Расизм наоборот

До 1970-х годов в Австралии существовали некоторые формы расизма и притеснения коренных жителей. Но теперь всё поменялось.
Сейчас аборигены имеют больше прав и льгот, чем белые.
полное видео: 

Контейнер

Смотреть
Слушать
Читать

Михаил Аносович

Расизм наоборот

Видео http://poznavatelnoe.tv/anosovich_rasizm_naoborot

 

Часть из "Как живёт Австралия 2"

http://poznavatelnoe.tv/anosovich_australia_2

 

Собеседники:

Михаил Аносович

Артём Войтенков - Познавательное ТВ, http://poznavatelnoe.tv

 

Михаил Аносович: С аборигенами - это сложная тема, она большая, она болезненная для австралийцев. Некоторые активисты из австралийского общества пытаются насадить вину за то, как с аборигенами обходились предыдущие поколения. Это немножко (в моих глазах) происходит борьба между людьми, которые говорят: "Слушайте, мы понимаем, но за что нам-то извиняться? Мы сочувствуем, ну да, как бы".

 

Артём Войтенков: За то, что истребляли их.

 

Михаил Аносович: Да, было, не хорошо. Чтобы было понятно, о чём идёт речь, в Австралии существовала, это называлосьWhite Australia, то есть "Белая Австралия". Она была начата где-то вначале двадцатого века, но официально закончилась в 73-м году. Что это такое? Это официальное строительство государства. Правительство объявляло, что мы принимаем только белую расу из определённых европейских государств, в основном из Англии. То есть, это был вот такой расизм открытый. Реально это заканчивалось где-то в 65-м, то есть, в середине шестидесятых. Так официально считается, потому что, в 75-м, по моему, году был принят закон против дискриминации. То есть, это как бы прекратилось, это была бела политика, "Белая Австралия". 

 

То есть, при всей толерантности, общество, нельзя сказать, что не расистское. Там это есть, элементы расизма, но они как бы очень сильно размыты. Потому что, очень много людей въехали в эту страну и сейчас там столько рас и национальностей сейчас, и языков, и акцентов. Но если кто-то и хочет проявить, что против к какой либо нации, или национальности, - это практически невозможно. Речь идёт о том, что пятьдесят или шестьдесят лет назад это всё ещё было. То есть, не так очень далеко это было отменено. 

 

Про аборигенов ещё что интересно, что с точки зрения нашей психологии, российской, там много историй, которые приводят в недоумение. Скажем, в самом начале особенно, когда меряешь больше российским стандартом, чем австралийским. Слышишь истории, что аборигены судятся за то, чтобы им выплатили какую-то компенсацию, потому что в городе, недалеко от поселения, где они живут, был открыт винный магазин, и они поголовно стали спиваться.

 

Артём Войтенков: Да. Вот ещё вам бы компенсацию за это.

 

Михаил Аносович: Да. То есть, вот так вот. Здравый смысл: ну не пей, в чём, собственно говоря, проблема-то?

 

Артём Войтенков: И деньги будут.

 

Михаил Аносович: Да. И деньги будут, и здоровье будет, и так дальше. Это очень сложно, и на самом деле, у меня на это мнение изменилось, потому что, у них, вроде бы склонность. Я не знаю: она уже воспитана годами к алкоголизму, или же это просто непонимание из-за того, что малообразованность. Там проблема алкоголизма, болезней всяких, уровень жизни у них, продолжительность жизни у них, по-моему, на двадцать лет меньше, чем у остальных австралийцев. Это сложный вопрос. Там тяжбы происходят, и земельные, и всё так не просто. 

 

Из громких дел, которые сейчас недавно обсуждались (я думаю, что будет интересно слушателям) - была полоса, я сейчас точно не помню, шестидесятые, пятидесятые года, может быть, восьмидесятые, то есть где-то после Второй Мировой войны, когда австралийское правительство сказало: "Послушайте, мы хотим аборигенов адаптировать в австралийское общество, чтобы они жили, как мы". Они живут естественно, совершенно другим строем, другим укладом. Люди живут в тёплом климате, поэтому, даже если им дома дают, то они могут спать и под деревьями, в своих хатках. Не все, но вот так. У них свои обычаи, свой язык. Была программа: у неблагополучных семей забирали детей. Это делали насильственно.

 

Артём Войтенков: Это делают до сих пор?

 

Михаил Аносович: Нет. Сейчас этого уже, конечно, не делается. Это из прошлого. Я эту пословицу очень не люблю, но здесь она описывает - Когда лес рубят, щепки летят. Отбор происходил действительно, в очень проблемных семьях, где сексуальное насилие, пьянство, никакого обучения, то есть, за детьми не смотрели: брали, переводили в белые семьи, и они там воспитывались. Но это очень сложная тема, потому что там попадало иногда, когда недобросовестные либо слишком добросовестные чиновники отбирали детей и в тех семьях, которые, может, и не были слишком проблемными. Вот такая тема. 

 

Но что в этом интересно, что тех детей, которых отобрали, воспитали белые, из них получилось достаточно много юристов. Их выучили, как правило, они попадали в богатые семьи, учились в университете потом. Так вот, сейчас некоторые их них начинают работать на аборигенские вот эти кланы и помогать им отсуживать компенсации, и, с легальной точки зрения, являются помощниками для того, чтобы делать какие-то судебные тяжбы. Это может звучать как бы осуждающе, но для меня в то время это было маразматично. Сейчас это не однозначно всё. Всё это очень многогранно, скажем так. Как бы такая вот интересная проблема существует. 

 

Сейчас аборигенам очень-очень много где открыта дорога. То есть, если вы являетесь аборигеном, то у вас бесплатное образование, у вас льготы по многим категориям. И был скандал, по-моему, в девяностых, если я не ошибаюсь: белый австралийский писатель начал писать под псевдонимом аборигенским, не помню, то ли мужчина, то ли женщина, и он представлялся, что он был аборигеном. И его проза выигрывала большое количество призов. И когда раскрылось, что он является белым, то её (по-моему, она всё-таки была женщиной) заклеймили ужасным клеймом, сказали, что вообще вся эта проза была ничего не стоящая и так далее. То есть, вот такой, якобы анекдотичный случай, но вот он показывает, как баланс сместился очень сильно в другую сторону.

 

Артём Войтенков: Вы сказали, что если абориген, то образование бесплатное, а если белый?

 

Михаил Аносович: Если белый, то, как правило, платишь. Ты начинаешь платить со второй части школы, это старшая школа: с седьмого класса по двенадцатый, как правило, платишь. И в университете ты платишь тоже - большие очень деньги.

 

Артём Войтенков: Забавно получается: расизм, только в другую сторону уже повёрнут.

 

Михаил Аносович: Да. Как я вначале уже сказал, сейчас пытаются насадить вот это чувство вины, и это является, как бы, заглаживанием. Но, всё дело в том, что количество аборигенов достаточно небольшое. И вот эти льготы, которые предоставляются… Там много таких историй, это не только про этого писателя. Там, мама, которая по каким-то причинам, у неё было двое своих детей или трое, она усыновила или удочерила аборигенского ребёнка. И вот она тогда писала статью в газету и говорила: "Ну, хорошо, вот они у меня все ходят в школу: я за троих плачу, а за одного нет, за одежду, за книжки. Как бы я их мама". Это расизм перевёрнутый. Но это есть.

 

Набор текста: Наталья Малыгина

Редакция: Наталья Ризаева

http://poznavatelnoe.tv - образовательное интернет-телевидение

Скачать
Видео:
Видео MP4 1280x720 (86 мб)
Видео MP4 640x360 (33 мб)
Видео MP4 320х180 (18 мб)

Звук:
Звук 32kbps M4A (AAC) (2 мб)
Звук 32kbps MP3 (2 мб)
Звук 64kbps MP3 (4 мб)
Звук 96kbps M4A (AAC) (6 мб)

Текст:
EPUB (7.22 КБ)
FB2 (14.94 КБ)
RTF (66.49 КБ)

Как живёт заграница

портрет Рассказчик
Дмитрий Адамков
Как лечат в Канаде 2
Виктория Бутенко
Божественные бомбардировки
Нидас Ундровинас
Как живёт Америка 10
Виктория Бутенко
Невыгодные книги
Рюдигер Хоффман
Непобеждённая гитлеровская Германия