Как возникали города

Простая и логичная история появления городов.
Сначала на слиянии рек появлялись ярмарки - для обмена товаров между деревнями. Затем там образовывались постоянные поселения с производством.

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Дмитрий Еньков

Как возникали города

Неудобная история

Видео http://poznavatelnoe.tv/enkov_gorod

 

Собеседники:

Дмитрий Еньков – Партия Великое Отечество

Елена Гоголь

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv/

 

Артём Войтенков: Дмитрий, прошлый раз мы с тобой встречались, ты рассказывал про численность населения, весьма любопытный взгляд на историю. Сейчас у нас следующая встреча. Но сначала я задам тебе один вопрос, который тоже волнует многих наших зрителей. Ты ходил раньше в одной косоворотке, сейчас ты почему-то в другой. Кстати, вот эта мне нравится больше, чем та, предыдущая, она была слишком цветастая.

 

Дмитрий Еньков: Да, мне тоже эта косоворотка больше нравится. Я хочу открыть небольшой секрет для наших зрителей, которые интересуются одеждой ведущих. Это, наверное, правильно, потому что в нормальных программах во всех пишут, что одежда ведущих предоставлена тем-то, тем-то. А в данном случае всё очень просто. Сначала я покупал эти рубахи. А потом не было рубах, которые мне нравились, и мы с Еленой решили сами заняться этим вопросом - и занялись пошивом рубах. Сейчас мы развернули производство, и ходим в собственной продукции. Мне очень нравится эта рубаха, как и тебе. И приятно, что это сделано руками Елены в данном случае. Я себя хорошо очень чувствую в этой рубахе.

 

Давай перейдём к теме сегодняшней встречи. Мы продолжим наши исторические беседы. Я напомню, что я это называю логичная история. Мы в прошлый раз считали, когда же появился первый человек.

(ред.: Когда появилось человечество?http://poznavatelnoe.tv/enkov_kogda_human )

 

Напомню, что у нас там при самых суровых консервативных условиях получалось тысяча двести лет, это если четыре человека в семье. Или мы уносились в нулевой год от сегодняшнего, если три ребёнка в семье. Это максимум, потому что, минимум там получался четыреста, четыреста пятьдесят лет. И как зрители пишут - это с их расчётами сходится тоже. Это было просто проверить.

 

А сегодня мы так же логично попробуем порассуждать на тему, как люди жили, развивались, и дожили до такой жизни, которую мы сейчас наблюдаем в окно. Просто, видя, как жили наши бабушки, дедушки, какой уклад был жизненный. Например, есть такие элементарные вещи, даже если взять Древний Египет. Когда он был - другой вопрос. Нам в школе говорили, что Египет, это государство-лента - фактически все жили в Египте вдоль Нила. Все города, вот Каир стоит, и дальше по Нилу происходит всё развитие жизни, потому что в пустыне жить невозможно.

 

Если взять наши российские условия, то у нас в принципе то же самое. Главная река России - это Волга. И все крупнейшие города находятся на этой реке, на Волге. Только она не прямая, как Нил, а довольно извилистая.

 

А почему так было, что люди вдоль рек селились изначально? Какие функции выполняет вообще река в жизни людей?

 

Артём Войтенков: Первое - это непосредственно вода. Это пить. Без воды не проживёшь.

 

Дмитрий Еньков: Вода: это и питьё, и скотину накормить, плюс скот, плюс огород. Желательно, чтобы этот близко было, а не копать колодцы и таскать.

 

Елена Гоголь: Пища, рыба.

 

Дмитрий Еньков: Да, пища.

 

Елена Гоголь: И транспортная артерия.

 

Дмитрий Еньков: Транспорт. Можно ещё написать - стирка белья, например. Помните, женщины ходят до сих пор: мостки там, полоскать бельё, то есть, много утилитарных каких-то вещей. Что ещё? Водяные мельницы. Вода - это жизнь во всех смыслах.

 

Транспорт. Я почему на нём немножко хотел остановиться, потому что все думают, что весной, летом, осенью поплавали, а зимой всё, конец. На самом деле нет. Никто в древности не прорубал какие-то просеки по лесам, а сообщение было всегда только водное. Причём это и до сих пор сохранилось. Я всегда всех призываю посмотреть фильм, например, "Счастливые люди", есть такой в интернете. Который в своё время обогнал на конкурсе фильм Познера и Урганта, они сняли Оду Америке, а вот этот режиссёр снял фильм "Счастливые люди". Он занял первое место, несмотря на то, что Познер и Ургант выставили свой фильм про Америку, документальное кино это был конкурс. Там написано, что по рекам охотники добирались зимой до своих делянок.

 

Почему по рекам? Потому что, по лесу трудно, он всё-таки заросший, и никто там из мужиков не будет рубить себе просеки, чтобы там… Они сейчас на снегоходах на сотни километров стали ездить. У них охотничьи делянки размером с Москву, у одного охотника, на которых они там соболей собирают. Так они ездят по рекам. Реки до сих пор. Я наблюдал буквально прошлой осенью на водохранилище на Истринском: вода замёрзла, снег уже выпадал, но его сдувает со льда. Вот в лесах он остаётся. На полях даже снегозадержание проводят - выставляли раньше такие решёточки, чтобы там снег задерживался, иначе его сдувает. Но в то же время постепенно поля заваливает, поэтому по ним вешки раньше ставили. Я сам ходил по этим вешкам, кстати, помню: шаг в сторону ступаешь - и по пояс проваливаешься. А по рекам, с них сдувает, и по ним люди ездили, в том числе на лошадях. И ходили пешком, и ездили на лошадях. Подковывали лошадей, на санях было катание такое именно по рекам. То есть, транспортная составляющая тоже очень важна.

 

Но нам главное вывод, какой нужно сделать? Что всегда, когда ты основываешь какую-то деревню, например, новую. А когда её основывали? Когда много детей народится, и вокруг одной деревни начинает не хватать угодий, полей, лугов для выпаса скота, и так далее. И тогда отец говорит старшему сыну, или наоборот, младшему: "Слушайте, давайте, вы там соберётесь, и с дядей Петром пойдёте. Через пять километров вверх по реке, или вниз, там есть хорошие тоже места, такие же, как у нас. Обоснуем вам деревню, построим, вы будете там уже выпасать свой скот, а то у нас начинает не хватать уже делянок".

 

Потом между деревнями завязываются какие-то связи.

- Во-первых, родственные.

- Во-вторых, в одной деревне, например, глины много, там горшки лепят, а в другой кузнец, руда железная, подковы куёт. И те, у кого глины много или, например, у них большие пространства, где можно засеять пшеницу, а другие живут на краю леса, и те, у кого много пшеницы, обмениваются с теми грибами, грубо говоря, ягодами, а те им пшеницу в обмен дают, и так далее.

 

То есть, налаживаются такие отношения товарообмена, я уж не говорю просто, что жён берут из других деревень. Товарообмен – это как раз ключевое здесь было слово. Когда несколько деревень пытаются встречаться, чтобы чем-то обмениваться, то они начинают искать это место, где им лучше всего, удобнее было бы встретиться.

- "А что мы всё время к вам ездим? Давайте вы к нам".

Начинаются разборки. Лучше на каком-то месте встретиться определённом всем.

 

Артём Войтенков: Посерёдке между деревень.

 

Дмитрий Еньков: Да, самое простое напрашивается - давайте посередине встречаться. А посередине может оказаться лес, неудобный берег, и так далее. И вообще для обмена у кого-то больше глины, у кого-то кузнец, у кого-то пшеница. Лучше побольше народу, чтобы ты приехал один раз со своими горшками, и обменял сразу и на зерно, и на сапоги, одежду.

 

Артём Войтенков: Это и есть ярмарка, собственно говоря.

 

Дмитрий Еньков: Сейчас мы к этому вопросу подойдём. Если все живут вдоль рек. Где вдоль рек самое удобное место, где больше всего людей можно собрать?

 

Артём Войтенков: Где реки сливаются.

 

Дмитрий Еньков: Да, если просто взять речку. Вот одна деревня здесь, другая здесь, надо собраться. Все реки имеют какие-то притоки, как правило, и конечно, на этих притоках тоже стоят деревни, и лучше всего где-то вот в этом районе собираться, где перекрёсток рек. Это как сейчас перекрёсток дорог. Кстати, тоже, сейчас, на перекрёстке обычно выставляют (я сколько раз видел): мебель какую-то самодельную выносят, ещё что-то, и там эти дороги раздваиваются. Потому что, там больше народу съезжается, больше поток. А здесь вот договариваются на перекрёстках.

 

Совершенно правильно, у рек тоже есть перекрёстки. Поэтому мы сделаем такой вывод, что для обмена товарами люди собирались на перекрёстках, это очевидно. Никаких трудов никаких историков для этого изучать не обязательно. Теперь, как выбрать место на перекрёстке, где удобнее всего было бы обмениваться товарами? Берега тоже разные: где-то топкие, где-то заливает. А ведь подразумевается, что это место должно работать всегда, круглый год.

 

Артём Войтенков: Зимой нет, наверное.

 

Дмитрий Еньков: Зимой и стоять холодно, наверное, да. Поэтому, ярмарки, они всегда были, я это помню, летние. Вот на Украине, у меня там бабушка жила, ярмарки были летом два раза. Но они были летом, потому что тепло. Одна была в начале, и вторая после сбора урожая. Кто-то больше яблок собрал, а кто-то больше пшеницы, собрались, вы мне яблок, я вам пшеницы, поменялись. Опять же, лён к этому времени поспел, обработали, привезли, можно было продавать пряжу, в конце концов.

 

Елена Гоголь: Возвышенность, наверное.

 

Дмитрий Еньков: Да. Чтобы не затапливало всё-таки, мало ли чего, нужно, чтобы это было возвышение какое-то, желательно. А иначе, ты приплывёшь в следующий раз, а там разлив реки, и так далее. Допустим, у нас здесь вот какой-то холм был. А холмы на Руси как назывались?

 

Елена Гоголь: Яр.

 

Дмитрий Еньков: Да, яр. Собирались на яру. То есть, торговля, обмен, происходил на возвышенностях, которые у нас на Руси назывались ярами - на яру. И там происходили вот эти ярмарки. Вот интересно, что ярмарка, оказывается, непосредственно связана с местом её проведения, на яру. Задорнов в этом месте говорит, что у них маркет произошёл от ярмарки, а я скажу не так. У нас, может быть вы слышали, у меня так говорили бабушки-дедушки - ярманка, не Р, а Н здесь. Получается - яр манящий. Яр манил для обмена. Действительно, даже песни, помните, про ярмарки, краски, и так далее. Я, например, помню ярмарки, мне нравилось, потому что, мне там петушка покупали сосательного всегда, вы помните, на палочке. Там действительно весело. Там устраивали скоморохи свои какие-то действия, потеха публике, много народу всегда, ярко одеты опять же.

 

Артём Войтенков: Здесь можно по-другому сказать - яр марк, маркет по-английски.

 

Дмитрий Еньков: Потом действительно стало марк, да. Но было и такое употребление этого слова, чтобы люди помнили, что есть и вот это слово. Вот теперь интересно. Договорились встречаться здесь и обмениваться товарами на яру, и даже пусть уже назвали это ярмарками. Но где лучше всего встать, выгодное место какое? Вот, погрузили мы с вами из этой деревни пятнадцать мешков зерна, приплыли. Куда нам? Тащить их сюда, или прямо тут вот встать, у воды?

 

Артём Войтенков: Сначала выгружаешь всё у воды, а потом может куда-то перетащишь.

 

Дмитрий Еньков: А вот смотрите. Мы вытащили свои мешки, поставили. А кто-то приплыл из этой деревни, например, и привёз подковы свои, тоже мешок, а кто-то ткани целый рулон. Если вы стоите с мешками здесь, то мимо вас все идут, кто с подковами, кто с тканью. Они тоже приплывают: "О, слушай, у тебя что тут, пшеница? Мне два мешка. Давай четыре подковы на два мешка". Там как вы договоритесь.

 

Артём Войтенков: Самое выгодное место - у входа на ярмарку. Это даже я знаю, что самая дорогая аренда в торговых центрах - это у входа.

 

Дмитрий Еньков: Самая большая проходимость. Но, если мы говорим, что пока это только начиналось, в первые разы, то действительно напрашивается, что это должно быть здесь, где все приплывают. Потому что, тот, кто с подковами, он может, привёз несколько штук, он обменял, и уже уплыл обратно, всё. А если ты стоишь где-то далеко, то он до тебя уже не дойдёт. А вот если ты стоишь поближе к воде, у тебя самое лучшее место. Как раз мимо тебя все ходят, ты быстренько обменяешь, и уплывёшь. А далеко встанешь, может и вообще ничего не удастся поменять. Ты хотел лаптей там поменять на горшки - никто с горшками до тебя даже не дошёл.

 

Поэтому, самое выгодное место действительно было у воды. Это опять же, логично, мне кажется, не надо для этого читать труды чьи-то. Но, вопрос в том, что, смотрите, кто-то это смекнул один, кто-то другой смекнул. А как вот договориться когда приплывать? Можно сказать, давай через десять дней встречаться. Там почесали: "Я за десять дней столько горшков не понаделаю, например, Или столько-то тканей не натку, столько подков не выкую. Давай какое-то другое мерило". Возможно, на этом я не настаиваю, по луне ориентироваться. Полная луна - давай в эти дни и встречаться. У нас в России луна месяцем называется, а полнолуние каждые двадцать восемь дней, примерно раз в месяц.

 

И мне даже кажется, сейчас, как версию скажу, что именно благодаря вот этому обмену календарь-то и придумывали. И месяц появился вот этот. Потому что, в обычной жизни человеку даты не важны вообще. Мне говорили на это: "А как сеять?" Тебе не важно, сегодня пятнадцатое апреля, или восьмое мая. Если снег уже сошёл, земля прогрелась и готова, ты можешь идти, и начинать сеять. Тебе календарь для этого не нужен. А тем более, праздники там какие-то отмечать. Собрал урожай - празднуй. Не собрал - с чего тебе праздновать?

 

Елена Гоголь: Были народные приметы: подснежник отцвёл - можно сеять.

 

Дмитрий Еньков: Да, птицы прилетели. Вот такие были приметы, по чему примечали. А конкретную дату нужно было для того, чтобы все в один день приплыли. А ты когда? Я вчера приплыл. А я три дня назад, и мы ничего с тобой не поменяли. Нужно было конкретно договариваться на какие-то даты. Поэтому, видимо, как предположение, календарь пошёл от того, что нужно было в одно время из разных мест собираться в одном месте, как раз для обмена. Я кстати, не называю это торговлей, заметьте. Я думаю, что тогда были другие отношения. Денег ещё не было, называли просто - кто на что готов поменять. Если ты готов восемь лаптей на три подковы поменять, пожалуйста, меняй. Это неудобно, согласен, потому что тот, кто подковы привёз, он может, хотел зерно взять. Поэтому, постепенно так вырабатывали какие-то там меры единые. Может быть, через зерно, например, всё это делали.

 

Артём Войтенков: Нет, ну должны быть какие-то измерения, мерила?

 

Елена Гоголь: Может через зерно, потому что, пшеница нужна всем.

 

Артём Войтенков: Так раньше было. Раньше мерили в пшенице, я не помню, какими мерами, и в головах скота. Скот можно съесть, пшеницу можно съесть. Вот, собственно говоря, это были деньги, которые можно съесть, в отличие от золота, которое есть нельзя. Ещё в дополнение я скажу, что город Минск, который сейчас столица Белоруссии, назывался Менск. И официальная история это всё приписывает к реке, как бы от реки Менега. Хотя совершенно понятно, выходит, и ты сейчас объясняешь, Менск - там менялись.

 

Дмитрий Еньков: Место обмена. На Руси это называлось ярмарки, а на Белой Руси - это место мены. Вот и объяснение, так что, сейчас, может быть, для кого-то это было открытие. Действительно, я хотел об этом сказать, ну ладно, видишь, ты тоже обратил на это внимание. Кстати, переименовали его, по-моему, в 39-ом, совсем недавно.

 

Продолжим тему - где вставать выгоднее. Представляете, договорились, когда полная луна, мы уже выяснили, вероятно, к этому привязывались. И вот под утро приплывают мужики. Там первый кто-то встал и продал выгодно свои горшки, или обменял их на что-то. В следующий раз человек, который тоже был, например, с горшками, но встал подальше, ему не удалось все горшки реализовать. Встану-ка я пораньше. Этот во сколько приплыл? На заре, а я пораньше встану, за полночь. И он приплыл пораньше того. Тот тоже в следующий раз горшки привёз, а место уже занято у воды поближе.

 

Я думаю, как люди поступали? Например, глава семейства говорил старшему сыну: "Слушай, я позапрошлый раз нормально горшки продал, а прошлый раз не все удалось, потому что, место-то занял с той деревни, вверх по течению. Давай-ка ты сегодня с вечера греби туда, а я завтра подвезу уже мешки". И сын с вечера стал место там занимать, а отец утром подвёз свои горшки, или мешки с зерном, и так далее. Вот, они там заняли это место, продали. Другие посмотрели - тоже стали с вечера приплывать. Потом решили, давай-ка своё место вот это, чтобы уж точно никто не встал, ни с вечера, никогда, застолбим. Давай, столбы вкопаем, какую-нибудь там лавчоночку, навесик. Семья у нас шестнадцать человек, как мы прошлый раз говорили, а не четыре. И давай-ка ты вот летом, прямо с мая, грубо говоря, плыви туда. Давай засеем, и сплаваем туда, и вобьём колья, шалаш там сделаем, и ты живи даже с молодой женой там, например, или первоначально без жены, а я буду просто каждую луну новую привозить тебе товары для обмена. Может быть, и продукты, может горшки, и так далее. Стали так делать. Построили там какую-то лавчонку.

 

Из других деревень тоже посмотрели, рядом тоже вбили свои колья вокруг, стали обустраиваться. Появились какие-то ряды уже тех, кто первый там додумался до этого обмена. А потом осенью все уплыли, а по весне приплыли, а там всё, то ли вода унесла, то ли кто-то там чужие колья повыбрасывал, оставил только свои, перенёс поближе, сказал, я ничего не знаю, так сказать.

 

Тогда следующим шагом, если у тебя шестнадцать человек в семье: "Слушай, Василий, давай так. Нас шестнадцать человек в семье (я бы так сделал, во всяком случае), давай-ка ты прямо с женой со своей, мы там тебе срубим небольшой домик, может маленький. На первом этаже место, куда мы будем тебе привозить, а вы там на втором будете с женой, например, жить под крышей. И будете там всё время, а то видишь как, кто-то там приплыл, наши колья повыдёргивал с прошлого года. От нас не убудет, мы и вас прокормим двоих запросто, а зато место, чтобы гарантировано могли всё продать, обменять".

 

И вот так одни там построились - стали жить постоянно. Вообще постоянно. Следующие, следующие - выстроились целые там уже ряды вдоль реки первые, нижние. К ним привозили что-то, а они держали вот это место.

 

Дмитрий Еньков: Мало того, напрашивается интересный вывод отсюда. Однажды сын бы сказал отцу: "Слушай, что мы тут дурака валяем? Тут место неудобное, например, потому что холм яр этот, мы здесь ничего возделывать не можем и вокруг нас тоже все понаделали таких же. Но, например, если вы горшков понаделаете, а мы их здесь можем с женой сидеть и раскрашивать. Вы нам везите горшки готовые и не раз в три луны, а просто привозите много. А мы будем их красиво раскрашивать. А когда на ярмарку все через какое-то время приплывут, мы их выставим уже готовые горшки. И наши будут не просто из глины, а мы их раскрасим, они будут красивее всех".

 

Елена Гоголь: Развитие декоративного искусства пошло.

 

Дмитрий Еньков: Не просто декоративного. Смотрите, а кто-то сказал своим: "Слушай, ты вези нам, допустим, лён, ткань, а мы с женой будем кроить её и сшивать рубашки, чтобы не вы там, потому что вы нас кормите просто потому, что мы держим место". Напрашивается, у русских, во всяком случае, что давай мы чем-то тоже будем помогать семье. И им стали возить, не важно, когда луна наступает очередная. Привезли ткани, они там кроят. А потом просто им стали возить из их деревни, например, нить и они тут стали делать станки, и уже даже делать материю здесь же на месте. Прясть, ткать, например, вышивать, потому что здесь поле для того, чтобы собрать урожай, посеять этот лён, собрать его, обработать (лён сложно обрабатывается), обмолотить зерно, например. А это всё можно сюда свести этим, так сказать, бездельникам, чтобы они тут не бездельничали, начинают это всё обрабатывать на местах, на этих ярах.

 

Мало того, кто-то здесь начинает устанавливать правила иначе тут много одних и тех же может, например, приплывать людей с теми же горшками. Слушай, у нас горшечников полно, давайте нам нужно тут больше запросов на зерно, на подковы, поэтому вы лучше на другой перекрёсток плавайте здесь и так конкуренция большая, мы только начинаем мешать друг другу. А кто эти правила будет устанавливать? Те, кто более других как-то выделяются, более ярый даже. На яру кто более ярый, тот правила и устанавливает. И вот из этих людей, из более ярых, стали кто появляться?

 

Артём Войтенков: Бояре.

 

Дмитрий Еньков: Бояре. Давайте это слово тоже напишем. У нас уже яр, ярмарка, то есть начинает складываться какое-то уже управление на этом яру. Для этого не надо читать Ключевского, Соловьёва это всё, по-моему, элементарно. Которые как-то начинают этим управляться, говорить: "Слушайте, давайте второй ряд рядов поставим, в конце концов, ещё выше третий". Давайте попробуем уже это перенести в наши реалии, перейти, например, в центр Москвы на Красную площадь и увидеть там в центре Красной площади не Мавзолей Ленина или Кремль, например, а верхние торговые ряды, которые называются ГУМ. А чуть ниже перед собором Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву стоят средние торговые ряды, сейчас они не функционируют, там краны, что-то строят. А ещё ниже были нижние торговые ряды, от них сейчас вообще ничего не осталось, но они там были. Их снесли, кстати, в первую очередь, дальше всё перебралось в средние, там же Гостиный двор - тоже торговые ряды классические причём, двухэтажные. Первый этаж лавка, а второй там, где живут эти самые люди.

 

Артём Войтенков: Собственно говоря, любой центр города старого там всегда стоят торговые ряды. Где они остались, они остались и стоят прямо в центре типичные.

 

Дмитрий Еньков: Да, это ещё одно интересное открытие, что оказывается в центре городов не администрации и Красные площади находятся, а торговые ряды.

 

Артём Войтенков: И то и другое.

 

Дмитрий Еньков: Да, то есть бояре и торговцы оккупировали центры всех городов. Мы говорим о том, что все города, они по такому принципу строились. И сейчас, если посмотреть, каждый на свой город сейчас посмотрит, из наших зрителей, то он неожиданно выяснит, что он живет, оказывается на стрелке, во всяком случае, центр его города находится на стрелке рек.

 

Артём Войтенков: Не все, кстати. Не все города. Много городов, я с тобой согласен, находятся именно на слиянии нескольких рек. Например, Великий Новгород, он на впадении Волхова в озеро Ильмень. Там, кстати, тоже в центре стоит с одной стороны Кремль, а с другой стороны реки стоят торговые ряды.

 

Дмитрий Еньков: Ну что далеко ходить - Москва. Кремль, он просто омывается (правда её сейчас убрали в трубу) - Неглинка, на перекрёстке стоит Кремль. Про Кремль, я думаю, у нас будет тема, может быть даже отдельной встречи, мы как раз поговорим. Потому что там всё не так просто. Там есть с одной стороны Яуза, а с другой Неглинка, и мы поговорим о том, как они между собой соперничали, что из этого вышло.

 

А сейчас вернёмся к тому, что многие города стоят на стрелке. Например, какой город в связи с этим нашим яром приходит на ум в первую очередь? Я начну его название писать Яр…

 

Елена Гоголь: Ярославль.

 

Дмитрий Еньков: Ярославль. Интересно, что если посмотреть на карту нашей государственно образующей реки Волги, то Ярославль, он занимает очень важное положение стратегическое. В центре Руси, Волга вниз уходит, Волга вверх уходит. Он стоит на перекрёстке рек Которосли и Волги, то есть отвечает всем нашим предположениям, где стали появляться торговые центры, которые позже стали называться городами. Он стоит на возвышенном месте. Другое дело, что в Ярославе вот какая штука есть. Там я недавно просто проверил, буквально недавно, несколько дней назад у своих знакомых, которые сказали.

Я говорил: "Слушайте, только единственное, что в Ярославле разбомбили весь Кремль, ничего от него почти не оставили".

А мне люди говорят: "Как же, я только что был в ярославском Кремле".

А вот это большая ошибка. На самом деле Кремля в Ярославле нет. Вот здесь стоит монастырь, куда водят людей. И я как-то у экскурсовода спросил: "Ну а что же вы говорите, что это Кремль, а это же не Кремль, это монастырь".

А она мне говорит: "Нет, мы не говорим, что это Кремль, это и есть монастырь".

Но все уезжают с представлением, что они побывали в ярославском Кремле почему-то".

 

Но если вы посмотрите, прямо сейчас откроете карту Ярославля, то вы увидите строение улиц интересное. Здесь вот так улица идёт вдоль Волги. Улица явно шла вдоль изгороди, она не просто так такая полукруглая здесь вот. А на самом деле здесь были такие вот башни, была стена. Вот эта башня, кстати, центральная, она осталась, она сейчас стоит посредине Ярославля, от неё ответвления такие. Она в центре прямо, можно тоже посмотреть её. А вот здесь на берегу Волги напротив вот этой башни стоит ещё одна башня от этого бывшего Кремля. А он по размерам вполне такой столичный Кремль. Он больше московского Кремля, даже больше, наверное, чем московский Кремль вместе с Китай-городом. Почему я об этом говорю? Потому что это название, оно сразу выделяет Ярославль. Если более ярый, те кто на яру был это бояре, управленцы, то город, который назвал себя Ярославлем это, наверное, самый ярый город. То есть напрашиваются его даже столичные функции, а вовсе не Москва.

 

Артём Войтенков: Не обязательно. Центр торговли, так скажем, деловой центр Америки это Нью-Йорк, а столица Вашингтон.

 

Дмитрий Еньков: У нас всё к рекам привязано, к реке Волга точнее. Я просто к тому, что Москва не могла иметь столичных функций. Нам говорят: "Как Москва получила статут столицы?" Она находилась на перекрёстке торговых путей, она в центре где-то, я читал такую информацию. На самом деле Москва никак не могла из-за этого получить статус столицы, потому что она находилась далеко от Волги. То есть столицей России мог быть город, который стоял на Волге, или он должен был быть с ней соединён. То есть если у вас каналы есть с Волгой, тогда вы можете быть, на что-то претендовать, а если нет, то отдыхайте.

 

Да, договорим про башню. Вот здесь на берегу стоит башня называется Арсенальная, в ней сейчас находится ресторан. Можно посмотреть на её фотографию. Её замаскировали изо всех сил. Она сейчас выглядит просто трёхэтажным домиком с крышей, с окошками и так далее. А на самом деле это Арсенальная башня, это остаток от этой крепости Кремля, который так и выглядел, огромный Кремль просто от которого сейчас только две башни осталось. И даже напрашивается вопрос: а зачем это всё было уничтожать, настолько уничтожать память о Ярославле? Когда стал читать историю, оказалось, что примерно 100 лет назад Ярославль подвергся жесточайшему разгрому - уничтожали эти стены, башни и даже там несколько…

 

Артём Войтенков: Ты имеешь в виду советское время как раз?

 

Дмитрий Еньков: Да. Во время переворота 17-го года плюс, минус там и Гражданской войны. Мало того, к нему подогнали несколько барж с экспонатами музейными, то есть там какие-то старые пушки были, много каких-то разных древностей, но их тоже все подорвали, они все затонули, все исчезли. Здесь состоялось уничтожение исторической памяти о столице, видимо, я предполагаю во всяком случае.

 

Да, ну и можно посмотреть на другие города. Ярославль. Нижний Новгород - самая известная стрелка у нас на этом в России - Ока и Волга та же самая. Здесь интересно, например, рассказать буквально два слова о Казани. Казань, она тоже стоит, сейчас если нас смотрят жители Казани, они сразу скажут: "Река Казанка и Волга". Но до этого Казань стояла не на этом месте. А это место тоже легко найти, где стояла раньше Казань, потому что мы уже знаем, где искать - перекрёсток. Интересно, выдержим двухсекундную паузу, жители Казани смогут сейчас сказать, где раньше Казань? Наверное, они знают. А кто-то другие люди сейчас смогут сказать? Смотрите, напротив, здесь сейчас находится Казань, здесь Казанка впадает. А чуть выше по течению на противоположном берегу ещё одна река впадает. Можно посмотреть сейчас на карте. И вот здесь находится город. У него до сих пор название Иннополис. И если укрупнить карту там даже улица какая-то Слобода, ещё что-то. Казань раньше была вот здесь и называлась Иннополис. Интересное название, кстати, да? Вовсе даже какое-то и наше, что-то даже отдаёт какой-то античностью, я бы сказал.

 

Артём Войтенков: У нас много античных городов. Андриаполь…

 

Дмитрий Еньков: Довольно новый город. Каргополь, Севастополь.

 

Артём Войтенков: Каргополь, в Астраханской, по-моему, области, где-то на севере Каргополь.

 

Дмитрий Еньков: Да, у нас есть такие города, их ещё не совсем стёрли с лица земли.

 

Елена Гоголь: Тирасполь.

 

Дмитрий Еньков: Да. Вот здесь она раньше находилась, а почему её перенесли? Тоже интересный момент, мы вначале об этом говорили, где же надо сплываться для обмена. А потому что здесь низина. Видимо здесь изначально начали товарообмен, а потом как-то приплыли, а здесь всё затопило. Здесь действительно более низменное место. И тогда перешли чуть дальше, опять же на перекрёсток с рекой Казанка и основали здесь город Казань.

 

То есть каждый сейчас может по своему городу. Ещё раз говорю, Москва-река отвечает. Какие-то города действительно не отвечают. Но что интересно, что крупные города, которые мы знаем, крупнейшие в России миллионники, они все почти отвечают вот этому именно требованию. А остальные, они не получились вот такие крупные города, потому что не хватало им перекрёстков для того, чтобы можно было сплываться. Потом, когда развился уже транспорт, техника, тогда мы стали создавать крупные города и без этого условия. Но все первоначальные старые русские города особенно крупные, которые почти имели столичный статус, а мы знаем, что столица переходила: то Владимир был крупный, то Суздаль. Они все, кстати, опять же Волга, опять же перекрёстки и так далее. Это интересный момент, на который мало кто внимание обращает.

 

Но закончить я хотел вот чем. Мы уже сказали, что те, кто начинал жить в этих городах, на этих торговых рядах, они говорили: "Давайте мы что-то будем делать, раскрашивать горшки, ткани делать и так далее". Постепенно у них рождались дети, у этих людей, которые там оставались на ярмарках жить на отдельных городах. Они стали уже жить не прямо на торговых местах, а стали поодаль строить себе вокруг дома.

 

Артём Войтенков: А, шумно там, орут все что-то. Да? На ярмарке-то…

 

Дмитрий Еньков: Опять же понимаешь, тут у тебя всё заточено под торговлю, тут лавка важна. А дом подразумевает всё-таки другое, чтобы там печка была, чтобы там хоть какую-то скотину завести, чтобы детям было где жить. Дом и место торговли - всё-таки немножко разные вещи. К тому же кто-то уже смог несколько открыть лавочек, жить в одном месте, чтобы у него может быть даже, помните, приказчики стали наёмные появляться и так далее.

 

Этот момент, что первоначально бездельники говорили, что давайте мы будем что-то делать, помогать, оно стало постепенно перерастать в то, что, слушайте, можете уже побольше привозить ткани, а мы побольше рубах понаделаем. И у меня дети появились, кого-то можем нанять, в конце концов, нам будут помогать, мы побольше рубах успеем к следующей ярмарке, к следующей луне понаделать, или побольше горшков пораскрашивать. И получилось так, что эти деревни, которые были по берегам рек, они стали просто поставлять фактически сырьё или полуфабрикаты на эти яры, или будем их уже называть городами. Где начали обрабатывать это всё, строить уже, можно сказать, сначала цеха, это были ремесленные, а потом они стали перерастать в фабрики и так далее.

 

Артём Войтенков: То есть получается у тебя с одной стороны сельское хозяйство и сырьё, а город - это промышленный и торговый центр.

 

Дмитрий Еньков: Да. Но как он стал? Именно так он и стал. В общем-то, это очевидные вещи, но почему-то так стройно никто никогда это почему-то не говорил людям, что вот так оно всё и происходило постепенно - из таких торговцев стали появляться промышленники и фабриканты, сначала цеха.

 

Но теперь вот какой интересный момент. Ведь мы знаем промышленников и предпринимателей наших типа Савва Морозов, это всего лишь сто с небольшим лет назад. В общем, известные русские фабриканты не так уж и давно появились, я просто хочу сказать. То есть эти города, первоначально бывшие с какими-то простыми может быть станочками деревянными, постепенно стали появляться паровые машины, они стали перерастать в какие-то более сложные станки. Но это всё дела не такого уж и давнего времени, это всё очень недавно появилось.

 

То есть можно предположить, что в течение то, что я рассказал на самом деле, появление таких торговых рядов, ярмарок - это достаточно одного поколения, чтобы до всего этого дойти. То есть давайте начнём сплываться, а давайте застолбим место, давайте уже домик построим, лавочку небольшую, пусть там семья живёт.

И они тут же говорят: "Слушай, мы тут два года уже живём, ничего не делаем, давай мы горшки будем раскрашивать, а давай много горшков".

Кто-то говорит: "А давай мы тут будем плести ткань, кроить".

Уже ремесленные цеха. Это в течение жизни одного поколения можно додуматься до этого всего, и перейти от каких-то деревенских небольших ручных производств уже к крупным цехам ремесленным, а потом и к фабрикам. Буквально 25-30, 100 лет уже с лихвой, чтобы уже появились мощные промышленные заводы для того, чтобы выпускать то, что делал, например, тот же Морозов на своих фабриках. То есть это моментальное какое-то развитие на самом деле, не такое оно и длинное.

 

Елена Гоголь: А как же технологическая научная база? Ведь нельзя создавать механизмы, не имея испытательной и научной базы какой-то, инженерной мысли. Это, по-моему, очень длительный период.

 

Дмитрий Еньков: Интересно, что практически всё, что мы знаем сегодня, все паровые машины, станки и прочее – продукт XIX-го века, то есть это был взрыв. А взрыв, понятно теперь после того, что я тут рассказал, он видимо произошёл как раз потому, что люди стали приплывать сюда. А до этого получается, что люди никогда не вели торговлю, и не было тогда, получается, этих деревень, откуда все сплывались на эти перекрёстки. То есть технологический взрыв XIX-го века объясняется тем, что люди стали активно обмениваться товарами. И те, кто жил на ярмарках, стали больше прикладывать дополнительный труд, как Маркс написал: "Добавленной стоимости к этому" - к продукту изначальному, то есть к полуфабрикатам или к чему-то прикладывать. И тут появилось и развитие общества и тут же капитализм, кстати, возник тогда же в XIX-ом веке. Я даже думаю вот ещё что, что те, кто здесь особо преуспел, может быть когда-то, например, у него уродился лён в этом году, а больше ни у кого не уродился. Кстати, о льне хочу сказать, что он оказывается на одном и том же месте может сеяться только раз в 7 лет. То есть это нужны обширные поля, чтобы иметь довольно много льна. Ты его должен в этом году в этом месте посеять, потом в этом, потом в этом. Это какие огромные должны быть поля?

 

Елена Гоголь: На следующий год горох, допустим, просо, и только раз в сеть лет…

 

Дмитрий Еньков: Да. И только через 7 лет ты можешь вернуться на то же это поле. А ведь льна надо много. У кого-то было больше места, чтобы позволить себе лён сеять раз в 7 лет на одном и том же месте, у кого-то он не уродился в этом году, ещё что-то. И он, например, так могло быть и с горшками, и с подковами, и с чем угодно, с пшеницей. У кого-то лён уродился, и он в этом году поднялся на этом льне, как сейчас это говорят, - больше мест себе, потому что все к нему шли.

- "Слушай, давай Гришку, ещё вези этого Аркашку. Рядом их, ещё где-то поставил, потому что я один не справляюсь, столько льна не смогу продать".

 

Больше точек у него получилось. Больше точек - больше других товаров получилось. Больше других товаров некуда девать - начинаешь на зерно менять, или начинаешь придумывать меновые эквиваленты. Сейчас это называется деньгами, а раньше использовали, например, палочки. Брали одну продолговатую палочку и на ней делали зарубки, почему слово рубль пошло. Нам пытаются сказать, что это, потому что рубили золото или что-то топорами. На самом деле нет. Делали на продолговатых палочках зарубки, а потом палочки расщепляли, и зарубки на двух палочках оставались одинаковые. То есть человек, потом мог придти и сказать: "Слушай, вот та палочка, по которой я тебе когда-то два мешка зерна отдавал. То есть это эквивалент, эта палочка, двух мешков зерна, а я сейчас хочу, например, у тебя на горшки поменять этот эквивалент. Помнишь, он же у меня остался". Прикладывал ту палочку - да это та самая и есть. Но это неудобная форма, поэтому искали другие, перешли к тем деньгам, которые мы сейчас знаем, но рубль пошёл именно отсюда.

 

Артём Войтенков: Кстати, ещё любопытно, что выражение: "Заруби себе на носу". ЗА-РУ-БИ - не на носу человеческом носу. Я читал такое исследование, что это была дощечка "нос". То есть купцы носили с собой дощечку и на ней делали зарубки. "Заруби себе на носу" - это заруби себе на этой дощечке.

 

Дмитрий Еньков: Да. Носили эти дощечки с зарубками, всё верно. Давайте на сегодня на этом и остановимся. Мы рассказали, как возникали города, что в центре городов находится, откуда взялись слова "ярмарка", "бояре", Ярославль тот же город. А пока пусть каждый посмотрит на свои города. Мы может быть ещё эту тему продолжим в следующие разы. Поймём, как те, кто жили в этих самых городах, распространяли своё влияние какое-то на окрестности.

 

Артём Войтенков: То, что ты сейчас рассказал, оно в отличие от прошлого выступления, оно не слишком противоречит официальной истории. Там ты говорил, что человечество появилось где-то 1000 лет назад, примерно. То здесь примерно официальная история то же самое объясняет. Единственное, что в официальной истории основной упор делается на безопасность и военную силу. Сначала где-то там, на острове, огораживались, делали крепость, Кремль, а там вокруг торговые ряды возникали, поселения и всё такое прочее. То есть у них просто упор идёт на военную силу. У тебя же без всяких воинов, дружин, бояр и князей объясняется, что всё делается. Просто люди сами живут, у них есть потребности обмена и, соответственно, это приводит к появлению городов, торговых рядов, и даже производства в этих городах.

 

Дмитрий Еньков: Да, но как раз о военной составляющей, это действительно очень важно, мы, наверное, поговорим в следующий раз.

 

Набор текста: Наталья Малыгина, Маргарита Надточиева

Редакция: Наталья Ризаева

 

Познавательное ТВ - образовательное телевидение для тех, кто хочет понять тайны политики и глобального управления, разобраться с секретами денег и мировых банкиров, выяснить, кто стоит за возникновением государств и падением империй. Смотрите на нашем канале и сайте http://poznavatelnoe.tv Мы не зарабатываем деньги, а распространяем знания. Если вам нравится Познавательное ТВ, можете нам помочь:

VISA: 4276 3800 1161 4356

Яндекс-деньги: 410011955138747

QIWI: +7 925 460 1909

WebMoney рубль: R142363945834

WebMoney доллар: Z182191503707

WebMoney евро: E344386089713

PayPal: info@poznavatelnoe.tv

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (636 мб)
Видео MP4 640x360 (238 мб)
Видео MP4 320х180 (130 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (10 мб)
Звук 32kbps MP3 (10 мб)
Звук 64kbps MP3 (20 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (30 мб)

Текст:
EPUB (427.81 КБ)
FB2 (611.94 КБ)
RTF (245.93 КБ)