Подписка на RSS - Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров

портрет: 

Зачем уничтожают древние храмы?

США - слишком молодое государство, что бы стать главной нацией на земле.
Что бы стереть культурное наследие других народов, боевики США будут уничтожают древние памятники по всему миру.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Зачем уничтожают древние храмы?

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_unichtozhenie_drevnost

 

Часть из "Евгений Фёдоров 12 сентября 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-09-12

 

Собеседники:

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Евгений Фёдоров –  депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

 

Евгений Фёдоров: Посмотрите стратегически. Вот мы с этого наш разговор начали.

 

России двадцать пять лет по американской терминологии. Америке – триста. А как Америка будет управлять Европой в тысячелетнем американском рейхе? То есть, не в текущем ключе, а в будущем. Они же на будущее смотрят. Вот как Гитлер, он не планировал тысячу лет воевать. Он планировал захватить за год, блицкригом, а потом тысячу лет править тысячелетним рейхом, помните? У него был такой план. Так и у американцев. То есть, надо отделять текущую позицию их со стратегической задачей.

 

Стратегическая задача – это американская сверхнация, тысячелетний американский рейх. Тысячелетний американский рейх, естественно, не только силой может управлять, но он должен управлять и авторитетом, как Рим. Для этого вот эти Колизеи строили, чтобы был авторитет, а не только легионы. Это понятно, очевидная вещь. Соответственно, чтобы американцы управляли тысячелетним миром американским, им нужно иметь фактор уважения. А какой может быть фактор уважения, если им триста лет? Потому что, в каждом народе, у каждого человека, все понимают, что твой старший товарищ, отец, дед, он тебя умнее, потому что, опытнее. Ну, правильно? Это с молоком матери. Это даже в мире животных все понимают, что матёрого волка надо слушаться не только потому, что у него когти и зубы, а потому, что он матёрый. Это понимают щенки, но, если что, он и лапой даст. Так и здесь.

 

Следовательно, это проблема стратегическая – проблема построения тысячелетнего американского рейха. Она реальная проблема, и её надо решить. Как её решить? Ну как вы будете управлять землями, если англичане в три раза старше их, французы в три, итальянцы вообще в четыре. Греки, отсюда в том числе и элемент кризиса, им вообще четыре тысячи лет. Как? Значит, надо стереть эту память. Для русских просто там: дали команду, приняли конституцию, что им двадцать пять лет, и тем более их скоро кончат, через пару лет, всё тут понятно. А другим? А своим?

 

Артём Войтенков: Что ж они будут все памятники архитектуры уничтожать, что ли, по миру?

 

Евгений Фёдоров: Естественно! Именно поэтому, обратите внимание, приход американцев в Афганистан к чему привёл? К уничтожению памятников в Афганистане. Помните, вырезали статую Будды, и так далее? Это тогда впервые был опробован этот механизм. Приход американцев в Сирию – уничтожение исторических памятников в Сирии. В будущем, не сейчас, будут уничтожены все основные древние памятники, чтобы стереть память человечества. Империя, возглавляемая народом, которому триста лет, не может быть эта империи старше этого народа, хотя бы в мозгах, то есть, в памяти человечества. Не может быть. Этот народ должен быть старшим над всеми, и для этого его подразделения, а ИГИЛ, это подразделение США, эту функцию тоже выполняют. Плюс – такое публичное уничтожение памятников повышает уровень их демонизации. То есть, опять же, коэффициент умножения:

– режут людей в Голливуде – коэффициент демонизации,

– уничтожение памятников – коэффициент демонизации.

Они уничтожают целые города культурного наследия, а весь мир ничего не может сделать? Это же демонизация, значит, они сильнее всего мира, так?

 

Артём Войтенков: Кстати, в Египте, когда был переворот, они же тоже музей разгромили. Хотя, казалось бы, при чём здесь музей?

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. То есть, потому что, американцы, они не терпят ничего, что их авторитетнее, старше, следовательно, и как бы мудрее в историческом плане. И Гитлер так. Почему он книги жёг? Он жёг память, которая есть основа конкурентного сопротивления. Потому что, только опираясь на память своих поколений, можете не то что даже, иметь механизмы сопротивления, и борьбы в конкуренции, но и смыслы конкурентной борьбы. Если вам двадцать пять лет, то вам особо и смысла нет, вы просто как ребёнок, ищете приёмную семью и всё. Психологически, понимаете?

 

Артём Войтенков: Я помню, так и было в девяностые: Америка стала нашим старшим братом, другом, отцом родным.

 

Евгений Фёдоров: Да, приёмная семья. Поэтому, всё – вы ребёнок, у вас приёмная семья. От вас никогда никто не ожидает, что вы будете лидером какого-то будущего клана, семьи, извините за эти термины, и так далее. Вы встраиваетесь сразу – в этом логика нашей конституции. И такая же логика работает здесь и у ИГИЛа.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ – образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс–деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (79 мб)
Видео MP4 640x360 (29 мб)
Видео MP4 320х180 (16 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (3 мб)

Текст:
EPUB (510.32 КБ)
FB2 (690.29 КБ)
RTF (74.39 КБ)

Евгений Фёдоров 12 сентября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 12 сентября 2015.
Зачем США взорвали 11 сентября башни Всемирного Торгового Центра в Нью-Йорке, зачем укорачивают историю России, почему боевики уничтожают древние храмы, кто сверг Януковича, почему происходят попытки государственных переворотов в Таджикистане и Армении, как Путин будет бороться с ИГИЛ, что будет после выполнения Минских соглашений, чьи указания выполняет Центробанк, театре выборов, почему сделали партийную реформу, и как очень просто разобраться в геополитике.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 12 сентября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-09-12

 

Собеседники:

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Евгений Фёдоров –  депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, совсем недавно произошла годовщина событий террористических актов – снос башен всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Хотелось бы ваше мнение по этому поводу узнать. Что это было? Кем устроено? Зачем? Кто за этим стоял?

 

Евгений Фёдоров: Если оценивать ситуацию стандартно исторически, то есть по историческим законам, там всё просто и понятно, и чётко видно. Именно поэтому всё время вешают лапшу и пытаются увести от содержательной части законов геополитики. Они брутальные, железобетонные и, по сути, в человеческом обществе они ничем не отличаются от таких же законов в обществе, допустим, зверей, диких зверей в лесу и так далее. Иногда это называется словом дарвинизм, то есть это конкуренция наций, государств. И тот, кто в этой конкуренции выигрывает, где войной, где политикой, где дипломатией, где интригами, где оранжевыми интервенциями, тот и получает право жить за счёт побеждённого, поглощая его в себя, делая его своим элементом, как правило, вассальным слугой, и как бы переходя на новый этап развития. Соответственно, все нации, все племена стремятся стать народами, все народы стремятся стать государствами, все государства стремятся стать империями и их конкуренты, соответственно, тоже пытаются их подавить и сами стать империями на их базе. Вот это простая логика.

 

А теперь с этой логики давайте посмотрим на события этого террористического акта. Сколько там народу погибло? 3,5 тысячи человек. А сколько погибло, например, в первую мировую войну?

 

Артём Войтенков: Гораздо больше.

 

Евгений Фёдоров: Несколько десятков миллионов. А во вторую? Сотни миллионов. А просто в какую-нибудь войну не очень мировую, а просто конкурентную войну, которых было миллион за историю человечества? Тоже везде по 100 тысяч, по миллиону, по 10 миллионов. То есть цифры маленькие 3,5 тысячи человек по отношению к Отечественной войне или даже просто к войне, допустим, гражданской войне в Америке или войне с Мексикой. Просто цифры во много раз меньше. Я о чём хочу сказать? Что само по себе жизнь человека, когда реализуются политические задачи и политические цели, она является просто разменной монетой в этих целях.

 

А теперь посмотрим: чего добились Соединённые Штаты Америки, когда для них якобы случайно случился этот террористический акт? Они сформировали правовую основу американской мировой империи. То есть они получили, взяли, присвоили права, в результате которых были осуществлены вторжения по всему Востоку. И десятками войн: Ливия, Сирия, Египет, где были госперевороты, были уничтожены миллионы человек. Это дало возможность распространить своё влияние.

 

Второе – Афганистан. Появление их в Афганистане позволило им наладить производство тяжёлых наркотиков, которые в свою очередь позволили им нанести серьёзнейший удар по России и по Китаю. В России от этих наркотиков, которые до вторжения американцев в Афганистан вообще не производились, от этих наркотиков в России после этого стало умирать от 100 до 200 тысяч человек в год. То есть там 3,5 тысячи, а здесь по 100, по 200 тысяч только у нас в России в год умирает, как последствие этого террористического акта, то есть это прямая связь явлений. Так устроена геополитика, как шахматная партия: в ней двигаются пешки, двигаются фигуры, результат – такая проекция на жизнь людей.

 

Артём Войтенков: То есть они сдали пешку, чтобы выиграть ферзя?!

 

Евгений Фёдоров: Маленькую пешечку, чтобы выиграть целый ряд доминирования в мире. Потому что вопрос доминирования в конкуренции наций является ключом для всех вопросов. То есть любая война идёт ради доминирования кого-то либо тех, либо других, либо и тех и других, потому что чаще всего так. И не одна война не начинается, если и та и другая сторона не рассчитывает на победу. Потому что, если они на победу не рассчитывают, они просто капитулируют. Какой смысл драться, если ты гарантированно проиграешь, лучше уж ты договоришься и оставишь себе хоть что-то, хоть какую-то перспективу, хоть какое–то имущество, хоть какие-то возможности.

 

То есть что получили американцы? Потратив 3,5 тысячи человек они получили весь мир. Это очень хороший change, который куда более выгоден, чем, если бы они, например, просто тупо бы начали за это же самое в тупую воевать. Не через механизм провокациями с башнями-близнецами, а просто в тупую, как они до этого многократно делали – устроили войну, и в этой бы войне потратили миллион своих солдат. Явно, что цена вопроса измерялась бы такими же показателями, да ещё не известно победили ли. А тут мягко и гарантированно достигли результата.

 

Поэтому отсюда простой вывод, чисто математический. Если вы формулу X*Y=Z, если вы знаете Х и знаете Z, то вы можете знать какое Y, просто обратным отсчётом. Понятно, что этот Y был организован американцами. Не обязательно президентом Америки, потому что там могут быть разные силы тоже задействованы, я на этот счёт просто не владею информацией. Хотя сами американцы считают, что это верховная власть США это организовало. Это могут быть просто некоторые силы, которые сами стоят за президентом Америки, например, олигархи.

 

Что олигархи американские пожалели бы три тысячи человек? Мы по Ходорковскому знаем: когда ему приглянулся офис в Москве на Садовой улице, он просто вырезал дом с жильцами, и заселился в этот дом. И что? То есть ради того, чтобы просто иметь красивый вид из окна. То есть тут явно люди не являются предметом, который вообще требует какого–то серьёзного внимания, когда ты проводишь политику мирового масштаба с точки зрения Соединённых Штатов Америки, да и не только их, это общий подход.

 

Вот вам и главный ответ – это организовано было США для того, чтобы перейти на этап закрепления своей победы над Советским Союзом, и установления мировой военной юридической компоненты мировой империи, которая у них де-факто геополитически сложилась после победы над Советским Союзом.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что это чистая подстава, провокация для достижения своих целей.

 

Евгений Фёдоров: Как и всё остальное. Это жизнь людей, жизнь животных такая же. Чистая подстава и провокация, чтобы скушать баранчика.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Как поступает любой волк, или медведь, или рыбу поймать. На планете Земля биологическая жизнь – основа на жестокой конкуренции. Может быть, где-то есть другие планеты, где другой принцип, но вряд ли. Все виды животных, даже растений, а уж тем более человека, рас, народов произошли из конкурентной борьбы. То есть победители оставляли за собой свой тип строительства физического, психологического, территориального, какого угодно. И дальше они сталкивались с другими победителями, и выигрывал сильнейший. Следующий шаг: сталкивались с другими, выигрывал сильнейший – и так было развитие всего человечества, это основной человеческий закон.

 

Когда у нас запускают… Вы когда-нибудь задумывались (глубокая основа этого вопроса) почему в России День России (день рождения) отмечают в отношении даты, которая была 25 лет назад. Когда-то задумывались?

 

Артём Войтенков: Ну, это чистой воды вражеская пропаганда, я бы сказал.

 

Евгений Фёдоров: Это как бы внешнее содержание. Почему враги, интервенты (мы понимаем, что это интервенты, мы сейчас подойдём к этому), почему они приняли такое решение? Для чего это? На самом деле это же потрясающая глупость. Хорошо, вам сколько-то лет, и представьте, что завтра, например, вы решили вдруг праздновать свой день рождения, что у вас день рождения был пять лет назад. Вы можете себе такое представить? Вы подумали, посовещались, думаете: "Что же это я, буду праздновать день рождения, что я родился, допустим, в 2010-ом году". Здорово, да?

 

Артём Войтенков: Наоборот, несовершеннолетний.

 

Евгений Фёдоров: То есть вы, тут же оформили свои документы, паспорт сдали обратно в полицию, потому что вам ещё рано паспорт получать, потеряли права имущественные, правильно? Потому что у нас имущественные права наступают с 18-ти лет. И всё у вас поменялось в жизни после этого вашего решения. Когда вы такое решение приняли, для этого должны быть основания, а, скорее всего, такого характера, что вы стали сумасшедшим, потому что иначе вряд ли человек нормальный примет такое решение.

 

И тут наша страна, которой полторы тысячи лет, вдруг такое решение принимает, фиксирует его в конституции, вытаскивает народ на голосование, и он на голосовании утверждает. То есть это не просто ваше решение стать пятилетним, а вы расписались, ваши родственники за это расписались, все так решили, это коллективное.

– Либо мы понимаем, что это коллективное помешательство, что невозможно, потому что по теории вероятности не могут сразу все одновременно сойти с ума просто так, как бы случайно.

– Либо этому предшествовали определённые события.

 

Понятно это событие – поражение наций, то есть капитуляция. После чего вам просто сказали: "Вот так делайте, так и так. Теперь вы приравниваетесь, хорошо, назначаетесь рабом, но поскольку понятие раба вроде нет, поэтому назначаетесь ребёнком". И вот так это всё и зафиксировано.

 

Мы читаем. Сейчас идёт эпопея в Думе, борьба идёт за Преамбулу Конституции. Преамбула – это декларация, это не прямой документ действия, но это декларация нации.

 

Артём Войтенков: Подождите. Дума, уже вносится предложение заменить эту Преамбулу Конституции?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Идёт борьба за то. Мы, группа "Российский суверенитет", национально-освободительное движение, мы проталкиваем эти вопросы суверенитета, а система оккупационная сопротивляется. А что написано в нашей Преамбуле? Наверное, тоже никто не читал, за что голосовали. А там написано, что мы, возрождая российскую государственность 25 лет назад, а до этого её как бы вроде не было. То есть враньё заложено. А как же мы полторы тысячи жили без суверенитета и государственности?

 

Артём Войтенков: Нет, коли мы вернули этот флаг трёхцветный, то имеется в виду, наверное, Царская Россия до 17-го года.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Тогда бы написали, что день рождения России в 16-ом году, как день рождения Петербурга в 1700-ом, при Иване Грозном, при создании Московского царства, при учреждении Киевской Руси полторы тысячи лет назад, то есть как-то вот это бы приняли. Нет! Приняли же решение, что День Рождения 25 лет назад, то есть до этого её не существовало. И тем самым отсекли всю технологию государственного строительства и технологию защиты. Следовательно, отсекли право быть наследниками этого полутора тысячелетнего государства. А, следовательно, подвели к праву, подвели к ситуации к капитуляции полной, то есть ликвидации страны.

 

По сути, у нас заложено в конституцию механизм ликвидации Российской Федерации, если мы внимательно это посмотрим. То есть не просто мы приняли Конституцию, по которой стали внешне управляемые, а мы в неё заложили механизм ликвидации геополитически, с точки зрения геополитических законов. Путём того, что мы туда заложили столько вранья, которое реализуясь на базе этой идеологемы идут следующие, реализуясь, приводят к полной ликвидации.

 

Просто вы теперь считаетесь ребёнком, ребёнок много шалит и поэтому ребёнок подлежит ликвидации. Вот такая логика заложена в нашу Конституцию, потому что мы ясно, что будем шалить, потому что это неправильно, мы сами будем пытаться как-то жить. А дядя старший из Америки, который старше согласно официально нашей идеологии теперь, ему же 300 лет, а нам 25, – он будет командовать. Вначале он будет командовать, потом он будет бить, как он сейчас и делает санкцией и Украина. А потом он скажет: "Нет, этот ребёнок подлежит к полной ликвидации, он неуправляем". Вот так это заложено в нашу Конституцию.

 

Или, допустим, что мы являемся частью какого–то иностранного сообщества для нас – есть старший дядя и дальше это уже прописано в 15 статье, то есть это прямая взаимосвязь явлений. Преамбула Конституции декларирует, что Россия есть недоразвитый ребёнок, прямо в преамбуле написано. А дальше уже в самой Конституции прописан механизм управления этим ребёнком со стороны старшего дяди из Вашингтона. Одно, другое, третье, четвёртое – это технология. Это технология и законы, по которым все на планете Земля, кто не выдерживает конкурентной борьбы, подлежат ликвидации, все. И это касается не только мира людей, но и мира животных тоже. Если ваш кролик не выдерживает конкурентной борьбы своими методами, прячась под камнями, или высокой рождаемостью, или другими технологиями, если у него нет зубов, чтобы справиться с волком, то он подлежит ликвидации, как вид, не только, как личность, если о кролике можно сказать личность, но и как вид, и это касается всего.

 

Если вы у себя, коль у нас лекционный формат разговора, если вы у себя напишете этот ряд тезисов геополитической конкурентной жизни, это простые формулы, – вы легко поймёте и увидите ответы на основные вопросы. Практически на все, на все вопросы. На какие-то мелкие вопросы надо далеко выстраивать логическую цепочку, но вы получите ответы абсолютно на все вопросы.

 

И тогда, когда я говорю, например, смотрите, опять эта история – пенсионеры Московской области были лишены права на проезд в Москве.

Это право на проезд в Москве было лишено почему?

Потому что секвестр бюджета.

А почему секвестр бюджета?

Потому что команда МВФ и потому что американские санкции, то есть искусственное решение внешнего управления.

Следовательно, Соединённые Штаты Америки лишили областных пенсионеров права на проезд в Москве. Цепочка логичная? Технологически логичная цепочка подобна тому, как нападение гитлеровской Германии привело к тому, что Ваню Сидорова в городе Ленинграде убили, потому, что на него упала бомба с немецкого самолёта. Который прилетел, потому что была война с Германией, которую объявила Германия, следовательно, Гитлер убил Ваню в Ленинграде. Понимаете? Связь есть стопроцентная, для любого человека абсолютно понятная.

 

Но после нашей дебилизации 25 летней давности, когда нам, во–первых, лапшу повесили и враньё в Конституции. А дальше начали с утра и до вечера объяснять во всех учебниках, всем школьникам, что жизнь не такая, какая она есть на самом деле. Раз отсекли весь опыт полутора тысячелетний значит можно повесить лапшу, надо с чистого листа повесить абсолютную глупость. И вот это всё дальше выстроили и в результате у людей распалась связь, то есть они как бы ушли на уровень дебилизации более нижестоящего уровня.

 

Что такое дебилизация? Это отсутствие опыта, это отсутствие знаний. До этого им полторы тысячи лет знания накапливали 60 поколений наших дедов и прадедов. Потом эти знания отрезали, библиотеку сожгли, если грубо сказать. Естественно человек оказался в положении того полутора тысячелетнего назад, который ещё не прошёл весь путь госстроительства для целей конкурентной борьбы и не выжил в этом пути, а другие–то прошли. В результате американцы оказались сразу в конкурентном преимуществе, они обогнали нас сразу, соответственно  в 12 раз, хотя им всего 300 лет.

 

То есть это так срабатывает технологичная схема, и она совершенно чётко выстраивается: если ты теряешь знания, ты теряешь лидерство. Теряешь лидерство – ты исчезаешь с планеты Земля, твоё место занимают другие. Потому что места у нас мало на Земле, поэтому американцы и говорят: "Мы уже Сибирь присмотрели" – совершенно открыто. Англичане говорят: "Мы Урал присмотрели". Уже все присмотрели на нашей территории, потому что знают, что скоро этот ребёнок исчезнет. Ему дали время пожить 25 лет, он дебилизовался, и сейчас он исчезает. И это так устроена жизнь, она так была всегда и до нас, и мы многих так прижали, скажем так, кто с нами слишком жёстко воевал.

 

Сколько, не в форме народов, а в форме выше, в форме империи, сколько Российская империя уничтожила империй в войнах беспрерывных? Что делал у нас с утра до вечера великий полководец Суворов, Ушаков, Кутузов? Долбал с утра до вечера, долбал чужие империи. Такие же, которые тоже хотели жить, у которых тоже были свои планы, они тоже хотели доминировать на всей планете Земля. Где они? Где Османская империя? Где Австро-венгерская? Где Шведская, которую Пётр I добил, хотя она была сильнее на порядок, мы же понимаем по Полтаве и так далее. Где они все? Где кролик Вася, которого съел волк? Он не справился, он не смог выжить, не смог приспособиться к конкурентной борьбе, его скушали, нету кролика, волк довольный, у волка появились дети, и волков стала стая.

 

Вот так это устроено в жизни, и так было всегда. Это и есть суть существования человечества, и не только его, но и вообще биологического материала на планете Земля. Всё биологическое, оно так живёт в конкурентной борьбе, и только в ней оно и происходит: оно в ней рождается, оно в ней совершенствуется. То есть парадокс в том, что эта беспрерывная конкурентная борьба приводит к развитию человечества, потому что именно в этой борьбе, как в спорте, если вы не участвуете в соревнованиях международных или в олимпийских, вы перестаёте расти, как спортсмен. Правильно? Ну, зачем вам? В дворовой команде вы поиграли, здоровье приобрели и всё. А это напряжение сил, когда вам надо победить соседний район, потом соседний город, как спортсмену, потом соседнюю область, а потом соседнюю страну, а потом другую страну, а потом другой континент – это вас и тащит, заставляет вас раскручиваться, становиться сильнее, сильнее, сильнее и сильнее и наконец, вы достигаете планку своего потолка. И на этой планке своего потолка вы, сколько смогли, достигли, а, допустим, какой–то мексиканец оказался сильнее, он вас победил. Вот всё, потолок установился. То же самое в отношениях международными нациями. Проигравшему спортсмену – маленькая пенсия и плохое здоровье, а проигравшей нации – смерть. Вот и вся разница.

 

Артём Войтенков: Понятно. Хорошо, тогда вопрос по армянскому электромайдану. Сейчас началась вторая серия этого действа. Первая серия успешно была затушена, загашена, сейчас опять, то же самое возбудилось там. Причём, что забавно, протестующие устроили, перекрыли опять проспект Баграмяна, их опять разогнали, и опять всех отпустили.

 

Евгений Фёдоров: Мы же тут в национально–освободительном движении действуем на основе, на научной основе. Смотрите, мы специально проводили исследование "Противодействие совершению цветных революций". Это научное исследование, закончилось буквально только что, в котором как раз и прорабатываются механизмы, как и где разворачиваются цветные революции. В разных странах: Египет, Сирия, Ливия, начало Армении, – то есть это всё здесь проходит.

 

Технология следующая. Почему не получались цветные революции 100, 200, 300 лет назад? Они же дешёвые, дешевле, чем, ну зачем Наполеону было на Россию направлять полумиллионную армию, держать миллионную армию, если он мог в принципе в тысячу раз дешевле решить свои проблемы в России путём, допустим, механизма оранжевых интервенций. Да очень просто, потому что уровень суверенитета страны был достаточно высок, чтобы эти вирусы подавлялись. А как они подавлялись? Они подавлялись всегда силой.

 

И эти исследования показывают, что везде, где цветная революция не подавляется в зародыше силой, она везде побеждает. Потому что сам факт не подавления её в зародыше силой, это как вам вирус попал в организм. Если у вас сразу не настроена иммунная система и вирус не был подавлен с первого дня, а вирусы вам попадают в организм каждый день тысячами, то дальше вы в другую стадию переходите. Как называется эта стадия у людей?

 

Артём Войтенков: Сопли из носа.

 

Евгений Фёдоров: Болезнь. То есть вы переходите в стадию болезнь. А стадия болезнь это уже другая история, это надо лечить и это надо контратаковать. Лечение – это контратака. А первичная защита иммунная организма – это не контратака, это просто автоматически они не проникли к вам, не попали в ваш организм, максимум на пол миллиметра. Так и здесь, если государство сильное, оно автоматически подавляет проникновение этих оранжевых технологий, и методами оранжевых технологий со стороны интервентов.

 

Если государство слабое, оно переходит на стадию болезни и, по сути, оно обречено. То есть если ему не помогут другие сторонние доктора, то есть другие сторонние государства, оно погибнет – это уже гарантированный результат. Поэтому мы и говорим, если Армения не пересмотрит систему отношений, в том числе с Россией на стандартно суверенно независимую систему, то она уже точно погибнет. Она уже болеет. Вирус оранжевой интервенции американцев в неё проник, ею был пропущен с силу её слабости государственного организма не суверенного, и он там уже спокойно развивается, размножается и средства внутренние уже не помогут. То есть Армения сама с этим уже не справится – это надо чётко сказать.

 

Да, американцам потребуется какое–то время. Выпускают, почему этих? Они нарушили закон?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Представьте, что я сейчас пойду, нарушу закон, украду велосипед у пацана – меня посадят в тюрьму. Ну, или хотя бы дадут подписку о невыезде. Правильно? Обязаны сделать. Там люди нарушают закон не первый раз, рецидив, и их выпускают. Они соответственно получают свою премию в американской посольстве за то, что они сидели 2 часа в околодке, это же отдельно оплачивается, мы же это помним здесь по Навальному, и по компании. И они в другой раз, довольные,  хотят чтобы их ещё раз взяли, потому что им надо поправить материальное состояние, жена требует.

"Молодец, – говорит – принёс, слушай, а нам ещё надо кондиционер купить, давай–ка ещё иди".

 

Артём Войтенков: Посиди.

 

Евгений Фёдоров: Да. И так это вся система будет работать, пока не изменится сама логика. Поэтому я уверен, что в этой системе Армения обречена через какое–то время, через несколько лет, например. То есть они будут долбать, потом будет провокация, потом кого–то убьют случайно, задавят полицейским автобусом в процессе мирного вывоза сидельцев на 2 часа, ещё что-то придумают. И дальше процесс уже пойдёт. Появятся американские, так называемые, неизвестные снайперы, как их любит описывать Стариков, которые появились, например, в Киеве, и о которых тоже большая тайна. Обратите внимание, сейчас вас спросить, исходя из средств массовой информации: "А кто сверг Януковича в Киеве?" Вы ответите?

 

Артём Войтенков: Майдан.

 

Евгений Фёдоров: Майдан, да. Интересно, да, но когда Януковича свергали Майдана не было.

 

Артём Войтенков: Почему? Он же стоял там на площади.

 

Евгений Фёдоров: Он там стоял, потом было заключено соглашение, утверждённое европейскими послами, после которого Янукович убрал из Киева полицию, а Майдан ушёл с улиц. И Янукович сидел в своём кабинете под охраной двух охранников. Я же говорю правду. Причём всё это произошло накануне свержения Януковича. Видите, год прошёл, а вы уже забыли даже полтора, а вы уже забыли, а это же легко поднять в хронологии это же никто её не скрывает, это же всё видно, то есть тут нет секретов. А кто же его сверг? Кто угрожал его жизни? От кого он бежал? 50 солдат спецподразделения США, типа как у нас был, я в Афгане служил, мусульманский батальон назывался, который штурмовал дворец Амина.

 

Был такой Амин в Афганистане, который был просоветский политик, но Советский Союз ему не доверял, потому что считал, что он интригует и за спиной СССР ведёт переговоры с США. И был направлен в Афганистан спецподразделение КГБ, его называли мусульманский батальон, это спец, действительно очень подготовленные солдаты наши, офицеры все. Которые непосредственно, там произошла очень такая история: этого Амина, КГБ дало команду и его отравили, но там был советский врач, который был там по линии не КГБ, соответственно, а другой линии, он его спас, Амина. И тогда было принято решение – туда прилетел мусульманский батальон, который штурмовал дворец Амина, и путём скоротечного боя застрелил Амина и всё правительство.

 

После чего был посажен другой просоветский лидер Кормаль, привезённый из Чехии, где он в это время почему–то там где-то был и после этого уже были введены войска, советские войска в Афганистан. Это известная история, никто её никогда не скрывал. Это технология была, то есть это была технология. Точно такую технологию использует США – один к одному. Такой же батальон, только он, наверное, не мусульманский, а как бы назвали батальон неизвестных снайперов, то есть не батальон на самом деле, там было меньше, до роты, меньше роты. Когда американцы с помощью дипломатов Польши расчистили площадку, появилось спецподразделение, и дурака Януковича должны были поставить к стенке, но его, помните, что Путин сказал – "Мы его спасли".

 

Артём Войтенков: То есть его должны были застрелить вообще?

 

Евгений Фёдоров: Естественно, конечно, да. О чём Янукович сам и сказал. В своём первом интервью он так и сказал: "Да, меня должны были убить". Ему это сказали его собственные генералы, которые сказали: "Мы вас убьём". Там возник какой–то разговор накануне этих пятидесяти, всё. Дальше Путин Владимир Владимирович помог ему оттуда сбежать, из своего кабинета, я имею в виду в данном случае, он просто сбежал из своего кабинета. А этот кабинет заняли вооружённые солдаты Соединённых Штатов Америки, посланные из США.

 

Смотрите, как работает пропаганда. Про Майдан, даже про полицию, про Беркут все знают, а про главное событие госпереворота – никто не знает. Мы уже находимся в среде не нашей, то есть в среде ложной, следовательно, во враждебной среде, которую контролирует враг. Который нам одну информацию даёт, а другую не даёт. Это просто на примере вашей реакции.

 

Артём Войтенков: Не зря же они Майдан устраивали, всю эту показуху.

 

Евгений Фёдоров: Это всё спектакль. Вначале на Майдане были бабушки, потом бабушек заменили на боевиков, в том числе подготовленных за рубежом, в том числе не граждан Украины частично. А потом показным характером, то есть обманули называется, всех вывели, а дурака Януковича обманули, введя 50 бойцов США, которые его должны были убить, и которые его и свергли физически. То есть они входили в одну дверь, а он выбегал в другое окно и убегал от 50 человек боевиков американских. Госпереворот это – эти 50 человек. Вот это всё – антураж. И то же самое про Армению – это всё антураж. 90% событий произойдёт не на улицах, не на проспекте Баграмяна. Это всё публичный антураж, да ещё и встроенный в систему переговоров с Путиным. А переговоры о его капитуляции естественно, потому что это всё элемент, это как матрёшка.

 

Это не только давление. Зачем на Армению давят? Зачем вообще американцам там госпереворот? Вообще Армения для Америки нормальная страна, там огромная диаспора в Штатах, достаточно влиятельная, зачем давят? Они давят на Армению только из-за Путина, из-за России. Они ликвидируют главного геополитического врага, он в Москве. У этого врага есть перед ним некий пояс обороны, редуты: на дальних подступах, на ближних подступах. Этот пояс обороны на дальних подступах это в том числе и Армения.

 

Пик геополитической войны с Российской Империей, например, Крымская война. В Крыму высадились войска. Эскадра была под Санкт-Петербургом, хотела обстреливать Санкт-Петербург. Эскадра обстреляла Дальний Восток, и эскадра обстреляла Сибирь – на севере в Архангельск ушла и так далее, английская. Где Дальний Восток и где Крым? Но для того, чтобы достигнуть цели здесь, надо сшить давление по всему периметру обороны, к которому относится Армения, к которому относится и Сирия.

 

Сейчас основная борьба возникнет в Сирии. Я так понимаю, что Владимир Владимирович летит в Нью-Йорк на сессию Ассамблеи ООН пытаться перехватить инициативу вокруг Сирии. Это такой вопрос, который надо отдельно обсудить, потому что это сегодня главная попытка его, Путина контрнаступления. Потому что в России мы везде проигрываем по полным фронтам, а где-то в одном месте пытаемся контратаковать. Это сирийский вопрос, если хотите, мы это обсудим.

 

Артём Войтенков: Да, давайте.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим с позиции конкуренции наций. Раньше колониальные войска создавали карательные подразделения и карательные войска. Например, сипайское восстание в Индии подавлялось просто английскими солдатами, плюс местными вооружёнными частями. Мы бы это в нашей истории назвали бы полицаями, или бандеровцами, или ещё как-то. То есть, на территории Индии были полицаи, английские бандеровцы, которые работали и служили оккупантам, и английские командиры, и часть английских войск небольшая. То же самое и на территории России. Так вот, в рамках вот этой конкурентной борьбы американцы создали свои подразделения мировых полицаев – к ним относится Аль-Каида.

 

Вот я лично, когда был в Афганистане, мы вели войну с Аль-Каидой. Это американское подразделение, они и не скрывали, что это их подразделение, они давали им оружие, стингеры, финансировали, организовывали, базы формировали и так далее. То есть, Советский Союз имел дело уже с пришедшими подразделениями Аль-Каиды на территорию Афганистана, а основное ядро было за границами. На территории Пакистана были базы подготовки, куда Советский Союз дотянуться не мог в силу, скажем так, правил того времени. Поэтому, мы как бы били по верхней части айсберга, которая проникала внутрь Афганистана, и с ними собственно шла вся операция, и с караванами. Этот метод, который американцы отработали.

 

И дальше они этот метод пролонгировали, и создали вот этот ИГИЛ. Почему они его создали? Да никто и не скрывает. Три, пять лет назад этот самый ИГИЛ получал от американцев оружие, инструкторов, деньги, политическое прикрытие. Раскручивали они его под предлогом борьбы с Асадом, что является глупостью. Вы видели последние репортажи в Сирии про вот эти города?

 

Артём Войтенков: Которые уничтожают?

 

Евгений Фёдоров: Уничтоженные, разбомблённые.

 

Артём Войтенков: Вот эти древние постройки? Да.

 

Евгений Фёдоров: Даже не древние. Просто города. В городах ни одного человека нет. Американцы говорят: "Там живёт оппозиция. Она воюет с Асадом, и ей надо помочь". Там вообще ни одного человека нет. То есть, понятно, что это ложь от начала и до конца. И ложь эта пробивает нас, потому что, мы сами живём во лжи (мы об этом говорили): во лжи конституции, во лжи 91–го года, поэтому, она влияет и на нас тоже. Поэтому американцы выстроили систему лжи.

 

Они создали этот ИГИЛ. В ИГИЛе где-то пятьдесят тысяч человек. Средства массовой информации американские умножают мощь ИГИЛа, то есть, его демонизируют, делают вид, что он сильнее, примерно раз в двадцать. То есть, они искусственно создали как бы большую мощь ИГИЛа. Это военный термин. Это кстати тоже показывает, что ИГИЛ, это их подразделение воинское. Это военный термин, который заключается в том, что вы иногда демонстрируете, что у вас… Видели, наверное, военные фильмы, где деревянные танки делают, или танки, или пехота ходят двадцать пять раз взад–вперёд, чтобы враг подумал, что много, и соответственно, на своих картах отметил много советских солдат, и соответственно против них либо выстроил соответствующее подразделение, либо отложил, допустим, планы по нападению, по атаке, потому что не перевесит. Генштабы считают же возможности. Так и здесь. Американцы говорят, что их, типа, под миллион, но они так не говорят, это так выглядит. На самом деле их пятьдесят тысяч. Пятьдесят тысяч – это вообще ничего. Посмотрите, с точки зрения военной конструкции. У нас российских добровольцев вместе с шахтёрами на Донбассе больше. Асад, конечно бы справился с пятьюдесятью тысячами за две недели.

 

Артём Войтенков: Тем более, что у них нет ни тяжёлого вооружения, ни…

 

Евгений Фёдоров: Им запрещено. Посмотрите, как они делают, раскручивают вот эту вот липу ИГИЛа, вот эти съёмки зверств. Вот у вас там взвод солдат, а вам надо сделать, что их батальон. Значит, что вы делаете? Что делали наши великие полководцы? Каждый солдат должен разжечь по костру. Враг смотрит: "Блин, да их тут море". Считается, что у каждого костра сидит двадцать солдат. Соответственно, все Генштабы методику имеют: тысяча костров, значит там двадцать тысяч солдат. А их всего тысяча. Вот это та же история. Значит, надо, чтобы заметили.

 

Как пустить волну? Только технологиями шоуменов. Когда у вас в фильме идёт массовое убийство, вурдалаки режут, сдирают с людей кожу, вас привлекает это, это приём режиссёра. Вот это, то же самое. Снимают эти казни. Молодцы, немецкая разведка показала, что съёмка идёт в Голливуде. То есть, идёт в павильоне, который может быть только в Голливуде, по одной причине не просто высокое качество съёмки операторов, аппаратуры, которую нельзя в полевых условиях, даже за любые деньги наладить. То есть, это действительно профессионально работают режиссёры, которые явно не с калашами бегали по утрам, понимаете? И самое главное, вам не нужно это делать в павильоне где-нибудь в пустыне, потому что, павильон могут замочить какой-нибудь бомбардировкой. Это всё можно сделать в Голливуде, где снималось множество фильмов такого же типа. То есть, когда вы тысячу фильмов сняли, где льются потоки крови, что вам не снять тысячу первый?

 

Артём Войтенков: Коротенький.

 

Евгений Фёдоров: На пять минут. И там показан же был ролик, когда камера отъезжает, видно свой материал, внутренний, и там эти, после трагических ситуаций, когда резали горло, они хохочут, голову обратно присоединили, и пошли пить кофе. Тут стоит столик с кофе, всё в порядке.

 

Артём Войтенков: Американцы любят такие вещи делать. Как высадки на Луну там снять, ещё что–нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Это всё усиливает коэффициент. То есть, там реально они нашли только пятьдесят тысяч человек, а коэффициент усилен до огромных масштабов. Воевать–то надо с пятьюдесятью тысячами. Асад бы их замочил. Асаду нельзя. Значит, его пытаются сдержать, в том числе, и в переговорах с пятой колонной в России – Асад, туда не лезь. И Асад полез туда только позавчера. Обратите внимание, на сводки с фронта. Он год не вёл войну с ИГИЛ, под давлением американцев, и поэтому, они год его не трогали. Обратите внимание – они начали его трогать только со вчерашнего дня.

 

Артём Войтенков: А чем они могли ему угрожать? Что мы опять к тебе приплывём большим флотом, или там какие-то другие завязки?

 

Евгений Фёдоров: Асада, бомбить? Они могут и ядерную бомбу бросить, они же идиоты, бросили уже один раз. Они назвали его врагом, всё, можно бомбу бросить. Если  надо, бросят. Как это чем?

 

Артём Войтенков: Посмотрите, если те же самые американцы говорят: "О, ИГИЛ такой страшный". Тут возникает добрый Асад: "А я спасу американцев, я разбомблю этот ИГИЛ, а то американцев пугают".

 

Евгений Фёдоров: Нет, это парадоксальная логика, но очень хорошо о ней сказал наш Министр иностранных дел, сославшись на Госсекретаря США, то есть, на официально абсолютно лицо. Они говорят, что

если вы в России будете помогать Асаду, то спонсоры ИГИЛа увеличат спонсирование ИГИЛа. А это создаст контр продуктивное развитие ИГИЛа, то есть, ИГИЛ будет очень большой, увеличит поток беженцев в Европу, и всё остальное.

Это официальная логика, можете найти его, и поставить в наш ролик. Поскольку мы живём во вранье, то естественно, свойство вранья, оно с каждым днём, если его не разоблачить, оно всё время как бы дебилизуется. То есть, просто с каждым днём оно становится всё дебильнее, дебильнее и дебильнее. И мы сейчас это и наблюдаем.

 

Артём Войтенков: То есть, не лечите болезнь, а то, вот если будете лечить, она вдруг начнёт увеличиваться.

 

Евгений Фёдоров: Это не болезнь, это наши войска – я вам перевожу. Эти наши войска направлены не только против вашего Асада, но и против наших европейских союзников. Если вы эти войска будете мочить, то мы, спонсоры, будем увеличивать их финансирование, и будем очень сильно недовольны.

 

Артём Войтенков: Это не ложь тогда, это он правду сказал. Вы же перевели.

 

Евгений Фёдоров: По сути, он сказал правду. Я тоже говорю – он сказал правду. Да, вы правильно подняли вопрос про Пальмиру, и другие ценности. Тут тоже всё просто. Посмотрите стратегически. Вот мы с этого наш разговор начали.

 

России двадцать пять лет по американской терминологии. Америке – триста. А как Америка будет управлять Европой в тысячелетнем американском рейхе? То есть, не в текущем ключе, а в будущем. Они же на будущее смотрят. Вот как Гитлер, он не планировал тысячу лет воевать. Он планировал захватить за год, блицкригом, а потом тысячу лет править тысячелетним рейхом, помните? У него был такой план. Так и у американцев. То есть, надо отделять текущую позицию их со стратегической задачей.

 

Стратегическая задача – это американская сверхнация, тысячелетний американский рейх. Тысячелетний американский рейх, естественно, не только силой может управлять, но он должен управлять и авторитетом, как Рим. Для этого вот эти Колизеи строили, чтобы был авторитет, а не только легионы. Это понятно, очевидная вещь. Соответственно, чтобы американцы управляли тысячелетним миром американским, им нужно иметь фактор уважения. А какой может быть фактор уважения, если им триста лет? Потому что, в каждом народе, у каждого человека, все понимают, что твой старший товарищ, отец, дед, он тебя умнее, потому что, опытнее. Ну, правильно? Это с молоком матери. Это даже в мире животных все понимают, что матёрого волка надо слушаться не только потому, что у него когти и зубы, а потому, что он матёрый. Это понимают щенки, но, если что, он и лапой даст. Так и здесь.

 

Следовательно, это проблема стратегическая – проблема построения тысячелетнего американского рейха. Она реальная проблема, и её надо решить. Как её решить? Ну как вы будете управлять землями, если англичане в три раза старше их, французы в три, итальянцы вообще в четыре. Греки, отсюда в том числе и элемент кризиса, им вообще четыре тысячи лет. Как? Значит, надо стереть эту память. Для русских просто там: дали команду, приняли конституцию, что им двадцать пять лет, и тем более их скоро кончат, через пару лет, всё тут понятно. А другим? А своим?

 

Артём Войтенков: Что ж они будут все памятники архитектуры уничтожать, что ли, по миру?

 

Евгений Фёдоров: Естественно! Именно поэтому, обратите внимание, приход американцев в Афганистан к чему привёл? К уничтожению памятников в Афганистане. Помните, вырезали статую Будды, и так далее? Это тогда впервые был опробован этот механизм. Приход американцев в Сирию – уничтожение исторических памятников в Сирии. В будущем, не сейчас, будут уничтожены все основные древние памятники, чтобы стереть память человечества. Империя, возглавляемая народом, которому триста лет, не может быть эта империи старше этого народа, хотя бы в мозгах, то есть, в памяти человечества. Не может быть. Этот народ должен быть старшим над всеми, и для этого его подразделения, а ИГИЛ, это подразделение США, эту функцию тоже выполняют. Плюс – такое публичное уничтожение памятников повышает уровень их демонизации. То есть, опять же, коэффициент умножения:

– режут людей в Голливуде – коэффициент демонизации,

– уничтожение памятников – коэффициент демонизации.

Они уничтожают целые города культурного наследия, а весь мир ничего не может сделать? Это же демонизация, значит, они сильнее всего мира, так?

 

Артём Войтенков: Кстати, в Египте, когда был переворот, они же тоже музей разгромили. Хотя, казалось бы, при чём здесь музей?

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. То есть, потому что, американцы, они не терпят ничего, что их авторитетнее, старше, следовательно, и как бы мудрее в историческом плане. И Гитлер так. Почему он книги жёг? Он жёг память, которая есть основа конкурентного сопротивления. Потому что, только опираясь на память своих поколений, можете не то что даже, иметь механизмы сопротивления, и борьбы в конкуренции, но и смыслы конкурентной борьбы. Если вам двадцать пять лет, то вам особо и смысла нет, вы просто как ребёнок, ищете приёмную семью и всё. Психологически, понимаете?

 

Артём Войтенков: Я помню, так и было в девяностые: Америка стала нашим старшим братом, другом, отцом родным.

 

Евгений Фёдоров: Да, приёмная семья. Поэтому, всё – вы ребёнок, у вас приёмная семья. От вас никогда никто не ожидает, что вы будете лидером какого-то будущего клана, семьи, извините за эти термины, и так далее. Вы встраиваетесь сразу – в этом логика нашей конституции. И такая же логика работает здесь и у ИГИЛа.

 

Теперь, что хочет Путин? Конечно, очень сильный ход, я вам так скажу. Но я бы так сказал, что этот ход демонстрирующий огромную слабость внутри страны, потому что, не получается внутри страны решить проблему.

– Народ – спит, не понимает.

– Элиты – хорошо хоть не идут на майдан, то есть, нет раскола, боятся Путина. Но и нет поддержки на его ход на суверенитет.

 

Соответственно, ему приходится компенсировать это внешними возможностями, где у него просто больше полномочий, как у главы государства, там полномочия у президента зарубежные, а не внутренние. Соответственно, каков его ход? Он хочет объединить мир перед лицом слабого противника. Он-то знает, что там пятьдесят тысяч, и все это знают, просто говорить об этом нельзя. Король-то голый. Пятьдесят тысяч задавить – пару месяцев.

 

Артём Войтенков: Подождите, а вот Лавров сказал, что Россия не будет вступать в коалиции по поводу борьбы с ИГИЛом, мы типа вот, сами по себе.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, американцы давят. Вы подождите, кроме того, Лавров не будет ничего говорить раньше, чем командующий. Я же вам говорю, почему Владимир Владимирович едет туда, в Нью-Йорк. То есть, он предлагает решить эту проблему. Но решение этой проблемы делают США нашими главными врагами, о чём американцы говорят.

 

Артём Войтенков: То есть, Путин хочет собрать государства мира для борьбы вот с этим вот, якобы, ИГИЛом. Да? Так?

 

Евгений Фёдоров: Это так называется. Никто там не будет воевать с ИГИЛом, потому что боятся американцев. Все же знают позицию американцев. Как только Путин и Лавров заговорили об этом в предварительном характере, как только Асад начал кого–то там мочить, тут же не только американцы выступили против. Посмотрите, министр иностранных дел Германии вдруг. Где у Германии беженцы толпами идут оттуда, а министр иностранных дел сегодня выступил: "Нет, России не надо помогать Асаду уничтожить ИГИЛ?

 

Артём Войтенков: Правильно, оттуда же беженцы идут.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Чем больше войны, тем больше беженцев.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. То есть, это американцы чётко имеют позицию: ИГИЛ – священная корова. Потом, тоже один интересный момент, смотрите.

 

ИГИЛ – там пятьдесят тысяч.

Американцы говорят: "Мы их бомбим".

Ну, бомбят, или не бомбят, это никто не знает, потому что они бомбят по пустым площадям на самом деле. То есть, это просто часть спектакля. Лётчикам говорят: "Ваша задача, полететь, отбомбиться на пустой сопке, и доложить". Это часть спектакля.

 

А где не спектакль? Удары стран НАТО, например, Турции, по курдам, у которых где-то тридцать тысяч бойцов, которые могли бы вместе с Асадом ликвидировать ИГИЛ. Объявляется ИГИЛ главным врагом, а бомбят почему–то противника этого врага – курдов. Это как? Дальше. Сегодня, смотрю – беспилотники США бомбят войска Асада.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: Вы можете в интернете это найти. У нас тоже пропаганда пытается сразу закрыть это, но вы найдёте это. То есть, в интернете полностью скрыть информацию нельзя. Можно скрыть её внешнюю публичную сторону, то есть, чтобы крупные издания не формировали. А если вы целенаправленно ищете, вы найдёте. Я попрошу на наших ресурсах это разместить.

 

Значит, беспилотники США бомбят войска Асада, причём, есть погибшие, и так далее. То есть, бьют по врагам ИГИЛа, причём физически, военным путём, и здесь и здесь. ИГИЛ прикрывают. Путину не разрешают решать проблему ИГИЛа, и в том числе союзники США, которые формально как бы терпят от этого. Это всё тоже спектакль. Это всё спектакль американской постановки по борьбе за тысячелетний американский рейх, понимаете? Это всё элементы этого спектакля.

 

И в этом спектакле Путин как бы нашёл слабое место. Какое? Которое традиционно у России всегда. Вот англичане, и наши враги с Запада накручивали, накручивали, накручивали, потом появлялся Суворов с пятью тысячами солдат, и решал проблему. Понимаете? И всё это оказывалось фантомом. Вот это та же история. Путин пытается, опираясь на исторический опыт, решить эту проблему фантома. Это как в своё время удар по Гитлеру создал для Советского Союза положение, что он союзник англичан, основатель послевоенного мирового устройства, через Ялтинскую конференцию, и через Потсдамскую конференцию.

 

Артём Войтенков: Не понял.

 

Евгений Фёдоров: Кто создавал гитлеровский режим?

 

Артём Войтенков: Ну, кто? Англичане с американцами.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Для чего?

 

Артём Войтенков: Для войны с Советским Союзом.

 

Евгений Фёдоров: И для формирования мирового устройства путём подавления этого самого Гитлера. Но они не рассчитывали, что Гитлер вырвется из–под них, и нападёт на Англию, и так далее. Правильно?

 

Артём Войтенков: Может, в какой–то степени рассчитывали.

 

Евгений Фёдоров: Они рассчитывали, что поможет подавить Францию, которая им мешала, хотя Франция их союзник. Я думаю, про Францию они всё понимали. Англичане наверняка всё это понимали. То есть, они для этого создавали гитлеровский нацистский режим, как механизм, инструмент, своего мирового господства.  Американцы. Понимаете, да?

 

Артём Войтенков: И СССР они так же создавали.

 

Евгений Фёдоров: Это жизнь. В жизни происходит такого рода борьба. Как инструмент своего мирового господства. Этот же инструмент в виде ИГИЛ американцы и создают. То есть, они пытаются создать вот этот свой инструмент ИГИЛ – решение геополитческих проблем  своего господства, доминирования. Появляется Путин, который говорит: "Я, блин, замочу этих пятьдесят тысяч придурков".

 

Артём Войтенков: Что-то пока не вышло.

 

Евгений Фёдоров: А ещё не начал. Это он едет только об этом говорить.

 

Артём Войтенков: Подождите, так он приедет, скажет: "Я с ними разделаюсь". Ну и что? Американцам это не понравится. Соответственно, они начнут предпринимать какие-то действия.

 

Евгений Фёдоров: Они и сейчас предпринимают. Они увеличат социальные бомбардировки, они поднимут курс рубля, дадут команду Центральному Банку. Да, конечно, а как? Это и есть конкурентная борьба. Это форма конкурентной борьбы в сегодняшних условиях.

 

Артём Войтенков: А зачем Путину ехать тогда туда, если это можно сделать никуда не ехамши, если все знают, что их там пятьдесят тысяч? Все государства, которые в этом замешаны, или не замешаны.

 

Евгений Фёдоров: Боятся говорить. А потому что, Путину надо здесь проявить лидерство. Американцы создают антироссийскую коалицию. А Путину надо создать антиамериканскую коалицию, желательно с частью вассалов США и их союзников. То есть, расколоть американскую коалицию на базе борьбы с ИГИЛом. То есть, что Путин говорит?

– "Ребята, вам ИГИЛ наносит вред?"

Они говорят: "Наносит".

Согласно официальной версии. Хотя беженцев в Европе не больше, чем в прошлом году, или в позапрошлом. И их значительно меньше, чем в девяностые годы из Советского Союза. Поэтому, сама история с беженцами – это пропаганда. Это отдельный разговор. То есть, там видно, как это всё специально создаётся. То есть, берётся там тысяча беженцев, из них формируется колонна, она идёт по дорогам, и её все фотографируют. А эта тысяча. Что такое тысяча? Деревня. Это ничто. Понимаете, это сам по себе фантом. Это всё один фантом, на него другой фантом, на него третий фантом. И все эти совокупные фантомы, и каждый на их базе решает свои проблемы.

 

Появляется Путин и протыкает этот фантом иголкой в виде поставки Асаду критических военных материалов и техники. Сейчас пошлют туда Буки 2, то есть, современное оружие, для того, чтобы Асад проткнул. Потому что расчёт Генштаба показывает – Асад задавит эти пятьдесят тысяч, если ему разрешить. И в этом плане Путин пошёл ва-банк. В месте, которое американцы в этой системе вранья назвать, как бы открыто, в лоб сказать "ты наш здесь враг" – не могут. Потому что они публично объявили, что "ИГИЛ это враг человечества". Поэтому теперь, если они скажут, что ИГИЛ это друг человечества – они как бы не могут так сказать.

 

Артём Войтенков: Министерство правды – они всё могут сказать, но через какое–то время.

 

Евгений Фёдоров: Нужно пару лет хотя бы, чтобы сказать, что это уже не ИГИЛ, а бигил, который победил ИГИЛ. Придумать какую-то историю. ИГИЛ же тоже аббревиатуру они придумали для того, чтобы как бы отойти от своих поставок вооружения ИГИЛу. То есть, до этого там были другие какие-то.

 

Артём Войтенков: Аль-Каида.

 

Евгений Фёдоров: Да, Аль-Каида и прочее. Они сказали: "Теперь это не Аль-Каида, хрен с ней, теперь это ИГИЛ, и ИГИЛ, это наш враг". Хотя это, то же самое.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что переименование Аль-Каиды в ИГИЛ – это просто обычный рекламный трюк. Как какой-то товар каждые пять лет переназывают.

 

Евгений Фёдоров: Да, и с целью как бы показать дистанцию с США. Потому что, особенно подразделения там были другие, Ан-Насра, то есть, другие воинские части, которые были там на этой территории, которые создавали США. Они вошли в этот ИГИЛ – создали этот ИГИЛ, и теперь как бы вроде они не американские. Условно говоря, то это была американская армия, а теперь вдруг она переименовалась, и стала антиамериканской. И они на этом историю стоят, потому что, они не могут сказать, что ИГИЛ их друг. Если они скажут, что ИГИЛ их друг, значит, они несут ответственность за проблемы Европы, и у них возникают проблемы, которые им придётся усиленно решать. А тут они как бы выстроили этого врага. Путин их на этом поймал за одно место, и сейчас пытается эту карту разыграть.

 

Артём Войтенков: И поэтому наши самолёты летят в Сирию, да?

 

Евгений Фёдоров: И поэтому в Сирию идут поставки нашего оружия. Самолёты и всегда летали, просто теперь их заметили.

 

Артём Войтенков: Да, но Болгария закрыла тогда.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, заметили, потому что, американцы начали блокировать путинский план. А суть путинского плана – усилить Асада до такой степени экспертами и оружием, чтобы Асад решил проблему пятидесяти тысяч ИГИЛовцев.

 

Артём Войтенков: Наверняка наши расчёты там тоже будут. Советники.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, как всегда. Теперь посмотрите, если Путин с Асадом решают проблему ИГИЛа, что это означает?

– Восстанавливается территориальная целостность Сирии – раз.

– Сирия становится сильным государством в союзе с Ираном – два. То есть, возникает коалиция Иран–Сирия–Россия.

– Автоматически идёт перехват всей системы управления на Ближнем Востоке. То есть, сюда начинает подтягиваться Египет, который уже в Москву летает, как к себе на работу. Американцы же не получили там госпереворот до конца. Они его сначала получили, потом их там сбросили военные, помните, да?

 

Артём Войтенков: Там что-то постоянно…

 

Евгений Фёдоров: Подтягивается эта конструкция. Подтягивается конструкция остальных, значительной части других стран Африки. Американские союзники оказываются в изоляции, либо их вообще добивают. Я думаю, Саудовскую Аравию можно и добить, она  в военном отношении ничтожна. Там очень много оружия…

 

Артём Войтенков: Нет, подождите, Саудовскую Аравию американцы так просто не отдадут.

 

Евгений Фёдоров: Так они так просто и Россию не отдадут. Вы не поняли, что мы вступили в период гибридной Третьей мировой войны? Всё уже на столе лежит. Помните, как Советский Союз исключили из Лиги наций? Накануне Великой Отечественной войны Советский Союз был исключён из Лиги наций, считайте, из ООН. И что? Это не помешало потом быть союзниками. Это мгновенно. Знаете, когда идёт дело в серьёзную кровь, там болтовня меняется за пятнадцать минут на прямо противоположную. Язык же без костей. Вот, цель Путина. То есть, он решает проблему в этом регионе, пользуясь уязвимостью американцев в конструкции ИГИЛа. Он как бы спаситель мира в плане освобождение культурных ценностей, и прекращение потоков беженцев в Европу, формально. И это позволяет ему расколоть американскую колониальную коалицию. Вот собственно в чём замысел в отношении этого ИГИЛа. Причём, для нас это просто, да – поставки техники. Плюс, идёт самая главная интрига – отвлекается ситуация на Донбассе. Это отдельная интрига сегодняшнего дня. Если хотите, мы её тоже обсудим.

 

Артём Войтенков: Давайте. Да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, всё взаимосвязано. Как на шахматной доске у вас: правая пешка на доске взаимосвязана с левой пешкой на доске тем, что она участвует в общем замысле. То есть, вы не можете на шахматной доске играть тремя шахматистами против трёх шахматистов, разделив доску на кусочки.

 

На Донбассе. Смотрите, на Донбассе нас, конечно, поймали за горло так называемыми минскими соглашениями. Согласно минским соглашениям территория партизанских республик Донецка и Луганска должна быть ликвидирована к новому году. Это зафиксировано официально. Американцы и все остальные так и говорят: "Ребята, у вас цигель, цигель, ай лю–лю, осталось три месяца у вас, ребята. Через три месяца вы должны выполнить минские соглашения". Разговор про то, что мы не выполним минские соглашения, потому что сторона хунты фашисткой не выполнила свою часть соглашений, предварительного характера, не отменяет зафиксированных в соглашении дат. В соглашении сказано: "К новому году войска фашисткой хунты должны стоять на границе с Россией и занимать территорию Донецкой и Луганской республики". Там по-русски это написано. Это освящается Олландом, это освящается Меркель и госдепартаментом США.

 

Артём Войтенков: Ну это же и Путин, по–моему, подписал. Или участвовал в этих переговорах.

 

Евгений Фёдоров: Он это не подписывал. Это подписали руководители Луганской и Донецкой республики. Кстати, вопреки своим Конституциям, но это отдельный разговор, потому что они не имели право.

 

Артём Войтенков: А у них есть там Конституции?

 

Евгений Фёдоров: Да, а вы что забыли? У них есть Конституция, и президенты этих республик избраны по этой Конституции. И по этой Конституции они должны защищать свои избранные республики, а они их ликвидировали до нового года на бумаге, пока. То есть там возникает абсолютный цугцванг. Я так понимаю, американцы пошли на эту подпись, как в своё время Янукович говорил: "Я отдам вам власть, но только через три месяца". Вот такая  же была логика, когда он говорил: "Я подписываю, вот тогда иду на выборы и тогда я полностью власть отдаю, а сейчас пока Яценюк будет премьер–министром". Помните? Вот так. То есть это путь отступления. И мы этим путём отступления шли, когда Донецкая и Луганская республика выписали минские соглашения. Это сам по себе путь капитуляции был, но растянутый на определённое время. И выигрыш подписантов оттуда был в том, что как бы не сразу они ликвидировались, когда был Дебальцево и всё остальное, а к новому году, то есть через полгода относительно того периода времени. Вот в чём была логика. Но логика–то заканчивается, три месяца-то и всё. К новому году Донецк и Луганск должен быть ликвидирован, иначе Россия нарушила как бы освящённые ей обязательства.

 

Артём Войтенков: А Россия здесь при чём? Донецк и Луганск нарушил.

 

Евгений Фёдоров: Донецк и Луганск нарушил, но Россия же взяла на себя обязательства, с точки зрения американцев, – надавить на Донецк и Луганск, чтобы они капитулировали до нового года.

 

Артём Войтенков: Ну, это не записано в соглашении, что Россия обязуется проверить.

 

Евгений Фёдоров: Это понимается. Нет, мы, конечно, можем сказать, что хата не моя, и в Минске Владимир Владимирович был просто поговорить с Лукашенко.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Можем сказать, да. Но учитывая, что банкуют, инициатива в руках американцев, то не важно, что мы скажем, они интерпретируют это, по любому по-своему. Понимаете, да? По любому они скажут, что Россия виновата и по любому они скажут: "Ну тогда мы, допустим, поставляем раз вот так вот, раз вас Донецк и Луганск не слушается, тогда мы поставляем в Киев тяжёлое вооружение, не знаю, вплоть до ядерного оружия тактического и подавляем эти территории". Вот какая возникает у них логика. Но на самом деле это просто логика отсроченного решения проблемы. И сами минские соглашения отсрочили решение проблемы для каждой стороны по своим соображениям.

 

Артём Войтенков: То есть мы сдадимся, но попозже.

 

Евгений Фёдоров: Да. Так и написали: "Мы сдадимся, но к новому году, а до нового года мы не можем сдаться, до нового года мы не хотим, только после нового года". Вот какая конструкция в Донецке. Отсюда, если вы посмотрите, идёт, как борьба.

Песков говорит: "Да можно эти соглашения продлить лет на 100".

Украинские власти: "Ни в коем случае".

Там Кучма что-то брякнул: "Давайте чуть-чуть продлим".

Ему Порошенко: "Цыц, не вздумай, никакого продления. К новому году вы должны сдать Донецк и Луганск иначе вы не пацаны".

 

Сдача Донецка и Луганска, все это понимают – это спецподразделение силовой зачистки, то есть это пулемёты на улицах и расстрелы миллионов людей. Это тоже очевидная вещь, потому что никто на Украине, в Киеве  не скрывает этого. Это как история со сдачей русской эмиграции после Великой Отечественной войны, Второй мировой войны, Советский Союз, когда окружали казаков и отвозили.

 

Артём Войтенков: Их даже англичане выдали и отправили в СССР, сказали: "Нам вы не нать, разбирайтесь сами".

 

Евгений Фёдоров: Да. Это тоже та же история. То есть тут это все тоже понимают. Но поскольку мы же не играем, у нас же раскол во власти, у нас нет суверенитета, то та часть, которая пятая колона, она всерьёз пытается выполнить минские соглашения и обеспечить капитуляцию. Отсюда эти странные события – Пургина уволили незаконно. Незаконно это значит нарушение регламента парламента. Потому что он возглавлял парламент, а в регламенте было написано: "Этот вопрос можно ставить в повестку дня только за две недели". Там много чего было написано. Его взяли за ночь уволили. То есть это всё незаконно, очевидно, незаконно, потому что пятая колона в России пытается организовать капитуляцию, то есть выполнение минских соглашений – капитуляция Донецка и Луганска. Для этого была сменена три раза власть даже там, а капитуляция не получается, потому что вооружённый народ во главе с командирами полевыми, их там несколько десятков тысяч, но он сильнее чем 20 человек в Министерстве государственной безопасности, которая, собственно говоря, и производит зачистки патриотов в Донецке. Просто один взвод может МГБ.

 

Как отношения Жукова и Берии. Кто сильнее? Красная армия или МГБ? Всегда Красная Армия сильнее. Просто она не консолидирована и не политизирована. Но если дело доходит до дела, то она всегда сильнее, потому что у неё танки и самолёты, Генштаб и стратегические возможности. Но, когда система работает, то МГБ сильнее, потому что они могут посадить любого генерала. В кадровом смысле это сильнее, а в системном смысле конечно вооружённые солдаты, которые там, они сильнее. Условно говоря, если там пережмут те же коллаборационисты в Донецке пережмут, какой-нибудь взвод или батальон восстанет и задавит МГБ за полчаса. Просто три танка придут и проедут по штаб-квартире МГБ и всё.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а что изменяется, если выполняются минские соглашения к новому году? Что там происходит?

 

Евгений Фёдоров: Как? Ликвидируется Донецк и Луганск. Они входят в состав Украины полностью. Снимается. Ну и понятно, что где-то миллиона 2 уходят в Россию вместе с отступающей армией в этом случае, как это и принято. А миллиона 2 остаются на месте. Где-то несколько сотен тысяч вырезается, а остальных берут на заметку и давят в течение всей их жизни. Кого–то потом посадят, кого-то позже, кого-то что-то. То есть идёт террористическое выжигание всего подполья. По сути, задача – полностью очистить территорию. Потом на эту территорию привезут беженцев, как мне понравилось, беженцев из Ливии почему–то привезли в Литву.

 

Артём Войтенков: А, уже начали привозить?

 

Евгений Фёдоров: Да уже. Чтобы заместить литовцев, которые не лояльны, там много русских и так далее. Здесь будет та же история. И это для этой территории. А дальше формируется тут же следующий объект наступления – это Крым. То есть просто на волне победы говорят: "Крым тоже отдайте нам". Формируются провокации на границе с Крымом, параллельно за Крымом или параллельно с Крымом идёт провокация на компенсацию за понесённые потери Украины в виде Ростова–на–Дону, Белгорода и так далее. Американцы для этого там устроили госпереворот.

 

Артём Войтенков: В смысле? Какие потери в Украине в Ростове–на–Дону?

 

Евгений Фёдоров: Морально–политические потери агрессора. Оформляется в виде решений инициативных групп в Ростове-на-Дону, о том, что Ростов-на-Дону хотел бы входить в Европейский Союз в составе Украины.

 

Параллельно с этим активизируются, вы же понимаете, что сдача Донецка и Луганска означает резкую активизацию пятой колонны здесь в Москве на базе патриотической компоненты, и параллельно с этим идёт главное вторжение в Москву. Как бы эти все процессы будут, как на шахматной доске – заработает всё поле. А на этом поле и Москва, и Питер, и Екатеринбург.

Артём, это же всё просто – если вы наврали один раз, значит, вы наврёте ещё сто.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что доброе слово и пистолет, оно лучше работает, чем доброе слово. Вы наврёте сто. Если вы наврали, что Киев не русский город, один раз, вы бы у своего деда бы спросили или прадеда (мысленно): "Является ли город Киев Отечеством, не важно русский не русский, за которое надо сражаться насмерть?" Что бы он вам ответил?

 

Артём Войтенков: Ответил, что надо бы.

 

Евгений Фёдоров: Конечно.

 

Артём Войтенков: Почему ответил? Он же воевал.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, он бы и ответил так, то есть для него это азбука. То есть для него азбука, что и Киев и Вильнюс – это русские города, ну Отечество, не будем говорить русские, это Отечество, за которое надо сражаться. Так же как и Москва, так же как и Псков, так же как и Владивосток, правильно? То есть, для него нет разницы между Владивостоком и Ригой, Псковом и Киевом, правильно? Почему для него нет? Потому что для него это всё Отечество.

 

А теперь представьте себе ситуацию. У вас есть, допустим, машина в собственности, пришли бандиты рэкетиры, машину отняли, вас выгнали взашей и машину угнали. Это незаконно?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Незаконно. То есть вы будете добиваться возврата вашей машины. Правильно? И когда вы её возвратите, всё будет законно, закон восторжествует. Так?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То же самое и с Ригой или с Киевом. Если Киев и Рига отторгнуты от вашего Отечества незаконно, то, следовательно, решение о незаконном отторжении ничтожно. Как только вы докажете юридически, что эта машина ваша, с этого момента начинается процесс её возврата. Понимаете?

 

Вы пришли в полицию и сказали: "А у меня угнали машину".

А полицейский: "А документы есть?"

Вы: "Документы? Вот документы".

– "Всё, понял теперь мы начинаем процесс по возврату вашей машины".

Может он и будет долго, может никогда, но процесс пойдёт.

 

Здесь та же история: Рига, Киев незаконно отторгнуты от нашего Отечества? Незаконно. Это Отечество утверждено по результатам Второй мировой войны, за которое заплачено 100 миллионов жизней. Именно поэтому мы не можем ссылаться на 17–ый год и Польшу. Потому что после 17–го года произошла Вторая мировая война, которая изменила мировые границы на новые общепризнанные. То есть это общепризнанные мировые границы. И когда мы говорим о слове Отечество, то есть, какая машина вам принадлежит? У вас две машины: одна, на которой вы ездите, а одну у вас угнали – обе ваши. Эта общепризнанность определяется 1945–1991годами. Всё, что дальше происходит – это незаконное изъятие машины, которая подлежит возврату, и фиксирование факта незаконного изъятия.

 

Именно этого мы от прокуратуры поэтому добиваемся – добиваемся зафиксировать факт незаконности 1991-го года, который создаёт для вас права на возврат вашего Отечества. А для психологической работы с людьми вы начинаете воспринимать эти города, как свои временно отторгнутые сепаратистами. Вот отсюда сепаратизм Киева или сепаратизм Прибалтийских республик – это сепаратистские режимы с точки зрения международного права. Почему мы и требуем зафиксировать юридически эту основу, потому что тогда у вас возникает вся остальная следственная часть.

 

У вас в школах уже ученикам не говорят, что Киев это не русский город и плевать, что там происходит, об этом говорят в школах. А в школах говорят: "Да, Киев – наше Отечество, временно захваченное врагом, уважаемые ученики третьего класса. Может быть, когда вы вырастете, жизнь поменяется и у врагов обратно удастся это всё отобрать, как отобрал, допустим, Китай у англичан Гонконг, например". Меняется вся идеологема вашего функционирования. Если вы отказываетесь от стандартного, не случайно 25 лет нашему государству, чтобы всё это отсечь. Если вы отказываетесь от этой идеологемы, то значит, вы обязательно потеряете и другие города, и Ростов. Потому что вам скажут: "Есть бумага, что Екатеринбург, Россель подписал, Уральская республика тоже не ваша. Но если вы согласились с бумагой незаконной Грибаускайте, значит, вы с Россельской согласитесь".  Правильно? А статус-то одинаковый: и то и то незаконное.

 

Артём Войтенков: Не совсем. Екатеринбург – это область, а Украина всё-таки была республикой.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. Это ваше Отечество.

 

Артём Войтенков: Уровни разные.

 

Евгений Фёдоров: Мы сейчас говорим о правовой основе – это ваше Отечество.

 

Артём Войтенков: Вот, я и говорю, в правовой основе это же разные уровни.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, у нас есть республики. Республика Татарстан вас устроит? Шаймиевская бумага подойдёт?

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: То есть, это вам всё напишут. Россель же сказал: "Это республика". То есть вам дадут бумагу, на которой будет написано: "Пункт №1 – Мы теперь республика. Пункт №2 – Пошли вон". Вас так устроит? То есть вас призывают в военкомат, враг напал на Екатеринбург, а вы приходите в военкомат и говорите: "У меня есть бумага за подписью Росселя какого-то, по которому теперь это не моё Отечество. Так что вы меня туда направлять в военкомат не имеете право. Пусть враг режет там людей, всё это не наши люди,  это чужие, вот бумага от Росселя".

И это то же самое.

 

Понятие "Отечество" это не игры политиков и не игры фальсификаторов, это глубинная основа. Это всё равно, что у вас есть дети, а утром пришла бумага, что дети не ваши. И вы такие говорите: "Ну, раз не наши, ну всё, пошёл вон". Вы можете такое себе представить?

 

Артём Войтенков: Такое происходит в Европе уже.

 

Евгений Фёдоров: Вопрос не в том, что происходит, такое может быть, потому что вашего ребёнка бандиты могут продать, проиграть в карты. Проблема в вашем отношении к этому, я же о другом спросил. То есть это прекратит ваше восприятие вашего ребёнка, как вашу семью?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Не прекратит. А почему–то по отношению к Риге или Киеву прекратило. Понимаете? Это есть извращение, это есть враньё. То есть мы сейчас говорим о морально психологической основе российского общества.

– Если мы отказываемся от идеологемы защиты нашей территории, под которой мы понимаем территорию 45–91 годов, другой у нас нет.

– Либо законным путём изменённую.

Законным – вот это ключ. Это как с машиной. У вас машину если угнали, то она остаётся вашей. А если вы её продали или подарили, она не ваша. Но это ваше решение законное. То есть вы пошли к нотариусу и там, нотариус для чего, оформили. Нотариус посмотрел вы в своём уме или нет, сказал: "Ну ладно, подписываю".

 

Та же самая процедура в отношении изменения границ послевоенных. Если это законное изменение границы, никаких вопросов. Если бы Рига вышла, и Вильнюс, и Киев из нашего Отечества из общего законно, всё – вопросов бы не было. Но поскольку они вышли незаконно, то их решение ничтожно – это прямой аналог. И, следовательно, на них распространяется понятие "Родины" и "Отечество"  временно, но это уже детали. Вашего ребёнка похитили на три дня, на неделю. Он остаётся вашим ребёнком просто вы предпринимаете действия, чтобы он к вам вернулся – то же самое.

 

То есть понятие Отечество распространяется на всех. То есть я же не говорю, что в состав России, потому что Россия сама вышла из этого Отечества. Я говорю об общем понятии – Отечество. А на понятии Отечество базируется менталитет населения Советского Союза. То есть тому же украинскому солдату, который сейчас служит хунте, если вы ему объясните, что он служит сепаратистам незаконно, соответственно, создавшим сепаратистское государство незаконно, то, естественно, 90% это же люди такие же как мы с вами, они перейдут на вашу сторону. Потому что они не захотят служить сепаратистам и идти против воли своего деда, прадеда, и всех 60 поколений предков, которые жили до него на этой земле.

 

Артём Войтенков: Они хотят просто жить, а не воевать. Что им воевать – так им это меньше всего надо.

 

Евгений Фёдоров: Опять вернёмся в начало нашего разговора, это и есть механизм конкуренции наций. Если вы отказываетесь защищать своё Отечество, вы подлежите ликвидации, как нация, не как человек. Если группа зверей откажется защищать себя. Допустим, пришли волки, начали резать.

– "Да режьте".

Соседа?

– "Та…"

Другого?

– "Та…"

– Ой, меня начали? Ну и хрен с вами.

Так и будет. Если такое решение какая–то нация примет, такое пацифистское, оно просто исчезнет, будет зачищено и на его месте будет другая нация, которая такое решение не приняла. Это всё просто.

 

Я же вам говорю, если мы приняли это решение. Полторы тысячи лет мы жили, потом старушка сказала: "Надоело жить, устала, завтра умру". Это выбор старушки. Это называется суицидальный выбор. Такое возможно? Возможно, но это маловероятно, то есть я не считаю, что мы дозрели до вопроса суицида.

 

Артём Войтенков: Все жить хотят.

 

Евгений Фёдоров: Ну, если хотят жить, значит живите по правилам, потому что без правил вы погибните. То есть тогда лишение вашей жизни будет происходить не по вашей воле Человек, принявший решение о суициде, он лишается жизни по воле, иногда эвтаназии, если просит. Если по воле, я не исключаю, что да, русская нация по воле приняла решение умереть. Но если мы такое решение не приняли, то, значит, мы должны оборонять свою территорию, и эта территория 45–91 годов подчёркиваю, другой у нас нет. Либо изменённая законным порядком, а такого не было, нигде не было изменённого на территории законным порядком.

 

Следовательно, отдайте угнанную машину, ребята, либо хотя бы поставьте в розыск: ослабнут американцы – машина вернётся. Потому что вы знаете, что бандит ездит на вашей машине, но он с охраной и силён, подожду. Потом смотрите, уже бандитов другие бандиты завалили. Ну-ка где моя машина? Здесь та же история.

 

Вы спрашиваете, что будет на Украине потом, когда американцы захватят Донецк и Луганск. Они будут ликвидировать Российскую Федерацию. То есть для них это просто движение к Москве. Что сделал Гитлер после захвата Киева? Он пошёл на Москву. Это – то же самое будет, это обычная историческая дорога. Если вы не защищаете своё Отечество, вы подлежите ликвидации. Так же, как больное животное. Вы больны, а больное животное подлежит в мире зверей первой смерти, и ликвидация начинается с больных животных, то есть не защищающих себя, потому что это психическая болезнь.

 

Артём Войтенков: А как Новороссия, Украина связана с Сирией, ИГИЛом? Вы хотели эту связь рассказать.

 

Евгений Фёдоров: Новороссия на Украине, насколько я понимаю, судя по высказываниям, и Пескова в том числе, – сложился нейтралитет сил, сложилось затишье на фронтах.

 

Артём Войтенков: Так они постоянно обстреливают друг друга – ничего себе затишье.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Это и есть затишье. Великую Отечественную войну посмотрите – были же целые месяцы, кварталы затишья, полугодия затишья. Было же.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду, что не происходит изменений.

 

Евгений Фёдоров: Да, не происходит изменений.

 

Артём Войтенков: Просто позиционная стрельба

 

Евгений Фёдоров: Да. Обстрелы – это бои местного значения. Вызвано это расстановкой сил. То есть у Путина не хватает сил на национально–освободительное движение, не хватает сил опереться на народ. То есть он понимает, что народ не готов защищать своё отечество. А под Отечеством мы понимаем, ещё раз говорю, не американское толкование нашего Отечества, а историческое толкование нашего Отечества, а это очень важная вещь. И соответственно, возник баланс. То же самое – вчера было заседание Центрального Банка. Там одна сторона – это люди Путина, требовали ставку снизить. Вообще даже официально – Белоусов публично сказал – 4 %. А другая сторона – ставку поднять. Мне понравилось, я в нашей сети посмотрел и специально выписал. Видите, как всё связано – наш Центральный Банк с Сирией. "Президент Российской Федерации. Госсовет 15 сентября 2014 года. Банку России. Проработать вопросы снижения уровня процентных ставок". Команда Президента, явно прямая, я цитирую – найдёте в интернете. 18 сентября 2014 года. Напоминаю, что с тех пор ставка поднялась процентов на 60.

 

Артём Войтенков: Подождите, почему на 60? Она же была там что-то 8…

 

Евгений Фёдоров: На момент этого совещания была 6,5.

 

Артём Войтенков: Так, а сейчас она…

 

Евгений Фёдоров: А сейчас она 11, а была 17. То есть она поднялась до 17, и сейчас 11. То есть Путин сказал, цитирую – "снижение уровня процентной ставки". А Центральный Банк после этого её поднял. Понятно, да? К вопросу о власти. Другое решение, другое законодательное, как бы указательный акт. Читаем: "Международный валютный фонд. Заявление по итогам визита сотрудников МВФ в сентябре 2014 года". То есть это 18 сентября указание – это тоже сентябрьское указание, тоже 2014 года. То есть одновременно в ЦБ поступило два указания. Смотрите. "Международный валютный фонд, сентябрь 2014 года, Центральному банку Российской Федерации, в скобочках "Банку России" (я цитирую): "Следует дополнительно ужесточить процентные ставки по своим операциям, а также перейти на полностью гибкий обменный курс". Тогда его ещё не было, он тогда не был гибким. То есть тогда Центральный Банк курс ещё держал. Он и не объявил о гибком курсе, помните? Это 2014 год. То есть поступило два документа на стол Центрального Банка.

– Один документ от Путина, ещё раз процитирую: "Снижение уровня процентных ставок".

– А другой документ от МВФ: "Процентные ставки поднять, курс рубля опустить".

Что выполнил Центральный Банк?

 

Артём Войтенков: Ну да, не путинское указание.

 

Евгений Фёдоров: То есть он не придумал этот свободный курс. Исполнил свободный курс. Он не придумал высокие ставки. Он исполнил. Он вообще не может ничего придумать, у него по Конституции не предусмотрено мозгов, то есть права управления по своему усмотрению. У него по Конституции только функция исполнения. Но эта функция исполнения выстроена на МВФ, а не на Путина. Вот конкретный пример. И эта борьба продолжается. И вот последняя борьба была вчера, где путинские люди, естественно, которые опираются на его указания и публично об этом говорят.

Белоусов говорит: "Снижайте ставку". Белоусов говорит: "4 процента".

То есть Путин сказал "снижайте", а Белоусов уже озвучил до какого. Ясно, что это решение Путина о цифрах.

А МВФ говорит: "Ставку поднимайте".

 

И для этого там работает Oliver Wyman, внутри Центрального Банка, который отслеживает. Вот как Белоусов – от Путина, так Oliver Wyman, американские граждане – от МВФ, от Соединённых Штатов Америки. Они сидят все практически в одном помещении, в одном месте, и одни отслеживают волю Путина, другие отслеживают волю МВФ. И вчера это столкновение – это паритет сил, то есть бои местного значения. В результате боёв местного значения ставка не снизилась, как требовал Путин, и не повысилась, как требовал МВФ. Но в целом это проигрыш, потому что удавка на экономике затянута, удавка на гражданах России затянута.

 

Мне понравилась речь Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной, которая открыто и говорит: "По нашим расчётам, минимум до 2018 года будет каждый день хуже, хуже и хуже. А там, может быть, будет лучше, чуть–чуть, а может, нет, потому что очень далеко".

Никто ничего не скрывает. То есть сам по себе факт нейтралитета сил на площадке ЦБ означает поражение Путина, потому что в этом вопросе мы отступаем.

 

Теперь вопрос Донбасса.

Паритет сил и баланс сил на Донбассе в целом тоже означает как бы тактическое поражение, но стратегический нейтралитет. То есть стратегически мы, испытывая баланс сил, то есть, не побеждая и не проигрывая на Донбассе, мы как бы стратегически продолжаем держать удар. Может быть, через полгода, через год что-то произойдёт в Европе и снизится давление на Россию, тогда это развяжет нам руки для наступления. Потому что мы не говорим ни ДА и ни НЕТ, и мы не запускаем проект, так называемый 1991–го года, то есть проект освобождения всей Украины. Но в целом это, конечно. То, что война продлилась там Великая Отечественная четыре года, а не три – это же плохо. Это новые города потери, это новые потери людей и так далее. Но вот это специфика. Да, мы находимся сейчас в состоянии формальных боёв местного значения, расстановки одинаковых сил, но реально – это наша огромная потеря, то есть мы ничего от этого не выигрываем, только проигрываем.

 

Теперь ИГИЛ.

И поэтому Путин пытается за пределами зоны, которую он не может пробить, то есть враги здесь сильны, здесь сильны. Вот блокада Ленинграда, она же была много лет. А почему? Потому что не было сил от неё освободиться. Но при этом в период блокады Ленинграда удалось решить проблемы:

– защиты и обороны Москвы – отбили врага, Сталинградской битвы (это же всё было в период блокады);

– Курской битвы (это всё было в период блокады);

– и других битв.

То есть там не получалось – получается в другом месте.

 

В России нигде не получается, потому что народ не готов защищать своё Отечество – я честно говорю, я это говорю предметно. Потому что мы видим, что граждане России не сформировали свою позицию по национально–освободительному движению, то есть они не определились, что Россия должна быть освобождена. А раз они не определились, значит, они не готовы ни к каким шагам по освободительному процессу, который запускает Путин. Это та история, которую он говорил в фильме "Крым. Путь домой": "Я не включился, пока не понял, что народ хочет". Народ не хочет – значит, я не включусь. Здесь сегодня та же история: народ не готов, он ещё не испытал страдания, которые включили бы его мозги. Соответственно, мы надеемся, что этот перелом в сознании произойдёт. И когда он произойдёт, начнётся фаза наступления. Если он не произойдёт, фазы наступления не будет, будут оборонительные бои: и в Центральном Банке, и на Донбассе, и в той же Армении. Это же они везде по всему фронту идут – и в Таджикистане, и везде. Это всё форма оборонительная: враг наступает – мы его отбиваем, но не наступаем – вот такая логика.

 

Артём Войтенков: В Таджикистане – вы имеете в виду попытку государственного переворота?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. И в Армении. Везде.

 

Артём Войтенков: То есть это тоже чисто американская история.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, конечно. Это всё – кольцо врагов. Это вот та история: Крымская война, английская эскадра во Владивостоке, в Архангельске, в Балтийском море. То же самое, всё как всегда. Мир – это железная дорога.

 

Артём Войтенков: Не свернёшь.

 

Евгений Фёдоров: Не свернёшь. Ты едешь либо туда, либо обратно. Обратно – отступаешь, туда – наступаешь. И это правда: туда – мы наступаем, а обратно – отступаем. Вправо, влево – ничего нет. И это азбука.

 

Вообще геополитика – это потрясающе простая наука, просто потрясающе. Математика в миллион раз сложнее. То есть геополитику выучить, её законы – ну вообще их не учат, это BIOS, то есть младенец с ними рождается, потому что он, уже родившись, понимает, что сиська мамы – хорошо, а ремень – плохо. Вот он рождается с этим. Так и здесь. То есть то, что нам за 25 лет так дебилизировали население профессиональные пропагандисты, – это, конечно, уже такой фактор очень качественной работы со стороны оккупантов. Всё очень просто, вскрыть это очень легко. Чтобы быть понимающим человеком в геополитике, никаких институтов вообще кончать не надо, можно даже не уметь читать и писать, даже лучше не уметь читать и писать.

 

Артём Войтенков: Мозги чище будут.

 

Евгений Фёдоров: Чище, не нагружены всякой чушью. Просто надо посмотреть на мир животных и понять, что эти правила везде. Только человек ещё накрутил на них всякую чушь надстрочную, а суть такая же, как с котом, или с мышкой, или с собачкой – всё одинаково. Поэтому всё тут просто: не получается здесь, 1941 год, поэтому десант там. Вот, условно говоря, – налёт на Берлин советской авиации в период битвы под Москвой. Соответственно, Путин (я понимаю отлично логику) пытается хотя бы там раздолбать вот эту коалицию, которую американцы создали из числа вассалов и идиотов. Потому что коалиция же против их интересов направлена, и он пытается это доказать им. И для этого в ООН поедет рисковать. Потому что это же риски – поехать в логово врага, всё–таки риски определённые, я не считаю, что они фатальные, но определённые риски есть.

Технология вот такая: он готов помочь Асаду уничтожить этот полтинник, в принципе слабый в военном отношении, просто уничтожить его, и тем самым проткнуть вот этот огромный пузырь мифов, на которых американцы строят часть своей власти по отношению к европейским вассалам.

 

Артём Войтенков: Хорошо, американцы это тоже прекрасно понимают, и…

 

Евгений Фёдоров: Поэтому они сопротивляются, как могут.

 

Артём Войтенков: Противодействие будет внутри страны нашей.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но мы исходим из того, что внутри страны у них уже всё находится на максимуме, то есть рычаг передвинут на максимум. Сильнее внутри страны они пятую колонну не включат, пока, пока не произошёл второй этап – обнищание населения, когда возникают риски. Но пока они сильнее пятую колонну не включат. Следовательно, мы тут как бы не теряем, и так враг уже полностью обнажился.

 

Они что могут ещё сделать? Они могут ужесточить политику санкционную – отключить от SWIFT, но это, я считаю, пойдёт только на пользу, потому что это очень сильно ударит социально, причём одномоментно, но зато пойдёт на пользу в том плане, что быстрее произойдёт пробуждение людей.

 

Артём Войтенков: А почему это ударит социально? SWIFT – это же международная система расчётов?

 

Евгений Фёдоров: А вы в курсе, что для того чтобы построить дом, расчёты проводятся через американцев?

 

Артём Войтенков: А у нас же сейчас эти центры перенесены в Россию – нет? Или там всё равно идёт?

 

Евгений Фёдоров: Вся система расчётов идёт через американцев, все ваши банки. Нет, если вы в магазине за наличку покупаете – это ваше. Поэтому ЦБ наличку и держит, не пускает её развития, всего 15 триллионов. А расчёты в экономике – все идут через американцев, основные. Перекрытие SWIFT означает просто отключить воду и электричество в вашем доме, то есть у вас дома взяли и отключили воду и электричество путём перерезки проводов. Котельная ваша, дом ваш, а электричества и воды нет, потому что все провода перерезаны, они в руках американцев, это внешняя система.

 

Артём Войтенков: Ну, так мы свои провода натянем.

 

Евгений Фёдоров: Вот это и пытается Путин сделать! Так попробуй натянуть! Мы с вами неоднократно это обсуждали. Помните, например, закон о национальной платёжной системе? У всех в руках есть эти карточки.

 

Артём Войтенков: Банковские обычные?

 

Евгений Фёдоров: Да. Я вам сейчас даже покажу свою зарплатную. Обычная зарплатная карточка. И у всех они в руках есть, ну или где-то там. На них зарплаты. Вот таких сто миллионов штук.

 

Артём Войтенков: У вас Visa, я смотрю.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, да. Это зарплатная карточка депутата.

 

Артём Войтенков: Американская система.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Депутата. Это не я эту карточку придумал, это мне туда начисляют зарплату. Сто миллионов карточек таких в стране, сто миллионов, то есть это не шутка. И все расчёты проходят под контролем или через Соединённые Штаты Америки. И в том числе мои, и всех депутатов, и чиновников, и министров, и каждого человека. Понимал ли это Путин, когда готовился к сегодняшнему обострению? Конечно, понимал. Именно поэтому он лично, еще, будучи представителем Правительства, внёс закон о национальной платёжной системе, где прописал главу о национальной платёжной карте. Лично внёс. То есть за его подписью, Владимира Владимировича Путина, был внесён проект закона. Он поступил в Государственную Думу. Это было лет пять назад, то есть заранее. В Государственной Думе.

 

Тогда как раз WikiLeaks гремел. WikiLeaks опубликовал переписку Госдепартамента с посольством США в Москве, где посол США написал, что Путин вносит такой–то закон, готовит его (тогда ещё готовили его по линии правительства внутри, в недрах правительства, а Путин возглавлял правительство тогда), и американцы против этого закона. Посол написал почему: что не смогут контролировать, потеряют деньги и так далее. И просил Госдепартамент разрешить этот закон в России не принимать. А он уже внесён Путиным в Думу. Дальше поступило указание Госдепартамента в Государственную Думу Российской Федерации, где из закона Путина изъяли главу о национальных платёжных картах, и эту главу выкинули в мусорное ведро, и закон, естественно, без этих карт был принят, у него убрали самый главный элемент этого закона, то есть он стал пустышкой, и всё. И дальше, когда американцы начали санкции, первое, с чего они начали – ударили по картам. Правда, на несколько дней, если вы помните. Первое – они блокировали карты.

 

Артём Войтенков: Больше шума было, потом всё обратно…

 

Евгений Фёдоров: Потому что договорились с ними. Мы же сдались. Я понимаю Владимира Владимировича, как бы повели себя граждане России, когда бы они оказались без зарплаты, и без возможностей, и с заблокированными счетами. Вот как в своё время при Гайдаре, помните, заморожены были счёта на Сбербанке, вернее, просто обесценились деньги на Сбербанке. Это была нервная же обстановка.

 

Артём Войтенков: Конечно. А тут и будешь нервным: деньги есть, а ты их взять не можешь.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. И это можно сделать за один день, да за секунду. И естественно, мы капитулировали. А как вы думаете, почему эти минские соглашения? Ложимся под американцев, весь Центральный Банк под их дудку скачет, и всё остальное. Потому что они управляют процессом, им есть чем пугать. Это было нейтрализовано… Вот блокада Ленинграда: люди голодают, миллион человек погибло от голода, но они понимают, что это враг и что они, голодая, защищают своё Отечество, и готовы голодать, защищая своё Отечество. Они же не бегут на окопы немцев, не сдаются в плен, не пытаются свергнуть власть. Но для них это понятная вещь, хотя гигантский голод и проблемы социальные. Мы бы сейчас назвали – социальные бомбардировки.

 

А вот у меня вопрос: а в России если завтра произойдёт резкое обнищание населения? Допустим, отключат эти карточки, начнётся голод и всё остальное. Потому что это же всё дезорганизует систему торговли: в магазин же у вас никто не повезёт товар бесплатно. А если у вас нет расчётов, то у вас товар не повезут. А товарных запасов у вас в магазине максимум на неделю, всё. То есть это не просто лишение вас доступа к деньгам, а это вы пришли в магазин в крупном городе, а там ничего нет. То есть, готово ли население терпеть, где-то даже гибнуть из-за этого? На Донбассе несколько сот человек погибло от голода – это факт. Вот если люди не понимают, что отечество в оккупации, если они живут в иллюзиях вранья. Если они сейчас этого не понимают, то с какой стати они будут это понимать, когда им отключат свет, газ, карточки и магазины?

 

Артём Войтенков: Им ещё объяснят, что это воровская шайка Путина тырит ваши деньги.

 

Евгений Фёдоров: Я про это же. Отсюда и вопрос: готовы ли мы к обострению ситуации с учётом неготовности российского населения чисто с точки зрения знаний, информации? Может, они и готовы были бы, всё-таки они сыновья своих отцов, дедов, которые готовы были всегда, но они даже не знают эту информацию. Вот меня бесит, когда люди не идут на национально–освободительную борьбу, я честно вам скажу. Потому что я считаю что это полный дебилизм, что они туда не идут – не к Фёдорову, а в борьбу. То есть они не понимают, где они живут, они находятся в системе вранья. Важный фактор, который приходится учитывать Владимиру Владимировичу Путину. То есть он понимает, что население не готово к серьёзным испытаниям, вызванным сопротивлением России Соединённым Штатам Америки. Потому что если бы оно было готово, оно бы знало, а опросы показывают, что оно не знает правды, а значит оно не готово, оно живёт в обстановке вранья, иллюзий. Почему мы и говорим: хотя бы заявление подпишите о том, что вы хотите жить в суверенной стране. Хотя бы.

 

Артём Войтенков: В прокуратору.

 

Евгений Фёдоров: Зачем в прокуратуру? В органы власти – мы так написали. Мы им распорядимся здесь. Хотя бы напишите это. Хотя бы. Потому что оккупационный статус  он же был зафиксирован в письменной форме каждым человеком России, потому что в 1993 году на референдуме люди расписывались за бюллетени. Помните?

 

Артём Войтенков: Расписывались, да.

 

Евгений Фёдоров: А расписывались – это документ, то есть они подписались, и на любом заявлении, если бы вы поменяли своё решение, должна быть подпись. То есть вы женились, поменяли своё решение – пишете заявление о разводе, то есть на заявление о женитьбе – заявление о разводе, на заявление о покупке машины письменное – заявление о продаже машины. Поэтому заявив о статусе колониальном страны, они должны хотя бы подписаться, проявить позицию такого же уровня по отмене этого решения и принятию другого решения – это же азбука. Они этого не делают – значит, они не готовы, а уж тем более они не готовы будут рисковать, и они во всём обвинят Путина и кого угодно. Как вот эта история с московскими областными пенсионерами: "Это же не американцы права лишили на проезд в Москве, это же Путин, наверное, там или кто–то другой". Вот это так и работает, то есть это глупость, и эту глупость надо преодолеть, то есть её надо осмыслить, то есть надо осознать взаимосвязь явлений, и тогда у тебя получится.

 

Между прочим, это не только вопрос осознания порядочности выбора, это чисто даже материальный вопрос. Вот Центральный Банк (мы же не случайно говорили об этом) за два года, выполняя команду МВФ (я её зачитал), кинул рубль, а в Конституции записано (это, кстати, антиконституционное указание было МВФ и всё равно Центральный Банк его выполнил), что валютные резервы существуют только для поддержания курса рубля, всё. Так прямо там и написано.

 

Объём валютных резервов на 2014 год, когда были эти указания, были 550 миллиардов (мы об этом говорили в своё время).

Сегодня, со слов Белоусова, резервы ЦБ, потому что на счетах 300, но из них половина резервы Правительства, а ЦБ управляет только своими резервами. Так вот было 550 миллиардов валютных резервов ЦБ, а у Правительства резервы – это резервы бюджета, это другой хозяин у этих денег. Было 550, а стало 150, то есть разница 400.

 

Но что такое поддержание курса рубля?

Это выкуп рублей, избыточных на бирже. То есть это покупка одного товара на другой товар: рублей на доллары. То есть мы знаем точно, сколько потрачено денег на покупку рублей, чтобы поддержать курс. Потрачено 28 миллиардов долларов, а исчезло 400 (550 – стало 150). То есть исчезло 370 миллиардов. 370 миллиардов для каждого гражданина России: для младенца – это 4 тысячи долларов, а для человека работающего (понятно, что младенцы не зарабатывают) – это где-то порядка 10–12 тысяч долларов. То есть это решение ЦБ, выполняющее указание МВФ, каждого работоспособного гражданина России лишило порядка 10 тысяч долларов. Хоть 10 тысяч долларов – достаточное, я уже не знаю, как сказать, основание, чтобы заявление написать, что нам это не нравится? Ну, достаточное или нет? Блин, даже это не срабатывает. Ну что тут сделаешь? Ну, даже это.

 

- У людей воруют прямо на их глазах, потому что рубль – это у каждого в кармане.

- Начинаются процессы: пенсионерам запрещают ездить

- У людей сокращаются зарплаты.

А всё официально: на Правительстве обсуждается вопрос секвестра в бюджете уже третий за год – это же всё сказывается на зарплатах, всё это сокращается. Нет, хоть кол на голове теши: "Нет, не буду писать заявление о свободе своего Отечества. Нравится, хочу остаться рабом, как я решил в 1993 году".

Ну что тут сделаешь? Я не знаю.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что закон Путина. Путин внёс закон, а посол американский сказал, что его надо как-то вырезать. Всё это вырезали, партии проголосовали. То есть получается,  и вы это неоднократно говорили, что американцы рулят Думой и всеми партиями. Но Дума это одно, это Единая Россия плюс ещё ЛДПР, Справедливая Россия. А сейчас много всяких мелких партий зарегистрированных, когда снизили планку. А с ними что? Они все честные, сами по себе? Или тоже на каждую партию есть хозяин определенный?

 

Евгений Фёдоров: У нас система власти устроена на оккупированной территории. Как она работает? Мы ранее уже обсуждали эти механизмы. То есть идет общая команда МВФ. Кстати, до этого мы обсуждали по закону национальной платёжной системы и карточки, это просто как пример. Просто WikiLeaks показал, как работает технология принятия законов. Она в отношении всех так законов. То есть тысячи законов принимаются по этой схеме или не принимаются, или корректируются. То есть просто WikiLeaks вскрыл один механизм.

 

Мало того этот закон даже, чем для нас важен этот пример? Что WikiLeaks вскрыл этот механизм до принятия закона в Думе. И в Думе, когда этот закон принимали, вычёркивая волю Путина из закона (вычёркивая!), знали, что это делают по команде США. Об этом было сказано с трибуны. Потому что иногда депутаты говорят, что мы не знали,  так бывает. А об этом было сказано одним депутатом Багаряковым, за что его потом из Думы и выгнали, с трибуны было сказано во время принятия закона. Он говорил: "Вы сейчас голосуете за закон по приказу США. Вы осознаёте, что вы это делаете сознательно, исполняя внешнее американское указание?" И депутаты проголосовали осознавая. Это важно. То есть это абсолютно сознательная позиция депутатов Государственной Думы голосовать за законы, разработанные оккупантом. Здесь было чётко сказано с трибуны в момент принятия закона. Но так законы все устроены. То есть все законы американские, не один какой-то. И именно в этом их и сила.

 

То есть они эту силу (тогда они ещё с нами не воевали) и подготавливали, свою позицию. А сила их в том, что они всю систему вот так контролируют. Вы думаете, почему тот же Центральный Банк скачет под их дудку? Потому что там такая же ситуация в Госдуме. То есть депутаты Госдумы ничем не отличаются от чиновников Центрального Банка. То есть и депутаты Госдумы выполняют приказы Соединённых Штатов Америки. На примере этого закона мы видели, как шестерёнки работают. И в Центральном Банке так же шестерёнки работают, и в правительственных министерствах и ведомствах так же шестерёнки работают.

 

Это шестерёнки в целом установлены Конституцией. То есть это конституционный механизм, защищённый всем законодательством, правоохранительной системой, тюрьмами, репрессивным аппаратом. Всё обеспечивает работу этой системы. И против системы никто не пойдёт. Потому что пойти против системы, значит, попасть в тюрьму. Это же понятно. Поэтому мы, когда ругаем Центральный Банк, мы понимаем, что там тоже есть раскол, там есть путинские силы (Белоусов там их представляет), там есть коллаборационисты, и возглавляет их там Симоновский и соответственно его мощная интеллектуальная команда в лице граждан США из Oliver Wyman. Идёт борьба, только она идёт на подковёрном уровне, потому что публично нельзя говорить.

 

Путин же ничего не сказал публично, когда американцы прилюдно его закон послали в Государственной Думе? Не сказал, потому что нельзя. Потому что это сакральность власти. Тогда он потерял бы вообще возможности влиять на ситуации те, которые у него есть. У него какие-то есть. Я же не говорю, что у него нет власти. У него просто её меньше, чем у американцев в России. И учитывая его личный авторитет, я бы сказал, что у него власти в десять раз больше, чем ему положено, как английской должности с названием "Президент". Сравните с Президентом, допустим, Германии или с Президентом Греции. Сравните. Или с Президентом Италии.

 

Артём Войтенков: Страна разная всё-таки по размеру.

 

Евгений Фёдоров: Должность-то одинаковая. Конструкция одинаковая власти и юридическая правовая система-то одинаковая. Какая разница, какая страна? Конструкция-то такая же, она так и работает. И её привезли такой с английским словом. Такую и привезли. То есть не Путин выбирал эту должность. Он когда пришёл на эту должность, она уже была сформирована американцами под себя.

 

Пример с этим законом, он ещё, в каком смысле хороший? Являются ли в Думе депутаты патриоты? Я уверен, что больше половины патриоты. Просто внутренний патриотизм, он находится в рамках закона. Если ты по закону должен обслуживать американцев, то будешь ты патриотом - это твоё личное дело, на кухне. А на работе ты будешь обслуживать американцев. Если ты не согласен с этой системой, тогда не иди во власть. Такие люди во власть не идут и соответственно они вообще на неё никак не влияют даже в том манёвре, который существует. Какой-то манёвр есть внутренний, но он небольшой по отношению к американскому манёвру. То есть пропорции разные.

 

Американцы влияют процентов на семьдесят, на восемьдесят. Процентов на двадцать влияет национальная власть. Это тоже определённый механизм влияния. Он важен, он может где-то подстроить, кому-то помочь. Он не может поменять систему, патриот, но он может сделать пару полезных дел, что тоже неплохо. Но самая главная проблема в системе. Потому что система все эти дела полезные, как яйца трактором проедет, и не то что всмятку, а в блин раскатает. В этом вопрос. А руководящие указания из Америки по ухудшению жизни России работают просто сейчас как пулемёт. Вон на следующей неделе будем принимать американское указание по отмене двадцати пяти триллионов рублей гособязательств в отношении ближайших трёх лет. У нас бюджет трёхлетний.

 

То есть, когда принимается бюджет государственный, она берёт на себя обязательства от имени государства перед вами как гражданами на три года в материальном смысле. То есть, прописаны ваши обязательства по вашему здравоохранению, образованию, по оборонке, по регионам, по медицине - прописаны на три года в качестве решения. И если вам написано, что вам в следующем году должны дать на медицину триллион, например, то это обязательство, которое можно пересмотреть, но для этого надо принять специальные решения о пересмотре позже. Это называется секвестр. А так у нас заложено. Так вот, Дума, проведя три секвестра потом решила: "А чего мы вообще эти обязательства правим? Давайте вообще откажемся от них". И суть сегодняшнего проекта бюджета, внесённого правительством, по-моему, вчера, который будут принимать на этой неделе - отказаться вообще от обязательств под предлогом того, что нам сложно всё это считать.

 

То есть вы написали расписку народу: "Народ, обязуемся перед тобой, что мы тебя будем содержать. Столько-то денег будем на здравоохранение отдавать, столько-то на образование, на медицину, на полицейских и так далее".

Потом подумали, сказали: "Что-то не хотим мы".

И на этой расписке - "Отказываюсь от расписки".

Всё, пошли вон. Вот, что будет принято в пятницу. И будет принято, конечно, будет принято, естественно. Потому что сработают механизмы внешнего управления. Они и работали, они и продолжают работать. И этот секвестр прямо заложен не только в сентябрьском 2014 года, но и в указании МВФ, которое было два с половиной месяца назад. И в его исполнение в бюджет и вносится. И партии здесь вообще ни при чём.

 

Партии это кадровые отделы. Потому что в партии просто подбирают будущих сотрудников государственных органов в области публичной деятельности представительских органов власти. Это просто кадровые отделы и они отбирают людей, которые готовы в органах власти заниматься этой работой.

 

Есть люди, которые идут в кадры. Говорит: "Я, хорошая секретарша".

Кадровое агентство говорит: "Иди вот в эту фирму. Будешь секретаршей. Вот тебе зарплата сорок тысяч". Всё понятно.

Другой: "Я водитель".

Кадровое агентство говорит: "Отлично. Будешь водителем на Камазе. Справишься?"

- "Да".

– "Иди на Камаз. Зарплата у тебя сорок пять тысяч".

Третий говорит: "А я военный".

– "Всё, отлично. Иди в военное училище. Закончишь, вот туда".

Это кадровое агентство.

 

А здесь - представительские органы власти.

- "Какая твоя работа? Твоя работа будет - красиво говорить, проводить избирательные кампании. То есть иметь навыки менеджера  по медийным процессам, рекламщиком быть хорошим, потому что надо размещать в рекламном пространстве. Вот твоя работа"

- "А законы мне надо писать?"

- "Нет, такой задачи нет. Если ты умеешь писать законы?"

- "Умею".

- "Тогда ты нам не подходишь. Потому что, если ты будешь писать законы в Государственной Думе, ты будешь мешать системе. То есть законы у нас пишут американцы по Конституции. Они эти законы будут сюда слать, а ты будешь эти законы, не дай Бог читать. Ещё и какие-то поправки писать, ты будешь им мешать".

 

Представляете, каждую поправку надо отклонить, это же время - три минуты в Госдуме, это мешает процессу. Если ты грамотный специалист по написанию законов, ты будешь волей или неволей, ты будешь заниматься саботажнической деятельностью по отношению к внешнему управлению страной. Потому что твою поправку три минуты рассматривать. Твой закон полчаса рассматривать. Ты не нужен такой. Вон Фёдоров вносит закон, Дума его обсуждает целый час. За этот час можно принять пять американских законов, понимаете?

 

Артём Войтенков: И пойти домой.

 

Евгений Фёдоров: И пойти домой, а тут мешают. В этом проблема. Мало того, мне понравилось, вчера смотрю, уже в Думе начались предложения: "Давайте поменяем регламент. Вообще не будем у депутатов законы принимать. Надоели". Официально. Почитайте. "Давайте в Думе поменяем регламент" - предлагают. Потому что надоели депутаты со своими законами, мешают. Мешают управлять страной по линии Вашингтона. Я официально говорю. Вот уже публично это сказано, будет рассматриваться. Там сказано: "Можно внести только закон, который имеет это, это, это". Что реально невозможно. То есть короче, просто нельзя.

 

Артём Войтенков: То есть депутатов предлагается лишить права вносить законы.

 

Евгений Фёдоров: Да, что логично. Потому что системе их законы не нужны. Право депутатов вносить законы это скорее такой атавизм фиктивного свойства. Вот артист в театре играет Цезаря. Цезарь это вообще император. И вот у него есть атавизм, он может выпускать бумаги с надписью "Цезарь". Но это же не для этого его учили в Театральном институте, чтобы он управлял Римской Империей, правильно? Поэтому то, что он какие-то бумаги может выпускать, бумаги с проектами, конечно, это в принципе отвлекает его от главной работы - хорошо играть в театре свою роль. Если он певец, хорошо петь. И пока это была фикция, которая помогала ему вжиться в роль, это было вроде неплохо. Но когда ужесточилась система управления в театре, новый режиссёр пришёл и сказал: "Так, слушайте. Достали вы со своими. Перерывы на курение отменяю, перерывы на кофе отменяю. Всякую чушь вам писать запрещаю". Вот это мы сейчас и наблюдаем, что на самом деле правильно - это и есть правда.

 

То же самое выборы. Выборы – это ложь, потому что выборы сделаны в 1993 году. И в 1991 в результате поражения Советского Союза сформирована система назначения власти по линии США. И здесь предоставлено вот это право на выборы через партийную систему для цели спускания театрального пара. То есть это зрелище, это не хлеб - хлеба и зрелищ, это спектакль. И этот спектакль, я, кстати, не говорю, что на выборы не надо ходить, например, просто относиться к ним надо, как евро песня эта - и каждый может на Евровидении послать СМС-ку и соответственно кто-то там победит из числа певцов.

 

Артём Войтенков: Вы в это верите?

 

Евгений Фёдоров: Я говорю, как это утроено. То есть вы смотрите телевизор, вам нравится певец. Вы посылаете СМС-ку, вы за него проголосовали. То же самое, система выборов. Но людям же многим нравится смотреть это Евровидение? Нравится. В театр ходить нравится? Нравится. В кино ходить нравится? Нравится. Но это не связано с властью.

 

То есть если вы хотите, чтоб у вас улучшилась жизнь, в их кино улучшения жизни не ищите, или в театре - не ищите. Нормальные люди там не ищут. Вы можете, конечно, пойти в театр на спектакль с Цезарем и написать ему слёзную жалобу: "Прошу, уважаемый Цезарь, ты же император и диктатор, улучшить мою жизнь". Можете так сделать? Можете.

 

Артём Войтенков: А он тоже ответ напишет.

 

Евгений Фёдоров: Он вам напишет ответ, но это будет глупость сама по себе. Мало того, он может даже искренне вам сочувствовать. И в своём ответе он может максимально к вам как бы войти в положение, но это никак не связано с улучшением вашей жизни вообще. Это по другой кафедре. Вот, как это устроено. Та же история с выборами. Ходить на выборы - это хорошо, приятно, но это шоу. И побеждают там шоумены, лучше всего подающие представительскую функцию.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: То есть лучше всего рекламу, лучше всего административный ресурс, лучше всего говорящий. Но говорить тоже можете, как хотите. Говорить всё равно говорите не вы, а как бы система, которая вас предоставляет.  Ваши слова можно как угодно переиначить. Вы говорите "Хорошо", а вам могут так коряво поставить, что никто этого не поймёт. То есть рупор - это средства массовой информации.

 

Вот кто участвовал в ток-шоу на телевизоре, там просто подбирают людей, и они там хлопают в нужное время за сто рублей и некоторые даже говорят, рассказывают, как они живут с курицей. Но это шоу. И отбирает что сказать, кто скажет, как хлопать и когда хлопать - режиссёр. И этот режиссёр, у него всё прописано - у него это шоу: у него Цезарь не по-настоящему, у него депутаты не по-настоящему с самого начала. Причём парадокс в том, что в принципе сам по себе статус депутата всегда такой. Это ложь даже не англосаксонского типа, это ложь в принципе технологии представительской демократии, которая появилась с момента первой Государственной Думы, введённая российским царём по требованию иностранных организаций. А не просто так. Вы думаете, чего вдруг царь решил так?

 

Артём Войтенков: Ограничить свои полномочия.

 

Евгений Фёдоров: Ограничил свои полномочия и придумал эту историю. Англичане продвинули этот вопрос. То есть изначально они понимали, что это такое отвлекалово липового свойства, но само по себе. То есть советский Парламент, Верховный Совет был такой же только честнее. Знаете, почему? Потому что в отличие от сегодняшнего Парламента, я смотрю, депутаты говорят: "Мы решили. Мы то решение приняли. Мы такой закон". Советские парламентарии открыто говорили: "Мы приняли решение во исполнение решения ЦК КПСС и Политбюро". Как бы честно, понимаете? То есть там честности было больше на порядок.

 

Да, они говорили: "Мы выполняем решение. Мы просто чиновники, которым повезло. Я из доярки, я из колхозника. Меня избрали в Верховный Совет Советского Союза по квоте доярок, по квоте сталеваров".

Помните, как было?

- "Но я понимаю. Я именно представитель народа, и как мне скажет партия ЦК КПСС, я так и голосую. Я честно об этом говорю, и я на выборах обязуюсь говорить".

 

А депутаты же на выборах не обязуются, они же врут. Они же не говорят, что "я честно буду выполнять приказы Соединённых Штатов Америки". Вы слышали хоть одного депутата, который бы на выборы вышел и сказал: "Я честно буду выполнять приказы США.  До последней капли крови служить вашингтонскому начальству".

Вы такое слышали?

 

Артём Войтенков: Нет, конечно.

 

Евгений Фёдоров: И это знают все. Технология-то работает оттуда. Вот на примере этого закона просто вскрылось. То есть это враньё. Вот сегодняшняя система, как только мы начали врать в 1991 году, вся иерархия вранья выстроилась от начала и до конца. Все врут сутра до вечера. Ясно, что в этой обстановки тотального вранья невозможно наладить нормальные процессы. То есть пока американцы соглашались, чтоб мы чего-то тут шевелились, они управляли нами, как хотели, скажем так, не сильно во вред, так откровенно. Разрешали и зарплаты поднять за последние пятнадцать лет, и то сделать, и это сделать.

 

Как только они объявили нас своими врагами, всё - вся система пошла на ликвидацию. Сегодня ты не просто врун, ты сегодня - участник ликвидации страны. Это другая история. И конечно, они доведут до ликвидации. Этого мальчонку двадцатипяти летнего, который не осознаёт, кто он, где он, в каком мире. Кончено они его приведут на смерть. Это же понятно. Если этот мальчонка не осознает, что он не мальчонка, а вообще-то он древнейший дед полутора тысячелетний дед, выигравший просто сотни войн с этими самыми, которые сейчас тащат его на этот убой. И с англичанами, и с французами, и с немцами, и все, кто на него нападал, всех этот дед мочил. И вот сейчас его убедили в том, что он мальчонка, и поэтому он готов помереть. Что это такое?

 

Артём Войтенков: Вы говорите про парламентские партии. А сейчас же много не парламентских, причём таких патриотических.

 

Евгений Фёдоров: Эти непарламентские партии - это так называемая партийная реформа. Обращаю ваше внимание, партийная реформа была запущена после Болотной площади. Что такое Болотная площадь? Вообще американцы рассчитывали Путина скинуть после второго срока. Первый срок они считали, что он нормальный. Второй срок они его возненавидели, запретили ему идти на третий срок. Потому что не проблема была подправить в законах и идти на третий срок, не вопрос. И он пошёл, выполнил эту их позицию, потому что не мог не выполнить. Потому что система была под них, как и сейчас. То есть можно было отключить и свифты, и карточки, и управление, и всё, что хотите. Это понятно было. То есть риски были гигантские, народ и тогда не был готов, как и сейчас. Сейчас мы хотя б открыто об этом говорим, а тогда даже и открыто не было постановки вопроса о том, что Россия в оккупации. Поэтому они его тогда отжали, после чего они не планировали, что он вернётся на выборы. У них такой задачи не было. По их плану они даже устроили реформу Конституции, продлили срок Президента.

 

Артём Войтенков: С четырёх до шести.

 

Евгений Фёдоров: С четырёх до шести. Обратите внимание - ни одна либеральная газетёнка не квакнула против.

 

Артём Войтенков: Да, я так удивился.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это их решение. Это решение Соединённых Штатов Америки. И они приняли это решение не для Путина, которому они не доверяли. Они это решение приняли для своего переходного Президента, который должен был, как Горбачёв, уже ликвидировать. То есть они шли по пути Советского Союза - ликвидация СССР. И их человек должен был ликвидировать Российскую Федерацию. Для этого он должен был получить большое время на полномочия, потому что за четыре года они понимали, он не успеет. А уже будет всё понятно. Потому что люди уже могут понять через два-три года, что их ведут к ликвидации. Они же тогда всё это планировали, санкции и всё остальное. И если бы у их Президента было бы не шесть лет, а четыре года, он мог бы не успеть, и потом был бы уже народный бунт, и вместо него избрали бы патриота. Например, Путина. И они это всё просчитали у себя в Госдепартаменте и решили, что надо увеличить срок. Дали команду - здесь увеличили срок Президента, они вели своего человека.

 

Здесь Путин их просто, это называется военная хитрость, - надул. Они были уверены, что он не пойдёт. Я общался с командой очень высокопоставленных людей. Все были уверены, что не будет такого. В крайнем случае, будет Путин-Медведев, у них будет конфликт, и американцы на этом конфликте сыграют со своими силами.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду, что и Медведев, и Путин пошли бы на выборы?

 

Евгений Фёдоров: Да. Но это, в крайнем случае.

 

Артём Войтенков: А Медведев не пошёл.

 

Евгений Фёдоров: Медведев не пошёл. Поступил просто как порядочный человек, насколько я понимаю. Неожиданно для американцев, просто реально. Даже неожиданно для своего окружения, я вам секрет скажу. Не пошёл.

 

Артём Войтенков: У него окружение такое, надо сказать.

 

Евгений Фёдоров: Какое дали, такое есть. Не пошёл. В результате освободилась дорога для Путина, и он пошёл. Но американцы на это не рассчитывали. Естественно, у них возникло возмущение. Это возмущение выразилось в том, что они дали команду Навальному, Болотной, всей своей кампании - устроили Болотную площадь. Планировалось, что после Болотной площади будет капитуляция Путина, потому что Болотную площадь должны были поддержать, как в истории с Януковичем, окружение, которое за четыре года уже достаточно от Путина оторвалось, и олигархи, и генералы должны были продаться. Вот,  что планировалось.

 

Артём Войтенков: То есть Майдан такой.

 

Евгений Фёдоров: Да, у нас. И в принципе на площади набралось тысяч сто человек уже. То есть они шли к этому делу быстро, а вы не забывайте, у них коэффициент, как с ИГИЛом - двадцать. Если они набрали сто тысяч, они могут представить, что это два миллиона. У них так утроена система информационного распространения.

 

Артём Войтенков: Болотную тогда раскручивали, будь здоров.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Не сложилось. То есть каким-то чудом, у них не получилось. Но в процессе борьбы с их вторжением, а это было откровенное вторжение, атака, то есть, если мы говорим о войне современного типа, считайте, что это Блицкриг, танковый Блицкриг был. Так вот, не получилось, то есть захлебнулось это вторжение. Но в рамках борьбы с этим вторжением были сделаны некие кадровые изменения тех, кто это организовал. Вы это заметили.

- То есть были внутренние чистки произведены Путиным частично, как он смог это сделать. Это раз.

- Второе - пошли как бы на уступки, как бы отступили. Как Янукович сделал, он же тоже шёл на уступки интервентов. То есть договорились о выборах губернаторов. А что такое выборы губернаторов для американцев? Привозишь кеш, и губернатор твой. То есть у них есть свой ресурс.

 

Вот идут выборы. Выборы - там административный ресурс, средства массовой информации, поддержка людей. Есть отдельный ресурс – деньги. И у них этих денег, они печатают, сколько хочешь. Поэтому выборы - это их технология. Они на этой технологии имеют заведомые сразу возможности, дополнительные козыря.  И поэтому они везде их проталкивают. Поэтому возникли выборы губернаторов. А это дополнительный фактор нестабильности. Даже не потому, чтоб получилась победа, а потому что они обязаны отчитываться перед американским посольством. В американском посольстве ладно, поумнее сидят люди.

А в Госдепартаменте сидят дуболомы. И они говорят: "Мы от России требуем бунтов против Путина".

Им объясняет тут от Теффта: "У нас бунт ещё не готов. У нас такая специфика. Путин сильно задавил".

А там в Америке: "Нам плевать! Асада давим, Каддафи давим, того давим. И у вас чтоб завтра быстро были".

Поэтому что-то будет обязательно, даже и бессмысленно, но будет обязательно.

 

Артём Войтенков: Для отчётности.

 

Евгений Фёдоров: Для отчётности, конечно. То есть не получилось скинуть Путина и запустить фигура ликвидаторов, тогда хотя бы давайте мы проведём реформы для того, чтобы подготовить вторую волну наступления на Россию. И в рамках второй волны: выборы губернаторов, вот эта система выборов, и так называемая партийная реформа.

 

В чём партийная реформа? Появление семидесяти партий. То есть снизили барьеры по партиям. Для чего? Вся эту шушера, она имеет любое количество денег. Но эти деньги нуждаются в инструментах. Инструменты, я имею в виду пятая колонна - это партийная система в политике. Это как для того, чтобы вы могли заниматься бизнесом, не знаю, нефтью торговать, вам надо иметь акционерное общество, которое будет на бирже торговать нефтью. У вас может быть сколько угодно нефти, но если у вас нет акционерного общества, вы на этой нефти не заработаете. Нужно создавать это общество. Создаёте общество, значит, вам нужен офис, бухгалтерия и всё остальное. Хотя для нефти это, в общем-то, не нужно ничего. Но вам для денег – нужно.

 

Тут – то же самое. Если вы участвуете в политических процессах, вам нужны на шахматной доске фигуры юридического характера. Эти фигуры могут быть наполнены властью и сильные, могут быть слабые, но они должны быть, это уже второй вопрос – оболочки. Вот эти оболочки, это и есть партии. И под эти партии американцы, собственно говоря, и запустили в Россию партийную реформу. Для чего? Для того, чтобы своим пятидесяти партиям (денег у них, они могут и все сто партий создать) дать вот эти права, которые в определённых обстоятельствах, эта оболочка будет наполнена деньгами, наполнена административным ресурсом национал предателей во власти в том числе, и в бизнесе. То есть не просто деньгами, а ещё раскручена частью поддержки. И как таран уже пробьёт Путина и ликвидирует Российское государство.

 

И никто особо не стеснялся. Мал того, некоторые из них, тот же "Парнас", они довели до второй стадии. Вторая стадия - это участие в выборах без сбора подписей. Потому что опыт показывает, когда борются с оккупантами, они же на подлецов опираются. А подлецы, когда занимаются какой-то работой, что делают? Воруют. Поэтому собрать подписи для американцев по России это нереальная задача. Просто нереальная. У них нет нормальных людей. То есть честный человек, порядочный, он не будет делать. А кто пойдёт в служение этим оккупантам? Конечно, нечестные. А что делают нечестные? Сразу воруют и подделывают подписи. И мы это видим по Новосибирску, по Рязани и так далее, где "Парнас" шёл, везде воруют и всё. Ничего не сделаешь. Такая специфика работы с таким контингентом. Не получается. Даже бедный посол этот в мыле летает по всей стране, лично организовывает, лично деньги выдаёт, чтобы меньше было цепочки воровства. Потому что он не понимает, где воруют. Там же пока дойдут деньги, тут украли, тут украли, а до сборщика подписей дошло три копейки, и он на три копейки подделал их. И всё. Свои - из трёх копеек две украл, на одну подделал. Вот так это работает. Поэтому он лично начинает метаться по стране, раздавать деньги, чтобы сократить цепочку воров. Всё равно не получается.

 

А если это масштаб общероссийский, то надо сборы подписей по всей России, это просто нереально для них – всё растащат. Отсюда им необходимость закрепиться. Поэтому они  в закон записали, что если хотя бы один депутат в регионе прошёл, то после этого сбор подписей на российском уровне не нужен. И "Парнас" такую историю проделал. Они прошли во Владимире, получили это право, и сейчас "Парнас" имеет такие же права, как и допустим, "Единая Россия" на следующие выборы. То есть право не собирать подписи.

 

Артём Войтенков: Вот оказывается, в чём дело-то.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Вы думаете. Всё это одно.

 

Артём Войтенков: Да, как любопытно. А мы слышим про эти законы, что они принимаются. А оказывается - подноготная то вот она, вот настоящие причины. А как бы людям это не объясняют.

 

Евгений Фёдоров: Потому что люди не пытаются узнать о своей стране что-то. Они не пытаются изучить технологию управления извне, они не пытаются понять причины сегодняшних и вообще всех событий, которые происходили. Потому что события последних двадцати пяти лет по своим корням ничем не отличаются от событий последних ста лет или двухсот, или тысячи.

 

Артём Войтенков: По корням да, но по технологии.

 

Евгений Фёдоров: Это вы легко. Вы, зная корни, зная теорию национально-освободительной борьбы и теорию конкуренции нации, которая простая. Эта вся теория простая, просто на уровне кошки с собакой. Зная, как ведут себя кошка с собакой, вы знаете, как ведут себя государство и нация. Этого достаточно. Но ей надо вникнуть. Надо обратить на это внимание. То есть надо посмотреть на свою кошку с собакой. Посмотреть, какая у них система отношений, из чего она складывается, из чего это проистекает. И тогда вы… Надо любить свою Родину, тогда вы её поймёте. И поймёте, как всё устроено. А так это всё легко, не сложно. Так и здесь.

 

То есть дальше возникает история. Понятно, что "Парнаса" одного мало, потому что одной фигуры на доске, хоть и сильной, не достаточно. Поэтому была запущена система. Отсюда возникла система. Причём некоторые системы в открытую работают. Например,  партия Прохорова, за которую была просто настоящая борьба. Когда национальные силы боролись с пятой колонной за конкретную оболочку под названием "Партия Прохорова", помните?

 

В чистом виде была борьба. Было две команды. Одна команда была национальных сил, другая команда коллаборационистов, которых продвигал Прохоров. И была борьба. Вначале была партия нейтральная - её перехватили коллаборационисты и Прохоров возглавил. Потом была борьба и партию обратно перехватили сторонники, скажем национальной ориентации. И партию хотя бы нейтрализовали, как партию врагов. То есть это просто пример, как за деревню ведёт сражение на войне две армии: то эти штурмуют, то эти, то эти взяли - деревня по пять раз переходила из рук в руки. Это – то  же самое. То есть партии, как оболочки, по пять раз из рук в руки переходят. То есть не обязательно даже у вас партия, даже если она говорит о патриотических вещах, потом она может, произошёл переворот, который был заранее заложен, вдруг неожиданно какие-то странные фигуры начали себя странно вести. Партийные документы оказались у других. Съезд принял какое-то непонятное решение. Сплошь и рядом такое происходит. Помните, мы одно время сотрудничали с движением "Россия"? Помните?

 

Артём Войтенков: Вроде, да.

 

Евгений Фёдоров: Вместе сидели с ними в офисе в НОДе. Потом пришёл туда господин Селезнёв. О нём не буду говорить ничего плохого, потому что он умер. Бывший председатель Государственной Думы. Движение "Россия" перехватил и из национально-освободительного движения её вывел. Просто, как пример. То есть борьба, она и с нами шла, как пример. То есть эту фигуру перетащили, отправили в другое место. Просто, как пример. И в партийной системе такая же заруба идёт с утра до вечера. То есть, идёт борьба за эти институты, за эти инструменты.

 

Сегодня это порядка семидесяти партий, и система борьбы в них собственно и продолжается. Есть партии мимикрирующего характера. То есть мы заранее знаем, что это американские закладки. Например, в своё время мы сцепились, так называемая партия "Дело". Это олигарх американский Бабкин, он же владелец Ростсельмаша. Ростсельмаш – это ростовское предприятие сельскохозяйственное. Он и сам организовал, и возглавляет партию "Дело", которая говорит сутра до вечера, что мы жуткие патриоты. Мы же не дети, понимаем, что если американский олигарх возглавляет партию, что бы она ни говорила – команда и под угрозой, если что (а он и без угрозы сделает), лишение всего имущества, она тут же передаётся нужным людям, тому же Касьянову, условно говоря. Это же очевидные вещи. Нет, лапшу вешают, что мы патриоты.

 

То есть слова - это болтовня. У вас гитлеровский танк вышел, фашисты, орёт на русском языке: "Я хороший! Я освободитель!" Это то же самое. Хотя это не значит, что он стреляет немедленно. Он может, приедет к вашему штабу и хочет стрелять там, а не на передовой. Вот это та же история. И таких там несколько партий. По-моему, экологическая какая-то партия.

 

Артём Войтенков: О, это сразу. Это уже понятно, кто.

 

Евгений Фёдоров: Вот их американцы где-то порядка десятка либо своих партий типа "Парнаса", либо подготовленные к своим типа партии "Дело", или экологических - создали. И десять партий в их распоряжении - это большая сила. Они для этого эту реформу и провели. Для этого эта реформа. Потому что эти десять партий, они сейчас будут думать, как их, чтоб они вскочили, вскрылись и так далее.

 

Правда, когда Путин пошёл в наступление, им сейчас здорово подрезали. На этих выборах их, откровенно говоря, не пустили, народ не пустил. То есть ворам разрешили своровать деньги, в результате подписей не было, и в результате им не удалось заставить принять фальшивые подписи. В результате их поснимали в пяти регионах. Но всё равно "Парнас" остался.

 

Артём Войтенков: Да. А остальные партии? У нас же, если их семьдесят, десять американские точно. А остальные шестьдесят чьи?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Они же это сделали для себя. Поэтому, что остальное - их не волнует. А остальные, соответственно, парламентские четыре, и остальные - это разные силы создали свои юридические лица для ведения борьбы на политическом формате. Есть некоторые патриотические заранее,  допустим, партия "Родина", например, условно говоря. А есть, которые заранее готовятся для перехода в стан национал предателей, типа партии "Дело". А есть, их там около пятидесяти, те, которых мы не знаем. Может, они и хорошие. Мы не знаем. Это собрались люди, у которых есть деньги, как правило, и они приняли решение, поручили, создали партию. И на всякий случай она лежит в резерве. И когда начнутся избирательные кампании, у них будет некий ресурс, который они потом могут использовать, а могут и не использовать.

 

Я вам напоминаю, что допустим, когда мы в своё время создавали  ещё путинский блок первый в 1999 году, то ситуация была такая. Путин тогда начал и национальные силы постепенно перехватывать инициативу, был создан первый путинский блок. И он был создан из семи партий на тот момент, включая ту, которую я вёл. Я вёл Движение в поддержку независимых депутатов, которое независимо от американского управления. Это как бы про, не хочу сказать НОД, но про национальный курс. Это вот наша сегодняшняя партия, которую мы на всякий случай в резерве тоже держим. То есть мы её не используем, но мы её держим в резерве на тот случай, если понадобится, как инструмент. Вот мы такие же. В этом плане и у НОДа есть этот инструмент. Среди семидесяти инструментов, у НОДа тоже свой есть, на всякий случай. Может быть это и не потребуется. Если это потребуется, то потребуется когда другие, допустим, перебегут на сторону врага. Мало ли, что может произойти. Резерв он всегда заначка.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому мы это подготовили. Но тогда, в 1999 году было Движение в поддержку независимых депутатов, независимых от американского управления естественно. То есть как бы проекция будущего НОДа. И когда Путину понадобилась эта непосредственно юридическая основа для того, чтобы он начал национально-освободительную борьбу. Ещё начало её, он ещё не Президент, он ещё был исполняющий обязанности Председателя правительства, потом Председатель правительства. Вот для этих целей мы тогда и предоставили в его распоряжение эту организацию нашу, и она сыграла. По этой квоте прошли многие путинские люди тогда. Это был ещё 1999 год. Я всё-таки политикой двадцать пять лет занимаюсь, я достаточно уже имею опыт, как в эти шахматы играют на рабочем уровне.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что все партии, они все чьи-то. То есть у каждой партии есть какой-то хозяин. Это может быть олигарх, какие-то просто люди с деньгами, могут быть какие-то силы политического плана.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Естественно. Что такое партия? Партия – это большинство регионов России должно быть. Это чётко подготовленные документы в этих регионах. Это во всех регионах финансисты и юристы, потому что это не просто документ, а это барьер. То есть, просто человек партию не создаст. И сто человек партию не создадут. Должна быть достаточно слаженная система и команда, на которой может быть сформирована партия.

 

Вот наша партия "Национальный курс" сформировалась на базе НОДа. Те, кто хотел, конечно. Мы им объяснили, что эта партия носит внутри эшелонный характер. То есть не на передовой. И часть людей сказали: "Да, мы понимаем. Мы хотим помочь". И они участвовали в создании партии "Национальный курс", как пример. И за счёт этого ресурса, мы сумели её создать. Не бывает партий случайных. Все обязательно имеют какую-то логику создания или хозяина. Потому что хозяину проще – дал. Партии, если её будут создавать за деньги, миллионов двести рублей дал, и всё тебе создали. Но за эти двести рублей можно же и партию купить, а можно завод построить. То есть это человек решает. Это не просто так. Раз - создал партию. Это определённое напряжение сил или определённое решение, скажем так, которое могло быть и другим.

 

Артём Войтенков: То есть у всех партий есть хозяева.

 

Евгений Фёдоров: А как иначе?

 

Артём Войтенков: Парламентских, не парламентских.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Сами по себе партии это будущие пешки, которые ещё не стоят на доске. Они там лежат и лежат, может, они и не встанут на доску.

Но если вас пригласили играть уважаемый олигарх, то вас спросят: "А у вас есть чем?"

- "Да, у меня как раз есть пешка. Я её подготовил".

А если вас пригласят, а пешки у вас нет, вам придётся эту пешку покупать у другого, а он цену загонит, если это у олигарха.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Спасибо вам большое за такое объяснение. Теперь стало больше понятно и в нашей жизни, и в международной жизни, что куда движется, и чего будет. В общем, ничего хорошего.

 

Евгений Фёдоров: Нет, всё будет хорошо, если мы сработаем стандартно – то есть, признаем факт оккупации и примем решение, направленное на снятие внешнего управления и восстановление суверенитета. Стандартное решение. Но это надо пройти через голову, то есть люди должны прийти к этому. И мы даже иногда говорим в НОДе, я вон сейчас ездил в Нижний Новгород и говорил: "Не уговаривайте никого". Потому что люди сами должны прийти в НОД, не в результате уговоров, иди, помоги Отечеству. Нет. Они должны дойти до этого. И когда они до этого дойдут, они тогда уже придут в национально-освободительную борьбу.

 

То есть люди должны принять своё решение. А дальше уже, приняв своё решение, они решат: хороший Фёдоров или плохой. Если скажут, что я плохой, мне не жалко. Главное - ты иди к суверенитету. Иди с тем, кто хороший, если такие есть. Я просто в организационном смысле кроме нашего НОДа, кроме нашей системы штабов просто вижу, что других нет. Потому что парадокс заключается в том, что если ты принимаешь решение бороться за свободу своего Отечества, то проблема хорошего или плохого человека для тебя отступает на второй план. И ты согласен сражаться в Красной Армии, даже если тебе не нравится вон тот боец в рыжих ботинках и вот этот командир на сером коне.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева, Наталья Малыгина, Марина Березнёва, Татьяна Самило

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ – образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс–деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1370 мб)
Видео MP4 640x360 (542 мб)
Видео MP4 320х180 (300 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (32 мб)
Звук 32kbps MP3 (32 мб)
Звук 64kbps MP3 (63 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (95 мб)

Текст:
EPUB (221.72 КБ)
FB2 (445.55 КБ)
RTF (778.61 КБ)

Евгений Фёдоров 4 сентября 2015

Евгением Фёдоровым 4 сентября 2015.
Разговор о власти Путина, войне против России, обработке населения пропагандой, повышении цен и отмене льгот, технологии мягкой силы, подготовке государственного переворота, экономических форумах, пятой колонне и предателях, геополитической глупости, признании незаконности развала СССР, и почему Путин взял Крым.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 4 сентября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-09-04

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров –Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, обычно я вам сначала вопросы задаю. Может быть, мы немножко по-другому поступим, вы сначала расскажите о том, чём бы вы хотели рассказать, а я уже вопросы потом.

 

Евгений Фёдоров: Я могу только сказать об оценке текущей ситуации за то время, пока мы с вами не общались. Это прошла где-то неделя, полторы правильно?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: За это время мы получили только отрицательные вести. То есть продолжаются социальные бомбардировки, продолжается ухудшение социального положения в России. Вот последнее решение позавчера, по-моему, подписанное и оно будет принято о том, что пересмотр бюджета исключается из бюджета трёхлетней планировки. И соответственно трёхлетние обязательства в объёме двадцати пяти триллионов рублей они снимаются, как обязательства и по ним уже никаких обязательств не ведёт. И такие решения принимаются каждую неделю. Это означает, что теперь вы не можете долгосрочно планировать, иметь гарантии, допустим, по вложениям больше чем на год.

 

Например, военная промышленность. Например, вложения в ВПК. Понятно, что серьёзные разработки делаются не за год, за несколько лет. На сегодняшний день они заложены в бюджете, как многолетние. И соответственно, вы, когда с ними работаете, вы знаете, что деньги есть в этом году, в следующем и через год. Здесь, в следующем и через год у вас нет, а за год вы не успеваете. Соответственно у вас меняется отношение к этим проектам. То есть, вы либо выходите в риски под честное слово кого-то. Кто сейчас возьмётся под честное слово по деньгам? Либо вы отказываетесь от долгосрочных разработок, например, доработки того же танка "Армата" или другие, которые идут по линии Министерства обороны. То же касается социальных вопросов.

 

То есть, почему эти решения принимаются? Понятно почему. Потому что продолжается внешнее управление страной и исполнение решений, вызванных иностранными государствами на территории России, то есть проблема суверенитета. Эти решения заложены в меморандуме МВФ. В том числе, в недавно принятом уже по этому году, и реализуется американскими советниками во всех основных министерствах, ведомствах, в корпорациях, банках. Это система советников в несколько десятков тысяч, около десяти тысяч, и они непосредственно пишут проекты, постановления, то есть, это вопрос суверенитета.

 

Продолжается борьба по линии Центрального Банка между Владимиром Владимировичем Путиным и Пятой колонной, и каждый день это тоже является предметом обсуждения. Скажем так, военным языком - там этап позиционной борьбы: то есть, не наступает ни Пятая колонна, нет наступления со стороны национально-освободительных сил и со стороны сторонников национальной экономики.

 

Остановились проекты Путина по деофшоризации, как вы видели, то есть, в целом ситуация стабилизировалась в негативном отношении. Как медицинский термин есть – "стабильно плохое". Состояние – стабильно плохое. И это стабильно плохое состояние гарантировано приведёт к реализации плана американского посла по ликвидации российской государственности и свержению сегодняшних национальных властей. То есть, не изменив подходы, мы с каждым днём приближаемся к отрицательному результату, то есть к ликвидации.

 

И я думаю, что именно поэтому американцы отказались от своих планов наступать на Донбассе. Хотя там у них перевес сил значительный - специалисты говорят в десять-пятнадцать раз. То есть они создали мощную группировку для целей зачистки партизанских республик Донецкой и Луганской. Но команду наступать не дали, потому что видят успехи в России. А соответственно им не нужно создавать такие центры возмущения, их же можно и проиграть, следовательно, может быть перехвачена инициатива со стороны России.

 

В целом я бы сейчас сказал, что тактика России историческая - это вести оборонительные действия, передав инициативу врагу. Эта тактика была, например, на Курской дуге. И вообще это стандартная тактика в Отечественной войне, когда инициатива в руках врага, и он как бы формирует повестку дня. А потом удаётся, накопив силы, выждав, выкрутиться из ситуации в самый последний момент. И сегодня мы это и наблюдаем.

 

Иногда спрашивают, какова логика Владимира Владимировича Путика, как национального лидера и лидера национально-освободительной борьбы в России. Я бы сказал, что это тактика манёвра ввиду превосходящих сил противника. То есть, идут манёвры. Предпринимать действия нельзя, потому что сил для этого нет.

- В том числе действия по национализации Центрального Банка.

- Действия по национализации экономического блока правительства, например, то есть, чтобы это правительство начало работать хоть немножко на Россию.

- Перехват инициативы в области социальной политики.

Эти действия означают - возможны только, когда, либо есть поддержка людей. А мы видим, что до сих пор нет заявления от значительного числа граждан России, что их не устраивает колониальный статус страны. То есть никто не знает, как они себя поведут. Потому что, если бы хотя бы написали на бумаге: "Нас не устраивает решение 1993 года". Такого ещё не сделано, несмотря на усилия НОДа. А соответственно непонятна реакция людей, то есть неизвестно поддержат они или не поддержат, кто бы тут, что ни говорил. Особенно в условиях искажённой информации, подаваемой СМИ. Они же попытки Путина, например, национализировать ЦБ подадут, как незаконные попытки, да ещё разукрасят это своей пропагандой, поэтому это тоже надо учитывать.

 

Поэтому идёт такой механизм, время позиционных боёв, в целом отступающего характера, в силу неготовности населения России пока, тем более неготовности части элит, части власти, бизнеса и так далее. И в целом перевеса сил со стороны интервента, оккупанта и фашиста. Отсюда вот эти вещи.

 

Иногда спрашивают, почему Путин не сделает то или это. Потому что у него для этого нет когтей и зубов, чтобы что-то сделать радикальное. Допустим, перехватить инициативу по линии Центрального Банка. Поэтому идут эти позиционные бои, выжидание, пока российский народ созреет, в том числе и по линии геополитической - пока созреет российский народ.

 

Ситуация на Украине, как ситуация у себя в стране.

Вот сейчас спросите человека в России: "Вы за Путина или нет?"

Большинство скажет: "Да".

А спросите любого человека в России: "Вы считаете, что надо освобождать от фашистов русский город Киев или Харьков, или Одессу?"

Я думаю, что большинство скажет: "Нет".

Так? А раз нет, значит, не готовы. А в рамках национально-освободительной борьбы должна быть готовность, не личная, но хотя бы психологическая, юридическая. То есть люди должны расстановку сил понимать, что вот это хорошо, а это плохо. И освободить русские города, захваченные фашистами, это хорошо, как делал их дед, прадед, прапрадед. И ссылаться на какие-то липовые, незаконные бумаги 1991 года это плохо, это обманывать самих себя.

 

Отсюда вот эта система, в которой мы живём – тотальное враньё. Продолжается борьба за Конституцию. Нами внесён закон о Конституционном Собрании, которое мы обсуждали больше года. Он внесён для того, чтобы обеспечить юридическую компоненту перехода к конституционной реформе. Закон, как раз о нём говорил в своё время ещё и Бастрыкин, говоря о необходимости такого закона. Всё это можно найти. То есть, борьба идёт и по этой линии.

 

В том числе идёт борьба за преамбулу Конституции, где сказано, что России всего двадцать пять лет, в нашей преамбуле, почитайте. А всё остальное - вы вроде, как и не жили. То есть вот так - как с Луны спустились двадцать пять лет назад и создали государство на ровном месте, самое большое в мире, правда, почему-то, но создали. И так записано в нашей Конституции, в её преамбуле. Там сказано, что восстановлена российская суверенная государственность, то есть до 1991 года её не было. И понятно, что это ложь. И на этой лжи стоит. А преамбула - это декларация Конституции, и, следовательно, декларация всего госстроительства. И на этой лжи стоит всё российское законодательство, что нам двадцать пять лет, мы дети, и должны слушаться США.

 

Вот о чём говорит преамбула и понятно, что её тоже надо менять. Она не юридический характер носит, но декларативный, важный. Она формирует как бы общий взгляд на Конституцию, на правовую систему. И поэтому борьба идёт в этом ключе.

 

Кроме того там сказано, что российский народ является частью (этого, кстати, ни в одной Конституции нет мира) чего-то другого, и, естественно, это другое старшее для нас главное. И мы обязаны этому другому исполнять. Но если нам двадцать пять лет, мы дети, то это логично. А если у нас вроде как древняя государственность, то это враньё. Понимаете, да? Вот это решение придётся определять. И борьба идёт вокруг и этих решений.

 

Так что пока в целом нет ни сил, ни понимания основной массы народа, как решить проблемы сегодняшнего выживания, проблемы санкций, проблемы кризиса.

 

С санкциями тоже история. Обратите внимание - пропаганда вообще перестала говорить о санкциях. Говорят – кризис, на ровном месте. Типа что-то такое иностранно-постороннее, такое случилось. Понятно, что это кризис не сам по себе, а кризис – есть производная санкций. То есть американцы устроили России санкции, запущен механизм Пятой колонны. Ровно так, как говорил Владимир Владимирович Путин в своём послании два года назад. Он так и говорил, что будет снижаться социальный уровень через действия националпредателей пятой колонны. Посмотрите послание. Это и происходит. Но так это не описывается.

 

Мне понравилось. Вдруг в войну с нами включилось опять "Эхо Москвы", у которого вообще команда "не замечать нас". А тут они решили подключиться. Проявили очень жестокую ревизию своих рядов. И при обсуждении НОДа на своём очередном сайте, где очень большое обсуждение, пятьсот или шестьсот высказываний. Из них где-то половину они вычеркнули. Я просто знаю, люди писали нормальные послания туда, их тут же чистило "Эхо Москвы". Поэтому пятьсот, это значит, высказываний там было где-то полторы тысячи, это очень много. И все пятьсот - абсолютно дебильно тупые, типа "Фёдоров неправ" (там пожёстче написано", "Фёдоров неправ" и так пятьсот раз повторяется. То есть явно уже, что аргументов никаких.

 

А логика-то очень простая. Какая связь между падением жизненного уровня пенсионеров в Московской области и конкретного решения их права на проезд в Москве - это просто лишение конкретного социального права миллионов людей, и иностранных санкций. Абсолютно понятно. Как связь между метлой и дворником и между дворником и ЖЭКом. Можно конечно сказать, что улицы в Москве убирают мётлы, а если человек чуть-чуть имеет зачатки разума, он скажет, что улицы в Москве убирают дворники. А если он немножко продвинут в мыслительном процессе, он скажет, что улицы в Москве убирают ЖЭКи, у которых работают дворники, которые держат в руках мётлы.

 

Так вот, когда суть санкций, официально объявленных американцами для целей снижения социального уровня в России, и эти санкции привели к этому результату в виде конкретных решений через Пятую колонну в отношении пенсионеров Московской области. То есть они лишили нас денег – санкции лишили денег. Издали указание о снижении жизненного уровня через МВФ.

- Уровень жизненный был снижен.

- Проведён секвестр бюджета.

 

В результате нет денег у Московской области на финансирование пенсионеров, на их проезд в Москве. Московская область приняла решение по команде США, следовательно (денег же США лишили через санкции этого права), и пенсионеры потеряли право на проезд в Москве, им перестали это право оплачивать. Прямая связь.

 

Артём Войтенков: Подождите. Наши пенсионеры кормятся из нашего бюджета, оплачиваются из российского. А вы говорите, что нам из-за рубежа денег не дали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Не дав денег из-за рубежа, мы не дали наполнение бюджета. Кроме того, МВФ дало команду: "Секвестр бюджета". То есть, сокращение бюджетных расходов. Сокращение бюджетных расходов привело к сокращению соответствующих платежей по линии федерального бюджета и региональных. Это треть бюджета, между прочим. Что снизило расходы Московской области, и Московская область перестала финансировать социальные вопросы, часть из них, в данном случае пенсионеров. Прямая связь – не было бы санкций, не было бы этого сокращения.

 

Это прямая понятная связь, как чистота улицы это работа ЖЭКов. Но делают вид, это просто одни дебилы там оставили в комментариях, они эту связь якобы не видят. Её не видеть невозможно, можно только искусственно её не видеть. И пытаются устроить эти информационные войны через тупое вот такое абсолютно открытое враньё. Посмотрите. Мне интересно было смотреть. Я с удовольствием почитал эти комментарии на "Эхо Москвы". То есть борьба идёт, пока позиционного характера, но идёт. Ждём, когда рванёт. Потому что, когда рванёт ситуация пойдёт либо к свободе, либо к ликвидации страны. Когда рванёт? Уже понятно. Условно говоря, следующий год.

 

Артём Войтенков: Неопределённо.

 

Евгений Фёдоров: Не забывайте ещё ЖЭКи, рост тарифов. Опять же, иногда спрашивают, какая связь между ростом тарифов в регионах (везде начали расти тарифы) и иностранными санкциями, и американцами. Прямая. У Министерства строительства, которое отвечает за эту политику, это министерство, где американских советников больше всех. Я не знаю, почему. В Центральном Банке их две конторы, в Минфине – одна, в Минэкономики – одна. А в Министерстве по строительству – четыре. Естественно, они пишут с утра до вечера свои бумаги, как сделать гаже. И вот придумали эти - рост тарифов, дополнительная плата на ровном месте, которую сейчас все люди получили дополнительную: кто тысячу, кто две тысячи, три тысячи рублей платежи. На ровном месте, совершенно новые платежи, на капитальный ремонт.

 

Артём Войтенков: И это, кстати, стало раскручиваться в СМИ, что люди не хотят, люди против. Они не хотят платить.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А зачем? То есть вчера мы как-то без этого жили. Я не говорю, что не надо решать проблему, она решалась вчера. Сегодня она перестала решаться, людей заставили дополнительно платить. Появилась новая графа, и появился новый платёж, где-то от тысячи до трёх. Для богатых, наверное, много тысяч. И это новый платёж, который появился. То есть, кто придумывает все эти истории? Сидят люди, враги России в министерствах, ведомствах и придумывают решения, как выполнить команду США о санкциях против России. Это же понятно, очевидная вещь.

 

И мы это просто начинаем наблюдать. И всё это усиливается, разворачивается, укрепляется. Появились проблемы дополнительные у тех, кто берёт кредиты. У нас оказалась огромная закредитованность населения. То есть, взяли кредиты, а отдавать нечем. Это всё дополнительный фактор дестабилизации, который должен рвануть в нужное время. Так что идёт усиление социальных бомбардировок. И всё это направлено в соответствии с планом американского посла на ликвидацию Российской Федерации.

 

И есть и мелкие победы. Например, в результате мощного ежедневного давления питерского НОДа, наконец, выгнали из России украинского консула в Санкт-Петербурге. В результате наших пикетов и у американского консульства. Еженедельно, кстати. То есть идёт, скажем так, определённая оппозиционная борьба, где в основном проигрыш, но есть и отдельные успехи. По сути, мы переживаем 1941 год - в основном проигрыши, но есть отдельные успехи. Под Ельней, например, или ещё где-то.

 

Артём Войтенков: Вы знаете, возможно, с вашей точки зрения мы проигрываем. Но с точки зрения обычного рядового человека, он этого не видит.

 

Евгений Фёдоров: Социальный уровень падает?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Падает - это факт. А почему? То есть это к чему-то приводит? Во-первых, для чего это делается? Чтобы он, обычный человек начал испытывать недовольства, так?

 

Артём Войтенков: Так.

 

Евгений Фёдоров: То есть социальная дестабилизация. Это то же самое, зачем немцы бомбили наши города в Отечественную войну. Не заводы, а города, жилой сектор. Чтобы создать массовое недовольство, то есть создать неприемлемые условия. Вот сейчас фашисты зачем бомбят Донбасс? Мирные города, стариков, детей. Чтобы создать такое недовольство, дестабилизацию на базе которой, люди должны сказать: "Всё, не хотим больше жить в этих условиях. Хотим свергнуть республиканские власти". Я имею в виду, партизанские республики. И как бы сдаться. Вот для чего это делается.

 

Артём Войтенков: Людям не важно. Им главное, чтобы жить просто и хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, да. То есть, когда враг бомбит, он имеет специальные задачи. Потому что бомба у Гитлера, и санкции у американцев стоят им определённых усилий или денег. Бомба денег стоит?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Значит, раз деньги тратят, то понимают, зачем. Так и здесь, идут социальные бомбардировки: санкции, цель которых – дестабилизация и подъём недовольства людей. Социальное снижение есть, оно для этого. Теперь задача Навального и американского посольства – развернуть общественное мнение, чтобы люди оценили эти социальные бомбардировки, как производные Путинского управления и необходимость сбросить национальные власти в России, сдаться врагу. Такие кстати предложения и звучат в интернете.

 

Когда я говорю, что задача американцев – госпереворот в России, посмотрите на том же "Эхо Москвы", там часть людей (видно американцы) открыто пишут: "Ну и отлично. К нам придут американцы, введут прямое управление, и мы будем счастливы. Нам привезут в магазины еду и, наверное, кому-то поднимут зарплаты. Всё, мы это ждём". Так прямо и пишут. То есть для этого всё это и делается. Только задача, чтобы был не один, два, три человека, а социальные группы, чтобы было достаточно много людей. Потом уже сюда вводят, добавляют сюда непосредственно организаторов уличных, подготовленных на Украине, и в иностранных лагерях, задача, которых уже собственно Майдан в России, в Москве, и смена власти путём заговора и назначения других людей на разные должности в Кремле, в правительстве и так далее, уже американских.

Вот для чего это и делается.

 

В заговоре участвует американский посол, который летает по всей стране и организует эту коммуникацию заговора:

- подкупает людей,

- бизнес дёргают из Америки через оффшоры, через счета, через юрисдикцию иностранную, через семьи, которые там живут, через уголовные дела, которые там возбуждаются в отношении наших предпринимателей.

 

То есть идёт механизм обработки тех людей, от которых зависит принятие решения. А уже от этого крупного бизнеса зависит поведение чиновников, потому что большинство чиновников связано с бизнесом: им продвигались, назначались, плюс коррупция. То есть это всё - механизм регулирования, американцы им и пользуются успешно.

 

Поэтому я говорю, что американский посол успешно продвигается по пути заговора. И на каком-то этапе вот это социальное закручивание, о котором мы сейчас с вами говорим, оно должно привести к какому-то взрыву.

- И задача американцев – пустить взрыв против Путина.

- А задача национально-освободительных сил – пустить взрыв на конституционную реформу. То есть на реформу, направленную на восстановление суверенитета страны.

 

Почему мы и говорим постоянно: выход из сегодняшнего кризиса иначе, чем через восстановление суверенитета, полностью отсутствует. Кто бы так ни хотел. То есть, не получится решить проблемы сегодняшнего ухудшения качества жизни и давления на государство иначе, чем как восстановив суверенитет. А за этим идёт и восстановление территориальной целостности, незаконно разрушенной в 1991 году. Поэтапно. Опять же, хочется кому-то или не хочется кому-то. Если ты признаёшь, что необходимо защищать своё Отечество, тебе придётся признать, что необходимо защищать своё Отечество 1991 года. Потому что оно и есть твоё Отечество.

 

А то, что в 1991 сложилось - это незаконное решение коллаборационистской системы Горбачёва по ликвидации большой России, Советского Союза. По международному праву незаконное. А раз незаконное, то, следовательно, ничтожное с момента принятия решения. Чего эти прибалты так и дёргаются, когда мы требуем провести расследование преступления 1991 года? Потому что они отлично понимают, к чему приведёт эта дорога. Что они окажутся незаконными режимами. А незаконные режимы подвешены. Это важная вещь. Да, они члены НАТО, но внутри НАТО есть юридические процедуры. И как только они становятся незаконные, то и НАТО на их территории становится незаконным. Для других членов НАТО в том числе, для той же Испании или Франции. Ей надо иметь угрозы российского ядерного оружия, которое долбанёт по Мадриду и Парижу в случае конфликта? Нет, не надо. Если бы это был законный конфликт, они бы ещё могли как-то с этим смириться. То есть защитный конфликт. Но поскольку он незаконный, они незаконные агрессоры, то естественно, они не хотят с этим мириться. Зачем им ставить под угрозу свои города? Поэтому юридическое решение 1991 года приведёт к политическому решению, отложенному во времени.

 

Артём Войтенков: Здесь знаете, какая штука. Оно юридическое как бы внутри России. Если мы внутри себя признаем, что развал Советского Союза был незаконным.

 

Евгений Фёдоров: Кто вам сказал, что внутри России? В международном плане. Потому что международные признанные границы это Ялтинские и Потсдамская конференция, утвердившая международные границы по итогам Второй мировой войны, из ста миллионов погибших, между прочим.

 

Артём Войтенков: Потом Советский Союз законно развалился. С точки зрения Франции, какая ему разница законно, не законно?

 

Евгений Фёдоров: Очень важно, потому что Франция испытывает личные риски. Когда Франция испытывает риски законного характера, то у неё добавляется фактор легитимности его решения. Когда риски незаконного характера… Представьте, что Франция взяла и оттяпала у России Дальний Восток. Она испытает риски в связи с этим?

 

Артём Войтенков: Ещё какие.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но эти риски будут незаконны, и поэтому французы не идут оттяпать российский Дальний Восток. А раньше хотели, и высаживались.

 

Артём Войтенков: И американцы там высаживались.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть, их сдерживает легитимность рисков. Одно дело, французский народ бьётся за интересы легитимные и поддерживает свою позицию. Другое дело, нелегитимные. Это очень важно. Именно поэтому все споры и идут. И в этих спорах выигрывает тот, кто прав, а не тот, кто сильнее.

 

Артём Войтенков: Обычно тот, кто сильнее.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вы ошибаетесь. Посмотрите историю - тот, кто прав. Просто выигрывает, когда сильный. То есть он ставит задачу правоты, а когда у него накапливается сила, он решает эту проблему.

 

Артём Войтенков: Тогда, кто прав и силён, а не тот, кто прав. Потому что может быть прав и слаб.

 

Евгений Фёдоров: Приоритет – прав, а потом силён. И международно признанные границы это 1991 год, и послевоенное устройство, где нет Литвы, Латвии и Эстонии, как законных образований. Подчёркиваю. То есть фактически это сепаратисты. Как только мы принимаем решение по незаконности 1991 года, мы говорим: "Ребята, вы сепаратисты". Мы ничего с вами не будем делать, не будем на вас наступать, решать ваш вопрос. Просто с точки зрения международного права, вы сепаратисты. Да, на вашей стороне сейчас сила. Мы подождём пару лет. Через два года ваша сила растворится. В том числе и под воздействием правды, потому что правда - это кислота. И вы сбежите. Ваша система иностранной поддержки от вас убежит, и ваш народ вас свергнет, как незаконный сепаратистский режим. Та же история и на Украине. Одно дело, с вами ведёт войну законная украинская армия, а другое дело, незаконная армия сепаратистов, сформировавшихся в 1991 году. Тут совершенно другая логика. А поскольку там такие же советские люди, как у нас, то для них эта логика понятная и чёткая.

 

То есть для них сразу выстраивается система отношений. Да, я сепаратист, обслуживаю оккупационный киевский режим, незаконно сформированный в 1991 году и подтверждённый свой незаконный статус в феврале прошлого года в результате иностранной интервенции. То есть от незаконного статуса перешли к иностранной интервенции и, следовательно, я на стороне оккупационного фашистского режима.

 

А на чьей стороне я после буду? Естественно, на стороне моей Родины, единой с Российской Федерацией системой государственности 1991 года. И так примут решение девяносто процентов, когда перед ними поставится реально выбор. Сейчас выбора нет. Мы же голову в песок прячем. Мы же не признаём 1991 год, как незаконный. Мы даже не можем расследование провести, потому что оно приведёт к этому признанию. Соответственно и нет мотивации у солдат на стороне киевского фашистского режима перейти на сторону нормальной русско-украинской государственности. Просто мотивации нет. Им никто это не объясняет, никто это не говорит. Вообще просто лапшу вешают и всё. Это очень важная вещь.

 

Почему Япония так бьётся за эти острова просто чисто политическими методами? Они же туда войска не вводят, японцы? Не вводят. Они говорят: "Мы вам бумажку не подпишем о мирном договоре, пока вы нам острова не передадите". И они двигаются и уже побеждают. Вот я смотрю сегодня было интервью с Бабуриным. Правильно, молодец. Он тогда был в Госдуме, в Верховном Совете СССР ещё. Ездил на Дальний Восток, и почти передали эти острова в 1991 году. Горбачёв уже почти дожал вопрос. То есть японцы уже почти ощутили во рту результат своей семидесятилетней политики. Никакой армии, никакой силовой компоненты. Советский Союз сильнее Японии в тысячу раз был всегда. Просто "правда", как они её понимали, она серьёзный аргумент в мировой политике.

 

Поэтому очень важно назвать правду по 1991 году, а дальше выстраивать из этой правды уже всю конструкцию.

- Менять Конституцию в России, отменяя несуверенный статус.

- И менять геополитическую конструкцию, прекращая войну на Украине. А она там будет до тех пор, пока эта проблема не будет решена через восстановление единой государственности. То есть исторические решения, они одинаковы всегда.

 

Хотите воевать, воюйте. Просто из-за того, что вы не хотите сделать небольшое количество юридических действий, которые вы обязаны сделать, вы теряете тысячу людей убитыми. Хотите терять тысячи людей? Теряйте, пока вам в мозги не проникнет правда. Так устроена история.

 

Артём Войтенков: По вопросу 91-го года мне люди уже неоднократно пишут

- "А как же так? Если мы признаём 91-ый год незаконный, развал Советского Союза незаконный, значит, нынешняя Россия незаконна, значит, все её государственные институты и государственная система незаконны. А нам такое не надо. Это как бы развал, и вообще, Фёдоров враг".

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите, а что, на этом месте ничего не было до 91-го года?

 

Артём Войтенков: Нет, получается так, что нынешняя система незаконна. Даже полиция та же самая, полиция России незаконна, потому что, наша Россия незаконна.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Это наша конституция говорит о том, что мы живём только двадцать пять лет, У нас день рождения России двадцать пять лет назад случился. То есть, видите, вся система незаконна. Признав незаконным 91-ый год, мы удлиняем историю России на полторы тысячи лет юридически, что означает фундаментальную легитимность сегодняшних российских институтов. То есть, всё становится, наоборот, законным, только временным, на период конституционной реформы, уже как бы восстанавливается историческая российская государственность. То есть, мы в конституции написали, что Россия появилась двадцать пять лет назад, сейчас написано, а будет написано, что Россия существует больше тысячи лет, и продолжает свою государственность в новых формах. Естественно, через конституционную реформу, через восстановление суверенитета. Наоборот, у вас появляется вся легитимность процесса. У вас всё российское государство висит на незаконных границах и незаконных решениях 91-го года. Естественно, оно деградирует каждый день.

 

Артём Войтенков: Так народ боится, что этим решением, условно говоря, вот взяли сегодня, прокуратура признала, или следственный комитет, не важно…

 

Евгений Фёдоров: Ничего не произойдёт. Как только это признаётся, начинают работать государственные институты по восстановлению суверенитета. То есть, спокойно приходят депутаты, эти, или другие, после референдума. Этих или других партий, наверняка и в этих многие переметнутся на сторону национального курса и Путина, и начинают восстанавливать российскую государственность, порушенную в 91-ом году.

 

Артём Войтенков: То есть, никакой резкой смены не будет. Будет постепенная…

 

Евгений Фёдоров: Не будет. Будет постепенная замена иностранных советников на российских, формирование российских институтов управления, передача главе государства полномочий стратегического управления, которые потребуют вокруг него создать институты этого управления. Управление, это же право, а право наполняется людьми, специалистами, институтами, которые вырабатывают проекты законов, вырабатывают проекты решений. Надо же, чтобы они вырабатывались. Сегодня они не вырабатываются, их за нас пишут американцы. Это всё придётся создавать. Это требует времени, конечно.

 

Есть вещи, которые решаются быстрее. Например, в экономике тут же берётся под контроль Центральный Банк, и он за один день снижает процентную ставку до нуля, и запускает в экономику российские рубли, что позволяет нам просто решить сразу социальные вопросы, и экономические вопросы. А параллельно идёт государственное строительство на суверенных началах.

 

То есть, после референдума начинает выстраиваться новая конституция, новая система законов, их четыре тысячи, их же написать надо после этого. То есть, их же придётся переписывать, но это потребует несколько лет творческой работы, творческого национального строительства.

 

Другой вариант - это тупо закончить жизнь своего государства, и свою личную через год-два. Просто сегодня это уже не вопрос, знаете, я тут ещё привык за двадцать пять лет, вроде поживу. Не поживёшь, тебя убьют. Всё, закончился период проживания, хоть и в плохих условиях внешнего управления. Внешнее управление переключили на ликвидацию. То есть, если раньше внешнее управление было направлено на эксплуатацию, снижение государственного уровня и жизненного, то теперь оно направлено на ликвидацию. Если раньше это были эксплуататоры, то теперь это ликвидаторы. Те же десять тысяч американских советников в российской государственной системе власти, они теперь ликвидаторы, у них другая задача.

 

Артём Войтенков: Подождите, но уровень жизни за последние десять лет в России повысился, это очевидно.

 

Евгений Фёдоров: Последние десять лет.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Последние десять лет, но не последние двадцать пять лет.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, произошло падение жизненного уровня и в России, и в государстве, в среднем. Нет, у кого-то повысился. Есть люди, которые рванули вперёд, олигархи и так далее, но в целом у государства, у нации, понизился. Если мы двадцать пять лет назад имели двадцать два процента мирового дохода, как нация, распределённо. Я, кстати, не считаю, что он хорошо распределялся в советское время, это другой вопрос. Но двадцать пять процентов. То теперь мы имеем только два процента мирового дохода, который распределяется среди граждан России, и среди государственных задач. То есть, мы снизились в десять раз. При этом, эти два процента стали в результате побед Путина последних десяти-пятнадцати лет. А было вообще один процент. То есть, произошла деградация, потом немножко отскок. И этот отскок сейчас прекратился, и начинается тотальная деградация. Потому что, обратите внимание, никто не предлагает решать проблему кризиса, или санкций, вообще никто. То есть, это значит, что нас просто за кольцо в носу ведут на мясоубойный комбинат, как животных, вот и всё. И доведут туда.

 

И у нас каждый день будет хуже, хуже и хуже. И мы сейчас не видим ни одного позитива. Потому что, всё, маски сброшены - толпу баранов ведут на убой. Точка. Двадцать пять лет их вроде придерживали, не пугали, ждали, когда они ослабнут, перестанут думать, дебилизируются. Наконец достаточно дебилизировались, достаточно ослабли, можно вести на убой. Если бы американцы начали войну на Украине, например, пятнадцать лет назад, я не уверен, что такое количество граждан России поняли бы, что на Украине уничтожают русских людей и русские города.

 

Артём Войтенков: У них бы даже не получилось, скорее всего, на Украине.

 

Евгений Фёдоров: В том числе. А сейчас получилось. То есть, изменилось. За двадцать пять лет мы настолько уже ослабли, как внешне управляемая колония. Хороший термин "внешнее управление", Путин всё время его использует. Что уже сейчас можно приступить ко второй фазе, к ликвидации. До этого-то бык мог брыкнуть, копытом в лоб дать, а сейчас уже можно. Мы сейчас видим, что американцы к этому и приступили. Если в России кто-то этого не понимает, значит, он потерял чувство самосохранения. Но это самоубийцы. Самоубийцы, значит, это их выбор, мы их защищать не будем.

 

Артём Войтенков: Просто современный мир очень сложно устроен, и решения, которые принимаются здесь, в Думе, они не очевидны большинству населения. И в Думе, и вообще…

 

Евгений Фёдоров: Так работает пропаганда. Мир как был просто устроен сто лет назад, и тысячу, так и сейчас просто устроен. Что поменялось? Люди, конкуренция наций - не поменялось.

 

Артём Войтенков: Нет, это в ядре. Я имею в виду систему управления, систему взаимодействия.

 

Евгений Фёдоров: Это кажется. Это всё туман. Пропагандистский туман.

 

Артём Войтенков: Почему же? Вот, запросто, в Думе что-то принимается, если СМИ про это не сказали, никто про это не узнает.

 

Евгений Фёдоров: Слово СМИ - это пропагандистский туман, это пропаганда.

 

Артём Войтенков: Нет, как бы вообще. СМИ если не говорит, не то, что туман наводит, просто не говорит, и всё.

 

Евгений Фёдоров: Пропаганда, это не только говорит, это и не говорит.

 

Артём Войтенков: Согласен.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, Путин говорит о суверенитете, это не повторяют, следовательно, этого нет. Бастрыкин говорит о суверенитете, это не повторяют, следовательно, этого нет. То есть, пропаганда врага, оккупанта, работает чётко. Она работает не только на искажение, но и работает на замалчивание. И девяносто процентов, кстати, замалчивается.

- Замалчивается нормальное отношение к своему государству.

- Замалчивается нормальное отношение к конкуренции.

- Замалчиваются нормальные исторические решения в исторические периоды времени.

 

То есть, как бы у людей из головы убрали психологическое восприятие, что война – обычный фактор существования человечества, потому что, она была всегда. Она, конечно, плохой фактор, но она обыкновенный. Вот для этого зубы и когти, что каждый день в лесу животные сталкиваются с войной. Вот для этого у государства армия и флот, и для этого есть юридические границы, и для этого есть суверенитет, что каждый день сталкиваются с конкуренцией других наций.

 

Но у людей из головы элементарное, просто биос, убрали и за двадцать пять лет сделали их дебилами, многих, и они не понимают, что нормально находиться в состоянии конкуренции и по-другому не бывает. У врагов есть эти когти и зубы, а у нас, типа, их надо отрезать. Вот это люди не понимают, то есть, это дебилы.

 

За двадцать пять лет дебилизация - это важный фактор. Для чего работала пятая колонна в системе образования? Для чего эти Единые госэкзамены? Это дебилизация школьников, двадцать пять лет же это длится. Болонский процесс, финансирование всех этих процессов, запрет на идеологию, запрет на воспитание детей - это специально делается, чтобы из людей сделать полных идиотов, готовых уйти на заклание, и прекратить носить свою государственность на плечах. То есть, как бы люди начинают не понимать, что государство, это порождение их системы защиты в нормальном, конкурентном мире. Они начинают его воспринимать ненормально, то есть, становятся вне системы нормальной жизни, то есть, дебилами, а дебилы подлежат ликвидации. Мы сейчас и видим, что Россию переводят к фазе ликвидации, потому что, в России много дебилов сложилось за двадцать пять лет. Это их выбор, в конце концов.

 

Артём Войтенков: Хотите, смешной случай расскажу? Я как-то спорил с одним человеком по поводу конституции, и по поводу пятнадцатой статьи конституции, которая подразумевает внешнее управление, что мы должны подчиняться каким-то общепризнанным нормам международного права.

Я ему говорю: "Как же, зачем эта статья нам вообще нужна? Если мы, как государство, зачем нам статья, которая вешает на нас какое-то международное обязательство? Зачем?"

Он говорит: "Это, чтобы я мог защищать свои права".

 

Евгений Фёдоров: Каким образом? То есть, он считает, что американцы больше обеспокоены его правами, чем он?

 

Артём Войтенков: Видимо, да.

 

Евгений Фёдоров: То есть, человек изначально уже в дебильстве находится, в маразме. С какой стати американцам, у кого своя государственность, свои задачи, свои проблемы, решать проблемы этого человека в России? Им это надо? Потому что, эта же функция от американцев требует определённых усилий. То есть, они же не просто, они же финансируют этот процесс в России, ставят такую задачу перед американским послом. У того штат под эту задачу заточен, там полторы тысячи чиновников в посольстве сидят, из которых дипломатическими функциями занимаются от силы двести человек, остальные управленческими. Для чего это американцам надо? Понятно, для своего интереса. А этот человек, просто дебил, думает, что за него будет дядя из-за океана решать его проблемы в России. Его проблемы в отношениях с другими жителями России - обратите внимание! Не с американцами же проблемы решать, а с другими жителями.

 

Артём Войтенков: Они же то лесом нашим обеспокоены, Химкинским, то ещё там какими-нибудь проблемами, американцы.

 

Евгений Фёдоров: То есть, это называется дебилизацией. То есть, человек дошёл до состояния абсолютного дебила за двадцать пять лет вот этой пропаганды дебилизации. Это важная победа американцев, это важная победа и позволила им перейти к фазе ликвидации.

 

Артём Войтенков: Это, кстати, молодой человек. Он воспитан уже сразу в этой системе.

 

Евгений Фёдоров: Ну а как вы будете сопротивляться ежедневному телевизору? Это же непросто. А вашему учителю в школе сопротивляться, у которого учебники истории так и записано, где меняется вся парадигма исторического развития, и начинают из человека делать туземца, который должен смотреть в лицо цивилизованному европейскому господину. Это открыто пишется в наших учебниках. То есть, из детей открыто делают туземцев, у которых нет за спиной государственности. Конечно, нет, ей всего двадцать пять лет. Вы все ребята, школьники бывшие, вы все ровесники Российского государства, - так и говорят. Но если вы ровесники государства, значит, у вас нет опыта, нет технологии, конкуренции, значит, вы не признаёте российскую государственность, как историческую, в принципе.

 

А сегодняшние двадцатипятилетние - это просто переходный период к ликвидации. Такое временное, как это, пересылка, как в армии, пересыльный пункт. Посидели двадцать пять, тридцать лет, и всё, и разогнали по туземным квартирам в других государствах в качестве холуёв, в лучшем случае на кухню, а в худшем случае ликвидация, как при Гитлере, и как, кстати, при американцах, потому что, они уже зачистили в России десятки миллионов людей. Это физическое убийство через наркотики, через преступность, через миграцию - множество технологий. Это технологии конкуренции.

 

А у нас дебилы думают, что всё так на халяву жизнь даётся, и государство даётся на халяву. Наше государство полторы тысячи лет в войнах создавалось. А его сейчас отдают просто. Люди, граждане России, отдают сейчас российское тысячелетнее государство просто на ликвидацию. Сами отдают, потому что, видите ли, у них мозги за двадцать пять лет вышибли оккупанты. И они теперь не понимают, где и что, дебилами стали в большинстве своём.

 

Артём Войтенков: Нет, ну это, как вы сами говорите, пропаганда воспитывает. Я кстати, другой пример приведу. Правда, достаточно давно это было, на какой-то приём меня пригласили, официальный. И там выступал Нарышкин, Матвиенко. Нарышкин – председатель Государственной Думы. Он говорил примерно, то же самое, что и вы, только более обтекаемыми фразами, ему по должности положено. Я так удивился, ничего себе, Нарышкин наш человек, замечательно. А там было много камер, я что-то даже пожалел, что я свою не поставил, думаю, ладно, мне это не надо, я не буду снимать. А потом, я смотрю, и ничего из этой речи Нарышкина нет. То есть, там какие-то кусочки есть, из него там надёргано, но смысла основного нет нигде.

 

Евгений Фёдоров: Цензор вычистил.

 

Артём Войтенков: А камер было много, причём, и Первый канал, и Центральный, и куча дополнительных, там штук двадцать их стояло вот так.

 

Евгений Фёдоров: Цензор - это главный режиссёр, а не артист. Как режиссёр выдаст на выходе. А режиссёр в американском посольстве в результате сидит. Наш путь национально-освободительной борьбы и конституционной реформы, это не простой путь. Иногда вот у многих соратников как бы такое напряжение, сколько боремся, уже три года, а результата нет. Очень тяжёлый путь. Это путь войны, перешедшей в горячую фазу сейчас, на той же Украине. И по напряжению это сопоставимо с войной. Даже если это не военное национально-освободительное движение, а мы пока, слава Богу, внутри страны ведём мирное национально-освободительное движение через вот эти механизмы. То есть, нет необходимости в жёстком восстании, что называется.

 

Мы всё можем делать по закону, и Путин ведёт всё по закону. Но пока нет расстановки, люди не являются заказчиками освободительного процесса, пока. Если вы заказчики, напишите заявление об этом: "Я хочу жить в свободной стране". Напишите это, мы заявление опубликовали. Если таких желающих будет много, несколько миллионов, хотя бы, то с этого момента начнётся, завертится этот процесс. Нам для того и пикеты нужны, чтобы привлечь внимание. То есть, люди поставили такую задачу перед национальным лидером, Путиным, перед гражданскими институтами, перед той частью сторонников национального курса, которые есть во власти. Они такую задачу ещё не ставят.

 

Двести пятьдесят тысяч НОДовцев - это мало для постановки задачи.

Почему мы говорим: "Заявку напишите, хотя бы задачу поставьте, тогда начнётся что-то в этом направлении. А пока вы ещё даже не перешли к этой фазе. Тупо вас ведут на убой, и вы тупо идёте туда, но это ваш выбор. Такие нам не нужны. Мы таких защищать не будем, которые не хотят быть свободными. Мы будем бороться только за тех, кто хотят быть свободными и жить в свободной стране. А если вы не хотите этого, граждане России, за вас эту проблему вашего освобождения никто решать не будет, она вам не нужна. Кто пойдёт против вашего решения? Никто не пойдёт".

 

Артём Войтенков: Нет, люди просто это не осознают. А куда чего писать-то?

 

Евгений Фёдоров: Заявление на портале национально-освободительного движения либо о членстве в НОДе, анкета, либо заявление, что я выступаю за конституционную реформу и восстановление суверенитета Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: А заявление куда? В следственный комитет, или просто в НОД?

 

Евгений Фёдоров: Нет, просто заявление, сбор подписей.

 

Артём Войтенков: А, вы собираете подписи для предоставления…

 

Евгений Фёдоров: Для работы и в следственном комитете. Мы обработаем уже кому надо и…

 

Артём Войтенков: То есть, это всё на сайте Руснод, За свободу http://rusnod.ru/

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Если не хотите идти в пикеты, пожалуйста, хотя бы в такой форме. Хотя бы поставьте задачу, скажите, что я этого хочу. Любое изменение начинается с желания, с заявления.

- Я хочу, чтобы мне дали пособие - пишет заявление человек.

- Я хочу, чтобы мне дали билет на трамвай - пишет заявление.

- Я хочу жениться – пишет заявление.

Видите? Ну так жизнь устроена.

- Я хочу жить в свободной стране - пишет заявление. Напишите его.

 

Артём Войтенков: За тобой будут бегать и говорить: "Хочешь жить в свободной стране? Хочешь?"

 

Евгений Фёдоров: Да, требовать. А я не хочу. Ну, не хочешь, помирай.

 

Артём Войтенков: А вот ещё вопрос по поводу Восточного экономического форума. Что-то у нас этих форумов в последнее время стало проводиться, и БРИКС, ШОС, Питерский форум, вот ещё Восточный. Зачем столько много, в таком количестве? Ещё Путин туда приезжает на все эти мероприятия.

 

Евгений Фёдоров: Это называется борьба форумов, а если по-русски - борьба идей. Потому что, большинство форумов у нас американско-оккупационные, Питерский форум, например. Форумы - такие семинары по обучению туземцев внешними управляющими. То есть, приезжает внешний управляющий из Америки, из Англии, кого назначат, чиновники, и они туземцам рассказывают, что делать. Такой обучающий фактор. И, например, Питерский форум, он такой. Не случайно на нём постоянно звучат предложения об усилении внешнего управления и всё прочее. Досрочные выборы сейчас вон потребовал Кудрин. И естественно, этой идеологии надо что-то противопоставить. Питерскому форуму противостоит Московский, на базе МГУ, где собираются экономисты, и которые проводят абсолютно другую политику. Только о нём никто не говорит.

 

Артём Войтенков: О, нет, почему? Я там был, там тоже очень много подобного.

 

Евгений Фёдоров: А как вы думаете? Американцы работают.

 

Артём Войтенков: А человека… Я вам это рассказывал, когда я там пил чай снаружи, а там трансляция же идёт из зала в коридор. Человек вышел, начал что-то говорить, примерно, как вы. Его вырубили тут же, выключили, и всё.

 

Евгений Фёдоров: Вот именно. Это борьба идёт, и в этой борьбе мы в подполье глухом. Я это понимаю. Но всё-таки, этот форум, скажем, хотя бы в нейтрале держится. Питерский-то откровенно коллаборационистский, тащат просто дурочку, и всё. Вот приедет три тысячи человек, тащат дурочку идеологическую просто, как в учебнике для туземцев. Здесь идёт борьба, здесь вы правы. И Путин пытается хотя бы опереться на международную компоненту.

 

Американцы - это всего десять процентов мира. Девяносто процентов другие: Китай, Индия, И вот эти восточные форумы Путин пытается, поскольку в России у него нет точки опоры (чиновники, они же коллаборационисты системно), он пытается сделать точку опоры на международную компоненту. То есть, чтобы ехали туда не от метрополии разьяснители, миссионеры (английское слово), а ехали хотя бы нейтралы. То есть, хотя бы из других колониальных стран обмениваться хоть как-то опытом национально-освободительной борьбы, другой взгляд на ситуацию. Из этих форумов, если вы видите, растут другие идеологемы - Банк БРИКС, БРИКС сам, правительство БРИКС, работа в системе создания мировой антидолларовой валюты. То есть, идут другие идеологемы. Где-то же они должны обрабатываться.

 

У американцев тут с идеологией всё в порядке. Тупо заложены десять тысяч чиновников, тупо они пишут идеологические бумаги. А альтернативу же, её надо постепенно создавать. Понятно, что у нас нет права её создать на государственной системе, на базе государства. Путин пытается создать её на базе международных площадок. Поэтому, на Дальнем Востоке совершенно не те идеи звучат, повестка дня, как, допустим, на Питерском форуме. И другой подход, и Путин там собирает союзников. Вот смотрю сегодня, в том числе и в средствах массовой информации, в медийных средствах. Вот сегодня Сигал, по-моему, туда приехал.

 

Артём Войтенков: Это актёр американский?

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Ещё Памела Андерсон.

 

Евгений Фёдоров: Это всё как бы попытка играть по американским правилам новыми фигурами. Как бы продвижение к вопросам суверенитета через международную площадку.

 

Артём Войтенков: А вот эти актёры американские, они зачем с Путиным встречаются? Они, правда, говорят, что мы там котиков охраняем, ещё кого-то.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, идёт борьба. Вы что, думаете, в Америке нет такого, определённого дипломатического подполья, скажем так, аккуратного? Есть. И в любой метрополии всегда есть напряжение, потому что, не все готовы смириться с ролью рабовладельца, и жить за счёт других. Есть честные люди.

 

Артём Войтенков: У них там, конечно, свои противоречия есть, в Америке.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, да.

 

Артём Войтенков: Просто, вот эти встречи Путина с актёрами, как-то так немножко странно.

 

Евгений Фёдоров: Зубов и когтей нет. Я же говорю. А что вы хотите? Когда у вас есть сила, у вас совершенно другой масштаб. Когда силы нет, вам приходится опираться на маленькие отряды, пускай идеологические. Так это и выглядит. А где народ-то? Был бы другой народ, с точки зрения его отношения к суверенитету, конечно, были бы другие встречи, другой была бы власть у Владимира Владимировича, а значит, и другой формат включения новых сил, в том числе, и на международной арене. Вообще я скажу, что ему не позавидуешь. Очень тяжело Владимиру Владимировичу.

 

Артём Войтенков: Это давно понятно. Он сказал, что он, как раб на галерах, но это надо умножить на десять, или на двадцать.

 

Евгений Фёдоров: Он сейчас голову в пасти тигра держит американского. И ещё там как хлопнет пастью - неизвестно, когда и где. Риски, в том числе риск – поездка в Нью-Йорк на юбилейную сессию ООН, это всё риски.

 

Артём Войтенков: Вы думаете, покушение? Они его там убьют прямо в Америке что ли?

 

Евгений Фёдоров: Я ничего на этот счёт не думаю, и об этом не говорю. Просто я говорю, что есть риски геополитические. Я не думаю, что это произойдёт, по той причине, что это может произойти, если у них всё будет в Москве готово. Если в Москве будет готов заговор, они пойдут на что угодно. Если в Москве у них заговор готов не будет, то любое давление на национального лидера за рубежом, оно приведёт к консолидации мира. Потому что тот же китайский лидер, он подумает, и меня могут так же. И мексиканский, и даже немецкий, и даже французский. То есть, у них поменяется конструкция. Поэтому маловероятно, но, тем не менее, это риски, какого-то характера риски в это заложены. Вы посмотрите, как он смело, он просто идёт открыто в пасть тигра, и там, в этой пасти ещё и щекочет ему зубы.

 

Артём Войтенков: Нет, видимо понимает, что к чему, всё-таки? Всё-таки, он владеет гораздо большими знаниями, чем мы.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно, что владеет большими знаниями. Я здесь понимаю. Но фактически, он демонстрирует мировое лидерство таким образом, и в том числе, лидерство на личной смелости. Потому что это лидерство часто опирается на личную смелость лидера - руководителя, царя, главнокомандующего, и так далее.

 

Артём Войтенков: То, что Путин смелый человек, собственно, с этим никто не спорит, по крайней мере, из большинства людей. Кстати, знаете, сейчас я уже вот по улице хожу, иногда встречаются футболки с Путиным. То есть, представить, что футболка с Путиным два года назад, кто-то в ней по улице идёт, такого не было вообще никогда.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, у части людей в подсознании срабатывают генетически исторические реакции на иностранное вторжение, на оккупацию. Это тоже важный фактор. Вообще, наше государство дожило до сегодняшнего дня, потому что, всё-таки, оно было на честной основе, на отсеве тех, кто воспринимал окружающую действительность, как дебилы. Дебилы первые, кто выходит на смерть. Дебил – на смерть, дебил – на смерть.

 

Артём Войтенков: Ну, подождите, а как же герои? Они тоже первые выходят на смерть.

 

Евгений Фёдоров: Герои, это немножко другое. Нации, которые дебилизируются, они просто вырезаются, уничтожаются, вычищаются.

 

Артём Войтенков: Не знаю, Евгений Алексеевич, я не верю в дебильные нации, как определение. В нациях во всех есть и умные люди, есть и глупые люди, есть и предатели, есть мерзавцы, есть хорошие.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим, вопрос не о личности, вопрос об общем подходе. То есть, как только у вас перестают бараны бороться за свою жизнь, баранов режут.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Как только бараны… У них, у баранов, не много возможностей - рога да копыта, но когда они борются за свою жизнь. А когда они не борются, их режут, потому что, они шею подставили, их порезали, и довольные разбежались. Поэтому, эта дебилизация… Я вам скажу, что народы, не выдержавшие мировой конкуренции, во многом не выдержали её не потому, что они слабы, а потому, что они дебилизировались, у них потерялось чувство самосохранения. И потеряв чувство самосохранения, они либо растворились в более сильных народах, либо проиграли им. Потому что, если бы они боролись до конца за себя, за свою нацию, за своё государство, они бы остались в каких-то формах. А вот их ослабление, прежде всего по линии мозгов, и Россия исторически победила многих. Где Османская империя? Её нет. А где Шведская империя? Где Германская империя?

 

Артём Войтенков: Я дополню, а где Российская империя? Её тоже нет.

 

Евгений Фёдоров: Она есть. Только она сократилась на процентов двадцать, но она есть. Российская империя, она сегодня называется Российская Федерация, только нам пытаются внушить, что это не Российская империя, а говорят, что мы с Луны спустились двадцать пять лет назад. За это идёт сейчас борьба. То есть, идёт дальше попытка дебилизировать российское население, оторвать его от исторических корней. Причём, официально, на это направлены государственные праздники, конституция, официальная пропаганда, и всё остальное. Вот за это идёт. Как только это удастся сделать (а это наполовину удалось сделать), дальше будет ликвидация очень легко - баранов порежут, и на мясо. Как и до этого резали других баранов других народов.

 

Артём Войтенков: Причём, резать будут даже свои.

 

Евгений Фёдоров: Это всегда. Смотрите интересные фильмы, кто в Великую Отечественную войну на украинской территории занимался террором? Местные жители. Я видел наши выступления, процентов на восемьдесят, на девяносто, во главе немецкий офицер, гестаповец, а исполнители из числа местного населения, полицаи, которые бандеровцами назывались и по-всякому другому.

 

Артём Войтенков: Правильно, немецкие солдаты не хотели марать руки свои.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не хотели, потому что, марать свои руки, это серьёзное как бы личное решение, то есть, обязательно найдут. Это тоже в голове осталось - находят. Ты вроде, да, ты сейчас делаешь, что хочешь, а смотришь, через пару лет и тебя нет - удушили, придушили, поймали, Нюрнберг, или ещё что-то. Это есть, это система самозащиты, и люди, которые поумнее, это понимают. Почему я и говорю, что основная опора Пятой колонны в России, это дебилы. Это важный момент, это личные качества человека, это не просто его взгляды. Начальство конечно, профессионалы, типа Навального, а опора, значительная часть, это дебилы, подготовленные пропагандистским телевидением оккупационным, которых просто вычеркнули из головы.

 

Я же не случайно на "Эхо Москвы" сослался. Если бы там были аргументы, вот когда я говорю взаимосвязь между санкциями и пенсионерами Московской области, но она же, понятно, есть. И Путин о ней говорил. Если бы там были аргументы, я бы с удовольствием поговорил, поспорил. На "Эхо Москвы" меня почему-то не приглашают, боятся, а там их нет. Это доказательство дебилизации. На стороне Пятой колонны только дебилы, других там уже не осталось. Там либо откровенные враги, их немного, которые просто находятся в Америке, и в России только подруливают. Либо девяносто девять процентов, это дебилизированное население.

 

Артём Войтенков: Я с вами не соглашусь, потому что, вот среди моих знакомых, и близких и дальних, есть люди, которые поддерживают, скажем так, Пятую колонну, Белую ленту, причём, они совершенно умные, они хорошие, то есть, в личных отношениях они действительно, хорошие, добрые люди но вот в политических взглядах у них совершенно другая точка зрения.

 

Евгений Фёдоров: Ну-ка, давайте поподробнее.

 

Артём Войтенков: Но я не скажу, что они дебилы и дураки, понимаете?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они не дураки, нет. Смотрите, если они идут против своего рода, против своей семьи, а государство большая семья, то они дебилы. Исторически это дебилизм. Потому что исторически, людей, которые выступали против своего государства, своего рода, своей семьи, они - исторический дарвинизм, отсекались и выкидывались на свалку. Просто физически вырезались, убивались, вычищались. Защититься в этом конкурентном мире можно только "спина к спине". Если ты не понимаешь этой логики "спина к спине", то ты не понимаешь логики выживания, то есть, дебилизируешься. Ты выходишь из этого круга защиты, хотя он может быть, плохой круг, там воняют потом соседи, плохо выглядят, зубы у них не чищены.

 

Артём Войтенков: Ругаются.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но ты, выходя их этого круга, ты просто обрекаешь себя на ликвидацию. Хотя враг тебя может и заманивать, он говорит: "Заходите, мы вам сосиску дадим, в тёплую палатку поселим, в концлагерь отвезём с хорошим питанием". Но человек, выходя из этой системы, он совершает дебилистический поступок, хотя лично он может воспринимать его, как нормальный. То есть, это уже отколовшийся. Отколовшийся подлежит ликвидации, и в роде, в продолжающемся, он исчезает. То есть, у него нет детей, у него нет внуков, и он является носителем такого решения, которое не закрепляется в последующих поколениях. А решения людей, их детей, которые вместе, хотя и в неприятной компании часто, остаются как бы жёстко в связке единого рода, единого государства, единой семьи, они закрепляют это в потомках. Потому что, эта неприятная компания для кого-то, она защищает их стратегически, их детей, правнуков, прапраправнуков. И так в истории.

 

За полторы тысячи лет нашей только государственности, вот эти все они, их же много у нас было, отщепенцев, исторических, они все дебилизировались, они исчезли, у них нет продолжения. Если они переходили на сторону другой нации, они там не были в первых рядах, их вниз, их растворяли, выжимали из них все соки, и они были обслуживающим персоналом верхушки, и тоже исчезали. Потому что, они не являются культурными носителями той нации, просто их культура исчезала, их использовали, как расходный материал, как баранов для питания.

 

Артём Войтенков: С этими понятно. С перебежчиками, да, никто из них там не поднялся.

 

Евгений Фёдоров: Так об этом и речь. То есть, человек, который воспринимает… Кому-то, может не нравиться Путин, кому-то может, не нравятся какие-то приёмы, какие-то вещи, но есть более важные вещи. Вот не нравится папа. Кому-то не нравится папа, он алкоголик, ругается. И что? Он перестал быть папой? Это другие вещи. У человека в мозгах всё-таки заложено. Представляете, я пришёл сегодня с утра, мне чего-то папа не понравился сегодня: "Пошёл вон папа отсюда, всё, больше домой не приходи". Дверь закрыл, ключ отнял, пошёл вон, Старенький, сопротивляться не может. Но это же понимают люди, что так неправильно себя вести. То есть, это более важно, чем характер папы, или мамы, или бабушки, или дедушки. И вот это более важные показатели.

 

А если человек идёт против более важных показателей, то есть, перебегает на сторону врага. А сегодня понятно, что "белая лента". Это может быть, пару лет назад это было неизвестно, но после того, как началась война на Украине, начались санкции, это стало уже очевидно. То есть, уже человек своей тупостью объяснить этот поступок не может. Он стал дебилизироваться, при этом он выглядит, как умный. Но это не долго, пару лет, и он дебилизируется и с точки зрения коммуникаций.

 

Артём Войтенков: Да нет, так не происходит.

 

Евгений Фёдоров: Он уедет. Девяносто процентов их них уезжают.

 

Артём Войтенков: Возможно. Просто я хотел бы сказать, как эти люди думают. Они говорят, что да, что наше государство неправильное. У нас тиран Путин, Путинский кооператив "Озеро" у власти, они всё воруют, они всё себе забирают, мы просто хотим, чтобы у нас была демократия, как на Западе, а у нас тут тоталитаризм и кровавый КГБэшник. Вот такой вот подход. То есть, с их точки зрения, они считают, что надо стране сделать лучше, убрав Путина и его, соответственно, верхушку.

 

Евгений Фёдоров: Убрав кого-то в России, я с этим даже не спорю. Если он хочет сделать что-то в стране лучше, кого-то поменяв, это нормальная позиция.

 

Артём Войтенков: Ну вот.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Но если, он для того, чтобы что-то поменять, опирается на власть иностранного государства, вот это и есть дебилизм. Понимаете разницу? Если он говорит, я хочу, чтобы в Госдуме были не Иванов, Петров, Сидоров, а другие фамилии, другие люди, это нормально. Мало того, это может быть даже очень сверх патриотическая позиция, но тут уже надо договариваться с другими особями твоего народа и государства. У тебя же не только у тебя голос есть.

 

Но если ты для этих целей, борьбы с коррупцией, например, едешь за океан, и получаешь оттуда опору власти, вот с этого момента и начинается дебилизм. То есть, ты стал дебилом, потому что, ты вышел. Ты сказал: "Для того, чтобы исправить моего отца-алкоголика, я его решил убить". Это уже неправильный ответ, понимаете? То есть, для того, чтобы исправить своего отца-алкоголика, надо совершить внутренние действия внутри своей семьи. А если ты его изгнал, уехал за границу, и там взял точку опоры, то ты перешёл на сторону врага в его интересах. Вот это чёткая граница.

 

Поэтому, если он белоленточник, то он враг не потому, что он против Путина, а потому что, он против российской государственности. Поскольку, он, перейдя в коммуникацию с иностранным государством в его интересы, встал на позицию врага, у которого задача ликвидировать Российское государство, о чём американцы открыто и говорят.

 

То есть, я под дебилизмом понимаю не то, что у них взгляды про Путина, или про обустройство. Я их дебилизм воспринимаю - опора на изначально дебильную, с точки зрения национальной особи, позицию, опору на иностранное государство для решения внутренних проблем.

 

Артём Войтенков: Смотрите, если мы возьмём пример с той же самой семьёй и отцом-алкоголиком, куда ведут отца лечить? В лечебницу, в больницу, прибегают к помощи врачей. А с их точки зрения, то же самое - наше государство больно путинским тоталитаризмом, поэтому, надо пригласить врача из-за океана.

 

Евгений Фёдоров: Дебилы. Потому что, врач из-за океана, это не врач, а политик, имеющий свои задачи, который, обладая необходимым пропагандистским ресурсом, ставит задачу ликвидации вашей семьи. И вы, перейдя к этому политику зарубежному, вы вписались в его задачу. Под предлогом лечения вашего отца-алкоголика, вы ликвидируете свою семью, то есть, себя, а это дебилизм. Потому что, результатом этой политики будет ликвидация вашего государства, вашей семьи, и вас лично. Это самоубийственный дебилизм.

 

Артём Войтенков: Люди просто не знают про это.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы. Потому что, чтобы они это знали, им достаточно посмотреть, как это работало до них, с их дедами, с их прадедами, с жившими до них шестьюдесятью поколениями.

 

Артём Войтенков: Да ужас, что было, Евгений Алексеевич. У нас был кровавый царь, у нас были ещё более кровавые большевики, у нас был жуткий монстр Сталин. Так что, смотрите, куда ни плюнь в истории, всё плохо.

 

Евгений Фёдоров: Это всё пропагандистское описание пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Так, а людям же не разобраться.

 

Евгений Фёдоров: Почему не разобраться? Они же разобрались в своей семье, они разобрались, когда им надо рожать детей, как их кормить, что делать на работе. Когда купить пианино, когда купить диван, разобрались.

 

Артём Войтенков: Нет, люди очень доверчивы. Им говорят по рекламе, надо покупать то-то, новые диваны…

 

Евгений Фёдоров: Вы называете это доверчивостью, а я называю это дебилизмом. Потому что, когда вы доверчивые, это ваше, как бы личное дело. А когда вы совершаете поступки, направленные против своих интересов, это вы дебил. Это две большие разницы.

 

Артём Войтенков: Ну почему? Пошёл человек, потратил всю свою зарплату на новый телефон, он в чьих интересах? Ему кажется, что в своих, он купил новую вещь.

 

Евгений Фёдоров: Ну, купил новую вещь, что такого?

 

Артём Войтенков: А потом вся семья целый месяц ничего не ест.

 

Евгений Фёдоров: Зато у всех есть радость от телефона. Почему? Это нормальное решение. Внутри семьи там тоже могут быть свои решения, но по сути, это нормальные решения. Семья на него повлияла, и в другой раз он телефон не купит. Или все пользуются этим телефоном, и смотрят в нём телевизор. Это по-разному может повернуться. То есть, тут логика в коммуникациях.

 

Почему мы говорим: патриоты могут быть оппозицией. Да сто процентов. Как правило, оппозиция, это патриоты, потому что, они хотят лучше. А Пятая колонна, это антипатриоты. Главные враги оппозиции - это Пятая колонна, как это ни парадоксально. Не власти, потому что, власть у нас коллаборационистская. У нас Пятая колонна есть и во власти, и патриоты есть во власти, и в оппозиции есть патриоты. А Пятая колонна, это не оппозиция, это внешнее управление, направленное на ликвидацию вашего гнезда, вашего дома, вашей семьи, и вас лично. То есть, это совершенно другая логика. Если это белоленточник, у него задача, даже если он не думает об этом, - ликвидация этого государства. Результатом ликвидации этого государства - сход российской нации с конкурентной полуторатысячелетней борьбы, что физически для него означает резню, для этого человека, поэтому он дебил. А исторически, отсутствует продолжение его государства, его рода, его семьи, в том числе, культурное продолжение. Это конкурентная борьба, и многие народы не выдержали этой борьбы. Вы думаете, что, только у нас дебилы? Вы думаете, там не было дебилов в Германии, которая зачем-то начала Первую мировую войну и грохнулась?

 

Артём Войтенков: И Вторую.

 

Евгений Фёдоров: Или в Австро-Венгрии, или в Шведской империи Карла Великого? А от дебилизма к смерти уже полшага. Нам придётся в этом плане восстановить наш природный здравый смысл.

 

Артём Войтенков: Я вообще всегда только за здравый смысл.

 

Евгений Фёдоров: В НОДе люди только со здравым смыслом. То есть вообще делёжка в этом идёт. НОД же многообразный. Это же не только штабы НОДа. То есть мы говорим, если ты не хочешь по каким-то соображениям (не каждый пойдёт в пикет), хотя бы ты прояви свою позицию, как можешь: в интернете, в заявлении, поставь задачу такую перед государством и машина заработает. Может быть, твоё усилие будет маленькое. Но на любой войне усилие одного солдата это ничто. У вас десятимиллионная армия, что там один солдат? Ничего. Но вместе это и есть победа. Поэтому это и есть система НОДа. Каждый человек, большинство хотя бы, должны принять решение о необходимости освобождения. А для этого должен пройти мыслительный процесс. То есть, перейти из категории дебилов, куда их везут и баранов на убой, в категорию здравомыслящего человека. И тогда он становится НОДовцем. Не членом штаба и не фёдоровцем. Не путайте это, а НОДовцем.

 

Артём Войтенков: Хорошо.

 

Евгений Фёдоров: И кстати, тоже, к разговору. Меня ругают, специально хочу сказать, когда я говорю: "люди - предатели" и так далее, - у меня нет желания, чтобы меня любили. Опыт показывает, что когда меня не любят, это даже больше пользы для дела. Поэтому, не обижайтесь.

 

Артём Войтенков: Это вы в камеру скажите.

 

Евгений Фёдоров: В камеру говорю - не обижайтесь. Господа предатели, не обижайтесь, что вас назвали предателями. Это для вашей пользы дела. Это для того, чтобы вы включили мозги и отменили своё предательское решение 1991 года.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Тогда, чтобы внести окончательную ясность. Как отличать белоленточников от тех, скажем, роднолюбцев, патриотов, которым не нравится действующая власть.

 

Евгений Фёдоров: Не надо их отличать. Пусть они сами себя отличают.

 

Артём Войтенков: А как разобраться?

 

Евгений Фёдоров: Это называется "изобретательский эффект светофора". Не светофор решает какой машине ехать, а водитель, который смотрит на зелёный цвет. То есть, НОД – это идеология. Человек сам должен прийти в НОД. Не надо с вашей стороны, с моей его отличать. Мы даём ему технологию освободительного процесса, которую он самостоятельно - самостоятельный мир, самостоятельная вселенная. Он принимает решение не жить ему в рабстве, не жить его стране в рабстве, что следствие. Потому что, если страна в рабстве, то и ты в рабстве. Получить свободу и на базе свободы наладить свою жизнь. Он должен решение принять.

 

НОД – это идеологическое решение. Как только у вас песчинка человеческая приняла решение быть хозяином своей судьбы, а не как перед референдумом в Греции. Смотрю: "Как же мы будем управлять своей страной без немцев?" Это говорят греки, у которых несколько тысяч лет государственности. Вот в этом и различие. То есть я понимаю, что я должен жить в свободной стране. Я понимаю, что без этого я лично, физически не выживу. То есть, меня убьют. То есть для меня это такое же решение, как увернуться от пули или от ножа бандита. Вы же уворачиваетесь от ножа бандита? Уворачиваетесь. Это то же самое. И для этого решения я должен совершить мыслительный рывок. И мыслительный рывок на базе исторической системы, которая выработана моими дедами за полторы тысячи лет. Она железобетонна, она всегда работает. И тогда я иду в эту борьбу.

А уже смотрю дальше:

- Идти в борьбу, в штабы НОДа, где Фёдоров координатор.

- Или сам на телевидение, если я режиссёр или ещё кто-то.

- Или, если я чиновник какой-то другой.

Мало того, от этой борьбы не требуется рвануть на пулемёты или с шашками на танке. Ни в коем случае.

 

Ветеран отличается от солдата молодого тем, что ветеран не подставляется. Это его единственное отличие. И если солдат, не умеющий воевать, бежит в атаку под пулемёты, то ветеран проползёт через окоп, через блиндаж, через лесок. Зайдёт в тыл к врагу и оттуда его долбанёт. То есть, выживаемость – главный фактор умного человека. У меня огромное уважение к нашим пикетчикам, но это только часть НОДа. Потому что они пошли в открытую, забралом на пулемёты врага. А значительная часть, большая часть НОДовцев должна проникнуть в стан врага и взорвать его. То есть, они должны совершить мыслительные поступки. Не только публично политически смелые поступки, но и аккуратно проникнуть, не подставиться, проползти, как Путин делает. Где ползком, где бегом, с малыми силами, в отсутствии когтей, зубов, вон какую страну развернул. Одним только Крымом, что сделал. Всех так поставил раком, что отсюда только путь к свободе или к смерти, но это уже выбирайте. То есть, поделил людей, на дебилов, которые суицидальщики, и на разумных людей, которые хотят остаться в живых вместе со своими детьми. Видишь, как хитро сделано? Блестяще! Просто блестяще.

 

Артём Войтенков: Это как бы с вашей стороны, а со стороны обычного человека не делится.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, почитайте, вот мы сейчас с Китаем дружим, стратагемы китайские. Типичный приём с Крымом, когда главнокомандующий располагает свою армию перед рекой или за рекой. Вот если вы располагаете за рекой, то у вас лучше оборона, потому что река позволяет вам обороняться. Если перед рекой, то лучше психологический климат. У вас солдаты стоят до последнего. Вот он расположил российскую армию политическую перед рекой. А теперь она просто пытается понять и начинается делёжка на дебилов и не дебилов.

Дебилы говорят: "Блин. Белую ленту одеваю и не понимаю, но сейчас меня убьют". Значит, ты дебил.

А не дебилы меняют белую ленту на георгиевскую и понимают, что другого варианта сегодня остаться в живых, кроме как стать национал освободителем у тебя нет. Всё, круг замкнулся. Блестящий ход. Но в китайской стратагеме прописаны несколько тысяч лет назад.

 

Артём Войтенков: Но основные правила то, они не устаревают.

 

Евгений Фёдоров: А теперь мы сидим и ждём, вот я сижу, потираю руки и жду. Тут уже ветеранам надо сохраниться НОДовцам, аккуратно, потому что американцы будут рубить голову, будь здоров. Ждём, когда произойдёт контр дебилизация населения. То есть, двадцать пять лет дебилизировали, а теперь надо, чтоб произошла контр дебилизация.

 

Артём Войтенков: Я бы сказал прояснение.

 

Евгений Фёдоров: Прояснение, да. Мы это называем "Отмена своего предательского решения 1991 года" - с точки зрения юридической стороны вопроса. А с точки зрения нравственно-психологической - контр дебилизация. Человек должен обратно научиться думать. Его отучали думать, обучали быть муравьём, а теперь ему надо включить мозг, и человеку, и государству. А у государства мозг – это создание институтов мозга, то есть институтов управления при главе государства. Мы об этом говорили - заменить десять тысяч американских советников на российских, с мозгами. Рычаги-то есть, но за рычаги должен сесть человек, который умеет ими пользоваться, то есть, с мозгами.

 

Так вот это и есть процесс НОДа, национально-освободительной борьбы, который сегодня реализуется не только умом двухсот пятидесяти тысяч НОДовцев, которые анкеты заполнили, но и желанием выжить остальных ста пятидесяти миллионов жителей России. И чем быстрее они контр дебилизируются, то есть восстановят здравый смысл в своих головах, в том числе поймут, что им врёт телевизор, в том числе поймут, что им врут чиновники, в том числе поймут, что им врёт Конституция, тем лучше для них. Значит из этих армий, прижатых к реке, больше останется в живых.

 

Артём Войтенков: Посмотрим.

 

Евгений Фёдоров: Надеемся. Может быть и второй вариант. Армия может быть ликвидирована, государство погибнет. Как погибли десятки империй, которые сражались с Россией и проиграли в этой войне в истории. Та же Османская, например. Шесть войн с ней вели. Такое тоже может быть. Но в конечном итоге это выбор людей. Они должны остаться на позициях русской государственности здравого смысла, либо подвергнуться дебилизации со стороны оккупантов и интервентов американцев и исчезнуть с исторической арены и юридически, и культурно, и физически.

 

Артём Войтенков: Знаете, что? У людей, по крайней мере, у большинства, они не воспринимают события, которые происходят где-то далеко, что это их коснётся. Например, когда была война в Ливии: "Война в Ливии, мы за Каддафи". Но никто не воспринимал, что это где-то рядом, это где-то там далеко. Потом война в Сирии началась. Тоже все: "Мы за Башара Асада. Американцы плохие". Но всё равно это где-то далеко, как бы никто не воспринимал. Потом уже война на Украине.

 

Война на Украине, казалось бы это рядом. Это уже под боком, у всех там родственники. У каждого второго родственник на Украине. И всё - нас поделили. И всё равно до людей, правда, до части начало доходить. Но всё равно большинство людей: "Война там где-то, но меня это не касается". То есть, просто люди живут обычной бытовой жизнью. И пока это лично, не будет смотреть на него дуло пистолета, большинство людей чесаться не будет. Хотя какое-то прояснение мозгов наблюдается. В интернете, например, достаточно сильно пошло в последнее время. Но, тем не менее, основная, как вы говорите политическая армия, она будет думать именно едой, безопасностью. Вот основные два понятия: еда и безопасность.

 

Евгений Фёдоров: Вы только добавляйте основная дебильная политическая армия. Дебильная. То есть, это идиоты.

 

Артём Войтенков: Нет, это скажем так, люди с не очень большим кругозором.

 

Евгений Фёдоров: Вы вежливо назвали дураков дураками. Это дураки. То есть в этом нет политики.

 

Артём Войтенков: А я бы, кстати, не сказал, что они дураки. Они в некоторых вещах даже гораздо умнее, чем мы с вами.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, муравьи тоже где-то умнее. Я не могу, как муравей, например, тащить вес в пять раз больше своего. С точки зрения исторической и государственного строительства это дебилы. Вы же можете быть дебилом в химии, но быть блестящим математиком? Наверное, можете. Так и здесь. В чём-то они умные, но с точки зрения выживаемости, это дебилы. Всё-таки фактор выживаемости, геополитика – это выживаемость. Ты хочешь остаться в живых или нет? После этого, если останешься жив, ты уже можешь быть великим математиком или великим химиком, или плохим математиком, или плохим химиком. Это вторично. А первично – остаться в живых.

 

Так вот, с точки зрения выживания это главный дебилизм. Ты – дебил, если ты не понимаешь, что выживание твоё возможно только в масштабах твоей страны, в масштабах твоего народа. Это технология выживания. И, если ты в этом главном факторе потерял здравый смысл, то вторые, другие факторы не так важны. Это главная вещь.

 

Да, враг стал хитрее, он научился. Он понял, что нападать на Киев одновременно с Москвой глупо. Поэтому вначале напал на Киев, потом на Москву. Вначале он напал на Вильнюс, прокатило, с Ригой. Прокатило же? Прокатило. Где русский народ, который вступился, который вступился, как их деды за Ригу и Вильнюс, когда его захватывали враги, НАТО? Не было, нет русского народа. Значит, враг понял: "Русский народ потерял здравый смысл, исторический, стал дебилом. Следовательно, можно следующий шаг - Киев. Вначале Тбилиси, потом Киев.

- "Ага, Киев прокатывает? Отлично. Значит, следующий – Уральская республика".

Уже Россель подписал все бумаги. И так постепенно глядишь, не только Москву.

-"Какая ваша улица?"

- "Тверская улица".

- "Вот, Тверская улица".

Потому что, когда враг убивает людей на Ленинградском проспекте, это же не ваша. Вы же на Тверской живёте.

 

Артём Войтенков: Далековато, да.

 

Евгений Фёдоров: Да, что там, тысячу метров ещё. Поэтому вот он так и идёт постепенно. Это только в дебильной Москве может заложиться мысль, что Рига, Киев – это не то, что Москва, Питер или Екатеринбург. Понимаете, это то же самое с точки зрения международного исторического права, зафиксированного во всех международных правовых документов. То есть, не только с точки зрения нашего права, но и с точки зрения американского, английского, немецкого, японского, китайского, индийского и всех остальных. Потому что международная признанность - это признано всеми странами и народами.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда вопрос, про страны и народы. Сейчас, по крайней мере, в СМИ, они стали писать о том, что в Европе стали мигранты, переселенцы просто туда рваться какими-то большими толпами. Бедная Венгрия уже стонет, устраивает полицейские кордоны, но это не помогает. Хотя Венгрию тоже там, так сказать, лицом об стол тычут, чтоб она ничего не делала против этих наплывов приезжих.

 

Вопрос: почему они именно сейчас полезли? Были крики, что они хотели пробраться в Великобританию из Франции. Что сильно большая разница? Во Франции уже столько этих приезжих, что уж.

 

Евгений Фёдоров: Я вам скажу, что во многом это конечно определённая пропаганда. Организация пошла, там пошли определённые организационные действия. Потому что приезжих в ту же Европу пятнадцать лет назад было на порядок больше. Я изучал этот вопрос миграции в Германию. Я вам скажу - в Германию приехало двадцать миллионов человек. А теперь, сколько там приезжает? Три тысячи в день, максимальная цифра. Умножьте три тысячи на триста шестьдесят пять. Вот калькулятор, давайте.

 

Артём Войтенков: Миллион, по-моему, получается.

 

Евгений Фёдоров: Да, миллион. Вот сегодня мигрантов в Европе столько же, меньше раза в два-три, чем это было в 90-е годы.

 

Артём Войтенков: А почему так раскручивается?

 

Евгений Фёдоров: Потому что это форма национально-освободительного движения на европейском континенте.

 

Артём Войтенков: Ничего себе форма. Приехали из Афганистана.

 

Евгений Фёдоров: Артём, заметить. То есть начинается победа в области пропаганды. Пропаганда начинает пробиваться. Американцы же Европейский Союз запустили, все эти проекты для целей сдерживания своих вассалов европейских, держать их в узде. И они для этого, вообще-то говоря, и создали всю эту напряжённость. Зачем они свергали все эти Египет, Ливия? Все эти режимы - Иран, Ирак. Зачем они всё это делали? Они, что идиоты? Нет, они всё понимали прекрасно. Они понимали, что будет сформирована система подавления европейского менталитета.

 

Артём Войтенков: Так они её и сделали. Там же квоты, приёмы этих беженцев, оплата им. Если бы их никто не принимал в той же Франции, они б туда и не ехали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Всё это было продавлено через своих президентов, через Пятую колонну, через внешнее управление. То есть, американцы, они же бомбят по всем площадям, в том числе и по площадям своих союзников. И задача – держать союзников в союзничестве. А не должно быть такое, что какая-нибудь Германия вырвется из-под власти американцев и перейдёт на сторону Путина. И для этого их всё время надо кошмарить. Вот они и запустили эти процессы. А лучше всего - разбомбить европейскую идентичность, чтобы не было той самой семьи. А не будет семьи, не будет сопротивления или какой-то своей логики. И для этого всё это было организовано, все эти войны, всё же для этого. ИГИЛ они для этого придумали, американцы. Для чего вы думаете, в Голливуде снимали эти сцены зверского убийства заложников?

 

Артём Войтенков: Да, там такой постановочный голливудский ролик, просто.

 

Евгений Фёдоров: Пугать европейцев. Это же сделано специально. То есть, идёт борьба и то, что об этом стало заметно, это европейский НОД. НОД за идентичность наций, если так сказать. Значит те, кто против, чтоб пошли изменения, в их интересах информация о том, что идёт ликвидация европейских наций? В их. То есть, в интересах НОДа. Мы это и наблюдаем. НОД просто разный. Он многообразный. Это не только те, как в Германии члены НОДа, которые чётко знают, что Германия оккупирована. Но это те самые НОДовцы в средствах массовой информации, которые работают на врага, на оккупанта, но не хотят работать на врага и ведут подпольную борьбу в своей редакции. И у нас такие НОДовцы есть в российских СМИ. В целом система управляется, но там есть люди, которые на нашей стороне. У них нет власти, нет влияния. Но, где возможно, они свои пять копеек дадут. Так и здесь.

 

Артём Войтенков: То есть, вы считаете, что просто поднятие шума вокруг.

 

Евгений Фёдоров: Ничего не поменялось. Просто поднятие шума. Плюс, добавили элемент организации. Кто-то этих беженцев организует в отряды, которые начинают что-то где-то пограбливать уже, кого-то штурмовать. То есть, добавили этот элемент ещё. Называется "провокация". Просто это система, в которой несколько векторов силы. Некоторые засвечивают, некоторые более активные, условно говоря "Чёрная рука", как в Сербии, которая принца Фердинанда убили, имеют более жёсткий подход. В том числе, жёсткий по-настоящему. А создать организационную компоненту для беженцев - это же копейки. Вычленил, то есть аналитику провёл из тысячи беженцев одного-два лидера. Этому одному-два лидеру дал дополнительные возможности небольшие финансовые, переговорил с полицией, чтобы она создала общий фон невмешательства, чтобы там не было работы с этой средой и всё.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть, Европа по-своему бунтует потихонечку?

 

Евгений Фёдоров: По-своему Европа бунтует. Бунт Европы может вылиться в откол Соединённых Штатов Америки. И в целом фон бунта в Европе связан с Путиным, который поднимает мировой НОД, тем самым создавая, когда две вершины, между ними складывается определённая конфигурация отношений. И когда он вытаскивает мировой НОД, это и влияет на умы и появляется в Европе больше людей. Их немного, но их больше там. До этого были сотни, стали тысячи, десятки тысяч, которые участвуют в проектах НОДа на территории Европейского Союза против американцев. Пик этого явления был. Очень интересно, посмотрите: Вторая мировая война, когда Румыния под Сталинградом воевала с Красной армией, а потом вдруг раз и переметнулась на сторону Красной армии. Та же Румыния, те же начальники. Царь проснулся и сменил Антонеску, румынский. Смешно, да, звучит? Но это на стороне сильного.

 

То есть в Европе появляются силы, которые видят, что Путин может победить. Пускай там небольшая вероятность, но есть. И они делают выбор на сторону сильного предварительного характера и начинают вести вот эту логику национально-освободительной борьбы в Европе, которая сегодня идёт по разлому беженцев. Просто это так взяли, как повод.

 

Артём Войтенков: Сегодня прочитал новость, что США своим гражданским лицам в Турции (там же родственники военных, родственники дипломатического корпуса), они их предупреждают, что вам, ребята лучше из Турции уехать. Мы даже оплатим вам дорогу обратно. Это что уже означает?

 

Евгений Фёдоров: Это геополитическая борьба, Артём. Вы там сходу во всём не разберётесь, потому что она разбивается на отдельные стычки отдельных отрядов. В целом, Эрдоган - враг Америки, но Турция – друг Америки. Они борются за Турцию. Они собственно с Эрдогана прессуют в Турции, устраивают там оранжевую интервенцию и так далее, для того, чтобы вытащить Турцию в свои союзники жёсткие. Не колеблющиеся, а жёсткие. И НАТО – это тоже условное понятие. И поэтому они там просто как бы Турцию плющат. Они там организовали эти истории с выборами, с проигрышем Эрдогана. Он сейчас пытается переиграть.

 

Помните, по-моему, с вами в интервью, когда я говорил, что Эрдоган через год-полтора столкнётся с импичментом. Смотрите, Эрдоган не стал ждать, когда он столкнётся с импичментом. Он тоже понимает логику. Он даже может меня не смотреть, он умный человек. И соответственно он пошёл на опережение. То есть, он объявил досрочные выборы, запустил процесс реформы правительства. То есть он пытается перехватить инициативу, которую он потерял, проиграв американцам свои выборы. Он же шёл на выборы турецкого парламента, думая, что он победит, две трети возьмёт, а получилось шиш, американцы его переиграли.

 

Артём Войтенков: И теперь у него парламент не его получается.

 

Евгений Фёдоров: Парламент не его. А не его парламент означает с интервалом год-полтора импичмент. Это правило такое, технология. Если у вас нет большинства в парламенте, и вы ведёте лидерскую позицию, то есть не подстраиваетесь под внешнее управление, то вам грозит импичмент. И он пытается сейчас перехватить управление. И вот эта вся борьба отдельная разбивается на элементы. То есть, в этих элементах тот, кто занимает последовательную правовую позицию, он всегда выигрывает. Вы сейчас с любым юристом переговорите: можно хитрить, скользить, но если ты занимаешь чёткую правовую позицию в условиях даже тотального нарушения законов, ты в конце всегда выиграешь.

 

Артём Войтенков: Если хватит сил дойти до этого конца.

 

Евгений Фёдоров: Если ты умный человек, у тебя хватит сил дойти до конца. Ты не будешь подставляться, но при этом, занимая правовую позицию. То есть, это такая форма. Так и здесь. Почему мы говорим: надо вернуться на правовую позицию - 1991 год. Почему мы требуем от прокуратуры и суда расследовать эти события? Потому что правовая позиция не приводит к другому результату. Она не приводит к мгновенным решениям, но она создаёт предпосылки для выстраивания всей остальной цепочки правильных решений. То есть после этого вся свора, неправильно шарахающихся во все стороны, кто куда, во что горазд, формируется как бы в единую даже не толпу, а уже в колонну правильно двигающихся. То есть это не просто хаотичное движение миллионов людей, а это уже единое движение в едином направлении. Понимаете, для чего нужна правовая конструкция?

 

Поэтому 1991 год очень важный. Я приветствую, кстати, форму борьбы НОДа, когда пишут заявления в прокуратуру, как потерпевшие, о расследовании. Обязаны провести расследование событий 1991 года в отношении людей, как потерпевших в этих событиях.

- Произошло преступления, я потерпевший, расследуйте. Я хочу получить удовлетворение какого-то характера.

 

Артём Войтенков: Должно быть тогда нарушение какое-то, или убытки понесённые.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Триста пятьдесят миллионов человек понесли убыток. И не только потеряли государство, то есть моральный убыток, но и личностный. Кто-то потерял вклад в Сбербанке. Потерял? Потерял. Кто-то потерял деньги. Потерял? Потерял. Имел деньги, а тут они стали бумажкой. Кто-то потерял возможности. То есть, конечно, есть потерпевшие. Кто-то квартиру потерял, кто-то дом. Кто-то несколько домов, как жители, допустим Чечни, из которых их изгнали в результате. Конечно, есть.

 

Артём Войтенков: А разве, когда поток таких писем в прокуратуру, он может что-то повлиять на саму прокуратуру? То есть она может просто это всё отбрехиваться, писать всякие отмазки и всё.

 

Евгений Фёдоров: Может.

 

Артём Войтенков: Ну, на десять писем в день, будет на десять тысяч в день.

 

Евгений Фёдоров: Может повлиять один выстрел одного бойца на фронте во врага на Победу. Он может вообще холостой, выстрел оказаться. Но в целом это и есть влияние. Вот эта совокупная система – мягкая сила называется. Это и есть технология мягкой силы –продавливают, формируют общественное мнение.

 

Мы же идём через формирование общественного мнения. Когда значительная часть людей поймёт, что они в оккупации, для России это означает состоявшееся решение. Та идея, которая овладев массами, становится решающим фактором исторического развития. Понимаете? Когда нам головы мутят всякой ерундой, да – мы: кто во что горазд, кто в лес, кто по дрова. Когда мы объединены единой идеологией освободительного процесса, мы сила. Хотя каждый – песчинка, но в совокупности это песчаная буря.

 

Артём Войтенков: Но тут ещё ветер нужен, чтобы песчинки поднять.

 

Евгений Фёдоров: А песчинки нам американцы подняли. Так дунули, что аж до неба поднялись. Это и есть санкции. Враг напал. Является ли ветром нападение гитлеровской Германии на Советский Союз в 1941 году?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот это вам ветер. С нами ведут войну с февраля месяца прошлого года. Ещё одно враньё, которое вешают сутра до ночи по телевизору, что "нет санкций, ничего не происходит". Даже договорились, что санкций нет. Уже договорились, что это ерунда на постном масле. Только по линии Центрального Банка исчезло четыреста миллиардов долларов, а это ерунда. Представляете, какая система ценностей?

 

Артём Войтенков: Центробанк это штука такая.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Это только один из примеров, Центральный Банк. А вы думаете, только в Центральном Банке исчезло? Вы думаете, почему тарифы, почему зарплаты падают, почему эти социальные решения? Это и есть следствие. Вот это всё исчезнувшее распределяют на сто пятьдесят миллионов человек. Каждый получает убыток.

 

Артём Войтенков: А вы сказали в примере с Эрдоганом, что если парламент не твой, то следует отставка, да? Высшего должностного лица. А у нас же получается то же самое - Дума не Путинская в основном, а Путин как-то вот. Или Дума в отставке до сих пор?

 

Евгений Фёдоров: Путин не руководитель Единой России, это правда. Поэтому он и не кусается. Чтобы для политики кусать и царапаться, нужны зубы и когти.

 

Артём Войтенков: По крайней мере, он не слетает с Президента.

 

Евгений Фёдоров: Правильно, потому что он координатор, умеющий маневрировать в системе политических сил, очень умно, профессионально, НОДовски, то есть идущий, продвигающий направление на суверенитет. Но изначально это английское слово "президент", которое к власти не относится. Он не власть.

 

Артём Войтенков: Но Эрдоган тоже Президент.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Эрдоган тоже манёвры ведёт. Видите, проиграл. Конечно, идёт борьба. Поэтому он ведёт манёвры, потому что нет когтей, чтоб царапать. Были бы когти, царапнул – будь здоров. Мы хотим дать ему когти в виде перевода его в состояние власти. То есть, предоставив ему власть. Нам в ответ говорят: "О, Путину, царские полномочия". Дайте. Тогда что вы сопротивляетесь, ребята? Давайте так и напишем: "Путин имеет право принимать обязательные решения. Точка". Молчат. Молчат, но если вы считаете, что это власть...

 

Артём Войтенков: Почему молчат? Говорят, что у него и так всё есть.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Почему-то под правом предоставить ему полномочия принимать обязательные решения, говорят, что ему хотят дать какие-то божественные полномочия. Нет. Дайте ему полномочия на уровне Председателя Госдумы или Председателя Суда Верховного, или Председателя правительства. Всего лишь. В части страны, а не в части своего суда, например. Что тут такого? Нет. Верещат, как резанные, потому что понимают, о чём речь идёт.

 

Артём Войтенков: ЛНР, Луганская народная республика своим официальным платёжным средством признала рубли. Это хорошо или плохо? Вы тоже какие-то деньги, помнится, рисовали для них полгода назад. Но так ничего и не вышло.

 

Евгений Фёдоров: Не вышло, потому что у них не хватило суверенитета, чтобы принять эти решения. Они же производная внешнего управления Пятой колонны в Москве.

 

Артём Войтенков: ЛНР-то?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, естественно. Сколько там до Захарченко и Плотницкого поменяли людей? А кто поменял? Послушайте Стрелкова. Кто поменял - всё известно. Меняли из Москвы для цели приведения, подчинения Пятой колонне в интересах американцев. То есть они через Москву действовали. То есть сами исторические события не позволили им сменить людей на проамериканских. Исторические события, допустим, из Захарченко сделали патриота, кстати. Хотя его подбирали не под эту функцию. Но так бывает, это нормально. Жизнь, она меняет человека. Но сама логика была в этом. В результате от элементарных решений, выпустить свой рубль, например, отказались. Хотя оно было на ровном месте. Просто тупо отказались от миллиардов долларов единовременных возможностей для решения государственных проблем. Я так скажу. И перешли на рубль, значит, на рубль. Это уже уехало. На рубль, значит, на рубль. Вы понимаете, мы сейчас ведём переговоры с руководством Донецкой, Луганской республики, знаете, о чём? О том, чтобы они выступили инициаторами принятия решений по незаконному 1991 году.

 

Артём Войтенков: А почему именно они?

 

Евгений Фёдоров: Не только они, но они наиболее заинтересованные лица. То есть фактически это осколки Советского Союза.

 

Артём Войтенков: То есть они говорят, что мы - часть Советского Союза.

 

Евгений Фёдоров: Мы – часть легитимного государства 1991 года, незаконно ликвидированного, и просим отменить решение по 1991 году.

 

Артём Войтенков: А здесь незаконная Украина образовалась после 1991 года.

 

Евгений Фёдоров: Это даёт им легитимность требования называть Украину сепаратистами. Потому что они - подлинные. У них государственная правовая основа. У них международные признанные границы. Они часть мира международно признанных границ. И они требуют восстановления этих границ.

 

Артём Войтенков: Подождите, а кто их признал ЛНР, ДНР? Или вы имеете в виду границ Советского Союза?

 

Евгений Фёдоров: Границ Советского Союза, кончено. То есть они часть признанной территории СССР. И это даёт им моральную, психологическую легитимность для того, чтобы обращаться с этими требованиями.

 

Артём Войтенков: Тогда Приднестровье должно вылезти.

 

Евгений Фёдоров: Вы правы. И Абхазия, и Осетия, естественно. Конечно, чтобы начались переговоры, чтобы был запущен проект поддержки восстановления легитимности 1991 года по всей границе Советского Союза. Конечно. А дальше уже, кто как хочет. Они хотят. А другие, узбеки, например, должны принять решение на референдуме, чего хотят, где хотят. За что они ведут войну? Вот если вы вдумаетесь, почему там сражаются люди с оружием в руках, они сражаются за это.

 

Артём Войтенков: Они сражаются за буфер между Россией и Украиной, чтобы не было войны.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Не за сепаратизм по отношению к сепаратистам. То есть Украина – сепаратисты, а они сепаратисты по отношению к сепаратистам. Да? Не за это. Они сражаются за признанную легитимную российскую государственность.

 

Артём Войтенков: Это вы так красиво рассказали.

 

Евгений Фёдоров: Вы спросите у человека. Если он уберёт всякую шелуху, которую ему грузят.

- "Вот ты человек. Ты пошёл в бой. Тебя чуть не убили, а твоего товарища убили. Почему ты так рискуешь?"

И он, когда вы с ним начнёте разговаривать, он придёт к этому.

- "Я борюсь за своё Отечество".

- "А что у тебя за Отечество, Донецк?"

- "Нет".

Спросите у любого: "Твоё Отечество Донецк или Луганск?"

Он скажет: "Нет".

- "Может твоё Отечество Краматорск?"

- "Нет".

- "А что твоё Отечество?" И вот тут у него мозги начинают скрипеть. За двадцать пять лет их немного там, они застыли с точки зрения восприятия действительности.

И он скрипливыми мозгами доходит: "Моё Отечество".

- "Киев, твоё отечество?"

- "Да".

- "Москва, твоё Отечество?"

- "Да".

- "Хабаровск, твоё Отечество?"

- "Да. Потому что это было Отечество моего деда, моего прадеда и моё Отечество.

- "И международный правовой закон признаёт это твоё Отечество?"

- "Да. Или ты хочешь придумать новое Отечество в лице Луганска?"

- "Нет, не хочу".

 

Вот спросите, хочет он придумать? Нет, не хочу. И Отечество не придумывают. Оно по праву рождения появляется, правильно? И всё. В этой цепочке, заплывшей в пропагандистском жире за двадцать пять лет, начинают прокручиваться шестерёнки. И у этих шестерёнок вы выходите на ту логику, о которой мы говорим. Мало того, эта логика - в Донецке и Луганске люди её понимают с оружием в руках. А в Москве и Хабаровске ещё не допёрли. А придётся.

 

Сейчас в камеру говорю. Ребята, придётся допереть. Жить хотите? Придётся включить мозги. А включив мозги, вам придётся среди заплывшего за двадцать пять лет пропаганды мозга допереть до первоисточника понятия Отечество. А первоисточник понятия Отечество это границы вашего Отечества 1991 года. Вот. Поэтому либо до конца победа, либо ликвидация, то есть смерть. Отсюда и лозунг текущего момента - "Победа или смерть".

 

Артём Войтенков: Он всегда был.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. В этом его и суть, и сила, что это было всегда, и всегда он заканчивался либо победой, либо смертью для нас, правильно?

 

Артём Войтенков: Не только для нас, для многих.

 

Евгений Фёдоров: Нет, для нас. Потому что для наций, которые уже потеряли драйв конкурентной борьбы, он заканчивался временно-промежуточной сдачей. Выносили ключи от города, допустим парижане или берлинцы - ключи от города либо сдача. И потом в дальнейшем, уже вторым этапом ликвидация.

 

Артём Войтенков: Европа сейчас совершенно точно идёт как бы вниз. Её этими мигрантами, приезжими дожимают, убивают, убивают, убивают. Просто не так быстро, а растянуто во времени.

 

Евгений Фёдоров: Дожимают. Исторически. Хорошо. Потому что исторически это означает, что та часть Европы, которая называется Восточная, спасаться придётся в объятиях Российской Федерации, которая возродится после победы или смерти. Вариант победы тоже есть. Вот после победы Восточной Европе придётся прятаться под наш зонтик.

 

Артём Войтенков: Как всегда это и было.

 

Евгений Фёдоров: Я про это и говорю! Мы ничего не предлагаем такого, что бы не было много раз в истории, и по-другому не было. Об этом и речь.

Мы просто тупо говорим: "Дважды два – четыре".

На нас смотрят и говорят: "Не может быть!"

Тогда вы идиоты, если для вас не может быть дважды два – четыре. Тогда ждём, когда у вас мозги прочистятся. Вот и всё. Кода прочистятся, пожалуйста, заявление заполните в интернете.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (996 мб)
Видео MP4 640x360 (385 мб)
Видео MP4 320х180 (213 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (22 мб)
Звук 32kbps MP3 (22 мб)
Звук 64kbps MP3 (44 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (67 мб)

Текст:
EPUB (179.64 КБ)
FB2 (355.13 КБ)
RTF (536.22 КБ)

Евгений Фёдоров 25 августа 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 25 августа 2015.
Разговор о том, куда приводит путь предательства, как работает машина американской спецпропаганды, кто управляет российским государством, экономических бомбардировках российской экономики, историческом избиении идиотов, падении курса юаня, взрыве в Тяньцзинь, куда пропадают миллиарды из резервов, как прижали Грецию, кто виноват в войне на Донбассе, прибалтийской истерике и почему прокуратура пока не признаёт незаконность разрушения СССР.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 25 августа 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-08-25

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров –Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вы, как говорится, в публичном поле обозвали депутата Гудкова нехорошим словом. За что?

 

Евгений Фёдоров: По сути, я его назвал подлецом, только другой русский перевод этого слова. Он поступил, дважды нарушив человеческие законы. Именно поэтому я так и назвал. Это не было какое-то спонтанное.

- Во-первых, он проявил абсолютно непорядочно по отношению к молодой девушке, которая искренне вела правдивый репортаж, а он объявил, что этот репортаж фейковый, то есть обман. Что не было, мы сейчас подробности рассмотрим.

- И второе, проявил себя не по-мужски, то есть проявил себя не как человек, не как сын офицера, в конце концов, и так далее. А за это в России всегда полагалось чёткое название, кличка – "мразь", "подлец" и так далее, тут ничего не сделаешь.

- И второе - это не просто молодая девушка была, а это герой на войне, в отличие от него. То есть человек на фронте, рискующий своей жизнью за своё Отечество.

 

И когда он участвовал в спецпропагандистском мероприятии, вы понимаете, Гудков, он давно занимается антироссийской политикой. То есть он давно в пятой колонне и обслуживает США, но это его политическое решение, политический выбор. То есть он сделал выбор перейти на сторону врага, но это политика. А дальше начинается уже психология. И мы знаем по литературе, и по художественной, и по исторической всех стран, включая Россию, что человек, предавший Отечество деградирует, как личность - становится подлецом, как личность. И мы сейчас видим, как Гудков стал подлецом, как личность. То есть, предав своё Отечество политически мозгами, он на втором этапе (как любой полицай) становится не человеком по отношению к другим людям. Это уже качество лично человека, личности. То есть он деградирует, как личность и становится подлецом, что мы и наблюдаем.

 

То есть, во-первых, оскорбляет девушку, женщину на фронте. А во-вторых, именно на фронте, то есть героя, который на фронте рискует своей жизнью ради информации, которую он там добывает, и который фактически воюет с фотоаппаратом, но надо - и с оружием в руках, кстати.

 

Артём Войтенков: Информационная война, это тоже очень важная часть.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Представьте себе: идёт война и вдруг кто-то советского солдата, героя, который спасает жизни других людей, вдруг обзывают, приписывают ему немецкий автомат и пишут, то он не на Берлин наступает, а на Москву. То есть это подлая работа. Политическая работа заканчивается и начинается: к политике добавляется подлость, человеческая подлость. На что я правду и сказал.

 

И это касается всех, кто предаёт Родину. На каком-то этапе предатель Родины становится подлецом. То есть он становится как бы вне человеческого общежития, он теряет человеческие качества. Не то, что сына офицера или мужчины, а теряет просто нормальное человеческое общение, нормальные человеческие взгляды, он становится мразью, подлецом. Поэтому я это и охарактеризовал. И это путь, по которому идут и другие предатели Отечества.

 

Фашистский солдат в этом плане может оставаться фашистским солдатом, но он может не терять, допустим, какие-то человеческие отношения. А вот подлец, который в своей Родине переметнулся на сторону врага, как правило, теряет и человеческий облик. Что мы по Гудкову и наблюдаем.

 

Посмотрите что, по сути, произошло? Потому что важно не кто Гудков там, с ним-то всё понятно, важно, что произошло. То есть был репортаж с фронта, который вела Маша Катасонова, поехавшая добровольцем в свой отпуск на Донбасс для того чтобы освещать события, которые там происходят. Естественно, по сути, участвовать в боевых действиях, как минимум в информационной войне (на самом деле не только, мы об этом позже узнаем). То есть она там вела конкретную работу в защиту своего Отечества, в том числе вела репортаж с фронта.

 

Во время своего репортажа один из своих сюжетов (для того, чтобы показать боевые действия перед этим все журналисты делают вступления) вот она там, в комнате, в подвале вела это вступление: "Мы находимся там-то, четыреста метров от линии фронта, от фашистов". Она начинает вести этот репортаж, начинается обстрел со стороны фашистов, интервентов. Естественно, репортаж срывается, потому что вылетает звук сразу, вылетает изображение, начинает включаться свет, ещё что-то происходить - первый раз. Второй раз – срывается. Третий раз - а это же всё напряжение, потому что обстрел реальный идёт. Ты на линии фронта. Когда идёт съёмка, ты даже в подвале привлекаешь внимание. Это понятно, это напряжение. Третий раз срывается. Начинается просто смех на фронте.

 

Я, как участник действий, если вы думаете, что мы в Афганистане только горевали и плакали, это неправда. На фронте люди чувствуют абсолютно так же, только на порядок острее. И там, если ты смеёшься (иногда это нервное, конечно), то это ты смеешься. Жизнь так устроена. И на третьем она просто расхохоталась, но скорее, нервный смех, но она расхохоталась. Видно, она, когда смеётся без нервов, она не так смеётся, но неважно. Всё-таки, девятнадцать лет человеку.

 

Артём Войтенков: Нет, когда по тебе из миномёта лупят, это, знаете ли.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Третий раз, не давая тебе выполнить твою работу. Она расхохоталась. И дальше она выложила это, что: "Вот я на фронте. Это неудачная запись на фронте". Дальше, что происходит? Берёт так называемый спецпропагандистский ресурс под названием "Луганский информационный портал Трибуна" или как-то называется. Напоминаю, что Луганск не на Украине. Он сейчас находится в составе партизанской республики Луганской и Донецкой. Этот ресурс естественно чисто спецпропагандистский. То есть это созданный американскими и украинскими фашистами ресурс для спецпропаганды. Сомнений нет никаких. Этот ресурс берёт из контекста этого ролика, который выложен, её двадцать пять секунд. То есть он не указывает, что это на передовой. Он говорит, что это фейковое видео, то есть подменяет понятия. Что такое фейковый? Это обман. Условно говоря, сидит в Москве, а снимает события, которые якобы на Донбассе. Но это же неправда.

 

То есть сам большой репортаж, само выложенное видео, даже в этом неудачном, тысячи свидетелей вокруг. Она же на войне находится, естественно там бойцы, другие ресурсы, другие журналисты рядом. Всё говорит о том, что она на передовой ведёт репортаж. Ну, рассмеялась, но на передовой. То есть не фейковое видео. Неудачное видео. Она так и написала на ресурсе: "Неудачное видео на передовой".

 

Но они берут (это называется информационная война), вырезают ролик из контекста и как бы разворачивают его идеологему, что оно фейковое, снимается якобы в Москве, ещё где-то, а это ерунда. Это типичная американская система спецпропаганды. Вспомните, с чего началась война в Ираке? С того, что госсекретарь или вице-президент США трясь пробиркой, зная, что это порошок, а не споры какого-то вещества.

 

Артём Войтенков: Да, он говорил, что это химическое оружие Саддама Хусейна. Хотя там ничего не было.

 

Евгений Фёдоров: Важно, что он это знал.

 

Артём Войтенков: Он соль, наверное, насыпал столовую.

 

Евгений Фёдоров: Он это знал, то есть это спецпропаганда, враньё. Или с чего началась югославская война, вы помните? Когда BBC сняло сюжет о том, что за колючей проволокой в концлагере, посаженные сербами, находятся какие-то люди. Потом оказалось, что съёмка была: наоборот сербы защищались с помощью колючей проволоки от других. То есть прямо противоположный смысл был, а BBC это развернуло. Вспомните на той же Украине: BBC выложило сюжет о том, что российская армия на танках наступает где-то там по Донбассу. Потом выяснилось, что эта съёмка была с учений российской армии за тысячу километров от этого места. Что BBC об этом не знало?

 

То же было во время грузинской войны, когда Грузия напала на Осетию. Тоже они выложили, что российская армия наступает, зная, что это фейковое видео. То есть это сознательная спецпропаганда. Знал ли этот луганский ресурс, вырезая из контекста? Конечно, знал. Он взял-то из ролика, где написано, что это смех на передовой из-за неудачного дубля. Знал, то есть это был сознательный обман.

- Дальше берёт ресурс под названием "Радио Свобода". Понятно, "Радио "Свобода", тут тоже спецпропаганда.

- Дальше берут - американская инфраструктура спецпропаганды в России, этот ресурс и по всему миру. Например, блоггер Моро, "Зеркало" это так называемый американский ресурс в России и некоторые другие.

То есть мы по этой системе видим, где расставлены американские вруны, в какой системе.

 

И в этой компании и Гудков.

То есть Гудков - часть инфраструктуры вранья в России. Потому что изначально это видео названо фейковым врунами. То есть это спецпропаганда, это не фейковое видео. Оно неудачное, может быть и Маша написала, что неудачное. Но оно не фейковое, не обман. Это видео на передовой и это факт, подтверждённый всеми, и никто это не оспаривает. Я сейчас смотрю ресурс (у меня новостная лента), и те ресурсы по-прежнему говорят, что якобы фейковое видео, что неправда. Это называется - спецпропаганда, враньё, как эта пробирочка. И Гудков в этом участвует. То есть он не просто политически занимает сторону врага, а он участвует во лжи, распространяя ложь, специально придуманную врагом для цели ликвидации Российской Федерации, для войны с ней. А это уже деградация человеческой личности, а не только деградация политика и переход политика на сторону вражеского государства. Поэтому я его и назвал. Разве я был неправ? А как это ещё в русском языке называется? Конечно, так и называется.

 

Артём Войтенков: Но Гудков мог не знать, где реально это снято?

 

Евгений Фёдоров: Как не мог? О чём вы говорите?

 

Артём Войтенков: Правда, давайте мы сейчас снимем в подвале Думы и скажем, что мы на Донбассе. Никто же не поймёт.

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас можете меня снять и сказать, что я сижу с вами в Вашингтоне и беседую. Можете так сказать?

 

Артём Войтенков: Могу и так сказать.

 

Евгений Фёдоров: Или не вы, а кто-то вырежет нас и скажет: "В Вашингтоне беседуют".

 

Артём Войтенков: Флаг поставим здесь сзади какой-нибудь.

 

Евгений Фёдоров: Вырежут флаг, это же фотомонтаж и всё. То есть это всё методы спецпропаганды. Гудков участвовал в этой спецпропаганде. То есть он интегрировался в неё, он начал об этом говорить, он начал её распространять. Понимал ли он что это не фейк? Конечно, понимал, потому что Маша никогда не врёт. Если она фронте, значит она на фронте.

 

Артём Войтенков: Но он-то про это не знает.

 

Евгений Фёдоров: Знает. Он с Машей ведёт борьбу политическую минимум год. Как это он не знает? Он отлично знает. Это как раз тот случай, когда это сознательный выбор участия во вранье, участия в этом ресурсе. Почему я говорю, что это деградация. И все предатели Отечества когда-то деградируют, потому что они не могут в одной голове ужить своё главное решение в жизни - предать страну с остальными второстепенными решениями: предать близких, предать окружение, предать своих детей. Как правило, более главный козырь, предательство страны, покрывает все остальные, начинает на них распространяться. Потому что, там предал своих детей, потом ты можешь как-то поменять к ним политику, а если ты предал страну, ты уже не поменяешь - тебе обратной дороги в голове уже нет. И в этом плане, конечно Гудков это отрезанный для России ломоть. Если Гудков приходит во власть, это значит, в Росси просто наступила военная фаза внешнего управления. Вот и всё. Это уже становится очевидные факты.

 

Как, допустим, Саакашвили в Одессе - демонстрация военной фазы внешнего управления. Когда он был в Грузии, были сомнения у кого-то, сейчас сомнений ни у кого нет – американская номенклатура. Так и Гудков – американская номенклатура. Как и Маша Гайдар – американская номенклатура. Таких много – Навальный. Таких много. Это именно номенклатура оккупационного государства. Естественно у них есть свои помощники, своя инфраструктура. Были ли помощники из числа местного населения у гауляйтера Коха, который управлял (напоминаю) Украиной в период Великой Отечественной войны. Были?

 

Артём Войтенков: Помощники у армии вторжения находятся везде, в любой стране.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, они есть и сейчас. Для нас важно, что некоторые из этих помощников готовы на любую чёрную работу, на любую подлую работу. К ним относится, понятно, что "Радио "Свобода" тут и сомнений нет. Но к ним относятся и новые для нас ресурсы типа "Зеркало", Моро, Гудков и так далее. Вот что для нас важно. Нам это важно для анализа. И в этом анализе есть нравственная сторона - подлец, мразь, и есть политическая сторона. Этот ресурс, например, блоггер Моро готов к любому вранью и лжи в интересах интервента. То есть он достиг нужного качества участия в спецпропаганде. То есть следующий шаг - это он уже с оружием в руках будет уничтожать население страны и резать, как режут на Украине каратели, если к этому дойдёт дело.

 

Артём Войтенков: Вы как-то уже слишком сильно.

 

Евгений Фёдоров: Я вам разложил ряд. То есть человек, по какому идёт. Нет, Гудков конечно ещё не готов к этому - я это не говорю. Но я говорю - следующий шаг, что, когда власть в стране меняется, и вместо коллаборационистов приходят откровенно интервенты, иностранные министры (как Путин сказал про Украину) в России, то, пожалуйста, эти люди готовы. Хотя некоторые из них, тот же блоггер Моро, он говорит о патриотизме, якобы путинский. Понятно, что это изначально заложен ресурс интервентов, причём абсолютно без ограничений, то есть психологически не ограничен.

 

Вы не забывайте, кто был самый зверский человек в Крыму, например, после революции семнадцатого года? Женщина. Сотни тысяч офицеров резала. Это психологическая готовность. Одно дело - ты в политической линии, а другое дело - ты психологически готов переступить черту человеческого отношения к людям. Потому что ты можешь быть на стороне врага, но иметь человеческое отношение. Такое тоже возможно. Но, если ты предатель это сложнее, чем ты просто на стороне. Вот, если ты американский гражданин, это легче, а вот если ты русский гражданин, перешедший черту, это сложнее - ты не долго можешь оставаться человеком нормальным. И мы это просто зафиксировали для дела. Ничего личного, никаких личных отношений с Гудковым. Для дела - важно. Мы должны понимать, кто будет в случае появления в Кремле Ходорковского резать на улицах Москвы людей.

 

Артём Войтенков: Но Гудков-то лично не будет.

 

Евгений Фёдоров: Нет, он будет в Госдуме каким-нибудь зампредом. Я с этим не спорю. Он будет покрывать этих людей. Конечно, я не думаю, что он будет. А кто будет? Будут тоже, и эти люди живут в нашей среде - мы это тоже должны понимать. Они в нашей среде. Как на Украине, в их среде жили яроши, батальоны и всё остальное. И сейчас эти люди уничтожают детей, хотя пару лет назад они там изображали из себя добропорядочных граждан. Эту сторону вопроса тоже надо понимать. И вообще, почитайте советскую литературу об оккупированной территории - что такое предатели, партизанские отряды, как нравственно. Советская литература очень много создала шедевров, описывающих психологию предателя и психологию нравственного выбора человека, который партизан, не партизан, полицай, "Сотников" тоже.

 

Артём Войтенков: Да, там хорошо показано, как человек даже был партизаном и воевал, а потом как-то постепенно, постепенно.

 

Евгений Фёдоров: Это важно знать, это жизнь. И мы должны понимать, что с этим столкнёмся, если пропустим сегодняшний удар, который сегодня направлен против России. На мой взгляд, американцы проводят удар вторжения в Россию успешно. Если вы вспомните, мы с вами говорили про план посла Теффта, помните?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Он сегодня выполнен процентов на семьдесят-восемьдесят. Успешно выполнен. Я вам скажу так, как политический аналитик: сто процентов в России будет свергнута власть, и российское государство потом будет ближайшие пару лет уничтожено, если не поменяется сегодняшняя логика развития событий. То есть, если всё будет, как сейчас, все будут терпеть, социальные бомбардировки будут нарастать, будет проводиться по три секвестра бюджета в год, будет исчезать по два бюджета в год денег.

 

Как сейчас в Центральном банке исчезло триста семьдесят пять миллиардов долларов – нет! За два года, это два бюджета страны. То результат: реализация плана Теффта - успешная, то есть свержение российской власти, стопроцентный результат. Никаких вариантов других нет, потому что мы идём по дороге, которая к этому приводит. Если мы дорогу сменим, то есть не то, что будем катиться по этому рельсовому пути, а мы примем ряд решений. Эти решения (мы о них говорили) - отсоединиться от внешнего управления. Паровоз американский у нас - наши вагоны везёт вперёд американский паровоз. И этот паровоз с февраля месяца прошлого года перевёл стрелки на ликвидацию страны. Он возил наши вагоны и до этого, но только он вёз их на эксплуатацию колониальную и так далее. А сегодня он сменил рельсы в сторону ликвидации, и он привезёт наши вагоны к ликвидации.

 

То есть сегодняшнее терпение… Я смотрю - подмосковные пенсионеры. Пару недель назад им объявили, что они лишаются права бесплатного проезда в Москве. Это больше миллиона человек. Это удар социального характера. На полторы тысячи, но удар по каждому, социального характера удар. Их реакция: "Ну, ладно". А удар, кто нанёс? Госдепартамент США, санкции, американское государство в рамках социальных бомбардировок. То есть удар со стороны американцев, они: "Ну, бомбят. Наверное, так надо". А где они в НОДе? Я не говорю штабы, ну хотя бы анкету заполните, если вам лень, как говорится, выйти, переломить ситуацию. То есть вы должны понять это, что в вас стреляют. Вот в вас стрельнули, хоть социально, но стрельнули. Вы это должны понять, как вызов вашей стране и вам лично.

 

А что у нас сейчас происходит?

У нас, если говорить военным языком, уже враг под Москвой, танки фашистской Германии на Москву наступают, а ТАСС заявляет: "Не надо поддаваться на провокации. Это всё провокации невиданного масштаба, не обращайте внимания!" Вот, что заявляет у нас официальная политика. Так? Ясно, что это линия, что это "всё провокации и не надо обращать внимания на войну" уже полтора года с нами, которая ведётся. Ясно, что это на мельницу врага. То есть враг: "Отлично!" Гитлер скажет: "Прекрасно, не обращайте внимания. Я завтра штурмую Москву. Очень хорошо, что вы не остановили меня в Минске, в Смоленске. Прекрасно. Это провокация" Ребята, привет! Завтра буду в Кремле танцевать по этому случаю".

 

То есть это не просто прятание головы в песок, это сознательное - элемент американского плана о ликвидации страны. Это и есть сдача страны. Эта сдача страны выглядит таким образом, что людей убеждают, что не нужно восстанавливать суверенитет, что не надо отсоединяться от паровоза, который нас ликвидирует. Паровоз по нашей конституции – это американские чиновники. Не надо убирать их систему управления внутри страны - мы что, не знаем, что в каждом министерстве, ведомстве сидят до сих пор сотни американских советников?

 

Артём Войтенков: Мы не знаем. Большинство народа не знает.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы. Мы же об этом говорили.

 

Артём Войтенков: Путин в прошлом году как-то сказал, что в ведомстве Чубайса работали разведчики американские. Чубайс сказал: "Я что-то их не заметил".

 

Евгений Фёдоров: Работали, да. И сейчас во всех основных министерствах и ведомствах работают американские граждане под названием консультанты (как и раньше при Чубайсе), которые проводят политику. Которые пишут законы, которые издают нормативные акты, готовят речи министров. Вы думаете, откуда эти придумки приходят:

- секвестрировать бюджет,

- отнять у пенсионеров право проезда,

- начать сокращение здравоохранения, образования,

- процентные ставки вместо того, чтобы снизить до нуля, поднимать,

- рубль, опустить до семидесяти и так далее.

 

Откуда вы думаете, эти мысли возникают? У каждого из них есть автор. То есть каждое событие, которое происходит, у него есть автор, который его продумал. Эти авторы по Конституции - граждане Соединённых Штатов Америки в нашей системе власти управления - напротив каждого министра сидит американский советник. Это же факт. В Думе об этом говорили, и законы писали, чтобы этого не было. Но это факт. Не замечать его, это значит - быть полным дебилом. Вы говорите - "не знают". Это ваша жизнь, уважаемые пенсионеры. Знаете, как картошку сажать? Знаете. А понимать, как работает механизм, из-за которого вас лишили права проезда в Москве, надо?

 

Артём Войтенков: Нет, это много уже. Я не говорю, что пенсионеры плохие, просто я это наблюдаю уже достаточно….

 

Евгений Фёдоров: Это не сложнее, чем с картошкой.

 

Артём Войтенков: Это вам. А всем остальным – нет.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы.

 

Артём Войтенков: Дело даже не в том, что люди глупые какие-то, нет. Люди очень даже умные. Просто это выходит за их сферу ежедневных забот.

 

Евгений Фёдоров: Я с вами не согласен. Если человек, призванный военкоматом, пошёл на фронт и там сражается пять лет, это входит в его повседневную деятельность?

 

Артём Войтенков: Да, но не входит в планирование армии и понимание, куда мы наступаем и зачем. Ему говорят: "Автомат, пошёл".

 

Евгений Фёдоров: Про планирование, ладно, справятся другие: Владимир Владимирович Путин, сторонники национального курса, типа Бастрыкин, НОД со своими штабами (это уже инфраструктура по всей территории России, двести пятьдесят тысяч). То есть у тебя есть военкомат, куда ты можешь пойти. Но пойти в военкомат – ты, своими ногами. За тобой военкомат с носилками не приедет.

 

Артём Войтенков: Приедет повестка, а если ты не пойдёшь, приедет машина с решёточкой.

 

Евгений Фёдоров: Пришла повестка из НОДа. Если ты не пойдёшь, приедет карательная машина, наполненная украинцами, наполненная нашими предателями, которые тебя отличным образом, как на Украине в Донбассе, поставят к стенке. Машина с решёточками тоже не сразу приезжает, согласитесь.

 

Артём Войтенков: Не сразу.

 

Евгений Фёдоров: По срокам - то же самое. Повестку мы вам даём, НОД даёт информацию. Вы должны обратиться к координатору, хотя бы заполнить анкету на портале НОДа, хотя бы. То есть это уже информирование Соединённых Штатов Америки о том, что вы готовы сражаться за своё Отечество. Это уже меняет всю логику развития событий. Было бы не двести пятьдесят тысяч анкет у нас, а пять миллионов, не было бы этих бомбардировок. То есть американцы не стали бы форсировать развитие событий, потому что они тоже планируют, исходя из сопротивления. Этого нет. Значит раз этого нет, люди продолжают с 1991 года жить в парадигме предательства.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, у вас немного другой подход. Вы просто, как человек давно во власти, давно в управляющих структурах, вы понимаете, что к чему. Большинство людей не понимает, не хочет задумываться, и вообще никогда не хочет туда лезть, что там, как работает.

 

Евгений Фёдоров: Это касается их жизни?

 

Артём Войтенков: Касается.

 

Евгений Фёдоров: Пусть лезут.

 

Артём Войтенков: Да, но дело в том, что они этого не понимают.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы. Следите за мыслью. То, что они не понимают, что это их проблемы, это и есть элемент предательства. То есть они себя дистанцируют от необходимости спасать своё Отечество. Отечество в опасности.

 

Артём Войтенков: Да они же просто не понимают, как это всё работает. Как работает государство? Их даже это не интересует. Они выбрали Путина, и не Путина, царя - всё.

 

Евгений Фёдоров: Вы неправы. Их дед понимал, когда на войну шёл?

 

Артём Войтенков: Их дед тоже, мы же с вами многократно это обсуждали. Получалось, что на нас напали, надо идти, защищать. Это явное нападение, военное. А здесь нет явного военного нападения.

 

Евгений Фёдоров: Откуда их дед узнал, что на нас напали?

 

Артём Войтенков: Сказали.

 

Евгений Фёдоров: Кто? ИТАР-ТАСС – "ТАСС уполномочен заявить". Да?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: "Что вчера была провокация, а двадцать второго числа провокация закончилась и началась война". Правильно? До двадцать второго тоже обстрелы были, и тоже самолёты летали, и граница нарушалась. А двадцать второго война, правильно? А теперь, вы просто включите мозг (я не вам говорю, а нашим слушателям). Вот сейчас - всё то же самое. Только ТАСС на стороне врага, и он не говорит, что началась война. Но это не значит, что она не началась и это не значит, что вашей жизни не угрожает такая же опасность, как угрожала жизни вашего деда и прадеда в 1941 году, из-за чего он и пошёл на фронт и принял решение защищать Отечество. И вник в самолёт, в танк, в орудийную систему, в винтовку, в автомат, разведработу - он же стал профи в этом деле.

 

Кем был ваш дед, прадед? Он был профи в военном деле. А до 1941 года не был таким. То есть он принял для себя решение разобраться в этом не хуже, чем в выращивании картошки. Я и говорю сейчас: сегодня Отечество в опасности, лично ваша жизнь в опасности, и вам надо разобраться в политике не хуже, чем вы для цели своего жизнеобеспечения разбираетесь в картошке. Не обязательно лучше, но и не хуже. А для этого вам надо поднять всю технологию государственной борьбы в рамках своих возможностей, в рамках своего танка, самолёта. А в наших сегодня условий - пикета. Анкету заполнить можно?

 

Артём Войтенков: Но люди не поймут. Заполню я анкету, и что дальше?

 

Евгений Фёдоров: Это участие в борьбе.

 

Артём Войтенков: Каким образом? Никаким. Анкетой не стреляют по врагу.

 

Евгений Фёдоров: Стреляют, потому что борьба ещё не перешла в военную фазу, как на Украине.

- Когда в военную фазу: эта анкета – это путь в военкомат.

- А довоенная фаза: анкета - это политическая борьба с послом. То есть американский посол он же тоже политик.

Что такое санкции? По-другому спрошу: что такое бомбардировки гитлеровской авиации советских городов? Не заводов, а именно жилых кварталов?

 

Артём Войтенков: Уничтожение живого населения.

 

Евгений Фёдоров: Зачем?

 

Артём Войтенков: Чтобы их меньше было.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Устрашение. Не уничтожение, чтобы меньше было - эта задача есть, но она на втором плане. Устрашение. То есть бомбардировки - это устрашение. Что такое террористическая деятельность? Вот, десятки террористических актов. Тоже там убили тысячу человек. Но не в этом цель была. Цель – устрашение. То есть цель была – деморализация. А что такое санкции, результат которых снижение жизненного уровня? Мы их перечислили: пенсионеры, увольнение полицейских, секвестры и так далее. Что это такое? Это устрашение живущих в России людей.

 

Артём Войтенков: Но они так это не воспринимают.

Евгений Фёдоров: Это их проблемы. Для тех же целей. То, что они так не воспринимают, это означает, что они просто оторвались от реальности.

 

Артём Войтенков: Это просто создание недовольства.

 

Евгений Фёдоров: Через устрашение, через давление, через деморализацию.

 

Артём Войтенков: Устрашение: взяли, зарплату снизили в полтора раза - это же не устрашение.

 

Евгений Фёдоров: Это то же самое. Снизили в полтора раза зарплату – "я не доволен". Обстреляли из самолёта, бомбы сбросили – "я тоже не доволен". Масштаб разный, но логика одинаковая.

 

Артём Войтенков: Нет, логика разная.

 

Евгений Фёдоров: В чём разная?

 

Артём Войтенков: Тем, что это совершенно разные вещи: это война, а это чисто житейский.

 

Евгений Фёдоров: Война или не война - вам называет об этом пропаганда. Вот пропаганда вам говорит: "Вот это война". А то, что вам в два раза снизили ваш доход – "Это не война". Это война, это форма войны только гибридной. Мир в чём поменялся? И раньше были гибридные войны. Он поменялся в том, что достигается этих же результатов не методами танкового, самолётного обстрела и ядерного тем более, а методами гибридной войны, то есть оранжевой интервенцией. И у нас давно были бы танки под Москвой, если бы не ядерное оружие, которое Путин сохранил. Благодаря этому военного вторжения нет, а оно и не надо. Зачем военно вторгаться, если пятая колонна в лице Гудкова того же и компании, и Навального, сделают эту работу без танков и самолётов? Зачем?

 

Артём Войтенков: И дешевле.

 

Евгений Фёдоров: И дешевле. Но сама цель одинаковая. То есть санкции нужны и социальная бомбардировка для того, чтобы люди участвовали в свержении власти. Ровно для этого же нужна и бомбардировка городов Советского Союза. Для того, чтобы люди выразили недовольство властью и развернули свою позицию против Сталина и против Советского государства. На что и были направлены бомбардировки. На уничтожение было, но это второй аспект. А первый аспект – создать в их среде недовольство для участия в свержении власти в Москве. Вот для чего Гитлер тратил дорогие бомбы на бомбёжку жилых городов. И именно для этого тратили дорогие бомбы американцы и англичане, когда бомбили немецкие города - Дрезден, например, сожгли. Не для того, чтобы уничтожить население немецкое, а для того (они там и убили около ста тысяч за одну бомбардировку), чтобы поднять недовольство тогда немецкого населения против Гитлера, и помочь свергнуть Гитлера заговорщикам и так далее. Вот для чего они это делали.

 

Артём Войтенков: А почему они тогда не Берлин бомбили, а Дрезден? Да, разбомбили бы Берлин.

 

Евгений Фёдоров: По двум причинам.

- Берлин лучше защищался авиацией и ПВО, чем Дрезден. Это первая причина. Это к вопросу о нашем первом варианте. Если враг под Москвой, а нам ТАСС информирует, официальные ресурсы говорят о том, что войны нет, то значит, не надо включать ПВО. То значит, не надо сопротивляться социальным бомбардировкам. Вы понимаете, полтора года бомбят, а у нас нет ни одного метода защиты от социальных бомбардировок. Это следствие. Но раз нет войны, зачем от неё защищаться, правильно? Логично. Так вот, это первый, ПВО Берлина.

- И второй момент - посчитали, что в Берлине им не удастся создать недовольство, а в Дрездене удастся. Это уже делали политические аналитики в США. Они планировали эту ситуацию именно по социальным и геополитическим соображениям, а не по соображениям военным, потому что Дрезден не производил военную технику, там не было заводов. Это была именно социально направленная, дестабилизирующая по отношению к гражданам линия. То есть они хотели, чтоб население Германии поднялось против Гитлера.

 

Артём Войтенков: Да население Германии там уже давно поняло, что война закончена.

 

Евгений Фёдоров: Это другой вопрос.

 

Артём Войтенков: При войне на два фронта.

 

Евгений Фёдоров: Тем более. Населению Германии тем самым пытались воткнуть в мозги: война закончилась, вы сейчас должны подняться против Гитлера для того, чтобы она закончилась быстрее. Всё логично. Это всё укладывается. В этом смысл этих бомбардировок. Согласитесь, что для американцев это стоило денег.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот. Если деньги тратит кто-то, просто на халяву не делают. Санкции тоже приводят к определённым проблемам у американцев и их союзников. И если это делают, значит, это надо для дела. А это дело – уничтожение Российского государства. То есть когда пенсионера лишают права проезда в Москве, конкретно в отношении него Иванова, Петрова, Сидорова принято решение в Госдепартаменте попытаться его развернуть на свержение российской власти. Понимаете, для чего это делается?

 

Артём Войтенков: Это всё прекрасно понятно.

 

Евгений Фёдоров: А он это понимает, пенсионер?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: А должен понять. Если он это не поймёт, государство и он погибнет. Его дед понял, его прадед понял. Его прапрадед и шестьдесят поколений до него поняли, а он не поймёт. Значит, это будет процесс воспитания. Раньше, розгами детей пороли. Это, конечно нехорошо.

 

Артём Войтенков: Иногда очень даже нужно.

 

Евгений Фёдоров: Клали на лавку ребёнка, пять розг.

- "Ты понял, за что тебя?"

- "Не понял"

- "Тогда десять".

- "Понял?"

- "Не понял?"

- "Тогда двадцать".

- "Понял теперь?"

- "Теперь понял".

 

Вот сегодня идёт: этих пенсионеров, эти сто пятьдесят миллионов населения, врачей, учителей, полицейских увольняют и прочее, - это есть воспитание восстановления здравого смысла по отношению к своему Отечеству и к нормальной ситуации конкурентной борьбы. Это как ребёнка, которого бьют, пока он не поймёт, что он делает неправильно. А неправильно пенсионеры делают то, что они предают своё Отечество.

- В 1991 году не пришли в Москву защищать СССР.

- В 1993 проголосовали за оккупационную Конституцию.

- И сейчас, в условиях военных действий (полтора года идёт война), они не поднялись на защиту своего Отечества под руководством Путина.

 

Помните, как он сказал, когда был фильм крымский: "Если я вижу, что народ не готов, я не включаюсь". И понятно, почему. Потому что, если он включается при неготовом народе, он сам идёт против Конституции. То есть он подставляется и не решает проблему. Так и здесь. Пока эти пенсионеры, при всей пропаганде в СМИ (СМИ вешают лапшу на уши с утра до вечера) не поймут, что они бойцы Отечественной войны, бойцы НОДа (а боец должен хотя бы армейскую книжку заполнить, анкету хотя бы), то его будут бить. Каждый день он будет жить хуже и хуже, как тот ученик, пока он не сообразит, что надо. От него хотят исторического взгляда на вещи. То есть, он должен проявить себя, как боец, бьющийся за своё Отечество в рядах национально-освободительной борьбы. Не обязательно штабов НОДа, а в системе борьбы. Может сам себе придумать, чем он занимается, как он сможет участвовать в обороне своего государства. Вот для чего это. Это происходит историческое избиение идиотов, чтобы они стали умными.

 

Артём Войтенков: Тогда следующий вопрос - про Китай, и что там происходит. То есть, во-первых, почему Китай опустил курс юаня, раз. И взрывы, которые произошли, на мой взгляд, это логическое продолжение.

 

Евгений Фёдоров: Всё как всегда. Вообще, НОД, мы не приветствуем креатив, хотя он, конечно, полезная вещь, но для исторического восприятия люди, как решения принимали тысячу лет назад, две тысячи лет назад, десять тысяч, сейчас, пятьсот, сто, - принимают и сейчас. Это конкуренция наций и в этой конкуренции наций мы сегодня попали в фазу мировой колониальной империи, куда Россия попала. Если мы говорим о событиях столетней давности, Россия была независимым государством и даже двадцатипятилетней давности. Сейчас она попала в число колоний и вассалов, соответственно, Соединённых Штатов Америки. Колония – эксплуатируемый вассал.

 

Китай - он близко, или в другой форме был всё время. В советский период он как бы вышел из вассалитета, а до этого был колонией англосаксов. То есть, он всё время ведёт борьбу за свою независимость. Любая страна, которая теряет силу, она попадает под сильного. То есть, она ложится под сильного, который её захватывает, делает колонией, либо вассалом, как допустим, Америка сделала Германию тоже. Германия не колония, но вассал. И соответственно, все страны и народы, которые попадают во внешнее управление, борются за свою свободу. Вообще борьба за свободу - это главный, если хотите, тренд мировой политики, геополитики, идущий сплошняком через всю ветвь истории.

 

И понятно, что Россия для Америки главный враг, потому что, Путин главный бунтарь, который пытается разрушить однополярный колониальный мир. А Китай - главный экономический враг. Потому что, у Китая такой цели нет, он как бы на эту цель не выходит, или, если выходит, то как-то аккуратно, потому что его столько били за колониальную историю, что уже боится ставить эту цель открыто, в отличие от Путина. Поэтому, он так вот как-то маневрирует. А с точки зрения экономики он настолько стал мощным, что вышел за рамки колониального государства, и подлежит по американской логике расчленению на куски, более управляемые. И отсюда логика Китая. Поэтому, враг - Россия номер один, враг - Китай номер два.

 

И американцы так силы и распределяют. Поэтому они замирились с Кубой, с Ираном, все силы сосредоточены на России и Китае. Поэтому они пытаются Вьетнам разместить против Китая, Индию (и до этого пытались), какие-то конфликты на островах, террористическая деятельность на Тибете, террористическая деятельность сейчас вокруг этих взрывов, которые странные и постоянные. Вы не забывайте, что всю эту систему создавали американские компании. Естественно, они заложили туда определённые механизмы участия, в случае чего в террористической деятельности.

 

Артём Войтенков: То есть, вы имеете в виду, промышленность строили там американцы.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, а кто же ещё? Это американские инженеры всё делали, всё отладили, они там заложили определённые механизмы воздействия. Они давят на Китай, пытаясь сместить китайский режим, как и российский режим, в сторону коллаборационистского, внешне управляемого. Для России это означает перейти к военной фазе оккупации, то есть, жёсткое внешнее управление, прямое управление оккупантом, как они сделали на Украине, где в принципе была близкая с Россией технология, но потом они перешли к военной фазе управления. А в Китае - сменить его, устрашить, чтобы Китай опять вернулся в позицию десятилетней давности, когда он просто был слуга Америки, и никуда не рыпался.

 

Артём Войтенков: Да, а зачем тогда курс юаня понижать?

 

Евгений Фёдоров: Это механизмы и формы борьбы. Понижение курса юаня - это означает укрепление национальной экономики, и переориентация. Курс юаня низкий, он как бы взаимодействует с низкой процентной ставкой работает в Китае, которая сейчас два и два процента. И запуск внутри китайской экономики дополнительных денег.

 

Артём Войтенков: Смотрите, так как Китай является фабрикой мира сейчас, удешевление юаня на самом деле ведёт к удешевлению китайских товаров.

 

Евгений Фёдоров: На экспорт.

 

Артём Войтенков: На экспорт, да. Таким образом, китайские товары дешевеют во всех странах, то есть, там на один доллар можно купить больше чего-то. Соответственно, остатки американской промышленности, которая ещё остаётся в США, какое-то производство, они, соответственно, терпят убытки. Вот почему этот индекс Доу-Джонса просто обвалился при каких-то торгах. Это просто индекс, показывающий стоимость акций.

 

Евгений Фёдоров: Я с вами согласен. Я с вашим анализом согласен, но я об этом и сказал.

 

Артём Войтенков: Так получается, что Китай-то сделал американцам хуже.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, он начал делать американцам хуже, как только у Китая сложился блок с Путиным. Когда появился БРИКС, когда появилась Шанхайская организация, когда Путин начал сколачивать мировое национально-освободительное движение во главе с Россией политически, военно-политически, я бы сказал. И Китай и Индия, как основное как бы мясо этого антиколониального блока, то есть, мирового национально-освободительного процесса национально-освободительном движения, в котором участвуют уже сейчас, юридически, то есть, зафиксировали своё участие, где-то две трети человечества. А на стороне американцев - десять процентов человечества. Остальные пока ещё находятся в стадии выбора. Это как раз огромные успехи Путина. А дальше, Путин дал Китаю политические права, тем, что он взял на себя удар американцев, а китайцы эти политические права обратили в экономическую выгоду - они опустили курс юаня. Напоминаю, два года назад в Китае курс юаня был девять с половиной процентов. Вот то, что у нас одиннадцать, там было девять с половиной два года назад.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду процентная ставка.

 

Евгений Фёдоров: Процентная ставка. Это главное. Сейчас она два с половиной. Инфляция в Китае была девять с половиной два года назад, сейчас два с половиной. То есть, они снизили процентную ставку и начали чистить экономику от доллара. Наш Центральный Банк доллары закупает, отдаёт Америке, а Китай чистит. То есть, пользуясь тем, что мы на передовой, берём на себя все плюшки, китайская же логика какая? Сидеть на горе, и ждать, пока тигры друг друга съедят. Они в это время сидят на горе и собирают экономическую, как бы жатву, прибыль.

 

И второй элемент - они, снижая курс национальной валюты, поддерживают экспорт, вы правы. Соответственно, они увеличивают захват рынков мировых, давят конкурентов, и повышают экономический потенциал. То есть, тем самым они обеспечивают экономический рост в Китае. Эти же товары, которые по дешёвым ценам в мире поставляются, их же надо произвести. Их же больше стали поставлять, следовательно, их надо больше произвести. Больше произвести - это нарастить производство. То есть, экономический рост ВВП Китая. Вот для этого всё и делается.

 

Артём Войтенков: Соответственно, поэтому и взрывы.

 

Евгений Фёдоров: Поэтому и взрыв, предотвращение удара как бы техническим уязвимостям, и так далее. Это всё предстоит нам великая битва. Нам бы свою страну в этой битве не потерять. Для нас всё-таки наша страна важнее.

 

Артём Войтенков: Вот смотрите, нынешнее падение курса рубля так же связано с падением юаня. Они же достаточно близко друг к другу по времени находятся.

 

Евгений Фёдоров: Итак, давайте посмотрим, а что же у нас происходит с рублём? Очень интересно - детектив, если не знать теорию НОДа. Если знать теорию НОДа, - всё прозрачно и понятно, иначе и быть не могло.

 

Итак, смотрим как бы детективную сторону вопроса.

Два года назад (можете поднять сайт Центрального Банка, наши зрители) валютные резервы Центрального Банка составляли пятьсот пятьдесят миллиардов долларов. Валютные резервы были созданы и накоплены за счёт национального дохода, То есть, откуда они возникли? Наши экспортёры продавали за рубежом нефть, газ, нашу продукцию. Они продавали это естественно, за доллары. Доллары они ввозили в страну, Эти доллары в стране, на бирже, менялись на рубли, и эти доллары, выкупленные рублями Центральным Банком на бирже, поступали в валютные резервы. То есть, за каждым этим долларом стоит конкретный труд стапятидесятимиллионного российского населения, которое, естественно, допустим, добыло нефть, отправило за рубеж, там продали. За нефть получили доллары, доллары выкупил наш ЦБ, а человек, добывающий нефть, получил рубли, которые ЦБ взамен этих долларов ему через биржу, этой компании дал, и компания заплатила ему зарплату. То есть, это конкретно каждый гражданин России в это вложился. И если вы посмотрите на сайте Центрального Банка, количество рублёвой денежной массы в стране два года назад было шестнадцать триллионов рублей, это называется агрегат М1: это рубли на счетах, и рубли в карманах, то есть, наличный рубль. Шестнадцать триллионов было всего рублей. И резервов было пятьсот пятьдесят.

 

Дальше что происходит? За два года рублёвая масса сократилась до пятнадцати триллионов рублей. Что это значит? Это значит, что действительно на рубль было давление, то есть, появилось много рублей на рынке, которые начали менять на доллары. Это те самые спекулянты, о которых говорили. В результате этого давления было выкуплено Центральным Банком один триллион рублей, вернее, один и один, если точные цифры использовать. Один и один триллион рублей. То есть, за два года все спекулянты, всё давление весило для Центрального Банка, давайте посчитаем. Какой у нас сегодня курс? Семьдесят. Возьмём чуть поменьше - шестьдесят пять. На всю эту историю Центральному Банку надо было тридцать миллиардов долларов, чтобы выкупить один и один триллиона рублей за два года. И он бы выполнил на сто процентов свою конституционную функцию поддержки рубля. В конституции написано: "Центральный Банк поддерживает рубль".

 

Вместо этого, теперь посмотрим сегодняшние цифры валютных резервов. На счетах Центрального Банка, согласно данным первого помощника президента Белоусова, осталось триста миллиардов, из них сто пятьдесят миллиардов правительственные, то есть осталось сто пятьдесят миллиардов долларов. Итак, пятьсот пятьдесят, минус сто пятьдесят, сколько? Четыреста миллиардов, правильно? То есть, за два года валютные резервы ЦБ сократились на четыреста миллиардов. А цена вопроса, выполнения функции поддержки рубля - тридцать миллиардов долларов.

 

Артём Войтенков: Вы по шестьдесят пять считаете, а раньше-то он дешевле был, доллар. Поэтому больше рублей надо было тратить.

 

Евгений Фёдоров: Если вы посчитаете по тридцать, у вас будет шестьдесят миллиардов долларов. Цифра реального выкупа - половина, условно говоря, потому что, он начал выкупать при тридцати, мог бы и сейчас выкупать, закончил при шестидесяти. Поэтому, максимум, сколько он мог потратить, шестьдесят, минимум тридцать, правильно? Всё, цена вопроса от тридцати до шестидесяти. Ну, умножьте, не по курсу один к семидесяти, как сейчас, а по курсу один к тридцати. Получится шестьдесят.

 

Артём Войтенков: Это явно не единственные способы, куда утекают деньги, откуда они притекают, наверняка ещё что-то есть.

 

Евгений Фёдоров: Сказать вам правду? А теперь правду от НОДа хотите услышать?

 

Артём Войтенков: Но Центробанк тратил деньги на поддержание курса рубля. Он выбрасывал там миллионы, сотни миллионов долларов ежедневно.

 

Евгений Фёдоров: Это слова, это сказка, это пропагандистская история.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что, цена вопроса… Ещё раз, следите за руками, для наших простых зрителей.

 

У соседа нужных вам фантиков, конфеток - тысяча. И стоят эти конфетки тысячу рублей, которые у вас есть. Как бы вы с соседом не крутили дела, но цена вопроса: тысяча рублей - тысяча конфеток, всё. Выкуплено один и один триллиона, но могли бы выкупить и два триллиона, выкупили один и один. Это факт. Было шестнадцать, стало пятнадцать. Цена выкупленного - тридцать, или шестьдесят по максимуму, всё. Всё остальное - пропагандистское враньё. Эта работа, которую они проделали, стоит тридцать, тире, шестьдесят миллиардов.

 

Артём Войтенков: Вы считаете только наличие денежной массы в стране.

 

Евгений Фёдоров: А что ещё? А других функций у ЦБ нет.

 

Артём Войтенков: А деньги могут утекать из страны.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку, Артём, следите, кто у нас выпускает рубли? Центральный Банк. Других рублей, как кроме выпущенных ЦБ в России нет.

 

Артём Войтенков: Но вы же говорите про запасы в долларах?

 

Евгений Фёдоров: Нет, запасы в долларах, я вам скажу, два года назад были пятьсот пятьдесят.

 

Артём Войтенков: Вот, а сейчас они уменьшились.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас сто пятьдесят.

 

Артём Войтенков: Так он потратил на поддержание курса рубля.

 

Евгений Фёдоров: А что? На поддержание курса рубля надо было потратить максимум шестьдесят миллиардов. Мы сейчас с вами это посчитали. Потому что, выкуплено рублей на шестьдесят миллиардов. По максимуму. Всё. Больше у вас нет рублей, чтобы их выкупить, понимаете? Других рублей, кроме шестнадцати, которые были, у нас нет, потому что, их все печатает Центральный Банк. Их не печатает Свердловск, не печатает Владивосток, их печатает только одна организация. Центральный Банк запустил на рынок шестнадцать триллионов, выкупил один и один. Это цена выкупа - шестьдесят по максимуму, всё. Эти деньги больше невозможно их выкупить. Всё остальное - есть враньё и воровство. Так сказал бы обыкновенный человек, не НОДовец.

 

А НОДовец говорит, что потраченные четыреста миллиардов, которые пропагандисты на ресурсах ЦБ как-то расписали по-всякому, мы смотрели - чушь написана полная. Минус шестьдесят, итого потрачено было триста, по максимуму семьдесят, а по максимуму по вашему триста сорок, правильно? На самом деле цифра будет где-то чуть по середине - где-то сорок миллиардов долларов. Вот цена вопроса. Вот эти деньги исчезли. Просто нет никакого объяснения, куда они делись, кроме НОДовского. А НОДовское объяснение очень простое - их нет, и не было никогда.

 

Теперь смотрите закулисье процесса.

Эти деньги были вложены в американские ценные бумаги всё время существования валютных резервов. То есть, их никогда не было пятисот пятидесяти миллиардов. Это были американские расписки на пятьсот пятьдесят миллиардов, которые в силу санкций были конфискованы, официально заморожены. Лежали они там, в Америке, по ставке ноль, восемнадцать процентов годовых, то есть, это ниже, чем инфляция в США. То есть, они были изначально отправлены туда навсегда. Они входят в американские долговые обязательства правительства и бюджета, в объёме семнадцати триллионов, и как вы знаете историю, эти семнадцать триллионов американцы никому никогда отдавать не планируют. И они и нам их не планируют отдавать. И не планировали. То есть, это изначально пятьсот пятьдесят миллиардов уплачено в качестве дани, было в их понимании. А сейчас наступили санкции, и они сказали: "А теперь мы вам их замораживаем. И поэтому, уважаемая Эльвира Сахипзадовна Набиуллина из России, вы эти деньги для поддержания рубля не получите. Это изначально уплаченная вами дань". Вот эти четыреста миллиардов там и оказались. И то, что нашли тридцатку на выкуп, один и один триллиона, это уже, как говорится, хорошо. Вот это главная тайна российского ЦБ. А называется эта тайна - отсутствие в ЦБ суверенитета, так же, как и у России.

 

В обмен нам иногда говорят: "А вот вы вызовите Набиуллину в Госдуму, проверьте ЦБ". Это бессмысленная история, потому что, проверяет не Дума, потому что, Дума только может болтать с трибуны. А проверяют проверяющие органы, например, прокуратура, другие проверяющие органы, которые могут поднять бумаги, и иметь право требовать предоставление достоверных бумаг под угрозой наказания. А прокуратура, когда мы туда обращаемся, нам говорит: "А вы извините, а Центральный Банк вне нашей юрисдикция, мы не имеем права его проверять". Всё, круг замкнулся. Центральный Банк проверке не подлежит.

 

То есть, вся эта история с исчезновением четырёхсот миллиардов долларов за два года, это история отсутствия суверенитета в стране. А эта цифра, это не просто цифра, это два бюджета страны. Вот мы сейчас с вами недавно говорили, почему пенсионеров в Московской области лишают права на бесплатный проезд в Москве. Потому что, секвестр бюджета, потому что, МВФ дал команду секвестрировать бюджет. Так вот, на этих пенсионерах несчастных заработали несколько миллиардов, а мы только два бюджета страны, которые секвестрируются, за два года дополнительно потратили в силу санкций, на выплату дополнительной дани в Соединённые Штаты Америки, либо зафиксировали ранее выплаченную дань. То есть, нам просто не говорят ни о какой правде. Мы живём в обстановке тотального вранья.

 

Артём Войтенков: Это я с вами согласен, мы всегда в ней живём.

 

Евгений Фёдоров: Не всегда, а после поражения 91-го года. Как в 91-ом нам сказали, что мы живём во вранье, так все дальнейшие конструкции на вранье, и они к результату привести не могут. Потому что враньё может порождать только враньё. Почему мы и говорим: если вы хотите решить эту проблему содержательно, вам нужно поднять начальное враньё - вам надо отменить враньё о 91-ом годе, и тогда у вас последовательно будут отменены все остальные этапы вранья. То есть, у вас появится привязка сегодняшней жизни к реальному фундаменту правды. А пока вы стоите на ступеньке, на которой одно враньё наслаивается на другое, и в нём вас ждёт только ликвидация страны.

 

Почему мы и говорим: решите проблему 91-го года, вы решите проблему 2015-го, 16-го, и всех остальных. И это касается всего, в том числе, Центрального Банка. Ещё раз говорю - два бюджета страны дополнительно за два года, это много? Если бы это было у нас, не было бы никаких разговоров о секвестре, о лишении пенсионеров на право проезда в Москве, об увольнении полицейских, о сокращении врачей, учителей, об увольнении людей на предприятиях, о повышении пенсионного возраста, и о повышении цен в магазинах, которые сейчас реально где-то в два раза скакнули, и всего остального. Это всё - связанные с этим вещи, но упираются они в отсутствие суверенитета. Не решив проблему суверенитета с правом на управление, вы не решите все остальные проблемы. Поэтому, те люди, которые сегодня нам говорят в лицо: "А всё нормально. Мы пытаемся решить проблемы, но мы не признаём, что Россия внешне управляема". Это люди работают на врага. Это маскировщики вражеских налётов. Вот, налетает авиация, а маскировщики скрывают налёт авиации. Вот это то же самое. Начать надо говорить правду, вы получите какой-то результат. Если вы будете врать, как мы сейчас врём в постоянном режиме с 91-го года, значит, мы точно получим гарантированный результат - ликвидация. Потому что, невозможно защищаться от иностранного вторжения, постоянно осуществляя враньё. Просто это глупо и бесполезно.

 

Артём Войтенков: Вы правы, но голос государства - это его средства массовой информации. А средства массовой информации…

 

Евгений Фёдоров: Нет, голос государства, это не средства массовой информации. Во-первых, у нас коллаборационистское государство. Читайте начало – нет суверенитета. Нет суверенитета – нет государства национального. Есть органы управления на оккупированной территории - это не национальное государство, это не наше. Наше государство, если формально говорить, находится в Вашингтоне. А тут - его филиал по управлению российскими колониями.

 

Артём Войтенков: Но что-то филиал такой взбунтовавшийся, вы же сами говорите.

 

Евгений Фёдоров: Взбунтовавшийся, не значит, что получивший право на управление. Это - требующий право на управление. Что у нас Путин говорит? Вся история с санкциями и сегодняшней агрессией связано с тем, что мы не торгуем суверенитетом, что мы боремся за суверенитет. Но мы же его не получили. Мы только поставили вопрос о суверенитете. То есть, раб сказал: "Хочу быть свободным". Господин на него посмотрел: "Что?" Взял дубину, и начал бить по голове, чтобы эти мысли ушли из этой головы. Но раб рабом остался, он не стал свободным, он поставил вопрос о том, что он хочет быть свободным. Вот согласитесь, две большие разницы.

- По-прежнему господин управляет процессами.

- По-прежнему в министерствах и ведомствах сидят американские специалисты, которые ведут управление.

- По-прежнему пишут законы Соединённые Штаты Америки, которые принимаются в Думе.

Ничего не поменялось - у вас ежедневная коммуникация внешнего управления функционирует.

 

Артём Войтенков: Её не видно.

 

Евгений Фёдоров: Её видно! Просто об этой коммуникации пропагандистскому оккупационному СМИ говорить не положено.

 

Артём Войтенков: Да. А то, что наша армия учения проводит во все стороны, это видно.

 

Евгений Фёдоров: Это можно говорить.

 

Артём Войтенков: Поэтому, наша армия непобедима и сильна.

 

Евгений Фёдоров: А говорить о том, мы внешне управляемые, нельзя. Но если вам нельзя говорить кому-то о том, что мы внешне управляемые, это не значит, что этого внешнего управления нет. Оно есть. Любой человек, который хочет в этом разобраться, разберётся за пятнадцать минут. То есть, это не секрет. Эти компании, внешне управляющие, представительство гауляйтера по управлению Россией работает в Москве, их десяток. Мы пикеты возле них проводим. А они функционируют. Это огромные здания, смело на них вешайте "Американская комендатура по управлению оккупированными территориями". Они функционируют, они получают, в том числе, бюджетные деньги, два миллиарда долларов ежегодно. На той же Украине они управляют, кстати, бесплатно. В России ещё мы им и доплачиваем. Это всё работает. Вы можете подойти, пощупать. Вот как ваш прадед мог на оккупированной территории пощупать немецкого солдата, если он не верит своим глазам, здесь вы можете подойти к их офисам, пощупать их, вы можете зайти в министерство, их там увидеть. Вы можете увидеть реально, кто пишет там законы, приказы министров, и их речи.

 

Артём Войтенков: Нет, вы что-то… Простых людей в министерство не пускают.

 

Евгений Фёдоров: Это не такой большой секрет. В министерствах работают разные люди, и НОДовцы тоже, они это видят каждый день. В этом нет секрета, и невозможно скрыть комендатуру. Просто дана команда на оккупированной территории о комендатуре не писать - они и не пишут. Но она вот, функционирует, её можно пощупать. И никто не собирается даже этот вопрос решать, и понятно, почему. Потому что, раб не сказал, что он добьётся свободы. Он сказал, что он хочет свободы. Он просто сказал. То есть, раб поднялся, сказал: "Я хочу свободы". Его дубиной по голове бьют, а он даже не начал предпринимать действия, чтобы освободиться. Всё, что он сделал, это он согласился с воссоединением с другим рабом Крымом. Но это не есть попрание порядка колониального управления.

Артём Войтенков: Ну почему же?

 

Евгений Фёдоров: Нет, это просто он нарушил приказ господина, стырил со стола конфетку и съел. Но это не значит, что он поставил под сомнение колониальный мир, внутри себя. Ну, не на словах, на словах поставил, а реально. То есть, он не прекратил коммуникацию управления. То есть, раб не восстал. Он только заявил, что хочет восстать - это две большие разницы.

 

Артём Войтенков: Подождите, нам восстание сейчас меньше всего надо.

 

Евгений Фёдоров: Что значит, нам меньше всего? Значит, будете рабом. Либо вы раб, либо не раб - это ваше решение. Это решение пенсионеров, которых лишили права на проезд в Москве - это их решение, не моё, не Путина, не ваше, Артём, при всём к вам уважении, а вот их. Если они приняли решение быть рабами в 93-ем году, и они должны принять решение ими не быть. И вот с этого момента начнётся цепь событий. А если они это решение не примут, то цепь событий продолжится к их ликвидации. Потому что господин сказал: "Ты взбунтовался. А таких, как ты у нас много, Китай, Индия. Я тебе сейчас дубиной дам по голове, в виде санкций. А вообще-то говоря, я тебя решил зарезать, чтобы им неповадно было". И он зарежет. Артём, зарежет.

 

Артём Войтенков: Нет, я не спорю.

 

Евгений Фёдоров: Потому что раб не согласился вступить в бескомпромиссную борьбу за своё освобождение. Он только, ему мысль пришла, и он уже дубиной по голове получил. И он ещё эту мысль в действие не реализовал.

 

Артём Войтенков: Ну как не реализовал? Вот, Крым тот же самый.

 

Евгений Фёдоров: Нет, Крым не попрал порядка мирового устройства. Крым нарушил.

 

Артём Войтенков: Тем не менее.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Ещё раз говорю, раб мог съесть конфетку со стола господина?

 

Артём Войтенков: Ну, хорошая такая конфетка, большая.

 

Евгений Фёдоров: Не важно – большую мог? Мог. Это меняет его отношение с господином? Нет. Он съел конфетку, но он не поставил под сомнение отношения. Он взбунтовался, но не в главном вопросе, и уже за это его уничтожают.

 

Артём Войтенков: Сначала малое, а потом большое. Никто не может сразу научиться бегать.

 

Евгений Фёдоров: Артём, секундочку. Во-первых, нам не надо сразу учиться бегать. У нас страна полторы тысячи лет бегает. Надо просто восстановить бег. Не учиться новому, а восстановить старое. Но даже не в этом дело. Он, этот раб, не готов пока ещё защищать своё Отечество. Нет, может через месяц будет готов, я не знаю. Я говорю о том, что он на сегодняшний день покорно идёт на убой. Вот это факт. Вот я вижу пенсионеров, которые покорно идут на убой. Это их выбор. Для меня - это их выбор. Я считаю, что они, сделав такой выбор, являются предателями своего лично, семьи, своего прошлого, своих предков, которых шестьдесят поколений до них жили. Но пока они этот выбор демонстрируют. Может, завтра они вспомнят, что делал их дед в этой ситуации - он выкидывал ярмо с шеи, и сражался за свою страну. Может, нет, а может вспомнят. Мы ждём, чтобы они вспомнили.

 

Мы создали для них инфраструктуру НОДа, мы дали им технологию. Пожалуйста, если вы захотите остаться в живых, вы можете это сделать. Но мы за вас это делать не будем. И Путин за вас, оставлять вас в живых не будет. Это вы должны принять решение, как вы приняли решение стать рабами в 91-ом и в 93-ем, так вы сейчас должны принять решение стать свободными людьми свободной страны. Это - ваше решение. Вместо вас это решение, и эту работу никто не сделает - это главное.

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вы, конечно, хорошо говорите, но народ никто никогда не спрашивает. А если его когда-то о чём-то спрашивают, то вам, пожалуйста, референдум 1991 года, где народ сказал: "Да". Народ не послушали. А теперь мы плавно возвращаемся в наше время, пример – Греция. У народа спросили: "Народ, вы хотите долги платить или нет?". Народ сказал: "Нет". Выбрали это правительство, которое просто тупо договорилось и использовало это, как козырь и всё. А дальше так же договорились и слили весь референдум.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Какой референдум? Вы что свободу хотите получить за один референдум?

 

Артём Войтенков: Но вы тоже говорили, что греки, свобода.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Пошли вперёд.

 

Евгений Фёдоров: Их тут же скосили пулемётами и они легли. Всё. Это борьба. Вы что хотите, чтоб американцы так разрешили грекам, русским взять и вырваться из их колониальной империи? С какой стати? Это борьба. Греки поднялись в атаку. Тут же скосили их лидеров в виде Ципраса. Он тут же продался обратно, и греки тут же полегли. Всё на этом закончилось. Это не значит, что закончилось, сейчас будет вторая история. Сейчас Ципрас будет вешать лапшу на уши, говорить: "Давайте, ребята, я передумал опять. Выберите меня, снова". Вы заметили? Начался второй цикл выборов. То есть первая атака захлебнулась. На войне бывает, что атака захлебнётся?

 

Артём Войтенков: Конечно, бывает.

 

Евгений Фёдоров: Бывает, что одну деревню двадцать раз штурмуют. Двадцать! А тут только одна. Им ещё, грекам, за свою свободу двадцать раз штурмовать эту высоту: на выборах, на референдумах. Двадцать раз штурмовать. Это же цена свободы - это самая дорогая цена в мире, и была всегда. Вспомните цену Великой Отечественной войны. Самая дорогая цена. А вы на халяву хотите? В Греции вы или в России - какая разница? Так это греки, они хотя бы один раз в атаку поднялись, их шибанули пулемётами. Сейчас они подумают и пойдут, может быть, второй. А Россия даже в первый раз не поднялась. Тупо идёт на заклание: "Всё, мы рабы и готовы умереть". Это другая история. Нам до греков ещё, как до Луны, в плане самосознания национального. Это ещё нам, может быть, предстоит пройти, если, конечно, народ не решит закончить жизнь суицидом.

 

Пока я вижу просто со стороны, что тупо нация приняла решение себя уничтожить. Пожили полторы тысячи лет, типа хватит. Такое тоже может быть. Вон Османская империя жила, жила. Шесть раз с Россией воевала, потом сказала: "Всё. Больше не будем бороться. Кирдык, сдаёмся". Сдались, сейчас её нет. Австро-Венгерская, Шведская. То есть это не какое-то: не может быть такого, чтоб Россия прекратила существование и русский народ тоже. Может. Вы – слабаки? Всё, значит, вас не будет. Вот полторы тысячи лет в вас пороха хватало, а сейчас, может быть, уже у пенсионеров пороха нет, поэтому они терпят, что их лишают проезда в Москве. Всё просто. Значит, это их выбор. Вы думаете, когда на небоскрёб выходит самоубийца и решил кинуться вниз, он чего туда вышел? У него проблемы с детьми, с женой, с зарплатой, с долгами. Он пошёл и решил кинуться. Так и у пенсионеров, у них проблемы там, там и там, они решили покончить жизнь самоубийством. Это их выбор.

 

Нас за это ругают, потому что к самоубийцам какое есть отношение? Надо туда отправить на крышу психолога, чтобы он уговорил их остаться в живых. Я считаю - не надо. Хотите помереть, да помирайте. Я вас уговаривать не буду. А если хотите жить, вот вам НОД, но решение должны принять вы. Вы приняли решение о ликвидации своей страны в 1991, 1993 году предательством. Мы называем это решение предательским, потому что вы поменяли свою точку зрения. До вас ваши деды решали свою страну защищать, а вы решили её сдать. А сейчас вы также тупо принимаете решение о ликвидации всего вашего государства. Это ваше решение. Но это продолжение на самом деле 1991-го. Вы тогда решили, а сейчас подтверждаете это решение. Но это вы приняли такое решение, вам и карты в руки. Уговаривать я вас не хочу, а хотите остаться в живых, вот вам возможность. Но чтобы остаться в живых, на халяву не получится - надо хорошо побороться. Придётся, может быть в атаке сто раз подняться, а не десять раз, и не двадцать. И жертвы, может, придётся принести, может быть, миллионные жертвы, судя по тому, как динамика событий складывается.

 

На том же Донбассе, мы так же с вами обсуждали вопрос, помните? До этих госпереворотов. Я же говорил: "Шахтёры Донбасса, если вы не хотите, чтоб вас начали резать, идите в Киев и защищайте, какую ни на есть, но вашу государственность". Говорил такое?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Был разговор. Сколько была бы цена вопроса, если бы шахтёры двадцать тысяч человек послали в Киев и они бы там постояли пару месяцев вокруг Януковича, и не пустили бы пятьдесят солдат спецподразделения США, которые собственно Януковича и свергли. Его же не Майдан сверг. Его свергло пятьдесят террористов американских, которые в нужное время… Янукович просто убрал всех солдат и милицию, и освободил площадку для госпереворота. А свергало его пятьдесят человек. Если бы эти двадцать тысяч шахтёров тупо стояли бы вокруг Януковича, никакие пятьдесят человек даже с автоматами не пробились бы. Даже без автоматов, если бы стояли, с дубинами - это же понятно. Но они не сделали этого. Цена вопроса, какая? Уже сколько там погибших? Десятки тысяч. Это цена предательства. Это бабушек и детей расстреливают не потому что, так сложились звёзды, а потому что вы предали своё Отечество. А предатель подлежит смерти.

 

И сейчас я так же говорю нашим пенсионерам: "Вы предаёте своё Отечество. Предательство подлежит смерти. Так же будет смерть и для вас. Но это ваше решение. Хотите поменять своё решение? Поменяйте. Мы для этого возможности даём". НОД – это не халява, НОД - это борьба. Первая форма борьбы – анкету напишите, хотя бы вступите в эту борьбу, заявите, что вы хотите в ней участвовать хоть как-то. А потом, может быть, придётся и другими формами поучаствовать, как ваши деды и прадеды. Может ещё придётся с оружием защищать своё Отечество, может быть. Но это уже будет ваша победа, по которой вы пошли, начав с НОДа. А если вы по дороге победы не идёте, вы точно не придёте к победе, потому что вы просто по этой дороге не пошли. Это же понятно, элементарные вещи. Делайте своё решение, выбирайте. А можете при этом Фёдорова не любить. Я уже привык.

 

Артём Войтенков: Да, по количеству всяких рассказов про вас.

 

Евгений Фёдоров: Отлично. Пожалуйста, это вопрос не в Фёдорове. Вы за себя должны сражаться, за своё Отечество, которое есть гарант вашей жизни, а не просто "своё Отечество". Это метод вашей защиты. Не хотите этого делать - это ваше решение, плевать на вас.

 

Артём Войтенков: На народ плевать нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Мне можно.

 

Артём Войтенков: У вас депутатская неприкосновенность.

 

Евгений Фёдоров: Нет, потому что я все ставки сделал, а теперь дело за людьми.

 

Артём Войтенков: Значит, вам не всё равно.

 

Евгений Фёдоров: Что значит не всё равно? Я всё сделал, что мог. Дальше зависит от ста пятидесяти миллионного населения. Они должны принять, люди должны принять решение остальные. В НОДе двести пятьдесят тысяч. Это много, но это мало. А надо, чтобы были все, и из них хотя бы пять-десять миллионов анкеты, хотя бы. И тогда всё получится. Нет этого, значит, нет задачи. То есть не ставится задача, а если вы задачу не ставите, вы её не решите никогда. Значит, вас просто закончат, ликвидация. А у нас сейчас идёт ликвидация.

 

Страна идёт ко дну полномасштабно, по полной программе. Но дырку заткнуть могут только люди. Не национальный лидер, не часть власти, которые сторонники национального курса эту дырку не заткнут. Потому что расстановка сил на стороне врага. Народной армии в поддержку нет, поэтому враг победит. Все силы на его стороне, всё.

- Олигархат на его стороне, а это весь бизнес крупный.

- Чиновники на его стороне.

- Половина генералов уже подкуплены, потому что они же тоже не хотят быть на стороне слабого.

Что? Остаётся только завершить процесс. Семьдесят-восемьдесят процентов дороги пройдено ликвидации. Уже петля намылена, эшафот построен, всё подготовлено, осталось выбить табуретку. Выбьют, потому что никто не пытается остановить процесс.

 

Артём Войтенков: А когда будет выбивание?

 

Евгений Фёдоров: Как только американцы примут решение. Я думаю, могу аналитически говорить. Заговор уже состоялся, в августе месяце, заканчивается. Где-то начнётся эта боевая фаза свержения в следующем году. Скорее всего, весной. Обычно американцы любят это время. Это же не мы решаем. Это как в Курской битве. Мы подготовили инфраструктуру сопротивления, но решение принимает враг, когда наступать, когда принять решение о ликвидации.

 

Я вам скажу. Все события на Украине - почему там сейчас не разворачивается война? Потому что всё хорошо в Москве.

То есть Госдепартамент и американское государство докладывают: "В Москве идёт всё успешно. Свержение Путина подготовлено. Всё идёт по плану. Свержение состоится…". Они свою дату знают, у них она засекречена, допустим, весной.

Их спрашивают военные: "Давайте, мы на Донбассе сейчас долбанём. Там мы подбросили уже фашистам оружие, совершенно нового типа, которого не может быть в принципе у Украины".

Там термическое оружие появилось, мне сейчас доложили. Объёмные плёночные боевые припасы, которых не было на Украине. То есть всё подготовлено.

А военным говорят: "Нет, не нужно. Всё и так нормально. А вы ещё можете сбить, вдруг у русского в голове что-то перемкнёт, когда вы Донбасс зачистите раньше времени".

 

Это же всё на ваших глазах. Всё хорошо в Москве происходит у американцев. Им не нужно на сегодняшний день форсировать украинскую войну. Просто не нужно. Если здесь будут затыки, тогда они форсируют украинскую войну - начнут там бомбардировки. Это выбор - сдать свою страну, это выбор ста пятидесяти миллионного населения за исключением двухсот пятидесяти тысяч НОДовцев. Это их решение. Так же, как османы приняли решение ликвидировать Османскую империю.

 

Артём Войтенков: В данном случае решение принимает узкая верхушка, а всё остальное просто сыпется.

 

Евгений Фёдоров: Это всё не имеет никакого значения: узкая, широкая - для истории это всё не важно.

 

Артём Войтенков: Да плевать людям на историю сто раз. Их волнует только нынешняя жизнь своя и всё.

 

Евгений Фёдоров: Я же не против – помирайте. Ну, плевать? Помирайте. Мы предупреждаем: "Дальше - смерть". Ну, выбираете смерть? Выбирайте.

 

Артём Войтенков: А это не очевидно. Вот когда это будет очевидно.

 

Евгений Фёдоров: Тогда ваши проблемы будут. Очевидно, не очевидно. Мы видим уже по самому НОДу. Единственный, кто пытается остановить катастрофу и ликвидацию страны – это НОД, если вы посмотрите. Посмотрите, ежедневный заказ против НОДа. Я только радуюсь этому. Мне понравился позавчерашний заказ. Перечислены четыре деяния НОДа: кого-то закидали яйцами, кого-то избили на мосту здесь, где убили Немцова и так далее. НОД ничего этого не делал. То есть все четыре деяния не наши. То есть сказать против НОДа нечего, поэтому уже придумывают. Это и есть информационная борьба. И вся система построена на вранье, в том числе для борьбы с НОДом. А НОД – это единственная технология. Не о Фёдорове речь и даже не о штабах, о технологии. Для этих же пенсионеров, для миллионов людей, для увольняемых полицейских, для изгоняемых медработников и работников образования, за выгоняемых с работы безработных - это единственная технология. Для бизнесменов, которые пошли под массовое разорение - это единственная технология.

 

Вы решите проблему власти и тогда вы властью распорядитесь в своих интересах. А сейчас власть вас ликвидирует. Потому что власть коллаборационистская, внешне управляемая – это же очевидная вещь. Нет, мы хотим ковыряться в носу и ждать, когда за нас решит кто-то, Путин. Пожалуйста. Только вы знайте, что это ваше решение ждать, когда за вас дядя решит вашу проблему, это и есть решение о предательстве своего Отечества. Вот и всё. Так, чтобы потом на смертном одре вы понимали, почему произошла эта цепь событий.

 

Артём Войтенков: Да, но с другой стороны вы говорите: "Там деньги пенсионерам срезают". А с другой стороны я вижу, сколько сейчас дороги ремонтируют в Подмосковье и в Москве, это какие-то огромные просто площади.

 

Евгений Фёдоров: Не ремонтируют, заканчивают ремонт.

 

Артём Войтенков: Нет, они взялись. Я просто езжу по этим дорогам и стою в пробках в этих ремонтах. Я это вижу.

 

Евгений Фёдоров: Артём, а теперь вы распланируйте ситуацию с позиции посла США. Ремонт дорог в условиях тотального падения и обнищания населения есть фактор, скорее раздражительного характера.

 

Артём Войтенков: Нет. Почему? Вот сейчас они закончат, и будет хорошо.

 

Евгений Фёдоров: Они не закончат.

 

Артём Войтенков: Они уже заканчивают. Они часть накатали уже. Всё замечательно там.

 

Евгений Фёдоров: Я же не против. Если вы считаете, что всё хорошо, я только за.

 

Артём Войтенков: Я не говорю, что всё хорошо. Я просто не говорю как вы, что всё так однозначно. Если где-то проигрыш, то…

 

Евгений Фёдоров: Я говорю о другом. У вас в соседнее здание попала бомба, которую выбросил гитлеровский самолёт, а в ваше не попала. Вы говорите: "В моё не попало - это хорошо". Ну и что? Бомбардировка есть? Есть. Кого-то затронуло больше, кого-то меньше. Что это меняет по сути? Ничего. Есть социальная бомбардировка. Это факт. Секвестры проводим? Проводим. Вы сейчас говорите, что есть группы населения, которые так сильно не пострадали. А что это меняет? Ничего не меняет.

 

Артём Войтенков: Да, военнослужащие, например.

 

Евгений Фёдоров: Какие военнослужащие? А что они там?

 

Артём Войтенков: Им ничего не урезали, по-моему.

 

Евгений Фёдоров: Военнослужащим? Вообще-то говоря, Министерство финансов постоянно ставит вопрос об урезании. Им урежут в следующем году, не беспокойтесь. Потому что Путин их ещё пока защищает, а уже полицию не может защищать. А завтра и военнослужащих урежут и разгонят. Это же дело техники, просто этапности. Вначале ударили по инфраструктурным вложениям, то есть по вложениям в инфраструктуру, в бюджете срезали. Потом по социалке, потом по военнослужащим.

 

Артём Войтенков: Пока не ударили, посмотрим.

 

Евгений Фёдоров: Хотите посмотреть, посмотрите. Я же не против. Слушайте, вы сейчас мне отвечаете: "Мы пока ещё не увидели этой проблемы. Мы ещё пройдём по пути смерти пару километров". Да идите. А наша задача – предупредить заранее. Чем мы заранее вас предупредим, тем у вас больше возможностей предотвратить. Я в данном случае в вашем лице к народу обращаюсь. Мы заранее предупредили?

 

Артём Войтенков: Достаточно сильно заранее.

 

Евгений Фёдоров: Заранее. Всё остальное - ваша проблема. Хотите свернуть с этой дороги на другую - сворачивайте. Вот возможности. Не хотите? Идите дальше.

 

Артём Войтенков: Если бы нас с вами сейчас показывали по Первому каналу, это можно было бы сказать, что мы сказали всей стране. Мы вас предупредили. Дальше делайте, что хотите. Нас посмотрит сто, ну двести тысяч и всё.

 

Евгений Фёдоров: Двести могут переслать другим двести. Те могут пересдать третьим двести. В конце концов, это сетевое спасение Отечества. Есть потенциал и желание спастись – он будет использован. Нет – помирайте. Это всё входит в это понятие. То, что Первый канал будет спецпропагандистским ресурсом оккупантов, то мы всегда об этом говорили. Так же, как и остальные каналы, что они будут врать с утра до вечера. Они и врут с утра до вечера.

- То, что им запрещено говорить о Конституции - запрещено.

- То, что им запрещено говорить о суверенитете - запрещено.

- То, что им запрещено говорить о НОДе - запрещено.

Это всё - элементы оккупации. А как вы хотели?

 

Артём Войтенков: Меня всегда веселит, когда они пишут: "Группа депутатов внесла закон". Я сразу понимаю, что группа депутатов это вы с Романовым. Почему-то очень нельзя упоминать, что это Фёдоров, делают это очень редко.

 

Евгений Фёдоров: Нельзя, потому что это цензура, запрет. Это естественно, потому что НОД это главная проблема. У американцев другой проблемы в России кроме НОДа нет вообще. У них есть проблема дураков, плохих агентов. Проблема системы, когда долго надо продавливать какие-то вещи, огромная страна и так далее. Но с точки зрения расстановки идеологических сил, а всё остальное - следствие. Кроме НОДа проблемы просто нет, отсутствует.

 

Потому что остальные уже научились говорить либо узкие фрагменты, либо, убирая всю остроту и как бы намёками говорить. Я даже говорю о сторонниках национального курса. Потому что им долбали столько раз по головам, что они отказались от использования полной правды, говоря только частичную правду. Их тоже можно понять. Это часть системы - возможность долбать. Поэтому НОД на сегодняшний день это единственная технология спасения. Историческая. Не мы её придумали. Я не беру на себя никаких прав на инновации, на что-то новое. Это просто стандартная историческая конструкция. Хотите спастись - её используйте. Не хотите - помирайте.

 

Артём Войтенков: А вот уничтожение продуктов, которые попали под санкции, это так горячо обсуждается. Но меня, что поразило поначалу? Что, несмотря на ограничения в России, все эти продукты оказались внутри. Причём аж на московских рынках, питерских, ещё где-то в глубине страны. То есть у нас есть как бы санкции, запрет, но таможня оказывается, всё пропускает. И эти продукты стали уничтожать. Просто многие люди считают, что нехорошо уничтожать. Если уж они запрещённые, раздайте их бедным слоям, нуждающимся, пенсионерам тем же самым.

 

Евгений Фёдоров: Я только за, чтобы раздать. Только найдите мне такого бедного пенсионера, особенно родителя своих детей, который готов их взять. Вы найдёте хоть одного такого?

 

Артём Войтенков: А почему вы думаете, что не возьмут?

 

Евгений Фёдоров: Потому что они неизвестные продукты.

 

Артём Войтенков: Кого-то это вообще не волнует.

 

Евгений Фёдоров: Вы знаете, вот есть супермаркеты, которые доплачивают деньги за неизвестные продукты. Это называется "просроченные". В конце каждого рабочего дня им надо уничтожить какое-то количество продуктов. Есть супермаркеты, которые доплачивают, если вы их возьмёте. Копейки, но доплачивают, потому что честное уничтожение требует определённых денег. Можете там взять. То есть это не проблема получить неизвестный продукт. В России такой проблемы нет ни у пенсионеров, ни у детей. Но я бы своего ребёнка неизвестным продуктом, просроченным или без документов, кормить бы не стал. Вы просто не знаете, что это такое, как потребитель. И предлагать отдать детям продукт, которые неизвестен и скорее всего, испорчен. Допустим, его везли контрабандой месяц назад. Может, он уже месяц где-то там лежит.

 

Артём Войтенков: Когда сыр везут под видом строительной глины какой-то.

 

Евгений Фёдоров: Например. Вы же ничего не знаете. Поэтому вариант какой? Один вариант – это создать гигантскую медицинскую систему проверок, которая будет стоить раз в десять дороже, чем эти продукты. Потому что это бюрократия, это лаборатории. А самое главное, смысл? Ты сегодня проверил, а через час они испортились. Понимаете, да? Все равно ничего реально не проверите. И ведь просроченные продукты, которые сотнями тысяч тонн уничтожаются в России, а не просто так (вот из супермаркетов), они же тоже не испорченные. Просто циферка даты у них была до первого. Срок годности – два года. Сегодня, до первого сентября. А сегодня, второе сентября. Ты обязан их уничтожить. Ясно, что он ещё год может быть этот продукт нормальный. Но для того, чтобы понять, что он нормальный, его надо проверить, проанализировать в лаборатории и тогда скажут: "Можете ещё на полгода продлить". Но это дороже, чем выкинуть его, уничтожить. Потому что все эти проверки, они очень дорогие. Поэтому, а что вы ещё сделаете с ними, с этими продуктами? Только уничтожить. Других вариантов просто технологически нет.

 

Дальше возникает очень интересная история. Суть этой истории, что появляется так называемый ресурс Навального. Там женщина, которая связана с Навальным, организатор. Якобы сбор подписей, триста пятьдесят тысяч против Путина, за раздачу продуктов детям. То есть просто играют на дурости людей. Объём конфискованных и уничтоженных продуктов этих в тысячу раз меньше, чем объём уничтоженных супермаркетами просроченных продуктов. В тысячу. Почему-то они не бегут туда с требованием: "Отдайте сто продуктов детям из супермаркета "Пятёрочка", который напротив моего дома, который уничтожает каждый день". Нет. То есть это изначально игра на дураках подлецами. То есть подлецы играют на дураках. Я бы так это назвал. Я естественно считаю, что это глупость. Куда их ещё деть, кроме как уничтожить? Их и надо уничтожить, чтобы какие-то вторые подлецы их потом не продали. Подделали документы и продали детям. И дети потом отравились. Вот именно для этого их и надо уничтожить. А что ещё с ними делать? А как технологически с ними поступить?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Всё, в общем-то, понятно объяснили, и почему это делается.

 

Артём Войтенков: Учения НАТО, которые сейчас тоже проводятся в Европе постоянные. Мы свои учения, они свои учения - это что? Это шаг к будущей войне? Мы всё-таки будем с ними воевать?

 

Евгений Фёдоров: Нет. НАТО с нами никогда не будет воевать по одной простой причине – бандит никогда не полезет на фабрику, рэкетир, если на фабрике служба охраны как минимум не то, что сильнее его, но приближается по силе, даже может быть и слабее, но приближается по силе к его. Бандит всегда полезет только к беззащитным - это общая логика бандитов.

 

Артём Войтенков: А зачем же они тогда учения устраивают постоянные тоже большие?

 

Евгений Фёдоров: Держат свою инфраструктуру, пропаганда. Это задача для того, чтобы не разбежались. Мне тут ребята приехали, в отпуск ездили в Прибалтику. Говорят, что Прибалтика начала строить (прибалтийские государства), границу с Россией - стенку делают. Как на Украине – роют, стены строят и так далее. Но это просто смешно. Понятно, что никакие стены, никакой танк не сдержат. А миграция через границу - там вроде мигрантов нет, чтобы стена держала, как, допустим, в Израиле. Это просто истерия. А суть истерии правильная: знает кошка чьё мясо съела - прибалтийские государства незаконны.

 

Как только любой следователь в любой глухой деревне (правда в рамках своей юрисдикции) поднимет следственные действия по госперевороту 91-го года в Советском Союзе, хотя бы для целей реализации прав потерпевших 350-360 миллионов населения Советского Союза хотя бы. Это же права потерпевших есть? Есть. Нарушение закона было? Было. Следствие обязано произвестись. Это не дело правоохранительной системы отказываться: "Я не хочу проводить расследование этого преступления по политическим соображениям". Обязан. Есть преступление, есть потерпевшие - обязан расследовать.

 

Если любое расследование пойдёт любого участкового, сколько бы они от него не бегали, а оно пойдёт. По Крыму они тоже бегали, а потом Путин их заставил расследовать 53-ий год аж, а тут 91-ый.

 

Артём Войтенков: Целый год бегали.

 

Евгений Фёдоров: Бегали, но заставил. Так и здесь - придётся расследовать, уважаемые ребята в погонах в правоохранительных. Выяснится юридически, следовательно, потом и судебно, что это был незаконный госпереворот и нарушение закона. А, следовательно, по международным законодательствам, все последствия незаконных действий какие? Ничтожные. В юридическом смысле, не путать с физическим.

 

Отличия нашим зрителям: чем юридические отличаются от физического.

Японцы требуют возврата островов, которые они требуют незаконно, потому что по Ялтинской конференции её результатом это наши острова. 70 лет. То есть за бумажку под названием "Мирный договор" (что вам жалко бумажку подписать?), они требуют два острова минимум, а то четыре. И они своего добьются, скорее всего, потому что они чётко обозначили свои интересы юридические. Они туда ракеты не посылают, десант не отправляют, они просто юридически говорят: "Отдайте нам острова" и занудничают: "Бу, бу, бу". Медведев поехал на острова: "Бу, бу, бу, он не прав". Путин поехал на острова: "Бу, бу, бу, он не прав". Просто занудничают. Но они своего добьются, потому что они чётко обозначили свои правовые интересы, причём в данном случае незаконные правовые, сейчас объясню почему.

 

А теперь посмотрите, кто добился: Китай - Гонконг. Гонконг – английская территория.

Китайцы: "Бу, бу, бу, это не ваша территория, вы незаконно захватили, вы колонизаторы отдайте нам Гонконг".

Англичане: "Пошли вон, пошли вон, пошли вон".

- "Отдайте нам Гонконг".

- "Пошли вон, пошли вон".

На 1500 раз: "Ладно, берите Гонконг".

 

Артём Войтенков: Значит что-то изменилось?

 

Евгений Фёдоров: Ничего не изменилось, просто тот, кто в правовом отношении правильно действует, то есть соблюдает права, правовые нормы, на каком-то этапе он получает результат, который он ставит. Потому что на его стороне правда, это сила правды.

 

Артём Войтенков: На его стороне ещё и сила.

 

Евгений Фёдоров: Нет, Китай никогда не хотел туда вводить войска.

 

Артём Войтенков: Подождите, у Китая другие войска, у него экономические войска, у него экономика производства.

 

Евгений Фёдоров: Нет.

 

Артём Войтенков: Когда просто Китай усилился, а Англия ослабла, вот и всё.

 

Евгений Фёдоров: Это понятно, что Китай усилился, а Англия ослабла. Англия могла защищать Гонконг с помощью Америки, были варианты. Юридическая правота очень важна. И если мы говорим сейчас о ситуации, которая сложилась в России, наша юридическая правота 91-го года. Почему все отказываются проводить расследование? Мы пишем бумаги, нам отказывают, пишем бумаги, они не говорят, что в 91-ом году не было госпереворота, потому что так сказать нельзя, это очевидная вещь для всех.

 

В отделении милиции у вас произошло преступление. Вы пошли с заявлением, вам в отделении милиции закрыли окошечко, вы туда заявление пихаете, вам оттуда полицейский говорит: "Мы не возьмём вашу бумагу, мы боимся, мы не хотим её брать". Это абсолютно незаконный отказ, но он происходит. На каком-то этапе он произойдёт. А что произойдёт, когда они проведут расследование, которое потом закрепит суд? Незаконные действия. А к чему они приведут? К двум вещам. То есть по результатам уголовного дела по 91-му году выяснится. То, что там накажут кого-то (что тоже не плохо), это для нас не так важно, за госпреступление. Допустим, Лукьянова, члена фракции КПРФ, за подделку документов съезда - это не так важно. Важно другое.

 

Два последствия.

Первое. Внутреннее - документы в Российской Федерации являются следствием преступления, включая конституционное строительство. И это дополнительный аргумент, увы, к изгнанию из российских министерств и ведомств американских управленцев, которые сегодня там работают. Понимаете для чего нам это надо? То есть сказав "А" в правовом смысле, нам придётся говорить "В", "С"… Появляются права 360 миллионов человек, которые начинают на базе этого юридического права прецедента обращаться за дальнейшими правами. То есть завтра приходит бабушка и говорит: "Выгоните, пожалуйста, из Министерства строительства четыре американских советнических фирмы, потому что по их советам мне не дали возможность поселиться в нормальный дом, не дали квартиру, у меня слишком дорогая ипотека, в моём городе недостаточно уделяется дела экологии и у меня есть конкретные права, которые нарушили моей бабушке в городе Реутов, например".

 

Будет в суде установлена связь между американскими управленцами в министерстве регионального развития, это, по-моему, Pricewaterhouse, Deloitte Touche управляют, и правами этой бабушки, вытекающими из проблемы 91-го года. То есть появляется логика, в которой вы получаете правовые основы для конституционной реформы и для изменения жизни на суверенитет дополнительно. Это ещё надо освоить, это большое дело, но дополнительно появляются. Например, вплоть до мелочей - права на реституции. В Прибалтике говорят: "У нас есть право на реституцию".

 

Артём Войтенков: Что это такое?

 

Евгений Фёдоров: Это имущество, которое было в 37-ом году, появляется владелец и ему обязаны отдать.

Например, Кудрин, ему предложили взять два дома в Риге, потому что его предок был в Риге и был владельцем этого имущества, он правда отказался. Это конкретные сегодняшние права. Так вот, незаконная ликвидация Советского Союза в 91-ом году позволяет вам получить право, допустим, как наследника на реституцию.

 

Артём Войтенков: То есть на возвращение имущества.

 

Евгений Фёдоров: Чего-то, что вы потеряли. И там много чего, но я сейчас не буду, там тысячи последствий. А теперь в геополитическом плане. Незаконная ликвидация Советского Союза в 91-ом году (если это будет, естественно, доказано, а это легко доказать) означает, что изменение границ, международно признанных 91-го года, произошло незаконно.

 

Артём Войтенков: Это понятно.

 

Евгений Фёдоров: А что это означает?

 

Артём Войтенков: Всё обратно.

 

Евгений Фёдоров: Тотально всё. То есть меняется вся архитектура, восстанавливается, послевоенного устройства в юридическом плане. Это не значит, что надо куда-то воевать. Это значит, что появится правовой аргумент по защите этой позиции, которая когда-то сыграет свою роль. А что это означает в свою очередь? Незаконно НАТО по международному законодательству, которое появилось в Прибалтике (к вопросу о НАТО и учениях) - это незаконно. А раз это незаконно, значит что? Не вступает в действие статья 5 блока НАТО. В случае военных действий между прибалтийскими какими-то воинскими частями и российскими по какой-то причине (они на нас напали), защищать эту территорию НАТО не имеет права. И это по международному праву. Короче говоря, в НАТО несколько десятков государств, любой из них имеет право вето. Какая-нибудь Испания накладывает вето на действия по защите Прибалтики, потому что в случае вступления 5-ой статьи НАТО, а мы знаем, что по международному праву она незаконно получается.

 

Артём Войтенков: Права оказать сопротивление, если на кого-то из членов НАТО напали.

 

Евгений Фёдоров: Да. Потому что в этом случае Мадрид подвергается риску российского ядерного удара. Зачем Мадриду в нарушение мирового международного законодательства иметь проблемы с Россией и её ядерным ударом? Простой вопрос. Поэтому Мадрид говорит: "Прибалтика на защитную статью НАТО не распространяется". Это я вам просто один из вариантов привёл, вытекающих в правовом отношении из решения нашей прокуратуры и суда. Вот вам правовые последствия технологические. Понимаете? Это только в одном деле.

 

А теперь посмотрим дальше. Украинские события. Можно ли решить проблему на Украине?

 

Артём Войтенков: Любую можно решить.

 

Евгений Фёдоров: Невозможно. Потому что любая проблема решается в одном ключе - в правовом ключе. В правовом ключе на Украине проблема не решаема, кстати, как и проблема Крыма. Движение, миграция Крыма, Россия - Украина в правовом отношении не решаемая проблема. А знаете, как она решается? Любой юрист вам скажет: "Если вы будете соблюдать закон, вы решите любую проблему, самую сложную, соблюдайте закон". Как только вы примете решение, что в 91-ом году незаконно, у вас возникает цепь решения всех проблем на всём пространстве СССР. Прибалтийские мы решили. Правильно прибалтийцы боятся, потому что 91-ый год незаконный, они сами с госсоветом незаконны, возникает диалог с Прибалтикой, референдум и так далее, по восстановлению единства с Российской Федерацией. Им придётся пройти новый цикл легитимности (они же его ни разу не проходили, у них не было референдумов), который совершенно не обязательны, что они пройдут. И вдруг выяснится, что 70% жителей Прибалтики совершенно не собирались, и до сих пор не хотят быть в отрыве от своих братьев, живущих в России. Это вдруг выяснится неожиданно. Но это же всё можно запустить. Поэтому они правильно боятся - знает кошка, чьё мясо съела.

 

А что такое границы 91-го года? Забыл об этом сказать. Это не просто кем-то международно признаны, это признаны высшим геополитическим актом истории. Граница между Эстонией и Латвией не признана, а эта признана 100 миллионами жителями планеты, погибшими в период второй мировой войны. То есть результат мирового законного послевоенного устройства границ есть цена этого результата – 100 миллионов жизней. И что какой-то Ландсбергис со своей липовой бумажкой может перечеркнуть 100 миллионов жизней? Не только советских граждан, но и немецких, американских и всех. Нет, конечно. Это и есть международно признанные границы. И эти границы железобетонно выстроены, то есть, чтобы их перечеркнуть надо третью мировую войну устроить, ещё 100 миллионов жизней положить. Тогда вы этой легитимностью покроете легитимность второй мировой войны. А пока на это даже и намёка нет и не будет этого. Именно поэтому международное устройство автоматически открывает нам гигантский спектр возможностей.

 

Тут же возьмём с Украиной. Кто такие украинские сегодня солдаты фашистские, которые сосредоточились там, 90 тысяч, сказали, сосредоточено, кто это такие? Это в принципе советские граждане или их потомки, это русские. Путин правильно сказал: "Один народ". А почему они тогда с оружием в руках выступают против ДНР и ЛНР? Потому что им пропаганда рассказала, что они борются с сепаратистами, да? А если мы через суд признаём, законно абсолютно, что 91-ый год незаконен и его последствия незаконны. Кем становятся 90 тысяч украинской армии, которая сейчас на стороне фашистов?

 

Артём Войтенков: Да, карательной.

 

Евгений Фёдоров: Простой вопрос. Сепаратистами и карателями. То есть каждый, это советские люди как бы их пропаганда не болванила. То есть каждый из них вместо героя Украины становится террористом и сепаратистом, доказанным в суде материалом. И как он себя поведёт? 90% перейдёт на сторону национально-освободительных сил, то есть сделает то, что сделал его дед, прадед и прапрадед. Это же элементарно. Для этого не надо танки поставлять, самолёты, ракеты. Для этого надо просто в суде провести законные действия, которые до сих пор не проведены незаконно.

 

Артём Войтенков: Вам же это не удаётся.

 

Евгений Фёдоров: Потому что нет суверенитета у страны и у судебной системы тоже. Мы везде упираемся в экономике, в политике, в геополитике, упираемся в отсутствие суверенитета России. То есть судебная система и правоохранительная не расследует 91-ый год не потому что они дураки, а потому что они коллаборационисты, вот логика вопроса.

 

Артём Войтенков: А какой тогда смысл к ним ходить?

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите, но это же люди. То есть сегодня они коллаборационисты. Если пенсионеры в Москве, Московской области вступают в НОД, пишут анкеты, меняется расстановка сил в сторону Путина и национального курса и эта же прокуратура, этот же суд так же вперёд паровоза становится национально-ориентированными силами. Что они и сделали по вопросу Крыма. Когда на них надавил Путин, а они вдруг подняли, да действительно, глаза открыли: "Блин, в 53-ем году нарушили закон.

- "А в 91-ом году?"

- "Нет, нам ещё нельзя на это смотреть, нельзя, мы не смотрим".

 

Вот это и есть борьба, Артём, это и есть национально-освободительная борьба. Она же интеллектом борьба, она борьба расстановки сил, борьбой за каждого человека, борьбой за каждую систему, за прокуратуру, за суд, она так и выглядит. Для чего нам нужны анкеты 5 миллионов или 10 миллионов? Для расстановки сил в этой борьбе. Если эти анкеты у нас появляются на стороне национального курса и Путина, мы пошли в наступление. Нет этих анкет - мы маневрируем в обороне. Вот для этого это и надо.

 

Но если мы пошли в наступление, мы решили:

- проблему пенсионеров,

- проблему медиков,

- проблему полицейских,

- проблему секвестра бюджета,

- проблему низких процентных ставок и бизнеса,

- проблему территориальной целостности в границах 91-го года и все остальные.

 

Причём политически решили без единого выстрела. Понимаете логику геополитическую? Потому что выстрелы были тогда, в 45-ом, и за это заплачено тогда. А сейчас нам надо просто взять обратно нашенское, незаконно бандитами отнятое в 91-ом. Всё. И вы уже боретесь с бандитизмом, которые сволочи, отняли у вас страну в 91-ом году законными средствами без армии, просто политикой и геополитикой, переговорами.

 

Артём Войтенков: Ну, бандиты политику не очень понимают.

 

Евгений Фёдоров: Понимают, потому что у вас есть сохранённое Путиным ядерное оружие.

 

Артём Войтенков: Вот, это оружие, это сила.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз - вы его не можете применить, оно может работать только в условиях международно признанных границ. Это очень важно, так же, как судья и палач не могут казнить человека незаконно.

 

Артём Войтенков: Да запросто.

 

Евгений Фёдоров: Но системно не могут.

 

Артём Войтенков: Системно нет, а так…

 

Евгений Фёдоров: Это же риски гигантские для всего мира – ядерное оружие. А здесь вы риски перекладываете на врага и освобождаете пространство для манёвра.

Вы говорите: "Ребята, вы признали на Ялтинской конференции и в последующих соглашениях границы?"

- "Признали".

- "Вот эти границы являются международными?"

- "Да".

- "Обратно отдайте нам. Не хотите сразу, давайте по частям: сегодня Эстонию, через пять лет Латвию, через ещё пять лет Литву".

- "Мы согласны".

Как Китай с Гонконгом.

 

С Украиной - там другая ситуация, там война, там ждать 10 лет мы не можем. Поэтому, ребята, вы оказываетесь тут сепаратисты сидите, вы пошли против своего деда, прадеда. Вы у Саур-могилы не с того фронта встали - надо бы у этой же Саур-могилы на фронт против фашистов идти. Ну-ка разворачивайте свои оружия на Киев. Вот вам помощники из ДНР и ЛНР, из НОДа из московского, пожалуйста, вперёд".

И всё, машина пошла в обратную сторону: вначале в правовом смысле, а потом и в геополитическом и в военном и в административном.

 

У нас был замечательный деятель Россель, он издал такую бумагу, что есть такая Уральская республика, помните?

 

Артём Войтенков: Франки напечатал даже уральские.

 

Евгений Фёдоров: Да. Так вот Уральская республика в составе России находится, с точки зрения Росселя, незаконно. Потому что он придумал ложный закон. А придумали ложный закон американцы. Точно такую бумагу издал Ландсбергис и Литва вышла. Вот почему Литву можно выпустить на незаконной бумаге, пустышке, а Урал нет? Простой вопрос. Да потому что мы, обманув раз в 91-ом году, обманываем и сейчас. И поэтому Урал весит на выходе из России. И если американцы сажают Ходорковского в Кремле, он выходит. И вы не одному нашему солдату не скажете: "А почему он должен за Екатеринбург умирать?" Ну почему он должен умирать за Екатеринбург? Там же бумага есть, что Екатеринбург не Россия. И Питер напишет такую же бумагу, и Калининград. Поэтому умирать солдат будет за Отечество, под которым понимается то же, что умирал его дед, а это - международно признанные границы, то есть за Киев, и вся расстановка ставится по-другому.

 

Смотрите, НОД это не военная конструкция решения проблем, это правдивая конструкция решения проблем. Создавая, восстанавливая правду, мы создаём условия для решения проблем, которые возникают из лжи. А дальше уже вступают в действия сотни миллионов грызунов, как мы говорим, юристов всяких, которые защищают свои права, и происходит на базе закона международного восстановление и геополитических границ Советского Союза (поэтапно конечно), и такое же восстановление суверенитета Российской Федерации, за которым идёт:

- десятикратный рост экономики, мы это уже знаем,

- благосостояние,

- высокие доходы,

- отмена кризиса,

- социальный рост,

- уважение во всём мире, как мы имели, а сейчас не имеем,

- и всё остальное.

Потому что к рабу не может быть уважение, это же понятно, который согласен быть рабом.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1020 мб)
Видео MP4 640x360 (403 мб)
Видео MP4 320х180 (224 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (23 мб)
Звук 32kbps MP3 (23 мб)
Звук 64kbps MP3 (47 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (70 мб)

Текст:
EPUB (180.96 КБ)
FB2 (357.23 КБ)
RTF (584.35 КБ)

Американские законы российской власти

Системные законы пишутся для России американскими компаниями. Депутаты, взятые на работу, послушно принимают эти законы.
Законодательная власть России подчинена внешнему управлению. Это политический театр для одурачивания народа.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Американские законы российской власти

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_usa_law_for_russia

 

Часть из "Евгений Фёдоров 12 июля 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-07-12

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: У нас иногда от депутатов или от главы государства требуют каких-то решений. Но сами эти должности не решальщиков, это должности исполнителей, как бы производные исполнительные должности. Депутаты отвечают за то, чтобы придти в Госдуму (мы сейчас с вами находимся, хоть и воскресенье) в зал пленарных заседаний в нужное время нажимать кнопки. В законе сказано и в конституции: принимают законы, не разрабатывают. Технология разработки законов такова, что разрабатывают законы по 15 статье Соединённые Штаты Америки. Через свои, допустим, общепризнанные нормы и правила, через специализируемые международные учреждения, например, МВФ. Дальше здесь непосредственно за управление отвечают в наших министерствах, ведомствах американские советники, их здесь несколько тысяч человек. Если вы возьмёте любое наше министерство, ведомство, штатное расписание, вы не найдёте там отдела по производству управления, а бумаг это ведомство издаёт очень много.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду отдел по разработке законодательства?

 

Евгений Фёдоров: Вообще каких-то норм. То есть, есть юридические отделы, административные отделы, экономические отделы в плане административно-юридические, но нет, чтобы сидели аналитики, выдавали стратегию в фабулу законов, фабулу норм.

 

Артём Войтенков: Считается, что юридический отдел пишет какие-то.

 

Евгений Фёдоров: Вы юристов видели? Юристы – это люди перерабатывающие бумаги, то есть юрист никогда ничего не придумывает. Это сама профессия такая.

 

Артём Войтенков: Почему? А законы кто тогда пишет?

 

Евгений Фёдоров: О! Главный вопрос: а кто в России пишет законы? И не только законы, постановления крупные, не мелочь какую-то, не кадровые, а крупные. Инструкции - кто их пишет? Их пишут граждане или сотрудники компании Соединённых Штатов Америки во всех наших министерствах, ведомствах. Эти компании называются консалтинговые. Это Deloitte Touche, Price Waterhouse, Oliver Wyman, McKinsey, KPMG и несколько других, их там шесть крупных. И они и есть отделы по производству управления наших министерств. Если вы читаете штатное расписание министерства, тут только исполнители, в том числе и юристы. А кто? У нас 25 тысяч нормативных бумаг в год делается в стране, включая проекты законов, 25 тысяч. Кто их фабулу производит? Юристы дорабатывают эту фабулу до бумаги, до деталей. А именно придумывает: что должен быть такой концепт, что такие налоги, такая система отношений в экономике, в промышленности, в юриспруденции - это всё придумывают советники Соединённых Штатов Америки с 90-ых годов, о чём уже телевизор нам сказал до сегодняшнего дня, до сегодняшней секунды.

 

Поэтому, когда вы принимаете закон в Государственной Думе, то по конституции депутаты отвечают за кнопки, за принятие закона, а не принять закон они не могут. То есть они могут отклонить один-два закона, но они не могут отклонить системно законы, потому что им нечего будет делать - они на работу пришли, чтобы их принимать. Может быть исключение - два закона отклонят системных, но потом всё равно примут, потому что их второй раз подадут, эти законы.

 

И если помните, Путин, например, был против некоторых законов "О ювенальной юстиции", всё равно они прошли. Потому что не важно против чего он. Система работает - сидят советники американские, они законы пишут, эти законы поступают в Госдуму, всё. Они пишут речи министров, министры эти речь рассказывают, что надо повысить пенсионный возраст, секвестр бюджета, отнять пенсии, снизить заработные платы, это же не сам министр придумал такой умный человек. Это же министр придумал, потому что ему МВФ и его советник, который через коридор в его министерстве сидит, написал это. И написал в соответствии с конституционным принципом 15-ой статьи конституции, то есть не просто написал, а так положено. И они это вырабатывают. А теперь подумайте, что это за люди. Кто такие юристы, мы знаем, юрфак, там сидят. У нас же многих у наших зрителей есть знакомые юристы.

 

Артём Войтенков: Или они сами юристы.

 

Евгений Фёдоров: Или их дети, конечно. Поэтому юристы – это люди, которые перерабатывают бумаги, то есть сама профессия не творческая, не производная, вернее творческая, но творческая в тактическом ключе. Стратегически концепцию пишут специальные люди, эти люди интегрированы в американскую систему управления. То есть я, допустим, как советник министра экономики, например, я не могу написать закон, потому что министерство экономики только часть концепта. У меня начальство должно быть где-то, которое видит всю картину целиком. Всю картину целиком видят по России в экономике это МВФ. Поэтому эти консалтинговые фирмы подчиняются МВФ, там сидят американские граждане, и они пишут законы для России. Но если мы решим сами быть суверенными, это не значит, что депутаты начнут писать законы. Потому что депутат, вся его должность не приспособлена, чтобы писать законы.

 

Вы знаете, вы, например, артист драматического театра. Вы закончили Гнесинку, у вас безумный послужной список, вы изучали опыт. И вы через 30 лет ведёте ведущую роль, вы, например, Цезаря играете. Но это не значит, что вы Цезарь, вы блестящий народный артист, играющий Цезаря. Работа депутатов - игра во власть, не власть. Подбирают вас на должность Цезаря не потому что вы мыслите, как Цезарь, как политик. Нет. Вас подбирают, потому что вы прошли карьеру артиста. И вам ваш режиссёр сказал: "Ты Цезаря сыграешь, а тебе ещё рано, ещё лет пять поиграй уборщицу на каком-нибудь другом спектакле, ещё что-нибудь". Вот так и здесь. Депутатов подбирают не потому что они производят управление и имеют опыт этого производства, потому что они закончили специальные институты, ЦК КПСС, в Советском Союзе были такие, которые готовят управленцев и стратегов. А потому что они хорошо решают проблемы, которые требуются перед депутатом - коммуникации. На выборах хорошо спляшут, лапшу хорошо повесят, на работу будут ходить и кнопку нажимать. Думать на концепте просто для них такой задачи никогда не стояло, как не стояло перед артистом, который играет Цезаря, задача быть Цезарем с точки зрения подготовки, принятия решений, от него не ждут, что он будет издавать указы, как Цезарь. Так и здесь, депутаты – совсем другая работа. Если мы восстанавливаем систему суверенитета в стране, нам, конечно, понадобятся тысячи людей, производящих управление, стратегов.

 

Артём Войтенков: А у нас их нет.

 

Евгений Фёдоров: Да, потому что эту роль выполняют американцы в России. Ну и что?

 

Артём Войтенков: У нас их не воспитывают.

 

Евгений Фёдоров: Их не обучают, не готовят, не создают, но их придётся делать. Я, почему и говорю, что восстановление суверенитета это не волшебный подарок, это подарок, потому что это сразу даёт резкий плюс. Но после этого начинается тяжёлая работа, в том числе в плане поиска этих тысяч людей, которые заменят американцев в российских министерствах, ведомствах. То есть, чтобы сидит министр, победил суверенитет, прошёл референдум, министр открывает дверь коридора и говорит: "Мне нужно идти на доклад, где речь?". А советника американского нет, его выгнали и министр пустой, ему сказать нечего.

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv

Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

 

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (123 мб)
Видео MP4 640x360 (45 мб)
Видео MP4 320х180 (25 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (5 мб)

Текст:
EPUB (216.15 КБ)
FB2 (300.74 КБ)
RTF (82.67 КБ)

Евгений Фёдоров 12 июля 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 12 июля 2015.
Разговор о покорении стран через долги, хозяевах Евросоюза, долгах Греции, уничтожении народов, информационной войне против России, распаде Украины, обмане российских СМИ, незаконном развале СССР в 1991 году, испуге прокуратуры, театральных выборах, экономической уязвимости России, политике вранья и правды.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 12 июля 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-07-12

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Наверное, начнём с международных дел. То есть, первый вопрос по Греции: что там произошло и причины всего этого? Греческий референдум, отказ оплаты по долгам - в чём причина?

 

Евгений Фёдоров: Греция – это территория Европейского Союза, то есть немецкая территория, плюс американская территория. Недавно я поднял цифры, как греки в процессе борьбы с немцами за свою свободу в период Второй мировой войны потеряли десять процентов своего населения. Они боролись с итальянскими войсками, с немецкими войсками. У них было мощнейшее партизанское движение. Там было потеряно десять процентов населения. Это сопоставимо с теми же, допустим, поляками. То есть, для Греции свобода - это не пустой звук. И в результате манипуляций, в том числе госпереворота так называемого, который был ранее в Греции, впервые американцы его опробовали под названием "Чёрные полковники".

 

Они создали такую греческую модель государственности, в которой Греция в принципе потеряла суверенитет перед лицом Соединённых Штатов Америки, путём государственного переворота. Как то же самое и в Киеве, только раньше, во время переворота "Чёрных полковников". Дальше Греция, будучи измордована, скажем так, этими механизмами, потеряла суверенитет. В начале уровень жизни немножко поднялся, но наряду, кстати, со всем миром. В Греции он поднялся не больше, чем в тот же период, допустим, в Советском Союзе, когда он начал подниматься, и в других странах.

 

Артём Войтенков: Вы какое время имеете в виду?

 

Евгений Фёдоров: После "Черных полковников". И дальнейшее вступление Греции в Европейский Союз. Участие в создании, я бы так сказал, Европейского Союза. И дальше - греки сегодня просто провинция, потерявшая полностью суверенитет и управляемая извне. А дальше механизмы: те, якобы долги, которые накручены Грецией, это просто форма, знаете такого, липового механизма захвата территории. То есть люди, которые занимаются бизнесом, они это знают. Это называется "искусственное формирование долгов". И потом на базе искусственного формирования долгов предприятие захватывается рейдерами. Это такая технология есть.

 

Немцы в полном объёме эту технологию испытали. И ненависть у немцев к грекам гигантская - они им не могут простить, что греки так жёстко сопротивлялись во Вторую мировую войну, и очень большой вклад внесли в разрушение гитлеровского режима. Поэтому я уверен, что задача Германии Грецию просто уничтожить. Они её уничтожат. Дальше начинаются уже технологии этого процесса. Поскольку для Греции альтернативы кроме евро как бы не сложилось, потому что Российская Федерация со своим СЭВ (когда у нас был СЭВ, была бы альтернатива) уничтожена, как субъект мирового экономического права. То есть мы не можем никому дать денег. Мы себе не можем дать денег, а уж тем более кому-то.

 

Соответственно у Греции особо-то и манёвра нет, особых вариантов нет. Единственный вариант – вернуться в суверенитет и драхму, я имею в виду, с точки зрения экономики. В этом случае уровень жизни в Греции возрастёт, потому что любая суверенная страна живёт лучше, чем страна не суверенная. Но американцы и немцы достаточно имеют сил в Греции для того, чтобы не допустить такое развитие событий.

 

Если вы заметили, даже, несмотря на то, что греки на референдуме шестьдесят один процент проголосовали за свободу, всё равно, может быть тактически, но руководство новой Греции опять греческий народ предало, и по-прежнему на тех же условиях, что и до референдума, полностью ложится под Германию и Соединённые Штаты Америки. Сейчас идёт спор. Немцы пытаются понять, эти вот запрошенные греками шестьдесят два миллиарда евро это обман? То есть они возьмут шестьдесят два миллиарда, а потом кинут Германию, или действительно эти шестьдесят два миллиарда нужны для того, чтобы греков окончательно привести в стойло, что называется. Причём эти шестьдесят два миллиарда немцам ничего не стоят, это политика количественных смягчений, просто ЕЦБ печатает новые бумажки и всё.

 

Артём Войтенков: А зачем немцам Греция?

 

Евгений Фёдоров: А зачем немцам Греция была в 41-ом году? Да по тем же причинам. А зачем Греция нужна была Австро-Венгрии в Первой мировой? А зачем Греция нужна была Турции, Италии? И вообще, зачем разные территории, народы нужны странам, которые беспрерывно за них воюют? Да потому что это форма существования конкурентного человечества. В нём все государства в силу разных ментальностей своего госстроительства. Колониальные государства, типа Германии, им без Греции просто не жить. Греция им нужна, чтоб содержать немцев, если очень коротко сказать. Для того, чтобы содержать Германии государственную машину Германии, Германии нужны колонии, как вне Германии, вне Евросоюза, так и внутри Европейского Союза.

 

Артём Войтенков: Но у Греции огромный долг. Наоборот Германия должна печатать…

 

Евгений Фёдоров: Это липа. Это не долг, это просто липовый обмен бумажками. Вот я сейчас вам напишу бумажку, что я вам должен миллиард, и вы мне дадите бумажку, что я вам должен миллиард. И я вам буду должен миллиард, и вы мне будете должны миллиард. Это такие же пустые бумажки, которыми обмениваются между собой театральные правительства, которые просто придумывают методы захвата других территорий, народов, государств или просто заводов.

 

Вот типичная схема рейдерства. Ставится свой директор завода, который вы хотите захватить, как рейдер. То есть продавливается руководство завода, интригами, подкупом. Продавили, назначили своего директора, и он начинает вам выписывать липовые долги. То есть, как бы вы с ним обмениваетесь долгами. В результате этого обмена долгами, на каком-то этапе завод становится вам должен огромную сумму. После чего вы идёте в суд, завод банкротите и за банкротство, как активы, за долги этот завод прибираете. Причём изначально сама история липовая была. То есть это просто было придумано жуликами, если мы о заводе говорим. А в политике жуликов нет. В политике успешные лидеры государств геополитики.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть просто называется другим словом.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Я смотрю, когда референдум по Греции шёл. Там показывают какую-то женщину испуганную, которая голосовала за Европейский Союз, хочет голосовать за Европейский Союз.

Её спрашивает наш корреспондент: "Почему вы не хотите сказать "нет", а хотите сказать "да"?"

Она говорит: "А как же мы будем жить, как мы будем существовать без Германии? Как?" Говорит женщина, которая вообще-то наследник государства, созданного до того, когда вообще не то, что Германия появилась, а до того, что появились вообще любые государства Европы. Греция – первое государство, созданное на Европейском континенте вообще, ещё до Римской Империи. И эта женщина… А как она дожила до этого? Как до неё дожили сто пятьдесят поколений её предков? Как они смогли дожить без Германии? Наверное, они молились в средние века: "Когда же появится эта Германия, которая будет нами в будущем управлять?"

 

Это же очевидно. Любой человек, который свободный, или государство, он лучше живёт, чем те, кто внешне управляемы. Любой, это общее правило. Если ты раб, вассал, ты всегда будешь жить хуже, чем, если ты свободный, маленький, но свободный. Не важно: маленький или большой - это же азбука.

 

Артём Войтенков: Я вот хожу на помойку мусор выбрасывать, там живут свободные собаки и кошки. Они голодные, тощие, дранные, немытые и грязные, лазят по помойке в поисках отходов. В то же самое время дома живут не свободные, но сытые, хорошо ухоженные собаки и кошки. Вот разница между свободой и не свободой.

 

Евгений Фёдоров: Каждый выбирает, в конце концов, сам и в экономике, и в политике. Ведь человек всё-таки от кошки, чем отличается? Если бы эта кошка или собака ваша жила в лесу свободная, она, может быть, и умела жить в лесу, как её сородичи лесные, она бы там нормально прожила. Человек отличается и государство тем, что всегда он умеет наладить свою жизнь, иначе бы он не дожил бы до нашего дня, или не дожил бы сто лет назад или тысячу лет, пятьсот, или когда. То есть, если он свободен, значит, он отлаживает механизм взаимоотношений. Там другая история, как с кошками, пример-то актуальный.

 

Представьте, что завтра Греция стала свободной, выпустила драхму. Что произойдёт? Европейский Союз, Германия и Америка набросятся на Грецию с ещё большим визгом, чем на Россию. То есть, они будут её просто душить. Но Россия в принципе, если тут суверенитет есть, ей плевать. Потому что всё, чего они могут нам сделать, они могут не дать напечатанные деньги, мы их сами напечатаем.

 

Для Греции, маленькой страны блокада - это куда более тяжёлые последствия. То есть, практически все товары, которые происходят в Греции, она берёт из-за границы. И эта заграница под контролем американцев и европейцев. То есть они в принципе могут сделать блокаду Греции. Они естественно придумают какой-то способ. Например, объявят, что в Греции не демократический режим. Они уже почти говорят. А раз не демократический режим то, что с ним надо делать? Его надо бомбить. Это же правило такое. Если тебя назвали недемократическим режимом, тебя подлежит бомбить.

 

Артём Войтенков: Следующий шаг.

 

Евгений Фёдоров: Да. То есть они могут пойти этим путём, и греки это понимают. То, что Ципрас сдался, пока (я слово "пока" всё-таки употребляю, потому что может это игра), то я его понимаю - он сдался перед лицом огромной силы, которая его просто вызвала и сказала: "Вот тебе шаги. Если ты не сдаёшься нам после своего референдума, то завтра с тобой будет это, а послезавтра мы тебя посадим в Гаагу, а Грецию будем бомбить через какую-то итерацию. Через два-три года скажем, что там недемократический режим". Я понимаю, возможно, там были такого рода разговоры. Просто история с Грецией это типичная история выкручивания рук вассалу и не разрешение вассалу выходить из вассальной зависимости.

 

Во многом эта же история и с Россией. Нам руки выкручивают. Путин же правильно сказал на Совбезе. Он сказал, что из-за того, что мы не хотим торговать своей свободой, независимостью и хотим быть свободными, независимыми, нам устроили эту истерику год назад.

 

То есть до этого мы более-менее их устраивали. Год назад они решили, что Путин слишком сильно требует свободы и независимости, и начали уничтожать Россию. Вот та же история и с Грецией. Но это общее правило. Всегда начальство, метрополия будет подавлять колонии или вассалов, всегда, нет ни одного исключения. Метрополию вы можете сломать только силой, никогда лаской, никогда уговорами. Как хищника - вы никогда уговорами его не заставите отказаться быть хищником. Никогда. Попробуйте, идите в зоопарк и уговорите волка. Уговорите, я посмотрю.

 

Артём Войтенков: Тогда почему Греция начала бунтовать? Вот эти референдумы все.

 

Евгений Фёдоров: А все бунтуют. Вот вы задаёте вопросы, иногда в интернете говорят: "А как же? У нас нет суверенитета, а мы что-то сделали в Крыму? Что-то мы сделали ещё". Извините меня, был ли суверенитет на оккупированной территории Советского Союза? Не был. А поезда под откос пускали партизаны? А как же они пускали? Суверенитета же не было. Это процесс - одно другому не мешает. Да, идут процессы бунтов, идут процессы объективные освободительные. То есть люди хотят свободы, независимости и богатства. И как проявление этих процессов происходят обычно отдельные элементы, которые систему не меняют, но которые как бы раскачивают систему, демонстрируют стремление к свободе.

 

Артём Войтенков: Нет, одно дело отряд партизан в лесах, другое дело целое государство начинает.

 

Евгений Фёдоров: Какая разница? Посмотрите на бедную Румынию, не знаю или богатую во Второй мировой войне. Румыны, голубые дивизии убили сотни тысяч граждан по всей территории Советского Союза в карательных операциях и в процессе наступления. Под Сталинградом они, между прочим, помните, держали флаг? Как только конъюнктура поменялась, что сделали румыны?

 

Артём Войтенков: Перебежали.

 

Евгений Фёдоров: Они объявили войну Германии. То есть, дивизии в течение четырёх лет плечом к плечу убивавшие советских граждан вместе с немецкими солдатами, объявили этим немецким солдатам войну. Это как? Подлое государство, вот и всё. На стороне сильного. Это касается очень многих. И большинство, которых история сильно тискала, они большинство принимают решение и ориентируются на сильного. Не ориентируются на правду, а ориентируются на сильного, исходя из того, что если я договорюсь с сильным, то я хотя бы сохранюсь. Но где-то логика в этом есть.

 

Артём Войтенков: Тогда получается, Греция всё равно останется в Евросоюзе, как бы она ни брыкалась, её всё равно раздавят.

 

Евгений Фёдоров: Её раздавят, пока для этого есть силы. Но Грецию же не раздавили за пять тысяч лет её истории. Значит, они находят способы, не мытьём, так катаньем, сопротивлением, не сопротивлением. В сегодняшней расстановке сил, когда против Греции огромные силы и нет помощи из другого мира, даже БРИКС не поставил вопрос о помощи Греции, потому что он ещё к этому не созрел. То раздавят. Как её раздавили Грецию немецкие десантники во Вторую мировую войну. Раздавили же? Раздавили, а потом, что произошло? Освобождение. Процесс освобождения, который произошёл в Греции и этих десантников повесили на столбах. На втором этапе, не на первом. На первом они вешали. Так и здесь. Сейчас пока раздавят. Это не значит, что раздавили навсегда. Это значит, что пока раздавили, пока.

 

Через год, два, три изменится геополитика, усилится баланс национально-освободительного движения мирового. Это скажется на балансах европейской части в Европе и там начнутся другие процессы. Начнётся процесс нервов в Болгарии, в Греции, в Сербии, которая сейчас тоже раздавлена, будем так говорить, по-русски. Эти процессы опять поднимут свою голову. Почему американцы и ставят задачу: уничтожить население миграцией, вывозом людей, сокращением и так далее? Потому что они понимают, что процессы всё время повторяются. Поэтому вы всегда добавляйте "пока". Пока есть Россия и пока Россию не уничтожили Соединённые Штаты Америки, у Греции есть надежды на свободу.

 

Артём Войтенков: А вот касательно самого Евросоюза по отношению к нам, он нам друг, враг? Он нам нужен, не нужен? Нам выгодней, чтоб его не было или чтоб он был? Как?

 

Евгений Фёдоров: Евросоюз создали Соединённые Штаты Америки для того, чтобы согнать всю свою шушеру вассальную в одну кучу.Это идея, которая была ими реализована, потому что так ими удобнее управлять. Условно говоря, взяли, объединили провинции свои в одни. В одни, для того, чтобы одни присматривали за другими. В результате те провинции, в которых у них войска оккупационные (Германия) присматривают за другими провинциями, где оккупационных войск меньше. Или они менее влиятельные, или как более наглые, как требующие свободу нации, типа Греции. Вот как эти процессы происходят. Дальше эти вассалы накрутили искусственные долги и сейчас держат на долгах Грецию абсолютно на ровном месте.

 

Кстати, это блеф, что греки работают хуже. Вот вы знаете, что греческая рабочая неделя на пять часов больше, чем в Германии? Но об этом же не принято говорить. А не принято говорить о том, что там зарплаты ниже? Не принято. То есть нам пропаганда рассказывает сказку про Грецию, что Греция слишком хорошо живёт и прочее. Это всё липа. Хорошо должны жить только метрополия, а вассалы и провинция… Вассалы некоторое время могут жить более или менее неплохо. Колонии должны плохо всегда жить, они должны обслуживать, а вассалы некоторое время неплохо. И сегодня Греция по мыслям немцев должна жить на порядок хуже немцев. И вот они эту политику и проводят, этими методами.

 

Артём Войтенков: То есть получается - весь Евросоюз это просто форма управления?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Это такое американское гуляйтерство, в котором есть, конечно, тяжеловесы: гуляйтеры, подчинённые гуляйтеров, их помощники, если хотите, бургомистры в лице Германии. Отдельно Англия, которая хлыст такой внешний, которая присматривает за Германией. То есть Германия присматривает за Грецией, Англия присматривает за Германией. Там всё так у них выстроено, у американцев. И в целом, конечно, американцы не хотят допустить, чтоб Германия усилилась до такой степени, чтоб сбросить вассальство.

 

Тут правильно говорил и Владимир Владимирович: "Важно не намерение, важны потенциалы". То есть, если у вас складывается у страны потенциал освобождения, даже намерения нет, ваше начальство, вы назначили начальников, руководителей, Меркель назначили, но потенциал есть, значит, завтра вместо Меркель может прийти кто-то, кто захочет этот потенциал реализовать.

 

Поэтому, задача американцев в этой системе:

- С одной стороны - через Германию управлять своими территориями типа Греции.

- С другой стороны - не допустить излишнего роста Германии иначе будет история, как у нас с Калитой. Помните, в нашей древней истории, когда собирал дань для цели отправки в Монголию, дань собирали, а потом на каком-то этапе перестали отправлять и на базе этой дани создали мощную армию и запустили процесс освобождения. Так и здесь - они смотрят.

 

Например, Америка была против объединения ГДР и ФРГ категорически, как Англия. Вталкивали туда Турцию, чтобы уравновесить Германию, чтобы Германия не доминировала в Европейском Союзе. Американцы тоже контролируют процесс, они всё-таки играют в него довольно подробно. Но пока и в целом Германия - слуга Америки. И в каком-то смысле даже демонстративный слуга Америки для того, чтобы усыпить её бдительность, это, я думаю, тоже есть.

 

Артём Войтенков: А преодолеть стремление немецкого народа к объединению они не смогли? ГДР и ФРГ.

 

Евгений Фёдоров: Насколько я понимаю, когда там использовался фактор агента Горбачёва, то, как я слышал, была такая информация, что Горбачёва поймали в молодости по его родственникам на оккупированной территории в Ставрополье. Данные по этим родственникам попали соответственно в гестапо, сотрудничество. И эти данные в Советском Союзе, если знаете немного историю механизма Советского Союза, они бы полностью обрезали карьеру любого партийного функционера, как молодого Горбачёва в том числе. И эти данные были, и это был крючок. Но данные были в гестапо. Потом часть из этих данных попали, когда архивы гестапо американцам передавались на оккупированных территориях, а часть архивов осталась. В результате как бы от Горбачёва было два ключа: немецкий и американский. То есть, часть архивов немецкие, часть американские, например, подлинники в Германии. Я не знаю деталей, это всё придётся разбираться.

 

Благодаря чему здесь Горбачёв сыграл против американцев внутри как бы (во внутреннем раскладе) за Германию. Немцы - это самая амбициозная нация Европы. Это означает, что даже сегодня они уничтожены, подавлены, интригующие, они, если сложатся обстоятельства, они первые вцепятся в американское горло - сразу, на смерть. И американцы это тоже понимают. То есть пока эти немецкие интриги, как бы лояльность американцам может даже для Америки искренние, они немецкую нацию не уничтожили. Вообще вся эта система наций, она как была исторически, так и осталась: Греция, Германия. То есть стремление, доминирование - всё это осталось.

 

Артём Войтенков: Как осталось? Германию разбавляют турками, афганцами, иранцами.

 

Евгений Фёдоров: Добавляйте - поэтому разбавляют.

 

Артём Войтенков: Получается, что немцы уезжают оттуда, потому что не хотят кормить курдов, которые на бесплатном пособии живут.

 

Евгений Фёдоров: Может быть. Потому что может быть, а может и нет. То есть, может быть, это разбавление, - его же историю ещё никто не проходил. Может это разбавление поможет американцам уничтожить дух Германии. Дух я имею в виду амбициозный за мировое лидерство, а может, не получится. Мы же не знаем. Но думаю, что не получится. Американцы думают, что получится. Они же мозгами решают проблемы, как бы расчётами. А история обычно пишется не расчётами, она пишется опытом, а это две большие разницы. То есть, когда у вас сталкиваются мозги и исторические закономерности, выраженные в опыте, побеждают в результате исторически закономерности, не мозги.

 

Артём Войтенков: А я вас скажу такую историческую закономерность. Была Византия, которая была восточной Римской Империей с городом Константинополем, в котором стоит один из самых огромных христианских храмов, а потом это стало Турцией. И там стали жить турки. А теперь они идут в Европу.

 

Евгений Фёдоров: Турки захватили.

 

Артём Войтенков: Да. И Европу сейчас захватят.

 

Евгений Фёдоров: То есть это результат военного поражения. А что сделали с византийцами турки?

 

Артём Войтенков: Вырезали.

 

Евгений Фёдоров: Да, уничтожили в принципе. Почему тогда не привести американский пример, когда жил десятимиллионный народ, пришли американцы на его территорию, колонизаторы, и уничтожили десятимиллионный народ, осталось двести тысяч.

 

Артём Войтенков: Видите, примеры-то есть.

 

Евгений Фёдоров: Примеры есть, но они проходят через процедуру уничтожения. Немцы пока не уничтожены.

 

Артём Войтенков: А они уничтожаются просто более медленно, не прямым убийством.

 

Евгений Фёдоров: Я с вами согласен, но в истории получаются обычно только прямые убийства. А когда вы уничтожаете медленно, это наносит огромный вред нации, да. Но пришедшие (значительная их часть) становятся этой нацией. Я что-то не уверен, что турки немцами станут. Я вот, сколько разговаривал с людьми, которые в Германии живут, как-то такого не наблюдается.

 

По крайней мере, на нашем поколении на ближайшие десять, двадцать, тридцать лет фактор немецкого духа он существует. Может, потом они его уничтожат, чуть позже, может быть. Но немцы же тоже сопротивляются, ведут определённые процессы. Я в своё время изучал миграцию в Германии, они там пытаются. Они, например, создают детские сады трёх типов. Когда в детском саду вообще нет немецких детей, только русские, афганцы почему-то. Я был в Гамбурге: русские, афганцы, турки - вот состав детского сада. И с трёхлетнего возраста детей учат дружить, и становиться немцами. В их среде нет ни одного немца ребёнка, только преподаватели. Вот защищают диссертации, детям объясняют, но это не получается, сдруживать всё равно не получается, но попытки такие делаются. Важно, что Германия понимает проблемы. Значит, не получится здесь, получится там. Кроме того у них всегда есть в запасе гитлеровский метод решения национальных проблем, они же это знают, у них же никто это из голов не выбрал.

 

Артём Войтенков: По-моему, это единственный метод решения проблемы.

 

Евгений Фёдоров: Значит, они к нему придут на каком-то этапе.

 

Артём Войтенков: Причём защищаются все страны. Не зря же русских детей белых, везут туда в Испанию и в другие страны. Например, как мне сказали, в Испании одинокая женщина, не замужем на государственной службе может усыновить русского ребёнка. У нас попробуйте - одинокая женщина на государственной службе с зарплатой в три рубля.

 

Евгений Фёдоров: Не забывайте – у нас всё-таки колония. То есть задача нашего Министерства образования обеспечить реализацию указов метрополии. Испания к ним относится, как вассал Америки, поэтому мы туда и отправляем массово детей. Я думаю, что официальная статистика раз в десять меньше, чем реальная, по экспорту детей из России. Но это так всегда и было. Детей с оккупированных территорий вывозили все. У Гитлера были специальные планы вывоза малолетних детей. Отнимали у подпольщиков детей, подпольщиков убивали на оккупированной территории, то есть у боевых отрядов, и отправляли в семьи гестаповцев. То есть гестаповская семья, которая убила этого ребёнка, отец убил, жена с детьми так где-то в Берлине, - отправляли. От убитых отнимали детей, отправляли в семьи и воспитывали из них будущих гестаповцев. Это программа, по которой (официальные данные есть), минимум пятьдесят две тысячи детей прошло, это только официально. То ест это технология. И турки-османы. Кто такие янычары? Это же не турки. Это отнятые дети у покорённых народов, прежде всего славянских. Вот вам. И из них делают бойцов, наиболее преданных убийц, тех самых гестаповцев только в оттоманском типе. То есть ничего не происходит нового. Происходит стандартный механизм конкуренции наций в этом секторе - детях, отсюда это.

 

Почему вы думаете, американцы вдруг заявили недавно о том, что они будут добиваться, чтоб везде были семьи по всему миру, имея в виду прежде всего Россию.

 

Артём Войтенков: Однополые.

 

Евгений Фёдоров: Однополые С какой стати? Их задача – вторгнуться в семейное детское воспитание. Что Путин и сказал недавно, что они ходят и пылесосят детей: учащихся со всей России вывозят за рубеж грантами. Он же говорил об этом не случайно. Путин никогда случайно не говорит.

 

Это технология, но мы когда о ней говорим, мы никак не можем понять одну главную вещь, многие не могут понять, НОД понимает, что в России эта технология американцев работает, потому что, в России нет суверенитета. То есть, невозможно противостоять этой технологии на территории России, если ты не имеешь права принимать решения на своей территории какие-либо, в том числе и в этой сфере. А вместо того, чтобы вдуматься в этот тезис, пытаются замолчать НОД, не говорить об этом. То есть, настолько очевидная вещь, что об этом запрещается говорить. Даже специально американцы антиНОД создали для того, чтобы сама правда технологии освобождения не вышла как бы в массовое сознание.

 

Артём Войтенков: Что за антиНОД?

 

Евгений Фёдоров: Специально американцы создали антиНОД. Национально-освободительное движение, они создали карательное подразделение против движения, систему организаций под названием "антиНОД". Они в интернете есть. Проплачиваются из Госдепартамента, задача - подавить идеологию национально-освободительного движения. Прямо так и пишется антиНОД. Знамёна даже у них где-то есть, штандарты.

 

Артём Войтенков: То есть, это не подпольная там кличка.

 

Евгений Фёдоров: Туда бабахнули гигантские деньги - какая подпольная? То есть, американцы понимают, что когда они в России ведут дело к захвату власти, госперевороту, им надо подавить те очаги, которые, когда будет массовое предательство, отвечали бы на вопрос, как решить проблему, то есть, были бы комиссарами, которые возглавили бы народ на сопротивление. И они это подавляют. Назвали это движение (механизм) антиНОДом, закачали деньги, вербуют туда людей. Никакой там идеологии нет, кроме одной - Россия не должна быть свободна, в России должна идти карательная операция против людей, которые выступают за национальный курс, вот и всё. И там вы не увидите ни одного содержательного возражения, ругают только. Просто: "НОД, это плохо", и тысячу повторений – "НОД плохо". Всё. Почему плохо? Сказать нечего. Просто плохо, по принципу: тысячу раз сказал, может кто-нибудь запомнит.

 

Артём Войтенков: Нет, там как бы начинают катить бочку на тех, кто этим движением руководит, или являются какими-то заметными фигурами. Пример приведу. Я снял немца, Рёдигер Хоффман, ролик называется "Непобеждённая гитлеровская Германия", в котором он с документами, подробно рассказывает, что Германия является колонией, захваченной страной.

 

Евгений Фёдоров: Оккупированной территорией.

 

Артём Войтенков: Да. И тут же на Ютубе, после того, как я вывесил это ролик, по интернету он разошёлся, подписи стали появляться: "Он молодец, он всё правильно говорит". Против документов же не поспоришь, там по законам всё. Grundgesetz этот немецкий, где там всё чётко написано. Вот, он молодец, он всё правильно рассказал. Но вы знаете, он такой нехороший, он вот здесь обманул, вот здесь украл, здесь убил, здесь ещё чего-то сделал. И такой вот список его нехорошестей.

 

Евгений Фёдоров: И говорят о нехоршестях, или хорошестях – не важно о чём. Задача: не обсуждать содержательную часть. Так же работает антиНОД, придумывают. Я же вижу, в интернете - придумали историю, якобы я был подчинённым Чубайса когда-то. Этого просто никогда не было.

- Во-первых, это не важно, кто был подчинённый в принципе.

- Во-вторых, я никогда им не был. То есть, легко сложить две биографии.

Нет, это же не важно, как выглядит правда. Задача: увести от содержания обсуждения суверенитета. Главное: не обсуждать вопросы суверенитета, конституционной реформы, и мало того, сами слова запрещается употреблять.

 

Я вот привожу такой интересный пример, недавно такой начал приводить, потому что не было ещё четыре дня назад. Был вот этот Уфимский форум, где был Китай, Россия, и очень серьёзные заявления.

 

Артём Войтенков: ШОС, БРИКС.

 

Евгений Фёдоров: Да, только что, буквально два дня назад. И на Уфимском форуме наш НОД, ребята, они туда прошли. Получили аккредитацию, пришли на пресс-конференцию в качестве журналистов газеты "За суверенитет". Иногда вот эта борьба с правдой, с НОДом доходит просто до абсолютного маразма. Как пример. И дальше мы можем увидеть (я вот сейчас ролик смотрел), они на этой конференции задают вопрос Мединскому по поводу суверенитета, и по поводу конституционной реформы в вопросах идеологии, то есть, по теме. Во-первых, их тут же лишили аккредитации. Потому что, раз кто-то задал вопрос о суверенитете, об этом запрещается говорить. Тут же перепугались американцы, они же там участвовали в этом, и журналисты, и их агенты. Тут же звонки, пятая колонна, их лишили аккредитации. Но не в этом даже дело, подумаешь, лишили. А очень интересно, как на следующий день эти вопросы описывал "Коммерсант".

 

Артём Войтенков: Газета "Коммерсант"?

 

Евгений Фёдоров: Газета "Коммерсант" в письменной форме на следующий день, якобы они не поняли, кто задавал вопрос. Открыто же, даже видно в ролике, и у них было указано - газета "За суверенитет". Об этом же говорить нельзя. Скажешь слово "газета "За суверенитет", это же ты нарушишь американское табу. Назвали газету "Редкие земли".

 

Артём Войтенков: Вы поймите этих редакторов. У них есть приказ.

 

Евгений Фёдоров: Да я не спорю, понимаю. Просто, как это работает. Назвали "Редкие земли". Но поскольку вопрос был задан на высоком уровне, в присутствии сотен журналистов, приходилось им, в этом "Коммерсанте" (а "Коммерсант", это, конечно, пятая колонна высокого профессионализма) выкручиваться.

- Во-первых, про газету "Редкие земли", чтобы слово "суверенитет" не звучало.

- Во-вторых, пытались как бы заморочить голову, уведя от сути вопроса, не перечисляя вопрос. Там было видно, как они пытались вот так вот выкрутиться.

 

То есть, у них нет других вариантов, кроме как лгать, технологически нет. Вы легко определите по методике пятую колонну от национального курса. Национальному курсу смысла врать нет. Пятая колонна всегда врёт, потому что у них нет ни одного механизма зацепиться за правду. И поэтому они придумывают враньё, и потом на базе этого придуманного вранья начинают разворачивать кампанию.

 

Так придумали, что, якобы я работал у Чубайса. Враньё. И на этой базе забивают эфир вот этой ложью. Важно не то, что ложью, а важно то, что они из этого эфира через эту ложь пытаются убрать вопросы обсуждение суверенитета как в истории с уфимцами. И так везде. Посмотрите, это как будто, касается нашей газеты, и нашего отделения в Уфе. Это, то же самое.

 

Бастрыкин, следственный комитет, говорит о том, что конституция - диверсия. Что такое диверсия? Это значит, каждый день деятельность этой конституции каждый день ухудшает жизнь граждан России. Ну, так? Слово "диверсия" так понимается? Что такое диверсия? Конституция же она действует? То есть, каждый день она формирует курс, каждый день приводит к результату. И этот результат есть диверсия, со слов Бастрыкина. Значит, каждый день у нас хуже, хуже и хуже. Запрещается об этом говорить.

 

Нарышкин тут в Думе недели полторы назад сказал, что надо нам те договора, которые плохие, надо, если что, пересмотреть. Заявили СМИ, раскрутили, включая "Российскую газету", все остальные: "Нарышкин за то, чтобы по-прежнему, чтобы не менять приоритет международного права над российским". Ну не говорил он такого. Нет, придумали. История с Владимиром Владимировичем Путиным (мы об этом говорили) на РСПП с трибуны он говорит что-то. Так они для того, чтобы обмануть, запустили синхронный перевод с русского на русский. И рядом же ведущий, он говорит с трибуны, его показывают, а рядом ведущий своими словами пересказывает прямо противоположные по смыслу слова. Это как вообще?

 

Но это не значит, что в СМИ нет просвета. Я вам скажу, что в последнее время там пошли хорошие передачи. Вот, вчера начали вскрывать механизмы оранжевых интервенций, революций. Пока они ещё не могут дойти до главного. А главное - от НОДа. Они идут все по пути НОД. Я вам скажу, что НОД - это технология освобождения, она же не случайно такая. Что вы думаете, когда эта технология срабатывала сто, двести, пятьсот лет назад, не было вот этих врунов сверху донизу? Были такие же вруны, такие же чубайсы, такие же пропагандисты, только того времени. И НОД всё равно их обходил, НОД того времени. Поэтому, процесс борьбы с нами методом вранья, он в принципе тоже понятный, и мы знаем методы его преодоления. Он просто налицо этот процесс. Да, наконец, заметили, про пятую колонну. Но мы, НОД, о пятой колонне говорим всё время. Сейчас – официальный телевизор её заметил.

 

Артём Войтенков: А в какой форме он её заметил?

 

Евгений Фёдоров: Он заметил, что она есть, что есть механизмы пятой колонны, есть механизмы майдана, есть механизмы заговора, есть механизмы, как идёт подготовка людей для свержения власти. Год назад он их не замечал. Помните, я впервые поднял эти вопросы в беседе с Навальным, года четыре назад? Это там сказали, такого не может быть, потому что, не может быть никогда, ха, ха, ха. Сейчас уже об этом говорит официальный телевизор. Уже хорошо.

 

Артём Войтенков: Так Министерство обороны России уже про это стало говорить.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас. То есть, они все идут по пути НОДа. В этом есть функция НОДа историческая. Мы же не можем на себе, хоть у нас и двести тысяч актив, мы не можем сами совершить восстановление суверенитета страны. Тем более, против нас выстроен фронт борьбы, который явно сильнее нас во много раз. Это же пятая колонна, это же интервенты, это чиновники. Это Путин нас поддерживает, а вся система-то против. Естественно, они сильнее нас, сильнее двухсот тысяч. Но мы исторически всё равно побеждали. Почему? Потому что, мы заставляем их идти по пути НОД, технологически. В результате - та же пятая колонна в телевизоре, начинают появляться совершенно другие люди, как исключение, Сёмин, например, репортажи о пятой колонне. Они начинают появляться, я про российское телевидение говорю. Тут же рядом Киселёв протаскивает американскую линию. Это борьба. У них там тоже расстановка сил и борьба идёт. Но в результате НОД побеждает, и мы видим, что то, о чём мы говорим три-четыре года назад, через год-два становится как бы достоверной вещью. То есть, все это воспринимают - да, так и есть, и даже не спорят. Даже американцы на своих ресурсах не спорят, потому что, глупо спорить, когда уже мнение состоялось. Поэтому, они спорят у нас на ранних стадиях.

 

Артём Войтенков: Обычно, да.

 

Евгений Фёдоров: Так мы главное-то, о чём говорили? То есть, это двигается, но не до конца. А главное, это то, что сама страна Россия оккупирована. Вот, например, развернулась, наконец, борьба с пятой колонной и с неправительственными организациями, как финансистами и организаторами управления Россией и свержения власти. Развернулась?

 

Артём Войтенков: Так она давно идёт уже.

 

Евгений Фёдоров: С момента закона Димы Яковлева, который мы приняли, я в том числе, моя поправка там прошла. С этого момента она развернулась, и она более-менее уже идёт. То есть, все люди уже понимают, что да, вот это работает, прокуратура работает, и так далее. Работает? Работает. Уже сказаны слова, которые мы первые подняли о том, что в девяностые годы всё российское государство создавалось американскими советниками. Уже это все знают, и с этим никто не спорит. Правильно? Хотя два-три года назад об этом говорили, да не может такое быть категорически, посмотрите мою встречу с Навальным. То есть, продвижение НОД идёт.

 

Так дальше, ребята, мы же говорим.

- Да, вот эти неправительственные организации. Это же плохо.

- Плохо, да мы согласны.

- Хорошо, что вы заметили их. Так извините, а американские советники в наших министерствах и сейчас работают - их тысячи, и они производят управление. Вы это ещё не замечаете?

 

Но поскольку они абсолютно открыто работают по договорам, и получают два миллиарда долларов, в том числе, из российского бюджета на свою работу, американские советники по управлению российским правительством, и министерствами, то не заметить их нельзя. Значит, метод один только - защититься от НОДа. Голову в песок, сверху намотать скотчем: "Мы ничего не знаем, не видим, не слышим. Что там Фёдоров говорит? Мы Фёдорова не знаем, вообще ничего. Всё, нас нет" - это единственный метод. Они же не могут сказать: "Это неправда". Потому что, если кто-то из министров скажет, это неправда, ему тут же ткнут в его собственное министерство, которое в принципе эти договора, они же в публичном пространстве есть, они же через тендеры заключают. Значит, он так сказать не может. Значит, всё, что он может сделать, он может прятать голову в песок, и убегать от Фёдорова, для того, чтобы эта информация, и в СМИ это не прозвучало. Но мы же с вами понимаем, что она прозвучит.

 

Раз прозвучала информация наша информация о пятой колонне, агентах, грантополучателях, которую мы озвучили четыре года назад, и она стала сейчас очевидной уже для всех, и победила, как информация, то понятно, что и эта наша информация победит. Ну, сколько на это надо времени, чтобы пробить вот этот барьер пятой колонны, информационный и глупый по сути своей? То есть, нам придётся выходить на решение главной проблемы - суверенитета, я вот о чём. А для этого придётся признать, что мы - вассалы, холуи США. Придётся это признать, потому что, не признав это, нельзя с этой проблемой справиться. Они, это не признавая (признавая половину, что говорит НОД, а это главное не признавая), не позволяют справиться. Им придётся самим это признать - в этом и логика НОДа. То есть, не Фёдоров НОД двигает, и, при всём уважении, штабы и актив НОД (важнейшая часть). Но наша задача только подготовить манёвр для основных сил. А основные силы, это всё-таки основное ядро общества, которое заинтересовано в освобождении. Потому что всегда пятая колонна, это маленькая часть, которая хорошо зарабатывает от американцев, но которая маленькая, и которая имеет личный интерес, противоречащий национальному, но сама по себе она небольшая, она не может вечно держать в обмане общество. А в целом общество конечно заинтересовано в НОДе, это единственная технология. Тут я поднял материалы, сейчас же у нас избирательная компания.

 

Артём Войтенков: Выборы в местные органы.

 

Евгений Фёдоров: Мне очень интересно, просто поинтересовался, а насколько граждан России (опросы) интересует материальное положение вещей: зарплаты, рост цен. Оказывается, семьдесят пять процентов вдруг заинтересовало людей, такого ещё недавно не было. То есть, для людей это главный вопрос, семьдесят пять процентов. Хоть одна партия на этот вопрос отвечает, что его можно решить? Нет. Все прячутся, как тараканы: коммунисты, справороссы, ЛДПР, голову в песок - о нём запрещается говорить. Потому что, если ты говоришь об этом вопросе, тебе придётся говорить, как решить эту проблему, правильно?

 

Артём Войтенков: Но они что-то говорят, что мы повысим уровень жизни…

 

Евгений Фёдоров: Как?

 

Артём Войтенков: Ну как? Эти общие отмазки.

 

Евгений Фёдоров: Абсолютно глупость. Отнимем у пенсионеров, как эти справоросы говорят, с вкладчиками: "У вас проблемы? Мы сейчас у пенсионеров в бюджете отнимем, закон внесли, и вам, вкладчикам, дадим". Потом прибегут пенсионеры: "А нас пенсии лишают". Они скажут: "Сейчас мы у вкладчиков отнимем, и вам пенсионерам дадим". Это же глупость ясная. Единственный, кто говорит, как решить проблему, и может её решить технологически, это НОД. Вы решите проблему суверенитета, напечатайте рубль, получите нормальный уровень жизни. Но понимаете, это очевидный, простой путь. Но, для того, чтобы этот очевидный простой путь запустить, надо решить проблему суверенитета, потому что это главная кнопка, а о нём говорить нельзя:

- Никаким партиям о нём говорить нельзя, потому что, американцы это контролируют сверху,

- СМИ об этом говорить нельзя.

 

В результате народу предъявляют продукт избирательный, который вообще не отвечает на главный вопрос. Как вы думаете, долго народ будет воспринимать это как нормальное, как порядок вещей?

 

Артём Войтенков: Слушайте, народу можно дурить голову достаточно долго, это мы наблюдаем на протяжении достаточно длительного времени, я имею в виду столетий.

 

Евгений Фёдоров: Но не всегда.

 

Артём Войтенков: Ну, когда народу становится нечего есть, у народа начинается…

 

Евгений Фёдоров: Вы сейчас снимаете, я народу говорю:

- Если вас не устраивает ваша зарплата, ваша пенсия, уровень цен, то единственная технология, которой вы сможете эти цены опустить, то есть, снизить инфляцию, зарплаты поднять, причём раз в пять, пенсии поднять, - это борьба за освобождение своего Отечества. Вы сделаете то же самое, что делал ваш дед и прадед, раз. А в качестве бесплатного бонуса в пять раз улучшите свою жизнь. Но для этого вам надо напрячься, и поучаствовать в национально-освободительной борьбе. Если вы не знаете, что вам делать, можете идти к координаторам штабов НОД. Вот, такая правда. Все остальные варианты - это ложь. Вы можете, конечно, не идти к координаторам НОДа, и в национально-освободительную борьбу, и поменять пятикратное повышение своего уровня доходов на чувство радости от того, что вы не пошли в организацию, которую критикуют очень сильно американцы в интернете. Но это ваш выбор.

 

Артём Войтенков: Премьер Сербии, за что получил бутылками, камнями, и ещё чем-то? За что его там закидали в Сребренице?

 

Евгений Фёдоров: Я считаю, правильно закидали - за враньё.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: Американцы в Сербии сломали власть. Я не скажу, что она там проамериканская, но они выбили национальную власть, которая там сложилась во времена Милошевича. И дальше строить отношения на вранье, естественно. Что он туда поехал? Он туда поехал, говорит, что "вот, мы сочувствуем, потому что, сербский генерал в своё время убил много людей". Так он убил бандитов и преступников. Вы же про это не говорите? Вы же отказались от его наследия исторического, от этого генерала Младича? А что вы туда полезли тогда? Вот вам история по голове дубиной и дала, только камнем. Дубина истории для сербского руководителя сейчас выглядела камнем. Я кстати, считаю, что он хороший человек, но я надеюсь, что для него это будет уроком. Если вы строите свою политику на вранье, вас обязательно на каком-то этапе остановят, хотя бы камнем. Вы перестаньте строить политику на вранье. Скажите правду: "Да, Сербия захвачена врагом. Территория Сербии расчленена интервентами оккупантами из числа НАТО, в том числе методами военной бомбардировки авиацией.

 

Артём Войтенков: Тогда ещё Югославии.

 

Евгений Фёдоров: Какая разница?

- Да, это захвачена наша территория. Да, у нас сейчас нет сил, их освободить. Это бывает так, нет. Но мы никогда не отказываемся от того, что эта территория захвачена, мы никогда не отказываемся от правды. И мы будем стоять на своей правде, пока не сложатся исторические условия для того, чтобы была освобождена наша территория.

Если вы так скажете, вас зауважают все, потому что, вы сказали правду.

 

Артём Войтенков: Зато американцы назавтра закидают его чем-то похлеще, чем бутылками.

 

Евгений Фёдоров: Они хуже не сделают.

 

Артём Войтенков: Сделают. Убьют, и всё. Делов-то.

 

Евгений Фёдоров: Они и так убьют. Если это их враг, они его убьют. В том-то и дело, что на войне, если солдат боится стрелять врага потому, что тогда его убьют, то это не солдат.

 

Артём Войтенков: Так они же поставлены все американцами, вы же сами говорите.

 

Евгений Фёдоров: Тогда, вот, получи наказание за это.

 

Артём Войтенков: Вы считаете, как бы, что его правильно закидали?

 

Евгений Фёдоров: Я считаю, что его закидали, потому что, он врёт. Потому что он осуществляет политику ухода от здравого смысла и правды.

 

Артём Войтенков: Так это осуществляют такую политику, по-моему, все политики, большинство, по крайней мере, из них.

 

Евгений Фёдоров: Ну и большинство. Что это меняет, по сути? Ничего.

 

Артём Войтенков: Как бы дубина на них ещё не опустилась. И не опустилась на многих.

 

Евгений Фёдоров: Не опустилась сейчас, опустится потом.

 

Артём Войтенков: Вон, Шарль де Голль попытался сказать правду, что с ним стало?

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но это же историческая борьба, но в ней всегда правда побеждала. Она побеждает, может быть, не сразу. Она побеждает через несколько поколений. Но если бы правда не побеждала, мы бы не жили в сегодняшнем мире, нас бы просто не было. Всегда эти империи создавались, в них всегда было враньё, в них всегда была ложь, коллаборационизм, предательство. Всегда назначали туда вот таких ни вашим, ни нашим. Ну и что? Это не отменяло общую линию человечества. Слово "правда" осталось ключом к этим проблемам. Осталось ключом. Я же не говорю ему, что ему надо освобождать территорию Югославии. Я ему говорю, что тебе надо сказать правду.

 

Артём Войтенков: Сказав это, это как бы подразумевает следующие шаги.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Ничего подобного. Я вам приведу пример исторический. Китай сказал правду о том, что Гонконг его территория всегда. Это означало, что через сто лет Гонконг вошёл в состав Китая обратно. Всё. Без какой-либо войны. Просто достаточно сто лет говорить правду. Понимаете?

 

Артём Войтенков: Там кроме говорильни были ещё методы воздействия.

 

Евгений Фёдоров: Сложение. Если бы Китай не был державой гигантского политического потенциала, стал державой, говорильня бы так и закончилась говорильней. Но когда он говорил, что Гонконг его часть, он был маленький и слабый, и он остался в этом разговоре, когда стал сильный, и всё получилось. Вот сегодня, да - Сербия маленькая и слабая, и проигравшая. Но оставайтесь в позиции правды, и когда-то, с помощью восстановления сил России и распада американской империи, у вас будет исторический шанс. Но в этот исторический шанс вы должны верить всегда, и тогда у вас всё получится потом. Это же азбука.

 

Артём Войтенков: А что, сербы плохо живут, что ли? Опять вспоминаем пример с этими бродячими собаками и кошками. Живёт Евросоюз, и живёт, чего им бунтовать-то?

 

Евгений Фёдоров: Да вы просто решите: что вам надо. Сербы не живут, сербы доживают. Если сербы лишат себя правды, они будут ликвидированы через какое-то количество поколений. Как до них ликвидировано огромное количество народов. Очень многие народы были великими, гигантскими. Литовцы - великое герцогство литовское, помните? По масштабу больше, чем Россия. Просто больше и более сильная. И где она? Где это герцогство? Да, там было три с половиной миллиона человек двадцать лет назад. А сейчас два миллиона осталось. Так дело пойдёт, через лет двадцать останется миллион. А потом останутся редкие северные народы, всё. А всё потому, что ушли с исторического пути, стали врать. Стали врать – исчезли. Нет. Это касается и Сербии. Вы встали на путь вранья, полувранья, - вы исчезнете, это же очевидная вещь. Вы не достойны тех ста поколений, которые вас создавали, потому что вы стали врать. Стали врать - до свиданья с планеты Земля, вас больше не ждут, на ваше место придут другие народы.

 

Артём Войтенков: Подождите, по-моему, все большие империи всегда создавались военной силой и враньём. Вот честностью, как-то мало там было.

 

Евгений Фёдоров: Кроме России. Потому что военной силой создавались колониальные империи. А оборонительные империи создавались не враньём, а правдой. Только эта правда побеждала, потому что, она побеждала враньё. Например, Армения вошла в состав Великой России, чтобы остаться в живых, и чтобы народ не был вырезан. Это правда? Правда.

 

Артём Войтенков: Так им просто деваться было некуда.

 

Евгений Фёдоров: Было куда деваться - в могилу.

 

Артём Войтенков: Так вот, они не хотели.

 

Евгений Фёдоров: А турки же, османы не говорили, что мы вас режем, они резали по-тихому. В могилу. То есть, это был выбор их, в том числе, выбор правды. Вот вам пример, как Российская империя расширилась за счёт правды. И так всё остальное - это технология. Если у вас оборонительная империя, в этом и суть Российской империи. Оборонительная империя формируется на слове правды. Недаром для нас слово "правда" это синоним слова исторического пути. И вообще, слово "правда" для нас имеет сакральный смысл, это не случайно. Это технология, через которую мы, в том числе, реализуем свой национальный потенциал. Зачем нам врать, если мы через правду лучше решаем, чем через враньё?

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, поднялся вопрос, и генпрокуратура признала незаконную передачу Крыма в составе ещё советском, будучи, когда она ещё была в составе Советского Союза, Украине. Почему-то только сейчас. Крым присоединили в прошлом году, год назад, а только сейчас генпрокуратура что-то стала шуршать и это признала. Почему так? Почему такой разрыв? Почему не сразу это было сделать?

 

Евгений Фёдоров: Что значит, почему не сразу? Потому что генпрокуратура продолжала жить в политике вранья. Когда российский народ и Путин решили проблему воссоединения Крыма с Россией, вроде бы поменялась генеральная линия, генпрокуратура испугалась национального лидера, и вспомнила на 15 секунд о своей работе.

 

Артём Войтенков: Так что-то она целый год вспоминала, как-то долго.

 

Евгений Фёдоров: Потому что американцы давили. Потому что давили американцы, давила пятая колона, там же тоже был постоянный манёвр. Наконец-то там победили силы, которые были за то, чтобы признать в самой генеральной прокуратуре. Вообще национально-освободительная борьба, она разбивается на борьбу в каждом министерстве, мы же об этом немножко затронули вопрос. Если два-три года назад то, что мы говорили для всех было абсолютно не принимаемым шоком, то теперь об этом говорят официальные, допустим, средства массовой информации. Но чтобы они об этом сказали, там должна была произойти борьба. То есть те люди, которые по прежнему, как и три года назад, не хотели об этом говорить и говорили, что это абсолютно невозможно, они оказались оттеснены от принятия решений, и вперёд вышли люди, которые это сказали. Правильно? Причём не обязательно это журналисты, это начальство, как правило, которое за кадром, а журналистам, что им написали, то они и скажут.

 

Артём Войтенков: Ну да, многие им верят, а на самом деле журналист – это совершенно не самостоятельный человек.

 

Евгений Фёдоров: Это чтец, конечно, это чтец. То есть этот процесс произошел, и произошло перераспределение сил в конкретных вещах, в данном случае в генеральной прокуратуре. Для нас важно, интересно другое, мы о куда более актуальном и свежем событии сделали запрос из Государственной Думы по поводу событий 91-го года. Причём этот запрос, как вы знаете, делаем каждый год.

 

Артём Войтенков: Об отсоединении Прибалтики незаконных?

 

Евгений Фёдоров: О незаконных решениях госсовета, среди которых было и отсоединение Прибалтики - изгнание Прибалтики из Советского Союза, незаконное естественно, как и все его решения. То есть это абсолютно известное для всех беззаконие, приведшее к тяжким последствиям. Вообще надо понимать технологию работы - прокуратура же не политический орган.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Он не может решать: "Это хочу, Крым признать, а вот это не хочу признать". Он же не может так решать. Когда в прокуратуру пишут заявление и говорят: "Произошло преступление: у вашего соседа украли велосипед". Он в прокуратуру написал: "У меня украли велосипед". Прокуратура не может ему сказать: "Пошёл вон, мы не хотим искать твой велосипед, потому что мы боимся, что если его найдём, его украл родственник нашего начальника". Нет. Прокуратура обязана принять заявление и по нему отреагировать. Правильно? Провести следствие и сказать: "Нет, ты врёшь, твой велосипед никто не крал" или "да, твой велосипед украл такой-то, вот его мы привлечём к ответственности за кражу". Правильно? То есть обязаны сделать.

 

Мы пишем им заявления и говорим: "В 91-ом году произошло преступление". Каждый год пишем, расследуйте. Если вы считаете, что преступление не произошло, вы проведёте следственное расследование и скажете: "Мы тут всё проверили, преступления не было". Они же так не пишут, они же окошечко, где принимаются документы, закрывают, оттуда нос вытаскивают и говорят: "Мы не возьмём ваше заявление, не хотим, боимся". Это как вообще понимать?

 

Артём Войтенков: Не берут вообще?

 

Евгений Фёдоров: Десять лет уже не берут.

 

Артём Войтенков: Ну они же должны как-то официальный ответ дать на это. По закону они обязаны всё принимать.

 

Евгений Фёдоров: Отвечают не по существу. То есть отвечают "в огороде бузина, а в Киеве дядька", то есть отвечают вообще не об этом. Не принимают, то есть фактически возвращают заявление обратно со словами: "Мы не возьмём, потому что не возьмём". Всё, без разъяснения причин. Мы же уголовное дело по Горбачёву, по событиям. Та же история была с Крымом. Кто-то писал про 53-ий год беззакония. На каком-то этапе сложилась конъюнктура и они сказали: "Ну ладно, ладно, всё, мы испугались Путина, всё мы поднимаем 53-ий". А где 91-ый? Преступление совершено - расследуйте. То есть это не вопрос вашего ума, у вас не должно быть политического ума. Вы должны взять документ, проверить было ли нарушение закона, есть ли последствия тяжкие, можете посмотреть срок давности. Прошёл ли срок данности по событиям 91-го года? Нет. Потому что срок давности отсчитывается с момента прекращения преступления, а преступление продолжается. У нас миллионы людей в Прибалтике в результате этого преступления лишены избирательных прав до сих пор, каждый день. Сейчас выборы в Прибалтике, опять миллион человек не проголосует, потому что им не разрешено. Вот мы с вами каждый год по два раза голосуем, а в Прибалтике миллионы людей ни разу не голосовали, потому что им запрещено, они не люди. Это нарушение? Нарушение. Следствие 91-го года? Следствие. Преступление продолжается? Продолжается. Срок давности не начал отсчитываться? Не начал отсчитываться. Идите, расследуйте. То есть мы будем писать эти заявления, пока прокуратура не выполнит свой долг. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Ну, вы можете долго писать ваши заявления.

 

Евгений Фёдоров: Нет, мы будем писать столько, пока прокуратура не выполнит. А прокуратура выполнит свой долг, когда сложится расстановка политических сил.

 

Артём Войтенков: Вот, когда на неё сверху надавят.

 

Евгений Фёдоров: Да, а на неё сверху надавят тогда, когда изменится баланс сил сверху, то есть, когда Путин начнёт побеждать. Этот баланс сил приведёт к тому, что прокуратура поднимет события 91-го года и скажет: "Да, было нарушение закона". Признание факта нарушения закона, что означает?

 

Артём Войтенков: Это вообще коренной перелом тогда.

 

Евгений Фёдоров: Это не просто. Знаете, бумажку прислала прокуратура: "Ну ладно, хрен с вами, закон нарушен". Нет, это появление прав. Вообще, что такое работа правоохранительной системы? Это работа на права людей. И, не признавая факт преступления, вообще не замечая его, они не признают права потерпевших. Иногда нам в ответ говорят: "Да что там поднимать дела давно минувших дней". Вообще недавно минувших, на нашей жизни - 25 лет назад.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Преступление продолжается? Продолжается каждый день, включая сегодняшний день. И это не только в Литве, Латвии, Эстонии, но и в России в силу надстройки, которая сложилась политически в результате преступления. То есть мы живём в 10 раз хуже именно в силу того преступления, если юридическим языком говорить. Прекращение преступления создаёт условия, чтобы мы перестали жить в 10 раз хуже – это раз. Второе – фиксация преступления правоохранительной системы означает появления права потерпевших. То есть это означает, что миллионы людей, сотни миллионов людей могут воспользоваться своими правами потерпевших, они могут и не воспользоваться, но могут и воспользоваться. То есть взял бумагу в прокуратуре, потерпевший скажет, например, в Прибалтике (миллион человек): "То, что мы сегодня несём убыток и ущерб, есть результат вашего преступления". И могут пойти в суды международные и российские по получению удовлетворения по тем обстоятельствам, которые они получили в результате как потерпевшие по этому преступлению. То есть мы автоматически через бумагу прокуратуры даём права сотням миллионов людей использовать их в качестве потерпевших для того, чтобы защищать свои права.

 

Артём Войтенков: Но это не только права людей, если признание факта незаконного развала СССР, это полностью меняет вообще всю картину.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А самое главное, история возникает та же, которая была с Гонконгом и Китаем.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Ликвидация всего бывшего Советского Союза незаконна.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Ликвидация незаконна. Это не значит, что он восстановился. Это означает, что у всех жителей появляются юридические права требовать его восстановления или удовлетворения своих прав, вызванных незаконной его ликвидацией. У всех наследников бывшего и живущих. А 25 лет назад - это живёт больше половины населения. Это означает, что незаконно появление блока НАТО в Прибалтике, они там сейчас нас пугают танками. Ребята, вот вам бумага российской прокуратуры - ваши танки в Прибалтике незаконны.

 

Артём Войтенков: Думаете, они уедут?

 

Евгений Фёдоров: Уедут. Мы с Гонконга уехали? Это другой вопрос. Если они не уедут сегодня, уедут завтра, уедут через неделю. Точно так же незаконно появление танков в Санкт-Петербурге. Они могут послать танки в Санкт-Петербург?

 

Артём Войтенков: Могут.

 

Евгений Фёдоров: Могут, но они будут незаконны.

 

Артём Войтенков: Их потопят по дороге.

 

Евгений Фёдоров: То есть они будут незаконны. То есть видите, они их не пошлют в Петербург, почему? Потому что понимают, что это незаконно. Правильно?

 

Артём Войтенков: Ага, потому что в лоб получат.

 

Евгений Фёдоров: Так и в Прибалтике та же история.

 

Артём Войтенков: А в Прибалтике не получили.

 

Евгений Фёдоров: Тогда не получили.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Но тогда мы не имели документ о том, что ваши танки там незаконны, а сейчас имеем.

 

Артём Войтенков: Пока не имеем.

 

Евгений Фёдоров: Ну, через год будем иметь. Это же проблема прокуратуры на самом деле, они загоняют себя в угол, то есть на каком-то этапе им придётся признать факт. То есть им придётся поднять веки, блин, обнаружить, что вокруг есть жизнь. Не только теоретические бумажечки, в которых они запутались, а жизнь. И с этого момента, не обязательно эти танки оттуда выгонять танками, их можно выгонять бумагами. Можно приехать в НАТО и сказать: "Вы незаконно там, господа из НАТО, уберите, пожалуйста, свои танки, сколько вам надо? Давайте вести с вами переговоры о выходе ваших танков незаконных с Прибалтики".

 

Переговоры вести, они же нам предлагают вести переговоры по санкциям, а мы будем с ними вести переговоры о незаконном НАТО. Вы не хотите сегодня с нами договариваться, вы плохие ребята, надо договариваться, что же такое. То есть мы можем начать с ними занудство переговорного процесса для начала. Дальше что? А дальше на каком-то этапе эти переговоры могут зайти в тупик. Тогда мы им скажем. А в тупик они зайдут тогда, когда сложится расстановка сил. Мы скажем: "Так, ребята, мы уже не можем с вами болтать, вот вам две недели, чтобы ваших танков не было". Например, через референдум или через другие процессы. Или вообще сам переговорный процесс может уйти в систему референдума. То есть мы скажем: "Мы от вас отстанем, если вы проведёте в Литве референдум по нахождению населения".

 

То есть возникает целый ряд вариантов продвижения своих интересов, восстановления своих интересов. То, что прокуратура отказывается выполнить свой долг, нарушая закон, она тем самым в чистом виде работает на американцев, не позволяя нам им предъявить претензию. Это я про внешнюю политику, а есть ещё и внутренняя, потому что эта бумага означает, что нелегитимна вся государственная система Российской Федерации. А это прямой путь к чему? Её легитимизации. Легитимизация – это референдум, о чём НОД всё время и говорит. То есть мелочь, бумажка двух депутатов в прокуратуру, а посмотрите, какие последствия! И как они все перепугались. Вы же видели или вы не обратили внимания, как прокуратура перепугалась? Вначале в прокуратуре сказали: "Да, вы правы, мы сейчас выдадим бумагу, что незаконно". Потом бешеный посол, потому что мне сказали, что посол аж лично в прокуратуру побежал, чуть ли не бегом через Москву с криками и воплями: "Вы чё?"

 

Артём Войтенков: Американского вы имеете в виду?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Там дзынкнули, грянкнули откуда-то, позвонили, в прокуратуре перепугались, вышла Гринёва вся трясущаяся: "Нет…" Там видно, там была истерика в прокуратуре.

 

Артём Войтенков: А меня просто удивило ответное воздействие. То есть вы же сами говорите, что вы не первый год эти бумажки пишите и раньше они просто замалчивались, а сейчас и какой-то Совет Федерации сказал: "Нет, нет, нет, ничего такого, мы всё признаём". И ещё какие-то ответственные лица выступили.

 

Евгений Фёдоров: Перепугались. Пятая колона перепугалась правды. То есть, видите, правда, когда бумажка весит больше, чем тысяча НАТОвских танков в геополитике.

 

Артём Войтенков: Бумажка даёт указание системе, вот и всё.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но это правда. По сути это просто - открыть глаза на реальные факты. Мы же не предлагаем сделать что-то, мы же не предлагаем прокуратуре сделать события, совершить политические решения, мы ей предлагаем выполнить свою задачу. Она вся работает только на одном: ей пишут бумажки о прошедших. Я не знаю ни одной бумажки, чтобы прокуратуре писали о будущем преступлении, всегда о прошедших, о прошедших преступлениях, которые она расследует.

 

Аргумент наших противников по этой бумажке такой: "А что расследовать то, что было тогда?" Так давайте вообще закроем всё: полицию, милицию, прокуратуру - они все расследуют то, что было в прошлом. Прикиньте! Вообще они всё делают только про прошлое. Так это главный метод: если вы расследовали то, что у вас было в прошлом и наказали виновных, у вас этого не будет в будущем - это называется неотвратимость наказания.

 

Если у нас 91-ый год можно совершать государственные преступления, значит можно совершить и в 93-ем с расстрелом Белого Дома, за это же нет наказания. Значит, можно и в Киеве, и в Тбилиси, и в Киргизии, и в Узбекистане, и по всей территории можно делать, и в Москве ещё двадцать раз можно делать госпреступления, раз за это не наказывают. Это называется неотвратимое. Но если у вас, допустим, прокуратура перестанет брать заявления о грабеже банков, я вас уверяю - банки ограблены будут все, просто все.

 

Артём Войтенков: Понятное дело.

 

Евгений Фёдоров: А это то же самое. Вы исполните свою конституционную обязанность по этим событиям. Иногда нам в ответ юридически придумывают такие вещи: "Так это же был Советский Союз". При чём здесь был Советский Союз? Юрисдикция преступления - РСФСР.

 

Артём Войтенков: А вообще же у нас официально Россия – правопреемник Советского Союза, официально по бумажкам.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых - правопреемник. Во-вторых - юрисдикция РСФСР, то есть событие произошло на территории России. Конкретно в основном событие произошло на территории Москвы, то есть в принципе это даже компетенция прокуратуры Москвы, в принципе. Потому что событие преступления произошл на их территории, то есть по-любому надо расследовать. И то, что уклоняются они, это конечно борьба пятой колоны против НОДа. Но посмотрите - у НОДа просто бумажка за подписью двух депутатов, а там уже десять тысяч чиновников подключились с воплями и борются против. Чувствуете? Слово правды какую силу даёт - два депутата весят столько же (как минимум пока), как десять тысяч чиновников, которые на крючке у американцев.

 

Артём Войтенков: Нет, ну чиновники пока перевешивают.

 

Евгений Фёдоров: Пока. Главное слово "пока", потому что на нашей стороне, как на стороне правды, постоянно действующая инициатива. Представьте, что у вас ограбили соседа, сосед пошёл в полицию, написал заявление, в полиции окошко закрыли и сказали: "Не хотим брать, вдруг мы найдём не того". Событие состоялось, сосед грустный вернулся, посидел, на следующий день написал новое заявление и опять пошёл. Факт события был? Был. А значит, факт события даёт ему право обращаться, а прокуратуре нельзя отказывать. То, что она отказала соседу раз, второй, - она отказывает незаконно. То есть на каком-то этапе в прокуратуре сменился начальник, кто-то не выспался, кто-то не понял с бодуна, что ему дали, и заявление всё равно примут. Потому что у заявителя есть постоянное не прекращаемое право добиться исполнения, в данном случае, приёма его заявления. Так и у нас.

 

Вся вот эта история с десятью тысячами чиновников, которые борются с нами, с двумя депутатами, это история в принципе, в которой мы всё равно победим, потому что у нас есть постоянное право это требовать. А у чиновников на каком-то этапе закончится возможность сопротивляться закону и правде. Вот и всё, то есть мы по любому победим. И так весь НОД устроен. Вы думаете, что они так окрысились на Фёдорова, и на НОД, и наехали, все эти антиНОДы и прочее. Потому что сама НОД система такова, что на каком-то этапе мы обязательно победим, и мы всегда побеждаем. Потому что мы знаем, у нас есть дорога, которую мы должны пройти. Эта дорога: это суверенитет, референдум, конституция, конституционная реформа. А у них, они в этой конструкции - обороняющаяся сторона от НОДа. Обороняющийся всегда проигрывает. Потому что у нас нет суверенитета, мы обороняющиеся от американцев, но внутри системы они обороняются от НОДа. И поэтому НОД и Путин победит по-любому через какое-то время. Как с тем заявлением, может завтра примут, может через месяц, может через год, когда-то примут. Но чем быстрее примут, меньше потерь и быстрее мы получим выгоду для всей страны.

 

И опять я обращаюсь к гражданам России, я уже об этом говорил.

Вы хотите нормально жить? У вас единственная технология нормально жить? Завтра же пойти и записаться в национально-освободительное движение, завтра же. Вместо этого вы хотите читать сказки про НОД и Чубайса? Читайте сказки, но когда у вас зарплата снизится в два раза, может быть вы отодвинете сказки и всё-таки пойдёте и запишитесь в НОД. Тогда мы вас спросим: "А зачем, а что это вы записались-то, когда у вас зарплата в два раза меньше стала, а что не раньше? Мы же вас раньше приглашали, а вы сказки читали".

 

Артём Войтенков: Никто не будет чесаться, пока петух не клюнет в одно место.

 

Евгений Фёдоров: Я вас спрашиваю, Артём, где уровень петуха?

 

Артём Войтенков: Уровень петуха, когда цены вырастут в несколько раз, зарплата упадёт.

 

Евгений Фёдоров: Во сколько?

 

Артём Войтенков: У каждого человека по-разному.

 

Евгений Фёдоров: Ну, в среднем, ваша оценка в Российской Федерации.

 

Артём Войтенков: Раза в четыре.

 

Евгений Фёдоров: Подождём. Ребята, ждём, когда ваша зарплата упадёт в четыре раза. После этого мы гарантируем, что она вырастет в 20 раз. Если в четыре, а мы обещаем в пять, как бы придётся, она на год позже вырастет, потому что вы позже на год обратились. Вот Артём говорит, что надо в четыре раза, мы подождём.

 

Артём Войтенков: Кстати, любопытное наблюдение, когда вы подаёте заявки в прокуратуру. Я посмотрел несколько СМИ, там нигде не написано, что это вы и Романов. Везде написано, что депутаты, в Думе что-то там, нигде чётко не написано, что это Фёдоров и Романов.

 

Евгений Фёдоров: А уж про суверенитет, что в связи с суверенитетом даже вообще и слова об этом нет, правильно?

 

Артём Войтенков: Да. Вообще ни слова и никогда.

 

Евгений Фёдоров: Вот так, это и есть борьба. И называется эта борьба - спецпропаганда. Российские средства массовой информации это не средства массовой информации, это спецпропаганда, опираясь на некоторую информацию. Как бывает, знаете, театральные постановки по событиям. Бывает просто какой-то виртуальные бред, театральная постановка.

 

Артём Войтенков: Художественный фильм, любой художественный фильм.

 

Евгений Фёдоров: Обычно по событиям, какие-то события.

 

Артём Войтенков: Но это не правда.

 

Евгений Фёдоров: Ну да. Так же и наши СМИ, это по событиям они информацию дают, это не правда. У меня был в Челябинске спор с какой-то палатой, женщина с общественной что-то по системе управления. Я пытался ей сказать, вроде бы она поняла, а может быть нет, не знаю, но это важный вопрос, общий, поэтому я его повторю. У нас иногда от депутатов или от главы государства требуют каких-то решений. Но сами эти должности не решальщиков, это должности исполнителей, как бы производные исполнительные должности. Депутаты отвечают за то, чтобы придти в Госдуму (мы сейчас с вами находимся, хоть и воскресенье) в зал пленарных заседаний в нужное время нажимать кнопки. В законе сказано и в конституции: принимают законы, не разрабатывают. Технология разработки законов такова, что разрабатывают законы по 15 статье Соединённые Штаты Америки. Через свои, допустим, общепризнанные нормы и правила, через специализируемые международные учреждения, например, МВФ. Дальше здесь непосредственно за управление отвечают в наших министерствах, ведомствах американские советники, их здесь несколько тысяч человек. Если вы возьмёте любое наше министерство, ведомство, штатное расписание, вы не найдёте там отдела по производству управления, а бумаг это ведомство издаёт очень много.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду отдел по разработке законодательства?

 

Евгений Фёдоров: Вообще каких-то норм. То есть, есть юридические отделы, административные отделы, экономические отделы в плане административно-юридические, но нет, чтобы сидели аналитики, выдавали стратегию в фабулу законов, фабулу норм.

 

Артём Войтенков: Считается, что юридический отдел пишет какие-то.

 

Евгений Фёдоров: Вы юристов видели? Юристы – это люди перерабатывающие бумаги, то есть юрист никогда ничего не придумывает. Это сама профессия такая.

 

Артём Войтенков: Почему? А законы кто тогда пишет?

 

Евгений Фёдоров: О! Главный вопрос: а кто в России пишет законы? И не только законы, постановления крупные, не мелочь какую-то, не кадровые, а крупные. Инструкции - кто их пишет? Их пишут граждане или сотрудники компании Соединённых Штатов Америки во всех наших министерствах, ведомствах. Эти компании называются консалтинговые. Это Deloitte Touche, Price Waterhouse, Oliver Wyman, McKinsey, KPMG и несколько других, их там шесть крупных. И они и есть отделы по производству управления наших министерств. Если вы читаете штатное расписание министерства, тут только исполнители, в том числе и юристы. А кто? У нас 25 тысяч нормативных бумаг в год делается в стране, включая проекты законов, 25 тысяч. Кто их фабулу производит? Юристы дорабатывают эту фабулу до бумаги, до деталей. А именно придумывает: что должен быть такой концепт, что такие налоги, такая система отношений в экономике, в промышленности, в юриспруденции - это всё придумывают советники Соединённых Штатов Америки с 90-ых годов, о чём уже телевизор нам сказал до сегодняшнего дня, до сегодняшней секунды.

 

Поэтому, когда вы принимаете закон в Государственной Думе, то по конституции депутаты отвечают за кнопки, за принятие закона, а не принять закон они не могут. То есть они могут отклонить один-два закона, но они не могут отклонить системно законы, потому что им нечего будет делать - они на работу пришли, чтобы их принимать. Может быть исключение - два закона отклонят системных, но потом всё равно примут, потому что их второй раз подадут, эти законы.

 

И если помните, Путин, например, был против некоторых законов "О ювенальной юстиции", всё равно они прошли. Потому что не важно против чего он. Система работает - сидят советники американские, они законы пишут, эти законы поступают в Госдуму, всё. Они пишут речи министров, министры эти речь рассказывают, что надо повысить пенсионный возраст, секвестр бюджета, отнять пенсии, снизить заработные платы, это же не сам министр придумал такой умный человек. Это же министр придумал, потому что ему МВФ и его советник, который через коридор в его министерстве сидит, написал это. И написал в соответствии с конституционным принципом 15-ой статьи конституции, то есть не просто написал, а так положено. И они это вырабатывают. А теперь подумайте, что это за люди. Кто такие юристы, мы знаем, юрфак, там сидят. У нас же многих у наших зрителей есть знакомые юристы.

 

Артём Войтенков: Или они сами юристы.

 

Евгений Фёдоров: Или их дети, конечно. Поэтому юристы – это люди, которые перерабатывают бумаги, то есть сама профессия не творческая, не производная, вернее творческая, но творческая в тактическом ключе. Стратегически концепцию пишут специальные люди, эти люди интегрированы в американскую систему управления. То есть я, допустим, как советник министра экономики, например, я не могу написать закон, потому что министерство экономики только часть концепта. У меня начальство должно быть где-то, которое видит всю картину целиком. Всю картину целиком видят по России в экономике это МВФ. Поэтому эти консалтинговые фирмы подчиняются МВФ, там сидят американские граждане, и они пишут законы для России. Но если мы решим сами быть суверенными, это не значит, что депутаты начнут писать законы. Потому что депутат, вся его должность не приспособлена, чтобы писать законы.

 

Вы знаете, вы, например, артист драматического театра. Вы закончили Гнесинку, у вас безумный послужной список, вы изучали опыт. И вы через 30 лет ведёте ведущую роль, вы, например, Цезаря играете. Но это не значит, что вы Цезарь, вы блестящий народный артист, играющий Цезаря. Работа депутатов - игра во власть, не власть. Подбирают вас на должность Цезаря не потому что вы мыслите, как Цезарь, как политик. Нет. Вас подбирают, потому что вы прошли карьеру артиста. И вам ваш режиссёр сказал: "Ты Цезаря сыграешь, а тебе ещё рано, ещё лет пять поиграй уборщицу на каком-нибудь другом спектакле, ещё что-нибудь". Вот так и здесь. Депутатов подбирают не потому что они производят управление и имеют опыт этого производства, потому что они закончили специальные институты, ЦК КПСС, в Советском Союзе были такие, которые готовят управленцев и стратегов. А потому что они хорошо решают проблемы, которые требуются перед депутатом - коммуникации. На выборах хорошо спляшут, лапшу хорошо повесят, на работу будут ходить и кнопку нажимать. Думать на концепте просто для них такой задачи никогда не стояло, как не стояло перед артистом, который играет Цезаря, задача быть Цезарем с точки зрения подготовки, принятия решений, от него не ждут, что он будет издавать указы, как Цезарь. Так и здесь, депутаты – совсем другая работа. Если мы восстанавливаем систему суверенитета в стране, нам, конечно, понадобятся тысячи людей, производящих управление, стратегов.

 

Артём Войтенков: А у нас их нет.

 

Евгений Фёдоров: Да, потому что эту роль выполняют американцы в России. Ну и что?

 

Артём Войтенков: У нас их не воспитывают.

 

Евгений Фёдоров: Их не обучают, не готовят, не создают, но их придётся делать. Я, почему и говорю, что восстановление суверенитета это не волшебный подарок, это подарок, потому что это сразу даёт резкий плюс. Но после этого начинается тяжёлая работа, в том числе в плане поиска этих тысяч людей, которые заменят американцев в российских министерствах, ведомствах. То есть, чтобы сидит министр, победил суверенитет, прошёл референдум, министр открывает дверь коридора и говорит: "Мне нужно идти на доклад, где речь?". А советника американского нет, его выгнали и министр пустой, ему сказать нечего. Другой концепт, надо наполнить содержание. Вообще советские министры, они же тоже не были Дарьей Донцовой, знаете писательница?

 

Артём Войтенков: Знаю.

 

Евгений Фёдоров: Которая выпускает каждый месяц по книге. Вот это не Дарья Донцова, наши министры, и были тогда не Дарьи Донцовы. Этим занимаются специально подготовленные люди. Министр не должен быть писателем. Министр должен быть артистом, реализующим эту политику. То есть придётся набрать других людей. Придётся создать отделы стратегически при министерствах, ведомствах в стране в целом, которые будут это производить. Мы вплоть до того говорим, что конституционная реформа, после 15-ой статьи, должна нас привести к тому, что глава государства, как институт, должен выпускать вплоть до первых чтений проектов законов, то есть не Дума в первом чтении закон принимает, а в первом чтении от главы государства ей приходит закон, уже принятый в первом чтении концептуально.

 

Артём Войтенков: А Дума должна одобрять?

 

Евгений Фёдоров: А Дума должна дорабатывать на втором, третьем чтении, уже выпускать доработанный закон. А концепция должна быть на стороне главы государства. Постановление правительства - то же самое, у них есть тоже процедура первого чтения и постановление Верховного суда Российской Федерации то же самое. Это объекты управления, которые должны быть в руках главы государства, производящий концепт. Фактически, мы ему даём тем самым полномочия генсека ЦК. Потому что мне задают вопросы: а почему Сталин сделал то, а Путин не сделал то? Потому что Сталин был генсеком, у него были полномочия на производство управления. А у главы государства российского такого права нет, это право у главы американского государства по отношению к России. То есть, изъяв по 15-ой статье конституции полномочия от американцев, мы эти полномочия дадим главе государства, но их надо будет ещё наполнить, и не только у него, но и у министерства, людьми, кадрами и системой управления, идеологией этого управления. То есть вместо МВФ у нас должны появиться центры управления в России под командованием главы государства.

 

Артём Войтенков: То есть это большая системная работа.

 

Евгений Фёдоров: Так это полное, вообще другая страна. А кто переделает четыре тысячи законов в стране? Вот эта система и будет переделывать все четыре тысячи законов, не депутаты же. Потому что к депутатам: танцуют хорошо, подарки дарят хорошо, в детские сады ходят с мишками, детям дарят, всё, - вот это их функция.

 

Артём Войтенков: Слушайте, тогда они вообще не нужны.

 

Евгений Фёдоров: А кто в детском саду будет мишек дарить?

 

Артём Войтенков: Не важно, найдутся добрые женщины.

 

Евгений Фёдоров: Нет, подождите. Это же представительская функция, нужны, не нужны, а представительская функция нужна. Не нужна система депутатов, основанных на партийном разделении, потому что партийное разделение – это изначально артистизм, не случайно Путин говорит о земствах, это другая конструкция власти. Это английская придумка.

 

Артём Войтенков: Так вообще вся эта демократия - это англосаксонская придумка.

 

Евгений Фёдоров: Придумка для колоний, да, конечно.

 

Артём Войтенков: Так у них то же самое. У них же тоже двухпалатный парламент.

 

Евгений Фёдоров: Да, но над ним существуетреальная власть – политбюро, который опирается на олигархов. У нас-то олигархи заграничные, а у них-то свои. Понимаете разницу? То есть наши олигархи - есть заграничный элемент управления страной. А их олигархи - они и есть граждане Англии или Америки.

 

Я уже похвалил наше российское телевидение, сошлюсь на фильм, который я буквально вчера видел. Наконец хорошие фильмы начали показывать в плане НОДа, то есть начало мышление НОДа у них появляться в телевидении, это хорошо. НОД, он зараза такая, она проникает, она заставляет человека думать историческим мышлением, даже в телевидении, которое под американским контролем, эти ростки начинают проникать. Там мне понравилось, там цифры, например, были приведены: при Иване Грозном было убито 4 тысячи человек за всю его историю (Грозный Иван!), а в одну только "хрустальную ночь" в Париже было зарезано 20 тысяч.

 

Артём Войтенков: Это по интернету давно ходит такое.

 

Евгений Фёдоров: Да, но Иван Грозный, я ссылаюсь на официальные ресурсы данных. Но Иван Грозный, он Грозный, страшный для всего мира, деспот, а во Франции были хорошие демократы. Это же вопрос пропаганды.

 

Артём Войтенков: Ну конечно.

 

Артём Войтенков: Да, но тогда получается, что у нас, во-первых, пока нет сил, признать, что мы проиграли войну.

 

Евгений Фёдоров: Это не сил, это правда. Это не сил нет, понимаете? Это нет смелости и нет расстановки сил тоже. Но силы нужны, чтобы на базе правды чего-то достигать. Когда вы не признаёте правду, это даже не вопрос силы. Силы вам некуда применить. Вообще вы не можете применить силу, если нет правды. Это всё равно, что вам сейчас, правда – это зрение. Вам сейчас голову обмотать мешком, дать вам в руки боксёрские перчатки и выпустить на ринг. И много вы там сможете намолотить врагов на этом ринге? Как сумасшедший будете крутить во все стороны кулаками. К вам этот враг подойдёт просто, выберет момент, долбанёт вам, даже если он слабее, и вы упадёте. Здесь то же самое.

 

То есть, нам надо глаза открыть. И если вы откроете глаза, тогда даже, если вы слабее, вы получите путь к победе. То есть, даже, если у вас меньше сил. Открытые глаза и правда даёт возможность. Почему мы говорим: открыв правду на 1991 год, которая очевидна, это не значит, что мы все проблемы решили, это значит, что мы нашли путь их решения сразу. То есть, мы можем его рассчитать, мы можем его оценить, мы можем сказать: "Нет, ребята. Мы сейчас пока с вами не будем спорить жёстко". Повесили вопрос и начали переговоры. А как только сложилось обстоятельство, у нас раскол пошёл, например, мы тут как тут: "Где там наша Прибалтика?" Опа. То есть, это начало игры на равных - это исследование 1991-го года, только начало игры на равных.

 

Артём Войтенков: Пока ещё не признанная.

 

Евгений Фёдоров: Слово "пока" - главное. Пока ещё НОД не победило.

 

Артём Войтенков: По крайней мере реакция всех властных структур, она такая очень показательная. То есть раньше это вообще было замолчено. А сейчас они стали все бегать и шуметь.

 

Евгений Фёдоров: Нервничают, потому что уже видно дыхание победы. Кроме того, вы не забывайте, изменилась ещё обстановка каким образом? На нас напали. То есть, на Россию в том числе. Это же не мы придумали государственный переворот на Украине. То есть на нас напали, в том числе военным путём. И очень хорошо об этом Совбез сказал, и Путин на Совбезе, три-четыре дня назад, и Патрушев тоже. Раньше такого, кстати, тоже не говорили.

 

Артём Войтенков: А что он сказал?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, было чётко сказано, что наш враг – США. До этого же это был партнёр, друг, товарищ и брат, случайно проходящий мимо и задевший нас хвостом. Что это наш враг, США. Что они организовали военные действия против России на Украине. То есть цель военных действий на Украине – удар по России и санкции. То есть фактически я могу сказать, там слово "война" не прозвучало. Но фактически было сказано: "Мы находимся в состоянии войны с американцами - те на нас напали. Конкретно - государство Соединённые Штаты Америки".

 

И дальше - второй этап. Раз на нас напали, значит, нам надо сделать, некоторые внутренние решения. На эти внутренние решения пока ещё нет расстановки сил в народе. Но эти внутренние решения тоже понятны, это чистки. Это формирование национальной вертикали власти, это изменение архитектуры управления властью, включая олигархов. Вообще у нас не должно быть олигархов. То есть деоффшоризация должна быть сделана за один день. Такое вежливое, тонкое слово. То есть за один день должно быть сказано: "Всё. Вот вам российская юрисдикция. Кто не с нами, тот против нас". Это придётся делать?

 

Артём Войтенков: Тогда такие манёвры, армии по границам, бомбардировщики везде.

 

Евгений Фёдоров: Кто вам такое сказал?

 

Артём Войтенков: А как иначе-то?

 

Евгений Фёдоров: Да очень просто, никак иначе. Все манёвры уже состоялись. Пугалка сработала. Ядерной войны не будет, Артём.

 

Артём Войтенков: Будет другая.

 

Евгений Фёдоров: Она уже есть. Уже всё, война есть. Вы в войне. Говорить о том, что мы не будем освобождать свою землю, потому что боимся, что гитлеровская Германия пришлёт против нас не сто танков, а двести, это глупо. Гитлеровская Германия прислала все танки, которые у них есть. Американцы выставили все силы, которые у них есть. Больше сил у них нет. Если они туда в НАТО перебросят ещё сто тысяч своих солдат, значит, это будет просто сто тысяч заложников. И нам их танки тоже понадобятся.

 

Артём Войтенков: Я имею в виду не военная сила. Например, противостояние в Москве в парке Торфянка против строительства церкви. Один в один повторяется примерно та же технология, что и на Украине на Майдане.

 

Евгений Фёдоров: Это вы правы. Всё, что у американцев есть, они всё уже положили на стол. Больше, чем сейчас есть, у них не будет. Но если вы будете эту Торфянку и всё остальное рассматривать не как элемент военных действий, то вы не сможете с этим справиться.

 

Артём Войтенков: Вот.

 

Евгений Фёдоров: Это тоже вопрос правды. Значит, вам могут сказать: "Да, на нас напали. Мы находимся в состоянии геополитической войны". И значит, мы должны сделать стандартный набор решений, который положено делать во время войны: чистка Пятой колонны, контрразведка, восстановление вертикали власти национально ориентированной. И под чисткой понимается зачистка в том числе чиновников, бизнеса, средств массовой информации. В СМИ надо послать комиссаров. Война же. Вы видели хоть одну войну, чтоб не было в СМИ комиссаров? Я же простой вопрос задаю. У нас по-прежнему СМИ граждане НАТО возглавляют и ведут с утра до вечера антироссийскую пропаганду, типа РБК. Это что за война такая?

 

Артём Войтенков: А знаете, как Киселёва в народе называют? Кисель ТВ. Это не я придумал.

 

Евгений Фёдоров: Я понял. Как это вообще понимать? То есть вы ведёте войну с Гитлеровской Германией, а вашими штабами, дивизиями командуют немецкие, фашистские генералы, подчиняющиеся Гитлеру. А вы как бы удивляетесь: "Что же эта дивизия не воюет с врагом?" Это не глупость? Как только вы сказали слово "война", всё остальное, у вас есть механизмы, проработанные вашими дедами тысячу раз вообще. Мы сколько войн били! Одну что ли?

 

Артём Войтенков: Тогда телевидения не было.

 

Евгений Фёдоров: Были газеты, были средства массовой информации, была пропаганда, были другие методы. Какая разница? Радио уже было.

 

Артём Войтенков: Возвращаясь к тому же Киселёву. Почему он, например, сначала так хорошо освещал вопросы по Украине, а сейчас вдруг как-то так вот? Не вдруг, но постепенно.

 

Евгений Фёдоров: Как и премьер-министр Греции. Где-то дёрнули за крючок. Вы не забывайте, он ещё лауреат награды за ликвидацию Советского Союза. А такое не исчезает. Эта система работает. Поэтому там они умеют этой системой управлять. Нужно не выбирать (Киселёв), надо всю эту к чёрту закрыть историю, направить туда нормальных людей национально-ориентированных хотя бы, даже не очень специалистов.

 

Вот мы, РБК ведём пикеты. Возглавляет РБК гражданин Голландии профессиональный спецпропагандист НАТО. То есть, он профессионал, генерал считайте НАТО по пропаганде, такой ученик Геббельса. И когда мы заканчиваем пикеты, уходим, то народ оттуда выбегает, оббегает далеко здание, чтобы перед окнами с нами не встречаться, прибегает, причём довольно известный народ и говорит: "Мы всё знаем, мы всё прекрасно понимаем. Но лучших людей у нас уже этот голландец зачистил. Поэтому мы молчим тут, спрятав язык в одно место. Но мы, как только сложатся обстоятельства, сигнал, возможность, мы готовы управлять ресурсом РБК в интересах национального курса". Это говорят нам люди, которые там, на достаточно высоких должностях, внутри. Да, они подчиняются американской вертикали власти, они об этом знают. Но они сами по себе, как только завтра решится политический вопрос, они будут работать на Россию. Всё-таки уезжать они отсюда никуда не собираются. Их никто и не приглашает. Американцы не приглашают. Они пригласят тысяч пять, не больше. А все остальные куда денутся? Здесь им кирдык, как на Украине: обстрелы, бомбёжки и терроризм?

 

Артём Войтенков: Да, деваться-то некуда. Кстати, по Украине вопрос. В Мукачево перестрелка произошла между "Правым сектором", милицией, ещё про каких-то бандитов говорят. В общем, туда подтянули даже вооруженные силы и нацгвардию. Это что такое?

 

Евгений Фёдоров: Украина рассыпается, если грубо так сказать. Рассыпается потому что Украина, находящаяся под внешним управлением оккупирована, раздирается оккупантами на разные части. В Мукачево и Закарпатье, это я вам напоминаю, это земли, на которые положили взгляды одни вассалы Америки. А центральная часть, Киев и "Правый сектор" - это немцы. Вот совершенно не обязательно немцы хотят отдавать эти земли, допустим, венграм или румынам.

 

Артём Войтенков: Вы считаете, что это большие политические тёрки, а может, это просто вся перестрелка произошла из-за того, что крышевали потоки контрабанды.

 

Евгений Фёдоров: Кода человек пять убито, люди, которых убили, они же за что-то погибли. То есть, сложилась ситуация, при которой выстроилась вертикаль власти и эта вертикаль власти наверху не договорилась, а внизу произошло столкновение людей. Это так делается. Я вообще не исключаю, что эти события приведут к тому, что Закарпатье начнёт процесс децентрализации на Украине, скажем так, под давлением венгров.

 

Мы с вами обсудили вопрос суверенитета, вертикали власти в суверенитете. Там понятно: референдум, Конституция, Конституционная реформа, политика количественного смягчения, резкое повышение качества жизни в стране и восстановление российского потенциала. А вот по геополитическому значению, смотрите: мы изначально, до событий на Украине, НОД исходил из того, что надо восстанавливать суверенитет и не лезли как бы в другие территории. Пока.

 

Хотя понятно, что восстановление суверенитета в России означает восстановление суверенитета по всей территории Советского Союза. Как бы одно вытекает из другого. Но сегодня американцы подняли ставки. Они госпереворотом в Киеве подняли ставки против НОДа в России. Вообще американцы в России борются только с НОДом.

 

Вот посмотрите, и Путин об этом многократно говорил. Он говорит, что на нас напали, потому что продвигаем политику суверенитета. Правильно? Политика суверенитета есть НОД. То есть, на нас напали потому, что в России поднялся НОД. Не НОД Фёдорова, а НОД, как общественно-политическое явление, куда штабы и координатор Фёдоров входят, как его элемент. То есть это объективный процесс. Поэтому с нами ведут карательную войну. Война, которую ведут американцы, называется исторически "карательная".

 

А теперь посмотрим геополитически. Вот как решить проблему на Украине, где просто геополитический тупик? Донбасс отдать нельзя. И люди этого не хотят и это нельзя. И освободить Киев тоже нет сил и тоже нельзя, потому что американцы против. А вы же боитесь американских танков, которых нет, но вы их боитесь. Вот, как выйти из этого тупика?

 

Артём Войтенков: Потихоньку.

 

Евгений Фёдоров: Как? Будет каждый день:

- Сегодня потихоньку пятьдесят обстрелов Донецка.

- Вчера потихоньку сорок пять обстрелов Донецка.

- Позавчера восемьдесят.

Как потихоньку?

 

Артём Войтенков: Надо расшатывать то положение, которое сложилось.

 

Евгений Фёдоров: Какое сложилось? Вашингтон? Да он, Вашингтон, готов обстрелы производить из Вашингтона хоть каждый день в сто раз больше. Что им расшатывать? Вы что думаете, они там будут жалеть украинцев, что ли в Вашингтоне?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Так, на Украине власти же нет. Это просто вассал, подчинённый. Конечно, не будет. А для того, чтобы Порошенко не сбежал от американской власти, вот вам Саакашвили, вот вам иностранные министры. То есть, не он даже проводник управления, не через Порошенко американцы управляют, напрямую процессами. Как вы сделаете? Не сделайте. Один только вариант - 1991 год. Как только вы признаёте незаконный 1991 год и незаконную ликвидацию СССР, вы предъявляете на Украине гражданам Украинского великого государства: "Ребята, ваша организация, как и наша, незаконная. Следовательно, давайте вместе договоримся о восстановлении статус-кво через референдум. После чего у вас в изоляцию уходят только националисты, которых там тысячу-две человек (мы сейчас видим их в Мукачево, и всю их силу мы сейчас видим), и совместно начинаем бороться с иностранными интервентами". То есть, историческая технология решения проблемы.

 

Самое главное, у вас появляется политический ответ на все вопросы. Вы не висите в воздухе на каких-то Минских договорённостях, которые на пустом месте, на песке, придумана какая-то чушь. Вы получаете исторический ответ. Вы говорите: "Ребята, это наша территория, наша граница. Для нас, что Харьков, что Нижний Новгород - одинаковые русские города, общие для нас. И, следовательно, мы просто восстанавливаем незаконно отторгнутые нами границы. Вот решение суда или прокуратуры". И всё, и нет НАТО. В том числе появляется технология решения на Украине. Собственно, восстановление Крыма - это первый шаг в этом направлении. Вы не чувствуете, что там нет вариантов? Либо вы за Крымом восстанавливаете всю границу Советского Союза в соответствии с законом. Мы по закону его восстанавливаем, а не потому, что захотели, либо вы отдаёте всю территорию Российской Федерации.

 

Если вы не хотите воспринимать Киев или Харьков, как города, которые надо защищать от нападения врага, значит, вы не будете воспринимать и Ростов, и Белгород, и все остальные. Потому что по Харькову вам, видите ли, дали бумажку, как мы видим незаконную по 1991-му году, поэтому, типа Харьков не наш, пусть помирает. Так вам такую же бумажку, сейчас в Екатеринбурге был, принесут, так бросили, что это Уральская республика. Всё. Теперь его тоже не надо защищать, если его начнут бомбить американцы ядерными зарядами? Он же не наш, Россель же бумажку подписал. А чем Россель хуже, чем руководитель Прибалтийской республики в 1991-ом году? Чем? То есть, сказав "А", пойдя по пути неправды и лжи и преступления, вы по этому пути дойдёте до ликвидации страны. Сейчас в условиях нападения это очевидно. Другого пути не будет. Но сказав правду в начале, вы получаете ответы на сегодняшние вопросы.

 

Вы подходите к украинскому солдату, который там сражается под Донецком или под Луганском и говорите: "Ты незаконно сражаешься. Давай-ка вместе с тобой сражаться против фашистских интервентов". Вот это будет в соответствии с законом. Какой будет ответ украинского солдата? Один скажет, подумает одно, другой подумает другое, а в целом - всё у вас получится.

 

Звонок.

Евгений Фёдоров: Если мы посмотрим на это в статике, это выглядит как странно. А если посмотрим, что мы находимся в таком политическом тупике, выход из которого только суверенитет и национально-освободительное движение, то всё становится логично. Максим Ликсутов человек умный, вначале он играл по правилам, которые были внешнеуправляемые правила, отсюда McKinsey в соответствии с 15-ой статьёй конституции. Как только он почувствовал, что ветер может поменяться и пойти в сторону суверенитета, т.е. вчерашнее твоё сотрудничество с официальными американскими агентами (McKinsey официальный американский агент), ставящими задачу ликвидации Российской Федерации, может быть расценено как уголовное преступление, значит, он, как человек умный, развернул ситуацию, и начал обкладываться письмами, которые, если что, он потом представит – я всегда боролся, если что. Если ситуация пойдёт в более жёсткую сторону, он и доведёт эту борьбу до конца, действительно. Просто создать российские консалтинговые компании они сами по себе ничего не поменяют. Нужно, чтобы эти компании были интегрированы в систему единого управления. Вот как McKinsey - он же не сам придумывает эти планы развития города, метро и всего остального, безопасности. McKinsey как бы дорабатывает вертикаль власти, которая работает через МВФ. McKinsey просто исполнительная компания стратегического направления, исполняющая общие стратегические подходы МВФ. То есть у него политбюро в МВФ. А в России такого органа нет.

 

Мы исходим из того, что этот орган должен быть – глава государства. То есть общая стратегия должна вырабатываться на уровне института главы государства. Он должен быть не координатором властей, как записано сейчас в законодательных нормативах, а он должен быть производителем стратегического управления. Что-то вроде генсека ЦК КПСС. Вот эту вертикаль надо создать, тогда всё получится. И, конечно, внизу консалтинг должен быть российский, и в этом случае это будут проводники национального стратегического курса. А наверху должен быть единый орган выработки стратегии и идеологии. Но это – конституционная реформа.

 

Молодец. Как человек умный, я бы сказал хитрый, понимает, куда ветер дует. Но то, что сам факт появления этой попытки означает, что он шансы победы Владимира Путина, как лидера национального процесса, то есть национальной ориентации экономики, воспринимает как достаточно высокие. Это хорошо.

Спасибо.

Конец звонка.

 

Это я отвечал, мне звонили журналисты. Знаете, такой Максим Ликсутов, это к нашему разговору как раз. Это зам мэра Москвы по транспорту. И он вдруг написал бумагу, что при рассмотрении бюджета предлагает заменить иностранные компании консалтинговые на российские. Напоминаю, что Москва управляется McKinsey.

 

Артём Войтенков: Это компания.

 

Евгений Фёдоров: Это американская компания, которая отвечает за Москву. То есть компания американских советников, которые разработали планы стратегии Москвы. То есть, я, о чём говорю? Что этот процесс национально-освободительного движения, это характерный момент, он опирается не только на патриотов, он опирается на людей умных и хитрых. Например, Максим Ликсутов, он неглупый человек, молодой парень, бизнесмен, который понимает, что ситуация двигается в сторону суверенитета, как минимум, вероятность победы Путина возможна, а значит, надо как говорится "постелить соломку". Если что, когда тебя потом вызовут к Бастрыкину, почему ты сотрудничал с американскими агентами по ликвидации российской государственности в части McKinsey, он скажет: "Да я вообще-то бумаги писал, что я не хочу с ними сотрудничать. Я тогда знал, что это враги. Поэтому я писал бумаги, дайте мне другую организацию, российскую. Я хочу российскую организацию, вырабатывать стратегию Москвы". Молодец, перебежчик.

 

Вот так идёт НОД, вот так конструкция НОДа. Сейчас Киселёв, потом Киселёва начинает теснить в сторону Сёмин, потому что он как бы вперёд пошёл, потому что он за суверенитет. И потом происходит определённая динамика поворота. Киселёв засвечивается на исполнении приказов американцев, его скидывают с лавки, и уже другой человек возглавляет этот информационный ресурс. Но, правда, для этого происходят какие-то события в стране. То есть обычно это толчок. Для чего мы пикеты там проводим? Мы готовим конструкцию. Мы рассматриваем кадры, готовим конструкцию, и как только происходит толчок, у нас готово сразу десять, сто замен. А если б не было этого, сто замен, это были бы случайные люди. А так мы уже знаем, что это внутри команды той же, но сторонники национального курса, которые были просто в меньшинстве, а сейчас станут верховодить.

 

Артём Войтенков: Тогда, возвращаясь к вопросу об украинской перестрелке в Мукачево. Это что? Это бандитская разборка или с другой стороны вы знаете то, чего не знаем мы. То есть это какие-то разборки сверху?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Это в чистом виде разборки сверху. И, кстати, об этом разборщики сразу и говорят, что их не устраивает то, что в этом Мукачево происходит какая-то своя вертикаль власти. И "Правый Сектор"" туда поехали, бойцы приводить в порядок местную власть в Мукачево. Её как бы подчинять своей вертикали власти, которая, как её понимает "Правый сектор". Не как понимает Порошенко, а как понимает "Правый сектор". Мало того, Порошенко, если вы обратили внимание, они говорят это агент Кремля. Обратили внимание?

 

Артём Войтенков: А "Правый сектор" кому подчиняется?

 

Евгений Фёдоров: "Правый сектор" создавался на американские гранты. Это чисто американская линия, не немецкая. Ели мэр Киева это немец, Кличко, немецкая линия, то "Правый сектор" это в чистом виде американская линия. И он кстати не только там. Америка везде сделала ставку на националистов. Посмотрите, ИГИЛ – националисты мусульманского типа, пожалуйста. Аль-Каида – националисты. То есть это как бы их любимая технология - делать ставку на националистов. Кстати, в России американцы тоже делают ставку на националистов. Они любят туда деньги давать. То есть они любят именно туда отправлять посла. Они любят через эту технологию взрывать страны, и уж тем более в отношении многонациональных стран: Россия, Украина она тоже многонациональная, мы же понимаем.

 

"Правый сектор" - это та организация, которая получала американские гранты лет двадцать. Я просто помню, изучал этот вопрос ещё до событий в Киеве. Это первые гранты, которые получил Ярош, он получил от американского посольства коврики для борьбы и ставки инструкторов по борьбе, которая там была (я не знаю, рукопашная, или какая), по борьбе, которую он развернул. В результате у него получились школы по всей территории Украины, куда шла молодёжь, дети без родителей. То есть, когда отцы на заработке в России, в Европе, мать, значит, без денег, нищая и ребёнку чем-то надо заняться. И вот его Ярош брал, американцы, прежде всего, оплачивали офис, татами, ставку инструкторов. Инструктора это были офицеры Яроша, как бы на зарплате от американского посольства.

 

И молодёжь: десятилетние, двенадцатилетние пацаны. И потом за пятнадцать лет они выросли в мужчин. У них осталась эта вертикальная коммуникация, подчинение, восприятие Яроша, как руководителя. Вот эти инструктора-комиссары. На этом армия Яроша и строилась. Кстати, по такому же принципу была сила и в Крыму, только с обратным знаком у Аксёнова. Он же так же это делал, так же устраивал спортивные команды на молодёжи, которые потом были силой, на которую он опирался. В том числе при подготовке референдума и вхождения Крыма в состав России. Я тогда с ним и встречался в том качестве, ещё задолго до всех событий в Крыму. И Ярош такой же. И поэтому у него вертикаль на Америку, а Украина, да, она захвачена американцами, но полный бардак. Почему американцы туда вводят внешнее управление кадровое. Мало того, они начали, просто оплачивать зарплату чиновников напрямую.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: Американцы напрямую платят на Украине зарплату чиновникам.

 

Артём Войтенков: Потому что платить не с чего из бюджета Украины, да?

 

Евгений Фёдоров: Даже не в этом дело. Чиновник всегда себе деньги найдёт. Он сначала заплатит себе, а потом всё остальное. Просто так дисциплина выше. То есть, во главе платежа стоят американские граждан или американские сотрудники. А раз к нему каждый месяц нужно ходить за зарплатой, значит, ты неизбежно начинаешь интегрироваться в систему. Поэтому Украина просто внешне управляемая страна. Чисто колониально управляемая страна.

 

И Ярош, как бы внутри Украины рассматривается американцами, как карательное подразделение, которое должно, как свора собак, набрасываться на колеблющихся, на тех, кто не будет выполнять американскую линию. Если надо на Порошенко. То есть это же всё от них, вся эта динамика. И поэтому Ярошу там мощные позиции. Его там все ненавидят, естественно поэтому, в самой Украине. Потому что, какие бы там ни были американские агенты типа Порошенко, а всё равно жизнь есть жизнь, они их ненавидят. И вот он таким образом проводит карательные операции. Так что, по сути - в Мукачево была попытка карательной операции. То есть попытка отправить туда боевиков, они должны были привести в порядок, выстроить вертикаль власти, вызвать местных разводящих, и заставить их служить США. А те не захотели. Только это всё интегрировалось в конкретные разборки, то есть конкретный материальный вопрос. А те не захотели. И на их стороне оказалась полиция. Это та полиция, которую ещё год назад ставили на колени, Ярош ставил на колени и чморил. А сейчас за год полиция опять выросла и уже опять отсоединилась от американцев, понимаете? То есть государство всё время производит некие элементы суверенитета. Любое, в том числе украинское.

 

Артём Войтенков: Там же сейчас вообще раскол идёт. То есть, "Правый сектор" требует отставки главы МВД Украины, а те в свою очередь заявляют, что надо разобраться с этим делом, с этими перестрелками: кто там на самом деле был виноват, какие-то мифические бандиты или ещё что-то.

 

Евгений Фёдоров: Сейчас американцы надавят в поддержку "Правого сектора". Надавят. Посмотрим. Я думаю, что Министр внутренних дел вряд ли. Попытаются американцы совместно с Ярошем надавить на региональные власти, это точно: Медведчук, какие-то там депутаты. Не забывайте - это Закарпатская Русь. Это вообще-то говоря, второй эшелон, который может отсоединиться от центральной украинской власти. И Закарпатская Русь это не Львов. Львов как бы это Бандера, а Закарпатская Русь, она всегда была пророссийская, сама по себе. Так что по сути, это карательная операция против российских интересов. Даже, если Россия туда не имеет интересов в плане организационной стороны вопроса. То есть, это потенциально наши союзники. То есть, когда на Украине начнётся буча, и начнётся вот это вот деление, то естественно произойдёт раскол регионов:

- Львов будет на стороне интервентов-оккупантов в таком расколе.

- А Закарпатская Русь будет, как и Харьков, как и Одесса, она будет на стороне России.

 

Артём Войтенков: А буча эта неминуемо произойдёт? Или может всё как-то идти разными путями?

 

Евгений Фёдоров: Мы опять возвращаемся обратно - если мы не будем говорить правду, будет с каждым днём хуже и хуже, в том числе физически будет буча. Враньё нам уже будет стоить миллион жизней, в том числе на территории Украины. Это уже надо просто понимать. Вроде подумаешь, враньё: врём уже двадцать пять лет, ну, ещё поврём. Ничего подобного. Дальше цена вранья будет возрастать. И в России цена вранья (враньё это отсутствие суверенитета) - есть падение жизненного уровня. Понимаете? Это прямая цена вопроса. Если сейчас наш слушатель какой-то пойдёт в магазин и увидит, что цена на его макароны поднялась на тридцать процентов.

 

Артём Войтенков: Так она поднимается всё.

 

Евгений Фёдоров: Это - цена вранья. Ты платишь за то, что ты врёшь. И тебе врут, и ты врёшь, и за это ты платишь. А завтра ты за это заплатишь половину зарплаты. Тебя выгонят с работы. Тебя выгонять с работы не потому, что так сложились звёзды, а потому что вокруг тебя враньё, и ты с этим враньём не борешься. Почему я и говорю - идти в НОД, это единственная технология остановить падение зарплаты. Это парадоксально мои слова звучат, но это так и есть. Когда ты идёшь в национально-освободительное движение, ты правильно находишь ключик от решения проблем. Если ты туда не идёшь, а начинаешь жечь ларьки, возмущаться, просто молча сокращаешь потребление со скрипом зубовным - это неправильные решения, они не приводят к решению твоей проблемы.

 

То есть, если у тебя проблема снижения жизненного уровня, решается она только через НОД. Если ты хочешь эту проблему решить быстрее, ты прямо сегодня вечером должен позвонить координатору НОД в своём регионе и включиться в эту борьбу. И тогда ты получишь технологию решения проблемы, своей лично. Не включившись в эту борьбу, ты каждый день будешь тонуть, тонуть и тонуть и злиться. А злиться надо на себя, что ты такой неповоротливый, не хочешь сражаться за своё Отечество и в том числе за себя, и в том числе за свою семью путём борьбы за её свободу и суверенитет, как делал твой дед и прадед. То есть ты не хочешь делать то, что делал твой дед, вот ты за это и получаешь снижение жизненного уровня. Всё просто. На Украине это враньё означает наше российское враньё. На Украине понятно врут. Но мы должны здесь начать говорить правду.

 

Правда - это событие 1991-го года. То есть мы сейчас будем наблюдать распад Украины, и в этом распаде мы должны дать им точку опоры - правду. А правда эта то, что вся конструкция незаконна, как и наша. И, следовательно, им надо принимать решения по существу, и содержательность этого решения есть два:

- о суверенитете, то есть выгнать американских начальников из Украины,

- и единое государство, в тех формах, которые тебе удобны.

 

Эти два решения, они по сути, одно решение. Они дают тебе безопасность, жителю Украины, доход, достаток, великую державу за спиной, и в конце концов месторождения Газпрома в твоём распоряжении, как гражданина великой страны, что тоже не мало.

 

Артём Войтенков: Ну, да. И не только Газпрома.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, не только. На самом деле - треть мировых богатств. Сейчас ты вообще никто, звать никак и страна у тебя ничего. А тут, за твоей спиной становится треть мировых богатств, и ты можешь сидеть в Кремле и этим командовать. Что, кстати, за историю Советского Союза в Кремле с Украиной сидели:

- Украина, Молдавия - Брежнев, Хрущёв.

- Из Грузии - Сталин.

 

То есть для российского единого государства, российского типа управления нормально, если на конкурентных условиях выиграет эту конкурентную борьбу и возглавляет государство выходец Украины, например, это нормально, это воспринимается в России спокойно. Это то же самое, что и из Екатеринбурга, например.

 

Артём Войтенков: Валентина Матвиенко.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А в украинской власти много людей с русскими фамилиями.

 

Евгений Фёдоров: Потому что это единый народ. Это понятно. "Один народ - одно государство" - это же лозунг. Но для того, чтобы технология эта сработала, чтобы перестали убивать людей на Донбассе, надо решить проблему правды. А сегодня проблема правды упирается в то, что чиновники прокуратуры не хотят выполнять свои обязанности, так сложилось. Они настойчиво не хотят выполнять свои обязанности и сказать правду. Хотя всего требуется - сделать честно свою работу, больше ничего.

 

Артём Войтенков: С работы выгонят.

 

Евгений Фёдоров: Значит, надо им помочь совершить поступок под названием "Восстановить правду", помочь общественными запросами, предложениями, формированием общественного мнения. НОД же ещё формирует общественное мнение. Наши эти пикеты - это не просто пикеты, а это технология формирования мнения страны. Я сейчас был, в пикете пятнадцать человек. Разрешение было на пятнадцать, было пятнадцать. Понятно, что там можно было и пятьсот. Вечером у меня была встреча, было восемьсот человек. То есть, это же не первый пикет, а двадцатый. То есть уже пошло восприятие, резонирование, восприятие общественного мнения. И сюда должна пойти энергия людей, которые хотят решить свои личные проблемы. Я ещё раз об этом говорю. Не только проблема страны, не только патриотизм, но и свои личные проблемы, которые у тебя возникают каждый день из-за нападения врага.

 

Это же не просто тебя с работы выгоняют, и зарплату, и пенсию тебе министр финансов России снижает. А у тебя он это делает по команде врага, потому что враг напал и победил. Но это в голову войти должна простая вещь. Именно поэтому коллаборационистские партии не ставят вопрос решения социальных проблем. Именно поэтому ни на одном официальном ресурсе, кроме президентского, который тут же затирается, кроме Путинского, не говорится, как решить проблему. Не говорится же, чтобы решить проблему надо суверенитет в экономику, кроме Путина, он говорит об этом. А его тут же российское телевидение, включая государственное, ни разу это не повторило. Об этом не говорится, а это технология. Поэтому, если у тебя снизилась зарплата в два раза, ты сам виноват.

- А ты был в НОДе?

- Нет.

- Значит, тебе правильно снизили зарплату. Значит, ты кинул себя и своё Отечество, то есть предал. Значит, тебе за это снизили зарплату. Что ты хотел? Чтоб на халяву она не снизилась? Так не бывает, побороться надо.

 

Артём Войтенков: Вы от людей слишком многого хотите. Большинство людей думает тем, что находится в пределах их видимости. А не что какие-то там законы, НОДы, прокуратура..

 

Евгений Фёдоров: Чтобы тебе снизили зарплату в два раза, это улучшило твои мыслительные способности? – вот я спрашиваю гражданина.

 

Артём Войтенков: Кому-то улучшило.

 

Евгений Фёдоров: Вот тот, который улучшил, пусть идёт в НОД. А тот, который не улучшил, ещё пусть подождёт, пока снизится в два раза, а потом идёт в НОД. На Украине проблема решится, когда там будет объявлена чёткая правда (так же как и России): весь 1991-ый год есть обман, преступление, неправда, ложь незаконно. А, следовательно, последствия в виде войны на Украине - не законно. Это и есть путь к миру на Украине. Это единственный путь к миру. Все остальные – путь к войне и всё время втягивание в новую воронку войны, всё в большую и большую. Ядерной войны, конечно, не будет, но на неядерной тоже можно миллион человек загубить. А вот с момента признания незаконности 1991-го года не то, что миллиона человек, тысячи даже потерь не будет человек. Знаете, почему?

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что юридически "незаконно" означает, что в любой момент Россия может прикрыть своим ядерным потенциалом всю территорию Советского Союза. И всё - там нет ни одного американского солдата на этой территории Украины, ни одного американского танка, ничего. Не говоря о том, что половина населения Украины тут же сориентируется на Россию, потому что им покажут бумагу, что их власть в Киеве незаконна, не говоря уже об этом. Но даже и при всём, при этом конструкция сразу закрывается. А знаете, почему? Потому что американцы нас втягивают в локальные войны, в которых они ничем не рискуют, вообще ничем.

 

Артём Войтенков: Правильно, они сидят на другом континенте.

 

Евгений Фёдоров: А риск ядерной войны… А прикрытие… А вот эта бумага прокуратуры означает, что граница Советского Союза для нас защищается российским ядерным потенциалом. А ядерный потенциал, это не потенциал риска между Москвой и Ригой. Это потенциал риска между Москвой и Вашингтоном. То есть, мгновенно у американских дипломатов, начальников, президентов и всех генералов возникает понимание, что, давая команду на Украине убивать людей, они ставят под риск свою жизнь в Вашингтоне.

 

И у них сразу меняется точка зрения по отношению к Украине.

- Во-первых, они признают Украину, как наше право вместе с Украиной строить единое государство, потому что это юридически по международным законам так и есть. Нельзя отказать в этом. Ну, хотите, дополнительно судебные процессы проведите. Это первое, признают.

- Значит, они этим самым снимают своё давление с Украины автоматически, потому что они признали за нами право быть единым государством с этой территорией.

- И кроме того, это раскрывает для нас возможности восстановления суверенитета в области экономики. То есть, повышение качества уровня жизни. Всё.

 

А вроде пустая бумажка. Ничего подобного, не пустая - она меняет весь расклад сил, всю геополитику. И эта бумажка просто говорит о том, что Киев для нас так же значим, для граждан России, как и Екатеринбург или Челябинск. То есть, для нас это такие же важные города. Временно, может быть и оккупированные интервентами, как Рига, например. Но только временно и мы готовы с Вашингтоном вести переговоры об освобождении захваченной незаконно в 1991-ом году нашей территории вашим НАТО, то есть, вами, господа из Вашингтона. Вы от НАТО освободите захват, а уже здесь с жителями Прибалтики мы сами договоримся через референдумы, куда и чего они хотят. Вот такая простая история, которая решается юридическим путём, то есть, через правду.

 

Почему мы говорим, что вы хотите умирать на Украине и умирайте, если вы не хотите идти нормальным путём правды, технологическим, значит, идите тратьте жизни. А вы, пенсионеры, тратьте свою пенсию, снижайте её, снижайте жизненный уровень пока до вас не дойдёт, что решается проблема вашей пенсии в штабе НОДа, а не неизвестно где. Вам же не говорят, где она решается сейчас? Вам просто говорят: "Завтра будет хуже, чем сегодня?. Ха-ха-ха.

 

Артём Войтенков: Типа того, да. И куча всяких умных экономических слов.

 

Евгений Фёдоров: Заливают болтовнёй, ну это понятно. Надо сделать ровно то, что сделал ваш дед – добиться освобождения своего Отечества, а для этого надо пойти в НОД. И всё решится: и пенсия, и зарплата, и индустриализация страны, и единое восстановление большинства или всей территории бывшего Советского Союза, как незаконно отторгнутой, и всё остальное. Движение любое начинается с правды – постановки правдивой задачи на базе правдивой информации. Если у вас информация неправдивая, то и задача будет неправдивая, то есть нереальная. Вы не сможете попасть в булочную, если вы не знаете, где булочная. Вы не сможете туда попасть.

 

Поэтому надо сказать правду, и с этого момента у вас появляется быстрое решение проблем и реальное, как оно было всегда. Это же очевидная вещь, сколько же можно дурака валять? Двадцать пять лет уже валяют дурака люди и ещё. Вот я сейчас в регионы ездил, и ещё они говорят: "А вот мы сейчас на выборы, ещё за какого-то очень красивого проголосуем, и тогда жизнь наладится". Ну, вообще, идиотизм. Если у вас нет суверенитета, за кого не голосуйте, будет каждый день хуже и хуже - что тут непонятного? Вот нам опять лапшу вешают, какие-то плакаты показывают: "Вон, какая рекламная кампания у них красивая".

 

Артём Войтенков: Народ доверчивый вообще. Люди очень доверчивые. Им можно пудрить мозги до конца жизни.

 

Евгений Фёдоров: Ну, тогда платите. Снижайте жизненный уровень и платите. Раз вы платите за то, чтоб вокруг вас был красивый спектакль. Вам он нравится.

 

Артём Войтенков: За ваши деньги,

 

Евгений Фёдоров: За ваши деньги. Платите. Не хотите, чтоб вокруг вас был красивый спектакль? Хотите хорошо жить? Идите в НОД. Вот два варианта.

 

Артём Войтенков: А вот ещё часто спрашивают по поводу вашего взаимодействия, или даже каких-то противоречий с Николаем Стариковым и партией ПВО. Они есть, или нет? Или, что это?

 

Евгений Фёдоров: Как у нас могут быть противоречия с кем либо? НОД это всего лишь две задачи: суверенитет и желание его добиться, всё. То есть, желание, мотивация личная, семейная, экономическая, патриотическая:

- То есть, люблю Родину, поэтому хочу, чтобы Родина была свободна.

- Хочу хорошо жить, поэтому, хочу, чтобы Родина была свободная.

- Хочу, чтобы мои дети хорошо жили, поэтому хочу, чтобы Родина была свободна.

- Хочу, чтобы у меня была высокая пенсия, поэтому хочу, чтобы Родина была свободна.

- Хочу, чтобы у меня была высокая зарплата.

- Хочу, чтобы меня уважали во всём мире.

- Хочу, чтобы у меня был хороший автомобиль.

 

Всё упирается в одно – "хочу, чтобы Родина была свободна". И понимание, что Родина в оккупации, то есть, она захвачена с 91-го года. И решение принимаем не мы, а за нас принимают. Всё, вот два момента. Если ты эти два момента, первый момент, признаёшь, что Родина в оккупации, ты уже НОДовец. А если ты уже хочешь, чтобы она освободилась, то ты уже активный НОДовец, всё. Будешь ты при этом членом партии этой, другой, третьей, двадцать пятой, член ли ты семьи, водитель ли ты, крановщик - это твоё личное дело. И партия ПВО не исключение. Нужно только одно, чтобы ты участвовал в процессе по достижению суверенитета своего Отечества. Всё, ты с этого момента НОДовец. Входишь ли ты в штабы НОДа или не входишь - тоже не имеет никакого значения. Просто в штабах НОДа для кого-то удобнее вести борьбу, это очевидно, координация лучше и так далее. Но в принципе, если партия ПВО создаст свои штабы НОДа, да мы с удовольствием будем сотрудничать, вместе будем стоять в пикетах и на демонстрациях, что, кстати, во многих регионах и происходит. Но просто я не видел, чтобы партия ПВО брала на себя функции достижения этих целей. Просто технологически не видел. Там в документах говорится о том, что она за суверенитет, но расстановка сил там как бы, не в эту сторону. Я вот не видел, чтобы партия ПВО где-то в регионе тащила на себе паровоз борьбы за восстановление суверенитета. Вот, не видел. Вместе тащим, а вот самостоятельно, нет. Но если где-то тащат, я с удовольствием к ним присоединюсь. Мы не боремся за лидерство, мы не боремся за начальство, мы боремся за достижение целей суверенитета. Суверенитет достигается конкретной борьбой. Найдите мне другой способ конкретной борьбы на улице, кроме как митинг, демонстрация, информационная работа. Такого способа просто нет. Если вы ведёте этот способ, достигаете по этим целям, мы к вам присоединимся. Мы не гордые, мы к вам присоединимся: ПВО, или какая-то другая партия. Понимаете? Главное, чтобы вы добивались этой цели. И НОД - это единственная задача, вот эта. Мы не замутнены другими задачами.

 

Артём Войтенков: А как же выборы? Можно же идти во власть, занимать там.

 

Евгений Фёдоров: Да пусть идут. Я же не против, чтобы шли. Если эта технология приводит к суверенитету, - да. Но опыт показывает, что она к суверенитету не приводит. Она не вредная. Она позволяет кадры подтянуть, дать им дополнительное образование, кадрам будущим. Но сама по себе она не досягает, она не двигается к суверенитету.

 

Артём Войтенков: Почему? Вы же сами говорили, что одни начальники проамериканские уходят, на их место должны заступать другие. Вот, как раз другие и выбираются.

 

Евгений Фёдоров: Когда у вас система американская работает, они не заступят. Вас не пустят туда, потому что вы за суверенитет. Просто во власть не пустят. Там один-два человека пробьётся, а системно не пустят. То есть, да, можно сказать так, что вот, если мы придём во власть, то у нас будет много депутатов, и депутаты подпишут референдум по конституции, как бы, внесут. Такое возможно? Возможно. Но, во-первых, на федеральном уровне, так устроен закон. На региональном уровне я не видел даже, чтобы…Я был в Екатеринбурге. Екатеринбург, это Свердловская область. По уставу Свердловская область управляется Соединёнными Штатами Америки, так написано в уставе.

 

Артём Войтенков: В уставе чего?

 

Евгений Фёдоров: Екатеринбургской области.

 

Артём Войтенков: Там вряд ли написано так вот впрямую.

 

Евгений Фёдоров: Там написано так же, как и в конституции России. То есть, специализированные международные учреждения, общепризнанные принципы, нормы и права. То есть, специализированные международные учреждения определяют законодательство Екатеринбургской области, его правоприменение, его написание. Как и в России, то есть, ничем не отличается. То есть, это область, управляемая американцами, например. Но я не видел, чтобы екатеринбургские депутаты добились вопроса изменения своих уставов. В принципе, если попадёт во власть в Екатеринбурге партия, сторонники НОДа, или люди, сторонники НОДа, они могут это сделать? Могут это сделать. Это хорошо? Это хорошо, но это как бы, не магистральный путь. Согласитесь, если вы на этом только сосредоточитесь, то вы потеряете лет пять.

 

Артём Войтенков: Ну почему? Одни туда, вторые сюда.

 

Евгений Фёдоров: Я же говорю - как вспомогательная вещь. Да, может быть, как вспомогательная вещь, но не решающая. Потому что, у нас всё-таки времени-то нет, заполнить властью все регионы, потом заполнить властью центральной Государственную Думу, - это путь лет на пятьдесят. У нас этих пятидесяти лет нет. А самое главное - враг будет с вами бороться, он вас туда просто не пустят. То есть, технология, всё-таки, такая, как в Крыму. Та власть, которая есть, в Крыму она была антироссийская, будем говорить прямо. Её заставить принять одно-два решения, в данном случае о суверенитете - вот технология. Эта технология сработала, и будет срабатывать. И Путин о ней говорил.

 

Технология медленного заполнения НОДом всех вертикалей власти, как бы она долгая очень. И она в условиях внешнего вторжения в Россию, она не успеет сработать. Это вам надо будет несколько десятков лет, а у вас их нет. Хотя, если, как говорится, у вас есть НОДовец, и он при этом будет депутатом, это, конечно, хорошо. Но так, чтобы, как говорится, это не было главной задачей. А для партии всё-таки депутат - это главная задача.

 

Я не очень понимаю, я вообще не понимаю, когда партии говорят, что мы решим ту, или иную проблему (они же там наверху пишут о восстановлении суверенитета), зная, что она ими не решаемая. То есть, они борются за власть, которой нет. То есть, фактически они борются за театральную роль. То есть, он, да - получил театральную роль Цезаря, но он должность Цезаря-то не получил. То есть, он содержательно не выполнит не то что задачи НОДа, или чуть-чуть, а он не выполнит задачи своей партии. А это уже всё-таки обман, или полуобман, это неправильно.

 

Я, почему и говорю, что вся партийная система России стоит на обмане. Вот это плохо. Вот это меня тоже смущает в любом партийном строительстве. Почему мы говорим: НОД – это не партия, это объективный процесс, в нём участвует каждый, который участвует в процессе освободительном, конкретно в борьбе. Не сидит на лавочке, и не ковыряет в носу, и критикует Фёдорова, Старикова, ещё кого-то. А который что-то сделал для цели достижения суверенитета. В интернете поддержал НОД. Фёдорова не надо поддерживать. НОД поддержал. Если у него есть силы, в пикет сходил. Если есть силы, на митинг сходил. На Бессмертный полк сходил, но не только с портретом своего деда, что хорошо, полшага, но и во вторую руку взял лозунг суверенитета. Что и было.

 

У нас постоянно идёт дискуссия (американцы всё время проплачивают дискуссию), что вот каким это образом Фёдоров говорит о том, что Бессмертный полк, пятнадцать миллионов, это НОД? Ну конечно, в чистом виде НОД, потому что, пятнадцать миллионов ни с того, ни с сего, на ровном месте. Это же, Бессмертный полк давно происходит, несколько лет. Вдруг, в этом году решили выйти пятнадцать миллионов на политическое действие. Это же политическое действие, это мы понимаем, политика, которую тут же запрещено было, дана команда забыть. И единственный наследник этого выхода людей, это НОД. Мы единственные, кто говорим, что пятнадцать миллионов людей на улице - это первый шаг. Второй шаг – продолжение: конституционная реформа, для целей, с которыми они вышли. Мы наследники этого гигантского события, которое пытаются замолчать. Идеологические, конечно, наследники.

 

Артём Войтенков: Я, честно говоря, не очень вижу связь. Кто-то там да, но…

 

Евгений Фёдоров: Подождите, как не очень вижу? А как вы тогда видите технологию работы НОДа?

 

Артём Войтенков: Как вы сами говорите, освободительное движение, это как бы деятельность отдельных людей, которые могут не входить ни в какие структуры вообще.

 

Евгений Фёдоров: Да, вот эти пятнадцать миллионов не вошли ни в какие структуры. Они вышли за идентичность своего государства. Они же вышли с портретом своего деда. Что такое, портрет деда не дома на буфете, где это любимый человек, и уважаемый, хоть и живший двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад, а вместе с такими же, как ты в едином строю. Что это? Политическая цель, правильно? Как бы политическая подача. То есть, что это означает? Они вышли за идентичность нации. То есть, портрет деда есть олицетворение идентичности своей нации перед лицом, в том числе, американского, или внешнего давления. Это политическое событие? Да. Траектория этого политического события - куда дальше? Вот они вышли, показали своего деда, что дальше? Кому, кстати, показали? Соседу, который такого же деда нёс? Кому? Они это показали иностранным государствам, они продемонстрировали своё желание, свои курсы. Это, по сути - шаг в национальном освобождении. То есть, люди вышли в продолжение национально-освободительной борьбы своих дедов. Деды же погибли за национальное освобождение, за свободу, за жизнь. И они вышли в продолжение этой борьбы. Это политика. Ну, политика, или нет? А что это за политика? Чья? Я вам отвечаю, это объективно политика НОДа, освободительная политика. Разве не так? Я неправильно вам расшифровываю как бы мотивацию людей, пятнадцати миллионов?

 

Артём Войтенков: В Советском Союзе на парад тоже народ ходил, а Советский Союз не был захвачен.

 

Евгений Фёдоров: В Советском Союзе на Первомайскую демонстрацию люди ходили, но там была другая история. Там была государственная организация, идеологическая государственная мобилизация. Партийные собрания проводились, которые выдвигали людей, профсоюзные собрания, и так далее. Здесь такого не было вообще.

 

Есть один организационный момент, очень важный. Организаторы формальные, это грантополучатели американские, об этом все знают, и Стариков здесь прав. Когда он критикует, он говорит, да, что это источник шёл через Томск от американских грантов. Но американцы в своих грантах рассчитывали на то, что они соберут там пятнадцать-двадцать тысяч во главе с Навальным, Касьяновым. Как бы этот механизм будет ими использован, как механизм лидерства в свержении национальной власти, как бы патриотический майдан. Вместо этого получилось пятнадцать миллионов во главе с Путиным. Потому что Касьянов там просто утонул где-то в толпе людей. Но организаторы формальные, американские, они же призывали ни в коем случае не поднимать георгиевские ленточки, знамя Победы. Вот обратите внимание, народ плюнул на них, послал подальше. То есть, по сути Путин и национально-освободительное движение перехватило трофеи, как явление. Понимаете? Не Фёдоров. Перехватило трофей.

 

Вот как на Донбассе: на фашистском танке едут ополченцы. То есть, два танка, один танк отняли, другой добавили фактически. У врага меньше на танк, у тебя больше на танк. Так и здесь, был перехвачен трофей, созданный ими. Их призывы без знамени идти, не прошли. Если вы посмотрите ведущие места, Красную площадь - наше НОДовское георгиевское знамя над толпой. Единственное знамя, и знамя Победы, которых было немного, но они были. То есть, люди всё отлично понимают. И георгиевские ленточки у всех были, хотя организаторы американские требовали, чтобы их не было. Вы думаете, почему пятнадцать миллионов? Потому что случайно произошло объединение сил пропагандистских: американских и национально ориентированных, которые потом они сообразили, была жуткая разборка в посольстве. Там американский посол чуть не поснимал своих замов. То есть, они там проплатили, а вместо этого получили такую оплеуху во главе с Путиным, понимаете? И потом они дали команду телевидению, в том числе государственному, под предлогом вот этих брошенных портретов.

 

Артём Войтенков: Их, кстати, не бросили. Их сложили на парепет так.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, да, но подано-то нашим телевидением было, нашим. Под предлогом того, что они критиковали тех, кто критиковал, что это якобы брошено. Но мы же понимаем, как эта вся система устроена. Вместо того, чтобы просто промолчать про это, мало ли кто там чушь какую-то говорит, они же раскрутили эту историю. То есть, американцы дали команду заднего хода, она не пошла. То есть, это настолько мощное событие. А теперь, смотрите - прошло с события два месяца. Кто наследник события? Его попытались запрятать, все концы в воду, понимаете?

 

Артём Войтенков: Ну что, ну, прошло, Что о нём говорить-то?

 

Евгений Фёдоров: Пятнадцать миллионов людей политически на улице означает, что после этого необходимо заниматься политическим строительством по тому вектору, который эти люди назначили. А этого не происходит. И никто дальше этот мостик, продолжая этот курс, кроме НОДа, не делает. Мы единственные, кто осваивает это политическое пространство, которое люди заявили. Это означает, что они ещё раз заявят его на каком-то этапе. И наша задача НОДа - подготовиться к этой второй заявке. То есть, дать не сто знамён, которые были в толпе, в том числе, на Красной площади. Кстати, мы можем найти ролики, и показать, где под знаменем НОДа шёл на Красной площади вот этот массовый Бессмертный полк.

 

Мы должны дать следующий этап движения. То есть, дать расшифровку дальнейших шагов. В этом же и есть политическая работа - расшифровка желания масс. Не чувствуете? Вот, только не путайте, что мы организаторы, в смысле, Фёдоров, хотя штабы НОДа участвовали. Основные организаторы не мы. Это была самоорганизация людей в НОД. Вот нас бы могло не быть, они бы всё равно самоорганизовались, но они самоорганизовались, как национально-освободительное движение, как явление. В этом же вопрос.

 

Артём Войтенков: Только они ещё не поняли про это.

 

Евгений Фёдоров: Это не важно. Для этого есть политическая система расшифровок. Для чего вообще существуют выборы, и всё остальное? Для того, чтобы желания людей расшифровать в виде законов, понимаете? В виде политического курса. Это - то же самое. Только люди не на выборы пошли с этими желаниями, потому что, выборы, это пустышка, контролируемая американцами, их система партий. Они напрямую пошли - на прямую демократию. Пятнадцать миллионов людей на улице - это гарантированный референдум. Вот если бы в этот же день до людей донести, что они три часа потратили на движение со своим портретом своего деда, а чтобы они это делали для достижения целей. А чтобы достигнуть цели, надо на следующий день пойти проголосовать, они бы это сделали, и не пятнадцать миллионов, а все сто сорок пять, понимаете? Но это надо расшифровать, положить на бумагу. Это же всё делается, опросы проводятся, ничего сложного в этом нет. А это и запрещено. Это как раз обрубание концов.

 

Вот как история, мы обсудили, с прокуратурой: 53-ий год можно трогать, 91-ый нельзя. Прибежали бешеные американцы, запретили. Наша генеральная прокуратура Ландсбергиса испугалась, он же сказал…, всё Ландсбергиса боимся. Здесь тоже, пятнадцать миллионов показали, блин, перепугались, остановили, следующий ход нам нельзя делать. Это и есть барьер внешнего управления, он перекрывает как бы основные пути, основные движения в том числе, назревшие в массах.

 

Ещё раз говорю: пятнадцать миллионов - это решение проблемы. Никому не удастся собрать пятнадцать миллионов в стране иначе, как под общенациональные задачи. То есть, общенациональные задачи поставлены. По крайней мере, люди созрели для их постановки, и продемонстрировали это созревание. Теперь эти задачи необходимо реализовать уже политическим курсом. А политический курс - референдум и суверенитет. Другого нет. Иначе, вы этот портрет деда не расшифровываете, и мотивацию людей, которые на неё вышли. Им же не звонили, их не организовывали, им не объясняли. Политинформации, как на майские демонстрации, перед этим им не проводили. Они сами допёрли, и высказали свою позицию, общественное мнение.

 

Артём Войтенков: Посмотрим, куда это мнение дальше пойдёт.

 

Евгений Фёдоров: Ещё раз, посмотрим. Либо мы помрём, американцы нас раздавят, либо мы победим в этой войне с ними - вот два варианта. Тут всё понятно: либо так, либо так. И расшифровку политическая система должна будет сделать. Мы-то почувствовали уверенность. Мы понимаем, что в случае критической ситуации у нас есть пятнадцать миллионов человек. А это значит, основная масса народа. Комиссарить в этом будет, конечно, НОД. То есть, объяснит, что вы пришли сюда, отлично, а вот теперь надо идти вот туда. Вот это скажет НОД. Туда, имеется в виду на суверенитет, на конституцию, на референдум. И другой не скажет. Нет, американцы скажут, надо штурмовать Кремль, чего они и хотели. Они же для этого туда деньги вкладывали, их задача в этом была - создать патриотический майдан, и на базе патриотического майдана попытаться свергнуть национальную власть. Но это, как говорится, две цели у двух разных армий: у гитлеровской - Москва, у советской - Берлин.

 

Артём Войтенков: Так война за мозги сейчас идёт.

 

Евгений Фёдоров: Так НОД, это и есть борьба за мозги. Собственно, в этом ничего другого у НОДа нет. На одном пункте мы боремся за мозги, для того, чтобы мобилизовать на действия. А американцы делают то же самое, надеясь на свержение Путина, и Российского государства, на личном интересе: на снижении жизненного уровня, на качестве жизни, обвинив в этом Кремль, сказать "свергните Кремль, раскидаетесь на разные квартиры, будете жить, как в Европе".

 

Артём Войтенков: Как на Украине сейчас. Поскакали на майдане, получили повышение.

 

Евгений Фёдоров: Так-то они не говорят. Теперь украинцам говорю.

Проблема на Украине решается только одним путём - правдой. Правда в том, что 91-ый год незаконен, для этого должна быть бумага. И вы в результате этого беззакония оккупированы фашистскими интервентами. И получив эту бумагу, вам придётся в Киеве, в Харькове, в Мукачево, и даже во Львове, вместе с партизанской армией патриотов Украины освобождать её от фашистских оккупантов. Но это ваши действия будут законны, на базе решений нашей прокуратуры, которая боится и пугается, и разбегается, потому что, мы внутри ещё не решили проблему суверенитета, хотя уже Путин почти подвёл терминологию этого процесса, он уже всё – "на нас уже война идёт, вот осталось только начать принимать решения, как на войне". А главное из этих решений в области экономики - это снизить уязвимость.

 

Артём Войтенков: По-моему, у нас экономическая уязвимость просто со всех сторон.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Сам НОД. У нас всего одна экономическая уязвимость.

 

Артём Войтенков: Я знаю, вы скажете, что деньги надо напечатать, но, с другой стороны, как бы мы всё равно завязаны на заграницу.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Вот назовите, вы же умный человек.

 

Артём Войтенков: Мы газ продаём, нефть продаём, лес продаём, покупаем заграничные товары, вот, компьютеры, всякие телефоны, машины.

 

Евгений Фёдоров: Будем. А теперь вы подумайте как бы с точки зрения американца, немца, француза, чеха, литовца даже, вот подумайте. Вот они производят какие-то товары. Эти товары Россия покупает, они на этом зарабатывают. Вот как вы думаете, ненависть к России у них победит желание заработать?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Это же англосаксы.

 

Артём Войтенков: Это вообще любые люди.

 

Евгений Фёдоров: Нет, англосаксы особо. Они за деньги, это их ментальность, природа, и основа их государственности, личность. То есть, как это так, ради государственных интересов, национальных интересов США, я должен отказаться от денег, которые я получу из России? Это невозможно.

 

Артём Войтенков: То есть, американцы на санкциях Европы только выигрывают. У нас сейчас больше американских товаров идёт, чем раньше.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, это невозможно. То есть, ваши слова о том, что они нам не поставят. Чего они там нам поставляют? И чего они у нас не покупают? Невозможно. Это находится за пределами человеческого восприятия и американцев, и европейцев. То есть, этой проблемы просто нет, не говоря о том, что Америкой и Европой объявлены санкции всего десятью процентами государств, где живёт всего десять процентов человечества, что само по себе мелочь. Следовательно, если вы начинаете разбирать со всеми этими моментами, то у вас остаётся СВИФТ, пластиковые карты, о которых Путин вчера опять сказал. СВИФТ, пластиковые карты, деньги, то есть, иностранные кредитные, инвестиционные ресурсы. И по сути всё это упирается в одну вещь, под названием Центральный Банк, его национализация. То есть, совершив акт национализации, выполнив команды Путина о создании "института национальных денег", вы решаете все проблемы уязвимости.

 

Вот вспомните, ещё раз привожу этот пример. Советская Россия ведёт реально военные действия со всем миром в виде отсутствия дипломатических отношений. И в России оборонную промышленность России строят немецкие и американские инженеры. С американскими даже нет дипломатических отношений. Паровозы присылает Швеция, станки присылает Америка, Форд и всё прочее. Да? То есть, тогда, когда война, и то, за деньги маму продадут. А сейчас даже войны нет. Чего это они нам такое перекроют? Ничего не перекроют, в принципе. Тем более, всё это есть в Китае, или большинство.

 

Артём Войтенков: Большинство, да.

 

Евгений Фёдоров: Нет, проблемы такой нет. Это блеф, это пропагандистская проблема. Есть только одна проблема. Всё продадут, но за деньги. А денег они до этого давали, а сейчас перестали в виде кредитов и заимствований. Так сделайте свои деньги. А свои деньги - это низкие процентные ставки. Вот, я привожу вам всегда пример с Европой - разница ключевой ставки у нас триста раз. Знаете, почему? Потому что в России ставка одиннадцать с половиной, а в Европе - ноль, ноль три. А знаете, сколько со Швецией разница? А в Швеции ставка минус ноль, тридцать пять процентов. Ну и какая разница? Я могу без калькулятора сказать - бесконечность. С Европой разница в триста раз у нас выше, а со Швецией бесконечно.

 

Артём Войтенков: Минус три десятых процента. То есть, они тебе ещё и приплачивают?

 

Евгений Фёдоров: Да, вы берёте в кредит миллион, а отдаёте девятьсот с чем-то.

 

Артём Войтенков: Они в Европе с ума посходили?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Они наоборот, рациональны. Это, то же самое в Японии. Но там не ноль, тридцать пять, минус ноль, ноль, один, ну не важно. Это как раз и есть современная экономика, в которой мы никогда не жили, все двадцать пять лет. Они голову морочили нам все двадцать пять лет этими ставками. Это сейчас ставка одиннадцать с половиной, а была двести семьдесят в девяностые годы. Мы никогда не жили в нормальной экономике. Всегда у нас была колониально-вымораживающая российский бизнес, экономика, все двадцать пять лет. С первого дня, как приехали американские советники, Чубайс, и все остальные, они сразу создали экономику уничтожения. Именно поэтому, двадцать пять лет назад у нас было двадцать два процента мирового ВВП, а сейчас два. Мы в десять раз упали за двадцать лет.

 

Путин удвоил ВВП. Но, если бы он не удвоил, мы бы упали не в десять раз, а мы бы упали в двадцать раз. То есть, он сделал много, но это много, вот столько по отношению с таким падениям основы экономической системы. Что это означает? Что восстановление и формирование нормальной экономической среды, это и есть низкие ставки, это как воздухом дышать. То есть, мы всю жизнь жили с завязанным ртом, все двадцать пять лет. Просто убрать это со рта. Это и есть низкие ставки, в этом нет ничего такого, другого.

 

Запуск низких ставок - это просто приравнять российский бизнес к иностранному. Вот у нас же тоже запрещено правду по-прежнему говорить, мы на прошлой неделе внесли закон, который требовал Путин. Он требовал закон, заморозить налоги на четыре года. Это в послании он требовал, никто не собирается его послание, как всегда, выполнять, но тем не менее.

 

Артём Войтенков: В смысле, для среднего и малого бизнеса?

 

Евгений Фёдоров: Для всех. Все налоги заморозить, чтобы не было роста налогов. Минфин же, и МВФ, требуют налоги повышать, и у нас и у Греции, и у остальных вассалов. А он как бы дал в послании команду заморозить. Никто не собирался выполнять его команду, кроме, я, Романов, и Хайрулин, депутаты. И мы внесли такой закон. Вот если вы меня спросите - закон в пользу людей? Да. Чтобы у людей не повышались налоги, которые сейчас Минфин хочет повысить. И всё время такие предложения даёт о повышении налогов. Но это как бы, вроде бы он социальный, жалко, типа, людей, налоги не повысим, будут лучше жить. Нет. Он просто за то, чтобы у российского бизнеса, у вас, как российского налогоплательщика, права были такие же, как у американца в России. Так вот, американцы в России имеют дедушкину оговорку, то есть, им запрещено повышать налоги до семи лет с 95-го года, или с 97-го. Мы внесли закон о том, чтобы просто граждане России имели в России те же права, что и граждане, и бизнес иностранных государств.

 

Артём Войтенков: То есть, по российским законам повышать налоги американским компаниям нельзя.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: А повышать налоги российским компаниям можно.

 

Евгений Фёдоров: Да. И мы внесли закон, на базе, в том числе, команды Путина, которая не выполняется. То есть, он об этом говорит всё время, я вот о чём. Просто приравнять граждан России, российский бизнес к иностранному на территории России. В мелкой вещи просто, как показатель.

 

Артём Войтенков: Это не совсем мелкая. Когда у вас повышают налоги, некоторые предприятия могут вообще закрыться.

 

Евгений Фёдоров: Это мелкая на фоне системы. Потому что, кроме того, если вы иностранный предприниматель, американский, в России, у вас кредит тот самый, ноль, тридцать пять за спиной, ноль, ноль три, или вообще минус ноль, тридцать пять, как в Швеции, если вы шведский предприниматель на территории России, в Калуге завод стоите. А если российский - тридцать. То есть, у вас на территории России права у туземцев, и у белого господина из Америки, или их союзников, это как день и ночь. То есть, мы просто некоторые законы вносим не о том, чтобы лучше жить, а вносим о том, чтобы туземца в России приравнять к американцам в России, понимаете? Но это же правда. Мы об этом людям говорим, люди этого не понимают, что мы живём в колонии, что они туземцы и рабы. Мы вносим закон о том, чтобы раба приравнять к господину из Америки. Вот, о чём мы вносим законы. При этом называются они там немножко по-другому: о налогах, и так далее. То есть, эти вопросы решать надо? Как вы решите проблему кризиса и санкций, не решив этой проблемы?

 

И вообще никто в России не предлагает решить проблему кризиса. Российское государство коллаборационистское каждый день ведёт дело к уничтожению себя самого, выполняя пятнадцатый пункт конституции, исполняя внешние указания. То есть, сегодня проблема борьбы за суверенитет, есть проблема выживаемости, а не проблема качества жизни. Качество жизни само собой.

 

Ещё раз, к нашему началу разговора. Просто запустив низкие ставки, и напечатав рубли под востребованность этих ставок, только для кредитов, не для бюджета, естественно, вы тем самым приравниваете российский бизнес к иностранному. А в условиях санкций вы замещаете иностранные деньги российскими, тем самым вы снижаете уязвимость, она прекращается. Это же всё тянет одно за другое. СВИФТ откуда? Иностранные деньги, значит, иностранный СВИФТ. Деньги национальные - не нужен СВИФТ. То есть, он нужен, но он становится производным, и нам он проблем не создаёт, мы можем сами для себя сделать свой СВИФТ, повторив его, и сами контролировать эти процессы. Карты то же самое, кредиты, то же самое, зарплаты, вся система выстраивается под национальный стандарт, и снижается уязвимость. С этого момента, что происходит с санкциями? Они прекращаются. Зачем вводить санкции, если они бессмысленны? Почему американцы вводят год санкции и продолжают их? Потому что, они видят в них смысл. Как только смысл исчезает, и у вас начинается экономический рост, и рост зарплат, снижение инфляции, смысла в санкциях нет. Им придётся садиться за стол, и договариваться с нами о совместной экономической деятельности на планете. Понимаете?

 

Артём Войтенков: Это да, но поскольку они их вводят, значит, они успешны. Или, по крайней мере, действуют.

 

Евгений Фёдоров: Они успешны, конечно, зарплата снижается, цены растут, вы же сказали, всё это - результат санкций. Вы запустите национальный рубль - на следующий день цены перестали расти, начали падать, потому что, падает инфляция, зарплаты перестали падать, начали расти, причём в пять раз. Там в потенциале пару лет. В пять раз.

 

Эти пять раз возникли не с потолка. Эти пять раз возникли из опыта стран с низкими ставками. Германия, это сколько уровень жизни выше, чем у нас? В пять раз. Япония в два раз. Китай в полтора раза. Китай, который пятнадцать лет назад миской риса жил. Миллиард китайцев в полтора раза выше уровень жизни, чем у нас. Просто потому, что там есть суверенитет.

 

Вообще, логика экономики: если у вас богатое население, оно много тратит, крутится экономическая машина. Если у вас есть деньги, вы покупаете автомобиль. Автомобиль произвести надо? Значит, вы создали рабочие места в Калуге. И их смежникам, запчасти для автомобиля надо? Значит, вы создали рабочие места по всей стране смежникам. Машина закрутилась экономическая. Вы купили машину, вы довольны, а в Калуге сто рабочих мест вас обслужило - все тоже довольны. И вот это только наращивается. Потом вы захотели купить машину подороже, или вторую, в Калуге ещё больше довольны, и заработал механизм обеспечения повышения спроса. И всё, и машина экономическая начала подниматься. В результате у вас растёт зарплата, которая у вас за счёт роста вашей зарплаты повышает зарплату в Калуге. А рост зарплаты в Калуге следующим ходом повышает зарплату вам. И вот, пошёл, пошёл, пошёл рост. И такой рост идёт в сорока странах мира. Я же не предлагаю ничего нового, потому что, ваш экономический спрос служит мотором постоянного оборота экономики. То есть, первый этап - кредиты, низкие ставки, а второй этап - обеспечительный спрос.

 

А что такое - рост зарплат у вас в пять раз? Где будет Греция, Чехия, Польша, Прибалтика, о которой мы до этого говорили, если рядом у вас зарплата, в Прибалтике выше, чем у нас в два раза, а у нас в пять раз выше, значит, у нас будет в два с половиной раза. Где будет Прибалтика?

 

Артём Войтенков: В Москве.

 

Евгений Фёдоров: Физически, а потом и территориально. И тут, где то решение прокуратуры, что мы незаконно, прибалты скажут? Сами достанут это решение российской прокуратуры. Сами.

 

Артём Войтенков: Что это нас через границу не пускают, да?

 

Евгений Фёдоров: Сами прибегут. А им объяснят, да, вы незаконно, но надо референдум, подтвердить, что вы хотите быть в составе единого государства с Россией. И всё, прибалты проголосуют с криками и воплями. Эти танки поотнимают они сами, вручную, дубинами поотнимают у НАТО эти танки. Так это делается, но для этого надо решить проблему суверенитета, то есть, проблему власти Путина, раз Путин говорит о низких ставках. Говорит? Говорит.

 

Значит, проблема суверенитета в виде написания в конституцию слов и выражений, выражается в виде предоставления главе государства права принимать обязательные решения. Не как сейчас, говорить решения право есть, а обязательности нет. А добавится обязательность и всё. А для этого нужно вам иди в национально-освободительное движение, и вести эту борьбу. Потому что на халяву это всё, что я сейчас сказал, не будет сделано. Это будет сделано только в результате вашей личной победы, личного участия в этой борьбе. За вас эту работу Фёдоров, или Путин не сделает. Сказать может и Фёдоров, и Путин, и говорят, а сделать за вас - нет.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv

Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

 

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1510 мб)
Видео MP4 640x360 (600 мб)
Видео MP4 320х180 (332 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (35 мб)
Звук 32kbps MP3 (35 мб)
Звук 64kbps MP3 (69 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (105 мб)

Текст:
EPUB (226.3 КБ)
FB2 (474.19 КБ)
RTF (811.16 КБ)

Евгений Фёдоров 26 июня 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 26 июня 2015.
Разговор о Майдане в Армении, технологиях государственных переворотов, информационной войне, политическом оружии улицы, кому принадлежит власть в России, экономических санкциях и подготовке свержения Путина.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 26 июня 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-06-26

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, у меня вопросы по Армении, по Украине по Питерскому экономическому форуму, по Греции. С чего лучше с вами начать?

 

Евгений Фёдоров: Что больше беспокоит ваших зрителей, с того и начинайте.

 

Артём Войтенков: Их всё беспокоит. Давайте тогда с Армении начнём.

 

Евгений Фёдоров: Давайте.

 

Артём Войтенков: Что там происходит, и кто за этим стоит?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что никаких сомнений в этом нет, что там происходит, и все это давно знают. И американцы уже проявились, как организаторы процесса. Там они назначили какую-то украинскую женщину отвечать за ситуацию в Армении. Это обычная, уже на нашем веку, наверное, сотая оранжевая интервенция. И только в ближнем кругу уже двадцатая. То есть, на сотой, наверное, уже можно догадаться, что всё, как всегда, ничего не поменялось? Наверное, можно.

 

Поэтому повод избрали. Хотели, я так понимаю, в Гюмри, не получилось, не раскачали в свой время Гюмри, когда там было убийство. То есть, события какие-то негативные происходят всегда: то авария, то катастрофа, то проблемы какие-то.

- Повышение в данном случае тарифов - а как будто их нет, каждый день что-то повышается или понижается в худшую или в лучшую сторону. Поэтому, это повод, и просто использовали этот повод для того, чтобы вывести три тысячи человек.

- Потом в их числе была запущена группа провокаторов человек сто, которые подняли уже антироссийские лозунги, и как бы отражали лицо выступающих.

- И от имени лица выступающих подняли вопрос о том, что они не будут вести переговоры с президентом Армении, и пойдут до конца. И дальше постепенно тему начинают раскручивать.

- Потом, на каком-то этапе появятся сакральные жертвы.

 

Но тут важнее - выработали в Армении метод борьбы с оранжевой интервенцией или нет? По опыту Украины, России, Грузии соседней, в которой это было два раза, как минимум, американцы осуществляли вторжение методом оранжевой интервенции, последний раз Саакашвили приведя к власти. Ответ – нет.

 

Видите, не вырабатывается. И вам скажу, почему. Потому что, неправильно отвечено на ситуацию 91-го года. То есть, один раз наврав, и оставаясь во лжи, мы все последующие действия не будем получать правдивого ответа на них, и, соответственно, правдивой реакции на них, то есть, приводящей к результату. Если мы с вами признаём массово граждане России, и Армения признаёт законность ликвидации Советского Союза… Вот вы сейчас спросите у среднего гражданина России статистического: "Ты готов, если враг нападёт на нашу землю, и захватит город Псков, ты готов сражаться за своё Отечество?" Вам скажут: "Да". А если вы по-другому сформулируете вопрос: "Если враг нападёт на нашу землю и захватит город Львов, вы готовы сражаться за наше Отечество?

 

Артём Войтенков: Они скажут: "Это не наше".

 

Евгений Фёдоров: Вот. А это неправда. Поскольку события 91-го года были неправдивыми, ложными, государственный переворот, то есть, ничтожными с самого начала. Но в обществе сформировалось согласие со сложной оценкой ситуации. А вот если бы вы спросили у вашего деда, или прадеда: "Враг напал на ваш город Львов, вы готовы сражаться?" Потому что Львов вошёл только в 39-ом году. Он скажет: "Готов!" Даже по Львову, уж не говоря про Киев, или про Донецк. То есть, один раз сказав, и признав ложь, дальше вам те же специалисты скажут: "Ну смотрите. Вы за двадцать с небольшим лет признали, что Киев не нужно защищать, если на него нападёт враг? Признали. Значит, вы ещё за пять лет признаете, что и Псков не надо защищать, если на него нападёт враг, потому что вам кто-то объяснит, что Псков уже не наш. По той же причине. Даст бумажку, что псковское собрание приняло такое решение, например. И всё, он уже не наш, его не надо защищать, пусть умирают".

 

О чём мы говорим? О том, что надо с самого начала стоять на позиции правды. Как бы, идя по дороге лжи, все дальнейшие события вы будете только раскручивать ложь. Это касается и Армении. Мы рассматриваем ситуацию в Армении, как нас не касающуюся. Это тоже нападение на нас. Армяне рассматривают ситуацию на Донецке, в Москве, как их не касающуюся, и в результате они в одиночестве, их сейчас додавят. Почему думаю, что додавят? Уже вижу, как начало пошло процесса. Вот, когда в России попытались последнюю оранжевую революцию сделать на Болотной, там арестовали бунтарей, их посадили, и до сих пор многих не выпустили. А в Армении выпустили всех через три часа.

 

Артём Войтенков: Да, я тоже про это прочитал. События повторяются ровно так же, как в Киеве.

 

Евгений Фёдоров: А вот теперь посмотрите закулисье. Люди, которые вышли на площадь, получили от американского посольства гарантии, что с ними ничего не будет. Они же тоже люди, они боятся. То есть, мало того, что часть из них проплачена, но они же не хотят тюрьмы. Никакие деньги тюрьму не отменят. Им сказали, вы не бойтесь, у нас договорённость есть с МВД Армении о том, что вас выпустят. Им сказало это американское посольство, его представители, грантополучатели. Всё так и получилось. Люди ещё получили свои пайковые, командировочные, за то, что они сидят. Посидели три часа там где-то, не в тюрьме, а просто повозились с полицией. То есть, они вообще сейчас в фаворе. Они уже перешли из категории рядовых в сержанты, они уже прошли испытания тюрьмой, хоть и три часа. И теперь они, как преданные бойцы Соединённых Штатов Америки. То есть, пошло воспитание, в котором участвовало, в том числе, МВД Армении. Если вы их арестовали, так не надо было выпускать, ребята.

 

Или, допустим, президент Армении. Что он сделал, когда начались волнения? Он поехал в Брюссель договариваться, чтобы Брюссель не организовывал волнения в Ереване. С одной стороны он правильно как бы, понимает, откуда команды поступают. Но с другой стороны, сама логика – "договариваться", то есть, логика позиции слабости. Не в Москву поехал, чтобы с Москвой создать некую систему совместного отражения вторжения, а в Брюссель. То есть, понятно, что пошли по пути капитуляции. Понятно, что американцам потребуется ещё полгодика, годик, чтобы дойти до отставки президента Армении, но я думаю, что они по этой дороге пойдут.

 

Артём Войтенков: А почему? Вы говорите, что американцы, а он поехал договариваться в Брюссель?

 

Евгений Фёдоров: Брюссель - это слуги американцев.

 

Артём Войтенков: Это всё-таки разные силы. То есть, Европа тоже она сейчас вон бузит.

 

Евгений Фёдоров: Нет, если у вас были проблемы на оккупированной территории СССР, куда бы вы поехали их решать?

 

Артём Войтенков: В Берлин.

 

Евгений Фёдоров: Нет. В Минск, потому что, там сидит гауляйтер Кох. Берлин даже не согласится с вами встретиться без его согласия. Это же иерархия управления. За какую-то Армению отвечает Брюссель, вот и всё. Естественно, там были встречи с американцами в Брюсселе, и так далее. Поэтому, не по чину ехать в Вашингтон.

 

Артём Войтенков: Маленькая Армения, да?

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не по чину. Но Армения в одиночку, как и Грузия в одиночку, и Украина в одиночку, и Россия, хоть она больше, в одиночку, отказавшись от правды 91-го года, она не справится. В этом и проблема. В этом плане отличие только одно: Армению быстро, за год можно её окучить, на Россию надо побольше времени, потому что, она больше, сложнее. А в принципе всё так же.

 

Артём Войтенков: А смысл какой этих действий у американцев?

 

Евгений Фёдоров: А они об этом чётко и недвусмысленно. Мне вот понравилось, откровенно говоря, высказывание министра обороны США неделю назад, недавнее. Он прямо сказал: "Мы не закончим санкции, пока не решим в России две проблемы: проблему отставки российской власти, то есть, Путина, и проблему ликвидации Российской Федерации". Вторая проблема - они её уже решают тысячу лет. Первая проблема - добавилась. Точно так они ставили вопрос. Тут просто надо понимать технологию их работы, технологию оранжевого вторжения.

 

Майдан в Ереване - это маленький элемент вторжения. Мы уже об этом говорили, но ещё раз, поподробнее.

Технология вторжения - это перевербовка людей, принимающих решения:

- под действием страха,

- компромата,

- и гарантирования политического убежища,

- и гарантирование, что состояние, которое он награбил, остаётся в его распоряжении.

Вот главные механизмы.

 

Их задача:

- Коммуникация на тысячу человек в России, или несколько сот человек в Армении, которые принимают решения: министры, олигархи, чиновники, ведущие медийные фигуры СМИ, и так далее.

- И персональная с ними договорённость о том, что они видят своё будущее в составе Соединённых Штатов Америки, либо уехав туда, если будут проблемы. "Вот тебе самолёт" - это называется. Вот как Ельцин, когда штурмовал Белый дом, американский самолёт ждал. То есть, если что, Ельцин знал, что бы ни произошло в Белом доме - он проигрывает, но полчаса, и он в самолёте, и он улетел. И всё, он сидит в Америке довольный. То есть, он потеряет должность президента, но он не потеряет богатство и жизнь. То же самое здесь. То есть, персональные переговоры.

- И дальше, в рамках этого переговорного процесса уже достижение результата.

 

Министр Обороны США он очень правильно, чётко сказал. Он отразил не ту пропагандистскую болтовню, что "когда вы там Крым отдадите, санкции прекратятся". Он отразил главное: сам Крым появился для этих целей. Потому что Крым появился после госпереворота в Киеве. То есть, на нас напали, и уже после этого возникли события второго порядка: Крым, Донбасс, и так далее. А цель нападения в феврале месяце в Киеве - это вообще-то, нарушение закона международного. Американцы на это пошли. Они идут на это, но не так часто, всё-таки, нарушение закона, это исключение. И, пойдя на это исключение, уже понятно, что они пойдут до конца. Они уже напали. Это, как Гитлер напал на Советский Союз. Он не может пройти на сто километров, а потом сказать: "Я передумал, вернусь". Так не бывает. Уже нападение до конца, насмерть.

 

И просто министр обороны чётко обозначил уже конкретно правдивые цели - ликвидация Российской Федерации, и смещение Владимира Путина. Всё. Дальше начинается механизм достижения этих целей. Каков этот механизм? Вот я был на Питерском форуме, мне очень понравилось, потому что там эти механизмы чётко были уже артикулированы. Не просто, знаете, мы догадываемся, зачем американцы давят, а там уже это проявилось. Они ведут переговорный процесс с российскими элитами о выдаче Путина. Так же, как они вели такой же переговорный процесс по Януковичу, например, на Украине. То есть, это методички посла Теффта, он по ней работает всё время. Так же, как до этого, когда приходил Саакашвили в руководство Грузией. То есть, механизм одинаковый.

 

Задача: чтобы тысяча человек вступили в этот заговор. По сути это можно назвать заговором. Как бы им не надо между собой договариваться, им надо договариваться с американским посольством, или с его представителями. Поэтому, назвать это в полном смысле заговором неправильно, потому что, они не между собой. А это именно механизмы внешней интервенции - они договариваются с американцами.

 

Говорит посол американский: "Мы согласны прекратить давление на Россию санкциями, если вы выдадите национального лидера Путина, и согласитесь на ликвидацию России, что потребует определённого времени".

Каков ответ? Ответ российского крупного бизнеса следующий. Буквально три дня назад Дерипаска на канале "Дождь", он говорит полчаса, в интервью, чётко сказал. А он в этом плане представитель как бы не только от себя, но от бизнеса, он сказал: "Надо с американцами договариваться".

 

Позиция американцев известна – "мы договариваемся на основе выдачи лидера России".

Дальше ответ российского бизнеса: "Мы согласны с вами разговаривать, и договариваться".

Условия американцами назначены, значит, только на этих условиях. Значит, дальше пойдёт уже переговорный процесс о выдаче, в который будут втянуты генералы, МВД, силовики, потому что, они должны быть обеспечены этим процессом. Появятся фигуры, которые будут фигурами переходного периода, и которым надо передать власть.

 

То же самое и на Украине. Посмотрите, Турчинов - это временная фигура переходного периода, которого поддержали американцы, и после которого пришёл уже их второй кандидат, сейчас придёт третий. То есть, они будут идти вот по этой дороге. А теперь посмотрите на форуме. Главное мероприятие форума.

 

Артём Войтенков: Питерского?

 

Евгений Фёдоров: Питерского. Главное мероприятие, на открытии, то есть, с самого начала, пять или шесть человек первых спикеров, - и вдруг поднимается вопрос о досрочных выборах президента. Где экономический форум и где выборы президента?

 

Артём Войтенков: Да, странно.

 

Евгений Фёдоров: Поднимается вопрос. А дальше, смотрите - пазл сошёлся. Американцы говорят: "Мы с вами будем договариваться на условиях выдачи". Я просто ссылаюсь на официальный бизнес, я не придумываю, бизнес говорит: "Мы готовы договариваться". И дальше начинается уже: профессионалы в политической сфере начинают искать компромиссы этих договоров. Они говорят: "Давайте, допустим, досрочные выборы".

 

Артём Войтенков: А как это влияет?

 

Евгений Фёдоров: А очень просто. Досрочные выборы президента - это лишение власти президента, при определённых обстоятельствах.

 

Артём Войтенков: А они насколько их хотят сместить?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они ещё это не назвали. Впервые обозначено на высшем уровне. То есть, уже впервые в бизнес сказано: "Вы хотите остаться в живых перед давлением санкциями, и американской агрессии? Вы хотите с ними договориться? Вот, давайте искать технологии, по которым они будут довольны вами, вы будете довольны ими".

 

Вы будете довольны ими, конечно, если они перестанут давить. Они будут довольны вами, если вы организуете смещение национального лидера. А дальше уже профессионалы говорят - как сместить. Это же надо оформить - оформить, досрочные выборы. Кстати, по Януковичу было так же - требовали досрочные выборы Януковича. Помните? Было такое накануне госпереворота. Было требование досрочных выборов президента. То есть, методичка повторяется просто достранично. Только в России дольше и сложнее, более сложная страна, поэтому, больше "мяса" - большее наполнение этой методички дорогой, но абсолютно так же всё идёт.

 

А теперь посмотрим, какова реакция России. Это же не просто так процесс идёт сам по себе. Вот мы начали с Армении, а переключились на Россию, потому что, нам это важно. Не просто же процесс сам по себе идёт, а он уже идёт в течение года определённым образом управляемый. И вот как бы вы характеризовали позицию России за этот год в условиях внешней агрессии, и как мы сейчас знаем, с целью уничтожения Российской Федерации? Вот как бы? Что сделали российские власти, прежде всего, правительство за этот год в ответ на агрессию против России?

 

Артём Войтенков: Такое ощущение, что мы закрываемся боксёрскими перчатками, бурчим, что не надо нас бить, но сами не бьём.

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, мы даже не закрываемся.

 

Артём Войтенков: Почему? Как-то что-то делаем.

 

Евгений Фёдоров: Ничего не делаем.

 

Артём Войтенков: Учения армии.

 

Евгений Фёдоров: Нет, армии, учения - это не экономическая сфера. Удар в санкциях и экономике. Что мы делаем? Мы объявили эмбарго на некоторые товары и продукты - это никакая не защитная мера. Эмбарго - это некая месть. То есть, ты меня ударил, я тебя ударю, но на твой удар он не повлияет, это не смягчит удар. Это как бы некая такая реакция, я считаю, полезная, демонстрация желания, но не сам механизм преодоления внешнего удара. То есть, не сам механизм преодоления агрессии.

 

Артём Войтенков: Ну, ещё раз ударят, в общем.

 

Евгений Фёдоров: На вас это не влияет. Что такое санкции? Санкции лишают нас денег - в этом суть санкций, лишить нас денег. И на базе того, что мы лишены внутри экономической машины инструмента "денег", которого своего нет (это ключевой тезис), то мы как бы начинаем замораживаться, то есть, организм становится без крови. У него есть мускулы, сердце, мозги, ноги, руки, а крови нет, и поэтому мозг, руки, ноги, всё обездвиживается.

 

Вопрос: почему американцы могут нас лишить крови? Простой вопрос.

Ответ: потому что у нас нет своей. А это уже вопрос суверенитета.

То есть, американцы бьют, потому что мы не суверенны. Они бьют в то место, которое у нас не защищено, потому что мы своего института денег не создали. Можем мы его создать? Можем. Для этого надо выполнить команды Путина, снизить процентные ставки, и запустить рубль в экономику. Но тут стоят американские стражи в Центральном Банке, которые говорят: "Категорически нет".

 

Артём Войтенков: Подождите, у нас Центральный Банк, у него кредиты. Самый длинный кредит у него - это неделя. Это вообще никакую экономику невозможно развивать при самом длинном кредите в сроке "неделя".

 

Евгений Фёдоров: Артём, тут самое главное вот что. Центральный Банк, понятно, что он как-то обосновывает это – "неделя". Но он просто не даёт деньги экономике. "Неделя" - это денег нет.

 

Артём Войтенков: Так не важно, какая процентная ставка, хоть полпроцента, если срок "неделя" - ничего не получится.

 

Евгений Фёдоров: Если глубже, это называется "политика количественного смягчения". Политика, в ней много пунктов, но главный из них - ставка. А кроме того: нормы регулирования, сроки, резервы. У нас почему-то Базель-3, в Америке, в Европе, Базеля-3 нет. То есть, это всё создано тоже Центральным Банком. То есть, Центральный Банк - страж, управляемый извне, не дающий возможности России просто создать свою кровь, если грубо сказать, в экономике. Его задача - чтобы кровь не создавалась. То есть, его задача, чтобы не работали (что там, надпочечники кровь создают?) надпочечники в государственном организме. Мы в связи с этим кровь получаем от американцев через такие трубочки, которые назывались "иностранные инвестиции" и "кредиты". Они нам сказали: "Мы сегодня вам крови не дадим". Трубочки перекрыли. Своё – запрещено. Значит, организм тихо помирает - в этом суть санкций.

 

То есть, если вы хотите, чтобы на вас санкции не повлияли, вам надо не эмбарго делать для этих целей (эмбарго для других делается), а вам надо включить надпочечники, правильно? Тупо. Вот, совсем для простых людей говорю. Вы простой российский гражданин. Вы хотите есть мясо?

 

Артём Войтенков: Кто-то его вообще не ест. Вы хотите вообще есть?

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Вы хотите нормально питаться? Хотите. Вы хотите ездить на нормальной машине, просто на машине? Хотите. То есть, если у вас есть деньги, вы эти деньги потратите, чтобы купить еду. Эти деньги поступят в бизнес, который производит еду, молочные фабрики, фермы, и так далее, и те на эти деньги начнут крутиться, производить еду. Правильно? Политика России - вам денег не давать. Снижать вашу пенсию, снижать вашу зарплату, ещё лучше вас уволить. За этот год политика. Следовательно, вам не дают деньги в руки, и вы эти деньги не несёте в экономику. Или, вы хотите купить машину, а денег вам не дали, вы не купили машину. Не купили машину, в Калуге машинные заводы по производству машин остановились, что мы и наблюдаем, потому что у них перестали покупать машины.

 

Вам не дают денег, чтобы вы свои проблемы решили, но одновременно запустили экономический мотор. И это делают американцы вместе с Центральным Банком, потому что, раньше давали американцы, и чуть-чуть Центральный Банк и правительство. Теперь американцы н