Подписка на RSS - Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров

портрет: 

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 14 ноября 2015.
Разговор о военной террористической операции в Париже, почему США нужна война Европы с Россией, зачем отделяют Каталонию, почему Ярош ушёл из “Правого сектора”, геополитике присоединения Крыма, победе и поражении “Дня народного единства”, почему растут цены и налоги, как не выполняются указы Путина, почему Россия требует долг с Украины, кому принадлежит российская собственность, почему рухнет рубль, кто распределяет бюджет РФ, как уничтожают экономику, как Путин проиграл пятой колонне и как готовят государственный переворот в России.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 14 ноября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-11-14

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, вчера произошла серия терактов во Франции, то есть, какой-то совершенно неслыханный, до этого раньше не было. Там погибло более сотни человек. Вот это с чем связано? Кто это устроил? Действительно ли это боевики ИГИЛ? Или на них просто это списывают?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, хотелось бы высказать сочувствие людям, потому что, в любом случае, это трагедия для большого количества людей. А теперь, давайте проведём анализ.

 

Во-первых, уже официальные французские власти заявили, что это ИГИЛ, то есть, уже известно кто. Поэтому, давайте вообще поймём: а почему ИГИЛ, и в чём эта логика? Вот я смотрю комментарии. Максимально который комментарий приближается к правде, я специально посмотрел, из политиков высокого уровня - это о странной позиции США в связи с ИГИЛ.

 

Давайте за дипломатическими формулировками говорить о правде: ИГИЛ был изначально создан Соединёнными Штатами Америки. Создан приблизительно три года назад совершенно официально, никто этого не скрывал, это всё создавалось под предлогом борьбы с Асадом. Но предлог не важен. Это создавалась террористическая армия США.

 

Для чего она создавалась?

Для того, чтобы держать в страхе, в дисциплине своих союзников, вассалов, своих врагов, и весь мир, включая Россию и Китай. То есть, это есть судьи, если хотите опричнина однополярного мира, вот, что такое ИГИЛ, полностью подчинённый американскому государю. Дальнейшие действия - вот это странное, вдруг появившееся массовое количество организованных, большое количество их всегда было в Европу. А организованных в чёткие такие колонны, в чёткую систему, беженцев, которых там вдруг под миллион. И в которых все знали, внутри заложены были террористы. Что, это кто-то не знал? Об этом как раз говорили многие, потому что это было достаточно очевидно. Понятно, что этот миллион пришёл, и дальше он перешёл к своей собственно функции, на которую он был и подготовлен ещё три года назад Соединёнными Штатами. Он начал вести террористическую карательную операцию против европейских вассалов Соединённых Штатов Америки для того, чтобы те не выпендривались. Почему Франция? Потому что, Франция самая выпендрёжная страна из Европы.

 

Артём Войтенков: А не Германия?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Обратите внимание - Франция. Потому что Германия - страна, которую блокируют американские оккупационные войска. Там несколько сотен американских баз и воинских подразделений. Поэтому Германия, если что, никуда не дёрнется. В Германии был Шрёдер, были какие-то попытки, но учитывая, что там мощнейшая военная инфраструктура Соединённых Штатов Америки, они в принципе за Германию уверены.

 

А вот Франция, которая после де Голля американские войска вывела со своей территории (они же там тоже были), вот там могут быть какие-то шатания. Поэтому, если выбирать для американцев, по кому надо ударить, прежде всего, конечно, по Франции. И больше всего внимания надо уделять Франции. Там всё-таки и имперский дух не подавленный - они же формальные победители Второй мировой войны. Поэтому у них неподавленный имперский дух, и поэтому Францию надо добить. Что мы сейчас собственно и наблюдаем, причём не только через конструкцию терроризма, но и через конструкцию культурного уничтожения - это вот эта история папа-папа, или мама-мама родители, а не мужчина-женщина, это ювеналка, и всё остальное. Кто был во Франции, те знают, что там очень сильно вот это вот давление извне, уничтожающее французские корни, убирающее возможность сопротивляться нации против уничтожения себя самой, и своих культурных кодов. Все, кто был во Франции, все это подчёркивают. В этом плане Франция самая несчастная страна в плане воздействия США - там самый высокий уровень всегда был давления.

 

То есть, мы прямо говорим, что за этим терактом стоят Соединённые Штаты Америки через ИГИЛ, совершенно решая свои конкретные интересы. Это не значит, что они планировали. Так же, как не они планировали непосредственно теракты, допустим, которые были в Москве, или в Беслане. Но они создали армию, которая была насыщена их управляющей агентурой, которые запланировали эти теракты. Поэтому, это напрямую действие Соединённых Штатов Америки в своих интересах.

 

Просто как-то, может быть, кто-то забывает. Что такое ИГИЛ, который это организовал? ИГИЛ - изначально созданная американцами воинская система, обеспеченная оружием исключительно из рук Соединённых Штатов Америки и их союзников. Что, ИГИЛ производит танки, которые у него есть, кстати? Или, может быть, он производит артиллерию? Или, может быть, он производит взрывчатку, или стрелковое оружие? Нет, это всё им привезли Соединённые Штаты Америки и их союзники. Привезли приблизительно за пять лет. И вот эти арсеналы, которые были сформированы американцами в Ираке, и которые были переданы ИГИЛ, и которые являются собственно его базой военного характера. Представьте себе, пуская даже у ИГИЛа несколько десятков бойцов, но они с палками. Что они сделают против Асада и его сотни танков? Ничего. Хоть сколько у них не было бы бойцов. Но когда им американцы предоставили оружие, естественно, они стали силой, стали армией.

 

Второй момент. Всего лишь пару недель назад американцы дополнительно им предоставили пятьдесят тонн оружия и боеприпасов, включая взрывчатку.

У меня вопрос: какая взрывчатка взорвалась в Париже?

Ответ: с очень большой долей вероятности, переданная Соединёнными Штатами Америки ИГИЛу для диверсионных действий, публично и официально сброшенная с самолётов. Это же факт? Факт. То есть, не только передача оружия системе, но и передача непосредственного вооружения для проведения террористической деятельности.

 

Третий момент. Союзники Соединённых Штатов Америки, Саудовская Аравия, Катар, которые открыто заявляют о том, что они поддерживают ИГИЛ. Катар вообще сказал, что он готов ввести войска, для того, чтобы воевать с Асадом в состав ИГИЛ, то есть, легализовать свои воинские части. Раз об этом говорит государство, значит, там уже есть его подразделения, просто они нуждаются в легализации.

 

Тогда что нужно? Вот если бы мы жили в нормальном, не перевёрнутом мире пропаганды, то Франция должна была бы объявить немедленно войну Саудовской Аравии, Катару, и минимум, объявить дипломатический демарш в отношении Соединённых Штатов Америки. Как минимум. То есть, это так устроена система. После чего мировое сообщество должно было отбомбиться, как минимум, на Катаре, который официально заявлял о поддержке ИГИЛ. Понимаете? Но этого не происходит. Это как раз показывает, что мы живём в мире пропаганды, основанной на вранье.

 

И, к сожалению, прогноз такой: Американцы будут добивать Европу, потому что им европейцы нужны в качестве ударной силы против России. До тех пор, пока европейцы не примут решение участвовать в военных действиях против России на территории Украины, количество терактов на территории Европы будет постоянно расти.

 

Не для того они запустили миллион якобы беженцев, в которых десять процентов где-то террористов, или связанных с ними боевиков, чтобы просто закончить на одном теракте в Париже, не для того. Кстати, особенность этого теракта, если вы заметили, это - военное планирование, это чистый классический диверсионный акт. Это не теракт, это диверсионный акт, организованный воинским подразделением. Потому что это шесть точек, это большая численность.

- Это скоординированная система работы.

- Скоординированная поставка оружия, раз так много.

- Скоординированная подготовка.

- Скоординированная организация – это воинское подразделение.

 

То есть, на территории Парижа террористический акт совершила диверсионная, как военный штаб, диверсионная разведывательная группа ИГИЛа под руководством Соединённых Штатов Америки. Вот формат этого действия. И понятно, что таких диверсионно-разведывательных отрядов, мы можем даже подсчитать приблизительно. На миллион беженцев где-то около ста тысяч боевиков, или связанных с ними людей. Это означает порядка десяти тысяч террористов-боевиков, непосредственно владеющих оружием, находится на территории Европы для целей диверсионной работы. Вот в этом было задействовано около ста человек, судя по масштабу явления. И причём, это было первое, то есть, проба, если хотите, для новичков. Это означает, что потенциал диверсионной работы приблизительно около ста, двухсот, на сегодняшний день в Европе такого рода террористических актов. Вот будем их ждать, где они будут выскакивать.

 

Понятно, что и Россия тут не может как бы оказаться в стороне. Тут же очень просто. Почему не складывается международная коалиция? Да потому что, это войска США. Как они будут организовывать международную коалицию против террора, как бы против себя самих? Это было бы глупо абсолютно. Это всё равно, что Российская Федерация предложила организовать международную коалицию для борьбы, например, с четвёртой дивизией, размещённой в городе Тольятти. Это было бы смешно. Вот именно это сейчас и происходит, и все это знают.

 

Поэтому, формально надо объявлять войну Саудовской Аравии и Катару, прямым организаторам и прямой поддержке, и дипломатическими демаршами изолировать Соединённые Штаты Америки - тогда это будет ответ по международному праву на этот теракт. А вот это занудство, и ничегонеделание, которое сейчас будет, понятно, что оно просто умножит количество терактов и в Европе, и в том числе и во Франции.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что американцы будут делать вот эти взрывы, и убийства до тех пор, пока европейцы не втянутся в войну с Россией на территории Украины. Поясните, пожалуйста, как это понимать?

 

Евгений Фёдоров: Связь? Очень просто. Террористическая деятельность давит на власти. Вы понимаете, что такое терроризм? Терроризм - это повод для информационной войны. То есть, повод для того, чтобы информационное сообщество представило этот повод, как побуждение к тому, или иному действию. То есть, тот, кто владеет информационным сообществом, и владеет ответом на цель теракта. Что такое теракт? Теракт может и сплотить людей. Вот фашистская Германия, обстреливая Ленинград в блокаду, она сплачивала людей. Это же тоже теракт. Но, если вы представите это в другом ключе, средства массовой информации представят, то это может разобщить, и создать условия для того, чтобы, допустим, сменялись правительства, чтобы формировались определённые курсы.

 

Если грубо сказать, сейчас к Олланду придут, и скажут: "Подводи политику по войне с Российской Федерацией. Не будешь её подводить, значит, следующий теракт будет направлен таким образом, чтобы ты не прошёл на следующих выборах. Потому что, будет интерпретировано, как твоя абсолютная слабость. Твоя группа, команда, партия на этой базе будет полностью сметена возмущённым французским народом, мы это организуем, мы контролируем у тебя информационное пространство, и через этот механизм ты будешь убран. Если ты будешь подводить дело к войне с Россией, в этом случае мы не будем эту террористическую деятельность направлять на твоё личное благополучие, и твой личный статус. То есть, тем самым ты будешь наш союзник, и мы вместе с тобой будем организовывать вторжение в Российскую Федерацию. Но при этом тебе придётся подвести к этому французское общество, и французские вооружённые силы".

Это обычная конкуренция наций.

 

Как только вы в логику своих рассуждений поставите "конкуренция наций – суть мировой политики всегда", после этого вы небольшой логической цепочкой получите ответы на все дальнейшие события, которые происходят в мире в межгосударственных отношениях. А это конечно, элемент межгосударственных отношений - это внешний терроризм.

 

Артём Войтенков: То есть, американцам нужна война России с Европой, или война России с Украиной. Тут как?

 

Евгений Фёдоров: Американцам нужно уничтожить Россию. Поскольку, сходу это не получилось после сентябрьских событий прошлого года. То есть, какой у них был план?

- Госпереворот в Киеве.

- В России подготовлена Болотная, майдан. Она же была готова на сентябрь месяц, мы же это знаем. То есть, она прошла проверку, на Болотную вышло около ста тысяч человек.

- Инфраструктура была готова.

- Пятая колонна во власти была готова. То есть, всё было подготовлено, они так считали, американцы.

- Дальше сентябрьские события, Киев. Двигается вот этот майдан на Москву.

Тогда же не было ещё ни Крыма, не было Донецка, Луганска. Двигается на Москву.

- Москва падает. На месте руководства в Москве появляется Ходорковский, или Касьянов.

- И дальше - ликвидация Российской Федерации.

Вот какой был план.

 

Когда прошли события в Киеве, то, как вот гладко было на бумаге, но забыли про овраги американские планировщики. События в Киеве, Донецке и Луганске - этот план был остановлен. То есть, благодаря героизму русских солдат, жителей Донецка, Луганска, добровольцев, этот план был остановлен, то есть, фашистское наступление захлебнулось, оно остановилось.

 

Дальше возникло вот это тяжёлое противостояние, в котором Россия предприняла сирийский рейд, который снизил, снял давление, и внёс разброд и шатание в ряды союзников США. То есть, союзники США, в том числе Франция та же, Германия, они в результате вот этого сирийского рейда, они как бы зашатались. Я бы сказал, это был контр рейд, потому что это был рейд в ответ на американские шаги по массовой эмиграции террористов в Европу.

 

Смотрите, как события развивались.

- То есть, американцы решили усилить давление на Москву - запустили миграцию в Европу, причём, готовили её давно уже.

- В ответ Россия - рейд в Сирию.

- Европейское руководство опять заколебалось.

 

И вместо того, чтобы участвовать в американской программе ликвидации Российской Федерации, в том числе, безоговорочно стоять на стороне фашистов в Киеве, а это элемент этой войны. Вот если бы они не выпендривались, не подписывали всякие бумаги, как американцы считали. То, по мнению американцев, они должны были просто сказать: "Киев абсолютно прав, Москва абсолютно не права. Никаких соглашений о прекращении огня. Уничтожить полностью Донецк, Луганск, и дальше уничтожить плохой режим в Москве". Вот какая их логика. На это их союзники не пошли. Сами американцы с этим не справляются, то есть, с войной с Москвой они не справляются. Соответственно, им надо выстроить новую архитектуру работы со своими вассалами, чтобы они не выпендривались, а строго выполняли команды из Вашингтона. Вот сейчас этот процесс выстраивания и происходит. Но я упомянул Сирию, потому что всё это как бы в одном замесе. Потому что, мы же тоже не молчим, Путин же контратакует. Сирия - это контратака, которая удалась. То есть, это рейд по тылам, который дезорганизовал будущее возможное наступление на Российскую Федерацию, как это военным языком получилось.

 

Артём Войтенков: Военно-политическим тогда.

 

Евгений Фёдоров: Да. При этом, само по себе, он всего лишь послал туда один полк авиационный. И ни с каким ИГИЛом один полк не справится просто технически, это Генеральный штаб скажет. Нужно минимум тысячу самолётов, а не пятьдесят летательных аппаратов, понимаете? Поэтому, вот этим демаршем, по сути своей, который не решал проблему кардинально, но он политически расстроил антироссийскую коалицию, которую американцы долго собирали. А теперь им надо следующий шаг. Какой следующий шаг? Обратно привести в чувство своих союзников, вассалов.

 

Артём Войтенков: Взрыв в Париже.

 

Евгений Фёдоров: А что приводит в чувство? Наказание. То есть, если вас ребёнок не слушается, вы его кладёте на лавку, и дубиной бьёте по попе. Правильно? Вот это - дубиной по попе.

 

Артём Войтенков: Так, а почему же тогда именно европейцев? То есть европейцев гонят на войну. Европейцы сами там погибнут. То есть американцам европейцы не нужны.

 

Евгений Фёдоров: Так им и свои не нужны. Они всегда организовывали войны. Вы думаете, что они своих жалели? Это же государство колониального типа, то есть разбойничьего типа. Любой разбойничий рейд - это потеря своих, любой. Даже против беззащитных всё равно могут быть риски. Вот вы представьте, банда решила взять, разбойничий рейд, какой-то завод захватить. А там охрана. Может её в сто раз меньше этой охраны, но кто-то пульнёт, значит, у банды будут потери. Это специфика разбойничьего поведения, разбойничьей методики – своих не жалко. Вон они на две мировые войны. Это же не мы, не Россия две мировые войны сделали, и не Китай, не Индия. Все мировые войны зачинали колониальные державы, либо державы в средние века, которые действовали по принципу колониальному, по типу Тимура и так далее.

 

Артём Войтенков: Но эти-то были далеко в истории. Но две мировые войны чётко развязали американцы, просто они получили максимальную выгоду с этого.

 

Евгений Фёдоров: Выгоду и им не жалко никого было. То есть, что им жалко было сто миллионов людей, которые, например, погибли во Вторую мировую войну? Конечно, нет. И когда ни развязывали, они нисколько с этим не считались. Это разбойники по своему менталитету, люди-разбойники. Что они там жили? Где индейцы? Десять миллионов индейцев уничтожили за двести лет. Это как вообще? Под корень, осталось двести тысяч. То есть там ничего с гуманизмом в головах даже не бродит, и не бродило. Это другой тип цивилизации. Это цивилизация-хищник. Цивилизация-хищник изначально. Как волк не будет жалеть свою жертву никогда, ему в голову не придет её жалеть. Так и здесь.

 

Поэтому всё, что им нужно от европейцев - это строгая вертикаль власти. И если они сказали уничтожить Российскую федерацию, значит, вы должны это делать, а не выпендриваться, не скакать, не вести дурацкие переговоры и всё остальное. Вот, какой сигнал они подали этим терактом. И это будет только продолжаться.

 

Европейские же лидеры знают про эти сто тысяч боевиков, о которых я сейчас сказал. Отлично знают. Они прекрасно понимают, что эти сто тысяч боевиков держат их за горло. Что если ты неправильно будешь вести, то таких терактов будет сотня. И эта сотня сметёт не то, что тебя и твою партию, а вообще поменяет весь политический расклад в твоей стране. Тем более американцы много от них не требуют. Они же не требуют, чтоб прямо сейчас французские войска вошли? Для начала иностранный легион. Там есть методы, которые не публичного характера. А самое главное - чётко займите позицию. Что это вы вдруг начали расследовать и давить по расследованию сожжённому дому в Одессе? С чего вы это делать начали? Это американцы так говорят. Кто вам это разрешал? Вот год вы этого не делали, а тут вдруг заметили, что в Одессе фашисты сожгли людей. А кто вам разрешал это замечать? Чего это у вас за год в мозгах поменялось? Это из-за Сирии, в которой появился русский полк авиационный?

 

Артём Войтенков: Слушайте, как любопытно всё. Да, получается после бомбёжек в Сирии международное сообщество, я не помню из Франции, да?

 

Евгений Фёдоров: Да. Начало требовать расследования.

 

Артём Войтенков: Да, кто-то начал говорить, что давайте проведём это всё более подробно. Мы не верим в то, что они сами себя подожгли.

 

Евгений Фёдоров: Вдруг вскрыли этих стрелков на Майдане, которых до этого вообще: "Какие стрелки? Это могут быть только люди Януковича". Сейчас вдруг вскрыли, что это Парубий организовал и всё остальное. Вскрыли это ведь де-факто. И ясно - американцам это не нравится. То есть они почувствовали, что они не вытаскивают стратегию. Раз не вытаскивают стратегию, что надо сделать? Издать приказ - "Ни шагу назад. Расстреливать заградотряды". Я военным языком говорю. Заградотряды же в Германии появились ещё до того, как они появились в Советском Союзе. Это то же самое. Это форма заградотрядов, но геополитического характера.

 

Самое важное, Артём не в том, что этот теракт произошёл, а в том, что это первый теракт. И все знают, что это первый теракт накануне террористической войны в Европе. Вот, что важно. То есть здесь полная безнадёга.

 

Сейчас представьте, что вы сидите где-то во Франции или в Германии и анализируете, планируете ситуацию. То, что называется, элита страны. Они, конечно, боятся американцев, но у них есть и свой какой-то интерес всегда. Всегда есть национально-освободительное движение, хотя бы внутри. И вот что им сейчас делать? Они прекрасно понимают, что если что, в Берлине десять терактов - не проблема вообще. Потому что из этих десяти тысяч минимум тысячи три смертников, которые подготовлены, как смертники с промытыми мозгами. Вот, что им делать? Тем же немцам или французам, которые там всё это планируют, австрийцам? То есть они понимают, что они накануне процесса. С войной же тоже можно, они же воевали тоже. Для этого им надо сформулировать перед народом, что идёт война, тогда народ поймёт. Раз идёт война, значит, идут боевые действия. Идут боевые действия - надо вступать в армию и защищать своё немецкое или французское отечество. А с кем война?

 

Артём Войтенков: Да, забавно. Война с этими приезжими, которые едут в Европу уже шестьдесят лет, начиная с 1960-х годов.

 

Евгений Фёдоров: Это чушь.Кто их организовал? Кто их вооружил? Значит, война с Соединёнными Штатами Америки? Смогут сейчас европейские лидеры это сказать, с языка снять? Не могут. Мало того, он явно не те лидеры, которые готовы быть лидерами в войне, другой тип людей, это болтуны и демагоги.

 

Артём Войтенков: Которых подбирали Соединённые Штаты.

 

Евгений Фёдоров: Да, театральные демагоги. Ну не может артист, играющий Жукова в театре с мощным голосом, в генеральском мундире, он не может быть Жуковым, понимаете? Не может. Вы не можете его взять из театра: "О! Ты хорошо играешь. Всё, командующий фронтом". Так не бывает. Войну ведут другие люди, другого характера. И эти другие люди, они не у власти ни во Франции, ни в Германии, нигде. Они могут прийти исторически, могут, но для этого должны произойти определённые процессы. Европа к этим процессам пока не готова, но в принципе это путь. Почему мы и говорим - сегодняшнее национально-освободительное движение, оно есть и во Франции, и в Германии, необходимо поднимать восстание против американского владычества. Тогда не будет терроризма. Тогда вы победите, восстановите свою идентичность, и сможете дальше жить, как великий немецкий, французский, итальянский, греческий и все остальные народы. Это единственный путь, который прошли до вас ваши деды, прадеды и прапрадеды.

 

В отношении Греции четыре тысячи лет был этот путь. Это же сколько поколений? Двести поколений! Но они вам всё разжевали. Вот, что надо делать, освобождаться от внешнего управления, и тогда вы будете сами планировать свою судьбу, и тогда вас никто не будет уничтожать, а вы сумеете защититься, как защищались до этого.

 

Артём Войтенков: Но тогда эти, так скажем, повстанцы, которые будут подниматься в Европе, их будут давить, во-первых американцы.

 

Евгений Фёдоров: Карательные подразделения ИГИЛа США.

 

Артём Войтенков: Да и их будут давить сами же государственные власти.

 

Евгений Фёдоров: Формулы, мы любим формулы - карательные подразделения ИГИЛа США. Их будут давить. Тогда называйте вещи своими именами - оккупационные власти Европы. Правильно, будут давить, ну и что? Будет борьба. В этой борьбе национально-освободительное движение победят, как до этого побеждали. Скинут американцев, кстати, с помощью Российской Федерации, если там будут даже просто держать удар. То есть не надо туда появляться. Это же геополитика, то есть баланс. То есть фактически у нас появляется система союзников в Европе, которая борется за свою свободу против американцев, но помогает нам здесь, в тылу их как бы, остаться в живых. Конечно. Вот вокруг этого и будет главная борьба.

 

Я вам скажу, сейчас возникнет очень интересный эффект - эффект обострения террористической активности хунты на Украине, скорее всего.

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Евгений Фёдоров: Потому что после этого теракта часть политиков во Франции, в Германии, в Европе примут решение о том, что надо идти американским путём и не выпендриваться. Что означает, что они снимут то давление, которое они как бы осуществляли на Порошенко для умиротворения ситуации. Что автоматически добавит американцам возможности, развяжет руки для того, чтобы там активизировалась террористическая деятельность режима, против, в том числе Донецка и Луганска. Так устроена геополитика, её формат.

 

Артём Войтенков: Понятно. То есть война в Европе неизбежна. В какой-то форме, но она там будет обязательно?

 

Евгений Фёдоров: Я бы сказал, что вчера в Париже произошёл акт войны в виде диверсионной операции американского ИГИЛа на территории европейского континента. Акт войны. То есть, если мы говорим о полномасштабной войне с миллионными потерями, может быть до этого дело и не дойдёт, если, скажем так, национально-освободительное движение в Европе поднимут голову. Они, кстати, очень сильные, особенно в Германии, очень сильные. В Германии сторонников НОДа аналитически мы рассчитывали - очень много. Боюсь называть цифры, но на конечной стадии это будет девяносто процентов, потому что немцы генетически очень не любят американцев, но при этом они их воспринимают, как победителей, которых надо слушаться. У них борется чувство законопослушности, в том числе, перед оккупантом, и в то же время генетическая память, которая требует свободы от интервента. И между этими двумя процессами в головах у немцев и происходит такая определённая борьба. Но заметьте, на стороне американцев там нет ни одного искреннего сторонника. То есть, нет таких, которые бы говорили: "Нами американцы правят и это хорошо". Таких там нет. Если есть, может один, два.

 

Артём Войтенков: Они просто этого не признают и всё. Говорят, что такого факта нет.

 

Евгений Фёдоров: Все это признают. Понимаете, то, что пропаганда об этом не говорит, это не значит, что люди этого не понимают. Я встречался с немецким руфером, который помните, ездил на машине и орал, ругался на американцев? Я думаю, что он отражал общее настроение немецкого сообщества, которое как бы бытовое, которое не выплёскивается на телевизор, но которое реально. Иначе у него не было бы такой популярности. Иначе просто какой-то ненормальный, сказали бы. А так он реально говорил то, что все знают и все думают.

 

Артём Войтенков: Но бояться сказать. А он просто не боялся.

 

Евгений Фёдоров: Да, он не боялся. Боятся сказать в том плане, что считают, что раз нас захватили, то это начальник. То есть, это немецкая черта – следовать закону и вертикали власти. То есть, они понимают, что это начальник-оккупант, они видят его базы оккупанта. Но они считают, что раз так сложилось, раз мы не выдержали военные действия и проиграли в 1945 году, то у начальника есть законное право нами командовать. Это немного другая вещь. В плане продвинутости общественного мнения в Германии, оно на порядок выше, чем в России. В России многие считают, что мы не в оккупации. Многие считают, что мы не внешне управляемая страна. Это же правда. А в Германии как раз все знают, что это внешнее управление, просто они это воспринимают, как факт поражения в войне, как и положено, вот так сложилось, мы не выдержали этот бой. Не выдержали бой, всё, мы не олимпийские чемпионы, мы теперь подчинённые.

 

Артём Войтенков: Правильно, надо было не с нами драться. А так мутузили друг друга, поубивали сколько народу, а в итоге обе страны в проигрыше оказались. А вот то, что Ярош ушёл с поста главы Правого сектора, это следствие вот этих политических игр или что это? Или это такая малозаметная вещь.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Насколько я понимаю, что у Яроша возник очень простой конфликт, о котором достаточно подробно было видно. У него в системе в движении, это же движение, созданное Соединёнными Штатами Америки, естественно они распределяли там деньги.

 

Артём Войтенков: Правый сектор вы имеете в виду на Украине.

 

Евгений Фёдоров: Да, Правый сектор и вся система организации. Им занимаются лет пятнадцать-двадцать, и финансированием. Мы об этом раньше говорили, ещё до Майдана. И поэтому, это американское движение, американская система. Дальше, на Украине, если вы заметили, в том числе в силу компромисса с европейцами (из-за чего в Европе и теракт в том числе, о чём мы сейчас говорили), началась другая тенденция - успокоение. То есть некоего подавления такого, по крайней мере, вершины фашизма, то есть публичной части фашизма.

 

И в этом случае сам Ярош, у него возник диссонанс. Он либо должен был, что называется, уходить в леса и заниматься партизанской борьбой и с фашистским режимом в Киеве частично, и с Донецком, Луганском и с Россией, либо отойти в сторону. Он решает отойти в сторону. Судя по всему, Правый сектор сейчас американцы будут использовать, как те самые диверсионные отряды. И не случайно, если вы обратите внимание, опять возникли какие-то обстрелы в Донецке, Луганске. Вчера Донецк обстреляли опять, аэропорт опять обстреляли. Это делают же не вооружённые силы Украины, это делают как раз подразделения, которые контролируются США, в том числе по линии Правого сектора, батальоны.

 

Артём Войтенков: Как-то странно. Он ушёл, а они продолжают стрелять. Или он тут уже не важен?

 

Евгений Фёдоров: Так это игра. У них начальство в США. Он просто сам лично, как бы отошёл в сторонку. Вот сейчас у них нет лидеров, и не будет. Потому что, когда вы террористы, вы лидеров засвечиваете, если это не полные дураки, до такой степени, что их потом сажают, уничтожают и так далее. Поэтому, как правило, в терроризме лидеров нет. Это означает, что просто принято решение в США, что Правый сектор переходит в разряд подпольно-террористической организации чистого вида. Вот и всё. Как такая железная рука американцев, которая должна уравновесить давление как бы миротворческое наполовину Европы (оно хитрое миротворческое, но тем не менее), и сложившихся обстоятельств. То есть фактически, это такая мощная подпорка для американских сил на Украине незаконного характера. То есть, если что они потом сделают ещё один госпереворот, если, допустим, Порошенко и олигархи они задрейфят идти на массовую кровь опять.

 

Артём Войтенков: А я вот читал такое мнение, что американцы на Украине, в общем-то, проиграли. Вы сами говорили, что они завязли. То есть они хотели быстро, а быстро не получилось.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И теперь они как бы отступают и Украину сдают.

 

Евгений Фёдоров: Они не могут сдать её. Потому что, если они сдают Украину, они вынуждены будут отступать до Парижа, до Лондона. В войне невозможно прекратить войну, просто уйдя: "Что-то тут у нас не получилось, мы вас тут побомбили, и ладно". В системе войн так не бывает. Потому что если они отступают, здесь Путин – победитель, здесь НОД – победитель в России, здесь реформа Конституции, здесь замена элит, и следующий удар - это уничтожение собственно США. И самое главное здесь - восстановление единого государства. То есть, если слетает фашистский режим Порошенко, открывается прямая дорога к восстановлению единой государственности.

 

Артём Войтенков: России и Украины.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А восстановление единой государственности - это крах стратегического характера США, то есть крах 1991 года. Не тактический, как бы текущий, а стратегический. То есть идёт полный пересмотр мира. На какие позиции? На позиции 1991 года? То есть не только в масштабах России, но и в масштабах влияния России. То есть опять формируется двухполярный мир для начала, а потом, может, многополярный. Или сразу многополярный с мощным российским лидерским поясом. То есть на самом деле восстановление единого государства России и Украины это полная победа в геополитическом понимании этого слова. И это автоматически произойдёт. Понимаете в чём дело? Именно потому, что уже пошла война и пошли жертвы.

 

Артём Войтенков: То есть, если мы объединяемся с Украиной, туда автоматически подтягиваются другие страны поменьше, типа Армении и даже той же Белоруссии.

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что вообще никаких вопросов не будет с Арменией или с Белоруссией. И с Грузией не будет. Если американцы уйдут с Украины, они уйдут и с Грузии. Если вы сливаете воду из ванны, она сливается из всех ваших кусочков ванны, а не только из одного места.

 

Они же не просто уйдут. Вы как бы абстрагируйтесь от текущей жизни. Они уйдут с позиций 1991 года. То есть они уйдут геополитически. Это значит, что они не могут держать удар в Грузии, уйдя из Украины. Потому что у них сил не хватило на главное направление фронта. Значит, точно в той же Грузии приедет просто матрос какой-нибудь из Москвы и скажет: "Ребята, что у вас тут за двадцать пять лет было? Что-то вы тут наворотили. Давайте-ка обратно дружить". И всё. И грузины скажут: "Оh, yes! Классно! Теперь мы будем вместе с нашей Абхазией и Осетией. Отлично. В едином государстве Россия. Прекрасно. Все проблемы решены. И мы опять пошли в рост, и вы опять нас защитили. У нас перестала быть миграция. У нас перестали турки жить в Батуми, где они там уже живут больше половины населения и всё остальное".

 

То есть это как принцип домино: в одном месте, в главное фронте вы проиграли - меняется всё пространство. Вот как Германия проиграв на Советском фронте, она проиграла по всему миру, где она вела и в Африке войну, и в Европе, везде. Вот если бы они не проиграли на Советском фронте, они бы там ещё победили. Они же планировали до Америки через Латинскую Америку идти. Помните, у них же были такие планы?

 

Артём Войтенков: Планы-то планами.

 

Евгений Фёдоров: Просто эти планы не были выполнены, потому что они проиграли в главном месте. А на Советском фронте у них было где-то, напоминаю, порядка семидесяти-восьмидесяти процентов сил, то есть, не все силы. Но проиграв в главном месте, они проиграли во всех остальных автоматически. Это сообщающиеся сосуды.

 

Я не побоюсь этого слова, в этом гений Путина. Что, решив вопрос с Крымом, он запустил неизбежную логику событий геополитического значения. В этой логике можно проиграть? Можно. Мы об этом всё время говорим. Но, если ты в этой логике выигрываешь, ты выигрываешь не Крым, ты выигрываешь 1991 год. И то, что сейчас об этом не говорят, это просто об этом не говорят, потому что к этому не пришло время говорить (я говорю на официальном уровне). Но мы людей к этому готовим. И мы как раз хотим, мы знаем, что это получится. Но мы хотим (НОД), чтобы это получилось быстрее и бескровно, то есть с минимальными потерями, поэтому мы людей к этому и подготавливаем.

 

Артём Войтенков: То есть присоединение Крыма - это частичное восстановление СССР.

 

Евгений Фёдоров: Никакого другого смысла в этом нет.

 

Артём Войтенков: А как говорят: "У нас там военная база". Ещё много чего.

 

Евгений Фёдоров: Слушайте, у нас в Батуми неплохая военная база, и что это значит? Босфор и Дарданеллы - там ещё лучше военная база. При чём здесь вообще это? Плохие места в Прибалтике? Там вообще-то была база в Прибалтике ещё больше. Понимаете в чём дело? Баз-то много везде хороших и вообще хороших мест много. А какие прекрасные поля в Африке есть великолепные, где алмазы просто в земле растут, и что? То есть само по себе объяснение, что мы это взяли, потому что там красиво и хорошо, оно не катит в мировом конкурентном сообществе. То есть, взяв Крым, мы автоматически пошли по пути восстановления незаконно разрушенного (ключевое слово "незаконное"), разрушенного Советского Союза. Потому что мы – нация справедливости. Мы – нация правды. Наше госстроительство такое. Я не про людей, я про принципы госстроительства. И с точки зрения нации и правды, аргумент, что нам понравилась база в Крыму, поэтому мы его взяли, нам не катит.

 

Нам катит аргумент, что мы взяли Крым для того, чтобы восстановить справедливость. Но если вы восстанавливаете справедливость, тогда вы её восстанавливаете до конца. То есть вы можете об этом не говорить. То есть Крым для нас - первый шаг по восстановлению справедливости. А справедливость - это границы, незаконно разрушенные вопреки международному праву в 1991 году. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: Это вы говорите, объяснение не катит, а причины могут быть всякие разные. Да, но, тем не менее, понятно, что Путин взял этот Крым и теперь, если его отдавать, это всё, отступление полное.

 

Евгений Фёдоров: А вы помните, поднимите наши первые ролики?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Взятие Крыма означает автоматически взятие Киева. Но через период геополитической войны, в котором эта победа должна сформироваться. Нет, можно и проиграть, всегда добавляю - пятьдесят, на пятьдесят, можно проиграть. Но, если победа, то это победа не в Крыму, это победа на всей границе бывшего Советского Союза. Потому что именно эта граница, которая на сегодняшний день у огромного количества граждан России не является святой границей, что уже означает, что поработала двадцать пять лет пропаганда дебилизации. Восстановление - это и есть те границы, за которые наши деды, прадеды клали свои кости, и нам придётся выходить на эти границы, потому что, отдав чуть-чуть, ты отдаёшь всю страну, может, не сразу. Вот отдав Киев в 1991 году незаконно, ты автоматически отдаёшь Москву и Питер с промежутком тридцать лет. Если ты разрешаешь кому-то скушать твою руку, то ты этому разрешаешь скушать весь твой организм. Ты будешь за руку сражаться? Так то же самое.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а что касаемо предков. Как раз 10 дней назад был праздник – День народного единства. Я нарочно к вам пришёл попозже, через какой-то промежуток. Вы говорите, что уличные выступления людей они меняют какой-то политический расклад внутри и даже снаружи государства. За этот срок, 10 дней, какие-то изменения произошли?

 

Евгений Фёдоров: Произошло обострение геополитической борьбы в России. А вы не чувствуете? Впервые подписан закон, который мы ещё вносили года два назад о том, что можно конфисковать имущество иностранных государств на территории России. Его ещё тогда называли всякими совами, "закон российских олигархов". Но суть закона: если иностранное государство-агрессор у тебя конфискует имущество твоё, либо твоей экономики, то ты имеешь право конфисковать его имущество на территории России. Этот закон я лично подписывал, вносили года два назад, полтора после того, как начались санкции, и он тогда был отвергнут. Сейчас он был принят уже в редакции, и Владимир Владимирович подписал его не случайно 4 ноября.

 

Артём Войтенков: А, даже так.

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день и подписал. Это очень значимый закон, то есть это закон о том, что мы публично сообщили миру: "Мы не будем коровой, к которой можно подходить и отрезать у неё мясо, где понравится и кушать, а мы будем сопротивляться". Это победа и это прямая победа 4 числа, сейчас мы немножко раскроем этот момент.

 

Но есть и поражения, то есть, естественно, интервенты-американцы пошли в атаку: история с дальнобойщиками, история с повышением налогов для бизнеса. Это же сразу пошло – 5-го числа было объявлено, что налоги для бизнеса будут повышаться. 5-го, то есть это сразу пошёл контрудар. Почему так произошло?

 

Что такое 4 ноября? Это победа национально-освободительного движения Российской Федерации в 1612-ом году. Это праздник специально, единственный кстати, созданный Владимиром Путиным в российской системе красных дат календаря, выходных дней, единственный, других праздников он не создал, только этот. То есть он создал праздник победы национально-освободительного движения. Что такое праздники? Праздники - это сигнал в общество, то есть Путин дал всего один сигнал на уровне праздничных сигналов о том, что для него вопрос победы НОДа есть главный вопрос его жизни и его судьбы. Иначе бы он устроил праздник урожая, как красный день календаря, ещё много можно было праздников найти. Он всего дал один сигнал. То есть когда человек принимает такого рода решение, он как бы говорит о том, что для него лично, что является главным приоритетом в его политической жизни, в его работе, поэтому это однозначный посыл. То есть это - праздник национально-освободительного движения.

 

Дальше возникли компромиссы, откуда возник День народного единства? День народного единства – это метод победы НОДа, все объединились и победили. Но назвать "днём народного единства" это всё равно, что назвать День победы днём объединения всех вооружённых сил Советского Союза. Они же все объединились и победили, взяли Берлин, формально так тоже правда. Но чувствуете сразу, какая подмена идёт, не подмена, а отвод от сути, но отвод от сути не имеет суть. То есть для тех, кто пытается не слушать лапшу из телевизора с тупым лицом, а пытается - "Что за праздник? А в чём его суть?" Всё, сразу ответы встают на свои места, потому что НОД – это люди, которые немножко дружат с головой, а не просто хавают то, что им даст телевизор.

 

Это означает, что все, кто вышел 4-го числа, 4-го ноября на Тверскую, которая, напоминаю вам, когда 3 года назад мы штабы НОДа организовывали, мы их организовали, первая наша была акция это мы вышли на Красную площадь в День народного единства, три года назад. Нас было 70 человек, никакой Тверской не было, никаких массовых шествий не было, не было ничего. Вышло 70 человек, есть ролик, мы прошлись по Красной площади, нас тогда пустили, как, например, на Красную площадь не пускают, нас пустили, мы прошли с нашими знамёнами НОДа. С этого момента пошло, это было подхвачено административным ресурсом, потому что понятно, что Тверская – это административный ресурс. Мы, как НОД (он всегда так делает), разведали, за нами пошли главные силы.

 

Так и здесь - пошёл праздник. Следующий год - на следующий год уже Тверская, но там было где-то около 50 тысяч, и там была КПРФ, очень важный момент, который тоже надо отразить. День народного единства, прошлись по Тверской, НОД, естественно, был главный, потому что это праздник НОДа, то есть мы как бы были табличка праздника. То есть табличка всегда занимает меньше места, чем само сооружение. Вот мы были как бы табличка праздника, хотя и тогда НОДа было около 5 тысячи человек, это было год назад.

 

И следующий праздник сейчас.

Очень интересная была организация. Я просто специально прошёлся вдоль всей колоны, очень интересно. За Маяковкой водовозками, большими КАМАЗами тяжёлыми была перекрыта дорога, то есть колона праздничная была сформирована от Маяковки до Охотного ряда. Но за этой колоны было перекрыто движение до Третьего кольца. То четь что это означает? Это означает, что если бы люди пошли на этот праздник, то водовозки бы убрали и сделали то, что сделали во время шествия "Бессмертного полка", когда всю Тверскую предоставили движению. В принципе праздник был рассчитан, я так понимаю, организаторы планировали, что придёт всё-таки народу побольше. Пришло 85 тысяч – это маловато.

 

Я насколько понимаю логика очень простая, мы её прослеживаем.

Если бы пришло больше 100 тысяч, вышел бы Путин. То есть если было бы больше 100 тысяч, то тогда не только был бы подписан тот закон, но и пошли бы другие заложенные им параметры действий:

- снижение процентной ставки,

- запуск российских рублей в экономику,

- прекращение всех разговоров о повышении пенсионного возраста,

- прекращение всех попыток пятой колоны поднять налоги и всё остальное.

Этого не получилось.

 

То есть как всегда, поскольку победа была не убедительна, то есть это была победа – 85, но не убедительная, то, соответственно, она не дошла до конца. То есть не вышел Путин, не подал народу, как он, допустим, на Васильевском спуске выходил, поблагодарил, возглавил то, что процесс освободительный, то есть начал быстрые действия. Он только подписал этот закон и сделал пару решений, направленных на укрепление восстановления суверенитета. Сколько людей вышло – таков и результат. Вышло бы несколько сотен тысяч - был бы очень мощный, быстрый результат. Вышел бы миллион – а митинг был приспособлен взять миллион, потому что так было запланировано. Планировали же это за месяц где-то приблизительно. Так было запланировано, что убрали бы эти водовозки, и люди бы выстроились до Третьего кольца – это больше миллиона человек туда влезает. До Третьего кольца всё было перекрыто вплоть туда по Ленинградке.

 

Это было бы, конечно, масштабное шествие, которое бы автоматически вынесло и Центральный Банк, и чиновников американских в правительстве, и перестроило бы всю страну на победу суверенитета за один день. То есть то, что люди не пошли это они, конечно… Можно сказать, что они не поняли сигнала, которым их вытаскивал Путин в свою поддержку, но это их выбор, и это выбор не в пользу страны. Не буду уж говорить, как раньше говорил, жёстких слов, типа "предательство", но это выбор не в пользу страны. Они дали какую-то силу Путину, но не дали её достаточно, в результате пошли эти процессы. И сейчас мы сразу наблюдаем. Я же не случайно говорю. Наверняка вы будете спрашивать про дальнобойщиков.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это прямая связь. Смотрите, декабрь месяц 2014-го года, то есть года не прошло, слова Владимира Владимировича Путина. Цитирую, в послании Федеральному собранию. Напоминаю для наших слушателей, что посланий всего 12 было за всё время, и это конституционный статус речи. То есть то, что он говорит на послании, это он не говорит на кухне, это он даёт главную постановку задачи, предусмотренную Конституцией. То есть выше, чем послание, он сказать не может, вот о чём, придав своей речи максимальное значение. И по посланию всегда всё это оформляется указами и распоряжениями. То есть всё это оформлено распоряжениями, а не просто так, с подписью и печатью.

 

14 декабря 2012-ый год. "Предлагаю на ближайшие 4 года зафиксировать действующие налоговые условия. К этому вопросу больше не возвращаться. Не менять их". Ну как это ещё можно иначе понять? Нельзя повышать налоги на малый бизнес, на дальнобойщиков и на всё остальное. Правильно? Потом дальше он говорит, что наоборот надо принять решение по облегчению бремени для бизнеса и так далее, то есть на этом его речь не заканчивается, но это абсолютно категорические фразы.

 

Дальше что происходит? Где 4 года? Четыре года не прошло, 4 года же сказал. Выходят правительственные чиновники и говорят: "Давайте повышать на 16% налоги на малый бизнес". Выходят другие правительственные чиновники, с телевизора я просто смотрю и балдею, официальные чиновники высокого уровня министры, замы выходят и говорят: "Дальнобойщикам надо ввести платёж". Понятно, что может быть и надо, но почему сейчас? Почему не пять лет назад, не 10, не через год? Путин вам сказал: "Хотите? Нужно?" Он же не говорит, что вообще нельзя налоги повышать. Только сейчас нельзя, когда санкции нельзя. Нельзя 4 года повышать. Они выходят и говорят: "Надо повышать" - что-то объясняют.

 

С точки зрения, если бы у нас было президентское государство, то есть президент был бы властью, их бы просто взяли и посадили сразу в тюрьму, потому что это называется саботаж. Мы сейчас выйдем из Думы, участковый скажет: "Зачем вы бросили мусор, поднимите". Я не подниму. Он скажет: "Вы не выполнили моё законное требование, я вас сажаю в тюрьму". Это закон, он имеет право. А у президента такого права нет. Но это к вопросу о конституционной реформе, видите, как тут сразу мы выходим. То есть ему надо дать эти полномочия (так за скобками нашего разговора), но с точки зрения, то, что называется уважение к власти и как говорят, у Путина царская власть и так далее. Ребята, это саботаж тогда. Если вы считаете, что у него есть власть, тогда вы саботажники, к вам надо посылать сразу ОМОН. Прямо с телевизора вышел этот какой-то, Старовойтов, тут же ему руки за спину, и в каталажку. Ну, или как минимум уволили с работы. Понимаете в чём дело?

 

То есть мы видим, что это вперёд пошла пятая колона, вперёд пошли американские агенты, вперёд пошли социальные бомбардировки. И это прямая связь с тем, что недостаточно людей четвёртого числа дали сигнал, что они готовы вместе с Путиным поднимать национально-освободительное движение, потому что праздник НОДа. Прямая связь. Это как на войне, у вас только два фронта: вы либо на одном фронте на Красной армии, либо на фронте фашистской Германии. Если вы третья сила, сидите дома, будучи призывного возраста, прячетесь в лесах, то вы либо дезертир, а дезертир есть форма борьбы со своим государством, то есть вы на стороне фашистской Германии. Осознано, не осознано - это ваши проблемы, третьего нет.

 

Нет третьей силы на войне: вы либо с одной стороны, либо с другой стороны. И люди, которые не поддержали Путина 4 ноября, в национально-освободительном движении не поддержали, а не просто так вышли шарики помахать, эти люди объективно сработали на врага. И тут же получили ответную плюху:

- повышение налогов,

- повышение пенсионного возраста,

- повышение тарифов для дальнобойщиков,

- повышение платежей дорог для всех,

- сокращение зарплат здравоохранения, образования,

- секвестр бюджета.

Как из рога изобилия полилось, обратили внимание? Просто как из рога изобилия.

 

Это выбор людей. Где были эти дальнобойщики четвёртого числа? У них была форма подачи метода решения своих проблем. Их не было. Всё, получи гранату.

 

Артём Войтенков: Да, как любопытно всё связано. Вы про народ говорите, а я замечаю то, что народ, он как пирамида. Те, кто больше понимает, но их меньше и тех, кто дальше смотрит, они приходят, они что-то делают. А основная масса - до неё, если с верхушки пирамиды идёт, идёт, расширяется, но медленно. Количество людей, которое приходит, оно же увеличивается ежегодно.

 

Евгений Фёдоров: Усилилось. Мало того, сформировалась НОДовская повестка дня. То есть мы сегодня живём в системе национально-освободительной борьбы даже, если люди этого не понимают и не хотят. Это их проблема то, что они не понимают. Ещё раз говорю. Да, они не вышли четвёртого, но на любой войне у вас не один бой, у них будет возможность выйти весной. Я уверен, что Владимир Владимирович будет организовывать весной.

 

Артём Войтенков: Весной, вы имеете в виду на 9 мая?

 

Евгений Фёдоров: Посмотрим. Там либо крымские события. Вы знаете, это же поводы. Вся история – это история поводов. А суть – это расстановка сил. Как в спорте: вы красиво ходите на открытие Олимпиады, у вас красивый костюм, флаг, вы прошли по кругу, все вами любуются. Но это всего лишь антураж главного события из-за чего вы туда приехали - битвы, в которой вы либо проиграли, либо победили. Это всё поводы вокруг главного события. Главное событие – это и битва между национально-освободительным движением России и оккупантами за освобождение нашего Отечества. И вокруг этой битвы раскладываются все остальные антуражи, примочки, флаги, шарики, праздники и всё остальное.

 

Смотрите. Вы не захотели выйти 4 ноября. И 4 ноября дать опору Путину для решения проблемы суверенитета. Хорошо. А бомбёжки-то американские продолжаются, снижение жизненного уровня продолжается. Пятая колона, которую он заранее предупредил, что она будет снижать жизненный уровень, в послании тоже - пошла вперёд. Значит за это время до следующего шанса, который будет месяца через три-четыре ваш жизненный уровень упадёт раза в два. За это время вам расскажут лапшу, что мы 20 раз уже дошли до дна и пошли вверх, вам расскажут лапшу, что у нас уже рост экономики через 15 минут начнётся как ракета, то есть откровенную ахинею несут с утра до вечера. Но вы же понимаете, что это никак на вашем холодильнике и зарплате не скажется, кроме как в отрицательную сторону.

 

Артём Войтенков: Люди надеются.

 

Евгений Фёдоров: Они могут надеяться. Но через три месяца, я вам сразу официально говорю: через три месяца вы будете жить на треть хуже, чем сейчас. Просто потому, что вы дураки, и не вышли 4-го числа в защиту своего Отечества и в поддержку Путина. Давайте вернёмся к нашему разговору через 3-4 месяца. Если вас устроит это падение вашего жизненного уровня, значит через три месяца мы ещё поговорим, и пойдём ещё отложим на три месяца. Мы-то будем бороться.

 

Американцы будут повышать температуру котла российского социального до тех пор, пока вы не догадаетесь, что

- вам надо либо вступить в армию гестапо и уничтожить вашу страну, чего они и хотят этими бомбардировками;

- либо в амию освобождения, в Красную армию, и помочь России освободиться.

Вот два варианта. А дальше всё это - антураж и форма. Например, на будущее, я так понимаю, если вся эта тягомотина дотянется до будущих выборов, до сентября-месяца.

 

Артём Войтенков: Какого года?

 

Евгений Фёдоров: Следующего года. То эта американская борьба будет в форме протестного голосования. То есть их задача будет создать условия, при которых путинская команда (прямая или косвенная) потерпела сокрушительное поражение, и они перехватили бы парламентские органы через своих людей или антипутинских людей, и на этой базе дальше уже начали свержение российского государства. Это план на сентябрь их. Но я думаю, что они пораньше постараются сделать госпереворот, до сентября они ждать не будут.

 

Артём Войтенков: То есть весной.

 

Евгений Фёдоров: Начало, я думаю, попытаются весной. Тут, видите, у них не получается. Я сейчас смотрю сводки социальных опросов, очень интересно. За год число понимающих, что надо участвовать в уличных мероприятиях, возросло вдвое, по опросам. А тех, кто считает, что надо участвовать в мероприятиях в поддержку пятой колоны и интервентов, Навального и так далее, - наоборот упало, буквально раз в 10. То есть люди начинают соображать, что ты не просто должен жить на этой земле, а ты на этой земле должен сражаться за своё Отечество, вот это очень хорошо. То есть вот это подогревание социальное, когда человека увольняют с работы, он начинает как-то немножко думать.

 

Сейчас запретили летать в Египет. В Египет у нас летало официально шесть миллионов человек в год. Эти шесть миллионов человек, у них появилась возможность подумать - почему возрос терроризм. Есть возможность у шести миллионов сделать выбор.

- Пойти в сторону Навального и борьбы с Россией, которую американцы уже готовы, ждут, подготовили всё. Как говорится, английский пароход уже оружие привёз, в 1905-ом году было в первую революцию, Галифакс уже привёз оружие.

- Либо в сторону национально-освободительных сил, Владимира Владимировича Путина, и решить проблему суверенитета. Решив проблему суверенитета, вы решите проблему постоянно подогреваемого социального котла методом социальных бомбардировок.

 

Очень интересно. Вчера мы в Думе обсуждали вопрос бюджета. Просто анекдот.

 

Артём Войтенков: Но его приняли, да?

 

Евгений Фёдоров: И правильно приняли, потому что бюджет это распорядительный документ. Главный распорядительный документ вчерашнего дня это не бюджет, чтоб вы понимали логику. Вот что такое бюджет? Бюджет – это вы у себя дома в семье распределили полученный доход. То есть я понимаю, что у вас сын хотел, чтобы вы ему купили новый портфель, а у вас не хватило денег, вы ему новый портфель не купили и он не доволен. Но вы так решили внутри своей семьи, что нет денег на новый портфель для сына, но зато есть на новый диван, например. То есть весь бюджет это просто сыну купить портфель или новый диван, в этом разница. И на самом деле бюджет, как он написан, он написан в целом достаточно технически. То есть, деньги пришли, их надо распределить. Их распределили правильно. Может там можно критиковать. Условно говоря, на здравоохранение дали на пять процентов меньше, а на образование на три процента меньше. А надо бы на здравоохранение дать на три процента меньше, а на образование на пять. То есть между плохими вещами можно было поиграть.

 

Главный документ другой. Называется формально, если мы говорим о документе, "Направление единой государственной денежно-кредитной политики". Вот это был главный вопрос, он был до бюджета. Так вот по этому вопросу Дума тоже приняла решение. Хотите посмотреть, какое это решение?

 

Артём Войтенков: А что этот документ оглашает?

 

Евгений Фёдоров: Этот документ оглашает, что в Думу внесли на основные направления единой денежно-кредитной политики на 2016 год. И Дума приняла к сведению этот документ. Это значит, что письмо принесла почта, и вы расписались за полученную телеграмму. Дума сработала, как фельдъегерская служба - приняла внесённый документ в Думу, в виде устного доклада с трибуны в том числе. Он и письменный есть большой, и устный. То есть за нас всё это решили в Вашингтоне Соединённые Штаты Америки. А Думу просто проинформировали о своём решении. После чего Дума приняла бюджет на базе этого решения. Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А здесь написано, от кого он внесён?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Естественно он вносится от Центрального Банка по технологии определённой. То есть он принимается по указанию Соединённых Штатов Америки через специализированные международные учреждения. Через советников Центрального Банка он пишется.

- В этом документе и прописаны высокие процентные ставки, чтобы было понятно.

- В этом документе и прописано падение курса рубля, все эти свободные курсы и всё остальное.

 

Но Государственная Дума никакого отношения к нему не имеет. И вообще никто в России, никакая власть не имеет. То есть просто срабатывает вертикаль власти, в которой так и быть, туземцев проинформировали о принятом решении, и они расписались - "Приняли к сведению". Мне понравилось, как какая-то фракция, правороссы, решили не принимать к сведению. То есть вышел от них представитель на трибуны и сказал: "А мы не будем принимать к сведению этот документ". И ушли. Это анекдот. То есть к вам почтальон стучит: "Возьмёте конверт?" А вы говорите: "Не буду принимать ваш конверт! Уходите!"

 

Артём Войтенков: То есть это как раз основополагающая штука, которая как раз и определяет распределение бюджета.

 

Евгений Фёдоров: Раньше этого даже не было. Раньше это всё решалось без нас. А сейчас нас проинформировали о принятом в Вашингтоне решении, о том, как мы будем жить.

 

Артём Войтенков: Так хоть проинформировали, уже неплохо. Какие-то подвижки происходят.

 

Евгений Фёдоров: Да, как-то уже сообщили. Если с этих позиций, то вы оптимист.

 

Артём Войтенков: Нет, я просто вижу какие-то изменения. Другое дело, что эти изменения могут не привести к хорошему. То есть страна рухнет раньше, чем они приведут к какому-то положительному…

 

Евгений Фёдоров: Да какие это изменения? Это просто нас проинформировали о том, что вы туземцы сиволапые, и вы будет жить так, как мы прикажем в Вашингтоне. Вот и всё. Это наоборот нам ещё сказали, подчеркнули нашу роль сателлитов и исполнителей американской воли. Вот и всё. И публично это сделали с трибуны Государственной Думы.

 

Артём Войтенков: По поводу вот этого закона, который разрешает отнимать зарубежное имущество страны-агрессора, который подписал Путин в День народного единства, это он вышел…

 

Евгений Фёдоров: Вышел на работу в выходной день.

 

Артём Войтенков: Он, по-моему, работает круглосуточно.

 

Евгений Фёдоров: Возложил цветы к Минину, Пожарскому. И в выходной день подписал закон. Нет, он-то может и работает, а там же чиновники должны были выйти на работу, канцелярия и всё прочее. Это же всё-таки такое дело. То есть специально организовал рабочий день, чтобы подписать этот документ. Это сигнал.

 

Артём Войтенков: Тогда он что позволяет делать? Надо признать, что какая-то страна на нас напала, и тогда мы можем отобрать, принадлежащие её гражданам фабрики, заводы, какие-то торговые сети?

 

Евгений Фёдоров: Её гражданам принадлежит всё. Артём, вы когда-нибудь задумывались, что такое семьсот пятьдесят миллиардов долларов иностранных заимствований?

 

Артём Войтенков: Да как-то это очень много.

 

Евгений Фёдоров: Это официальная цифра. Она на сайте Центрального Банка год назад, сейчас чуть-чуть поменьше. Это означает, что на эту сумму взяты кредиты иностранные, а любой кредит берётся под залоги. Залог раза в два-три больше чем кредит, это общая практика. Это означает, что где-то на полтора-два триллиона долларов мы заложили своё имущество, расположенное на территории России. Это означает, если вы посчитаете всю Россию, что у нас всё абсолютно, что частное, и что чуть больше мелочи, не квартиры, а побольше - заводы, объекты, предприятия, офисы, недвижимости в Москве, - всё является собственностью Соединённых Штатов Америки и их союзников.

 

Артём Войтенков: Это частный долг. Долг частных лиц как бы, не государственный.

 

Евгений Фёдоров: У государства то же самое. Только государство даёт, госкомпания, например. Они не сами идут в залог, их самих в залог нельзя отдать, они дают в залог своё имущество, которое у них. Допустим, у вас госкомпания, у вас сто заводов, предприятий. Вы, когда берёте кредит для своей деятельности, а они берут кредит на двести миллиардов долларов их этих семисот пятидесяти, вы заложили то, что у вас под вами - формально даже это государственное имущество. То есть всё заложено в России. Всё, что есть в России более-менее серьёзного дорогого - всё является собственностью американских кредиторов и их союзников. У нас нет страны.

 

Мало того, по Конституции Россия – единственная страна, у которой недра могут быть в частной собственности (единственная страна в мире!), и эти недра, будучи в частной собственности, естественно, тоже заложены в американских банках, и в английских, и европейских. То есть всё, что мы смогли описать для целей залога, то есть туда пришёл оценщик, американский, не наш. Американцы же дают кредит, соответственно они своих оценщиков присылают или по их поручению. Описал оценщик, всё обвешано, земля, кадастры проведены, зарегистрирована собственность и так далее. Всё, что оценено, всё, что зарегистрировано - всё находится в иностранной собственности.

 

То есть, о чём принял закон Путин? О том, что мы можем это ваше конфисковать, ребята. То есть он принял закон о том, что мы можем конфисковать у стран-агрессоров их сибирские заводы, сибирские и дальневосточные природные ресурсы, офисы, недвижимости в Москве, и всё, всё остальное, что находится у них в залогах.

 

Артём Войтенков: Правильно, вон гостиница Москва тоже, по-моему.

 

Евгений Фёдоров: И гостиница "Москва" включительно, конечно.

 

Артём Войтенков: Которая рядом с Кремлём. Между Кремлём и Думой.

 

Евгений Фёдоров: Да. Гостиница "Москва", конечно. Вот об этом Путин и подписал закон. То есть он подписал закон о возможной национализации, чисто НОДовский закон, как вы понимаете. Потому что мы-то на всё смотрим через призму суверенитета. То есть, конфискация российского имущества, принадлежащего иностранным интервентам, есть благо. И он закон о благе принял. Очень хорошо. Но мы-то закон вносили раньше, просто раньше не получалось. Хотя это один из тех законов, которые НОД продавливал, и в результате борьбы, где-то двухлетней, нам НОДу в широком смысле, во главе с Путиным, удалось его продавить. Я помню, как на меня орали все, когда мы это внесли. Не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Истерика была такая: "Федоров хочет! Страны-агрессоры! Всё конфисковать, всё отнять". Всё. Сейчас всё приняли и тишина. Всё нормально. Видите, какая роль НОДа? Подготовили - получилось. Подготовили площадку, промяли, пришли основные силы во главе с Путиным, решили проблему. Вот так и будет восстановлен суверенитет.

 

Поэтому я обращаюсь к НОДовцам. У нас двести тысяч актив. Огромная благодарность за ту гигантскую работу и борьбу, которую вы проделали, фактически поменяли страну. Она вышла на логику победы НОДа, уже на завершающую прямую.

 

Артём Войтенков: Да, но я всё-таки вернусь к этому закону. Чтобы он сработал, нужно признать США страной-агрессором. Правильно? А это возможно только при войне.

 

Евгений Фёдоров: Это мы, мы же ребята простые, говорим по-честному. Мы сказали: "Объявить страну-агрессора". А в законе слов "страна-агрессор" нет, который Путин подписал. Всё, то же самое описывается, то есть страны, которые… Там очень сложный язык юридический, писали. Страны, которые принимают решение о том, что право собственности в отношении российских активов на их территории не являются как бы абсолютным.

 

Артём Войтенков: То есть здесь войны не надо. Если они у нас будут отбирать. Они уже начинают это делать потихоньку.

 

Евгений Фёдоров: Да, конечно, санкциями. Причём речь идёт не о том, что они отобрали, допустим, миллион, и мы миллион должны отобрать. О том, что если они отобрали у нас миллион, в Вашингтоне, то мы имеем право отобрать у них вообще всё имущество в России. Более жёсткий написан закон. Потому что они тем самым нарушили право защиты собственности, сняли мораторий по собственности, защищённой собственности.

 

Артём Войтенков: Они давно ввели список Магнитского, и прочие всякие дела?

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да.

 

Артём Войтенков: Уже три года назад было.

 

Евгений Фёдоров: Ввели, да. Конечно.

 

Артём Войтенков: А мы только сейчас очухались.

 

Евгений Фёдоров: Не очухались, а это борьба была. Вышло восемьдесят пять тысяч человек - и закон подписали. Не вышло бы… Представьте, не вышло бы даже восьмидесяти пяти тысяч. Это мало, конечно, но всё-таки что-то. А не вышло бы и восьмидесяти пяти тысяч, вообще закон бы никто не подписал. Опять бы начали бегать, маневрировать и прятаться. Как три года это и делали. Что, три года назад были менее умные, чем сейчас? Просто тогда сил не было.

 

Артём Войтенков: Так и в Сирию мы вошли сейчас, а можно было и тогда.

 

Евгений Фёдоров: Тогда мы боялись. Нам же сказали, что Сирия это плохо. Видите, в Сирии американцы дошли до ИГИЛа. То есть они формализовали свои войска до античеловеческой армии. Ещё три года назад это были святые борцы за свободу и правду, по официальной терминологии, помните? И как мы со святыми борцами бы дрались? Как можно бомбить святых людей с бородами и взрывчаткой? Как? То есть они дошли. За два года они трансформировались в общественном мнении, после того, как начали взрывать памятники, публично резать людей под камеры. Вот эти голливудские постановки в том числе, когда они организовали.

 

Артём Войтенков: Так это же сами американцы делали.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Но они это делали для того, чтобы дать им силы, понимаете? В чём сила ИГИЛ? Не в оружии. Сила ИГИЛ в устрашении. Вот нет у ИГИЛа миллионной армии, чтобы побеждать. Нормальная война – это миллионная армия. Следовательно, вот эти десять, двадцать, тридцать тысяч, которые у них есть, они должны выглядеть, как миллионная устрашающая армия. А чтобы они так выглядели, то есть решали проблемы, поставленные перед ними американцами. То есть американцы не сумели создать их них миллионную группировку просто, хотели, но не смогли. То для этого их надо как бы увеличить. Как, знаете, у вас десять танков, а вы ещё двадцать танков надутых. Надули, поставили и вражеские планировщики понимают: "Так, тут у них тридцать танков, сюда мы наступать не будем". Военная стратегия так устроена.

 

Вообще вся военная стратегия это сплошной обман, потому что там, где ты сильный, ты должен обмануть, что ты слабый, а где ты слабый, ты должен обмануть, что ты сильный. Вот американцы слабые, они должны обмануть. Чтобы обмануть, им надо преувеличить роль. Преувеличить роль – они дали команду, началась резня памятников и людей. Роль они преувеличили, но при этом они поймали себя в ловушку общественного мнения. То есть, да ИГИЛ стали бояться по-настоящему, но при этом им пришлось от него как бы дистанцироваться. То есть они по-прежнему снабжают оружием. Две недели назад – пятьдесят тонн бросили оружия и взрывчатки, официально предоставили ИГИЛу. Но при этом, они как бы говорят: "Это враг, и мы якобы его бомбим".

 

Артём Войтенков: Боеприпасами.

 

Евгений Фёдоров: Да. И мы в эту дырочку влезли. В этот как бы раскол.

 

Артём Войтенков: Хорошо. А другой раскол в Испании. Там Каталония опять бурчит о своём отделении. То есть у них такой процесс брожения происходит несколько лет. В прошлом году у них было решение о референдуме, у Каталонии, который власть Испания, общей федеральной, признали незаконным. Сейчас у них уже следующий шаг - у них Парламент Каталонии уже проголосовал об отделении. Верховные власти это всё заблокировали.

 

Евгений Фёдоров: Давайте опять посмотрим логику. Просто непредвзятую логику. Вот если бы Испания была, как она до этого была, суверенным государством, что бы Испания сделала?

 

Артём Войтенков: В отношении Каталонии что ли?

 

Евгений Фёдоров: Да. Как только там возникли идеи даже об этом, они об этом говорят уже лет сто, даже двести, туда бы пришли полицейские, всех арестовали, посадили в тюрьму, и на этом все идеи закончились о всех отделениях и разделениях. Потому что испанское государство есть государство, то есть аппарат насилия. Собственно государство это и есть только аппарат насилия. Ничего в государстве нет на самом деле. Всё остальное есть приводные ремни этого насилия. И всё, не было б проблем с этой Каталонией, как её до этого не было двести лет. Она же давно уже бузит там, с первого дня своего появления в составе Испанского Королевства ещё. Теперь почему эти процессы бурлят, и у них появляется какой-то шанс на отделение? По одной простой причине. Опять давайте вернёмся к геополитике.

 

Первое. Есть ли у Испании суверенитет? У Испании суверенитета нет. Что нужно американцам от Испании раз у них нет суверенитета по отношению к США? От Испании американцам надо послушность и участие в операциях. Вот как испанская "Голубая дивизия" участвовала в боях под Сталинградом в Великую отечественную войну, грубо говоря, вот то же самое сейчас нужно от Испании американцам. Что им нужно сделать для того, чтобы Испания их слушалась? Надо, чтобы в Испании жёстко работала карательная вертикаль американской власти в разных формах.

 

На кого в этом случае им надо опираться?

- На терроризм, мы это видим по Парижу.

- И на других врагов Испанского государства.

Принцип "разделяй и властвуй". То есть это означает, что с точки зрения госдепартамента США надо тупо в Испании поддерживать всех, кто пытается давить на испанское государство, то есть ослаблять его. Вот они это тупо и делают. И в чём заключается тупое? Они не позволяют Испании использовать свой аппарат насилия для того, чтоб подавить сепаратизм. Всё просто. То есть они давят на испанские власти – нельзя использовать аппарат насилия, и одновременно как бы поддерживают каталонцев на бунт против испанского государства. И это совершенно логично. Как бы абсолютно логичная позиция американцев по принципу "разделяй и властвуй". То же самое англичане занимались в колониях и у вассалов всегда.

 

Артём Войтенков: То есть получается, что во Франции там ничего особо не отделяется от Франции, там нужно повзрывать, а в Испании уже есть готовый котёл.

 

Евгений Фёдоров: Да, принцип очень простой. В Испании тоже до этого взрывали, если помните, железную дорогу. Принцип очень простой: вот сидит специалист-планировщик в американском посольстве, и ему надо создать инструменты давления для того, чтобы, когда он, американский посол, пошёл, вызвал к себе французских чиновников, ему было чем с ними оперировать в давлении. То есть, когда ты ведёшь переговоры, и твой партнёр по переговорам сидит на электрическом стуле, а у тебя перед руками кнопка перед ним стоит, и ты так, ведя с ним переговоры, приближаешь палец к кнопке и удаляешь, иногда и поднажмёшь немного, чтоб его так дёрнуло - переговоры идут успешнее. То есть помните - добрым словом и пистолетом можно добиться больше, чем просто добрым словом. Вот это вот конкретный механизм манипулирования ситуации в давлении, в данном случае на официальную государственную власть.

 

И дальше этот аналитик в американском посольстве, он просто смотрит карту, допустим, Испании - где точки уязвимости?

- Есть сепаратизмы – отлично, точка уязвимости.

- Что там ещё? Голубые - точка уязвимости, они могут бузить.

- Какие-то процессы, связанные с семьями - точка уязвимости.

- Процессы, связанные с терроризмом – точка уязвимости. В бандсреду. Обязательно в американском посольстве специалист, который всё время контактирует с бандитским подпольем, бандитской средой. В любом государстве.

 

То есть это всё элементы, которые можно использовать для манипулирования вот этой шахматной доской в конкретном государстве Испания. То же самое во Франции. Если во Франции с сепаратизмом, там тоже они ищут сепаратизм, но там сепаратизма меньше, тогда больше внимания уделяется терроризму. Не хватает своего терроризма? Мы привезём. Взяли и сейчас привезли. Всё просто.

 

Артём Войтенков: Вот ещё. Обсуждение долгов Украины. То есть Россия давала ещё, будучи Януковичу, когда его пытались склонить к нашей точке зрения, так скажем, долг в размере трёх миллиардов. Теперь подходит я, так понимаю, конец финансового года, и часть долгов Украины списана кредиторами. А вот этот долг Россия упёрлась и не хочет его как-то отложить, отсрочить.

 

Евгений Фёдоров: С какой стати она должна его откладывать? Вы давали кому-нибудь в долг?

 

Артём Войтенков: Конечно, приходилось.

 

Евгений Фёдоров: Было такое, что к вам пришёл тот, кто взял у вас деньги в долг, и потом говорит: "Отложи срок денег, когда я тебе должен отдать, иначе я тебе сделаю плохо". Это вообще не кредитор, это рэкетир. Так вот именно так Соединённые Штаты от нас и требуют, причём многократно в официальных заявлениях, что мы должны пойти навстречу Украине, и отложить им выплату долга.

 

Артём Войтенков: А почему? Какая в этом подноготная-то?

 

Евгений Фёдоров: Просто денег жалко, да и всё, американцам.

 

Артём Войтенков: То есть тогда им придётся давать?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Все деньги, которые Киев сегодня может дать России, это все деньги будут реально не поставлены Киевом в качестве репараций и контрибуций Соединённым Штатам Америки и их союзникам по соглашению о евроинтеграции, которая сразу предусматривает мощные выплаты контрибуций Киевом.

 

Вы вообще читали это соглашение? Семьсот листов, в которых сразу, два года назад было записано. Мне даже понравилось, я тут участвовал в передаче, и был прямой мост с Кличко, который тогда ещё не был мэром Киева, а был депутатом, до госпереворота в Киеве, два года назад.

И вот его спрашивает ведущий на НТВ или какой-то передаче при мне: "Вот вы соглашение подписали, а в соглашении записано, что будет падать жизненный уровень на территории Украины".

Кличко говорит: "Да, это действительно. Но это наш выбор".

То есть сразу все знали, что в соглашении. Вы же понимаете, что если где-то падает, то где-то растёт. То есть, если у вас организовано, что у вас начинает снижаться жизненный уровень в одном месте, значит, где-то кто-то на этом получит дивиденды, где-то он поднимется. Соглашение так составлено, что поднимется у американских союзников и Соединённых Штатов Америки. Поэтому это сразу заложено.

 

Теперь, из этих денег, которые американцы заработали на Украине, европейцы заработали на Украине, надо часть возвращать через Киев Москве. С какой стати? Им это не нравится. Они-то рассматривают Москву как своего вассала. Чтобы московский вассал не выпендривался, и быстро отказался от требований по этим деньгам. Кстати по их требованиям мы списали около пятидесяти, по-моему, или даже ста миллиардов долларов вообще-то говоря.

 

Артём Войтенков: Украинского долга.

 

Евгений Фёдоров: Не украинского, а разных долгов через Парижский клуб и через другие инстанции.

 

Артём Войтенков: Там Африке что-то списывали.

 

Евгений Фёдоров: Африке. Это всё по команде США делалось. Мы списали до ста миллиардов долгов, так что в принципе американцы требовали от нас то, что мы делали. То есть они не требовали от нас нового что-то. Они просто нам сказали в очередной раз: "Ещё раз подарите. Вот вы сто миллиардов по нашей команде подарили, кому мы сказали. Вот ещё подарите три". Вот и всё.

 

Артём Войтенков: А мы тогда почему упёрлись?

 

Евгений Фёдоров: Сейчас?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Потому что НОД пошёл. То есть Россия взбрыкнула после Крыма, и пошли определённые процессы, в которых Министерство финансов предлагает пойти навстречу американцам, а Путин от них вручную требует, чтоб этого не было. Идёт борьба. И очень интересная, обратите внимание. Как только американцы потребовали нам вернуть долг и Путин сказал: "Не вернём". А там где-то проходила от него позиция на этот счёт, указания или что-то проходило. Тут же Министерство финансов сказало: "Тогда мы два миллиарда переведём Киеву на поддержку наших банков". Помните? Где-то месяц назад. Так что с точки российской исполнительной власти, они как раз американские команды готовы выполнить. Просто им Путин вручную не даёт некоторые команды выполнять. Некоторые. В частности вот эту, потому что она уже набрала большой вес, как бы известность. А так мы уже Киеву компенсировали эти три миллиарда давным-давно.

 

Артём Войтенков: А если мы всё-таки будет настаивать на том, что Украина заплати долг. А Украина, Яценюк там заявляет, что это приведёт к дефолту страны. Дефолт это что? Это когда в стране денег нет, да?

 

Евгений Фёдоров: Нет. Дефолт это отказ платить по долгам.

 

Артём Войтенков: Происходит потому, что денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не обязательно. Вы можете взять в долг и сказать: "Не хочу отдавать, потому что мне жалко".

 

Артём Войтенков: А что такого страшного будет для Украины?

 

Евгений Фёдоров: Значит, потом не дадут опять.

 

Артём Войтенков: А, по правилам разных фондов международных.

 

Евгений Фёдоров: Вы бы дали человеку, раз деньги берёт в долг и не отдаёт, значит, такому лучше не давать. Это естественная реакция. Поэтому понятно, что объявление Украины, что она кому-то не отдала деньги, это для других кредиторов сигнал, что лучше им не давать, могут не отдать.

 

Артём Войтенков: По-моему, для всех кредиторов сигнал - военный переворот и война на Украине, что туда вообще ничего не надо класть.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Тут ещё формальная сторона вопроса. Есть американские деньги, есть деньги МВФ - это те же, как бы европейско-американские. И МВФ по команде американцев, Лагард и так далее, пытаются выкрутиться, чтоб всё-таки Украине деньги дать. То есть этот дефолт, он же прописан в официальных бумажках. То есть в регламентах международных организаций записано, если страна (то, о чём вы говорите) не отдаёт долги, то ей давать нельзя. Поэтому там надо ещё и бумажки обойти. То есть они-то служат американцам, но при этом надо как бы бумажки так обойти, чтобы соблюсти лицо.

 

Артём Войтенков: Сложно у них. Тем более с учётом того, что на Украине, там, по-моему, вообще денег нет.

 

Евгений Фёдоров: Не стало. Потому что Украина богатая страна, раздета иностранными интервентами. До этого всегда так и было. Посмотрите 1942-1944 год. Вам поднять материалы, сколько с территории Украины немцы вывезли имущества? Там просто тысячи тонн того, миллиарды яиц - есть эти цифры. Просто куриных даже. Чернозём вывозили! Естественно, если ты захватил страну. Вон Советский Союз вспомните. Сколько из Советского Союза повывозили всего после 1991-го года? А на Украине сейчас второй этап грабежа.

 

Артём Войтенков: Почему второй?

 

Евгений Фёдоров: Первый был 1991-ый, в начале 90-х годов.

 

Артём Войтенков: А Европа уже отказалась от идеи взять Украину к себе младшим братом или нет?

 

Евгений Фёдоров: Такого предложения никогда не было.

 

Артём Войтенков: Нет, там же был не равноправный, а какой-то там.

 

Евгений Фёдоров: Планировали брать колонией. Уже взяли. Соглашение о евроинтеграции говорит о колониальном статусе Украины. Де-юре уже взяли и де-факто.

 

Артём Войтенков: Но он же не подписан до конца.

 

Евгений Фёдоров: Всё там подписано. Некоторые статьи отложены, некоторые, там, единый рынок, некоторые отложены, но сама формула уже взята. То есть Украина является колонией Европы. О чём мы говорим? Когда мы восстановим единое государство с Украиной, мы вытащим Украину из колониального рабства. Но для этого Украина ещё должна потерпеть немножко, чтоб сообразить, что они находятся в состоянии оккупации, должны потерять где-то треть населения (по нашим расчётам), и они уже близко к этой цифре потеряли. То есть не только убитыми, но и преступность, беженцы, переселенцы и всё остальное. Мне понравилось по телевизору буквально дня три назад показали интерактивную карту, которую составили шведы "Движение беженцев по миру", не видели?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: Такая красивая карта интерактивная, и там было сказано, что каждая точка это автобус. И там прямо видно эти потоки беженцев, как они двигаются. И там огромная волна этих потоков с арабских стран в Европу идёт, и такая же огромная волна идёт с Украины. Об этом не принято говорить, но в этой карте это было зафиксировано. Простые аналитики посчитали по автобусам, показали на карте, что с Украины идёт просто отток миллионов людей. Об этом же нам не говорят, пропаганда.

 

Артём Войтенков: То есть, когда Украина потеряет треть: уедут, убьют, умрут с голоду.

 

Евгений Фёдоров: Да, резко упадёт жизненный уровень.

 

Артём Войтенков: Он уже упал, как вы и говорили.

 

Евгений Фёдоров: Недостаточно. Надо так упал, чтобы проняло до печёнок.

 

Артём Войтенков: Чтоб есть было нечего, тогда включается голова.

 

Евгений Фёдоров: Да, включается голова. Упадёт жизненный уровень. Дальше нам со своей стороны надо дать ответ на их проблемы. В юридическо-международном плане ответ. То есть мы же ответ им ещё не дали. Сидит человек на Украине, он голодает, у него падает жизненный уровень, он понимает, что кирдык. Ему надо ответ - а как выжить? Ему надо этот ответ разжевать. У него есть метод выживания, который ему сказал его дед, бабушка и он это понимает. Он же сам человек-то русский, какой он ещё? У него есть ответ, но этот ответ, он один недостаточен. То есть ему надо, чтобы мы согласились с этим ответом. Потому что это ответ – восстановление единого государства оборонительного взаимной поддержки, взаимной защиты, которое мы всегда и давали. Вот, как Крым вошёл в состав, вернулся в Россию для цели защиты от уничтожения перед лицом госпереворота. Мы же понимаем, как эта технология. Вот это был идеологический ответ на ситуацию.

 

То есть сидит вот этот человек в Киеве, у него хуже с каждым днём. Ему надо ответить на вопрос. Половину ответов он знает по своим дедам и прадедам. То есть восстановление единого государства оборонительного против интервентов означает восстановление моего уровня жизни, прекращение Бабьих Яров, расстрелов, голодовок, грабежей и так далее на оккупированной территории.

 

Но второй ответ. Потому что в 1941-1944 у него была Красная армия, которая к нему стремилась, он её ждал и помогал ей в партизанском отряде. А здесь что? Красной армии-то нет формально. Почему мы и говорим, что эта Красная армия и план заключается в том, что мы здесь, на своей территории должны принять решение о том, что необходимо восстановить международную законность. А международная законность это - 1991 год, госпереворот в Советском Союзе.

 

О чём говорит НОД? Проведите расследование 1991-го года, как вы провели расследование 1953-го года - изменение статуса Крыма. В 1953-ий год залезли.

 

Артём Войтенков: Через год после присоединения.

 

Евгений Фёдоров: Да. Для того, чтобы объяснить чем. Это же очень важно, объяснить. Это же не работает, если ты не живёшь в правовом поле. То есть расследование 1991-го года - это возврат в правовое поле, из которого мы выскочили в 1991-ом году. Условно говоря, у вас бандиты отняли квартиру, перепродали её двадцать раз, и она ушла куда-то. Но для того, чтоб вы её вернули, вы проводите уголовное расследование. По результатам уголовного расследования вы восстанавливаете права на квартиру. Потом вы начинаете её искать, её владельцев, её восстанавливать. Понимаете, как это устроено. Здесь то же самое.

 

1991 год - мы должны провести у себя решение, как мы провели по Крыму. Лучше их поднять до уровня судебных. Почему? Потому что есть потерпевшие. И Путин об этом в Сочи (вот мы этот вопрос не затрагивали), сказал. Впервые! Вот он поехал в Сочи и сказал: "В 1991 году было двадцать пять миллионов потерпевших по таким-то, таким-то обстоятельствам". И упомянул, что за этим стояли Соединённые Штаты Америки. Это он сказал в Сочи на дискуссии в Валдайском клубе в диалоге, в том числе с американским послом бывшим. То есть он обозначил круг потерпевших. То есть, есть потерпевшие.

 

У потерпевших по международному праву и по национальному праву есть права. Если вы потерпевший, у вас есть права - это главный статус потерпевшего. В чём эти права? Право на правосудие. То есть у вас есть право на правосудие. И по результату правосудия получение каких-то компенсаций, хотя бы моральных. Но раз Путин обозначил "есть двадцать пять миллионов потерпевших", значит, у них он обозначил, что есть двадцать пять миллионов людей, у которых есть право на правосудие. Я логику излагаю его.

 

Следовательно, необходимо, чтобы правоохранительная система расследовала события, в результате которых у них появился статус потерпевшего. Это - событие 1991-го года. Как только будут расследования событий 1991-го года, а они очевидны, госпереворот, появляется международно-правовая основа для восстановления границ 1991-го года.

 

После этого вы можете идти к голодающему киевлянину и объяснять ему: "Ты прав был, когда послушал своего деда, прадеда, прапрадеда, что надо восстанавливать единое защитное государство с Россией, но ты теперь оказывается дважды прав, потому что Россия признала факт незаконных решений 1991-го года, а значит, она в силу юридического статуса согласна на единое государство. И, следовательно, если ты теперь поднимаешь свой голос, правовой голос, пойдёшь в судах, это же решение нашего суда и для киевлянина тоже ответ. Право. Правовое решение. Военное решение – пошёл в Донецкую, Луганскую армию. Пошёл в подполье, в сопротивление, партизанский отряд под Киевом. То ты прав в международном плане. Ты – объект международного права. На твоей стороне международный закон".

 

После чего идёт процесс восстановления без всяких войск, без всяких военных усилий. Просто на одной дипломатической линии. То есть решение Тверского суда в Москве, в центре, потому что тут произошло преступление - субъект преступления Горбачёв совершил преступление на территории подконтрольным центральным округам Москвы. Это не нужно ехать куда-то. Он тут подписывал незаконные указы о ликвидации Советского Союза, советской Конституции, советского правительства и так далее. То есть, как только вы это расследовали, вы автоматически предоставляете правовые аргументы для киевских жителей, восстанавливаете единое государство с Российской Федерацией.

 

Дальше просто.

- Тут же, как только это решение состоялось, Порошенко становится сепаратистом по международному праву.

- И у народа Украины появляется право на борьбу с интервентами и оккупантами.

Всё просто. А сейчас такого права нет из-за нашего Тверского суда и прокуратуры, обращаю внимание. Не просто так нет. И в нарушение команды Путина. Будем называть вещи своими именами. Когда он говорил о двадцати пяти миллионах, это была скрытая команда правоохранительной системе. Это в его стиле. В лоб он не лезет, а всё время даёт советы.

 

Артём Войтенков: Тогда тех, кто советы не понимает, их будут потихоньку отстранять?

 

Евгений Фёдоров: Чистки будут, конечно. Так же, как будут чистки. Я уверен. Мы сейчас даже у себя в НОДе решили сделать табличку – Табличку саботажников. То есть команда Путина, как здесь - "Не менять их". Путин команду дал: "Не менять".

- Дальше - чиновник такой-то принял решение поднять налоговые ставки малому бизнесу. Фамилия чиновника такая-то, подпись такая-то.

- Чиновник такой-то принял решение ввести дополнительные платежи по ЖКХ, тариф на капиталку.

Кстати, тариф на капиталку тоже ввели после команды Путина "Не менять". И самое главное, жили двадцать пять лет без этого тарифа, пожили бы ещё пару лет раз такая напряжённая ситуация. Зачем нарушать приказ Путина-то? Любой ценой, что называется. Записали. Тем более не случайно, единственное, где аж четыре американские консалтинговые компании это в Министерстве по строительству и ЖКХ. То есть это не просто так тарифы выскочили, а это прямая агрессия пятой колонны через органы управления. Запишем.

- Для дальнобойщиков - саботажники. Запишем.

Вот такая логика.

 

Артём Войтенков: Где-то, неделю назад, или две, писали в новостях, что Минфин предупреждает о падении курса рубля к концу года. И говорили, что там ничего такого страшного. Потом стали писать, что Центробанк напечатает триллион рублей к концу года. Это как-то так разнесено немножко по времени. Это вот что значит?

 

Евгений Фёдоров: Падение курса рубля - об этом и мы говорили, всё очень просто. Нам до конца года надо дополнительно отдать пятьдесят миллиардов долларов. Вообще, если мы посмотрим, как НОДовцы работают на высшем уровне, очень интересно. Вчера было обсуждение бюджета, и вчера был доклад главы Центрального Банка Набиуллиной Эльвиры Сахипзадовны по валютному курсу и по курсу, то, что мы обсуждали – основные направления единой государственной денежно-кредитной политики. Вчера мы обсуждали. И я впервые видел, чтобы председатель Госдумы Нарышкин задал вопрос. Обычно никогда не задаёт, задают из зала фракции, депутаты.

 

Артём Войтенков: Но его дело, в общем-то, вести заседание, по сути.

 

Евгений Фёдоров: Да, впервые он задал вопрос, на моей памяти. Очень интересно, и вопрос в точку. Он спросил: "В том экспорте капитала, который сегодня есть (а она говорила цифры), сколько занимает возврат долгов, полученных из-за границы российскими компаниями?"

 

Артём Войтенков: То есть, российская компания берёт в долг, да?

 

Евгений Фёдоров: Таких долгов на семьсот пятьдесят миллиардов, мы уже об этом говорили, под залоги и возвращает. Поскольку санкции… Смотрите как. У нас же сейчас не принято говорить о санкциях.

 

Артём Войтенков: Да, заглохла тема.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но что такое, возвращать долги? Это означает, что я бы, если бы не было санкций, перекредитовался, то есть, продлил долг, или переложил его. А поскольку санкции, деньги в Россию давать запрещается, то я просто отдаю, и всё. Понимаете, да? Вот я компания, построился на американские деньги, потому что, российские рубли, мне запрещали на них строиться все двадцать пять лет, завод, какое-то предприятие, я сейчас этот долг отдаю. Так бы я его переложил, и на полученные деньги продолжил бизнес, либо построил ещё один завод, а тут отдал, и всё.

 

И вот этот вопрос Нарышкин и задал. То есть, смотрите. Он одним вопросом поднял вопрос санкций, потому что, они обратно деньги не отдают из-за санкций. И самое главное, Набиуллина ответила правильно, она сказала: "Большая часть, или почти все". То есть, вся проблема, которая есть в экономике, она создана санкциями. Для тех, кто понимает, так всё и поняли. Нарышкин понятно, задавал вопрос не для того, чтобы получить ответ, а для того, чтобы дать сигнал. И суть этого сигнала фактически - в укоре Центральному Банку, который проводит политику безвозвратной отдачи денег. То есть, деньги отдаются, обратно не получаются в силу отсутствия суверенитета. То есть, фактически он своим вопросом поставил задачу: переложить отдаваемые средства в рубли. А это - позиция НОДа по нулевым процентным ставкам. Потому что, переложить на тех условиях, на которых взяли за рубежом доллары, это значит, дать рублю право, как и доллару, вкладываться в экономику на тех же условиях, а это - нулевые ставки.

 

Артём Войтенков: Как в Америке - ноль, ноль, двадцать пять сотых.

 

Евгений Фёдоров: Круг замкнулся. То есть, очень правильный вопрос, чисто НОДовский вопрос был, и самое главное, редкий. То есть, я впервые такое видел. И в этом плане, конечно, Нарышкин молодец - сразу вскрыл всю подноготную одним вопросом. Тем более, от него так не отмахнёшься, как от рядового депутата, поэтому, Набиуллиной пришлось сказать правду про то, что да, все основные наши проблемы, как она по сути ответила, из-за санкций. Всё, вопрос закрылся. Понимаете, как хитро?

 

Артём Войтенков: Только никто этого не видел.

 

Евгений Фёдоров: Все же отлично понимают, что Нарышкин просто так не будет задавать эти вещи. Это позиция Путина, по сути. Вот как вся система вскрылась. Поэтому, в этом плане блестяще, просто молодец. Это к вашему вопросу. До конца года нам надо отдать пятьдесят миллиардов долларов.

 

Артём Войтенков: Долгов.

 

Евгений Фёдоров: Да, из тех семьсот пятидесяти. Безвозвратно, то есть, без перекредитования из-за санкций. Умножьте - пятьдесят, какой у нас курс?

 

Артём Войтенков: Шестьдесят пять, наверное. Я даже не слежу.

 

Евгений Фёдоров: Допустим, шестьдесят пять. Три триллиона, двадцать пять миллиардов.

 

Артём Войтенков: Рублей.

 

Евгений Фёдоров: Да. Вот на такую сумму мы получим до конца года ущерб российской экономике. Вот как вы думаете? Это значит, на эту сумму компании пойдут на биржу, и поменяют рубли на доллары, чтобы отдать их американцам, правильно? Как вы думаете, будет падение курса рубля?

 

Артём Войтенков: Ещё какое.

 

Евгений Фёдоров: Вот вам и ответ.

 

Артём Войтенков: Центробанк и напечатает их, чтобы он падал.

 

Евгений Фёдоров: Не имеет права.

 

Артём Войтенков: А почему не имеет права?

 

Евгений Фёдоров: Вот это вот главный вопрос. Как напечатать? То есть, напечатать через систему перекредитования? Или напечатать через систему раздачи?

 

Артём Войтенков: А какая разница? Возьмёт и напечатает.

 

Евгений Фёдоров: Принципиальная. Потому что, если перекредитование, вы отдаёте на год, два, потом возвращаете. Вы контролируете пространство. Если вы для бюджета, вы просто раскачиваете инфляцию. Но, потом, правда, Эльвира Сахипзадовна сказала публично, что нет, такого нет, чтобы Центральный Банк что-то там напечатал. Но мы все понимаем, что рубль упадёт. Я вам на цифрах показал - такое давление, конечно, рубль не выдержит. И мы об этом заранее предупреждали. Хотя у Центрального Банка эти пятьдесят миллиардов вообще-то есть, даже до сих пор. У него в резервах где-то сто семьдесят миллиардов формально, поэтому, он легко мог бы. Раз он ранее не захотел поддерживать рубль, с какой стати он будет сейчас его поддерживать?

 

Вообще, вся история с рублём, это изначально история с нарушением закона Центрального Банка. Потому что ещё два года назад у нас инфляция была шесть процентов. Дальше Центральный Банк нарушил конституцию о поддержке рубля, отпустил его в свободный курс (с какой-то стати, тоже непонятно, с какой), результатом чего было появление инфляции, формально шестнадцать процентов, на самом деле гораздо больше. И одновременно подняли процентные ставки, вопреки команде Путина, когда Путин дал команду процентную ставку опустить, а Центральный Банк процентную ставку поднял.

 

Но знал ли Путин заранее о том, что такого рода заговор против него будет? У меня к вам вопрос, Артём.

 

Артём Войтенков: Да наверняка.

 

Евгений Фёдоров: Да, есть документальное свидетельство. Читаю. Бумага двухлетней давности. Путин поручил создать Росфинагентство. Два года назад.

 

Артём Войтенков: Что-то такое было, да. И где это Финагентство?

 

Евгений Фёдоров: Дальше читаем. Не просто создать, а Путин внёс закон о Росфинагентстве. Почему мы говорим, что Оксана Дмитриева пятая колонна? Не потому, что она либерал по взглядам, это не имеет значения. Потому что, она чётко работает в американском плане. Я просто взял её статью, чтобы было понятно. То есть, Путин два года назад ("всемогущий" Путин, "царь") вносит закон, который даже принимается в первом чтении "О создании Росфинагентства". В чём суть закона? Валютные резервы Российской Федерации управляются не Центральным Банком, а специальным агентством, Росфинагентством, подчинённым российской власти, в отличие от Центрального Банка.

 

Артём Войтенков: То есть, он хотел убрать управление валютными резервами из полномочий Центробанка, и передать его государству.

 

Евгений Фёдоров: Передать эти полномочия государству, чтобы государство контролировало размещение валютных резервов. Объёмы резервов два года назад - пятьсот пятьдесят миллиардов. Следите за руками. Которые были на момент, когда он принимал решение. Закон был внесён, и даже был принят в Государственной Думе в первом чтении.

 

Дальше вся королевская американская оккупационная рать заорала в один голос. Просто, чтобы не быть голословным, вот статья Оксаны Дмитриевой, первый зампред Комитета по бюджету на тот период, потом её только удалось Путину снять с этой должности. Вот, процитирую: "Передача средств Росфинагентству является большим злом". 25 января Госдума в первом чтении приняла закон о внесении изменений в Бюджетный кодекс о создании этого Росфинагентства. И вот она орёт: "Сбор подписей. Фракции "Справедливая Россия", ЛДПР, КПРФ проголосовали против данного проекта в первом чтении. В интернете был инициирован сбор (Навальным в том числе) подписей против расхищения средств Стабилизационного фонда". То есть, против валютных резервов. Они заявили (у них же фишка такая "коррупция"): "Росфинагентству ни в коем случае нельзя им давать деньги, потому что, сегодняшний контроль Центрального Банка, это и есть контроль за сохранностью средств". И она орёт, как ненормальная, что ни в коем случае вот эту идею Путина о Росфинагентстве реализовывать не надо. И действительно закон был остановлен.

 

Впервые закон был остановлен, и не прошёл в Государственной Думе второе чтение. И мало того, был снят комитетом, где она была первым зампредом, с рассмотрения. То есть, комитет вынес на пленарку, и пленарка отменила закон, принятый уже в первом чтении. Теперь реакция Путина на неё и на действия пятой колонны: "Российское финансовое агентство, попытка реализации этой идеи, моей (Путинской, это я цитирую уже самого Путина) выявило наличие многих нерешённых проблем. Необходимо рассмотреть альтернативный механизм повышения эффективности управления средствами указанных фондов". Сказал Путин. Перевожу на русский язык - я попытался, я не смог пробить пятую колонну, в том числе, в Государственной Думе, и не смог продавить решение о Росфинагентстве.

 

Теперь смотрим цену вопроса. Итак, два года назад на момент, когда Путин принял решение, чтобы валютные резервы контролировались Росфинагентством, эти резервы были пятьсот пятьдесят миллиардов только по линии ЦБ. Дальше, в соответствии с конституцией, Центральный Банк часть этих денег потратил на поддержку курса рубля. В конституции сказано: "Поддержка рубля – основная задача Центрального Банка", цитирую.

 

Цена, сколько он потратил, любой наш зритель может посмотреть на сайте Центрального Банка - двадцать восемь миллиардов долларов. Из пятисот пятидесяти, следите за руками. То есть, было пятьсот пятьдесят, на функцию, которая единственная конституционная функция ЦБ, потрачено на её реализацию двадцать восемь миллиардов из этих пятисот пятидесяти.

 

Дальше следующая цифра. В результате странных манипуляций, непредусмотренных конституцией - валютные РЕПО, всякие придумки, может, они хорошие, но они не должны отменять главную суть работы Центрального Банка. Потрачено ещё валютных резервов на общую сумму четыреста миллиардов долларов. И под контролем ЦБ осталось где-то сто пятьдесят, плюс потом добавилось двадцать пять - сто семьдесят пять миллиардов долларов. Должно остаться было триста семьдесят два, а осталось сто пятьдесят. То есть, потрачено из валютных резервов четыреста миллиардов, из них по делу - двадцать восемь. Следовательно, триста семьдесят два потрачено неконституционным образом. То есть, ЦБ написал красивые сказки, куда он их потратил, но это значения не имеет. Тебе дали эти деньги для курса рубля, а не для чего-то, не для РЕПО. РЕПО - это косвенная поддержка, как они говорят. А зачем тебе косвенная поддержка? Просто трать, да и всё на валютном рынке. Потому что курс рубля к доллару, это просто предложение и покупка на рынке. У тебя рублей всего в стране шестнадцать триллионов, значит, больше, чем шестнадцать триллионов тебе на рынок предъявить не смогут никогда. Ты же их напечатал только шестнадцать триллионов.

 

Артём Войтенков: А РЕПО это что такое?

 

Евгений Фёдоров: Это методы косвенного финансирования банков.

 

Артём Войтенков: То есть, деньги банкам. Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Да. Зачем-то. Но это как бы твои проблемы с банками. По закону о Центральном Банке и конституции, ты просто тупо должен был потратить на бирже для поддержания курса рубля деньги из этих пятисот пятидесяти миллиардов.

 

Артём Войтенков: Понятно. А он слил всё в банки.

 

Евгений Фёдоров: А он триста семьдесят два слил. То есть, он слил двадцать восемь правильно, и триста семьдесят два нецелевым образом, не так, как это прописано в конституции. Мог ли, допустим, Центральный Банк удержать курс рубля за счёт чисто биржи? Сто процентов мог. Может быть, не двадцать восемь бы потратил. Эти же тоже немножко повлияли на курс, РЕПО и прочие. Ну не двадцать восемь, а потратил он, допустим, пятьдесят. Пятьдесят, это вообще много. Это где-то порядка двадцати процентов всей рублёвой денежной массы страны. Естественно, столько бы на биржу просто не принесли физически. Поэтому, двадцать восемь, это всё, что потрачено целевым образом.

 

А теперь представьте, что если бы Путину удалось создать Росфинагентство, и контролировать эти валютные резервы. Смог бы Центральный Банк так легко спустить четыреста миллиардов?

 

Артём Войтенков: Ему бы тогда не дали бы просто.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Появился бы чиновник, подчинённый Российскому государству, который, ему бы, ЦБ сказал: "Мне нужно срочно столько-то денег". Он бы сказал: "Нет, извините. В конституции написано, что вы можете на биржу. А вы куда хотите? Банкам дать. Извините. Меняйте закон и конституцию, тогда будете давать банкам. Мне команда чтобы поступила по закону". Понимаете, да? То есть, появился бы контролёр расходования средств. Теперь вы понимаете, почему Оксана Дмитриева заранее, за два года готовя, когда американцы готовили против России эти санкции, это всё было заранее подготовлено, так яростно орала против решения Путина о контроле за валютными резервами? Понимаете? Всё просто. Это заранее подготовлена система пятой колонны, которая загодя…

 

Это история, как вот с картами кредитными Visa и MasterCard. Когда Путин внёс закон пять лет назад, американский посол сказал, что нам этот закон не нужен, и Государственная Дума проголосовала против закона Путина. За подписью Путина закон был, то есть, он внёс сам. Изъяв из него положение о кредитных картах национальных. И первое, что сделали американцы во время санкций - ввели санкции против держателей кредитных карт. Помните? То есть, заранее Государственная Дума работала против Российского государства и против Путина, пять лет назад.

 

Сейчас, то же самое она сделала два года назад. Это понятно, что Путин держит дипломатическое лицо при этой всей истории, деликатно это всё называя: "Что выявило наличие многих нерешённых проблем". Главная проблема - пятая колонна. Попытка моя сохранить четыреста миллиардов долларов под контролем России выявила наличие многих нерешённых проблем (я уже добавляю) в лице пятой колонны, контролирующей Государственную Думу в том числе. В том числе, говорящих голов пятой колонны в лице Оксаны Дмитриевой. Вот и всё.

 

И где теперь наши избиратели, наши граждане четвёртого ноября, которые могли бы поддержать Путина и в этой борьбе, его не поддержали. И что результат? Четыреста миллиардов потеряли валютных резервов. Давайте мы опять посчитаем, сколько потерял каждый гражданин России. Я полностью согласен с Оксаной Дмитриевой, со словами "афера тысячелетия". Полностью. Только она в этой афере на стороне аферистов. То есть, она осуществляла заранее подготовку изъятия из российской собственности четырёхсот миллиардов долларов. То есть, она входит в банду Соединённых Штатов Америки по грабежу России. Просто лично входит она. Давайте посчитаем, насколько Оксана Дмитриева с сотоварищами из американского посольства ограбили каждого гражданина России. Итак. Четыреста миллиардов долларов делим… У нас сознательных граждан в России сколько? Сто пятьдесят количество граждан, включая младенцев, работающих, где-то около пятидесяти, сознательных около ста, да?

 

Артём Войтенков: Давайте сто посчитаем.

 

Евгений Фёдоров: Давайте сто. Приблизительно каждого грохнула на четыре тысячи долларов. Умножаем четыре тысячи долларов на рубли - получаем двести шестьдесят тысяч рублей. Так что, уважаемые наши зрители, увидите Оксану Дмитриеву, передайте ей привет, она вас лично грохнула на двести шестьдесят тысяч рублей - афера тысячелетия. Ну, правда, афера тысячелетия - каждого гражданина России грохнуть на двести шестьдесят тысяч рублей. Каждого! Вопреки позиции Путина, подчёркиваю. То есть борьба Путина с Дмитриевой - победила Дмитриева. То есть, грабитель Дмитриева, поддерживающая иностранный грабёж России, сумела победить в активной борьбе Владимира Владимировича Путина, "царя", как некоторые говорят.

 

Артём Войтенков: Ну да, что у него полнота власти, он всё может. А вот очень любопытно, где-то я прочитал на каком-то новостном сайте. Есть, оказывается, у нас в России такой фонд, как "Комитет гражданских инициатив".

 

Евгений Фёдоров: Кудрин – выступающий за досрочные выборы президента.

 

Артём Войтенков: Ну и в том числе.

 

Евгений Фёдоров: И в том, чтобы в этих выборах не участвовал Путин.

 

Артём Войтенков: Он, оказывается, проводит исследование. И этот фонд сказал, что наиболее взрывоопасными являются Московская область, она просто лидер по взрывоопасности не чего-то горючего, а именно людей социального какого-то протеста, Ингушетия, Курганская, Псковская области, где политическое управление, как и в столице, лишено гибкости – это прямо их статья. Кстати, что очень любопытно, я залез на сайт этого фонда у них там русский язык и английский язык, и почти всё переведено на английский язык, все статьи, всё, что они выводят. Я так удивился, думаю, если ты русский фонд, зачем тебе полностью всё переводить на английский, ты же здесь занимаешься гражданскими инициативами.

 

Евгений Фёдоров: Насколько я понимаю это фонд переходного периода. Его задача - организовать переходный период перед приходом к власти Ходорковского, Касьянова или может Саакашвили, потому что, насколько понимаю, американцы рассматривают такой вариант в Россию.

 

Артём Войтенков: Саакашвили в Россию?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. А вы что не заметили, как его раскручивали наши СМИ? Вы думаете, что его будет кто-то выбирать? Назначат и всё, а Государственная Дума проголосует, как она проголосовала за Турчинова в Киеве. Верховная рада проголосовала за Турчинова во время госпереворота. И, судя по всему, для этого его здесь американцы и раскручивают. Они же идиоты, им вообще по барабану, что вы тут думаете в России. Они верят Саакашвили - всё. Решили – все идите, все работайте. Задача посла его провести. Вот и всё. А дальше - все остальные фонды. Их задача - создать ситуацию переходного периода для передачи власти. А уже перед Саакашвили поставят задачу ликвидации Российской Федерации, например, или перед Ходорковским или перед Касьяновым. Но с Саакашвили тут надёжнее, он просто чётко настроен, он враг, тут понятно всё. Поэтому я думаю, что они ему, американцы, больше доверяют, чем Касьянову или Ходорковскому в этом плане. Потому что Ходорковский бизнесмен, он может захотеть грабануть всё.

 

Артём Войтенков: Себе.

 

Евгений Фёдоров: Себе, да. Саакашвили, он точно будет землю есть, но ликвидирует врага под названием "русский народ" и "русское государство". Поэтому это как бы всё - переходное положение. Мы немножко с другим, обращаем внимание, столкнулись. И здесь, мне понравилось даже, если вы видели последний фильм Мамонтова про заговор в Иркутске, он впервые назвал. Помните, я в беседе с вами сказал, что в Иркутске был заговор?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Был фильм Мамонтова на "Россия 24", где он подтвердил, что да, в Иркутске был заговор. И фильм был, его показывали, даже в Думе его показывала. То есть действительно в Иркутске был заговор, мы это показали на цифрах. Это не был заговор нового губернатора. Это был заговор против Путина и против российского государства с розыгрышем как бы альтернативного губернатора. То есть та самая история - Каталония и Испания. То есть американцы не любят каталонцев, они просто не любят Испанию. А каталонцы им нужны, как инструмент давления и ликвидации испанского государства в рамках его вертикали власти.

 

Так и здесь. Важно то, что расследование Мамонтова оно подтвердило то, что мы говорили. Появилась очень интересная прослойка. Кто заговорщики? Раз заговор, значит заговорщики. И у Мамонтова в фильме хорошо показаны заговорщики. Это продолжение нашей темы, которую мы раннее обсуждали. И эти заговорщики… Очень интересно. Он вскрыл, что эти заговорщики не только в Иркутске, в Новосибирске и в ряде других городов.

 

Помните, мы всегда говорили, что американцы в своём заговоре будут опираться в России на бизнес? Потому что это люди, у которых деньги, у которых влияние, у которых чиновники на откупе, то есть они могут быть заговорщиками по своему статусу. В России есть бизнес, соответственно, основной - это американский, ну они все американский бизнес. Но есть, скажем так, олигархический, который владеет заводами, производствами, и который, в принципе Путин многому научил, когда посадил Ходорковского, и есть подросший бизнес.

 

Подросший бизнес это, конечно, строительный бизнес. И мы видим, что американский посол разыгрывает строительный бизнес (для этого он летает по всей стране), как основную опору для заговорщиков. А уже потом к нему подтянется олигархический бизнес, когда строительный бизнес пробьёт тему основной системы заговора. И мы видели, что именно эти заговорщики работали по Иркутску, даже по фильму это, Мамонтов даже на это вышел, по Иркутску, по Новосибирску, по Московской области они же будут, по Москве. То есть это основной субъект работы американцев с целью заговора по свержению Путина на первом этапе - строительный бизнес. Это очень интересное наблюдение Мамонтова, я получил его от Мамонтова, как и вы все. Но наш анализ показал детали, что, да, это так, то есть ставка сделана на этот бизнес.

 

Причём Мамонтов сказал только о части. Я потом начал исследовать вопрос. Например, почему в Красноярске прошло руководство, которое не соответствует большинству, которое было избрано, там была избрана "Единая Россия". Выяснилось, что заговорщики из числа строительного бизнеса Красноярска, например. Эта система, она вездесуща. Похоже американцы нащупали слабое место для подготовки заговора – это строительный бизнес Российской Федерации. Это бизнес, связанный с властью. Понятно, что участки не получишь без коммуникаций с властью, без коррупционных коммуникаций. Имеющие мощную систему, соответственно, чиновничество представительства, чтобы работать, имеющие большие деньги.

 

Не случайно, мне понравился недавний доклад, когда Путину докладывали вчера, по-моему, или позавчера, выяснилось, что это единственный вид бизнеса, который в России в условиях санкций наращивает объёмы работы, это очень интересно.

 

Артём Войтенков: По Москве это очень видно, строят просто сумасшедше.

 

Евгений Фёдоров: Американцы закрыли производственный бизнес, и как бы дали команду пятой колоне в правительстве перенаправить деньги туда для своих. Потому что эти деньги транзитом идут на антипутинскую борьбу значит. То есть мы это понимаем. Готовятся протестные голосования и основные заговорщики, которые будут выставлять кандидатуры и фамилии – это строительный бизнес. Если бы мы жили в российском государстве 500 лет назад, царь Иван Грозный давно бы его такого рода бояр, не все же бояре были заговорщиками, вычленил и уже бы в отношении них было применено лобное место на Красной площади, если мы говорим историческим языком.

 

Сегодня мы видим, что внутри заговора это является ядро заговорщиков. Есть факты, что именно эти люди не считают нужным считаться с российским государством. Потому что, допустим, бизнес производственный, он уже как бы научен после путинских действий по Ходорковскому и так далее, в политику не лезем, помните, об этом говорили часто. А это чуть он меньше по объёму, чем олигархический, это же не Дерипаска или Абрамович, но он похоже является опорой для Соединённых Штатов Америки с точки зрения заговора против российского государства. Это просто надо понимать для аналитики, и в дальнейшие действия надо учитывать этот фактор.

 

Артём Войтенков: Как валили Советский Союз? Создали недовольства, ещё по СМИ очень сильно накрутили, что всё плохо, и люди сами пошли, и сами развалили Советский Союз.

 

Евгений Фёдоров: Они не сами пошли, они были организованы системно.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Организаторы – это и есть заговорщик, то есть человек, у которого есть минимальные организационные возможности.

 

Артём Войтенков: Так у нас полно таких заговорщиков.

 

Евгений Фёдоров: Но не все будут участвовать. Некоторые боятся Путина и не будут участвовать в заговоре, просто боятся. Вы же понимаете. Вот в Иркутске они протащили не кандидата, которого назначил, подписал Владимир Владимирович. Это впервые, кстати, то есть впервые. Это выпад не против Путина, это выпад против Российской Федерации, Федерального центра, как бы разрушается вертикаль власти общенациональная. Они же понимают, что они засветятся.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Понимают. То есть они пошли на это зная, что они засветятся и, следовательно, имея риски в связи с этим, с засветкой, какие-то. То есть, будет ли на них воздействие государства российского за заговор или не будет – не известно. Но какие-то риски есть, что будет. Правильно? И они пошли на этот заговор. То есть, это значит, что они перешагнули определённую черту, они морально подготовились к борьбе с российской государственностью в будущем. И уже сейчас в мелочах, это мелочь на самом деле она, как говорится, может и рассосаться, но в принципе это такой сигнал, что есть группа, на которую Соединённые Штаты Америки могут опереться и особенно если они её укрепят. То есть дадут им убежище, укрепят их финансово, укрепят их организационно, вплоть до самолётов на запасных аэродромах. Это сигнал и этот сигнал прозвучал. Не просто в Иркутске 5 заговорщиков или 10, а уже система: Иркутск, Новосибирск, Красноярск и Москва, то есть мы видим элемент системы. И раз это элемент системы, значит, кто-то это создавал, кто-то это организовывал. А раз это кто-то организовывал коммуникации, поддержку, значит это уже заговор общероссийского масштаба.

 

Артём Войтенков: Вы же сами говорите, что американцам надо скинуть Путина. Вот чем они и занимаются.

 

Евгений Фёдоров: Да, но речь идёт, они этим занимаются это их работа это понятно. Но где-то они на кого-то опираются в этой работе. И много в России разных элементов и бизнесов много. Мы просто сейчас увидели, наша аналитика показала, что на эту сферу они опираются в большей степени чем на другие. Это нужно для предотвращения госпереворота. Я сейчас вам говорю аналитику, которая понадобится государству. НОД – это же интеллектуальная организация в том числе. Я сейчас это говорю не только вам, я говорю тем НОДовцам, которые находятся во власти, чтобы они учли этот фактор. И я вас уверяю, что многие из них этот фактор учитывают. НОДовцев во власти много, я всегда говорил штабы – это часть НОДа. Значительная часть НОДа находится, главный НОДовец – это Путин, но значительная часть НОДа находится в разных органах власти. Просто они не везде верховодят и в большинстве. У силовиков побольше, в экономике значительно в меньшей степени, в Центральном Банке вообще в подполье, реально, но они есть. Жить-то хотят. Не только же рядовые граждане хотят жить, но и чиновники. Они же все понимают, что начнётся война, начнётся террор американский на территории России - зацепит всех.

 

И, кстати, очень интересный сигнал. По тому же, мы уже это упомянули, сожженному Дому профсоюзов. То есть этот американский агент главный полицейский Одесской области организовал, ну и другие, это сожжение. Он думал, что всё у него в шоколаде, получил свои 30 серебренников. А потом вдруг через год начинают его искать, называют преступником. Он вообще-то на это не рассчитывал.

 

Артём Войтенков: Совет безопасности Европы.

 

Евгений Фёдоров: Да, он на это не рассчитывал. Кстати, в этом и причина, одна из причин теракта, мы говорили, он на это не рассчитывал. То есть это такая история, это такой сигнал. Поэтому и чиновники в России, даже которых устраивает колониальный статус, не все хотят, чтобы Россия была ликвидирована, даже большинство всё-таки не хотят. Потому что понимают, что после ликвидации американцы пройдутся по своим агентам и солдатам, и зачистят их хотя бы как свидетелей.

 

Артём Войтенков: Правильно. А кому они тогда будут нужны? Никому.

 

Евгений Фёдоров: Об этом и речь. Поэтому это тоже такой фактор, благодаря которому мы имеем союзнические системы, в том числе и тех, кто работает на американцев в системе власти. И я сейчас говорю для них. Потому что надо всё-таки, война и национально-освободительное движение – это профессиональная борьба, то есть это интеллектуально, с серьёзной аналитикой, с серьёзной наукой. И я сейчас говорю эти факты, я же не только говорю для рядовых граждан, но говорю и для тех, у которых есть возможность повлиять на ситуацию на уровне власти. И они влияют на эту ситуация, я, кстати, им за это тоже благодарен.

 

Важный ещё момент, который мы получили по Иркутску. Это впервые Антон Романов, наш друг поднял этот вопрос, НОДовец, что в Иркутске была рассылка мощная по линии, скажем так, гражданской обороны по подготовке Майдана. Была мощная рассылка. Он написал даже на эту тему заявление в прокуратуру, в следственные органы. То есть несколько сотен тысяч человек получили СМСки. То есть Соединённые Штаты Америки проникли достаточно хорошо в систему информационную. Та же ситуация была в Москве - массовая система рассылки.

 

Артём Войтенков: Выходите на улицу?

 

Евгений Фёдоров: Да, выходите на улицу, Майдан. То есть это означает, что они могут написать всё, что угодно, в том числе враньё. Условно говоря, я сейчас утрирую, например: Владимир Владимирович полетит куда-то далеко на самолёте и не будет его на связи 5 часов. За это время нам вдруг по телевизору, по СМСкам скажут, что что-то произошло в Кремле, что у нас уже новый начальник.

 

Артём Войтенков: А было такое недавно.

 

Евгений Фёдоров: Да. И на этой базе организуют какие-то события. Он где-то приземлится, а тут уже другая реальность. Мы видели - в Иркутске опробовался не только заговор строителей, строительного бизнеса против российской государственности, в Иркутске опробовались и эти технологии современные. То есть, как работает пятая колона в информационном пространстве, в системе связи, каким образом организовать в случае дестабилизации ситуации быстрый сбор людей вокруг этих процессов. То есть это такой важный момент, который тоже надо учитывать для аналитики, в том числе для НОДовцев в органах власти.

 

По Москве. Эта рассылка в Москве о террористах. Не получали? Очень многие в Москве получили СМС рассылку о том, что в Россию проникли террористы, что в Москве террористы и так далее. То есть это была специальная рассылка по дестабилизации российского общества. Многие в Москве получили. То есть мы понимаем, что база данных для американцев это несколько миллионов человек, в том числе по линии интернета.

 

И вообще то, что такие вещи пошли в Иркутске, в Москве это означает, что приближается час Х по версии посла Соединённых Штатов Америки. Потому что он начинает засвечивать вещи, которые в принципе Twitter, который вдруг заблокировал нашего пророссийского блогера, который крупнейший блогер Twitterа, американцами был заблокирован. То есть это означает, что Twitter открыто работает против российского государства. Я сейчас приглашаю НОДовцев вести борьбу с этим. То есть нам надо отключать американский Twitter и формировать российское подразделение Twitterа по российским законам. Иначе в критической ситуации все пророссийские силы в Twitterе будут отключены, а включены только американский спам.

 

Артём Войтенков: Собственно говоря, как это и было, и в той же Ливии, и в странах, и в Египте.

 

Евгений Фёдоров: Это надо учитывать. И в целом под занавес нашего обсуждения я вам скажу. С чем сейчас выступает НОД с какими важными, актуальными вещами.

 

Первое. Мы всегда говорили о том, что нужна конституционная реформа, которая даст автоматически полномочия главе государства. Мне кажется, что ситуация настолько обостряется, особенно после теракта с самолётом возможным, и так далее, что надо переходить к чрезвычайным полномочиям главе государства по борьбе с саботажем. Вопрос о саботаже я уже об этом сказал. То есть я приглашаю тех людей, которые пострадали от этого саботажа – это малый бизнес.

 

Просто одна ремарка. Мы говорили, что пятая колона и саботажники вопреки команде Путина, который категорически запретил это, не менять их, ещё раз подчёркиваю сказал, не менять тарифы и не менять налоговые условия -ввела вот эти налоги дополнительно для малого бизнеса. Малый бизнес это два, они ввели налоги для двух миллионов предприятий с небольшим. Чтобы было понятно, объём этого налога в 6 раз меньше, чем налоги, которые платит один Газпром. Все 2 миллиона 300 которые они ввели, они ввели меньше налогов, чем Газпром в 6 раз. То есть просто увеличение налога Газпрома на 20% означает, что не надо злить 2 миллиона человек, у которых ещё и коллективы. То есть понимаете, что они делают? Они специально бьют в те точки, которые вызовут общественное возмущение. То есть они с этого налогов не получат. Мало того, налоги от этого повышение только уменьшат, потому что там мгновенно люди половина уйдёт в тень, мы же это понимаем.

 

То есть задача не собрать налоги, а задача разозлить два миллиона человек, и против Путина. Понимаете в чём задача? Это чисто работа пятой колоны. Поэтому я как раз приглашаю этих два миллиона предпринимателей влиться в НОД, поднять, хотя бы написать заявление, что мы хотим жить в свободной стране, чтобы в ней не командовали Соединённые Штаты Америки, и не уничтожали российский бизнес. И самое здесь главное – поднять в своей среде лозунг чрезвычайных полномочий главе государства по борьбе с саботажем. Мы говорим о том, что потерпевшие в условиях работы саботажников и пятой колоны должны чётко принять метод защиты своих интересов - это предоставление главе государства Путину чрезвычайных полномочий по борьбе с саботажем. Первое.

 

Второе. В экономике - деколонизация, мы об том говорили.

И третье. Надо выходить на отмену выборов губернаторов.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда пусть народ думает, пусть вступает, если он хочет, пусть пишет какие-то заявления вам или в прокуратуру. Что эти предприниматели мелкого бизнеса могут сделать?

 

Евгений Фёдоров: Они могут участвовать в поддержке Путина в национально-освободительной борьбе. Вообще-то это самая активная часть населения. Это люди, которые пользуются авторитетом у себя в селе, в маленьком районе. Это люди достаточно патриотические по своей основе, потому что они в американских банках деньги не держат, и от Лондона всё-таки не зависят, не тот калибр, как говорится, это не крупный бизнес. И они и есть те мелкие лавочники, говоря языком Германии, заинтересованные в суверенитете страны в первую очередь. И если нам удастся запустить политику низких процентных ставок, о которых постоянно говорит Путин, и количественном смещении, они будут первые, кто получат дивиденды от резкого экономического роста страны. То есть, просто говоря, эти два миллиона человек могут завтра же придти в любой банк, а низкие ставки для всех банков, и в этом любом банке взять кредит под 2% годовых на развитие бизнеса в связи с открывшимся спросом в российском рынке, вызванном, в том числе санкциями.

 

Условно говоря, он выпускал в сельскохозяйственном бизнесе, например, выпускал тонну мяса в год или две тонны мяса в год, а может выпускать 100 тонн или 200 тонн мяса в год, потому что у него всё налажено. Взял кредит, поставил новое увеличение производства. Рынок ты знаешь, спрос у тебя есть, ты знаешь кому продавать, у тебя система отношений есть. Ты просто по принципу бери больше – кидай дальше. То есть одним решением, снижением процентных ставок до нуля, мы автоматически из маленьких предпринимателей-бактерий делаем монстров экономической жизни - два миллиона монстров, которые и есть развитие страны, они главный выигрыш, заинтересанты. То есть на них, для них Путин и пытается пробить суверенитет в Российской Федерации, как потребителей этого суверенитета. А, естественно, они уже передадут этот экономический рост гражданам.

 

То есть они для того, чтобы увеличить в 100 раз производство не только кредит надо взять, надо же рабочих нанять, закупить оборудование, которое кто-то произведёт, то есть дать смежникам производство наладить, увеличить. И это означает общий рост доходов населения Российской Федерации. Запускается экономика спроса. Потому что рост доходов населения означает дополнительный спрос на рынке, то есть надо не 100 тонн мяса уже, а 200 тонн после этого. Это для предпринимателя второй шанс ещё удвоить своё производство уже в перспективе 5-6 лет.

 

И в результате он из маленького предпринимателя, который бегает, не знает как ему закрыть все свои прорехи, найти эти три рубля кому-то расплатиться с налогами, расплатиться с поставщиками, он становится основой российского бизнеса. Растёт с 15% ВВП до 50-70%, как в Европе, там малый бизнес именно эти занимает ниши, или в Китае, например, где его 55, и является основой дальнейшего политического строя Российской Федерации. Потому что он тогда, получив такие доходы, может заказать политический процесс. И тогда он будет действительно вкладываться в политический процесс не как коррупционер.

 

Сегодня, чтобы вас избрали на какую-то должность политическую депутатом или чиновником, реально вы договариваетесь с одним инвестором, это и есть коррупционная связь. То есть он вам дал деньги, вас избрали мэром, например, и вы ему потом всю жизнь отдаёте эти деньги, за счёт коррупции. Это же не подарок. А когда у вас сложился слой предпринимателей, которых сотни предпринимателей в вашем городе, они же все поднялись, то это уже заказ общества, то есть это другая форма уже построения. Хотя конечно надо вообще уходить от этой модели английских выборов коррупционных, и переходить к моделям российских, земских систем построения власти. Но это как бы второй этап.

 

- Мы решаем проблему коррупции в том числе.

- Мы решаем проблему суверенитета его базиса укрепления.

- Мы решаем проблему поддержку политических сил и партий движений и так далее национально-ориентированных.

Потому что сейчас, чтобы вы участвовали в крупных выборах, вам надо взять деньги у американцев, которые вам их подсунут. Потому что даже, если вы берёте от крупного бизнеса деньги, а мелкий вам не даст, они нищие, особенно после бомбардировок социальных, то этот крупный бизнес весь в Америке под контролем, в оффшорах. Поэтому фактически американцы говорят: "Им можно дать деньги, а им нельзя". Если вы перекладываете это на малый бизнес у вас резко растёт суверенитет в политической системе. И после этого выборы будут настоящие, не липа, как сейчас. Договорились с крупной корпорацией, она дала деньги, заказала средства массовой информации. Других туда не пустили, у них же нет денег, всё. Про них никто ничего не знает, какие бы они ни были хорошие. Избрали того, кого назначили в Соединённых Штатах Америки губернатором, например, и всё. Ну что это такое?

 

Артём Войтенков: Хорошо. Вы описали красивую картинку только её же надо достигать. Люди должны что-то делать ради этого. В первую очередь включить голову, а во вторую…

 

Евгений Фёдоров: Включить голову, поддержать Путина, и влиться в национально-освободительную борьбу. Если кто-то думает, что сидя на диване, играя в танчики, и попивая пивко, или даже трудясь на своём производстве, и в своей семье, но не думая о стране, и не работая на неё чуть-чуть, хоть два часа в месяц, как на Тверской. Можно было найти два часа, и просто прийти на Тверскую, когда пригласил Владимир Владимирович Путин на государственный праздник. Не нашлось два часа. Всё, получи налоги. Всё просто. Так и дальше будет. Ещё хуже для вас будет жизнь. Вас выжгут просто, как калёным железом, как потенциал национально-освободительного движения. А всё-таки маленькие собственники – это потенциал всегда национально-освободительного движения в любой стране. Просто вас выжгут, как калёным железом.

 

Поэтому:

- либо вы победите вместе с Путиным и НОДом интервентов, и станете богатыми, счастливыми, и влиятельными в своём районе, городе, стране,

- либо вас просто уничтожат.

Вот ваш выбор. Выбирайте!

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1270 мб)
Видео MP4 640x360 (503 мб)
Видео MP4 320х180 (279 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (31 мб)
Звук 32kbps MP3 (31 мб)
Звук 64kbps MP3 (59 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (92 мб)

Текст:
EPUB (211.41 КБ)
FB2 (429.16 КБ)
RTF (731.43 КБ)

Деньги на развал страны

В девяностых годах правительство США выделяло деньги на демонтаж военных объектов России.
Основная задача американцев - уничтожение ядерного оружия СССР.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Деньги на развал страны

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_skolko_platili

 

часть из беседы с Евгением Фёдоровым 1 июля 2012

http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2012-07-01

 

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

 

Евгений Фёдоров: Эту систему просто у нас не понимают её масштаб и влияние. Эта система тотальна. Она заменила американских советников. Когда американские советники уехали из России в начале 90-х годов, вместо себя они формально оставили олигархов (через механизмы собственности), а оперативно оставили систему грантополучателей. И эта система всегда работала. Я работал в Минатоме, в конце 90-х годов, так вот, Минатом в год получал до полумиллиарда долларов грантов из Соединённых Штатов Америки. Полмиллиарда, причём, это было более десяти лет назад, в год. Доллары тогда были не такие, как сейчас - смело умножайте на пять. Это только одна отрасль, правда, оборонная.

 

Какая задача? Вырвать у России ядерный потенциал. На что шли финансы? Я знаю это, потому что там работал.

 

На что шли финансы?

- На уничтожение ядерного флота, под предлогом экологии и т.д.; на порезку этих ядерных лодок.

- На вывоз учёных и специалистов из атомных городов.

- На перепрофилирование атомных городов и специалистов, переучивание людей.

- На закрытие ядерных объектов, научных и оборонных, причём американцы просто финансировали. Например, есть атомная электростанция, она оборонного назначения, не энергетическая. Американцы говорят: «Её надо закрывать». Но так получается, что она ещё заодно и топит город, или города, причём там сотни тысяч людей живут. Закрыть её нельзя по социальным соображениям. Они говорят: «Хорошо. Вот вам деньги, строим вам в России электростанции тепловые и электрические, чтобы заменить эти мощности». И они вкладывали в это деньги.

 

Вот на что эти деньги шли. Полмиллиарда долларов!

Это мягкая сила. Когда на войне горячей захватили город - всё ясно. А мягкой силой меняют качество, т.е. эта цель - сменить качество Российского государства, убрать из него национальную ориентацию, т.е. сделать его проамериканским - государство и власть. Вот это главное направление. И уравновесить это проамериканское государство и власть своими открытыми пятыми колоннами, как сейчас мы наблюдаем на улицах. Потому что это – манипулирование. Это игра в две руки: с одной стороны - есть непримиримые граждане, за деньги и за пропаганду, что очень важно, а с другой стороны - есть власть, которая сдаётся. Это игра. Вот эти полмиллиарда шло на механизм сдачи власти. Власть как бы сдавалась, делала вид, что сдаётся.

 

Кстати, технологии Советского Союза были похожи, когда он управлял процессами в Афганистане, Польше, Венгрии… Эти технологии американцы не придумали. Это форма мировой конкурентной борьбы. Просто в этой конкурентной борьбе мы – колония, т.е. мы вассалы. Мы не боремся с ними на равных, а мы как бы пытаемся уменьшить процессы негативного воздействия внутри системы, которой они управляют.

 

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (50 мб)
Видео MP4 640x360 (18 мб)
Видео MP4 320х180 (10 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (1 мб)
Звук 32kbps MP3 (1 мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (3 мб)

Текст:
EPUB (161.46 КБ)
FB2 (237.98 КБ)
RTF (93.6 КБ)

Оккупационный рубль

Соединённые Штаты Америки собирают дань с России через механизм выпуска рубля.
Российский рубль на самом деле является перекрашенным долларом и служит фантиком для русских туземцев, которые отдают за него полезные ископаемые и людей.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Оккупационный рубль

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_occupation_rubl

 

часть из беседы с Евгением Фёдоровым 1 июля 2012

http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2012-07-01

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

Артём Войтенков - http://poznavatelnoe.tv

Денис Ганич - Профсоюз Граждан России

 

Евгений Фёдоров:Когда американские советники создавали российское государство, они подготовили всё базовое законодательство по банковской системе. В том числе сформировали механизм Центрального Банка Российской Федерации, который юридически не вполне является российским созданием: то есть, Центральный Банк завязан на Российскую Федерацию с точки зрения уставного капитала в 3 миллиарда рублей. Имущество Центрального Банка по закону является имуществом Российской Федерации, но силу структуры золотовалютных резервов (они являются главным имуществом) - фактически он отделён от российской экономики и российского государства. Предлог для отделения был такой: чтобы был более устойчивый рубль. На самом деле это, конечно, только предлог, который, кстати, признаётся и самим руководством Центрального Банка.

 

Соответственно, специалисты Соединённых Штатов, которые работали в России, а это несколько тысяч, даже десятков тысяч человек, - в начале 90-х годов при прямом управлении Российской Федерации сформировали и законодательство, и систему модельность работы Центрального Банка. Суть этой модельности следующая: Центральный Банк независимо от российского государства по конституции и по закону о Центральном Банке, мало того он имеет право использовать международную судебную юрисдикцию, - Центральный Банк является единственным учреждением, которое имеет право эмитировать в Российскую Федерацию валюту, т.е. рубли. Специфика эмитации рублей, направления рублей в российскую экономику следующая: он покупает на бирже доллары, потом добавилось к этому и евро. В объёмах купленных долларов и евро может эмитировать российский рубль собственно в российскую экономику.

 

Артём Войтенков: А просто не может?

 

Евгений Фёдоров: Не может. Есть формально три условия эмитации, три условия направления средств:

- через банки,

- в виде кредитования банков, что то же самое, потому что кредит надо отдавать. Он даёт деньги, на которые выкупает через механизм биржи. То есть он фактически, чтобы подать рубль в российскую экономику обязан на эту сумму купить доллары, но доллары виртуальные.

 

Сегодня статус российского рубля - это оккупационный рубль, потому что рубль выпускается через механизм золотовалютных резервов пропорционально долларам. Рубль - реальный, доллар - виртуальный и, учитывая, что золотовалютный резерв носит особый статус, то есть они никогда не поступят в американскую экономику (это виртуальный накопитель цифирок под названием внешний американский доллар) - то это прямой обмен по номинальной стоимости.

 

Артём Войтенков: Золотовалютные резервы России кому принадлежат?

 

Евгений Фёдоров: Они принадлежат никому: то есть, формально они принадлежат России, но реально Россия взять их не может, не имеет права по конституции, и по закону о Центральном Банке, и по международным соглашениям. Условно говоря, у вас есть ящик, в него формально вы кладёте деньги, но взять из ящика вы их не имеете права. Это как копилка: туда монетку кидаешь, а обратно – только разбить, а разбить вам нельзя. Вот так вот устроены золотовалютные резервы.

 

Денис Ганич: Когда кризис был мы же как-то меняли доллары. Получается у нас уменьшался запас, как-то вливался в экономику?

 

Евгений Фёдоров: Когда был кризис, то Центральный Банк принял решение часть денег (небольшую) направить в качестве кредитов для банков Российской Федерации. Для банков кредитная ставка была довольно высокая и на этом американцы отдельно заработали: они дали кредиты банкам, кредиты банки вернули (я не знаю ни одного случая, чтобы не вернули банки кредит), вернули с процентами. Получилось, вот эта  "копилка ", "ящичек с долларом" – он ещё стал больше за счёт этой кредитной ставки. Всё просто: взять оттуда нельзя, можно взять кредит, какую-то часть, опять же через механизм ЦБ.

 

Надо понимать, что все банки в России не суверенны, поскольку они все замыкаются на системе Центрального Банка, а та в свою очередь действует на основе механизма рейтингов, которые вырабатываются в Нью-Йорке. Не случайно, если вы посмотрите европейские проблемы, когда взяли вдруг и объявили снижение рейтинга Греции, и всё - Европа посыпалась. Почему объявили снижение рейтинга Греции?! Вот просто так приняли решение. У Греции до этого рейтинга было 163% ВВП долг, после, и при вступлении в Евро было такой же, а почему-то взяли и объявили, в результате - посыпали всю Европу. Это удар по Европе со стороны Соединённых Штатов Америки, потому что конкуренты им не только мы, конкуренты американцам - весь мир, и давят они и терроризируют весь мир, а не только Россию, включая и Европу.

 

Артём Войтенков: Давайте с золотовалютными резервами проясним. Получается как? Россия продаёт нефть, ещё какие-то свои полезные ресурсы, получает за это американские доллары, виртуальные. На эти доллары кладёт в свой золотовалютный запас, а золотовалютный запас, получается не её, не наш, не российский.

 

Евгений Фёдоров: По конституции. Конечно.

 

Артём Войтенков: Получается, что мы отдаём всё бесплатно.

 

Евгений Фёдоров: Правильно! Вот вы как точно всё подметили. Абсолютно так и есть. Это называется дань. Именно так. Золотовалютные резервы мы трогать не можем, они по конституции не принадлежат государству, через механизм Центрального Банка, поэтому там просто складываются нули долларовые, виртуальные, но за это мы платим полномасштабными российскими ресурсами, чтобы эти нули там увеличить. Вот и всё. Это отражено в законе о Центральном Банке, его можно повесить где-то и пусть люди читают, если хотят справочку юридическую.

 

Простая, не хитрая формула платежа дани. Причём формула рассчитанная. Если Германия после поражения в первой мировой войне получила дань в виде конкретных цифр: столько-то миллионов должна была заплатить Франции, Англии… То на Россию дань наложена в более жёсткой форме: выплатить надо весь внутренний оборот, всю денежную массу, мы должны автоматически выдавать Соединённым Штатам Америки по номинальной стоимости. То есть, сколько бы в России не появилась необходимость в новой денежной массе (она растёт по мере роста экономики), - мы на 100% должны выкупить право на внутреннюю эмиссию у Соединённых Штатов Америки. Это более жёсткий вариант, чем акт о капитуляции Германии после первой мировой войны, когда цифра была всё-таки конечна.

 

И, если помните, французы и англичане сняли оккупацию с Германии после того, как она выплатила долги. Конечные! А Россия не может их выплатить никогда, потому что она всегда будет наращивать денежную массу. И всегда будет оплачивать американцам право на наращивание денежной массы.

 

Денис Ганич: Чем больше растёт экономика у нас..,

 

Евгений Фёдоров: Тем больше американцы получают доходы от Российской Федерации - прямая абсолютно зависимость. Даже, если мы их будем перегонять, они будут только радоваться (ну, теоретически) - потому что у них будут увеличиваться халявные деньги.

 

Артём Войтенков: То есть, все разговоры "давайте поднимем нашу экономику и догоним Европу " - это в общем-то…

 

Евгений Фёдоров: Почему? Это разные вещи. Вот вы пытаетесь решить свои проблемы, ускоряя экономический рост, при этом вы одновременно решаете проблемы Европы и Америки. То есть, ваши усилия делятся: часть усилий поступает на благо российского народа, а бОльшая часть усилий автоматически поступает на благо американского и европейских, прежде всего немецкого, народов. Автоматически.

 

Артём Войтенков: А почему немецкого?

 

Евгений Фёдоров: Потому что евро. А в евро там контролирует ситуацию Германия, Не только Германия - европейские страны, как союзники Америки. И Америка с них тоже деньги выбирает: евро тоже производное доллара. Там своя история. Но, когда мы поддерживаем евро, а мы его поддерживаем на 40%, мы тоже поддерживаем доллар через поддержку евро. Так что американцы собирают дань со всех.

 

Артём Войтенков: Но эта же система должна подойти к какому-то потолку: когда всё время денег больше, больше, больше в мире. Они должны куда-то слиться в конечном итоге?

 

Евгений Фёдоров: Эти деньги повышают потребление в Соединённых Штатах Америки. Если вы сравните потребление энергоресурсов на одного американца и немца (мне немцы эту цифру сказали) разница в три раза, то есть американцы в три раза больше потребляют ресурсов, чем немцы. Не потому, что они имеют больше производства на человека, а потому что у них больше потребления на человека: они ездят на автомобилях, у них больше квартиры, у них качество жизни лучше - уровень жизни выше. Это идёт на благо американского народа.

 

Вы вот сейчас про это говорите, а ведь дань оплачивается не только через оккупационный рубль. Дань оплачивается и людьми, и кадрами, наукой, например. Как раньше вывозили ремесленников, во времена монгольского ига, так вывозят и кадры.

 

Или вот дети. Мы видели, опять очередной скандал: наши дипломаты в Америке нашли детский дом для российских детей, которых они вывезли из Российской Федерации, 20 человек, недавно был сюжет. Сотни тысяч детей из России через механизм дани поступают в Соединённые Штаты Америки, как раньше поступали янычары в османскую империю, в том числе из Руси. Покорённые народы платили дань детьми.

 

Артём Войтенков: Зачем американцам наши дети?

 

Евгений Фёдоров: Генетика. Хорошая белая генетика. Белые рабы. Создают нижний класс рабов, ну, относительных, конечно. Как зачем?! Это конкурентная борьба - нации конкурируют. Вы думаете только с помощью денег? С помощью генетики, с помощью ремесленников, учёных. Только в Германии 26 программ переезда/вывоза людей из бывшего Советского Союза, причём, они за это платят. Чем в Германию приедет больше людей из Советского Союза бывшего, белых, тем сильнее немецкое государство. Что тут непонятного? И сильнее немецкая нация.

 

То же самое касается американцев: чем больше туда приедет людей из России: молодёжи, учёных, компьютерщиков - сильнее американский народ. В Соединённых Штатах Америки, допустим, в сфере экономики, в науке - 80% гастарбайтеров. Если Америка перестанет привозить к себе учёных со всего мира, в качестве дани людьми, америка перестанет существовать в экономическом смысле, потому что не кому будет работать в лабораториях. Поскольку сами они не хотят думать, они выбирают людей умных со всей планеты, которых подготовили, которые прошли институты, школы, которые творческие люди - они их отбирают и везут к себе. И делают это куда эффективнее, чем Германия вывозила с оккупированной территории рабочих и работников, и молодёжь - тоже вывозила.

 

Я могу сказать, что в деревне, где мой отец был в оккупации, половину деревни в конце войны взяли и всю молодёжь вывезли в Германию. До Германии не довезли - расстреляли под Псковом. Потому что уже началось, как бы война перебила коммуникации, не смогли вывезти. Но сам факт – тотально, то же самое.

 

Из Прибалтики европейцы и американцы вывезли треть, 30% населения из Литвы, например. Это за какие-то 7 лет – это больше, чем гитлеровская Германия во время оккупации Прибалтики с помощью гестапо. Это просто формы разные. Если в оккупационном механизме гитлеровцы вывозили - автомат под бок и вывозят, то в современном механизме это делается как бы добровольно, за деньги. Но суть-то одна - это укрепление нации одной за счёт других, за счёт вывоза оттуда людей, детей, ремесленников, денег, дани и всего остального.

 

Слушайте, мир он какой был, такой и остался. То, что пропаганда сейчас умеет очевидные вещи скрыть, так это только говорит о качестве оккупационной машины, вот и всё. Но методы сами остались, и механизмы те же, как и были сто, двести, пятьсот, тыщу лет назад. Если ты слабый - платишь, если совсем слабый - исчезаешь. Это жизнь.

 

Набор текста: Любовь Ужегова

Редакция: Наталья Ризаева

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (180 мб)
Видео MP4 640x360 (66 мб)
Видео MP4 320х180 (36 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (6 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (10 мб)

Текст:
EPUB (210.13 КБ)
FB2 (314.19 КБ)
RTF (255 КБ)

Кто пасёт олигархов?

Как появились российские олигархи и кто ими управляет.
Нет доказательств, что собственность российских олигархов принадлежит им. После развала СССР был дележ собственности по указаниям американских советников. Большая вероятность, что имущество и деньги просто записаны на человека, которого считают богачом.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Кто пасёт олигархов?

видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_kto_oligarh

 

часть из беседы с Евгением Фёдоровым 1 июля 2012

http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2012-07-01

 

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

 

Евгений Фёдоров: Всеми вопросами стратегического характера занимаются по-прежнему американцы в России. Как они это делали в 91-м году (они тогда еще и прямо управляли), так они и занимаются вопросами системного стратегического характера. Как промежуточный вариант в конце 90-х годов ими была создана так называемая система олигархического управления. То есть уже стало неприлично напрямую управлять. Вот сидят люди, просто в министерствах сидят американцы  и командуют процессами в России. Вот так было в начале 90-х. И свидетелей этому - миллионы людей.

 

Об этом нельзя говорить в СМИ, но это нельзя скрыть. Вот вы возьмите любого управленца, который был каким-то директором, каким-то чиновником в 90-х годах в начале (в первой половине) - любой вам скажет: "Начальники мои были - иностранные советники" - в этом министерстве, ведомстве и так далее. Вот был министр (который формально вроде бы), рядом с ним был американский главный советник и под ним была система аппарата советников, которые реально управляли этим министерством. Но управляли - значит строили. Потому что в те времена наше государство только строилось, то есть выстраивали всю эту архитектуру.

 

Если мы посмотрим на сегодняшних крупных собственников России, получивших имущество в результате приватизации, мы не можем с уверенностью сказать, что они являются его собственниками. Мы этого не знаем. Потому что в условиях, когда эта собственность формировалась в 90-х годах, как "их", как бы "собственность". Но они вообще были никто, то есть их подбирали просто те же американские советники - по своим спискам каким-то, подходам, по своим знакомствам (ну, как кадровая политика делается). Дальше ему говорили: "Вот ты сейчас мелкий предприниматель, скажем так, фарцовщик, например, который не особенно умеет управлять большими бизнес-процессами. Давай так, мы с тобой договариваемся: ты становишься (якобы) владельцем крупнейших заводов, пароходов, фабрик, объектов и так далее. Но при этом эта собственность будет в нашей юрисдикции, и за ней будет контролёр и здесь в России, и у нас там, в европейской или американской юрисдикции".

 

Понятно же, что в этих условиях с этим человеком можно было договориться о чём угодно. Можно было договориться о том, чтобы он сделал вид, что он собственник. И мы до сих пор не имеем ответа на этот вопрос - владельцы этих крупнейших предприятий и холдингов в России те люди с российскими паспортами или нет? Потому что, судя по тому, как она формировалась, это вполне может быть операцией прикрытия вот этих инструментов собственности.

 

Дальше в России запретили с этого момента иметь вообще собственность национальную крупную, как класс, то есть это связано с тем, что через систему собственности формируются национальные элиты и формируется стратегическое управление государством. Если ваши самые крупные богатые люди вашей страны не являются вашими реальными собственниками, то соответственно, они будут проводить другую политику - тех, у кого находится их имущество. Иначе они его просто потеряют, да просто они ментально в другой находятся идеологии. Их подобрали не просто так (для начала)- то есть их подобрали уже исходя из каких-то нюансов, для того, чтобы они были сориентированы на вот эту собственность и на внешнего заказчика.

 

А во-вторых, они хотят оставить наследство, они хотят оставить будущее, и приблизительно патриотизм, судя по нашим исследованиям, утекает где-то лет за пять-десять. Человек любит родину, допустим, он попал в эту систему, он с ней согласился ради того, чтобы стать богатым человеком, но пять-десять лет и он уже не становится патриотом, он уже ментально уходит в другую страну.

 

И мы видим, как этот процесс происходит. То есть растут предприниматели до какого-то крупного более-менее объекта собственности, переводят в иностранную юрисдикцию - при этом он еще патриот, он любит Родину. А через пять-десять лет

он уже всё - вначале у него семья переехала, дети стали там учиться. Он разрывается между ними - в субботу-воскресенье в Лондон, в будние дни в Россию. А еще через лет пять-десять лет он ментально переезжает туда с семьей, а еще где-то пять лет он туда переезжает и физически, потому что разрыв этот ему становится уже невозможен. Просто психологический разрыв, физический разрыв - ну каждую неделю летать! И он, в конце концов, туда уезжает, оставляет здесь управляющих. Поэтому это процесс системного характера, и он так системно и работает.

 

А почему мы эти вопросы поднимаем? Что вопрос собственности или вопрос национальных элит? А вопрос национальных элит - это вопрос политической системы. То есть мы получили политическую систему, основанную фундаментально на иностранных элитах. А это означает, что вся политическая система будет не национальная, она вся будет работать против Российской Федерации. Это надо понимать!

 

Набор текста: Александра Кузнецова

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (75 мб)
Видео MP4 640x360 (28 мб)
Видео MP4 320х180 (15 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (3 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (4 мб)

Текст:
EPUB (148.47 КБ)
FB2 (223.86 КБ)
RTF (132.31 КБ)

Евгений Фёдоров 22 октября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 22 октября 2015.
Почему российские войска начали воевать в Сирии, почему авианосец США уплыл из Персидского залива, сколько бойцов у ИГИЛ, кто их снабжает оружием, как Башара Асада привезли в Москву, что такое санкции против России, связь сирийской войны с политической борьбой внутри России, незаконно распущенный СССР, проверка сил Путина, намеренное ухудшение жизни в России для подготовки государственного переворота.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 22 октября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-10-22

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Вы как-то давно говорили, что Ливанова, министра нынешнего образования снимут с должности тогда, когда американский авианосец уплывёт из Персидского залива. Вот американский авианосец уплыл с Персидского залива. И я вот смотрю, в Думе завтра будет круглый стол по вопросам правового обеспечения единства образовательного пространства Российской Федерации. То есть там какие-то будут вопросы про новый законопроект. Я так понимаю, проталкивается в образование, единый учебник истории и всё такое прочее. Конечно, круглый стол это пока не законопроект, но, тем не менее, то, что вы говорили, оно, в общем-то, как-то сбывается. А почему такая связь между авианосцем и круглым столом в Думе по образованию?

 

Евгений Фёдоров: Политика и геополитика тем более это как колея железной дороги. У вас справа, слева - нет. У вас только вперёд, назад. И исторически мы всё время катаемся по одной колее. Это ещё называется по спирали, то есть как бы колея чуть повыше, но не вправо, влево - всё время вперёд, назад. И те процессы, которые сегодня повторяются, они повторяются везде. И в целом геополитическое поле, оно полностью взаимосвязано, оно является единым процессом, как разные концы одной палки. Если мы начинаем в этом процессе побеждать, американцы соответственно проигрывать, то мы начинаем менять систему везде. То есть начинается везде облегчение идти.

 

Условно говоря, что блокада Ленинграда. Когда было очень плохо, и враг был под Москвой, в Ленинграде люди умирали от голода. Потом с Москвы давление сняли, чуть-чуть там выровняли фронт. Была полная блокада, обращаю внимание. Но организовали процессы, и это позволило снять проблему голода. Она осталась, но она была снята процентов на девяносто. То есть мы получили самые голодные годы это первую зиму. А вторые зимы блокады уже не были такие голодные годы. То есть всё взаимосвязано, вся система уравновешена между собой.

История с Сирией. Понятно, почему авианосец уплыл.

 

Артём Войтенков: Не понятно.

 

Евгений Фёдоров: Только из-за Каспия.

 

Артём Войтенков: А, из-за ударов ракет с Каспийского моря.

 

Евгений Фёдоров: Мы продемонстрировали, что у нас есть оружие, которое может этот авианосец уничтожить.

 

Артём Войтенков: Ну да, а то очень странно выглядело, что очень мощной большой, дорогой ракетой стреляют по какому-то там грузовику, условно говоря.

 

Евгений Фёдоров: Да, это было, считайте, учение. Но учение натурализованное. Мы показали, что у нас есть технология уничтожения американских авианосцев в пределе до четырёх тысяч километров. В практическом плане это означает, что мы этими ракетами дотягиваемся до всех основных узлов напряжения. То есть, появились определённые риски, что если обостряется ситуация в Сирии, а мы с американцами там находимся в противостоянии военном, замаскированном. Тут тоже надо сказать, что ИГИЛ – это американская армия, которая решает задачи американской армии. Если б не было ИГИЛа, американцы бы сами должны были высадить туда свои войска.

 

Артём Войтенков: Так они и хотели. Они же два года назад хотели сами там бомбить.

 

Евгений Фёдоров: Вместо. Потом они придумали ИГИЛ. Они снабжают его техникой. Те же, вот эти…

Когда американцы спросили японцев: "Почему там ваши внедорожники?"

Японцы сказали: "Так вы же сами им отдали. Мы же вам отдали, а вы отдали им". Это же американские внедорожники ездят. Это глупость какая-то, но она интересно вскрылась ситуация.

 

Артём Войтенков: Выдал это Рон Пол, он же американец тоже.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, там тоже идёт борьба. То есть, они полностью создали этот ИГИЛ и ИГИЛ решает их задачи. Дальше мы начали бомбить ИГИЛ, тем самым поставив американцев в какое сложное положение? Публично сказать, что мы их бомбим, они не могут, потому что они только что сказали, что типа мы противники этих. Хотя это бутафория, бутафорский протест. Поэтому они будут вставлять палки в колёса максимально для того, чтобы мы нанесли минимальный ущерб этому ИГИЛу. И мы сейчас это наблюдаем. Но это противостояние, хоть и замаскированное.

 

Противостояние это означает, что может ситуация мгновенно обостриться. Вот если она обострилась очень сильно, то, каково может быть последствие этого обострения? Американский авианосец, который мог попасть в центр этого обострения как штаб, а оттуда шли, мог быть уничтожен российскими ракетами. Тактические ядерные заряды.

 

Артём Войтенков: Там и без ядерного, в общем-то, хватит.

 

Евгений Фёдоров: Без ядерного, авианосец - хорошая живучесть. А тактический ядерный заряд и его нет. Зачем им такие риски? То есть они имеют в зоне риска свою единицу, которая даёт им уязвимость. А вот он уничтожается. И непонятно почему. Там, допустим, получается, Россия не виновата. Это же другие конфликты, мало ли, что там происходит. Что делать? Значит, они этот авианосец оттуда убрали. Вот и всё. Чтобы снять риски.

 

Тем самым мы как бы увеличили зону своего присутствия, немножко отодвинув их от этой зоны в плане авианосцев. А теперь, как это связано с нашей внутренней политикой. В России внутренняя политика определяется пятой колонной, о чём Путин говорил в послании полтора года назад открытым текстом. К которой относится Ливанов и всё Министерство образования, которое последовательно проводит политику долгосрочного оболванивания населения России, ликвидации научных заделов. Просто последовательно проводят. И обеспечение российской, туземной рабочей силы из России в лаборатории и предприятия Соединённых Штатов Америки и их союзников.

 

То есть у него функция такая элемента оккупационной машины по эксплуатации контролируемых территорий. Я бы так сказал. И естественно, усиление нашего влияния там, укрепило позиции здесь сторонников национального курса во главе с Путиным, что оказало давление на Ливанова. Как Ливанов реагирует на это давление? Вы знаете, очень интересно. Ливанов изменился, причём за последние буквально полгода. Если до этого Ливанов открыто проводил американскую политику, то теперь Ливанов как бы от неё дистанцировался. Это говорят люди, которые ходят к нему на совещание. Мы же с ними связь поддерживаем. То есть, если он раньше просто стучал кулаком по столу и продавливал американские указания каждый день. И у него были замы министров, которые просто в Америке учились и подготавливались. Просто привозили сюда ЦРУ-шников или кого-то, и они в присутствии Ливанова на совещаниях проводили политику. Потому что он каких-то тонкостей мог не знать, а они знали.

 

Вот от них начали избавляться. И он на своих совещаниях начал говорить о национальном курсе и национально ориентированной политике. Это очень интересные такие моменты. Это не значит, что поменялась политика Министерства, мы видим, что она не поменялась. Но это значит, что сам Ливанов как бы дистанцировался. Я так понимаю, уже докладывает Владимиру Владимировичу, что он пытается исправить Министерство, но оно такое, не исправляется. Также как, как я понимаю, ему докладывает и Набиуллина по Центральному Банку. Потому что она пытается, обещает снизить ставку публично, отказаться от Базеля-3 публично, но у неё не получается. Она как бы не справляется с этой позицией в силу того, что это такой анклав пятой колонны. Мощный такой конгломерат пятой колонны, с которым она справиться не может, даже будучи председателем этого Центрального Банка. Я понимаю, что там такая система отношений.

 

Артём Войтенков: Если мы возвращаемся к Сирии. Американцы сказали, что после того, как Россия нанесла ряд первых ударов по боевикам "ИГИЛа", в кавычках, американцы сказали: "Мы закрываем у себя программу подготовки умеренной сирийской оппозиции, которая стоила достаточно много денег, и сейчас мы от неё отказываемся".

Это как понимать? Всё, они от Сирии уже отказываются? И подготовки боевиков ИГИЛ?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они просто перегруппировывают силы. Смотрите, какая там сказка по Сирии? По Сирии сказка чересполосицы. Есть ИГИЛ, который американцы напрямую поддерживать публично не могут, хотя они его и создавали. Поэтому рядом с ним есть другие подразделения: Ан-Нусра, умеренная оппозиция - они как бы поддерживают их. А те являются единым целым с ИГИЛом и просто туда перебрасывают ресурсы. Вот сейчас они там вплоть до того, что мы бомбим, а американцы параллельно сбрасывают боеприпасы. Пятьдесят тонн сбросили буквально два дня назад. Потому что мы бомбим по складам, эти склады взрываются, боеприпасы кончаются, и полевые командиры говорят: "У нас боеприпасы кончаются". И американцы туда загоняют эти боеприпасы. Но поскольку не может же быть такого: летит наш самолёт, отбомбил склад, сзади летит американский и сбросил на склад боеприпасы, чтоб зарядить. Так нельзя.

 

Артём Войтенков: Почему? Кто там проверит?

 

Евгений Фёдоров: Хотя бы потому, что они будут в одном воздушном пространстве. Это уже проблема.

 

Артём Войтенков: Ну и что, а что такого?

 

Евгений Фёдоров: А если столкнутся? А если произойдёт конфликт, и Америка будет втянута в войну? И дальше возникнет логика, по которой она не сможет с этой войны сойти? Для этого и авианосец ушёл.

 

Артём Войтенков: Подождите, они же потопили наш "Курск". Его же американцы потопили и ничего.

 

Евгений Фёдоров: Откуда вы знаете формально?

 

Артём Войтенков: Судя по косвенным доказательствам, получается что так.

 

Евгений Фёдоров: По косвенным. То есть вы понимаете. Если бы было сказано, что американцы потопили "Курск". Почему это не сказано, например?

 

Артём Войтенков: Чтобы не было войны.

 

Евгений Фёдоров: Про это же. У вас есть очень сильный неприятель, но вы не хотите бить ему морду, потому что вы понимаете, что он ударит в ответ по морде. И поэтому, вы что делаете? Вы не ходите с ним на одни тусовки. Правильно? Логично?

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Это нормальное жизненное поведение?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот то же самое и у нас здесь. Американцы ведут себя так же. Они соблюдают дистанцию. То есть они хотят, чтобы между нами и ими была дистанция для того, чтобы они не попали в ситуацию, когда события будут ими не управляться.

 

Артём Войтенков: А, и поэтому они отказались от предложения России по спасению своих сбитых лётчиков там. Чтобы эти сбитые лётчики не были подобраны российскими там войсками, службами, например.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. То есть они держат дистанцию и это нормальное поведение, скажем так, двух агрессивно настроенных друг против друга субъектов, которые не могут решить эту проблему дружеским путём. Условно говоря, вы зашли дружеским путём, вас ударили по лицу, и сказали: "Петя, ты вообще обнаглел". С другом так можно. А он скажет: "Да я по-дружески тебя ударил". Бывают, наверное, у друзей такие отношения, да? А вот, если это не друзья, таких отношений не бывает: удар вам по лицу - вы ногой в живот. И всё, у вас закрутилась ситуация, которой вы не хотели изначально. Поэтому вы, как умный человек заранее не идёте с ним на тусовки, чтоб не попасть в эту ситуацию. Вот здесь то же самое – убрали авианосец, убрали зоны совместного пребывания, и технологически сбрасывают эти боеприпасы в соседнюю, в пятидесяти километрах. А те их уже доставляют и замещают разбитые склады. Вот как эта система работает.

 

И для этого им нужны эти прокладки и посредники. Но в условиях обострения конфликта эти посредники хуже работают. Поэтому число посредников они сокращают. Эти деньги, они же их не сняли, они их просто перебросили. Они их перебросили на счета ЦРУ, а ЦРУ уже напрямую на ИГИЛ поставляет эту технику. То же самое. И вообще, зачем готовить какие-то сложные командос, когда действующая система ИГИЛа уже и есть командос. Их просто надо усилить, так эффективнее. То есть лучше поддержать то, что работает, чем создавать новое, которое ещё, может быть, и не будет работать, и которое будет дороже. Вот такая простая логика.

 

И вообще ИГИЛ-то они не только создали. Вспомните ту фальш-операцию, когда они специально свезли в иракский город (второй по величине) огромные арсеналы, с танками, с самолётами, с ракетами. Когда у ИГИЛа появилась авиация, помните? То есть они всё свезли – американцы. И потом сделали вид, что отступает иракская армия, и передали огромные арсеналы ИГИЛу. То есть у них такие арсеналы, как бы втихаря в самолётах не завезёшь. Танки с самолётов не сбросите.

 

Артём Войтенков: Танки бросают, но это тяжело, не просто.

 

Евгений Фёдоров: Понятно, тяжёлый танк точно не бросите. Поэтому и был разыгран этот сценарий, эта операция. То есть был иракский город, куда зачем-то свезли арсеналов больше, чем в иракской армии, американцы. Их там смазки, всё уложили, закрыли. Потом пропустили туда ИГИЛовский отряд, и ИГИЛовский отряд забрал оттуда эту технику. При этом сам ИГИЛ наполовину бутафория.

 

Мне понравилось, я сегодня смотрел аналитику, так до сих пор численность ИГИЛа, наш Генштаб считает, что ИГИЛ где-то в среднем порядка пятидесяти тысяч, наши считают, от тридцати до восьмидесяти.

 

Артём Войтенков: Всего?

 

Евгений Фёдоров: Всего.

 

Артём Войтенков: Они не воюют же все прям.

 

Евгений Фёдоров: Естественно все не воюют. Есть же отряды безопасности, есть полицейские. Всего в ИГИЛе от тридцати до восьмидесяти тысяч, считает наш Генштаб. В среднем пятьдесят. А аналитики есть мировые, которые считают, что в ИГИЛе, знаете, какой разброс мнений? Самая минимальная, знаете какая аналитическая цифра, то есть она обоснована - три тысячи.

 

Артём Войтенков: Это как-то очень мало.

 

Евгений Фёдоров: Посмотрите, я сегодня читал материал. А максимальная цифра – двести тысяч. То есть, есть аналитики, которые предполагают, что там три тысячи игиловцев.

 

Артём Войтенков: Это они только предполагают.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю, я о другом. Вы понимаете, что даже самый глупый аналитик не предположил бы, если бы это была абсолютная глупость. То есть ИГИЛ это во многом бутафорская организация. То, что ей не свернули шею, этому ИГИЛу, не разбомбили, главная причина, что запрещали с ним воевать. Поэтому на Асада и наезжали, что Асад только пытается начать воевать, ему тут же по рукам американцы. Прикрытие - это международная коалиция, шестьдесят государств. Для чего? Чтобы никто туда не летал и не смотрел, что там происходит, и сколько реально ИГИЛа. Половина этих съёмок (мы их видели) снимаются в Голливуде просто в павильоне. И там бутафория под названием "режу голову". Это просто артисты друг другу режут головы якобы и кетчупом вместо крови мажут стены. Мы же это видели, эти ролики. Не все, но половина.

 

То есть это фантом, накаченный американцами для решения геополитических задач, в котором есть, конечно, военная компонента головорезов. Но эта военная компонента, скорее всего не такая большая, как этот фантом представляется. То есть у вас там десять тысяч, а представляется, что сто. Такая бутафорская система. И когда Россия там появилась в этом клубке и начала бомбить по-настоящему, то статисты перепугались, потому что их нанимали не для жертв. Их нанимали для работы. Это работа такая у них была такая – статистом. А тут вдруг бомбят. Поэтому это всё равно, что на съёмках бутафорский деревянный танк вдруг начал стрелять по-настоящему. Это очень было бы неприятно статистам. Согласитесь.

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Вот в этом мы эту неприятность и наблюдаем. И наше Министерство обороны, прослушивая их разговоры, об этом и говорит, что "нас бомбят, мы этого не ожидали, у нас паника, мы начинаем вывозить жён, начинаем убегать" и прочее, прочее. То есть там таких идейных не так много. Но они, конечно, есть, но их не так много. И цифра три тысячи, я тоже считаю, что она нереальная. Но раз кто-то предположил, что три тысячи, значит там действительно бутафорская часть очень значительна. Мы даже не можем предположить, какая. Мы даже не знаем, из этих условных пятидесяти тысяч, сколько там бутафорских людей, а сколько настоящих. Потом они начали какие-то призывы четырнадцатилетних детей. Это как раз показывает о том, что там с точки зрения реальных солдат, штыков, там очень в ИГИЛе всё не густо. И если бы были развязаны руки для наступательной операции Асада, то этот ИГИЛ бы просто замочили за пару месяцев.

 

К сожалению, Асад не может пойти против американцев. Он не может развернуть настоящее наступление. Да и они не дадут. Просто, чтобы было понятно, почему в Сирии мы не можем решить главную проблему - мы не можем уничтожить ИГИЛ. Россия. Потому что ИГИЛ прикрывают американцы, понятно, почему не можем. Если вы посмотрите на Сирию, вы туда не попадёте. Вот сейчас была встреча с Асадом.

 

Артём Войтенков: В Москве.

 

Евгений Фёдоров: Да, в Москве. А вы заметили, что встреча была в один день, а сказали о встрече на следующий?

 

Артём Войтенков: Так обычно и делают. Хотя нет, бывает, что сразу.

 

Евгений Фёдоров: Вообще-то прямой эфир это милое дело. Два Президента, встречи не было давным-давно, несколько лет. А знаете, почему?

 

Артём Войтенков: Чего-то они говорили такое, чего нельзя сразу сказать.

 

Евгений Фёдоров: Нет. Потому что Асад вернулся к себе в Дамаск, после этого было сказано, что он прилетал в Москву, была встреча. Потому что, если мы посмотрим подбрюшье, а как Асад попал в Москву? Есть информация, не знаю, насколько она достоверная, но предполагаю достаточно, что его туда привёз специально самолёт Министерства обороны. Так называемый "Самолёт командующего фронтом". То есть имеющий спецсвязь, большие эти ИЛы, имеющие спецсвязь, имеющие защиту. А как он летел? Багдад, Ирак, Иран, Каспий и Российская территория. То есть он летел из Сирии через вот эти вот государства.

 

Артём Войтенков: А через Средиземное море не мог?

 

Евгений Фёдоров: Куда? Куда самолёт Министерства обороны России через Средиземное море может попасть?

 

Артём Войтенков: Ну да. Там Турция.

 

Евгений Фёдоров: Там самолёт МЧС не пускают. Посмотрите на карту. То есть для того, чтобы вам там начать реальное мощное, форматное наступление, вам потребуется очень мощное направление боеприпасов и техники. Я вот служил в Афганистане, это сотни тысяч тонн боеприпасов в режиме еженедельных поставок. Как их туда поставить?

 

Артём Войтенков: Морем.

 

Евгений Фёдоров: А каким морем? Дарданеллы?

 

Артём Войтенков: Нейтральная территория.

 

Евгений Фёдоров: И Босфор. Где у вас нейтральная территория? Как вы попадёте с военным грузом в Сирию, минуя НАТО?

 

Артём Войтенков: Да, получается сложно.

 

Евгений Фёдоров: Реально. То есть либо вам надо с Египтом через Суэц договариваться, что не так просто и обкатывать весь мир. Либо вам надо договариваться с Турцией. Дарданеллы пускают, но только до тех пор, пока не возникает системного кризиса в отношениях с США. Вы же понимаете, захлопнуть Дарданеллы не сложно. Это не так часто происходит, но ели надо, они это сделают. А там вообще Англия. То есть вы не прокатываете. Значит, морским путём в таких масштабах вы поставлять можете, но только пока ваши поставки не вызывают особо большой аллергии у США. Как только вызывает, они перекрывают и всё. Дальше ваши танки - нечем стрелять. Наступление прекращается. Этот момент.

 

Воздушный мост. Мы сейчас обсудили воздушный мост. Могут американцы в Ираке перекрыть воздушный мост? Да, об этом и речь. То есть пока вроде бы Ирак играет между Америкой и Россией, мы как бы летаем. Но представьте, что было бы объявлено о визите Асада заранее. Его бы в лучшем случае не перепустили через Ирак, просто американцы бы ультиматум поставили.

 

Артём Войтенков: А то и сбили просто.

 

Евгений Фёдоров: А то бы и сбили под предлогом того, что случайная ракета не туда улетела. Или ИГИЛ проник на территорию Ирака и стрельнул там. Американцы дали бы комплекс для этой цели, понимаете?

 

Артём Войтенков: И не один.

 

Евгений Фёдоров: Всё. То есть видите, какая уязвимость? Просто на примере этого визита я хочу показать, какая уязвимость российской операции в Сирии. Она там возможна только в контексте отсутствия тотального конфликта с США. Вот, как полуконфликт, как сейчас, они как бы, поскольку на них давят союзники из Европы, они ещё как бы пропускают - бомбите. Сколько у вас там наступление было? Я смотрел телевизор – "блестящее наступление Асада пятьсот метров". "Пятьсот метров - ладно, можно". Дальше возникают абсолютные неприятия Соединёнными Штатами, и они вот эти краники перекрывают там, там, там - всё закрыли. Всё. Наступление прекратилось. Мы поэтому и говорим. Кроме того для нас это по сути называется заморский фронт.

 

Для чего вообще Путин пошёл в Сирию? Не думали об этом?

 

Артём Войтенков: Любопытно.

 

Евгений Фёдоров: С учётом всех этих факторов. То есть победить там нельзя, мы это понимаем. Что когда на вас навешаны цепи, которые в любой момент - можно остановить ваш бросок, то явно, что вы не победите. Понятно, да? То есть кошка, которая вся в цепях, много мышей не наловит. Только в рамках того, что разрешит тот, кто держит цепи в руках. А это американцы.

 

Значит, для чего?

Первое - раскол между Америкой и их союзниками. И мы в этот раскол втолкнулись. То есть со своим стилетом. Как раньше рыцарей убивали: тут латы, тут латы, а тут дырочка. Туда стилет, такой специальный тонкий нож или шпага. Почему она шпага, такая? Чтоб воткнуться туда. Значит, мы туда воткнулись. Стратегически мы тут их отношения, конечно, не поменяем, но в тактическом плане это сработало. Результат – ослабление давления на нашем главном фронте. Главный фронт для нас это что? Бывшая территория Советского Союза - это Украина.

 

Потому что это в головах наших людей "Украина – это другое государство". А с точки зрения реального - это наше государство, это наша территория, незаконно ликвидированная, расторгнутая в 1991 году. И по международному закону это тоже. Потому что по международному закону все незаконные действия, в том числе интервенция и госперевороты, имеют ничтожные последствия с точки зрения международного права.

 

Артём Войтенков: Что это значит?

 

Евгений Фёдоров: Объясняю пример. Вот у вас есть квартира. Вдруг вы узнали, что мошенники подкупили регистрационные службы и сменили мошенническим путём владельца квартиры. Вы прибегаете, узнаёте, когда к вам приехали новые владельцы, третьи, проданные, и хотят вас выселить. Так вот по законодательству вы возбуждаете уголовное дело в суде. Через суд (после уголовного дела), суд признаёт, что это была преступная сделка, и она называется ничтожной с момента совершения. То есть у вас появляется право вернуть себе квартиру.

 

Артём Войтенков: То есть сделка признаётся ничтожной.

 

Евгений Фёдоров: Да, то же самое по международному праву. То есть, если у вас незаконное решение, то, как бы их последствия незаконные. Но международное право не лезет внутрь государств. Чтобы была понятна логика международного права - оно историческое, то есть ему тысячи лет, международному праву. И как вы понимаете, во время Римской Империи точно было наплевать, какие отношения у Римского Императора с патрициями и с народом Рима, или какие отношения у Атиллы с его бойцами (варвары они назывались) и населением Германии. Наплевать. Это не важно. Для международного права важны границы и система отношений между государствами. Так вот по международному праву граница России, раньше называлась Советский Союз, до этого Российская Империя, - не важно, зафиксирована по итогам высшей легитимности под названием "Вторая мировая война". Потому что высшая легитимность определяется, как это ни парадоксально в международном праве, не гуманитарными соображениями, не добрыми людьми, а определяется результатом войн.

 

То есть считается в международном праве, как и в спорте, что может вы плохой человек, но если вы показали лучший результат на беге, то вы победитель Олимпийских игр или ещё чего-то. Вот так зафиксировано. Победа в войне даёт вам высшую легитимность международного права. И так это тысячу лет. Так вот последнее обновление международных границ в международном праве происходило по итогам Второй мировой войны, где погибло сто миллионов человек. И это дало высшую легитимность этим решениям. Отступление от этой легитимности есть незаконные действия, ничтожные по международному праву с первого дня.

 

Пример с квартирой. Вам нужно было, чтоб прошёл судебный процесс, на котором было признано, что это мошенники отняли у вас квартиру. И это создало для вас основание вернуть квартиру, поскольку все сделки стали ничтожными. Здесь то же самое. То есть, как только пройдёт процесс, а процесс проходит по международному праву по месту совершённого преступления. А место совершения преступления, какой город? Москва.

- Потому что преступление заключалось в незаконных решения Горбачёва, который не имел права. Не было права у президента своими указами ликвидировать советскую Конституцию. У него не было такого права.

- Лукьянова, который подделывал документы - это тоже в Москве.

- Москва у нас, где находится? В России.

 

Мало того, это даже компетенция не обязательно российского, может быть Московского суда, районного суда. Кремль у нас - какой район? Тверской? То есть, как только вы просуживаете на основе заявления потерпевших, в данном случае, как квартира, то у вас появляются международно-правовые основания обеспечивать международно признанные границы. То есть у вас появляются международные права. И не только у вас, но и у потерпевших. И дальше уже ваш вопрос, как с квартирой. Вы можете вновь вселившихся туда людей, уговорить на основе судебного решения оттуда съехать. Можете с ними договориться о компенсации. Можете даже продать им эту квартиру, в конце концов, как бы, если она вам не нужна, она у вас лишняя. Но это уже шар на вашей стороне. То есть это не значит что вы, хотя есть и такой вариант, что вы берёте ОМОН и выселяете их оттуда. Такой вариант у вас тоже есть, но вы решаете, использовать этот вариант или нет, понимаете? Или им говорите: "Вам месяц, а потом съезжаете. А через месяц будет ОМОН". В международном плане это ядерное оружие, как аргумент, а не как фактор военного воздействия. То есть у вас появляется целая палитра добиваться.

 

Вот, чтобы было понятно, как это работает в международном плане, посмотрите, как это работает, например, в системе Япония-Россия, Курильские острова. Там четыре или два острова. Вот японцы говорят: "Это наши острова". Они, кстати, говорят это незаконно. Но парадокс в том, что эти острова не входили в итоговый документ, подписанный Президентом США и Советского Союза по Ялтинской и Потсдамской конференции. То есть зона этих островов не отрегулирована по итогам Второй мировой войны. Это для них создаёт основание требовать эти острова себе. Мы считаем незаконно, но в то же время и у нас нет стопроцентного закона, потому что нет подписи Президента США по 1945 году. Чтобы как бы настаивать на своей точке зрения. В результате спор тянется семьдесят лет. Тут важно другое - позиция Японии. То есть Япония не вводит туда войска, она же не ведёт десантно Курильские острова? Не ведёт. Правильно? Она просто каждый день говорит: "Отдайте нам". Мы говорим: "Идиоты. Пошли вон отсюда". Потом на следующий день: "Отдайте нам". Ушли. Иногда они достигают "почти отдали". Горбачёв почти отдал, Ельцин почти отдал, его переговоры помните? И когда-то они могут добиться. Есть такой шанс? Есть.

 

Допустим, Китай, Гонконг. Китай говорит англичанам: "Отдайте нам Гонконг". Но в отличие от России с Японией, хотя там девяносто лет уже прошло, Китай добивается своего, и Гонконг с пятимиллионным населением передаётся Китаю.

 

Артём Войтенков: Там срок аренды кончился, на девяносто девять лет.

 

Евгений Фёдоров: Правильно, по международному праву. А российская граница, как граница 1991 года, там вообще не было никаких аренд. Там просто незаконное изъятие из международной юрисдикции этих границ получилось. Как только у вас проходит Тверской суд, у вас сразу появляются аргументы, в отличие от Японии, для того, чтоб вы сказали: "Верните нам, пожалуйста, границы". Что из этого вытекает с точки зрения Порошенко? Это становится сепаратист. В международном праве, как только у вас появляется решение Тверского суда, Порошенко де-юре сепаратист. Да ещё и интервент, который с какой-то стати пытается оттяпать международно признанные по итогам Второй мировой войны границы. Что сразу становятся ваши эти солдаты АТО, так называемые, танкисты? Они становятся сепаратистами. Но поскольку они советские люди, и их отцы, да и многие из пожилых и сами давали присягу, у них возникает логика, подрывающая их красивые речи о том, что они сражаются за своё государство Украина. Понимаете в чём дело?

 

То есть они становятся сепаратистами. Донецк и Луганск становятся бравыми ребятами, которые борются с сепаратистами. И у вас появляются международно-правовые основания появиться в Донецке, Луганске и на Украине с поддержкой и защитой населения, которое там проживает и незаконно подвергнуто интервенции и геноциду. Кстати, это касается и Приднестровья. То есть у вас появляются права в международно признанном плане.

 

Короче, вы приносите решение суда человеку, который живёт в вашей квартире незаконно и говорите: "Отдайте квартиру". И дальше уже другой вопрос: вы эти права обеспечиваете силовым путём или не обеспечиваете? Может вам и не надо обеспечивать. Может, половина жителей этой квартиры скажет: "Давайте, ладно. Что-то тут перспективы туманные. Вернусь-ка я обратно в дом родной". Тем более там Крым уже наш. А вернувшись в наш родной дом общий, я как бы типа Крым себе вернул, да ещё и получил Газпром, Дальний Восток и Сибирь. И мне есть, куда поехать, как выпускнику Ивано-Франковского нефтяного института. Понимаете, какая логика. И у вас появляются правовые основания в этой логике.

 

А я, и вы, наверное, знаете немножко украинцев. Для них вопрос закона это очень важная вещь. Они такие сами по себе достаточно большие законники психологически. То есть видно так много в их истории убивали. Понимаете, чем больше людей в истории убивают, тем больше для них и статус закона возникает в голове. Потому что ни понимают, что это форма защиты.

 

Раньше люди друг друга убивали просто. Знаете, как первые торги выглядели? На рынке, товарные рынки. Вы, значит, с зайцем стоите в левой руке, а в правой держите нож. И меняетесь с соседом, который в левой руке держит связку полен, которую он собрал, а в правой тоже нож. И вот вы зайца меняете на поенья. А стоит соседу заглядеться, вы ножом. Вот так выглядели первые системы отношений между народами и государствами. Потом возникло мировое право, которое убрало вот эти ножи из руки и более-менее установило дистанцию для того, чтобы вы в процессе жизнедеятельности не убивали с утра до вечера своих соседей. Я примитивно. Откуда возникли корни международного права. Они возникли из технологии взаимного выживания в процессе конкурентной борьбы и войн. И вот оттуда возникли. И именно поэтому война есть высшая форма в международном праве признания легитимности решения. А уж мировая война - это высшая легитимность решений мира, которая обязательна для всех в международном плане. Поэтому нам надо просто встать на позиции закона. И это даже бандиты знают, что если ты будешь делать по закону, то у тебя укрепятся твои позиции.

 

Артём Войтенков: Если этот закон подкреплён какой-то силой.

 

Евгений Фёдоров: Сам по себе закон это уже и есть баланс сил, сложившийся в предыдущие годы. Он фиксирует предыдущую расстановку сил. И тот, кто ослаб, он заинтересован в законе. Тот, кто усилился, он заинтересован в том, чтоб закон поменять, так в жизни, так и в международных государственных отношениях.

 

Поэтому наш международный интерес - зафиксироваться на 1941, 1991 году, которые позволяют нам решить проблему Украины. А это главная проблема. Я с этого начал. Почему Сирия? Потому что для нас главная проблема - это территориальная целостность нашего государства. А по международному праву это Советский Союз. По международному праву - это Советский Союз, его территория. Но название нашего государства международное право не определяет. Это может быть Советский Союз, Российская Империя, Русь, Украина от Карпат до Сахалина, это уже наше дело. Но границы международное право фиксирует и ООН создан под обеспечение. То есть мы решаем через Тверское правосудие, "басманное правосудие", проблему Украины. Мы создаём правовую основу для стратегической политики по решению главного вопроса в геополитике.

 

Второй момент, самый главный для нас. Вообще-то я считаю, что оба главные, но для некоторых, кому пропаганда за двадцать лет мозги проела, они считают его не главным, украинский вопрос.

 

Второй вопрос - внутренний суверенитет. Внутренний суверенитет - то же самое, решается через проблему реформы конституции и референдум, мы это многократно уже обсуждали. То есть, у нас получается два главных фронта. Это внутренний фронт (будем говорить вещи своими именами), где идёт главное противостояние между пятой колонной, интервентами, Соединёнными Штатами Америки, и институтами, например, Центральный Банк, или министерства и ведомства, которые сегодня в основном работают на этой стороне, с национальным лидером и национально-освободительным движением, то есть, с Владимиром Владимировичем Путиным, небольшой части рядом с ним расположенных людей, например, Бастрыкин, или Нарышкин. Поэтому Нарышкина истребитель и пугал.

 

Артём Войтенков: Когда самолёт приблизился, швейцарский.

 

Евгений Фёдоров: Швейцарский самолёт для этого. Это же пугал. Когда летит руководитель одной из ветвей власти, по сути, руководитель. Кто он по табелю у нас? Президент, председатель правительства, Совета Федерации, Госдума. Четвёртый человек в стране, и вокруг него летает военный самолёт, то ясно, что это пугают. Что, они не знают, что это Нарышкин? Заранее в полётном листе всё записано.

 

Артём Войтенков: Ну да. Они номера сверяли. А вдруг не тот самолёт.

 

Евгений Фёдоров: Всё это записано. Поэтому, специально пугали. Видите, как всё взаимосвязано. То есть, у нас главный фронт - это между пятой колонной, и национально-освободительным движением здесь, в России. И штабы являются, я координатор штабов, частью этого национально-освободительного движения. Основной формат, это, конечно, расстановка сил на высоком уровне, то есть, во главе с Путиным. Это как бы первый формат.

 

И второй фронт - это украинский, который для нас есть фронт по обеспечению законности международно-признанных границ. Я не предлагаю, ещё раз говорю, вторгаться на территорию Прибалтики, или Украины. Но я говорю о том, что у нас появляются козыря в геополитической, и в государственной игре. А дальше уже этот козырь мы используем в зависимости от ситуации. Мы можем отложить его использование на пару лет, например. Можем его использовать в плане защиты от геноцида. То есть, мы говорим: "Видите, происходит геноцид людей, живущих на этой территории Большой России, Советского Союза, и мы понимаем, что этих людей надо защищать, например, Приднестровье. И тогда у нас появляются аргументы для этого. Например, мы можем установить воздушный мост, и никто не имеет права сбить самолёт. Потому что, если сепаратисты на Украине сбивают самолёт, это автоматически даёт нам право подавлять сепаратистов в лице Порошенко, а для этого у нас, слава Богу, достаточно сил и аргументов. Хотите, сухопутный коридор устанавливайте. То есть, не обязательно решать проблему сразу: "А ну-ка, отдайте Советский Союз". Но появляются права у потерпевших, в том числе, у потерпевших, живущих на территории от Прибалтики, Украины, до Ташкента.

 

Артём Войтенков: Хорошо. Как это с войной в Сирии связано?

 

Евгений Фёдоров: Мы до этого обсудили, что в Сирии стратегических побед не надо. Не в том мы состоянии, чтобы получить. Там можно стратегически победить, если победишь здесь. Тогда у нас появляется в Сирии эффект Советского Союза. То есть, мы победили, и дальше наш мир, зона влияния, продвинулась на то место. А Российская империя всегда туда двигалась. Вспомните историческую мечту Российской империи о Византии и Дарданеллах.

 

Артём Войтенков: Ну да.

 

Евгений Фёдоров: Колчак почти высадился в Дарданеллах в Первую мировую войну. Почти высадился, был подготовлен десант.

 

Артём Войтенков: Не успел.

 

Евгений Фёдоров: Англичане с немцами перехватили ситуацию в Москве. Почти туда высадился Скобелев во время русско-турецкой войны, англичане не дали. То есть, понятно, это давняя наша история, и мы можем выйти на эти стратегические просторы, но в будущем. Сейчас точно мы к этому не готовы. Значит, зачем? То есть, для нас это десант, как Малая земля, отвлекающий манёвр. От чего этот манёвр отвлекает? От главных фронтов. Что такое Малая земля, десант Брежнева? Отвлечение от главного десанта в Цемесской бухте, который не получился, и тогда Малая земля стала главной. Но тут можно было. А здесь - точно Сирия не будет главным фронтом никогда. Значит, это отвлекающий момент. То есть, это тактика. Не стратегия, не стратегический фронт, а тактический десант.

 

Для чего этот десант нужен? Для отвлечения от чего? От главных фронтов. А главные фронта мы с вами назвали. Ливанов, кстати, относится к главным фронтам внутри Российской федерации, к суверенитету. Поэтому и авианосец с этим связан, видите, и с этой стороны.

 

Главные фронты следующие.

Внутренний фронт – борьба с пятой колонной и Центральным Банком, и министерствами и ведомствами Владимира Путина, и ослабление социальных бомбардировок. Условно говоря, не было бы Сирии, пенсионный возраст в России повысили бы уже месяц назад, или две недели назад. Потому что, это позиция американцев - через МВФ повысить в России пенсионный возраст не для целей экономических, а для целей дестабилизации страны, то есть, сильнее разозлить людей, поднять протестное голосование и протестную оппозицию, чтобы на её базе обеспечить уже терроризм и дестабилизацию. Вот это магистральное направление.

 

Артём Войтенков: Да, и тут кто-то вот на днях заявил, что нет, не будем повышать пенсионный возраст. Из этих вот шишек, кто за это дело отчитывается.

 

Евгений Фёдоров: Да там Путин сказал: "Мы не будем повышать пенсионный возраст".

 

Артём Войтенков: А он всё время про это говорит, а другие вылезают всё время и говорят "надо повысить, надо повысить". Постоянно такое.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, так это борьба идёт. Это фронт. На фронте у вас белые, красные, гитлеровская, советская армия красная. Это война, и в этой войне одни занимают позицию врага нашего, а другие - нашу позицию во главе с Путиным. И между ними идёт всё время борьба, стычки, конфликты, чистки, причём взаимные, как это ни парадоксально. То есть, идёт чисто, по-настоящему военная операция. Почему мы и говорим, что когда народ не участвует в этой операции, не демонстрирует свою позицию, он фактически переходит на сторону врага, он позволяет врагам проводить наступление, в том числе социальные бомбардировки. Но это мы сейчас ещё обсудим. То есть, вот это идёт ситуация конфликта, но внутри.

 

Ещё раз говорю: если мы пойдём в наступление, вот сейчас мы находимся на внутреннем фронте в затяжном отступлении, выматывающем, деморализующем. Мы уже полтора года, после победы в Крыму, отступаем, отступаем, и отступаем. Посмотрите воспоминания русской армии, отступления во времена Наполеона, в 1812-ом год, как они описывали эту ситуацию. Вот мы сейчас находимся в тотальном отступлении уже полтора года. Хорошо, страна гигантская, в том числе, в плане терпения. Я удивляюсь, как люди терпят, но уже начинают прорываться. Вот типа, в Иркутске прошло протестное голосование, то есть, уже американцы начинают достигать своих целей, потому что нельзя же вечно отступать.

 

И геополитический фронт территориальный. Нас с детства учили: своё Отечество надо защищать. Но если мы понимаем, что Украина отделилась от России незаконно, то значит, Киев, это наше Отечество. Значит, Киев захватил враг, и мы должны положить всю свою жизнь на освобождение нашего Отечества. То же самое, если бы враг захватил Владивосток, правильно? Так?

 

Артём Войтенков: С точки зрения Советского Союза, да.

 

Евгений Фёдоров: С точки зрения международного права, Артём. То есть, с точки зрения системы прав, то есть, по закону. Нам эта квартира принадлежит по закону. А захватили её незаконно. Поэтому, с точки зрения международного права, мы должны квартиру вернуть. Вот то, о чём я сейчас говорю, освобождение Киева, это эмоции. Испытывая эмоции, освобождая квартиру, или не испытывая эмоции, это уже другой вопрос. Но, в принципе, я считаю, эмоции должны быть такие же, как и при освобождении Ленинграда, или освобождении Владивостока, или освобождении Тамбова. Какая разница? Если по международному праву и Тамбов, и Киев - наши города? Не в смысле, с нами в одном государстве, в России, а в смысле одном государстве, в нашем Отечестве, под названием Большая Россия, незаконно отторгнутая. Следовательно, одинаковая схема. Представляете, что враг нападёт на Владивосток, и начнёт у нас этот Владивосток отнимать? Наши солдаты пойдут освобождать Владивосток. Можете себе такое представить?

 

Артём Войтенков: Может такое быть.

 

Евгений Фёдоров: Что будет делать мировое сообщество?

 

Артём Войтенков: А это, смотря, как на него надавят.

 

Евгений Фёдоров: Оно будет действовать по международному праву. Оно может иметь любые мнения, но будет международно признано, что освобождение Владивостока - наше право. То есть, это наш правовой вопрос. Вот как англичане считали, что освобождение островов Фолклендских это их право, и войска послали, так и здесь. Мы были против тогда. Мы говорили, что вы там разберитесь мирным путём. Но всё равно, они исходили из международного права, как они считали, по Фолклендским островам, хотя это мелочь. Здесь - то же самое. То есть, освобождение Владивостока - это наша правовая позиция, как освобождение, например, было Грозного. Вспомните, как американцы выпендривались, когда мы освобождали Грозный от оккупантов в конце девяностых годов, во время второй чеченской войны, да и первой, помните?

 

Артём Войтенков: А что именно они делали?

 

Евгений Фёдоров: Они орали на всех площадках, что мы нарушаем права человека. Но они слова не говорили, что мы не имеем права освободить эту территорию. Они говорили, что мы её плохо освобождаем. То есть, они не говорили: "Это не ваша территория, вам туда нельзя". Они говорили, умалчивая: "Вы можете туда, но вы не имеете права стрелять в людей, наказывать преступников. Вы нарушители прав человека".

 

Артём Войтенков: Но когда им надо пострелять, они ни у кого ничего не спрашивают.

 

Евгений Фёдоров: Да, но в главном вопросе вопросов не возникало. То есть, когда вы действуете по международному праву, в главных вопросах нет вопросов. То есть, когда мы зафиксируем в Тверском суде, что незаконной была ликвидация 91-го года, мы автоматически получаем права в главном вопросе. Можем ими не пользоваться. Как в Грозном, мы же не сразу туда отправились в наступление. Мы лет шесть смотрели, как там убивали людей, но мы право имели сразу. И, в конце концов, мы им воспользовались, когда сложилась для этого ситуация: пришёл Путин к власти, сумел мобилизовать армию, хотя на пятнадцать процентов, но всё-таки, и сумел победить. Здесь та же история, то есть, мы создаём условия, поэтому, это решение в суде очень надо провести.

 

И понимает ли это наша прокуратура? Отлично понимает. Вспомните, что когда мы написали предложение расследовать 91-ый год, какая была реакция наших прокуроров? Они перепугались, потому что, они поняли глубину проблемы. А эту глубину проблемы, они поняли, что можно решить не на их уровне. И, исходя из геополитических интересов, они не получили санкцию на реализацию своих обязанностей в этом вопросе: есть заявление - обязан расследовать, это же понятно. Так что, вот как всё связано.

 

Я всё время о чём говорю? Штабы НОДа и актив НОДа всё время на передовой. Мы всё время двигаемся по самым чувствительным точкам, мы заранее выстраиваем технологию, мы заранее наводим понтонные переправы для наступающей армии. Пока ими не пользуются, потому что, не готова наступающая армия. А наступающая готовность зависит от расстановки сил, в том числе, важный фактор – расстановка людей.

 

Конкретно, от чего отвлекла Сирия? Ещё раз обращаю внимание.

Первое - Донецк и Луганск. Минские соглашения мы с вами обсуждали, и там написано: Донецк и Луганск должен быть ликвидирован, и перейти в состав Украины, хунты и фашистов к Новому году, по-русски написано. Результат сирийской операции – отложили капитуляцию Донецка и Луганска.

 

Общий фон - мы отступаем. Но в этом отступлении у нас было запланировано, что вот эту территорию мы должны отдать врагу, а мы эту отдачу отложили. То есть, победили? В тактическом плане, временно, но победили, правильно? Даст Бог, ещё отложат, так?

 

Артём Войтенков: Ну, если вы так рассказываете…

 

Евгений Фёдоров: По сути. Я же по бумаге говорю, поднимите текст. Если сказано: украинские войска должны разместиться на границе с Россией к Новому году. До Нового года осталось два месяца. Победа? Они там не разместятся до Нового года? Значит, победа, так? Так, вы на фронте, вы подписали акт о капитуляции деревни Зюзюкино. Потом вам удалось дипломатическими усилиями, переговорами, акт о капитуляции, дату капитуляции перенести на неопределённый срок. Значит, деревня Зюзюкино врагу не перешла?

 

Артём Войтенков: Но если нет, то пока.

 

Евгений Фёдоров: Значит, победа. Всё. Это Сирия. Это сирийская победа. Второй момент - Боинг.

 

Артём Войтенков: Да, что-то по нему опять начали так шуметь.

 

Евгений Фёдоров: Секундочку. Что мы с вами не знали, когда обсуждали вопрос Боинга, в том числе в этом кабинете год назад, что передача ящиков от ополчения в Голландию, это глупость, потому что, их передали врагу, который точно будет их использовать. Что бы там ни было в этих ящиках, не важно, это всё равно, что передали гитлеровским войскам аргументы, чтобы Геббельс использовал их в своей пропаганде. Будут использовать? Сто процентов. Для этого Боинг и сбили. Мы это знали год назад? Знали. Значит, зачем передали? То есть, люди, которые организовали передачу ящиков, это предатели. Логично? Они знали, что будет так, как сейчас, проблема будет? Знали. Была ли у них альтернатива? Конечно, была.

 

Ополченцы могли сказать: "Голландия член НАТО, мы им не доверяем, мы доверяем Москве, пусть будет международная комиссия в Москве. И мы ящики передадим в Москву на условии, что Москва никому их не отдаст, и устроит международную комиссию во главе, хоть с голландцем, хоть с кем, но на платформе Москвы, она даст ангар, там выложит всю раскладку, и там будет следствие".

 

Могли так сделать? Могли. Не сделали? Почему не сделали? Потому что, предатели управляли процессом. Мы об этом предупреждали год назад. Слушайте, мы всегда предупреждаем обо всём, в этом и сила НОДа, потому что, мы не умные такие, мы знаем, как это было раньше, а раз было раньше, будет и сейчас. Мы это предупредили. Следовательно, вся история с Боингом - это история под названием "Ударить по Путину и России". То есть, это аналог Гаагского такого подхода к нему, отсюда все истории с трибуналом ООН, и всё прочее. И кстати, с лишением России права голосовать в ООН - связанные с этим вещи, если вы обратили внимание. То есть, дипломатическое наступление американцев здесь прослеживается, и в основе его лежит предательство при передаче чёрных ящиков по Боингу, и сам Боинг в целом. И все это знают, все понимают.

 

Но, в результате сирийской атаки американцы вынуждены были отменить наступление на Россию в контексте Боинга по итогам голландской комиссии, объявленной заранее за полгода, что она будет вот сейчас. В результате голландская комиссия ничего не сказала. Она сказала: "Мы признаём, что это был БУК, и мы говорим о том, что он был пущен вот с этой территории, половину которой тогда занимали фашисты и интервенты (украинские войска), а другую половину занимали ополченцы. То есть, они ничего не сказали. Но они же не значит, что не скажут, они просто отложили. То есть, у них планировался зубодробительный удар по Путину со словами, что это выпустил лично Путин, сам, фотография, сидел в этом БУКе. И они это решение из-за Сирии отложили на полгода, и объявили, что объявят об этом в феврале. То есть, мы опять тактически победили. Почему я говорю, Сирия - тактический вопрос. Мы выиграли время по Минским соглашениям, может полгода, а может и больше. И выиграли время, отложив удар, то есть, по вам летел удар, и вам удалось договориться, чтобы этот удар отложили, то есть, вы выиграли время.

 

Артём Войтенков: А каким образом наши операции в Сирии как-то отводят эти удары? Одно с другим вроде не очень связано.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, история с Сирией - это провал американцев с точки зрения их системы отношений с европейскими вассалами. Потому что, пошли беженцы в Европу. Беженцы создали кучу проблем властям европейским.

 

Артём Войтенков: Так и предназначалось, собственно, изначально.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, да, но на другом этапе времени. Они планировали на этой базе укрепить свою вертикаль власти в Европе, американцы. То есть, для этого они туда пускали этих беженцев, и организовали весь процесс, медийный шум вокруг этого. Но при этом в конкретном плане европейские власти начали испытывать сложности со своим населением, и эти сложности привязаны были к Сирии.

 

Артём Войтенков: А кстати, три дома для приёма беженцев в Швеции сожгли. Я прочитал, что населению просто не нравится.

 

Евгений Фёдоров: Да, но это же сказывается, а им же надо сказки с телевизора вешать, властям европейским. И Россия, оказавшись в этой ситуации, она оказалась в позитивном ключе, то есть, она как бы оказалась неофициально на стороне европейских властей, которые хотят, как бы снять с себя давление людей, которым это не нравится, то есть, народа. И в этой ситуации ссориться с Россией, им как бы недосуг.

 

Артём Войтенков: Россия хорошая в глазах европейских…

 

Евгений Фёдоров: На какой-то период времени.

 

Артём Войтенков: На короткий.

 

Евгений Фёдоров: И вот этот период времени мы как бы выиграли. И этот выигрыш сложился. И тогда европейские власти сказали: "А что мы будем сейчас Путина обвинять в этом Боинге? Потому что, сейчас как бы не время, и ситуация не та. Давайте мы просто отложим его обвинение на полгодика".

 

Артём Войтенков: То есть, в глазах народа Путин сейчас молодец, он разбирается сейчас с этими нехорошими игиловцами.

 

Евгений Фёдоров: Которые нас мучают.

 

Артём Войтенков: Которыми пугали весь мир, уже года два пугают, а Путин с ними справляется.

 

Евгений Фёдоров: Да, и поэтому, сейчас как бы идти против вот этой тенденции нехорошо. И поэтому мы отложим обвинительное заключение против Путина на полгодика. Вот что они и приняли - решение. Не отменят, потому что, они остались американскими союзниками. Они продолжают работать в их плане. Ну, отложим. И американцы с этим согласились. Они сказали, ну ладно, давайте отложим. Но они-то смотрят более широко. Они же ведут войну на трёх фронтах. И на этих фронтах они понимают, что на внутреннем фронте российском они выигрывают. Уровень жизни падает?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это их выигрыш?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Уровень недовольства растёт?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Это их выигрыш?

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: Следовательно, они выигрывают. Следовательно, им не обязательно сейчас обострять ситуацию по Боингу. Не обязательно это делать. Это можно сделать чуть позже, когда они получат дополнительные дивиденды в России. И поэтому, у них произошла как бы состыковка этих двух позиций, они сказали: "Ну, хорошо, вы ребята ушлые, вы выиграли лишние полгода. Не проблема, давайте, на полгода позже вас ударим". Вот как произошла логика этих решений. Поэтому, Сирия отложила проблемы на полгода, но она их не решила. И не может решить, мы объяснили это почему. Если бы у нас была коммуникация на Сирию, мы могли бы туда отправит войска, там этого ИГИЛа реально нет, и добить этот вопрос. Но мы этого не можем сделать, потому что, в этом случае мы переступаем черту, которую разрешили нам американцы, де-факто. Не де-юре, они де-юре против, а де-факто. Вот как эта сложилась конструкция. Видите, как в шахматной партии: вы ходите с этой стороны пешкой, а трясёт фигуры на левой стороне доски.

 

Артём Войтенков: В другом углу.

 

Евгений Фёдоров: И Ливанова включая, в том числе. То есть, система вот таким образом завязана.

 

Артём Войтенков: Ага. Да, очень любопытно получается, такие взаимосвязи. Причём нам это всё подаётся, как будто различные события. Здесь так, здесь так, здесь комиссия, здесь война.

 

Евгений Фёдоров: Потому что, работает пропаганда и вешает лапшу. А сами эти вещи, они разбивают. Подобно, как в наступлении: у вас наступление, допустим, под Сталинградом, а облегчение по всему фронту. То есть, события в Сталинграде, а легче становится под Москвой, под Мурманском. Так устроена система геополитики, она вся сбалансирована. И мы, чуть-чуть выиграв тактически в Сирии, сняли проблему - отложили, не сняли, в Киеве, там и там.

 

Но стратегически, ещё раз говорю: мы находимся в тотальном отступлении везде, по всем фронтам. Что это означает, для наших зрителей? Для тех, которые понимают геополитические вещи, и Украину, мы это немножко обсудили. То есть, там надо решать проблему Тверского суда, и правовые основания для того, чтобы перетащить на свою сторону основную массу украинского населения, в юридическом ключе. И тогда они будут с таким же остервенением сражаться за своё Отечество, поруганное в 91-ом году, которому они давали присягу, и служили на Дальнем Востоке, и в Ханты-Мансийске, и в Ташкенте, и чёрт знает где. Это же всё осталось? То есть, у нас появляется, минус становится плюсом. То есть, танковые дивизии Украины, укомплектованные частично уже, часть техники американцы дали, англичане, они становятся на нашей стороне юридически, а потом, постепенно и в военно-геополитическом ключе тоже. То есть, появляется формат наступления. Ну, хорошо, это мы пока отложим, мы к нему пока не готовы.

 

Теперь формат нашего тотального отступления внутри. Что в этом заключается? Ежедневное падение жизненного уровня. Абсолютная безнадёга. То есть, мы с вами понимаем, что сегодня американцы нас поставили на счётчик, в котором мы каждый год будем терять свой доход на пятьдесят процентов. Вот прошло полтора года, мы потеряли где-то пятьдесят процентов дохода. Я думаю даже больше, но может не все это ещё почувствовали, но тридцать почувствовали все. Холодильник обеднел, цены поднялись, тарифы появились - это всё искусственные истории, это всё придумала пятая колонна, причём это прямо прописано как это придумала.

 

То есть, Путин говорит "снижать ставки", пятая колонна и МВФ говорит "повышать" - ставки повышаются. Путин говорит: "Нельзя повышать пенсионный возраст". У нас иногда говорят Путин-царь. Его министры, это же не общественные деятели с языком трепать, это министры, которые чиновники, которые с точки зрения наших доморощенных граждан, не понимающих суть явления, а живущих пропагандой телевизионной, как бы его подчинённые, раз царь, и они говорят: "Мы не будем выполнять приказ царя. Будем пенсионный возраст повышать". Один министр это говорит, Силуанов, второй - Улюкаев. Кому они подчиняются? Я не знаю, может быть для наших людей до сих пор непонятно. Они подчиняются конституции МВФ, который даёт команду повышать.

 

То есть, для нас вопрос наступление, это вопрос полномочий главы государства, ничего личного. Просто для того, чтобы выполнились его команды не повышать, ему должны быть даны права, с помощью которых он может приказать чиновникам делать то, что он даёт команду, а не то, что даёт команду МВФ. То есть, возникает логика вот такого действия. И в этой логике, какие у нас есть технологии, по которым американцы продвинулись вперёд? Мы отступаем, это значит, если военной логикой, мы называем каждый день множество населённых пунктов, захваченных врагом. Вот как была ситуация в 41-ом или в 42-ом году. Вам каждый день говорили: "Наши войска после тяжёлых потерь оставили Смоленск. Наши войска после тяжёлых потерь оставили Вязьму. Наши войска после тяжёлых потерь оставили Ростов". Правильно? И ещё тысячи пунктов помельче. Вот, то же самое.

 

Вот я говорю сейчас, если военным языком: наши войска, войска Путина, политические, после тяжёлых потерь отступили, и уровень жизни пенсионеров снизился на двадцать процентов. Наши войска, после тяжёлых потерь, которые он в течение пятнадцати лет поднимал уровень жизни, это была его любимая тема, повышать пенсии, помните? В чём это выражается? В том, что мы отступили от заложенного в законе принципа индексации пенсий, и дали четыре процента, пообещав там чего-то, но дали четыре процента вместо законной индексации. То есть, отняли то, что закон уже дал. А тут поменяли закон, и отняли. То есть, вам дали денег, потом сказали: "Ну-ка, дай обратно". Вот что произошло. Это и есть потери.

 

Наши региональные власти лишили права пенсионеров Московской области бесплатного проезда в Москве, то есть, оставили деревню, ещё принесли ущерб. После тяжёлой борьбы. Почему тяжёлой? Потому что Путин стучал кулаком, и требовал: "Выполняйте майские указы, нельзя понижать жизненный уровень". А он понижается, то есть идёт борьба, и в этой борьбе мы проигрываем, отступаем там, там, там. Вот сегодня я смотрю, уже абсолютно железобетонно вдруг ни с того, ни с сего, другие министры выскочили, и говорили: "Будем отнимать у пенсионеров работающих пенсии". И уже говорят, что это решённый вопрос.

 

Артём Войтенков: Они вроде сначала сказали, что мы сначала не будем их индексировать.

 

Евгений Фёдоров: Само собой, а сейчас уже говорят: "Будем отнимать". То есть, вы получали пенсию, просто каждый день, и вдруг вам говорят: "А теперь в окошечко за своими пятнадцатью тысячами не приходи". Почему?

 

Артём Войтенков: Потому что, ты работаешь, получаешь зарплату.

 

Евгений Фёдоров: Это отговорка.

 

Артём Войтенков: Понятное дело.

 

Евгений Фёдоров: Мы это называем социальными бомбардировками. То есть, идёт изъятие тех социальных завоеваний, которые Путину удалось за пятнадцать лет пробить в стране. Он же тоже в борьбе это делал. Вы думаете, когда он поднимал пенсии, и требовал… А вообще-то ему удалось поднять зарплаты в десять раз за пятнадцать лет. Думаете, он всё это делал без борьбы? Ему всегда говорили: "Это не делай, это не хорошо, это не получится, на это денег нет". Он это продавливал. Сегодня всё это отнимают, то есть, идёт тотальное отступление в социальном плане. Кто от этого теряет? От этого теряют сто сорок миллионов граждан, мы же понимаем. Растут тарифы, растут цены, падают зарплаты, идут увольнения (я об этом не говорил), сокращаются программы (секвестр бюджета называется) здравоохранения, образования, значит, снижается количество денег, которое идёт людям. То есть, идёт падение жизненного уровня ста пятидесятимиллионного населения. А где эти сто пятьдесят миллионов? То есть, они вообще согласны с тем, чтобы у них снижался жизненный уровень? Они довольны этим обстоятельством?

 

Артём Войтенков: Они будут терпеть до определённого уровня, а потом им надоест.

 

Евгений Фёдоров: Надоест, не надоест, это другое. Для этого американцы это и делают. Они же для чего ввели санкции? А что такое санкции? Давайте вернёмся. Санкции - это лишение России денег. Правильно? Всё. В санкциях ничего нет. Просто у России нет суверенитета (вернёмся ещё раз), а значит, нет своих денег, они все американские. И поэтому, когда американцы лишили нас денег, а свои печатать запрещается, то произошло лишение государственных институтов и общества денег. И это реализуется через секвестры и снижение жизненного уровня, вот как это устроено. И плюс отдельные пробивки, типа Трансаэро банкрот и так далее. Путин боролся, чтобы не было в Трансаэро банкротства до конца. Помните, Аэрофлот сказал "не дадим обанкротить", ещё кто-то.

 

Артём Войтенков: Что-то такое было.

 

Евгений Фёдоров: Было. А потом американцы так тут влупили, что всё - Аэрофлот сдался, сбежал в сторону, потому что санкциями закрутили, и всё. И выкинули на улицу рабочий персонал Трансаэро. И каждый день посмотрите, чего говорит телевизор: сегодня девяносто рейсов отменили, вчера восемьдесят. Умножьте, сколько в каждом рейсе - от ста до двухсот человек, вот вам уже ещё дополнительно зона недовольства. Для этого это и делается, это искусственная история. А почему Трансаэро обанкротили? Потому что он должен иностранцам.

 

Артём Войтенков: А они все должны иностранцам.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Как только ввели санкции, автоматически обанкротили Трансаэро, вот и всё. Так бы Трансаэро перекредитовался, и все проблемы. А механизм перекредитования не работает.

- Российский запрещён - нет суверенитета.

- А иностранный - санкциями отключили, всё просто.

То есть, это совершенно искусственная история, победить которую можно только суверенитетом. То есть, запустив суверенную программу, о которой говорит Путин, напечатать свои деньги, и выкинуть подальше все эти санкции. Зачем нам доллары, которых нас лишили, у нас есть рубли. Ещё это и лучше, рубли, чем доллары, мы можем строиться и развиваться. Но это запрещено, потому что, нет суверенитета. А о том, что нет суверенитета, говорить запрещается. Круг замкнулся. То есть, спасения нет. Но я сейчас говорю о другом.

 

Вот сто пятьдесят миллионов граждан России лишаются каждый день социального статуса, это бомбардировки, их жизненный уровень ухудшается. Вообще-то говоря, они каждый день ходят на работу, то есть, для них деньги важное дело, большинство идёт на работу за деньгами. Следовательно, если вы на десять процентов потеряли свои доходы, или на двадцать процентов, то, как минимум, из сорокачасовой рабочей недели, для того, чтобы этого не было, ну хотя бы два часа потратить можно в неделю? На что их потратить? Вот это главный вопрос. Вот у нас два фронта – пятая колонна и национально-освободительные силы, они в войне.

- На стороне пятой колонны американцы.

- На стороне национально-освободительных сил - часть государства, небольшая, меньшая часть, типа Бастрыкина, и вежливые люди, и Путин.

 

Если вы войдёте в эту игру, то есть, положите свои козыря на стол, то вы можете их положить на две стороны. Если вы их положите на стороне американцев, то вы ускорите поражение стороны национально-освободительных сил. А цель американского наступления обозначена министром обороны США - ликвидация российского государства. Ликвидация Российского государства – это означает вырезание миллионов людей, потом чтобы не было сомнений, потому что это война всех против всех. И вот эта история в Красногорске, это уже начало этой войны. Вот таких историй будет в день по десять штук, чтобы было понятно, это не шутки. То есть, это война всех против всех. Вы если выходите на одну сторону, для этого и снижают жизненный уровень, то вы ускоряете падение российского государства и приводите себя самого к самоубийству. То есть, просто вы сталкиваетесь с преступностью, не только с падением жизненного уровня, но и с преступностью, с войной, с конфликтами, и в процессе ликвидации Российского государства вы улетаете не то что, в девяностые годы в начало, а улетаете в минус девяностые годы, на порядок хуже это будет, и жёстче.

 

Артём Войтенков: Понятно. Тогда разваливался Советский Союз, сейчас будет разваливаться уже меньшая Россия.

 

Евгений Фёдоров: Да. Мы по Донбассу видим, как это происходит. Надо решить, на чью сторону вы выйдете. Если вы выходите на сторону Путина, то у него появляются дополнительные возможности для того, чтобы начать, хотя бы остановить отступление, снизить падение жизненного уровня, и начать постепенно контрнаступление. Но если вы не выйдете на сторону Путина, он точно не сможет остановить отступление. То есть, это значит, что если вы его не поддержите, то завтра у вас ещё больше отнимут пенсию, ещё больше отнимут зарплату, на улице резко поднимется преступность, и допустим, ваш ребёнок погибнет в процессе уличной преступности. А если бы этого не было, он бы не погиб, то есть, не было бы такого уровня. То есть, не участвуя в этой борьбе на стороне национально-освободительных сил, вы предопределяете поражение этих сил. То есть, не участвуя в этом процессе, вы ведёте себя глупо, и как самоубийца, даже если вы этого не понимаете. То есть, вы вместе, как бы с лодкой, идёте на дно, не желая участвовать в затыкании дырок в этой лодке, чтобы она не тонула. Понимаете, как?

 

Как участвовать? Американцы естественно для того и устраивают социальные бомбардировки, санкции, для того, чтобы попытаться организовать в России майдан. Ни в коем случае, естественно, в их боевых порядках участвовать нельзя, это всё равно, что участвовать в войсках фашистской Германии, которые нападают на Россию, на Советский Союз. Но есть форматы участия на стороне национальных сил и Путина. То есть, если вы не хотите, чтобы вас лишили зарплаты, и вашего ребёнка убили на улице, вы должны что-то сделать, минимум хотя бы. Что это минимум? Самый минимум - это просто проявить свою позицию, и высказать позицию, что "не нужно управляться извне, я не хочу жить в оккупированном государстве, в оккупированной стране, и я хочу, чтобы в стране был восстановлен суверенитет, и прошла конституционная реформа, как форма восстановления суверенитета". Заявить хотя бы об этом надо. То есть, хотя бы сказать, что "я вот так хочу".

 

Любое наше событие в жизни, это заявление. Если вы заявили, а форма заявления, она может быть разной, например, в анкете НОДа, или в заявлении, которое так прямо и написано на сайте НОДа, то вы проявили свою позицию. Пока НОДовцев в России сто пятьдесят тысяч, а у нас где-то так, ну анкет может побольше сейчас будет, то ваш голос не слышен. А раз голос не слышен, значит, отступление будет продолжаться. Ваша зарплата и пенсия будут падать, и риски для вашего ребёнка будут расти. Но заявив, и если это число заявивших будет измеряться миллионами, возникнет новая реальность, и новая сила, на которую сможет опереться Путин в реформе на суверенитет, а не просто так.

 

Есть второй момент для более активных людей. Для самых активных - это митинги НОДа, которые очень ограничены сейчас, в основном у нас пикетная деятельность, но это для тех, которые хотят разбудить граждан. А для активных, но не готовых ещё участвовать в активной борьбе НОДа, это мероприятия, согласованные с Владимиром Владимировичем. Мы многократно об этом говорили, он их проводит периодически. То есть, он пытается всё время обратиться к народу, чтобы понять, можно на него опереться, или нет, есть в его распоряжении этот козырь, или нет? В борьбе с правительством, пятой колонной в правительстве, Центральным Банком, и с пятой колонной вообще.

 

Что это такое? Это мероприятия, которые согласованы с ним, или с его людьми.

- Например, в своё время к таким мероприятиям относился Васильевский спуск, который организовывало национально-освободительное движение в том числе, наряду с другими. Тогда вышло сто тысяч человек, вышел сам Владимир Владимирович, поблагодарил людей за поддержку, и тогда ему кое-какие удары удалось отбить, на тот период времени.

- Потом был Бессмертный полк, когда вышло пятнадцать миллионов, но они не вышли с целями. То есть, это была сила, но эта сила не имела целеполагания на восстановление суверенитета, хотя полдороги прошла. То есть, это в зачёт, но не в зачёт, как целевой. Если бы были лозунги, кроме своих дедов, ещё "мы хотим жить в суверенной стране", тогда бы не было уже никаких социальных бомбардировок, никаких падения пенсий, зарплат, и так далее.

- Сейчас - это четвёртого числа в Москве, и по всей России проводится согласованное мероприятие в поддержку национального лидера и Российского государства. Если вы сообразите, наконец, и пойдёте на это мероприятие, то вы совершенно законным путём продемонстрируете своё желание поддержать те силы, которые выступают против падения жизненного уровня.

 

Артём Войтенков: Вы имеете в виду День народного единства?

 

Евгений Фёдоров: День народного единства четвёртого числа. И вы, поддержав те силы, которые выступают против падения жизненного уровня, к которым относится Путин, вы тем самым снизите давление пятой колонны американцев по снижению вашего лично жизненного уровня, и укрепите бастионы Путина, которые борются с этой чумой, с интервентами и оккупантами. Что позволит ему, может быть, остановить такое тотальное отступление. Если вас будет несколько сотен тысяч, то остановить наступление. Если будет несколько миллионов, то начать наступление. Тут всё просто. Если у вас в армию призвалось сто тысяч человек, то вы ведёте партизанскую войну, а если у вас призвался миллион, то вы ведёте войну такую уже, как говорится, наступление-отступление. То есть, враг-то силён. А если у вас призвались десятки миллионов, вы точно наступаете на Берлин. Всё же очевидно.

 

Но человек должен понять. Вот сейчас его выгнали с работы, у него есть время подумать. Если хотя бы выйдут люди, уволенные с работы, или на полставки переведённые, уже мы победим. Нам не надо все сто пятьдесят миллионов, но хотя бы вот эти подумайте. Если выйдут хотя бы пенсионеры, которых лишили льгот и пенсий, уже мы победим. Это, конечно, не всё население, но это уже много, тут-то подумайте. Ну не хотите, значит, это ваш выбор. Вот я исхожу из того: если вы не хотите защищать себя и своего ребёнка, значит, вы приняли решение о том, что вы хотите себя убить. Это ваше решение. Вы приняли это решение, мы ничего не можем сделать. НОД не может вас защитить, и Путин не может вас защитить, если вы приняли решение умереть. Если вы решили остаться в живых, и жить хорошо, то в этом случае Путин и НОД может решить ваши проблемы. Понимаете? Если вы такое решение не приняли, ваши проблемы Путин и НОД не решат. Это азбука.

 

Мы сейчас видим, что такое решение приняло несколько сотен человек в России. Всё.

- Остальных устраивает снижение жизненного уровня.

- Остальных устраивает, что их увольняют.

- Остальных устраивает, что растёт преступность.

- Остальных устраивает, что их лишают льгот.

Устраивает? Хорошо, ваш выбор, ребята. Мы ничего не можем сделать с вашим выбором. Я понимаю, что в этой расстановке сил на стороне пятой колонны и врагов России средства массовой информации и телевизор. Путин там тоже ведёт борьбу. Видите, уволил, наконец, сотрудника ЦРУ Кулистикова, которого мы пикетировали, НОД. Он же не просто так. Мы его подсветили, мы создали ситуацию разведывательную. Я очень благодарен нашим пикетчикам, которые организовали это всё, это же борьба. Это как раз та третья часть людей, их немного, которые не просто заявление написали, или выйдут на митинг, на шествие в поддержку Путина, четвёртого числа, а которые в пикетах каждый день своё время тратят на борьбу за своё Отечество, вместо вас, бездельники и предатели, кстати. Они за вас сражаются, за ваши пенсии. Вам-то плевать, а они за вас дерутся, но их мало. Вот этот вопрос без вашей мобилизации в мирных пропутинских механизмах невозможно решить вашу личную проблему. Как в стенку горох, я не знаю.

 

Артём Войтенков: Просто общество подобно большому кораблю, который очень медленно разгоняется, медленно тормозит, и очень медленно поворачивается.

 

Евгений Фёдоров: Хорошо. Но в таком случае вы должны просто сами. Вот вас выгнали с работы, а вы не написали заявление, и не участвовали в поддержке Путина. Значит, вы должны прийти домой, вас наругает жена за то, что вы перестали носить зарплату, и спросит: "А почему тебя лишили зарплаты?"

Ты должен с ней подойти к зеркалу, показать на себя в зеркале, сказать: "Вот, потому что, этот человек предатель. Он предал себя, свою семью, и тебя, моя жена, и своё государство".

Если она скажет, ваша жена: "Тогда надо наказать предателя".

Тогда вы берёте скалку, встаёте перед зеркалом, и бьёте себя по голове, пока до вас не дойдёт, что надо пойти в поддержку Путина на митинг. Вот так.

 

Артём Войтенков: Таких смельчаков не будет. Никто не любит признавать свои ошибки, и свои поражения. И то, что он, извините, глупый.

 

Евгений Фёдоров: Это тогда проблемы этого глупого, которого выгнали с работы, или лишили пенсии. Это его проблема. А кого, чьё? Мы же не предлагаем вам выскочить из штанов, и умереть на фронте. Хотя, вообще-то, за Родину можно было бы умереть, и их дед умирал. Мы предлагаем просто найти два часа времени в поддержку национального лидера в его смертельной борьбе за ваши права с пятой колонной. Что тут такого сложного?

 

Артём Войтенков: Ну да, как вы рассказали, Сирия, Украина, министерство образования, - как всё взаимосвязано. И пешка на одном краю доски, сдвинутая на одну клеточку, влияет вообще на всю доску полностью. Так и здесь, люди вышедшие на собрания, митинги, уличные мероприятия, на День народного единства… Собственно говоря, это даже не то что поддержка Путина, это народный праздник.

 

Евгений Фёдоров: Вы же понимаете, это маскировка, замаскированная поддержка национально-освободительного движение. Что такое День народного единства? Это день НОДа, кто не понял. Это день победы национально-освободительного движения России в 1612-ом году. Вопреки даже тому, что в Кремле бояре предали своё Отечество, даже вопреки этому. Это, я бы сказал так, высшая форма народного НОДовского движения. Высшая форма. У нас НОДовских побед в российской истории было крупных где-то пять-шесть. Так вот эта, из этих пяти самая народная. Поэтому Путин этот праздник и избрал. Это кстати, единственный праздник, который выдвинул Путин. То есть, он пришёл, и он сразу выдвинул этот праздник. И он фактически вошёл в диссонанс с системой праздников в стране. Потому что, по системе праздников в стране у нашей истории всего двадцать пять лет. А этот праздник о событии, которое было несколько сотен дет назад.

 

Артём Войтенков: У нас появился в те годы День независимости России от чего-то там непонятного, от Советского Союза.

 

Евгений Фёдоров: Который до сих пор есть. Это, кстати, тоже борьба и расстановка сил. То у нас есть День России, которой двадцать пять лет, и есть праздник, что, оказывается, до дня рождения были какие-то события, и это праздник, который пробил лично Путин. Мы же видим, это единственный праздник, который ему удалось пробить в этой борьбе. И это как раз есть форма борьбы. То есть, он пробил плацдарм, Малую землю, на которой, появившись, вы поддержите процесс национального освобождения.

 

Артём Войтенков: А кстати, помните, как это всё начиналось-то? Изначально День народного единства, он вообще не праздновался. Вернее, он праздновался, но так…

 

Евгений Фёдоров: Просто никто про это знал.

 

Артём Войтенков: Да. А потом, когда, вот я помню, это был, по-моему, 2012-ый год, или 2013-ый, вы вот тоже подносили венки к памятнику Минина и Пожарского.

 

Евгений Фёдоров: Начали.

 

Артём Войтенков: Да, начали. То есть, там никого не было. Красная площадь была пустая, там никого особо не было.

 

Евгений Фёдоров: Нас было пятьдесят человек. Все удивились, когда мы подали заявку: "А что, праздник какой-то?" Да, я помню это. Это всего было три года назад.

 

Артём Войтенков: А самое забавное, что я до этого просто сидел на кухне, и слушал Радио России. Там говорили, что сегодня, четвёртого ноября день какой-то там иконы Богоматери. Вот я честно про это говорю, потому что меня очень удивило, я знал, что будет праздник, и я пойду снимать. И всё, и про День народного единства не сказали ни слова. Это Радио России. А после того, как возложили венки вы, потом попозже туда пошёл и возложил венки Владимир Путин, вот только после этого Радио России сказало, что сегодня не только День иконы Богоматери, но ещё и оказывается, День народного единства. Только произошло это после возложения венков Путиным.

 

Евгений Фёдоров: Да, но сам Путин замыслил этот праздник. То есть, он его создал для того, чтобы это была площадка для консолидации национально-освободительных сил. То есть, это он сделал в тех условиях, когда он вообще не имел возможности что-то менять, в самом начале. То есть, он просто протиснул туда вот этот праздник, о котором, естественно, запрещено было говорить. И сейчас, вот мы проводим многотысячные мероприятия, вы слышали, чтобы средства массовой информации об этом говорили?

 

Артём Войтенков: Как-то нигде не прослеживается.

 

Евгений Фёдоров: Хотя оно согласовано, всё. А проводит Навальный какую-то тусню на пятьсот человек, уже Вести Россия-24 об этом сказали.

 

Артём Войтенков: Ой, не только. Об этом, по-моему, во всём интернете везде.

 

Евгений Фёдоров: Понимаете, да? Расстановку сил? Пропаганда - на стороне врага. Основной телевизор - на стороне врага. Это надо просто чётко принять. И основа всего - враньё по поводу наличия у России суверенитета. Вот в этом главная основа. То есть, в этом отделяется НОДовец от неНОДовца, что НОДовец знает абсолютно известный факт, а пропаганда неНОДовца дебилизирует, заставляя его как бы не жить в реальном мире. То есть, он живёт в фантастическом мире, не соответствующем действительности. И за это его лишают пенсии, а не за что-то, а за то, что он дурак.

 

Артём Войтенков: Будем надеяться, что ваши объяснения помогут части, хотя бы части людей поумнеть, и понять…

 

Евгений Фёдоров: Захотеть, чтобы у них не падали зарплаты и пенсии, и не убивали их ребёнка. Надеюсь на это.

 

Артём Войтенков: Вопрос к вам по поводу Мистралей. Тут всё связано. Саудовская Аравия может частично профинансировать сделку на 1 миллиард долларов и дать деньги Египту, который покупает те Мистрали, которые не отдали нам. И видимо из-за этого, не знаю, может быть по каким-то другим вопросам, принц из Саудовской Аравии посетил Москву. Что это вообще такое? Египет покупает Мистрали, там установлено российское вооружение частично, системы связи, все внутрикорабельные системы, они же не все французские, они же устанавливались под наши российские технологии военные. Зачем Саудовская Аравия даёт Египту деньги на это?

 

Евгений Фёдоров: Почему Франция не продала Мистрали? Потому что запретили США. То есть не внутренние французские факторы, а внешние. Следовательно, формально выполнив запрет США, Франция отрапортовала Америке. А дальше, вообще-то говоря, они хотят заработать, у них же бизнес работает, они же работают не на дядю, а на себя, они же должны заработать. Следовательно, они кому-то должны продать Мистрали.

 

Дальше молодцы, конечно, дипломаты, я думаю и наши тут где-то оказались, может быть, служба внешней разведки, тем более у нас есть специалисты в этом. Они нашли ход, который решил проблему отношений Франции с Америкой по Мистралям, то есть запрет есть. Египет. В этой ситуации, я думаю, что Египет, как наш союзник. Сколько дать им денег Саудовской Аравии - трудный вопрос. Но я думаю, я не исключаю, что и мы были гарантами по этой сделке.

 

Артём Войтенков: Подождите, а Египет разве наш союзник в этом?

 

Евгений Фёдоров: Ну а как? Мы втянулись в сирийскую историю. На какой стороне Египет? Конечно, наш союзник, хотя не жёсткий.

 

Артём Войтенков: Там же произошёл ряд военных переворотов, военных, не военных.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? Американцы устроили военный переворот…

 

Артём Войтенков: Да.

 

Евгений Фёдоров: В результате переворота они хотели привести эль-Бара́деи, не удалось привести пришёл Мурси. Мурси это та же история, как и с ИГИЛ - он вроде бы американский, но вроде союзник из числа противников египетских властей, которые там были. В результате Мурси был скинут другим военным переворотом уже как бы национальным, потому что военные перевороты бывают и национально-ориентированные. В результате американцев оттуда скинули, в том числе и их Мурси, который был продуктом их процесса. Может быть не сознательным, может быть они хотели эль-Бара́деи, подчёркиваю. И в результате в Египте установился национально-ориентированный военный режим.

 

Артём Войтенков: Сейчас.

 

Евгений Фёдоров: Да. А военным национально-ориентированным режимом пытаются решить проблему выживаемости, исходя из интересов в большей степени египетского населения, чем Соединённых Штатов Америки, как решали бы другие. И двигаясь в этом характере, у них сложная система отношений с Израилем. Они являются, скажем, нашими объективными союзниками. Мы влезли не в свою кашу конечно с этой Сирией. Но в этой не своей каше мы с помощью 30, по-моему, самолётов играем не последнюю роль. Другое дело, что это для нас дальняя история (мы обсуждали этот вопрос), но, тем не менее, там в этой деревне мы одни из первых парней оказались.

 

Артём Войтенков: Хорошо. А история покупки Мистралей Египтом – нам это с какой стороны?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что, во-первых, Мистрали же под нас делались, на этой базе формируем военное сотрудничество с Египтом, который, соответственно, частично с помощью этих Мистралей решает вопросы свои, но эти вопросы нас объективно укрепляют. Потому что до этого была встреча с президентом Египта и так далее. То есть возник такой геополитический клубок, в котором Египет скорее окрашен в цвета нашего союзничества и он уравновешивает наших противников. Кстати, по поводу ИГИЛа, обратите внимание, там недавно Катар выступил с заявлением о том, что он готов предоставить ИГИЛ даже свои войска для войны с Асадом. Считай для Российской Федерации, да. ИГИЛ - это бутафория была изначальная, это же понятно.

 

Артём Войтенков: А как же тогда Катар - средоточие мирового зла, если он хочет поддержать другое зло, которое раскручено на весь мир – это ИГИЛ. Сами американцы раскрутили.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, потому что Катар отмороженный до такой степени, что он говорит правду, вот и всё, есть такие. Даже Саудовская Аравия не до такой степени отморожена. Но я думаю, что всё это с согласия Саудовской Аравии делается. И во всём этом клубке, где Саудовская Аравия имеет свои интересы, Египет свои, Сирия свои, мы свои, эта сделка оказалась выгодна объективно многим, включая нас. Потому что мы ещё туда поставляем наше оборудование, значит специалистов, значит, в египетской армии появляются российские советники, что укрепляет систему отношений с египетской армией. И в критической ситуации она может скорее оказаться на нашей стороне, чем против.

 

Артём Войтенков: Но Саудовская Аравия – это, по сути, Штат Соединённых Штатов Америки.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но они там отмороженные бедуины.

 

Артём Войтенков: Да, но почему они дали Египту деньги на это? То, что выгодно нам в какой-то степени.

 

Евгений Фёдоров: В "какой-то степени" добавляйте всегда. Потому что там такой компот, в котором в какой-то степени это выгодно нам, но при этой у них свои отношения с Египтом. Их тоже интересует усиление Египта. Вообще Штат Соединённых Штатов Америки это не значит, что у них нет системы отношений. Вот у нас Тамбов – часть России, но есть же интриги между Тамбовом и Москвой? Есть. А почему вы думаете, что нет интриг между Саудовской Аравией и Америкой?

 

Артём Войтенков: То есть они вроде как под ними, но есть определённые…

 

Евгений Фёдоров: Под ними в основном, но есть трения, есть желания выбить больше денег, есть желание выстроить другую систему отношений рынков. То есть они хотят, скажем так, больше контролировать нефтяной рынок и чтобы туда не лезли американцы. И в том числе падением цен на нефть они из, как бы согласованной позиции с американцами, но при этом саудиты внутри системы конгломерации с США увеличивают свои размеры своего рынка.

 

Артём Войтенков: А почему прошло сообщение в СМИ, что Саудовская Аравия достигла максимальных запасов нефти, то есть она выкачала в свои хранилища максимальную цифру за сколько-то лет. Это вообще зачем? Какой смысл об этом заявлять? Понятно, что это какой-то политический ход, но я не понял смысла.

 

Евгений Фёдоров: Нет, саудиты просто делят рынок. То есть они кроме геополитических вопросов давления на Россию они делят рынок. И в этом рынке они используют паление цен на нефть, как способ вытеснить с рынка других, просто потому, что у них самая низкая себестоимость нефти. Как делают наши торговые, допустим, сети? Они приходят в город и опускают цены, убивают все магазины, после чего цены поднимают и собирают весь рынок. Потому что они могут себе позволить такую тактику. Так и саудиты, у них самая низкая себестоимость и они могут позволить себе эту тактику. Но саудиты, между прочим, уже в прошлом году имели, если в позапрошлом году у них был профицит бюджета 46 миллиардов долларов, то сейчас у них дефицит бюджета 18, то есть они уже начинают быть должны, как и мы. И у них резервы, которые у нас неизвестно куда делись, а у них ещё резервы где-то ещё потянут несколько лет. Короче, считайте, торговая монополия может снижать цены и у неё есть резервы на несколько лет для того, чтобы всех убить, после чего уже поднять, взять рынок.

 

Артём Войтенков: В том числе и нас получается тогда. Мы же тоже на нефтяном рынке присутствуем достаточно весомо.

 

Евгений Фёдоров: Да, но мы на нефтяном рынке присутствуем по глупости, в силу того, что мы колония. Мы всего лишь 25 лет назад не присутствовали на нефтяном рынке так фатально, как сейчас. То есть для нас экспорт нефти был одной из составляющих экспорта, а в рамках СЭВ - маленькая составляющая экспорта, а в рамках мира - побольше. А сейчас она является чуть ли не единственной реальной составляющей для целей бюджета. Если мы запускаем нулевые ставки, о чём требует Путин, и экономику нулевых ставок и спроса, мы автоматически начинаем экспортировать то, что экспортировали традиционно всегда: высокие технологии, оборонку, станки, оборудования, металлургию и так далее, а это не нефть.

 

Поэтому история с проблемами России в силу цены на нефть – это история врагов, придуманных сознательно, чтобы заморочить мозги и не запускать механизмы, которые позволяют решить эту проблему за счёт производства в экономике большой номенклатуры товаров. Сейчас очень интересно идёт в области экономики борьба и дискуссия по поводу доклада Глазьева.

 

Артём Войтенков: О деньгах.

 

Евгений Фёдоров: Да, о деньгах. В котором содержится, обратите внимание, наше предложение о низких ставках. Правда он предлагает финансировать, смотрите, это очень интересная игра, он предлагает финансировать отрасли промышленности, которые наиболее полезные, как он считает, определённые отрасли низкими ставками. Но как только вы говорите, что ты, предприниматель Вася, из полезной отрасли, а ты, предприниматель Петя, не из полезной, поэтому тебе я буду давать процентные ставки низкие, а тебе не буду давать процентные ставки, вы автоматически - у вас появляется институт коррупции, потому что кто-то будет решать кто Вася, а кто Петя, откатов и всего остального, и рыночные механизмы так работать не будут, то есть, по сути, это предложение не рабочее.

 

Второе его предложение – о контроле за ценами требует специального института. Власти у этого института, у Путина нет, то есть это предложение тоже не рабочее. Создание госплана - нужное предложение, но чтобы госплану подчинялось, надо иметь власть. То есть вам нужно создать институт, в нём будет работать десять тысяч чиновников, который будет называться "госплан", который будет давать команды, которые будут выполняться. То есть надо иметь власть. Этой власти у вас нет, следовательно, это предложение невозможное. То есть из набора предложений, которые есть, только одно предложение, которое возможно, это предложение снижать ставки. Но опять, же не в контексте отраслей "этим снижаем, а этим нет", а в контексте общего снижения. Это возможно, но оно обложено другими предложениями.

 

Дальше очень простой вопрос, если вы эти предложения отделите, то пускай предложение о госплане висит, о ценах висит, оно всё не будет реализовано. Но главное - запустите низкие ставки. За один день вы можете взять и запустить любой ценой причём. Но если вы увязываете все предложения одно к другому, условно говоря: "я не буду снижать ставки пока нет госплана". То есть пока нет учреждения в десять тысяч человек, у которого есть власть командовать экономикой, то в этом случае это блеф и тупик.

 

Артём Войтенков: По-моему, то, что Глазьев предлагает, это только озвучивается в СМИ, но ничего в жизни не пошло.

 

Евгений Фёдоров: Это невозможно. Невозможно, потому что есть вещи, которые, во-первых, у вас есть власть для них и право, а есть вещи, на которые у вас нет ни власти, ни права. Если вы хотите создать госплан, чего вы его не создали 10 лет назад или 20? У вас не было власти на него, сейчас у вас их тем более нет. То есть это просто нереальная вещь. Но предложения Глазьева начали крутить в средствах массовой информации. Это означает, что их используют в качестве пробки для того, чтобы не запустить предложения НОДа "О резком снижении процентной ставки до нуля", о которых не говорится.

 

Артём Войтенков: Подождите, вы про это всё время говорите.

 

Евгений Фёдоров: В средствах массовой информации не говорится. Я говорю, потому что это очевидно, это азбука. Причём я говорю не свои мысли, а говорю, как это работает в мире, то есть я не предлагаю ничего нового. Я говорю, что раз это работает там, значит, будет работать здесь и всегда и везде. А предложения Глазьева, они из головы, мягко скажу, умные предложения, но именно поэтому они нереальные.

 

По сути, мы предлагаем открыть сложившуюся систему путём одного решения о низких ставках. Условно говоря, приехал ОМОН в ЦБ, к вечеру издали документ о нулевых ставках и всё завертелось по-новому, как Крым. Вчера была одна ситуация, приняли решение о том, что Крым возвращается в состав России и ситуация пошла другими рельсами. Может она пошла в негатив - начались санкции, война. Может, в этой ситуации мы проиграем, потеряем наше государство, а может, выиграем. Но уже стало понятно, что из этой ситуации мы выйдем: либо поражением, либо победителем. То есть жизнь запустила свои законы, и уже не важно, что делает Путин, не важно, что делает Россия, не важно, что делают власти, чиновники, враги, друзья – не важно. Уже пошли, как поезд, ехал по этой дороге, стрелка сработала - он поехал по другой, всё. И эта дорога приведёт либо к катастрофе, либо к победе.

 

Так вот то же самое решение по нулевым ставкам. Включив нулевые ставки за один день, вы запускаете процесс, в котором все сходят с ума, чиновники. Но результат этого процесса:

- Мы либо перестраиваемся на экономику высоких доходов и все довольны и счастливы, потому что у всех растут зарплаты в 10 раз.

- Либо, как нам говорят, что-то там не получится.

 

Ничего не получиться не может, потому что фактически наше решение будет - снять цепи. А чего терять рабу кроме своих цепей? Нечего. А снимая цепи, мы автоматически запускаем определённый геополитический сценарий. И в НОДе все решения такие. То есть мы не строим сложных решений, которые требуют сложные системы и власть, чтобы их реализовать. Мы говорим просто: подпили вот эту доску и вот этот весь дом рухнет, грубо говоря. Рухнет колониальный дом. Подпилив нулевые ставки, мы рушим колониальный дом, после чего срабатывает стандартный механизм строительства национально-ориентированной экономики, в которой у всех повышается резко. Причём парадокс в том, что люди получают выигрыш, происходит чудо, то есть люди получают выигрыш на следующий день. Потом им тяжело будет: работать придётся, трудиться, инвесторам деньги осваивать - это же труд. Можно телевизор смотреть, а можно бегать с взмыленной спиной по стройкам с утра до вечера для того, чтобы не украли, для того, чтобы наладить стройки, создать рабочие места. Но у вас возникает процесс, в котором вы управляете.

 

Обнуление ставок вам даёт власть, которую, конечно, надо будет ещё поднять, освоить, развернуть, набрать специалистов, но на вас валится тысяча проблем, которые вы начинаете решать. А сейчас вы никто и вас звать никак, от вас ничего не зависит.

 

Нулевые ставки запускают неотвратимый процесс восстановления суверенитета в экономике. А эти сложные конструкции: построить госснаб, построить госплан, создать институт контроля ценами - вам не позволяет запустить этот процесс.

 

Артём Войтенков: Хорошо, тогда последний вопрос о законах-заглушках. Вышел законопроект, по крайней мере, я про него читал, законопроект, обязывающий СМИ, которые получают средства из-за рубежа сообщить о том, что они финансируются из-за границы. Внёс его депутат от ЛДПР. Но подобный закон вы вносили года два, по-моему, назад, если не раньше.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: Опять получается так, что по вашим законопроектам тишина, по законопроектам от других…

 

Евгений Фёдоров: В чём сила НОД? НОД всегда прав. Это парадокс, но он всегда прав. Не потому что мы собрали гениев, как Глазьев. НОД всегда прав, потому что он делает всегда одно и то же во все исторические времена, и всегда с одинаковым результатом. То есть наши результаты определяет только расстановка сил. Если перевес на нашей стороне – результат быстрее, перевес не на нашей стороне – результат медленнее, либо вообще отступление, как мы сейчас наблюдаем в России, то есть враг наступает. Но это движение вперёд, назад. Если мы усиливаемся – мы побеждаем, если мы слабее – мы отступаем. И это не только в системе, но и в деталях. Этот закон один из этих деталей. Мы выдвинули систему, и кто бы тут, что бы ни думал, как бы ни придумывал, - всё равно вернётся к нашим идеям. Потому что они не наши, они наших дедов и прадедов. Вернётся к нашим идеям.

 

Парадокс. Мы внесли порядка 20 законов. Парадокс в том, что принято из них официально было три, четыре, а неофициально, то есть точно такой текст - процентов 70. И остальные 30 тоже будут приняты, но только ещё для них не настало время, нет расстановки сил.

 

Мы подняли вопрос конституционной реформы. Не приняли. Но мы же знаем, что примут через полгода, год. И это все знают, и те, кто отклонял, кто поумнее. Потому что это - магистральное шоссе, на нём вы двигаетесь в эту сторону, если хотите остаться в живых. Либо если мы его не принимаем, это другой сценарий, это катастрофа, ликвидация государства, мы о нём не говорим и всё. Поэтому всё время возникают какие-то идеи, которые в конце концов либо опираются на наше движение, либо носят характер контрдвижения против нас под нашими флагами. Это такая парадоксальная вещь.

 

Но здесь, я могу вам сказать очень просто. Если вы хотите достигнуть результата на базе наших идей, вы НОДовцев назначьте ответственными, и тогда вы достигнете результата. Потому что все идеи, которые были выдвинуты НОДом и реализованы, а их десятки, не достигли результата, потому что они носили в своей основе бутафорский характер. То есть их перехватывал враг, а враг управляет процессами ему это не трудно. Отказаться он от них не мог, он их перехватывал, но реально он их реализовать не может, потому что он назначал на эти цели вражеские элементы и ничего не получалось, обратите внимание. Но об этом мы отдельно поговорим, это отдельный разговор о деталях этого процесса.

 

Поэтому когда мы выдвигаем идеи НОДа, а они исторические, нам придется, если вы хотите получить результат, реализовывать их через НОДовцев. Отсюда и наш лозунг: "Дайте НОДу власть на 20 секунд, и этого достаточно будет, чтобы Россия стала суверенной". Потому что мы знаем гвозди, которые мы за 20 секунд воткнём в нужные места, объявим референдум, а после этого отменить его будет нельзя.

 

Артём Войтенков: Почему нельзя?

 

Евгений Фёдоров: Нельзя. Потому что уже после этого будет запущена стихия народного движения.

 

Артём Войтенков: Ну что, референдум объявили тут же отменили, всё.

 

Евгений Фёдоров: Невозможно, не успеют.

 

Артём Войтенков: Сказать: "А, это мы ошиблись".

 

Евгений Фёдоров: Невозможно.Уже пошёл процесс. Я же понимаю, как устроена система, я же опытный.

 

Артём Войтенков: Ну это да.

 

Евгений Фёдоров: Невозможно. Это всё равно, что вы открыли ящик Пандоры. Пошёл процесс, как с Крымом. Можно было отменить Крым? Нельзя. Вот и здесь отмените.

 

Артём Войтенков: Уже не получится.

 

Евгений Фёдоров: Невозможно. То же самое. Объявили – всё! Нам достаточно, НОДу власти 20 секунд - всё. Если нет НОДа у власти, идеи НОДа чаще всего реализуются врагами, но естественно бутафория, то есть делается вид. Если вы дадите власть на 20 минут, всё, нулевая ставка, я же вам говорю почему. Нулевую ставку объявите, решение издали - обратно не затолкаешь, всё. То есть начнётся сумасшествие, страна завертится как бешеная, просто на следующий день. С выпученными глазами забегают все инвесторы, работники, банкиры и обратно не затолкаешь.

 

Артём Войтенков: Ну да, дают деньги под ноль.

 

Евгений Фёдоров: Всё. Не затолкаешь, процесс пошёл по своему сценарию, как после Крыма. И он пошёл по сценарию резкого набора высоты российской экономики, резкий рост зарплат. Как только вы рабочему выдали зарплату в пять раз больше, вы обратно у него её не отнимите, он вашу руку откусит и перегрызёт, когда за зарплатой к нему полезут. В этом и есть главная ударная сила НОДа, предлагая наши решения мгновенно и безвозвратно.

 

Набор текста: Татьяна Самило, Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1008 мб)
Видео MP4 640x360 (387 мб)
Видео MP4 320х180 (215 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (25 мб)
Звук 32kbps MP3 (25 мб)
Звук 64kbps MP3 (45 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (72 мб)

Текст:
EPUB (195.41 КБ)
FB2 (370.96 КБ)
RTF (542.38 КБ)

Как отличить оппозицию от пятой колонны

Оппозиция и пятая колонна одинаково недовольны властью в стране. И те и другие говорят, что хотят сделать лучше. В чём отличия между ними?
Оппозиция опирается на свои силы, и не просит помощи у иностранных государств. Пятая колонна наоборот, получает заграничную поддержку и финансирование.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Как отличить оппозицию от пятой колонны

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_5kolonna

 

Часть из "Евгений Фёдоров 4 сентября 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-09-04

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров –Депутат государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Наше государство дожило до сегодняшнего дня, потому что, всё-таки, оно было на честной основе, на отсеве тех, кто воспринимал окружающую действительность, как дебилы. Дебилы первые, кто выходит на смерть. Дебил – на смерть, дебил – на смерть.

 

Артём Войтенков: Ну, подождите, а как же герои? Они тоже первые выходят на смерть.

 

Евгений Фёдоров: Герои, это немножко другое. Нации, которые дебилизируются, они просто вырезаются, уничтожаются, вычищаются.

 

Артём Войтенков: Не знаю, Евгений Алексеевич, я не верю в дебильные нации, как определение. В нациях во всех есть и умные люди, есть и глупые люди, есть и предатели, есть мерзавцы, есть хорошие.

 

Евгений Фёдоров: Давайте посмотрим, вопрос не о личности, вопрос об общем подходе. То есть, как только у вас перестают бараны бороться за свою жизнь, баранов режут.

 

Артём Войтенков: Это да.

 

Евгений Фёдоров: Как только бараны… У них, у баранов, не много возможностей - рога да копыта, но когда они борются за свою жизнь. А когда они не борются, их режут, потому что, они шею подставили, их порезали, и довольные разбежались. Поэтому, эта дебилизация… Я вам скажу, что народы, не выдержавшие мировой конкуренции, во многом не выдержали её не потому, что они слабы, а потому, что они дебилизировались, у них потерялось чувство самосохранения. И потеряв чувство самосохранения, они либо растворились в более сильных народах, либо проиграли им. Потому что, если бы они боролись до конца за себя, за свою нацию, за своё государство, они бы остались в каких-то формах. А вот их ослабление, прежде всего по линии мозгов, и Россия исторически победила многих. Где Османская империя? Её нет. А где Шведская империя? Где Германская империя?

 

Артём Войтенков: Я дополню, а где Российская империя? Её тоже нет.

 

Евгений Фёдоров: Она есть. Только она сократилась на процентов двадцать, но она есть. Российская империя, она сегодня называется Российская Федерация, только нам пытаются внушить, что это не Российская империя, а говорят, что мы с Луны спустились двадцать пять лет назад. За это идёт сейчас борьба. То есть, идёт дальше попытка дебилизировать российское население, оторвать его от исторических корней. Причём, официально, на это направлены государственные праздники, конституция, официальная пропаганда, и всё остальное. Вот за это идёт. Как только это удастся сделать (а это наполовину удалось сделать), дальше будет ликвидация очень легко - баранов порежут, и на мясо. Как и до этого резали других баранов других народов.

 

Артём Войтенков: Причём, резать будут даже свои.

 

Евгений Фёдоров: Это всегда. Смотрите интересные фильмы, кто в Великую Отечественную войну на украинской территории занимался террором? Местные жители. Я видел наши выступления, процентов на восемьдесят, на девяносто, во главе немецкий офицер, гестаповец, а исполнители из числа местного населения, полицаи, которые бандеровцами назывались и по-всякому другому.

 

Артём Войтенков: Правильно, немецкие солдаты не хотели марать руки свои.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, не хотели, потому что, марать свои руки, это серьёзное как бы личное решение, то есть, обязательно найдут. Это тоже в голове осталось - находят. Ты вроде, да, ты сейчас делаешь, что хочешь, а смотришь, через пару лет и тебя нет - удушили, придушили, поймали, Нюрнберг, или ещё что-то. Это есть, это система самозащиты, и люди, которые поумнее, это понимают. Почему я и говорю, что основная опора Пятой колонны в России, это дебилы. Это важный момент, это личные качества человека, это не просто его взгляды. Начальство конечно, профессионалы, типа Навального, а опора, значительная часть, это дебилы, подготовленные пропагандистским телевидением оккупационным, которых просто вычеркнули из головы.

 

Я же не случайно на "Эхо Москвы" сослался. Если бы там были аргументы, вот когда я говорю взаимосвязь между санкциями и пенсионерами Московской области, но она же, понятно, есть. И Путин о ней говорил. Если бы там были аргументы, я бы с удовольствием поговорил, поспорил. На "Эхо Москвы" меня почему-то не приглашают, боятся, а там их нет. Это доказательство дебилизации. На стороне Пятой колонны только дебилы, других там уже не осталось. Там либо откровенные враги, их немного, которые просто находятся в Америке, и в России только подруливают. Либо девяносто девять процентов, это дебилизированное население.

 

Артём Войтенков: Я с вами не соглашусь, потому что, вот среди моих знакомых, и близких и дальних, есть люди, которые поддерживают, скажем так, Пятую колонну, Белую ленту, причём, они совершенно умные, они хорошие, то есть, в личных отношениях они действительно, хорошие, добрые люди но вот в политических взглядах у них совершенно другая точка зрения.

 

Евгений Фёдоров: Ну-ка, давайте поподробнее.

 

Артём Войтенков: Но я не скажу, что они дебилы и дураки, понимаете?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они не дураки, нет. Смотрите, если они идут против своего рода, против своей семьи, а государство большая семья, то они дебилы. Исторически это дебилизм. Потому что исторически, людей, которые выступали против своего государства, своего рода, своей семьи, они - исторический дарвинизм, отсекались и выкидывались на свалку. Просто физически вырезались, убивались, вычищались. Защититься в этом конкурентном мире можно только "спина к спине". Если ты не понимаешь этой логики "спина к спине", то ты не понимаешь логики выживания, то есть, дебилизируешься. Ты выходишь из этого круга защиты, хотя он может быть, плохой круг, там воняют потом соседи, плохо выглядят, зубы у них не чищены.

 

Артём Войтенков: Ругаются.

 

Евгений Фёдоров: Да. Но ты, выходя их этого круга, ты просто обрекаешь себя на ликвидацию. Хотя враг тебя может и заманивать, он говорит: "Заходите, мы вам сосиску дадим, в тёплую палатку поселим, в концлагерь отвезём с хорошим питанием". Но человек, выходя из этой системы, он совершает дебилистический поступок, хотя лично он может воспринимать его, как нормальный. То есть, это уже отколовшийся. Отколовшийся подлежит ликвидации, и в роде, в продолжающемся, он исчезает. То есть, у него нет детей, у него нет внуков, и он является носителем такого решения, которое не закрепляется в последующих поколениях. А решения людей, их детей, которые вместе, хотя и в неприятной компании часто, остаются как бы жёстко в связке единого рода, единого государства, единой семьи, они закрепляют это в потомках. Потому что, эта неприятная компания для кого-то, она защищает их стратегически, их детей, правнуков, прапраправнуков. И так в истории.

 

За полторы тысячи лет нашей только государственности, вот эти все они, их же много у нас было, отщепенцев, исторических, они все дебилизировались, они исчезли, у них нет продолжения. Если они переходили на сторону другой нации, они там не были в первых рядах, их вниз, их растворяли, выжимали из них все соки, и они были обслуживающим персоналом верхушки, и тоже исчезали. Потому что, они не являются культурными носителями той нации, просто их культура исчезала, их использовали, как расходный материал, как баранов для питания.

 

Артём Войтенков: С этими понятно. С перебежчиками, да, никто из них там не поднялся.

 

Евгений Фёдоров: Так об этом и речь. То есть, человек, который воспринимает… Кому-то, может не нравиться Путин, кому-то может, не нравятся какие-то приёмы, какие-то вещи, но есть более важные вещи. Вот не нравится папа. Кому-то не нравится папа, он алкоголик, ругается. И что? Он перестал быть папой? Это другие вещи. У человека в мозгах всё-таки заложено. Представляете, я пришёл сегодня с утра, мне чего-то папа не понравился сегодня: "Пошёл вон папа отсюда, всё, больше домой не приходи". Дверь закрыл, ключ отнял, пошёл вон, Старенький, сопротивляться не может. Но это же понимают люди, что так неправильно себя вести. То есть, это более важно, чем характер папы, или мамы, или бабушки, или дедушки. И вот это более важные показатели.

 

А если человек идёт против более важных показателей, то есть, перебегает на сторону врага. А сегодня понятно, что "белая лента". Это может быть, пару лет назад это было неизвестно, но после того, как началась война на Украине, начались санкции, это стало уже очевидно. То есть, уже человек своей тупостью объяснить этот поступок не может. Он стал дебилизироваться, при этом он выглядит, как умный. Но это не долго, пару лет, и он дебилизируется и с точки зрения коммуникаций.

 

Артём Войтенков: Да нет, так не происходит.

 

Евгений Фёдоров: Он уедет. Девяносто процентов их них уезжают.

 

Артём Войтенков: Возможно. Просто я хотел бы сказать, как эти люди думают. Они говорят, что да, что наше государство неправильное. У нас тиран Путин, Путинский кооператив "Озеро" у власти, они всё воруют, они всё себе забирают, мы просто хотим, чтобы у нас была демократия, как на Западе, а у нас тут тоталитаризм и кровавый КГБэшник. Вот такой вот подход. То есть, с их точки зрения, они считают, что надо стране сделать лучше, убрав Путина и его, соответственно, верхушку.

 

Евгений Фёдоров: Убрав кого-то в России, я с этим даже не спорю. Если он хочет сделать что-то в стране лучше, кого-то поменяв, это нормальная позиция.

 

Артём Войтенков: Ну вот.

 

Евгений Фёдоров: Подождите. Но если, он для того, чтобы что-то поменять, опирается на власть иностранного государства, вот это и есть дебилизм. Понимаете разницу? Если он говорит, я хочу, чтобы в Госдуме были не Иванов, Петров, Сидоров, а другие фамилии, другие люди, это нормально. Мало того, это может быть даже очень сверх патриотическая позиция, но тут уже надо договариваться с другими особями твоего народа и государства. У тебя же не только у тебя голос есть.

 

Но если ты для этих целей, борьбы с коррупцией, например, едешь за океан, и получаешь оттуда опору власти, вот с этого момента и начинается дебилизм. То есть, ты стал дебилом, потому что, ты вышел. Ты сказал: "Для того, чтобы исправить моего отца-алкоголика, я его решил убить". Это уже неправильный ответ, понимаете? То есть, для того, чтобы исправить своего отца-алкоголика, надо совершить внутренние действия внутри своей семьи. А если ты его изгнал, уехал за границу, и там взял точку опоры, то ты перешёл на сторону врага в его интересах. Вот это чёткая граница.

 

Поэтому, если он белоленточник, то он враг не потому, что он против Путина, а потому что, он против российской государственности. Поскольку, он, перейдя в коммуникацию с иностранным государством в его интересы, встал на позицию врага, у которого задача ликвидировать Российское государство, о чём американцы открыто и говорят.

 

То есть, я под дебилизмом понимаю не то, что у них взгляды про Путина, или про обустройство. Я их дебилизм воспринимаю - опора на изначально дебильную, с точки зрения национальной особи, позицию, опору на иностранное государство для решения внутренних проблем.

 

Артём Войтенков: Смотрите, если мы возьмём пример с той же самой семьёй и отцом-алкоголиком, куда ведут отца лечить? В лечебницу, в больницу, прибегают к помощи врачей. А с их точки зрения, то же самое - наше государство больно путинским тоталитаризмом, поэтому, надо пригласить врача из-за океана.

 

Евгений Фёдоров: Дебилы. Потому что, врач из-за океана, это не врач, а политик, имеющий свои задачи, который, обладая необходимым пропагандистским ресурсом, ставит задачу ликвидации вашей семьи. И вы, перейдя к этому политику зарубежному, вы вписались в его задачу. Под предлогом лечения вашего отца-алкоголика, вы ликвидируете свою семью, то есть, себя, а это дебилизм. Потому что, результатом этой политики будет ликвидация вашего государства, вашей семьи, и вас лично. Это самоубийственный дебилизм.

 

Артём Войтенков: Люди просто не знают про это.

 

Евгений Фёдоров: Это их проблемы. Потому что, чтобы они это знали, им достаточно посмотреть, как это работало до них, с их дедами, с их прадедами, с жившими до них шестьюдесятью поколениями.

 

Артём Войтенков: Да ужас, что было, Евгений Алексеевич. У нас был кровавый царь, у нас были ещё более кровавые большевики, у нас был жуткий монстр Сталин. Так что, смотрите, куда ни плюнь в истории, всё плохо.

 

Евгений Фёдоров: Это всё пропагандистское описание пятой колонны.

 

Артём Войтенков: Так, а людям же не разобраться.

 

Евгений Фёдоров: Почему не разобраться? Они же разобрались в своей семье, они разобрались, когда им надо рожать детей, как их кормить, что делать на работе. Когда купить пианино, когда купить диван, разобрались.

 

Артём Войтенков: Нет, люди очень доверчивы. Им говорят по рекламе, надо покупать то-то, новые диваны…

 

Евгений Фёдоров: Вы называете это доверчивостью, а я называю это дебилизмом. Потому что, когда вы доверчивые, это ваше, как бы личное дело. А когда вы совершаете поступки, направленные против своих интересов, это вы дебил. Это две большие разницы.

 

Артём Войтенков: Ну почему? Пошёл человек, потратил всю свою зарплату на новый телефон, он в чьих интересах? Ему кажется, что в своих, он купил новую вещь.

 

Евгений Фёдоров: Ну, купил новую вещь, что такого?

 

Артём Войтенков: А потом вся семья целый месяц ничего не ест.

 

Евгений Фёдоров: Зато у всех есть радость от телефона. Почему? Это нормальное решение. Внутри семьи там тоже могут быть свои решения, но по сути, это нормальные решения. Семья на него повлияла, и в другой раз он телефон не купит. Или все пользуются этим телефоном, и смотрят в нём телевизор. Это по-разному может повернуться. То есть, тут логика в коммуникациях.

 

Почему мы говорим: патриоты могут быть оппозицией. Да сто процентов. Как правило, оппозиция, это патриоты, потому что, они хотят лучше. А Пятая колонна, это антипатриоты. Главные враги оппозиции - это Пятая колонна, как это ни парадоксально. Не власти, потому что, власть у нас коллаборационистская. У нас Пятая колонна есть и во власти, и патриоты есть во власти, и в оппозиции есть патриоты. А Пятая колонна, это не оппозиция, это внешнее управление, направленное на ликвидацию вашего гнезда, вашего дома, вашей семьи, и вас лично. То есть, это совершенно другая логика. Если это белоленточник, у него задача, даже если он не думает об этом, - ликвидация этого государства. Результатом ликвидации этого государства - сход российской нации с конкурентной полуторатысячелетней борьбы, что физически для него означает резню, для этого человека, поэтому он дебил. А исторически, отсутствует продолжение его государства, его рода, его семьи, в том числе, культурное продолжение. Это конкурентная борьба, и многие народы не выдержали этой борьбы. Вы думаете, что, только у нас дебилы? Вы думаете, там не было дебилов в Германии, которая зачем-то начала Первую мировую войну и грохнулась?

 

Артём Войтенков: И Вторую.

 

Евгений Фёдоров: Или в Австро-Венгрии, или в Шведской империи Карла Великого? А от дебилизма к смерти уже полшага. Нам придётся в этом плане восстановить наш природный здравый смысл.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (115 мб)
Видео MP4 640x360 (60 мб)
Видео MP4 320х180 (33 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (3 мб)
Звук 32kbps MP3 (3 мб)
Звук 64kbps MP3 (7 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (10 мб)

Текст:
EPUB (192.36 КБ)
FB2 (274.55 КБ)
RTF (116.84 КБ)

Почему США убивают Сирию 1

Глобальная империя США карает непослушных в любых точках земного шара.
Соединённые Штаты Америки вынуждены так поступать, иначе они потеряют свою власть над миром.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Почему США убивают Сирию 1

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_usa_syria

 

Часть из "Беседа от 3 сентября 2013 года"

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2013-09-03

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Мария Катасонова - Народное освободительное движение

Стэлла Куценко - ПартриоТЫ-РФ

Татьяна Кирносенко - Народное освободительное движение

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, скажите, пожалуйста. Что сейчас в Сирии происходит? Обама сказал, что пора туда уже вмешиваться. Хотя у него есть на это полномочия, он не дал приказ американским войскам начать войну. Он сказал, что будет решать конгресс. Кэмерон, премьер-министр Великобритании, тоже сказал, что надо Сирию прищучить, но это всё будет решать парламент. Орланд, президент Франции, сказал, что да, пора этих сирийцев, уже нехороших, этого Башара Асада тоже разбомбить, но это будет решать французский парламент. Что это за игра такая? Что там происходит?

 

Мария Катасонова: В Британии они проголосовали и с перевесом в 13 голосов приняли решение...

 

Евгений Фёдоров: Запрет на вмешательство.

 

Мария Катасонова: Да. Сейчас хотят устроить повторное голосование.

 

Евгений Фёдоров: Понятно. Продавливают.

 

Мария Катасонова: Да.

 

Евгений Фёдоров: Есть ещё одна информация, которую недавно мне, буквально сегодня, передали, что в Вашингтоне, в Лондоне и в Париже резко увеличилась покупка книг, связанных с Нюрнбергским трибуналом: переводные материалы по Нюрнбергскому трибуналу, по материалам Нюрнбергского трибунала. Я так понимаю, что в совокупности этих факторов можно говорить о том, что как говорится и хочется и колется, всерьёз высокопоставленные лица и не очень чиновники в США и других странах начали перечитывать исторические перспективы, которые могут лично их касаться.

 

Вопрос на самом деле значительно более глубокий. Давайте на него ответим по-другому. Что делают США с Сирией? Как складывается ситуация? Могу даже ещё обострить вопрос. Нападут ли США на Сирию? Я считаю, нападут. И объясняю, что это связано с тем, что они находятся сегодня в определённой геополитической логике, с которой они уйти не могут, потому что особо нет вариантов. Потому что если они на Сирию не нападут... А что такое нападение на Сирию? Это публичный акт карательной операции против государства, которое смело их ослушаться: не выполнило их распоряжение и так далее. Поддержка своих же собственных сил, потому что "Аль-Каида" это давно известное нерегулярное подразделение США, которое воевало ещё в Афганистане. Подобно Иностранному легиону во Франции. Они давно находятся в Сирии, давно воюют, но у них это не получается без поддержки основных сил США: без авиации, без морских сил, без ракет и так далее. То есть технология нерегулярных частей проблему карательной операции против и сирийского правительства не решают.

 

Соответственно, для того чтобы перейти к этой карательной операции они устроили стандартную историческую историю. Вспомним, как Гитлер начинал нападение на Польшу. Он сделал захват радиостанции, ввёл туда своих специальных людей из разведки и они инсценировали захват радиостанции. Это была в чистом виде провокация. Абсолютно такая же сейчас провокация с химическим оружием, которая сейчас видна, она шита белыми нитками. Тоже всё это не случайно, потому что для такого рода вещей нужны поводы.

 

У американцев не получается удержать однополярный мир и своё лидерство, а значит доллар и свой высокий уровень жизни в мире без карательных операций, без массовых расстрелов, без массовых повешений. И у Гитлера не получалось. Он это делал не потому, что он изначально был врагом человечества, а потому что его туда толкала политическая логика. Встав на эту логику, он переходил в террор, потому что если для французов, например, или итальянцев террор не обязателен для того, чтобы держать их в покорности в силу их менталитета, то для русских, арабов и многих других стран, в том числе Ближнего Востока, без террора удержать в покорности народ невозможно. Это связано с исторической культурной логикой формирования этих народов, этих наций. И к русским, подчёркиваю, это тоже в полном объёме относится.

 

Поэтому просто напугать Россию не получается. Англичане нас пытались Крымской войной напугать, Наполеон – взятием Москвы. Во Франции бы получилось, в Австрии бы получилось, в России – нет. Поэтому он вынужден заниматься эскалацией, как и другие агрессоры до него, и ставить вопрос уничтожения, в данном случае людей, которые живут в Сирии, с помощью публичных жёстких, абсолютно открытых карательных операций. Чем жёстче, тем лучше. Отсюда эти люди, которые вырывают сердца и их публично едят. Это же не случайно американцы туда отправили каннибалов. Им надо продемонстрировать страх, потому что в покорности такие народы по своей истории можно удержать только тотальным страхом, массовыми казнями и репрессиями. Они это и делают.

 

Но при этом они тоже, как люди не глупые, тоже понимают, в том числе по опыту предыдущих агрессоров, того же Гитлера, что это может привести к консолидации части мира против них на принципах "за людей против людей". Даже не на принципах суверенитета и свободы – за людей ты или против людей? Именно на консолидации против этих методов, что в свою очередь может привести лично к ситуации, когда люди, которые принимали эти решения, окажутся на скамье подсудимых через пять лет, например. И, допустим, получат смертную казнь от того международного сообщества, которое к тому времени там сложится. И они это понимают.

 

Поэтому они находятся на такой грани. Контролировать ситуацию без массовых репрессий уже невозможно, они это понимают, но и проводить массовые репрессии боязно. Отсюда попытка переложить ответственность. Потом, если что, они так думают, на будущем Нюрнбергском трибунале мы скажем, что это не мы решение принимали, а нас заставили депутаты Конгресса или ещё кто-то. Они это будут делать, но в принципе они находятся в геополитическом тупике. Дальнейшее развитие мира для них воспринимается только через массовый террор. Причём серьёзный террор, чтобы погибали миллионы людей. Это уже становится понятно.

 

Подчёркивают, что политика Гитлера, как нам иногда говорят, что "это исключение", но это не исключение. Это обычный англосаксонский метод конкурентной борьбы с нациями, на которых нельзя надавить, а можно только убить. В частности это относится и к России в полном объёме.

 

Поэтому мой прогноз такой. Американцы, несмотря ни на что, они просто не могут не вторгнуться в Сирию. Иначе они через три года потеряют власть в Вашингтоне. Вообще. У них произойдёт откат государственного строительства США, что означает распад США. Не случайно Обама сказал, что вторжение в Сирию – есть национальный интерес США. Он правильно сказал. Потому что, представив себя на месте людей, которые ему советуют, американцев, я просто понимаю, что они не удерживают ситуацию в национальном ключе даже в Штатах, если не идут по пути массового террора. Просто не удерживают. Они понимают, что с одной стороны они через пять лет получают бунтующую Америку, у которой нет куска хлеба. Вернее, кусок-то есть, только не такого масштаба, как сейчас в половину ВВП. С другой стороны они могут получить риски Нюрнбергского трибунала. И вот сейчас они между этими вещами маневрируют.

 

Они выберут решение агрессии, обложившись всякими левыми делами, согласиями Конгресса. Дальше Сирия успокоит для них мир на пару лет, а потом потребуется следующая террористическая массовая акция уничтожения. Вот она уже будет приближаться к России и к Китаю. Откуда они будут втыкать карательный нож в Россию – это может быть и Украина, и республики Средней Азии. Но скорее это всё-таки Украина, потому что здесь не такое население, как в Средней Азии. Оно более цивилизованное, более европейское. Естественно, русские живут. Поэтому с их площадок удобнее.

 

Для меня это означает, что следующие выборы президента Украины будут ключевыми. Американцы попытаются провести свой аналог грузинского Саакашвили на Украине и с этой позиции осуществить агрессию против России. А также что-то сделать в Казахстане, чтобы увеличить агрессию против Китая. Они идут по пути репрессии в отношении всего мира для целей поддержания американской однополярной империи с колониями и со статусом колонии.

 

Артём Войтенков: Если американцы сейчас оставляют Сирию в покое, это означает для всего мира, что они слабые и весь мир начинает меньше платить им дань и отжимать в каких-то вопросах?

 

Евгений Фёдоров: Да, начнёт постепенно отжимать. Это как на территории Советского Союза. Почему Гитлер осуществлял карательные операции против городов, сёл, партизанских отрядов? Потому что тем самым он поддерживал режим оккупированной территории. Так и американцы. Если они перестанут поддерживать режим оккупированной территории в мире, то они уйдут, а для них это смерть, то есть вопрос национальной безопасности. Обама честный парень, он честно об этом говорит. Каннибалы на службе Америки – это национальный интерес США, он прав.

 

Артём Войтенков: Получается, Сирию им надо додавить по любому? Без вариантов.

 

Евгений Фёдоров: Да, но вы не забывайте, что это понимают не только к американцам. Сегодня международный аспект геополитического национально-освободительного движения действительно решается в Сирии. Я, наверное, не раскрою вам большого секрета, если скажу, что на стороне Асада воюет большое количество профессионалов с разных стран, включая и некоторые европейские страны с согласия спецслужб соответствующих государств. Это форма борьбы, как в своё время в Испании. Помните, когда сложилась ситуация, когда с одной сторон – агрессор Гитлер, с другой стороны – разные государства, совершенно непонятная коалиция, в которой Советский Союз вместе с англичанами, частично с американцами, и там, и здесь. Такая же ситуация складывается в Сирии. Поэтому это не простой орешек.

 

Стэлла Куценко: Два эсминца позавчера было отправлено в зону Средиземного моря.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, у нас же тоже отличные специалисты. Путин понимает, что после Сирии будет подбрюшье России, а потом и Россия. Поэтому через Сирию идёт ход на Россию, как через Варшаву шёл ход на Советский Союз.

 

Татьяна Кирносенко: Россия должна выбрать себе такую тактику, увязнуть в Сирии своими войсками?

 

Евгений Фёдоров: Войска России не должны ни в коем случае появляться в Сирии. Мы всё время придумываем какие-то новые конструкции, а они все придуманы уже давно и все работают так, как они работают и по-другому они никогда не работали. Мы помним, что когда были испанские события, там не было советских войск.

 

Артём Войтенков: Официально их не было.

 

Евгений Фёдоров: Там были советские добровольцы. Я уверен, что в Сирии есть добровольцы и на стороне карателей это не добровольцы, а нерегулярные карательные части США, и на стороне Асада какие-то функции выполняют наши российские специалисты. Я в этом уверен. И не только они. Глупых людей в мире всё-таки нет. Все понимают, какая идёт геополитика, какая идёт технология, все понимают, что будет после Сирии. После Сирии плохо будет всем, включая французов, англичан, немцев, потому что американцы усилят давление, а для кого-то террор, и на территории своих союзников. Они все это понимают и там есть свои ростки освободительного процесса.

 

Артём Войтенков: Тогда получается, что Обама или американская элита отдают приказ: воюем в Сирии, давим её до конца. Обама начинает юлить, чтобы не брать на себя персональную ответственность, что это он лично сделал. Перекладывает это всё на конгресс. Конгресс соответственно кого-то перекупит, на кого-то надавит. Конгресс скажет: мы тут все проголосовали, это общественное мнение США. А почему тогда юлят Франция и Англия? Им дали приказ, но они не хотят?

 

Евгений Фёдоров: Нет. У них там раскол. Часть людей не хотят оказаться на скамье подсудимых. Они же не дураки, они понимают, как развивается логика мировых событий. Они не хотят быть в числе тех, кто будет оказываться на статье подсудимых за геноцид, потому что история Сирии – это история геноцида в чистом виде. И они не хотят, это же персональная ответственность. Это ведь не бумажка с обамовским приказом, которой можно прикрыться, а это персональное решение.

 

Нюрнбергский процесс как раз вскрыл технологию решения. Там же много людей было. По Нюрнбергскому процессу пошли десятки тысяч людей – это разные люди, и третьего эшелона, и пятого, и кто лично участвовал, и кто отдавал приказы, и какие приказы. Они это понимают. Им лично совсем не хочется так рисковать. Это нужны люди другого закала, которые уже отмороженные. Всё-таки во главе многих стран отмороженных нет. Скорее там трусы, предатели, слабаки, но не отмороженные, потому что отмороженный и слабак – это принципиально разные конфликтные понятия.

 

В этом плане европейцы проявляются боязнь, слабость. Они не хотят оказаться в возможных рисках личной ответственности. И Обама не хочет, и его аппарат, что ещё важнее, не хочет. Они пытаются зацепиться за конгресс, который скажет: а мы вообще тут ни при чём, народ так поручил.

 

Артём Войтенков: Американцы просто не хотят лезть сами и толкают впереди себя Англию с Великобританией, как это было в Ливии?

 

Евгений Фёдоров: Нет, они и сами бы пошли, но они хотят пойти в коалиции. Ливию уже проехали. Урок Ливии уже всеми усвоен. Суть этого урока в том, что все знают по какой дороге идут США. И все знают, что с дороги они свернуть не смогут не по причине глупости, а по причине железобетонных политических, геополитических законов. Либо они прекращают существование американского государства, либо они идут по этой дороге и доходят до газовых камер. Можно сказать, что они уже начались, потому что те истории с газом, привезённым туда (кстати, английским, как мы знаем) – это уже газовые камеры в каком-то смысле, террор, каннибализм и так далее. Они уже перешагнули определённую грань.

 

Дальше произойдёт определённый раскол. Американцы будут вынуждены запустить механизм террора. Не только извне, но и внутри страны, потому что в стране американцы тоже расколются: некоторые захотят поддерживать режим нового Гитлера, некоторые не захотят. Чтобы подавить своих, американцам внутри Штатов придётся запускать механизм уже внутреннего террора. Это уже определённая грань пойдёт. Она известна, она пройдена много раз. Законы так устроены. Это объективные вещи.

 

Дальше они внутри страны закручивают гайку террора. Дальше страны раскалываются. Не сразу, а в перспективе 2-3 года. Какие-то страны принимают решение быть в антигитлеровской коалиции нового гитлера – Обамы. Какие-то страны окажутся подмятыми под ним и окажутся в его рядах, там тоже будут свои истории – появятся свои Муссолини. Мир одинаковый всегда.

 

Артём Войтенков: Понятно, только разъясните, а почему президент Франции и премьер-министр Великобритании говорят, что надо бить Сирию? Казалось бы, Франции и Великобритании до Сирии, по крайней мере, сейчас, особого дела нет. Американцы их долбят – вот их дело, пусть и разбираются.

 

Евгений Фёдоров: Потому что они в американской лодке и в американской кормушке. Давайте на нашем примере. Кого финансирует Россия? Россия финансирует США, Европу, то есть Францию и Англию – отдельно 10% нашей дани идёт в Англию через механизм Центрального банка и другие механизмы. Англичане за счёт колоний живут уже лет пятьсот. У них тоже есть понимание процессов. Они понимают, что если они выпадают из этой коалиции с американцами, то они теряют состояние. Дальше они просчитывают ситуацию. Если для американцев падение потребления в два раза означает ликвидацию страны, то англичане более гибкие, конечно. Они могут выдержать и более глубокое падение в силу своей специфики, но всё равно им это не нужно. А для Штатов это вопрос национальной безопасности, сохранения государства.

 

Артём Войтенков: Заявление президента Франции и премьер-министра Великобритании – это их личное дело, они сами так решили или это приказ Обамы? Как вы считаете?

 

Евгений Фёдоров: И те, и другие – это люди, интегрированные в систему американского управления. Не забывайте, откуда он взял власть Олланд. Американцы целую спецоперацию со Стросс-Каном сделали, чтобы Олланду дать власть. Олланд – американский агент, открытый, ничего не скрывающий. Американцы просто агента Саркози заменили на агента Олланда для чего успели целую спецоперацию спецслужб провести. Понимаете масштаб явления? Убрали, кого не нужно, и назначили кого нужно. Естественно, он является американским агентов в чистом виде, поэтому он её отрабатывает. Дальше кто-то во Франции сопротивляется, кто-то возмущается, а он продавливает. Всё, как у нас, только другой уровень страны. Если Франция – просто вассал, то Россия – вассал плюс колония, у нас более эксплуатируемый статус. Поэтому Франция получает хорошие дивиденды за счёт России – за счёт колонии.

 

Артём Войтенков: У них там тоже всё далеко не гладко.

 

Евгений Фёдоров: Определимся, что такое гладко, а что нет. У них уровень жизни выше, чем у нас, в четыре раза. Вы сейчас говорите, что у них "не гладко", то есть их уровень жизни снизился и стал в 3,5 раза выше, чем у нас. Ну, извините...

 

Артём Войтенков: Если американцы – на 9-е сентября намечено совещание – принимают решения бомбить. Они начинают Сирию бомбить. Что в этом случае в мире происходит тогда? Сирия начинает, естественно, защищаться.

 

Евгений Фёдоров: Война и терроризм расползаются. В Европу приходит 0,5-1 миллион беженцев. Может быть, больше.

 

Артём Войтенков: В Европе уже сказали визы сирийцам не давать.

 

Евгений Фёдоров: Нет, вы можете визы сирийцам не давать, но вы не справитесь с сирийцами, которые на чём угодно приплывут и появятся на ваших берегах. И что вы сделаете? Поставите пулемёты на побережье и будете расстреливать тех, кто выходит из моря? Как не давать?

 

Пока нет войны, можно не давать. Когда началась война и начали убивать людей, то люди меняются и эти беженцы меняют. Эти беженцы будут агрессивными. Они будут идти под пулемёты, спасая свои семьи и жизни своих детей, которые будут с ними, и вы их не остановите. Это террор, который выплеснется в европейские страны. Это кстати один из побочных эффектов. Тем самым ещё жёстче зажмётся управление тех же Франции, Германии, Италии и других стран.

 

Стэлла Куценко: Евгений Алексеевич, вы думаете, что это будет второй Афганистан?

 

Евгений Фёдоров: Для американцев имеется в виду второй Вьетнам?

 

Стэлла Куценко: Афганистан просто более протяжённый был.

 

Евгений Фёдоров: Я понимаю. Трудный вопрос. Понятно, что американцы не заменят Сирию. Это я понимаю. Это будут партизаны, но само по себе понятие Афганистана растягивается на 10-30 лет. Это будет заноза в американской внешней политике в военном смысле тоже. Постоянно будут там нервы от этого у американцев, давить кто-то будет. Это ясно. Вопрос в другом. Они не могут остановиться в Сирии. Они автоматически на сирийских плечах, на подавляемых в Сирии людях, они автоматически будут идти дальше. Они дальше пойду в Иран. Я думаю, что Иран начнётся ровно на второй день после Сирии. Для Ирана это вопрос абсолютно прямой выживаемости. До нас ещё надо дойти через Иран, а для Ирана это напрямую. Но логика такая.

 

Я бы хотел ещё раз обратить внимание, что логика обыкновенная. То, что с Россией произошло, - это прямая обыкновенная логика геополитики, которая была всегда и которая будет всегда, пока будет homosapiens со своим менталитетом, и со своей психологией, и со своими инстинктами. Мир какой был, такой и остался в плане человеческого, психологического состояния. Это англосаксонская ментальность. Это ментальность европейских народов. Это происходит изнутри природы.

 

Стэлла Куценко: Нужно доказать, что наша ментальность правильнее, лучше.

 

Евгений Фёдоров: Изначально понятие русский по другой логике выстраивалось. Никогда Россия не  строила своё развитие по принципу "колония – метрополия", всегда строила по принципу равной территории. Даже может провинция была важнее, чем центр в плане технологии развития. Это последнее время технология начала меняться, потому что к нам пришла оккупационная модель управления, но это отдельный разговор.

 

Мария Катасонова: В свете последних событий, что происходит? Наше Министерство иностранных дел сначала заявляет о том, что в Египет лучше не ездить. Потом говорит, что лучше не ездить на Ближний Восток. Теперь уже говорит, что лучше вообще не ездить в те страны, где вас могут экстрадировать в другую страну по каким-то – ложным, не ложным, неважно – обвинениям.

 

Артём Войтенков: Это вся Европа получается.

 

Мария Катасонова: Там более 100 стран. Плюс наши корабли выходят в Средиземное море с целью защиты интересов в регионе. Мы поставляем оружие Башару Асаду. Обама всё-таки, по вашим словам и по словам многих аналитиков, будет нападать на Сирию. Всё это может выйти за рамки локального конфликта и стать уже более глобальным?

 

Евгений Фёдоров: Это стандартная технология разворачивания мировой войны. Да, я с вами согласен.

Теперь по МИДу отдельная история. Давайте мы чётко для себя определимся. С точки зрения русского человека, русской культуры, русского менталитета, русской истории и русской психологии (русский и российский – это одно и то же) англосаксы – подлецы, это подлая нация. Их технология подлая для нас. То, что для нас неприемлемо в отношениях между народами и людьми, для них – приемлемо. Это и называется подлая нация.

 

МИД заявил о том, что нельзя. Ведь реально, что он сказал? Он сказал, что эти подлецы в нарушение любых законов волюнтаристическим образом похищают людей, каких хотят. Вопрос. Чем они отличаются от чеченских бандитов, которые похищали у нас людей? И неправосудно в отношении них производят решения и казни, потому что там у них смертная казнь. Вот, что сказал МИД, только дипломатическим языком. Но давайте называть вещи своими именами. Потому что это историческая конкурентная борьба, которую мы осуществляем, в том числе с подлыми народами, проживающими в Европе и в Америке. Вот так это и скажем. Наконец, всё вскрылось, то, что до младенцаам было известно в России, сейчас наш МИД об этом аккуратно сказал.

 

Артём Войтенков: Мы знаем, что в Европе хорошо, добрые европейцы живут.

 

Евгений Фёдоров: Только подлые. Ситуация поменялась и вы, добрый, радующийся коррупционер, живущий в Лондоне, оказываетесь вдруг – один, два отравлены, а в массовом числе интернированы в концлагерь, как это было, например, в США во время Второй мировой войны. 6 миллионов человек. Про Гитлера я вообще молчу.

 

Артём Войтенков: По поставкам оружия. Наши опять самолётами сказали, что "мы тут должны были поставить в Сирию столько-то самолётов, но мы это дело отложим – Сирия не платит".

 

Евгений Фёдоров: Так у нас тоже идёт определённая борьба. Но мы это ранее обсуждали, то есть система власти в России не суверенна, поэтому тут могут происходить совершенно разные сигналы в плане властного управления. Конечно, можно разобраться в том, что вы говорите, но я так понимаю, что это один из конфликтов во власти. Путину в ручном управлении надо обуздать антироссийскую сущность финансовых властей.

 

Артём Войтенков: То есть оружие мы должны всё-таки в Сирию поставлять?

 

Евгений Фёдоров: Я думаю, что цена поставки оружия в Сирию сегодня – десятки тысяч жизней граждан России завтра. Выбирайте.

 

Мария Катасонова: В Министерстве обороны России во вторник утром сообщили о том, что российская система предупреждения ракетного нападения зафиксировала старт двух баллистических целей в акватории Средиземного моря. В Министерстве обороны Израиля сообщили, что были зафиксированы пуски. Да, это было и это было испытание системы для систем ПРО, и они проходили совместно с США. В связи с этим по источникам из авиационных кругов была выпущена в России соответствующая директива, которая запрещает гражданским воздушным судам российских авиакомпаний полёты над Сирией в связи с боевыми действиями, в связи с испытаниями системы ПРО. Это тоже говорит об этой напряжённости?

 

Евгений Фёдоров: В жизни с одной стороны всегда коктейль, с другой стороны всё просто и понятно. С одной стороны для того и сделали эти испытания израильтяне с американцами, чтобы там не было нашего присутствия в воздухе. Но плюс ещё они пробили информационную систему, потому что сегодня война – это информация, спутники, информационные подходы и так далее.

 

Но наша система сработала. Это тоже положительный показатель. С другой стороны реакции в Москве на эти вещи со стороны США и Израиля могут быть разными и не обязательно национально ориентированными. Я просто не знаю деталей. Вполне может быть как повод или ещё какие-то вещи для того, чтобы прекратить поставки в Сирию. Идёт война нервов, в том числе с Российской Федерации и с Путиным, но что конкретно – надо разбираться.

 

Мария Катасонова: Путин и Матвиенко поддержали инициативу отправки нашей делегации в Конгресс США. Это последняя попытка дипломатическим методом решить ситуацию в Сирии?

 

Евгений Фёдоров: Я считаю, что это хорошая инициатива. Подлецы должны в лицо получить информацию, что они подлецы. Это, конечно, ничего в них не изменит, но это создаст для них некую внутреннюю психологическую неустойчивость и риски. Но мы боремся за мир до конца.

 

Артём Войтенков: Они же не скажут в лицо, что "вы – подлецы". Они мягко, обтекаемо, что "мы недовольны вашей политикой".

 

Евгений Фёдоров: Это полезные сигналы. Сегодня они так скажут, а потом через 5-10 лет кто с кем будет общаться и в каком качестве – ещё неизвестно и кому-то могут и припомнить. И они это понимают. Дураков нет. Многие планируют и свою личную жизнь, и свою личную позицию. Одно дело прятаться где-то за какой-то информационной ширмой и принимать решение об уничтожении других людей и народов, а другое дело, что тебя лично видят, что именно ты принял решение и посмотрели, как ты нажал кнопку в американском конгрессе, проследили, зафиксировали на бумаге и подшили в архив.

 

Текст подготовлен компанией "Орфографика" http://услуги.орфографика.рф

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:
VISA: 4276 3800 1161 4356
Яндекс-деньги: 410011955138747
QIWI: +7 925 460 1909
WebMoney рубль: R142363945834
WebMoney доллар: Z182191503707
WebMoney евро: E344386089713
PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (405 мб)
Видео MP4 640x360 (148 мб)
Видео MP4 320х180 (82 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (8 мб)
Звук 32kbps MP3 (8 мб)
Звук 64kbps MP3 (14 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (21 мб)

Текст:
EPUB (163.66 КБ)
FB2 (246.56 КБ)
RTF (225.74 КБ)

Евгений Фёдоров 1 июля 2012

Беседа с депутатом Государственной Думы РФ Евгением Фёдоровым 1 июля 2012.
Разговор о причинах поражения СССР в холодной войне, почему люди предали своё отечество, почему Михаил Горбачёв разваливал Советский Союз, сколько денег давали американцы на уничтожение советского оружия, почему Борис Ельцин назначил президентом Владимира Путина, кто управляет Россией, кому подчиняются российские олигархи, кто контролирует СМИ, внешнем и внутреннем обороте доллара, оккупационном рубле, первом восстании Путина против метрополии, карательных операциях мировой империи США, соперничестве народов и русской формуле жизни.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 1 июля 2012

Видео: http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2012-07-01

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://efedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Специфика исторического развития Российской Империи исторической – это добровольное присоединение народов, желающих остаться в живых. Поскольку формула жизни, созданная русскими, на территории России такова, что в ней комфортно проживать. А формула, созданная другими народами не комфортна.

 

Например, Грузия. Некомфортно Грузии было погибнуть в Османской Империи, путём вырезания всего населения. И соответственно грузинские князья попросили Россию, чтобы она приняла их под свою руку, и тем самым защититься, просто остаться в живых.

 

Всегда так в мире. Мир настолько жёсткий был всегда, что если ты не выдерживаешь конкурентную борьбу, например, потому что слабый, маленький, значит, ты погибаешь. Тебя просто вырезают. Лет пятьсот назад просто народы вырезали подчистую. Они исчезали с лица земли.

 

И дальше, естественно, у народа возникала необходимость договориться. Поскольку Российская Империя предлагала форму договора, в которой сохранялись чувства собственной значимости этих народов, которые входили в неё, то они сюда шли.

 

Потому что Османская империя предлагала другую форму – "Мы тебя уничтожим, и на этом всё закончится. Ну, кто-то один, два, три останется, они будут у нас там работать. Женщины в гарем, мужчины в каменоломни".

 

Вот такая была формула. И Армении такое же было предложение, и странам в южной Европе, Болгарии, многим-многим другим. Это не отменяет суть разговора, который мы начали - конкурентная борьба есть суть жизни. Форма существования людей и наций - конкурентная борьба даже не ради денег, а ради чувства собственной значимости.

 

Что такое в понимании Советского Союза "коммунизм" и "социализм"? Это претензия. В основе этого лидерства лежит чувство собственной значимости. Это - претензия. Вот Советский Союз говорил "Коммунизм во всем мире!" - о чем он говорил? Он говорил о том, что мы имеем претензию на управление Соединенными Штатами Америки, на управление Европой, на управление Африкой - на управление всем миром. Но поскольку, мы так сказать это не можем - как бы, "некрасиво". Пятьсот лет назад это было нормально сказать: "Хотим, чтобы вы были под нами, были нашим вассалом"

 

А сейчас вроде некрасиво это сказать. Поэтому Советский Союз говорил "Коммунизм во всем мире", имея в виду доминирование над другими странами через эту формулу идеологическую. То же самое американцы. Когда они говорят "демократия американская" и в связи с этим бомбят Ливию или там африканские страны, или Югославию. Они бомбят их не потому что они там "демократию проводят". Они под словом "демократия" реализуют чувство своего лидерства в мире, то есть они реализуют позицию метрополии, которая других подавляет.

 

Советский Союз в силу своей специфики не ставил задачу сбора денег, но ставил задачу чувства собственной значимости, доминирования – однозначно. Когда он управлял Польшей, Чехословакией, он управлял с позиции хозяина, начальника. Другое дело, что он не ставил задачу грабить, как эту задачу ставят американцы. Но это уже дело метрополии: некоторые ставят такие задачи, некоторые не ставят.

 

Артём Войтенков:Евгений Алексеевич, получается, что между Соединенными Штатами Америки и Советским Союзом вы как бы ставите знак "равно"?

 

Евгений Фёдоров:Я ставлю знак "равно" между каждым человеком. Если Вы лично конкурируете с другим человеком, то вы равны в своей конкурентной борьбе. Любая нация - она конкурирует. Я не считаю, что американцы являются исчадием зла. Потому что исчадием зла - это уже политические процессы их к этому могут привести. Как они привели, допустим, немецкий народ, который создал нацизм как исчадие зла. Но создание этих процессов - это форма конкурентной борьбы наций. И в этом случае любая страна, любая нация – одинакова.

 

Все хотят быть лучше других, все хотят доминировать над другими - в рамках конкурентной борьбы. А как вы думаете? Я говорю какую-то новость? Я говорю о чём? Что мотивация одинакова. Методы - разные. В силу культуры народа - разные.

 

У одного народа более жёсткая, как бы, культура - он реализует одни принципы. Вот европейская культура по своей основе – подлая. Я не стесняюсь это говорить. У них основа такая, связанная с историей, со спецификой. На территории России - менее подлая культура. Это, кстати, отражено и в духовной сфере, и в сфере церковной - во всех отношениях. Но это - уже методы, а суть - одинаковая. Что две собачки конкурируют между собой: даже не за еду, а за чувство собственной значимости. По отношению - что нации, что люди. Методы бывают разные - они связаны с культурными особенностями. Здесь я согласен.

 

Американцы, как наиболее молодая нация, склонны к детским вещам. А детские вещи - это жестокость. И в этом плане методы конкуренции американцев - более жестокие, чем методы конкуренции, которыми действовал Советский Союз, а до этого Российская Империя. Вот с этим я согласен. Но то, что эта мотивация абсолютно одинаковая - это тоже факт. На этой планете все нации хотят быть главными. А если кто-то не хотел быть главным, тот исчез пятьсот лет назад.

 

В чем логика конкурентной борьбы? Если вы не хотите конкурировать - вас съедят. Потому что ваш конкурент продолжает хотеть конкурировать - и просто вас уничтожает. Поэтому те, кто отказался от логики конкурентной борьбы по каким-то причинам, те просто исчезли. Они растворились в других народах и нациях.

 

В этом плане методы Советского Союза (конкурентность) тоже были нелёгкие. Посмотрите, например, такой метод конкурентной борьбы, как Интернационал. Вообще-то говоря, это - вооруженное восстание. Вот американцы создали Госдепартамент для восстаний на других территориях и борьбы, а Советский Союз создал Интернационал. И суть этого механизма, куда вливались гигантские деньги - по некоторым расчетам просто сопоставимые с бюджетом Советской России. Деньги, которые туда  вливались на работу за рубежом. И эти деньги направлялись на создание вооружённых отрядов в других странах. Это метод конкурентной борьбы Советской России.

 

Я исхожу из того, что это стопроцентный метод конкурентной борьбы Советской России. Под флагом коммунизма. Но флаг - это прикрытие. Как американцы прикрывают правами человека убийства тысяч людей - в той же Ливии, например. Они говорят: "Вот ради того, чтоб люди жили - мы пришли, их убили." Интересная логика. Но они вот так прикрываются. А пропаганда на их стороне - она рассказывает эти сказки!

 

Артём Войтенков: Почему так получилось? Мы жили-жили, я помню это время, всё было хорошо. Потом бах! Резко …

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, мы не жили, а воевали. Вот я лично воевал в Афганистане - в эпизодах этой войны. Война была сорок лет. Эта война была очень серьёзная. Вообще, мы войнами считаем Первую и Вторую мировую, но это просто исключительные войны, их всего две было такие по накалу, когда пять лет были интенсивные беспрерывные боевые действия.

 

А вообще, стандартные войны - это вот такие:

- как эта сорокалетняя: повоевали, поненавидели, повоевали поненавидели;

- тридцатилетняя европейская война;

- столетняя европейская война.

Вот они все так и шли эти войны обычно.

 

То есть, это была Мировая война, не третья, не горячая в масштабном понимании, но по сути это была стандартная европейская война, гигантского мирового масштаба. Там было больше пятидесяти боевых эпизодов:

- Афганистан - это только один из них;

- Вьетнам;

- Корея, где сотни людей погибли, - это же не шутка;

- Африка.

 

Огромное количество было боевых эпизодов по всему миру в этой войне. И я вам напоминаю - по отношению к этой войне те же американцы в землю зарывались: десятками миллионов людей строили бомбоубежища, ожидая бомбы из Советского Союза. Вы, может быть, забыли это?

 

Артём Войтенков: Мы тоже ходили в школе в бомбоубежище.

 

Евгений Фёдоров: Так это война. Она где-то шла в горячей части, где-то шла противостояниями другими, политическими, в том числе, методами. И, как на любой войне, воюют всеми силами и до конца. И были наши спецслужбы, которые воевали с американцами, и, кстати, убивали американских людей. Мы понимаем, что, когда шли процессы в мире, за ними же стояли и советские спецслужбы. Мы же это понимаем. И американцы убивали наших людей по всему миру, потому что там тоже стояли спецслужбы.

 

Через механизм спецслужб американцы оказались сильнее Советского Союза. Они нашли уязвимое звено Советского Союза. Причём, это нашли даже не американцы, нашли англичане, причём, нашли не сейчас, а нашли ещё двести лет назад. Потому что, если мы посмотрим более глубоко, мир - это беспрерывная конкуренция наций, в том числе военным путём. Это его история, по-другому мир не живёт. Как и, кстати, каждый человек. Потому что, смысл существования человека - чувство собственной значимости, которое приводит его к конкуренции с другими людьми, так и нации.

 

Так вот, в этой конкурентной борьбе мировой Советский Союз и Российская Империя - не самый слабый боец. Девять империй мы уничтожили, таких же, как тогда Российская Империя. Шесть войн с Османской империей было, чтобы её уничтожить. Это как настойчиво надо желать чувства собственной значимости и конкурировать, в данном случае, с Османской империей? Османская империя была не подрастающий враг, а такой же по масштабу, как Империя Российская - и по численности, и по масштабу. Просто Российская Империя оказалась сильнее, как боец. И за шесть войн, за сотни лет уничтожили конкурента и врага. Это борьба.

 

Та же история: Австрийская империя, Немецкая империя, Французская империя Наполеона, Шведская империя. Девять империй уничтожила наша нация в процессе конкурентной мировой борьбы.

 

В чём главная сила российской нации?

Главная сила российской нации в многонациональности - другой ментальный код по отношению к другим нациям, другой порядок жизни, если хотите, порядок жизни русского мира. Это - сила, и эта сила нас в будущем и спасёт. Другое отношение, следовательно, к миграции и ко всем другим вещам.

 

А в чём слабость?

Вертикаль власти. Исторически российская нация имела слабость в структуре вертикали власти. У нас власть, реальная и публичная, в одних руках, исторически. Это связано с бюрократическим характером российской государственности. Потому что всегда большая территория, сложные коммуникации, тяжёлые климатические условия привели к тому, что резко возросла роль вертикали власти, с точки жизни людей даже, не только управления. Просто иначе не выживаешь - не готовишься к зиме, голод наступает. Поэтому роль государства выше, чем в Европе.

 

Артём Войтенков: Подождите, а при чём здесь вертикаль власти? Если готовиться к зиме - я сам знаю что и где...

 

Евгений Фёдоров: Где вы знаете, как вы знаете? Вам из юга надо привезти хлеб на север, вам надо летом подготовиться к зиме. Вы лично что-то и знаете, но у вас нет инструментов, готовности. Это коллективное творчество - подготовка к зиме в таких масштабах. На юге вы банан сбили, съели, сыты - вам не надо иметь такое коллективное творчество.

 

Суть в чём? Российская вертикаль власти всегда была более значима и публична  (совмещала в себе), чем европейская. Кто такие были в России бояре? Это были слуги царя. Слуги. А кто такие были такие же князья или дворяне в Европе? Это были вассалы, но не слуги. Другой статус у них был: они имели свой голос, своё влияние, другую конструкцию отношений.

 

Но для России - это вертикаль власти, которая имеет другую структуру, чем в Европе и Америке. И один из древнейших конкурентов Российской Империи - это Английская империя, которую Советский Союз уничтожил вместе с американцами в 60х годах. Т.е. и эту империю мы победили, но при этом эта империя, конечно, вычислила главный код и слабость российской системы власти, как системы за сотни лет. Это - вертикаль и зависимость от первого лица. Вот в Европе и в Америке такой зависимости нет. В России есть. Это наша национальная особенность. И они всегда работали через эту национальную особенность.

 

Возьмите простой пример. Павел, который подружился с Наполеоном, послал войска брать Индию, как английскую колонию. Как остановить дружбу Наполеона с огромной империей царской России? Англичанам, врагам Наполеона, но в данном случае и Россия стала врагом Англии. Как остановить? Они нашли этот код - убили царя. Были участниками заговора, убили царя, технология сработала, войска казачьи развернулись на полпути в Индию, и потом Россия участвовала в войне с Наполеоном.

 

Англичане нашли слабое место нашей Родины, слабое место российской нации. И они не один раз использовали эту слабость: Ленин - английские деньги и революция, частично. И не только они, кстати, использовали, потому что это, скажем так, не секрет в геополитическом противостоянии. Часть царей было убито, не только Павел, но и другие - на английские деньги. Это давняя история. Требование чтобы Советский Союз формировался как федеративное государство - это было условие англичан. Это давняя историческая конкурентная форма борьбы, когда они в конкуренции давят своего главного геополитического противника - Россию, потом Советский Союз. Получилось так, что мы их победили в шестидесятые годы, но их механизмы, технологию борьбы с Советским Союзом, с Россией, с российской нацией перехватили американцы, которые встали на позицию главного конкурента Советского Союза, то есть российской нации тех времён. Они этот механизм использовали и использовали непосредственно механизм работы спецслужб по замене первых лиц государства на своих людей. То же самое, как история с тем же Павлом. Тогда, конечно, это было в мягких тонах, и, поскольку, была преемственность власти, англичане не могли привезти своего императора в Россию. Они вынуждены были выбирать из того, что есть.

 

Сейчас не так. Поскольку Советский Союз - это уже не царская империя, где надо выбирать из числа наследников, соответственно, они запустили механизм уже продвижения своего человека - Горбачёва.

 

Что такое своего человека? Они несколько тысяч человек, что называется, пасли с юности - в силу наличия компромата, наличия контактов. По Горбачёву, говорят, был конкретный компромат, по его родственникам. А для Советского Союза компромат на родственников - это очень серьёзно. Это не просто пятно, это запрет на карьеру, тем более политическую карьеру - в партии вообще был запрет, я имею в виду КПСС. Это очень серьёзная была вещь, они подхватили этот механизм компромата, плюс Раиса Максимовна со своими друзьями - это всё связанные вещи. И через этот компромат они его держали, чистили ему дорогу. История с Романовым странная, вообще не в советском стиле. Не в советском стиле обвинять первого секретаря в том, что он кушает из посуды, взятой в Эрмитаже, тем более этого не было, это было враньё. Это была в чистом виде информационная утка, пропагандистская такая, вот как сейчас: придумывают сказку и эту сказку размещают в силу пропагандистского воздействия. Они чистили дорогу Горбачёву, не только ему, тысячам своих агентов чистили - дошёл он. И через Горбачёва, через военно-политическую операцию спецслужб (по сути это операция спецслужб) - ликвидировали страну. Горбачёв изначально пришёл на должность первого секретаря с задачей ликвидации Советского Союза.

 

Артём Войтенков: Причём сознательно.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, он об этом говорил, он об этом публично говорил.

 

Александр Куринов: Он же сказал, что всю свою жизнь он посвятил этому.

 

Евгений Фёдоров: Всю жизнь, с юности! Он дошёл до высшей точки и использовал эту высшую точку для разрушения страны. Это была специальная агентурная работа. Считайте, посадили своего "царя".

 

Артём Войтенков: А как же они проникали, чистили дорогу, пасли своих юных агентов? У нас же была система госбезопасности.

 

Евгений Фёдоров: На любую армию есть другая армия. На лом есть другой лом. Сильнее оказались. Кого-то поймали, кого-то не поймали, внедрились в систему госбезопасности. Не даром КГБ так быстро разлетелось на кусочки, даже не стало сопротивляться. Это война, в которой участвовали миллионы людей, миллиарды долларов. И масштаб внедрения в Советский Союз был адекватным военным действиям сорокалетним. Понятно, что вокруг Горбачёва формировалась система работы - это система работы спецслужб. Ну а как? А убивать царей в царской империи, вы думаете это менее значимое по масштабу событие?

 

Артём Войтенков: Всё-таки, одного царя убить - это одно...

 

Евгений Фёдоров: Мы привыкли видеть всё в текущем ключе: как это так, удивительно - Горбачёв агент! Да царей меняли даже, а цари помасштабнее были генерального секретаря по власти и влиянию. Мы должны это с вами понимать. Царь в царской империи был действительно диктатором по масштабу возможностей. Генеральный секретарь, конечно, тоже очень сильная фигура, значительно сильнее, чем президент в Российской Федерации по масштабу возможностей, но всё-таки послабее царя. И если с царями получалось, то с генеральным секретарём было легче сделать, чем с царями. Англичанам, я имею в виду, а потом их преемникам американцам. Это работа спецслужб, об этом прямо описывают, кстати, ЦРУ-шники. Это работало ЦРУ. Это сейчас Госдеп, а тогда это работало ЦРУ.

 

Госдеп отвечал за, так называемую, профессию криминологию. Вот Кондолиза Райс была официальным сотрудником Института изучению власти в Советском Союзе. Они подходили, как враг, системно к изучению врага. Они понимали, Советский Союз - система, власть такая-то. Создали институты, которые изучали систему власти: кто как даёт команды, как выдвигаются кадры, как можно перехватить выдвижение кадров, как можно свои кадры в эту систему подбора кадров советскую (тогда ещё партийную) внедрить. Это работа профессионалов, которые занимались ею сорок лет и получили результат - победу. Поэтому Кондолизу и назначили госсекретарём, за победу. Она главный генерал, как учёный, в этой войне была. Так же, как до этого генерал получил должность Президента во Вторую мировую войну – Эйзенхауэр.

 

Конгресс устроил специально парад победы по случаю победы в войне. Победы парад! Вот как у нас, на Кремлёвской стене бросали знамёна гитлеровской Германии, так в Америке был парад победы и торжественное заседание конгресса по случаю победы в сорокалетней войне с Советским Союзом. Можно найти это в интернете. Пропаганда не афиширует это, но любой человек, который захочет разобраться, он это всё найдёт.

 

Я не пытаюсь людям разжевать что-то. Главная задача, о которой я говорю - сами изучайте историю. Я просто говорю, где изучать. И не пытаюсь кому-то что-то навязать. Изучите и смотрите - там всё найдёте: там-то, по полочкам всё разложено.

 

Это была война, в ней победили американцы, ликвидировали врага и сформировали оккупационный механизм у ликвидированного врага. Стандартная мировая история. По-другому не бывает. Это единственный вариант, который существует в мире в случае победы в войне.

 

Горбачёв - ликвидатор Советского Союза, государства, по заданию США, как врага. И это военно-политическая операция спецслужб. Ельцин, как и другие президенты пятнадцати республик, получили власть в результате этой ликвидации. Если бы это был не Ельцин, получил бы власть кто-то другой, Хазбулатов, например. Власть то не может быть брошенная - её кто-то подберёт. Вот для Российской Федерации это сделал Ельцин. И понятно, что его роль велика и в разрушительных процессах, это понятно, но в рамках этой "работы" он не был сознательным агентом. Он был разрушителем в силу своих качеств: в силу желания власти, в силу желания стать большим и великим, в силу чувства собственной значимости. Он не делал это по заданию Соединённых Штатов Америки, в этом большая разница. Они его подобрали втёмную, как разрушителя. А Горбачёв - это сознательный процесс разрушения.

 

Мало того, Ельцин испытывал всегда моральные проблемы, что он является, возможно, последним президентом Российской Федерации. Потому что он понимал, что когда подписывались документы о ликвидации России, то это означает его и  след в истории, как такого же ликвидатора, как и Горбачёв. Поэтому, если мы говорим о суде истории, то Горбачёв, на мой взгляд, нуждается в суде реальном, за реальное предательство - это государственная измена, со всеми вытекающими последствиями. Если мы говорим о Ельцине, то в этом плане он идёт, как говорится, в составе группы, в которой он не несёт первой роли. Скорее его роль сложившаяся в результате такой расстановки событий.

 

Артём Войтенков: Просто он плыл по течению, скажем так.

 

Евгений Фёдоров: Да, он боролся за власть. Знаете, специфика людей такого психотипа - бороться за власть до последнего, где бы он ни был. Если бы он был в пионеротряде, он бы боролся за власть в пионеротряде, если бы он был у себя в обкоме, он боролся бы за власть в обкоме, на стройке - на стройке бы боролся. В любом коллективе эти люди борются за власть, за то, чтобы стать первыми. Конечно, он – фактор этой борьбы за власть, но разрушителем Советского Союза, сознательным, специальным, организованным, это, конечно, был Горбачёв.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а Путин, почему он выбивается из этой...

 

Евгений Фёдоров: Путин, на самом деле, не выбивается. Путин, на самом деле, это логика любого оккупированного государства. Это уже законы истории, это законы, которые выше людей – исторические законы. В любом оккупированном государстве формируются условия национально-освободительного движения. И всегда успех этих условий определяется позицией элит, всегда. В элитах всегда есть люди, например, князья во время татаро-монгольского ига (не смотря на то, что эти князья были сильно завязаны на Орду), которые хотят иметь реально власть, иметь возможности, иметь первую позицию в своём государстве - это вообще желание нормального человека. И в этом плане вопрос появления Путина - это вопрос исторической закономерности.

 

То, что нам с Путиным повезло - это само собой повезло, как с личностью. Но признание лидера национально-освободительного движения - это историческая закономерность. Не может быть лидера с улицы, национально-освободительного движения. Лидер национально-освободительного движения всегда из власти, может быть не из первых лиц, бывает так в истории, но всегда из власти. Это всегда человек, который может реализовать потенциал этого лидерства. Потому что, по сути, суверенитет, если так честно сказать, это всегда суверенитет национальных элит. Если национальные элиты суверенны, то суверенна и страна.

 

Говорить о суверенитете народа - это сложно, всегда это национальные элиты. Поэтому американцы и запретили России создавать национальные элиты, фактически, с девяносто первого года, потому что они отлично это понимают. Они управляют этими процессами, и создание российских национальных элит для них это неприемлемое условие. Они создали механизм, в котором эти элиты не национальные. А элита - это всегда, всё-таки, богатый человек. Хочешь быть богатым - езжай в Америку или к союзникам. Это условие: не поедешь - не будешь богатым. А дальше уже выбирай себе дорогу: останешься там в среднем уровне или станешь действительно богачом. Богач – значит, обязательно под американцами. Простая логика. Кстати, такую же логику использовал и Советский Союз по отношению к восточной Европе, когда управлял этими процессами - Венгрия, Польша, Чехословакия… Хочешь быть каким-то начальником - учись в Советском Союзе, имей знакомства в Советском Союзе (в другом государстве), в политбюро и в ЦК. Специальный отдел был, отдел Фалина, который занимался этими вопросами. Желательно чтобы ты тут и лечился, Советский Союз лечил всех оттуда, напоминаю вам.

 

Александр Куринов: Но эта политика, всё-таки, не была направлена на разрушение этих стран. Цели разные.

 

Евгений Фёдоров: Да, правильно, и политика американцев не направлена на разрушение всех стран. Политика американцев, как оккупантов, направлена на разрушение России в силу специфики России. Вот американцы, конечно, управляют процессами в Польше, но им не надо разрушать Польшу. Потому что Польша маленькая и никогда не даст им вызова, она никогда не станет их конкурентом, поэтому задачи разрушения у Польши нет. Перед Польшей задача у американцев другая – собирать: брать от них людей, учёных, деньги - то, что называется, собирать дань. Вот эта задача стоит и перед Польшей, и перед Китаем, перед всеми странам, как у страны победителя.

 

Но перед Россией, кроме задачи сбора дани, которую они осуществляют и собирают дань деньгами, и людьми, и даже детьми через механизм вывоза детей. Вы же не знаете ни одного случая, чтобы российская семья усыновила американского ребёнка, а из России за рубеж усыновляются сотни тысяч. Это система. Вот среди сбора этой дани, второй стоит вопрос – это разрушить страну. Почему разрушить? Потому что история, амбиции, генетические амбиции российского народа, к которым мы сейчас и призываем в рамках национально-освободительного движения, кстати, - именно с ними они борются путём разрушения Российской Федерации, потому что понимают.

 

Ядерное оружие, то есть, целый набор факторов, исторических, которые они понимают как факторы риска, что Россия, при ослаблении Соединённых Штатов, например, в результате кризиса, вывернется и опять станет им конкурентом, то есть, восстановит свой суверенитет. В отличие от Польши, где такой опасности,  рисков таких нет. Поэтому в России у них есть вторая задача - ликвидация страны. И они эту задачу реализуют параллельно с задачей ограбления, сбора дани.

 

Артём Войтенков: Хорошо, а почему мы тогда не развалились в 2000 году?

 

Евгений Фёдоров: Путин. "Загогулина" Ельцина. Я же про это и говорю. При том, что Ельцин виноват, он сделал вещь, которая его частично реабилитирует. Он ушёл до того, как страна была ликвидирована, хотя решения о ликвидации уже были подписаны при нём, при его согласии. Он не хотел брать на себя ответственность за ликвидацию России.

 

Артём Войтенков: То-то он так быстро смотался.

 

Евгений Фёдоров: Конечно, это было всё очевидно, всё подписано. То, что Путин вывернулся, это вообще было чудо, это русское чудо. Вот иногда говорят в России - нет чудес. Это чудо, с точки зрения военной компоненты, идеологической, политической. Это реальное чудо! Потому что за ликвидацию Российской Федерации выступал даже российский народ, не понимая этого, под воздействием пропаганды. Вот эти сборы подписей Немцова, по три миллиона собирали - за ликвидацию России были подписи. Понимаете? Немцов собирал подписи, докладывал Ельцину.

 

Александр Куринов: Подписи собирал под чем?

 

Евгений Фёдоров: По поводу войны в Чечне. Но реально это подписи были за ликвидацию, это же как вы вопрос поставите.

 

Александр Куринов: За отсоединение Чечни?

 

Евгений Фёдоров: Да. Если вы поставите вопрос в сорок первом году: "Хотите ли вы умереть или хотите жить?" Наверное, вам напишут люди: "хотим жить". Но если вы им при этом не объясните, что речь идёт о том, что пришли немецкие захватчики, то они так, а если вы им объясните, то они по-другому себя поведут. Поэтому так объяснили, так была пропаганда, и люди собирали подписи за ликвидацию своей страны. Полутора миллионная армия была, а сколько согласилось воевать в Чечне? Ведь не просто приказали, и армия пошла воевать, собирали со всех подразделений того, кто согласен воевать за свою Родину. Посмотрите сорок первый год, массовый героизм, и сорок второй, и сорок третий. И война с Чечнёй, когда при Путине армия не хотела воевать. Вот сейчас говорят: "Армия, там, реформа, как же так?"

 

Да это армия, которая не хочет воевать за свою страну, зачем она нужна? Вот я как бывший офицер говорю. Зачем она нужна, эта армия? Она не хотела воевать за свою страну. И когда собрали с трудом сорок пять тысяч человек с полутора миллионной армии, которые согласны были пожертвовать своей жизнью за Родину. Это о чём говорит? Это чудо. Американцы рассчитывали, что и этих людей не соберут, поэтому они пропустили Чечню. А если бы они знали, они бы добавили туда денег у дудаевцев - удвоили, утроили бы подразделения и всё. Что, им трудно денег набрать? Наёмников со всего мира собрать. Решили-то проблему Чечни, буквально, на последнем, как говорится, риске. Ещё чуть меньше сил - и всё, с Чечнёй бы не справились. Мобилизовав все ресурсы, этих ресурсов оказалось сорок пять тысяч человек, а больше нет.

 

Артём Войтенков: А как американцы это проглотили?

 

Евгений Фёдоров: Ликвидацию Чечни? Не проглотили. Они же системно мыслят, они понимают абсолютно логично, что Путин ничего не сделает, какой бы он ни был. Во-первых, он же не сказал, что "я ваш враг" для начала. Некоторое время для них он был загадкой. Это понятно. Неизвестный человек. Кто он там такой? Не понятно. "Who is mister Putin?" – не понятно. Но, в любом случае, для них было очевидно, что он не справится с ситуацией, потому что система на их стороне. На их стороне парламент, отсутствие армии, вертикаль власти, подкупленные губернаторы через систему выборов - у них всё. И вдруг он справляется. Чудом!

 

Первое было для них удивление.

Второе - он же с ними вёл довольно такие "усыпляющие" переговоры долго, года два-три. И года два-три они не понимали кто он. Здесь, конечно, сказалась его личная подготовка, как сотрудника спецслужб. Это называется военная хитрость. Он не раскрывал своих намерений о национально-освободительном движении и о национальном лидерстве. Ведь лозунг, логику национального лидерства он сформулировал не сразу. Приблизительно тогда, когда началась  атака, когда была попытка, так называемого, первого национально-освободительного восстания под руководством Путина. Это восстание было приблизительно в 2003 году. Это тогда убрали Касьянова, поменяли администрацию, разрушили олигархическую систему, посадили Ходорковского, уехал Гусинский, уехал Березовский. Это же настоящая революция. Тысячи богатейших людей России сбежали в эмиграцию.

 

Александр Куринов: Произошёл очень большой слом системы.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Другое дело, что систему не доломали. А её нельзя доломать. Потому что, даже если ты отнимаешь власть у сотен богатейших людей, система опирается на десятки тысяч - это системные вопросы. Систему не сломали. Было, так называемое, первое восстание, неудачное. Тогда были отменены ещё "Соглашение о разделе продукции" - отняли у американцев право на контроль за российскими недрами и нефтью. Российская нефть России не принадлежала по закону, принятому во времена ещё Ельцина. Кроме того, то что американцы собирают дань (они и сейчас с России собирают дань и деньгами, и людьми), они вообще лишили Россию права юрисдикции над природными ресурсами. Вы подумайте об этом.

 

Они сказали: "Отлично, вот у Польши нет природных ресурсов и у вас пусть не будет". И заставили принять законы (а они управляют процессами закона в России до сих пор) о том, чтобы российские природные ресурсы России не принадлежали. Под флагом, как бы под прикрытием закона "Соглашение о разделе продукции", это было оформлено таким образом. Это идея Олбрайт о том, что российские недра не должны принадлежать России. Она была реализована в России при Ельцине. Это было сделано по команде оккупационных властей американских. Тут даже и вопросов нет. Ельцин это создал, а Путин это разрушил, он много чего разрушил, это было, так называемое, первое восстание.

=======

Артём Войтенков: Почему же они его до сих пор терпят?

 

Евгений Фёдоров: А с тех пор началась борьба на смерть. Началась борьба. Первое восстание у него не получилось. То есть оно получилось - часть целей достигнуто было. Американцы оказались ошарашены, но им понадобились силы, это же политическая борьба, а не военная. Это на войне самолётами перебросил десантников, а в политической надо создать инфраструктуру борьбы. Если они до этого финансировали прямо госаппарат и его изменяли, как, например, в Минатоме, где я работал, то после 2003 года они перегруппировали силы, начали финансировать политические процессы. Они начали:

- усиленно финансировать партии;

- усиленно создавать оппозицию уличную;

- создавать систему грантополучателей, не отраслевые, как в Минатоме и везде были,  а общенациональные политические;

- поменяли систему управления СМИ. Кстати, напоминаю вам - Путин разрушил американскую систему управления СМИ, частично. Гусинский же работал на американцев, ему подчинялся целый ряд каналов. Другое дело, что смена собственника не привела к изменению системы контроля. Почему я вам в начале и сказал, что система контроля американцев не опирается на собственника, она опирается на текущую деятельность средств массовой информации, на их финансирование. Поэтому, изменив систему собственников (Путин изменил в 2003 году во время восстания), не изменил подведомственность средств массовой информации американцам.

 

Скажем так, как и в любой борьбе, это было наступление, которое часть вопросов решило, но глобально оккупационный режим не разрушило. Условно говоря, это наступление советских войск под Москвой, которое от Москвы врага отбило, но проблемы войны не решило, и захлебнулось потом в потерях. Вот это точно такие события, только в качественном плане, и это события 2003 года.

 

Дальше американцы перегруппировали свои силы, сформировали систему грантополучателей, создали новый террористический механизм, основанный на них, укрепили влияние на элиты, укрепили влияние на финансовую систему России, на экономику России укрепили влияние.

 

Кроме того, самое главное, Путин что сделал - он поднял уровень жизни. Как можно говорить о восстании нищих? Он сделал людей, которые более или менее могут срастить концы с концами - поднял зарплаты, пенсии. Другое дело, что это всё было выхолощено. Вот когда у нас подняли зарплаты и пенсии в десять раз (в долларах) за десять-одиннадцать лет, понятно, что уровень жизни в десять раз не поднялся. Мы реально оплачивали американцев, потому что мы же в долларах подняли зарплату.

 

Они изъяли у Путина его победы с точки зрения уровня жизни людей. Он в долларах поднимает зарплаты - американцы обесценивают доллар. Они его усилия взяли и отправили на благо американского народа, за счёт этого подняли благосостояние американцев, за счёт благосостояния народа российского. Вдумайтесь просто в формальные вещи.

 

Что такое российская экономика конца девяностых годов по сравнению с сегодняшней нашей?

Её объем в два раза меньше, но не в десять раз меньше. А уровень зарплат во сколько раз меньше? В пятнадцать-двадцать! Значит, всё остальное просто изымается. Как это? Просто американцы тупо вычерпывали все ресурсы. Вот как пылесос пылесосит всё подряд, - они вычерпывали ресурсы страны и отправляли к себе в качестве дани. Через разные механизмы, в том числе и "Соглашение о разделе продукции", когда изъяли недра, которые потом Путин вернул. Вот что они сделали.

 

Они полностью осуществляли выемку дани из Российской Федерации. И когда Путин решил ряд проблем, он часть этих денег оставил стране. Ещё раз говорю, экономика то всего в два раза поднялась, а доходы поднялись в пятнадцать раз, иногда и в двадцать. Так откуда разница? В два и в двадцать, откуда? А разница в том, что эти деньги перестали отправляться в Америку в таких объёмах, как они отправлялись при Ельцине. Понимаете, да? Вот и всё.

 

Это же законы экономики, как законы физики. Если вы что-то там отпустите - это  падает вниз. Это закон физики, хоть вы лопните, он будет подать вниз. Вот так и здесь: если деньги где-то есть, значит их где-то нет. Если денег нет в России, значит они где-то в другом месте, при этих же объёмах экономики. Где? В Америке. Всё понятно, он (Путин) их у них отнял. Что, они после этого будут его любить? Если он отнял дань, которая выплачивалась американскому народу. Половину этой дани он реально отнял. Вот сейчас мы платим в два раза меньше, чем платили в девяностые годы.

 

Артём Войтенков: Так почему они его до сих пор терпят? Убрать первое лицо - тоже не вопрос.

 

Евгений Фёдоров: Потому что борьба идёт.

Во-первых, здесь личный опыт - не лезь на рожон, себя беречь, усилить охрану. Хотя на него было огромное количество покушений. Вы это знаете. Всё-таки он не человек с улицы, он всё-таки профессиональный специалист по спецслужбам. Он понимает методы борьбы врага. Он понимает, что будут заказные убийства, он понимает, что будут контратаки. Как работает ЦРУ - он это понимает, как специалист. В этом нам с ним повезло. Потому что, как лидер национально-освободительного движения, исторически родился бы кто-то обязательно. Но мог родиться неопытный человек, не умеющий, а мог опытный. Вот неопытного убили бы да и всё через пару лет. Потому что он орал бы с трибуны что-нибудь слишком сильно. А он всё-таки года три водил их за нос, по своей профессиональной привычке. И потом постепенно, более менее, когда накопил силы, пытался сделать это восстание. Восстание не получилось, в тех объёмах, как хотели – это да, не получилось. Сил не хватило, народ не поддержал, по-честному говоря.

 

Потому что под воздействием пропаганды люди не понимают многих вещей. Пропаганда - это серьёзное дело. И поэтому и сегодня надо вопрос поднимать национального восстания или национально-освободительного движения с информационных вещей. Это ключ. Если вы, и мы с вами сумеем сделать так, чтобы люди начали думать о своей стране, разобраться в процессах реально, убрали бы вот эти пропагандистские шоры, то это и есть ключ к успеху национально-освободительного движения и Путина, как его лидера. В этом ключ главный. Если они по-прежнему будут поддаваться подбрасываемому беспрерывно всякому вранью и пропагандистскому давлению, тогда нам ничего не светит. Значит, страна будет ликвидирована. По сути, как всегда.

Вопрос выживания страны - это вопрос мозгов её людей.

 

Артём Войтенков: Вот с Советским Союзом, вы говорите: "Предательство поколения". Ну как вот так: взяли все люди и предали свою Родину? Я это время помню достаточно хорошо, никто особо не желал смерти государства и смерти Советского Союза.

 

Евгений Фёдоров: Но никто не стал мобилизовываться, никто не рискнул жизнью ради своей страны. Вот в 41-ом году люди рискнули жизнью и погибли десятки миллионов людей.

 

Артём Войтенков: Тогда было понятно: к нам идёт враг, он к нам придёт и всех убьет.

 

Евгений Фёдоров: Это просто вопрос пропаганды. Ведь враг мог сказать что: "Я не враг, я европейская культура и цивилизация".

 

Артём Войтенков: Ну да, на танке, да? Европейская культура.

 

Евгений Фёдоров: А на танке просто, чтоб охранять вас от коммунистов. Так и говорили. Но люди же разобрались в пропаганде. Они же не поверили Гитлеру, а могли поверить.

 

Артём Войтенков: Некоторые, кстати, верили.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И уходили туда добровольно.

 

Евгений Фёдоров: Правильно. Но могли поверить? В массовом плане. А в 91-ом году поверили. В принципе пропагандистская машина, что у Гитлера, что в 91-ом у американцев - была одинаковая. Но в 41-ом не поверили, а поверили Сталину, который, кстати, до этого для многих был личным врагом, и судьбу свою люди решили: "Да моего родственника, допустим, в 37-ом году арестовали, но несмотря на это, я для себя делаю выбор в пользу Родины, и буду подчиняться главнокомандующему, который это сделал".

 

Артём Войтенков: С Советским Союзом, знаете, у меня, честно говоря, такое подозрение было, что его лет 20 последние валили специально. Создавали какой-то дефицит искусственный. Просто совершенно явные вещи, которые человек, нормальный управленец, не может допустить.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Так это и есть предательство, механизм предательства. Смотрите, мы с вами обсуждали: американцы расшифровали слабое место Советского Союза или Российской Империи. Причем, до них это расшифровали англичане и заставили сделать эту систему Ленина, вопреки Сталину, систему фёдеративного устройства, которая не свойственна была царской империи до этого, никогда. Была Тефлисская губерния, а не республика какая-то.

 

Первый этап отступления был тогда, когда по требованию англичан Ленин ввёл систему федеративного устройства, просто за деньги, потому что он деньги от англичан получал. Мы должны это чётко говорить: от немцев и от англичан. Англичане потребовали федеративное устройство, Ленин это сделал.

 

И второй этап это уже 91-й год и подготовка к нему, когда накануне Горбачёв всю свою сознательную политику - ликвидировал Советский Союз. Создавал условия для того, чтобы появились вот эти:

- республиканская самостийность союзных республик, провоцировал их на это;

- не отменял их желания, всякие придумки, создавал это искусственно;

- создавал пропагандистский фон проамериканский, специальный, т.е. сознательно занимался разрушением.

 

Это специалист своего дела работал, у него были хорошие советники из Центрального Разведывательного Управления - они сделали эту работу за 6 лет. Давайте спросим, как Штирлиц попал в немецкую спецслужбу, ну как Штирлиц попал? Был заслан туда, вот и попал. Так ведь? Это его работа, он патриот. Вот Горбачёв патриот Америки, он реализовывал американский курс. Для этого они чистили ему дорогу, он с молодости этого хотел, поднялся на этот уровень, на этом уровне он завершил процесс ликвидации СССР. А процесс начался с момента, я вам скажу, с момента фултонской речи, с момента объявления холодной войны.

 

Вот тогда американцы начали и уничтожать Советский Союз, а Советский Союз уничтожал Америку. Это война была, 40-летняя война. И в этой войне спецслужбы работать начали тогда. А Горбачёв - это был завершающий этап работы спецслужб.

 

Евгений Фёдоров: Эту систему просто у нас не понимают её масштаб и влияние. Эта система тотальна. Она заменила американских советников. Когда американские советники уехали из России в начале 90-х годов, вместо себя они формально оставили олигархов (через механизмы собственности), а оперативно оставили систему грантополучателей. И эта система всегда работала. Я работал в Минатоме, в конце 90-х годов, так вот, Минатом в год получал до полумиллиарда долларов грантов из Соединённых Штатов Америки. Полмиллиарда, причём, это было более десяти лет назад, в год. Доллары тогда были не такие, как сейчас - смело умножайте на пять. Это только одна отрасль, правда, оборонная.

 

Какая задача? Вырвать у России ядерный потенциал. На что шли финансы? Я знаю это, потому что там работал.

 

На что шли финансы?

- На уничтожение ядерного флота, под предлогом экологии и т.д.; на порезку этих ядерных лодок.

- На вывоз учёных и специалистов из атомных городов.

- На перепрофилирование атомных городов и специалистов, переучивание людей.

- На закрытие ядерных объектов, научных и оборонных, причём американцы просто финансировали. Например, есть атомная электростанция, она оборонного назначения, не энергетическая. Американцы говорят: «Её надо закрывать». Но так получается, что она ещё заодно и топит город, или города, причём там сотни тысяч людей живут. Закрыть её нельзя по социальным соображениям. Они говорят: «Хорошо. Вот вам деньги, строим вам в России электростанции тепловые и электрические, чтобы заменить эти мощности». И они вкладывали в это деньги.

 

Вот на что эти деньги шли. Полмиллиарда долларов!

Это мягкая сила. Когда на войне горячей захватили город - всё ясно. А мягкой силой меняют качество, т.е. эта цель - сменить качество Российского государства, убрать из него национальную ориентацию, т.е. сделать его проамериканским - государство и власть. Вот это главное направление. И уравновесить это проамериканское государство и власть своими открытыми пятыми колоннами, как сейчас мы наблюдаем на улицах. Потому что это – манипулирование. Это игра в две руки: с одной стороны - есть непримиримые граждане, за деньги и за пропаганду, что очень важно, а с другой стороны - есть власть, которая сдаётся. Это игра. Вот эти полмиллиарда шло на механизм сдачи власти. Власть как бы сдавалась, делала вид, что сдаётся.

 

Кстати, технологии Советского Союза были похожи, когда он управлял процессами в Афганистане, Польше, Венгрии… Эти технологии американцы не придумали. Это форма мировой конкурентной борьбы. Просто в этой конкурентной борьбе мы – колония, т.е. мы вассалы. Мы не боремся с ними на равных, а мы как бы пытаемся уменьшить процессы негативного воздействия внутри системы, которой они управляют.

 

Евгений Фёдоров:Когда американские советники создавали российское государство, они подготовили всё базовое законодательство по банковской системе. В том числе сформировали механизм Центрального Банка Российской Федерации, который юридически не вполне является российским созданием: то есть, Центральный Банк завязан на Российскую Федерацию с точки зрения уставного капитала в 3 миллиарда рублей. Имущество Центрального Банка по закону является имуществом Российской Федерации, но силу структуры золотовалютных резервов (они являются главным имуществом) - фактически он отделён от российской экономики и российского государства. Предлог для отделения был такой: чтобы был более устойчивый рубль. На самом деле это, конечно, только предлог, который, кстати, признаётся и самим руководством Центрального Банка.

 

Соответственно, специалисты Соединённых Штатов, которые работали в России, а это несколько тысяч, даже десятков тысяч человек, - в начале 90-х годов при прямом управлении Российской Федерации сформировали и законодательство, и систему модельность работы Центрального Банка. Суть этой модельности следующая: Центральный Банк независимо от российского государства по конституции и по закону о Центральном Банке, мало того он имеет право использовать международную судебную юрисдикцию, - Центральный Банк является единственным учреждением, которое имеет право эмитировать в Российскую Федерацию валюту, т.е. рубли. Специфика эмитации рублей, направления рублей в российскую экономику следующая: он покупает на бирже доллары, потом добавилось к этому и евро. В объёмах купленных долларов и евро может эмитировать российский рубль собственно в российскую экономику.

 

Артём Войтенков: А просто не может?

 

Евгений Фёдоров: Не может. Есть формально три условия эмитации, три условия направления средств:

- через банки,

- в виде кредитования банков, что то же самое, потому что кредит надо отдавать. Он даёт деньги, на которые выкупает через механизм биржи. То есть он фактически, чтобы подать рубль в российскую экономику обязан на эту сумму купить доллары, но доллары виртуальные.

 

Сегодня статус российского рубля - это оккупационный рубль, потому что рубль выпускается через механизм золотовалютных резервов пропорционально долларам. Рубль - реальный, доллар - виртуальный и, учитывая, что золотовалютный резерв носит особый статус, то есть они никогда не поступят в американскую экономику (это виртуальный накопитель цифирок под названием внешний американский доллар) - то это прямой обмен по номинальной стоимости.

 

Артём Войтенков: Золотовалютные резервы России кому принадлежат?

 

Евгений Фёдоров: Они принадлежат никому: то есть, формально они принадлежат России, но реально Россия взять их не может, не имеет права по конституции, и по закону о Центральном Банке, и по международным соглашениям. Условно говоря, у вас есть ящик, в него формально вы кладёте деньги, но взять из ящика вы их не имеете права. Это как копилка: туда монетку кидаешь, а обратно – только разбить, а разбить вам нельзя. Вот так вот устроены золотовалютные резервы.

 

Денис Ганич: Когда кризис был мы же как-то меняли доллары. Получается у нас уменьшался запас, как-то вливался в экономику?

 

Евгений Фёдоров: Когда был кризис, то Центральный Банк принял решение часть денег (небольшую) направить в качестве кредитов для банков Российской Федерации. Для банков кредитная ставка была довольно высокая и на этом американцы отдельно заработали: они дали кредиты банкам, кредиты банки вернули (я не знаю ни одного случая, чтобы не вернули банки кредит), вернули с процентами. Получилось, вот эта  "копилка ", "ящичек с долларом" – он ещё стал больше за счёт этой кредитной ставки. Всё просто: взять оттуда нельзя, можно взять кредит, какую-то часть, опять же через механизм ЦБ.

 

Надо понимать, что все банки в России не суверенны, поскольку они все замыкаются на системе Центрального Банка, а та в свою очередь действует на основе механизма рейтингов, которые вырабатываются в Нью-Йорке. Не случайно, если вы посмотрите европейские проблемы, когда взяли вдруг и объявили снижение рейтинга Греции, и всё - Европа посыпалась. Почему объявили снижение рейтинга Греции?! Вот просто так приняли решение. У Греции до этого рейтинга было 163% ВВП долг, после, и при вступлении в Евро было такой же, а почему-то взяли и объявили, в результате - посыпали всю Европу. Это удар по Европе со стороны Соединённых Штатов Америки, потому что конкуренты им не только мы, конкуренты американцам - весь мир, и давят они и терроризируют весь мир, а не только Россию, включая и Европу.

 

Артём Войтенков: Давайте с золотовалютными резервами проясним. Получается как? Россия продаёт нефть, ещё какие-то свои полезные ресурсы, получает за это американские доллары, виртуальные. На эти доллары кладёт в свой золотовалютный запас, а золотовалютный запас, получается не её, не наш, не российский.

 

Евгений Фёдоров: По конституции. Конечно.

 

Артём Войтенков: Получается, что мы отдаём всё бесплатно.

 

Евгений Фёдоров: Правильно! Вот вы как точно всё подметили. Абсолютно так и есть. Это называется дань. Именно так. Золотовалютные резервы мы трогать не можем, они по конституции не принадлежат государству, через механизм Центрального Банка, поэтому там просто складываются нули долларовые, виртуальные, но за это мы платим полномасштабными российскими ресурсами, чтобы эти нули там увеличить. Вот и всё. Это отражено в законе о Центральном Банке, его можно повесить где-то и пусть люди читают, если хотят справочку юридическую.

 

Простая, не хитрая формула платежа дани. Причём формула рассчитанная. Если Германия после поражения в первой мировой войне получила дань в виде конкретных цифр: столько-то миллионов должна была заплатить Франции, Англии… То на Россию дань наложена в более жёсткой форме: выплатить надо весь внутренний оборот, всю денежную массу, мы должны автоматически выдавать Соединённым Штатам Америки по номинальной стоимости. То есть, сколько бы в России не появилась необходимость в новой денежной массе (она растёт по мере роста экономики), - мы на 100% должны выкупить право на внутреннюю эмиссию у Соединённых Штатов Америки. Это более жёсткий вариант, чем акт о капитуляции Германии после первой мировой войны, когда цифра была всё-таки конечна.

 

И, если помните, французы и англичане сняли оккупацию с Германии после того, как она выплатила долги. Конечные! А Россия не может их выплатить никогда, потому что она всегда будет наращивать денежную массу. И всегда будет оплачивать американцам право на наращивание денежной массы.

 

Денис Ганич: Чем больше растёт экономика у нас..,

 

Евгений Фёдоров: Тем больше американцы получают доходы от Российской Федерации - прямая абсолютно зависимость. Даже, если мы их будем перегонять, они будут только радоваться (ну, теоретически) - потому что у них будут увеличиваться халявные деньги.

 

Артём Войтенков: То есть, все разговоры "давайте поднимем нашу экономику и догоним Европу " - это в общем-то…

 

Евгений Фёдоров: Почему? Это разные вещи. Вот вы пытаетесь решить свои проблемы, ускоряя экономический рост, при этом вы одновременно решаете проблемы Европы и Америки. То есть, ваши усилия делятся: часть усилий поступает на благо российского народа, а бОльшая часть усилий автоматически поступает на благо американского и европейских, прежде всего немецкого, народов. Автоматически.

 

Артём Войтенков: А почему немецкого?

 

Евгений Фёдоров: Потому что евро. А в евро там контролирует ситуацию Германия, Не только Германия - европейские страны, как союзники Америки. И Америка с них тоже деньги выбирает: евро тоже производное доллара. Там своя история. Но, когда мы поддерживаем евро, а мы его поддерживаем на 40%, мы тоже поддерживаем доллар через поддержку евро. Так что американцы собирают дань со всех.

 

Артём Войтенков: Но эта же система должна подойти к какому-то потолку: когда всё время денег больше, больше, больше в мире. Они должны куда-то слиться в конечном итоге?

 

Евгений Фёдоров: Эти деньги повышают потребление в Соединённых Штатах Америки. Если вы сравните потребление энергоресурсов на одного американца и немца (мне немцы эту цифру сказали) разница в три раза, то есть американцы в три раза больше потребляют ресурсов, чем немцы. Не потому, что они имеют больше производства на человека, а потому что у них больше потребления на человека: они ездят на автомобилях, у них больше квартиры, у них качество жизни лучше - уровень жизни выше. Это идёт на благо американского народа.

 

Вы вот сейчас про это говорите, а ведь дань оплачивается не только через оккупационный рубль. Дань оплачивается и людьми, и кадрами, наукой, например. Как раньше вывозили ремесленников, во времена монгольского ига, так вывозят и кадры.

 

Или вот дети. Мы видели, опять очередной скандал: наши дипломаты в Америке нашли детский дом для российских детей, которых они вывезли из Российской Федерации, 20 человек, недавно был сюжет. Сотни тысяч детей из России через механизм дани поступают в Соединённые Штаты Америки, как раньше поступали янычары в османскую империю, в том числе из Руси. Покорённые народы платили дань детьми.

 

Артём Войтенков: Зачем американцам наши дети?

 

Евгений Фёдоров: Генетика. Хорошая белая генетика. Белые рабы. Создают нижний класс рабов, ну, относительных, конечно. Как зачем?! Это конкурентная борьба - нации конкурируют. Вы думаете только с помощью денег? С помощью генетики, с помощью ремесленников, учёных. Только в Германии 26 программ переезда/вывоза людей из бывшего Советского Союза, причём, они за это платят. Чем в Германию приедет больше людей из Советского Союза бывшего, белых, тем сильнее немецкое государство. Что тут непонятного? И сильнее немецкая нация.

 

То же самое касается американцев: чем больше туда приедет людей из России: молодёжи, учёных, компьютерщиков - сильнее американский народ. В Соединённых Штатах Америки, допустим, в сфере экономики, в науке - 80% гастарбайтеров. Если Америка перестанет привозить к себе учёных со всего мира, в качестве дани людьми, америка перестанет существовать в экономическом смысле, потому что не кому будет работать в лабораториях. Поскольку сами они не хотят думать, они выбирают людей умных со всей планеты, которых подготовили, которые прошли институты, школы, которые творческие люди - они их отбирают и везут к себе. И делают это куда эффективнее, чем Германия вывозила с оккупированной территории рабочих и работников, и молодёжь - тоже вывозила.

 

Я могу сказать, что в деревне, где мой отец был в оккупации, половину деревни в конце войны взяли и всю молодёжь вывезли в Германию. До Германии не довезли - расстреляли под Псковом. Потому что уже началось, как бы война перебила коммуникации, не смогли вывезти. Но сам факт – тотально, то же самое.

 

Из Прибалтики европейцы и американцы вывезли треть, 30% населения из Литвы, например. Это за какие-то 7 лет – это больше, чем гитлеровская Германия во время оккупации Прибалтики с помощью гестапо. Это просто формы разные. Если в оккупационном механизме гитлеровцы вывозили - автомат под бок и вывозят, то в современном механизме это делается как бы добровольно, за деньги. Но суть-то одна - это укрепление нации одной за счёт других, за счёт вывоза оттуда людей, детей, ремесленников, денег, дани и всего остального.

 

Слушайте, мир он какой был, такой и остался. То, что пропаганда сейчас умеет очевидные вещи скрыть, так это только говорит о качестве оккупационной машины, вот и всё. Но методы сами остались, и механизмы те же, как и были сто, двести, пятьсот, тыщу лет назад. Если ты слабый - платишь, если совсем слабый - исчезаешь. Это жизнь.

 

Артём Войтенков (Poznavatelnoe.TV):ФРС, которая печатает доллары США, принадлежит американскому правительству, американскому государству. Она не подконтрольна ему, а скорее - наоборот.

 

Евгений Фёдоров (депутат Государсвенной Думы):ФРС есть продукт американского народа. Там говорят, что ее создавали банкиры - это правда. Но сами банкиры - продукт американского народа. То есть нация создаёт инструменты своего доминирования - в мире, в стране и так далее. И элиты (богатые люди) относятся к понятию нации. Поэтому американские банкиры, которые являются учредителями ФРС - это американская нация. Также, как американское правительство. Они могут между собой конкурировать, но они есть продукт американской нации! И ФРС работает на американскую нацию. Поэтому я абсолютно не сторонник теории заговоров и мировых правительств. Я, может быть по-крестьянски, но исхожу из простых вещей: как происходит в малом, так и происходит в большом. Если человечество за всю свою историю, которой много тысяч лет, всегда существовало путем конкурентной борьбы между разными нациями, или народами, или племенами, или стаями, еще даже, когда человека еще нельзя было назвать человеком, то так это есть и сейчас. У нас конкурируют даже деревья за доступ к солнцу на полянке, а уж живые существа, и уж такие команды под названием "нация" - это сто процентов! Проявляется эта конкуренция через войны, через создание специальных институтов и инструментов этой конкуренции. В основе этой конкуренции лежит чувство собственной значимости. И это в полном объеме относится к американскому народу, и ему удалось создать ряд инструментов глобального управления для своих целей, американской нации. То есть цель ФРС - обеспечить американских банкиров, которые есть принадлежность американской нации, огромными деньгами. Вот и всё! И они эту цель реализовали. Деньги поставляет Америке в сегодняшней системе - весь мир. Именно поэтому американская нация потребляет половину мирового продукта. То есть весь мир наполовину работает на одну страну - на Соединенные Штаты Америки. Это означает, что любое усилие, любой продукт, который производится в мире - в России, в Китае, в других странах,- половина его даром отдается Соединенным Штатам Америки. Чтобы мы понимали глобальную систему управления!

 

Артём Войтенков:А почему даром?

 

Евгений Фёдоров:Потому что это так устроено, что американцы половину ВВП потребляют, производя только (если мы отбросим сферу услуг) порядка восьми процентов. То есть они потребляют (убираем сферу услуг и сферу управления) пятьдесят процентов - вот сравните, при своем производстве 8-10 процентов. Как работает система производства? Американцы производят какой-то продукт. Объем их производства продукта, если убрать сферу услуг, порядка восьми процентов мирового ВВП. А потребляют 50! То есть они платят за 8 - а потребляют 50! За 50 они не платят: 50 есть форма сбора дани со всего мира - этакая современная, аккуратная! Так это и получается - почти 50 процентов, то есть усилия почти каждого второго человека на планете - это обеспечение (бесплатное!) Соединенных Штатов Америки продуктами его труда. Всё просто! Когда Римская империя собирала дань со своих каких-то территорий, когда Британская империя собирала дань с Индии и с других территорий - так же это было. Любая империя это делает! Если ты империя - ты грабишь колонии! Это новость я сейчас говорю?

 

Евгений Фёдоров:Те доллары, которые в Америке носят внешний оборот… В Америке есть внутренний оборот и внешний - это разные доллары, они выглядят одинаково, но у них разные номера и разные технологии оборота. То есть внутри Соединённых Штатов Америки нельзя оборачиваться иностранным долларам. Если вы поедете с долларами, которые вы купили в России, в Соединённые Штаты, вы на них что-то купить можете, но банк изымет ваши доллары по номерам и вывезет их с территории Соединенных Штатов Америки. Поскольку вас будет не много таких, которые из России привозят доллары и меняют, то эта работает система вот так. А если таких будет много, то американцы просто прекратят приём иностранных долларов на территории Соединенных Штатов Америки - и всё. И вы окажетесь с этими долларами, с пустыми бумажками.

 

Артём Войтенков: Почему американцы так делают? Почему у них разные?

 

Евгений Фёдоров:А потому, что у них есть оккупационный доллар внешний, и внутренняя национальная валюта. У меня отец был в оккупации мальчишкой во время Великой Отечественной войны в Новгородской области в Демьянском районе. Так вот на оккупированной территории СССР немцы выпустили так называемую оккупационную рейхсмарку. Они не свои марки там использовали, они выпускали вот такие пустые бумажки, обеспеченные военной силой немецких комендатур. Но за эти бумажки они выбирали абсолютно всё, что не отнимали. Потому что часть они отнимали, допустим, чернозём из воронежской области они вывозили. А часть они как бы выкупали у населения: продовольствие, товары народного потребления и вывозили это в Германию. Но реально это были просто пустые бумажки. То есть комендатуры выпускали эти пустые бумажки, на них покупали реальные продукты, реальные товары у оккупированного населения и вывозили в Германию для немецкого народа. Фактически это была форма изъятия этих товаров. Вот, как фильм "Сорок первый", - помните, такая расписка: "Я для революционных нужд изъял у тебя коня". Ясно, что это ерунда!

 

Вот это та же история. Мы чётко должны понимать: американцы для своих выпускают реальный доллар (то есть обеспеченный), и этот доллар внутри Соединённых Штатов является достаточно реальной валютой. А для внешних колоний они выпускают пустышку, пустую бумажку. Но баланс этой бумажки мягкий. То есть вы на неё можете поменять что-то, когда хотите, но как только таких будет много - например, начнётся мировой кризис экономический или ещё что-то, - и туда повезут доллары в больших количествах, и от них просто откажутся. Их перестанут принимать сами американцы. Они будут требовать только внутренних долларов, а их у вас нет. Потому что Центральный Банк ваш и других стран менял национальную валюту на виртуальные доллары. Так устроена американская система: экономическая и резервная система - ФРС.

 

Артём Войтенков: Так она пасёт все страны?

 

Евгений Фёдоров:Конечно. Как американцы могут собирать половину мирового ВВП, если они не будут собирать его со всех? Россия там только часть даёт. Свою часть дани Россия даёт, но такую же дань дают все страны. И Китай даёт. Но у Китая государственная валюта. Он свою часть дани отдаёт за счёт специальных договорённостей с Соединёнными Штатами.

 

Из России дань вытаскивается, то есть напрямую управляются процессами изъятия дани из Российской Федерации, а Китай платит дань как государство - это большая разница. Он суверенен, но перед лицом сильного  платит дань. Причём в огромных тоже размерах - больше, чем Россия раз в пять или в десять. Но это его решение суверенное Китая - он не хочет ссориться с американцами, предпочитает от них откупаться. А с Россией никто даже не считается - просто изымают всё, что в обороте.

 

В результате получается, что когда в России в оборот попадает российский рубль, автоматически американцы становятся богаче на этот рубль. Автоматически. То есть, автоматически американская экономика на рубль становится богаче.

 

По поводу доллара я скажу: такая история была, когда доллар был обеспечен золотом, и когда де Голль попытался обменять на золото. Во-первых, самого де Голля не стало, а во-вторых, через какое-то время американцы вообще отменили, по сути сделали дефолт доллара, потому что отменили его золотое обеспечение. Просто волевым решением. То есть, условно говоря, написали обещание, что они будут менять, а потом сказали: "А мы от своего обещания отказываемся. Мы же хозяева своего слова: хотели - дали, хотели - взяли!"

 

Евгений Фёдоров: Средства массовой информации напрямую подчиняются американцам с 90-х годов. С тех пор. Все. Это система, это не люди. Это надо понимать. Это системное подчинение, то есть машина пропаганды...

 

Александр Куринов (Профсоюз Граждан России):

От людей не зависит...

 

Евгений Фёдоров: Конечно! От людей не зависит. Человек приходит на работу. Вот он пришёл на работу - у него на работе есть повестка дня, его функции, которые он там выполнить должен. Всё. Вот эти функции написаны системно, американцами. При этом человек может быть любым, как бы патриотом, - он с 9 утра до шести вечера должен выполнять работы по вот этому списку, а сам список написан американцами. И выйти из списка он не может, потому что за конфигурацию повестки дня отвечают другие люди, а эти другие люди, по сути, в России отсутствуют, как система. То есть, в России нет системы преобразования системы. Она находится в Соединенных Штатах. Поэтому статус-кво сохраняется... А дальше…

 

Как это работает в СМИ? Два главных момента.

Первый момент это - собственно любое средство массовой информации это акционерное общество. То есть, главная задача любого СМИ (по решениям, которые были приняты тогда Соединенными Штатами в России) - зарабатывать деньги. Это в первых строчках любого устава акционерного общества написано - не важно, это 1-й канал, Россия, НТВ... Зарабатывать деньги.

 

Александр Куринов: То есть 1-й канал, 2-й канал - это не государственные?

 

Евгений Фёдоров: А какая разница? Акционерное общество. Есть у государства там пакет, нет у государства там пакета: сама работа акционерного общества - зарабатывать деньги. Не сеять разумное-вечное-доброе, не заниматься проведением какой-то там политики. Его задача - получать деньги. Всё. Если акционерное общество (любое - первый канал или Россия) перестаёт зарабатывать деньги, то есть не выполняет свою функцию, то оно разоряется, исчезает – его не будет. Поэтому работа директора, всей системы вот этого канала - зарабатывать деньги, в этом его работа.

 

Как он зарабатывает деньги? Он деньги зарабатывает через рекламу.

Как получать деньги через рекламу? Через механизм рейтингов!

Механизм рейтингов - это не думайте, что это механизм сколько людей смотрит и кому нравится. Это специальная система, завязанная на прямое управление из Нью-Йорка, в соответствии с которой по определенным методикам (и компании сами, кстати, подчиняются Нью-Йорку, который занимается этим) в средство массовой информации предоставляются условия, при которых оно получает доходы от рекламы, а это его главные доходы. В любом СМИ.

 

Артём Войтенков: У каждого СМИ есть свой менеджер.

 

Евгений Фёдоров: По доходам. Ну, конечно.

 

Артём Войтенков: Рекламные службы сидят, обзванивают: "хотите дать рекламу?" Это вроде на Нью-Йорк никак не завязано, они сами.

 

Евгений Фёдоров: Методика. Смотрите, что такое методика.

Специальный эксперт из Нью-Йорка по методикам Нью-Йорка (эксперты из России - часть, но часть - из Нью-Йорка). По методикам, разработанным в Нью-Йорке, вам говорят, что вот за это вы получите деньги, а вот за это – нет, и вот в таких вот объёмах. Методики настроены на негатив. Причём, это только российская специфика. В Европе не так.

 

То есть если канал постоянно производит гадости, особенно это если гадости глубокие, то есть он не просто говорит о плохих вещах, а он говорит об убийствах, об изнасилованиях, таких "жёстких" вещах - с подробностями, с постоянными повторениями, с выматыванием мозгов, с многолетними повторениями каких-то трагических событий, каждый день причём. В этом случае через систему рейтингов у него доход больше, то есть канал начинает получать большое количество денег, и, соответственно, в конкурентной борьбе выиграет у других средств массовой информации, которые, допустим, так не делают в силу, например, патриотизма, или просто честности людей, которые там работают. Вот и всё. Это конкретное конкурентное преимущество этого канала.

 

Александр Куринов: И работодатели тоже ориентируются на этот рейтинг. Вот этот канал - его больше якобы смотрят, и оттуда мы больше получим.

 

Артём Войтенков: А кто эту систему рейтингов устанавливает?

 

Евгений Фёдоров: Нью-Йорк. Это прямая нью-йоркская система.

 

Александр Куринов: Значит, наши рекламодатели смотрят на Нью-Йорк?

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Абсолютно. Эта вся система написана в Нью-Йорке. Причем это не только в СМИ, это еще и банковская система. Но мы еще к этому вернемся. То есть вся система.

 

Вот Грецию сейчас кто обрушил? И вообще Европу... Что сделали?

Просто в Нью-Йорке решили, что вот сегодня у вас не такой индекс в Греции, а вот этакий. Всё. Поплыла Европа - миллиардные убытки, кто-то выкинулся из окна. Просто в Нью-Йорке приняли решение - обрушить Европу.

 

Что такое рейтинги? Это система управления современным миром, которая находится под американцами. И система СМИ - первый момент. То есть все СМИ, вся система средств массовой информации получает деньги так, как им скажут, как дадут возможность это сделать в Нью-Йорке. То есть Нью-Йорк командует финансовыми потоками СМИ. Это сразу надо понять. Соответственно вся система обслуживает вот этот механизм негативного рейтинга. А это создает общее в стране - психологию негатива.

 

Артём Войтенков: Всё плохо!

 

Евгений Фёдоров: Всё плохо. А значит, плохая власть, то есть создает такой общий фон. Кстати, между прочим, в Европе, если вы посмотрите, система рейтингов работает по-другому. Если у нас на 10 новостей 9 негативных, то в Европе на 10 (вот кто в Европу ездил, знает) новостей - 1-2 негатива. Это другая вещь. А, допустим, в Азии вообще запрещен негатив по телевизору. У нас его 90 процентов, а в Азии он запрещён. Вообще. Его нельзя показывать.

 

Артём Войтенков: В Азии это конкретно - в каких?

 

Евгений Фёдоров: Сингапур, Китай и многие другие - прямо прямой запрет. Сингапур, кстати, капиталистическая страна, что бы ни говорили. Там прямой запрет на негатив в средствах массовой информации в новостях. В Европе, если происходит какое-то событие... Вот помните "Хромую лошадь"? Событие, да – трагедия. Полтора года каждый день, так или иначе, это раскручивали. В Европе где-то в это же время сгорел детский дом в Прибалтике. Я помню, там погибло несколько десятков детей. Два дня – новость. В железнодорожной катастрофе погибло там тоже  десятки людей - два дня новость. Их никто не скрывает. Но масштаб подачи негатива, выпучивание его - принципиально другой. Это вот главная часть системы, то есть СМИ получают, как система, деньги под негатив. Это раз.

 

Второй момент - это прямая пропаганда. Вот обратили внимание, сейчас внесли закон о том, что те неправительственные организации, которые получают из-за рубежа деньги, должны информировать, что они иностранные агенты. Сами деньги не отменяются. Мгновенно Хиллари Клинтон прилетела в Санкт-Петербург, собрала этих своих, скажем так, финансируемую ею пятую колонну в России (часть из неё), и сказала: "Вы не беспокойтесь, мы понимаем, что вас здесь пугают. Мы найдем способ давать вам деньги так, чтобы никто не знал, что вы наши агенты."

 

Это надо понимать. То есть официально госсекретарь мгновенно, перепугавшись закона в России, приехал, чтобы успокоить систему грантополучателей в России, что они будут продолжать получать деньги. Я так понимаю, наличкой теперь будут возить, чемоданами... Но при этом они должны будут по-прежнему скрывать, что они получают деньги от американцев.

 

И второй момент - это собственно пропаганда. Пропаганда - это грантополучатели. Процессы механизма грантополучателей частично сейчас вытащили. Люди понимают, что неправительственные организации финансируются, двадцать тысяч грантополучателей.

 

Я вам скажу так: вы знаете, что половина средств массовой информации в той или иной форме получает деньги от Соединенных Штатов? Половина. Особенно региональных. Этот масштаб явления у нас даже не исследовали. Вот сейчас более-менее тронули уличную компоненту иностранного финансирования и узнали, что там сотни миллионов долларов. А я вам говорю, что половина СМИ – получают. И это получают они через государство, или при попустительстве государства. Потому что государство - частично под американцами системно. Вот в силу тех причин, о которых я сказал. И это тот пласт, который сейчас придётся поднимать. И когда мы говорим об иностранных агентах и законе, мы должны понимать, что сегодня этот закон описывает 10 процентов только реальных агентов (когда он будет принят), которые получают деньги из США. А 90 процентов (официальных) в нем даже не описывается - например, средства массовой информации. То есть до половины СМИ в России (это кроме манипулирования через систему грантов, то есть такое подковёрное как бы манипулирование), до половины СМИ в России должны будут вверху писать "мы - иностранные агенты". Половина! Люди про это же не знают. Потому что пропаганда закрывает эту информацию.

 

Евгений Фёдоров: Всеми вопросами стратегического характера занимаются по-прежнему американцы в России. Как они это делали в 91-м году (они тогда еще и прямо управляли), так они и занимаются вопросами системного стратегического характера. Как промежуточный вариант в конце 90-х годов ими была создана так называемая система олигархического управления. То есть уже стало неприлично напрямую управлять. Вот сидят люди, просто в министерствах сидят американцы  и командуют процессами в России. Вот так было в начале 90-х. И свидетелей этому - миллионы людей.

 

Об этом нельзя говорить в СМИ, но это нельзя скрыть. Вот вы возьмите любого управленца, который был каким-то директором, каким-то чиновником в 90-х годах в начале (в первой половине) - любой вам скажет: "Начальники мои были - иностранные советники" - в этом министерстве, ведомстве и так далее. Вот был министр (который формально вроде бы), рядом с ним был американский главный советник и под ним была система аппарата советников, которые реально управляли этим министерством. Но управляли - значит строили. Потому что в те времена наше государство только строилось, то есть выстраивали всю эту архитектуру.

 

Если мы посмотрим на сегодняшних крупных собственников России, получивших имущество в результате приватизации, мы не можем с уверенностью сказать, что они являются его собственниками. Мы этого не знаем. Потому что в условиях, когда эта собственность формировалась в 90-х годах, как "их", как бы "собственность". Но они вообще были никто, то есть их подбирали просто те же американские советники - по своим спискам каким-то, подходам, по своим знакомствам (ну, как кадровая политика делается). Дальше ему говорили: "Вот ты сейчас мелкий предприниматель, скажем так, фарцовщик, например, который не особенно умеет управлять большими бизнес-процессами. Давай так, мы с тобой договариваемся: ты становишься (якобы) владельцем крупнейших заводов, пароходов, фабрик, объектов и так далее. Но при этом эта собственность будет в нашей юрисдикции, и за ней будет контролёр и здесь в России, и у нас там, в европейской или американской юрисдикции".

 

Понятно же, что в этих условиях с этим человеком можно было договориться о чём угодно. Можно было договориться о том, чтобы он сделал вид, что он собственник. И мы до сих пор не имеем ответа на этот вопрос - владельцы этих крупнейших предприятий и холдингов в России те люди с российскими паспортами или нет? Потому что, судя по тому, как она формировалась, это вполне может быть операцией прикрытия вот этих инструментов собственности.

 

Дальше в России запретили с этого момента иметь вообще собственность национальную крупную, как класс, то есть это связано с тем, что через систему собственности формируются национальные элиты и формируется стратегическое управление государством. Если ваши самые крупные богатые люди вашей страны не являются вашими реальными собственниками, то соответственно, они будут проводить другую политику - тех, у кого находится их имущество. Иначе они его просто потеряют, да просто они ментально в другой находятся идеологии. Их подобрали не просто так (для начала)- то есть их подобрали уже исходя из каких-то нюансов, для того, чтобы они были сориентированы на вот эту собственность и на внешнего заказчика.

 

А во-вторых, они хотят оставить наследство, они хотят оставить будущее, и приблизительно патриотизм, судя по нашим исследованиям, утекает где-то лет за пять-десять. Человек любит родину, допустим, он попал в эту систему, он с ней согласился ради того, чтобы стать богатым человеком, но пять-десять лет и он уже не становится патриотом, он уже ментально уходит в другую страну.

 

И мы видим, как этот процесс происходит. То есть растут предприниматели до какого-то крупного более-менее объекта собственности, переводят в иностранную юрисдикцию - при этом он еще патриот, он любит Родину. А через пять-десять лет

он уже всё - вначале у него семья переехала, дети стали там учиться. Он разрывается между ними - в субботу-воскресенье в Лондон, в будние дни в Россию. А еще через лет пять-десять лет он ментально переезжает туда с семьей, а еще где-то пять лет он туда переезжает и физически, потому что разрыв этот ему становится уже невозможен. Просто психологический разрыв, физический разрыв - ну каждую неделю летать! И он, в конце концов, туда уезжает, оставляет здесь управляющих. Поэтому это процесс системного характера, и он так системно и работает.

 

А почему мы эти вопросы поднимаем? Что вопрос собственности или вопрос национальных элит? А вопрос национальных элит - это вопрос политической системы. То есть мы получили политическую систему, основанную фундаментально на иностранных элитах. А это означает, что вся политическая система будет не национальная, она вся будет работать против Российской Федерации. Это надо понимать!

 

Евгений Фёдоров: В Америке шаги будут в ближайшем будущем следующие: абсолютно такие же, как у всех империй, которые сталкиваются с трудностями. Америка будет переходить к ужесточению карательной политики. И Гитлер стал убивать миллионами людей не сразу, а тогда, когда  возникло у него желание ужесточить карательную политику в силу сопротивления, которое вокруг него сложилось. То есть мир начал сопротивляться - и Гитлер начал переходить к террору, к массовому тотальному геноциду.

 

Это прямая связь, и связь историческая, не связанная с Гитлером, не связанная с американцами, не связанная с Османской империей, которая вырезала тех же грузин или армян. Это исторические такие законы, они такие же железные, как и законы физики: падает вниз - потому что закон. Вот так и исторические законы.

 

Вывод следующий: американцы, защищая свою степень потребления, защищая свои механизмы сбора дани со всего мира, будут ужесточать карательную политику по отношению к колониям, в том числе к России. Мы это видим, они уже в Африке очевидно это ужесточают, в Европе - очевидно это ужесточают. В России готовятся ужесточать, и точно будут это делать, вплоть до бомбёжек!

 

Артём Войтенков: Нет, но бомбить, скажем, Ливию - это не то же, что бомбить Россию!

 

Евгений Фёдоров: Кто вам такое сказал? Это иллюзия!

 

Артём Войтенков: Но ведь у нас ядерное оружие...

 

Евгений Фёдоров: От этой иллюзии вам надо избавиться! Потому что эта иллюзия - она очень вредна. Она создаёт чувство успокоенности, а это на самом деле вредно. У Украины тоже было ядерное оружие, пока она его не отдала по требованию американцев. Я так просто напоминаю. Украина была крупнейшей мировой ядерной державой сразу после 1991-го года. Она перестала такой быть в течение буквально нескольких лет. Потому что американцы этого потребовали. Знаете, как не хотели украинцы отдавать ядерное оружие?! Но приказали - и отдали.

 

Артём Войтенков: И что, надо думать, также прикажут - и мы отдадим?!

 

Евгений Фёдоров: Прикажут - и отдадим!

 

Артём Войтенков: Почему они до сих пор его у нас не отобрали?

 

Евгений Фёдоров: Такое требование они выставляли. И, если вы помните, то в начале 2000-х годов обсуждался вопрос мирового складирования ядерного оружия под контролем ООН на территории Российской Федерации. То есть такие задачи они ставили. Путин, откровенно говоря, в этих задачах их кинул. Потому что они на него давили - и он не выполнил это их требование. Но они разобрались, что он категорически их выполнит только где-то года через три-четыре после того, как он пришёл к власти. Это позволило ему укрепиться. И, скажем так: это ведь "мягкая сила". Если вопрос не продавливается - он не снимается с повестки дня. Он продолжает давиться, просто откладывается на будущее решение этого вопроса.

 

Они этот вопрос решают по-другому.

Я Когда работал в Министерстве атомной энергии, американцы тратили на проекты Минатома полмиллиарда долларов в год. Это огромные цифры. Это было, вообще-то говоря, двенадцать лет назад.

 

Огромные цифры тратили на разные программы:

- ликвидация ядерного оружия,

- утилизация ядерных подводных лодок,

- вывоз учёных с территории атомных городов,

- ликвидация научного потенциала атомных городов,

- строительство на территории атомных городов альтернативных систем (коммунальных, например), потому что там были связаны коммунальные системы с оборонным сектором.

 

Вот это - форма ликвидации ядерного оружия. Они вкладывали деньги в ликвидацию ядерного оружия в России. Но у них не получилось реализовать этот проект. У них не получилось в том объёме, как они хотели. Не всё получается. Иногда и у партизан бывают успехи. Что же, совсем без успехов? Так тоже не бывает. Но дело в том, что это не является проблемой. В случае критической ситуации будет же по-другому всё выглядеть.

 

Вы как-то рассматриваете, что вот завтра полетели самолеты бомбить Москву. Не так. Вот сейчас мы приняли закон о выборах губернаторов - под давлением американцев. Завтра же они покупают какую-нибудь "небольшую, но гордую республику" Российской Федерации. Просто, как Грузию купили. А Грузия-то побольше будет некоторых республик в России. Грузию же они купили с потрохами. Покупают через выборы, через прямое финансирование "гордую республику". И уже "гордая республика" срочно получает авиа-эскадрильи, которые будут бомбить Российскую Федерацию.

 

Артём Войтенков: То есть они не сами полетят.

 

Евгений Фёдоров: А зачем им самим? Что они Ливию сами бомбили, что ли? Но ясно же, что бомбили американцы. У вас есть сомнения? Но чужими руками. Это что-то меняет?

 

Для москвичей, на головы которых посыпятся бомбы это что-то меняет? Что самолет, который летит, имеет грузинские опознавательные знаки, например. Что-то меняет? Ничего не меняет. Я уверен в таком развитии событий при определенных обстоятельствах. То есть если произойдёт выдавливание Путина и ликвидация национального курса, американцы обязательно примут решение о ликвидации Российской Федерации. Не потому, что они не любят Россию, а просто по одной причине: для них такая страна, с такой историей, идеологией, психологией лидерства, ядерным оружием тем же, и так далее, - не приемлема в плане рисков.

 

То есть маленькие страны для них приемлемы - никуда не денутся в этой мировой клетке. Платят налоги, дань, отправляют молодежь и молчат. А такая крупная страна может взбрыкнуть в любой момент. Как только они ослабнут - Россия тут же может взбрыкнуть. И для них такие риски неприемлемы. И они приняли решение о ликвидации России. Дальше для них просто вопрос времени.

 

Либо Россия восстанавливает суверенитет через национально-освободительную борьбу Путина, либо Россия в период 10-12 лет исчезает. То есть попадает в региональные разборки (чеченский сценарий никто же не отменял), как в Сирии: вдруг появляется откуда-то сто тысяч боевиков, почему-то арабскоговорящих (как это было в Чечне, кстати), и они вдруг почему-то ещё и побеждает на выборах местный президент, которого они поддерживают. И что вы будете делать? Опять воевать? Тогда местный президент обращается за помощью к международному сообществу.

 

Сейчас Россия может отреагировать позитивно, а что будет через 6-7 лет - мы не знаем, особенно, если выдавят Путина. Всё просто. А если это будет не Путин, значит, какой-то новый. Самый жёсткий сценарий: неизвестный руководитель говорит, как Горбачёв: "Ой! Я против крови! Давайте отпустим эту республику, а заодно и все остальные." Всё, сценарий удался. Потому что отпустить одну республику - отпустить всех.

 

Что, я говорю какие-то абсолютно неприемлемые вещи? Легко.

Вот этот сценарий абсолютно реален - он работает уже в десятках стран, мы это видим. На наших глазах это происходит. Почему он не реален в России? Потому что, мы такие внутренне гордые, у нас фига в кармане? Нет! Раз этот сценарий сработал в 1991-м, почему он не сработает сейчас? Всё то же самое. Проблема только в одном - в людях, которые оболванены пропагандой и не находят в себе силы эту пропаганду убрать, начать думать о своей стране и о своём будущем, и о будущем своих детей.

 

Поэтому я лично считаю, что проблема России 1991-го года - прежде всего в предательстве поколения, которое тогда жило. А сегодняшние проблемы России в конечном итоге упираются в недостаток желания разобраться в текущих событиях в стране и в мире. То есть нежелание подумать о своей судьбе и о судьбе своей страны. Только в этом!

 

Артём Войтенков: Ну да. Нас пресса специально отворачивает...

 

Евгений Фёдоров: Это правда. Это и есть пропаганда. Должны люди определиться в России - они свободный народ, или стадо, которое американцы ведут на заклание? Вот и всё!

 

Соединенные Штаты Америки усилят идеологическую войну в России. Механизмы очень простые. Вот как принимает армия решение наступать на какой-то город врага. Что делает? Увеличивает число дивизий, подвозит боеприпасы и наступает. В политике та же история. В карательной операции - та же история. Американцы просто увеличат финансирование специалистов, которые в России работают над уничтожением России.

 

Они усилят финансирование системы грантополучателей - это двадцать тысяч политтехнологов в Москве - это очень сильно, большой фактор.

 

Второе (отдельно я хотел бы сказать) - это история со списком Магнитского, якобы. Это вообще беспрецедентный случай!

 

Американцы официально заявили, что граждане Российской Федерации и некоторых других стран не имеют права иметь частную собственность по политическим соображениям. Просто это маккартизм в чистом виде! Они создают список, в этот список они вписывают людей. Вот Алексеева вчера на встрече на Круглом столе в Госдуме сказала, что: "Мы внесем (мы внесём! это грантополучатели американские, которые в России, пожилая женщина) в список Магнитского американский, например, депутатов Государственной Думы, которые будут голосовать по такому-то закону так, а по такому-то закону так". Она открыто об этом сказала. Официально.

 

Артём Войтенков: Депутатам Думы.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Она сказала: "Вот кто будет по этому закону вот так голосовать - тот попадет в список". А в чём суть этого списка? Он секретный. То есть это не список каких-то там прокуроров. Ничего подобного. Это список по политическим соображениям (то есть "охота на ведьм") людей, в отношении имущества которых Соединенные Штаты имеют право применить его арест или изъятие, и счетов в банке.

 

Где частная собственность? Никакого суда, ничего. Вроде бы у нас свобода частной собственности в Америке - ничего подобного! Знаете почему? А потому что частная собственность не распространяется на рабов. Рабы в понимании американцев не имеют права на частную собственность. И вот эта психология господ и рабов у них есть.

 

Русских они воспринимают как людей второго сорта. А уж если эти люди им чем-то не нравятся в России - автоматически решение господина: ликвидировать, отнять у него собственность. И законом это приняли! Официально! Очевидно абсолютные вещи, она выглядит, как анекдот. Ничего подобного! Это просто - психология господина и раба!

 

- "Мы господа в Америке, вы – рабы. Если ещё что-то вам не нравится, мы будем у вас, например, имущество отнимать". У депутатов, как Алексеева сказала, которые не так проголосовали в Государственной думе. Так это и сейчас делается - только это делается втихаря, а после этого закона это будет официально. Без суда будут отнимать имущество у граждан России, которые американцам не понравятся. Вот это и есть форма управления.

 

Артём Войтенков: Я так понимаю, что имущество будут отнимать не только в Америке, но и в Европе, и по всему миру.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, по всему миру, где американская юрисдикция может дойти. Но дойти она может и в России, потому что система собственности в России завязана полностью на иностранную юрисдикцию. Поэтому это первый шаг, а второй шаг - будут реально здесь просто отнимать имущество, убирать людей, сажать их в тюрьмы, в России, руками наших правоохранительных органов тех, которые борются с Америкой, которые пытаются выступать за суверенитет. Изолировать Путина. Вот это путь и есть.

 

Как осуществляется карательная операция где-нибудь в колонии индийской, когда в Англии, например, решат, что эту колонию надо поставить на место? На место дают команду и на местах начинают идти процессы: аресты, изъятия имуществ, казни, привязывание к пушкам, и выстреливание сепаратистов из России против Америки.

 

Вот это путь, по которому пойдут американцы. Если Россия найдёт силы и сопротивление внутри себя этого пути, значит, этот путь будет внешний. То есть будут бомбёжки, как это было, другими странами. Это может быть любой разворот событий. Поскольку мы вступаем в период глобального экономического кризиса, значит, американцы переходят в систему военного контроля. Если сейчас они политически контролируют мир, то дальше они будут переходить в военную систему контроля. Вот эти истории с Ираном, например, это чисто военный контроль. После Ирана, конечно, кто будет? Будет Белоруссия, понятно. Будет Украина. А как вы думаете? Вот так, вот Иран, а потом будет Украина и Белоруссия под каким-то предлогом.

 

Артём Войтенков: Но в Америке у них самих немало проблем - вон, у них башни падают, еще что-то происходит, народ лишается жилья.

 

Евгений Фёдоров: Ну и что? А что это меняет? А наличие проблем вообще ничего не решает! Вы знаете, иногда говорят "вот у нас там кризис"

А я спрашиваю: "А что у нас в 1941-м году кризис был меньше?" В конце 1941-го года, или в 1942-м - да больше! Это что, отменяло борьбу за суверенитет страны? Борьбу за свободу Родины? Нет! Это вообще не имеет никакого значения! Проблемы сами по себе ничего не создают. Проблемы создают только в том случае, если враг сильнее использует проблемы для того, чтобы влиять на процессы в стране.

 

Евгений Фёдоров: В целом, если вы скажете, что такое Российское государство, - оно создавалось иностранцами, создавалось оккупантами. Это механизм оккупационного управления, как система, не как люди. И с 90-х годов это так создано, еще со времён Гайдара. И систему не поменяли, потому что система - это повестка дня, это не люди – кто чем занимается. Всеми вопросами стратегического характера занимаются по-прежнему американцы в России. Как они это делали в 91-м году (они тогда ещё и прямо управляли), так и занимаются вопросами системного стратегического характера.

 

Александр Куринов: Часто говорят, что указания мы получаем с Запада. То есть как это? Позвонили и сказали, что нужно сделать? И мы выполняем? Или как этот механизм отстроен иначе.

 

Евгений Фёдоров: По сути, так и отстроен. Но не позвонили, а это так называемый ежедневный механизм предложений. Тот же Международный Валютный Фонд, Всемирный Банк по своим направлениям, они в ежедневном режиме, на сайтах, официально, (выйти туда можно, посмотреть) посылают предложения конкретно в Россию - что нужно делать, какие распоряжения принимать, какие решения правительства необходимо принять, какие решения Центрального Банка, например. По сути, управляют процессами.

 

Например, в том же законодательстве: наиболее системные вещи - единый госэкзамен – это было прямое указание его сформировать. Менять систему финансирования так, чтобы сокращать расходы социального характера - тоже прямые указания. Они, кстати, не только в Россию. Если вы посмотрите в Европе - эти указания точно такие. Эти центры не принимают какое-то особое решение по отношению к России. Это общее решение, но для России оно адресное, носит конкретный характер. И секрета здесь никакого нет.

 

Артём Войтенков: То есть на сайтах можно зайти и посмотреть?

 

Евгений Фёдоров: Конечно. На сайте, можно зайти и посмотреть. Всемирный Банк, зайдите на сайт - там всё будет указано.

 

Никакую систему нельзя рассматривать в отрыве от другой, общей системы. Эта система создана специальным образом в 91-м году. Мы заскочили сразу на детали. Она создана в результате политических решений 91-го года.

 

А какие решения были?

Это капитуляция Советского Союза, ликвидация государства. И, как любое государство, которое победило своего врага, оно создало там другое государство. В данном случае США создало систему управления. Это система, из которой никогда нет исключений. Вот за всю мировую историю, а было миллионы войн, вы не найдёте ни одно исключение из этой системы.

 

Исключения выглядят как исключения только в том случае, если другие игроки запрещают что-то делать, как бы отнимают победу. Как было у победы над Турцией Царской России во время Балканской кампании, когда почти взяли Константинополь, а потом было запрещено воспользоваться плодами победы. Но это уже вступают в силу другие игроки. Причём вступают силой, потому что иначе война. Мы же понимаем, что России это грозило войной, если она не выполнит эти условия, не использует свою победу. А так всегда, проиграли - платите, по-другому не бывает.

 

И если кто не любит читать исторические исследования, пусть почитает просто историческую литературу, художественную, где это всё проходит везде, это жизнь человека. Поэтому проиграли – платите.

 

Дальше выстраивается система управления. Система управления, после Советского Союза распада, ликвидации, поражения в войне, - была создана система управления уже на оккупированной, откровенно говоря, территории.  Не в военном плане оккупированной (хотя в военном тоже, та же Прибалтика), а оккупированной частично в военном отношении, в основном в политическом отношении. Соответственно все пятнадцать государств получили систему внешнего управления. Они вообще были созданы как государства. То есть приехали специалисты, советники. Они в начале 90-х годов создавали Российское государство, как систему управления на территории Российской Федерации. Так же как и Украинское государство, и Узбекское государство, и все остальные, которые вышли из Советского Союза. Прямо создавали.

 

Артём Войтенков: А специалисты откуда?

 

Евгений Фёдоров: Их набирали из научных и учебных институтов в Соединённых Штатах Америки, прямо набором – это тысячи людей, десятки тысяч людей, это не то, что там отдельные люди. Их там набирали, готовили и дальше через механизм Госдепартамента их направляли, в данном случае, в Россию, на Украину, в тот же Узбекистан и так далее.

 

Они здесь создавали систему управления. Ельцин был фиктивный управленец, вообще, у него ничего не было, чтобы было чем управлять. Реально всю систему управления под ним создавали американцы. При этом они, конечно, рассматривали его как президента, потому что было принято решение, что в России должен быть российский президент. В той же Прибалтике, например, американцы приняли другие решения, они привезли своих президентов вместе с управлением. Приезжали советники, привозили с собой президента, который там не был пятьдесят лет, например (когда-то эмигрировал и жил в Америке), и говорили: "Вот это ваш президент". И его избирали, потому что они владели обстановкой и технологиями. Та же история была с Ельциным.

 

Поэтому, я бы сказал так, что позиция всего гайдаровского правительства - это была просто позиция прикрытия. Понятно, что люди вообще не умели ничем управлять, потому, что не имели опыта просто для этого. Взяли их только что, они там занимались научной деятельностью - и сразу министрами. Фактически, они просто прикрывали конструкцию, когда управляли напрямую американские советники, принимали все решения, и эти решения были направлены на реализацию военных планов.

 

А какие военные планы? Ограбить страну, которую ты победил. Вытащить из неё репарации, вытащить из неё кадры, вытащить из неё вообще всё возможное. Во время оккупации гитлеровской Германии, например, даже чернозём вывозили. Это же логика такая - раз ты оккупированная страна, ты должна полностью обеспечить победителя. Так и делали американцы в 90-х годах.

 

Дальше, если мы говорим об имуществе, их позиция разделилась. Часть имущества они просто вывезли, особенно касающегося военной компоненты, а часть имущества (то есть практически всё основное имущество Советского Союза на территории России) они завели в систему приватизации, и через механизм приватизации вывели с точки зрения собственности. Попросту говоря, напрямую стали управлять имуществом из-за рубежа.

 

Евгений Фёдоров: Раз проиграв войну, и став колонией (просто потому что мы так передумали), изменить ситуацию нельзя. Потому что на любой шаг национального курса, национальных сил, американцы будут отвечать системными десятью шагами. Они контролируют процессы. Т.е. условно говоря, у вас появились какие-то лидеры в этом направлении, они их (лидеров) задавят в зародыше. О них никто знать не будет, потому что пропаганда в  руках американцев. Так что-то он «кукарекнул», и его уже нет. Либо купили, либо убрали, либо скомпрометировали, либо что-то ещё сделали. Это делается несложно. Система блокирует, т.е. фактически, это, как представьте себе, немецкий оккупационный режим на части территории Советского Союза, и какой-то партизан начал что-то «бузить». Есть карательный отряд, послали, уничтожили. Другой партизанский отряд начал, там есть карательные отряды. Это, для начала надо понять, процесс нелёгкий. И неслучайно наши предки всегда умирали миллионами за свободу своей Родины. А в 1991 году наше поколение решило Родину сдать. Механизм контроля таков, что не выскочишь. Но есть конечно технологические вещи, просто они тяжёлые. Т.е. это нелёгкий путь.

В чём эти технологические вещи? Если взвесить ситуацию: как изменить, уйти от колониальной системы управления, уйти от вассализма. Самый сильный ход, это то, что Путин обозначил себя как национальный лидер. Это же сделал он не случайно. Изначально. Он обозначил желание, хотя бы формального первого лица в стране. Почему формальное? Мы можем обсудить. Потому что на самом деле он не может пойти против элиты, они контролируют процессы. Он может говорить что-то, может к кому-то обращаться, и он это делает. Но систему поменять – для этого надо иметь возможности. И мы можем поговорить, как это делается. Он чётко это обозначил. За это он получил отрицательное клеймо у оккупантов, у Соединённых Штатов. За это они с ним бьются. За это его не пустили на третий срок, надо откровенно сказать. Потому что в их силах не пустить.

 

Вопрос: Но они же пустили его (Путина)…

 

Евгений Фёдоров:Нет.

 

Вопрос: А третий срок?

 

Евгений Фёдоров:Третий срок – это… подождите, он был допущен, как говорится общипанным. Допущен на определённых условиях, в системе определённых ограничений. Поскольку они контролируют системные вещи, представьте себе рассол, и в нём огурец. Огурец как бы ни сопротивлялся, он все равно будет солёным. Вот они контролируют систему, контролируют все СМИ, информационное пространство, контролируют парламент через политическую систему. Что это означает? Это значит, что парламент будет до какой-то степени, скажем, нормальный (с точки зрения национальных подходов), а дальше, если Путин начинает выдвигать более жесткие идеи национального курса, парламент ставится ему в оппозицию. Вы посмотрите, чуть тронь этот вопрос, мгновенно парламент встаёт ему в оппозицию. Чуть просто тронуть этот вопрос. Выборы губернатора – чуть тронули, парламент в оппозиции. История с грантополучателями – чуть тронули (текущий закон) – уже все фракции против, или идёт мощная оппозиционная волна против. Хотя ничего же не меняется. Просто меняется правда. Говорят, вот пишите правду. Всё равно против. Т.е. это срабатывает мгновенно контрсистема: правительство (не забывайте, что правительство – самостоятельная ветвь власти в понимании американцев, и они влияют на механизмы правительства самостоятельно, по своим каналам), валютная система, центральный банк, элита страны. Т.е. это система, в которой Путин, как президент и гарант Конституции (конституционный нотариус – у него нет вообще особых полномочий, т.к. он должен только наблюдать за процессом, подписи правильно, голосование как надо, отменять систему он не имеет право как президент)…

 

Вопрос: Он исполнитель…

 

Евгений Фёдоров:Конечно. Медведев не даром говорил: «Я менеджер». Когда он был президентом, он говорил: «Я менеджер, у меня есть законы, я под этим, как менеджер, смотрю, чтобы всё крутилось». Так вот, как президент он (Путин) не может, а как национальный лидер, он и поставил вопрос национальной революции, фактически. Потому что обозначив себя как национального лидера, он автоматически обозначил себя как лидера национально освободительного движения. Т.е. это противоречие в позицией президента. Как президент он обязан систему сохранять (а система американская), а как национальный лидер он сказал, что «я хочу систему поменять». Вот это самая главная вещь. Её у нас замалчивают или не понимают. Он обозначил вот ту логику (возьмите татаро-монгольское иго – российских князей, что они готовы восстать против татаро-монгольской орды, помните? Это же князья делали), он обозначил, что он готов идти по этому пути. Дальше вопрос в том, что хватит ли у него сил и поддержки и возможности этот путь пройти и реализовать, в условиях оппозиции парламентской (против него), правительства (против него), системы вертикальной власти губернаторов после выборов особенно (она будет против него), СМИ, которые управляют процессами (против него, причём радикально). Против него вся система. Представьте, что на шахматной доске у вас есть одна фигура, пускай сильная, белая, и вокруг неё все фигуры чёрные, или наоборот – вот такая ситуация. Вот как вы выиграете партию, имея одну фигуру (с точки зрения национального курса) против тысяч фигур противника.

 

Евгений Фёдоров: Путин, на самом деле, - это логика любого оккупированного государства. Это уже законы истории, это законы, которые выше людей – исторические законы. В любом оккупированном государстве формируются условия национально-освободительного движения. И всегда успех этих условий определяется позицией элит. Всегда. В элитах всегда есть люди, например, князья во время татаро-монгольского ига (не смотря на то, что эти князья были сильно завязаны на Орду), которые хотят иметь реально власть, иметь возможности, иметь первую позицию в своём государстве - это вообще желание нормального человека. И в этом плане вопрос появления Путина - это вопрос исторической закономерности.

 

То, что нам с Путиным повезло - это само собой повезло, как с личностью. Но призвание национального лидера национально-освободительного движения - это историческая закономерность. Не может быть лидера с улицы национально-освободительного движения. Лидер национально-освободительного движения всегда из власти, может быть не из первых лиц, бывает так в истории, но всегда из власти. Всегда человек, который может реализовать потенциал этого лидерства. Потому что, по сути суверенитет, если так честно сказать, это всегда суверенитет национальных элит. Если национальные элиты суверенны, то суверенна и страна.

 

Начались события начала 2000-х тысячных годов. Американцы системно мыслят, они понимают абсолютно логично, что Путин ничего не сделает, какой бы он ни был.

 

Во-первых, он же не сказал, что "я ваш враг" – для начала, не было такого. Некоторое время для них он был загадкой, неизвестный человек. Кто он там такой - не понятно, "Who is mister Putin?" Но для них было очевидно, что он не справится с ситуацией, потому что система на их стороне. На их стороне парламент, отсутствие армии, вертикаль власти, подкупленные губернаторы через систему выборов. У них всё! И вдруг он справляется, чудом! Первое было для них - удивление.

 

Второе. Он же с ними вёл довольно усыпляющие переговоры: примерно года два-три. И года два-три они не понимали кто он. Здесь, конечно, сказалась его личная подготовка, как сотрудника спецслужб. Это называется военная хитрость: он не раскрывал своих намерений о национально-освободительном движении и национальном лидерстве. Логику национального лидерства он сформулировал не сразу, приблизительно тогда, когда началась атака, когда была попытка первого  национально-освободительного восстания под руководством Путина. Это восстание было приблизительно 2003 год: тогда убрали Касьянова, поменяли администрацию, разрушили олигархическую систему, посадили Ходорковского, уехали Гусинский, уехал Березовский – это же настоящая революция! Тысячи богатейших людей России сбежали в эмиграцию. Другое дело, что систему не доломали, но её нельзя доломать. Даже если  отнимаешь власть у сотен богатейших людей, система опирается на десятки тысяч - это системные вопросы.  Систему не сломали, то есть, было первое восстание, неудачное.

 

Тогда были отменены соглашения о разделе продукции: отняли у американцев право на контроль за российскими недрами и нефтью. Российская нефть России не принадлежала по закону, принятому ещё во времена Ельцина. Кроме того, что американцы собирают дань (они и сейчас с России собирают дань деньгами и людьми), они вообще лишили Россию права юрисдикции над российскими природными ресурсами.

 

Они сказали: "Отлично, у Польши нет природных ресурсов, и у вас пусть не будет".

 

И заставили принять законы, а они управляют процессами принятия законов в России до сих пор. Заставили принять законы о том, чтобы российские природные ресурсы России не принадлежали под флагом, как бы под прикрытием закона Соглашение о разделе продукции. Это было оформлено таким образом. Это идея Олбрайта о том, что российские недра не должны принадлежать России. Она  была реализована в России при Ельцине – это было сделано по команде оккупационных властей американских. Тут даже вопросов нет.

 

Ельцин это создал, а Путин это разрушил. Оно много что разрушил - это было, так называемое, первое восстание.

 

Евгений Фёдоров: А вы обратили внимание, например, что точно так Хиллари Клинтон объявила врагом Америки телеканал "Russia Today" в полном составе, причём публично, в конгрессе. Какая связь?

 

Вот вы говорите, что Гитлер Левитана объявил личным врагом Германии, а Хиллари Клинтон официально в конгрессе объявила целый канал под названием "Russia Today" фактическим врагом Америки. Именно канал перечисляла. Это просто в военных условиях более острые методы решения проблем, а сама конкурентная борьба, она и в мирных и в военных условиях, всегда идёт, никогда не затухает. И средства массовой информации и пропаганды - это важнейшие условия.

 

Вопрос для России заключается в одном, что воевать можно равным. Когда была холодная война, сорокалетняя война, воевали две равных державы, империи крупных, одна проиграла. Теперь мы не можем воевать.

Мы в состоянии оккупированной территории, соответственно вся наша форма войны - это такая партизанщина, в большей или меньшей степени. А противник в этой ситуации, оккупант, осуществляет карательные операции. Со стороны России это партизанские движения, во главе с Путиным, как национальным лидером. И, между прочим, он сказал об этом 7-8 лет назад, обозначил позицию института национального лидерства, то есть лидер национально освободительного движения.

 

Денис Ганич: Он так и сказал, что он лидер национально-освободительного движения?

 

Евгений Фёдоров: Он сказал, что он национальный лидер, согласился с этим, это было 7-8 лет назад. Слово национальный лидер применимо только к ситуации отсутствия суверенитета, потому что, когда в стране нет проблем с суверенитетом, понятие "национальный лидер" не нужно. Там нужны президенты, председатели правительств, то есть формальные должностные лица, когда они сохраняют статус-кво.

 

Национальный лидер - тогда, когда нужно решить какие-то серьёзные задачи. Эти серьезные задачи - восстановление суверенитета. Пропаганда это дело не подала, у нас вообще Путина не знают. Мы вот специально сделаем раздел в интернете "Путин под цензурой". Там будет очень много материалов, прямо его высказывания, которые один раз были и с тех пор они зацензуированы, и их больше нельзя использовать, или что-то связанное с ним. Поэтому он также подвержен цензуре, как и все, потому что цензура подчиняется Соединённым Штатам Америки.

 

Артём Войтенков: Почему тогда тот же самый Russia Today это же государственный канал и его оплачивает Российская Федерация.

 

Евгений Фёдоров: Да, но не реклама. Это бюджетный канал. И поскольку он личный проект Путина, он этот канал закрыл от внешнего воздействия, он закрыл его от методов, которыми американцы манипулируют внутренние российские каналы. Они ими манипулируют, прежде всего, через деньги, через систему рекламы, рейтингов и через грантополучателей. То есть через механизмы собственности и денег.

 

Russia Today - единственный проект, который удалось от этого прикрыть. Но это как раз то исключение, которое подтверждает правило. Вы не можете наладить государственные каналы такого типа, просто у вас для этого не хватит личного внимания Путина, для ручного управления.

 

Логика-то очень простая: государственная машина, она вполне себя комфортно чувствует в зоне реализации американских указаний. Само государство российское создавали американцы, также как украинское и все остальные. То есть, приехали советники, создали государство. Естественно, они его создали под себя. И оно, как и двадцать лет назад, исполняет их указания, потому что это элемент оккупационной машины, только мягкой, политической.

 

И, когда Путин обозначает позицию национального лидера, он как раз и обозначает, что его государственная машина (оккупационная), не устраивает, он хочет её поменять. А дальше - может ли это сделать? Я вам скажу - без поддержки народа не может, а поддержка народа в условиях пропагандистской войны и давления тотального невозможна. Потому что люди просто не знают, они не владеют информацией. Следовательно, американцы правильно сделали: они, контролируя информационное пространство, контролируют Путина. И что бы он ни хотел сделать, они его просто блокируют, когда они видят, что он становится для них слишком опасен в плане развития национально-освободительного движения. Обычные вещи. И это может продолжаться очень долго. Это сложный проект.

 

Артём Войтенков: Почему же тогда Путин сделал телеканал, работающий наружу, а не внутрь? Вот внутрь было бы гораздо важнее.

 

Евгений Фёдоров: Потому что внутрь нельзя категорически. Если канал начинает такого типа работать внутрь, то Путин чётко проявляет позицию на национально-освободительное движение, жесткую позицию. И это становится неприемлемым просто, до бомбёжек может дойти.

 

Но это по-другому: на наших каналах проходят определенные сюжеты этого типа, только люди, которые эти сюжеты размещают и проводят, они подвергаются гонениям. Если пообщаетесь в журналистском сообществе, то вы это узнаете. Происходит какой-то сюжет, например, фильм на НТВ заставили показать про то, как подкупается уличная оппозиция деньгами. Тут же давление на канал, тут же на Эрнста, хвать его за его имущество за рубежом. И Эрнст тут же заявление: "Мы это сделали, но мы это сделали потому, что мы вот такие свободные, а вообще мы так не думаем". Вот это фактически заявление руководителя.

 

Механизмы таковы, что в них система против Путина, но отдельные вылазки, вот как партизанщина, отдельные вылазки партизан возможны и в СМИ, и в каналах. Другое дело - реакция на эти вылазки, поскольку народ у нас генетически, исторически отлично понимает, что такое суверенитет, свобода, потому что это специфика все-таки. В России живут свободолюбивые люди, это исторически так было. Не даром у нас отменили барщину раньше, чем Соединённые Штаты Америки отменили рабство. Это же не случайно, история России - это история свободного российского народа. Поэтому даже такие небольшие партизанские вылазки в информационной сфере, которые осуществляет Путин, и которые он организует, они дают эффект, огромный, мгновенный эффект, особенно в стратегических вопросах. Поэтому 64% он и набрал, ведь против него работало всё информационное пространство. За него было только десяток фильмов и передач. Но для людей это важнее - правда, даже глоток её - чем вот эта тотальная пропагандистская ложь, которая закрывает всё осознание в России последние 20 лет.

 

Артём Войтенков: Но за Путина достаточно сильно работал интернет.

 

Евгений Фёдоров: Так это люди, которые сообразили. В интернете было против Путина, во-первых, потому что официально Соединённые Штаты оплачивали эту работу, у них в бюджете эти цифры заложены, закон такой. А во-вторых, действительно это пропаганда, она же работает, и советская пропаганда работала. Технология работы пропаганды какова? Она даёт разжёванное решение и создаёт условия, при которых человек в массовом сознании другие решения не получает. Человека окружают технологией решений, и он думает, что это так и есть, это правда, и верит этому. Но когда человек начинает задумываться, включает не чувства, а мозг, то эта пропаганда разрушается. И я хочу сказать, что вот та карательная операция, которую американцы запустили в России, особенно последние полгода-год...

 

Артём Войтенков: Что за карательная операция?

 

Евгений Фёдоров: Информационная, все эти белоленточники, наезд на политическую систему, вся эта болотная история - она дала обратный результат, потому что они не понимают российского менталитета. Они фактически разбудили российский национализм. Не в смысле национализм, как у нас иногда пытаются повесить: одна нация против другой. Национализм - как российская нация, национализм российского народа. Они его разбудили.

 

И я думаю, что они сейчас свернули эти методы работы, именно потому, что испугались этого. То есть получили совсем не то, на что рассчитывали. Да, они получили в начале - общество шарахнулось в их сторону, потом оно разобралось и пришло к прямо противоположному выводу. Потому что, скажем так, Россия не сегодня живет на белом свете, и люди не сегодня живут, а живут тысячи лет. И вот эта генетика, она важнее, чем текущее пропагандистское давление, которое на них оказывается победителем, оккупантом, Соединенными Штатами.

 

Евгений Фёдоров: Путин – национальный лидер. Единственный, кто в стране организовывает национально-освободительное движение. Понятно, что есть часть людей, которые его не любят, которым он не нравится. Под воздействием пропаганды многие ему не верят - есть такие. Но надо определиться: ты за Родину, и тогда ты за Путина, или ты против Путина, значит, ты против Родины автоматически. Потому что альтернативы Путину, как национальному лидеру и лидеру национально-освободительного движения, просто нет. Это выбор-то вот такой. Это всё равно, что в войну в 1941 году сказать: "Я не пойду в атаку, потому что главнокомандующий Сталин".

 

Артём Войтенков: Но на самом деле немножко странно это звучит, потому что у нас кандидатов в Президенты достаточно много было.

 

Евгений Фёдоров: Кандидатов в Президенты много, но они (все кандидаты) желают быть в оккупированной стране. Никто из них не ставил вопрос, как главный вопрос о национально-освободительном движении, восстановлении суверенитета России. Единственный человек из кандидатов, который этот вопрос ставил, назвавшись 8 лет назад национальным лидером, это Путин. И создал народный фронт для этих целей, т.е. двигался в этом направлении.

 

Понятно, что как действующий Президент он не может говорить абсолютно жёстко, как другие люди могут говорить. Но он единственный из других. А кто? Другие кандидаты либо участвовали в ликвидации СССР, либо прикрывали эту ликвидацию. Прохоров вообще официально предлагал отказаться даже от того оккупационного рубля, который у нас есть, и заменить его на евро.

 

Вообще-то всё открыто. Достаточно открытая палитра. Если ты пережёвываешь жвачку пропагандистскую, конечно эта палитра для тебя не видна, потому что ты в ней (в этой жвачке) сидишь. А если ты начинаешь чуть-чуть думать, чуть-чуть - поговорить на кухне, в конце концов, как это у нас было модно в советское время. Мгновенно все маски слетают, сразу же. Просто нет мозгов и желания подумать - это другой разговор. Значит всё, нет любви к Родине, я так считаю.

 

Не хочешь думать о Родине, значит, ты её не любишь. Извините, это моя точка зрения. Значит, выбор этого народа быть рабами у других народов. Исторически. Значит, так люди решили. Если человек хочет быть рабом, его никто не остановит. Он им будет. Я как раз считаю, что Россия такая страна, где прозрение и сопротивление наступает тогда, когда в других странах уже оно никогда не наступит, то есть в последний момент.

 

Вот этот подъём народных сил наступает тогда, когда кажется, что уже всё. Москву сдали, всё. Надо бежать уже до Урала и не рыпаться. Нет, Москву сдали, значит, начинается серьёзное восприятие событий. Люди начинают думать о стране только после этого. А когда они начинают о ней думать, они приходят к Путину, или к Сталину, или к другому лидеру национального типа. Это единственная технология.

 

И сегодняшний наезд на Россию, который был, привёл к обратному результату. Сегодня мы говорим о том, о чём бы год назад вообще бы нельзя было говорить. Я говорил год назад об этом, но просто не воспринималось обществом совсем. Год назад я об этом говорил с Навальным - 95% негативных отзывов. Сейчас те же ролики – 80% позитивные. Чего поменялось? Ролики те же, год назад. За год люди поменялись. Почему поменялись? Потому что американцы наехали. Карательная операция пробила у значительной части людей пропагандистское забрало. Хотя год всего прошёл. И это специфика России. Вот это и есть русское чудо.

 

Набор текста: Александра Кузнецова, Николай Лаптев, Любовь Ужегова,  Алексей Степанов

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (1240 мб)
Видео MP4 640x360 (491 мб)
Видео MP4 320х180 (273 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (31 мб)
Звук 32kbps MP3 (31 мб)
Звук 64kbps MP3 (58 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (92 мб)

Текст:
EPUB (192.23 КБ)
FB2 (394.2 КБ)
RTF (2.18 МБ)

Коррозия власти

Все губернаторы, мэры и другие крупные чиновники побеждали на выборах потому, что были согласованы с властью - даже если они принадлежат к разным политическим партиям. Выборы местной власти - лишь спектакль для народа, всё решено и согласовано заранее. Выборы губернатора Иркутской области в 2015 году - обман и заговор для разрушения вертикали власти.
Во власть на местах приводятся люди, более зависимые от пятой колонны и США, чем от Кремля. Подготавливается смещение Владимира Путина с должности президента и разделение России - как и было запланировано во время Холодной войны.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Коррозия власти

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_korroziya_vlasti

 

Часть из "Евгений Фёдоров 1 октября 2015"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-10-01

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат  Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков – Познавательное  ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Может быть, у нас не все поняли очевидную вещь – Россия находится в состоянии тотального отступления. Каждый день враги нас бомбят социальными бомбардировками, санкциями, ухудшая качество нашей жизни, то есть, снижая наши возможности, наш потенциал, безответно. То есть, мы держим строй как это принято, но число солдат в нашем строю постоянно сокращается – одного выбили, второго выбили, третьего выбили. И дальше цель этих бомбардировок совершенно понятна, обозначена официально – ликвидация российского государства.

 

Дальше эти системы бомбардировок разбиваются на элементы, на конкретные планы. Вот как на войне. С вами воюет 10-миллионная армия, но стреляет в вас танк с этого угла, потом снайпер оттуда, потом разведчик к вам проник на территорию, там самолёт вас забомбил. Это всё разбивается, это уже идут формы борьбы. Если мы не поменяем ответ, реакцию на вторжение, если не признаем факт ведения с нами войны, мы погибнем. Потому что, просто механически, если вы спускаетесь по лестнице, которая идёт в подвал – вы попадёте в подвал. То есть, у вас там ещё, может быть, сто ступенек, но если вы каждый день по ступеньке, то через сто дней вы там окажетесь, по-любому.

 

А технология тоже понятна. Социальные бомбардировки создают важный фактор под названием недовольство. Похоже, уже, мы видим это по Иркутску, политика государственного переворота в России изменилась. То есть, они проводят не ту политику, как на Украине, а немножко другую, более, скажем так, тонкую и более детальную. А именно, они проводят политику поднятия фактора недовольства, который растёт, который создаёт условия для заговора, в том числе, так называемого протестного голосования. То есть, когда у вас высокая степень недовольства, создана искусственно из-за рубежа и пятой колонной в России, о чём, кстати, Путин предупредил, на каком-то этапе у вас возникает сильное неудовлетворение. То есть, люди злятся, открывают холодильник, там пусто, они злятся.

 

Артём Войтенков: Ну, так вот разрушали СССР. 

 

Евгений Фёдоров: Правильно, вы правы. Они злятся. И дальше они в политике, что делают в случае, если злятся? Они участвуют в протестном голосовании. Вот в Иркутске мы сейчас наблюдали такой процесс, впервые за 15 лет, приведший к результату. Потому что на уровне городов, это вот Локоть в Новосибирске, это уже было, а на уровне областей – впервые. Они злятся, после этого создаётся заговор, потому что, если сильно злиться будете, вам всё равно умная власть подсунет нужного кандидата, якобы оппозиционного, и вы за него проголосуете со зла, но, в результате, всё равно выиграет она. Поэтому нужен заговор. А заговор – главный элемент системы. Если у вас ещё заговор, то вы проголосуете не за того, кто нужен власти, а за человека, который будет потенциально играть против власти и против вашего государства. Мы просто Иркутск, наверное, отдельно обсудим. Мы говорим сейчас о той ситуации…

 

Артём Войтенков: Ну, коли мы начали…

 

Евгений Фёдоров: Там было два кандидата – действующий губернатор Ерощенко и кандидат от КПРФ Левченко. В данном случае не важно от кого.
Система власти на уровне губернатора – это элемент государственной стабильности. А выборы – это бутафория, то есть театр.

 

Артём Войтенков: То есть, сейчас выборы губернаторов – это театр.

 

Евгений Фёдоров: И были, и есть, конечно. И все выборы театра. Это система. То есть, вы знаете заранее результат. Если у вас мелкие выборы, может, не знаете. На мелком уровне власти нет, то есть вы ничего не теряете. На более серьёзном уровне это спектакль приводит… Вы знаете заранее результат и знаете, для чего это делается, потому что это уже элемент общенациональной политики. И все выборы – известен заранее результат. Даже если это оппозиционные выборы. У нас много губернаторов из других партий, не из "Единой России", но это губернаторы всё равно от центра, от власти. Она, конечно, двухголовая, коллаборационистская, пятоколонная, но всё равно. Там есть кто-то из пятой колонны, это понятно. Она всё равно прокачивается через эту вертикаль. Впервые эта вертикаль нарушена.

 

Артём Войтенков: А почему вы так уверенно говорите, что все другие, пусть даже оппозиционные, губернаторы, чиновники на местах, которых выбирали – что они все от власти, а вот этот вот Левченко – сбой системы произошёл. А, может, здесь то же самое?

 

Евгений Фёдоров: Во-первых, видно, во-вторых, я смотрел, специально изучал вопрос. Это не сбой системы. Нет, понятно, что у него есть поддержка от одной, как говорится, из башен Кремля или ещё от кого-то.

 

Артём Войтенков: А, ну, вот, значит, власть.   

 

Евгений Фёдоров: Нет, это и есть раскол элит. Если вы посмотрите  за людьми, которые на месте, там произошёл… Это и есть отражение раскола элит. То есть, в России происходит раскол элит. Поскольку они открыто боятся Путина, бросить ему вызов, то раскол проявляется в виде не разных мнений, потому что до этого губернаторы… Были разные мнения. Это не раскол, это разные мнения: я хочу Иванова, а я Сидорова. И все крупные кланы хотят своего, это понятно.

 

Но решение принималось в результате определённым консенсусом и назначался тот человек, который нужен власти. То есть, получался цветок власти. Это вот так выглядит. То есть, вот у вас много решений, потом это всё стекалось в цветок власти и в результате цветка власти появлялось одно решение человека, который отражал все эти позиции, и отражал вертикаль власти. На сегодняшний день произошло следующее: вот этот Левченко, который вне консенсуса оказался губернатором. Это возможно только в результате заговора, что было сразу понятно. Любой губернатор, в отличие от депутата, контролирует полностью ситуацию в регионе достаточно, чтобы контролировать результаты голосования.

 

Тот же Ерощенко, например, снял главу Иркутска, потому что ему не доверял с точки зрения вот этой ситуации. То есть, губернатор зачищает пространство, кого-то выстраивает, кто из старых, кого-то назначает своих, и потому он знает результат голосования. А для того, чтобы губернатор не ошибся, существует федеральный глаз, который понимает, что губернатор не тянет, и в этом случае его заранее отстраняют. То есть это вопрос не в том, что выбрали… Что вот иногда говорят "Ерощенко – он отвратительный тип, мы голосовали против, потому что он плохой".

 

Это сбой системы.  Если он плохой, должны были показать опросы заранее ФАПСИ, и его должны были отстранить полгода назад. И многих отстраняли. Вы посмотрите, что произошло в Брянске с Дёминым, с десятками губернаторов. Система работает. Она заключается не в том, чтобы избрать плохого человека, а в том, чтобы была вертикаль власти, то есть был избран человек, согласованный с центральной властью для того, чтобы сохранялось единство государственного строительства.

 

Именно поэтому в свое время было проведено решение после теракта в Беслане о том, что губернаторов назначают для того, чтобы вот эту вертикаль власти сохранить, как элемент государственного строительства. Потому что это не вопрос Иркутска, это вопрос уже национального характера. Мы просто наблюдаем ситуацию. Вот эта технология Теффта поменялась. В чём? В отличие от Украины. Что он запустил процесс, в то время, как мы боролись с майданом, Навальным, Касьяновым, в том числе НОД, на улицах Новосибирска, Костромы, Рязани, Теффт на втором уровне протащил… Ему не нужно было своего человека. Левченко – не его человек. Ему нужно было протащить антипутинского человека по системе назначения, чтобы он не был зависим от Путина, не отвечал перед ним морально, психологически, политически, а, значит, перед всей Российской Федерацией. И вот впервые это удалось.

 

Я не против Левченко и даже не против Ерощенко. Я просто говорю, что впервые сработала технологическая система. На самом деле, она историческая система. Но проблема в том, что эта система  состоит из двух вещей:

– протестное голосование, за это отвечают санкции и американцы, для этого они их и делают, то есть, общий фон;

- и второе – заговор.

 

Например, в этом же кабинете я общался с людьми, которые приезжали с Забайкалья. Там абсолютно такая же ситуация в плане протестного голосования. Мало того, там откровенно губернатор сегодняшний подыгрывает, ну, втихаря, конечно, американцам и пятой колонне, путём ужесточения снижения жизненного уровня, то есть помогает добамбливать. Те бомбят по-крупному, в виде Центрального Банка, а он еще и добамбливает – зарплаты не выдает, не решает вопросы, которые, в принципе, он мог бы решить даже в условиях ограниченных ресурсов. Он участвует в социальных бомбардировках, но на своём уровне. Но заговор там не получился. А второй элемент – это протестное голосование.

 

То есть  социальные бомбардировки, снижение жизненного уровня, протестное голосование. Понимаете линию? Но этого не достаточно.

 

Он участвует в социальных бомбардировках, но на своём уровне. Но заговор там не получился. А второй элемент – это протестное голосование, то есть социальные бомбардировки, снижение жизненного уровня, протестное голосование. Понимаете линию? Но этого не достаточно.

 

Втора линия – заговор. Что такое заговор? Заговор – это не люблю Левченко или Ерощенко. Заговор – это обману Левченко или Ерощенко. Понимаете разницу? То есть у вас есть люди, например, главы районов, которые отвечают за ситуацию в районе и достаточно отвечают, чтобы потом обеспечить результат. Всё-таки мы взрослые люди и понимаем - достаточно. И они обещают этот результат, но потом обманывают, и не по своей воле, что они вдруг решили, а потому что с ними поработали. Альтернативная система власти. Если это альтернативный ресурс у Левченко поработать, допустим, с главой Бодайбо. Конечно, нет. Я про Бодайбинский район говорю, потому что я там был. Это Иркутская область Бодайбинский район, чтобы было понятно. Ленские прииски, несколько сотен километров от Иркутска. Доехать можно только на самолёте. В Тайге, половина приезжих, прииски же. По барабану что там, в Иркутске на выборах 70% голосов, больше 70% не за не губернатора, а за Левченко. Не хорошо, не плохо - типичный район административного ресурса.

 

Иркутск - там административный ресурс ослаблен: много наблюдателей, контроль. А тут – тайга, 100% голосов за кого надо, ну я по-русски говорю. Причём, не обязательно вбрасывать, просто потому, что народу по барабану - как глава района сказал, так и будет, или олигарх, потому что, обычно там два хозяина. В Бодайбо хозяин - золотодобывающая компания, что сказал, то и будет. И 70% - против действующего губернатора. Я вам скажу, Артём…

 

Артём Войтенков: Извините. Наверно золотодобывающая компания не наша. Ну так, если ниточку разматывать.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, ниточка, как и все крупные компании, все олигархи не наши. То есть мы говорим о заговоре олигархов. Мало того. Я когда говорю о заговоре, я говорю не просто, знаете, о теории вопроса. Я сам был свидетель, как в Санкт-Петербурге в 90-ые годы снимали действующего губернатора Собчака. Говорю честно, как свидетель. Я ездил, смотрел, этот вопрос был лично, общался с людьми и так далее, снимали Собчака. Как это было? Ельцин против Собчака ничего выступить не мог, потому что его боялся.

 

Артём Войтенков: Да?

 

Евгений Фёдоров: Собчак был как бы второй человек в стране с точки зрения влиятельности, имя, был мэром города. Ельцин поручил Коржакову с вице-премьером Сосковцом - Собчака снять. То есть понятно, что они действовали от Ельцина, но втихаря. Как это проявлялось? Был организован заговор в мэрии, то есть действующий мэр. Конкретный пример, как этот заговор работает. В Питере есть проспект Ветеранов, там есть учреждения, где содержат пожилых людей с умственными отклонениями. Понимаете, да? Но при этом они граждане, то есть у них есть паспорта, которые лежат в сейфе у главврача. И это учреждение 100% голосует, как скажет административный ресурс.

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Просто там даже не надо никого уговаривать, люди не понимают о чём речь. Главврач паспорта открыл, создал комиссию, закрытая она конечно, комиссия, за 20 минут проголосовали паспортами, сдали материалы, комиссия сразу отчиталась. Так вот, первый тур выборов Собчака. Собчак в этом учреждении, которое я специально изучал, получает 100% голосов. Ну, понятно, сейф открыли, паспорта достали, проголосовали, паспорта сложили, отчитались, там где-то две тысячи избирателей, всё нормально.

 

Второй тур. В это учреждение приезжает чиновник мэрии, то есть подчинённый Собчака, устраивает разнос руководству учреждения, говорит: "Вы ходите, чтобы вас здесь уволили? С какой стати вы голосуете за Собчака?"

- "Так это наш мэр".

- "Ааа"

Конкретный чиновник, от которого зависят конкретные вещи - назначение кадров, деньги и так далее. На втором туре эти же люди, две тысячи человек - 100% проголосовали против Собчака. Понимаете, как это работает?

 

Артём Войтенков: Ну, это одна часть, а Питер всё-таки большой, там две тысячи голосов не решает.

 

Евгений Фёдоров: Естественно. Коржаков через свою вертикаль организационной власти организовал заговор. Это называется заговор против Собчака. В результате чего Собчак не прошёл на втором туре. Понимаете, как это делается? Это система. Заговор - это всегда коммуникация и система, то есть вы не сможете получить такой результат без заговора. Протест - всегда обыграете, если вы грамотный политтехнолог, а у нас сегодня во власти грамотных политтехнологов достаточно, уже 25 лет мы тут выборами занимаемся. Вы протест обыграете. Например, вы изберёте губернатора из другой партии, не от Единой России, но согласованного заранее, который встроен в вертикаль власти, которых у нас примеров много, я не буду их называть.

 

В данном случае произошла другая - его всерьёз выдвинули, но не смогли, то есть сработал механизм, был заговор. Кто участники заговора? Олигархи, за которыми стоит американский посол, то есть он пошёл по другому пути. Аналогичную технологию американцы применили, например, в Турции, когда Эрдоган радостный объявил выборы, хотел получить 2/3 голосов на выборах, в результате получил голосов меньше половины - половину получил голосов парламента. Тем самым он сейчас вынужден парламент распускать, отложив свои реформы на 2 года, естественно. И получится, не получится - ещё неизвестно, потому что 2 года иногда большой срок. Так и здесь.

 

Я понимаю, что Теффт сделал ставку на то, что в своё время было на питерском форуме произнесено, и теперь не случайно. Понятно, мы понимаем, почему Кудрин сказал "досрочные выборы президента" - слова произнёс. То есть они готовят конструкцию заговора, в котором они должны обмануть Владимира Путина, и обмануть систему, как они обманули её в Иркутске. То есть Иркутск для нас характерный регион в этом плане. Ещё раз говорю: о том, что пятая колона активно работает на Дальнем Востоке, мы знали, и я об этом говорил публично в роликах. Ко мне приезжали делегаты из разных регионов Дальнего Востока, они об этом говорили, и НОДовцы это отслеживали. Но заговор мы поймать не смогли, потому что заговор это всё-таки работа спецслужб - это телефоны, коммуникации. В этом заговоре участвовали тысячи людей, за ними стояли деньги, не Левченко, потому что Левченко оказался здесь в случайном выигрыше. Он, скорее всего, может быть, конечно, и нет, не участник заговора. Он просто получил дивиденды от американской победы в Иркутске за счёт технологии заговорщиков. А дальше эта технология будет тиражироваться.

 

На самом деле, раз заговор, значит, цепочку продолжайте: социальные бомбардировки, недовольства, протестное голосование. Цепочка заговора: заговор, олигархи, организации финансирования. Заговорщики основаны на предательстве. Тому же главе иркутского района Бодайбо - я к нему зацепился, потому что 70%, и потому что тайга, я там был, я знаю, что это за район, он чисто административный. То есть там чётко был заговор. Организаторы олигархи – иностранные, вместе с местной властью, которая предала своего губернатора, которому обещала. То есть был факт предательства - измена. Это называется измена.

 

Помните, когда мы рассматриваем русскую историю и национально-освободительную борьбу в русской истории, мы всё время слышим слова "измена".

 

Артём Войтенков: Ну, понятное дело.

 

Евгений Фёдоров: "Выжечь калёным железом", "колесовать на Красной площади" - помните такие слова из истории? От Петра I-го до Ивана Грозного. Мы просто не задумывались. Жизнь она всегда одинаковая. Это отражение процессов, которые всегда повторяются, но в том периоде времени. Тогда с изменой поступали просто - на Красную площадь, и на лобное место, и всё. Но измену выжигали. Почему? Потому что это же опыт, в котором изменщиков десятки. И теперь изменщики, они же за это получили дивиденды, поддержку - это сигнал для всех: можно изменять российской власти, можно изменять вертикали национальной власти ради американцев, ради пятой колоны, и тебе за это ничего не будет.

 

Вот почему русские цари жестоко выжигали измену для того, чтобы пресечь, потому что она, как раковая опухоль, мгновенно распространяется. Если это можно, значит, это будет, раз можно, значит должно. И мы видим, что американцы пошли по этой технологии. Это значит, что они пытаются перехватить систему выборов на себя, как они сделали с Эрдоганом, как они сделали в Иркутске, на будущих выборах Госдумы, и губернаторов, и президента, которые они попытаются сделать досрочными. И госдумовские попытаются сделать досрочными. Уже, правда, сделали, но ещё более приблизить.

 

Артём Войтенков: В смысле сделали насколько? Там чуть-чуть сдвинули. 

 

Евгений Фёдоров: На два месяца. Была борьба, хотели и на год, потому что была борьба, это был компромисс. Они пошли по этому пути и теперь, как говорится, пазл сошёлся. Это значит, что в этом пазле мы понимаем, что технология ликвидации Российской Федерации будет полузаконная, потому что заговор это уже не очень законно. Я уверен, в том же Бодайбо вбросили бюллетени. Просто я  знаю этот район. Там кто бы ни был, любой бы вбросил.

 

Артём Войтенков: А каким образом выборы губернаторов приведут постепенно к отставке Путина? Ну, или к досрочным выборам Путина.

 

Евгений Фёдоров: Губернаторская позиция. Вы не забывайте - они теперь избираемые, то есть независимые. Если они вообще не будут, в отличие от Гейзера, подписывать бумаги, их трудно за что-то арестовать. Тот взял подписал бумагу - закон о покупке гостиниц. А если бы не подписывал, поручил бы заму, его бы трудно было за это арестовать. И вообще многих всех не арестуешь.

 

То есть губернатор становится гнездом, во-первых, раскола элит, во-вторых, оппозицией, и прикрывает оппозиционную деятельность. Этот эффект очень хорошо у нас просчитан был в период чеченской компании. Именно тогда и Путин поднял вопрос о том, что губернаторы должны назначаться, потому что они одни за другим переходили на стороны интервентов. Просто один за другим переходили в силу специфики своих областей. И чтобы разрубить этот гордиев узел, были введены назначения губернаторов. Просто переходили, создавали подполья, проводили политику ликвидации Российской Федерации. Американцы же это не первый раз делали. Сейчас просто публично. То же самое они делали в конце 90-ых, когда республики одна за другой начинали принимать решение о независимости от России:

- финансовой, как Татарстан,

- языковой, как Якутия,

- и так далее.

 

А внутри идёт же работа - посол же ездит. Вы губернатор, к вам приезжает посол и говорит: "Если ты будешь проводить такую-то политику американскую, тебе будет убежище в Америке, гражданство твоим детям в Америке, прикрытие, деньги, и кадровый рост наша пята колона в Кремле обеспечит". Вы подумаете. Вас же отбирали не по патриотизму на губернатора, поэтому у вас ограничитель морального плана - не очень много, вы подумаете.

 

Эта альтернативная власть, переговорный процесс, он и размывает систему, особенно деньги, если добавят, а тут мало ли что. А если прикроят вас от коррупционных действий, то есть разрешать воровать американцы. Вы же наворованное там храните, значит под их контролем, вы же в чемодане всё не зароете. Туда вывозите - в Лондон. В Лондоне вас контролируют. Контролируют, значит, вы на крючке. А вам разрешают воровать, ещё и добавляют, кредит дадут нулевой, им жалко, что ли. То есть, вот так работает эта система. Измена – это как ржа, как рак, она разъедает, разлагается. Поэтому наши предки измену всегда вырезали, как раковую опухоль – вырезали. Взять этих десять глав районов, конечно, в виртуальном смысле, в политическом, вырезать из политического пространства страны. Тогда другие главы районов соседней Читинской области или в других областях, они задумаются, что за это есть наказание. А так - наказания нет, значит, можно предавать Отечество, втихаря, для начала губернатора. Но губернатора, по вертикали назначенного главой государства, не просто губернатора, а определённого типа губернатора. То есть предавать национальную вертикаль власти.

 

То есть фактически предательство в самом мощном смысле распространено на персоналии, которым предлагается в конкретных деталях вроде бы не Отечество предать, а всего лишь обмануть какого-то Ерощенко, не стоящая вещь, да за это ещё и получить дивиденды. Что же не обмануть какого-то Ерощенко?

 

Артём Войтенков: Понятно.

 

Евгений Фёдоров: Извините.Но это как солдат, извините, как солдат на фронте - он стоит в карауле, а к нему подошли и сказали: "Вот тебе деньги дадим, уйди с караула и не мешай".

- "Ну что, пойду, уйду, почему и нет?!"

Деньги дали, ушёл. А тут через это место, граница оголилась, прошёл батальон солдат вражеских и вырезал у вас в тылу тысячу человек. Понимаете? Вот этот аналог такой же - одно предательство открывает дорогу врагу в вашу страну.

 

Артём Войтенков: А как это всё-таки приведёт к досрочным выборам президента? Технологическая линейка.

 

Евгений Фёдоров: Технологическая линейка, нет, конечно, это не приведёт. Это приведёт к победе на досрочных выборах президента кандидатуры, подготовленной американцами. Потому что тут, как на конвейере - каждая гайка к своему колесу. А к досрочным выборам как технология будет? Я думаю, что они продавят, будут продавливать этот вопрос, как это предлагал Кудрин. Какая формулировка у него была, помните?

 

Артём Войтенков: Нет.

 

Евгений Фёдоров: В связи с тем, что мы нуждаемся в реформах, надо дать легитимность для новых реформ, и давайте сделаем досрочные выборы, чтобы объявить реформы. Как-то так.

 

Артём Войтенков: Ерунда.

 

Евгений Фёдоров: Ну, так сказал. Ерунда, не ерунда - многие губернаторы выбирались досрочно под этим предлогом.

 

Артём Войтенков: А у нас какие механизмы есть досрочных выборов президента, я имею в виду законные.

 

Евгений Фёдоров: Его желание.

 

Артём Войтенков: Его личное желание?

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: И всё?

 

Евгений Фёдоров: Да, но он же президент, то есть его желание формируется обстоятельствами окружающей силы, балансом системы.

 

Артём Войтенков: То есть, грубо говоря, если к нему придут олигархи, послы, губернаторы.

 

Евгений Фёдоров: Если они все вокруг него сформируют ситуацию, при которой невозможно, паралич управления, то у него будет мало вариантов вырваться из него. То есть они сформируют вокруг систему управления. Вы не забывайте - у него власти же нет, по Конституции, я имею в виду. Они запускают, и мы это видим сейчас механизм так называемого саботажа.

 

Кстати, саботаж – второе, измена и саботаж. Если измена - это касается Иркутска. Ничего личного к этим людям, я чисто с точки зрения аналитической, подчёркиваю это, чтобы не думали, что я против Левченко, а я ничего против Левченко не имею.

 

Артём Войтенков: Понятно, вы просто рассказываете, как работает система.

 

Евгений Фёдоров: Как работает механизм, да. То для федеральной системы - это саботаж. Смотрите, когда глава государства говорит Центральному Банку: "Снижайте процентные ставки", например (наша тема постоянная), а Центральный Банк их поднимает, - это называется саботаж. Причём со ссылкой на инструкцию и законы, по которым он обязан это делать. И саботаж только нарастает, то есть число чиновников, участвующих в саботаже, активно усё время растёт. Это мы сейчас технологию наблюдаем. Собственно, из-за этого жизненный уровень и падает, потому что эти социальные бомбардировки они именно через пятую колону - не было бы саботажа, они бы до нас не дошли. Там не дают нам денег - Центральный Банк выпустил бы деньги и всё, а из-за того, что они контролируют ситуацию страны через пятую колону, саботаж нарастает.

 

Мы с каждым днём - качество нашей жизни падает. Причина – внешнее давление на Россию, манипулирование, начало вернее, но технология причины раскрывается в системе работы пятой колоны. Следовательно, когда вы говорите об измене и саботаже, у вас возникает исторический механизм, о котором мы сейчас сказали про Красную площадь. Как он назывался? Чистки. То есть мы говорим о чистках не о как выдумке Фёдорова, а как о технологии. Вообще НОД – это технология историческая, мы ничего не придумываем.

 

Как в такой ситуации делали наши деды, прадеды? Чистили. У нас сложилась ситуация, которая нуждается в этом лекарстве. Вы можете это лекарство не принимать, значит, болезнь будет распространяться, и с каждым днём вы будете хуже, хуже и хуже. Раковых клеток, предателей будет не 10, как здесь, а через пару месяцев будет 100, а потом 1000. И это иллюзия, что у нас огромная страна. 10, 20 тысяч предателей - и страна сломлена. То есть это будет распространяться. Наши деды что делали? Опричнина, чистки. Чистки начались, там Гейзер - это элемент чисток, мы об этом рассуждали. Потому что Гейзеры это - ему предъявлено то, что можно предъявить почти всем губернаторам. Он подписывал бумаги, с точки зрения следственных органов, неправильные. Но это как бы, подписывал свои по работе бумаги, как бы неправильно, там другие тексты, не такие, которые хотелось бы. Но это в принципе любой губернатор подписывает тысячи бумаг, то есть там не было предъявлено взятка, не было предъявлено факты наглядного нарушения закона, то есть была оценка, что это нарушение закона. Условно говоря, вы сюда шли и за вами могли прибежать полицейские и сказать: "Вы по дороге сюда пять раз нарушили закон".

- "Когда? Где?"

- "А вот там вы дорогу перешли в неправильном месте, там ещё что-то".

Вот это где-то такая же вещь. И это чистки, мы будем говорить честно: Гейзер и до этого сахалинский губернатор – это чистки.

 

Артём Войтенков: Это Коми, да?

 

Евгений Фёдоров: Коми, да, Гейзер - Коми. Это чистки, это чисто пошёл механизм чисток. Но там другой масштаб, чистки должны быть очень масштабные. Вот этим ребятам, как изменщикам, эти чистки должны быть к ним демонстративны для того, чтобы у других не было желания идти по пути измены.

 

Ещё раз повторю - ничего не имею против людей, которые там избраны, я говорю о технологии, чтобы эта технология у американцев не сработала в другой раз. Ну, один раз ладно, как говорится, пропустили шар, надо сделать выводы, а второй раз она не должна сработать иначе она будет массовая. Потому что теперь на этот опыт в разговоре с главами района ссылаться американцы будут везде по всей стране. Уже сейчас ссылаются, уже сейчас говорят с главами районов по всей стране и уже говорят: "Видишь, в Бодайбо можно предать, и ничего не было, и ты давай, а дивиденд - прямо сейчас тебе на столе".

 

Артём Войтенков: А досрочные выборы Путина американцы хотят устроить, как  его смещение с поста.

 

Евгений Фёдоров: Конечно. Так же, как они Януковича досрочные выборы пробивали. Он отказывался, отказывался, говорил: "Любой компромисс, назначу любого Яценюка, только меня в досрочные выборы не пускайте". В результате они Яценюка назначили, и его сместили.

 

Артём Войтенков: А до следующих выборов сколько?

 

Евгений Фёдоров: Смотрите: думские в следующем году, а президентские в 18-ом.

 

Артём Войтенков: То есть три года получается.

 

Евгений Фёдоров: Да.

 

Артём Войтенков: То есть их этот срок не устраивает, им надо обязательно досрочные. Почему надо досрочные? Три года это…

 

Евгений Фёдоров: Их срок этот устроит, но они к этому сроку должны подойти с победой уже, в обществе должно уже состояться стопроцентное мнение.

 

Артём Войтенков: Что его - нельзя.

 

Евгений Фёдоров: А если они придут к победе раньше, так зачем им тогда тянуть три года? Понимаете, да?

 

Ведь Янукович, допустим, по нему отставку: они на него давили, он пошёл им на встречу не почему-то, а потому, что вокруг него создали атмосферу давлении на него, в том числе через его окружение. Это и называется заговор элит или дворцовый переворот, когда кружение давит. Только это окружение давит каждый в свою сторону, в результате получается дворцовый переворот. А каждый из объектов давления и манипулятор, он как бы закон не нарушает, и как бы в перевороте формально не участвует. Он участвует в перевороте, если посмотреть на вес план: одна дивизия наступает туда, другая сюда, третья на этот мост, четвёртая на тот остров, а в сумме это план армии. Так и здесь - план весь у американцев. Иркутск – малюсенький элемент плана на одном маленьком направлении, успешно получившийся. А, допустим, рядом он не получился: недовольство было в Забайкалье, а план не сработал, пока, но он сработает завтра, потому что условия абсолютно такие же. 

 

Набор текста: Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (308 мб)
Видео MP4 640x360 (119 мб)
Видео MP4 320х180 (66 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (8 мб)
Звук 32kbps MP3 (8 мб)
Звук 64kbps MP3 (15 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (22 мб)

Текст:
EPUB (264.89 КБ)
FB2 (389.11 КБ)
RTF (210.57 КБ)

Евгений Фёдоров 1 октября 2015

Беседа с депутатом Государственной Думы Евгением Фёдоровым 1 октября 2015.
Обсуждение выступления Владимира Путина на Генеральной Ассамблее ООН, авиаударах российской армии по боевикам ИГИЛ в Сирии, международной коалиции против ИГИЛ, обмане и заговоре на выборах в Иркутске, коррозии российской власти, полном отступлении России, досрочных выборах президента и Великой Украине от Карпат до Сахалина.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Евгений Фёдоров

Евгений Фёдоров 1 октября 2015

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2015-10-01

 

Собеседники:

Евгений Фёдоров – депутат  Государственной Думы, http://eafedorov.ru/

Артём Войтенков – Познавательное  ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Владимир Путин выступил на Генеральной ассамблее ООН, и сказал достаточно резкую речь. Я бы её так характеризовал, что она достаточно резкая. Я зачитаю некоторые предложения. И ваше мнение по этому поводу. Первое - Путин: "Напомню, что ключевые решения о принципах взаимодействия государств, решения о создании ООН принимались в нашей стране на Ялтинской встрече лидеров антигитлеровской коалиции. Ялтинская система была действительно выстрадана, оплачена жизнью десятков миллионов людей, двумя мировыми войнами, которые прокатились по планете ". Это вот то, что вы говорите, что границы Советского Союза, они…

 

Евгений Фёдоров: Легитимность. Правильно. Высшая степень международной легитимности - по итогам мировых войн. Вторая мировая война - это сто миллионов жизней, и высшая легитимность институтов и границ, созданных в результате. Потому что всё остальное, если это не добровольно, есть нарушение этого принципа, и соответственно нелегитимное событие. К ним относятся и границы Советского Союза.

 

Вообще, если вы посмотрите по вопросу Сирии, Россия строго идёт в международном праве, подчёркнуто строго. Но если мы пойдём по международному праву, то мы спросим себя, а почему в одном случае надо строго соблюдать международное право, а в другом случае нет? Вы получите ответ, что везде надо, и в этом случае вам придётся возвращаться к Советскому Союзу, и его границам, которые были нарушены нелегитимно, с точки зрения международного права. И этим самым, движение России в легитимном ключе в Сирии, оно в конечном итоге приводит на дорогу в легитимном ключе в наших границах. А легитимность даёт право на применение оружия, право на позицию, просто даёт право правды. И нам когда-то придётся расследовать события 91-го года, и признавать сложившиеся границы нелегитимными, что позволит начать переговоры по восстановлению этих границ. В этом плане Владимир Владимирович заложил основы стратегического характера.

 

Что такое человечество? Это человечество как договорилось. Лучший договор после драки. Вот бандиты с бандитами как договариваются? Подрались, перебили пятьдесят человек народу на сходке, и договорились: эти сто ларьков ваши, эти сто ларьков мои. Правильно? И до следующей драки чёткая граница. И не нарушают её, потому что уважают предыдущие потери - и чужие и свои. Я так уж совсем по бандитски говорю, но международное право оно такое же. Оно не на демократии, не на голосовании, оно на жизнях людей. Чем больше заплачено жизнями людей, тем легитимнее получившийся процесс.

 

Артём Войтенков: До следующей войны.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, до следующей такой же платы. Но чтобы вы такую же плату сделали, вы должны не просто на выборах, или на демократии, пойти проголосовать. А вы должны понимать, что вы должны заплатить аналогичное количество жизней, то есть, для вас это важный должен быть вопрос. Одно дело, вы просто проголосовали, а потом, как Греция, через полгода переголосовали. А другое дело - вы понимаете, что за этим голосом стоит ваша жизнь, или вашего соседа. И тогда вы будете серьёзно относиться к этому решению. Вот человечество серьёзно относится к решению по итогам мировых войн, потому что за них заплачены большие жизни, вот поэтому. И мы сегодня живём в этом порядке.

 

Что хотят американцы? Американцы хотят изменить послевоенный порядок. То есть, они хотят, чтобы по-тихому были списаны сто миллионов жизней Второй мировой войны, и создан новый порядок, в котором не два полюса. Вот что такое ялтинский порядок? Это два полюса.

 

Артём Войтенков: Три, наверное.

 

Евгений Фёдоров: Два. Кто третий?

 

Артём Войтенков: Там же были англичане ещё.

 

Евгений Фёдоров: Союзники. Это два полюса. И эти два полюса, понятно, что у них там свои отношения. И их выясняли, кстати, свои отношения, Америка с Англией долго, в результате Британская империя была ликвидирована. Но это был порядок двуполярного мира, а значит, многополярного. Двуполярность, она конкурентная, значит, вынуждена опираться на других.

 

Сегодня американцы заявляют: "У нас однополярный мир, и давайте поменяем все правила 45-го года на однополярные. То есть, ООН должен нам либо служить, либо его не должно быть, или он должно быть где-то в стороне, то есть, не важным органом, не влиятельным. Все должны нас слушаться. Кто нас не слушается, у нас есть право тех бомбить".

 

И Путин тоже в своей речи очень аккуратно об этом сказал. Он сказал, что США фактически выступает за безопасность для избранных, то есть, для себя. Волк выступает за безопасность для себя. Он не выступает за безопасность для овец, которых он кушает. Вот так и здесь. Американцы выступают за безопасность для себя. А Россия, естественно, хочет, знаете как, страна, которая слабее, цепляется за юридические формулы, оставить порядок 45-го года, в котором мы имеем юридически равные права с американцами. А они не хотят этого, потому что, считают, что мы слабы, чтобы поддержать, или сохранить такой статус. Вот отсюда и все проблемы.

 

Артём Войтенков: Следующее. Слова Владимира Путина: "Мы все знаем, что после окончания "холодной войны" – все это знают – в мире возник единственный центр доминирования. И тогда у тех, кто оказался на вершине этой пирамиды, возник соблазн думать, что если они такие сильные и исключительные, то лучше всех знают что делать. А следовательно, не нужно считаться и с ООН, которая зачастую, вместо того чтобы автоматически санкционировать, узаконить нужное решение, только мешает, как у нас говорят, "путается под ногами".