Подписка на RSS - Экономика

Экономика

Кредитные махинации

Виталий Боркута: Кредитные махинации. Жульничество с кредитами в Испании.
В первой половине 2000-х в Испании было легко получить крупные кредиты на недвижимость - всё устраивалось так, что бы человек впоследствии не смог платить и терял жилье. Это приводило к поглощению мелких банков крупными.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Виталий Боркута

Кредитные махинации

Видео http://poznavatelnoe.tv/borkuta_credit 

 

Часть из "Как живёт Испания"

Видео http://poznavatelnoe.tv/borkuta_spain 

 

Собеседники: 

Виталий Боркута

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv

 

Виталий Боркута: С начала 2000 было такое... В принципе это повторялось. Я слышал: история была в Америке, потом в Европе всё повторилось, что кредиты давали налево и направо (было буквально полтора-два года). Можно было прийти с каким-то автобусным абонементом, как говорится, приложить ещё пару, что я где-то работаю якобы. Причём эти подтверждения, что "я где-то работаю" и "мне платят деньги" можно было тоже попросить - знакомый мог его напечатать - это не проверялось. Мне выдавали бумаги как подтверждение, что я последние три месяца получал зарплату, значит, я платежеспособен. Я предоставлял ещё контракт на работу, ещё пару каких-то таких, мелочных бумаг, и спокойно давали кредиты. 

 

На недвижимость давали кредиты. Такая была схема. 

- Допустим, недвижимость стоит сто тысяч (это, чтобы проще было считать). 

- Приходил оценщик от банка (банк посылает оценщика) и он оценивает. Но банк даёт 80% только. Если недвижимость стоит сто тысяч, мне дадут восемьдесят. 

- Но за определённые расчёты он оценивает это в сто сорок тысяч. Он приходит в банк, пишет, что недвижимость стоит сто сорок тысяч. Набивает, что плитка такая-то, там ещё что-то, не знаю - сделано всё красиво. 

- В банке он отчитывается, что это сто сорок тысяч. 

- Человеку дают кредит - от ста сорока тысяч ему дают 80%, больше ста тысяч. 

- Человек покупает не только недвижимость, получается, ни копейки не вложив, так у него ещё и деньги остаются. Он мебель ещё себе, на машину хватало кому-то. 

- Потом наступал момент, когда нужно начинать платить. 

- Эта шкала была растущая. Если первый год человек, например, должен был платить, будем говорить, девятьсот евро (возвращать), то к концу года уже поднимали до тысячи двести. Ещё через полгода - через год уже тысячу пятьсот нужно было возвращать. 

- Этот человек, который два года назад, ему показали схему или какой-то друг взял: "Вот, я взял, смотри: у меня деньги ещё остались". Как обычно все? "Вау!" 

И так брали все: и латинцы, и наши - много так людей попалось. 

 

Артём Войтенков: Мы говорим, что получить кредит на недвижимость (такие большие деньги) было очень просто. 

 

Виталий Боркута: Очень просто. 

 

Артём Войтенков: То есть это не бытовой кредит. 

 

Виталий Боркута: Это было просто. Причём так смешно было. Сам столкнулся: нужно подтвердить, что я зарабатываю деньги, но не хватало бумаг. Я предоставил бумаги - мои оплаченные счета, которые я оплачивал три-четыре месяца назад (огромные суммы), и это было регулярно. Я показал: "Вот, смотрите: я оплачивал". В банк мой агент, который этим занимался, показал: "Смотрите, он платежеспособен. Он делал счета, четыре месяца оплачивал, то есть он платить может". А там тоже знакомый. Они друг другу пожали руки. Банк выдал кредит и всё - до свидания. Просто давалось, очень просто. 

 

Многие национальности такие, великие, знаменитые, как румыны, там ребята ушлые. Они брали кредит, и домой (к себе). Это было начало двухтысячных. Румыния ещё не была в Евросоюзе. Они уезжали, и ищи-свищи, кто куда делся. Очень было просто. Это правда. Это длилось полтора года приблизительно, два, может, максимум. Человек взял кредит, а через год ему подняли на двести - триста евро. Он-то рассчитывал на свою зарплату. Если это семья, муж с женой, зарабатывает каждый по тысяче, они рассчитывают так: "Ага, девятьсот мы будем отдавать с твоей зарплаты, а на мою тысячу будем тихонечко жить". 

 

Артём Войтенков: Им не давали что ли график платежей?

 

Виталий Боркута: Даётся. Но как-то люди заводятся. Немножко другой момент. Дают, рассказывают. Опять же, человеческая грамотность, финансовая грамотность - много аспектов. 

 

Артём Войтенков: Самое ценное - это дурак. 

 

Виталий Боркута: Да. Тебе показывают: "Смотри, тебе деньги". Объясняют эту схему, структуру, а он "Здорово!" Человеку деньги дают. Ему же не рассказывают, что потом он должен это возвращать. 

 

Артём Войтенков: Но он же документ-то смотрит?!

 

Виталий Боркута: Нет. Ну, это человеческий фактор, это психология. И всё. А тут через восемь, десять, двенадцать месяцев ему раз - и подымают тысячу двести и они с женой: "Надо уже больше отдавать". Еще три, четыре месяца прошли - ещё больше. Всё. Люди перестают платить. У кого-то получалось прожить в этой квартире, не платя уже, ещё полгода. Потом приходят, естественно, и просят удалиться. Люди некоторые в депрессию впадают, и испанцы тоже, не только иностранцы. Было такое: "Эх, гуляй!" (2005-2006 годы) - налево направо раздавали. 

 

После этого, когда все банки столкнулись с тем, что люди перестают платить (эта лавина "раз" и всё), им нужно забирать по закону недвижимость, а они не хотят забирать. Им же не нужна недвижимость, им нужны деньги - свои проценты, и они так остаются, вроде бы и угрожают. Работали целые отделы, звонили всем должникам и уговаривали, убеждали: "Пожалуйста, начните платить. Когда Вы сможете оплатить?" Люди вот так: "Ну, Вы понимаете, я без работы. Может быть, к концу лета найду". "Если Вы не найдёте, то Вы обязательно перезвоните". "Хорошо".

 

Проходит три-четыре месяца, никто не перезванивает. А человек живёт в этой квартире, то есть не платит. Опять этот агент звонит. Эти службы со всех банков звонили, потому что это тысячи были людей (очень много). В конце концов, потом банки начали отбирать эту недвижимость. Опять же, если мы знаем немножко историю в Америке, как там банки с банками разобрались, то же самое в Испании произошло: банки покрупнее якобы объединились с банками поменьше. 

 

Артём Войтенков: Поглотили, в общем. 

 

Виталий Боркута: Типа, да, но называется "объединились". Из огромного количества банков сейчас осталось несколько таких, основных. Они просто названия соединили, тот, который крупнее, к себе добавил название старого, чтобы клиенты помнили, что надо сюда ходить. Они забрали эту недвижимость и начали её продавать, лишь бы вернуть свои деньги. Есть целые отделения, где эта банковская недвижимость продавалась. Можно было найти что-то и купить не дорого. Это спальные районы. Простые люди, они-то и покупали где-то в спальных районах, подальше от центра. 

 

Артём Войтенков: Получается, в общем-то, большая финансовая махинация с раскруткой и поглощением одних банков другими? 

 

Виталий Боркута: Да. Потом перестали всё продавать, перестали давать кредиты. Это длилось какое-то время. Сейчас, честно, я немножко отошёл от этого - не интересуюсь. Получить кредит - сложно. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (80 мб)
Видео MP4 640x360 (31 мб)
Видео MP4 320х180 (17 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (7.39 КБ)
FB2 (13.75 КБ)
RTF (83.01 КБ)

Загадка сталинской экономики

СССР в годы индустриализации тратил огромное количество золота. Откуда оно появлялось?
Если подсчитать количество золота, потраченное СССР на строительство промышленных предприятий при сталинской индустриализации, и возможности по приобретению этого золота, то цифры сильно не совпадают.

Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Загадка сталинской экономики

видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_zagadka_stalinskoy_ekonomiki 

 

Часть из "Золотой ошейник человечества"

видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_zolotoy_osheinik 

 

Собеседники: 

Валентин Катасонов (доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv)

Дмитрий Еньков

 

Дмитрий Еньков: Очень интересно всё-таки – какую линию экономическую проводил Сталин? За счёт чего он так мог бурно развить за короткий срок промышленность? Он имитировал деньги, сколько ему надо или он брал кредиты на Западе?

 

Валентин Катасонов: Я постоянно говорю, что экономика в каком-то смысле иррациональна. Объяснить всё в экономике методом рационального познания, методом логики не-воз-мож-но. 

Правда, некоторые говорят, скажем, немецкое чудо, японское чудо, южнокорейское чудо - там как раз никаких чудес нет. Там хорошо заготовленный экспромт и зелёный свет по политической линии, по финансовой линии, то есть там как раз всё очень легко объясняется. 

 

Артём Войтенков: Немецкое чудо, когда Германия после Второй мировой и, кстати, до Второй мировой, она резко вошла - это что? Американские деньги, да? 

 

Валентин Катасонов: До Второй мировой войны это сегодня даже стесняются называть чудом, потому что сегодня все прекрасно знают, что немецкая экономика, она была взращена на англо-саксонских капиталах, вернее, на капиталах из Великобритании и Соединенных Штатов. В основном, банковские капиталы. Так что, конечно, никакого там чуда не было. Просто-напросто было принято решение о том, что необходимо укреплять Германию. Фактически был дан карт-бланш на пересмотр условий Парижского мирного договора, в частности, условия о недопустимости милитаризации Германии. 

 

Германия начала развиваться совершенно бешеными темпами. Естественно, что разворачивали Германию на Восток. Это мы начали со Сталина и как бы опять возвращаемся к этой теме. 

 

Артём Войтенков: А немецкое чудо после войны? 

 

Валентин Катасонов: Немецкое чудо после войны тоже очень понятно и объяснимо. Вторая мировая война как проект англо-саксонских банкиров, он был выполнен не так, как рассчитывали. 

  • − Советский Союз не только сохранился, но он даже укрепил свои геополитические позиции. 
  • − Естественно, что Англия рассчитывала на дивиденды, она никаких дивидендов не получила, а фактически потеряла многие свои колонии и влияния в Британской империи. 
  • − Америка, конечно, была, пожалуй, главным бенефициаром, главным выгодополучателем этого проекта "Вторая мировая война". 

 

Советский Союз развивался очень динамично, то естественно через некоторое время стали думать: а как же затормозить развитие геополитического противника в лице Советского Союза, Варшавского пакта, Совета экономической взаимопомощи? Стали укреплять Германию, как противовес. 

 

Дмитрий Еньков: Всё-таки возвращаясь тогда от немецкого чуда к сталинскому. Ведь тоже не секрет, что в основном развитие промышленности тридцатых годов, оно было, в том числе с привлечением капиталов Форда. Он строил заводы, ему было что-то на откуп отдано. Где часть какая-то неких привлечений - инвестиции, а где часть - наша? За счёт чего это всё-таки было сделано? Сталин имел возможность имитировать денег столько, сколько ему надо было, или он привлекал какие-то западные капиталы?

 

Валентин Катасонов: Очень интересный вопрос. 

Хочу сразу сказать – я не знаю исчерпывающего ответа на этот вопрос. Сейчас я поясню.

 

Многие с лёгкостью отвечают на этот вопрос, что была повышена норма накопления. Вот есть валовой продукт, при нормальном развитии на инвестиции, на развитие отпускается 20% валового внутреннего продукта, произведённого за год.

 

У нас была мобилизационная экономика. Если посмотреть справочники, то примерно 50%, а по некоторым данным 60% валового внутреннего продукта шло на инвестиции, на создание промышленного потенциала, инфраструктуры, военных предприятий. Известно, что до начала Великой Отечественной войны, если отсчитывать от 1929-го года, когда стартовала первая пятилетка, в Советском Союзе было построено 8600 (восемь тысяч шестьсот) предприятий. 

 

Я вам говорил о том, что я написал и издал книгу по золоту. Почему у меня появился интерес к золоту? 

 

Объясняли очень просто: 

  • − Что Россия, Советская Россия, Советский Союз расплачивался за машины и оборудование золотом. 
  • − Второй источник: эксплуатация крестьянства, которое было согнано в колхозы и совхозы. 

 

Я тогда, как настоящий экономист (вернее, пытаюсь стать настоящим экономистом) начал считать. 

 

Хорошо. Сколько у нас было золота? 

Выяснилось, что золота у нас практически – ничего не было. Всё было золото расхищено пламенными революционерами (это особая тема). Где-то к 1925-му году уже практически тащить было нечего – золотая кубышка была пустая. Поэтому версия насчёт золота, она не срабатывает.

 

Версия насчёт того, что была эксплуатация и сверхэксплуатация крестьянства.

 

Дмитрий Еньков: А в результате платили зерном? 

 

Валентин Катасонов: Да. Понятно, что крестьянство должно было выращивать зерно. Зерно надо было поставлять на внешние рынки, зарабатывать валюту или золото и на эту валюту или золото приобретать машины и оборудование. Половина, будем так говорить, предприятия (я беру "среднюю температуру по госпиталю") - это затраты на машины и оборудование, так называемая активная часть основных фондов. Есть ещё пассивная – это здания и сооружения (понятно, что это можно строить хозспособом, не прибегая ни к какому импорту). А эта часть – её надо было обязательно закупать на мировом рынке. Если вот это зерно конвертировать в унции или килограммы или тонны жёлтого металла, то получается не очень много. Скажем, за период с 1929 по 1939 год благодаря экспорту на мировой рынок зерна и сельхозпродукции мы могли выручить порядка 100-150 тонн жёлтого металла. 

 

Теперь скажу, что в среднем на приобретение оборудования для одного предприятия промышленного требовалось валюты в золотом эквиваленте порядка хотя бы одной - двух тонн. 

 

Давайте прикинем: восемь тысяч шестьсот предприятий. Даже если исходить из консервативной оценки: одна тонна золота на одно предприятие. Сколько? Восемь тысяч шестьсот. "Где деньги, Зин?", как пелось у Высоцкого. Где золото? Такой объем золота... 

 

Ещё есть некоторая дополнительная версия, что нам давали кредиты. Действительно, давали кредиты, правда, не обычные банковские кредиты, а коммерческие кредиты. Коммерческий кредит - это некая отсрочка в оплате поставки машин и оборудования. Были и банковские кредиты. Я Вам должен сказать, что объемы этих кредитов невелики (я сейчас на свою память не полагаюсь, поэтому цифры не буду называть). Но самое парадоксальное, что уже где-то к 1937-му году Советский Союз закрыл все свои обязательства по кредитам вместе с процентами, то есть на самом деле кредитов было не очень много. 

 

Вспоминаем Форда. Форд действительно внёс свою лепту в создание автомобильной промышленности. Некоторые говорят, что даже тракторостроения, которое потом было конвертировано на выпуск танков. Надо иметь в виду, что Форд не был банкиром, Форд был хорошим подрядчиком и поставщиком. А кто оплачивал подрядные работы? Кто оплачивал оборудование, которое поставлял Форд? Это большой секрет.

 

Дальше начинаются вообще уже такие апокрифы. 

  • − Говорили, что, "вот Вы знаете, у нас Эрмитаж был расхищен". 
  • − Начинаю изучать: сколько было украдено из Эрмитажа? Даже не украдено – там в таком плановом порядке, можно сказать, кое-что продавали. В золотом эквиваленте получается (при большой фантазии) – двадцать тонн золота. 
  • − Дальше начинаются ещё более интересные апокрифы. Вспомнили Троцкого. Все знают, что Троцкий в конце концов был выслан за границу. Его не выкупали, его просто выслали за границу. Через некоторое время возник вопрос: Троцкий – там, а архив Троцкого – в Советском Союзе. Почему они так забеспокоились насчёт архива Троцкого? Да потому, что там практически все пароли и явки, фактически все фамилии спонсоров, посредников. Это ценнейшая информация. Один из авторов сказал: "Целый вагон архивов Троцкого был вывезен за границу в обмен на золото". Я не думаю, что архив Троцкого потянул больше, чем на одну тонну золота. 

Вокруг этой темы столько апокрифов появлялось, и до сих пор появляется, что впору писать романы. 

 

Я задавал этот вопрос экономистам. 

Экономист по учебнику отвечает: 

  • − эксплуатация крестьянства, 
  • − золотой запас, 
  • − кредиты Запада. 

К сожалению, они не могли ответить на мои уточняющие вопросы, когда я им рассказывал кое-какую информацию. 

 

Обращаюсь к историкам. 

Историки вообще слабо в цифрах ориентируются. Они говорят: "Да, действительно было построено восемь тысяч шестьсот предприятий". Когда им начинаешь объяснять, что это стоило больших денег, и что наше крестьянство не в состоянии было построить тракторные заводы, автомобильные заводы – тут они тоже разводят руками и говорят: "Валентин Юрьевич, дайте подумать, дайте поискать". 

 

У меня нет ответа на этот вопрос. Я это отношу, действительно, к некоему нашему экономическому чуду. Вот об этом бы чуде писать.

 

Артём Войтенков: Чудес-то не бывает. Вы же сами сказали, что два германских экономических чуда - это не чудо. 

 

Валентин Катасонов: До тех пор, пока мы не знаем ответа, это – чудо. 

Нам, конечно, очень помогло – опять-таки, я считаю, что это чудо (чудо, его тоже надо как-то объяснить). 

 

Я считаю, что Россия имеет особую миссию в мировой истории

Если не будет России, то, пожалуй, тогда на земной истории человечества можно ставить крест. Промыслительно видно, что Господь помогает России и то, что у нас в 1929-ом году начались пятилетки, а у них там начался кризис, это, конечно, с моей точки зрения не просто совпадение. Это промыслительно всё Там, в небесной канцелярии, спланировано. 

 

Что из этого следовало? 50% машинно-технической продукции с мирового рынка покупал Советский Союз. Представляете, какие мощные закупки были? Это я ещё был студентом, в 1969-ом году нам читали курс по истории внешней торговли Советского Союза. Я запомнил эту цифру: 50% всей машинно-технической продукции с мирового рынка покупал Советский Союз. То есть, мы фактически где-то даже вытягивали западную экономику, а им деваться было некуда. Они готовы были с большой рассрочкой платежей поставлять нам машинное оборудование. 

 

Я и думал, что, может быть, все эти кредитные долги, они растянулись на многие десятилетия. Но когда уже раскрыли архивы минфиновские, госбанковские, то выяснилось, что, оказывается, к 1937-му году мы все свои долговые обязательства закрыли. Эта версия тоже не срабатывает. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (132 мб)
Видео MP4 640x360 (51 мб)
Видео MP4 320х180 (28 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (6 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.84 КБ)
FB2 (20.82 КБ)
RTF (64.15 КБ)

Золотой перелом

Когда возникла система глобализации.
Отказ от золотого обеспечения доллара послужил началом нового мирового финансового порядка.

Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Золотой перелом

видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_zolotoy_perelom 

 

Часть из рассказа "Золотой ошейник человечества"

видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_zolotoy_osheinik 

 

Собеседники: 

Валентин Катасонов (доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv)

Дмитрий Еньков

 

Валентин Катасонов: Сорок лет назад Бреттон-Вудская система приказала долго жить. Фактически впервые за многотысячелетнюю историю возникла денежная система, которая никак вообще к металлу не была привязана. Исключительно декретные деньги, выражаясь нашим русским языком. Декретные деньги. На самом деле, конечно, этими деньгами стало крайне сложно пользоваться. 

 

Что произошло сорок с лишним лет? Я начну с того, что я прекрасно помню. Я помню 15-е августа 1971 года. 

 

15-го августа 1971 года американский президент Ричард Никсон выступил по американскому телевидению перед своим народом. Основная часть его выступления сводилась к тому: "Ребята, надо подтянуть пояса. У нас впервые за сто лет торговый баланс сошёлся с дефицитом, то есть мы теряем свои позиции даже на внутреннем рынке. Всякие японские, корейские товары, они наступают на наш рынок. Давайте поднимем импортные пошлины".

 

Тогда никто про ВТО как-то не вспоминал. Тогда не было ВТО, тогда была организация, которая называлась ГАТТ. ГАТТ – это фактически предшественница ВТО. То есть, если надо, мы поднимем импортные пошлины. 

 

Неприятным моментом являлось только то, что потребительские цены на американском рынке могли подняться на 5%. Для Америки это была почти что революция цен. Американский обыватель не привык к таким скачкам. Поэтому Никсон пытался как-то смягчить этот эффект, а в конце он как бы так, by the way (между делом), сказал: "Также мы ещё временно прекращаем размен долларов на золото".

 

Но это уже было адресовано не американскому обывателю, ему это на самом деле было всё равно. Потому что американскому обывателю в 1971 году не разрешалось даже держать золото, потому что ещё действовал декрет президента Франклина Делано Рузвельта от 1934-го года. Американцы как-то не понимали даже, что такое золото, а что такое повышение цен на 5%, это они прекрасно понимали. 

 

Зато остальной мир возбудился по поводу последней фразы Никсона, что "мы прекращаем размен золота на доллар, временно". Но вот это "временное" растянулось на сорок с лишним лет. Правда, уже через несколько лет было зафиксировано в виде поправок к уставу Международного валютного фонда, что золото перестаёт выполнять свои монетарные функции, и фактически функции мировых денег остаются за американским долларом. 

 

1971-ый год - это на самом деле событие эпохальное! 

Историки, между прочим, тоже недооценивают это событие. Потому что это всё. Это вся мировая политика поменялась. Вот мы говорим сегодня про глобализацию, а глобализация фактически началась с 15-го августа 1971 года. Почему я так уверенно говорю? Да потому что произошёл некий закулисный переворот. Что это за закулисный переворот? 

 

Произошла перестановка сил, перераспределение весовых категорий в группе главных акционеров. Если до этого Ротшильды были ключевыми акционерами, то теперь реванш взяли Рокфеллеры. Рокфеллерам нужен был печатный станок, Ротшильдам больше нужен был золотодолларовый стандарт. Ротшильдов немножко отодвинули в сторону. Рокфеллеры включили на полную мощностью печатный станок и начали пускаться во все тяжкие. 

 

Первое событие – это энергетический кризис 1973 года. 

Спрашивается: какая связь между 15 августа 71-го и событиями осени 73-го года? Самая непосредственная связь. 

Потому что мало включить станок. Надо, чтобы на зелёную бумагу был спрос. А чтобы был спрос, необходимо:

  1. 1. создавать новые рынки, 
  2. 2. надо снимать ограничения на рост цен на традиционных финансовых и товарных рынках, 
  3. 3. надо вводить какие-то новые активы, которые до этого не торговались.

Короче говоря – надо проводить глобальную рыночную реформу, то есть всё должно продаваться и всё должно покупаться. 

 

Первое

Все табу, все какие-то ограничения на свободное развитие рыночных отношений снимались. Первое табу, которое было снято, это табу на рост цен. 

 

Вы знаете, что в Америке более ста лет существовало антитрестовское законодательство. Практически оно, как бы, сохранилось в семидесятые годы, но уже никто не следил, насколько эффективно это антитрестовское законодательство работает. А уж про мировые рынки и говорить нечего. 

 

Как заставить, чтобы цены на чёрное золото подскочили в четыре раза? Надо было сделать спектакль под названием "очередная арабо-израильская война". Этот спектакль готовился достаточно долго. Одним из режиссёров и актёров этого спектакля был Генри Киссинджер. Потому что Генри Киссинджер челночил на Ближний Восток, и подговаривал некоторые арабские страны, включая и Египет, нанести превентивный удар по Израилю. 

 

Они это сделали, арабы. Козлом-провокатором был Генри Киссинджер. Естественно, евреи из Израиля очень возмутились таким поведением Генри Киссинджера. Они ему объявили херем, то есть это еврейское проклятие. Но они тоже до конца не разобрались – Генри Киссинджер работал на хозяев печатного станка. 

 

Весной 1973 года в Канаде происходило очередное заседание Бильдербергского клуба. Мы, конечно, не имеем протоколов этого заседания, но я видел список участников. По списку участников уже можно примерно догадаться, какова была тематика. Эта тематика была связана с финансами и чёрным золотом. Я сейчас не помню фамилии, но список участников Бильдерберга в Канаде в 1973 году показывает, что там уже были приняты все решения. Дальше уже началось исполнение принятых решений. Одним из ответственных исполнителей был Генри Киссинджер.

 

А в результате начался рост цен. Рост цен на чёрное золото. Объявили эмбарго на поставку нефти в Америку как союзника Израиля, Голландию, которая тоже подыгрывала Израилю. Якобы, был нарушен баланс спроса и предложения, и цены на чёрное золото начали расти. Между прочим, предыдущие сто лет цена на чёрное золото была ровненькой и горизонтальной, если смотреть на графики. Вот такая ситуация. Естественно, во всех тяжких обвинили кого? Арабов. Сказали: "Это всё ОПЕК". ОПЕК стали называть нефтяным картелем. 

 

Я учился и хорошо помню, как нам читали, скажем, "Конъюнктуру мировых товарных рынков". Нам полгода читали "Рынок нефти", и на этих лекциях нам говорили, что цены на чёрное золото определяет картель из семи сестёр: 

  • это четыре американские или пять американских компаний, 
  • англо-голландская Royal Dutch Shell, 
  • британская British Petroleum, 
  • ещё французская одна нефтяная компания. 

 

Тут вдруг неожиданно оказывается, уже больше нет семи сестёр, зато есть вот такие страшные и ужасные странные ОПЕК. Это они и манипулируют ценами на чёрное золото. Всё было перевёрнуто с ног на голову. Можете даже в Интернете посмотреть: сегодня почти уже нигде не найдёшь даже упоминаний о настоящем нефтяном картеле. Сегодня набираешь "нефтяной картель" - выскакивает ОПЕК. Ребята из ОПЕКа, они просто некие статисты в этом спектакле, ничего другого. 

 

Это просто один пример тех интриг, которые стали разыгрываться в связи с тем, что надо было создать спрос на зелёную бумагу. 

 

Второе

Другое, такое магистральное направление создания спроса на зелёную бумагу - это создание финансовых рынков. 

 

Финансовые рынки всегда были: фондовые рынки, валютные рынки. Валютные рынки играли вспомогательную роль, потому что на валютных рынках в основном происходил обмен одних денежных единиц на другие для того, чтобы обеспечивать операции в сфере внешней торговли. Практически, валютные рынки обслуживали внешнюю торговлю. Я учился в это время и прекрасно помню, как нам объясняли, что такое валютные рынки. 

 

Фондовые рынки - это рынки, на которых обращались облигации, акции. Но теперь-то фондовые рынки стали совсем другими. 

 

  • − Раньше на мировых рынках торговали пшеницей, чёрным золотом, станками, пушно-меховыми изделиями. Теперь стали торговать бизнесами. 
  • − Тогда, в те времена, в эпоху Бреттон-Вудской системы, какие-нибудь поглощения или слияния - это было событие глобального масштаба. 
  • − Сегодня появились такие понятия, как капитализация бизнеса, как mergers and acquisitions (слияния и поглощения). Предприятие стало игрушкой в руках спекулянтов.

Естественно, что этот рынок, он создал большой спрос на зелёную бумагу. 

 

Третье

Природные ресурсы. Во многих странах природные ресурсы были выведены вообще из сферы товарно-денежных отношений. Фактически была проведена приватизация природных ресурсов, и это тоже создало мощный стимул для того, чтобы производить дополнительное количество зелёной бумаги. 

 

Приватизация – это тоже желание хозяев печатного станка купить за три копейки дорогие активы. И так далее. 

 

Мир стал меняться на глазах. 

Появлялись какие-то новые финансовые инструменты, так называемые деривативы (производный финансовый инструмент). В учебниках иногда пишут, что в 80-е годы был изобретён новый финансовый инструмент. Я ещё у Сергея Фёдоровича Шарапова где-то прочитал о том, что фьючерсные и форвардные сделки существовали в Америке в середине прошлого века. 

 

Артём Войтенков: Позапрошлого.

 

Валентин Катасонов: Да, уже позапрошлого, совершенно верно. То есть на самом деле всё это было, просто в нужный момент всё это было востребовано. Поэтому на тех же рынках производных инструментов обороты исчисляются десятками триллионов долларов сегодня.

 

Артём Войтенков: Именно переход Америки, отказ от Бреттон-Вудской системы и золотого обеспечения, это что? Одни говорят, что это крах американской экономики. Вы говорите, что, в общем-то, и не крах, наоборот...

 

Валентин Катасонов: Кто сказал, что это крах? Никто не говорил, что это крах. 

 

Артём Войтенков: Есть такие заявление, что американцы просто не справились. 

 

Валентин Катасонов: Американцы развели руками и сказали: "Вы знаете, мы не можем больше менять доллары на золото, потому что у нас золота осталось мало. Вот, когда мы давали обязательство, золота у нас было пятьдесят процентов мировых запасов. Сейчас у нас осталось только восемь тысяч. Поэтому давайте думать о том, как бы нам создать некий новый мировой финансовый порядок, чтобы мы не обменивали жёлтый металл на доллары". 

 

Артём Войтенков: Это привязывает к тому, что страны стали требовать у них золото?

 

Валентин Катасонов: Они стали требовать это ещё в 60-е годы. Они же чувствовали, чем всё это кончится, спинным мозгом чувствовали. 

Де Голлю удалось, Колю не удалось. Многие вставали в очередь за американским золотом, но, к сожалению для них, многие так и не получили ничего. Они прекрасно понимали, что Америка их кинет. 

 

Кстати, тут очень такой интересный момент. Некоторые говорят: в 1971-ом году произошёл дефолт. Америка фактически расписалась в неспособности выполнять свои обязательства. Сейчас посмотрите на Европу - тоже не поймёшь: то ли там дефолты, то ли там не дефолты. Это вопрос не философский, на самом деле. Потому что это вопрос ценой во многие миллиарды долларов и других денежных единиц. 

 

Давайте вернёмся к 1944-ому году, Бреттон-Вудсу. 

 

Действительно, американцы очень хотели создать вот эту самую золотодолларовую систему. Там были другие варианты. Там была английская делегация во главе с Джоном Мейнардом Кейнсом, который предлагал создать наднациональную валюту, которая называлась банкор. Англичане тогда проиграли. Верх взяли американцы. 

 

Кстати, американскую делегацию возглавлял замминистра финансов Уайт. Между прочим, агент Комитета Госбезопасности Советского Союза, как сейчас это признаётся большинством экспертов. Да, был завербован в своё время. Так что там много интересного. Это тема особого разговора. 

Очень симпатизировал Советскому Союзу господин Уайт. Но при этом он и выполнял определенный социальный заказ. Он выполнял социальный заказ хозяев Уолл-стрита. Им нужен был именно золотодолларовый стандарт. Они его получили, но получили хитростью и обманом, потому что Америка нигде не поставила подпись, что она обязуется обменивать золото на доллары. Они просто обещали. Я часто говорю, что мир финансов живёт по понятиям. Там просто есть некие устные договорённости, нет никаких документов. 

 

Поэтому в начале семидесятых годов мировому сообществу осталось только просто утереться, потому что требовать от Америки они ничего не могли. Америка обещала, а потом Америка забрала своё обещание. Поэтому, строго говоря, с юридической точки зрения, это не дефолт. 

 

Образовалась некая развилка для мировой финансовой системы. Некоторые говорят: "Не было альтернативы, оставался этот единственный вариант". Но опять - разводилово. Было много других вариантов. 

 

Артём Войтенков: Но они всегда есть. 

 

Валентин Катасонов: Они всегда есть, но выбрали именно тот, который нужен был, будем так говорит, группе акционеров, которых мы условно называем Рокфеллерами. 

 

Артём Войтенков: Почему введение золотодолларового, этого Бреттон-Вудского соглашения было выгодно американцам? 

 

Валентин Катасонов: На тот момент? 

 

Артём Войтенков: Да. 

 

Валентин Катасонов: После Второй мировой войны вообще выстраивался некий новый мировой финансовый порядок. До этого на мировых рынках правил британский фунт. Что такое американский доллар, никто ещё не понимал. 

 

Просто так принять в свои объятия американский доллар никто не был готов. Ещё никто даже до конца не оценил последствия Второй мировой войны, новые раскладки. Потому что фактически Британия ещё сидела на своих колониях. Де-юре колонии стали исчезать несколько позже. 

 

В 44-ом году ещё не понимали даже, чем закончится война, кто же будет главным победителем? Извините, в 44-ом году только ещё начиналась высадка американского десанта в Европе. 

 

Артём Войтенков: Но он англо-американский был.

 

Валентин Катасонов: Да. Будем так говорить. Где-то они были союзниками, а где-то они были непримиримыми конкурентами, потому что, на самом деле, Британия втайне рассчитывала, что, если будет какой-то стандарт, то это будет стандарт, привязанный к британскому фунту. Но, как говорится, не по Сеньке шапка. Британия была в тяжелейшем положении. Поэтому некоторое время де-факто приравнивали фунт к американскому доллару – по инерции. 

 

Поэтому, чтобы убедить участников Бреттон-Вудской конференции в том, что доллар не хуже золота, они вынуждены были дать честное пионерское, что они будут менять свои бумажки на золото. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (183 мб)
Видео MP4 640x360 (71 мб)
Видео MP4 320х180 (39 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (12.08 КБ)
FB2 (28.13 КБ)
RTF (85.52 КБ)

Финансовая чертовщина

Деньги не ценны сами по себе, это обязательства и требования.
Люди управляются через деньги, как послушные биороботы. И бедные, и богатые подчиняются правилам, установленным хозяевами денежной системы.


Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Валентин Катасонов

Финансовая чертовщина

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_finansovaya_chertovshina 

 

Часть из "Смертельный юбилей ФРС"

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_smertelny_yubiley_frs

 

Собеседники: 

Валентин Катасонов доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

Артём Войтенков Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv

 

Валентин Катасонов: Современный финансовый мир - это мир чертовщины

 

Артём Войтенков: Да, я с Вами согласен полностью. 

 

Валентин Катасонов: Но на самом-то деле это не просто какое-то образное сравнение. Дело в том, что современный мир финансов - это мир цифр. Давайте посмотрим так, непредвзято. Все финансы - это фактически обязательства и требования. Только один финансовый актив не имеет такой зеркальной структуры - это золото. Это актив, но не имеет как бы зеркального отражения в виде обязательств. Всё остальное - это от лукавого: это цифры, это бумажки, это некие электронные записи, но опять-таки это цифры, которые отражают требования и обязательства. И всё условно. 

 

Артём Войтенков: Ты иди туда, сделай это. 

 

Валентин Катасонов: Да, это всё очень условно, потому что я могу поменять правила - и цифра будет другая. 

 

Артём Войтенков: Да.

 

Валентин Катасонов: Взять те же рейтинговые агентства - самое простое. Или я поменяю, скажем, правила статистики. Или я поменяю, скажем, методологические принципы бухгалтерского учёта. Всё поменяется. Чёрное станет белым. И все, между прочим, действуют, как биороботы. Все соглашаются. И все переписывают циферки. Ага, мне были должны. А теперь я переписал, выясняется, что я должен. И я даже не возмущаюсь, не задаю вопросы. Я признаю: да, теперь я должен. Это особый мир. 

 

Возникает вопрос: откуда такой дурдом взялся? А такой дурдом, он конструировался, причём осознанно конструировался.

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (18 мб)
Видео MP4 640x360 (7 мб)
Видео MP4 320х180 (4 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (4.31 КБ)
FB2 (4.96 КБ)
RTF (11.92 КБ)

Экономический клей

Деньги - клей экономики.
Деньги - это знаки о вкладе в производство общественного продукта. Им совершенно ни к чему быть золотыми.

Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Экономический клей

видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_ekonomicheskiy_kley 

 

Часть из "Золотой ошейник человечества"

видео: http://poznavatelnoe.tv/katasonov_zolotoy_osheinik 

 

Собеседники: 

Валентин Катасонов (доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv)

Дмитрий Еньков 

 

Валентин Катасонов: Хотя я критикую современные экономические учебники, но всё-таки некоторые вещи они говорят правильно. Они, в частности, совершенно правильно говорят, что в экономике есть факторы производства, что процесс создания каких-то новых благ, товаров и услуг – это есть просто процесс соединения этих факторов производства. 

 

Три основных фактора производства. 

 

  1. 1. Первый фактор производства – это земля или, в более широком смысле, природные ресурсы. 
  2. 2. Второй фактор производства – это рабочая сила. 
  3. 3. Третий фактор производства – это капитал, но не как деньги, а как средство производства, как прошлый или овеществлённый труд. 

 

Если эти факторы производства находятся в честных и квалифицированных руках, то тогда рождается некий продукт. Деньги тут в этом процессе играют третьестепенную роль. Я сравниваю деньги с клеем, который используется для того, чтобы склеивать эти самые факторы производства. Ничего другого. 

 

Поэтому роль у денег изначально чисто подчинённая – это знаки. Знаки, которые о чём свидетельствуют? 

  • − Они свидетельствуют о том, что предъявитель этого денежного знака имеет право на такую-то долю созданного общественного продукта. 
  • − Или этот знак свидетельствует о том, что предъявитель этого знака внёс такой-то вклад в создание общественного продукта. 

 

В принципе, эти две вещи должны совпадать: вклад и право на получение. Ничего другого. Это чисто некие бухгалтерские записи, а под бухгалтерские записи не надо золотого обеспечения.

 

Вот эти ребята, которые когда-то торговали клеем, третьестепенным продуктом, они поняли, что можно создать дефицит клея, можно, скажем, узурпировать право на производство этого клея, и продавать этот клей по цене, на десять порядков превышающей издержки производства этого клея. 

 

Современная денежная система и представляет вот такую парадоксальную сумасшедшую систему, когда на самом деле значимость тех, кто владеет клеем, намного выше, чем 

  • − значимость тех, кто владеет природными ресурсами, 
  • − тех, кто представляют рабочую силу,
  • − и тех, у которых находятся средства производства. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (28 мб)
Видео MP4 640x360 (11 мб)
Видео MP4 320х180 (6 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (5.05 КБ)
FB2 (5.77 КБ)
RTF (17.39 КБ)

Неписаные законы денег

Финансовый мир живёт по собственным законам.
В мире финансов существуют свои неписаные правила игры, которые не регулируются государством.

Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Неписаные законы денег

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_nepisanie_zakon_deneg 

 

Часть из "Смертельный юбилей ФРС"

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_smertelny_yubiley_frs

 

Собеседники: 

Валентин Катасонов доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

Артём Войтенков Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv

 

Валентин Катасонов: Это особая тема, что такое производный инструмент. Считается, что производные инструменты появились только в 80-е годы прошлого века - деривативы так называемые. Но на самом-то деле есть законные платёжные средства, которые выпускают либо Казначейство, либо  Центральный Банк. А коммерческие банки, они под эти законные платёжные средства, скажем, под один рубль законных платёжных средств, размещённых на депозите, они выпускают кредитов на пять единиц. 

 

Артём Войтенков: Это наши - российские?

 

Валентин Катасонов: Это где угодно. Это общий принцип. Это называется "делание денег из воздуха". 

 

Артём Войтенков: Если на тысячу рублей положили, то на пять тысяч.

 

Валентин Катасонов: Да, условно говоря, на пять или на десять.

 

Артём Войтенков: На пять – это, как бы, закон государства. Он делает, ничего не нарушает. 

 

Валентин Катасонов: Тут, сказать, что закон государства... Найдите мне хотя бы один нормативный документ Российской Федерации, который бы чётко объяснял, что это можно. Делается это по умолчанию. 

 

Артём Войтенков: Они же могут и в десять, в сто раз больше сделать?

 

Валентин Катасонов: Нет, этого они не могут сделать, потому что есть неписаные и писаные правила игры. Но сама игра нигде не легализована. Правила игры прописаны, а сама игра - можно в неё играть или нет... Это примерно, как прописаны правила игры карточной. Но нигде не сказано о том, что играть в карты, скажем, детям до 16 лет нельзя. Примерно так. 

 

Артём Войтенков: Где это прописано - эти нормативы?

 

Валентин Катасонов: Это нормативный документ  Центрального Банка. 

 

Артём Войтенков: То есть  Центральный Банк такой добрый, он такое позволяет.

 

Валентин Катасонов: Да. Он пишет правила, как играть в карты. Но то, что нельзя играть в карты, почему-то нигде не сказано. 

 

Артём Войтенков: Но правила-то есть.

 

Валентин Катасонов: Правила есть. А разрешения на игру в карты нет. Знаете, почему нет разрешения?

 

Артём Войтенков: Почему?

 

Валентин Катасонов: Надо же дать ребятам возможность делать деньги из воздуха. Если мы дадим это разрешение, то как? Вы только не путайте с лицензией. Лицензия, она нелегитимна. Банки получают лицензию. Генеральной лицензии или некоего решения высшего органа власти нет на этот счёт. Это жизнь по понятиям. 

 

Я коротенечко скажу. В любом обществе есть четыре уровня норм, которые регулируют отношения между людьми, в том числе и в сфере финансов. Первое - это религиозные нормы. Это, будем так говорить, самая крепкая конструкция. 

 

Артём Войтенков: Скажем, духовные, потому что не все верят.

 

Валентин Катасонов: Нет, а это не важно. Потому что если даже не верит, все равно эта матрица она заложена. Это основа любой цивилизации. Религия - это ядро любой цивилизации. Да, люди могут быть невоцерковленными. Но, тем не менее, всё равно они эту матрицу несут. 

 

Второй уровень - это уровень этических норм. Это как раз те самые переработанные и адаптированные религиозные нормы. Даже при коммунизме был Моральный кодекс строителя коммунизма. 

 

Артём Войтенков: Конечно. Воровать – не хорошо, грабить – не хорошо.

 

Валентин Катасонов: А это же взято откуда? Из Священного Писания. Так что как ни крути, как ни хитри, все равно - оттуда, корень там. Даже если ты трижды скажешь о том, что ты атеист и в церковь не ходишь. 

 

Третий уровень - это законы. 

 

Артём Войтенков: Государства. 

 

Валентин Катасонов: Государства, да. Это уже когда люди совсем дичают, когда они Бога не боятся, когда совесть исчезает, а вот этого зверя можно держать в узде закона, тюрьмы, полиции и так далее. 

 

И четвёртый уровень - это уровень неписаных норм. 

Они не на уровне Морального кодекса строителя коммунизма не прописаны. Они не прописаны никак иначе. Это жизнь по понятиям. Финансовый мир живёт по понятиям. Это тоже некие такие нормы - неписаные, но для своего круга. Если ты отклоняешься от этих норм, то мы тебя накажем. У нас свой экзекутор есть, между прочим, свои судьи есть. Поэтому этот мир, он только учитывает законы государств, но это не значит, что он руководствуется этими законами. Это очень надо чётко понимать. Учитывает только для того, чтобы не попасть за решётку. 

А так у них там жёстко, свой каркас в виде понятий. 

 

Артём Войтенков: Получается, эти понятия разрешают делать вот эти дутые деньги, пузыри надувать совершенно официально?

 

Валентин Катасонов: Тут некий такой негласный договор между миром финансов и государством. Ведь здесь складываются устойчивые коррупционные связи. Если государство позволяет выпускать деньги частной структуре, а частная структура даёт кредиты и займы государствам, это такая железобетонная смычка. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (52 мб)
Видео MP4 640x360 (20 мб)
Видео MP4 320х180 (11 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (6 КБ)
FB2 (10.91 КБ)
RTF (30.01 КБ)

Рациональный паразит

Капитализм - паразитический строй.
Однако если паразит полностью съест жертву, он сам погибнет. Поэтому жертве надо давать немного жить.


Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Рациональный паразит

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_ratio_parazit 

 

Часть из "Смертельный юбилей ФРС"

Видео http://poznavatelnoe.tv/katasonov_smertelny_yubiley_frs

 

Собеседники: 

Валентин Катасонов доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО

Артём Войтенков Познавательное ТВ, poznavatelnoe.tv

 

Валентин Катасонов: Главными хозяевами ФРС являются несколько банков. Ну, некоторые говорят: "Откуда Вы знаете, Валентин Юрьевич?" Я говорю: "Особого секрета-то нет". 

 

Давайте поднимем такой документ, как US Government Accounting Office - результаты частичного аудита ФРС за период финансового кризиса. Ведь этот же скандал, он как бы уже и не обсуждается. А в этом отчёте (он есть в Интернете) написано о том, что за период финансового кризиса Федеральная Резервная Система выдала кредитов на шестнадцать триллионов долларов. Причём кредиты, которые не возвращены. Некоторые говорят: "Да, нет. Это просто суммарная величина кредитов, которые выдавались, погашались." 

 

Нет! Как раз написано в официальном документе, что невозвращённые кредиты и там же списочек реципиентов этих самых кредитов. А реципиенты такие, как Сити Бэнк, Голдман Сакс, Джей-Пи-Морган. Из нерезидентов это Барклайс, это Ройял Бэнк оф Скотланд, Сосьете женераль, Дойче Банк. Фактически, понятно, что давать будут своим. Рука руку моет. Если я акционер, кому я дам? Я дам кредит своему же. Поэтому эта картинка, двадцать пять банков, по-моему, она даёт чёткую картинку, кто является главными акционерами. 

 

Мы все прекрасно знаем, что Голдман Сакс - это вотчина Ротшильдов. Барклайс - это тоже Ротшильды, Сити - это Рокфеллеры. Но в целом, конечно, по раскладке видно, что Рокфеллеров в Федеральной Резервной Системе больше, чем Ротшильдов. 

 

Поэтому Ротшильды, они пытаются взять реванш. Соотношение долей отдельных акционеров в ФРС менялось, не раз менялось. Пожалуй, таким моментом очень важным в плане изменения соотношения сил - это первая половина 70-х годов. Мы обычно говорим: переход от Бреттон-Вудской к Ямайской валютной системе. 

 

Артём Войтенков: То есть отказ от золота?

 

Валентин Катасонов: Да. Но на самом-то деле это не только переход от одной модели денег к другой, но это и перераспределение сил отдельных акционеров. То есть Рокфеллеры отжали себе бОльшую часть, Ротшильды тогда оказались, образно выражаясь, лузерами. Они сейчас хотят брать реванш. Но они готовы брать реванш, даже не действуя традиционно, то есть, отжимая свою долю участия в ФРС, а просто разрушая ФРС, потому, что у Ротшильдов есть запасной вариант, по крайней мере, они так думают, так считают - это золото, золотая валюта, а у Рокфеллеров золотой валюты нет. Поэтому здесь очень такая сложная идёт подковёрная борьба, скорпионы грызутся. Наверное, это спасает мир. Потому что, если бы они не грызлись, то нас бы они точно загрызли. 

 

Артём Войтенков: За счёт кого они живут? Большой вопрос. За счёт нас же живут!

 

Валентин Катасонов: Нет. Они живут за счёт нас, да, но нас они пока не загрызают потому, что это, знаете психология рационального паразита

Мы с Вами говорили насчёт Маркса. Он сформулировал закон тенденции к снижению нормы прибыли. На самом-то деле понятно: можно в двух-трёх фразах объяснить суть этого закона. Грубо говоря, капитал - это паразит. Живёт на здоровом теле общества. Понятно, что, если он будет поедать это здоровое тело, то корма будет всё меньше, соответственно, и норма прибыли будет падать. Но можно доесть всё, а можно, как бы, немножко оставить. Пока они немножко оставляют. 

 

Хотя там есть мнение, что половину человечества надо отправить на тот свет. Слишком много "нахлебников", которые потребляют так нерационально ресурсы. Это психология паразита. Просто есть паразиты, которые всё-таки думают о завтрашнем дне, а есть паразиты, которые о завтрашнем дне не думают и они самонигилируются. 

 

Мне трудно сказать, что думают хозяева Федеральной резервной системы. Но, в общем-то, игра у них самоубийственная, конечно, по большому счёту. 

 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (51 мб)
Видео MP4 640x360 (20 мб)
Видео MP4 320х180 (11 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (2 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (5.71 КБ)
FB2 (8.87 КБ)
RTF (24.36 КБ)

Невыгодное производство

Даже крупные производственные компании запада занимаются финансовыми спекуляциями.
Реальный, производственный, сектор западной экономики вынужден заниматься финансовыми спекуляциями, что бы выжить.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Валентин Катасонов

Невыгодное производство

http://poznavatelnoe.tv/katasonov_nevigodnoe_proizvodstvo

 

Часть из Банковские выкрутасы 

http://poznavatelnoe.tv/katasonov_bank_vikrutas

 

Собеседники:

Валентин Катасонов (доктор экономических наук, профессор, преподаватель МГИМО)

Артём Войтенков (Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv)

 

 

Артём Войтенков:Вы сказали, что сейчас практически всем банкам не интересна игра вклад-процент. Тогда во что они вкладывают, в ценные бумаги или производство?

 

Валентин Катасонов: Какое производство? Это слишком неинтересно и не прибыльно. В основном идет торговля, какими то активами, спекуляция, различные слияния, поглощения. Банки очень любят кредитовать такие операции, или даже участвуют в качестве инвесторов, через свои промежуточные структуры. 

При слиянии, как правило, резко повышается рыночная капитализация, а затем это можно перепродать, особенно в розницу. Грубо говоря, разрезать объект на несколько частей и распродать его по частям. На самом деле, идет разрушение компаний реального сектора экономики, в результате того, что они стали объектом финансовых спекуляций.

Где то двадцать с лишним лет назад, когда я был в Соединенных Штатах, я встречался с вице-президентом компании «Ford Motors», достаточно пожилая женщина, выходец из Западной Украины, она отвечала за новые технологии, техническое перевооружение и так далее. В общем, русский язык нас сблизил, и она достаточно откровенно рассказала, что компании не интересно заниматься техническим перевооружением и новыми технологиями. Пришла новая плеяда менеджеров, которые занимаются финансовыми операциями. Многие активы компании уже не железо и производство, а ценные бумаги. У «Ford Motors», появилось большое количество различных финансовых подразделений, а производство отошло на второй план.

 

Если мы, посмотрим на балансы многих так называемых, компаний реального сектора экономики, мы увидим, что они финансовые. Скажем «Siemens», мы привыкли, что это немецкая электротехническая компания, а она уже финансовая, потому что финансовые активы преобладают над нефинансовыми. Производство задавлено. В ней работают менеджеры новой генерации, это спекулянты, которые должны повышать капитализацию бизнеса, должны искать объекты для покупок и перепродаж.

Автомобильные компании Соединенных Штатов всегда балансируют на грани жизни и смерти. Во время финансового кризиса их государство спасало. Ведь это Американский бренд, его надо спасать. Понятно, что эти компании получили в сто раз меньше чем Американские банки, ведь банки скушали из бюджета два триллиона долларов. Что касается автомобильных компаний, по-моему, это «Generel Motors» и «Ford Motors», то они получили лишь крохи, но этого было достаточно, чтобы спасти две компании Американского бренда.

Сегодня все поменялось с ног на голову. Финансовый сектор задавил реальный сектор экономики.

 

Артём Войтенков: Получается, что даже производственные компании занимаются финансовыми спекуляциями?

 

Валентин Катасонов: Да, это единственный способ выжить. Производство не спасает, оно не дает той рентабельности, которая позволила бы им держаться на плаву.

К примеру, компания «Ford Motors», чтобы удержаться на плаву, вынуждена заниматься финансовыми спекуляциями и постоянно искать госзаказы. Мы привыкли что «Ford Motors» это автомобильная компания. Сегодня бегает много автомобилей этой марки по нашим дорогам, но это военная техника, вплоть до танков. За счет выбивания военных заказов компания как то держится, и когда она идет на дно, происходит государственная поддержка, чуть ли не национализация компании «Ford Motors». Некоторые так и считают, ведь компания получила серьезные деньги, в виде кредитов и инвестиций.

 

Артём Войтенков: Тогда получается, что производство в Европе и Америке не остается и уезжает на Восток, а то производство, которое там осталось, занимается финансовыми спекуляциями. Что же тогда остается? Почему Европа и Запад до сих пор живут за счет выпуска своих долларов и евро?

 

Валентин Катасонов: Кажется, мы с Вами говорили, что Америка сегодня экспортирует только три продукта, это действительно так. На Западе и в Соединенных Штатах вышло много книг, которые примерно одинаково называются, «Деиндустриализация Америки». Не выгодно, не рентабельно поддерживать промышленное производство. 

Некоторые эксперты говорят, что есть признаки того, что начинается реиндустриализация  Америки. Хотя отдельные примеры этому есть, мне все же кажется, пока они выдают желаемое за действительное. Это такие специфические примеры. Понятно, что одним из таких факторов, выталкивающих реальное производство из Америки, является стоимость рабочей силы.

На сегодняшний день, Америка не может похвастаться таким высоким уровнем жизни, какой был двадцать лет назад.

 

Артём Войтенков: Я беседовал с одним американцем, Тимом Кирби, и он говорит, что жизнь в Америке все ухудшается. Его родители живут не лучше чем его деды, а он точно живет не лучше чем его родители. Постепенно уровень жизни снижается, а вместе с тем повышается  количество, так называемых «American food supply» (продовольственные талоны Америки).

 

Валентин Катасонов: Пятьдесят два миллиона американцев живут за счет этих продовольственных талонов, и мы говорим, что это самая экономически развитая страна Запада. На самом деле, получается, что это «колосс на глиняных ногах».

 

Артём Войтенков: Получается, что все основное производство ушло в Азию, в Китай?

 

Валентин Катасонов: Получается так. Вы посмотрите, что продается в американских супермаркетах, в основном там все «made in China» (сделано в Китае).

 

Артём Войтенков: Даже если американцы и захотят чего то сделать, то это будет уже невозможно?

 

Валентин Катасонов: По крайней мере,это будет крайне сложно. Можно даже построить фабрики, но американцы работать разучились. Лет двадцать назад, я смотрел на некоторых американцев, так они в третьем поколении живут на «Welfare» (пособие по безработице), они вообще не понимают, что такое работать, они утратили все необходимые навыки.

Это все конечно очень интересно, но как бы до нас не дошло, потому что у нас, действительно есть уже достаточно высокий процент безработных, пока только в первом поколении.

 

Артём Войтенков: Как американцы допустили то, что их производство уплывает в Азию? Они же могли какие-то барьеры поставить?

 

Валентин Катасонов: Эти тенденции наблюдались уже с конца пятидесятых годов. В свое время Джон Кеннеди пытался остановить процесс деиндустриализации  Америки. 

Собственно говоря, рубеж, когда Америка покатилась вниз, в плане деиндустриализации, это конец 1963 года, а именно убийство Американского президента, Джона Кеннеди. Тогда вниз покатилась американская промышленность, высшая школа американская, потому, что до этого она была неплохая. Эта школа, действительно, была заточена под потребности реального сектора экономики.

Джон Кеннеди хотел протолкнуть законопроект относительно того, что если кто-то хочет экспортировать капитал из Америки, грубо говоря, лишать Америку производственных мощностей, то тогда он должен платить дополнительный налог на ту прибыль, которую получает за счет использования более дешевых ресурсов в Азии, или где-то еще.

Это был экономический метод сдерживания вывоза капитала. После гибели Джона Кеннеди, эти сдерживающие тормоза исчезли, и капитал побежал из Америки, не потому что там было, что то ужасное, просто капитал всегда стремится туда, где более высокая норма прибыли. Он помчался в Азию, Африку, Латинскую Америку, таким образом, начался процесс деиндустриализации. 

 

Стенограмма видеозаписи: Юлия Костарева.

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение.

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (102 мб)
Видео MP4 640x360 (41 мб)
Видео MP4 320х180 (23 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (5 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (7.57 КБ)
FB2 (14.9 КБ)
RTF (45.99 КБ)

Зачем нужны олигархи?

Олигархия - форма передачи государственного имущества в частную собственность.
Олигархи служат ступенью передачи народной собственности в руки иностранных частников.

Контейнер

Смотреть
Читать

Николай Стариков

Зачем нужны олигархи?

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_zachem_oligarh  

 

часть из "Кто заказывает русские революции?"

Видео http://poznavatelnoe.tv/starikov_kto_zakaz_rus_revolution 

Встреча с молодежью Москвы 30 января 2014

 

Николай Стариков - писатель, http://nstarikov.ru

 

Николай Стариков: Что такое приватизация? Олигархия - это форма передачи народного имущества (достояния) в руки западных монополий. Вас как зовут? 

 

Ответ: Сергей. 

 

Николай Стариков: Сергей, будете у нас олигархом. Мы вам сейчас за три копейки через эти самые аукционы залоговые продаём "ЮКОС". Ваша задача - его немножко развить, легализовать, а потом мы скажем вам, кому и за сколько продать. Вот что такое олигарх. Или вы, там, владелец "Норильского никеля". Давайте мы вас назначаем владельцем "Норильского никеля", потому что всё на оффшоры (неизвестно, кто владелец-то). Будешь у нас владельцем "Норильского никеля". Будешь делать, что мы тебе скажем. Футбольный клуб купишь, поможешь правильной партии и так далее. А так живи - наслаждайся. Вот что такое олигархия - это форма передачи

 

Ведь если американская компания на жульническом аукционе купит нефтяную скважину, можно оспорить. А так она купила у законного владельца, а уж как там этот законный владелец купил десять лет назад - ну, знаете, мы уж ваши законы не знаем. У вас тут в России всё меняется. Мы честно купили. Вот, смотрите: "ЮКОС" мы купили, миллиарды перевели. Всё: ничего знать не знаем. 

 

Ходорковского арестовали за месяц до того, как он собирался продать американцам свои... - вот истинные причины его ареста. И теперь его опять тащат в политику. Вы обратите внимание. Конечно, там десять лет в тюрьме производят магическое действие (это - да), просто волшебное. Но он-то понял, что американцы его продали. Он-то, как говорится, дверь ногой открывал везде, потому, что за ним стоял Джордж Буш, американские монополии и так далее. Его арестовали, посадили. 

 

И тут выяснилось, что американские друзья за него не вписываются. Почему? Потому что эти его активы передали "Роснефти". Деньги, которые должен был бы получать Ходорковский или владельцы всего этого, они пошли частью в бюджет, а частью в Стабилизационный фонд. А на деньги Стабилизационного фонда мы покупали американские же облигации. Фактически отдали американцам обратно. Им вроде, как бы, и возмущаться нечего. Ну, а дальше вообще красиво. Вы знаете "Роснефть" и BP поменялись акциями. То есть англичане стали владельцами того, что "Роснефть" забрала в своё время у "ЮКОСа". Тут уж понятно, что ни один лондонский суд после этого претензий "ЮКОСа" не признает. 

 

Набор текста: Наталья Альшаева

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (35 мб)
Видео MP4 640x360 (13 мб)
Видео MP4 320х180 (7 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (1 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (5.15 КБ)
FB2 (6.91 КБ)
RTF (57.3 КБ)

Командир русского бизнеса

Государственная Дума РФ в начале 2014 года принимает законопроект, по которому правила для всех российских компаний, в том числе и государственных, пишут иностранцы.
Таким образом зарубежные органы будут контролировать даже российское оборонное производство.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Читать

Евгений Фёдоров 

Командир русского бизнеса

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_komandir_rus_business 

 

Часть из" Евгений Фёдоров 11 марта 2014"

Видео http://poznavatelnoe.tv/fedorov_2014-03-11

 

Собеседники: 

Евгений Фёдоров - депутат Государственной Думы РФ, http://eafedorov.ru

Мария Катасонова - Народное освободительное движение, http://rusnod.ru/ 

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Артём Войтенков: Мы начали говорить про то, что Газпром переедет скоро за границу.

 

Евгений Фёдоров: Газпром переедет скоро за границу, если будет принят закон, который внесло правительство, и который уже принят в первом чтении и всё это сделано по команде МВФ. Этот закон называется "О международной финансовой отчётности". Международная финансовая отчётность, это обязательная отчётность для российских предприятий, включая ГУПы, чего раньше не было, оборонные предприятия, Газпром, крупные предприятия и всё остальное, то есть, предприятия, носящие крупный характер. Раньше эту отчётность исполняли, то есть, она была важна добровольно для крупных предприятий, которые выходили на международные рынки и работали на международных рынках. Теперь она обязательна будет для всех российских предприятий.

 

Артём Войтенков: Значит, она для Газпрома в том числе была обязательна?

 

Евгений Фёдоров: Нет.

 

Артём Войтенков: Почему? Он же на международный рынок 

 

Евгений Фёдоров: Нет, он не проводил. Речь идёт не о продажах, речь идёт о рынке ценных бумаг. То есть, Газпрому это было не нужно. Кроме того, это раньше носило добровольный характер. То есть, что-то я делаю, что-то я не делаю. И инвесторы на международных рынках ценных бумаг как бы оценивали свои инвестиции с точки зрения вот этих показателей и соответственно, компании, которые эти показатели международных отчётностей выполняли, то инвесторы к ним были более благосклонны, вкладывали туда деньги для международных рынках. Газпром частично это выполнял. 

 

Теперь это будет, если закон будет принят, обязательным для всех компаний в России, крупных кампаний, включая государственные. Раньше государственным было по барабану это всё, теперь это будет обязательно. А что это такое? Это система международной финансовой отчётности, порядка шестидесяти пяти порядков, из которых вот такая книжка. То есть, теперь шестьдесят пять томов вот таких вот документов обязательны для исполнения всеми крупными российскими компаниями, включая госпредприятия, оборонные и так далее. 

 

А что там заложено, в этих книжках? Представляете, теперь директор приходит, и у него появляется вот такая стопка обязательных для исполнения документов. Там заложена, например, кадровая политика. Нельзя быть руководителем компании, или бухгалтером, или другим должностным лицом, если ты не имеешь международный сертификат. То есть, наши руководители оборонных предприятий, которые делают подводные лодки, танки, поедут в Америку получать международные сертификаты, либо, не получать, и в этом случае, они будут заменены на других, которые будут делать меньше лодок, или танков. 

 

Дальше. Это иностранная юрисдикция, то есть, они должны будут не признавать российский суд, а в своих договорах прописывать (вообще это касается договоров всех) прописывать будут лондонские суды. Тоже логично, потому что, лондонский суд, с точки зрения международной финансовой отчётности, более надёжный, чем тамбовский, например. То есть, это прямой путь уже к иностранной юрисдикции, к иностранным оффшорам, это понятно. 

 

Кроме того, забудьте про всякие мобрезервы, которые явно противоречат международной финансовой отчётности. Даже не только это важно, а то, что мы даём власть господину Хугерворсту. А Хугерворст, это руководитель Совета по международной финансовой отчётности. Это американский гражданин, банкир Bank of America бывший, который возглавляет вот этот совет и который теперь получает право издавать бумаги на русском языке, обязательные для выполнения российскими компаниями. То есть, если Газпром не выполнит бумагу за подписью Хугерворста, то руководство Газпрома попадёт в тюрьму в России. Потому что это обязательные документы, как, например, решения правительства. 

 

И теперь, господин Хугерворст будет начальником для всех российских предприятий, включая Газпром. И какой он шестьдесят шестой порядок придумает, мы не знаем. Там может быть написано всё, что угодно. Закон говорит "Хугерворст теперь начальник, выполняйте все его приказы". 

 

А у Хугерворста в штате Делавер (он там располагается) будет канцелярия на русском языке. Считайте, вторая канцелярия правительства. Вот, простой такой, понятный закон. Ну, зачем напрягаться российскому правительству, если есть господин Хугерворст, который готов всё это делать? Работать на Россию, и всё делать для России. Причём, кстати, решения господина Хугерворста, и международная финансовая отчётность для США не обязательна. То есть, она обязательна только для России. То есть, работает господин Хугерворст по американским законам, по законам штата Делавер. То есть, все его порядки, они согласованы с американским правительством. Само американское правительство не обращает на него никакого внимания, потому что, для него этого субъекта нет, как правового поля. А российское правительство и российский бизнес обязаны выполнять его решения. То есть, это в чистом виде колониальное правительство по управлению бизнесом зарубежных территорий.

 

Артём Войтенков: То есть, уже правительство переезжает в Америку.

 

Евгений Фёдоров: Причём, с куда большими полномочиями. Потому что, у Медведева, например, таких прав нет. Давать предприятиям обязательные команды. Ему закон, Медведеву, такие права не дал, а Хугерворсту дал. То есть, считайте, что у Хугерворста больше полномочий в части команды бизнесу, чем у председателя российского правительства. Потому что, российское правительство, по конституции, не может вмешиваться в экономические решения. А Хугерворст может.

 

Мария Катасонова: Евгений Алексеевич, смотрите, получается противоречие. То они нам санкциями грозят, а с другой стороны, полностью…

 

Евгений Фёдоров: Никакого противоречия. Мы являемся вассалом, колонией с 91-го года в результате поражения и акта о капитуляции. А санкции, это дополнительные формы усиления воздействия на субъект регулирования. В данном случае, на российскую колонию, или на российского вассала.

 

Мария Катасонова: Смотрите, этот законопроект уже принят в первом чтении. Правильно?

 

Евгений Фёдоров: Да, он принят в первом чтении.

 

Мария Катасонова: Ну, вот смотрите, если он принят, а можно будет какой-нибудь закон провести, который этот стратегический момент, строительство лодок, танков…

 

Евгений Фёдоров: Стратегические моменты, это вы знаете… Этот закон, на самом деле, ничем не отличается от других таких же.

 

Мария Катасонова: Можно будет этот закон смягчить?

 

Евгений Фёдоров: Нет, у нас четыре тысячи семьсот законов таких. Только не такие. Этот просто яркий. Этот просто тупо, Хугерворст становится начальником российского бизнеса по закону, так, грубо написано. Всё. Потому что, обязательная отчётность, она обязывает обязательные решения производить кампании. То есть, он теперь может командовать российским бизнесом, давая российскому бизнесу указания об обязательных экономических решениях. В том числе, в договорной сфере, в судебной, и так далее. У российского правительства таких полномочий нет. Это полномочия только у Хугерворста. Это обычный дополнительный колониальный закон. Таких много. То есть, это не то, чтобы какое-то особое исключение. 

 

Поэтому, то, что вы говорите, это надо не один закон подправлять, потому что бессмысленно бороться с палкой. Надо бороться даже не с рукой, которая держит палку, а с человеком, который имеет руку, которая держит палку. Так вот, надо решить проблему конституции, отказаться после этого от решений, обязательных для нас международных инстанций, и после этого спокойно и целенаправленно изменить всё законодательное поле, включая и этот закон. Притормозить закон, наверное, можно на месяц, но потом он всё равно будет принят. Вот, как с ювенальной юстицией, в других вариантах. Потому что, задача стоит, чиновники работают, конституция работает, значит это просто вопрос, как бы, технологии и времени, как это описать. 

 

Но, то, что они обнаглели, это правда. Вообще кирдык. Я почитал закон, и удивительно просто. Ну, давайте следующим законом отменим российское правительство вообще. Зачем оно надо? Напрямую уж пусть Хугерворст всем командует.

 

Мария Катасонова: Может нельзя правительство отменить. Евгений Алексеевич, посмотрите, у нас есть такая целая компания: национальное достояние, Газпром. Хотя, скажем так, она самая национальная из всех компаний, потому что, хотя бы на пятьдесят процентов акции принадлежат государству.

 

Евгений Фёдоров: Нет, есть и ГУПы. А ГУПы, это компании на сто процентов принадлежащие государству. Так вот, теперь и ГУПы подпадают под обязательные решения Хугерворста. То есть, ГУПам-то вообще по барабану лондонский рынок.

 

Мария Катасонова: Вот для таких компаний крупных, вы можете пояснить, что произойдёт, какие последствия будут?

 

Евгений Фёдоров: Произойдёт следующее. Эти компании теперь под угрозой уголовного кодекса России будут обязаны выполнять все, для начала, шестьдесят пять порядков, установленных господином Хугерворстом. Кстати, сам Хугерворст возглавляет Совет, о котором я сказал, в который входит пятнадцать или шестнадцать человек, двенадцать из которых являются гражданами США или стран НАТО. И трое: один китаец, один японец и один, по-моему индиец. То есть, российским гражданином там даже и не пахнет. Напоминаю, что решения Совета не обязательны для американских компаний, и для европейских. Они обязательны только для компаний России по этому закону. То есть, это специальная компания, созданная для управления российскими предприятиями, для того, чтобы взять власть у российского правительства, которое до этого пыталось как-то на них влиять. Типичный колониальный закон. Так, что произойдёт? 

 

Мария Катасонова: Допустим, такая крупная компания, как Газпром.

 

Евгений Фёдоров: Очень просто. У Миллера (в компании) появится на столе шестьдесят пять томов обязательных для исполнения. Шестьдесят пять законов, которые подробно прописывают порядки. Порядки кадрового движения в компании специалистов, отсюда и возникает необходимость международных сертификатов, то есть, американских. То есть, захотел Миллер назначить себе зама по чему-то. Этот зам обязательно должен поехать в Америку, или в Англию, получить этот сертификат, и тогда только Миллер его может назначить. И, скорее всего, поскольку таких людей в России нет, то это будет просто иностранный гражданин: уже готовый стоит в приёмной с сертификатом, всё нормально. А из России человек ещё может он и не сможет. То есть, ему надо будет знать язык, то есть не просто этот сертификат получить. Да ещё это специальными сетями регулируется: тебе дам сертификат, тебе не дам. 

 

Кроме того, это обязательное соглашение в области заключения договоров и экономической политики. Например, попытка Газпрома сделать резервы на случай чрезвычайной ситуации, естественно, они ухудшат экономические показатели и они будут тут же пресечены господином Хугерворстом. А если решения Хугерворста не будут выполняться, то Миллера посадят в тюрьму. Вот вам и суть этого, поэтому и закон обязателен для исполнения. Это будет, соответственно, в сфере налоговой, Газпром будет точно платить меньше налогов в российскую казну, и больше будет платить разных платежей на международные всякие системы. Он по-другому будет заключать договора на поставки газа, он уйдёт в оффшоры, то есть, изменится его суть работы. В результате Газпром уменьшит выплаты в российский бюджет просто. Потому что, платить в российский бюджет - зачем Хугерворсту это надо?

 

Мария Катасонова: У нас он большой процент бюджета как раз идёт от Газпрома.

 

Евгений Фёдоров: От Газпрома много, больше конечно, от нефтянки, но от Газпрома тоже.

 

Мария Катасонова: От таких крупных компаний, которые работают с сырьём.

 

Евгений Фёдоров: Естественно, да, платежи в бюджет будут сокращены. И в целом, Газпром заставят перейти в оффшоры. Даже не в оффшоры, а в иностранную юрисдикцию, допустим, в ту же лондонскую. Потому что, Хугерворст, допустим, издаст бумагу, по которой создаст параметры, по которым Газпром обязан быть в лондонской юрисдикции. Если он в эту юрисдикцию не переходит, а его там пока ещё нет, то в этом случае Миллера посадят в тюрьму. На его место придёт другой человек, который не из тюрьмы, с иностранным сертификатом, который переведёт Газпром в Лондон.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (175 мб)
Видео MP4 640x360 (64 мб)
Видео MP4 320х180 (35 мб)

Звук:
(4 мб)
Звук 32kbps MP3 (4 мб)
Звук 64kbps MP3 (8 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.8 КБ)
FB2 (26.69 КБ)
RTF (112.02 КБ)

Страницы