Носители недоразумения

После образования Российской Федерации в 1991, никто не может внятно выразить политику нашего государства.
Запад учит, что главное для России - либерализм. Насколько это подходит для России?

Контейнер

Смотреть
Читать

Александр Дугин

Носители недоразумения

Видео http://poznavatelnoe.tv/dugin_nositeli_nedorazumeniya

 

часть из Парадоксы русской политики

видео http://poznavatelnoe.tv/dugin_paradox_rus_politik

 

Александр Дугин – профессор МГУ, лидер Международного Евразийского Движения, философ, политолог, социолог, http://dugin.ru

 

Александр Дугин: Наиболее длительные периоды нашей истории представляли собой периоды археомодерна, то есть сочетание разных противоестественных противоречивых парадигм, которые соединялись иногда к успеху нашему, иногда наоборот к нашему кризису. Мы рассматриваем только соответствие нашей внешней политики парадигмам международных отношений и базовым моделям, которые мы рассматривали.

 

И вот, мы приходим к 91-му году. Соответственно, 91-ый год, кончается Советский Союз. Рушится вся социалистическая система, советская идеология, коммунизм рушится, социализм. И рушится советская государственность. Новая государственность. Заново, совсем снова-здорово. Путин сегодня об этом говорил, что те люди считают, что мы живём в государстве, которое началось в 91-ом году, ошибаются. У нас были ещё исторические моменты. Это правильно он совершенно говорит. У нас до 91-го года тоже была история. В 91-ом году, тем не менее появляется то государство, в котором мы живём с вами. Это государство, которое возникло на останках Советского Союза. Это государство идеологически перестаёт быть социалистическим, становится антисоциалистическим. 

 

Либеральная идеология, она направлена против всех форм социальных гарантий. Либерализм – это антисоциальное государство и соответственно оно перестаёт быть такой державой мощной, и становится частью такого глобального западного мира. Начинается модернизация и демократизация российской федерации, как новый этап нашей истории.

 

Здесь, казалось бы, должно с точки зрения международных отношений, мы должны были столкнуться с чем? Вот кончился марксизм, всё, эту парадигму мы отложили. И кем мы теперь должны быть вот после 91-го года? Мы объявили себя буржуазным национальным современным западным государством. Значит вот наши понятия. Мы представители отныне уже не советского государства, не социалистического, у нас нет миссии, не традиционное, не православное - это уже понятно. Мы национальное, светское, европейское буржуазное государство с буржуазной республикой, с буржуазным парламентом, с выбором, с разделением властей. 

 

Теперь смотрим на запад. Теперь мы уже знаем теорию международных отношений. Её можно преподавать свободно с опорой на западные источники. Мы можем взять западные учебники международных отношений, уже никакой советской цензуры нет, царистской цензуры монархически православной нет, делай что хочешь. Берёшь западные учебники, международные отношения, переводишь их на русский язык и что начинается? 

 

Теоретически у нас должны были начаться 91-ый год, в сфере международной политике то, что мы разбираем. 

Что должно начаться? Дебаты между кем? 

Между реалистами и идеалистами. 

 

Взяли, скопировали на нас. Мы объявили себя тем же, чем уже обычные западные европейские державы и дальше, в теории международных отношений, полностью скопированных с западных образцов. Нам должны были, нам, новым россиянам, появившимся в 91-ом году исторически, нам должны были сообщить уважаемые реформаторы. 

 

Они должны были сказать: "Друзья, мы можем сейчас начать рассуждать по-новому, мыслить по-новому модель позиционирования России в системе международных отношений. Поэтому, кто-то будет считать, что как американские республиканцы, что в первую очередь, Россия – Russia First, вначале идёт Россия, а потом всё остальное, это будут реалисты. Которые просто создадут модель мощного российского национализма во внешней политике. Именно национализма со всеми его особенностями, плюсами и минусами. То есть, Россия, Россия и Россия и больше ничего. Россия всё – остальное ничто". 

Это лозунг российских русских националистов 91-го года должен был бы быть. 

 

И второе направление, тоже очень хорошее, замечательное, скопированное с западных образцов, которое должно было говорить: "Нет, демократия и либерализм важнее, чем Россия и поэтому мы должны сближаться со странами демократическими и оппонировать станам не демократическим. Поэтому, либерализм превыше всего, мир превыше всего, демократы друг с другом не воюют. Будем строить либеральные отношения, торговать и будет всё хорошо".

 

Казалось бы. Вот именно такой спор, как же именно такой спор проходил в восемнадцатом году с февраля по октябрь, в высших эшелонах временного правительства открыто, об этом всё писалось. Вот мы имели все основания опять вернуться в февраль. А это была, по сути, буржуазная революция в 91-ом году осуществлена. И мы должны были увидеть вот эти два направления в международных отношениях: в МГИО, в МИДе, на телевидение. 

 

Должны были как грибы возникнуть скопированные с западных республиканцев и демократов, российские политики, аналитики и эксперты. Половина из них должна была кричать: "Россия превыше всего". А другая "Демократия превыше всего". И начинается разговор. 

 

Значит, одни приводят свои аргументы, подсчитывая рационально национальные интересы, уже чисто рационально, без всяких эмоций, говоря, что нам надо с этими заключить, с этими заключить. 

А другие говорят: " Нет, не смотря на то, что нам не выгодно то-то и то-то, демократия, зато требует от нас жертв" 

 

И эти две парадигмы самоорганизации марксизма, который занимает почётное третье место среди лузеров исторических, должны начаться дебаты. Базовые дебаты, которые проходили, как мы видели, в двадцатом веке между сторонниками Моргентау и Анджело например. Между реалистами и либералами, что и является нормой западно-европейской дисциплины международных отношений. А поскольку западные политики, особенно занимающиеся внешней политикой, не могут не быть образованными людьми, соответственно они должны сдавать международные отношения, это резкое отличие от нас. Они обязаны сдавать международные отношения, поэтому должны строить эту политику в соответствии с этими международными отношениями, которые изучают в университетах.

 

Начиная с 91-го года мы вправе были ожидать в два-три года. Хотя два-три года можно было дать на раскачку, но в феврале-то практически сразу временное правительство стало мыслить в этих категориях: либерализм, реализм. 

 

А у нас через два, три года обязательно должны были бы появиться. Но здесь возникает такой момент, что возникает археомодерн три, третья археомодернистская модель, потому что абсолютно этих дебатов до сих пор в нашем обществе нет. До сих пор учебники, которые пишут представители по международным отношениям, вообще ничего толком нам об этих парадигмах, применительно к нашему обществу, не говорят. Описывают запад, пересказывают запад, трактовки западных теорий подчас совершенно причудливые. И возникает такой момент, что представители международных отношений уже новой России, оказываются людьми принципиально не адекватными, с точки зрения структуры их мышления.

 

Во-первых, они все получили советское образование. Это выходцы из комсомола и компартии. Но какого комсомола и какой компартии? Того комсомола и той компартии, которая в последние постсоветские периоды представляла собой интеллектуальную афазию. Когда они говорили одно, подразумевали второе и уже теряли даже, что они подразумевали и говорили. То есть, по сути дела они представители того рыхлого, неадекватного, просто такого нездорового интеллектуального состояния, когда человек просто не способен чётко, рационально поддерживать хоть какой-то разговор о чём бы то ни было. Он вынужден всё время читать и писать между строк. В конечном итоге это "между строк" порождает феномен полной неадекватности. 

 

Они поэтому являются советскими людьми. Но, какими советскими? Советскими людьми, которые сгнили. Это экс советские люди, постсоветские люди, от советского у них остаётся только недоразумение, которое доминировало в позднесоветскую эпоху. У них нет ни советского сталинского патриотизма, ни марксистского подхода. Они представляют собой просто вот носителей недоразумений, исторической такой вот запутанности. Они запутались в советское время и так и не распутались в 91-ом году. 

 

И начинают транслировать следующему поколению то, как они здорово запутались, и как предлагают запутаться всем остальным. Соответственно, подоплёкой вот этой модели при изложении международных отношений применительно к России в сфере постсоветского образования, является предшествующий советский археомодерн, не разобранный, не отрефлексированный, не выверенный. Просто таким комом, скопом ретранслируемый. Это первое. 

 

И вот этим обстоятельством очень ловко воспользовались представители либерального запада, которые предложили нам, видя, что в некий ступор впала там новая интеллектуальная российская элита международников. Она предложила нам свою модель: "Давайте ребята, вы будете все либералами. Вы будете говорить, что демократия превыше всего, что главное модернизация, а реализм мы вообще немножко обойдём. Мы назовём его фашизмом, национализмом, сталинизмом, и поставим вне закона. Поэтому можно будет спорить только либералам с либералами. При этом, поскольку вы ничего всё равно не понимаете, вы и не поймёте, что речь идёт о споре либералов с либералами. А будете думать, что это так вот, ну такие международные отношения".

 

Поэтому, приехала группа товарищей, которые на гранты, на Фонды, настрогала учебников международных отношений для новых россиян, где просто невозможно понять ни единого слова. Потому что, в этих учебниках написано такими искренними постсоветскими людьми, ту чушь, которую продиктовали либералы, приехавшие из запада. Почему это было сделано?

 Потому что это очень удобно, когда вам говорят, что мир превыше всего, модернизация превыше всего, лишь бы не было войны. Дальше продвигать свои базы НАТО к восточным границам, создавать систему ПРО, если навстречу вам с распростёртыми объятиями бегут такие вот радостные дебилы, которые машут руками, говорят: "Здравствуйте, наконец-то мы тоже стали частью цивилизованного мира".

 

Очень уютно в такой ситуации продвигать интересы западных держав, 

 

 

где либерализм и реализм друг друга:

- во-первых, они разделены,

- во-вторых, они рефлексируются,

- они спорят друг с другом,

- они оттачивают свои модели,

- они друг друга координируют и укрепляют. 

 

Если мы на советский такой компост интеллектуальный нагрузим либерализм, мы получим по сути дела страну, чья внешняя политика будет парализована на определённое время. И интеллектуальная элита, которая заканчивает МГИМО, или даже МГУ, не говоря о других, она будет просто снабжена такими парадигмами, такими интеллектуальными данными, которые будут неоперабельные, не операционные. И поэтому они не смогут найти работу, потому что они будут плохие специалисты. И соответственно они не получат никакого внятного образования. Получат формальные, ни к чему не обязывающие их знания, которые ещё и будут абсолютно не затребованы в обществе с такой ориентацией. 

 

Вот это всё, к сожалению, и произошло в теории международных отношений в России. Где учебники, которые стали действительно копироваться с западных, обладали следующими свойствами. Они были написаны ничего не понимающими между строк, на самом деле. То есть, по сути, были представителями, такого как бы конфликтующего друг с другом интеллектуального тупика, короткого замыкания интеллектуальной цепи. Они были написаны с позиции либерализма, поскольку это было очень удобно для тех, кто их туда привозил. Реализм был там либо вычеркнут, либо описан, как что-то неэффективное и проехало на самом деле. Поэтому либеральные и неолиберальные парадигмы были выведены во главу угла, а реалистские наоборот затушёваны, или показаны, как досадное и прошлое недоразумение, да ещё и не имеющие к западу никакого отношения. 

 

Марксизм и национализм был очернён, соответственно в теориях международных отношений по сути дела не присутствовал. И нам предложили такую модель, что ваша интеллектуальная парадигма будет таким беззаветным пацифистским либерализмом, глобализацией. А мы видели, что это одна из моделей неолиберализма, либерального структурализма международных отношений. Но при этом, желательно, чтобы вы сохраняли ваше такое советское помутнение сознания, поскольку с вами очень удобно разговаривать. Потому что, если умный человек говорит с идиотом, то, скорее всего, он рано или поздно распознает алгоритм, как вот понимает неверно слова идиот, и сможет им манипулировать очень легко в отличие от идиота, который будет полагать, что он ведёт интересную беседу, и сам он очень неплох.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (149 мб)
Видео MP4 640x360 (57 мб)
Видео MP4 320х180 (32 мб)

Звук:
( мб)
( мб)
Звук 64kbps MP3 (7 мб)
( мб)

Текст:
EPUB (9.66 КБ)
FB2 (24.63 КБ)
RTF (113.47 КБ)