Имя

Евгений

Отчество

Алексеевич

Фамилия

Фёдоров

Дата рождения

Описание

Имеет три высших образования: инженерное военное, экономическое и юридическое.
Служил офицером в вооруженных силах СССР и РФ. Участник боевых действий в республике Афганистан.
Имеет более 40 авторских свидетельств и патентов на изобретения.

Степени и звания

Военный инженер-энергетик
Кандидат экономических наук

Должности

Депутат Государственной Думы РФ
Член Комитета ГД по бюджету и налогам
Действительный государственный советник РФ
Председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству (2007-2012)
Член наблюдательного совета директоров ГК Роснанотех (по 2011)
Заместитель Председателя Комитета по бюджету и налогам, Председатель Комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму (2003-2007)
Заместитель министра РФ по атомной энергии (1999 – 2001)
депутат, член малого Совета Ленинградского областного Совета народных депутатов (1990-1993)

Как будет голосовать партия восьмикратных патриотов?

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

7 мин
Депутаты партии лишь послушно исполняют волю своего начальства.
Депутаты принимаются на работу партиями и голосуют так, как скажет партия, а не как они считают.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru/

Александр Богомолов – главный редактор сайта http://засвободу.рф

Мария Катасонова – Народное освободительное Движение

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: У каждого депутата, как и у каждого работника, есть контракт со своей работой. Если человек записался в партию и, соответственно, во фракцию попал депутат, во-первых, он "до" согласился. Если он по-другому себя ведёт, то он вообще обманщик. Человека увольняют с работы обычно. Если Вы пришли на работу, согласились там машины водить, а пришли и сказали: "Не буду ваши машины водить - грязные. Буду бамбук в кабинете сидеть курить". Вас выгонят и всё.

Это контракт. Во всех парламентах, подчёркиваю. Мало того - не только в сегодняшних и прошлых, но и в будущих. Поэтому когда кто-то говорит (самый умный человек): "Я приду в парламент и буду голосовать сам, как я хочу" - он откровенно врёт. Такого не будет никогда.

Александр Богомолов: Какую ситуацию конкретно замечал я? Голосование про закон о ВТО. Евгений Алексеевич Фёдоров говорит: "Я не голосовал. Я вышел (я ушёл)". Не важно, куда, по каким-то делам. "Вот в этот момент я случайно и вышел".

Евгений Фёдоров: Не случайно, а специально.

Александр Богомолов: Специально вышел. Они залезают на "Видео Думу".

Евгений Фёдоров: Ну, да - там прошло голосование.

Александр Богомолов: В "Видео-Думе" голосовали...

Евгений Фёдоров: Да. Проголосовала фракция.

Александр Богомолов: Проголосовала фракция и в том числе (там же показывают состав фракции) и Фёдоров.

Евгений Фёдоров: Фракция... Просто как всё это работает. Это не разговор о политике, это лекция, разъясняющая технологию работы парламента всего мира во всей исторической перспективе. Но это важный разговор. Потому что когда какой-то человек скажет: "Я буду голосовать, как я хочу", этот человек – обманщик. Потому что он не попадёт в списки и не станет парламентарием, если он не согласует, иногда подпишет контракт. Поэтому такой человек изначально врёт. Он обманщик с самого начала. Это просто технология такая. Там фамилии-то - да, но голосует фракция. То есть решение принимается по определённой процедуре. Для неправящей - процедура та же, просто это обычно, не важно. По каким-то вопросам бывает важно, а бывает: "Да делайте, что хотите. Всё равно от нас ничего не зависит". А в правящей это очень важно. За этим следят. Любой человек, попавший в парламент, будет действовать точно так же, как я. Я сразу говорю, что если есть какой-то человек, который скажет: "Я буду действовать по-другому" - это откровенный лгун. Может оттого, что он просто не понимает, как механизм работает, не обучен.

Александр Богомолов: Не работал в этом.

Евгений Фёдоров: Да. Не обучен, не знает материальную часть. Такая технология. И эта технология в принципе касается в каком-то смысле и президента. У нас сегодня был утром интересный разговор по телефону в эфире по "Финам-FM". Там ведущий говорит, что "нет закона о парламенте в России". Конечно, нет. Закон о парламенте даёт парламенту статус. У нас регламент. Регламент - это исполнительный статус. Парламент только принимает пришедшие извне законы. Это в том числе прописано в технологии (в регламенте).

Александр Богомолов: Сам не имеет права писать.

Евгений Фёдоров: Он не может писать. Для того, чтобы писать законы, это по-другому всё устроено - так просто его не напишете. Он не может его писать. А системный закон - в принципе не может его писать. Мало того, прописаны процедуры, при которых такой закон, который он напишет, не может попасть в парламент в качестве законодательной инициативы - не просто так, а не может попасть. Например, ему надо взять заключение правительства, а правительство его не даст. Заключение Верховного Суда, а Верховный Суд его не даст. То есть привязаны к другим решениям. Даже просто внести, не говоря про то, чтобы проголосовать. "Проголосовать" - технология принятия, которой управляют Соединённые Штаты через разные механизмы (мы их раньше обсуждали): через партии, через финансирование, через имущество за рубежом, через агентов и так далее. Но он не может принять. Причём это общий механизм для всех парламентов.

Если бы было, хоть одно исключение, я бы с таким человеком встретился и поговорил. Кто говорит, что я не так голосую, пусть изучит вопрос. Если у него есть хоть одно исключение, пусть придёт. Я с ним готов в прямом эфире встретиться. Но такого нет. За всю историю человечества и парламентской работы такого нет. Поэтому давайте просто не врать и не заниматься демагогией. Я могу просто не прийти, и фракция проголосует без меня.

Александр Богомолов: И всё равно Вас покажут там.

Евгений Фёдоров: Естественно. Это автоматически. Но и это даже полдела. Главное дело заключается в том, что все законы, которые принимает Государственная Дума (в день по тридцать-сорок штук), они все проамериканские, просто неспециалисты выбирают какие-то из них. Вы упомянули ВТО, хотя ВТО - отдельная история. Кто-то упоминает ещё другие законы, потому что они яркие - они все американские. И неяркие законы куда вреднее, чем яркие. Потому что яркие: там ещё до этого кто-то подработал, что-то поправил (чуть-чуть, но поправил) в силу учёта общественного мнения, его, конечно, не учитывают, но чуть-чуть учитывают.

А неяркие, они самые вредные. Это их тридцать штук в день. Если человек попал в парламент, он автоматически, как на любой работе, работает. Дальше варианты: ему не нравится на этой работе работать, он может уволиться. На его место придёт другой работник, будет водить эту грязную машину (как мы с вами взяли этот пример с машиной). Но система никак не поменяется - совсем. Вот как это всё работает - материальная часть, техническая часть. Ну, учите матчасть.

Артём Войтенков: Её же никто не учит. Только Вы про это рассказываете, больше никто.

Евгений Фёдоров: Это касается всех. Это же парламентская технология.

Артём Войтенков: Да. А все думают, что у нас парламент, депутаты думают своей головой, сами выносят решения.

Евгений Фёдоров: Во всей истории всех парламентов всего мира это именно так. И я, даже забегая вперёд, скажу: и в будущих парламентах тоже. Поэтому если к Вам выходит красивая партия, восьмикратные патриоты России, говорит: "А мы будем по-другому". Они врут в лоб нагло, открыто - просто врут в технической части. Они могут думать, конечно, по-другому. Но в технической части они нагло врут. Вот это колесо с этой машиной не связывается. Всё.

ГосДума - машина для голосования

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

5 мин
Как принимаются законы для страны
Депутаты послушно голосуют так, как скажет партия. Никакого собственного мнения они не имеют, и только выполняют указание работодателя.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru/

Александр Богомолов - главный редактор сайта http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Евгений Алексеевич, а как тогда принимаются законы в Думе?

Евгений Фёдоров: Не забывайте, что Дума законы не принимает, Дума законы голосует. Решение о голосовании за тот или иной закон принимают не депутаты, а политические партии и силы, куда депутаты взяты на работу.

Артём Войтенков: А депутаты подчиняются решению?

Евгений Фёдоров: Естественно, они взяты на работу. Вот вы - партия, вы решили избрать кого-то в список депутатов, на выборы идти. Естественно, вы подбираете людей.

Александр Богомолов: Из своих.

Евгений Фёдоров: Нет, из тех, которые вам, прежде всего, дисциплину будут блюсти. Вы же не возьмёте разгильдяя, как и на любой работе. Зачем начальнику, директору фирмы человек, который будет делать то, что хочет. Он, естественно, подберёт человека, чтобы тот был послушный, чётко вёл линию, он с ним заключит договор, просто даже политический договор. И, естественно, задача любого депутата - слушаться партийной дисциплине, это его обязанность, поскольку он согласился в этой партии работать и поэтому он стал депутатом, а не просто так. То есть партия важнее.

Артём Войтенков: То есть те депутаты, которых мы выбираем на голосованиях районных, в Думу, они уже изначально, заранее подобраны партией и поставлены уже, как кандидаты.

Евгений Фёдоров: Конечно. Чем выше уровень, тем жёстче система отбора идёт. И дальше задача депутата - просто выполнять, как и любого работника на любом предприятии. Инструкции директора предприятия, или работа такая - он приходит, с утра до вечера на работе только и делает, что выполняет его инструкции. Ну понятно, любой человек. То же самое касается и депутатов, поэтому сам механизм депутатов в Думе, как депутат, ячейка принятия решения, отсутствует.

Артём Войтенков: То есть, когда начинают бочку катить, что вот эти депутаты голосовали "за", вот эти "против", то есть личность депутата ни при чём.

Евгений Фёдоров: Вообще ни при чём. Нет, бывают интриги, когда нужно 2-3 голоса, но обычно система заранее это обговаривает. Вот заметили, что у нас всегда по важным вопросам Жириновский голосует, как "Единая Россия", на всякий случай, чтобы какие-нибудь депутаты не сбили процесс. Это же заранее всё задумано, сделано и так далее.

Артём Войтенков: То есть Жириновский здесь подпирает, да?

Евгений Фёдоров: А это любая... Не хватит Жириновского, будет подпирать "Справедливая Россия", не хватит - и коммунисты включатся. То есть это механизм гарантированного решения. И в этом механизме гарантированного решения сам депутат - это просто сотрудник политической организации, не больше того. Если там не хватает, добавят других.

Артём Войтенков: А насколько тогда самостоятельны партии и фракции в Думе?

Евгений Фёдоров: Насколько они самостоятельны - а партии и фракции, как и любая организация, зависят от учредителей и финансирования. Ещё раз говорю: в этом плане партия ничем не отличается от фирмы. Насколько фирма самостоятельная? От рынка - ни на сколько, от своего рынка экономического. То же самое и партии - они созданы по определённым механизмам, финансируют их, как правило, крупные предприниматели, если мы о деньгах говорим. Все крупные предприниматели зарубежной юрисдикции. Владея, контролируя через тот же бил имени Магнитского зарубежную юрисдикцию, контролируют предпринимателей по той же схеме, как я сейчас сказал. А уже предприниматели финансируют партию и её контролируют.

Артём Войтенков: То есть получается: депутаты не имеют фактически свободы и воли своей в голосовании. Заправляют партии, а партиями в свою очередь заправляют финансисты, а финансисты у нас все оттуда.

Евгений Фёдоров: Да, под американцами. Даже если они российские, они всё равно под контролем.

Артём Войтенков: Понятно. Вот и всё. И получается, что таким образом проталкиваются в Думе всякие нехорошее законы типа социального патроната.

Евгений Фёдоров: Да. Эта вся система направлена на поддержку оккупационного внешнего механизма, как система. Эти законы не проталкиваются, а они просто принимаются в соответствии с указаниями, если крупный закон, внешней силы. Вот и всё. Это подробно в Викиликсе прописано. Мы же с вами обсуждали, за что Багарякова выгнали из Думы, депутата от коммунистов? За то, что он вылез на трибуну с криками: "Не хочу принимать американские законы". Его выгнали сразу и всё, на очередных выборах. То есть, это технология, и она отработана за 20 лет. Исключения из технологии нет. Но мелкие законы могут быть. Или, когда Путин вцепится в какой-то закон, и в ручном управлении его вытаскивает - такие тоже есть, но их немного и они, как правило, короткие.

Артём Войтенков: То есть, Путин перебивает именно это американское влияние.

Евгений Фёдоров: Да, но вручную. Систему вручную не изменишь. Вручную можно часть вещей взять под контроль, небольшую часть, как правило процентов 10-15 не больше. А система будет создавать основной фон. Поэтому с ювенальной юстицией, со всеми - это фон, они формируют. Дальше уже сидит посольство, эти же 20 тысяч грантополучателей, политтехнологов - они сидят и смотрят, что нужно для оккупант Соединённым Штатам в России с точки зрения законов: какие подправить, какие изменить, где усилить, например, увеличить объём дани через бюджетное правило. И они эти законы пишут, подают в Россию, и дальше эти законы реализуются.

Партия - это политическая фирма

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

3 мин
Отношения внутри политической партии такие же, как в частной компании.
Депутат такой же работник в политической партии, как и обычный сотрудник фирмы. При голосовании депутат выполняет указания своего начальства.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru/

Александр Богомолов - главный редактор сайта http://засвободу.рф

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Иногда меня спрашивают: "А как же так, не так люди голосуют, как должны были бы голосовать", - ещё что-то подобное. Я этот вопрос обращу к тому, кто его задаёт. Каждый из нас работает на работе. Любой человек, который спрашивает, как правило, он работает на работе. И на работе он работает и делает не то, что ему хочется, а то, что ему приказывает или говорит работодатель, то, что требуют от него инструкции на этой работе. Правильно?

Но почему люди считают, что должностные лица Российской Федерации, министры, депутаты являются другими людьми, они работают в другой системе? У всех одинаковая система. Как любой человек, который работает на работе, так и любой министр работает на работе, любой депутат работает на работе. Если эта работа подчиняется, системно управляется со стороны оккупанта - Соединённых Штатов, естественно он будет работать в этой системе.

И как и для любого человека он, конечно может уйти с этой работы, но вместо него придёт ещё более жёсткий проводник этого влияния, потому что поставится вопрос о более открытой позиции. И потому же Министерству образования мы это видим, потому что там министры меняются, а курс только усиливается проамериканский, это же видно, очевидная вещь. Это касается любого института власти. Поэтому надо очень осторожно подходить к кадровым решениям и ротациям. Как правило, если идёт системная ротация, она идёт в пользу оккупанта, это приходит их вторая, третья волна, раннее подготовленная, и скамейка запасных обычно на их стороне. И это в принципе касается любой работы.

Я бы хотел сказать, что люди, которые задают эти вопросы, они должны, прежде всего, оценить ситуацию по себе. Как бы они у себя на работе поступили, не важно кем они работают,  начальником отдела, вот как бы они у себя в офисе поступили, если бы фирма сильно их перестала устраивать, например. Я вас уверяю, 90% даже в этом случае остались бы работать в этой фирме.

Артём Войтенков: Так это и продолжается. Многим людям не нравится, что они делают.

Евгений Фёдоров: Большинству, если положить руку на сердце. И что? Поэтому я всегда отделяю вопрос кадров от системы. Система важнее кадров, потому что кадры работают в системе и приглашаются в систему под определённые задачи, или квалификацию, если мы говорим о работе. И если кто-то работает водителем, то туда не пригласят человека без прав. Значит, он будет там возить человека и как бы ему это не нравилось, у него будет эта функция. Не хочешь - не вози, иди на улицу.

Александр Богомолов: Ищи другую работу.

Евгений Фёдоров: Ищи другую работу. В принципе политические механизмы, они такие же, и люди, которые там работают, даже самые высокопоставленные, абсолютно такие же люди по мотивации, как любой человек в России и вообще в мире. Взяли депутатов на работу, а они не так там себя ведут. Они делают то, что от них требует руководство на той работе, на которую их подобрали, отобрали, провели конкурс лет 15-10, и в результате туда попали определённые люди, которые, естественно, уже были отобраны под выполнение задач своей работы.

Депутаты ничем не отличаются от любого сотрудника любой фирмы, например в офисе, в плане работы, взаимоотношений со своей работой и в том числе нажимания кнопок. И если нам пропагандистскую лапшу повесили, что они какие-то другие люди, типа небожители, то это абсолютная глупость и лапша.

В Думу требуются артисты

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

2 мин
Депутаты в Государственной Думе РФ работают как артисты разговорного жанра.
Они лишь озвучивают решения, которые принимают другие люди и кланы. Самостоятельности в принятии государственных решений у депутатов нет.
Смотреть

Как Дума принимает законы

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

5 мин
Депутаты в Государственной Думе РФ голосуют так, как им скажут руководители.
Дума - это театр, в котором проводятся спектакли голосования. Депутаты не принимают собственных решений, они лишь исполняют приказание партии.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Евгений Фёдоров: Это не важно, кто как голосует. Голосуют по специальному листу. Дают: "Вот вы голосуете "за", вы голосуете "против". Если вопрос не проходит, то вопрос не ставится на голосование заранее. То есть всё, что в Думе ставится на принятие, не было случая, чтобы Дума не приняла за всю свою историю. Нужно закон принять.

Артём Войтенков: Подождите, вы же вносили законы - их не приняли.

Евгений Фёдоров: Нет. Я говорю о... Все законы, которые принято решение на принятие, они все принимаются.

То есть вот нужно закон принять. Там есть процедура, которая формирует позицию, что нужно принять. Она не в Думе находится вообще. Если закон надо принять, значит, закон будет принят всегда. А дальше есть люди, которые распределяют голоса.

Закон, допустим, политически острый. Если он нейтральный, типа: "Голосуйте все - не жалко".

А вот политически острый:

-"Ну, вот давайте, "Единая Россия", например, проголосует сейчас, а, допустим, в 90-е годы коммунисты, а вы - оппозиционеры".

Ну, толку-то. Всё равно закон проходит. Это игра такая - распределительная игра. То есть надо принять, а уже специалисты в этой ситуации играют: кому дать политические дивиденды или, наоборот, негатив от принятия этих законов.

Артём Войтенков: А! То есть вот эта партия проголосовала "за" такой хороший закон - они молодцы. А вот эта партия проголосовала "против" хорошего закона - они...

Евгений Фёдоров: Да. Потом они будут пиариться уже на выборах или где-то. То есть это уже идёт для дальнейшей игры им.

Ещё раз говорю: Государственная Дума (вот она с 93-го года) - ни разу не было такого, чтобы Дума не приняла закон, который решили, что она должна принять. А решают, что она должна принять законы системные, Соединённые Штаты Америки. А мелкие (на более низком уровне) - опять же, та же пятая колонна. Вот такая технология. Кстати, это технология не только российского парламента. Это технология во всех парламентах мира.

Есть понятие "партийной дисциплины". Депутаты есть сотрудники партии, или фракции. И они должны выполнять эту дисциплину, выполнять это решение. Не будет такого, что придут новые, допустим, партии, и они будут играть по другим правилам. Вот если кто-то говорит, что "придут партии, и мы будем играть не по этим правилам, а у нас будут депутаты сами голосовать" - это точно вруны.

Любая партия обязательно будет иметь фракционную дисциплину, даже оппозиционная.

Если в партии правящей фракционная дисциплина нужна для принятия закона, то в оппозиционной - для политического пиара. А если голосов не хватает (иногда видно, когда закон Конституционный) - тут же партия объявляет, что у неё свободное голосование (такая придумка), и она предоставляет по решению лидера... Это и коммунисты в это играли, ЛДПР всегда в это играют, "справороссы".

Допустим, вот люди считают: "Нам надо для принятия 225 голосов, ну, для гарантии - 235". Обычно 235 уже и есть правящая. А вот, допустим, две трети голосов нужно для принятия 300, для гарантии - 310.

И вот тогда говорят:

- "Вот эти "за", вот эти "за", вот эти "за", а вы тогда не объявляйте минуту ненависти, а расколитесь (свободное голосование) и дайте нам 10 голосов".

И коммунисты дают 10 голосов, или ЛДРП даёт 10 голосов. И вопрос тогда принимается, чтобы насчитать эти 310. И этот механизм ни разу не дал сбоя. То есть это всё игра такая, спектакль. "За", "против" - это всё спектакль просто.

Артём Войтенков: Но люди в это верят (большинство).

Евгений Фёдоров: Вот так работает механизм спектакля. Верят, не верят - это личное дело людей. Механизм спектакля работает.

Вся эта англосаксонская демократия это всё спектакль. Это расстановка на две силы: республиканцы, демократы - это же всё игровая расстановка. То есть она к жизни отношения не имеет, а это для игры. Якобы идёт борьба, и люди смотрят в театре зрелище - вот это и есть демократия.

Сама партийная система. Вот чем отличается русская традиционная система народовластия, или "демократия" по-иностранному? Чем отличается? Тем, что она отражает реальные внутренние интересы. Это есть земская система политических решений. То есть я не просто играю, поковыряв в носу, "за" или "против", а я отражаю чьи-то реальные интересы, из которых я вышел, и если я их не буду отражать, меня система - к ногтю и заменит.

А партийная демократия, вот эта англосаксонская, это спектакль. То есть липовые партии, которые разыгрывают спектакли, как бы конкурируя или враждуя между собой, но решение принимают не они. Это центр отвлечения внимания. Решение принимают другие - так называемые элиты, или олигархи.

Артисты политических партий

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

8 мин
Смотреть

Собеседники:

Артём Войтенков – Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

Евгений Фёдоров –  депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

 

Евгений Фёдоров: Партии это кадровые отделы. Потому что в партии просто подбирают будущих сотрудников государственных органов в области публичной деятельности представительских органов власти. Это просто кадровые отделы и они отбирают людей, которые готовы в органах власти заниматься этой работой.

Есть люди, которые идут в кадры. Говорит: "Я, хорошая секретарша".

Кадровое агентство говорит: "Иди вот в эту фирму. Будешь секретаршей. Вот тебе зарплата сорок тысяч". Всё понятно.

Другой: "Я водитель".

Кадровое агентство говорит: "Отлично. Будешь водителем на Камазе. Справишься?"

- "Да".

– "Иди на Камаз. Зарплата у тебя сорок пять тысяч".

Третий говорит: "А я военный".

– "Всё, отлично. Иди в военное училище. Закончишь, вот туда".

Это кадровое агентство.

А здесь - представительские органы власти.

- "Какая твоя работа? Твоя работа будет - красиво говорить, проводить избирательные кампании. То есть иметь навыки менеджера  по медийным процессам, рекламщиком быть хорошим, потому что надо размещать в рекламном пространстве. Вот твоя работа"

- "А законы мне надо писать?"

- "Нет, такой задачи нет. Если ты умеешь писать законы?"

- "Умею".

- "Тогда ты нам не подходишь. Потому что, если ты будешь писать законы в Государственной Думе, ты будешь мешать системе. То есть законы у нас пишут американцы по Конституции. Они эти законы будут сюда слать, а ты будешь эти законы, не дай Бог читать. Ещё и какие-то поправки писать, ты будешь им мешать".

Представляете, каждую поправку надо отклонить, это же время - три минуты в Госдуме, это мешает процессу. Если ты грамотный специалист по написанию законов, ты будешь волей или неволей, ты будешь заниматься саботажнической деятельностью по отношению к внешнему управлению страной. Потому что твою поправку три минуты рассматривать. Твой закон полчаса рассматривать. Ты не нужен такой. Вон Фёдоров вносит закон, Дума его обсуждает целый час. За этот час можно принять пять американских законов, понимаете?

Артём Войтенков: И пойти домой.

Евгений Фёдоров: И пойти домой, а тут мешают. В этом проблема. Мало того, мне понравилось, вчера смотрю, уже в Думе начались предложения: "Давайте поменяем регламент. Вообще не будем у депутатов законы принимать. Надоели". Официально. Почитайте. "Давайте в Думе поменяем регламент" - предлагают. Потому что надоели депутаты со своими законами, мешают. Мешают управлять страной по линии Вашингтона. Я официально говорю. Вот уже публично это сказано, будет рассматриваться. Там сказано: "Можно внести только закон, который имеет это, это, это". Что реально невозможно. То есть короче, просто нельзя.

Артём Войтенков: То есть депутатов предлагается лишить права вносить законы.

Евгений Фёдоров: Да, что логично. Потому что системе их законы не нужны. Право депутатов вносить законы это скорее такой атавизм фиктивного свойства. Вот артист в театре играет Цезаря. Цезарь это вообще император. И вот у него есть атавизм, он может выпускать бумаги с надписью "Цезарь". Но это же не для этого его учили в Театральном институте, чтобы он управлял Римской Империей, правильно? Поэтому то, что он какие-то бумаги может выпускать, бумаги с проектами, конечно, это в принципе отвлекает его от главной работы - хорошо играть в театре свою роль. Если он певец, хорошо петь. И пока это была фикция, которая помогала ему вжиться в роль, это было вроде неплохо. Но когда ужесточилась система управления в театре, новый режиссёр пришёл и сказал: "Так, слушайте. Достали вы со своими. Перерывы на курение отменяю, перерывы на кофе отменяю. Всякую чушь вам писать запрещаю". Вот это мы сейчас и наблюдаем, что на самом деле правильно - это и есть правда.

То же самое выборы. Выборы – это ложь, потому что выборы сделаны в 1993 году. И в 1991 в результате поражения Советского Союза сформирована система назначения власти по линии США. И здесь предоставлено вот это право на выборы через партийную систему для цели спускания театрального пара. То есть это зрелище, это не хлеб - хлеба и зрелищ, это спектакль. И этот спектакль, я, кстати, не говорю, что на выборы не надо ходить, например, просто относиться к ним надо, как евро песня эта - и каждый может на Евровидении послать СМС-ку и соответственно кто-то там победит из числа певцов.

Артём Войтенков: Вы в это верите?

Евгений Фёдоров: Я говорю, как это утроено. То есть вы смотрите телевизор, вам нравится певец. Вы посылаете СМС-ку, вы за него проголосовали. То же самое, система выборов. Но людям же многим нравится смотреть это Евровидение? Нравится. В театр ходить нравится? Нравится. В кино ходить нравится? Нравится. Но это не связано с властью.

То есть если вы хотите, чтоб у вас улучшилась жизнь, в их кино улучшения жизни не ищите, или в театре - не ищите. Нормальные люди там не ищут. Вы можете, конечно, пойти в театр на спектакль с Цезарем и написать ему слёзную жалобу: "Прошу, уважаемый Цезарь, ты же император и диктатор, улучшить мою жизнь". Можете так сделать? Можете.

Артём Войтенков: А он тоже ответ напишет.

Евгений Фёдоров: Он вам напишет ответ, но это будет глупость сама по себе. Мало того, он может даже искренне вам сочувствовать. И в своём ответе он может максимально к вам как бы войти в положение, но это никак не связано с улучшением вашей жизни вообще. Это по другой кафедре. Вот, как это устроено. Та же история с выборами. Ходить на выборы - это хорошо, приятно, но это шоу. И побеждают там шоумены, лучше всего подающие представительскую функцию.

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: То есть лучше всего рекламу, лучше всего административный ресурс, лучше всего говорящий. Но говорить тоже можете, как хотите. Говорить всё равно говорите не вы, а как бы система, которая вас предоставляет.  Ваши слова можно как угодно переиначить. Вы говорите "Хорошо", а вам могут так коряво поставить, что никто этого не поймёт. То есть рупор - это средства массовой информации.

Вот кто участвовал в ток-шоу на телевизоре, там просто подбирают людей, и они там хлопают в нужное время за сто рублей и некоторые даже говорят, рассказывают, как они живут с курицей. Но это шоу. И отбирает что сказать, кто скажет, как хлопать и когда хлопать - режиссёр. И этот режиссёр, у него всё прописано - у него это шоу: у него Цезарь не по-настоящему, у него депутаты не по-настоящему с самого начала. Причём парадокс в том, что в принципе сам по себе статус депутата всегда такой. Это ложь даже не англосаксонского типа, это ложь в принципе технологии представительской демократии, которая появилась с момента первой Государственной Думы, введённая российским царём по требованию иностранных организаций. А не просто так. Вы думаете, чего вдруг царь решил так?

Артём Войтенков: Ограничить свои полномочия.

Евгений Фёдоров: Ограничил свои полномочия и придумал эту историю. Англичане продвинули этот вопрос. То есть изначально они понимали, что это такое отвлекалово липового свойства, но само по себе. То есть советский Парламент, Верховный Совет был такой же только честнее. Знаете, почему? Потому что в отличие от сегодняшнего Парламента, я смотрю, депутаты говорят: "Мы решили. Мы то решение приняли. Мы такой закон". Советские парламентарии открыто говорили: "Мы приняли решение во исполнение решения ЦК КПСС и Политбюро". Как бы честно, понимаете? То есть там честности было больше на порядок.

Да, они говорили: "Мы выполняем решение. Мы просто чиновники, которым повезло. Я из доярки, я из колхозника. Меня избрали в Верховный Совет Советского Союза по квоте доярок, по квоте сталеваров".

Помните, как было?

- "Но я понимаю. Я именно представитель народа, и как мне скажет партия ЦК КПСС, я так и голосую. Я честно об этом говорю, и я на выборах обязуюсь говорить".

А депутаты же на выборах не обязуются, они же врут. Они же не говорят, что "я честно буду выполнять приказы Соединённых Штатов Америки". Вы слышали хоть одного депутата, который бы на выборы вышел и сказал: "Я честно буду выполнять приказы США.  До последней капли крови служить вашингтонскому начальству".

Вы такое слышали?

Артём Войтенков: Нет, конечно.

Евгений Фёдоров: И это знают все.

Кто подчиняется Путину?

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

3 мин
Сколько власти у Владимира Путина?
Президент России - формальная должность. Правительство и губернаторы встроены в колониальную систему управления из Вашингтона. Почти все крупные российские СМИ сегодня – средство пропаганды США.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Владимир Обозный - Профсоюз граждан России

Александр Куринов - Профсоюз граждан России

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Каждая новая Дума наполовину новая - не случайно. Всех опытных людей убирают, которые могут корректировать огонь и смотреть, как происходят события реально.

Владимир Обозный: Кстати, вопрос. Из-за этого у Единоросов такой интересный список депутатов?

Евгений Фёдоров: По поводу Единоросов. Я вообще учредитель Блока "Единства" ("Медведь"), то есть создатель "Единая Россия", лично. Нас было учредителей семь человек. Из семи человек пять уже выгнали из "Единой России". Один вот, Франц Клинцевич ушёл в Народный Фронт, оставаясь в "Единой России". Из семи человек - вы понимаете, какая чистка произошла. Плюс, к "Единой России" добавили официальных врагов "Единой России", которые на выборах шли против "Единой России", Путина. То есть "Единая Россия" совсем не та, которую мы создавали в 1999 году. Это уже другая партия. И Путин не случайно из неё ушёл, далеко не случайно. И говорить о том, что это партия Путина - неправильно. Эта партия союзник Путина до определённого момента. До тех пор, пока он не начал трогать интересы элит.

Я не буду вдаваться в подробности, но суть, подтверждённая многократными конкретными фактическими материалами очень простая. Как только Путин начинает делать что-то, что идёт вразрез с интересами американских элит в России (а других нет), "Единая Россия" становится мгновенно ему в оппозицию. Это надо понимать. Поэтому, это условная вещь.

То же самое правительство. Сегодняшнее правительство - условный союзник Путина. До тех пор, пока Путин не делает что-то. Так же, как правительство Касьянова. Я просто работал в Минатоме тогда, я знаю, какие отношения были Касьянова, Путина в системе. Это было условное правительство. И Путин ломал и подчинял правительство года три. Это, когда он Касьянова снял, Волошина и команду всю поменял.

То же самое и вертикаль власти. Сегодняшняя, после системы выборов, когда американцы пробили выборы губернаторов, эта система тоже Путину подчиняться не будет. Это надо понимать. То есть вертикаль власти тоже вернулась к состоянию 2000-х годов, начала. Когда тот же Татарстан налогов в бюджет не платил. Это прямо связано с системой выборов. И сегодня перекупить какую-то республику, уж поверьте, в десять раз дешевле будет, чем Грузию, например. Грузию купили. А республику какую-то российскую перекупить на выборах, я имею в виду провести своего губернатора, организовать механизмы поддержки, террористические военные отряды предоставить - не сложно. В десять раз дешевле, чем в Грузии. Деньги у американцев на это найдутся. Значит, и вертикаль власти теперь не на стороне национальных сил.

Средства массовой информации изначально были против, как система пропаганды, прямое подчинение американцам они имели. Мы это обсуждали, у нас было детальное обсуждение. Это не значит, что это тотально. То есть, есть отдельные проекты, которые, как всегда. Есть, когда система работает, есть кто-то, кто не подчиняется системе, но их меньшинство. И они на ситуацию не влияют. И после выборов Путина это меньшинство оказалось сегодня в опале. И журналисты, которые работают со СМИ, это подтвердят.

Как работает демократия

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

21 мин
Как устроен российский и мировой парламентский механизм принятия законов.
Решение как голосовать принимает политическая партия и её хозяева. Депутаты лишь послушно выполняют волю начальства - для этого их брали на работу.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы, http://eafedorov.ru

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Там были очень любопытные подробности при голосовании. То есть этот ролик висит на сайте Думы, там же всё снимается, всё выкладывается в интернет, на сайт. Пожалуйста, можно посмотреть. Там же, как у вас сделано - сначала оглашение вопросов (это я для зрителей просто поясняю, кто не знает), а потом непосредственно идёт голосование сразу по нескольким подряд. И по предыдущим законопроектам Дума голосовала либо за, либо против. А тут значит, опять кворум не набрался, то есть все дружно вышли. Мало того, это не было на записи видно, потому что там уже заставка синяя с полосочкой, со временем бегущим. Но там какая-то женщина кричала: "Не голосуем! Не голосуем!". Это было слышно. Люди спрашивают: "А можно узнать, кто эта женщина?"

Евгений Фёдоров: Это депутат, назначенный по линии фракционной дисциплины контролировать голосование. Это во всех фракциях такие женщины есть. Иногда они меняются, допустим, на этой неделе один, на следующей неделе. Это дежурный по голосованию, будем так называть вещи своими именами. Вот специально я взял папочку. Вот такие папочки существуют во всех фракциях в Государственной Думе и правящих, и оппозиционных.

Это просто надо понимать, как работает парламент. Так работает не только в России, а во всём мире, от англосаксонского типа.

То есть решение о структуре закона принимает иностранное специализированное учреждение. В отношении России целый ряд принимает, их около сотни этих учреждений, решение которых обязательно всем. Они находятся под контролем Соединённых Штатов Америки и Госдепартамента. И они разрабатывают. Точно так работал, например, механизм парламентский в Польше, ГДР, в тех территориях, которые контролировались Советским Союзом. То есть, тут ничего нового нет. Дальше эти решения перерабатываются американскими советниками в российских органах власти, которые существуют в органах власти, министерствах, ведомствах. Это называется консалтинг. Это американские граждане, работающие под крышей Deloitte Touche, Pricewaterhouse, McKinsey, Oliver Woman, и так далее - около десяти тысяч человек.

Они работают в Москве в основном, они перерабатывают эти законы. И плюс - неправительственные организации так называемые, иностранные агенты, участвуют в этой работе, но это могут быть американские граждане, могут быть не американские граждане. И дальше это вносится в Государственную Думу в виде вот таких специальных решений. Вот это я показываю пачку решений, условно говоря, за месяц. За месяц Дума приняла вот столько законов, видите? Может, за два. Берём какой-то день, и в этот день мы видим, что это целая куча законов, которые были приняты в этот день. Видите, с двух сторон написано.

Артём Войтенков: Даже с двух сторон.

Евгений Фёдоров: Конечно. Вот берём любой закон и тут написано: "Закон такой-то", крупным шрифтом - "Против, против, против, против".

Артём Войтенков: Как голосовать.

Евгений Фёдоров: Да, как голосовать. Это решение для правящих партий обязательно, парламентских правящих партий, обязательно. То есть это и есть понятие фракционной дисциплины, или производственной дисциплины. Депутаты, которые голосуют против этих решений, во-первых, их не может быть, потому что любой депутат, он заранее берёт на себя обязательства. Я знаю, что некоторые фракции говорят, например, о ЛДПР. Депутаты даже пишут заявления о том, что они слагают с себя полномочия депутата без даты, и кладётся в сейф лидера, для того, чтобы, если он будет неправильно голосовать, заявление достаётся, и его просто выгоняют, чтобы без шума.

В других партиях человек, естественно, берёт на себя такие же обязательства. У него до этого была карьера. В молодых партиях или в жёстких, как ЛДПР, карьеры особой нет - человека берут, хватают, условно говоря, и быстро его в депутаты. В результате этой карьеры он берёт на себя обязательства более долговременного характера. Так работает механизм фракционный.

Так было и в Советском Союзе, но там это было открыто, то есть решение было Политбюро партии, обязательное для всех депутатов Верховного Совета, или Съезда народных депутатов, или региональных парламентов, депутатов народных советов, допустим, областей, краёв. Вот я был депутатом Леноблсовета, там был такой же механизм, это был 1990-й год, ещё Советский Союз был. То есть сам механизм, он одинаковый. Просто источник управления для Российской Федерации - иностранное государство, оккупант. А в Советском Союзе источник управления был Кремль, то есть национальный орган власти в виде Политбюро ЦК КПСС. Вот так работает механизм.

Соответственно, можно ли голосовать против какого-то закона - иногда спрашивают. С разрешения фракции можно. Но это разрешение даётся только депутатам, которые не повлияют на окончательное решение. То есть механизм, у него есть определённая гибкость, суть которой в чём? Если фракция разрешает кому-то не голосовать по какому-то закону или голосовать против бюджета, это не должно нарушить принятие бюджета. В этом случае происходит разговор во фракции, на котором говорят: "Иванову по каким-то личным соображениям можно не голосовать за бюджет", - условно говоря. Но это не повлияет. За всю историю парламентаризма, не только российского, это ни разу не повлияло, потому что механизм выстроен так, что это даётся разрешение. Типа, как в производственной дисциплине можно прогулять рабочий день с разрешения начальства - здесь так же работает этот механизм.

Если противников закона во фракции, таких принципиальных, накапливается много, то в этом случае, либо закон откладывают, но такого не было ни разу, либо просто с людьми проводят прессовку. То есть их вызывают и говорят: "Так. Вас слишком много. Допустим, не два-три человека, голоса которых не повлияют, а допустим, пять-шесть. Значит, давайте так, разрешу только одному. Все остальные будут уволены, подвергнуты репрессиям и так далее". Люди не идут против руководства, потому что они, записываясь в депутаты, брали на себя обязательства выполнять решения руководства. Я лично, одно время брал эти разрешения. Мы видели по голосованию до этого. Потом я решил для себя, что это обман. Я не хочу обманывать.

Но я же понимаю, что даже, если я не голосую за какой-то закон, а решение голосовать за него. Условно говоря, видите вверху пошли "За, за, за, за". Решение голосовать "За". То всё равно закон будет принят, а мне придётся идти в зал. А надо сказать, что в зал депутаты ходят в среднем, может быть только на треть законов, обеспеченных депутатами, две трети как бы в этот период нет - они в кабинетах, на территориях, с кем-то общаются. И это видно иногда по картинкам, когда голосуют за других. То есть я могу хвастаться, что я голосовал против этого закона, который был принят, но сути, это же не повлияло никак на закон, зачем тогда заниматься вот этой демагогией.

Артём Войтенков: Дело в том, что очень много голосов против вас, они часто это используют: "А вот, Фёдоров, посмотрите, он проголосовал за этот закон, за этот тоже. То есть, как все депутаты. Он говорит, что он хороший, а голосует так же, как все".

Евгений Фёдоров: Правильно. Видите, вы сейчас сами говорите, что очень многие против этого используют. То есть это чисто демагогический лозунг – "я голосую против этого закона по какой-то причине". А закон, допустим, плохой. Это сам по себе демагогический лозунг. Я не хочу быть демагогом. И аргументация, которые вы сейчас озвучили от некоторых, демагогического характера.

Артём Войтенков: Да, просто люди… Это вот вы знаете, как всё устроено и как всё работает, а люди не знают. Люди думают, что всё по-честному.

Евгений Фёдоров: Я не хочу подстраиваться, честно говорю, под дураков, не хочу. Если человек не знает, пусть разберётся.

Артём Войтенков: Без внутреннего источника не разобраться. Тем более, вы единственный депутат, по-моему, единственный, кто честно рассказывает, как работает Дума.

Евгений Фёдоров: Я лично для себя решил, что обманывать нехорошо. А знаете, мимикрировать, голосовать против закона, который будет гарантированно принят под договорённости, я же, когда голосую, я же с фракцией договорился, понимаете.

Артём Войтенков: То есть вы не можете не договориться?

Евгений Фёдоров: Нет, я могу договориться. У меня есть для этого ресурс. Зачем?

Артём Войтенков: Условно говоря, депутату попадёт вожжа под хвост, он вне всяких договорённостей проголосует не так, как фракция. Такое может быть?

Евгений Фёдоров: Нет. Такого не может быть, потому что в этом случае депутат нарушит свои личные обязательства, когда он шёл в депутаты. Иногда так бывает, исключение из исключения, то есть совсем маленькое, но обычно такие депутаты под контролем, и от них избавляются, то есть это неуправляемо. Это, как в любом коллективе может быть: у вас коллектив водителей, один – неуправляемый. И у вас, в конце концов, директор автобазы его просто уволит, чтобы не рисковать. Вот и всё.

Но поскольку система достаточно уравновешена, то есть для голосования нужно двести двадцать пять голосов. У Единой России двести тридцать пять, у правящей партии. По основным вопросам ещё есть союзники в других фракциях. То есть обычно запас на принятие закона (видно по голосованию) порядка двадцати-тридцати голосов, а иногда и за сотню. Ещё раз говорю, что не было ни одного случая, чтобы заговор депутатов (какого-то количества) сорвал голосование. Просто таких случаев не было, потому что, если так произойдет, это нарушение конституционных принципов построения Парламента. Хотя, как на работе, вы можете на работу не прийти. От этого работа не остановится, потому что вашу работу перехватят другие. Вот и всё.

Артём Войтенков: То есть проголосуют вашей карточкой и всё.

Евгений Фёдоров: Это само собой. Это две трети, я же сразу сказал, и пишут доверенности, и там система голосования. То есть не обязательно ходить даже в зал.

Артём Войтенков: То есть депутат может даже не ходить вообще на свою работу.

Евгений Фёдоров: Есть целый ряд депутатов, которые в Думе не были вообще. Раз в год придут на один раз и всё. Это и видно. Тот Пономарёв, например, улетел за границу, а карточка его голосует. Вы же видели.

Артём Войтенков: По результатам голосования.

Евгений Фёдоров: Конечно.

Артём Войтенков: Да, забавно.

Евгений Фёдоров: Это выстроенная система парламентаризма. Она не даёт сбоев. Идти против неё - это обманывать людей. Я считаю, что это обман, и я лично в обмане участвовать не буду. Я для себя решил, что я не обманываю, демагогией не занимаюсь, болтовнёй не занимаюсь. Вот для чего я сейчас проголосовал против какого-то закона? Для чего? Он принят всё равно. Для того, чтобы потом поехать и сказать, какой я смелый?

Артём Войтенков: На людей это очень действует.

Евгений Фёдоров: Есть такие, депутаты, которые, наверно, так говорят, одиночки.

Артём Войтенков: Да.

Евгений Фёдоров: Но я точно не хочу быть среди их числа, потому что это чистая демагогия. То, что люди не понимают этой системы, но я-то ориентируюсь на людей, которые разбираются. Я же не пытаюсь сделать свой личный пиар, не пытаюсь танцевать на глупости, на вранье. Поэтому я объясняю, как это работает и работало всегда. Мало того, все дальнейшие выборы будут по этому принципу. То есть, если сейчас будет избирательная кампания, вы спросите у любого депутата в регионе или федерального: "Ты будешь выполнять фракционную дисциплину?". Если он скажет: "Не буду", - то он откровенно вам наврал в лицо. То есть то, что я сейчас говорю, делать обязаны все. Независимо, в каких они партиях состоят, или в каких фракциях, и так далее. Для оппозиционных фракций - у них манёвр шире, от них голоса не зависят, и поэтому там иногда лидеры дают разрешение голосовать "кто в лес, кто по дрова". Потому что они не у конвейера.

Артём Войтенков: Понятно. Они ничего не решат.

Евгений Фёдоров: Поэтому для пиара тебе в Алтайском крае можно так, а тебе в Кемерово можно так. Какая разница? Это им нужно голосование в оппозиционных фракциях не чтобы законы прокатывать, не принимать, а для того, чтобы вести политическую пиар деятельность, то есть театральную деятельность на подмостках выборов Думы.

Артём Войтенков: Я за этот закон не голосовал, или голосовал против, я молодец.

Евгений Фёдоров: Да. Я молодец - и на этом вести демагогический разговор. А за двадцать пять лет российского Парламента ни разу не было сбоев в системе. И не только российского, советского тоже. Я сейчас говорю о таких вещах, которых вообще никакого отношения к сегодняшнему времени и фракции не имеют. То есть, мне приходится сейчас рассказывать азбуку парламентаризма. Мне это надо?

Артём Войтенков: Это народу надо.

Евгений Фёдоров: То есть я сейчас не просто говорю о принципах функционирования в Единой России, я говорю о принципах функционирования всех парламентов мира, которые были, есть и будут.

Артём Войтенков: Да. Я, кстати подтверждаю, что депутаты из Венгрии приезжали, депутат Европарламента, он говорил то же самое, что депутаты Европарламента голосуют, видимо по тем же самым бумажкам, которые приносят и депутатам в Российской Думе. То есть всё одинаково.

Евгений Фёдоров: Конечно. И во всех фракциях эти бумажки. Я вам дал бумажки наши. Точно такие во всех фракциях. У меня были бумажки из других фракций, я как-то их показывал в ролике. То есть это система работы. Нарушать эту систему для меня было бы - обманывать людей. Я честно говорю людям, да, это - процедура парламентаризма, обманывать вас я не хочу, подыгрывать вашим ожиданиям неправды я не собираюсь. Есть, кому подыграть - демагогов вот так, достаточно.

Артём Войтенков: Это да.

Евгений Фёдоров: Нужны демагоги? Ну, не ко мне, ладно?

Артём Войтенков: Но Евгений Алексеевич, тогда нужны знания. Если бы это объясняли по Первому каналу, например, в воскресный вечер с Соловьёвым, объяснили бы, как Дума работает, тогда люди бы понимали. А так у нас всякую ерунду там вешают, но, тем не менее, не рассказывают правды.

Евгений Фёдоров: Ну, если у нас государство стоит на вранье, какой Первый канал? Я ещё раз говорю, что я взять на себя обязательства, допустим, сказать: "Я посмотрел ваши ролики, уважаемые зрители, и решил с сегодняшнего дня голосовать не так, как фракционная дисциплина". Это глупость, так не скажет ни один депутат. А если он так скажет, то он полный идиот, потому что он нарушает принципы функционирования Парламента, заложено и в Конституцию, и в принципы всех Парламентов мира. То есть это неправильно. Как бы просто врать людям, изображая из себя идиота. Это бессмысленная история. Я исхожу из этого. Можно, конечно, обманывать. Люди, которые говорят, что я буду голосовать, как вы скажете, он изначально врёт такой человек.

Артём Войтенков: Забавно. Это вы говорите, что через полгода у нас выборы, и как же тогда выбирать получается? Они же все врут тогда, основная часть.

Евгений Фёдоров: Как правило, уклоняются от ответа. Я так говорю, как работает механизм, а люди переводят разговоры. Если вы любого депутата поймаете в тёплом углу и спросите, он, естественно, подтвердит. Потому что эта система работы, она очевидна. Это система работы цеха, не система работы фракции. Это система работы цеха во всех Парламентах мира.

Артём Войтенков: Депутатов. Правила - такие.

Евгений Фёдоров: Правила, как у всех на работе, рабочая дисциплина. Стоишь у конвейера, закручиваешь свою гайку. Перестал закручивать гайку - тебя уволили. Что же тут не понять?

Артём Войтенков: Хорошо. Зачем тогда эта женщина смотрящая, если у всех есть бумажки, написанные за три дня заранее с мнением фракции, как голосовать?

Евгений Фёдоров: Только дублирование. Бумажку надо читать. А тут для упрощения процедуры. Вот вы услышали одну женщину. Я говорю, во всех фракциях такие женщины или мужчины, во всех. Точно так коммунисты справа от нас сидят - у них свой депутат команду даёт. Слева праворосы - у них свой человек даёт команду: руку вправо, влево, голосовать так. Хотя от них результат не зависит. То есть они для пиар деятельности, но всё равно у них всё это выработано. Сзади ЛДПР - тоже чётко даётся команда. То есть это работает фракционная дисциплина. И она, ещё раз говорю, не наша, даже, не российская, она общецеховая. Если любой наш зритель хочет быть депутатом, он обязан изучить эти правила, и по этим правилам функционировать, иначе он просто не устроится на эту работу.

Артём Войтенков: Хорошо, вот здесь один из зрителей прислал очень любопытное письмо. По регламенту Государственной Думы, пункт 6, 87 статьи сказано: "При отсутствии кворума, необходимого для проведения голосования, председательствующий (то бишь Нарышкин) переносит голосование на следующее голосование Государственной Думы". А все, ваши законы в том числе, они отклоняются тем, что не набран кворум.

Евгений Фёдоров: Мы сейчас изучаем регламент Государственной Думы. Кворум набирается после перерыва. У депутатов перерыв тридцать минут. Вышли с перерыва, или обеденный два часа, или утром, с начала рабочего дня - нажали, это называется регистрация, и кворум определяется регистрацией. Регистрация произошла до голосования, за полчаса, за час. На регистрации должен быть кворум. Нет кворума на регистрации, тогда переносится. Но если вы регистрацию прошли, имеете право не голосовать, так устроен регламент. Просто, я объясняю, почему не голосуют против. Потому что, голосовать против, это чисто, как бы дополнительное напряжение в плане пиара - почему голосовал против? А так, чтобы не связываться. Придётся избирателям отвечать, почему я голосовал против вашего права на референдум, вот, по Конституционному Собранию? Избиратель скажет: "А вот, ты меня лишил права на референдум". А тут я вроде не против, не голосовал, депутат скажет. Его может, и в зале не было, по делам уехал, в кабинете сидит, встречается с кем-то, работает где-то. Не обязательно же он уехал по личным делам. Всё, я там даже и не голосовал, и не надо мне говорить, что я против.

Я вам заранее каждый день могу сказать, как проголосует Государственная Дума. Эта же бумага раздаётся с утра. Причём, бумага обычно раздаётся на неделю вперёд, не по всем законам, а по актуальным - с утра. А там заранее известно, кто какой результат. Бумаги ни разу не нарушились, они чётко работают, как часы. Это конвейер. То есть, это рабочий конвейер депутата. Он крутится, вертятся шестерёнки, люди приходят, нажимают кнопки, всё. Женщина, или мужчина говорят "голосуйте за". У них такая же бумажка, они просто её зачитывают: "За этот вопрос за, за этот против". И поручение быть такой женщиной, или мужчиной-координатором может получить любой депутат. Обычно это более узкая группа таких проверенных, контролёров, как говорится, ядро в соответствующих фракциях - КПРФ, ЛДПР, и так далее. Но логика-то везде одинаковая такая.

Артём Войтенков: Грустно, конечно.

Евгений Фёдоров: Нет, это не грустно, это технология.

Артём Войтенков: Но это дурилово полное.

Евгений Фёдоров: С точки зрения чего?

Артём Войтенков: С точки зрения народа.

Евгений Фёдоров: Почему дурилово?

Артём Войтенков: Потому что, люди думают, что депутаты честно чего-то читают, думают, принимают законы.

Евгений Фёдоров: А почему они так думают?

Артём Войтенков: А потому что, им так объяснили.

Евгений Фёдоров: Так это пропаганда, это враньё. Это просто людям наврали зачем-то, и создали у них такую иллюзию, которая действительностью не является. А сам по себе цех, ещё раз говорю, это не наш цех, сегодняшнего дня - это цех всех депутатов мира, вот особенность этой работы. Если вы там цех сварщиков, то вы знаете, как варить, и между собой общаетесь информацией. А депутаты вот так работают. То есть, это не дурилово, это специфика парламента. Мало того, технологически по другому, на самом деле, и не может быть. Потому что, если вы идёте на выборы, то вы, принимая решение в отношении фракции, партии, принимаете решение определённого курса. И что будет, если половина избранных вами в эту партию будут за одно голосовать, другая половина за другое? Это будет, по большому счёту, нарушение обязательств паред избирателями на выборах. Понимаете?

Артём Войтенков: Это просто партийная дисциплина.

Евгений Фёдоров: Да, но партийная дисциплина, в которой отвечает вся партия, не отдельный депутат, член партии, а вся партия.

Артём Войтенков: Это неправильная система.

Евгений Фёдоров: А как вы хотите, чтобы кто в лес, кто по дрова? А тогда какой смысл в выборах? Тогда вот народных заседателей назначайте по принципу лотереи, и они будут, кто в лес, кто по дрова. А так вы берёте на себя обязательство всей партией проводить определённый курс. Другое дело, что в этом обязательстве народу нет почти, там девяносто процентов финансисты.

Артём Войтенков: Вот.

Евгений Фёдоров: А как вы хотите? Это выборы. Если народ России утвердил такую систему выборов, что за деньги, у кого больше денег, тот и избирается, и власти - это решение народа.

Артём Войтенков: Да народ никто не спрашивал. Народу что дали, он то и подписал.

Евгений Фёдоров: Я понимаю, но это решение состоялось. Мелким шрифтом, но вы подписали, не прочитав, но это, как говорится, ваши проблемы. Но по большому счёту, это парламентская система демократии.

Почему врут учебники истории?

Рассказчик

Дата съёмки

Длительность

3 мин
Почему российские учебники истории врут о прошлом нашей страны?
Американский оккупационный режим контролирует образование в России. США оплатили создание российских учебников в 90-е и 00-е.
Смотреть

Собеседники:

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Владимир Обозный - Профсоюз граждан России

Александр Куринов - Профсоюз граждан России

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Евгений Фёдоров: Помните, Медведеву вдруг ветераны сказали: "Почему врут учебники истории?" А мы изучили этот вопрос. В рамках американского оккупационного механизма они контролируют не только СМИ, они контролируют подготовку детей. И они не поленились ради этого контроля профинансировать изготовление всех учебников истории для школы. Просто заплатили за создание этих учебников. А Министерство образования, по их команде, их зарегистрировало.

Владимир Обозный: Какой у них план? Это же страшно, что наши дети учатся по учебникам. Когда возможно будет ввести свои учебники?

Евгений Фёдоров: Американский гауляйтер дал команду - учить детей по учебникам, написанным, хорошо хоть на русском языке. Если мы посмотрим опять профессионально на этот вопрос, посмотрите, в прошлом году, например, российские институты были в списках одних хороших учебных мировых заведений. Там был МГУ, в том числе, неплохую позицию занимал. А знаете почему? Потому что ввели новые критерии - обучение должно быть на английском языке. Так что ещё спасибо скажите, что на русском учат, потому что позиция американцев на этапе, как Гитлер проводил уничтожение нации, у него там тоже этапы были. На первом этапе так сделать - убрать 10 миллионов, потом ещё 20, потом 50. У американцев позиция - учить по их учебникам, а второй этап - учить на английском языке. Ну, это лет через 10-15, я так понимаю, и на той территории, которая останется от России уже. Потому что, если эта логика оккупационная будет продолжаться, Россия исчезнет, причём исчезнет довольно быстро.

Александр Куринов: Работал в коммерческой структуре, то есть в коммерческой дирекции. Когда совещание коммерческой дирекции происходит, коммерческий директор разговаривает на собачьем языке: "О, это гуд, это бэд, какие у нас таргеты, проспоинты". Я сижу, прямо раздвижение мозга, расщепление происходит. Директор уже всё, я вижу, что мы его потеряли.

Евгений Фёдоров: Директор общается с собственником. А собственник общается с оккупационной администрацией. А оккупационная администрация разговаривает на этом языке.

Александр Куринов: Даже молодые ребята, которые сидели там, руководители направления, они на том же языке разговаривают.

Владимир Обозный: Видимо это уже стиль, тренд такой.

Евгений Фёдоров: Гауляйтор говорит на этом языке, значит, и говорят те, кто с ним контактирует. А кто с ним контактирует, уже переносят следующим, потому что этот язык - носитель власти. Который вы так пренебрежительно назвали сленгом, это носитель власти, американской власти в России. И на нём говорят каратели. А раз на нём говорят каратели, они же не будут говорить с партизанами на партизанском языке, они с ними говорят на своём.

Владимир Обозный: Я с женой всё время ругаюсь. Она тоже в этой структуре и постоянно у неё эти фразы. Я говорю: "Да что ж ты не можешь русскими словами что ли говорить?"

Артём Войтенков: Взял бы сказал – тренд. Тренд такое слово.

Владимир Обозный: Некоторые они удобнее, естественно.

Евгений Фёдоров: Удобнее для оккупантов, конечно, потому что они проводят свой код.