк ставки повысит". И российский Центральный Банк ставки повысил, а европейский ставки снизил. Вот вам к вопросу о суверенитете - от кого кто зависит.

 

Артём Войтенков: Так вот этот отказ от электричек, это тоже план Теффта?

 

Евгений Фёдоров: Да, вот это все входит в этот план. Отказ от электричек, безработица, инфляция, падение жизненного уровня, непонятные реформы на голом месте врачей. Какие-то новые инициативы - каждый день придумывают инициативы, как долбануть.

- То говорят, надо повысить пенсионный возраст.

- То говорят давайте будем давить на граждан, чтобы они нам быстрее отдавали долги, для этого им запретим ездить на машинах.

То еще чего-то. То есть постоянно идут инициативы по ухудшению жизни. Это все из этого плана, включая электрички. Вот сейчас посмотрим на всесилие главы государства, который просто наорал на них чуть ли не матом.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Пока из трехсот сорока отмененных электричек поехало сорок.

 

Артём Войтенков: А я читал – двести уже.

 

Евгений Фёдоров: Сегодня утром было сорок. Сказать они могут все что хотите. Посмотрим, кто главнее.

 

Артём Войтенков: Да, кстати, интересно проверить – на электричках.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим. Я думаю, что приказ Путина, как и все его предыдущие приказы, выполнен не будет. Хотя он очень грозно там.

 

Артём Войтенков: По поводу законопроектов. Правительство, оказывается, предлагает запретить в России выращивание и разведение генетически модифицированных растений и животных. Это законопроект, вынесенный правительством. Но самое смешное, что где-то месяца два назад вы вносили такой же проект, было решение профильного комитета и Госдумы отклонить. Сказали, что у нас и так всё хорошо, и от ГМО никто не помер, и всё замечательно. Зачем тогда правительство вносит этот законопроект? Поясните, пожалуйста, суть этой игры.

 

Евгений Фёдоров: Всё понятно. Мы – это группа "Российский суверенитет". Наша задача в политике – это задача передового отряда из разведчиков, то есть мы единственная группа, которая проталкивает национальное законодательство. Просто система работает на внешнее управление. Как сказал МВФ, в соответствии с решениями, Конституцией и судов, так и будет. Но есть так называемое понятие "путинские законы", то есть некоторые законы, очевидные в основном, которые систему не меняют, но которые двигаются в сторону суверенитета – закон Димы Яковлева, имущество чиновников за рубежом, дата-центры в России, ГМО и так далее. Вот эти законы, чтобы они пошли, надо чтобы кто-то пробил дырку. Вот мы пробиваем эту дырку.

 

Эффективность депутатского объединения "Российский суверенитет" в силу этого просто удивительная. Это процентов семьдесят у нас принимаемых законов. За исключением парочки это всё законы, которые со страшными воплями отклоняются, а потом принимаются. Давайте посмотрим, что было за последние полтора-два года.

Очень сильно возражали по нашей поправке по закону Димы Яковлева о запрете – прошла.

 

Артём Войтенков: Но прошла именно в том законе. Его не вносили повторно.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они в виде поправки. Был скандал, вопли были, задержки закона, но, тем не менее, прошли.

Дальше: дата-центры - тоже скандальный закон, крики, вопли, "мы не можем справиться, как это можно облако в России разместить, оно должно быть в Америке, под контролем Агентства национальной безопасности США". Тем не менее, закон прошёл.

 

Артём Войтенков: Но пока ещё не работает, насколько я понимаю?

 

Евгений Фёдоров: Нет, он принят, просто у него этапы введения в жизнь. В этом году заканчивается главный этап, то есть все базы данных должны перейти в Россию.

 

Артём Войтенков: А когда, в какое время?

 

Евгений Фёдоров: Осенью этого года. Значит, тоже наш закон.

 

Третье – закон о счетах чиновников за рубежом, о запрете чиновникам иметь за рубежом счета и вести бизнес. Наш закон, мы его внесли, нам на него наорали, чуть ли не из Единой России обещали исключить. Потом Единая Россия внесла сама такой закон, но липовый, Путин расшифровал, внёс свой закон. Представляете, какая бы драка шла вокруг этого закона? И, в конце концов, он был принят в редакции, на две трети отражающей нашу позицию. То есть это уже в редакции как бы президентской. То есть мы подготовили почву, провели идею, пробили ситуацию, и дальше пошла, как бы подтянулась главная артиллерия в лице Путина и пробила закон. Так, это закон имущества.

 

Четвёртое − закон в Уголовный кодекс о борьбе с сепаратизмом. Мы его внесли, были вопли, крики, отклонения, потом в редакции коммунистов его приняли. Нам без разницы в какой редакции. Самое важное − а чего тогда отклоняли? Хотите – отклоняйте. Так, сепаратизм.

 

Дальше. Вот этот закон, о котором вы говорите, о ГМО. Полностью сто процентов нашу редакцию просто тупо через два месяца повторили, и сейчас будут принимать. ГМО.

 

Дальше. СМИ иностранные агенты – вопли, крики, два раза мы вносили, тяжёлый был закон. В результате приняли в редакции, что иностранным владельцам запрещено иметь средства массовой информации в России. Приняли.

 

И так далее, это я ещё только часть называю. Если мы говорим о статистике, мы говорим, что тот наш главный закон, который подчиняет Центральный Банк России российской власти, – он тоже будет принят. Только для этого надо, чтобы созрели все условия, как и здесь.

 

Артём Войтенков: Какие условия здесь созрели? Что изменилось через два месяца по ГМО, по тому же самому?

 

Евгений Фёдоров: Расстановка сил. Подтянулся Путин. То есть сложилось "за − против", баланс. Когда закон мы не вносили, баланса не было, не было понятно, кто "за", кто "против". Мы внесли закон, сложилось "за – против", обозначились позиции врагов, по ним ударила артиллерия Путина, враги отступили.

 

Артём Войтенков: Ваши законопроекты просто выявляют противодействие - кто противодействует.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, потому что если Путин сразу внесёт, он может столкнуться с непреодолимым противодействием, блицкриг может не получиться. А второй раз - это он уже теряет, не хорошо в политическом плане. А нас не жалко.

 

Артём Войтенков: Вот теперь я понял весь смысл этой игры.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас мы пошли с новыми сериями законов. Требуем, чтобы Центральный Банк можно было проверять органам, чтобы в Российской Федерации кому-либо можно было проверять Центральный Банк.

 

Артём Войтенков: Сейчас пока нельзя?

 

Евгений Фёдоров: Никому. Центральный Банк говорит: "Нас можно проверять Счётной палатой". Но сам орган Счётной палаты, результаты его проверок – направление, если нарушения, материалов в прокуратуру. А прокуратуре нельзя. То есть смысл? Проверили? Проверили. Результат? Ошибок, нарушений - сто листов. Ну, ладно. Мусорная корзина где поблизости? Туда киньте, и всё.

 

Понятно, что когда есть орган, который по закону не подлежит никаким проверкам, то даже если там очень хорошие люди, им плевать на эти законы. Всё равно проверять нельзя, всё равно нельзя наказывать за нарушения. Раз нельзя проверять, нельзя наказывать, поэтому делай, что хочешь. А если этот орган ещё и подчиняется другим... Если иностранцам можно, а российским органам проверять вообще нельзя, потому что Центральный Банк можно проверять иностранным компаниям, МВФ (потому что Центральный Банк есть филиал МВФ − депозитарий), а в России никому нельзя, − понятно, что это, считайте, иностранное посольство.

 

Артём Войтенков: Заведующее всеми вашими деньгами.

 

Евгений Фёдоров: Да. У каждого в кармане деньги, судьба которых зависит от Вашингтона. Ну что это такое?

 

Артём Войтенков: Но просто не все это понимают, далеко не все.

 

Евгений Фёдоров: В Греции, видите, уже сообразили. Может, и у нас сообразят.

 

Артём Войтенков: В связи с ухудшением по плану американского посла, с ухудшением жизни…

 

Евгений Фёдоров: Будет ухудшаться дальше, да. Народ не понял. Это идёт процесс обучения людей. Знаете, ученика сажают на лавку и бьют хлыстом, бьют, бьют, бьют, спрашивают: "Ты понял?"

- "Не понял!"

Ещё бьют, бьют. "Не понял?"

- "Не понял!"

Ещё: "Теперь понял?"

Когда уже там мясо висит: "Ладно, теперь понял".

Вот обучают народ. Так же, как и на Донбассе - обучают методом расстрела. Вначале расстреливают каждого тысячного, потом каждого сотого.

 

Артём Войтенков: С Донбассом… Я вот как-то всё это в голове крутил, всю эту Новороссию. Получается как? Если на Украине происходит переворот, если Донбасс не поднимается – Новороссии нет. Ну, как бы единая Украина получается. Что Украина тогда делает? Обстреливает российскую границу и российские сёла. Что она в принципе и начала сначала делать. Вот после переворота они же там на танках поехали, таможенные посты стали бомбардировать. А потом заварилась вся эта каша в Новороссии, им стало просто не до России, надо вот с этими разбираться. Получается, Новороссия − очень хороший буфер для слива вот этой наступательной волны, которая пошла от американцев. Большой вопрос: как она появилась, каким образом? Всё ли там народные волнения и народные изъявления, либо это уже чёткая геополитика и расчёт?

 

Евгений Фёдоров: Новороссия появилась, как результат иностранной интервенции Соединённых Штатов Америки методом государственного переворота. Кстати, Путин заговорил о том, что на Украине войска НАТО обстреливают Новороссию, а не кто-то. Он же сказал − "иностранный легион НАТО". Наши-то СМИ говорят по-прежнему, что это украинская армия, им же запрещено слушать Путина нашим СМИ. Он сказал же недавно, что это войска НАТО. Я вообще по Новороссии… Я с самой логикой наших граждан многих, я с ней не согласен, потому что эта логика есть результат двадцатилетнего вранья и пропаганды. Почему в России считают, что Луганск – это не русский город? Вот Тамбов − русский город? А Луганск? А Йошкар-Ола?

 

Артём Войтенков: Я в Советском Союзе родился. Для меня это всё Советский Союз.

 

Евгений Фёдоров: Так вот, это Россия. Нам пропаганда сказала – почему? Потому что был государственный переворот незаконный в Советском Союзе, и после которого нам телевизор сказал, что Луганск – это уже не Россия. Значит, враг луганский может вешать, снасиловать, расстреливать − это для вас всё равно что Африка. Вот что сказал нам телевизор, правильно? И люди поверили. Многие в России поверили.

 

Вот их спрашиваешь: "А если фашисты будут расстреливать людей на улицах, например, Воронежа?

Скажет: "Тогда я пойду воевать".

- "А если на улицах Луганска?"

- "А плевать, потому что это Африка".

 

Это что такое вообще? Это всерьёз можно говорить о здравом смысле в головах у этих людей наших? Что Луганск, что Донбасс, что Славянск, что Ростов-на-Дону, что Тамбов – это всё русские города. То, что произошёл госпереворот, − нам просто телевизор про это сказал. Я о чём хочу сказать? Что это просто вопрос пропаганды. Пропаганда нам говорит, что это чужая территория. Так точно так завтра американцы, в том числе украинскими карательными частями, вторгнутся и будут резать людей на улицах, например, Воронежа. Что нам скажет телевизор?

 

Он скажет: "Нет, Воронеж уже не Россия. Вы просто не в курсе. Вчера приняла решение какая-нибудь там сельская дума, воронежская какая-нибудь там, на улице такой-то, что это уже не Россия. Поэтому расслабьтесь, это уже заграница".

И всё, Россия не будет защищать Воронеж – да? Вот по этой логике.

 

Артём Войтенков: Нет, ну это вы так предполагаете.

 

Евгений Фёдоров: А как? Так и будет. А вы думаете, когда американцы нападут на Воронеж, они будут вам рассказывать, что они напали на Россию? Нет, они скажут: "Да Воронеж – это независимая территория, они вчера приняли решение, видите, сельским сходом (якобы) и теперь мы просто помогаем им защищаться".

 

Артём Войтенков: Но они ж сами не нападут, они поляков пошлют.

 

Евгений Фёдоров: Да какая вам разница? Войска НАТО. Вас устраивает такой термин? Это всё равно, что говорить о том, что на Москву наступала не гитлеровская военная машина, а военная машина гитлеровского блока.

 

Артём Войтенков: Так и есть.

 

Евгений Фёдоров: Так блока или гитлеровской Германии?

 

Артём Войтенков: Блока, там же все шли, вся Европа по сути.

 

Евгений Фёдоров: Вот об этом и речь. Какая разница? Поляки там идут, там и американцы идут, кстати, там все идут. Это война интервента.

Пока у нас в головах у людей не будет понимания, что война идёт с ними, что цель войны – их личная ликвидация, не получится на территории Украины и на территории России защититься от иностранной интервенции.

Не получится. И ещё есть один вывод из этого: на Донбассе война будет вечно, и убиты будут миллионы людей, если не войдёт в голову необходимость силами России (при помощи, конечно) освобождать всю территорию Украины от фашистских захватчиков и войск НАТО. Я понимаю, это очень непопулярно то, что я сейчас говорю. Потому что в головах у людей забили, что Киев и Тамбов – это разные государства, разные народы, разные страны. Но это неправда. Это забили враньё 91-го года. А юридически, если мы примем решение, что в 91-м году был совершён госпереворот незаконный, то вся эта территория есть наше Отечество.

 

Артём Войтенков: Но это мы откатываемся достаточно далеко в прошлое, сейчас юридически всё-таки Украина − другое государство.

 

Евгений Фёдоров: А почему вы так решили? На основе чего вы так решили?

 

Артём Войтенков: Мы можем долго обсуждать − законно, незаконно, но…

 

Евгений Фёдоров: Я же другое спросил: на основе чего решили, конкретно?

 

Артём Войтенков: Ну, есть же правительство в Киеве, и было, и там свои выборы, и своя государственность какая-то, хоть какая-никакая.

 

Евгений Фёдоров: Но это всё незаконные решения. Это все решения незаконные.

 

Артём Войтенков: Ну, кто сильнее, тот и прав. Какая законность там?

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Но, тем не менее, это незаконно. А раз это незаконно, то это даёт нам основание требовать освобождения всей территории Украины. Это не даёт основания присоединять Украину, потому что Украина − такая же территория, как и Россия, незаконно образованная на территории бывшего СССР.

 

Артём Войтенков: Это верно, с одной стороны. С другой стороны, если наши танки поедут на Украину – что тогда будет?

 

Евгений Фёдоров: Всё будет нормально.

 

Артём Войтенков: Да ну? Всё НАТО поднимется в борьбе со страшными русскими. И Европу накачивают сейчас по-страшному. Недаром там такие вопли - "наши бомбардировщики летают".

 

Евгений Фёдоров: Какое НАТО? С кем поднимутся? О чём вы говорите? Англосаксонская цивилизация – цивилизация бандитов.

 

Артём Войтенков: Правильно, поэтому они пошлют поляков, венгров, ещё кого-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку, никаких поляков, венгров никто никуда не пошлёт. Объясняю. Цивилизация бандитов – это цивилизация или группы, которые признают только бандитов или силу. Это что значит? Что если вы овца, то вас положено резать. А если вы такой же по силе человек, как бандит, то с вами положено договариваться. Россия демонстрирует овцеводство, она демонстрирует слабость, она демонстрирует отступление, она демонстрирует внешнее управление, она всё время выискивает, чтобы её спасли, помогли, чтобы отменили санкции.

 

Как только вы скажете: "Всё, я отменяю акт о капитуляции 91-го года, и я провожу референдумы на всей территории. Хотите вы остаться в составе единой большой Руси, России, Советского Союза − это второй вопрос", − с этого момента всё отпадёт. Бандиты понимают только силу. Они на нас сегодня не напали по одной причине: они знают, что мы сильные. Они знают, что мы слабые, потому что мы всё время заискиваем и сдаёмся, но при этом в случае чего мы достаточно сильные, чтобы отбить любое вторжение. Да какая им разница, вы отбиваете вторжение гипотетически от Воронежа или вы отбиваете вторжение от Львова или Киева? Никакой. Для них - никакой. У вас есть ядерное оружие, вы прикрываете всю территорию. Вы не признаёте 91-й год, и на этом основании вы восстанавливаете свой суверенитет. Вот и всё. Ровно, как только Россия даже не сделает, а объявит об этом, на следующий день прекратятся санкции и прекратятся бомбёжки.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: А потому что для бандитского мира англосаксонского всё встанет на свои места: Россия вернула себе суверенитет, вместе с суверенитетом она вернула свою историческую территорию и прекратила политику отступления и капитуляции. Всё ясно. Всё, с нами надо разговаривать. Что сделает НАТО? Танки введёт? Против ядерной державы? А почему сегодня не ввели?

 

Артём Войтенков: Вы же не будете стрелять атомными бомбами по танковому соединению где-то на Украине.

 

Евгений Фёдоров: А Путин сказал, по кому мы будем стрелять ядерными бомбами. Что сказал Владимир Владимирович недельку назад?

 

Артём Войтенков: Ну, по-моему, про Германию.

 

Евгений Фёдоров: Он сказал, что (он это им сказал, не нам) на территории Украины воюют подразделения НАТО, иностранный легион. А дальше читаем российскую военную доктрину. А что там написано? Не то что российское ядерное оружие должно быть применено в случае нападения на Россию, а то, что оно должно быть применено против агрессора. А кто у нас агрессор?

 

Артём Войтенков: НАТО.

 

Евгений Фёдоров: НАТО. А где штабы НАТО?

 

Артём Войтенков: В Европе в том числе.

 

Евгений Фёдоров: Правильно - Берлин, Париж, Брюссель, Нью-Йорк, Вашингтон. О каком вообще ядерном оружии на Украине вы говорите? Штабы НАТО не на Украине. Штабы НАТО и центр управления НАТО в этих государствах. Вот вам и ответ. Мы защищаем свою свободу и своё Отечество. И это единственный способ, за который нас будут уважать. Во всех остальных случаях нас просто будут ликвидировать. Метод бандитского разговора один: они привязывают человека к стулу, затыкают ему рот, берут паяльник и дальше ведут с ним переговоры "на равных". Вот сейчас они такие переговоры ведут с Россией: заткнули рот, обрезали деньги, включили пятую колонну на полную мощность и ведут переговоры.

 

Надо зачистку пятой колонны, надо послать их подальше, надо отменить акт о капитуляции 91-го года – с этого момента начнутся переговоры на равных, а не переговоры привязанного к стулу человека с кляпом во рту с убийцей и насильником. Мало того, в армии есть такой термин – зона поражения. Вот пока мы не пройдём этот путь, нас будут долбать. Как только мы его прошли, с нами будут разговаривать. То есть расстрел Донбасса и Луганска не остановится никогда, пока не будет взят Киев.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Но если вы хотите, если вы так боитесь за то, что туда войдёт российская армия, просто помогите Донецку и Луганску – закройте ядерным зонтиком территорию Украины, решите юридически правовой вопрос, открыто и честно, вот как с Крымом. Честно скажите: мы единое государственное пространство (кстати, Путин эти слова уже сказал) и мы будем договариваться о едином государстве. Может быть, в этом государстве не Москва будет главная, может, Киев будет главный, но мы будем об этом договариваться. Потому что мы не признаём 91-й год. А для этого и нужно уголовное дело по 91-му году, которым мы занимаемся. С этого момента с вами начнут разговоры, реальные, а не сегодняшняя болтовня, в которой мы изображаем из себя трусов, которые бегают и скачут по кочкам.

 

Артём Войтенков: С другой стороны, война на Украине в Европе американцам же очень выгодна. Вот они стравливают Россию с тем же самым Евросоюзом.

 

Евгений Фёдоров: Как?

 

Артём Войтенков: На Украине. Если мы идём освобождать украинцев.

 

Евгений Фёдоров: Давайте так. СССР был враг США? Почему США не уничтожили СССР?

 

Артём Войтенков: Видимо, где-то не смогли, а где-то и не стали.

 

Евгений Фёдоров: СССР был враг США?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Почему США не уничтожили СССР?

 

Артём Войтенков: Уничтожили. СССР-то нет уже.

 

Евгений Фёдоров: Уничтожили, да, но не военным путём. Почему не уничтожили военным путём, не вторглись в СССР и не уничтожили? Потому что для этого у них не было сил военных. А сейчас что поменялось? И логика та же. Раз сейчас ничего не поменялось, значит, и сейчас не уничтожат. А будут договариваться на равных. Снимут корону и будут договариваться. А сейчас не надо договариваться, потому что Россия ползает под ногами и вымаливает прощение. И о чём здесь разговаривать? Надо давить, давить, давить Россию, пока не додавят. Вот и будут давить. В том числе через электрички.

 

Артём Войтенков: Да, как-то, с одной стороны, вы и правильно говорите, а с другой стороны - всякие резкие действия могут привести к очень большой войне, которая всем нужна, и американцам в том числе.

 

Евгений Фёдоров: Нет, американцам не нужна война, в которой будет ликвидирован Вашингтон и Нью-Йорк.

 

Артём Войтенков: Правильно, поэтому пусть она в Европе будет.

 

Евгений Фёдоров: Не будет война в Европе. Ещё раз говорю, вы же только что сказали − НАТО. НАТО не в Европе. НАТО в Вашингтоне.

 

Артём Войтенков: Ну, отвертятся от НАТО, скажут – это не мы.

 

Евгений Фёдоров: А кто? Польские войска?

 

Артём Войтенков: Ну, венгры там…

 

Евгений Фёдоров: Все двадцать пять польских танков?

 

Артём Войтенков: Да, и румынских тоже.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это уже смешно.

 

Артём Войтенков: Может, смешно, а для бумажки пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Для какой бумажки? Польша пойдёт, для того чтобы Варшава была ликвидирована российским ядерным оружием?

 

Артём Войтенков: Кто их знает.

 

Евгений Фёдоров: Пойдёт или нет?

 

Артём Войтенков: Заставят – пойдут. Мало ли что.

 

Евгений Фёдоров: Умереть заставить нельзя.

 

Артём Войтенков: Те же самые батальоны, которые погибают на Донбассе, они же тоже там умирают, однако, их же туда…

 

Евгений Фёдоров: Подождите, они умирают за родину. Батальоны наёмников и НАТО?

 

Артём Войтенков: А украинские военные части?

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но современная война – это не военные части. Конечно, у американцев много войск вот таких вот, вторжение, сотни тысяч. Современная война – это ядерное оружие и стратегические силы. Вот это и есть козырь. Давайте тогда выкинем ядерное оружие и будем только…

 

Артём Войтенков: Его-то не надо как раз.

 

Евгений Фёдоров: Тогда, раз оно есть, значит, пользуйтесь им. Вы играете в карты, у вас полная колода козырей. Но по каким-то вашим соображениям, я вообще не пойму каким, вы для себя решили, что козырями в этой игре пользоваться нельзя. Так вы проиграете всегда.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Ну, так вот сейчас. Так и играйте! Ещё раз: отмените 91-й год. Не присоединяйте Украину. Отмените 91-й год и начните переговоры о едином государстве. Кроме того, это позволит вам помочь населению Украины освободиться от фашистов.

 

Артём Войтенков: Так получается - проблема Украины на самом деле кроется в Москве. В Москве, в России, происходит вот это решение по 91-му году. А дальше вопрос: брать украинцев и как? Вы с нами или не с нами?

 

Евгений Фёдоров: Не так. Не потому что в Москве, а потому что территориально события госпереворота были в московской юрисдикции. То есть территория Москвы, но эта территория была общая - Советского Союза. Выясняется и принимается решение об отмене капитуляции 91-го года и дальше запускается процесс формирования единого государства путём референдума народов. И дальше народы на референдуме принимают решение.

 

Артём Войтенков: Ну, в России такой референдум можно провести.

 

Евгений Фёдоров: И на Украине можно.

 

Артём Войтенков: Но это должна Украина решать. И её государственные органы.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. На Украине нет национальной власти. Украина захвачена интервентом, оккупантом. Согласно международным нормам, вы должны помочь освободить территорию Украины от оккупанта, после чего проводите референдум, конечно.

 

Артём Войтенков: Тогда скажут: это вы оккупанты − пришли, провели незаконный референдум.

 

Евгений Фёдоров: Да говорить можно что угодно, говорите, что хотите. Говорите. Кто же против? Говорите, можете говорить, что хотите. Мы восстанавливаем мировой порядок, утверждённый и никем не отменённый на Ялтинской конференции, вот и всё. В том числе территориальный порядок единого государства.

 

Артём Войтенков: Да, но эти все решения, опять-таки, могут привести к большой войне.

 

Евгений Фёдоров: Или нет. И просто мы ничего не будем делать − может это привести к большой войне, или нет. И что? Что поменялось?

 

Артём Войтенков: Ну, если мы ничего не будем делать, мы помрём просто-напросто.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поскольку что-то может привести к большой войне - пойдите и застрелитесь в подворотне. Это точно не приведёт к большой войне, потому что вас не будет, как её субъекта. Вот это от нас и требуют сейчас. Идите, застрелитесь, и тогда не будет никакой большой войны. Так и нас не будет.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Я в одном с вами согласен - у войны свои законы, и плевали эти законы на мнения политиков, и плевали они на довоенные расклады. Эти законы реализуются по своим правилам и стандартам. И раз войну начав, она началась, мы находимся в состоянии войны:

- Либо вы в ней побеждаете, используя все силы, а не левый мизинец на Донбассе, все силы.

- Либо вы в ней погибаете.

 

Серединки в войне нет. До войны есть серединка − компромиссы, переговоры. Во время войны серединки нет. Вы не сможете никогда договориться с американцами в условиях отступления. Никогда.

 

- Либо вы признаёте, что Советский Союз жив, потому что он незаконно ликвидирован.

- Либо вы окончательно подлежите ликвидации, как сам Советский Союз.

Просто разбито на пару этапов - вот и всё. И этот второй этап наступил. Но если кто-то думает здесь, что этот второй этап будет безболезненным расходом по новым мелким квартирам, типа: Москва отдельно, Питер отдельно, Татарстан отдельно − он ошибается. Это будет месть, это будет миллион убитых человек только в Москве и полное распыление всего населения в виде беженцев по всему миру.

 

Артём Войтенков: Понятно, что если Россию разделить на несколько государств, то там будет гражданская война по всем границам за всё: за воды, за вышки – за всё.

 

Евгений Фёдоров: Вот так и будет. Это такой же, кстати, выбор был у наших дедов и прадедов. То есть у вас: либо умереть, либо отстоять своё Отечество. Какое Отечество? Не вот эту липу, которую нам подсунули с телевизора, пропаганда американская, а то, которое реальное, которое создано нашими дедами за кровь, пот полторы тысячи лет. Вот его и придётся отстаивать. Это жизнь, она так устроена.

 

И сегодня идёт процесс воспитания русской нации, возвращения её к истокам миропорядка, нормального. То есть, дубиной, обрезая кости, вот этими дубинами обучают нас обратно, как школьников, иметь здравый смысл. Понять, что существует не только семья и квартира, но ещё и государство и общество, и внимание на общество надо уделять не меньше, чем на семью, и квартиру, и на работу. Вот что происходит. И для десятков тысяч добровольцев на Донбассе, русских, это абсолютно очевидная вещь. Но эти добровольцы ничем не отличаются от остальных ста сорока пяти миллионов жителей России, ничем. Только одним: они немножко подумали. Значит, это обучение заставит подумать остальных. А значит, заставит прийти к этой мысли, как и этих добровольцев. А мы, как политики, должны дать формат решения этой проблемы профессионально. Мы его даём, это называется НОД − Национально-освободительное движение.

 

И для нас только важно: когда сидение на мучениях и испытаниях не приведёт к восстановлению здравого смысла в башке у массы людей, и они не помогут национальному лидеру Путину осуществить процесс освобождения. Вот и всё.

 

И когда говорят мне: "А где, а что нам делать, что от нас зависит?" Вот 21-го числа Путин проводит очередное мероприятие (с его согласия). На Площади Революции 21февраля опять смотр сил. Вот вы говорите - электрички отменили, зарплаты упали, безработица, пенсия, доходы, инфляция, и прочее. 21-го придёте? Если придёт полмиллиона, или миллион человек на улицу, по приглашению, кстати, с согласия и приглашения Путина.

 

Артём Войтенков: Никто про это не знает.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблема. Объясняю - это проблема коммуникации врага, который естественно, про это не скажет. Вот, придёте, значит, ровно на следующий день будет выброшена пятая колонна из Центрального Банка и из правительства, нулевые ставки, запуск экономики страны, отмена кризиса, резкий рост зарплат, и восстановление не только экономического, но и оборонного потенциала России, потому что, это связано одно с другим. Завтра же. Не придёте - дальше терпите. Вот, терпите дальше, пока вас будут стегать. Понятно, через пару месяцев Путин опять организует что-нибудь, пригласит, как он всё время это делает. Но это будет хуже на порядок уже, ситуация, через пару месяцев.

 

Артём Войтенков: Ну, вот тогда может, придут.

 

Евгений Фёдоров: Не придёте тогда, ещё через пару месяцев, когда будет катастрофа. Когда жрать будет нечего. Мы это называем "картофельный суверенитет". Для того, чтобы вы посадили картошку в Москве сейчас весной, вам надо взять кредит в банке, который связан с иностранными банками, и с иностранными кредиторами, потому что, российский не даёт. То есть, чиновник в Вашингтоне запрещает сейчас сажать картошку. И в мерах антикризисных правительства нет ни одного пункта, который позволяет решить эту проблему. Это значит, что поля не будут засеяны. Это значит, что к зиме будет голод. Но это выбор людей. Потому что, чтобы голода не было, надо поднять задницы, и прийти 21-го числа сейчас. До этого 4 ноября пытались, и так далее. Вот, не придёте - глодайте, это ваш выбор. То, что там кто-то чего-то не знает, - это ваши проблемы. Узнайте, это касается вашей жизни. Проявите, блин, инициативу в познании.

 

Артём Войтенков: Вы требуете невозможного от большой части населения. Не только российское, вообще любое население любой страны не заглядывает далеко в будущее. Никогда.

 

Евгений Фёдоров: В Греции уже заглянули.

 

Артём Войтенков: Греция, она вот такая вот.

 

Евгений Фёдоров: Население там есть?

 

Артём Войтенков: Какое-то есть.

 

Евгений Фёдоров: Заглянули.

 

Артём Войтенков: Их просто уже мутузят достаточно давно.

 

Евгений Фёдоров: Значит, нас надо помутузить.

 

Артём Войтенков: Вот.

 

Евгений Фёдоров: Но их мутузят мягко, а нас посильнее будут. За нас сразу взялись, как следует. Сразу начали шкуры со спины драть. Просто, эффект образования, как бы интенсивнее.

 

Артём Войтенков: Возможно. Но я так понимаю, что количество людей на подобные мероприятия, оно просто показывает не то, что, смотрите, они вышли, а насколько вот эта мысль, она…

 

Евгений Фёдоров: Вышли за Путина. В данном случае ещё выходят под предлогом защиты Отечества от майдана. Это совершенно конкретный предлог за Путина выйти на улицы Москвы, чтобы его поддержать, и отбить вражеское вторжение. Понятнее некуда.

 

Артём Войтенков: Сейчас уже да. Сейчас уже становится понятно.

 

Евгений Фёдоров: Не за мир, труд, май, как до этого. Сейчас вот выходите просто тупо защитить себя и своих детей. Нет, не выходите, ну вообще идиоты, я ничего не могу сказать.

 

Артём Войтенков: Просто многие будут говорить: "А что вот я выйду на площадь, там постою, что от этого изменится?"

 

Евгений Фёдоров: Ничего не изменится, иди, помирай, да и всё. Тебе говорят: "Не хочешь помирать, выйди". Ничего не изменится? Иди, помирай. Тогда не проси зарплату, пенсию, тогда не проси, чтобы тебя не выгоняли с работы, и не проси, чтобы не было инфляции. Это твой выбор. Ничего не изменится. Просто ты помрёшь, вот и всё.

 

Артём Войтенков: Не, люди механизма не понимают. Вот, он вышел на площадь, что от этого изменилось? Что где сработало, какая шестерёнка там?

 

Евгений Фёдоров: Вот что сработало, когда вышли на площадь полмиллиона человек, здесь, на Красную площадь, для целей ликвидации Советского Союза? Сработала шестерёнка, и Советский Союз был ликвидирован незаконным образом. Здесь тоже сработает политическая шестерёнка, Путин укрепит свою власть, опираясь на народ, конкретно на массы, зачистит пятую колонну, которую он сейчас не имеет права зачищать. Она поставлена вне его, и подчиняется напрямую, и мы будем жить на второй день в другом государстве, суверенном. После этого конечно, потребуется ещё референдумом оформить суверенитет, и так далее. Но, по сути, вопрос будет решён. Вот и всё, что изменится.

 

Артём Войтенков: То есть, количество людей, оно как бы показывает, и объясняет, как твоя мысль, твоя идея проходит в общество. Если людей много приходит, значит, её поддерживают. Если мало приходит, значит, её не поддерживают.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, которые приходят за тебя, за свою страну, за суверенитет, и готовы за неё сражаться. Потому что, это не диванные войска, и не рейтинги. Это реально вышли люди, которые, понятно, что в критической ситуации из них будут сформированы отряды физической поддержки и борьбы с интервентом. Это же понятно. Это вот, какой смысл в парадах? Вот зачем парады нужны?

 

Артём Войтенков: Ну да. Укреплять боевой дух.

 

Евгений Фёдоров: Они же бензин жгут. Ездят по Красной площади, бензин жгут, да? Они как раз и есть сила. Не обязательно силу применять, её можно показать. Вообще, армия воюет редко. Армия в основном показывает силу.

 

Артём Войтенков: На учениях.

 

Евгений Фёдоров: На учениях, на парадах. Это вот такая демонстрация силы. Эта сила, её показав, ослабит пятую колонны, усилит Путина, и позволит ему эту пятую колонну распустить, разогнать. Вот и всё. Вот для чего эта демонстрация силы нужна.

 

Артём Войтенков: Это типа парада, да? Показ армии.

 

Евгений Фёдоров: Это типа парада политических сил. Да, конечно, сознательных политических сил, которые не хотят умирать, люди. Ну, сделайте это. Слушайте, в Чечне догадались уже миллион человек выйти.

 

Артём Войтенков: Там не миллион, там меньше. Там сколько-то тысяч.

 

Евгений Фёдоров: Сказали миллион. В Чечне, в Грозном там живёт полмиллиона человек вообще. Больше, чем население города вышло. Догадались. Нет, в Москве говорят: "Как же так? Мы выйдем не туда". Там уже догадались люди.

 

Артём Войтенков: Ну, Москва не Чечня. Вы не сравнивайте.

 

Евгений Фёдоров: Тут тупее народ, что ли?

 

Артём Войтенков: Тут он зажравшийся, если честно. Пусть на меня не обижаются, но в Москве народ, очень разбалованный большими зарплатами, высоким уровнем жизни, и как бы пока не ухудшится, всё будет до фени.

 

Евгений Фёдоров: В Москве надо, чтобы вышло полмиллиона, миллион человек, но если выйдет пять-десять в провинции, этого тоже будет достаточно.

 

Артём Войтенков: То есть, это переломит.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Это как бы уравновесит предательскую Москву.

 

Артём Войтенков: Понятно. Ну, хорошо. Будем надеяться, что так и будет. Хотя, по-моему, так не будет. По крайней мере, в этот раз точно.

 

Евгений Фёдоров: Если в этот раз не будет, значит, терпите дальше. Но не выпендривайтесь. Я вот тут хожу каждый день на работу, тут стоят внизу женщины с плакатом по поводу ипотеки.

 

Артём Войтенков: Долларовая ипотека, да?

 

Евгений Фёдоров: Валютная ипотека. Стоят, жалуются чего-то. Ну, во-первых, они не там стоят, потому что, надо идти в Верховный суд. Во-вторых, у людей проблемы, но вот они будут 21-го числа с этими проблемами?

 

Артём Войтенков: Кто-то, возможно, будет, кто больше понимает. А кто меньше понимает, не будут.

 

Евгений Фёдоров: Вот, хорошо, ладно, будет.

- Итак, пришли ипотечники, до которых допёрло, что кирдык, что из квартиры выгоняют. Ну, их там сто тысяч, не мало.

- Пришли отменённые электрички, до которых допёрло, что кирдык, что на работу уже ездить нельзя. Сколько-то тоже.

- Пришли выгнанные врачи-учителя, до которых допёрло, что пятая колонна их просто выживет со свету.

Вот вам и набралось полмиллиона.

 

Артём Войтенков: Врачи, учителя бастовали против действующей власти. Действующая власть, это кто? Это Путин. Ну, все же знают, что Путин - это власть везде. Если у вас плохо подметают двор, это Путин виноват.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Значит, дебилизм лечится только голодом.

 

Артём Войтенков: Ну да, видимо. И не только голодом. Ещё более жестокими средствами.

 

Евгений Фёдоров: Террористическими актами, которые будут сопровождать. Я думаю, через два месяца, через три, у нас уже пойдут и теракты. Потому что, американцы же засылают сюда. Сейчас ФСБ работает, оно перехватило уже кучу этих террористов. Кстати, молодцы, я даже не ожидал, эффективно. Но, всё равно, всех не перехватишь.

 

Артём Войтенков: Конечно, всё не проверишь.

 

Евгений Фёдоров: Думайте. Ну, хотите помирать в дебилизме, это ваше право. Никто не будет вас спасать. И за вас не будут проблемы решать ни Путин, ни депутаты. Вот за проблемы людей, которых выгоняют с работы, надувают с ипотекой, не будут решать. Коллаборационисты ваши проблемы решать не будут. Ваши проблемы будете решать только вы сами, с помощью поддержки Путина, как национального лидера. Вот это единственный метод решения проблем. А не болтаться тут, и дурака валять с плакатиками не там, и не вовремя, и не в том месте.

 

Вот мы сейчас работаем, изучаем пособие врага. Вы знаете, что в Москве американцы уже на квартиры завезли несколько десятков тысяч боевиков. Уже в течение нескольких месяцев они тут живут, дурака валяют, команду не получают выйти на улицы, потому что, Навальный не может на улице зацепиться, чтобы подтянулись боевики. И вот у них такие, я специально автора убрал.

 

Артём Войтенков: Книжка называется "Государственный переворот".

 

Евгений Фёдоров: Практическое пособие.

 

Артём Войтенков: А это книжка достаточно старая, она то ли шестидесятых, то ли семидесятых годов.

 

Евгений Фёдоров: Я же говорю - теоретическое пособие. Смотрите, какая толстенная. И таких книжек десятки. Где подробно расписано, как будут захватывать улицу, как будет организовано недовольство людей. В данном случае, как у нас дело с Центральным Банком, электричкой, реформой врачей, и так далее. И главный элемент государственного переворота, это не майдан. Майдан - вспомогательная театральная часть.

 

Главный элемент государственного переворота - это пятая колонна во власти. Иногда спрашивают, когда начнётся в России чистка пятой колонны? Это объективный процесс. Начнётся, когда сложится расстановка сил, и когда будет определённый толчок, повод. До этого чистки всегда были повод: убийство Кирова, покушение на царя, ещё какие-то такого рода поводы, которые срабатывали, как механизм запуска чистки. Уверен, что чистка будет и в России. Потому что, американцы планируют Россию уничтожить, а это означает, они пойдут до конца. Война началась, и придётся чистить.

 

Антимайдан - это совершенно конкретная политическая терминология, показывающая, что на страну напали, и возможность человека лично принять участие в защиту своего Отечества. Выйти, в данном случае 21-го числа на уличную акцию против иностранных интервентов.

 

Но самая главная часть госпереворота находится не на улице. Она находится в кабинетах чиновников, это называется пятая колонна. Пример с Украиной, когда к Януковичу приходит его зам, и начальник пограничной службы, главнокомандующий, говорит: "Я тебя собью, если ты не будешь выполнять приказы американцев". И вообще, кабинет Януковича штурмовали пятьдесят боевиков с оружием. В это время в распоряжении Януковича формально была стопятидесятитысячная армия, тридцать две тысячи Беркута, несколько сотен тысяч милиционеров. То есть, понятно, что несопоставимые силы. То есть, это всё исчезло, потому что, предательство - пятая колонна.

 

Снижение жизненного уровня, и раскрутка населения - пятая колонна, как сейчас, Центральный Банк. То есть, это главные элементы. Попытаются сейчас сосредоточить внимание только на уличных событиях, оставив пятую колонну во власти, как бы незаметной. Наша задача, НОДа, выбить пятую колонну из власти, потому что, они являются механизмом госпереворота. Вообще, без майдана госпереворот можно сделать? Можно. Это называется дворцовый военный. А вот без пятой колонны майдан и госпереворот сделать нельзя. Потому что, государство всегда сильнее. Поэтому, и самое главное, придётся зачищать пятую колонну в средствах массовой информации. Не случайно Путин говорит, что во главе российских СМИ стоят агенты ЦРУ. Это не случайно.

 

Артём Войтенков: Ну да, он давно сказал про это. И эти агенты до сих пор продолжают там рулить.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, ничего не поменялось, потому что, власти нет. Вот, выход на улицу позволит выйти за формат антимайдана, и дать полномочия президенту. Но, для этого надо выйти, чтобы не меньше полумиллиона, миллион человек в Москве.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина, Марина Березнёва

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

 

Скачать
Видео:
( мб)
Видео MP4 640x360 (563 мб)
Видео MP4 320х180 (307 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (24 мб)
Звук 32kbps MP3 (24 мб)
Звук 64kbps MP3 (47 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (71 мб)

Текст:
EPUB (407.79 КБ)
FB2 (661.68 КБ)
RTF (565.95 КБ)

Евгений Фёдоров 15 января 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 15 января 2015.
Теракты во Франции были устроены спецслужбами США, а республиканский марш единства - госдепартаментом США для создания нового мирового правительства. Гайдаровский форум для русских туземцев. Что будет с рублём? Механизм государственного переворота в России запущен и набирает обороты. Для свержения Путина у США есть только одна попытка.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 15 января 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-01-15

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, мы с вами первый раз встречаемся в новом 2015-м году. Пока мы отдыхали на новогодних каникулах, вся страна... У нас такие длинные каникулы - после поражения в 1991-м году нам решили что-то сделать. Наверное, чтобы народ пил побольше – у меня других объяснений нет.

 

Евгений Фёдоров: Чтобы не заметил резкого ухудшения жизни на фоне праздника.

 

Артём Войтенков: Может быть, и так, да. Произошло достаточно много событий: теракты во Франции – раз, и последующие события за ними. Во Франции произошёл ряд террористических актов, расстреляли редакцию этого журнала якобы юмористического, на самом деле, который всех грязью поливал.

 

Что меня напрягло сразу?

- Происходит в один день расстрел редакции.

- Во второй день происходит убийство тоже: женщины-полицейского.

- В третий день происходят взятие заложников в еврейском магазине.

- И потом через два дня происходит огромный марш, который собрал в Париже аж полтора миллиона человек, по всей Франции он собрал 4 миллиона человек, ещё в Лондоне, ещё где-то, даже в Москве ходили.

 

Евгений Фёдоров: Как говорят.

 

Артём Войтенков: Да. Нет, по фотографиям там очень много.

 

Евгений Фёдоров: Много, но не обязательно 4 миллиона, но не важно.

 

Артём Войтенков: Да, но, тем не менее - марш прошёл с хорошей подготовкой. То есть у них там: вот эти плакатики распечатанные "Я Шарли", "Я не боюсь", карандаши сделаны - муляжи карандашей сделаны большие. То есть видна хорошая подготовка. Вы хорошо это знаете, потому что народно-освободительное движение тоже выходит на улицы, вы прекрасно это понимаете.

 

Евгений Фёдоров: Нужна подготовка хотя бы месяц, да.

 

Артём Войтенков: Да, что это за два дня не сделать вообще никак. То есть это сразу наводит на мысли, что это всё было совершенно заранее спланировано, задумано и подготовлено – это моё мнение. Прав я или не прав, и что вы вообще по этому поводу думаете?

 

Евгений Фёдоров: Правы. А теперь посмотрим это с точки зрения шахматной доски, как говорит господин Бзежинский.

 

Есть главный резерв, допустим, у вас в войсках под названием "танковая армия". И все знают: где танковая армия, там и будет наступление. Обычно такая военная логика. Так вот, танковая армия у США – это мировая система средств массовой информации, которую они контролируют. Это их любимое дитя однополярного, колониального мира, то есть американской империи. И куда направлена вот эта огромная машина, там главные удары и есть.

- То они Эбола раскручивали.

- То они раскручивали до этого птичий грипп.

- То они раскручивали этот "Боинг" над Украиной.

Но масштаб раскрутки вот этого террористического акта, он, конечно, самый гигантский.

 

Я просто даже смотрю не только по иностранным СМИ, а по российским, что очень характерно. В России террористическому акту за границей, в другой стране, в котором погибло народу меньше, чем, например, рядом русских погибает, там, за пару дней на Донбассе, уделяли внимание 90% времени в течение трёх дней абсолютно все ведущие средства массовой информации. Какие ведущие? "Первый канал", НТВ, ВГТРК, ну и, понятно, следующие по уровню - "Пятый канал" и так далее. То есть так, чтобы 90% времени без команды абсолютно первого уровня – невозможно.

 

Потому что до этого была какая-то редакционная политика, что-то думали, что-то писали. Какие-то события в стране происходят, в городах, в России. Опять же, терактов у нас на том же Донбассе на порядок больше, то есть и таких событий много. Ничего подобного. Посмотрим ближайший российский теракт такого характера – это убийство около пятнадцати полицейских в Грозном. Где плачущие люди у представительства Чечни в Москве?

 

Артём Войтенков: Да. Где люди с плакатами "Мы не боимся"?

 

Евгений Фёдоров: Нет. У нас же на территории России, вообще-то говоря, убивают тоже не кого-то, а милиционеров. Обычно раз милиционер, считается, что больше внимания должно уделяться.

 

Артём Войтенков: Понятно: это часть государственного аппарата.

 

Евгений Фёдоров: Молчание. Да, об этом в СМИ тогда сказали (это было несколько недель назад). Сказали в новостях - просто информация пару дней и всё. Да ещё и гадости некоторые СМИ при этом говорили.

 

Теперь – абсолютно тотальная зачистка. Всех построили. В митинге участвовал около французского правительства почему-то министр по делам молодёжи России (председатель Комитета по делам молодёжи). То есть понятно, что сработала чёткая вертикаль, и она сработала не только в России. То есть как раз этот случай показал, что Россия просто является провинцией однополярного американского мира. Команда дана – заработали все.

 

Дальше эти поездки всех министров - поездки в Париж, поездки глав государств, президентов. Эти выученные тут же Олландом (фр. François Gérard Georges Nicolas Hollande) слова, что теперь столица в Париже сформировалась мгновенно. Тут же появление позиции американцев – Обама (Barack Hussein Obama), который заявил, что он, Обама, готов взять на себя роль координатора мировой борьбы с терроризмом.

 

Артём Войтенков: Да. Они даже какой-то Совет уже сейчас формируют.

 

Евгений Фёдоров: То есть создаётся мировое правительство, куда в обязательном порядке рекрутированы президенты всех стран. Хотя само событие - 15 человек, да. Теперь посмотрим: а что же событие, его содержание.

 

Итак, кто террорист? Понятно, что терроризм – это сверхплохо. Это не обсуждается. Но, тем не менее, кто террорист с точки зрения анализа ситуации?

Я специально посмотрел публикации годовой давности.

- Соединённые Штаты Америки дают деньги, оружие и поддержку так называемой вооружённой оппозиции Сирии для борьбы с Асадом (Bashar Hafez al-Assad) – совершенно официально, масштабно.

- Потом эта оппозиция реорганизуется (год назад приблизительно) в ИГИЛ, вернее, вначале в ИГИЛ до этого, потом – в "Исламское государство".

- Рядом "Аль-Каида". Но я, извините, с "Аль-Каидой" воевал... Когда я находился в составе действующей армии в Афганистане, наш враг был "Аль-Каида". То есть Соединённые Штаты Америки в лице бен Ладена и их специальных подразделений моджахедов, которые назывались "Аль-Каида". Они им тоже поставляли тогда "Стингеры" (Stinger) – оружие, которое убивало моих товарищей, которые вместе со мной там служили, в Афганистане. То есть мы это знаем: это американские войска.

 

Это как во Франции есть Иностранный легион – это специальное подразделение из иностранцев для работы по особым операциям, в том числе в Африке, свержения режимов, оранжевых революций. Вот у американцев то же самое – это "Аль-Каида", и сейчас новое подразделение добавилось ИГИЛ и его часть – "Исламское государство".

 

Это что? Год назад они это финансировали и создавали – сейчас они об этом не говорят. А что поменялось? Вот что могло поменяться за год? Вот те же 50 тысяч человек или сколько там, которых они создали, ровно эти люди устраивают террористический акт во Франции – и типа американцы здесь ни при чём? Так не бывает. Вы их создавали, вы их публично поддерживали.

 

Мало того, может быть, так получилось, что они взбунтовались против американцев вот за этот год (ну, бывает)? Нет такого. Воинскую часть создали.

 

Артём Войтенков: Побомбили слегка.

 

Евгений Фёдоров: Нет, побомбили – это дисциплину подняли. Это в любой воинской части работает трибунал, который своих, которые плохо служат, их (своих!) сажают на гауптвахту, а если что, и расстреливают в военных условиях. То есть это само по себе "побомбили" ничего не меняет.

 

Побомбили тех, которые неправильно себя вели, то есть которые плохо выполняли приказы, которые не туда наступали, куда приказано, – подавляли махновщину там, в ИГИЛ. Должны наступать на Асада, а кто-то из них пошёл в сторону Турции, а в сторону Турции нельзя. Вот поэтому и побомбили. Строго побомбили, а не вообще где попало.

 

Сегодня единственный, кто может уничтожать этот ИГИЛ – это Асад и его армия. Это же очевидно. Но почему-то американцы запрещают поддерживать Асада, который может их уничтожить. Они поддерживают, опять же, курдов, которые не могут их уничтожить в принципе, потому что они слишком локальны и слабы. Это понятно, это само по себе не государственное образование – курды. Для того, чтобы те просто сдерживали как бы границу в сторону Турции: вот этот Кабани, в районе этих городов. То есть они по-прежнему открыто говорят, что "для нас Асад – главный враг, а союзник – ИГИЛ". И Асаду запрещено бороться с ИГИЛ.

 

Артём Войтенков: Но они так не говорят же в открытую, просто это исходит из их действий.

 

Евгений Фёдоров: Нет, они говорят, что "мы Асада не поддерживаем". То есть они в открытую объявляют его врагом в противостоянии с ИГИЛ (у него другого-то противостояния нет), следовательно, они поддерживают ИГИЛ. То, что они не орут на всех углах, что они его поддерживают, как орали год назад, что от этого поменялось? Ну, стали, конечно, помягче, поаккуратнее – в разговоре, но не в действиях.

 

То есть если они действительно считали бы, что этот ИГИЛ – враг, хоть в малейшей степени, они бы что сделали? Дали бы Асаду танки "Абрамс", дали бы Асаду поддержку авиационную – и он бы со своей стотысячной армией раскатал бы этот ИГИЛ за две недели, понятно же. Так не делают. Значит, это их войска – ИГИЛ. Они их лелеют, холят, поддерживают, организовывают. Понятно, что в их составе очень много европейцев. Понятно, что перекрыть европейский путь поставки наёмников и оружия – ну, не проблема.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Не делают. То есть по команде Вашингтона это тоже не делают. То есть это в чистом виде - Иностранный легион Соединённых Штатов Америки. Итак, теперь этот Иностранный легион проводит террористическую операцию во Франции. Против кого? Тоже вопрос. Что это за такая редакция? Она что, французская редакция?

 

Очень интересно высказывание вот этого убитого главного редактора. Он говорит (естественно, когда он интервью давал): "Я рыцарь без страха и упрека. У меня семьи нет, счёта в банке нет, мне нечего терять, и я пойду до конца". Это он так говорит – главный редактор. То есть он боец. А чей он боец? То есть он фанатичный боец. А чей? Он что – боец за Францию? Нет. Понятно, что он последовательно, в течение десяти лет, разжигая ненависть внутри Франции, готовит во Франции Майдан – это его функция. И в этой функции его прикрытие – свобода слова так называемая: не французская свобода слова, а американская.

 

То есть это та самая вертикаль власти США под названием "свобода слова", где они опираются на фанатиков в том числе, которых они создали за десять лет в средствах массовой информации всего мира. Там есть система, как у нас: "Первый канал", НТВ, а есть такие, фанатичные группы (не буду их называть, но вы их и в России знаете) – они специально создаются. И вот он относится к этой гвардии – вот этот.

 

То есть американцы в лице ЦРУ (ИГИЛ подчиняется ЦРУ, как и "Аль-Каида", они и создавались ЦРУ, это – подразделение ЦРУ) осуществили теракт против подразделения Госдепартамента США. Потому что средства массовой информации подчиняются Госдепартаменту (и наши, кстати, тоже). То есть у них вертикаль власти – на Госдепартамент. Почему я так говорю? Потому что вы можете открыть бюджет Соединённых Штатов Америки: там на терроризм деньги идут на ЦРУ, а на средства массовой информации в России деньги идут по линии Госдепартамента.

 

Артём Войтенков: Там прямо так и написано?

 

Евгений Фёдоров: Так прямо и написано: "Средства массовой информации в России" - да, и порядка десятка статей расходов. Мало того, мы уже это как-то говорили, защищает эти статьи государственный секретарь в Конгрессе, и он открыто говорит: "Мне эти деньги нужны на информационную войну в России". Публично, никто не скрывает ничего. То есть это деньги на войну, но информационную.

 

По сути, этот теракт – это межведомственная американская стычка, "дружественный огонь". Как иногда военный термин: одно подразделение американцев выступило против другого подразделения американцев, то есть Госдепартамент против ЦРУ.

- ЦРУ нанесло удар в виде террористического акта.

- А Госдепартамент – в виде массированной системы средств массовой информации по всему миру и организации вызова, просто по звонку, президентов порядка двадцати стран, которых они вызвали на ковёр в Париж. Потому что они их холуи, вот они их и вызывали – это же понятно. Это с одной стороны.

 

Но, с другой стороны, понятно, что это не случайная борьба.

Американцы выстраивают вертикаль власти среди своих вассалов. Они чувствуют, они же не дураки: они понимают, что началась решающая фаза борьбы за колониальный мир и уничтожение тех, кто бузит и выступает против: например, Путина и России. И в этой решающей фазе дисциплина в своих рядах чрезвычайно важный фактор. Они понимают, что Европа: Франция прежде всего, Германия - они, конечно, идут в фарватере, выполняют приказы, но они явно не готовы перешагнуть черту, они не готовы умирать за американские интересы, а, в случае чего, это может потребоваться. Может потребоваться войска вводить на Украину. И что – Франция готова к вводу войск? Она готова к санкциям, но не готова к вводу войск – это очевидно.

 

Артём Войтенков: Да и то они сейчас... Разговоры-то идут, что надо смягчить против России.

 

Евгений Фёдоров: И это есть. То есть, нет единства вассала перед сеньором по уничтожению взбунтовавшейся провинции – нет. Следовательно, надо повышать уровень дисциплины. А для того, чтобы повышать уровень дисциплины, надо усиливать вертикаль власти вассальную на территории, в том числе и Франции, и в целом всего мира. А как "в целом всего мира"? И ООН тоже не устраивает Соединённые Штаты Америки. Против кого будет направлено мировое правительство под названием "создаём правительство по борьбе с терроризмом"?

 

Артём Войтенков: Против террористов.

 

Евгений Фёдоров: Против России и Путина. Какой террорист?! Это мировое правительство направлено против...

- Террористы – Штаты

- Кого замочили? Штатовское подразделение.

- И Штаты организуют борьбу с терроризмом.

То есть это – заказная кампания. Пример – гитлеровское нападение на радиостанцию немецкую на территории Польши, как повод к Первой мировой войне. Помните?

 

Артём Войтенков: Ну, да. Его постоянно приводят, хотя сейчас уже сомнения по этому поводу, что это действительно немцы были.

 

Евгений Фёдоров: А кто это был?

 

Артём Войтенков: Возможно, те же самые поляки. А Польша многократно обстреливала Германию, и самолёты немецкие обстреливала гражданские.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это тогда Англия. То есть это английская линия.

 

Артём Войтенков: Может быть. Но, тем не менее, это со стороны Польши всё происходило.

 

Евгений Фёдоров: В Нюрнбергских материалах это проходит, как немецкая акция, ну и Поджог Рейхстага.

 

Артём Войтенков: Слушайте, немцев победили – на них всё что угодно можно потом повесить и записать.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Но поджог Рейхстага, было такое?

 

Артём Войтенков: Мы знаем, что он сгорел.

 

Евгений Фёдоров: Это самопровокация. Непонятная история с башнями-близнецами. Самопровокации делаются часто, в том числе атакуют свои своих. Тем более французов же не жалко: это же не американцы. Поэтому это такие, условные свои. И результат этой провокации – укрепление американской вертикали власти. И вот отсюда понятны становятся события с точки их временного фактора: действительно готовность была месяц назад, задолго.

 

В том числе задолго было подготовлено, и сейчас об этом есть информация: и под митинги часть плакатов, лозунгов, инфраструктура, системы. Мобилизация всеобщая мировых информационных ресурсов, что показало, кто их начальник. Допустим, российский "Первый канал" не готов сейчас выступать против Путина (боится, например): всё-таки он в силе, прокуратура, мало ли что. Но он чётко показал, что он подчиняется США. Это означает, что в критической ситуации он развернётся на 180 градусов и будет мочить Путина – "Первый канал" России. И НТВ, и все вот эти информационные ресурсы, и "Россия сегодня" – всё будет развёрнуто, мгновенно развёрнуто. Почему? Потому что начальник там. То есть начальник приказал – они исполнили, это видно. Не бывает такой массовой информационной политики без команды: начальник приказал – они исполнили.

 

Очень многие чиновники интегрированы в систему: приказал начальник из Вашингтона – они исполнили, обеспечивая вот этот процесс. То есть понятно, что сработал механизм власти, вертикали власти однополярного мира, американской, на территории России в том числе. То есть это в чистом виде провокация, сознательно заранее подготовленная с целью формирования вертикали власти. И Обама чётко сказал, для чего это сделано: создать вторую ООН, но без России, против России. Это как бы видно было в системе. Причём ООН вооружённого типа, то есть имеющего в своём распоряжении спецслужбы и вооружённые силы.

 

Теперь вопрос: получилось ли у американцев?

То есть они создали грандиозное наступление. 4 миллиона там было, во Франции, человек или миллион – вы не отличите с точки зрения картинки.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Если вам телевизор скажет, что это 4 миллиона, значит, вы поверите, а это может быть и 500 тысяч. С точки зрения картинки - выглядит одинаково. Кстати, я не вижу там полтора миллиона в Париже. Я не видел. Слышал от многих журналистов и кого-то ещё. Но картинки полуторамиллионной не было, заметили?

 

Артём Войтенков: Это, если только с вертолёта снимать сверху, можно увидеть.

 

Евгений Фёдоров: А почему нет?

 

Артём Войтенков: А так, если улицу снять, она запружена народом. Там сто-двести тысяч и всё.

 

Евгений Фёдоров: Максимум.

 

Артём Войтенков: Конечно, а больше вы и не увидите.

 

Евгений Фёдоров: Если вы до угла смотрите, то да, правильно: сто-двести тысяч, максимум, улица покажет. Вертолёт. А что трудно было?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Все средства массовой информации 90% времени говорят об этом, все президенты – что не снять с вертолёта или хотя бы со спутника? Такой масштаб людей можно и со спутника. Нет, то есть этого не было. Нам наврали. Я не говорю, что 500 тысяч – мало. Я говорю, что была проведена политпропагандистская работа, пропаганда, в которой сказали: "4 миллиона". Ну "4 миллиона" – никто не спорил. А то, что там было срежиссировано, тоже всё было видно. Вы Лаврова хоть раз видели хоть в одном репортаже хотя бы даже российского канала? А он там был.

 

Артём Войтенков: Да я и не смотрю российское телевидение.

 

Евгений Фёдоров: А я посмотрел по работе. Я смотрю российские новости, чтобы понять методы работы спецпропаганды. Его там ни разу не показали. Не показали его во Франции среди участников. Там вот эти встали президенты, за руки вот так взялись и демонстрировали вот это новое мировое правительство – а Лаврова там не было.

 

Артём Войтенков: Но он там был где-то?

 

Евгений Фёдоров: Он туда поехал, значит, где-то был, он же не в гостинице сидел. Не показали. И не всех там показали. А многих, кого показали... Порошенко там постоянно показывали - это главного-то террориста. То есть мировое антитеррористическое правительство, которое возглавляет Обама, организатор террора в мире, и куда входят главные террористы типа Порошенко - уже интересная история.

 

А теперь: получилось ли у американцев?

- Да - картинка якобы о четырёх миллионах.

- Да - митинги по всему миру.

- В России митинг – 200 человек, хотя уровень! Всё-таки министры не часто у нас ходят на митинги. Я ни разу не видел ещё министра на митинге в России.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: А вот тут вышел. То есть уровень высокий, но не получилось. То есть СМИ работали, а улицы – нет, то есть уличную компоненту они вытащить не смогли. Видно, навальных, они побоялись использовать: слишком это было бы демонстративно, а других ресурсов им оказалось недостаточно. То есть затухающая такая вещь:

- Там – мощный напор.

- А здесь, на периферии - идёт затухание.

Но при этом достигли ли они цели? Был там президент Китая?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Индии?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Бразилии?

 

Артём Войтенков: Нет. Так и что? Это всё страны БРИКС и около того.

 

Евгений Фёдоров: Не в том дело. Нет легитимности процесса.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, если бы туда приехал президент Китая и, допустим, Бразилии, вот с этого момента Обама бы сказал: "Всё, я возглавляю мировое правительство, да ещё с военными полномочиями по борьбе якобы с терроризмом, а террорист у нас – Путин". Вот что сказал бы Обама. А этого не произошло. Приехала та же старая тусня, которая и так их, которая за ручки держалась, Меркель там. Так она и так их тусня, польский премьер-министр... Ну и что? Не получилось.

 

То есть, было грандиозное наступление. С точки зрения цели оно сильное было, оно каких-то целей достигло. Но с точки зрения основных целей - оно закончилось неудачей.

 

Артём Войтенков: А они приглашали всех этих: бразильского, индийского, китайского?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, приглашали. Их не показали бы, но их приглашали.

Почему поехал Лавров наш, думаете? Вы думаете, он просто так сидел, курил, подумал: "А что бы мне не съездить во Францию? Такое интересное мероприятие!" Естественно, сработал Госдепартамент. Посольство подошло, позвонило, "надо" сказало, "давайте".

 

То есть без России легитимность невозможно достигнуть, а уже без Китая тем более. Так их не было. То есть был запущен процесс, который не удался с точки зрения цели. Он частично удался, но в результате получилась та же тусовка, в которой участвует 10% человечества. Для мирового правительства - не канает.

 

Артём Войтенков: Ну, почему? Сейчас у нас мировое правительство – США. Там 5% человечества. Нормально, всё работает.

 

Евгений Фёдоров: Нет, оно де-факто. Они-то хотят легальности. Они хотят заместить разрушающийся однополярный мир, а реально... Мы же должны понимать, в какой ситуации мы находимся: либо Россия, либо однополярный мир. То есть либо Россию удастся замочить, свергнуть Путина, Ходорковский, распад страны и ликвидация русского народа (мы это обсуждали) – и тогда однополярный мир остаётся, укрепляется (колониальный), и колониальная империя США продлевает своё существование на какой-то срок.

 

Артём Войтенков: Но уже в другом формате, более жёстком.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. А это удел любой колониальной империи:

- Либо она ужесточается в военную диктатуру такую, гитлеровского типа: тотальное подавление, уничтожение, чёткая градация людей на рабов и господ. Технология не получается.

- Либо она не выдерживает.

То есть когда она в балансах находится, как сейчас: типа мягкие такие действия – оно вроде держит. Но эти балансы не позволяют выбиваться.

 

Вот тот же Китай. Да если бы его держали в ежовых рукавицах ещё 20 лет назад, он бы не был сейчас державой номер два по экономическому потенциалу. Он бы, как и раньше, производил что-то, всех обеспечивал, но на бумаге это выглядело, как вот такой нолик, хотя он бы работал за всех. А сейчас вот не получается это.

 

Им нужно либо ужесточать этот однополярный мир, а для этого надо подавить сегодня Россию и других бунтующих (Китай тоже бунтует, только мягче, по-восточному), либо ликвидироваться. То есть перед лицом, не выдержав конкурентной борьбы и не удержав колониальный мир, как это не удержала Англия в своё время, Франция, Германия, Италия, Испания, Дания и многие другие колониальные державы. Они не удержали свои миры – не удержали, потому что те бунтовали. Это обычная историческая вещь.

 

Мы почему и говорим про НОД? НОД – это историческое явление. Сейчас идёт мировое национально-освободительное движение в лице Китая, России – объективное. Не Путин бы, так кто-то другой бы это делал. Не Россия, так другая бы страна вышла вперёд. Но Россия всё-таки с её таким менталитетом свободы изначальной, она оказалась, как всегда, впереди, и самыми большими жертвами, скорее всего, будет расплачиваться, но тем не менее. Вот как это всё устроено.

 

В целом, я считаю, что, конечно, у американцев это не достижение цели, то есть провал глобального наступления. Они что-нибудь сейчас ещё придумают через пару месяцев, но вот в этом наступлении они провалились. Именно поэтому, если вы обратите внимание, забыли: 90% времени, неделю все орали, провели вот этот якобы четырёхмиллионный митинг – и всё, отрезало, закончилось, тема не пошла.

 

Артём Войтенков: А так бы продолжали раскручивать, да? Встреча по поводу противотеррористического совещания...

 

Евгений Фёдоров: Да, совещание. Создания мирового правительства, какого-нибудь комитета, подписания мировых документов об установлении этого комитета, предоставления комитету права введения войск на любые территории, введения войск НАТО на территорию Украины, как главного объекта терроризма – всё бы так было.

 

Помните, в России был теракт - Беслан?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Больше тысячи детей. Помните Беслан. Какая была реакция Россия на этот Беслан?

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду людей или государство?

 

Евгений Фёдоров: Как государство, нация. Вертикали власти установили.

Беслан - жестокий террористический акт. Путин во главе страны. Убили детей. Назначение губернаторов вместо выборов, которые были до этого. Зачистка региональных конституций. Три тысячи зачистили региональных законодательных актов и конституций, противоречащих российской. Включая в Татарии, например, просто договорились и изменили принципы налогообложения. Там много чего сделали.

 

То есть, где выборы губернаторов и теракт? Прямая связь, абсолютно прямая геополитическая связь и просто политическая, если мы говорим об одной стране. Геополитическая – это много стран, а это в одной стране. Или такой более свежий пример это башни-близнецы: теракт и войска в Афганистане. Какая связь? Понятно - как это работает. Как раз связь есть:

- как у нас Беслан - назначение губернаторов.

- так башни-близнецы – войска в Афганистане.

Это прямые взаимосвязи, это повод для реализации принципа конкуренции нации по усилению своей доминанты. Вот так сказать научным языком.

 

Артём Войтенков: А кто тогда устроил Беслан? Возникает вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Американцы.

 

Артём Войтенков: Зачем?

 

Евгений Фёдоров: Они тогда открыто воевали с нами. А потому что их задача была – ликвидация России. Они просто рассчитывали, что после Беслана будут другие теракты, и сегодняшняя задача ликвидации России будет решена тогда. Они для этого же афганскую войну устроили. Вы посмотрите выступления Путина того времени, в том числе в Госдуме. Он даже здесь говорил – "из трёх солдат или агентов, которых ловили наши спецслужбы, двое – американцы".

 

В Чечне воевали американцы, такие же алькаидовцы или ИГИЛовцы, как сейчас или "исламское государство". Это была армия вторжения, как сейчас она вторглась в Сирию, и держит весь этот регион и Европу за горло с помощью теракта. Вот так же они до этого вторгались в Россию. Это американские части, а до этого моджахеды в Афганистане - те же самые, назывались Аль-Каида.

Это - колониальные, карательные части США. Всё. Вот это их статус. Они по всему миру и ведут свою функцию. Карательные операции против бунтующих провинций, решение проблем регионального контроля и так далее.

 

То же самое было и для нас – Чечня. Но реакция, какая? То есть мы сделали шаг к суверенитету, потому что тогда американцы контролировали. Я вам просто напоминаю, например, выборный губернатор Немцов - подписи собирал за ликвидацию Российской Федерации, три миллиона собрал, между прочим. Это к вопросу, как работают политические механизмы и военные механизмы. И когда Путин ввёл назначение губернаторов, он автоматически перехватил систему. Хотя бы частично, он не до конца, но частично перехватил, но тогда он, конечно, не дожал ситуацию, вернее не получилось.

 

Здесь абсолютно такая же история. То есть американцы рассчитывали по результату этих около 15 человек, 14, по-моему, было, - по результату раскрутки этого террористического акта, раскрутки, хотя он небольшой в масштабах мирового взвешивания, перехватить мировое управление на позитивной ноте мирового лидерства антитеррористического. У них это не получилось. Не сработал Госдепартамент не вытащил. Но кого-нибудь они там накажут, китайского президента. Могли бы в принципе и вытащить, если бы лучше подготовились.

 

Артём Войтенков: То есть сейчас будет череда наказаний Китая, Бразилии, Индии и нас в том числе?

 

Евгений Фёдоров: Наверное, будет. Но в отношении нас, знаете, больше чем, начав военные действия наказать уже нельзя. Все карты уже положены, дальше уже тотальная мобилизация США, как в гитлеровской Германии в 43-ем году. Просто уже всё. В том-то и проблема: нам пугают всё время, что что-то произойдёт такое страшное, если мы не выполним приказы США - теперь нас пугают. Когда нас пугали год назад, было бы понятно – введёт санкции. А сейчас что? Увеличат террористическую активность? Её увеличили на максимум.

 

У ЦРУ есть такой приборчик, как звук в радиоле, максимальный звук: всё, максимум террористической активности. Что это означает? Резиденты, которые организуют теракты в России, получают любое количество денег, абсолютно любое. Ну и что? Но всё деньгами решить нельзя.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Всё, что можно было: их коммуникации, куда они заткнули деньги - всё сработало. Больше нет. Да, они подготовили даже школу террористов в Подмосковье, о которой нам запретили говорить и сказали, что это убивали людей, человек 15-20 убили в Подмосковье, водителей, чтобы отнять у них ноутбуки.

 

Артём Войтенков: Я даже не слышал.

 

Евгений Фёдоров: В прошлом году. Была террористическая американская школа, и они сдавали экзамены, убивая просто людей на трассах. Сказать об этом, естественно, не сказали. Хотя я считаю - надо было бы сказать правду.

 

Артём Войтенков: Получается, что американцы, они же используя теракт во Франции… Кстати, там интересно - следователь застрелился на следующий день.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Олланд приехал через полчаса после того, как расстреляли редакцию.

 

Евгений Фёдоров: Это наши слушатели всё найдут. Само то, что это было заранее подготовлено. Я не удивлюсь, что Олланд стоял и ждал. Это всё наши слушатели найдут. Мы сейчас просто говорим, чтобы в детали не вдаваться об общем подходе.

 

Общий подход – это шахматная партия геополитическая: ход фигурами, пешками и так далее. Этот американский ход был направлен на перехват управления мирового в новый как бы. Вообще они люди творческие, они всё время ищут новые механизмы, которые позволят. Это не отнимешь, они идут вперёд всё время, то есть они всё время новые технологии оранжевых интервенций.

 

Артём Войтенков: Тут ничего нового - оранжевые революции все одинаковые, вы сами говорите, делаются по одному шаблону.

 

Евгений Фёдоров: Внизу одинаковые, а вверху они пытаются. Сейчас, они попытались создать новый ООН. Помните, была накануне Второй Мировой - Лига наций.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Советский Союз из него исключили, напоминаю, потому что они имели права исключить. А из ООН исключить нельзя. Значит, что надо сделать, когда не решает вопросы ООН? Надо создать другое ООН, где Советского Союза, вернее России, не будет. Вот и всё. А будет Украина.

 

Артём Войтенков: Да. И Украина скажет: "Они на меня напали". Например.

 

Евгений Фёдоров: Да. Если бы у них получилось, дожали бы они до конца. Для меня индикатор – это приезд президента Китая. Получилось бы дожать до конца, чтобы произошло? Была бы создана мировая конференция, на которой через пару месяцев, было сформировано мировое правительство, второе ООН, уже с полномочиями, и Россию бы туда не включили, а это главное - с полномочиями ввода войск, как бы мировых, и работы спецслужб под единым командованием мировым. Объявили бы террористом главным Путина и Россию, и первый ввод войск был бы на Украину, а потом бы началась работа мировых спецслужб против России.

 

Артём Войтенков: Слушайте, но этот сценарий не отменён. Они через два месяца ещё что-нибудь взорвут где-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Придумают. Конечно, взорвут. Но на базе "взорвать" у них это может не получиться. Уже как бы отыгран повод.

 

Артём Войтенков: Самолёт угонят, ещё что-то.

 

Евгений Фёдоров: Что-то придумают, я же не спорю, они же творческие люди и на их стороне право первого шага. Поэтому что-то они придумают. Я не сомневаюсь, что придумают.

 

Артём Войтенков: И продолжат эту линию дальше.

 

Евгений Фёдоров: Эта линия будет продолжаться пока кто-то не погибнет:

- Либо российский народ.

- Либо однополярный американский мир.

Мы вступили в клинч. Почему я говорю по отношению к Украине, как геополитический анализ, говорю, что не получится выжить России, не взяв Киев, не освободив его от фашистов. Не получится. Хочется этого, не хочется: история с Новороссией, не история с Новороссией, переговоры минские, не минские - на геополитических весах существует либо единое государство с Украиной, либо ликвидация Российской Федерации. Вариантов нет. И запустили этот механизм ускорения этого решения американцы госпереворотом в феврале месяце. Так бы может быть эта замороженная ситуация была после 91-го года ещё сколько-то. Они, запустив военный переворот, запустили процесс уничтожения, либо выживания, как всегда. Геополитически я утверждаю, что придётся освобождать Киев от фашистов.

 

Дальше для меня, как уже политика и юриста, вопрос: правовые основания на это. Так это другой вопрос. Правовые основания, это надо садиться юристам и продумывать правовые основания освобождения Киева от фашистов.

 

Артём Войтенков: Что значит правовые основания? У нас разрушение СССР - в общем-то никаких правовых оснований.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Разрушение СССР было незаконно, отсюда уголовное дело по 91-му году, тем более появились новые обстоятельства. Заметили какие?

 

Артём Войтенков: Какие?

 

Евгений Фёдоров: Горбачёв выступил и сказал, что да, он знает, что за его спиной нарушали закон, ликвидируя СССР.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: То есть типа не он. А ему только бумажки все подносили, а он их подписывал.

 

Артём Войтенков: Ой, знаете, это напоминает Керенского, который в своих воспоминаниях сказал, что там какая-то злая сила издавала какие-то законы, которые разрушали Россию, это не он. Один в один просто.

 

Евгений Фёдоров: Да. Мы даже знаем посольство этой злой силы. Вот так и здесь, то есть появились новые обстоятельства, мы сейчас будем обращаться в прокуратуру. То есть где вещи, как они между собой связаны: теракт в Париже и уголовное дело по 91-му году. А вот геополитически, как только вы всё это сублимируете, извините за эти термины, в виде шахматной доски, у вас сразу вот эта пешка называется "уголовное дело по 91-му году" и её роль становится понятна по всей доске. Тут вроде Париж, тут эта пешка - а вот она. Для того, чтобы отбить то, надо решить проблему здесь, а чтобы решить проблему здесь надо решить правовые основания. Правовые основания – 91-ый год. Всё.

 

Поэтому мы этим постоянно и занимаемся, национально-освободительное движение, уже три года, пробивая этот вопрос. Мы знаем, что он будет всё равно решён. Но либо Россия погибнет, либо ей придётся идти по пути НОДа, а если она идёт по пути НОДа, в ней есть четкий проработанный нами за три года. В этом и логика. В этом, если хотите, заслуга НОДа.

 

Я вам не стараюсь хвалить особо, но по сути это так. Что НОД подготовил дорогу, по которой решается проблема: идеологически подготовил, юридически подготовил, технологически подготовил. То есть, когда вас зажимает, прижимают к стенке обстоятельства геополитического характера, и дальше уже стоит смерть, вот она уже тут рядом, вам нужен ответ как решать проблему, а она уже готова.

 

Мы не смогли решить проблему перехвата управления страной на национальный курс на Путина, не смогли время функционирования штабов НОДа. Но мы подготовили технологию этого решения и теперь кто бы ни пытался решить эту проблему, не обязательно в силу разума, а иногда в силу самосохранения, то есть желания пожить ещё какое-то время - они вынуждены всё это брать из нашей копилки.

 

Если вы сейчас посмотрите, всё, что происходит в области государственной российской власти в сторону суверенитета, - всё берут из копилки НОДа, вообще всё.

 

Артём Войтенков: Но про это не говорят.

 

Евгений Фёдоров: Не говорят, потому что пропаганда работает против, её же никто не отменял. Но я говорю о фактах. Все события даже в мелочах - все берутся отсюда.

 

Условно говоря, просто как пример. Сейчас смотрю (люблю пример сегодняшнего дня) - смотрю новости: специальная межведомственная комиссия, Горегляд, найдёте по этой фамилии, ФСБ, прокуратура создало комиссию по исследованию причин падения рубля. Мы об этом в прокуратуру, когда писали?

 

Артём Войтенков: С самого начала.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Но сейчас допёрли через три месяца или когда там, до комиссии. Комиссия - пустышка, это понятно, сольют. Но следующей операцией этой комиссии уже уголовные дела, а следующей операцией у комиссии, по мере ужесточения ситуации, в том числе на улице - уже посадки работников Центрального Банка и всех остальных организаторов, то есть пятой колоны. А политически это называется, исторически "Пятая колона и работа на врага".

 

Это не дураки, которые принимали решения о падении рубля, а это сознательные враги. Но чтобы прошла в головах цепочка от события к оценке его правдивой, должна пройти процессы политической борьбы, созревания наций, правоохранительной системы, государства и всего остального. Или апофеоз колониальной вертикали и психологии.

Я как раз телевизор то смотрю: вчера и сегодня проходит форум "Гайдаровские чтения".

 

Артём Войтенков: Ой.

 

Евгений Фёдоров: Само по себе слова. Вообще говоря, когда чиновник идёт на форум под названием "Гайдаровские чтения", он психологически должен для себя понимать, что он идёт на форум предателей идеологического характера. То есть изначально это предательская линия. Так мы же об этом всегда и говорили, Гайдар - это правительство коллаборационистов прикрытия, он там никаких решений не принимал, решали чикагские мальчики, Гайдар только визировал с закрытыми глазами, иногда даже английские тексты.

 

Артём Войтенков: Что-то умер он быстро, да?

 

Евгений Фёдоров: Да. И форум его имени - это форум предателей, это же понятно. По идеологии, это не значит, что туда идут предатели, но это значит, что ты участвуешь в форуме предателей своего Отечества. Пропаганда крутит, сегодня и вчера официальный канал Вести 24 занимался только этим форумом. А что на форуме говорили? Мне понравилось вчера: специальная площадка дискуссий, которая потом была раскручена многими каналами, особенно близкими к пятой колоне, например, РБК.

Очень понравилось. Дискуссия вчера была. Суть дискуссии: культура русского народа не позволяет создать современную экономику или развитую экономику.

 

Артём Войтенков: Ну, конечно.

 

Евгений Фёдоров: То есть, умные люди на форуме в центре Москвы с участием председателя правительства объясняли, хорошо, что Путин туда не пошёл, объясняли нам, жителям России, что вы туземцы, дебилы, идиоты, у вас такая культура, которую создали ваши деды, которая не позволяет вам стоять на одной доске с цивилизованными народами. Не просто вы, как раньше говорили, немножко поучитесь, и может быть, будете такие же. Нет, никогда не будете, у вас культура такая. Вы должны перестать быть русскими и тогда вы сможете стать богатыми. Вот логика такая. Специфика русской культуры такова, что это культура для дебилов. Вот, что нам сказал официальный форум в центре Москвы с участием председателя правительства.

 

Мы перешли в следующую стадию. Они же понимают, что они упёрлись в тупик. Это напоминает слова руководства Центрального Банка в Думе.

- "Мы не можем вам дать механизмы, как в Англии, как требует Путин, кстати, или в Европе, или в Америке, потому что там цивилизованные народы, развитые, а вы недоразвитые. Поэтому недоразвитые не могут пользоваться такими же инструментами, как развитые".

 

Артём Войтенков: Это Центробанк так объясняет?

 

Евгений Фёдоров: Да. Официальная позиция, поэтому высокие ставки, поэтому он не выполняет приказов Путина. Потому что Путин говорит: "Снижайте ставки" - в трёх посланиях", а Центральный Банк говорит: "Мы не можем снижать ставки, а будем их повышать, потому что в России живут недоразвитые люди". Им же Путин говорит, прямо в своём послании, в декабре позапрошлого года, год назад, прямо говорил: "Делайте как ФРС, и как европейский Центральный банк". Прямо ссылался на их опыт, можете посмотреть. Называл их ФРС, европейский Центральный Банк и Центральному банку надо было как-то ответить, всё-таки глава государства.

И он ответил: "Но ведь в ФРСе живут развитые, работают в Америке, в Англии, в Польше, в Чехии, в Словакии, в Португалии, в Греции – развитые люди, а в России недоразвитые. И поэтому те инструменты, которые использует европейский Центральный банк и ФРС, прежде всего низкие ставки, нет Базеля-3, то есть норма регулирования, они для российского человека не подходят, потому что там же цивилизация, а тут туземцы".

 

На вчерашнем форуме на этом продолжили идеологическую подоплёку: нам объяснили, что вы туземцы навсегда, не на время.

Центральный Банк говорит: "Вы недоразвитые", - имея в виду, может когда-нибудь разовьётесь, через тысячу лет.

 

А вчера уже на форуме при участии председателя правительства сказали:

- "Нет, это навсегда, ребята, у вас такая культура туземная. Вот не будете русскими, станете немцами, тогда будете развитыми. А будете развитыми, тогда можно вам низкие ставки".

 

Логика идёт, она развивается. Понятно, что мы в той парадигме, по которой мы живём с 91-го года, мы будет уничтожены. И на это работает вся официальная пропаганда: правительство, министры коллаборационисты, Центральный Банк. Только если вчера они на эксплуатацию России и обслуживание американцев, то сегодня для всех становится, очевидно, что либо мы будем ликвидированы, либо мы станем в их терминологии "развитыми" завтра. Вот такой выбор.

 

Вы вызываете банкира и говорите ему:

- "Слушай, банкир, ты недоразвитый дебил. Потому что чешский банкир - он развитый, цивилизованный человек, поэтому ему можно, а ты недоразвитый дебил. Но то, что ты дебил и обслуживаешь этого чешского банкира беря у него кредиты, чтобы давать их в российскую экономику под его управлением, а так же происходит. Двести миллиардов долгов наших банков перед иностранными банками. Наши банки просто обслуживают иностранных банкиров на территории России. Либо тебе завтра надо перестать быть дебилом и потянуть бремя цивилизованного человека, то есть национальную валюту, либо ты погибнешь".

 

Я думаю, что в такой ситуации банкир скажет:

- "Всё, я забыл, я теперь не туземец, я цивилизованный, как чех, человек".

И с этого момента Россия пошла вверх, Центральный Банк напечатал вместо долларов рубли, банкир их получил, на них построил заводы, инфляция снизилась до нуля. Как, собственно, это в Чехии, в Греции и других странах, потому что низкие ставки – низкая инфляция, это автоматически. Процесс развития страны произошёл. То есть мы у этого барьера и перейти через этот барьер можно только одним путём, зачистив пятую колону. Вариантов нет. Потому что те люди, которые на форуме, в Центральном Банке они по-другому говорить не будут никогда.

 

Артём Войтенков: Ну, да.

 

Евгений Фёдоров: Всё, они договорились. Они договорились до того, что принципиально на этой земле с этими людьми построить современную экономику нельзя, только зачистив этих людей. Вывод: уничтожив русское население, привезя сюда иностранную культуру, то есть иностранные народы. Например, пакистанские какие-нибудь, африканские, только тогда здесь можно будет что-то сделать, но это уже будет другая страна, входящая в состав других стран.

 

Артём Войтенков: А для чего тогда устраивать все эти экономические форумы? Для чего они проходят? Чтобы вот это высказать?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это инструктаж, это же система. Система колониального управления не будет работать, если её не будет обслуживать несколько сотен тысяч, по мере просвещения. Наверху сотня тысяч, пониже и так далее. Сотни тысяч людей, которые видят свою роль, место. И поскольку эти люди тоже начинают задать вопросы, они же задают вопросы.

- Почему мы должны выполнять решения специализированных международных учреждений, которые явно МВФ?

Это я смотрю постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 октября 2003-го года №5, мы о нём говорили с вами.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Люди, эти 100 тысяч, они же грамотные, юристы все, экономисты. Они говорят: "Ну, почему мы должны выполнять явно антироссийские решения МВФ, и тем самым гробить свою страну, где живут наши семьи, у многих".

Не у всех же за границей. И им надо объяснить, как-то разъяснить им. И вот они ищут ответа, потому что накапливается потенциал национально-освободительного движения, борьбы в стране и надо как-то легализовать.

И ответ у них такой: "Потому что вы живёте в стране дебилов".

И они это объясняют, доказывают. Типа, вы, уважаемый выпускник МГУ, потерпите. А теперь уже "не потерпите", теперь уже всё: "дебилы не лечатся" - сказали вчера на форуме, культура у них такая.

 

Артём Войтенков: А знаете, я вспомнил, ходил на московский экономический форум ещё в 2013-ом году, даже не в 2014-ом, а в 2013-ом. И я не знаю, что за человек был, я просто стоял пил чай, а из зала шла трансляция соответственно во все коридоры.

И он вышел и стал говорить: "Как мы можем делать европейскую экономику, потому что у нас большие ставки, а у европейцев низкие?"

Примерно, что и вы, только гораздо мягче.

 

Евгений Фёдоров: Очевидные вещи, да.

 

Артём Войтенков: Да, очевидные вещи. Так его выключили. Он там начал говорить, его выключили и всё.

 

Евгений Фёдоров: На этом закончилось.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Потому что он пришёл на пропагандисткую передачу или форум, и говорил не то. А это не для этого тут всё делали. Это же специальная пропаганда, она создана для дела, а не для того, чтобы там высказывали кто-то свои, не дай Бог, мнения.

 

Я же не только смотрю наши новости по работе. Я и смотрю решения МВФ – того самого специализированного международного учреждения, всё-таки я экономикой занимаюсь. И вот сентябрьское решение МВФ. Знаете, что там было написано?

- "Поднять пенсионный возраст в России. Центральному Банку России поднять ставки. Заняться таргетированием инфляции. Ужесточить бюджетное правило".

 

Смотрим вчерашний форум. Откуда же эти люди берут свои мысли такие красивые? Вот откуда берут мысли вчерашние выступающие?

Министр

экономики: "Надо поднять пенсионный возраст".

Вот сидел на печке – "давайте пенсионный возраст поднимем". У него сейчас безработных десять миллионов будет из-за падения производства в стране. Он хочет, чтобы пенсионеры перешли в категорию безработных. Возраст поднять – значит, должен работать, а работы нет – значит, безработный. Желательно, чтобы при этом бунтующие на улице, потому что еды-то нет.

 

Артём Войтенков: Пенсию не платят.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Но самое главное, ещё раз говорю, это не он придумал так вот, Улюкаев не придумал таких умных вещей. Он просто тупо прочитал методичку от сентября МВФ.

 

Дальше. Министр по финансам: "Давайте ужесточим бюджетное правило".

Из этой методички тоже вчера об этом сказал. Плюс (вчера он об этом сказал): "Давайте введём ещё секвестр бюджета на 10%"

 

Артём Войтенков: Это что такое?

 

Евгений Фёдоров: Это значит сокращение социальных статей расходов.

Они все озверели просто. Их задача – уничтожить Россию в ближайший год. То есть чувствуется, что тянуть, как раньше несколько лет, они уже не могут. Им дана команда "фас".

 

Центральный Банк: "Повышать ставки, таргетировать инфляцию".

Это всё из методички МВФ.

 

Позиция Путина:

- По пенсионному возрасту – отрицательная (многократно говорил).

- По процентным ставкам – снижать.

- По бюджетному правилу – отрицательная.

- По ставкам – снижать в трёх Посланиях, на Госсовете.

 

То есть мы выходим на главный вопрос НОДа: всё упирается только в одно слово - "суверенитет". Слово "суверенитет" – кто принимает решение. Кто принимает решение? МВФ принимает решение – министры, как попугаи, немедленно всё это повторяют. Путин пытается проводить другую политику – абсолютное игнорирование его позиции.

 

То есть вопрос для нас в юридической плоскости – вопрос власти: чья власть в России сегодня перед лицом уничтожения страны уже? Не перед лицом эксплуатации страны, как ещё год назад, а перед лицом её уничтожения. Потому что все эти вчерашние предложения, которые звучали, они все направлены на уничтожение страны.

 

- Пенсионный возраст – это на улицу людей выгоняют.

- Ставки закрывают производство.

- Таргетирование закрывает производство.

- Бюджетное правило – сокращает бюджетные расходы.

Соответственно, люди получают меньше зарплаты: врачи, учителя – это значит тоже на улицу.

 

То есть задача – всех выгнать на улицу. Вот позиция вчерашнего совещания, в котором участвовал председатель правительства. Она просто видна во исполнение решения МВФ.

 

Позиция Путина, которая прямо противоположная, значит, надо дать ему полномочия. Значит, для нас, НОДа и штабов НОДа задача сегодняшнего дня для цели выживания, стратегическая задача – референдум, Конституция. То есть наделить его полномочиями через главу государства. То есть Россию наделить полномочиями. Просто внутри России, например, глава государства, который сегодня находится в Соединённых Штатах Америки в соответствии с Конституцией Российской Федерации.

 

И заставить всех этих министров и депутатов, кстати, Госдумы тоже, и Центральный Банк исполнять решения национальных органов. В данном случае, я считаю, лучше всего – главы государства. Придётся выйти на улицу. И не бутафория, как во Франции 4 миллиона, а по-настоящему. Придётся. В поддержку Путина. А нам в ответ говорят, когда мы предлагаем выйти на улицу в поддержку Путина: "А это же Майдан".

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: А потом я посмотрел - кто же об этом говорил? Очень интересно. Ровно те (посты, блоггеры), которые на другой странице призывают выйти на улицу как раз против Путина. Прямо видно. Причём уже сейчас призывают выйти без всякого разрешения и незаконно на Манежную площадь и так далее, готовить Майдан, поджигать покрышки и всё прочее. Всё, процесс пошёл.

 

Артём Войтенков: А вот то, что приговор Навальному перенесли оглашение с пятнадцатого января на тридцатое декабря, это вот была попытка вот этот майдан сместить? Фактически, они его загасили, ничего не вышло. Там вышел народ, побузил, и всё - это дело рассосалось.

 

Евгений Фёдоров: Мы немножко тут переоцениваем роль самого Навального в головах людей.

 

Артём Войтенков: Это да. Это повод просто.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но, на самом деле¸ вышли бы и с поводом, и без. И будут выходить. И вот мы говорим с вами пятнадцатого, на сегодня у них запланировано. Я понимаю, ролик выйдет позже, на сегодня у них запланировано. Причём, в интернете Навальный сегодня, как бы даже дистанцировался. А мы знаем, мы же аналитики.

 

Помните, два года назад американцы в своём конгрессе принимали решение, когда как раз разговор шёл об информационной войне в России, о создании специального твиттера, секретного, ЦРУ. Это в публичной сфере есть. Года два, три назад было подробное обсуждение, американцы выделили деньги на создание специального твиттера. Именно этот твиттер, на его базе устраивали революции. Американцы несколько лет назад создали, Пентагон создал, специальные сети интернет-связи, засекреченные, сетевого характера. Сетевого характера, это даже если туда проникнет какой-то агент другой системы, чтобы он не мог разобраться.

 

Условно говоря, там не идёт, как у нас общение, кто-то написал чего-то, и все видят. А там идёт общение по сетям. То есть, ты можешь говорить только двадцати людям, эти двадцать людей своим двадцати людям. Если там появляется агент, значит, там определённая процедура контроля и блокирования. И вот эти сети, устоявшиеся, они контролируют в России около миллиона человек.

 

И вот в этих сетях идёт на сегодняшний день полный призыв людей выходить, хотя Навальный делает вид, что нет. Для чего? Чтобы он как бы был в стороне от тех беспорядков, которые планируются. То есть, мы находимся в ситуации, когда у американцев нет времени. Они должны свергнуть Путина в этом году. Они должны ликвидировать Россию в этом году. И они вынуждены идти из-за недостатка времени на ужесточение уличных действий, которые в принципе бесполезны. Я просто вижу, что баланс сил не в их сторону.

 

Артём Войтенков: А почему вы думаете, что уличные действия бесполезны? С одной стороны, вы сами призываете народ выйти на улицы…

 

Евгений Фёдоров: Объясняю. Потому, что политика Центрального Банка и Правительства по изгнанию людей на улицы по социальным соображениям, она ещё не сработала. У нас цены поднялись на пятнадцать, тридцать процентов, но ещё люди не поняли.

 

Артём Войтенков: Не озверели.

 

Евгений Фёдоров: Да, не озверели. Они озвереют где-то к весне. Поэтому, Навальный говорил о феврале. Они же это всё контролируют, проводят опросы. Это же всё не случайно. И они смогут раскачать массы тогда. А сейчас пока ещё массы к этому не готовы.

 

Артём Войтенков: А зачем тогда сейчас на улицу выходить, если сейчас массы не готовы?

 

Евгений Фёдоров: По двум причинам. Во-первых, они проверяют вертикаль власти, систему.

 

Артём Войтенков: А, потихоньку расшатывают.

 

Евгений Фёдоров: Да. Комиссаров. Должны быть места дислокации, то есть, штабы, куда надо ориентироваться уже недовольным массам. Как бы подготовлена вот эта партия, которая должна свергнуть национальную власть в России. Она как бы должна быть заранее подготовлена. Это же я только про вчера сказал. Пенсионные, ставки - это же только часть вопросов. А посмотрите выступления и позицию миграционной службы. Раньше она шибко открытостью не отличалась, а сейчас вдруг она заявила, что украинцев мы всех выгоним.

 

Артём Войтенков: На тех же самых условиях, что и все остальные.

 

Евгений Фёдоров: Их вообще-то, в России уже несколько миллионов.

 

Артём Войтенков: Едешь по Москве, народ разговаривает с Донецком по телефону.

 

Евгений Фёдоров: Если ужесточаешь политику, ужесточай. Но когда ты специальным образом пугаешь под даты, под пятнадцатое число, понятно, что это всё система интегрирована в чистом виде, это пятая колонна.

 

Или таможня. Вот мы с вами говорим, а сейчас наши таможенные конвои Национально-освободительного движения, не могут пробиться через границу. Потому что, там издали инструкцию о том, что поставлять гуманитарную помощь на Украину нельзя. Такая инструкция сейчас в таможне есть, в российской. Запрещено.

 

Артём Войтенков: Но как-то же она проходит?

 

Евгений Фёдоров: Огромные границы, всё не удержишь. Но, с точки зрения таможни - запрещено поставлять. Можно только через МЧС. Через МЧС можно, а МЧС говорит: "Хорошо, но только поставляете тем, кому мы скажем".

А там, на Донбассе есть люди, кому можно поставлять, а кому нельзя. Это же сделано не случайно. То есть, нужно получить визу МЧС. А МЧС скажет, поставляйте только вот этим, Захарченко, например, или Плотницкому. А старушкам и детям, которые умирают в деревнях, нельзя, а вот только им можно, чтобы они часть продали, а часть пустили на поддержку своих отрядов, которые будут убивать, как сейчас Бэтмена убили, убивать российских добровольцев. Вот такая простая история.

 

Артём Войтенков: Ну да, мне рассказывали уже, как там воруют эту гуманитарку.

 

Евгений Фёдоров: Это же всё организовано. И понятно, что организовано это из Вашингтона и Москвы. То есть, официальная бумага. Вот сейчас Марк там, с Уфы стоит на границе, и пытается пробиться с этой гуманитарной помощью, а ему говорят: "А нам пришла бумага из Москвы, в которой запрещено на Украину поставлять гуманитарную помощь".

 

Вот, сейчас будут вызвать кого-то там, перекладывать индивидуально в карманы, в рюкзаки, и устраивать такой караван. Но это же понятно, что всё это сделано специально. Это всё вот эти элементы пятой колонны. То есть, оттуда людей гонят. Здесь их выгоняют, создают у них систему недовольства. Мигранты - там очень серьёзная система недовольства, потому что, им вообще деваться некуда. В принципе, они у последней черты. То есть, их просто искусственно на улицу гонят, ещё и денег дадут за это. Вот вам и майдан. Всё - сознательная организация.

 

И я как раз сейчас призываю граждан России выйти на борьбу с иностранными интервентами, как их деды и прадеды, которые сейчас конкретную носит форму вторжения на улицы российских городов.

И успешно отбиваемые, пока. Вот в Уфе отбили, когда они просто побоялись выйти на улицу. Отделение НОДа в Уфе отбило. В Самаре отбило, в Саратове. В Москве, когда НОД в Москве, на прошлой Манежке просто занял позицию. Там звери были на этой Манежке, они просто избили там наших активистов, пытались ещё что-то. Но, всё равно, отбили. То есть, ни в коем случае нельзя допустить того, чтобы они зацепились на улицах. Если они зацепятся на улицах, дальше пойдёт их сценарий чёткий, подожжённые покрышки, коктейли Молотова, предательство генералов, государственный переворот, установление Ходорковского, ликвидация страны, и террор в Москве, миллион убитых. Это понятно всё.

 

Артём Войтенков: Слушайте, они же не могут зацепиться на улице, потому что ОМОН расчистит всё.

 

Евгений Фёдоров: Это вам кажется. В том случае, если ОМОН получит команду расчистить всё. А если ОМОН получит команду расчистить всё в другом месте, как это было в Киеве. Там тоже ОМОН был готов. Что там "Беркута" было мало? Достаточно. И что? Они получили команду - развернулись и ушли. И на этом всё и закончилось. После чего их кого-то порезали, кого-то на колени поставили, кого-то убили, этих же омоновцев. Но это не важно. Они же люди подневольные. Им сказал генерал, они ушли. Генерал - предатель, значит и всё. Американцы же работают с пятой колонной. Пятая колонна – власть. Уличная часть - это маленькая часть. Пятая колонна - это власть. То есть, они работают с властью, делают предателей во власти.

 

Артём Войтенков: Ну, тогда так вот интересно складывается, вы объясняете, пенсионный возраст, вот эти разговоры, вроде отдельные такие кубики, которые на первый взгляд кажутся не связанными между собой. А оказывается, что это всё стройная система, она работает.

 

Евгений Фёдоров: Вот это и есть оранжевая интервенция. И непосредственное решение здесь, посмотрите сентябрьское решение МВФ в отношении России, где это прямо перечислено по пунктам. А министры после этого уже просто рассказывают нам.

 

Артём Войтенков: А вот смотрите, интересная штука, случайно заметил совпадение. То есть, после вот этих вот каникул новогодних опять стали проводиться торги на Московской валютной бирже, где определяется курс рубля к курсу доллара. И в этот день они были закрыты на два часа, сказали, это технически там что-то такое вот, технический сбой. Доллар подорожал сразу на шесть рублей моментально, торги закрыли, и в этот день Центробанк выбросил на поддержание курса рубля аж миллиард триста двадцать три миллиона долларов. Это как вот увязывается? Поясните.

 

Евгений Фёдоров: Совершенно чёткая позиция МВФ по изгнанию рубля из страны.

 

Артём Войтенков: Зачем тогда Центробанк выбрасывает такие деньги на поддержание курса?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, шоковое падение рубля, они испугались Путина. Помните, когда он перешёл к ручному управлению. Поэтому, они это же самое делают, только как бы постепенно. То есть, они вытащат рубль к ста. Только они не хотят это делать шоково, хотят это делать постепенно. Но это с точки зрения рубля.

 

Артём Войтенков: А почему не хотят делать сразу? Путин как-то нажмёт, но какие у него механизмы? Он до сих пор не нажал.

 

Евгений Фёдоров: Давайте, ситуация - сделали сразу.

 

Артём Войтенков: Доллар двенадцатого сто рублей.

 

Евгений Фёдоров: Сто рублей. Двенадцатого к вечеру на улицах Москвы двести тысяч человек. Дураков у нас не так всё-таки…

 

Артём Войтенков: Людям ипотеку надо отдавать, кредит.

 

Евгений Фёдоров: Двести тысяч человек. Эти двести тысяч человек сносят Центральный Банк, например.

 

Артём Войтенков: А почему Центральный Банк?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, они не дураки уже. НОД же, мы уже объяснили, кто виноват. Сносят Центральный Банк. Они же не готовы сейчас сносить Путина, обратите внимание. Они готовы будут Путина сносить через полгода, условно говоря. А сейчас они не готовы. Они же тоже рассчитывают ситуацию. Сносят Центральный Банк. Путин назначает Государственный Банк, то есть, проводит реформу. Всё, он перехватил управление и власть.

 

Артём Войтенков: А, как тогда с Бесланом, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Они что, дураки, что ли? Нет, они не дураки. Они боятся пережать. Это как на охоте, или на рыбалке. Пережать тоже нельзя. Когда душат зверя, его аккуратно душат, чтобы не пережать, чтобы не было рывков, и так далее. Это профессиональная работа. Оранжевая интервенция, это профессиональная работа интеллектуалов в штабе. Они двадцать интервенций сделали, у них же опыт. Пережимать нельзя. Мгновенно всплеск нельзя. Всплеск должен быть подготовлен. У них право только на одно восстание, на два не будет. Поэтому, они одно восстание и готовят, как бы по пику нарастающему. При этом они стараются своих людей сохранить, Симоновского в Центральном Банке, чтобы его не зачистили, ещё что-то не произошло.

 

Артём Войтенков: То есть, в интересах американцев делать это постепенно, плавно.

 

Евгений Фёдоров: Делать постепенно, но быстро. Потому что, у них только год остался. То есть, у них расчёт. Смотрите, как они работают. У них график, они уже знают, когда будет свержение Путина по графику. Я не знаю, но они уже знают. Условно говоря - осень этого года.

 

Артём Войтенков: А вы говорили весна?

 

Евгений Фёдоров: Первая попытка будет. Но я думаю, что они понимают, что всё-таки, к весне ещё свирепость не поднимется в необходимом количестве. Я говорил, весна-осень. Например, сентябрь такого-то числа. Дальше у них по графику. Как бы обратный отсчёт пошёл, сетевой график.

- Январь – цены пятнадцать-тридцать процентов.

- Февраль - цены тридцать процентов.

- Март – цены пятьдесят процентов. График роста цен.

- Безработица. Параллельный график.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду рост цен.

 

Евгений Фёдоров: Да. Пятнадцать процентов рост цен на основные товары народного потребления. Это выкипает у людей, то есть, люди звереют от этого, когда они ходят, и каждый день им пересчитывают ценники. Это же всё сделано специально. Параллельно с этим, много у них как бы векторов подготовки.

 

- Подготовка мигрантов и беженцев, которые должны выдать к дате свержения где-то пятьсот тысяч человек на улицах, озверевших тоже, естественно. Потому что, не озверевший человек в чужой стране на улицу не пойдёт. Его надо накачать. Это требует времени. То есть, он должен столкнуться с долговременными трудностями непереносимого характера. У него у соседа должен ребёнок умереть от неоказания медицинской помощи, ещё что-то должно произойти.

- Дальше. Параллельно, безработица, январь, февраль. К марту месяцу должны появиться первые безработные.

 

Артём Войтенков: На улицах?

 

Евгений Фёдоров: На улицах. Но не в Москве, в городах. Москва - второе, в Москве безработные должны появиться к сентябрю. То есть, у них как бы расчёт. У них, так называемая технология "Кольцо удава". Кстати, Навальный об этом говорил. То есть, они пойдут вначале в провинцию, с точки зрения уличной компоненты. И потом на каком-то этапе дадут денег, и провинция приедет вся в Москву. Это должно произойти по этому графику в сентябре, например.

 

Безработица в марте месяце пошла. Дольше у них должны быть поводы информационные. Должны быть перекрыты федеральные трассы безработными в регионах, типа Пикалёво, где-то приблизительно тоже весна-лето начинается перекрытие трасс. К августу это уже повсеместный хаос - нужна картинка хаоса. Может его и не будет, перекрытия, но телевизор должен дать картинку повсеместного хаоса.

 

Вот таких параллельных цепочек управления у них идёт очень много. Вот мы сейчас готовим штабную игру, мы в ней минимум введём таких пятьдесят цепочек. Где-то пятьдесят цепочек, и соответственно, пятьдесят штабов по конкретным направлениям:

- Штабы по подготовке повышения цен у американского посольства.

- Штабы по раскручиванию безработицы.

- Штабы по картинке в СМИ. То есть, они как бы параллельно работают, такая система.

И вот они в этом сетевом графике вот так, раз, два, три, четыре. И к сентябрю всё это должно, как бы, если мы сделаем такой график, сделать совокупный пик. Вот такой как бы, раз, и вот здесь, собственно, свержение. Но, к свержению они должны подогнать сюда пару тысяч уже своих снайперов на улицы Москвы, то есть, там уже появляется военная часть системы.

 

Очень интересно, вот у нас вчера ребята разговаривали с риэлторами. Мы с московскими риэлторами, была закрытая встреча, они говорят, что в Москве сейчас очень сложно снять квартиру в последнее буквально время, потому что, полностью квартиры в Москве в массовом количестве начинают заселяться молодыми ребятами из Украины. То есть, просто массовая забивка квартир теми, которые напрямую приехали, или теми, которые через провинции приехали, как бы переезжают в Москву. То есть, не обязательно это все подготовленные боевики. Не обязательно.

 

Артём Войтенков: Те же самые беженцы могут.

 

Евгений Фёдоров: Часть беженцев, но с деньгами. Потому что, одно дело, когда человек покупает квартиру, как допустим, украинские богатые беженцы, таких тоже много, Рублёвку они тоже хорошо покупают сейчас. А другое дело, человек приезжает снимать квартиру. Он может снимать её в Москве в расчете на то, что он заработает. Но ему нужны деньги. Потому что, чтобы квартиру снять, надо отдать полтинник риэлтору и полтинник ещё вперёд. То есть, уже у тебя стольник должен быть. Ты уже не бомж, который до этого где-то помыкался. То есть, это уже кто-то дал. Может ты и бомж, но тебе дали для этого. То есть, уже пошёл процесс. Может на тебя рассчитывают в будущем.

 

Я говорю: напечатать денег им не жалко, американцам. Проиграть они не могут. По их расчётам, если мы говорим о сентябре, они должны выиграть. А если они должны выиграть, они должны быть уверены в победе, вот так Гитлер, когда нападал на Советский Союз. И для того, чтобы они должны быть уверены в победе, они должны быть уверены в промежуточных подходах к этой победе. И они отслеживают, у них обратная связь. И в этих рамках им нужны вот эти маяки. Маяки, это сегодняшний будет майдан на Манежке, как маяк, или, который был перед Новым годом.

 

А сам Навальный…, судьи говорите. Вот давайте мы вопрос к судьям. Судьи же у нас люди?

 

Артём Войтенков: Да, все люди.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, что не случайно приезжал… Вот мы ссылаемся на Постановление Пленума Верховного суда, где говорится: "Обеспечивать правосудием исполнение решений иностранных специализированных учреждений всеми, в том числе депутатами". То есть, сажать в тюрьму, если не выполняешь приказы МВФ, вот о чём эта бумага. А очень характерно, 2003-ий год, когда этот пленум был. 2003-ий год, Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz) в Москве с грантами по реформе судебной системы.

 

Артём Войтенков: Это генерал что ли?

 

Евгений Фёдоров: Бывший замминистра обороны США, который создал российскую судебную систему. Который ввёл в обиход, что во всех судах должно быть какое-то количество судей, подготовленных в США. Во всех судах, включая и районные какое-то количество судей подготовлено в США сейчас.

 

Артём Войтенков: Мы помним, что Навального тогда освобождал…

 

Евгений Фёдоров: Грантополучатель из США судья, например. Это костяк будущий. А теперь просто человеческие факторы давления. Вот посмотрите, Украина. Помните, там судья осудил за бандитизм на улице на Майдане кого-то. Судью убили. Просто убийца подошёл и его убил. Убийцу выпустили.

 

Артём Войтенков: Я помню, что там мэрия Киева обратилась в суд за то, что баррикады там вот эти все сделали. Суд сказал: "Ну, хорошо. Мы заседание переносим". Что-то на два месяца они только будут рассматривать.

 

Евгений Фёдоров: Это само собой. Нет, я говорю о конкретных. То есть, судей, которые судили майданщиков, их просто расстреливали, как Каддафи, под камеры, и убийцам ничего не было. То есть, не только кто-то из судей интегрирован в американскую систему, как бы идеологически. Но и их просто запугивают. Иди, посади Навального. Если что-то не так пойдёт, ты знаешь, что тебя и твою семью расстреляют. Вот о чём говорят судье на примере Украины.

 

Сотни судей были уволены после победы там американцев в феврале месяце, сотни. И после этого они тоже исчезли. Кого-то удавили. То есть, это идёт подготовка террором, в том числе, и в среде судей и чиновников. А вы думаете, как это всё происходит? Случайные события? Сидит судья, и думает, как бы тут Навального так посадить, или не так посадить? У него выбор другой: он понимает, что при каком-то развитии событий его никто не спасёт. Его просто убьют на глазах его детей. И детей тоже убьют, он это знает. Он видит это на образе Украины. Поэтому, это не так просто, знаете, посадить Навального. Это настоящая борьба. Пока люди не поймут, что это борьба насмерть, ничего не получится. Нет пока людей, которые понимают, что это угроза их личной жизни.

 

Артём Войтенков: Ну, да, проставить цепочку такую умственную, и понять, что в конце твоя смерть, это не многие способны.

 

Евгений Фёдоров: Причём, ближайшее уже. В конце этого года по плану, а не когда-то.

 

Артём Войтенков: Вот хорошо, что вы это объясняете. Чтобы даже до самых недогадливых дошло.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, это историческое правило, да. И в целом я так скажу. Вот мы сегодня обсуждали форум экономический, кризис. Как-то я уже говорил: никаких проблем у нас нет с кризисом. Вот завтра же, условно говоря, вызывают банкиров, предпринимателей, и говорят:

- "Отечество в опасности. Вы готовы перестать быть дебилами, как вас считает наше правительство и Центральный Банк, с сегодняшнего дня для целей спасения вашей личной жизни и Отечества?"

Я вас уверяю, это тысяча банкиров скажет:

- "Мы готовы, мы не дураки. Всё, договорились. Будем работать так же, как какие-нибудь там португальцы. По крайней мере, не глупее".

Всё, готовы отлично. После этого, в этот же день этот Центральный Банк либо Госбанк, либо кто-то ещё принимает решения.

Решения очень простые.

- Первое. Нулевые процентные ставки. Как в Европе, ничего нового.

- На переходный период - валютный контроль, валютно-экспортный контроль доллара.

 

Артём Войтенков: То есть, нельзя будет покупать и продавать доллар кому хочешь?

 

Евгений Фёдоров: Внутри страны кроме физических лиц. Юридическим лицам нельзя. Кредитование в долларах нельзя, только в рублях. И если ты продал за рубеж что-то, у нас огромный положительный платёжный баланс, в течение какого-то времени, это, кстати, было при правительстве Примакова, обязан продать всю вырученную валюту на бирже в России. Это так называемая обязательная продажа валютной выручки. Но это только на переходный период.

 

- И неплохо было бы в соответствии с Гражданским кодексом заморозить выплаты странам агрессорам. Это семьсот миллиардов долларов, что является сорок триллионов рублей, которые нам самим нужны. Это неплохо по двум соображениям. Не только по тому, что мы выручаем сорок триллионов рублей, как основу национальной экономики. Я напоминаю: у нас рубль наличный и в банках - пятнадцать триллионов. То есть, это больше в два раза, чем рубль в стране. То есть, у нас не рублёвая страна, у нас долларовая страна.

 

Вот эти решения совокупно дают сорок триллионов рублей инвестиций в страну. Станки, технику, оборудование англосаксы продадут. Помните, когда Советская Россия была в блокаде, паровозы Швеция продавала, Америка поставляла. Не было даже дипломатических отношений - Америка поставляла сюда инженеров и технику, и всё остальное. Англосаксы продадут вам маму родную, это нация корыстная, поэтому, проблем с поставками современной техники, то есть, технологии, нет никаких. Поэтому, сорок триллионов рублей инвестиций у вас пойдут ровно на второй день.

 

Сорок триллионов инвестиций, это - создание десятков миллионов рабочих мест в области инвестиций, то есть, в строительство, новое производство. Это экономический рост двадцать-тридцать процентов годовых. Это соответственно, рост зарплат. Вам же надо десять миллионов привлечь только высокими зарплатами. Значит, соответственно, рост зарплат, и полный разворот страны не только на суверенитет, но и на благополучие. Объём потенциала экономического роста у нас в этом случае составляет пятнадцать раз. Мы уже раньше эти цифры обсчитывали. То есть, это решение можно принять за один день.

 

Вместо этого Центральный Банк принимает решение запретить кредитование в рублях. Российский Центральный Банк, формально, и разрешить кредитование дополнительно в долларах. Он, чей Центральный Банк?

 

Артём Войтенков: Это он такое решение принял?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Он ввёл новые инструменты кредитования в долларах. То есть, банкам нельзя брать рубли, российским, а доллары можно. Для целей кредитования.

 

Артём Войтенков: Забавно. С учётом того, что он дорожает.

 

Евгений Фёдоров: Это чей Центральный банк? Рубли, которые он может напечатать, сколько надо, разумно, но, сколько надо, запрещены, а доллары – пожалуйста. То есть, он отменял бы уж тогда рубль совсем, раз не может с рублём работать.

 

Артём Войтенков: Так он и отменяет.

 

Евгений Фёдоров: Он и отменяет постепенно, поэтому. В этом и причина роста курса рубля. В том, что он выгоняет всех в доллары. Понимаете? Вот это решение можно принять за один день. Вот этого решения американцы больше всего боятся. Потому что, это решение пойдёт автоматически - Китай к нему присоединяется, он уже пошёл на низкие ставки. Выгоняет пустые бумажки. Доллары, это пустая бумажка. Как только говорят "мы тебя не берём в силу законов страны", всё, он становится никому не нужен. А строить заводы на рубли явно лучше, чем на доллары. Потому что, ты лучше знаешь тут всё. Короче, если вы нашим инвесторам дадите рубли по тем же ставкам, как они раньше брали доллары, они с удовольствием будут строить заводы на рубли. Вообще без вопросов. Но для этого им надо их напечатать, дать.

 

Я категорически против того, чтобы напечатать деньги, и дать их в бюджет. Ни в коем случае. Деньги должны быть, как кредиты для экономики, для инвестиций. Вот эти рубли напечатанные. В этом случае, инфляция ноль. Вот у нас порядка сорока стран в мире имеют низкие процентные ставки. У всех этих сорока стран нулевая инфляция, или близкая к тому. Исключений нет. То есть, чтобы для всех было понятно, потому что, в ответ нам говорят, будет инфляция: если у тебя нулевая ставка, у тебя нулевая инфляция.

 

Артём Войтенков: Так нам наоборот говорят, что Центробанк повышает курс доллара, понижает курс рубля, из-за того, что инфляция.

 

Евгений Фёдоров: Врут. Найдите одну страну хоть. Понимаете, инфляция, это экономический показатель. Вы инфляцию не назначите приказом. А нулевую ставку назначите. То есть, это просто издали бумагу, и у вас нулевая ставка. Так вот, у нас около сорока стран, у которых ставки близкие к нулю, у них у всех нулевая инфляция, или близкая к нулю. У всех. Исключений нет. И вы не найдёте ни одной страны с нулевыми ставками, где была бы высокая инфляция. Ни одной.

 

Артём Войтенков: Да, в США её вообще нет, хотя, казалось бы.

 

Евгений Фёдоров: В Европе дефляция, в Англии. Европейских стран там у нас только двадцать пять. Просто, надо чётко сказать: это разводка для лохов, что повышение ставки приводит к снижению инфляции. В условиях, когда ты не контролируешь финансовую систему, я добавлю, потому что, когда у нас две трети валюты, и только треть рубли, - контроля нет. Это для лохов разводка.

 

Если у тебя нулевая ставка национальной валюты, у тебя нулевая инфляция.

Объясняю почему. Ты начинаешь производить национальные деньги, которые автоматически, потому что, у них преимущество просто объективного характера, вытесняют иностранные деньги из твоей страны. Но деньги ты производишь в кредит, который ты дал, взял, дал, взял, то есть, ты их контролируешь. А иностранных долларов, которые привозят инфляцию, у тебя уже нет. В результате у тебя нулевая инфляция. Хлоп на стол, всё.

 

Артём Войтенков: Понятно, когда у тебя полностью механизм контроля под тобой, ты сам там…

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Он ещё и кредитный. То есть, ты ни копейки лишней не напечатал. И то, что ты напечатал, ты дал в кредит, и взял, естественно, под залог. А эти семьсот миллиардов долларов, вы думаете, без залога взяты нашим бизнесом? Всё взято под залоги. Что вы думаете, иностранный банк на халяву даст нам деньги? Я не предлагаю халяву, я предлагаю на тех же условиях. Только вы перекредитуйтесь. Вы не в долларах будет жить, а в рублях, которые вам напечатает ваш Центральный Банк, а не европейский банк и не американская ФРС, то есть, печатная машинка, или английская. Вот и всё.

 

У вас нулевая инфляция, у вас экономический рост, у вас рост зарплат, и вы являетесь источником инвестиций для всего мира. То есть, это не обязательно надо использовать, но к вам поедут с других стран брать ваши деньги, по нулевым-то ставкам, потому что, они востребованы, потому что, они знают, что за вашей спиной, в отличие от Англии нищей, или Японии, стоит треть мировых богатств, которые не исчезнут никуда.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, быстро.

 

Евгений Фёдоров: По крайней мере, в ближайшие миллион лет.

 

Артём Войтенков: Разбазарить можно всё.

 

Евгений Фёдоров: Невозможно. Потому что, под ним есть другие богатства. Невозможно. Вот и всё. Вот у вас система. Эта система решается за один день. Все это знают. Вот поэтому, этот форум вчера и сегодня такую дебильную идеологию вёл, потому что, они упёрлись в абсолютный тупик в плане здравого смысла. Вот сегодняшняя политика Центрального Банка и МВФ - им нечем объяснять, почему они решили повысить пенсионный возраст. Вот, нечем объяснять, почему они проводили секвестр бюджета. Вот нечем. Вот просто всё, аргументы закончились.

 

Путин говорит: делайте прямо противоположное. Нет аргументов. Поэтому, они говорят, просто потому что, вы дебилы. Точка. Всё.

 

Артём Войтенков: Это вы так переводите. Они говорят гораздо мягче.

 

Евгений Фёдоров: У вас культура не соответствует современной экономике - вот их слова.

 

Артём Войтенков: Да. Все же знают, что русские хуже, чем европейцы. Нам это вдалбливают. Кстати, ещё во времена Советского Союза нам это вдалбливали.

 

Евгений Фёдоров: А как же тогда русские создали самое большое в мире государство? Удивительная история, да?

 

Артём Войтенков: Вот, пили, пили. Потом как-то создали.

 

Евгений Фёдоров: Причём, в борьбе создали. Боролись, войны вели. Вот когда было трёхсотлетие династии Романовых, из трёхсот лет войн не было только три года. То есть, беспрерывно вели войны за защиту своей территории (все защитные войны), и создали самое большое в мире государство. И дебилы, вдруг выяснилось.

 

Артём Войтенков: Я думаю, что нам просто надо меньше слушать всякой этой галиматьи, а больше думать своей головой.

 

Евгений Фёдоров: Это называется суверенитет. Для этого надо просто сделать то, что наши деды и прадеды: встать за суверенитет своей страны. Как только проблема суверенитета будет решена, а это:

- Юридически - проблемы референдума.

- Это юридически - конституционная реформа.

- И тактически - это уличный процесс поддержки Путина, и предоставление ему чрезвычайных полномочий экономического характера.

Что такое чрезвычайные полномочия? Да просто разрешить принять решение на переходный период, что его решения обязательные для всех. Всё.

 

Артём Войтенков: Для Центробанка в основном.

 

Евгений Фёдоров: Для Центробанка в том числе. Вот и всё. Он уже это всё многократно говорит, его никто не выполняет приказы. Выполняют приказы МВФ. Больше ничего не надо. У нас участковый имеет полномочия больше, чем президент в этой сфере. Потому что, если участковый вам что-то приказал, а вы не выполнили, всё. Неподчинение представителю власти – тюрьма. Правильно? Да. Судья, гаишник на дороге. А у президента такого права нет.

Он говорит Центральному Банку: "Снижайте ставки, снижайте ставки. Делайте, как ФРС, снижайте ставки".

Центральный Банк говорит: "Не хотим".

Ну и всё. И все разошлись.

 

Артём Войтенков: И наоборот повышают.

 

Евгений Фёдоров: Да, наоборот повышаем. Как в море корабли. Всё. Полномочия дайте: чтобы он сказал, и это обязаны были исполнить. Всё.

 

Артём Войтенков: Хорошо, спасибо вам за разъяснения. Такая, очень картинка складывается, безрадостная, если честно.

 

Евгений Фёдоров: Очень радостная. Я очень доволен. В цирке есть такой очень злой и отвратительный приём дрессировки лошадей. Берут хлыст, и бьют лошадь по боку, до крови, долго, пока она не догадается, ей же сказать нельзя, она же язык не понимает человеческий, она не догадается поднять соответственно, ногу, и защититься от удара хлыстом. И вот, когда она догадалась, когда её били до этого может, неделю, - вот с этого момента её перестают бить. Вот сегодня идёт исторический процесс обучения русского народа здравому смыслу, который у него был, но который у него выбили пропагандой за двадцать лет, или даже больше, вот этим жестоким способом: снижением жизненного уровня, безработицей, голодом детей, терроризмом.

 

Кстати, всё это мы план писали. Всё это параллельно - террористическая активность. Эти вещи обязательно тоже будут. Голодом детей. И вот, пока эта лошадь, которая, а это же, когда лошадь научилась, это значит, более высокий класс развития лошади наверное, да? То есть, она была недоразвитая лошадь, не умела это делать, а тут стала, значит, типа развитая. Вот это и есть процесс обучения русской нации в "развитую", в англосаксонской терминологии. А с точки зрения здравого смысла - для возвращения здравого смысла, и простого понимания, что ты должен защищать своё Отечество, и знать его, и оно должно иметь суверенитет. Очевидная вещь, за которую клали жизнь все наши деды и прадеды за всю полуторатысячелетнюю историю государства российского. Очевидная абсолютно вещь, которой сейчас в головах нет её. И когда интервенты, и пятая колонна выходят на Манежку, люди не понимают, что надо выходить на Манежку, и вышибать их оттуда, чтобы духа их там не было. Не понимают. В Уфе понимают, в Самаре понимают. А в Москве, блин, не понимают.

 

Артём Войтенков: В Москве народ другой.

 

Евгений Фёдоров: Культурный, да? Так вот, не понимают. Значит, тогда, вот вам, ребята - снижение жизненного уровня на двадцать процентов. Ещё не поняли, что лапку-то надо поднять? Ещё на двадцать процентов. Ещё не поняли? Вот вам террористический акт. Не поняли? Вот вам массовая безработица в вашем городке. Всё ещё не поняли? Вот вам массовый террор, который тогда на каком-то этапе где-то на периферии мы запустим. О, наконец, вы поняли, что надо поднять ногу. Всё. У вас возвратилось ваше русское самосознание. Молодцы. Вот вам пряник, в виде десятикратного, стократного повышения вашего жизненного уровня, суверенитета, и самой великой в мире страны. Вот так.

 

Набор текста: Наталья Альшаева, Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (122 мб)
Видео MP4 640x360 (465 мб)
Видео MP4 320х180 (253 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (20 мб)
Звук 32kbps MP3 (20 мб)
Звук 64kbps MP3 (39 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (59 мб)

Текст:
EPUB (179.07 КБ)
FB2 (333.47 КБ)
RTF (549.36 КБ)

Надзиратель Путин

Президент РФ - всего лишь контролёр в системе власти. Он присматривает за правильным соблюдением процедур.
Президент - всего лишь глава исполнительной власти, который обязан выполнять законы и предписания законодательной власти.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Надзиратель Путин

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_nadziratel_putin

 

Часть из "Евгений Фёдоров 5 декабря 2014 года"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-12-05 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров -депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Если любой орган в России, правительство например, захочет производить стратегию, он нарушит Конституцию. То же самое касается и президента – он не имеет права этого делать, даже, если он захочет. А с какой стати он захочет? Его же брали не под эту работу, а под исполнительно-контрольную. 

 

Что такое должность "президента"?

Контролёр, гарант конституции, причём, контролёр не страны, а властей.

Американская демократия имеется у власти: законодательная, исполнительная, судебная. И вот над ними координатор и контролёр их между собой – президент. Он не является субъектом для принятия решений ниже этой системы, этих трёх властей. Он не может вниз идти со своими решениями. Поэтому его ни губернаторы, никто не слушают с точки зрения системности, потому что у них нет таких указаний, задач, институциаций. Вот как. 

 

А для иностранного мира президент есть представительская фигура. Это вообще портрет на стене. Он говорит, но при этом он лично производит представительскую функцию. Эта представительская функция не требует внутренней динамики процесса. Поэтому внутри страны у него власти почти нет, а вне страны – у него более менее уважение, потому, что он представляет всю страну. Там немножко он цепляет элемент власти. Причём, этот элемент власти тоже исполнительный сам по себе, потому, что он действует на основе законов, т.е. исполняет их - не производит процесс законов, а их исполнение.

 

Артём Войтенков: С одной стороны вы говорите, что у Путина нет власти, с другой стороны мы видим, что американцы с нами бодаются. Если бы у Путина не было бы власти сейчас, мы бы сдали ядерное оружие, давно бы его сдали. Мы бы выполняли приказы американцев без всяких там Центральных Банков. 

 

Евгений Фёдоров: Так мы их и выполняем. А кто вам сказал, что мы их не выполняем? Ядерное оружие – они этот вопрос ставили. Они просто не дожали. Я думаю, что они об этом очень сильно жалеют. 

 

Артём Войтенков: Это понятно. Другой вопрос, что не получилось отобрать. Значит, нет полного контроля.

 

Евгений Фёдоров: Это не ключ, ядерное оружие. У них другая технология. Они же видят, что решают проблему без оружия. У них же оранжевая интервенция, у них пятая колонна в России. Они знают, что они здесь хозяева, у них Центральный Банк. Зачем им ядерное оружие? Они понимают, что ядерное оружие важный фактор, но не главный. Что для решения проблемы смещения Путина, ликвидации России можно ядерное оружие оставить. Как оно было, кстати, в Советском Союзе. Только сейчас у них "коллективный Горбачёв". Там был Горбачёв, а сейчас у них "коллективный Горбачёв" в лице министерств, ведомств, Центрального Банка и т.д.

 

Артём Войтенков: Получается, когда валили СССР, верхушка предавала, а вот эта середина пирамиды управленческой она, наоборот, не хотела этого делать.

 

Евгений Фёдоров: Она просто исполняла приказы.

 

Артём Войтенков: Исполняла приказы. А сейчас наоборот: верхушка как бы "за". 

 

Евгений Фёдоров: Одни человек "за".

 

Артём Войтенков: Кто-то же есть там у него.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения власти – нет. Есть, может быть, приятели, но это их личное дело. С точки зрения человека, который может принимать решения – нет. Потому что все люди, которые принимают решения, под американским контролем. Там может быть в разных степенях, но все под американским контролем. Они уже оккупировали Россию, они создали оккупацию. Дальше они используют эту оккупацию для ликвидации. В данном случае – через Центральный Банк. 

 

Артём Войтенков: Если бы у них была полная здесь власть, они бы нас раньше развалили.

 

Евгений Фёдоров: Почему? Зачем вы так думаете?

 

Артём Войтенков: А зачем так долго ждали с нами?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых: кто их торопит? Раз. 

Во-вторых: раньше сложнее, потому что остались остатки советского мышления, советской системы, которая просто мешала бы это сделать.

 

Артём Войтенков: Советские люди…

 

Евгений Фёдоров: Люди советские, ещё такое было восприятие. Это сейчас они создали беспринципных людей. они же за 20-ть лет обрушили образование, обрушили историю. Они создали условия для ликвидации. Они так поступали во всех колониях. 

 

Сколько они делили Индию? Они делили её сто лет: делили на Индию и Пакистан. Создавали условия, подготавливали – у них другое мышление. Они осваивают страну, как бы переваривают её. Вот им на переваривание надо было вот эти 25-ть лет. Они это переварили и теперь они пошли на второй этап. Надо сказать, что может они и позже это сделали, позже ещё сильнее было бы. Вот как в животе удава переварено – позже. Но их уже начал поджимать кризис. У них возникли свои проблемы. 

 

Может они хотели это в двадцатом году, а сказали: "Ускоряем".

О чём Путин и сказал. Он сказал, что у них фальстарт. На самом деле фальстарт, но не намного – на пару лет.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, Путин же пользуется какой-то властью в стране. Какая-то власть у него есть, правильно?

 

Евгений Фёдоров: Власть есть, уважение есть.

 

Артём Войтенков: Если бы у него не было власти, его бы выкинули из Кремля давно.

 

Евгений Фёдоров: В Кремле куча народу, у которых никакой власти нет. Кто их там выкидывает? О чём вы говорите?

 

Артём Войтенков: Тем не менее, мало ли власти нет, он просто служит нужному хозяину. Путин явно не служит.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. Вы, занимая любую должность, совершенно не обязательно вас оттуда выкинут, даже за ваши взгляды, если вы исполняете правила.

 

Артём Войтенков: Такое бывало. 

 

Евгений Фёдоров: Бывает, у кого-то там водитель есть у начальников, который всё время ворчит. Ворчишь и ворчи себе, музыку погромче включи только. Главное – ты возишь, как надо, пробки объезжаешь, условно говоря. Так и здесь. Функция идёт, всё в порядке, но есть проблемы, а проблемы накапливаются. Соответственно, на каком-то этапе.. надо понимать – он же с американцами в диалоге, в контакте. Он не взбунтовался против них. Он взбунтовался де-факто, но не де-юре. Понимаете, да?

 

Артём Войтенков: Не очень.

 

Евгений Фёдоров: Они напали. Не он напал, а они напали, т.е. он защищается. 

 

Артём Войтенков: Ну и что?

 

Евгений Фёдоров: Это очень важно. Т.е. он-то считал, что он не взбунтовался, а они считают, что взбунтовался. Понимаете разницу? 

 

Артём Войтенков: По-моему в его послании достаточно чётко сказано.

 

Евгений Фёдоров: Стало. Он защищается. Пошёл процесс защиты. Если бы они не напали, не было бы такой риторики, это очевидно. 

 

Артём Войтенков: Многие люди мне пишут, что у них в голове не склеивается, что Путин с одной стороны против американцев, а с другой стороны он работает на них. Он же работает на американцев по сути в системе.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Он работает в системе, которая работает на американцев. А это большая разница. Объясняю.

Работать на них, это звонит посол и говорит, как это он звонит в Европе европейским начальникам: "Так, сделайте то-то и то-то, завтра доложите".

Вот так. Вот это – работать на них.

 

А работает в системе – это значит, система исполняет приказы американцев напрямую. Он в этой системе занимает определенную роль. Эта роль контролёра процедуры. Но процедура под американцами. Бумаги, которые мимо него идут через стол: или мимо него, или без него идут. Он же говорил, что только часть бумаг может перехватить, а основное идёт без него. Условно говоря – конвейер такой катится, схватил одну, повертел, что-то сказал, поставил. 

 

А конвейер большую часть вопросов решает без него. Молотит и молотит государственное управление. Оттуда идёт вал указаний, здесь они перерабатываются, идут в законы, в постановление правительства, в решение Центрального Банка, в решение общественных организаций, в средства массовой информации. Всё это крутится, машина сама по себе, напрямую. А он в этой машине видит: тут вот нити управления, здесь нити - вокруг него всё это происходит. Сам он решение не принимает, у него нет функции принятия решений вообще. Просто работать на кого-то может человек или орган, принимающий решение. 

 

Нет такого - позвонили американцы и сказали: "Сделай вот так вместо того, чтобы сделать вот так". Такой функции нет. Всё крутится по их команде и без него. Условно говоря, он может уйти отдыхать, в отпуск уехать на год, система будет работать и без него. 

 

Артём Войтенков: Понятно. Но тем не менее, он у нас есть.

 

Евгений Фёдоров: Он есть, потому что он взял на себя роль национального лидера. Мог, кстати, взять и не президент, мог взять премьер-министр. Во времена 1612-го года это взял просто член царской семьи – один из двадцати бояр. Взял кто-то эту роль на себя. Но, как правило, специфика России огромная страна – это должно быть первое лицо. И так бывало всегда, во всех предыдущих случаях брали первые лица, условно говоря, роль лидера национально-освободительного движения. Первое лицо страны билось, цари например, в России, с иностранными интервентами и сбрасывали. Но это обычная история.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, у народа в голове не укладывается - как так? Мы вроде колония, а тут Путин начинает бастовать.

 

Евгений Фёдоров: Просто народу надо объяснить. Должность руководителя России вакантна. Её нет, она находится в Вашингтоне, юридически. А те должности, которые в России оставлены: глава государства, вернее называется (иностранное слово) президент, премьер-министр тоже иностранное слов (это всё не случайно) – это должности, у которых нет права на стратегическое управление, на изменение системы. То есть, у них есть право и работа смотреть за системой, но нет права её поменять. 

 

Вот система сама по себе работает, у неё есть правила, инструкции, законы, и они работают по этим законам. У них нет права поменять эти законы, по которым они работают. 

- И законы в узком смысле "закон текст системный". Потому что ручные тексты они систему не меняют, их не так много. 

- И закон в широком смысле – общие правила функционирования. Общие правила это ещё обороты, деловой обычай, многое другое.

 

Артём Войтенков: Хорошо. То есть, получается: Путин с одной стороны выполняет свои обязанности смотрящего контролёра, как бы старосты.

 

Евгений Фёдоров: За тремя властями, не за страной. Он контролирует, чтобы между собой власти соблюдали процедуры взаимоотношений. 

- Законодательная власть готовит законы. Чтобы она их определённым образом согласовывала здесь. Чтобы она сама при издании не нарушала процедуру, т.е. подписи чтобы все были там.

- Судебная власть тоже у неё своя роль – её отношения чтобы были конституционные с другими властями. 

 

Вот он что делает. Гарант конституции – это гарант конституционных процедур. А конституционные процедуры – это процедуры между властями. А сами власти уже регулируются законами – более нижний этаж регулирования.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, занимая эту должность, он хочет поменять положение.

 

Евгений Фёдоров: Да, поменять систему.

 

Артём Войтенков: И, находясь на этой должности, он выступает с обращениями к народу.

 

Евгений Фёдоров: Да, где он говорит, надо поменять систему.

 

Артём Войтенков: И система сидит и на него смотрит, говорит: "А он нас хочет менять, ещё чего".

 

Евгений Фёдоров: Вышли, почесались, интересно как.

 

Артём Войтенков: Забавно, как они сидят, хлопают.

 

Евгений Фёдоров: Вежливые. Да. Потому что в России принято уважительно относиться. Допустим, если бы он был президентом Германии, там бы уважения было бы меньше, хотя должность такая же и полномочия такие же, кстати. 

 

Это не наша должность. Он занимает иностранную должность по системе, по технологии принятия решений. То, что у нас в головы пропаганда вложила, что это и есть царь, - это не правда. Это не царь. Это – тринадцатое лицо по иерархии власти в советской системе, если мы смотрим.

 

Артём Войтенков: С другой стороны – а зачем он выходит и так в открытую начинает себя раскрывать. Можно же это делать, есть же определённая работа, которая ведётся скрыто, внутри. А он выходит и начинает…

 

Евгений Фёдоров: Его задача – изменить систему. Изменить систему можно только через революционный процесс. Не важно как это называется – мягкий, жёсткий. Что такое революция? Это изменение системы. 

 

Артём Войтенков: Переворот - Revolution по-английски.

 

Евгений Фёдоров: Изменение системы. Законное может быть, как через референдум мы предлагаем, незаконное – но это изменение системы. Изменение системы – таких полномочий ни у него, ни у правительства, ни у кого в России нет. Это полномочие только по тринадцатой статье и пятнадцатой конституции у американцев. 

 

Он говорит: "Надо менять систему".

Вот у вас есть подчинённые, которые вам каждый день ходят на заседание отдела и говорит: "Плохо работаем. Надо менять систему, товарищ, начальник отдела".

Он говорит: "Ладно, потише, потише".

И вот так настойчиво каждый день. Ну и что? 

 

Вот он так настойчиво и требует. Он может требовать до посинения до пенсии. Само по себе, то, что он требует – ничего не значит. 

Это значить будет, когда 

- либо американцы к этому прислушаются, что не реально, как вы понимаете,

- либо сложатся условия для изменения системы внутри страны, революционные. 

А это легитимность, которая даётся либо референдумом, либо улицей. Либо и тем и другим, как правило. Потому что улица потом укрепляется референдумом. Это прошёл Крым, это прошёл Донбасс. Это очевидные вещи. Это технология.

 

Он говорит: "Надо менять систему".

А что такое улица? Улица это миллионы людей. вот где бы эти миллионы людей узнали, что её надо менять? Кроме как от более менее открывшегося одного из лидеров страны.

 

Артём Войтенков: Да, но он не сказал открытым текстом. Он опять сказал так, что надо это всё переводить на уличный русский, скажем так. 

 

Евгений Фёдоров: А как он скажет? Если он скажет самые острые слова, это ничего не произойдёт после этого. Потому что ровным счётом от этого… Люди, да, его люди, понятно же, что на Тверской без его ведомства…, ну, это знали все – организовано было его людьми. Кто вышел? 75-ть тысяч человек. Это явно мало для изменения системы. А вызвать открыто? Представляете, он скажет: "Завтра все выходим на улицы менять систему". Что произойдёт? Народ не выйдет, телевизор выключат, всё – его послезавтра не будет, и пошёл контрперевопрот, т.е. всё пошло в обратную сторону.

 

Артём Войтенков: То есть, надо это делать осторожно.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Иногда это маскируется. Например, на него и вообще на Россию надавили американцы и сказали: "Запрещаем вам вмешиваться в поддержку соотечественников, которых убивают".

Всё. Совет Федераций тут же собрался и отменил у него право на ввод войск. И что? Если бы он не написал эти письма, это было бы явное поражение в правах. Значит, всё это было оформлено красиво. Но суть от этого не поменялась. Теперь они знают на Украине, что ввод войск не будет ни при каких обстоятельствах. А, значит, нет никаких тормозов в геноциде. Так бы, может воска бы не вводили, но хотя бы была такая идея, что была такая возможность. И, следовательно, кто-то там, там условно десять карателей из них два задумались бы и сказали своим приятелям: "Слушайте, давайте поосторожнее здесь, детей не будем резать, а то такая большая Россия, танки, ядерное оружие. Давайте аккуратненько". 

А сейчас не нужно этого. 

- "Режем? Да, всё в порядке. Эти не придут. Они полностью в одно место засунули язык по приказу американцев и молчат. Всё нормально. Можем резать, как хотим".

 

Поменялась принципиально ситуация в головах - наёмники со всего мира слетайтесь, бояться некого. 

 

Набор текста: Наталья Ризаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (247 мб)
Видео MP4 640x360 (92 мб)
Видео MP4 320х180 (50 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (7 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (11 мб)

Текст:
EPUB (267.32 КБ)
FB2 (377.56 КБ)
RTF (113.16 КБ)

Евгений Фёдоров 17 декабря 2014

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 17 декабря 2014.
Разговор о законах, на основании которых Россия подчиняется внешнему управлению международных организаций, падении курса рубля и росте цен, которое устроил Центробанк по приказу из США, очевидном и откровенном вранье в СМИ, депутатах Государственной Думы, которые не могут самостоятельно принимать решения и голосуют по указке, и о готовящемся военном перевороте в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 17 декабря 2014

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-12-17

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Другое указание дал Путин многократно, в трёх посланиях - ставки понижать. Когда он второй раз уже давал такое указание год назад, мало того, он прямо предписал действовать так, как действует ФРС или Европейский банк, прямо в своей речи. Когда он дал такое указание в послании Федеральному собранию, ставка была шесть процентов. Сейчас семнадцать. То есть, он сказал снизить, а Центральный Банк ставку поднял. Вот, вам ответ - у кого власть. А почему Центральный Банк поднял ставку? Тоже не сам придумал. Потому что, МВФ дал команду ставку поднимать. Вот вам и вопрос - у кого власть в России.

 

Дают две команды.

- Глава государства даёт команду снижать.

- МВФ даёт команду повышать.

Выполняется вторая команда. Потому что, она важнее по конституции в Российской Федерации.

 

Статус парламентариев здесь вообще определён этой же конституцией, как люди, которые принимают законы, а не разрабатывают их. Статус разработчиков законов национального уровня запрещён конституцией, тринадцатой статьёй. То есть, допустим, в Кремле нельзя написать системный закон, или в правительстве по конституции, потому что, она запрещает идеологию для целей госстроительства. А ни один закон без идеологии написать нельзя системный. Мелочь, какую-то, но ещё неизвестно: в плюс будет эта мелочь, или в минус, потому что, она не вписывается, например, в общий контекст идеологический, которого нет.

 

То есть, это всё вопросы 91-го года. Не решить проблему сегодня, не признав факт поражения 91-го года. И тогда, оттуда открывается возможность изменить формат власти. Ну да, были попытки что-то сделать.

Но эти попытки явно не реализуемые, пока нет двух факторов.

- Либо массовые народные поддержки сознательного характера. То есть, не просто рейтинг президента, а желание народа освободить своё Отечество. Это вообще разная логика. Это первый фактор. А для этого нужно знать правду, открыться, для себя принять решение.

- Ну и второй фактор - расстановка сил.

 

Мы исходим из того, (опять же, историческая технология), что народ, который, допустим, в Крыму это народ, национально-освободительное движение, плюс вежливые люди, это Путин, национальный лидер, решают эту проблему. Национальный лидер есть, вежливые люди есть, народа нет. Ждём, когда народ созреет в результате вымораживания, которое сейчас организовали интервенты в Российской Федерации через свою пятую колонну, включая Центральный Банк.

 

Само государство в расколе.

- Глава государства - сторонник национально-ориентированных сил.

- А огромное количество институтов государства, они и есть элемент пятой колонны.

То есть, противостояние между национально-ориентированными силами, и иностранно-ориентированными силами, то есть, пятой колонной. В этом противостояние.

 

И сегодня, конечно, перевес сил на стороне пятой колонны, американцев, это видно. Я и говорю об этом: чтобы перевес сил изменился, народ должен подключиться, Народ не хочет подключаться. Вот, последняя проба сил, которую Путин сделал, четвёртого ноября этого года. Вышло семьдесят пять тысяч человек, этого явно недостаточно на Тверскую. То есть, народ не хочет подключаться.

 

Дальше процесс будет так.

- Американцы будут ронять жизненный уровень через Центральный Банк.

- Поднимут цены раза в два, в три, четыре может быть уже в следующем году.

- Организуют безработицу.

- Организуют жесточайшее падение жизненного уровня.

Это сильно прочистит мозги.

И дальше народ пойдёт:

- Либо по их сценарию - на разрушение России.

- Либо, по сценарию национально-освободительных сил - на освобождение от пятой колонны и интервентов.

Вот, два варианта. Мир был и остаётся только в двух измерениях: либо ты колония – вассал, либо ты метрополия - суверенитет. Всё. То есть, вопрос ориентации власти, не её архитектуры даже, а её ориентации. Архитектура автоматически идёт за ориентацией. То есть, если это национально-ориентированная власть, архитектура власти подстраивается под историческую модель этого государства. В данном случае у нас русская модель государственного строительства. То есть, самое главное – ориентация.

 

На сегодняшний день власть в России ориентирована на внешнее управление. Это заложено в её институтах: в конституцию, в органах власти. А надо, в результате реформы конституции, или давления народа вместе с Путиным, то есть, совместно с ним, как в Крыму, чтобы власть переориентировалась на национальный курс. В этом случае она автоматически поменяет все свои институты на национально-ориентированные. Уйдут эти иностранные должности, мэры, муниципалитеты, сити-менеджеры, премьер-министры. И придут русские названия, и русское содержание должностей. Сегодня у государства российского, не важно, в парламенте, в правительстве, у главы государства, нет полномочий стратегического управления. И они запрещены конституцией, даже если кто-то попытается их на коленке сделать.

 

Изменив конституцию, мы даём право государству российскому принимать решения в стратегической области, а внутри него, мы считаем, это право надо передать главе государства. То есть, право юридически обязательных решений для всех органов власти в Российской Федерации. Не для народа, а для власти. То есть, решения главы государства и его указы в области стратегического управления должны быть обязательными для Центрального Банка, для правительства, для Государственной Думы, для судов, для общественных организаций, для средств массовой информации, для всех.

 

Американцам же не надо в России, чтобы сто сорок миллионов человек интегрировалось в их систему борьбы. Им достаточно организовать сто, двести тысяч. У них средства массовой информации, значит, коэффициент СМИ умножит этот фактор в пять раз. Все будут смотреть по телевизору, и думать, что там миллионы людей. Внутрь они поставят боевиков тридцать-сорок тысяч, которых подготовят на Украине, украинских граждан, скажем так - русских украинцев. И вот вам модель их успеха. В этой модели главная опора, это пятая колонна. То есть, улица, это уже завершение процесса, это уже в конце государственного переворота. А в начале государственного переворота, это пятая колонна в органах власти. Что мы сейчас и наблюдаем: Центральный Банк, правительство, министерство финансов, Минэкономики - они чётко работают на подготовку майдана в России.

 

Эти выводы может сделать только народ в своей полуторатысячелетней истории. Это же не первый раз происходит. У нас и 1612-ый год был, и 1812-ый, и 41-ый. То есть, ничего нового сейчас не происходит. И ни разу во всех этих условиях не было победы Отечества, если к этой победе не приложил максимальные усилия народ. А уровень жизни, вот, в блокадном Ленинграде уровень жизни был катастрофический - миллионы смертей. Ну что, это снизило дух народа, который защищал своё Отечество? Нет. Поэтому, вопрос уровня жизни, он на втором плане. На первом плане, это национальная ориентация, и народа и власти в России. А власть в России может заставить национально ориентироваться только два фактора: это Путин сверху, и народ снизу.

 

Россия проводит на Донбассе политику единства Украины с первого дня. С первого момента, когда Путина Совет Федерации лишил полномочий на ввод туда войск. Вот с этого момента Россия чётко проводит политику единства Украины, имея в виду передать Донбасс хунте. То есть, другое дело, что не надо путать Россию и Путина. Потому что Россия на сегодняшний день страна оккупированная, так же, как и Украина. Только Украина военными методами. И она проводит не российскую политику. Для того, чтобы нам ответить на вопрос Донбасса, надо ответить на вопрос 91-го года, и госпереворота в Советском Союзе, 91-го года. Потому что, легитимность нашей позиции на Донбассе и на Украине определяется легитимностью, или не легитимностью 91-го года. Мы считаем 91-ый год легитимный. Но это неправда, это ложь. Пока мы не откроем правду по 91-му году, мы не сможем заниматься легитимной позицией, на Донбассе в том числе.

 

Попытка сказать, что Крым, это какое-то исключение, она, понятно, что не проходит. Понятно, что Украина от Крыма ничем не отличается. Может быть, в Крыму, действительно было православие на пятьдесят лет раньше, чем в Киеве. Но это не такой важный фактор.

 

Артём Войтенков: А кто это вам звонил, откуда?

 

Евгений Фёдоров: С какого-то портала. Опубликуют. Журналисты.

 

Артём Войтенков: С интернет издания, да?

 

Евгений Фёдоров: Ну, да.

 

Артём Войтенков: Катасонов наехал на Путина после его речи. Он сказал, что у Путина шизофреническое раздвоение. Как можно этих кровососов, капиталистов, звать их сюда, и потом, у нас нет условий для вкладывания капиталов. Амнистия капиталов, которые они привезут сюда. Как бы могут привезти сюда, в Россию, свои капиталы. При этом, он говорит, что спасение для России, это как бы отделение от потоков капиталов. То есть, всё должно контролировать государство по любому.

 

Евгений Фёдоров: Вот была такая операция раньше, во времена гражданской войны, и после неё - она называлась операция "Трест". Слышали такое?

 

Артём Войтенков: Ой, что-то, смутно как-то.

 

Евгений Фёдоров: Это в России организовали информацию, и как бы сейчас сказали, коммуникацию с зарубежным подпольем. И создали у них иллюзию, что они могут приехать в Россию, и тут что-то сделать. И вот, люди приехали в Россию, и их тут всех арестовали. В этой операции участвовали тысячи людей. Огромная, гигантская операция тогда ещё советских спецслужб, будем так это называть. И история с капиталами за рубежом - они же не наши, это иностранные капиталы, вывезенные там.

 

Артём Войтенков: Они были наши?

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, кем они были. На сегодняшний день это - нами не контролируемый объект. Мы можем на него влиять ровно так, как мы можем влиять на капиталы Рокфеллера, или Моргана. Всё, они уже там находятся. Путин говорит: "Сюда везите". Называет это красивыми словами. Мне вот это напоминаете вот эту операцию "Трест": "Сюда везите, тут всё будет хорошо, ребята. Амнистия вам. Хотите, будем просто вас звать, на границе, с помощью плакатов. Везите".

 

Артём Войтенков: Слушайте, они же тоже не дураки.

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос. Но, если вы привезёте, вы будете работать по российским законам. Это главное. Раз вы привезли, всё - вы работаете по российским законам. Кроме того, речь-то идёт не о том, что амнистия и прощение. Речь идёт о том, что нет специального режима декларирования откуда средства. Разницу понимаете? То есть, вы приезжаете с чемоданом денег. Вас сейчас на границе спросят: "Деньги откуда у тебя?"

И вы достаёте второй чемодан со справками. Вот как сейчас это выглядит.

 

А тут таможенник говорит вам: "Что это у тебя? Деньги? Чемодан? Проезжай. Я не интересуюсь, откуда".

Но это не значит, что не работает вся остальная система, правоохранительная, например. Значит, если это приехал с этими деньгами, например, господин Кузнецов, зам мэра Москвы, который их украл в количестве десяти миллиардов рублей, у него на границе не спросят, откуда ты взял деньги. Но, приехав сюда, тут у него уголовное дело.

На него выйдут, и скажут: "Ой, Кузнецов, иди-ка в тюрьму"

Он говорит: "А меня же по амнистии?"

- "А мы насчёт амнистии ничего не знаем. Мы знаем, что ты закон нарушил, украл десять миллиардов. То, что у тебя в чемоданчике пять, это другой вопрос. Из этих десяти эти пять, из других десяти, мы не знаем. Нарушил закон – тюрьма".

Вот сейчас он за границей. А тут будет в России. Это же лучше?

 

Артём Войтенков: Да. Но все эти люди, они прекрасно понимают, что, когда они приедут в Россию, им может быть плохо.

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос.

 

Артём Войтенков: Они же тогда не приедут.

 

Евгений Фёдоров: Ну, они не приедут, значит не приедут.

 

Артём Войтенков: А зачем тогда объявлять всю эту амнистию капиталов?

 

Евгений Фёдоров: Объявили амнистию капиталов, чтобы у них была возможность приехать. Кто-то не приедет, а у кого-то там пятки загорятся, и он приедет. Человек же решение принимает на основе факторов разного характера. И факторы не только в России. То есть, в России ему говорят: "Мы как минимум, про капитал у тебя не спросим, откуда он у тебя. Мы оставим на тебе уголовное дело, если ты украл. Если ты незаконно приватизировал, мы возбудим уголовное дело, или ещё что-то мы сделаем. Мы не говорим, что ты в России пользуешься неприкосновенностью. Мы такого не говорим. Мы даже не говорим, что у тебя в России твои деньги будут неприкосновенны. Мы такого тоже не говорим. Мы говорим только одно: мы тебя не спросим на границе, где ты их взял. Всё".

Вот это и называется амнистия - на границе не спросить, где ты их взял. Об этом речь. А всё остальное - всё работает. То есть, мы сегодня имеем людей. А теперь он там живёт, например, где-то в Лондоне. Там тоже не всегда бывает хорошо.

 

Артём Войтенков: Да, вон на Кипре уже там года два назад постригли уже.

 

Евгений Фёдоров: Там тоже могут быть на него наезды. Там тоже могут быть провокации. Там работают и спецслужбы, и бандиты, и много чего там происходит. И когда человек знает, что здесь он, по крайней мере, приехать сможет с этим чемоданом денег, хотя бы в первый день его не арестуют. Он уже может выбрать такой ход. А если он знает, что за ним тут ещё кровавые дела, конечно, он не поедет ни при каких амнистиях. Это же понятно. Или воровство, или уголовное дело, или ещё что-то, которое, кстати, можно возбудить в любой момент. Даже, если его нет, его можно возбудить.

 

А тут у него, допустим, проблемы. Он думает, куда ехать: в Россию или, например, прятаться в Африку, или куда-нибудь, в Индию? Конечно, лучше, чтобы он спрятался в России, если он не преступник. А если преступник, тоже лучше. Потому что, тогда к нему придёт правосудие, которое сейчас до него дойти не может. То есть, я не вижу, в чём риски этого решения?

 

Артём Войтенков: Видимо, Валентин Юрьевич смотрит, как бы на более дальнее. Понимает, что без каких-то границ для свободного перемещения капиталов, мы просто не выживем. А Путин расценивает положение то, которое сейчас есть, и потихоньку делает небольшие шаги.

 

Евгений Фёдоров: Одно другому не мешает.

 

Артём Войтенков: В общем-то, да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, пожалуйста, вы привезли эти капиталы. Построили на них здесь на Рублёвке домов, пускай. Отлично. А теперь мы посмотрим, а кто же в этих домах живёт? Я имею в виду правоохранительная система, если это необходимо будет. Если будут заявления. Правоохранительная система работает по фактам, не по тоталь, т.е. любой богатый человек это уже преступник, а по фактам. Если есть заявление - рассмотрим. Вот сейчас человек живёт в Лондоне, да никакое заявление ему… плевал он на все заявления. А будет в России -заявление будет иметь ход. Это же лучше? Лучше. И с точки зрения правосудия, кстати, тоже. Потому что, появляется доступ правосудия к этому человеку, которого сейчас нет. А в целом, это напоминает операцию "Трест".

 

Артём Войтенков: Ага. Ну, хорошо, будем надеяться, что так оно и будет.

 

Евгений Фёдоров: А как ещё будет:

 

Артём Войтенков: По-всякому.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Вот в этом конкретном ключе, конечно, лучше, чтобы люди приехали, чем, если они не приедут. Я имею в виду, с деньгами. Конечно, лучше.

 

Артём Войтенков: Ладно, пусть везут деньги, а дальше… Дальше мы подумаем.

 

Евгений Фёдоров: Есть такой населённый пункт - Бодайбо Иркутской области.

 

Артём Войтенков: Я видел на карте Советского Союза, да.

 

Евгений Фёдоров: Да. Значит, чтобы, кто историю хочет вспомнить, именно там были восстания - так называемые Ленские прииски, с которых началась революция.

 

Артём Войтенков: "Лена Голдфилдс" компания.

 

Евгений Фёдоров: Да. Это там. Это Бодайбо, это золотые прииски там находятся. Иностранцы привозили туда деньги. Я думаю, в том числе, и вот такие, которые сейчас под амнистию, - три раза. Их грабили, скажем так, конфисковывали: в восемнадцатом году, в двадцатых годах, и потом ещё в тридцатых годах. То есть, привозят деньги, назывались они тогда инвестиции иностранные. Были специальные конституционные соглашения, ещё при Ленине они начались, много чего. Вкладывают туда деньги - у них конфискация под каким-то предлогом. Ладно, через пять-десять лет опять поехали, вкладывают деньги - опять конфискация. Так три раза.

 

Артём Войтенков: Слушайте, во-первых, это золото, видимо оно отбивалось. А во-вторых, большой вопрос: а почему это Ленин пустил английскую компанию, после революции и всеобщей борьбы с буржуями, он пустил, дал концессии добывать им золотишко?

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, это отдельный разговор. Это понятно, что Ленин агент - это отдельный разговор, но важно что? Важно, что по закону. У них же не бандиты конфисковывали. По закону их три раза конфисковали. Я к чему?

 

Артём Войтенков: Видимо, они наварили больше, чем у них забрали.

 

Евгений Фёдоров: Я говорю о чём? Что если у вас в руках национальное законодательство, вы формируете правила. Поэтому, пусть привезут сюда деньги. А как они здесь будут жить, как будут использовать эти деньги, это определяет национальное законодательство. Поэтому, всегда лучше иметь деньги, в отношении которых можно что-то решать, чем их отсутствие, когда вы точно ничего не решите в отношении этих денег. Извините, я прагматик.

И я не люблю идеологических теорий.

 

Артём Войтенков: Нет, здесь не идеология.

 

Евгений Фёдоров: Это идеология. "Они воры" - вот идеология. Я же понимаю - они воры, поэтому нельзя, чтобы они ввозили сюда деньги. Я такой идеологии не понимаю. Даже, если они воры, пусть ввезут деньги, а мы их конфискуем, потому что, они воры, а не потому, что они ввезли деньги. Понимаете разницу?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда второй вопрос. Заявление Сергея Лаврова, министра внутренних дел, по поводу того, что введением санкций США и Запад хотят сменить власть в России. Это как расценивать?

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно правильное заявление. Проблема заключается в том, что российская власть, как бы, не берёт всерьёз даже высказывания своих собственных министров на этот счёт. Потому что, это действительно война. России объявлена война. Так, как она объявлена была сотни раз за нашу историю. Цель войны – уничтожение российского государства и народа. Так же, как и было много раз за нашу историю. Ничего не поменялось. И Лавров просто сказал правду. Что для наших министров редкость - очень редко они говорят правду.

 

Артём Войтенков: Лавров, по-моему, в большей степени правду говорит, чем остальные.

 

Евгений Фёдоров: Это важно. Дальше. Лавров и вторую часть заявления сделал. Он сказал, что Донбасс является частью Украины. Мало того, мы даже не за федерализацию Украины. Типа, делайте всё, что хотите. И это он сказал правду. С момента лишения Путина полномочий на ввод туда войск, со стороны пятой колонны, позиция российского государства, что Донбасс есть часть Украины. Путин борется с этой позицией. Но это как раз вот та история, когда у Путина один подход, а у государственной власти - другой. Это к вопросу о российской конституции, которую всё никак многие люди не понимают, что это такое.

Вы как приходите, мы какой-нибудь мой закон рассматриваем. Сегодня опять.

 

Артём Войтенков: Я специально хотел. Вы же пойдёте выступать.

 

Евгений Фёдоров: Да, закон о СМИ.

 

Артём Войтенков: Вот, я хотел это снять. Про Лаврова ещё что-то.

 

Евгений Фёдоров: Да. Поэтому, в этом плане Ларов говорит абсолютную правду, и мы про это говорим. Позиция российского государства – сдать Донбасс. Это позиция российского предательского государства. Пока вы не решите проблему оценки событий 91-го года, у вас нет легитимности для влияния на процессы на Донбассе.

 

Артём Войтенков: Все говорят, легитимность, законность. А если мы будем разбираться, кто устанавливает законы, закон устанавливает какая-то сила. Вот был ли законным переворот семнадцатого года? Не был. Но, тем не менее, затем у нас потом получилось вроде как государство, самое мощное в мире, которое признали все. Оно стало, вроде как законным. Потом следующий переворот - 91-го года, который вроде как признали официально. То есть, вот это понятие: законно, не законно, легитимно. Мы же наследники фактически СССР. СССР возник незаконно, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Слово "фактически", вам надо перевести в юридический язык. Это для народа может быть дома – "фактически, не фактически". А для юристов, для госстроителей должна быть чёткая документальная привязка. В 91-ом году, потерпев поражение, мы же не просто стали другим государством, или другими пятнадцатью государствами, - мы стали государствами, получившими внешнее управление. То есть, победитель нами управляет. И он создал государство под себя.

 

Мы меняем, цель наша не просто "формальная легитимность".

Наша цель – вернуть суверенитет, сделать так, чтобы власть в России принадлежала жителям России.

Сегодня власть в России принадлежит Соединённым Штатам Америки. В этом проблема.

 

Я вам не показывал вот эти материалы пленума Верховного суда Российской Федерации от 10 октября 2003-го года, номер 5?

 

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 г. Москва http://www.rg.ru/2003/12/02/pravo-doc.html

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Просто интересно. Вы потом их можете разместить. Это просто у нас постоянно идут споры. И не все понимают, а что же это такие в конституции за "общепризнанные принципы и нормы международного права"? Почему мы говорим о том, что они - ключ к пониманию ситуации в России. И вот, для тех, кто это не понимает, я и даю вот это постановление пленума, которое языком юристов, профессионалов, законоприменители разъясняют народу, что они под этим понимают. Тем более, в руках Верховного суда, как вы понимаете, и судебной системы, тюрьмы и уголовные сроки. То есть, их разъяснения означают: "Тот, кто не понял, тот идёт в тюрьму".

 

Это не просто так: "эксперт сказал своё мнение".

- "Ты не понял, что мы тебе сказали? Пожалуйста, тебе тюрьма. У нас восемьсот тысяч заключённых, иди, пополни их популяцию".

Вот, что это значит.

 

Так что же понимают наши судьи под тезисами "Общепризнанные нормы международного права"?

Вот они очень хорошо, подробно разъясняют здесь. Естественно, так же это понимают юристы в Госдуме, в правительстве, у президента. То есть, все, кто по долгу работы профессиональной, обязан готовить законы, или их интерпретировать, или в них участвовать, или их организовывать.

 

Вот читаем.

Общепризнанные принципы и нормы международного права.

Они являются непосредственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. А что это значит? Судьи молодцы, они всё разъясняют. Это значит, что эти принципы "определяют смысл, содержание и применение законов".

 

Вот, говорят – "депутаты чего хотят, Единая Россия может, за что захочет, за то и голосует".

Не за "что захочется, за то голосуют". А голосуют за тексты, смысл которых, содержание и применение определяют "общепризнанные принципы и нормы международного права", то есть, иностранные нормы. А не просто так - "голосую, за что хочу". А только за то, что соответствует этим нормам. То есть, речь идёт о всех четырёх тысячах законах, принятых в России. Не отдельно о каких-то, а обо всех тотально.

 

Дальше.

"Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием".

То есть, тюрьмой. Если ты это не понял, уважаемый депутат, тогда тюрьма. Потому что, ты нарушил конституцию, нарушил законы России, когда принимал закон, и внёс в него не то, что разрешено тебе вносить в текст закона сам. И в этом случае, мы тебя сажаем в тюрьму. Потому что, суды осуществляют контроль за деятельностью, в том числе и депутатов и президента Российской Федерации. То есть, депутата посадить в тюрьму можно, если депутат нарушил закон. Судьи разъясняют, в том числе, депутатам: "Нарушение ваше закона будет, если вы смысл вашего закона не согласуете с иностранными нормами".

 

Артём Войтенков: А как же депутатская неприкосновенность?

 

Евгений Фёдоров: А при чём здесь это? Депутатская неприкосновенность не распространяется на, она не даёт депутату право нарушать законы.

 

Артём Войтенков: А что она даёт ему?

 

Евгений Фёдоров: Если депутат ограбил банк, его посадят. Она просто даёт другую процедуру, более высокого уровня. Тебя посадят, если ты ограбил банк. Или если ты совершил другое преступление. И среди этих преступлений, ты написал неправильный закон, не соответствующий иностранным нормам. И, соответственно, начал его принимать, не дай Бог.

 

А что же уважаемые судьи понимают под этими нормами? Кто источник норм? Кто имеет право написать бумагу, на которой написано: "Общепризнанные принципы и нормы, обеспеченные всем правосудием Российской Федерации"? Не выполнил - тюрьма. Кто имеет право? Молодцы, они же тут пишут. Хорошо написали, для тех, кто в танке.

 

Пункт 2.

"Содержание, указанных норм международного права может раскрываться, в частности (целый ряд), в документах…специализированных международных учреждений". То есть, МВФ. Читаем смысл разъяснения. Решения МВФ определяют смысл, содержание и применение законов в России, например.

 

Артём Войтенков: Давайте, я на русский переведу. То есть, здесь написано, что мы должны соблюдать общепризнанные нормы международного права, но, не считая права США и Европы.

 

Евгений Фёдоров: А источником права являются специализированные международные учреждения, созданные для этой цели. Создали их Соединённые Штаты Америки. Их много. В области экономики, например, тоже не один МВФ. Например, МВФ.

 

Смотрите, это важно.

Мы сейчас с вами обсуждать будем Центральный Банк и историю с курсом рубля. У нас есть многочисленные решения Путина, как главы государства, о том, чтобы Центральный Банк изменил свою политику.

 

Артём Войтенков: Слова есть. Решений нет.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Поскольку он это давал на послании Федеральному собранию, - это решение.

 

Артём Войтенков: Какие решения? Просто вышел, поговорил, и ушёл. Это не приказы, Это не какие-то указания.

 

Евгений Фёдоров: Смотрите. По итогам послания выпускается вот такой документ. Документ называется "О мерах по реализации послания президента Российской Федерации". То есть, сам президент выпускает поручения по своему посланию. То есть, он выпускает бумагу с надписью "Поручение".

 

Артём Войтенков: Это уже другое.

 

Евгений Фёдоров: Этот прямая связь. То есть, послание - он сказал, и то, что он сказал, сразу вышло на поручение. Так вот, эти поручения, в них это всё прописано, о чём мы говорим. То есть, формально это всё проходит вот в этих поручениях - видите, какие длинные, по каждому посланию.

 

Когда президент говорит Центральному Банку снизить процентные ставки, а у ЦБ тогда было, когда он говорил, это второй раз даже, не первый, - шесть процентов. А ЦБ не снижает с шести процентов вниз. Снижает, это значит, пять, четыре, три, а повышает до семнадцати. То есть, ведёт противоположную политику. Он прямо нарушает обращение президента.

 

Артём Войтенков: Но обращение, это не приказ всё-таки.

 

Евгений Фёдоров: А он не имеет право дать приказ. Мало того, когда он оформляет это в виде указов, они абсолютно не выполняются, потому что, это указы, не подлежащие исполнению. То есть, у него нет права издавать обязательные указы. Если вы помните советские времена, в Советском Союзе было Политбюро, ЦК. А были депутаты Верховного Совета. Помните?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Депутаты Верховного Совета (советские) были честные люди. Они честно говорили: "Дайте нам документ ЦК, и мы примем закон". Так и работала система:

- Политбюро давало протоколы.

- Протоколы трансформировались в решения ЦК КПСС и его аппарата. Там был многочисленный аппарат, в котором прямо написано было: "Депутатам Верховного Совета принять такие-то законы.

- Они получали бумагу, депутаты, на которой было написано: "Решения ЦК. Закон такой-то. Принять".

- Депутаты голосовали единогласно тогда, сто процентов. Всё.

 

Артём Войтенков: Как современная Дума наша?

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно. Только решения ЦК были национальные. То есть, они создавались внутри Российской Федерации. А сегодняшние решения создаются за рубежом. То есть, тогда вот этими нормами занимались национальные институты: Политбюро и ЦК были на территории России.

Сегодня то же самое, но нормы - за рубежом.

Источник норм - специализированные международные учреждения.

 

Я ещё раз вернусь к этой мысли.

Решения МВФ для нас не просто так - оно обязательное. За невыполненное распоряжение МВФ, депутат, посадят тебя в тюрьму. Как, пример, это работает.

 

Президент в трёх посланиях, оформленных потом перечнем распоряжений, поручений, даёт команды делать то-то. Эти команды поступают в ЦБ, потому что ему направляются эти бумаги, ЦБ сидит в зале, слушает. Поступают в ЦБ.

 

Одновременно МВФ издаёт команды противоположного характера.

- Президент говорит: "Снижать ставки".

- МВФ в сентябре месяце издаёт команду: "Ставку повышай ЦБ в России".

 Прямо чётко говорит, что ставка должна быть повышена.

 

То есть, в ЦБ поступают две команды:

- От президента – снижать,

- От МВФ – повышать.

За президентской командой нет никакой власти. То есть, решения президента выполнять не обязательно. Нет ни одного закона, который предписывает выполнить решения президента. За МВФ стоит закон, и разъяснений об обеспечении правосудием. То есть, если уважаемые члены руководства Центрального Банка, вы не выполните решения МВФ о повышении ставки, вы попадёте в тюрьму. Что выполняет Центральный Банк в этой ситуации?

 

Артём Войтенков: Повышает.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, потому что, за этим стоит вся государственная власть России, включая судебную систему и тюрьмы. Я не говорю про кадровый отбор, про государственное строительство - там свои примочки есть. Но, если ты все эти фильтры проскочил, то тебя посадят в тюрьму, если ты это не сделаешь.

 

Артём Войтенков: А я думал, вздёрнуть на фонарях парочку чиновников для устрашения. А оказывается, не поможет.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, ничего не поможет, потому что, с ваших фонарей можно сбежать. Или уехать за границу, или ещё чего-то. А от тюрьмы… Здесь тюрьма, в Америке тоже тюрьма, если ты не выполнил. Потому что, на них-то уж точно это всё распространяют. Всё, куда ты денешься? Обязан исполнять. Вот так работает система пятой колонны. То есть, в ней идеологически сознательных людей не много. Там просто работящие чиновники, чётко исполняющие законы и конституцию. А конституция им предписывает, а это народ предписал на референдуме, - исполнять приказы МВФ. Всё. Например. Не только МВФ. Вот система и работает.

 

Артём Войтенков: А что это вот за бумажка, ещё расскажите.

 

Евгений Фёдоров: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 http://www.rg.ru/2003/12/02/pravo-doc.html

Причём, ещё раз говорю, про то, что я сейчас говорю, знать людям не обязательно.

 

Артём Войтенков: Они и не знают никто. И я не знал про это.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. Вот вы знакомы с правилами дорожного движения, если вы водитель.

 

Артём Войтенков: Да

 

Евгений Фёдоров: И вам дали права. Если вы занимаетесь законотворчеством в России, вы имеете компетенции, и вы тогда это знаете. А таких не много.

 

Артём Войтенков: А почему тогда все про это молчат?

 

Евгений Фёдоров: А вы не забывайте про пропаганду, которая об одном разрешает говорить, а о другом не разрешает. Кроме того, такое ощущение, что все. Вот об этом и молчит.

 

Артём Войтенков: Нет, ну это отдельная группа.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, фокус направлен на другое. Я же вам говорю, Путин долбит, как заводной "Центральному Банку снижать ставки" - в десятках поручений. Не только же в посланиях.

 

Артём Войтенков: Да он постоянно об этом говорит.

 

Евгений Фёдоров: А Центральный Банк ведёт противоположную игру. Я-то отвечаю на вопрос - почему он это делает. Не потому, что там злыдни сидят, а потому, что это институт такой создан с 91-го года, который работает не под Путиным, и не под главой государства Россия, не под президентом. Он работает под иностранным управлением, и не только он, и Госдума работает под этим же управлением для целей написания законов, и правительство, и вся система. И это можно так решить, только в результате поражения: пришёл начальник, победил, сказал: "Будешь делать так" - Референдум 93-го года.

 

Почему мы и говорим, что главный вопрос - это отмена колониальных статей референдума, потому что, это позволяет девяносто пяти процентам чиновников, которые не политизированы, какие бы они должности ни занимали, работать на Россию. Потому что, из вот того массива политиков и чиновников:

- Политизированные за национальный курс - два процента во главе с Путиным.

- За пятую колонну и Соединённые Штаты Америки – два процента.

- Остальные девяносто пять процентов - это чиновники, которые просто исполняют свою работу, потому что, на неё их наняли. Это слуги. Они говорят: "Вы нам поручение измените, мы будем по-другому делать. Вы нам сказали сюда коробки ставить, мы ставим сюда. Скажете туда, будем туда ставить".

 

Вот те два процента, которые за национальный курс, они находятся в системе конфликта с конституцией. Понятно, что не юридического конфликта, а как бы, психологического конфликта.

 

Артём Войтенков: В общем, им не нравится, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Да. Им не нравится, во главе с Путиным. Он им предлагает национальный курс и разжёвывает:

- Центральному Банку делать это.

- Этим делать это.

Если вы в Центральном Банке не понимаете моих команд о курсе, возьмите, поднимите, он прямо так в послании говорит, используйте, говорит, называет – "опыт ФРС и Европейского банка".

 

Если кто-то там говорит: "Я не знаю, что делать?"

- "Снизить ставки".

- "А как это?"

- "Идите в Центральный Банк европейский, и читайте бумаги, как это делается".

Вот так это и делается. То есть, Путин подробно это разъясняет. На самом деле, его посыл к европейскому банку, это посыл к тысячам документов, где вот такие тома, где подробно прописано, что делать в какой ситуации. А не просто так сказал: "Снижайте ставки, а как - не знаю".

 

Артём Войтенков: Я не думаю, что это слишком сложно, издать одно распоряжение о снижении.

 

Евгений Фёдоров: Нет, там надо не одно распоряжение. Надо на самом деле менять всю систему. Но как менять систему, они сказал, подробно. То есть, он сказал, как менять систему. По сути, он сказал: "Измените тип российской экономики на развитый, американский, европейский, японский, английский и так далее.

 

Артём Войтенков: Слушайте, а зачем Путин так говорит? Он прекрасно понимает, что Центробанк ему не подчиняется. Ему не отдали Центробанк в 2003-ем, в 2004-ом, он пытался отбить. Он прекрасно всё понимает. Зачем он всё время раз за разом это повторяет, с учётом того, что его всё равно никто не слушает, его всё равно все посылают.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, он даёт ответы на вопросы, которые могут быть использованы, только, если поменяет свою позицию народ Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: А народу по барабану, просто глубоко по барабану.

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос.

 

Артём Войтенков: Путина слушать ещё.

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос. Сейчас народу по барабану. Завтра Соединённые Штаты Америки, пользуясь конституцией, обрушат уровень жизни народа в три, в четыре раза. Будет по-прежнему по барабану? Вот Ольга Голодец, уже, мне понравилось, честная женщина, зампред правительства, вчера предупредила, семьи с маленькими детьми, прямо сказала возраст, будут в особо тяжёлом положении сегодня, в связи с сегодняшними событиями. То есть, в связи с нападением на Россию.

 

Артём Войтенков: Это она в Думе сказала?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Она это сказала на пресс-конференции, на каком-то круглом столе. Но открыто уже сказала: "Ребята, вы будете очень плохо жить". Это предупредила. Но это действительно, правда.

Теперь, вопрос. Народ не понимает? Хорошо.

- Открываешь холодильник, там пусто, жрать нечего, извините. Ещё не понял?

- Хорошо. К тебе придут, выселять тебя из квартиры за неуплату. Ещё не понял?

Вот это называется - уроки, как в школе. Есть такие ученики, которые, ну раньше были, которые категорически такие были хулиганы. Вот их порят, они не понимают. Их ещё порят, они не понимают. И вот, их порят, пока они не поймут. Вот сейчас идёт порка населения Российской Федерации со стороны Соединённых Штатов Америки, для того, чтобы это население наконец-то сообразило, чего от него хотят. От него хотят поддержки национального курса, но…

 

Артём Войтенков: Сбросить национальный курс, вот…

 

Евгений Фёдоров: Да.

- Американцы хотят, чтобы они сбросили национальный курс: сбросили Путина, сбросили государство, и уничтожили российскую государственность.

- А мы исходим, национально-освободительное движение, из того, что эта порка, обнищание, безработица массовая, которая будет в следующем году, - она прочистит мозги, и заставит людей вернуться к заветам своих дедов и отцов. А именно, биться за своё Отечество. Не сдавать его, а биться за него, отбивать иностранное вторжение путём борьбы внутри страны с пятой колонной, и изменения конституции на референдуме. Путём изменения вашего решения о колониальном статусе России, который вы утвердили в 93-ем году. Вот, что мы хотим.

 

Артём Войтенков: Вы так красиво говорите всегда. Но, я вот снимал недавно одного нашего учёного, Сергей Савельев. Он занимается мозгом человека. Очень интересный человек, и очень интересно рассказывает. И он рассказал о том, что мозг человека потребляет огромное количество энергии и сил, для того, чтобы думать. Вообще, до четверти всех сил человека уходит на работу, оказывается, мозга. То есть, думать, это очень сложно, это трудозатратно. И поэтому, организм человека старается всячески уменьшить…

 

Евгений Фёдоров: Нет, тем не менее, это всё-таки люди, они постоянно думают, о семье.

 

Артём Войтенков: Я не договорил, подождите. И он говорит о том, что, когда человеку дают готовую систему, где думать не надо, где говорится так: "Вот это слева, это справа, это чёрное, это белое. Думать не надо, всё разложили по полочкам". Вот это всегда воспринимается легче, чем думать, до чего-то пытаться докопаться. Тратить ресурсы свои, или силы жизненные, и время. А так как средства массовой информации находятся в руках врага, открытого, враг даст, полностью всё, разложит: что делать, куда, кого свергать.

 

Евгений Фёдоров: Вы просто сейчас объяснили механизм оккупации, который в России был пять раз до этого. Это преодолимо.

 

Артём Войтенков: Нет, подождите, нас уже завоевали. Вы хотите сейчас это сбросить. Я вам говорю, что это будет очень, очень сложно, в условиях нынешнего положения. А ещё, с учётом того, что думать плохо, вредно для здоровья, то, вот…

 

Евгений Фёдоров: Нет, от голода приходится думать. Опыты проводились, допустим, когда у животных возникает ситуация отсутствия кормов, проблемы разные, то у них резко повышается мозговая активность.

 

Артём Войтенков: Повышается - где еду взять?

 

Евгений Фёдоров: Так и у людей. Вы знаете, я люблю животных, и не люблю, когда над животными издеваются. Наверное, для вас не секрет, что когда у вас в цирке какое-то животное танцует, скачет, то это не просто так, а это значит, что над ним долгое время издевались, ежедневно его избивая. В результате сделали так, что он выглядит, красиво на этом цирке. Это в голову ему бы не пришло на передних лапах скакать. А тут его били так долго, что ему пришлось воспринять необходимость этого поступка.

 

Вот сейчас происходит процесс воспитания граждан России, путём бития за предательство, а не просто бития, а в силу предательства 91-го года, и воспитания их на патриотизм. То есть, либо они воспитаются, как до нас. Мы же не первый раз живём, до нас и деды, и прадеды тоже воспитывались войной, и голодомором, и лишениями. Это было воспитание нации. Ведь все полторы тысячи лет государственного строительства, это был процесс воспитания. Согласитесь.

 

Артём Войтенков: Можно по-разному на это смотреть.

 

Евгений Фёдоров: А как? Оккупация Гитлера, это воспитание? Конечно, воспитание. Перебили десять миллионов человек на территории Украины. Остальные двадцать воспитались в ненависти к врагу. И сбросили его. Правильно? Так ведь это происходило?

 

Артём Войтенков: Как весело англичанам смотреть, как русские с немцами уничтожают друг друга.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно, но это было так. То есть, в Отечественной войне, почему победили? Потому что, когда Гитлер дошёл до Москвы и до Сталинграда, процесс воспитания десятков миллионов людей перешёл в фазу воспитания под воздействием убийств, массовых. Люди посмотрели, как вешают их односельчан на берёзах, гитлеровские войска. Это их воспитало. Правильно? Они пошли в партизаны, скинули врага. Сейчас тот же процесс идёт, абсолютно. Идёт воспитание населения, как это в армии, - не умеешь, заставим. Воспитание населения в любви к своему Отечеству. Которое можно было бы избежать, если бы были мозги, о чём вы говорите. Мозгов нет, значит, кнут. Кнут заменяет мозги.

 

Вот, мы сейчас и находимся в этом историческом периоде.

- На нас напали.

- Идёт уничтожение.

- Это приводит к резкому падению уровня жизни, что и есть процесс воспитания.

 

Если вы обратили внимание, опять, в очередной раз, то, о чём я сейчас говорю, о политике Центрального Банка, о курсе рубля, опять мне запрещено говорить на телевидении и на радио.

 

Артём Войтенков: Вам всегда было запрещено.

 

Евгений Фёдоров: Нет, ну иногда там какие-то пробивались. Так вот парадокс в том, вдруг я получаю огромное количество звонков от журналистов, которые берут у меня интервью.

 

Артём Войтенков: По телефону или они приглашают?

 

Евгений Фёдоров: По телефону. Но они предупреждают: "Нам нельзя вас выпускать в эфир, но мы хотели бы знать".

И дальше я журналисту рассказываю и говорю о том, как всё устроено. Чётко работает система цензуры, и журналисты даже отлично это понимают, они сами же в лодке, которая тонет. Они же понимают, может даже, многие из них более продвинутые, потому что общаются, кругозор. Они это понимают. Но на работе им запрещено это давать. Это к вопросу о цензуре и о пропаганде СМИ. Мы это сейчас просто видим, как это работает. Мне понравилось: вчера выступал Андрей Макаров, председатель комитета, и клеймил тех, кто требует снизить процентную ставку, и говорил, что это враги.

 

Артём Войтенков: Комитета чего?

 

Евгений Фёдоров: По бюджету и налогам в Госдуме. Говорил, что это враги. Мне очень интересно было, зачем он так Владимира Владимировича Путина многократно вчера обозвал? Потому что Путин требует как раз снижения процентных ставок. Видите, как раскол сил идёт. Работает пропаганда, работает пятая колонна, работает чётко система уничтожения страны. Надо думать. Не будешь думать – будешь уничтожен.

 

Артём Войтенков: Интересно, а вот эти люди, которые сейчас в открытую выступают против России, они же что, они не понимают, к чему это всё ведёт?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они интегрированы в систему другую.

 

Артём Войтенков: А, то есть у них чемодан, вокзал, и там…

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Мало того, вот сейчас упал этот рубль. А вы думаете, что это трагедия?

 

Артём Войтенков: Многие уже так начинают воспринимать это.

 

Евгений Фёдоров: Для многих. А как вы думаете, в каких деньгах держат свои капиталы правящие классы?

 

Артём Войтенков: Думаю, что не в рублях.

 

Евгений Фёдоров: То есть это что для них? Утроение капиталов. За год. Понимаете теперь, как они довольны?

 

Артём Войтенков: То есть для них это возможность что-то прикупить…

 

Евгений Фёдоров: Просто человек за несколько месяцев стал в два-три раза богаче. Тупо. Вот вчера он не мог купить пентхауз в центре Москвы, а сейчас может. На те же деньги.

 

Артём Войтенков: Да, я вот, кстати, про это не подумал.

 

Евгений Фёдоров: Как вы думаете? Американцы же всё это продумали и проработали. Там чётко идёт: вы - терпите, а вам – кость.

 

Артём Войтенков: То есть получается, у нас есть верхушка, которая заинтересована просто кровно в падении курса рубля.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, она в падении курса заинтересована, она заинтересована в том, чтобы не ссориться с Америкой, потому что там семьи живут и имущество находится. Она не заинтересована в ссоре потому, что оттуда у них источник власти и денег на территории России. Это оккупационный механизм, это компрадорская верхушка. Она так и должна быть в колониях. Колонии, вообще-то говоря, всегда освобождались очень тяжело, потому что начальство колонии очень часто было заинтересовано в метрополии.

 

Артём Войтенков: Правильно - бусы, зеркала.

 

Евгений Фёдоров: Начиналось с "бусы, зеркала", а потом власть оттуда шла, источник власти оттуда, источник богатств, источник отбора. Отбирают же не самых лучших людей. Принцип отбора – коммуникация с США. А если ты не самый лучший с точки зрения интеллекта, тебе же явно не светит в национальном курсе ничего.

 

Артём Войтенков: Не обязательно быть самым умным, чтобы куда-то высоко пробиться.

 

Евгений Фёдоров: Нет, в национальном курсе отбор идёт по другим качествам. А в колониальной системе, в компрадорской, отбор идёт, я бы сказал, по отрицательным качествам. То есть, ты должен быть коррупционер, ты должен быть, желательно, чтобы ты был не умным человеком, чтобы не задавал дурацкие вопросы в Лондон и в Нью-Йорк. И вот по этому принципу отбор и идёт.

 

Артём Войтенков: Компромат. Чтобы было за что держать.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Поэтому вы не увидите в органах власти сверхумных людей, в том числе и по этой причине. Или просто часто умных. В том числе именно по этой причине не увидите. Там отдельная история – коммуникация, почему ЦБ не выполняет решения. Путин – это отдельная история. Но ещё – это же двадцатилетняя политика. Просто в течение двадцати лет ЦБ работал как орган эксплуатации России, а сейчас американцы изменили свою позицию. Они если до этого давали команду…

Вот овца, они давали команду: "Стриги овцу каждый год и нам шерсть отправляй".

А теперь они поменяли политику и сказали: "Так, стричь овцу недостаточно, надо её убить".

 

Артём Войтенков: Холодец, рагу, что там ещё.

 

Евгений Фёдоров: Да. Всё, поменялась линия. И в результате те же самые, которые до этого, Центральный Банк, стригли овцу российскую, они теперь взяли нож и начали её резать. Потому что команда начальства изменилась.

Позвонил хозяин фирмы и сказал этому, который стрижёт: "Хватит стричь, будешь мясником".

Он говорит: "Я только стричь умею".

- "Мы тебе пришлём консультанта".

И прислали фирму "Woman" (Американская компания Oliver Wyman). Которая объясняет, как убивать овцу. Не только стричь, это вы вроде научились, а вот как убивать.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Ну, это политический вопрос. Поэтому мы ждём, я не скажу, что спокойно. Когда произойдёт массовая катастрофа, массовая катастрофа приведёт к массовой энергии негатива, и дальше эта энергия негатива куда-то пойдёт. Либо она пойдёт…

 

Артём Войтенков: Против Путина.

 

Евгений Фёдоров: Против Путина, и ликвидация России будет, и это будет не та история, как на Донбассе, это будет в тысячу раз хуже. Это понятно, потому что Россия – последняя страна, и американцам надо её просто уничтожить, чтобы не было проблем. И в этом их спасение, как это ни парадоксально, - спасение однополярного мира, спасение доллара.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: Либо вот эта озверевшая масса людей на улице после того, как будет сожжено несколько ларьков, естественно, не без этого, она пойдёт в другую сторону.

 

Артём Войтенков: А куда?

 

Евгений Фёдоров: Туда же, куда пошла озверевшая масса голодных людей, извините за этот термин, потому что это герои в блокадном Ленинграде, - на защиту своего Отечества. Например.

 

Артём Войтенков: Ну, например, Путин понятно, где сидит – это Кремль. А куда пойдёт, если масса людей, в другую сторону? На защиту? Куда идти-то? Никто не стреляет.

 

Евгений Фёдоров: Путин же приглашал на Тверскую, не пришли люди. Пригласит в другой раз. Обязательно пригласит. Вот придёт на Тверскую полмиллиона – процесс пойдёт. Он получит легитимность выкинуть пятую колонну. Не придёт – значит, будем ждать, и наблюдать, как терзают людей, учат их, порят, и как они созревают.

 

Артём Войтенков: И люди все будут говорить: это Путин виноват.

 

Евгений Фёдоров: Да пусть говорят, что хотят.

 

Артём Войтенков: Маленькая часть будет наконец-то соображать.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. В любой войн: можно проиграть и победить. Можно было проиграть в Отечественную войну?

 

Артём Войтенков: Можно было.

 

Евгений Фёдоров: И в блокадном Ленинграде можно было проиграть. Люди выбрали. Они выбрали свой путь сами. Пускай под воздействием обстоятельств, расстрелов, ужасов, учёбы, которую давали гитлеровские войска на оккупированных территориях. Учёбы путём повешения массы людей. Но они сделали этот выбор. Сейчас будет то же самое. Мы могли проиграть Великую Отечественную войну? Конечно, могли. Ну, это очевидно. Можем и сейчас проиграть. Вы правы. Можем, да. Но это решение не моё. Это решение, как и раньше в истории было, миллионов граждан Российской Федерации - вы хотите проиграть или вы хотите выиграть. Раз вы не можете это решение принять мозгами, значит, мы ждём, когда вы это решение примете задницей, извините.

 

Артём Войтенков: Смотрите, вы всё время говорите: выход на улицу, выход на улицу. Но с другой стороны, вот во Франции народ вышел на улицу против узаконивания однополых браков. Их там миллион, по-моему, в Париже вышло. А Париж поменьше, чем Москва. И потом у них ещё были шествия по всей Франции, они ходили, очень много народу, и что? И ничего. А воз и ныне там.

 

Евгений Фёдоров: Потому что господин Олланд, назначенный Соединёнными штатами Америки, имеет другую власть и другую позицию и он просто, как это говорится, отбил это восстание народа. Вот и всё. А у Путина позиция – национально ориентированный курс, восстание национально-освободительное. Но это не личная его позиция, это историческая позиция лидеров государств. Олланд просто не дозрел до этого, американцы…

 

Артём Войтенков: Какое не дозрел, американцы его специально поставили туда.

 

Евгений Фёдоров: Институт такой, они всё время чистят эти истории, да, конечно, поэтому он не дозрел. В России всё сформировано. Кстати, пример Крыма. Когда невозможна была бы победа национально-освободительного движения в Крыму, а там был конституционный вопрос, то же самое, референдум, если бы не было вежливых людей Путина. То есть у нас есть вежливые люди, и есть народ. Вежливые люди проблему не решат, потому что это будет незаконно. Послать ОМОН в ЦБ сейчас незаконно - я вам показал, за это применяется правосудие в отношении тех, кто принял такое решение. Не важно, Президент это или кто-то другой. Это один момент.

 

И народ – второй момент. Если один народ – не получится, как во Франции.

Если одни вежливые люди – не получится, не законно.

Соединение народа, то есть легитимности, и вежливых людей, то есть Путина, и есть решение проблемы.

 

Артём Войтенков: Понятно. Мне, честно говоря, вот смешно, как выходит Набиуллина сейчас и пытается что-то такое говорить.

 

Евгений Фёдоров: Это цирк. Какое Набиуллина, вы посмотрите, сколько, как болтовня идёт у нас… Это видно, как работает пропагандистская система. То есть она настолько очевидна с телевизора, что просто… Я не знаю, кто уже не понимает, что это пропаганда в чистом виде.

 

Артём Войтенков: Кто-то вот не понимает, иначе бы по-другому было.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо, подождём, пока загорится посильнее, тогда мозги заставят понять.

 

Артём Войтенков: Но дело в том, что они разговаривают языком Егора Гайдара, у которого в речи были понятны только предлоги, а остальные – всякие экономические термины для затуманивания головы.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вообще-то говоря, они, официальная позиция власти, никто же её не отменял - что мы недоразвитые, то есть туземцы. Это же официальная позиция, она прописана в договорах, она идёт в речах. Они же говорят, что иностранцам можно это, а вам, туземцам, можно только это. Это и есть термин "недоразвитое государство" или "развивающееся", как они говорят. Или вот ещё у них термин недавно появился "неконкурентное". "Недоразвитое", "неконкурентное" – это же официальная их политика и позиция.

 

Они действительно отбирались по принципу (не только Конституция их заставляет) самой системой за двадцать лет по принципу восприятия, что в России живут идиоты, недоразвитые туземцы, дебилы. Это их официальная позиция, они нас считают дебилами, туземцами. И они с экрана вам, дебилам, объясняют. Они говорят: " Мы же вам сказали уже сто раз, вы, дебилы, не понимаете, что вы дебилы. Скажем вам сто первый, у нас такая работа".

Это же всё видно насквозь.

 

Артём Войтенков: Это видно. Но это просто смешно.

 

Евгений Фёдоров: Людей держат за дебилов. Но они же всерьёз держат за дебилов. Так же, как за дебилов держали индейцев Америки американцы в своё время, как негров Африки.

 

Артём Войтенков: Их, по-моему, до сих пор…

 

Евгений Фёдоров: Китайцев, индийцев… Конечно. Это и есть англосаксонский фашизм. Этот англосаксонский фашизм в головах чиновников Российской Федерации. Их наотбирали по принципу фашистов. Но мы их называем вежливо "пятая колонна", потому что они коммуницированы туда, но идеология их – фашизм. Фашизм по отношению к населению России.

 

Артём Войтенков: Понятно. Хорошо, а вы сейчас пойдёте докладывать какой-то свой законопроект новый, да?

 

Евгений Фёдоров: Да, мы сейчас будем докладывать законопроект, "О СМИ – иностранных агентах" называется законопроект. Уже два года как нами разработан, за него пойдёт очень длинная борьба. Суть законопроекта, что если двадцать пять процентов деятельности и больше финансируется из-за рубежа, то средство массовой информации должно называться иностранным агентом. И за ним должен осуществляться контроль, при этом, естественно, если оно освещает политическую деятельность на территории России.

 

Артём Войтенков: То есть если это про зелёные движения, это не подпадает?

 

Евгений Фёдоров: Если это не политические зелёные движения, которые говорят, что во всём виноват Путин.

 

Артём Войтенков: Так они сначала не политические, а потом они всегда сворачивают…

 

Евгений Фёдоров: Ну, понятно, да. Вот такой закон, довольно мягкий. Надо сказать, что за два года, пока мы за этот закон боролись, а мы реально за него боролись, частично он был реализован. Всё-таки Госдума – это как раз тот случай, когда мы закон пробиваем, против нас сопротивляются, я имею в виду национально-освободительное движение, в Думе группа "Российский суверенитет". Сопротивляются, но под давлением Путина, мы же как бы снизу, а он сверху, что-то надо принять. И процентов на семьдесят – восемьдесят эти вопросы были решены в законе, в этом же, который был после нашего внесения принят. То есть мы внесли два года назад, а он был внесён и принят пару месяцев назад, о том, что средства массовой информации должны иметь собственников только из России, запрещено иметь иностранным собственникам в России. Но вы же понимаете, что если это СМИ, владелец его Гудков, например, житель Лондона, как мы знаем со вчерашнего дня или Навальный…

 

Артём Войтенков: А какая разница, на кого зарегистрировано?

 

Евгений Фёдоров: Ну, конечно, это ничего не значит. Важнее - откуда деньги.

 

Артём Войтенков: Да. И кто командует.

 

Евгений Фёдоров: Откуда деньги? Вот я общался с редактором одного большого радиоканала московского, который крутится, и пришла новая редакция, не буду называть фамилии, пришёл новый состав редакторов во главе с новым главным редактором. Он начал вызывать предыдущих ведущих, кто там ведёт, почему они проводили вот такую-то политику. Например, в одной из передач в течение нескольких лет ежедневно упоминался Ходорковский. Это вот та самая пропаганда, о которой мы говорим. Уже становится очевидно, что это просто тупая голимая пропаганда. И люди пришли новые, редактора, они пытались понять - почему это происходит, просто технология. Это было ещё года два назад. Они вызвали людей, те говорят: "Что вы к нам? Идите в бухгалтерию". В бухгалтерию пошли и посмотрели: заключены были договора о финансировании. Договор с этой редакцией о том, что редакция должна упоминать Ходорковского, он тогда ещё сидел, столько-то раз в день, в неделю, и за это она получает такие-то деньги, вплоть до этого. То есть канал чей-то там другой, но денежки за пропаганду, открытым текстом.

 

Мы хотим хотя бы эти механизмы перехватить, потому что мы понимаем, что по плану американского посла там определённый разворот плана идёт: когда, что, кто когда делает. Так вот средства массовой информации играют ключевую роль в определённых обстоятельствах.

 

Артём Войтенков: Да, для достижения определённой точки кипения.

 

Евгений Фёдоров: На завершающем этапе. СМИ предают своё Отечество и меняют курс радикально за месяц-два до восстания.

 

Артём Войтенков: Вот как на Украине было.

 

Евгений Фёдоров: Не за год, не за полгода, за месяц-два. Они тогда вдруг резко меняют курс, все удивляются. Кстати, не только там, мы это изучали. Например, именно это произошло, когда снимали Берлускони (Silvio Berlusconi). Берлускони, вообще-то, - медиа-магнат, владелец основных СМИ Италии. Но когда его свергали, меняли на другого, на Проди (Romano Prodi), по-моему, вдруг его собственные СМИ, которых он владелец (к нашему вопросу), вдруг развернулись и начали его мочить. Ровно за месяц до этого. Он был в шоке. Он этих редакторов назначал, подбирал, и они вдруг работают в другую коммуникацию.

 

Артём Войтенков: Перекупили или что?

 

Евгений Фёдоров: Перехватили, я бы сказал. Слово "перекупили" отличается от слова "перехватили" тем, что их заранее так заложили, заранее была выстроена система финансирования. Условно говоря, они работают системно, а Берлускони работал точечно. И он точечно считал, что всё в порядке, а люди уже заложены были его враги, уже заложены, они просто молчали, держали язык за зубами, и потом как бы легализовались. Вот эти процессы будут и в Росси абсолютно так же, как и на Украине. Чтобы этих процессов избежать, мы считаем, что этот закон несмотря, что он решён в значительной мере, надо принимать всё-таки в этой редакции.

 

Артём Войтенков: Так а чем это отличается от того закона, который сейчас действует? В чём ужесточение?

 

Евгений Фёдоров: Сегодняшнее действие – запрещено иностранным владельцам иметь СМИ в России. Он ещё не вступил, у него переходный период, сейчас вступит и всё, точка. Мы говорим, что нельзя получать иностранное финансирование на деятельность СМИ.

 

Артём Войтенков: Не важно, кто владелец.

 

Евгений Фёдоров: Не важно, кто владелец. Потому что мы считаем, что владельцы могут быть подставные.

 

Артём Войтенков: Ну, так и будет.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А деньги важнее. Потому что деньги формируют команду, систему, подходы. Если у тебя нет иностранного финансирования, то, по крайней мере, снижаются рычаги - у них, у американцев, уменьшается манёвр. У них остаются только кадры, геополитика, то есть прикрытие за рубежом, ну и пятая колонна здесь подыгрывает. Ослабляются механизмы влияния. Хотя бы половину СМИ они не смогут перехватить. Они перехватят какие-то, но хотя бы половину.

 

Артём Войтенков: Главное же основные. А основные – всё равно они будут контролироваться.

 

Евгений Фёдоров: Основные предадут. Первый канал, Россия – сто процентов предадут. Это видно.

 

Артём Войтенков: Значит надо на них тогда сосредотачиваться?

 

Евгений Фёдоров: Мне даже нравится, как многие из них открыто Путиным называются "бывшие работники ЦРУ", лауреаты прибалтийских, не буду фамилии называть, медалей за ликвидацию Советского Союза. Сейчас они как бы перекрасились: "Мы уже такие за Путина. Мы как бы за Россию". Но слова "суверенитет" они не говорят. Ну, понятно же, что они оттуда. Они оттуда подбирались, создавались, назначались. Просто сегодня они на стороне сильного. Как только закачается Путин, зашатается, а он зашатается, когда свою работу сделает Центральный Банк, правительство, пятая колонна в московской мэрии, когда через этих врачей раскачают ситуацию, они тут же добавят в последний момент вот этот ресурс вторжения. Это же понятно. Поэтому смело говорю - Пятый, Первый канал, Россия, предадут. НТВ уж тем более.

 

Артём Войтенков: Ну, вот Вы, я смотрю, читаете название своего законопроекта из бумажки, которые вам раздают, как голосовать. И там уже наверняка написано, будет он принят или нет.

 

Евгений Фёдоров: Да. Уже написано.

 

Артём Войтенков: И что написано? Не принят?

 

Евгений Фёдоров: Против, конечно. Уже указания получены. Было "против" и в предыдущих случаях. Мы же два года за этот закон бьёмся. Но в результате мы пробили вот ту редакцию. Она компромиссная. Мы считаем, что эта редакция недостаточна. Мы продолжаем давить. Я уверен, что по мере воспитания граждан холодом и голодом, будут созданы условия для путинских законов, в том числе и для этого. Даже если сейчас отклонят, он уже готов, текст готов, всё проработано.

 

Артём Войтенков: Так они внесут опять свой. Тот внесли какие-то другие люди?

 

Евгений Фёдоров: Да, внесут свои, будут перехватывать пытаться, но это борьба, она так и идёт. Это и есть борьба. В этой борьбе если вы идёте на борьбу, вы же не обязательно победите, ну и здесь то же самое. В целом мы побеждаем, другое дело, что это идёт… Знаете, вот отряд пробирался через лес, из двадцати человек остался один.

 

Артём Войтенков: Да, весело.

 

Евгений Фёдоров: Но он дошёл.

 

Артём Войтенков: Хорошо, уменьшение населения страны в двадцать раз - да, это вполне вероятно.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что этого не произойдёт, но просто, чтобы было понятно. Мы ведём борьбу. В этой борьбе не ждите от нас побед. В этой борьбе победы пойдут, когда изменится баланс сил. А до баланса сил мы отступаем - до Москвы, до Сталинграда.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, а кто вам раздаёт вот эти вот указания, как голосовать?

 

Евгений Фёдоров: Эти указания существуют во всех фракциях. Эти указания выпускаются на основе конституции о том, что Дума только принимает законы, и на основе фракционной дисциплины, суть которой всё равно, что производственная дисциплина. Вот вы пришли на работу, у вас производственная дисциплина, вы водитель, вам путевой лист, и езжай в Сочи. Например. Везите.

 

А вот если бы вы пришли на работу и вместо поездки с путевым листом в Сочи решили написать книгу, так не бывает. Так и в Госдуме. Люди принимаются под определённую работу. Это работа - принимать законы и выполнять фракционную дисциплину. Принимать законы в соответствии, как мы уже обсудили, с указаниями специализированных международных учреждений. Вот работа депутата. Но это же у них там специализированные, а у нас это всё транслируется в виде специальных решений. Такой документ, который раздаётся во все фракции, и в этом документе написано…

 

Артём Войтенков: Его получает каждый депутат.

 

Евгений Фёдоров: Да. Его получает каждый депутат, и в нём сказано, что он должен делать, за что голосовать и что говорить. Потому что есть ещё документы, что говорить. По сути это театральные артистические роли. Приходит в театр артист, хоть он трижды народный - экспромта не бывает в театре. Ему режиссёр написал, вот это режиссёр пишет, и раздал, что ему надо говорить. Здесь то же самое. Вот раздали: за это надо "за", за это – "против", за это "за", за это – "против". И тут ещё для умных, внутри, для системы, указано, как формировалась позиция "за" или "против", через какие фильтры она прошла. Тут ссылка на Правительство, как правило. Потому что Правительство получает те же указания от МВФ, как и Дума, просто оно их дорабатывает и дальше вносит законы. Поэтому любой закон обычно получает согласие Правительства. Дума – это действительно артисты, но в нижнем ключе исполнения, то есть до них куча людей, которые проверяют, чтобы не было ошибок.

 

Артём Войтенков: То есть депутат – это самый нижний актёр.

 

Евгений Фёдоров: Это самый нижний актёр, просто рядовой. Не ведущий актёр. Мало того, есть депутаты, действительно хорошие специалисты. Они в Думе актёры, а потом они идут на какие-то совещания, где у них есть какая-то дополнительная возможность. Но они там на этих совещаниях не от депутатства имеют эту возможность, а в силу своего статуса вне Думы. Интегрированы в другую систему. Я же тоже интегрирован в систему Путина.

 

Артём Войтенков: Вас, кстати, ругают, часто: почему Евгений Фёдоров голосует за эти законы такие-сякие плохие.

 

Евгений Фёдоров: По той причине, что вы на своей работе делаете то, что вам велит начальство - по таким же основаниям.

 

Артём Войтенков: А то вас выгонят.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, я взял эти правила, согласился, на них пошёл, когда шёл в Государственную Думу, это правила рабочего поведения. Это правила устава Думы. И не только Думы, всех парламентов. Это англосаксонский тип демократии. И, кстати, советские депутаты. Мы же это обсудили. Источник просто разный. Советские депутаты тоже были актёрами, Верховный Совет. Но они откровенно говорили: "Мы актёры, выполняем приказы Политбюро и ЦК КПСС". Честно же говорили, не обманывали никого.

 

Артём Войтенков: Ну, я маленький был, я не помню.

 

Евгений Фёдоров: Люди, кто постарше, помнят. Это было официально всё. Сейчас Дума как бы скрывает, это пропаганда. Она скрывает, что ею управляют специализированные международные организации. Об этом пишут только специалисты и судьи. И депутаты-то это знают, но народу это не говорится. А в Советском Союзе всё было честно.

 

Вообще русский тип государственного строительства и демократия русская на порядок более честная, чем англосаксонская с их этими партийными состязаниями. Русский тип – это чётко совмещается реальная власть с официальной властью. Депутаты Верховного совета открыто говорили: "Не мы решения принимаем.

Они же честно говорили: "Наша задача эти решения легализовать в конституционном поле, а решения принимает ЦК. И ЦК выпускает бумагу".

 

- Вот эта бумага сейчас есть производная бумаги, выпущенной "специализированными международными организациями".

- А в Советском Союзе такая же бумага была тоже. Только она была публична, её не втихаря, как я сейчас держу, достают там и голосуют и назад кладут.

А её, официально говорили: "Да, вот у нас есть Постановление ЦК, по нему надо принять этот закон, мы по нему голосуем единогласно, всё".

Всё честно. Любой колхозник в Советском Союзе знал, что главный в Советском Союзе кто? Генсек - Сталин, Брежнев и так далее. Правильно? А не президент – Калинин, Подгорный и так далее. Понимаете разницу? Это была честная политика.

 

Вот русское государственное строительство в основе своей честное.

Вы, ваше дело, депутатов, чётко следовать командам ЦК, а вот ЦК вместе с Политбюро уже вырабатывает стратегию. Хорошую, плохую, правильную ли – это другой момент. Но они вырабатывают здесь, в Кремле. Стратегия вырабатывается в Кремле. А сегодняшняя стратегия на территории России запрещена Конституцией вообще, как институт.

 

Именно поэтому для нас национально-освободительная борьба. Почему референдум и прочее. Потому что для нас очень чётко видно: Путин даёт команды одни, МВФ даёт команды другие. Выполняются команды МВФ. Значит, надо Путину, главе государства, дать полномочия, если грубо, обязательные для исполнения. Мы даём право главе государства издавать указы, которые обязательны для Госдумы, Совета федерации, судов, Правительства, Центрального банка, средств массовой информации, общественных организаций и так далее. Но не для граждан. Потому что для граждан – законы. А для власти, в том числе власти общественной, не важно, должны быть вот эти указы главы государства. Но эти указы тоже не могут быть о чём попало. Они должны быть только о стратегии. Стратегическая линия. Это новая власть. На территории России формируется новая власть. Фактически мы хотим предоставить главе государства полномочия генсека ЦК.

 

Артём Войтенков: Которых у него сейчас нет.

 

Евгений Фёдоров: Которых в России нет ни у кого. Эти полномочия мы берём не у кого-то в России: не у народа, который как бы передаёт, не у Думы, не у Правительства. Мы их берём у США, которые заложены в статьях соответствующих Конституции. Мы Путину даём просто полномочия на уровне специализированных международных учреждений. Ну может иметь Путин такое же право, как МВФ в России или нет? В конце концов.

 

Артём Войтенков: А многие думают, что он имеет все права, всё, что только можно. Ну, вот да, недоразвитые, как говорят.

 

Евгений Фёдоров: Ну вот. Значит, американцы вас будут бить, пока вы не разовьётесь. Вот пока вы не осознаете себя развитыми, вы будете биты, ребята.

 

Артём Войтенков: Очень похоже на новый виток эволюции: глупые умирают с каждым витком всё больше и больше.

 

Евгений Фёдоров: Да. И народы, кстати, и государства, тоже.

 

Артём Войтенков: Да, как это и было - целые народы умирали.

 

Евгений Фёдоров: Всё, как всегда. Я всегда говорю: ничем сегодняшние события не отличаются от всех предыдущих. Ничем. Мы даже это говорим, вот я сегодня на очередном круглом столе говорил:

- Мы стандартные прагматики. Мы не считаем себя самыми умными. Мы считаем, что ум находится в опробованных методиках наших предков, и не только наших, и предков других народов. Поэтому мы не хотим сделать, как в Америке, как в Греции. Мы хотим сделать, как в России. По опробованной технологии. Эта опробованная технология, на сегодняшний день работающая в области экономики - это опять же путинские низкие процентные ставки и запуск национального рубля. Мы про это уже говорили. Просто низкие ставки – это национальный рубль.

 

Я вам скажу наши предложения, а то мы так и не обсудили.

Мы предлагаем:

- Нулевые ставки, как говорит Путин.

- Нормы регулирования – отказаться от Базеля-3 и других норм, которые не дают деньги.

- Банкротство или перекредитование иностранных инвестиций, это семьсот миллиардов.

- Запрет на использование иностранной валюты в экономике страны, кроме населения. То есть валюту можно использовать только для целей импорта. Со специальных счетов только на покупку иностранных товаров. Для торговли.

 

Артём Войтенков: То есть для цели закупки каких-то товаров…

 

Евгений Фёдоров: За рубежом. В России запрещено. Это одно освобождает семьсот миллиардов долларов для рубля. А семьсот миллиардов по нынешним цифрам – я вам скажу, сколько это: это сорок пять триллионов рублей. А наличный рубль – это семь триллионов, чтобы было понятно, о чём идёт речь. Мы одним этим решением – нулевые ставки плюс запрет на использование иностранной валюты – освобождаем для рубля площадку в сорок пять триллионов рублей. И Центральный Банк проводит эмиссию, то есть печатает деньги на эту сумму взамен долларов, и перекредитует иностранные инвестиции на национальные. Вот вам и источник появления национального бизнеса и национальных инвестиций, роста производительности труда, роста индустриализации, строительства заводов, фабрик и всего остального. Просто в экономике появляется, мы два месяца назад говорили о двадцати триллионах…

 

Артём Войтенков: Курс-то меняется.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас после последних решений ЦБ уже сорок. То есть мы печатаем сорок – сорок пять триллионов рублей, которые замещают доллары. Не новые рубли, а замещающие доллары. Что даёт экономический рост 20%, нулевую инфляцию, рост зарплат, пенсий и укрепление рубля, то есть у нас проблема будет, чтобы рубль не проскочил тридцать и не ушёл в двадцать, пятнадцать по отношению к доллару после этого.

 

Артём Войтенков: Смотрите, верно ли я понимаю, что у нас, получается, сейчас американцы своими санкциями и торговыми ограничениями, они именно режут вот это внутреннее. То есть что нужно для развития внутреннего рынка? Нужны дешёвые кредиты и нужно, как вы сказали, разрешение. И нужно неприсутствие конкурента у иностранного капитала.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Вот. И иностранных товаров, кстати. Таможенные пошлины должны быть высокими.

 

Евгений Фёдоров: Иностранные товары в эту схему… Нам это не обязательно. Мы самая богатая в мире страна, мы можем допустить иностранные товары. Нам главное – не допустить иностранные деньги.

 

Артём Войтенков: Нет, ну пока мы не сможем, потому что та же самая техника, мы её не производим вот это всё.

 

Евгений Фёдоров: Купите. У нас положительный платёжный баланс. То есть у нас есть деньги, на что купить. Как это работает? Платёжный баланс – это мы продаём больше, чем покупаем. До сих пор, несмотря на падение цен на нефть. Это означает, что мы внутри страны пользуемся рублями, получаем сорок пять триллионов дополнительных инвестиций за счёт этого.

 

Я бы американцев вообще послал. Тут написано "перекредитование или банкротство". Я считаю, что надо обанкротить иностранные инвестиции в России и всё.

 

Артём Войтенков: Сказать, что всё, сгорело.

 

Евгений Фёдоров: Кстати, мы такой закон подготовили. В связи с форс-мажорными обстоятельствами, деньги, полученные от стран-агрессоров, замораживаются. И всё, и мы автоматически освобождаем сорок пять триллионов рублей для национального рубля - бесплатно, даром.

 

Артём Войтенков: Как это даром? Это такие пушки сразу будут нацелены.

 

Евгений Фёдоров: Они уже нацелены. Хуже не будет. Они уже нацелены, они уже стреляют по полной программе. Хуже не будет, об этом и речь. Нам самое главное принять в голову, что у нас идёт война. У нас уже идёт война, а мы поставляем гитлеровской Германии оборудование, технику и товары. Вот это то же самое, аналогия. Уже сорок третий год, а эшелоны из Советского Союза едут в Германию с поставками - нонсенс, глупость, а у нас сейчас это происходит.

 

Артём Войтенков: А мы не сможем выжить, не продавая нефть.

 

Евгений Фёдоров: А мы не американцам нефть продаём. Американцы не покупают у России нефти ни одного галлона. Мы всю нефть продаём в другие страны: Европа, Америка, Азия, Африка. Но Америка, в смысле, не Соединённые Штаты, в США мы вообще не продаём нефть. У нас платёжный баланс положительный, а это значит, что мы технологии купим. Вот это оборудование и станки для индустриализации. Просто из сорока триллионов, которые вы пустите на индустриализацию, на оборудование вам понадобится триллионов пять, не больше. Понадобится, но не больше пяти триллионов. А у нас положительный платёжный баланс. Вы эти деньги получите, у вас нефть продаётся за рубеж, деньги доллары привозятся, на бирже меняются на рубли, и на эти доллары вы покупаете это оборудование, вот и всё.

Россия – самая богатая в мире страна, её нельзя лишить денег в принципе.

 

Артём Войтенков: Тем не менее, мы живём достаточно бедно. Понятно, почему.

 

Евгений Фёдоров: Потому что колония. Потому что решения за нас принимает МВФ и другие государства в своих интересах. Поэтому вопрос суверенитета, который выглядит для нас как полномочия главе государства стратегического управления. Указы главы государства, вот те, например, стратегические указы как пример, были его майские указы знаменитые.

 

Артём Войтенков: С ними до сих пор бегают, говорят, они не выполняются.

 

Евгений Фёдоров: Путин говорит: "За два года исполнение двадцать процентов". Двадцать процентов – это погрешность, чтоб было понятно. За два года что-то исполнили, оказалось, это случайно совпало с написанными указами, какие-то второстепенные пункты. Но если мы даём главе государства право выпускать документ, например, указ, обязательный к исполнению, ситуация вся меняется. Только этот документ должен стоять выше по статусу иностранных специализированных организаций. Вот и всё. А это вопрос законодательства - какой закон. Это вопрос на самом деле референдума по Конституции. Но временно это можно заменить временными законами. Что мы сейчас и проводим. И ждём просто, когда народ подключится к этой борьбе.

 

Артём Войтенков: Да народу надо думское телевидение смотреть, это иногда так весело. Правда, часто скучно, но местами весело.

 

Евгений Фёдоров: Если будет смотреть народ телевидение, его отключат.

 

Артём Войтенков: Думское.

 

Евгений Фёдоров: Пропаганда работает, она же не дурака валяет. Иногда нам говорят: сделайте свой канал. Да его отключат завтра, да и всё.

 

Государственная Дума Российской Федерации

Ведущий – председатель Государственной Думы Нарышкин Сергей Евгеньевич: Проект федерального закона №535071-6 "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации" в части введения статуса средства массовой информации – иностранного агента". Евгений Алексеевич Фёдоров, пожалуйста.

http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=535071-6&02

 

Евгений Фёдоров ("Единая Россия"): Спасибо. Уважаемый Сергей Евгеньевич! Уважаемые коллеги! Предлагаем проект закона ""О средствах массовой информации" в части введения статуса средства массовой информации – иностранного агента".

Закон содержит три основных новеллы. Это в случае, если иностранное финансирование СМИ превышает 25 процентов:

- Появляется этот статус средства массовой информации, освещающего политическую деятельность.

- Вводятся меры контроля за финансированием таких средств массовой информации, которые устанавливает правительство.

- И формируется реестр, из которого граждане могут видеть эти средства массовой информации.

 

Закон обсуждается около двух лет. Я благодарен Комитету за принятие поправок близкого содержания с ограничениями владения иностранными владельцами средствами массовой информации в России (такие поправки были приняты недавно). Эта поправка решает проблему в какой-то мере, но только частично, потому что мы понимаем, что это может быть Гудков, Пономарёв, кто угодно владельцем этого СМИ как бы подставным, и мгновенно всё это СМИ уходит из-под этой системы поправок.

 

В то же время изучение методик успешных государственных переворотов, организованных хотя бы даже нынешним послом США в России. Переворотов, например, в Грузии как успешных, на Украине – показывает, что роль СМИ ключевая. Фактически основные СМИ страны-жертвы перехватываются на последних стадиях госпереворота приблизительно за месяц-два до основных событий.

 

Сейчас мы видим резкое ухудшение ситуации в экономике, которая запускает эти события. В дальнейшем мы вдруг удивимся, что основные средства массовой информации, крупнейшие, вдруг начнут вести себя подобно "Эху Москвы". Но это такой закон, такая методика. До этого Госдепартамент США устанавливает коммуникации с существующими редакциями финансовые, идеологические на основе политического прикрытия, то есть, обещая соответствующую государственную поддержку тем редакциям, которые будут участвовать в государственном перевороте.

 

Например, при смене редакции одной из радиостанций здесь в Москве (я лично разговаривал с новыми редакторами) выяснилось, что старая редакция получала деньги по официальному договору за упоминание имени Ходорковского. Довольно крупная радиостанция, которую все москвичи слушают. Вроде здесь никто ни при чём, однако, за этим существуют определённые финансовые механизмы, за такими событиями. Закон заблаговременно вскрывает эти коммуникации для общества и государства, и позволяет блокировать такого рода действия в критической ситуации.

 

Мы видим, что подготовка Майдана в России уже началась. Об этом уже говорил вчера, например, министр иностранных дел. Да, собственно, никто это не скрывает. Началось уже и падение жизненного уровня. В рамках этого – работа пятой колонны и многое другое, всё по плану. Но решающие события будут в 2015-м году, соответственно, авторы закона предлагают не ждать этих событий и решать эту проблему заблаговременно. Спасибо.

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. Андрей Владимирович Туманов (Справедливая Россия).

 

Андрей Туманов: Уважаемый Сергей Евгеньевич! Уважаемые коллеги! Хотел бы выразить огромную благодарность депутату Фёдорову за интересные законы, которые он периодически вносит, которые мы с большим удовольствием обсуждают и на Комитете, и в СМИ.

 

По данному законопроекту я бы хотел начать с маленького четверостишья, которое вспомнил с детского утренника, на котором я это стихотворение читал. Это стихотворение про Алёшу и про пуговку, которую он нашёл в пыли (может быть, кто-то из вас помнит стихотворение). А на пуговке были иностранные слова. Он отнёс её начальнику заставы – и они поймали человека:

А пуговки-то нету от левого кармана,

А сшиты не по-русски широкие штаны,

А в глубине кармана – патроны для нагана,

И карта укреплений советской стороны.

 

Теперь к самому законопроекту. Постараюсь очень коротко. Законопроект, ещё раз скажу, интересный и, наверное, нужный, потому что, как нам постоянно говорят: кто контролирует информационное поле, тот контролирует практически всё. Но здесь, в этом законопроекте, масса юридических несуразиц, над которыми авторы почему-то не поработали.

 

Средство массовой информации по закону "О печати" (вот на этом пункте всегда спотыкаются, когда пытаются реформировать закон "О средствах массовой информации"), так вот, по этому закону, средство массовой информации не является юридическим лицом, и не является участником имущественных отношений, а значит, и не может финансироваться, приобретать имущество, равно как и распоряжаться им.

 

Кроме того, законопроектом предусмотрено, что средство массовой информации – иностранный агент должен получать не более 25 процентов от собственных доходов. Но словосочетания "собственные доходы" также нет в законодательстве.

 

Следующее. "Вносить в реестр средств массовой информации – иностранных агентов" – также не предусмотрено такое понятие законом Российской Федерации. Также нет понятия в законодательстве "освещение политической деятельности", поэтому подвести под этот закон можно будет всё, что угодно, абсолютно любую деятельность, даже деятельность газеты "Ваши 6 соток".

 

Кроме того, я хотел бы напомнить слова Владимира Владимировича, которые он неоднократно нам говорил (сразу тише стало в зале) – в том числе и на том самом совещании в Ялте. Он говорил, что "мы крайне заинтересованы в инвестициях". Понимаете, инвестиции – это кровь экономики. Если мы будем сейчас обрубать в разных отраслях инвестиции (а средства массовой информации это крайне недофинансированная отрасль, крайне недофинансированная: не идут туда деньги), то мы просто-напросто обвалим эту сферу. Поэтому давайте проголосуем так, чтобы не было потом нам стыдно за такие законопроекты.

Фракция "Справедливая Россия" будет голосовать против. Спасибо.

 

Сергей Нарышкин: Продолжаем обсуждение тридцатого вопроса повестки. Будут ли вопросы по докладу и содокладу. Прошу записаться. Включите режим записи. Покажите список. Иван Игнатьевич Никитчук (КПРФ).

 

Иван Никитчук: Спасибо, Сергей Евгеньевич. У меня вопрос к Евгению Алексеевичу. Но прежде этого я хочу восхититься аргументом Комитета против этого закона. Дескать, если мы запретим финансирование иностранцами наших средств массовой информации, то всё рухнет у нас, и всё пропадет. Это, знаете, напоминает: если ты хочешь повеситься, то иди в магазин, купи верёвку и мыло – и будет всё нормально.

 

А вопрос мой следующий. Евгений Алексеевич, 25 процентов вы оставляете для финансирования иностранцами. Мне кажется, что даже если и 5 процентов там будет или 2 процента иностранных инвестиций, всё равно это средство массовой информации будет работать на чужое государство. Почему вы вот эту цифру установили? Нельзя ли было сразу полностью?

 

Сергей Нарышкин: Евгений Алексеевич Фёдоров.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо большое за вопрос. Мы это установили, исходя из возможной ситуации в средствах массовой информации, когда, как минимум, нужны какие-то переходные периоды, то есть какие-то вещи могут быть. Мы считаем, что 25 – всё-таки не до такой степени критично, хотя ваша логика абсолютно правильна, я с ней согласен. В будущем, я думаю, вообще не должно быть такого. Но поскольку у нас, как вы видите, к этому ещё не готово общество, мы решили, что какой-то компромисс нужен.

 

Я абсолютно поддерживаю первую часть вашего выступления и напоминаю уважаемому представителю Комитета, Андрею Владимировичу, что только недавно Госдума как раз запретила иностранные инвестиции, то есть собственность, в средствах массовой информации. Поэтому аргументы о том, что они ещё и ограничены будут, немножко выглядят издевательски. Они уже запрещены, именно, в том числе, через ваш Комитет. Спасибо.

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. Николай Алексеевич Коломейцев (КПРФ).

 

Николай Коломейцев: Спасибо. Уважаемый Евгений Алексеевич! Не остановим мы вещание "Первого канала", потому что, если верить СМИ, то красные, зелёные и другие квадраты вообще зарегистрированы в оффшорах, а большую часть контента делают именно они.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо за вопрос. Да, вы абсолютно правы. У нас эта проблема, её называют ещё оффшоризация, она не только экономики касается. По сути, это заграничная юрисдикция. Она касается абсолютно всей системы. Просто этот закон не пытается решить все проблемы, но то, что система полностью нас не устраивает, это абсолютно правильно. Мы, кстати, наряду с этим, дали и другой, более фундаментальный закон, который находится на рассмотрении Комитета. Я, кстати, ещё раз благодарен Комитету, что он принял недавно закон, который как-то начал бороться с этой проблемой, запретив иностранную собственность СМИ. Это было сделано совсем недавно, но мы благодарны ему за это.

 

В будущем, конечно, надо решать вопрос о саморегулировании СМИ. Это современный метод, который позволяет решить проблему средств массовой информации. Надо решить вопрос об экономике СМИ, надо провести деоффшоризацию средств массовой информации. Это надо менять всю систему. Но это связано с экономикой, опять же. Должны быть соответствующие низкие процентные ставки в России, должна быть система рейтингов в России. У нас рейтинги до сих пор все опираются на иностранные механизмы управления, в том числе и средств массовой информации, и в бизнесе. Вообще-то, нам надо поменять всю экономику и всю страну, если честно, но есть вещи, которые критичны. Этот закон решает проблему вот чисто критичных вещей. Спасибо.

 

Александр Дмитриевич Жуков (первый заместитель Председателя Государственной Думы): Шерин Александр Николаевич (ЛДПР).

 

Александр Шерин: У меня к Андрею Владимировичу вопрос будет. Андрей Владимирович, в то время, когда Госдеп тратит миллионы, сотни миллионов долларов для того, чтобы дискредитировать нашу страну в глазах мировой общественности, чтобы расшатать ситуацию в стране (в том числе и финансовую), неужели вы думаете, что иностранные инвесторы, которые будут инвестировать в наши газеты, в средства массовой информации, будут это делать для того, чтобы рассказывать, допустим, о том, как выращивать картофель и морковь? Неужели вы действительно в это верите?

 

Александр Жуков: Туманову включите микрофон.

 

Андрей Туманов: Если вы внимательно почитаете закон "О печати", вы увидите там, что инвестор не имеет права вмешиваться в редакционную политику. Поэтому достаточно соблюдать закон и следить за соблюдением закона, и тогда не надо опять придумывать очередную волну шпиономании. Шпиономания не решает проблемы. Спасибо.

 

Александр Жуков: Тарнавский Александр Георгиевич (Справедливая Россия).

 

Александр Тарнавский: Спасибо. У меня вопрос к Андрею Владимировичу, представителю Комитета. Андрей Владимирович, вы правильно сказали, с моей точки зрения, такую привели нам крылатую фразу, "кто контролирует информполе – тот контролирует всё". По-моему, последние события и на Украине, на Донбассе, и даже выступление сегодня Сергея Евгеньевича Нарышкина в отношении политики ПАСЕ (Парламентская ассамблея Совета Европы) говорит, что многие страны, находящиеся на Западе, живут в рамках двойных стандартов.

 

Может быть, концепция, предложенная коллегой Фёдоровым, была не очень годная, но, наверняка, в Комитете имеется другая концепция и подход, как всё-таки ограничить информполе, поставить его в правовые рамки, с тем, чтобы оно контролировалось российскими людьми. Какая это концепция? Могут ли быть какие-то другие законопроекты на эту тему? Что наработано Комитетом? Спасибо.

 

Андрей Туманов: Отвечать?

 

Александр Жуков: Да. Включите, пожалуйста, микрофон.

 

Андрей Туманов: Немножко странная фраза: "российскими людьми контролировалось". Вы знаете, среде российских людей я знаю столько врагов своей же родины, что некоторые иностранцы по сравнению с ними окажутся совершенно нормальными людьми.

 

Данный законопроект, хочу подчеркнуть, он не решает вот эту сложную проблему. Никто не говорит, что проблемы не существует – она есть, но он её не решает. Давайте действовать всё-таки не так прямолинейно, и не так просто. Давайте придумывать что-то другое.

 

Кроме того, те, кто связан со СМИ, знает их работу в нашей стране, те прекрасно знают, что у нас сейчас практически СМИ все настолько зарегулированы, что, извините, прихлопнуть любое средство массовой информации можно за полчаса. Зачем делать ещё дополнительные какие-то псевдомеры, когда решается это всё, что называется, за несколько минут? Спасибо.

 

Александр Жуков: Черкасов Кирилл Игоревич (ЛДПР).

 

Кирилл Черкасов: Вопрос к представителю Комитета. Андрей Владимирович, вы только что сказали о зарегулированности, и была такая фраза, что собственники не влияют на редакционную политику. Но тогда прямо звучит вопрос: а как же тогда с теми информационными вбросами, которые мы видим последние две-три недели, и которые сначала обрушают курс национальной валюты, потом они в отдельных регионах делают всплески по товарам первой необходимости, по продуктам питания (специально не буду их сейчас называть, чтобы дальше это не провоцировать)?

 

То есть получается, что у нас собственники, которые, как вы, с ваших слов утверждаете, сегодня практически полностью подконтрольны государству, занимаются обратным действием? То есть не успокаивают рынок и население, а, наоборот, раскручивают те инфляционные процессы, которые сегодня происходят в экономике?

 

Александр Жуков: Коллеги, есть ли желающие выступить? Есть. Включите режим записи. Покажите список. По одному от фракции, коллеги. От КПРФ Коломейцев Николай Васильевич.

 

Николай Коломейцев: Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги! Относясь с уважением к коллеге Туманову, тем не менее, он же из Славянска и не помнит, что в Украине каждый канал принадлежит одному из олигархов. Утверждаю, что по тексту до переворота на Украине многие законы были значительно демократичнее, чем в России. Но американцы во главе с послом, который ныне посол в Российской Федерации, создали сетевую структуру:

- С одной стороны - спецслужбы искали крючки на олигархов, чиновников.

- С другой стороны - чётко закручивали связи с журналистами.

Шустера откуда забрали? Из Российской Федерации на Украину. Киселёва откуда забрали? Вы помните, на каком канале они были и о чём рассказывали, что вещали?

 

Поэтому если посмотреть дальше, то я не согласен с коллегами, которые говорят, что у нас за пять минут можно закрыть. Попробуйте закрыть СМИ Ковальчука сегодня – устанете закрывать, даже если у него будет тысяча и одна ночь нарушений. Попробуйте закрыть Эрнста, или попробуйте "НТВ" закрыть – это глубокое заблуждение. Но именно самый сконцентрированный контент находится в этих телеканалах, и все перевороты идут с этих телеканалов. И самое главное - коммерческое воздействие идёт отсюда. "Кто платит, тот и музыку заказывает", – есть такая пословица. Тем более, если посмотреть глубже, Геббельс говорил: "Если человеку каждое утро говорить "добрый вечер!", то через какое-то время он утром встанет и скажет своей половине "добрый вечер!"

 

Если вы внимательно проанализируете, о чём говорят и пишут сегодняшние наши СМИ и через сериалы, и через статьи, то вы увидите, что исподволь сегодня кто пиарится? Тот, кто завёл страну в тупик. МВФ поддерживает все меры Центробанка. Хотя Фридман, только не наш – экономист известный, который недавно стал Нобелевским лауреатом (лет десять назад) по экономике, он говорит, что если денежная масса, агрегат М2, менее 45 процентов – не будет в стране никакого роста. А у нас, обратите внимание, она с 44 опустилась до 41. И что мы видим? МВФ поддерживает такие меры. Кудрин и компания, которые всё это время выводили деньги в американские и другие ценные бумаги - всё это дело поддерживают.

 

Кроме того, СМИ – это страшное оружие. С моей точки зрения, на данный момент это самое мощное оружие. Я даже удивляюсь, когда Комитет, обязанный представлять интересы государства, признаёт необходимость, но не поддерживает. Я вообще не понимаю Комитеты, которые выходят и говорят: "Да, два законопроекта рассмотрено. Тема действительно очень важная и нужная, но принимать нельзя".

 

Друзья мои, у нас есть по регламенту два первых чтения. Мы можем в первом чтении два раза рассматривать. У нас с вами по регламенту ко второму чтению можно провести парламентские слушания, круглые столы, внести кучу поправок. А есть особо одарённые депутаты в этом зале, которые способны не просто поправки внести, а ко второму чтению представить законопроект, который на тысячу страниц больше, чем тот, который внесён в первом чтении, и в трёх чтениях принять. Мы же их помним? Они сейчас, правда, не ходят, но они очень банкам тоже сильно помогали.

 

Поэтому я всё же предлагаю... Несмотря на то, что Евгений Алексеевич был очень крутой либерал (вы посмотрите его политическую биографию), но он сегодня прозрел и предлагает правильные законы. Я предлагаю поддержать закон Евгения Алексеевича и ко второму чтению совместно доработать и помочь противодействовать новому, менее шумному, но, наверное, более деятельному, чем Макфол, послу США в Российской Федерации. Спасибо.

 

Александр Жуков: Иванов Сергей Владимирович (ЛДПР), пожалуйста.

 

Сергей Иванов: Уважаемые коллеги! Вот примем сейчас этот законопроект – и будет у нас, как по-старому. Представляете, берём газету "Правда", смотрим на первую страницу, и там написано: "Газета "Правда", орган Центрального Комитета Коммунистической Партии Советского Союза, и ордена все: Орден Октябрьской Революции, Орден Ленина и так далее и тому подобное. И у нас теперь после этого законопроекта будет то же самое. Открываем газету какую-нибудь, например, не знаю, "Ведомости", и там: "Газета "Ведомости" обладает статусом иностранного агента". После этого люди будут говорить: "Фу! Эту газету я не буду читать. Этой газете место только в туалете". Если бы так было, то это, может быть, было бы и смешно, но так не будет, к сожалению, уважаемые коллеги.

 

Я не знаю, почему-то никто не вспомнил, как некоторое время назад мы принимали такую же пугалку, и общественные организации называли, наделяли статусом иностранного агента, устанавливали их отчётность определённую и так далее. Что поменялось? Да и вообще, когда принимали вот это всё, что мешает, извините, иностранному агенту, который хочет разложить нашу страну, подготовить Майдан и так далее, делать это не топорно, напрямую через вот это средство массовой информации (которое, как правильно, в принципе, сказал представитель Комитета, не обладает такими полномочиями, чтобы брать от него всё это), а дать деньги кому-нибудь. Эта гопкомания организует средство массовой информации, состоящее исключительно из граждан Российской Федерации, которые (как знает представитель Комитета, опять же) являются врагами, и они будут спокойно работать, не имея никакого отношения. Докажи поди потом, где они это взяли. То есть таких предложений масса, а толку никакого. Не надо людей пугать.

 

В принципе, правильно говорят, что (я не знаю, Лукашенко сейчас так делает или нет делает) раньше в Белоруссию все переводы, которые отправлялись, (то есть даже если лично посылаешь родственнику), часть денег изымалась в пользу белорусского государства. Таким макаром он боролся с теми, кто пытался разложить Белоруссию. То есть всё нормально. Он не знал, с какой целью присылают, поэтом частичку брали (5 или 10 процентов). Не знаю, сейчас это сохранилось или нет. Та же самая ситуация, видимо, и у нас.

 

Вы знаете, ребята, не надо бояться тех, кто тебя хвалит. Я бы на месте нашего государства, если не спонсировал, то, по крайней мере, не трогал бы эти, как сегодня коллега Макаров выразился, "ЭхДожди". Их надо действительно слушать, потому что предают в основном действительно те, кто вас хвалит и хвалит.

 

Вспомните "Партию регионов". Хвалила, хвалила, потом повернулась на 180 градусов, перекрасилась и так далее – нет её больше. Если уж вы, Евгений Алексеевич, так заинтересованы в подобных вещах, то давайте сделаем так, как делали наши мудрые предки. Например, после того, как гетман Мазепа после долгой дружбы с Петром Первым переметнулся к Карлу Двенадцатому, предал его, Пётр Первый учредил что? Учредил медаль имени Иуды и награждал ею всех, кто так себя повёл. Давайте и мы учредим орден или медаль имени Иуды или премию и будем давать тем средствам массовой информации, которые вы нам скажите, что вот они себя ведут подло, нехорошо, некрасиво по отношению к родине, которая всё делает для того, чтобы они развивались.

 

Или возьмём графа Палена, который был ближайшим другом Павла Первого, и на вопрос Павла Первого, знает ли он что-нибудь про заговор, ответил: "Конечно, знаю. Я вообще возглавляю его". Правда, потом он, конечно, грохнул, но тем не менее. Вот так надо действовать. А вы будете пугать какими-нибудь иностранными агентами.

 

У нас в народе как говорят? "Хоть горшком назови, только в печку не ставь". Поэтому если они хорошие агенты, они вам Болотную организуют, даже с этим названием или без этого названия. Если они тупые исполнители, они будут только гранты проедать, а толку от этого никакого не будет. Поэтому ЛДПР ваш законопроект поддерживать не будет. Мы прессу любим, какая бы она ни была: иностранный агент или российские наши хорошие ребята.

 

Александр Жуков: Левин Леонид Леонидович (Справедливая Россия). С места.

 

Леонид Левин: Да, спасибо. Я хотел бы от Комитета прояснить ряд позиций, если коллегам они не совсем были понятны из выступления представителей Комитета.

 

Во-первых, Евгений Алексеевич сам уже это озвучил, и я хотел бы ещё раз подчеркнуть: в сентябре Комитетом принят закон об ограничениях права собственников иностранных владения российскими СМИ, которые достаточно эффективно ограничивают воздействие на редакционные коллективы. Этот закон, поверьте мне, даже более эффективен с точки своей юридической структуры, нежели то, что предлагает коллега Фёдоров. По сути, этот закон и решает ту проблему, о которой заботится Евгений Алексеевич.

 

Также хотел поддержать Сергея Владимировича Иванова, который только что выступал, потому что собственно сам законопроект также не решает проблему финансирования СМИ. Существует огромное количество форм, которыми СМИ, если они финансируются из-за рубежа, могут быть и через рекламу, и через личные консультационные контракты и через социологию и так далее. Поэтому пытаться здесь закрыть все возможности это по сути уже переход на передел рекламного рынка, что, наверное, этим законом не предусматривалось.

 

Ещё хотел бы обратить внимание коллег, чтобы они не путали производителей и собственников СМИ. "Красный квадрат" и другие – это производители, а не собственники СМИ. Это тоже важно понимать.

 

И последнее. По поводу информационных вбросов. Я хотел бы сказать, что если мы объективно посмотрим на информационную палитру, то СМИ, не важно какие: являются ли они иностранными или российскими – приблизительно в целом одинаково освещают сегодняшнюю ситуацию, в том числе на банковском рынке. Спасибо.

 

Александр Жуков: Тарнавский Александр Георгиевич (Справедливая Россия).

 

Александр Тарнавский: Спасибо, Александр Дмитриевич. Мы буквально пару часов назад обсуждали законопроект о ДОСААФ, и было страстное желание этот законопроект поддержать всеми руками, как говорится. Но правовая ситуация, связанная с этим законопроектом, не давала нам это сделать. Мне кажется, здесь подобная ситуация. Представитель Комитета сказал от имени Комитета крылатую фразу - "кто контролирует информполе, тот контролируёт всё". Мы это услышали. Дальше – как эту ситуацию поправить и вернуть в надлежащие рамки.

 

Может, то, что коллега Фёдоров предложил, не совсем корректно, может быть, устарело, и вот Сергей Владимирович Иванович говорил о том, что иностранный агент не так уж страшен, как сам агент, а важно, что и как он делает. Здесь важно понимать, что (надеюсь, в Комитете над этой темой работа ведётся) мы знаем, к сожалению, что многие журналисты зависят от собственников СМИ. Де-факто собственники СМИ вмешиваются в редакционную политику, иногда вплоть до увольнения тех или иных журналистов. Так что проблема есть, в том числе проблема иностранного влияния.

 

Мы видим это, к сожалению, и на примере западных СМИ сегодня отчётливо, когда не замечается порядка семисот тысяч беженцев на Донбассе и их проблемы, а отдельные мелкие проблемы вдруг попадают в поле зрения иностранных СМИ, хотя они не заслуживают того внимания. Об этом же и председатель Госдумы сегодня говорил, когда политика двойных стандартов проявляется во многих проявлениях ряда иностранных государств и международных организаций, в том числе в ПАСЕ. Поэтому этой темой необходимо заниматься, другое дело – какой инструментарий использовать?

 

Я думаю, для этого мы и создали Комитет, чтобы найти, с одной стороны, цивилизованное, а с другой стороны рациональное решение проблемы, отвечающее требованиям сегодняшнего дня, действующему законодательству и в развитие того закона, который мы недавно приняли об ограничении инвестиций в иностранные СМИ. Поэтому и коллеге Фёдорову, и представителям всех фракций, и себе рекомендую над этой темой думать. Тем более, что подобные законопроекты или законопроект, с этим связанный, уже в Государственную Думу внесены и весной будут активно обсуждаться.

 

Напряжение есть между странами, странами-соседями. Раньше мы могли бы этих проблем не замечать, делать вид, что ничего не происходит. К сожалению, сейчас мы этого сделать не можем. Мы вынуждены отвечать, отвечать достойно. У нас есть, чем отвечать. И законопроект, возможно, подобный, на эту же тему может быть создан, только над его концепцией надо очень аккуратно и внимательно поработать. Спасибо.

 

Александр Жуков: Чуйченко Роман Юрьевич (Единая Россия), пожалуйста.

 

Роман Чуйченко: Уважаемые коллеги, закон, который мы рассматриваем, автор его, понятно, мотивирован беспокойством об информационной безопасности государства. Я думаю, что эту обеспокоенность разделяем все мы. Это действительно обоснованные тревоги, потому что Россия является объектом приложения так называемой мягкой силой. И этой мягкой силе, безусловно, надо давать эффективное противодействие, соответствующее современным стандартам, цивилизационным стандартам.

 

К сожалению, признать, что предлагаемый законопроект предлагает эффективное решение данной проблемы, нельзя. Как уже и сам признал Евгений Алексеевич, как говорил представитель Комитета, в сентябре этого года мы приняли изменения в закон "О средствах массовой информации", который, на наш взгляд, предлагает достаточное, эффективное решение тех задач, которые сформулировал Евгений Алексеевич в своём законопроекте.

 

Этим законом (который, я подчёркну, был подан в Палату представителями всех четырёх парламентских фракций), представители иностранных государств, международных организаций, лица с иностранным гражданством, лица без гражданства, с двойным гражданством существенно ограничиваются в праве быть учредителем СМИ, являться редакцией СМИ или контролировать более 20 процентов капитала юридических лиц, являющихся учредителями СМИ.

 

Эти меры представляют собой достаточно универсальную систему контроля над владением, над редакционной политикой, над финансированием СМИ. А тот закон, который мы рассматриваем с вами сегодня, фактически разрабатывает систему морального порицания и некую систему маркеров средств массовой информации и, безусловно, по степени своей эффективности контроля СМИ уступает этому закону, который был принят нами в сентябре. Поэтому фракция "Единая Россия" не поддерживает этот законопроект и будет голосовать против.

 

Что касается автора законопроекта. Я думаю, что Евгений Алексеевич сам косвенно признал, что тот закон, который мы уже приняли, как он выразился, в значительной мере решает проблемы, которые ставил перед собой. Но я думаю (я выражаю мнение фракции), что на самом деле эти меры практически полностью исключают возможности контроля средств массовой информации со стороны иностранных субъектов.

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. Евгений Алексеевич, вы будете выступать? Евгений Алексеевич Фёдоров. Микрофон.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо большое. Да, очень коротко. Уважаемые коллеги, я как раз считаю, что закон об "иностранных агентах"... Тут я хотел бы немножко его защитить. Сказали, что он плохо работает. Он как раз очень хорошо сработал, на мой взгляд. Он поднял иммунитет российской политической системы сам по себе. И у нас стало другое отношение к иностранным агентам, к влиянию оттуда, к конкуренции наций, к оранжевым интервенциям. И это важное такое... Причём мягко это сделал, фактически сформировал: что хорошо и что плохо.

 

Я хотел бы сказать, что до этого агента были у нас такие факты и считалось это совершенно нормальным, когда, например, уважаемая фракция, которая находится в Государственной Думе, вносит законы, подготовленные иностранными агентами. Например, закон Ассоциации "Голос" об Избирательном Кодексе. И это считается нормально и цивильно. Сегодня мы все понимаем: это не цивильно и не нормально, и это очень важная роль сигнального закона. Поэтому я считаю, что надо продолжать эту линию. А наше общество – полторы тысячи лет государственности. Люди разберутся. Они тоже хотят жить. Они не хотят, чтобы их убивали, как на Украине. Им надо дать шанс и правду, чтобы они могли себя защитить. Спасибо.

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. Андрей Владимирович Туманов, будете выступать? Пожалуйста, микрофон.

 

Андрей Туманов: Уважаемые коллеги! Ещё раз подчеркну, что, безусловно, та самая ситуация, которая у нас сейчас есть, требует внимания, но решать любую ситуацию можно двумя способами. Можно способом запретительным (такие способы чаще всего не очень эффективны). Можно идти по другому пути.

 

Например, в других странах рынок печатных СМИ, телевизионный, радиорынок, со стороны государства ему оказываются всевозможные преференции. Например, ставка НДС снижена до нуля в большинстве стран для прессы. Преференции для, например, киосков устанавливаются. У нас же наоборот сейчас. Последнее время мы потеряли десятки тысяч киосков. Всё из-за того, что информационная политика в стране крайне непродумана. Поэтому я предлагаю всё-таки идти немножечко другим путём и не только всё запрещать. Спасибо.

 

Сергей Нарышкин: Спасибо. Ставлю на голосование. Включите режим. Покажите результат.

В зале призыв: Не голосуем!

 

"За" - 9 человек.

"Против" - 39 человек.

"Воздержалось" - 1 человек.

Голосовало 49 человек.

Законопроект отклонён http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=535071-6&02

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вы вернулись с голосования, в котором уже было всё предрешено заранее. По вашему вопросу, по вашему законопроекту шло достаточно большое обсуждение. А некоторые законопроекты, я смотрю, принимаются вообще без всякого обсуждения. Это первое.

 

И второе. То, что вам возражали, я так понимаю, что товарищу Туманову Андрею Владимировичу, ему дают задание: "Надо законопроект завалить". И он должен как-то придумать.

 

Евгений Фёдоров: Придумывают просто чушь всякую. Он может не читать его – что-нибудь придумать надо.

 

Артём Войтенков: Но читать-то надо, чтобы как-то возражать.

 

Евгений Фёдоров: Если вы заметили, он потом в конце ещё пытался какие-то аргументы другие найти, специально взял слово, потому что его выступление выглядело чрезвычайно слабенько.

 

Артём Войтенков: Конечно, инвестиции в СМИ.

 

Евгений Фёдоров: Глупости! Какие в СМИ инвестиции, если там они запрещены (я имею в виду иностранную собственность), а инвестиции там, где собственник, это понятно.

 

Артём Войтенков: Основных возражений было два.

Первое это: "Давайте не будем играть в шпионов".

И второе: "У нас есть действующий уже законопроект, который не нужно дополнять, изменять. Он нас всех устраивает".

 

Евгений Фёдоров: Это да. Но действующий законопроект появился благодаря нашему законопроекту. Мы внесли законопроект два года назад, за него бились. Для того, чтобы наш законопроект притормозить, приняли более мягкий, компромиссный как бы, о собственнике. Чтобы было понятно: собственник действительно меньше влияет на средства массовой информации, чем финансовые потоки, непосредственный финансовый заказ. Поэтому чтобы не принять наш, приняли тот (я уже не стал с трибуны это говорить). То есть, чтобы не принять наш законопроект, который носил более радикальный характер (он суть брал). Тем более во втором чтении можно было не только маркировать иностранным агентам, но можно было и запретить финансирование таких СМИ. Мы планировали во втором чтении решить эту проблему. А чтобы этого всего не было, они и придумали.

 

Кроме того, очень интересно, если вы обратили внимание, с фракциями поработали. То есть их попросили не голосовать за этот законопроект.

 

Артём Войтенков: Я пропустил, как-то быстро мелькнуло. По-моему, там голосовали против или воздержались?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Там, как всегда, большинство не голосовало.

 

Артём Войтенков: Дружно вышли из зала.

 

Евгений Фёдоров: Да. Не голосовало 401 человек.

 

Артём Войтенков: А 39 "против".

Таблица "Общее распределение голосов".

"За" 9 голосов, 2%.

"Против" 39 голосов, 8,7%.

"Воздержалось" 1 голосов, 0,2%.

"Не голосовало" 401 голосов, 89,1%.

Кворум: 226 депутатов.

 

Евгений Фёдоров: 39 "против" – это справороссы, я так понимаю, и 401 человек не голосовал, которые дружно вышли из зала толпой. Да, это правда. То есть по этому законопроекту шла борьба. Я не считаю, что он является очень главным (у нас много законопроектов), но, во-первых, он наполовину принят, в силу предыдущих решений Комитета. Это же борьба, идёт ежедневная борьба.

 

Мы каждый день ходим и ведём борьбу здесь, в Думе – депутатское объединение "Российский суверенитет". Что-то у нас получается. Систему мы, естественно, поменять не можем, потому что система определяется иностранным управлением. Но влияние на какие-то процессы мы имеем, особенно в части так называемых путинских ручных законов. Потому что тот закон, о котором мы сейчас с вами говорим – о запрете иностранцам владеть СМИ в России, был продавлён под Путина. То есть Путин просто, увидев наш законопроект (плюс ему докладывают), он как бы надавил. И дальше тут сыграли свою роль, срочно подсунули другой, не наш – другой, этот другой был принят.

 

Та же история, допустим, была с имуществом чиновников СМИ за рубежом. Мы внесли законопроект. С ним боролись со страшной силой. Путин увидел, потребовал его принять. Тут же срочно внесли другой. Путин увидел, что его обманули нагло, то есть внесли другой текст и другие слова, а доложили ему, что внесли по его команде. В результате возник скандал, и он внёс сам свой. Там была ещё более крутая история в плане борьбы. Вот она так, эта борьба, и выглядит. Потом придётся все эти вопросы решать военным путём, скажем так, когда начнётся в России уже Майдан, государственный переворот пойдёт. И президенту придётся эти вопросы решать не мягко, законами, а военным путём. Вы не забывайте миссия борьбы с этим законом была – и "против" проголосовала фракция справороссов. Если вы обратили внимание, я в конце сказал: "Это та фракция, которая вносит законопроекты, подготовленные США напрямую".

 

Артём Войтенков: Вы разве сказали, что это "Справедливая Россия"?

 

Евгений Фёдоров: Я не сказал слово, я сказал "сидящие в зале", но все знают.

 

Артём Войтенков: Это вы все знаете.

 

Евгений Фёдоров: Регистрация же законопроектов есть. То есть они уже всё, они попали в базу. Ассоциация "Голос" и американцы готовили законы, а вносила их фракция "Справедливая Россия" напрямую. Не через правительство, как обычные законы, по Конституции, а они хотели выслужиться перед американцами, поэтому сказали: "Мы сами внесём напрямую, чтобы показать, какие мы хорошие. Мы готовы, если надо, заместить Путина", – по сути, они тем самым как бы сказали американцам.

 

Эта фракция, уже видно в грядущих Майданах, которые будут в России следующем году весной. Обязательно в Госдуме будут же снимать Нарышкина, на его место будут американцы проталкивать Гудкова или Пономарёва (кстати, оба из этой фракции). И им здесь потребуется какая-то фракция опоры. Уже видно, что это будут справороссы. Понятно, что "Единая Россия" будет вести себя, как "Партия регионов".

 

Артём Войтенков: Так же всё сдавать постепенно.

 

Евгений Фёдоров: Сдавать, а потом перебежит на ту сторону при определённых обстоятельствах, конечно. Естественно, если американцы будут побеждать, это понятно.

 

Артём Войтенков: Если не будут, то не будут.

 

Евгений Фёдоров: Если не будут – тогда нет. Тогда ситуация поменяется в другую сторону. Понятно, что справороссы в этой ситуации будут выполнять роль вот этих фракций - "Батькивщина" Тимошенко, "Свобода", которые были закопёрщиками Майдана. В парламенте они были в меньшинстве, но они были таким политическим закопёрщиком. Уже понятно, американцы приготовили именно им, потому что там и Оксана Дмитриева. То есть там явно формируется будущий такой второй эшелон власти при Ходорковском на базе фракции "Справедливая Россия".

 

Артём Войтенков: Понятно. Вопрос в том, что все депутаты получили вот эти бумажечки, даже не сегодня, а несколько дней назад, про то, как голосовать.

 

Евгений Фёдоров: Нет, обычно с утра получают.

 

Артём Войтенков: С утра. Хорошо, получили с утра бумажечки. И почему они всё равно все высказывались? Какой в этом смысл? Всё равно: бумажку получил – ты должен проголосовать, иначе тебя выгонят.

 

Евгений Фёдоров: Демонстрация, театральная функция. По данному законопроекту высказывались положительные депутаты. Могли бы не высказываться.

 

Артём Войтенков: Там как положительные, так и против были.

 

Евгений Фёдоров: Закон важный. Понимаете, в чём дело. Давайте посмотрим вариант событий такой: Майдан пошёл (это уже 2, 3, 4 месяца), и начались серьёзные процессы. У кого-то в голове возникнет вопрос: "Почему?" Зададут же, в том числе и тем, кто участвует в управлении, депутатам в том числе. Они, естественно, боятся этого случая, они же умные люди, они просчитывают ситуацию. Они боятся, что этот вопрос будет задан им персонально, поэтому они сейчас... Кто-то, как справороссы, те отморозились, потому что у них либо пан, либо пропал. Либо они, как Гудков, квартиры в Лондоне и Америке им уже обещаны, либо они здесь второе правительство.

 

Телефон

Евгений Фёдоров: Алло! Вы сейчас прямо хотите интервью? Сегодня на Думе было обсуждение, открыто звучало, что в том числе его отклонили в силу того, что после нашего закона был внесён другой (на идеологической базе, я так понимаю, нашего закона) о запрещении иностранцам владеть средствами массовой информации в России. Депутаты говорили, что уже это принято и зачем второй раз усиливать эту тему.

 

Наша позиция такая: СМИ – слишком важный инструмент, и вопрос собственности проблему управления СМИ из-за рубежа не решает. Проблему управления из-за рубежа в большей степени решает вопрос финансирования, то есть платы за конкретную деятельность. Поэтому мы и предлагали засветить именно финансирование СМИ, а не собственность. Вот вокруг этого и была сегодня дискуссия. Выступили представители всех фракций. Все понимают, насколько важен этот закон. Там есть, скажем так, проблемы системного характера (в Госдуме), но это отдельный разговор, но важность законопроекта признаётся всеми.

 

С каждым месяцем у нас ситуация будет всё более ясная, с точки зрения иностранных агентов, и открытая. Соответственно, нам придётся принимать меры защиты. Я вам сказал бы так: если бы этот закон обсуждался не сегодня, а, допустим, через пару месяцев, он был бы принят. Потому что через пару месяцев изменилась бы ситуация в стране до такой степени, что пришлось бы... Вот поэтому этот закон и вытащили сейчас, постарались до нового года его убрать. Потому что в следующем году ситуация настолько ухудшится в стране, в том числе политическая, что было бы трудно этот закон отклонить и, скорее всего, он пошёл бы на принятие. Мы его тогда ещё раз внесём, ничего страшного.

 

Я вам скажу, что из пятнадцати законов, которые мы внесли, порядка семи или восьми были приняты именно в таком режиме. Пример: счета чиновников за рубежом. Мы его внесли два года назад. Нам категорически выступали против этого закона. Потом Путин надавил – внесли другой закон, попытались обмануть Путина. Потом он ещё раз надавил, уже внёс свой закон, то есть такого же типа, как у нас. В результате эта норма была принята.

 

Или вот этот закон о СМИ – иностранных агентах. Мы его внесли два года назад. Нам категорически были против. Его Комитет хотел отклонить. В результате вот этого давления совместного с президентом был принят закон о запрете владения СМИ из-за рубежа. Это пол нашего закона по факту, но мы считаем, что надо идти до конца в этом вопросе, поэтому мы его не сняли. Так бы мы сказали: "Он уже принят". Но мы считаем всё-таки, надо идти до конца. Я уверен, что это будет принято. Я знаю, что будет принят, и не только этот. Закон о дата-центрах, или тот же закон об иностранных агентах, там же наши поправки в нём, они же были приняты. И там были сформулированы вот эти главные части, связанные с иностранными агентами.

 

То есть это обычная практика. Но когда из 15 законов восемь в результате принимаются, то понятно, что это уже система в принципе работает на принятие. Другое дело, что она на принятие работает в борьбе. У нас все законы находятся на грани, в борьбе. То есть приходится всё время к ним подключаться Путину, чтобы их проталкивать. В этом плане наши законы носят такую разведочную функцию, если хотите. И этот закон не исключение. Так что я уверен, что он будет принят, даже не сомневайтесь. Другое дело, что не сейчас, а тогда, когда будет уже понятно, что без этого не обойтись. А понятно это будет через пару месяцев.

 

Его примут, когда ситуация в области активности иностранных агентов в России усилится, а она усилится точно. Об этом только вчера, например, говорил министр иностранных дел. То есть это известно. Это известные вещи. План пошёл. Просто сейчас ещё ситуация не готова, не созрела, поэтому его вперёд выдернули. Но она созреет через пару месяцев – тогда примут.

 

Евгений Фёдоров: Спасибо. Удачи.

Я ответил на ваши вопросы?

 

Артём Войтенков: Почти. Вы не договорили, почему сейчас они обсуждают?

 

Евгений Фёдоров: Закон?

 

Артём Войтенков: Да, ваш закон.

 

Евгений Фёдоров: От Комитета зависит, когда вынести закон. Мы не просили Комитет и не настаивали, чтобы его рассматривали сегодня. Потому что мы считаем, что через два-три месяца они его приняли автоматически, потому что изменилась бы, резко ухудшилась ситуация и пришлось бы срочно принимать закон. Это как Верховная Рада, которая накануне катастрофы и госпереворота начала срочно принимать пакет законов.

 

Артём Войтенков: Да, и правильные причём.

 

Евгений Фёдоров: Правильные. Проснулись. Это произойдёт и в России. Это не значит, что Майдан победит в отличие от Украины, но это произойдёт. Когда будет обострение, пойдут вперёд вот эти законы, и в том числе этот.

 

Борьба уже сейчас идёт. Уже передовая группа американцев здесь в России, во власти. Она уже отыгрывает ситуацию. Она уже где-то пытается блокировать.

 

Почему вот такая атака на НОД? Потому что увидели, что это – главный элемент противостояния интервенции, что сложилась идеологема, которую их пропаганда не обойдёт, американская пропаганда в России через российские СМИ в том числе. Поэтому надо НОД выбить как бы до борьбы. То есть, условно говоря, этот отряд должен быть уничтожен до начала войны. Отряд – это, допустим, воинская часть, которая известно, что она может выиграть ситуацию. Вот сейчас это наскок, чистят, в том числе вот эту поляну. Этот закон будет принят, даже не сомневайтесь, можем с вами поспорить.

 

Артём Войтенков: Нет, я не буду с вами здесь спорить.

 

Евгений Фёдоров: Посмотрите, будет принят через несколько месяцев.

 

Артём Войтенков: А почему депутаты так его обсуждали?

 

Евгений Фёдоров: Потому что они это всё понимают.

 

Артём Войтенков: Так почему кто-то высказывался "за", кто-то "против"? Вам бумажку дали, голосуйте молча. Зачем вы тут ещё такое развели?

 

Евгений Фёдоров: Потому что придётся потом отвечать. Надо заранее заложить позицию: потом придётся отвечать. Каждый выруливает на будущее. Это же артисты. Они хорошие артисты. Они выруливают на будущие роли.

 

Артём Войтенков: А! Ты сегодня хорошо сыграешь эту роль в этом театре, сменится режиссёр – мы тебя и в другой театр возьмём.

 

Евгений Фёдоров: Да. Угадаешь идеологему будущего режиссёра, значит, он придёт и скажет: "Да мне в вашем театре из двадцати человек вот эти два артиста мне нравятся, они останутся". Новый режиссёр. То есть люди играют на опережение. Один играют на опережение американское, как "Справедливая Россия". То есть они ищут место в правительстве Ходорковского тем самым. То есть они ждут, что придёт Ходорковский, и они ему скажут: "А вот мы за тебя когда ещё были". Ему же нельзя всех менять. Он скажет: "Ну, хорошо, будете у меня. А вот вас я зачищу".

 

Другие... Очень интересна линия Жириновского. В ЛДПР Иванов, он – из умных. Видели, как он и вашим, и нашим, и вашим, и нашим: сказать так, чтобы ничего не сказать.

 

Артём Войтенков: Он сказал, что ЛДПР не будет поддерживать этот закон.

 

Евгений Фёдоров: Это в конце. А почему? И вот "почему", он ничего не сказал. Это не случайно.

 

Артём Войтенков: Там ещё такие были ребята, которые что-то говорили, говорили...

 

Евгений Фёдоров: А ничего не сказали.

 

Артём Войтенков: Да, ничего не сказали.

 

Евгений Фёдоров: Идёт выстраивание системы. Ещё раз говорю, Артём, в отличие от народа, может быть... В народе, наверное, люди не все понимают. Подобно тому, как математик может видеть формулы и просчитывать результат, а не математик не понимает. Так и люди, которые заняты политикой, пускай даже театральные, у них уже есть опыт и знания. На основе этих знаний они понимают, как будет складываться ситуация. Они под эту ситуацию уже сейчас подстраиваются.

 

Уже мы сейчас видим, кто в будущей войне, Майдане, какую сторону будет занимать. Кто будет занимать сторону Ходорковского и американцев, а кто будет занимать сторону Путина и национальных сил. Это уже сейчас видно. Понятно, не у всех: пока наиболее умные выстраивают свои линии туда, как бы штришки ведут. Но это сейчас уже видно. Я думаю, что справороссы в полном составе уедут туда, в сторону пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Почти, наверное.

 

Евгений Фёдоров: Кроме, может, пятидесяти человек. То есть система уедет. Потому что видно, что они туда интегрированы, в систему эту.

 

Артём Войтенков: Понятно. "Единая Россия" тоже туда?

 

Евгений Фёдоров: "Единая Россия" расколется, она большая. Часть уйдёт на Путина, часть (даже совершенно неожиданные фигуры)... Это как раз, как мне понравилось, с трибуны ЛДПР выступила. Они дали пример в поддержку закона о предателях. Помните, что граф Пален пришёл к царю и говорит, что "я возглавляю заговор – вы можете не беспокоиться". Наш закон вскрывает их заговор заранее, даёт коммуникации, которые мы видим, кто в заговоре может участвовать, а кто нет. Этот анекдот был "за" закон, ну, не анекдот – исторические слова были "за" закон, а он как бы сделал вывод обратный. То есть уже видно, кто будет участвовать в этом заговоре и в каком качестве, более-менее видны эти прикидки.

 

Видно, что ЛДПР не будет на стороне Путина. Видно, что справороссы не будут на стороне Путина. Это уже видно сейчас. В критической ситуации, конечно, если они увидят, что Путин – скала и никто его не может тронуть, тогда они будут, как сейчас.

 

Артём Войтенков: Ой, знаете, вот всё-таки иногда смотришь на людей, думаешь: сколько у них внутри вот этой дряни. Почему нельзя жить по-честному? Обязательно надо вот так вертеться, как-то и этому, и этому, и тому, и сему.

 

Евгений Фёдоров: А вы знаете людей, которые бы не так жили?

 

Артём Войтенков: Знаю.

 

Евгений Фёдоров: Много таких?

 

Артём Войтенков: Достаточно, да.

 

Евгений Фёдоров: Но они, как правило, высоких постов не занимают?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Вот об этом и речь. А Дума всё-таки людей отбирала по жизни, и отбирала самых хитрых, согласитесь, при всех раскладах, не важно, через пятую колонну, не через пятую – отбирала самых хитрых. Это такой метод отбора.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Тех, которые просто сидят и курят бамбук, не отбирала. Они вообще в кастинге не участвовали.

Вот только что я участвовал в Круглом столе по изучению Майданов и Оранжевых революций, более правильное слово "интервенций". Я хочу сказать, что в России понимание процессов есть, и хочу сказать, что нас ожидает жестокая свара в следующем году, и будут, я думаю, миллионы людей на улицах. Это уже понятно. Тем не менее, я чувствую, что вот эта вся масса, она вырулит всё-таки в сторону освобождения Отечества. Это чувствуется по расстановке сил, по играм, которые идут. При том, что будет тотальное предательство – это понятно, но всё равно она вырулит и выстроится.

 

Поэтому я хотел бы сказать, что важно, как можно быстрее люди поняли эти механизмы и нашли своё место в ряду – конечно, желательно в ряду защитников Отечества, а не в ряду пятой колонны.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Надежда Алексеева, Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

 

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1840 мб)
Видео MP4 640x360 (700 мб)
Видео MP4 320х180 (380 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (30 мб)
Звук 32kbps MP3 (30 мб)
Звук 64kbps MP3 (59 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (88 мб)

Текст:
EPUB (193.69 КБ)
FB2 (402.53 КБ)
RTF (664.96 КБ)

Закрытие проекта “Рубль”

Центробанк РФ по приказу из США опускает курс рубля и поднимает процентные ставки по кредиту.
Центробанк умышленно убивает рубль для создания голода и предпосылок государственного переворота в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Закрытие проекта “Рубль”

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_zakritie_rubl

 

Часть из "Евгений Фёдоров 5 декабря 2014 года"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-12-05 

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров -депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Если вы спросите, для того, чтобы поменять Россию, что надо? Возглавить правительство, или Центральный Банк? Я скажу, конечно, Центральный Банк, команде Национально-освободительного движения. Потому что, он важнее правительства в десять раз. Правительство может только запрещать, то есть, оно может навредить. А Центральный Банк, он основа экономического движения. 

 

Центральный Банк выставил барьер и не пускает рубли в российскую экономику. Он барьер этот только повышает, и в результате он создаёт пространство доллара, которое он, естественно, не контролирует, и которое приносит нам вот эту гигантскую инфляцию, которая была, но она была большая. А теперь она ещё раскачивается, потому что, Центральный Банк вообще пошёл на закрытие рубля. Проект рубль закрывается Центральным Банком России. Неудачный проект. Переходим обратно в валюту господина, в валюту доллара.

 

Артём Войтенков: То есть, как в девяностые, прямо будем зарплату получать в долларах?

 

Евгений Фёдоров: Центральный Банк к этому доведёт. В следующем году, судя по всему, если его не остановит ОМОН, или народ, в следующем году вторая половина. Нет, я вам говорю, следующий год будет вообще, начнётся голодомор. То есть, это очень серьёзная установка. Американцы поставили задачу ликвидации России. Если кто-то думает, что сейчас вот у них тут не получится, и они отъедут, нет. Задача – ликвидация. Это значит, что они доведут до голода. Может кто-то сейчас мне не поверит, пусть запишут на бумажку. Я думаю, что они организуют бунт до голода, но голод уже начнёт касаться людей.

 

Артём Войтенков: Нет, ну правильно, бунт-то должен быть чем-то разогрет. Добрые люди, у которых всё хорошо, они бунтовать-то не будут.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (37 мб)
Видео MP4 640x360 (14 мб)
Видео MP4 320х180 (7 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (0 мб)
Звук 32kbps MP3 (0 мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (1 мб)

Текст:
EPUB (225.22 КБ)
FB2 (306.63 КБ)
RTF (50.55 КБ)

Запрещено недоразвитым русским

То, что позволительно даже странам бывшего соцлагеря, запрещено России.
Любой европейский банк, даже чешский, может вкладывать деньги в Россию под низкие проценты, но российским банкам это запрещено.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Федоров

Запрещено недоразвитым русским

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_zapret_nedorazvitim_russkim

 

Часть из "Евгений Федоров 20 ноября 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-11-20

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: "Центральный Банк заявил о том, что не будет эмиссионно поддерживать инвестиции". Такое сложное слово.

 

Артём Войтенков: Да они говорят вообще не на русском языке.

 

Евгений Фёдоров: Не в этом дело. А в чём суть? "Мы не будем давать денег внутрь страны за счёт эмиссии". То есть "мы будем держать высокие ставки, не давать деньги в страну". Почему? Европейский союз эмиссионно поддерживает, Соединённые Штаты Америки эмиссионно поддерживают национальную экономику, Япония поддерживает, Англия поддерживает. Десятки стран поддерживают. Австралия, Португалия с Грецией поддерживают, а России нельзя. А почему? Почему нищей Греции или Японии можно поддерживать эмиссионно национальную экономику, а России - банк выступил - категорически нельзя поддерживать. Почему? Простой вопрос.

 

Артём Войтенков: Потому что они - Европа, цивилизация, а мы...

 

Евгений Фёдоров: Вот! Правильно! Поэтому руководство банка очень подробно (надо, кстати, Маша, взять эти выступления, их много, и банк об этом говорит, и министры-коллаборационисты об этом говорят), они на самом деле всё объясняют. То есть мы с вами удивляемся: "Как же так: здесь грохнули, здесь грохнули?". Они всё объясняют. Потому что в России, цитирую, "недоразвитая экономика", в России "недоразвитый народ" и в России "недоразвитое государство".

 

Почему это можно делать, допустим, в Словакии или Чехии, а в России нельзя? Потому что в Словакии, Чехии развитый, цивилизованный народ, государство. Я уже не говорю про Англию и Японию, а в России не цивилизованный, не развитый народ и государство. Так они это открыто и говорят. То есть для туземцев и рабов - одно, а для цивилизованных народов - другое.

 

Вы знаете, у меня есть приятель, хороший очень, который работает в чешском банке. Большой, очень крупный чешский банк. Приятель с советских времён, так получилось. Обычный советский человек, на русском разговаривает - советский чех. Работает одним из руководителей этого крупного чешского банка. Он, в принципе, отвечал за инвестиции в Россию, то есть он сидел всё время в Москве, Питере, подбирал проекты и так далее. Так вот, чешский банк вкладывал в Россию, до последнего момента, до санкций, по 4% годовых максимум, мог и 2, 3, там были сделки, где и 2 и 3.

 

То есть чешскому банку, в котором работают советские люди (не какие-то гении экономической мысли - я вот о чём), можно вкладывать в Россию под 4%. А российскому банку (которых у нас 800 и которых у нас огромное количество) нельзя вкладывать в Россию (никогда за последние 25 лет) под 4%. Можно только было под 30%. А сейчас ЦБ выступил и сказал: "Мы замораживаем рубль, - для целей борьбы с инфляцией якобы, - и поэтому даже под 30% не разрешаем вам вкладывать в российскую экономику".

 

То есть чешскому можно под 4 всегда, а российскому никогда меньше 30 нельзя, а сегодня даже и 30 нельзя. Там они говорят о ставках уже в 98.

 

Артём Войтенков: Ого!

 

Евгений Фёдоров: Да, уже в ЦБ звучат ставки в 98% в рамках аналитики, но не важно - уже звучат, и для этого и делается.

Что такое понятия "недоразвитый" и "развитый"?

Когда Набиуллина говорит: "У нас не развитая экономика, а у них развитая" (в Чехии). Это чехам можно под 4%, а русским под 30 даже, а сейчас и 98 – нельзя. Понимаете? То есть там люди, а здесь не люди. Вы бы доверили корове кредит под 30%?

 

Артём Войтенков: Нет, конечно.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Потому что у нас коровы, а в Чехии - люди, а людям можно. Вот в этом и разница. То есть они считают, это вообще у них летит с языков просто, как "Отче наш" - в России недоразвитая экономика, в России недоразвитый рынок (она говорит). Рынок в России (так, напоминаю), появился раньше, чем государство, торговать раньше начали. Государству полторы тысячи лет, рынку, наверное, тысячи три лет и он у нас всё ещё недоразвитый (!?). А вот в Чехии, которая советская страна, там уже всё, там уже развитые люди, им можно в Россию вкладывать.

 

Артём Войтенков: Так они же в еврозоне.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. То есть они уже развитые, они уже цивилизованные, развитые люди. А мы - недоразвитые дикари, это официальная позиция ЦБ. Поэтому объяснение очень простое: "Вам, дикарям, в России деньги давать нельзя, поэтому мы вам их и не даём". И это всё официально.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (85 мб)
Видео MP4 640x360 (31 мб)
Видео MP4 320х180 (17 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (2 мб)

Текст:
EPUB (119.92 КБ)
FB2 (169.73 КБ)
RTF (69.39 КБ)

Страницы